Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы

В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы

Читать отрывок

В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы

Длина:
424 страницы
4 часа
Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785043360113
Формат:
Книга

Описание

Кому из нас не знаком образ матроса революции? Широкоплечий красавец в бушлате, перепоясанном пулеметными лентами, с маузером на боку и в лихо сдвинутой на затылок бескозырке. Влияние матросов на все виды деятельности в России в эпоху революции 1917 года и в последующей Гражданской войне было поистине всеобъемлющим. Именно они явились локомотивом двух революций, именно они были в авангарде всех сражений Гражданской, дрались на море и на суше, карали врагов в застенках ВЧК, анархиствовали и бесчинствовали и, в конце концов, не убоялись замахнуться в Кронштадтском мятеже на всем им обязанную большевистскую власть. Романтический ореол и своенравность, презрение к смерти и склонность к анархии, верность идеалам свободы и готовность за них умереть, все это, разумеется, вызывало искреннее восхищение этими санкюлотами русской революции у одних, и столь же жгучую ненависть у других. Но равнодушных не было…

Каким образом матросы «завязли» в братоубийственной резне и как они из освободителей превратились в карателей? Обо всем этом, как и о многом другом, вы сможете узнать, прочитав новую книгу Владимира Шигина, посвященную участию революционных матросов в Гражданской войне.


В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785043360113
Формат:
Книга


Связано с В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы

Читать другие книги автора: Шигин Владимир Виленович

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы - Шигин Владимир Виленович

Владимир Шигин

В огне братоубийственной резни… 1918–1919 годы

© Владимир Шигин

Глава первая

Первые матросские отряды

Сегодня уже доказано, что Гражданская война 1918–1921 годов шла, прежде всего, между сторонниками Февраля и Октября. Подавляющее большинство «белых» составляли западники, верные идеалу Февраля – либеральной или реформистской социалистической республике. Противостояли же им сторонники Советской власти, как власти трудового народа, масс традиционной России, для которой были чужды и непонятны западные модели, причем не только большевики, но и, прежде всего, анархо-коммунисты, а также остатки разгромленных левых эсеров. Ни о каком компромиссе с Советской властью для белых и речи не могло быть. В таких условиях гражданское противостояние, в том числе и с оружием в руках неизбежно.

Развертывание Гражданской войны в 1918 году характеризовалось использованием всеми воюющими сторонами политики террора, которая, с одной стороны, закономерно появляется на определенном этапе поляризации общества в войне, с другой – является наиболее варварским методом борьбы за власть. Политика «красного террора», будучи официально принятой с сентября 1918 года, оформлялась исподволь и не явилась неожиданным событием. Как уже отмечалось, она во многом была результатом психологической готовности масс к нему и являлась ответом не только на белый террор, но и на «левый». Явные признаки политики «красного террора» стали обнаруживаться за один-два месяца до своего официального закрепления. Обладай большевики преимуществом в Советах или не обладай, Советы все равно бы схлестнулись с белой стихией. Только тогда на первый план бы выдвинулись некомунистические участники советской революции. Речь идет не только о левых эсерах, но прежде всего об анархо-коммунистах. Именно в этом и заключалась особая роль революционных матросов. Они могли, по своим личным пристрастиям, состоять в партии большевиков или в партии левых эсеров, быть анархистами или вообще числиться просто «сочувствующими» какой-то из левых партий, но все они считали себя революционерами и ответственными за победу Советской власти. Тем более что эту Советскую власть они, вовсе не ассоциировали с большевиками, а считали общим революционным завоеванием и достоянием.

В ходе Октябрьской революции большевики одержали победу и взяли власть в Петрограде и Москве. Если в установлении Советской власти приняли участие более десяти тысяч кронштадтских матросов, то в установлении Советской власти в Москве большую роль сыграл Сводный отряд балтийских матросов, в составе которого находилось более пятисот кронштадтцев, под командованием члена Московского ВРК Е.Н. Игнатова. Часть матросов, сразу же по прибытии в Москву, заступили на охрану Совета, а большинство вступили в бои с контрреволюционерами. Матросы участвовали во взятии опорных пунктов юнкеров у гостиниц «Метрополь», «Гранд-отель», в захвате Центральной городской телефонной станции.

2 ноября из Петрограда выехал дополнительный отряд из балтийских матросов, красногвардейцев и солдат 428-го Лодейнопольского пехотного полка с двумя бронеплощадками. Всего более 500 матросов, красногвардейцев и солдат под командованием Ф.Ф. Раскольникова. Впоследствии бронепоезд, укомплектованный матросами отряда, был переименован в 1-й блиндированный поезд, а его командиром назначен артиллерийский унтер- офицер В.И. Годлевский.

Спустя несколько дней, по распоряжению Петроградского ВРК из находящихся в Москве матросов и выделенного штабом Московского военного округа солдат был сформирован Отряд петроградских сводных войск. В его составе насчитывалось около 300 человек, в том числе 170 балтийских матросов с линкоров «Гангут», «Республика», крейсера «Аврора», эсминцев «Капитан Белли», «Капитан 1 ранга Миклухо-Маклай», из машинной школы и 1-го Балтийского флотского экипажа. В состав отряда входили 1-й блиндированный поезд, две вооруженные бронеплощадки, два бронеавтомобиля, несколько 76-мм орудий и 30 пулеметов. Командиром отряда был избран Н.А. Ховрин с линкора «Республика».

Что касается всей остальной России, то она формально подчиняясь центру, тем не мене, оставалась вне влияния большевиков.

В отличие от флотов большевизация на основных флотилиях (на Севере, Дальнем Востоке и Каспии) прошла без случаев массовой резни офицеров. Однако и там имели место случаи самосудов, которые способствовали интервенции и развязыванию гражданской войны. Из них наиболее громким было убийство матросами в Мурманске 28 января контр-адмирала К.Ф. Кетлинского, признавшего власть большевиков уже 26 0ктября и бывшего здесь главным военным и гражданским начальником (включая огромную территорию вплоть до станции Званка, ныне города Волхова). Оно оказало большое влияние на появление интервентов Антанты на Мурмане: во многом благодаря переходу на их сторону пробольшевистского Мурманского совета. Убийство К.Ф. Кетлинского, выглядевшее совершенно неожиданным, было, тем не менее, закономерным следствием причастности К.Ф. Кетлинского к смертной казни четырех матросов, ложно обвиненных в попытке взрыва крейсера «Аскольд» во время ремонта его в Тулоне в 1916 г, куда К.Ф. Кетлинский был назначен новым командиром. Страсти же вокруг погибших аскольдовцев накалил накануне 3-й Всероссийский съезд Советов, который по предложению А.Г. Железнякова почтил их память вставанием. В целом проявления левого экстремизма, сопровождавшие утверждение Советской власти на флоте в центре и на местах, способствовали развязыванию Гражданской войны.

Однако в большинстве регионов России о новой власти узнавали все еще только из газет. Такое положение дел, разумеется, не устраивало большевиков. Но для принуждения к новой власти необходимы была серьезная вооруженная сила, а у большевиков ее на тот момент не было. Что касается разрекламированных красногвардейских отрядов то на самом деле это были наспех собранные из случайных и по большей части необученных военному делу людей, скорее напоминавших бандитов, а не представителей официальной власти. И здесь, опять под рукой оказались революционные матросы. Они были и прекрасно организованны и вооружены, храбры и мотивированны. Поэтому не случайно, что уже через несколько дней после своего образования Совнарком начал переговоры с Центробалтом о посылке матросских отрядов в российскую глубинку для установления там Советской власти.

Надо ли говорить, что радикально настроенные матросы, преисполненные своей исторической значимостью, как авангарда мировой революции, и революционным миссионерством, с готовностью откликнулись на призыв большевиков. В желающих идти воевать на сушу недостатка не было.

Пока первое время, после провозглашения Советской власти, между большевиками и революционными матросами царило взаимопонимание, нарком по морским делам матрос П.Е. Дыбенко успел завести себе собственную гвардию, т. н. отряд особого назначения. По его замыслу, «преторианцы в тельняшках» должны были выполнять задачи по охране Совнаркома и самих наркомов, а так же быть на подхвате у самого Дыбенко. Помимо этого на базе особого отряда должны были проходить первоначальное строевое обучение и молодые добровольцы РККФ. 28 февраля 1-й добровольческий Морской береговой отряд Красного флота (позже переименованный в 1-й Морской береговой отряд при Военном отделе Наркомата по морским делам) был официально сформирован при Военном отделе Наркомата по морским делам в Петрограде. Общая численность матросов в особом отряде превышала тысячу человек. Командиром отряда был назначен «человек Дыбенко» матрос Н.Т. Антропов. Однако самому П.Е. Дыбенко воспользоваться созданным отрядом уже не пришлось. В феврале того же 1918 года, потерпев поражение под Нарвой, он был отстранен от должности наркома и вступил в серьезную конфронтацию, как с Совнаркомом, так и лично с В.И. Лениным.

В ночь на 11 марта 1918 года выделенные из состава отряда сто матросов и группа матросов с минного заградителя «Амур» под командованием Н.Т. Антропова, К. Ноака и В.С. Мясникова, пытались, с подачи П.Е. Дыбенко, не допустить переезда Советского правительства из Петрограда в Москву. В результате боя на Московском вокзале Петрограда с латышскими стрелками, матросы отряда особого назначения понесли потери. В частности был тяжело ранен В.С. Мясников. Подробно ситуация с переездом Совнаркома в Москву и противодействие переезду со стороны матросов, подробно описаны мной в книге «Матросская диктатура».

В начале января 1918 года в Петрограде был сформирован еще один Сводный морской отряд, с задачей поддержания порядка в столице, т. е. для выполнения чисто милицейских функций. В состав матросско-милицейского отряда вошло более 200 матросов флотских частей Петроградского гарнизона и некоторое количество прибывших из Гельсингфорса. Командиром отряда был назначен матрос-большевик с линкора «Полтава» Л.Я. Угрюмов (впоследствии комкор, заместитель начальника Управления боевой подготовки РККА). На митинге матросы отряда приняли резолюцию отстаивать власть Советов и бороться с контрреволюцией и бандитами в Петрограде. Отряд Л.Я. Угрюмова принимал участие в ликвидации антибольшевистского подполья и нес патрульную службу в Петрограде. Однако милицейская жизнь продолжалась недолго. Уже 16 января Сводный морской отряд направлен на подавление мятежа 1-го польского корпуса. После прибытия в Могилев отряд Л.Я Угрюмова вошел в состав группы революционных войск под командованием И.И. Вацетиса. Вместе с другими частями этой группы матросы участвовали в разгроме 1-й польской дивизии и в освобождении города Рогачев. В феврале этот отряд стал основой для формирования Рогачевского отряда. Его командиром был назначен хорошо зарекомендовавший себя Л.Я. Угрюмов. Вскоре Сводный морской отряд вошел в состав Западного революционного фронта по борьбе с контрреволюцией.

Так как отряд Л.Я. Угрюмова убыл на фронт и обратно в Петроград уже не вернулся, а бандитизм в столице все набирал обороты, 24 января Центробалт принял решение сформировать для поддержания революционного порядка в Петрограде еще один матросский отряд из 300 матросов из числа подлежащих скорой демобилизации. Служба в качестве милиционеров должна была рассматриваться ими, как «дембельский аккорд». Отряд флотских «дембелей» был передан в распоряжение управляющего делами Совнаркома РСФСР В.Д. Бонч-Бруевича, Насколько хорошо и как долго отслужили милиционерами старые матросы нам неизвестно.

Помимо милицейского отряда из матросов в Петрограде был сформирован небольшой (всего в 58 человек) отряд Петроградского военного порта, которых охранял порт, находящихся там суда и имущество.

Матросами выступали в качестве комендантов литерных поездов и различных помощников первых «красных полководцев» Н.И. Подвойского, В.А. Антонова-Овсеенко, М.А. Муравьева, Н.В. Крыленко, а также разного рода советских чиновников, а так же в качестве их личной охраны. На первоначальном этапе Гражданской войны, называемом историками «эшелонным», (т. к. боевые действия шли почти исключительно вдоль железных дорог), которая началась едва ли не сразу после Октябрьского восстания, матросы были вообще незаменимы. Только они имели возможность, как организованная вооруженная сила, пробиваться в нужном направлении по железным дорогам, забитым демобилизованными солдатами, беженцами, мешочниками и т. п. Причем в той обстановке, случалось, что начальники выглядели пленниками своей воинственной охраны.

* * *

В начале 1918 года началось ускоренное формирование матросских отрядов и для сдерживания наступающей германской армии. Так 6 января командующий 1-м Минским революционным отрядом Р.И. Берзин обратился в Центробалт с просьбой о направлении в Гомель для усиления его войск дополнительно двух тысяч балтийских матросов и морской артиллерии. Выполняя эту просьбу, Центробалт в середине января сформировал 1-й Кронштадтский отряд моряков, в составе 500 человек с 10 пулеметами, который был направлен в Гомель.

В составе сдерживающих германское наступление войск в районах Рогачева, Жлобина, Гомеля, Калинковичей, Новозыбкова сражались, причем зачастую в полуокружении и без поддержки на флангах Петроградский флотский отряд матроса А. Улеско, 1-й Кронштадтский отряд моряков, 2-й Петроградский морской отряд матроса М. Зеленкова, 1-й Петроградский сводный отряд моряков, Ревельский сводный морской отряд матроса П.М. Булкин), специальная команда матросов при комиссаре по снабжению 1-й революционной армии матроса Б. Пристроя, а так же уже упоминавшийся выше Сводный морской отряд под командованием матроса Л.Я. Угрюмова.

Отряды балтийских моряков сражались с германскими войсками также в центральных и северных районах Украины. С 20 марта 1918 г. в районах Бахмача и Конотопа действовал прибывший из Петрограда 1-й Морской отряд матроса Смородинова. В непосредственном подчинении Верховного главнокомандующего советскими войсками Юга России В.А. Антонова- Овсеенко находился также прибывший из Петрограда 1 – и отдельный батальон Балтийского моря матроса В.И. Годлевский. Этот батальон, имевший в своем составе артиллерию и даже несколько бронеавтомобилей, использовался на наиболее угрожаемых участках фронта В конце января по личному предписанию наркома по военным делам Н.И. Подвойского был сформирован Сводный морской отряд под командованием известного матроса-большевика И.И. Вахрамеева, с задачей установить революционную власть в Рыбинске. Дело в том, что в Рыбинске находились большие запасы военного имущества, и возникла угроза их разграбления анархиствующим местным гарнизоном. В новый Сводный морской отряд вошла сотня матросов из расквартированных в Петрограде флотских частей.

Позднее, уже после подписания Брестского мира с Германией, матросские отряды отправлялись и на западную демаркационную линию с немцами. При этом следует отметить, что данные отряды были немногочисленными. Учитывая добровольный принцип отбора в них, можно сделать вывод, что матросам куда больше нравилось устанавливать с Советскую власть в тыловых городах, карать контрреволюционеров и изымать продовольствие, чем воевать с регулярной германской армией. И все же такие добровольцы были. Так на Западном участке завесы находились: в Рославльском отряде – 1й и 3-й Чаусские морские отряды, 1-й Ревельский и 4-й революционный Ревельский сводные отряды матросов, 3-й Петроградский красногвардейский батальон РККА и даже кавалерийский матросский полуэскадрон. В состав Оршанской группы Смоленского района так же отряд матросов-кронштадцев, а в Новозыбковской группе Брянского района находился 2-й Петроградский морской отряд. Кроме этого еще три отряда балтийских матросов вошли в состав 1-го революционного полка имени товарища Ленина, сформированного в Брянском районе. Находясь в составе войск РККА на западной демаркационной линии, отряды моряков прикрывали внутренние районы России от угрозы нового германского наступления. Летом 1918 года большинство этих матросских отрядов было направлено на Восточный фронт. Формирование сухопутных вооруженных формирований матросов для поддержки частей Красной армии, в период отражения наступления германских войск в феврале – марте 1918 года имело весьма немаловажное значение.

Отряды балтийских матросов достаточно успешно сражались в начале 1918 года в центральных и северных районах Украины. Так с 20 марта 1918 года в районах Бахмача и Конотопа действовал прибывший из Петрограда 1-й Морской отряд (300 матросов) под командой матроса-левого эсера Смородинова. В непосредственном подчинении Верховного Главнокомандующего советскими войсками Юга России В.А. Антонова- Овсеенко находился также прибывший из Петрограда 1-й отдельный батальон Балтийского моря (400 матросов), под командой матроса-анархиста В.И. Годлевского, а затем матроса-большевика Варфоломеева. Этот батальон, имевший в своём составе несколько бронеавтомобилей, использовался на наиболее угрожаемых участках фронта.

Весьма активно использовались матросские отряды и на западном направлении. В это время в составе фронтов в районах Рогачева, Жлобина, Гомеля, Калинковичей, Новозыбкова против германских частей сражались следующие матросские отряды: Петроградский флотский отряд (400 матросов) под командой матроса-анархиста А. Улеско, 1-й Кронштадтский отряд моряков (500 матросов), 2-й Петроградский морской отряд (250 матросов) под командой матроса-анархиста М. Зеленкова, 1-й Петроградский сводный отряд моряков (100 матросов), Ревельский сводный морской отряд (300 матросов), во главе с комиссаром матросом-анархистом П.М. Булкиным, Сводный морской отряд (200 матросов), под командованием матроса- большевика Л.Я. Угрюмова и специальная команда матросов при комиссаре по снабжению 1-й революционной армии во главе с матросом Б. Пристроем.

Боевые действия матросским отрядам на западном направлении, при неразберихе начала 1918 года, приходилось вести зачастую исключительно на свой страх и риск – без тыла и снабжения, в окружении и без поддержки на флангах. По этой причине матросы несли большие потери. По этой причине психологическое состояние матросов было неровным. Считая себя брошенными на произвол судьбы и преданными, они, в ряде случаев, проявляли небывалый героизм, граничащий с фанатизмом, а порой, наоборот, панически бежали даже от слабого противника. Не редкими были бессудные расправы в тылу, массовое пьянство и мародерство.

Впоследствии часть этих матросских отрядов вернулась на флот, другие же вошли в состав Западного участка отрядов завесы, Петроградского и Московского районов обороны. В середине апреля сильно поредевшие к тому времени матросские отряды Западного участка завесы, исключили из состава флота и полностью передали в Красную армию или в распоряжение местных органов власти.

Взамен отозванных и переданных в Красную армию матросских отрядов в первой половине 1918 года на западную демаркационную линию отправлялись вновь сформированные отряды Балтийского флота. Так на Западном участке завесы находились: в Рославльском отряде – 1-й (70 матросов) и 3-й (160 матросов) Чаусские морские отряды, 1-й Ревельский (200 матросов), под командой матроса Р.М. Кутузова и 4-й революционный Ревельский (220 матросов) сводные отряды матросов, 3-й Петроградский красногвардейский батальон РККА (120 матросов), под командой матроса- левого эсера Г.К. Милионщикова и даже кавалерийский морской полуэскадрон (26 матросов).

В Оршанскую группу Смоленского района прибыл отряд матросов численностью 43 человек, в Новозыбковскую группу Брянского района – 2-й Петроградский морской отряд. Три отряда балтийских матросов вошли в состав, сформированного в Брянском районе, 1-го революционного полка имени товарища Ленина.

В составе войск Московского района обороны значился Сводный отряд балтийских моряков (580 матросов), обеспечивавший порядок в столице, а в Петроградском районе обороны был сформирован отряд моряков Петроградского военного порта (85 матросов).

В марте – мае 1918 года в Брянском районе Западного участка отрядов завесы был сформирован 1-й революционный полк имени товарища В.И. Ленина, под командованием Д.Д. Гришелева. В состав полка, наряду с красногвардейцами, вошли Петроградский флотский отряд, 1-й Петроградский сводный отряд моряков и 1-й Кронштадтский отряд моряков, ранее сражавшихся против германских войск раздельно. Матросы составили специальные подразделения полка и 1-й батальон. Подразделения полка охраняли демаркационную линию по р. Унеча. Были и другие отряды матросов, которые в оперативном порядке формировались и направлялись на наиболее ответственные участки обороны и сыграли важнейшую роль в летних и осенних оборонительных боях. В частности, 27 ноября 1918 года, по приказу Петроградского окружного военного комиссариата, началось формирование 3-го отдельного батальона под командованием В.А. Александрова. Личный состав батальона комплектовался из мобилизованных матросов. По просьбе украинской секции Петроградского комитета РКП (б) батальон был укомплектован в основном матросами-украинцами. В декабре, после пополнения ротой матросов особого назначения, вернувшихся в Петроград с псковского участка фронта, батальон был направлен в город Козлов в распоряжение штаба Южного фронта.

Находясь в составе Красной армии на западной демаркационной линии, отряды матросов прикрывали внутренние районы Советской России от угрозы нового германского наступления. С уменьшением этой угрозы летом 1918 года, большинство из этих матросских отрядов было направлено на Восточный фронт.

Таким образом, после Октябрьского восстания отряды матросов явились главной опорой большевистского руководства и одной из основных сил, устанавливающих и поддерживающих Советскую власть. В силу своей сверхреволюционности, отряды матросов сыграли едва ли не главную роль в ликвидации первых вооружённых выступлений противников большевиков и в установлении Советской власти в различных районах России.

По мере возможности, противодействовали матросские отряды и продвижению германских войск вглубь России весной и летом 1918 года. О боях матросов под Псковом и Нарвой я уже подробно писал в своей книге «Матросская революция «(Издательство «Вече», 2019 г.). В данном случае можно констатировать, что существенного вреда немцам они не нанесли. А после нескольких дней боев, матросы во главе с наркомом по морским делам П.Е. Дыбенко, бросили позиции и сбежали в глубокий тыл.

* * *

Несколько иначе вели себя матросские отряды в боях на северном побережье Черного моря. В конце зимы 1918 года в Причерноморье, как и на других участках бывшего российско-германского фронта, началось общее наступление германских и австро-венгерских войск. На смену разгромленным румынам пришли немецкие и австрийские войска, начавшие с 23 февраля 1918 года наступление по территории Северного Причерноморья, а затем и Северного Приазовья. Бои вели австрийская Восточная армия и 11-я немецкая армия. Выйдя 6 марта на дальние подступы к Одессе, германские и австрийские войска начали свое наступление на этот город. Из Севастополя на защиту Одессы в начале марта были направлены несколько матросских отрядов. Один из них под командованием мичмана В. Лященко и комиссара К. Зедина (бывшего штурмана торгового флота) был наиболее многочисленным, хорошо вооруженным, а так же имел артиллерийскую батарею. На подступах к Одессе, в районе железнодорожной станции Слободка, этот отряд вступил в бой с превосходящими силами германских войск, поддерживающими части украинских националистов. Вскоре отряд был окружен превосходящими силами противника. Матросы приняли решение в плен не сдаваться. В ходе завязавшегося боя вражеским огнем была почти полностью уничтожена артиллерийская батарея отряда. К единственному уцелевшему орудию встал командир отряда мичман В. Лященко, пока не был убит. После того, как кончились патроны, оставшиеся в живых матросы, под командованием комиссара К. Зедина, пошли на прорыв в штыковую атаку. Из окружения пробились только 16 человек во главе с комиссаром, причем все они были ранены. На станции Бирзула 16 матросов во главе с К. Зединым, влились в команду бронепоезда, на котором они еще несколько дней вели бои с немцами. Под Одессой некоторое время успешно действовал, Днепровский матросский отряд матроса И.И. Матвеева, будущего командующего Таманской армией.

Захватив 13 марта 1918 года Одессу, немецкие войска спустя несколько дней, 17 марта, овладели Николаевом, а 19 марта – Херсоном. Однако здесь планомерное продвижение противника затормозилось.

На следующий день после оккупации Херсона 20 марта в нем вспыхнуло антигерманское восстание, организованное местным «Союзом фронтовиков».

Восставшие расчленили немецкие войска в городе на несколько частей, и к концу этого же дня, уничтожив несколько сот немцев, выбили противника из города. Попытки немецкого командования на следующий день 21 марта, усилив свою пехоту броневиками, вновь овладеть Херсоном были отбиты с большими потерями. Численность восставших в Херсоне к этому моменту увеличилась в пять раз и достигла 5 тысяч человек.

Вскоре на помощь Херсону из Севастополя прибыл минный заградитель «Ксения» с отрядом матросов под командованием Мокроусова, а также несколько гидросамолетов. После этого восставшие херсонцы, поддержанные огнем корабельной артиллерии и ударами гидросамолетов с воздуха, отбросили немцев на 25–30 километров от Херсона.

Известия о восстании в Херсоне побудили к действиям и «Союз фронтовиков Николаева». Для начала восстания они обратились за помощью в Севастополь. В Николаев из Севастополя прибыл 1-й Черноморский отряд под командованием прапорщика Федько. Однако выбить противника из города не удалось. Силы были неравны. 23 марта германские войска контрударом овладели центром города, вытеснив восставших на окраины. Там бои продолжались до 25 марта, когда повстанцы и матросы отступили из города и рассеялись в его окрестностях. Оттуда они совершали партизанские вылазки против противника на протяжении всего периода германской оккупации.

Подавив восстание в Николаеве, германское командование начало переброску своих сил к Херсону. Вскоре на подступах к городу было сосредоточено 20 тысяч германо-австрийских войск генерала Е. Меца. Утром 4 апреля после длительной артиллерийской подготовки при поддержке броневиков и авиации германо-австрийские войска начали штурм Херсона и 6 апреля, после двух суток ожесточенных боев, овладели городом. После взятия Херсона германское командование, перегруппировало силы и стало готовить операцию по захвату Крыма. На захват Крыма немецкое командование направило 52-й армейский корпус (25–30 тысяч человек) под командованием генерала от инфантерии Р. Коша. По данным различных источников позиции на Перекопе заняли от 5 до 6 тысяч матросов и красногвардейцев, входивших в несколько отдельных отрядов, не имевших единого командования. Серьезного сопротивления немцам эти разрозненные отряды, разумеется, оказать не смогли. Взяв Перекоп, немецкие войска устремились на юг к Севастополю. В ходе этих пятидневных боев в районе станции Альма (Почтовое) матросские отряды дважды отбрасывали немцев к Симферополю. Одновременно с этими боями, матросские отряды в период 20–23 апреля подавили крымско-татарские восстания в городах южного берега Крыма.

После эвакуации Черноморского флота из Севастополя, матросские отряды, отойдя на Северный Кавказ, проложили сопротивление немцам там, действуя зачастую самостоятельно, исключительно на свой страх и риск. Так 13 июня 1918 года в окрестностях Таганрога в глубокий тыл наступающим на Батайск немцам был высажен крупный отряд матросов во главе с бывшим офицером Черноморского флота В.П. Лебедевым. В ходе пятидневных боев десант почти весь десант погиб. О деталях этой операции практически ничего не известно.

Ясно только, что организован десант был из рук вон плохо. Матросы имели только винтовки и несколько пулеметов, артиллерия отсутствовала. Кроме этого никто не собирался оказывать десанту поддержку. По существу, с самого начала отряд был отправлен на убой, что и произошло. Потери были очень большими. Однако эту трагедию

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о В огне братоубийственной резни… 1918-1919 годы

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей