Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Дыхание будущего. Фантастические рассказы

Дыхание будущего. Фантастические рассказы

Читать отрывок

Дыхание будущего. Фантастические рассказы

Длина:
548 страниц
4 часа
Издатель:
Издано:
Mar 31, 2021
ISBN:
9785043308054
Формат:
Книга

Описание

Сборник фантастических рассказов разного жанра: киберпанк, социальная фантастика, научная фантастика. Дыхание будущего близко, новые технологии, исследования космоса, необычные создания. Несмотря ни на что человечество остаётся прежним.

Издатель:
Издано:
Mar 31, 2021
ISBN:
9785043308054
Формат:
Книга


Связано с Дыхание будущего. Фантастические рассказы

Читать другие книги автора: Осипова Татьяна

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Дыхание будущего. Фантастические рассказы - Осипова Татьяна

Дыхание будущего

Фантастические рассказы

Татьяна Осипова

Корректор Галина Заплатина

Редактор Сергей Кулагин

Иллюстратор Татьяна Осипова

© Татьяна Осипова, 2021

© Татьяна Осипова, иллюстрации, 2021

ISBN 978-5-0053-2864-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Дорогие друзья, я рада, что наконец-то этот сборник собрал часть лучших фантастических рассказов, написанных за несколько лет. Огромная благодарность редактору Сергею Кулагину за помощь и корректору Галине Заплатиной в редактировании некоторых рассказов. В этом сборники собраны произведения в жанре космической и социальной фантастики, юмористические истории, драматические сюжеты и по-настоящему жуткие события, которые происходили с героями. Приключения, открытия, любовь и самопожертвование, борьба за выживание и взимоотношения между людьми. Приятного чтения, и ждите следующий сборник.

Я рисую небо

Мир стал настолько маленьким, что смог бы уместиться на ладони вчерашнего человека.

Вы спросите, как это может быть? Новые технологии рождали не только возможность влиять на природу и человека, совершенствовать окружающий мир – всё, что производил человек, заполняло пустующее пространство. Вскоре места на маленькой планете Земля, да и в Солнечной системе перестало хватать живым организмам всеобщего разума.

В те годы, в Новый Век, так стали называть всё, что тем или иным способом могло доказать разумность, мир пришёл к рубежу и сделал единственный верный выбор. Жить или существовать, теперь это кажется не логичным?

Человечество исследовало миры дальнего Космоса и пришло к выводу, что расселение на другие планеты дело не особо выигрышное и не удобное для большинства. Но колонии оказались жизненно необходимы, пока не был создан проект «Микромир», позволяющий сжимать не только объекты и живых существ, но и само пространство, которое стало похоже на фантазию. Идея микромира чем-то была позаимствована из серии романов о путешествии Гулливера. В истории путешественника встречались люди различного роста: от лилипутов до великанов.

Теперь же с помощью проекта «Микромир» проблема перенаселения планеты нашла неожиданный выход. Города сжимались точно файлы. Данные архивировались, предметы, строения и живые существа уменьшались. Что раньше разрасталось многие столетия, и вширь, и ввысь сделалось маленьким и занимало меньше пространства.

Эфраим не ведал другого масштаба окружающей действительности и, оказавшись один, в месте, которое не постигла участь большинства, испытал шок.

Огромные здания, похожие на колоссальные башни, устремляющиеся в небо. Деревья, зелёные кроны которых шумели, создавая сильные потоки воздуха, превращающиеся в ураганный ветер.

Система телепорта дала сбой, такое произошло впервые за многие годы. Человек из микромира попал в город, не подвергшийся миниатюризации, пустой и мёртвый, если бы не гигантские растения захватившие его, он разглядывал пришельца.

Много веков назад в этом месте произошла эпидемия, унёсшая миллионы жизней. Город законсервировали, отрезав от мира и тем самым спасая цивилизацию от вымирания. Удивительно, что вирус не вырвался на свободу. Он затаился в трещинах гранита, во вздыбленном асфальте, который разрушили корни деревьев.

Иной раз сюда забегали микро звери и птицы, но гибли пожираемые колонией крупных насекомых, которым не хватало пропитания.

Ветер стих. Эфраим попытался перезагрузить телепорт, однако все попытки оказались тщетными. С ужасом парень осознал, что без связи с городом он погибнет здесь, как микро животные. Среда старого мира была наполнена всевозможными опасностями.

Он смог утолить жажду, а когда к вечеру желудок сжался от голода, отправился на поиски чего-нибудь съестного.

В гигантском супермаркете, его встретили громадные витрины, наполненные ржавыми бочками, в которых когда-то была еда, мясо в вакуумной упаковке давно сгнило, другая еда превратилась в пыль.

Юноша выбежал из магазина, направляясь к телепортирующему кораблю, единственному укрытию, где было безопасно. Во всяком случае, он так думал, надеясь на чудо.

Чуда не произошло. Под деревом роились гигантские осы. У них там расположилось гнездо. Эфраим попытался ввести режим пилотирования вручную, и ему удалось переместиться подальше от дерева с насекомыми. Теперь он расположился на крыше одноэтажного дома, в котором раньше был цветочный магазин, если судить по выгоревшей вывеске.

Юноша выбрался из телепорта, посмотрел вниз, где раньше проходила широкая дорога, теперь она напоминала застывшую реку, а ржавые автомобили заросшие плющом, точно корабли-призраки из старой детской сказки.

Голод уже не так заунывно отзывался внутри. Набрав воды из озера, которое должно было быть лужей, будь Эф обычного роста в этом огромном мире, парень смог утолить жажду. Вода оказалась чистой и приемлемой на вкус. Эфраим сокрушался, что не послушал отца и взял подержанный телепорт для путешествия к матери.

Он закрыл глаза, с грустью вспоминая дни, когда мама жила с ними. После перевода в другой город и развода с отцом, Эфу не хватало женской ласки и тепла.

Отец парня очень занятый человек, работающий в проекте «Микромир». Поначалу Эф гордился этим, пока не понял, что работа забрала у него не только мать, но и отца. Оставаясь на попечительстве няни андроида, мальчик ощущал сам себя узником, а свой дом тюрьмой, из которого и выбраться, запросто, не получалось. Определенно, его друзья уже посмеивались над ним, поэтому Эфраим и решился на побег.

Теперь он оценил масштаб своей неосведомленности и даже не глупости, а безрассудства. Через пять дней ему исполняется восемнадцать. Эф усмехнулся, почти в голос, а потом услышал, как бы в подтверждении своих слов, урчание в животе.

Собрав длинные волосы, выкрашенные в синий цвет в хвост, он уселся на мягком мху, который напоминал дорогой ковер. Длинные ростки не казались жесткими, как должны быть, вскоре ему пришлось вернуться в телепорт, так как он услышал громкий скрежет. Во мху уже расположились на ночлег обитатели – огромные, похожие на инопланетных чудовищ жуки. Громадными челюстями они могли запросто перекусить Эфраима пополам. Предвкушая страшную гибель, он ретировался к средству передвижения, напоминающее местного кузнечика, уныло стоящее около озера-лужи.

Сон не приходил долго. Громкий скрежет, жужжание и стрекотание заставляли Эфраима вздрагивать и просыпаться, то и дело, просматривать на изображение с наружных камер телепорта.

Утро не принесло обнадеживающих новостей. Огромные воробьи чирикали, а от их прыжков по крыше бывшего цветочного магазина, у юноши каждый раз ёкало в груди.

Он решил перелететь в другое, более спокойное место, воспользовавшись навигацией. Одна из птиц приняла его за насекомое, чуть не помяв фюзеляж телепорта. Эфу удалось выкарабкаться и перелететь в более спокойное, по его мнению, место, влетев в разбитое окно одной из зданий-башен.

Расположившись на подоконнике, напоминающем на взлетную полосу, Эф изучал взглядом громадную комнату. Из головы не уходили мысли, как же выбраться из города наполненного большими созданиями и вещами. Внезапно до юноши донеслось чьё-то зловонное дыхание. Эф слышал сопение и боялся обернуться.

Существо подкралось тихо, и, обернувшись Эф, застыл от ужаса. На него взирали огромные голубые глаза с сеткой кровеносных сосудов. Оно меня прихлопнет или сожрет, это точно, решил парень, готовясь к смерти или бегству. Громкий шелестящий голос великана заставил сморщиться и Эф зажал ладонями уши. Большой человек говорил по-русски, и этот язык Эфраим не слышал давно.

Проходя загрузку языковых фалов, он обучился десяти наиболее распространенным языкам в мире. Русский и японский не приходилось применять, в отличие от английского, немецкого и французского. Сам Эф был родом из Иерусалима, и иврит являлся его родным языком.

Собравшись с мыслями и немного успокоившись, парень оценил ситуацию, осознавая, что великан не хочет причинить ему вреда, а просто желает познакомиться.

Они молчали некоторое время, разглядывая друг друга. Эф отметил про себя, что у верзилы грубая кожа, да и волосы росли не только на голове, но и лице, такие же толстые напоминающие проволоку. Хотя при увеличении Эф наверняка выглядел бы так же.

– Откуда ты? – спросил великан. – Почему ты такой маленький?

Он старался говорить тихо, но для Эфраима голос человека похожего на скалу, казался громким. Он раздавался с ветром, вылетающим то изо рта, то из ноздрей, внутри которых, каждый раз шевелились тёмные волосы.

– Меня зовут Эфраим! – выкрикнул парень. – Друзья меня называют Эф!

– А, я Иван, – толстые губы великана растянулись в улыбке. – Но мне больше нравится Ваня.

– Старое имя, – крикнул Эф. – А что ты здесь делаешь, и что это за место, где всё такое огромное?! – Парень откашлялся, чувствуя, что голосовые связки напряглись до предела.

Иван кивнув, поднял вверх указательный палец и, притащив огромный микрофон, кивнул в его сторону.

– Я опущу его к тебе поближе, говори и не надрывайся, а то я тебя еле слышу, – он сделал недолгую паузу, точно вспоминая имя юноши оказавшегося на подоконнике его окна. – Эф. Хорошее имя. Но как ты оказался здесь?

Эфраим услышал щелчок и, подойдя к микрофону, попытался испытать его, чуть не оглохнув от дыхания Ивана вырвавшегося из динамиков.

– Ты это, потише! – выкрикнул Эф, слыша, что голос его теперь не такой писклявый, точно у комара.

– Так-то лучше, – улыбнулся великан, пододвинул к окну стул и уселся удобнее.

Эфраим рассказал о своей проблеме с телепортом и о том, что ему необходимо вернуться домой. Как выяснилось, до ближайшего города придётся пройти достаточное расстояние, причём не в мини километрах, а тех самых, где придётся сделать тысячу гигантских шагов, чтобы добраться к намеченной цели.

– Не знаю, Иван. Планета большая и, может быть, где-то ещё есть подобный город колосс. – Эфраим пожал плечами. о после смерти отца мне очень одиноко. Мы слышали о миниатюризации городов и людей вместе с ними. Столько стало свободного места на планете, но теперь из обычного мальчика я стал великаном и похоже остался единственный в своём роде.

– Не знаю, Иван. Планета большая и, может быть, где-то еще есть подобный город колосс. – Эфраим пожал плечами.

– А если я доставлю тебя в какой-нибудь из мини городков, ты поможешь мне стать таким, как ты? – в голубых глазах Ивана загорелась надежда.

Эф не знал, что ответить ему, поэтому солгал, пообещав, что с помощью проекта «Микромир» каждый может превратиться в мини человека.

Такое заявление, если не обрадовало Ивана, то внесло в его мысли смятение. Он замолчал и долго собирался с мыслями.

– И откуда в этом разрушенном городе электричество? – неожиданно спросил Эф.

Иван словно и, не слыша его, махнул рукой. Откуда он мог знать, ему недавно исполнилось пятнадцать лет.

– Надо отыскать старые карты и понять, как добраться до места, где есть люди, похожие на тебя. Из-за вируса наш город отрезали от внешнего мира. – Он, как будто разговаривал сам с собой, опустившись в скрипучее кресло. – Выживших осталось немного, но они не просили помощи. Поначалу ненавидели остальных, тех, кто существовал за границами нашего мёртвого убежища. Так мы стали называть его. Но с каждым годом становилось труднее, горстка людей не могла восстановить огромный мегаполис, на который наступал лес. Обо всём мне рассказывал дед, пока я был маленьким мальчиком. Нас осталось несколько семей, но необычно холодная зима унесла много жизней. Через несколько лет я остался совершенно один. – Иван сделал паузу и продолжил: – Мне казалось, что время стало течь очень медленно, словно огромная полноводная река, и я в этом мутном потоке, как мелкая рыбёшка, пытающаяся найти пропитание и выжить любой ценой. Я молился Богу, и не ожидал такого подарка, как ты, Эф. Поэтому, – Иван стремительно поднялся из кресла, которое издало протяжный стон старых пружин, – мы отправимся искать твой город сегодня же.

Поначалу Эфраим очень обрадовался такому повороту. Иван посадил его на плечо, соорудив подобие корзины, а телепорт положил в карман куртки. Погода радовала, на всём пути не пролилось ни капли дождя, и солнце не палило, оберегая путников – пятнадцатилетнего великана и его нового друга Эфа. Двигались они почти что неделю, иногда останавливаясь, чтобы передохнуть, а потом с новыми силами Иван двигался дальше бережно усаживая нового друга в корзину на плече.

Каждый раз, сверяясь с картой, Иван шёл на юго-запад, в надежде не пропустить первый мини город и не повредить его стены огромными ступнями.

Эфраим сделал из куска фольги рупор, что облегчило общение гиганта и лилипута, и почти что поверил, что Иван сможет стать таким же, как он.

Летели дни. Иван и Эфраим уже довольно-таки свободно общались и подружились. Теперь Эф не нуждался, ни в пище, ни в воде – запасов, что взял в дорогу Иван хватало.

Когда же деревья впереди стали мельчать, Иван понял, место прибытия довольно-таки близко и осторожно осматривал окрестности.

Птицы и звери на пути стали попадаться реже и вскоре сделались такими крохотными, что нескольких Иван раздавил ножищами. Всякий раз он сокрушался и останавливался, говоря, что чем дальше он будет продвигаться, тем больше нанесет вреда миниатюрному миру, так внезапно возникшему на длинном пути.

– Наверное, твой город уже близко, – говорил Иван.

Чем яснее становилось очевидное, тем больше расстраивался Эфраим давший обещание великану.

Когда появились вертолеты, Иван не сразу осознал что это и прихлопнул один из них, приняв за надоедливую муху. Он не слышал крик Эфраима, утонувший в рокоте двигателей летательных аппаратов. Потом прибыло подкрепление, вооруженное ракетами, они, не ожидая приказа, сделали несколько залпов по великану.

Сначала он испугался, а потом разозлился, ускоряя шаг, уже не видя, что под ногами начались жилые кварталы.

Только бежать было некуда, холмы и горы окружающие мини город оказались такими же маленькими, ведь это была территория миниатюризированной области.

– Что мне делать, Эф?! – взмолился Иван, пытаясь закрыть лицо руками, вытаскивая Эфа из корзины, чтобы услышать, что он хочет сказать ему.

– Иван, ну, наконец-то, ты услышал меня! – простонал Эфраим. – Остановись и подними руки! Только не сжимай так сильно, чтобы пилоты на вертолетах увидели меня, и старайся больше не топтаться по городу. Посмотри, что ты наделал?

Иван посмотрел под ноги и остановился. Перепуганные горожане разбегались врассыпную, где-то вспыхнуло пламя, и к источнику огня неслись пожарные машины.

Приложив руку к груди, Иван склонился и произнёс:

– Простите меня, но вы такие маленькие, что я и не заметил…

– Иван! – крикнул Эфраим. – Они возвращаются! Вертолёты! Только не беги, иначе ты всё разрушишь здесь!!!

– Но, что мне делать, Эф?! – взмолился Иван. – Ты же обещал, что они сделают меня маленьким…

Вертолёты снова открыли огонь, который не наносил особого вреда Ивану, но заставлял вздрагивать от боли.

– Я не хочу никому зла! – крикнул он. – Я принёс маленького Эфа, чтобы вы вернули его домой!!!

Потом он опустил Эфраима на крышу одного из зданий и осторожно направился в сторону мини гор, пытаясь наносить как можно меньше урона городу. Идти без разрушений получалось плохо.

К вертолётам на помощь прилетели штурмовики. Они нацелились вывести великана из города и уничтожить.

– Нет, – простонал Эф и опустился на колени, металлическая крыша нагрелась на солнце и обжигала. Закрывая лицо руками, юноша заплакал. – Прости меня, Иван!!!

Только великан не слышал его, он напоминал огромное чудовище пытающееся разрушить город. Военные пытались оттеснить его прочь, к холмам, чтобы подоспевшая артиллерия попыталась добить его. Никто не слышал, о чём просил Иван и то, что кричал Эфраим. Голова великана запуталась в облаках, которые опустились над городом грозясь пролиться ливнем. Он пытался отодвинуть их, чтобы лучше было видно путь. У маленьких гор его поджидала новая армада штурмовиков.

Когда левая нога Ивана провалилась в ров и увязла в трясине, он споткнулся и упал, ударяясь лицом о камни. Горы были для него всего лишь камнями, и военным не пришлось добивать великана, который падая, сломал ногу и не мог подняться.

Он повернулся лицом к небу и, понимая свое бедственное положение ни в чём не винил мальчишку Эфа. Возможно, он на самом деле хотел помочь, но так вышло, пытался оправдать маленького друга Иван.

Он смотрел в небо, где по какому-то чуду облака разошлись над городом, расплываясь в разные стороны.

– Я рисую небо, – прошептал Иван, всматриваясь в руины города и синеву, где только что назревал дождь. – Но, что я наделал… Господи.

Эфраим, в бессильном отчаянии кусал губы, спустился с девятого этажа дома, где его «высадил» Иван, и побежал по следам, оставленным великаном, чтобы скорее найти его. Парень видел, как рухнул колосс, он знал, что в ответе за него, потому что обещал вернуть к нормальной жизни… Хотя жизнь у него была, возможно гораздо лучше, чем в этом пыльном городе, где, как в муравейнике копошились сотни тысяч мини людей, со своими мини кошками и собаками, с блестящими мини-автомобилями, которые выхлопами загрязняли город…

– Иван! – крикнул Эфраим, пытаясь докричаться до поверженного великана. – Он хотел просто стать такими же, как мы!

Иван смотрел в небо и, подняв руку, словно воображал что-то. Он улыбался и шептал, что рисует небо, зная, что конец близок.

Залпы из прибывшей артиллерии, ощетинившиеся пушки, заставили землю вздрогнуть, а Великана испустить громкий вопль и последний вздох.

Когда пыль развеялась, Эф увидел его, поверженного, с развороченной грудью и улыбкой, так и застывшей на лице.

Рассказ Эфраима выслушали в мэрии города и лишь разводили руками, оправдываясь, что спасали город от чудовища, не слушая доводы семнадцатилетнего мальчишки.

Новенький телепорт доставил Эфраима домой. История с великаном скоро забудется, после следующей процедуры удаления негативных воспоминаний, так мешающих жизни подростка. Она обязательна для всех, во избежание агрессии и юношеского максимализма, свойственных этому возрасту.

Эф не желал забывать, он хотел помнить великана – такого огромного, что доставал макушкой до неба и мог даже рисовать на нём, раздвигая облака, как волшебник.

Только волшебники не умирают, во всяком случае, они не сражаются с вертолетами и артиллерией, они всегда успевают спастись.

Эф обнял подошедшего отца и вернул ему ключи от сломанного телепорта. Потом он расскажет эту необычную и грустную историю, или даже запишет, чтобы помнить, что мы в ответе за тех, кому дали обещание, тем, кто сделал всё, чтобы мы могли жить.

Смотритель маяка

Решетов погасил лампу и, прислушавшись, перекрестился. Снаружи бушевал шторм. Внутри башни было спокойно, ничто не могло проникнуть за стены неприступной крепости. Алексей расположился в небольшой комнатке второго яруса башни маяка и готовился ко сну.

Смотрителю недавно исполнилось сорок лет, и к своему сожалению он не обзавёлся семьей. В годы молодости Решетов служил в Советской армии. Береговые войска военно-морского флота стали для молодого лейтенанта новым этапом в жизни. Он был специалистом СПС (Секретная Потайная Связь), таких, как он называли «шаманами», и после развала Союза опыт военных шифровальщиков пригодился. Алексей побывал и в горячих точках, в Чечне, в Югославии, был ранен и рано ушёл на пенсию.

С женщинами у него всегда не ладилось. Мужчиной он был интересным, с копной каштановых волос и хорошо сложен. Вытянуть лишнее слово из него было всё равно, что пытать разведчика на допросе.

Дело было в его застенчивости, считал сам Решетов и ничего не мог с собой поделать. Он рано потерял отца. Воспитывали его мать и тётка —

женщины строгих порядков. Словно курицы наседки они кудахтали над парнем, как над цыплёнком. Не позволяли вольностей свойственных мальчику в юные годы. Армия открыла двери к свободе, но и там Алексей не нашёл своего призвания.

Возможно, поэтому он и решился на добровольное заточение, когда ушёл на пенсию. Направил резюме в норвежскую компанию, где открылась вакансия смотрителя маяка.

В конце девяностых годов, Решетов заключил контракт. У него имелся необходимый опыт, пусть и на постсоветском пространстве. Вдали от дома и Родины маяк стал неким убежищем от личных проблем. Остров Блекрок, название которого переводилось, как Чёрная Скала стоял на пересечении торговых путей, его-то и островом назвать было сложно.

Маяк возвышался на скалистой гряде, издали она напоминала кусок скалы, упавший с неба. Впервые, когда Алексей увидел остров, он показался ему окаменевшей звездой, вонзившейся острыми гранями в холодную колыбель океана.

За последний месяц солёные воды Атлантики стали похожи на стаю взбесившихся псов. Волны поднимались высоко, с грохотом ударялись о берег, заливая пеной скалы и подножье маяка. Строение высотой около сорока метров оказалось стойким к сильным штормам, и было построено на совесть. Маяк возвышался примерно на восемьдесят метров, над уровнем моря, если учитывать скалистую гряду основания башни.

Выложенный из камня, имеющий три яруса и винтовую металлическую лестницу, уходившую до верхней площадки, маяк был настоящим памятником упорству строителей. На самом верху здания – гигантский фонарь в стеклянном яйце из толстых линз и зеркал, свет от него был виден на расстоянии более тридцати миль вокруг. Фонарь вращался, освещая ярким лучом ночь, предупреждая мореплавателей о рифах, оскалившихся под толщей воды на северо-западной стороне от острова.

Решетов прибыл в это пустынное, пропитанное запахом свободы и одиночества место, чтобы остаться наедине с собой и наконец-то закончить книгу.

Никто из руководства и не догадывался, что смотритель пишет роман, и что он вообще создан для подобной работы. Человеком он был скромным и немногословным и не распространялся о своём увлечении. Писать он начал в юности, сначала это были небольшие зарисовки и эссе. Кровавые зрелища на войне оставляли в душе тёмный осадок безысходности. Алексей в то время начал вести дневник, понимая, что перекладывая мысли на бумагу, очищает их от гнетущих видений и чувства вины.

Когда несколько месяцев назад он решился заключить контракт на три года, то преследовал две цели – с одной стороны Решетову требовалось уединение, чтобы работать над книгой, с другой светило повышение по службе и возможность получения гражданства. Предыдущий смотритель, скоропостижно скончался, и не оставил выбора компании. На Блекрок часто происходили странные смерти, и гибель предыдущего смотрителя не стала первым несчастным случаем.

Руководство не особо распространялось, что работа на объекте требовала не просто знаний, усилий, не каждый человек готов провести в одиночестве полгода. Всего лишь раз в шесть месяцев к острову Блекрок приходил корабль с сотрудником компании, чтобы получить рапорт и пополнить припасы смотрителя. В последние годы возникали трудности – шторма начинались, как раз в тот самый период, когда бот капитана Харрисона направлялся в сторону острова.

Многие называли капризную погоду чертовщиной, как и внезапную гибель последних смотрителей. Работники компании неохотно говорили на эту тему. Слухи расползались по побережью, и местные жители никогда не соглашались на работу на острове Блекрок. Маяк в этом месте североатлантического пароходства имел важное значение, смотрителя из другого региона найти было несложно – компания платила достойно и вовремя.

«Здесь что-то происходит», – размышлял Решетов. Мысли начали стучаться в двери его сознания после одиннадцати месяцев проведённых на острове.

Поначалу смотритель списывал свои наблюдения на разыгравшуюся фантазию и одиночество, которое в этом месте могло сыграть с ним злую шутку. Но чем больше он анализировал происходящее, тем ярче представлял, что на острове кроме него кто-то есть ещё.

Решетов знал, что всё сверхъестественное имело под собой почву, а так же объяснение. Он не хотел поддаваться силам, которые решили напугать его. И просто запирал металлическую дверь и чувствовал себя в относительной безопасности.

Правда то, что хотело проникнуть внутрь, всё-таки обнаружило брешь, ведь любое усилие вознаграждается.

В эту ночь буря разыгралась не на шутку. Решетов, отложив ручку, решил перечитать, что у него вышло. Новая глава отлично получилась, но смотритель, ощущая муки творчества, решил, что не время приступать к написанию следующей части и отложил текст на пару дней.

Он завёл будильник, допил остывший чай и погасил лампу. Всё повторялось изо дня в день, превращалось в рутину. Работал Решетов уже на автомате, и не жалел, что согласился на эту важную, но необычную работу. Незнающим покажется, что всё вокруг маяка пропитано некой романтикой, и смотритель важный человек, исполняющий свою миссию. Это сложная работа, тут необходим человек определённого склада характера.

Всего через несколько десятков лет на многих маяках не останется людей, вместо них работу смотрителя будут исполнять компьютеры. Шёл 1999 год, и на острове кроме Алексея Решетова никого не было.

Что же беспокоило его? В общем, ничего. Шторм стучался в стены, не имея возможности разрушить их, а в солнечную погоду с башни открывался прекрасный вид. Решетов брал бинокль и любил всматриваться вдаль. Не потому, что ждал бот Харрисона или другой какой-нибудь корабль. Ему нравилось наблюдать, как облака складывались в пышные кучи на горизонте, похожие, то на взбитые сливки, то на причудливые замки или корабли. Он смотрел на синий океан, в надежде заметить стаю касаток или голубых китов.

Иногда он спускался вниз, ступая по холодным камням, где весной, сквозь камни пробивалась скудная растительность. В основном на поверхности коричневого скальника можно было разглядеть лишайники, а в солнечную погоду появлялись ящерицы, или мелкие грызуны. Решетов не мог представить, чем они питались на этой пустынной скале и каждый раз поражался, насколько упорна жизнь, в подобных местах, как остров Блекрок.

Однажды, в комнате, где спал Алексей, его разбудил шорох.

Стояло раннее утро, оно просачивалось сквозь прямоугольные окна, оповещая о начале нового дня. Тени размазывались на полу, уползая под стол, ускользали от солнечного света и съёживались.

Решетов почувствовал чьё-то присутствие. Сначала он решил, что это остатки сна, но потом, когда окончательно проснулся, услышал, как некто звал его по имени.

Фигура в сером плаще притаилась около двери, которая была заперта, и Решетов отлично помнил об этом. По коже пробежал холодок, и мужчина, попытался вспомнить, где револьвер. Смотритель не считал себя трусом, но сейчас, когда появился незнакомец, ощутил, как вспотели подмышки, а по спине пробежались мурашки. Он вдруг подумал, заметил или нет чужак, что Алексей наблюдал за ним.

Он не успел ответить на этот вопрос, как незнакомец в мгновение ока оказался возле кровати и, склонившись, взглянул на него. Притворяться больше не было смысла. Собравшись с силами, пытаясь не выдать ужаса, который давно готовил почву, пугая ночными звуками и разыгравшейся фантазией, Решетов резко поднялся в кровати и вспомнил, что пистолет в ящике стола.

– Не стоит делать этого, – мягко произнёс незнакомец, не снимая капюшона с головы. Решетов успел разглядеть бледную кожу и водянистые усталые глаза незваного гостя. Лицо мужчины не внушало беспокойства или страха, но не об этом волновался Решетов, его заботило, как чужой человек проник внутрь маяка. Он умело подчинял законы природы или умел взламывать замки? Из-под капюшона на лоб незнакомца свисали светлые волосы, нос у него был с горбинкой, а тонкие бледно-розовые губы почти, что сливались с кожей.

– Простите, если напугал вас, Алексей. – Его голос точно шёл не изо рта, а звучал в голове Решетова. В эти минуты он и не думал, откуда незваному гостю известно его имя. Решительно поднялся и направился к столу, посматривая в сторону незнакомца.

Чужак ждал, скрестив руки на груди, уверенный, что ему не грозила опасность. Он пока не проронил ни слова, наблюдая за действиями смотрителя маяка, который пытался взять себя в руки и успокоиться.

Как бы вёл себя человек, когда в его доме появился незнакомец. Как он попал сюда, если двери и окна заперты изнутри, как кто-то может просочиться внутрь жилища? Если только с лучами света или тенями имеющими доступ к обители, которую обычно считали безопасным местом.

– Не нужно бояться, Алексей, – наконец нарушил тишину незнакомец. – Тебе не угрожает опасность и единственное, что необходимо сделать, это успокоиться. А ещё я очень голоден после долгой дороги.

Решетов только сейчас осознал, что странному гостю известно его имя, а ещё тот умел читать мысли или чувствовал, что на душе у хозяина комнаты гадко.

Алексей молчал, остановив взгляд на ручке ящика стола. Там дожидался револьвер. Вздохнув, он направился к печке, подбросил полено, проверил осталась ли вода в чайнике и поставил его разогреваться.

– Как вы попали сюда? – наконец, спросил Решетов незнакомца пытаясь придать голосу, как можно больше твердости.

– Ах, это, – улыбнулся неизвестный. – Извините, я забыл представиться, меня зовут Вотешер Йескела, странное имя, как вам кажется, но так же звучит и ваше для моих ушей. Это всё зеркала. – Он взглянул наверх, где на третьем ярусе размещался фонарь в окружении линз и зеркальных отражателей. – Странное стечение обстоятельств, открывающее дверь в иной мир, где всё наоборот, и где всё покажется слишком необычным для вас.

– По меньшей мере, ваше проникновение сюда выглядит странным. – Решетов поставил на стол две чашки, насыпал кофе, сахара и сухих сливок. – Зачем вы здесь мистер Вотешер, как вы смогли пробраться сюда?

– Дверь, стены – всего лишь материя, – улыбнулся Вотешер, – и пусть вам покажутся мои слова неправильными, я так же, как и вы, смотритель маяка, только по другую сторону зеркала.

– По другую сторону зеркала? – переспросил Решетов, – да, вы меня принимаете за идиота?!

– Не стоит ругаться, Алексей, мне самому не хочется находиться здесь, но это повторяется уже не в первый раз. Сначала Дравог Ттимс, потом Снерол Скоркам, когда же в эту зеркальную дыру провалился Дивед Нотсниу, я потерял покой, осознавая, что стану следующим, если ничто не изменить.

– Так-так, – задумчиво протянул Решетов, попробовал кофе и закурил. – Мне кажется, я начинаю, что-то понимать.

Он вернулся к столу, выдвинул ящик, раздумывая, достать револьвер и выпустить пулю в лоб чужаку или узнать о нём больше. Решетова интересовали старые записи, которые делали Девид Уинстон и Лоренс Макрокс. В какой-то момент в его голове промелькнула мысль, что имена бывших смотрителей сейчас зазвучали по-иному.

Вотешер уселся на табурет, оставив кресло хозяину маяка, пил обжигающий кофе, причмокивая губами. Алексей, покосившись на него, вернулся к поискам записей, и, раскрыл один из журналов. Провёл пальцем по имени Лоренса, только не с лева направо, как мы это делаем, а наоборот.

– Снерол Скоркам, – проговорил он, читая имя предыдущего смотрителя, и взглянул на Вотешера. – А ты значит. – Решетов сделал паузу, разглядывая пришельца, пытаясь найти что-то схожее с собой. – Ты моя, как бы противоположность? И куда девались смотрители с этого маяка? Помнится мне, мой предшественник скоропостижно скончался.

– Не могу сказать, Алексей, – пожал плечами Вотешер. – Двери в иные миры открылись, когда установили новый фонарь. Когда это произошло?

– Примерно пять лет назад, – ответил Решетов, усаживаясь в мягкое кресло, потушил сигарету и глотнул кофе. Он смотрел в сторону Вотешера и пил горячий напиток, не веря в невероятную возможность не просто существования другого мира, который находился практически рядом, но и перемещения с помощью зеркал и линз. По словам Вотешера линзы фонаря позволяли пространству искривляться, оно складывалось точно бумажный лист, открывался проход из одной реальности в другую, так называемая «кротовая нора».

Решетов сам любил пофантазировать и увлекался различными теориями о зазеркалье и параллельных мирах. Он мог часами читать о всевозможных и невероятных предположениях существования параллельных вселенных. Сейчас смотритель оказался в тупике.

– И что, по-твоему, необходимо сделать? – спросил Решетов, не веря, что с помощью зеркал на фонаре, могло произойти необъяснимое, и каким-то образом открылся портал на ту сторону гипотетического мира.

– Просто вынуть часть линз или зеркал, разбить…

– Да, но как тогда будет работать маяк? – прервал его Решетов. – Ты понимаешь, насколько это может быть опасным. Маяк погаснет

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Дыхание будущего. Фантастические рассказы

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей