Найдите свой следующий любимый книге

Станьте участником сегодня и читайте бесплатно в течение 30 дней
…в разбитом сердце

…в разбитом сердце

Автором К. Граф

Читать отрывок

…в разбитом сердце

Автором К. Граф

Длина:
501 pages
5 hours
Издатель:
Издано:
Jun 1, 2021
ISBN:
9785043335968
Формат:
Книге

Описание

Лео Вебер — самоуверенный студент второго курса. С виду не скажешь, что дерзкий ловелас способен на настоящие чувства. Закрытое на замок сердце не способно любить. Так он думает, пока не сталкивается в электричке с необычной белокурой особой. Мало того что знакомство выходит нелепым, так ещё и выясняется, что она его преподаватель. Но игнорировать свой интерес к загадочной Кассандре Грин не получается. Лео предстоит разобраться, что ему делать с непонятным притяжением и как далеко он хочет зайти, ведь одно известно наверняка — с Кассандрой всё будет очень непросто!

Издатель:
Издано:
Jun 1, 2021
ISBN:
9785043335968
Формат:
Книге

Об авторе


Связано с …в разбитом сердце

Предварительный просмотр книги

…в разбитом сердце - К. Граф

К. Граф

…в разбитом сердце

«Я должен стать единым целым с моими облаками и скалами, чтобы быть тем, кто я есть».

Каспар Давид Фридрих

Лео

1. Жизнь странная штука. Когда меньше всего ждёшь, на пути встречается интересный человек

Дни идут, жизнь бежит вперёд, а я словно застрял на месте. Вроде бы всё хорошо, но в то же время чего-то не хватает. Пустота и равнодушие в моём сердце разрастаются всё сильнее, и я понимаю – ещё немного, и дороги назад уже не будет. Я запутался сам в себе. Может, я не способен на любовь, а может, просто не хочу любить. В чём причина моей затянувшейся бесчувственности, я вряд ли уже разберусь. С другой стороны, имеет ли это вообще значение? Ведь мне комфортно, и никто не может причинить мне боль, а это самое главное. Знать бы ещё наперёд, куда это меня приведёт…

Окончив гимназию, я на год ушёл служить в Бундесвер, а потом поступил в престижный вуз. Я твёрдо решил изменить себя и свою жизнь, перевернув лист безвозвратно ушедшего прошлого. Хотя мне это не слишком удалось. Три года прошло, а я всё ещё вспоминаю о ней… о своей большой, но неудачной первой любви. Я был чересчур юн и самонадеян и видел только то, что хотел видеть, а не то, что есть на самом деле. Когда я понял, что к чему, было уже поздно, и мне пришлось в одиночку разгребать последствия. Печально, но пережитое очень сильно повлияло на моё отношение к женщинам. Без зазрения совести я удовлетворяю свою похоть, не испытывая никаких глубоко идущих чувств к своим партнёршам. Я живу, как умею – просто, без усложнений.

– Эй, Лео! Может, хватит в облаках летать? – Рита ущипнула меня за щёку и следом чмокнула в губы. Мы лежали на моей кровати. Недавно у нас был сладкий утренний секс. Я пресытился близостью, поэтому легонько отодвинул её в сторону.

– Мне нужно собираться. Сегодня начало нового семестра. Не хочу опоздать в первый же день.

Поднявшись с кровати, я направился в сторону ванной.

– Как же бесит твоя холодность! После секса ты делаешься совсем невыносимым. Мог бы хоть немного поласковей быть, – вздохнула она раздражённо и откинулась на простыни. – А ещё у тебя всё время одно и то же безразличное выражение лица. Чем дальше, тем больше раздражает. Сделай с этим что-нибудь.

Я обернулся и посмотрел на Риту. Невозможно было не заметить её разочарования во мне. Этот поучительный тон служил тому доказательством. Теперь она пытается подстроить меня под себя, хотя прекрасно знает, что я терпеть не могу подобное вмешательство в мою жизнь! Так было со всеми девушками, с которыми я спал. Хоть я предупреждал их, что между нами не может быть ничего, кроме секса, они меня как будто не слышали – а потом, спустя некоторое время, делали это унылое лицо. У меня не было намерений причинять им боль, поэтому я изначально был честен – только, похоже, моя честность не лишала их надежды завоевать меня. Я не мог понять, почему девушкам так это нужно. Они ведь меня совсем не знали. Мы всего лишь развлекались вместе, но им всегда хотелось большего. Возможно, женщины просто так устроены. Странным образом моя холодность и отчуждённость не отталкивают, а скорее притягивают женский пол. Но всё меняется, стоит зайти немного дальше. Тем не менее, ни к одной из своих бывших я не чувствовал ничего, кроме сексуального влечения, и всегда отчётливо понимал, что происходит у меня внутри. Как бы они ни старались и что бы ни вытворяли, мои чувства оставались неизменны, но отказаться от удовольствия я не мог. Из-за этого проблемы были неизбежны. Впрочем, глупо отказываться от секса, когда девушки сами его тебе предлагают. Я не напрягаюсь по этому поводу и о будущем не задумываюсь, поэтому раз за разом попадаю в ситуации, похожие на сегодняшнюю.

– Тогда нам стоит закончить, – подытожил я сухо. Это не имеет смысла. Мне нравится заниматься с ней сексом – ни больше, ни меньше, но она была не единственной, с кем приятно это делать.

Рита вскочила с постели и метнула в меня дикий, разъярённый взгляд.

– И ты говоришь это вот так запросто! После того, как мы с тобой полтора месяца встречались! Ну ты и ублюдок! – она схватила подушку и с яростью метнула её в меня, а потом начала в спешке натягивать на себя одежду. – Я, конечно, знала, что ты гад, но что до такой степени… – продолжала она бубнить себе под нос, вся красная от негодования, а я просто стоял и смотрел, как она собирается уйти. Я не пытался ей помешать, но молча удивлялся, что она решила, будто у нас были отношения. Как она могла интерпретировать обычные потрахушки в таком ключе? Наверно, стоит ещё реже встречаться с ними. Чувства девушек ко мне растут пропорционально тому, как много времени мы проводим вместе – в постели и вне её. Рита права, я ублюдок. Тем не менее стыда перед ней я не испытывал.

Окончательно собравшись и подхватив сумку, Рита на мгновение остановилась возле меня. Её губы обиженно дрожали.

– Надеюсь, однажды ты получишь по заслугам за своё скотское поведение! И не звони мне больше! Я всё равно не приду! Трахайся с другими сколько влезет! – напоследок она залепила мне смачную пощёчину и ушла, хлопнув дверью. Я как бы и не собирался ей больше звонить, ну да ладно.

Я тяжело вздохнул. Хорошо же начался новый учебный год! Ничего не скажешь! Но найти, с кем развлечься, будет не так уж трудно. Даже наоборот – слишком просто. Если бы только потом можно было избежать вот таких сцен…

Приняв душ, я оделся, наспех позавтракал и, перекинув сумку через плечо, покинул квартиру.

На дворе стоял тёплый октябрь. Сев в электричку, я даже свитер снял. В час пик вагон был переполнен. Снова начались привычные серые будни. За год учёбы я поменял десять подружек. Может, даже больше. Я точно не помню, вернее, не считал. Мои друзья уже начали сомневаться, что я способен на настоящие отношения или хотя бы на простую дружбу с противоположным полом. Они были не совсем правы. Задайся я целью подружиться с девушкой, уверен, всё получилось бы – если бы она сама воздержалась от подкатов ко мне. Всё-таки я слаб на женские чары и падок на удовольствия. В этом плане я слабохарактерный. Но когда-то у меня была подруга детства. Мы с детского сада до самого окончания гимназии неплохо общались и ладили. Когда мы повзрослели, у меня даже мыслей не возникало с ней переспать, хотя она была весьма привлекательной. Несмотря на разные интересы, нам удавалось легко найти общий язык. Однако после окончания школы каждый пошёл своей дорогой. Я подался в армию, она поступила в университет. Когда я вернулся и тоже продолжил учёбу, возобновить прежнюю дружбу не вышло. Она нашла себе ревнивого парня, и я ему очень не нравился. Так всё и сошло на нет. Иногда даже многолетняя дружба распадается по таким вот примитивным причинам.

Поезд резко затормозил, и вагон тряхнуло. По толпе пробежали испуганные охи и ахи. Я крепче ухватился за поручень, чтобы сохранить равновесие. Но в этот момент в мой бок упёрлось чьё-то тело, которое по инерции отбросило в мою сторону. Мне пришлось напрячь мышцы, чтобы мы оба не упали. Я инстинктивно подхватил незнакомца свободной рукой и посмотрел вниз. Это была женщина. Молодая. У неё были длинные, очень светлые волосы, забранные в конский хвост, и потрясающей синевы глаза. Она тоже посмотрела на меня и улыбнулась дежурной улыбкой.

– Спасибо большое! Что ни день, сплошное приключение с этими поездами, да?

Я кивнул, ничего не ответив, зачем-то продолжая её изучать. Она выпрямилась и отстранилась. Очевидно, ей стало неловко. Девушка ещё раз извиняюще приподняла уголки губ. В дополнение к большим ярко-синим глазам у неё была невероятно белая кожа, почти прозрачная, и такие же ресницы. Очень необычно. «Может, иностранка», – подумалось мне, но разговаривала она на чистом немецком.

На следующей станции она предупредительно перешла в другую часть вагона. Наверное, мой взгляд был слишком назойлив. Я почти не отрываясь пялился на неё, но тут не было никакого умысла, всего лишь любопытство. Наверное, стоило сказать об этом. Я не умею деликатничать и не всегда соображаю, что переступаю грань приличий. По большей части я молчаливый и стараюсь как можно реже открывать рот, так как моя прямолинейность очень часто задевает людей за живое. Но я это понял, только когда стал постарше. Странно, что с таким характером я всегда пользовался популярностью у девушек. Мне приходится долго подбирать слова, если меня о чём-то спрашивают, и я очень быстро теряю нить разговора, отвлекаясь на посторонние вещи. Это происходит потому, что чаще всего собеседник мне неинтересен и беседа с ним кажется скучной и бессмысленной. Если бы не моя внешность и большой рост, уверен, женщины бы в мою сторону даже не смотрели. Я не умею слушать их пустую болтовню. Но, на моё счастье, они падкие на симпатичные мордашки и тренированные тела, а я ещё со школы занимаюсь баскетболом. В университете я продолжил посещать секцию. У нас даже собралась неплохая команда.

Наконец объявили мою остановку. Я с облегчением вышел из душного вагона и обнаружил, что белоснежная красотка вышла вместе со мной. Она уже направилась к эскалатору, чтобы подняться к выходу, и мне нужно было идти в ту же сторону. Ситуация была не лишена иронии. Я даже улыбнулся себе под нос и последовал за ней, соблюдая дистанцию. На выходе она прибавила шаг и я зачем-то тоже. Пока нам было по пути, я не терял её из виду. Незнакомка торопливо бежала по тротуару, ловко огибая встречных прохожих. Может, опаздывала, а может, любила быструю ходьбу. Но мне не составляло труда поспевать за ней – мои шаги были куда шире. И тут прямо перед моим носом она резко споткнулась о камень мостовой и лихо полетела на землю. Такого поворота я не ожидал, поэтому и поймать не успел. Я, естественно, остановился, а потом посмотрел на неё сверху вниз.

– Вам помочь? – спросил я спокойно и протянул ей руку. Она обернулась в мою сторону. Её обворожительные глаза горели смесью негодования и стыда.

– Это всё твоя вина! Ты что, меня преследуешь? – гавкнула она, недовольно стиснув зубы, и сама поднялась на ноги, игнорируя мою руку.

– И в мыслях не было, – ответил я честно.

– Тогда зачем ты идёшь за мной?

– Мне просто в ту же сторону, что и вам.

Она запнулась и вдруг раскраснелась. На её бледной коже был заметен даже лёгкий румянец. «Очень красиво!» – промелькнуло у меня в голове. В мыслях я прикинул, сколько ей лет. По ней трудно было определить возраст. Но, скорее всего, она меня старше.

– Вы обе коленки разбили, – установил я, указывая на её ноги. На ней была строгая серая узкая юбка чуть выше колена. Окровавленные ушибы портили картину, но ножки у неё были что надо.

Незнакомка наклонилась, проводя инспекцию своих ран, и испустила обречённый вздох.

– Колготки порвала…

Я кинул на неё изумлённый взгляд. Её реакция слегка поражала – неужели сейчас её беспокоят порванные колготки? Ушибы выглядят болезненно, но она даже бровью не повела.

– У меня с собой есть пара пластырей и антисептик. Думаю, лучше обработать ваши ссадины, а то они могут воспалиться.

Она приподняла бровь и покосилась на меня с любопытством.

– Ты таскаешь с собой такие вещи?

Я пожал плечами.

– Никогда не знаешь, что может пригодиться. Там есть лавочка, – я указал в сторону сквера на противоположной стороне улицы, – и ещё общественный туалет. Вы сможете снять колготки.

– Ну, тогда пошли, маньяк-преследователь, – она широко улыбнулась, а я отшатнулся.

– Я не маньяк и не преследователь, – поправил я её недовольно.

– Ага-ага! – подтвердила она с каким-то снисхождением и похлопала меня по плечу.

Как я и думал, упала она сильно. Прихрамывая, незнакомка доковыляла со мной до сквера. Я бы предложил ей руку в качестве опоры, но не решился. Она и так уже считала меня подозрительным. Не хотелось показаться чересчур навязчивым.

Сначала она пошла в туалет, избавилась от порванных колготок и отмыла свои колени от крови. Когда она вернулась, я уже достал из сумки свою скромную аптечку. Девушка осторожно присела на край лавки, а я присел на корточки перед ней. Намочив ватку антисептиком, я без разрешения начал промокать её ссадины. Она дёрнулась, но не издала ни единого звука.

– Больно? – спросил я и поднял на неё взгляд. Она прикусила губу и закивала, сосредоточенно наблюдая за моими действиями. Эта девушка так покорно доверилась мне, абсолютному незнакомцу, хотя только что обвинила меня в преследовании. Может, я зря опасался, что снова её испугаю. Странное она создание.

Я осторожно закончил процедуру и закрыл ссадины пластырями.

– Всё, – подытожил я, поднимаясь на ноги.

– Спасибо. Ты уже сегодня второй раз мне помог, – она еле заметно улыбнулась. – Ты студент? – спросила она вдруг. Я кивнул утвердительно.

– Ясно. Тогда тебе лучше поторопиться, а то опоздаешь на занятия, – предупредила она и указала на уличные часы у входа в сквер. Незнакомка была права, но я заколебался, прежде чем покинуть её.

– Вы точно дальше справитесь сами? – спросил я с сомнением. Девушка снова улыбнулась, на этот раз во весь рот. Я не мог понять почему, но её яркая улыбка выглядела очень странно. Как будто она вынудила себя улыбнуться. Хотя, возможно, неловкость и боль сделали её такой неестественной в этот момент.

– Конечно, справлюсь! Иди!

Я молча развернулся и пошёл своей дорогой. Когда я прошёл несколько шагов, то услышал её голос позади себя:

– Как тебя зовут?

– Лео, – ответил я в лёгком замешательстве.

– Ещё раз спасибо, Лео! – крикнула она мне вслед и опять одарила сверкающей улыбкой. Когда эта странная особа осталась позади, я всё никак не мог выбросить её образ из головы. Почему она вдруг привлекла моё внимание? Да, у неё необычная внешность, но вокруг меня хватает привлекательных девушек. Тогда, может, её странная улыбка?

Я притормозил у входа в корпус. Незнакомка спросила моё имя, но своё не назвала. Сейчас эта мелочь не давала мне покоя. Обычно, когда девушки хотят со мной познакомиться, то сначала сами представляются и навязывают свой номер телефона, а уже потом интересуются, как зовут меня. Я так привык к этой неизменной схеме, что до меня только сейчас дошло: нужно было выспросить о ней побольше. Я чувствовал лёгкое разочарование из-за того, что мы так просто разошлись. Часто я даже по просьбе неохотно давал свой е-мейл или номер телефона, но в случае с этой белокурой принцессой я бы первым написал или позвонил… наверное. Впрочем, у меня ещё осталась надежда, что это не последняя встреча. Мы ездим на одном поезде и выходим на одной станции. Если она не начнёт меня избегать, то шанс на новую встречу однозначно есть. Я печально вздохнул. Слишком много мыслей об этой мимолётной, незначительной встрече. Сегодняшнее утро оказалось богатым на приключения. Оставалось надеяться, что хотя бы день пройдёт спокойно.

2. Я не люблю неожиданности, однако бывают и любопытные!

– Эй, Лео, приятель! – вблизи послышался голос моего друга Дирка. – Как дела, дружище? Всё лето не виделись! С какой красоткой зажигал на этот раз? – он налетел на меня на полном ходу и повис на моём плече, увлекая внутрь здания. Я нахмурился:

– Не твоё дело.

– Ну вот, опять ты секретничаешь! – он рассмеялся добродушно и отпустил меня. – Слышал последние сплетни? Кажется, Давид стал серьёзно встречаться с Аникой. У них там любовь-морковь. Она же твоя бывшая, или?

– Мне плевать, – ответил я хмуро и пошёл в сторону лестницы. Дирк увязался за мной.

– Если это правда, то косяк тебе с ним будет общаться, – подметил он с сожалением.

– Мы не были закадычными друзьями, так что переживу, – ответил я безразлично. Перед аудиторией мы остановились, и Дирк задумчиво почесал репу.

– Слушай, ты бы уже остановился на ком-нибудь, а то про тебя девчонки такие жуткие слухи распускать стали. Надо как-то помягче с ними. Когда они обижены, то становятся настоящими стервами.

И чего это Дирк так печётся о моей репутации? Скучно ему, что ли, стало?

– Благодарю за совет, но я уж как-нибудь сам разберусь.

– Да-да! Ты же у нас король универа и весь такой крутой и опытный!

– С чего ты взял, что я крутой и опытный? – я удивлённо покосился на друга, он с такой же удивлённой миной посмотрел на меня, а потом расхохотался.

– Ну ты даешь! Не признаёшь свою же популярность, но это в твоём духе. Пошли, урок начинается.

Закончив приставать со всякими глупостями, он затащил меня в лекционный зал. После пары по прикладной математике мы поменяли аудиторию. Расписание в начале года было ещё не точным, и пока в нём стояло всего несколько предметов. Первая неделя не обещала ничего грандиозного, а значит, можно расслабиться.

Перед следующим уроком к нашему с Дирком месту подошли Фабиан и Гидо. Ещё с начала первого курса мы сдружились и постоянно зависали вместе. Сейчас надо было решить, куда двинем вечером, чтобы отметить начало семестра. Определились мы быстро – благодаря Фабиану. Он у нас кладезь идей и вдохновения, но нам вечно приходится тащить его за уши через экзамены. Таким вот раздолбаем он уродился. Глядя на то, как он дразнит Гидо, я убедился, что за каникулы мало что изменилось. Фабиан вроде как нашёл девушку в конце учебного года и немного притих, но сейчас из него пёрла прежняя энергия. Девчачье трио, сидящее перед нами, хихикало и шушукалось, постоянно оглядываясь на нас. Фабиан притягивал к себе женское внимание очень быстро. Он сынок богатеньких родителей, и все это знают. А ещё беззаботный весельчак, лёгкий в общении. Он хорошо одевается и ни в чём не нуждается. Ему не нужно работать, чтобы содержать себя во время учёбы. Видимо, поэтому он живёт не напрягаясь, частенько филонит и лентяйничает, но при этом он отличный парень. Фабиан не раз меня выручал на первом году обучения. Благодаря его общительности у него много друзей и связей. Через знакомых он помог мне найти недорогую квартиру, и деньжат одалживал, когда было совсем туго.

– Хотите крутую новость? У нас с этого семестра новая профессорша по английскому вести будет. Говорят, горячая штучка!

Фабиан подмигнул нам, продолжая теребить густую шевелюру Гидо, который безуспешно от него отбивался.

– И кто это говорит? – спросил Дирк скептически.

– Подслушал случайно разговоры преподов по физике и программированию, – Фабиан всезнающе ухмыльнулся. – Эти похотливые кобели знают наверняка!

Я закатил глаза.

– Да уж куда там! Нашёл, кому верить. И вообще, я с ними больше бухать не буду! Не хочу слушать об их похождениях! Культурные люди, называется, ещё и учителя!

– Да ладно тебе! – парировал Фабиан. – Иногда нажираться с преподами очень даже весело, а самое главное, информативно и познавательно. Они нормальные мужики, не считая их сексуальной озабоченности.

Все заржали в голос, кроме меня. Не хотел бы я к сорока годам стать как эти два извращенца. После окончания второго семестра мы пригласили некоторых наших профов отметить с нами успешную сдачу экзаменов. Вот там и выплыли все их секреты, которые я, честно признаться, знать не хотел. Учитель программирования наставлял рога своей жене со студенткой последнего курса, а преподаватель по физике имел странный фетиш на короткие юбки. Не зря про него слухи ходили, что девчонки, которые на экзамен приходят в мини по самую маму, зачёт получают автоматом. Да и несколько наших училок средних лет вызывали опасения. Одна, напившись, недвусмысленно лезла ко мне в штаны, нашёптывая на ухо, какой я горячий студент и что она не прочь порезвиться со мной ночку-другую. Насилу мне удалось тогда отбиться. Я ничего не имею против женщин постарше даже, скорее, наоборот, но такие откровенные приставания выбивают меня из колеи и вызывают отвращение. Мне нравится, когда женщина умеет пользоваться своим шармом, ненавязчиво демонстрируя сексуальность и ловко заманивая в свои сети, – но поведение этой училки вышло за рамки всего мыслимого и немыслимого.

– Так что там с этой новой преподавательницей? Она придёт сегодня? – робко спросил Гидо. Нашего друга-очкарика, судя по всему, всерьёз заинтересовала эта новость. Хотя неудивительно. Он любит изучать языки. Загадка, что он делает на факультете информатики и прикладной математики. Наш курс программистов явно не для него, хоть учится он хорошо.

Фабиан задумчиво надул губы.

– Наверное, да. Она вроде как в расписании уже стоит.

– А как её зовут? – продолжил расспросы Гидо.

– Думаешь, я помню? Придёт – сама скажет. А вот и она…

В коридоре раздалась настойчивая трель звонка, и вместе с ним в аудиторию ворвалась, гордо и твёрдо шагая, наша новая учительница английского. Я застыл на месте в онемении от шока. Сказать, что я в этот момент удивился, – ничего не сказать. Я был сражён. Девушка положила журнал на трибуну и встала рядом с ней. В этот момент я окончательно убедился, что она та самая незнакомка из поезда, которой я утром заклеивал разбитые коленки.

Все притихли, изучая нового учителя, и, конечно же, не один я был поражён, что такая молодая женщина оказалась профессором. Её взгляд был устремлён в аудиторию без капли стеснения или волнения.

Ну и ну! Я ухмыльнулся краем губ. Ещё недавно она бежала от меня сломя голову, думая, что я маньяк, а теперь с такой невозмутимостью стоит перед огромной группой студентов, готовых разобрать её на части. Слухи не врали. Она и правда милашка: стройная, с весьма броской внешностью, учитывая белоснежную кожу, светлые волосы и кристально чистые глаза. К ней не раз попытаются подкатить не только холостые преподы, но и студенты. В этом я не сомневался.

– Доброе утро! – произнесла она звонким, чётким голосом. – Меня зовут Кассандра Грин, и я ваш новый профессор английского.

«Ага», – подметил я. Фамилия у нашей Белоснежки действительно оказалась не немецкой!

Не успела она представиться, как из зала уже послышались первые смешки.

– Профессор Грин, а что с вашими коленками?

Я невольно вместе со всеми посмотрел на них. Сегодня утром я собственноручно обрабатывал её ушибы. Если бы наши парни знали об этом, то умерли бы от зависти, но я не собирался делиться с ними сокровенным секретом первого знакомства с профессором Грин.

– Неудачный старт в новый семестр, – ответила она с улыбкой и встала за трибуну, деловито опершись на неё двумя руками. – Со всеми бывает.

Ей стоило бы строить из себя занудную леди, и не отпускать такие милые шуточки – тогда бы интерес к ней угас быстрее.

– Профессор Грин, а у вас есть парень? – выкрикнул Фабиан со свойственной ему непринуждённостью, за что сразу же получил пинка от Гидо, но после этого остальной народ разгалделся ещё сильнее. Ну, вот и началось. Как я и предполагал. Госпоже Грин придётся действительно постараться, чтобы её начали воспринимать всерьёз. Звание профессора в столь молодом возрасте никого не впечатлило, вернее, впечатлило, но не настолько, чтобы отказаться от несерьёзных заигрываний и флирта.

– К чему такой внезапный вопрос? Хотите предложить свою кандидатуру, господин… как ваша фамилия? – ответила она язвительно, нисколько не робея.

– Я просто Фабиан. Почему бы и нет? – крикнул мой друг через всю аудиторию, растянув лыбу до ушей. Я уже был не прочь шарахнуть его чем-нибудь тяжёлым за такой безвкусный подкат, но, к несчастью, он сидел далековато. Может, стоит швырнуть в него словарём?

– Господин «Просто Фабиан», ваше рвение впечатляет, но, к сожалению, вынуждена вас разочаровать – я не встречаюсь со своими студентами. Однако, чтобы вам не было одиноко, подойдите ко мне после уроков. Вы получите от меня замечательное задание на дом. Это должно скрасить ваш досуг. Выполните его до послезавтра. А если не успеете, то схлопочете шестёрку¹ уже в начале семестра, и это станет дополнительным стимулом для страстных ночей в компании учебников. Так что хорошенько постарайтесь. Это в ваших же интересах.

По аудитории моментально прокатились сочувственные вздохи, но слова профессора осадили озабоченных наглецов, и все притихли, чтобы не навлекать на себя неприятности. Я снова криво усмехнулся. А она не промах!

– А теперь начнём занятие, – объявила профессор Грин. – Для начала небольшой тест, чтобы проверить уровень ваших знаний.

На этот раз в помещении раздались печальные, расстроенные вздохи. Я кинул короткий взгляд в сторону Фабиана. Он с кислой миной послушно рылся в сумке, доставая всё нужное для урока, а Гидо рядом с ним довольно хихикал. Теперь Фабиану придётся попотеть. Поделом ему. У него действительно язык без костей.

После теста весь оставшийся урок я внимательно наблюдал за нашей новой учительницей и слушал её голос. Я был не уверен, заметила она меня или нет. Если да, то не подала вида. Профессионализма ей не занимать. Кроме того, её английский по-настоящему впечатлял. И всё равно удивительно, что она, будучи такой молодой, уже имеет статус профессора. На вид я бы не дал ей больше двадцати пяти. Но, скорее всего, она старше. Сколько же ей лет?

«Чёрт, а профессор Грин меня всерьёз заинтересовала!» – установил я и горько усмехнулся, а потом упёрся взглядом в парту. Ну почему именно она?!

После пары все быстро начали разбегаться. Это был последний урок. Я не торопился. Мне ещё нужно было на подработку. Кафешка, где я батрачил, находилась недалеко от университета. Моя смена начиналась через сорок минут, и ехать домой не имело смысла. Мне приходилось работать, чтобы отстаивать свою самостоятельность перед родителями. Кроме того, на мне висел большой денежный долг из-за моих ошибок прошлого, который я им до сих пор выплачиваю. Если бы я согласился вернуться домой и перестал противиться отцовской воле, он бы списал с меня всё, что я должен. Однако для меня это не вариант. Лучше тогда в тюрьму. Я съехал от родителей сразу, как вернулся из армии. Университет и будущую профессию я тоже выбрал сам. Для мамы это был большой шок. Для отца фактически плевок в лицо. Наши отношения совсем испортились из-за моего неповиновения. Может, это прозвучит жестоко, но мне действительно было плевать на их мнение.

После лекции вокруг госпожи Грин собралась кучка студентов, в том числе и Фабиан. Они засыпали её бесполезными вопросами, а мой друг ещё раз получил выговор, но на этот раз не выпендривался. К моменту моего ухода аудитория опустела. Госпожа Грин складывала последние вещи в сумку, когда я прошёл мимо. Мне хотелось ей что-нибудь сказать, но я не знал что. И тут мне повезло. Она сама меня окликнула:

– Господин Вебер! Подождите секундочку!

Я замер, словно пронзённый стрелой, и неуклюже обернулся.

– Откуда вы знаете мою фамилию? – спросил я на автомате.

Она заулыбалась немного виновато и приподняла журнал, который держала в руке.

– Я приметила тебя, ещё когда зашла в аудиторию, а потом нашла по имени в журнале, пока вы писали тест.

Точно. Она же знает, как меня зовут. Я ей сам сказал при встрече. Мне стало отчего-то неловко перед ней, и я отвёл глаза в сторону.

– Ясно. Можете и сейчас звать меня Лео. Я не против.

– Хорошо, Лео. Не в моих правилах обращаться к своим студентами на «ты», но раз уж всё так необычно сложилось, остановимся на том, с чего начали. Только у меня к тебе есть небольшая просьба: не рассказывай никому, что мы уже знакомы, ладно? Не хочу неловких ситуаций.

Я снова перевёл на неё тяжёлый взгляд. Её слова меня немножко разочаровали.

– Я как бы и не собирался. Можете не переживать.

– Ну, раз так, тогда ещё раз спасибо! – отозвалась она с явным облегчением, и на её губах снова заиграла до боли приторная улыбка. Ну почему она ей совсем не идёт? Обычно, когда девушки улыбаются, они становятся безумно хорошенькими, но на лице госпожи Грин улыбка казалась чем-то неуместным.

– Не за что, – отозвался я сухо, развернулся и уже собрался покинуть класс, когда мне в голову шарахнула странная мысль. Я не хотел произносить этого вслух, но произнёс:

– Профессор, у вас красивое имя. Мне нужно было спросить его утром при первой встрече. Простите за бестактность. Я думаю, оно вам очень подходит!

От моих слов она резко замерла и стала похожа на столб, а потом начала медленно заливаться краской. Я не мог оторвать от неё взгляд и снова пялился ей прямо в лицо. Не ожидал, что она смутится из-за такой мелочи. Наверное, я опять показался ей странным, но мне нравилось наблюдать за ней. Эта её реакция, в отличие от улыбки, была привлекательной и настоящей.

– Лео, ты, судя по всему, неплохой малый, но как что-нибудь ляпнешь – прямо не знаешь, как на это реагировать, – она тихо захихикала. – Наверное, мне стоит поблагодарить тебя за комплимент. Но лучше не говори подобного своим учителям. Тебя могут неправильно понять. Впрочем, если тебе так нравится моё имя, ты тоже можешь звать меня по имени, когда мы наедине. До скорого, Лео! – она подмигнула мне, вздохнула обезоруженно и отвернулась, снова сосредоточившись на сборе сумки.

Я хотел ей сказать, что своими словами выразил именно то, что было у меня в мыслях, и она всё правильно поняла. Но, судя по её ответу, ей удобнее думать, что я просто неудачно выразился. Как бы то ни было, я получил огромную привилегию называть профессора Грин Кассандрой. Может, она думает, что у меня язык не повернётся обратиться к ней на «ты», но в таком случае её ждёт разочарование. Я не страдаю стеснением из-за разницы в возрасте и статусе, поэтому спокойно могу общаться с ней на равных – хотя сомневаюсь, что мне часто будет выпадать такая возможность.

Я покинул аудиторию в приподнятом настроении и сам не мог понять почему. С ребятами мы договорились встретиться в девять вечера в баре, а дальше решать по обстоятельствам, где и как продолжать веселье. Я почти наверняка знал, что наша гулянка затянется до утра. Мы все давно не виделись, плюс был повод для праздника – начало нового семестра, как-никак.

Отработав смену, я вернулся домой, чтобы переодеться, а потом поехал к нашим парням в бар. Они успели порядком накидаться к моменту моего приезда.

– Лео, ну наконец-то! Гвоздь программы явился! Тебя только за смертью посылать! – возмутился Дирк заплетающимся голосом. – Садись сюда.

Он освободил мне место рядом с собой на лавке из тёмного грубого дерева. Это было небольшое заведение, но достаточно популярное у молодёжи. Здесь зависала разношёрстная публика, начиная с рокеров и готов и заканчивая обычными смертными. Музыка в основном играла тяжёлая. Приходилось орать, чтобы слышать друг друга.

Я поздоровался с остальными. Из всех более-менее трезвым остался только Гидо.

К нашему маленькому столику в углу подлетела молоденькая официантка.

– Что будете пить? – приветливо спросила она меня.

– Что и остальные, – ответил я коротко. Девушка упорхнула и уже через пару минут вручила мне пол-литровую кружку светлого пива. Мы подняли чарки за начало новых университетских приключений.

– Как у тебя там с Ритой дела продвигаются? – поинтересовался Фабиан лукаво, уставившись на меня с ехидной улыбкой. Мне в этот момент хотелось дать ему в морду. О нас с Ритой никто не знал. Да и Фабиан не знал бы, если бы мы нечаянно не столкнулись с ним и его подружкой в кино. Это была идея Риты пойти на тот дурацкий фильм, вот нас и спалили. А Фабиан, зараза, мог бы и промолчать. Но нет же, специально разболтал, чтобы меня

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о …в разбитом сердце

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей