Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

Читать отрывок

Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

Длина:
255 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Apr 3, 2021
ISBN:
9785043342942
Формат:
Книга

Описание

«До сего дня никто не обнаружил элемента, существующего до материи, я же говорю, что таким элементом выступает информация».

В монографии, основанной на лекциях, прочитанных в рамках Summer University of Ontopsychology в 2010 году, анализируются принципы физического универсума в отношении к человеку.

Исследуется критическая связь ядерной физики и онтологической философии, точка их пересечения в таких общих для обеих наук вопросах как «что есть материя?», и прежде всего «что есть до самой материи?». Выделяются способы передачи и обмена энергией, роль информации.


В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Издатель:
Издано:
Apr 3, 2021
ISBN:
9785043342942
Формат:
Книга


Связано с Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

Читать другие книги автора: Менегетти Антонио

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии - Менегетти Антонио

Антонио Менегетти

Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

© 2006 by Psicologica Editrice

© НФ «Антонио Менегетти».

Перевод на русский язык, оформление, подготовка к изданию, 2014, 2021.

http://meneghetti.ru

Введение

Как говорил английский философ Беркли[1], esse est percipi[2] (быть – значить быть в восприятии). Оставив в стороне его философские изыскания, отметим, что бытие есть модус, коим оно воспринимается. В сущности, мы познаем реальность в соответствии с доказательствами нашего восприятия. Следовательно, нам неведома реальность сама по себе как она есть.

Необходимо дополнить данный принцип тем фактом, что человек способен познавать реальность настолько, насколько она входит с ним в контакт, то есть всегда относительно.

С научной точки зрения, реальность для нас реальна, поскольку обеспечивает обратимость и функциональность, придает действительность нашему существованию, или вот-бытию.

С такой позиции наука о физическом универсуме становится более интересной за счет того, что вскрывает антропологическую функцию; реальность, которая в любом случае уточняет новизну в относительном индетерминизме непрерывного универсума. Это ограничение не должно обескураживать, наоборот. Человек познает реальность по той ее части, которая вступает с ним в связь. Это говорит о том, что человеческое существо имеет особый приоритет, новизну, вызывает любопытство. Реальность в каком-то смысле словно осуществляет себя для него. Отсюда следует, что человек должен взять на себя ответственность за свою точность и истинность, чтобы смочь встретиться с той частью реальности, которая уже находится с ним в отношениях.

Информация константы «Н»[3] по своей природе ведет собственный диалог в информационном универсуме. Изменчивость антропологического мира строится на основе матрицы константы «Н». Эта информация – элементарное основание для человеческих существ в универсуме – словно задает персональную, индивидуальную специфику, иными словами, она персонализирует реальность в реальном универсуме. Это своеобразный способ протагонизма: люди представляют собой переменную, которая выступает критерием в том мире, где они живут. Это еще один довод в пользу точной науки во благо онтологического человека[4].

Глава первая

Молекулярная реальность и формы «сборки» органических феноменов из корпускулярно-волновых

1. Введение

Новизна данной сессии Летнего университета по онтопсихологии (Summer University of Ontopsychology) состоит в том, что спустя тридцать лет я меняю сферу научного применения онтопсихологии. До сего дня я говорил о человеке, его бессознательном, стереотипах, метанойе, о том, как планомерно восстанавливать элементарную информацию, которая позволяет каждому индивиду (подлинным и неповторимым образом) познать себя и затем глобально реализоваться в рамках исторического общества.

За предыдущие годы были даны определения всем открытиям онтопсихологии – онто Ин-се, семантическому полю, монитору отклонения[5]. Монитор отклонения – это стереотип, который преобладает в рациональной логике, установившейся и поддерживаемой на протяжении веков, это своеобразный вирус, образованный стандартным повторением некоторых казавшихся незыблемыми логистических схем. По этой причине сформировался невидимый «тотем», отклоняющий точность, которая (в первый момент) сопровождает переход от восприятия к нейронным реакциям центральной нервной системы человека. В момент, когда к процессу подключается интеллект, т. е. происходит последний анализ на уровне того, что называется сознанием, случается чужеродное вмешательство. В объективной данности восприятие человека точно, но в момент рациональной обработки его данные попадают под упреждающее воздействие монитора отклонения. Таким образом, монитор отклонения – это своеобразная «фотокопия», которая в своем существовании опирается на ipse dixit[6]и определяет выбор формы поведения (мораль) в силу мема, а не на основании очевидности истины, т. е. обратимости. Природа никогда не повторяется: ей присуще сходство, но она не мыслит математически-геометрическим тождеством.

Онтопсихология ушла далеко вперед по сравнению с остальными науками, в которых зачастую преувеличена роль религиозно-идеологических структур, «задающих последующую форму». Возьмем, к примеру, классический психоанализ. Фрейд подвергал анализу все, за исключением своих отношений с матерью. Он обсуждал мам всех своих пациентов, но свою – никогда. Я делаю данный вывод из анализа сновидений Фрейда, о которых он сам же и пишет. Онтопсихология шагнула намного дальше психоанализа благодаря открытию природного онейрического кода. Несмотря на изначальную фрейдовскую «механику», у онтопсихологического процесса есть своя специфика, а именно – выявление точных данных, которые обеспечивают очевидность, т. е. обратимость между мыслью и действием, между образом и предметом. В других науках такой экспериментальной обратимости не наблюдается. Иными словами, я говорю об обратимости не философской, а вполне конкретной, научной, которая проявляется на нейронном, молекулярном, атомном, субатомном и прочих уровнях[7].

Сегодня я открываю новый фронт: благодаря своей компетенции в анализе поведения элементарной энергии, которой нет ни у одного другого ученого, я вхожу в область ядерной физики. Это стало возможным на основании открытия и понимания того, что мы определили как «семантическое поле», или преобразование информации без перемещения энергии[8]. Это форма, которая существует прежде материи. Ничто из существующего (корпускулярной, волновой, инструментальной и иной природы) не может обойтись в своем существовании без формы. Таким образом, познавая нечто, мы улавливаем одновременность его материи и формы. Мы не можем познать форму без ее материи: хотя различение формы происходит благодаря нашей умственной способности, в природе не существует формы без corpus (лат. вещество, материя. – Прим. пер.).

Семантическое поле обнаруживает существование информационных источников, которые излучают сигналы глобального масштаба. Эти сигналы можно уловить только в момент получения, когда они активизируются и из материи и формы получается феномен. Данные сигналы являются глобальными, потому что активизируются в определенном месте с особым внутренним действием и внешним следствием.

Представление о семантическом поле позволило мне понять суть информации как таковой. Сегодня, спустя много лет (с момента первого публичного выступления в 1976 году) я вновь обращаюсь к раскрытию этого языка.

2. Онтология и общество

Онтология изучает реальность, которая есть, или res[9] (лат. вещь. – Прим. пер.). Когда я постигаю res, она являет собой forma entis (лат. форма существующего. – Прим. пер.), или модус бытия (дословно – того, кто/что существует). Однако в таком контексте онтология применима уже не только к морали, обществу, религии, но и к материи или, например, к патологии (рак, СПИД и т. д.). Говоря практическим языком, онтология в применении к материи означает постановку вопроса о причине «неизлечимости» некоторых заболеваний с последующим осознанием того, что это зависит от научной несостоятельности, а не от неспособности человеческого разума. Действительно, с помощью семантического поля возможно выявить причину, процесс и способ аннулирования конкретной патологии. Естественно, моя уверенность проистекает из десятилетней успешной клинической практики, в которой не было ни одного исключения[10] из этого правила.

По сей день, когда я работаю со случаями психосоматики (в том числе и тяжелой), если пациент идет навстречу, то есть сообразуется с тем, что я ему советую, происходит его выздоровление. Но совет я черпаю из онто Ин-се субъекта, того элементарного принципа (начала), который обеспечивает химический, биологический аутоктиз индивида-личности, а в дальнейшем и его моральный рост. Ин-се природы уточняет собственную информацию, оно словно говорит: «Имеется нарушение на уровне данных нейронов; из-за такой-то причины возникло блокирование и пр.». Налицо вербализация на эндокринно-биологически-клеточном уровне. Благодаря семантическому полю техник-онто-психолог получает информацию и начинает сообразное ей действие.

Семантическое поле позволяет мне уловить ситуацию другого человека по эмоционально-сенсорным изменениям в моем организме. Иными словами, я ощущаю изменения, вызванные сознательной или бессознательной информацией другого человека.

Особую значимость онтопсихология имеет для ученых, задача которых – обеспечивать эволюцию и выигрышную ситуацию для человечества. В этом смысле разговор об «онтологии» является провокацией и одновременно предложением показать жизнь атома. Человек издавна пребывает в поисках так называемой «божественной частицы», но он ничего не найдет, потому что этой частицы не существует. Все дело в информации[11].

Я могу понять информацию, «высушив» это понятие, т. е. рассмотреть его суть, оторвав от значения. В католических кругах принято считать, что «первичная материя не интеллигибельна», в реальности же первичной материи не существует, поскольку материя есть феноменология, первичный феномен ноуменальности, которая представляет собой чистую информацию. Естественно, чтобы постичь всю мощь понятия «информация», необходимо глубинное исследование. Например, информация с пульта дистанционного управления приводит в движение многотонные ворота, подъемные краны, океанские пароходы, или слово, сказанное по телефону, развязывает войну, служит приказом об аресте и пр. Приведем еще один пример. Когда говорят о «чудесах», в реальности имеют дело с развитием некоторых событий, но объяснение им следует искать в информации, которая уже случилась и является чем-то естественным, а не «чудесным».

Человеческая природа непрерывно участвует в первичном проекте – в бытии, которое и создает человека как такового. Первичный проект вечен, у него нет прошлого: он реален, поскольку каждое существо живет, а для жизни ему необходима реальность субстанциального имманентного акта. Говоря более простым языком: я не есть бог, но бог создает меня в данный момент. Следовательно, факт существования есть творение в действии. Бытие творит меня в существовании в виде внешне проявленной единицы, но эта «внешняя проявленность», т. е. феноменология (мое тело, типология и пр.), поддерживается имманентным актом, который является чистой информацией и организует материальность моей индивидуации. Для меня все это – нечто большее, чем просто понятие, это ежедневная практическая деятельность.

Вопрос не в том, что я верю или воздерживаюсь… Я знаю, что являюсь тем, кто я есть на самом деле, и наделен способностью к специфическому действию, обеспечивающему целостность моего существования.

Реальность, которую я постигаю, обратима с тем, что я есть.

Циркулярность (неразорванность) моего знания раскрывает передо мной новизну многопланового опыта и гарантирует функциональность и успех.

Понятно, что я неизменно присутствую внутри исторического гуманизма и при этом имеет место онтологическая связь.

Для меня все это – просто.

К примеру, истинной причиной моего приглашения в Москву в 1982–1983 гг.[12] послужил тот факт, что шла холодная война, США и СССР непрерывно боролись за возможность перехватывать вражеские ракеты и подводные лодки, то есть определять местоположение угрозы. С этой целью прибегали ко всем видам знания, не только к радарам. Так, русские ученые открыли существование такой волновой кривой, которая за счет своей энергии позволяла воспроизводить образ на сколь угодно дальнем расстоянии, например на расстоянии от Земли до Луны. Суть проблемы в оперативном, военном, баллистическом, познавательном отношении сводилась к распознаванию местоположения искомого или означаемого объекта.

Семантическое поле, открытое мною в интересах человека, является именно той операцией, которая обеспечивает данное научное познание.

Затем была перестройка, но уже в то время я говорил русским ученым[13], что в своей тотальности знание семантического поля доступно лишь целостному человеку и неподвластно субъекту, живущему комплексами, идеологией, отклонениями, абсолютами[14]. Действительно, тотальное знание о человеке – это удел здорового человека. Такое знание становится саморазрушительным, когда ученый пытается использовать его во вред другому человеку или какой-то части сотворенного мира. Знание самоустраняется в силу наличия идентичности: природа не использует приемы, если те оказываются хоть в какой-то степени саморазрушительными.

Будучи «преобразованием формы без перемещения энергии», семантическое поле познает прежде любой материи: оно ее улавливает, видит и развертывает. Этот модуль следует сопоставить с тем, к чему когда-то интуитивно пришел В. Гейзенберг[15], пусть даже ясно не осознавая всего открытия. Здесь вспоминается другое великое имя – Э. Шредингер[16], предложивший знаменитое уравнение волновой функции (уравнение Шредингера. – Прим. ред.), а затем и понятие «коллапса волновой функции»[17], многие аспекты которого так и остались непонятыми. По сути, физики удостоверялись в существовании некоторых аспектов реальности, но не находили им точных

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Физический мир и онтология. Критическая связь ядерной физики и онтопсихологии

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей