Найдите свой следующий любимый книге

Станьте участником сегодня и читайте бесплатно в течение 30 дней
Я не спешу, я всюду опоздал...: Поэзия

Я не спешу, я всюду опоздал...: Поэзия

Читать отрывок

Я не спешу, я всюду опоздал...: Поэзия

Длина:
460 pages
2 hours
Издатель:
Издано:
Apr 17, 2020
ISBN:
9791220272759
Формат:
Книге

Описание

Эта книга - том поэзии, написанной автором за 50 лет.  В нём философская, гражданская, любовная лирика, стихи о творчестве, миниатюры, «Книга о смысле бытия для молодёжи, обдумывающей жизнь». Поэзия – квинтэссенция литературы. Многие стихи стали текстами песен, написанных и исполняемых грузинскими авторами. Автор – член американского отделения Международного ПЭН клуба. Обложка – работа скульптора и художницы Элисо Циклаури.
Издатель:
Издано:
Apr 17, 2020
ISBN:
9791220272759
Формат:
Книге

Об авторе


Связано с Я не спешу, я всюду опоздал...

Связанные категории

Предварительный просмотр книги

Я не спешу, я всюду опоздал... - Александр Кацо

АЛЕКСАНДР КАЦО

ИЗБРАННОЕ

Том 8

Я не спешу, я всюду опоздал

ПОЭЗИЯ

Александр Кацо (Соколов Александр)

Избранное, том 8, «Я не спешу, я всюду опоздал» (Философская, гражданская, любовная лирика, стихи о творчестве, о моих детях, миниатюры, животные и люди).

Книга опубликована методом самиздата.

Aleksandr Katso (Sokolov, Aleksandr)

Favorites, Volume 8, I'm not in a hurry, I'm late everywhere (Philosophical, civil, love lyrics, poems about creativity, about my children, miniatures, animals and people).

The book was published in the USA using a self-publishing method.

© Александр Соколов (Кацо), 2020

© Обложка – работа грузинского художника Элисо Циклаури «Искусство» (The Art)

Копирайт Библиотеки Конгресса США

Copyright of Library of Congress, USA

Все права защищены. Никакая часть произведения не может быть воспроизведена, использована или распространена в какой-либо форме или посредством каких-либо средств без письменного разрешения хозяина копирайта или его наследников.

По всем вопросам обращаться по емэйлу: akatso@hotmail.com

All rights reserved. No part of this publication may be reproduced or distributed in any form or by any means without the written permission of the copyright owner or his heritors.

All inquiries should be asked by: akatso@hotmail.com

От автора

Дорогие читатели,

стихи не пишутся, они записываются, для этого нужны лишь рука и сердце. Мы всегда чувствуем, когда в процесс вступает голова. Чаще всего моя рука записывала сердечные волнения, и там, где их ритм совпадёт с вашим, вы почувствуете соприкосновение душ. В этом томе собрана избранная, как это не пафосно звучит, философская, гражданская и любовная лирика.

Автор пишет для Вас и ему не безразличен Ваш душевный отклик. Если у кого-то возникнет желание пообщаться с автором или потребность в доброжелательной, пусть даже и нелицеприятной критике, то Вы можете это сделать, прислав своё сообщение на e-mail:akatso@hotmail.com

Оглавление

Философская и гражданская лирика

Книга размышлений (юноше, обдумывающему жизнь)

Любовная лирика

Стихи о творчестве

Стихи о моих детях

Миниатюры

Животные и люди

Несколко стихов для детей (не успевших войти в детский том)

Философская и гражданская лирика

Сердце мудрых в доме плача, а сердце невежд в доме веселья.

Екклесиаст

Ботинки мои прошагали

добрую тысячу вёрст.

Они истоптались, устали

и стали черны, как чёрт.

Мой зонтик украсили дыры,

отломана ручка в пути,

но лучшего зонтика в мире,

пожалуй, уже не найти.

Рюкзак - мой заплечный товарищ -

на серую тряпку похож,

но сердце свое не обманешь,

а сердцу он мил и пригож.

И зонт, и рюкзак, и ботинки

состарились вместе со мной,

но только душа-невидимка

осталась навек молодой!

1975

Время

прежде, чем высказать,

надо выстрадать.

Мысль

должна раскалиться,

чтоб жечь.

А потом уже

исповедь, исповедь, исповедь...

хоть единственной в мире душе!

1976

Исчезают капли в луже:

рябь кругов и снова гладь.

Так и время нас утюжит,

что следов не отыскать.

Но заметьте: больше лужа -

выше вырастет трава!

Так и я кому-то нужен,

незамеченный сперва.

05.1977

Кому какое дело

до внутренних проблем,

чем живы дух и тело,

как сплю и что я ем?!

Кому какое дело

до трудностей моих,

когда их до предела

у каждого своих.

Кому какое дело

до солнечных забот?!

Светило бы, да грело,

а не наоборот.

1978

Воспринимаю мир таким, как есть:

без розовых и чёрных оболочек,

по опыту и стихотворным строчкам

воспринимаю мир таким, как есть. 

Стараюсь мир понять,

а не судить его удачи и его невзгоды,

прошедшие и будущие годы

стараюсь я понять, а не судить. 

Но  мир не признаю таким, как есть.

Чтоб жизнь на нас не кончилась внезапно,

чтоб за сегодня наступило завтра,

я мир не признаю таким, как есть.               

1978

Тишина - это щебет невидимых птиц,

это листьев трепещущих речи,

это шорох шуршащих под пальцем страниц

и любимой прижатые плечи. 

В тишине этой жизнь незаметно идёт,

протекают часы, как мгновенья...

И ничто не мешает, ничто не гнетёт...

Тишина - это дом озаренья. 

В этом доме скрываюсь я от суеты,

злых людей, нелюбимых занятий...

Никуда от себя не бегу. Ну, а ты?

Расскажи мне по-правде, приятель.

1978

Любимый мною, честный человек,

за годом год идет, за веком век,

но также мучаешься ты и рвёшься:

то борешься за правду, то молчишь,

забравшись в тёмный угол, словно мышь...

О, справедливость, как ты достаёшься!!!

12.1978

Не прогадать, не прогадать,

себя повыгодней продать -

одна всего забота и тревога.

Но с кем судьбу свою связать,

как предпочтение отдать,

скажите, научите, ради бога?!

Один дурак, другой бедняк,

а третий нытик и слизняк,

но коль тебе романтики охота,

то вот тебе мешок, ишак,

забудь про дом и натощак

ступай в оруженосцы Дон-Кихота.

А Дон-Кихот, а Дон-Кихот,

он всё вершит наоборот,

с ним оборвутся всех устоев нити.

С ним жизнь - борьба, с ним жизнь - война,

с ним жизнь - волнения полна...

Уж лучше пусть дурак, бедняк и нытик.

И круг замкнулся, вечный круг.

Играй, гадай: а вот, а вдруг...

Играет люд: не жизнь, а - представленье.

Вдруг смех... Кого там чёрт несёт?

- Копьё и таз!- кричит народ

и слёзы льёт себе на удивленье.

12.1978

Вот круг и прямая, и я выбираю...

В кругу всё до скуки знакомо,

он манит покоем, но тянет из дома,

как воздух весенний, прямая.

Прямая моя, без конца и без края,

волнует твоя бесконечность,

но время летит и его быстротечность

о бренности напоминает.

Я круг разомкнул и свободно вздохнул,

я путь к отступленью отрезал,

я понял, что этот раздувшийся нуль –

всего лишь ничтожный отрезок.

12.1978

Лицо, лицо...

Как ни хитри,

души невидимой приметы

проступят изнутри. При этом

попробуй, прошлое сотри.

И чем бы ни занялся ты,

какую б ни надел личину,

добро и зло – первопричины,

и только следствие - черты.

12.1978

Когда не увидите правды

в отчётах, поступках, словах,

ни в чём не найдёте отрады

и в сердце поселится страх,

бегите к тому, что нетленно:

Природе, Любви и Друзьям,-

и в каждой из этих Вселенных

по жизни откроется вам.

01.1979

Нас бьют не оттого, что слабы,

а оттого, что глупы мы!

О, благородные умы,

пьянённые надеждой славы...

Вам плохо, мучаетесь вы,

свелась отвага к донкихотству –

преблагородному уродству

с концом безрадостным, увы.

Из века в век, уж сотни лет,

всё в облаках витает совесть,

а между тем иную повесть

злодейство пишет на Земле.

02.1979

Фантазия

В ветвях чирикал воробей,

какой-то странный дуралей

рубил деревья на дрова,

ворча безумные слова.

Слова, дрова, дрова, слова...

В газетной шапке голова.

Ещё покамест не жара,

но льду уж тронуться пора.

И эта долгая игра

не сходит с нашего двора.

Игра, покуда не беда,

беда - как вешняя вода.

03.1979

Прозрение и ослепление,

создание и разрушение... –

извечное наше движение,

спиральное наше кружение.

Божественное созерцание

и дьявольское наваждение...

Мещанское наслаждение

за труд и мучения гения.

03.1979

Иногда умираем поздно,

иногда рождаемся рано,

очень мало живём серьёзно,

а ведь это, куда как странно.

Неужель довелось явиться

нам на Землю великим чудом,

чтобы только повеселиться

и уйти без следа отсюда?

07.1979

Ты грустен, что ушло мгновенье.

Ты прав, что в качестве ином

придет другое, и значенье

уже другое будет в нём. 

Но все же очень не печалься -

во всех мгновениях един -

ты повторишься ежечасно,

судьбы - слуга и господин.

Во всём проявится природа -

ведь от себя не убежишь,

мгновения сольются в годы,

а годы соберутся в жизнь.

07.1979

Вот снова собрались вокруг меня проблемы.

Я в отпуск уезжал от них на тридцать дней.

И вот опять бреду развилкою дилеммы Как жить?,

и отвечать мне с каждым днём трудней.

А отпуск - сладкий сон, разрядка и отсрочка,-

лишь оттянул на миг решающий ответ.

О, как бы я хотел успеть поставить точку

пред тем, как навсегда покинуть белый свет.

Но мне-то на беду, а, может, и на счастье,

известно: чудеса не боги создают.

И снова я в делах, и снова рвусь на части,

и хаос валит с ног, и позабыт уют...

08.1979

Когда унынье душу гложет,

когда печаль нахлынет вдруг,

чтоб понапрасну не тревожить

больное сердце, милый друг,

забудь о том, что жизнь не вечна,

уйди в работу с головой,

чтобы на станции конечной

ты мог воскликнуть: "Боже мой,

как быстро время пролетело,

прощайте, люди, мне пора,

а вам пусть остается дело,

а не унынье и хандра".

09.1979

Песенка о тыле

Когда в тылу порядка нет,

когда опоры нет в порядке,

вперёд не можем без оглядки

идти, не можем без оглядки,

когда в тылу порядка нет.>

А тыл - он требует к себе

всегда особого вниманья,

и этих нужд непониманье

разрушить может все старанья

и в наступленье, и в судьбе.

И я завидую тому,

кто тыл и фронт не разделяет,

кто всё на свете успевает...

И если только так бывает,

то я завидую ему.

11.1979

Вы пытались себя обмануть,

но себя обмануть невозможно:

через сердце проходит наш путь,

а на сердце сегодня тревожно.

Вы пытались бежать от себя

в суету или дальние дали.

Лишь себя в этом мире любя,

вы считали, что всё испытали.

А известно, скажите ли, вам

наказанье за доброе дело,

когда пить не подносят губам

и гвоздями приковано тело?!

11.1979

Не растерять себя по мелочам,

не добреньким, а добрым быть на деле,

писать стихи и днём, и по ночам,

работать и работать на пределе.

Короткий век - помеха из помех,

и удлинить сумеем мы едва ли,

но гениям сопутствовал успех,

когда работой время поджимали.

11.1979

Унылою порой осенней

вдруг в облаках раздастся круг,

и вмиг - иное настроенье,

а ведь всего-то, милый друг,

кусочек неба голубого

увидел утром за окном

и лучик солнца золотого,

проникший незаметно в дом.

12.1979

В каждом доме горит по окну.

Неужели не тянет ко сну?

Ночь над городом сонным стоит,

всюду тёмные страхи таит.

Если ты заблудился в ночи,

Помогите! во тьму не кричи:

все уснули, а тот, кто не спит,

кто жестокою жизнью избит,

тот тебе побоится помочь...

Очень тёмная, страшная ночь!

Но, о чудо! открылось окно

то, что в доме горело одно,

и оттуда какой-то чудак

подал ясный, приветливый знак.

Он открыл тебе дружески дверь.

Все пройдёт, успокойся теперь.

Накормил, напоил, обогрел,

рассказал про чудачий удел.

Утро в дом незаметно вошло,

вот и время прощаться пришло.

- До свиданья, чудак дорогой!

До свиданья, до ночи другой!

12.1979

У сестренки моей день рожденья,

у единой кровинки моей.

Я ж болею, но нет сожаленья,

что не еду на празднество к ней.

Как мне быть?

От пустых разговоров,

анекдотов и светских вестей

я мгновенно взрываюсь, как порох,

и шокирую этим гостей...

Что там делать? Скучать потихоньку?

Пить, да кушать? Ну, разве что так!

Но, опять же, обидно - сестрёнка!..

Кровь без духа - выходит - пустяк!?

Я б поехал на тот день рожденья,

где справляют рожденье души,

силу чувств, высоту убежденья,

без закуски, без шума, в тиши.

01.1980

Горячей волной облило...

И, кажется, выросли крылья,

а было всего-то, а было,

что доброе слово пришло.

И этот незримый глоток

душе, что в страданиях вязнет,

явился, как жизнь и как праздник,

как нищему - вдруг - золотой!

02.1980

Бессмертны наши добрые дела,

они не умирают вместе с нами,

и каждый раз, когда лежу без сна я,

стихам частицу отдаю тепла.

Я верю, что добро не пропадёт:

реакцией цепной взрывая души,

оно поможет старое разрушить,

и тем скорее новое придёт.

Как слабы наши бренные тела,

но сколько силы в них порой таится,

которая спешит на свет явиться,

когда свершаем добрые дела.

02.1980

Все смех, да смех, а слёзы тайные...

Кто их услышит и поймёт?

Кому нужны исповедальные

стенанья ночи напролёт?

Они порою горько топятся

в болоте водки и вина,

в душевных сумерках торопимся

мы выпить поскорей до дна.

И сон приходит одуряющий,

похожий на анабиоз,

в потёмки душу отправляющий,

а тело - в длительный наркоз.

Проснувшиеся - сумасшедшие.

Тотчас за правду засмеют.

Кровавый шабаш правят лешие,

а люди ночью слёзы льют.

0 6.1980

Когда в глаза доверчиво глядят,

нельзя ни обмануть, ни отмолчаться

и правду рассказать ни попытаться,

когда в глаза доверчиво глядят.

Когда другой на ощупь, в темноте

бредёт слепцом без веры и надежды,

не можешь ты спокойно жить, как прежде,

когда другой на ощупь в темноте...

Когда ж не в силах руку протянуть

ты будешь,

сам себе не лги хотя бы:

не выручат его ни бог, ни дьявол,

коль ты не в силах руку протянуть.

06.1980

Пред тем, как месяц золотистый

выходит из-за облаков,

сребристый свет скользит по листьям

сменяя матовый покров.

Пред тем, как путник утомлённый

сойдёт к невидимой реке,

дохнёт прохладой дол зелёный,

открытый взору вдалеке.

Пред тем, как первый крик младенца

прорежет голубой простор,

на белой глади полотенца

кровавый выткется узор.

Покуда с неба гром не грянет –

не перекрестится мужик,

а, между тем, задолго станет

смотреть на тучу у межи.

Так, по чуть видимым приметам:

по лжи, уже известной нам,

по судьям и авторитетам,

по слухам и по смельчакам,

по лени, скепсису в народе –

мы чуем воздух перемен...

Жаль, нет Высоцкого Володи,

уж он бы спел про жизнь и тлен...

Пока ж мы чувствуем и дышим,

пока мы пишем и поём,

мы свыше глас небесный слышим

и как бессмертные живём.

07.1980

Вниманьем оскорбить нельзя.

Обидеть может невниманье,

чужой души непониманье.

Вниманьем оскорбить нельзя.

Как трудно меру соблюсти,

когда нахлынут чувства разом,

но для того и дан нам разум,

чтоб меру в чувствах соблюсти.

И всё же, что ни говори,

приятно вдруг нарушить меру,

влюбиться по уши, поверить

в удачу, что ни говори.

И пусть потом приходит боль,

раскаяние и прозренье.

Спасибо, жизнь, за Воскресенье,

и пусть потом приходит боль.

12.1980

Маме

Я после болезни,

бьют зубы от дрожи,

качаюсь от ветра

на снежном перроне.

Свирепствует холод,

но сердцем и кожей:

"Я знаю,

ты едешь в последнем вагоне!"

Рукою горячечной мучаю пояс,

а свет фонарей в подсознании тонет...

Как долго, однако, не слышен мой поезд.

Я знаю, ты едешь в последнем вагоне!

Картошечкой нос и припухлые веки,

а все остальное как будто в тумане,

но нету родней на Земле человека,

чем тот, кто приедет в последнем вагоне!

Мне плохо...

Нет, мне хорошо, мне прекрасно!

Я зубы сжимаю, а ветер - пусть стонет.

"Ей будет спокойней,

я здесь не напрасно,

я знаю, кто едет в последнем вагоне!"

1981

Скажите, вас били?

А вы голодали?

А боль не свою, как свою ощущали?

Понятна тогда эта сытость в словах,

заумность и витиеватость.

Мне страх

за искренность ближе:

могу сострадать...

А Вам, извините, -

коленом поддать!

1.1981

Кого сначала травят,

потом зовут святым,

а слава тех, кто правит,

рассеется, как дым.

Восторжествует правда!

Но хочется понять:

когда исчезнет право

ошибки повторять?

Неужто мы настолько

неразвиты ещё?!

Как больно мне и горько

вести потерям счёт!

02.1981

Театр хорош тем,

что можно удобно сидеть

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Я не спешу, я всюду опоздал...

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей