Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Потерянный геном

Потерянный геном

Читать отрывок

Потерянный геном

Длина:
250 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Dec 1, 2021
ISBN:
9785043404145
Формат:
Книга

Описание

Частный самолет с командой юных физиков, летевший на универсиаду в американский Бостон, попал в страшную грозу и потерпел крушение в океане. Но эта катастрофа оказалась лишь началом невероятных приключений подростков, в развязке которых, они узнали ответ на главный вопрос человечества.

Издатель:
Издано:
Dec 1, 2021
ISBN:
9785043404145
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

Потерянный геном - Дэнжер Лекс

Лекс Дэнжер

Потерянный геном

Геном – совокупность наследственного материала, заключённого в одной клетке. В процессе многолетних исследований, выявлено, что человеческий геном содержит примерно двадцать пять тысяч активных генов, которые кодируют последовательности белков. Но это лишь 2 % от всего генетического материала. Остальная часть – 98%, является не кодирующей и считается мусорной ДНК. Почему же в таком совершенном организме столько мусора? Отчего он произошел? И значит ли это, что геном человека когда-то работал на все 100%?

3 мая 1991 года. Околоземная орбита. Шаттл Ланкастер

07:15 по UTC.

– Эх, какая же всё-таки красотка, наша матушка Земля, – глядя в иллюминатор, восхищенно, произнёс Лоренс.

– Лейтенант, тебя хлебом не корми, дай красотками полюбоваться, – усмехнулся Андерсен.

– Да, я ценитель красоты, а что в этом плохого? – запальчиво парировал бортинженер, наслаждаясь видом планеты.

– У тебя всё готово, ценитель? – продолжил полковник. – До начала испытания два часа.

– Так точно, командир. У Лоренса всегда всё готово, – отрапортовал бортинженер и, оттолкнувшись от иллюминатора, медленно проплыл мимо пилота, озабоченно колдующего у приборной панели.

– Как там продвигаются дела, Джек? – поинтересовался у пилота полковник.

– В процессе осознания, командир.

– Что-то случилось?

– Да чёрт его знает. Не могу понять. Помехи какие-то странные идут.

– А ты фары протирал, колёса пинал? – съюморил Лоренс.

– Ну, вот ты давай и займись этим. Ты же у нас бортинженер, – не оценив шутку, проворчал пилот. – Только глянь, для начала, антенну. Она в порядке?

– Она-то в порядке, – вдруг, изменившимся голосом, проговорил Лоренс, уставившись в стекло иллюминатора. – Командир, вам стоит на это взглянуть…

3 мая 1991 года. NASA, Центр пилотируемых космических кораблей в Хьюстоне, штат Техас. 07:30 по UTC.

– Ланкастер Хьюстону, Ланкастер Хьюстону.

– Хьюстон на связи, Ланкастер. Слушаем вас внимательно.

– У нас нештатная ситуация, мы наблюдаем слева по траектории неопознанный объект.

– Вас понял, Ланкастер. Включите систему визуального контроля в режим постоянной трансляции.

– Уже сделано, Хьюстон. Система в режиме онлайн. Вы видите это?

– На мониторах ничего подозрительного в зоне видимости не наблюдаем. Данные телеметрии присутствие каких-либо объектов тоже не фиксируют. Что показывают ваши приборы?

– Так в том и дело, что на наших мониторах тоже пусто. И радары ничего не обнаружили, словно никакого объекта нет. Но мы-то ясно его видим. Возможно, произошел сбой в системе телекоммуникации. Попробуем перезагрузить систему.

– Принято, Ланкастер, выполняйте перезагрузку.

– Перезагрузка завершена. Хьюстон, прошу подтверждения о стабильности системы.

– Система стабильна, однако мы по-прежнему ничего не наблюдаем. Полковник, может быть, там и нет ничего?

– Думаете у нас коллективная галлюцинация, Хьюстон?

– Не обижайтесь, я должен был вас об этом спросить. Хорошо, опишите объект. Что за невидимка там, рядом с вами?

– Продолговатое тело темно-серого цвета, с какими-то длинными отростками. Очень похоже на жука. Короче, не совсем приятное зрелище.

– На каком удалении он от вас?

– До него, предположительно, около двух миль, но без данных телеметрии оценить реальное расстояние и размеры не представляется возможным. По моим ощущениям это нечто очень большое.

– Как объект себя проявляет?

– Он неподвижен, как огромный дохлый таракан, только что-то мне подсказывает, что он не дохлый. Такое чувство, что за нами наблюдают. С виду все вроде мирно и спокойно, но кто знает, что у этого таракана в голове.

– Что хотите предпринять?

– Минуту, Хьюстон…

– Ланкастер, что там у вас происходит. Держите постоянную связь.

– Вас понял, Хьюстон. Бортинженер предлагает применить новый прототип лазерного наведения, который мы собираемся испытывать, подключить его к системе прямо сейчас и попробовать просканировать объект.

– Но, мы ведь его еще не тестировали, возможны внештатные ситуации.

– Да куда уж внештатнее? Хьюстон, просим разрешение на применение SLI-J4.

– Одну минуту, я должен посоветоваться с инженерами… Добро, Ланкастер, разрешение получено. Уделите особое внимание настройкам. Да и вообще будьте там предельно осторожны.

– Спасибо за заботу, Хьюстон. Без сарказма. Будем на чеку.

– Как думаете, сколько уже времени объект находится около вас?

– Точно сказать не можем. Система его не засекла. Да и мы не сразу его увидели, бортинженер случайно заметил. И всё же очень странно, почему мы его видим, а электроника нет.

– Мы отправили запрос на корректировку наших ближайших спутников слежения. Возможно, они смогут что-то прояснить. Что там со сканером?

– Идет загрузка системы… 87%… 95%… Система загружена. Сканер готов к работе, прошу разрешения на активацию. Ну что, пощекочем таракана лазером?

– Действуйте, Ланкастер, и будьте осторожны.

– Сканер активирован, ждем подтверждения поступающих данных.

– Пока информации нет…

– Хьюстон, срочно, у нас новые данные. Хьюстон…

– Что произошло?

– Объект резко ушел в сторону земли, мы потеряли его из виду.

– Вы определили направление?

– Движение было в сторону Атлантики… Хьюстон… похоже, к нам гости.

3 мая 1991 года. NASA, Центр пилотируемых космических кораблей в Хьюстоне, штат Техас. 10:30 по UTC.

В аудитории зала совещаний главного управления собралась экстренная комиссия по расследованиям инцидентов во главе с её председателем генералом Харрисом. Комиссия ожидала полковника Томпсона, руководителя центра безопасности спутникового базирования, с докладом о внештатной ситуации, произошедшей несколько часов назад на орбите космического челнока STS-39D Ланкастер.

Войдя в помещение, полковник сразу же направился к председателю и что-то тихо ему сообщил, показывая на, принесённую с собой, папку. Генерал, кивнув в ответ, объявил: – Полковник Томпсон, прошу довести до членов комиссии информацию с борта шаттла Ланкастер.

Подойдя к трибуне, полковник достал из папки отчет и, взглянув на присутствующих, сообщил: – Сегодня в 7:15 по UTC поступило сообщение с борта STS-39D о визуальном контакте с неопознанным объектом, который, по утверждению экипажа, находился в непосредственной близости от челнока. Во время идентификации новым прототипом сканера объект резко ушел в сторону поверхности земли… Вот, в принципе, и всё, чем мы располагаем, – глядя на генерала, отчитался докладчик. – Кроме сообщения экипажа Ланкастера, у нас нет других данных, подтверждающих эту информацию, так как система телеметрии шаттла, а также наших спутников слежения, находящихся в этой зоне, не зафиксировали нахождение неопознанных объектов, ни рядом с Ланкастером, ни вообще на орбите. Поэтому мы не можем с уверенностью утверждать, что некий неопознанный объект находится сейчас в непосредственной близости от земли, и в данном случае полагаемся только на слова экипажа.

– Полковник, вы знаете кодекс. Пилоты и астронавты обязаны докладывать обо всех происшествиях в полете, даже если они кажутся совершенно невероятными, – напомнил генерал. – А вот наша с вами задача перепроверить эти данные, сделать соответствующие выводы и вынести решения. Я склонен верить полковнику Андерсену. Он не новичок в своем деле и передавать сообщения по зашифрованному каналу связи, не убедившись в их достоверности, вряд ли бы стал. Как вы объясните то, что при наведении на объект лазера, тот резко ушел с орбиты в сторону земли? Есть вероятность, что пришельцы посчитали такие действия опасным для себя и вышли из зоны воздействия. А если предположить, что это так, то произошла действительно серьезная внештатная ситуация и мы должны перевести систему защиты в красный уровень опасности и доложить об этом президенту.

– Мне кажется, генерал, торопиться с такими выводами не стоит, – парировал полковник. – Сообщений о визуальных контактах поступает много, однако, ни одного подтверждения зарегистрировано так и не было. Этот случай не исключение. Мы не уверены, что НЛО вообще существует, а тем более находится где-то у земли. Пока у нас не будет достоверной информации о присутствии инопланетного объекта, делать какие-то выводы преждевременно. Я не сомневаюсь в компетенции экипажа, но они могли ошибиться, приняв преломления света или космический мусор за летающий объект. А кроме показаний экипажа, мы не получили других сведений о внеземном космическом аппарате.

– То, что наши системы телеметрии и визуальной связи ничего не увидели, еще не факт отсутствия контакта. Ведь, возможно, мы имеем дело с цивилизацией гораздо высшей формы развития. И вполне допустимо, что наши приборы просто не смогли зафиксировать объект или были им ослеплены.

– И всё-таки, подтверждений этому нет.

– Может, потому и нет, – задумчиво проговорил генерал.

Наступила небольшая пауза, члены комиссии тихо загалдели, обсуждая сложившуюся ситуацию.

– Какие будут предложения? – наконец, спросил председатель, внимательно посмотрев на присутствующих и, не услышав вразумительного ответа, перевел взгляд на докладчика.

– Я предлагаю, всё же, уровень опасности оставить без изменений. Нам не нужны лишние разговоры. Узнает пресса – поднимут панику, – заявил полковник. – Мы просто усилим наблюдение всеми возможными способами, в том числе новейшими разработками, которые тестируются в данный момент на STS-39D. Ведь, если верить экипажу, именно их применение стало причиной резкого маневра НЛО. А как только у нас появятся новые данные, подтверждающие или опровергающие существование инопланетного присутствия, мы вновь соберёмся и примем решение.

– Хорошо, – согласился генерал. – В связи с особой секретностью, полковник, приказываю вам вести это дело лично и, в случае поступления новых данных, докладывать немедленно. Держите ситуацию на полном контроле, фиксируйте и анализируйте всё, что даже косвенно может касаться этого инцидента.

I

30 июня 2015 года. В одном из колледжей Лондона.

– А теперь переходим к самому интересному и приятному, – с удовольствием произнес профессор физики доктор Дэвид Фримен и, сделав паузу, многозначительно обвел взглядом присутствующих в зале.

Это был главный актовый зал колледжа. Обычно пустующий и одинокий, он оживал лишь во время торжественных мероприятий. А в этот вечер, посвященный не только окончанию учебного года, но еще и событию, которое непременно войдет в историю колледжа, было особенно многолюдно. Желающих оказалось так много, что свободного пространства не осталось даже в проходах. Здесь собрался весь цвет науки и педагогики Лондона. Свои места в зале заняли местные и приглашенные, из разных школ и колледжей, преподаватели, кураторы, профессора университетов, а так же обязательные важные персоны из административного совета. Но, всё же, в основной массе, это были, конечно же, учащиеся. Ведь именно для них проводятся такие торжественные мероприятия. И вот эта студенческая братия разных уровней и возрастов, вперемешку с родителями, заполонила все пространство вокруг.

Дождавшись всеобщего внимания, доктор Фримен продолжил: – По итогам соревнований среди средних школ и колледжей, право участвовать на международной универсиаде по физике в Бостоне получил… – тут профессор вновь сделал короткую паузу и, насладившись моментом торжественной тишины, объявил. – …Учащийся нашего колледжа Дэнис Купер! Прошу победителя подняться на сцену.

Оратор приветственно улыбнулся и развел руками, приглашая отличившегося к себе.

Из глубины рядов под одобрительные аплодисменты зала вышел темноволосый юноша и, смущаясь от всеобщего внимания, направился к сцене. На вид ему было лет пятнадцать, не больше. Невысокий, стройного, даже слегка худощавого, телосложения, парнишка, среди сверстников ничем особо не выделялся. Учился прилежно, посещал обязательные факультативы, участвовал во всех спортивных и культурных мероприятиях колледжа и каких-либо выдающихся результатов, ни в учебе, ни в спорте не проявлял. Словом, считался обычным среднестатистическим студентом, таким как все. И все же о нём знало почти всё учебное заведение. Настоящее имя парня было Денис, но звали его на английский манер Дэнис или просто Дэн.

Всего год назад Дэнис приехал учиться в Лондон, но за это время уже проявил качества, определяющие характер. Он не стремился в лидеры и не казался тихоней-«батаном». Был молчалив и не очень общителен, хотя во многих обсуждениях и спорах имел свою точку зрения, которая порой была абсолютно противоположной позиции большинства. И это было не самомнение спорщика. Купер умел приводить в дискуссии такие аргументы, что после них спор просто заканчивался. Такая спокойная уверенность парня вызывала у сверстников неподдельное уважение и симпатию.

Однако не всем эта уверенность была по душе. Особенно старосте учебной группы Майку Роллинзу. Тот был лидером по натуре и видел в Дэнисе скрытую угрозу для своего авторитета. Внешне он являлся полной противоположностью Куперу. Высокий кудрявый блондин Роллинз любил находиться в центре внимания и ревностно относился ко всему, что касалось его престижа. И хоть Дэн и не стремился влиять на окружающих и навязывать свое мнение, увлеченный своим статусом, Майк чувствовал в нем конкурента. Это не давало ему покоя, и всеми способами староста пытался доказать, кто тут главный.

Чтобы быть сильнее противника, нужно знать его слабые стороны. Но как не старался, Роллинз не мог их найти, не мог «раскусить» этого непонятного выскочку и от этого просто бесился. Все попытки старосты вывести Купера на эмоции, задеть за живое, не приводили ровным счетом ни к чему. Дэн не реагировал на нападки и невозмутимо парировал выпады в свою сторону, чем лишь подливал масло в огонь, еще больше раздражая Роллинза. Это скрытое противостояние чувствовали все вокруг, тем самым выделяя Купера из общей студенческой массы.

Ну, а Дэнису лидерство было просто ни к чему. У него было другое увлечение – физика. Купер отдавал ей почти все свое свободное время, а после приезда в Лондон, узнав, что есть возможность участвовать в универсиаде, решил использовать этот шанс и погрузился с головой в подготовку. По этой же причине за год учебы в колледже у него не появилось друзей. Ну, то есть приятели, конечно же, были, но друзей, с которыми можно делиться самым сокровенным, Дэн не завел. Возможно, потому, что не очень хотел кому-то открываться, а может просто не встретил того, кого бы смог назвать другом.

Считается, что пятнадцать лет – возраст, когда общение между сверстниками встает на первый план, и даже родители в это время не в таком авторитете, как друзья. Это тот период, который называется трудным, ведь именно в это время обостряются все противоречия в характере подростка, формируется его будущее видение на мир. Подросток пытается доказать и сверстникам и взрослым, что он уже не ребенок, а серьезная, имеющая свое мнение, личность. И такие проявления порой проходят очень болезненно.

Для Дэниса же это было сейчас не важно. Он и так знал, что уже не маленький и что-то кому-то доказывать не собирался. Его не беспокоило, что будут

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Потерянный геном

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей