Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Националист. Элитизм. Часть I

Националист. Элитизм. Часть I

Читать отрывок

Националист. Элитизм. Часть I

Длина:
155 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Nov 22, 2021
ISBN:
9785043396303
Формат:
Книга

Описание

Сегодня все решают не президенты, не автократы, не диктаторы, а деньги. Люди не думают, что у них грипп, но все заботятся о своем здоровье. Потому что сегодня каждый человек — это Бог. Все думают, что они Боги, потому что у них есть деньги. Никто не признает власть, любит только себя. Потому что элита исчезла. Являются ли олигархи элитой? Национализм — это первая эгалитарная идея, чтобы люди мечтали быть олигархами и перестали уважать благородство и честь. Как вернуть настоящую элиту?

Издатель:
Издано:
Nov 22, 2021
ISBN:
9785043396303
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Националист. Элитизм. Часть I

Читать другие книги автора: Браев Алмаз

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Националист. Элитизм. Часть I - Браев Алмаз

Националист

Элитизм. Часть I

Алмаз Браев

© Алмаз Браев, 2021

ISBN 978-5-0053-5407-5 (т. 1)

ISBN 978-5-0053-5408-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Ведение

1. Природу не обманешь

2. Почему они не колонизировали Юпитер

3. Если президент правит 30 лет

4. Уномадов нет национализма

5. Прерывистая и сплошная цепь

6. Саргун

7. Шовинизм

8. Две эгалитарные идеи

9. Периферийный национализм

10. Автономность

11. Национализм обороняется и атакует

12. Пантюркизм. Вчера и сегодня

13. Иранский национализм

14. Грубый режим и бегство мозгов

15. Культурный (бытовой) шовинизм

16. Японский национализм

17. Зереф не националист

18. Что делать?

19. Националисты или покупатели

20. Национализм нравится

Глоссарий

Введение

Возникновение национализма связывают с эпохой модерна. Когда стала происходить сверх трансформация людской массы под влиянием технического прогресса.

Однако это всего лишь однобокое объяснение, страдающее неясными мотивами. Почему вдруг люди стали массово изменяться под влиянием быстро меняющихся условий. Может быть технический прогресс пришел в каждый сельский дом, в каждую традиционную семью?

Естественно, модерн не пришел в каждую семью в виде Санта Клауса или прочих добрых сказочных персонажей. А технический прогресс на самом деле вызвал смутный оптимизм зерефов. Как это обычно бывает, люди чувствуют добро и счастье свое кожей.

Трудно представить техническую революцию добром и счастьем. Однако, как и, новая зерновая культура или трактор все будущее изобилие воспринимается людьми весьма сдержанно. Русский великий реформатор Петр Первый, например, никак не мог заставить крестьян сажать картофель, завезенный из Голландии. Когда он учился в Европе, ему понравилось картофельное пюре. А темным русским крестьянам круглые индейские корневища показались ядовитыми. Как всегда, как и везде, все новое всегда кажется вредным. Это природное человеческое недоверие.

И тогда Петр Первый пошел на хитрость. Он поставил охрану на картофельные поля.

Все ворованное – вкусное!

Только воруя и пробуя на вкус индейские клубни, русские крестьяне научились сажать картофель.

Те же проблемы были с тракторами и другими техническими изобретениями.

В начале XIX века в Англии появилось движение луддитов. Они уничтожали ткацкие станки, которые производили много чулков. По мнению восставших эти станки отнимали работу у частных вязальщиц. Это сопротивление подавила только армия. Казнили много восставших рабочих.

Однако где убыло, там и прибыло. Сельские люди – великие мелкие консерваторы. Они не понимали, что технический прогресс и его влияние не подчиняются грубому уму и паре обычных человеческих глаз. Любое техническое совершенство создает новые возможности. Это не видно, как это происходит, но традиционные семьи тут же приросли новыми детьми. Любое изобретение, в любой сфере и любой отрасли в виде новой организации труда, новой машины, нового лекарства от пандемии создает облегчение жизни. А раз появляется облегчение, значит появляются и возможности. Больше молодых людей обзаводятся семьями и рожают детей.

В природе точно также. Если природа благосклонна: солнце светит, дожди идут вовремя и орошают поля, холода не убивают посевы, то народ будет благоденствовать. Через некоторое время число людей возрастет. И наоборот, если будет непогода, холод и голод, мужчины будут угрюмы, женщины сварливы. Нет еды – нет детей. Племенные кочевники от непогоды, неблагоприятных климатических условий стали теснить своих соседей – таких же кочевников. Эти точки кочевников в IV веке дошли до Европы. Переселение кочевников потом назвали Великим переселением народов. От натиска варваров пала Римская империя.

Кочевники отличаются от земледельцев лишь тем, что модернизация или модерн у них произошли значительно позднее. Эта модернизация традиционного уклада у потомков кочевников происходит только сегодня.

Одно надо усвоить с самого начала. Традиционные люди, в ревконе это зерефы, зероты, зеремиды весьма консервативны во всем. Для традиции характерен почти абсолютный консерватизм. Все традиционные люди приспосабливаются к изменениям и зависят от собственной рефлексии. Для традиционных людей очень важно сохранить свое место, свой ранг, свою касту в общине. Поэтому они всегда делали и всегда будут делать так, чтобы выделиться, чтобы занять почетное место. Если это зерефы и зеремиды, то эти категории рефлексии хотят превратиться в новую элиту. Если это зероты или традиционная аристократия, они никого не пускают в свой элитный круг.

Только под влиянием стихии, беды, нападения, кризиса, войны, революции, майдана традиционная элита уступает место новой традиционной элите. Король умер! Да здравствует король! Дракон всегда будет жить в такой среде.

Поэтому сегодня наиболее вероятный сценарий – это желание массы, традиционной массы людей превратиться в элиту, с помощью рынка, с помощью денег.

Такие зерефы и зеремиды никого не признают. Кроме себя. Они обязаны были любить других, но все забыли. Для них нет авторитетов, кроме силы. Они сами желают превратиться в авторитеты, иметь власть. Периферийные районы планеты не виноваты, что только – только вступают в тотальную эру модерна и одновременно пост модерна. Чтобы как то контролировать данный процесс, предназначена эта книга.

В XX веке два тренда и две идеи, «задуманные гениями», превратились в гадости. Материальное стало на первом месте. Талант и благородство на втором. Именно уничтожение благородства является предпосылкой банкротства любых идей, кроме идей свободы и демократии. Социальные сети сегодня являются механизмом сбора страдающего маленького завистливого самолюбия. Они кричат: «Нет талантам! Нет благородству! Только равенство». В этой книге описывается рождение первой эгалитарной идеи – национализма.

Сегодня все решают не президенты, не автократы, не диктаторы, а деньги. Люди не думают, что у них грипп, но все заботятся о своем здоровье. Потому что сегодня каждый человек-это Бог. Все думают, что они Боги, потому что у них есть деньги. Никто не признает власть, любит только себя. Потому что элита исчезла. Являются ли олигархи элитой? Национализм-это первая эгалитарная идея, чтобы люди мечтали быть олигархами и перестали уважать благородство и честь. Как вернуть настоящую элиту?

Глава 1

Природу не обманешь

Памяти моего отца Сергазы повящается

Тунис.

В начале десятых годов XXI века в странах Магриба началась серия народных возмущений, революций, отставок, переворотов под названием Арабская весна.

От какой зимней спячки проснулись северные и западные арабы?

Давайте разберем по порядку.

Все началось с самосожжения арабского безработного юноши в Тунисе. Еще и WikiLeaks  сообщил по интернету о тотальной коррупции, чем  озлобил население. Самосожжение было только поводом для бунта. Кроме второй Жасминовой революцией эту революцию называл «WikiLeaks-революцией». То есть влияние социальных сетей и высоких технологий прошли первую политическую обкатку.

Президент Бен Али, который правил страной 23 года,  бежал из Туниса в Саудовскую Аравию.

Как же так? Президент, вроде бы демократически выборное лицо  и правил страной 23 года. Ничего удивительного нет. До Бен  Али  таким же президентом был его предшественник  Хабиб Бургиба. Этот бывший французский  юрист, вроде бы  также воспитанный на европейских ценностях, правил страной 30 лет и формальным поводом отстранения его от власти в 1987 году (первая Жасминовая революция) его старость. Как и Бургиба, так и Бен Али  все время правления расставляли на государственных постах своих людей.

Природу не обманешь.

Можно сколько угодно провозглашать   приверженность европейским  ценностям и говорить о любви к демократии, на деле расставлять везде на государственных постах своих родственников. Такая система действительно жизнеспособна,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Националист. Элитизм. Часть I

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей