Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Рецепт дворцового переворота. Книга шестая

Рецепт дворцового переворота. Книга шестая

Читать отрывок

Рецепт дворцового переворота. Книга шестая

Длина:
307 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Apr 8, 2021
ISBN:
9785043396747
Формат:
Книга

Описание

1741 год. Россия вступает в войну со Швецией. Царевна Елизавета в эпицентре заговора иностранных послов, намеревающихся сместить с престола неугодную всем Анну Леопольдовну. Складывается идеальная ситуация для дворцового переворота: на финских границах — война, в армии — беспорядки, между министрами — распри, а при дворе — нескончаемые балы и маскарады.

Издатель:
Издано:
Apr 8, 2021
ISBN:
9785043396747
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Рецепт дворцового переворота. Книга шестая

Читать другие книги автора: Костина Ирина

Предварительный просмотр книги

Рецепт дворцового переворота. Книга шестая - Костина Ирина

Рецепт дворцового переворота

Книга шестая

Ирина Костина

© Ирина Костина, 2021

ISBN 978-5-0053-5385-6 (т. 6)

ISBN 978-5-0053-5384-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

автор Ирина Костина

обращение от автора

Дорогой читатель!

Ты держишь в руках шестую книгу, исторического романа «Нет цветов у папоротника», состоящего из семи книг:

«Рыцарская академия» – первая книга

«Польский этюд» – вторая книга.

«Капкан на принцессу» – третья книга.

«Матовая сеть» – четвёртая книга.

«Наследники и самозванцы» – пятая книга.

«Рецепт дворцового переворота» – шестая книга.

«Нет цветов у папоротника» – седьмая книга.

Роман охватывает период событий в Российском государстве с 1733 года, времени правления Анны Иоанновны, и заканчивается серединой 1740-ых годов, когда корона Российской империи уже венчала голову Елизаветы Петровны.

Исторические события в нём разворачиваются на фоне житейских историй приятелей кадетов первой в России Рыцарской Академии, что позже будет переименована в Кадетский Сухопутный корпус. Они учатся, озорничают, влюбляются, попадают в переделки и, сами того не ведая, зачастую становятся участниками событий, которые впоследствии потомки впишут в учебники.

Такие исторически известные фигуры, как Анна Иоанновна, её фаворит Бирон, племянница Анна Леопольдовна, канцлер Андрей Остерман, фельдмаршал Миних, царевна Елизавета и прочие – тоже предстанут на страницах романа главными героями. Они здесь, как обычные люди – радуются и страдают, боятся и рискуют, а бывает, тоже попадают в нелепые ситуации.

Ирина Костина.

1741 год

дом графа Морица Карла Линара

Мориц Карл Линар пробудился ото сна, когда время перевалило за полдень. Лениво потянулся, окинув взглядом свои роскошные покои, любовно обставленные по Версальской моде повелительной рукой Анны Леопольдовны. И позволил себе ещё понежиться в постели с мягкой пуховой периной, на батистовом белье, хранящем аромат лавандовых цветков.

Слуга уже с утра растопил камин. И отблески огненных лепестков играли золотыми всполохами в гигантской хрустальной люстре. Всё вокруг приятно ласкало взгляд: и изящные миниатюрные статуэтки из цветного фарфора; и пейзажи в золочёных рамах на стенах, затянутых в итальянский шанц небесно-голубого цвета; и воздушные портьеры из персидского дамаска издающие волшебное тихое похрустывание от колыхания на ветру.

– Эх,… Хорошо-о-о….

Жизнь саксонского графа Морица Карла Линара в Петербурге под крылом любящей великой княгини была похожа на сладкий сон, на волшебную сказку.

Он неторопливо протянул руку под балдахин и потянул за колокольчик. На зов моментально явился слуга. В руках он нёс серебряный поднос, где дымился горячий кофе в крохотной фарфоровой чашечке. А рядом лежали несколько конвертов утреней почты.

Не вылезая из постели, Линар двумя пальцами одной руки манерно держал чашечку с кофе, отхлёбывая мелкими глотками крепкий ароматный напиток. Другой – бегло пролистывал корреспонденцию. И, заметив среди конвертов письмо от короля Августа, отставил кофе и потянулся за ножом для бумаг.

По мере чтения письма от своего короля лицо графа вытянулось.

– Вот… чёрт…, – пробормотал он растерянно, приподнимаясь из вороха подушек.

Король Август в строгой и сдержанной манере доводил до его сведения факт получения им письма от принца Антона-Ульриха Брауншвейгского, где уязвлённый супруг откровенно жаловался королю на недопустимое поведение его поданного при русском дворе.

Король Август счёл крайне небезопасным переслать это самое письмо графу в Петербург, поэтому позволил себе переписать из него лишь ёмкую цитату:

– «Влияние графа Линара всё чаще становится поводом для размолвок между мною и великой княгиней, что, в свою очередь, порождает толки в придворной среде и бросает тень на репутацию царственного дома русского императора. А по сему, любезно прошу Ваше величество, во избежание нежелательного скандала, рассмотреть возможность возвращения графа к Вашему царственному двору», – прочёл Линар.

Потянулся за чашечкой с кофе. Залпом осушил её, глотнув со дна густого осадка. И закашлялся.

В конце письма король Август сделал приписку: «Граф! Даю Вам неделю сроку, чтобы уладить это дело, и не допустить скандала. В противном случае, можете считать Вашу дипломатическую карьеру оконченной».

Линар выскочил из постели. И со скоростью пушечного снаряда помчался в зимний императорский дворец искать поддержки у Анны Леопольдовны.

Зимний императорский дворец

Юлия, по заведённой традиции, перед обедом поднялась к покоям Анны Леопольдовны и застала такую картину. Встревоженные фрейлины столпились под дверью апартаментов великой княгини, с любопытством прислушиваясь к тому, что происходит внутри. А из покоев сквозь закрытые двери на весь коридор неслась громкая надрывная ругань.

– Что происходит? – растерялась Юлия, – Кто у великой княгини?

– Супруг, – пояснила Катюша Ушакова.

– Ругаются! Уже с четверть часа!! – добавила Варвара Черкасская.

– Ох! Как бы княгиня не родила раньше времени.

– Как бы они, вообще, не поубивали друг друга!!

Юлия решительно двинулась вперёд:

– Дайте мне пройти!

Но Катенька удержала её, испуганно округлив глаза:

– Не ходи! Её высочество велели никого не пускать!!

В ту же минуту двери с треском распахнулись. На пороге появился Антон-Ульрих. Лицо его пылало багрянцем винного цвета, ноздри раздувались, и губы угрожающе дрожали. Принц, не обращая ни на кого внимания, тяжёлой поступью прошёл сквозь застывший строй фрейлин и удалился прочь.

Девушки испуганно переглянулись. Юлия дала всем знак убираться вон. И вошла в покои к великой княгине, плотно прикрыв за собою дверь.

– Анна, что произошло?

Та, дрожа от гнева, выбросила вперёд руку, сжимающую письмо короля Августа:

– Вот!! Полюбуйся!!!

– Что это?

– Посмотри, что вытворяет мой дорогой супруг за моей спиной!!

– И что же?

– Он написал королю Августу прошение отозвать от моего двора графа Линара!! Ты только послушай! Послушай, что он пишет!!

И она прочла вслух:

– «Влияние графа Линара всё чаще становится поводом для размолвок между мною и великой княгиней, что, в свою очередь, порождает толки в придворной среде и бросает тень на репутацию царственного дома русского императора. А по сему, любезно прошу Ваше величество, во избежание нежелательного скандала, рассмотреть возможность возвращения графа к Вашему царственному двору». А?! Каково?!

И она в ярости принялась рвать письмо на мелкие кусочки, приговаривая:

– Ну, я ему устрою!! Я его… уничтожу!!!

– Не хочу оправдывать Антона-Ульриха, – подала голос Юлия, – Но только от большого отчаяния можно было решиться написать такое письмо. Анна, а ведь я тебя предупреждала!

– Замолчи!! – топнула она ногой, – Не могу поверить, что ты заодно с ним?! Вы оба хотите разлучить меня с Морицем!!

И разразилась слезами. Юлия постаралась быть деликатной:

– Пожалуйста, успокойся.

– Успокоиться?! Это всё, что ты мне советуешь?!

– Если тебе нужен мой совет, то я считаю, было бы не лишним Линару уехать на время из Петербурга, чтобы всё улеглось.

– Не-е-ет! – завыла она белугой, – Я не расстанусь с моим Морицем!! Ни за что!

– Хорошо. Тогда избавь, наконец, всех при дворе от возможности открыто созерцать вашу с ним счастливую связь.

– Ты бессердечная!! И злая!! – всхлипывая, выкрикнула Анна.

Юлия обняла её обеими руками, прижала к себе:

– Тише. Тише… Моя милая. Надо успокоиться и что-то предпринять.

– Что?

– Давай вместе подумаем, – предложила Юлия, – Ты ведь теперь понимаешь, что так не может больше продолжаться. Уж, если король Август посвящён в ваши дела, то нет никаких преград к тому, чтоб о вас с Линаром судачили по всей Европе! Ты ведь не хочешь этого?

– Но я не хочу отпускать от себя Морица. Я люблю его, Юлия!

– Я понимаю. Но должен, же быть какой-то выход.

Анна некоторое время ещё всхлипывала, вздрагивая всем телом. Вдруг замерла на минуту и обернулась с влажным, но просветлённым взглядом:

– А знаешь, что! Я, кажется, придумала! Я знаю, что надо сделать!

– Что?

– Надо вас с Линаром… поженить!

Юлии показалось, что она ослышалась:

– Что-о-о?!!

Но Анна ликующе захлопала в ладоши:

– Да, да! Юлия! Это отличная идея!! – и схватила подругу за руку, – Ну, посуди сама; все ведь уже привыкли к тому, что мы с тобой неразлучны. Поэтому, если Линар станет твоим мужем, то он сможет так же неотлучно находиться при мне, как и ты! И это уже никому не бросится в глаза и не вызовет толков про моих детей!

– Станет моим мужем?! – переспросила та, в глубине души питая надежду, что это всего лишь шутка.

– Понарошку!! Для отвода глаз! Пусть все думают, что вы с ним супруги. А на самом деле…, – она, недовольная реакцией подруги, нахмурилась, – Юлия! Да что у тебя с лицом?! Я ведь всё так славно придумала!

– Ты находишь, что это «славно»?!

– Конечно!! – она повелительно скрестила на груди руки, – Тётушка всю жизнь прожила с семейством Бирона под одной крышей. И их спальни соединялись интимной дверью. И, что? Разве это подрывало чью-то репутацию?

– Анна Иоанновна была вдовой, – осторожно напомнила Юлия.

– Какая разница!!!

– Что? – продолжала недоумевать та.

– Всё будет, как нельзя лучше! Я сделаю тебя главной статс-дамой! А Линара – своим первым советником! И наши спальные комнаты прикажу разместить рядом. Гляди! – она подошла к столу, взяла листы бумаги и начала выкладывать их в ряд, – Вот это будет твоя, за ней Линара, потом – моя и рядом Антона—Ульриха. Так, что на репутацию моего супруга, даже тень не упадёт! Ну? Что скажешь?

Юлия стояла, точно оглушённая громом, не в силах более произнести ни слова. Анна, видя отсутствие поддержки с её стороны, обиделась:

– Не понимаю, чем ты недовольна?! Я вышла замуж за Антона-Ульриха, потому, что так было угодно тётушке и её министрам! И теперь вынуждена рожать от него детей. А тебя никто не принуждает жить с Линаром, как муж и жена! Более того, я тебе это даже запрещаю!!

– Как великодушно…

– Я же помню, что ты страдаешь по Голицыну.

– Вовсе нет. Это всё в прошлом, – насупилась Юлия.

– Ой! А то я тебя не знаю! – иронично хмыкнула Анна, – Моя бедная, бедная Юлия. Ты ещё не поняла, что это замужество даст тебе множество преимуществ.

– Каких преимуществ?

– Например, будучи официально женой Линаром, ты останешься свободна. И сможешь завести себе фаворита.

– Фаворита?! – опешила та.

Анна вдруг гордо вскинула подбородок:

– Не ты ли сама когда-то настойчиво уверяла меня в том, что как только я выйду замуж за Антона-Ульриха, я смогу безнаказанно позволить себе фаворита – того, кого по-настоящему люблю? Помнишь? Ну?

– Помню.

– Ну, вот!! – она сделала широкий жест рукой, – Теперь у тебя самой есть такой же счастливый шанс! Я тебе его дарю!!

Менгден метнула в Анну взгляд, полный обиды. С минуту подруги пристально подавляли друг друга взглядами. Наконец, Юлия заставила себя отступить и присела в почтительном поклоне:

– Как Вам будет угодно, Ваше высочество.

– Вот и хорошо! – Анна, довольная собой, пошла по комнате, приплясывая, – Я сегодня же обрадую Линара. И немедленно отдам распоряжение о подготовке к вашей помолвке. Чем скорее всё свершится, тем лучше! Я думаю, мы отпразднуем её послезавтра!

Но послезавтра помолвку Юлии с Линаром пришлось отменить из-за начавшихся схваток у великой княгини. 15 июля Анна Леопольдовна родила дочь, которую она решила назвать, в честь матушки, Екатериной.

дом шведского посланника Э. Нолькена

Явившись, как было условлено, в дом к шведскому посланнику, Лесток застал Нолькена за сборами.

– Я уезжаю! – пояснил он, – Мне приказано срочно вернуться в Стокгольм!!

Лесток насторожился:

– Если я правильно понял, это означает, что…

– Да. Вы правы. Французские субсидии получены! Со дня на день война России будет объявлена!! – сообщил Нолькен, – Я надеюсь, Жан, Вы пришли не с пустыми руками? Вы принесли долгожданное письмо от царевны Елизаветы?!

– Её высочество просили передать Вам на словах.

– Опять?!! – вспылил тот и чуть не заскрежетал зубами, – Ну, на этот раз, хотя бы её обещания соответствуют моим ожиданиям?!!

– В случае победы Елизавета Петровна обещает вознаградить Швецию за военные издержки. Обязуется впредь давать ей субсидии в случае нужды, а так же предоставить шведам торговые преимущества…

– Говорите о главном!! Царевна обещает вернуть финские земли?!

Лесток покачал головой:

– Нет, никаких земельных уступок.

Нолькен плотно сжал губы и прорычал:

– Fan också!! (Черт побери)

Хитрая и своенравная девица выудила из кармана Швеции ни малую сумму денег. А сама так и не дала никаких уверений в удовлетворении требований графа Юлленборга! Более того, всё, что она обещала, передавая через доверенное лицо, было лишь на словах.

В итоге, Нолькен так и уехал, не получив от Елизаветы никакого письменного обещания.

А, спустя несколько дней, 28 июля 1741 года Швеция официально объявила войну России. В шведском манифесте, что был доставлен в Петербург, в качестве причин этой войны шведы назвали: запрет вывоза хлеба в Швецию (объявленное ещё покойной ныне Анной Иоанновной) и убийство шведского дипломатического курьера майора Синклера.

Русский посланник в Стокгольме Михаил Бестужев срочным порядком уничтожил всю дипломатическую корреспонденцию и незамедлительно выехал в Санкт-Петербург.

Для России эта война, как известно, не была неожиданной; ведь вот уже два года, как шведы грозились открыть военные действия. Армия русских была в боевой готовности. Были сформированы несколько военных корпусов. Самый многочисленный, под начальством фельдмаршала Ласси и генерала Кейта, сосредоточен в Выборге на финской границе. Второй, под командованием принца Гессен-Гомбургского, размещён в Красной Горке, чтобы препятствовать вражескому десанту и прикрыть Кронштадт, в случае атаки противника. Так же собраны небольшие корпуса в Лифляндии и Эстляндии для прикрытия берегов, так как русский флот находился в состоянии непригодности к боевым действиям, и не мог в этом году выйти из портов. Кроме того, все военные полки Петербурга были готовы выйти на помощь по первому приказу фельдмаршала.

Швеция

Планы шведского правительства в этой войне были амбициозными – вернуть все земли, отошедшие к России по Ништадтскому миру 1721 года, а возможно, и присоединить новые территории! Однако подготовка шведских военных сил не отвечала этим амбициям.

Не секрет, что Швеция начала говорить об этой войне ещё с 1737 года. Но, вместо того чтобы объявить её, когда Россия была занята другим войнами, и армия её была далеко от шведских границ, шведы сидели сложа руки. Они благосклонно дали России заключить мир с Турцией, и начали войну в самое неподходящее для себя время!

Да и остальные меры шведов были не обдуманы. За день до объявления войны шведы имели лишь небольшое войско в Финляндии, где предполагались главные военные действия. На этой территории не было достаточно провизии, и отсутствовали продовольственные склады. И войска не могли быть соединены в один лагерь, если бы вдруг возникла такая необходимость.

Некоторые члены сейма озвучили эти проблемы, но так как они были из «партии колпаков», то мнения их не были приняты! Однако сейм решил отправить генерал-лейтенанта Будденброка в Финляндию, чтоб тот осмотрел всё на месте. Будденброк, желая только войны, вместо того чтобы сказать правду, объявил сейму, что всё в очень хорошем состоянии: войска могут собраться в один лагерь хоть немедленно, и съестных припасов в достатке.

Таким образом, к первому дню объявления войны у шведов в Финляндии находились отряд генерала Будденброка в районе Фридрихсгама и корпус генерала Врангеля у Вильманстранда. Общая численность этого войска была около восьми тысяч человек. Возможно, этого было бы достаточно для обороны, но не для победного наступления на Петербург, так как армия русских значительно превосходила их численностью!

Царевнин дворец

Известие об объявлении войны Елизавета восприняла с волнением. Она продолжала трусить и сомневаться в успехе предприятия. Её

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Рецепт дворцового переворота. Книга шестая

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей