Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Побочный эффект

Побочный эффект

Читать отрывок

Побочный эффект

Длина:
213 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Dec 1, 2021
ISBN:
9785043421104
Формат:
Книга

Описание

В небольшом поселке у моря происходят удивительные исцеления людей, отдыхающих на пляже. Что это: чудо или затаившаяся опасность? Специальная группа, присланная расследовать эту загадку, приступает к работе.

Фантастическая повесть, написанная по законам кино в жанре приключенческого детектива с погонями и перестрелками в финале. География повести привязана к одному из легендарных поселков Крыма, где происходит действие. Для знатоков и любителей Крыма, в частности, поселка Орджоникидзе близ Феодосии и Коктебеля, повесть будет особенно интересна.

Содержит нецензурную брань.

Издатель:
Издано:
Dec 1, 2021
ISBN:
9785043421104
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

Побочный эффект - Василий Ворон

Василий Ворон

Побочный эффект

Пролог

Он был уже на обратном пути, и луч фонаря всё так же скользил по камням без задержки, потому что цепляться было не за что. Наверное, именно так всё выглядело бы в космосе, на каком-нибудь крошечном астероиде, в одной из его пустот, окажись он там. Та же невесомость, тот же запас воздуха за спиной. Почему я не космонавт? – подумал он, двигаясь дальше и пытаясь унять чувство разочарования от неудачной разведки. Впрочем, вероятно, и у космонавтов случается серая рутина и промахи в работе. Но у них есть хотя бы, пусть и мало-мальский, но шанс на встречу с инопланетной жизнью. А у меня? Ищешь неизвестно что…

Сердце вдруг пустилось вскачь без всякой видимой причины. Что это? Он не успел ни о чем подумать, как его настиг страх. Откуда? Ведь всё шло как надо, и опасаться было нечего. Страх рос, и он замер на месте, стараясь взять себя в руки, но страх, упав в его душу еле заметной крупицей пищевого красителя в стакан с водой, уже ширился, клубясь и захватывая всё его существо. И голос разума утонул в нем сразу, даже не успев по-настоящему проанализировать ситуацию. Страх налетел, закутал в свою непроницаемую липкую простыню, сродни ночному кошмару, от которого можно спастись лишь проснувшись. Но проснуться ему было не суждено, он не спал. А страх вдруг превратился в ужас – нечеловеческий, доисторический, рождающий в разумном существе лишь жуткий вой, вместе с которым оно пыталось вытолкнуть из себя этот игольчатый, непроницаемый шар, внутри которого таилась смертельная угроза. Но и этого он не мог себе позволить из-за загубника во рту. Пульс стучал в ушах будто стремительно удаляющиеся шаги того единственного, кто был способен ему помочь. Он начал задыхаться и поплыл быстрее, когда навстречу надвинулась, придавив остатки здравого смысла, черная тень. Он понял, что сходит с ума и рванулся в сторону и вверх, туда, где мерцал блеклый, уже будто бы потусторонний свет…

Поселок у моря

На автостанции адово пламенели под солнцем разнообразные машины самодеятельных таксистов. Пахло раскаленным металлом, дешевым кожзамом сидений и по́том суровых потомков извозчичьего ремесла. Егор подошел к битой временем и нуждой иномарке, надеясь, что там будет кондиционер.

– Шеф, до Сергиевки едем?

На него безо всякого интереса взглянул загорелый погонщик-таксист.

– Не, до Сергиевки у нас сегодня Петрович. – Он указал рукой на бежевого «жигуля» шестой модели и гаркнул на всю площадь: – Поперечный, принимай клиента!

От группы таксистов, разминавших языки в ожидании работы, отделился дядька лет семидесяти, бодро, но без суеты подскочил к «жигулю», распахнул багажник и подхватил чемодан подошедшего Егора.

– Ласкаво просимо до нашего таза с автоваза, – он привычно сложил ручку чемодана и ловко уложил его в багажник «жигуля». – Седайте, а то я успею без вас.

Егор с неудовольствием погрузил тело на горячее сиденье авто и захлопнул дверцу. Поперечный уселся за руль, упакованный в диковинный мясистый чехол, и завел двигатель. Похоже, ему было совсем не жарко в черных брюках и байковой рубашке с закатанными до локтей рукавами. Он пригладил остатки седых волос и подмигнул Егору:

– С какой целью имеете Сергиевку? Отдохнуть или всё вместе?

– Отдохнуть, – кивнул Егор. – Друг, вот, посоветовал.

– И ведь было что советовать! – немедленно согласился Поперечный, выруливая с автостанции на забитую транспортом улицу. – К нам скоро будут записываться в очередь знающие люди, и все остальные, кто тоже хочет сойти за приличного человека.

– Как высоко вы цените ваш поселок! Можно подумать, что это курорт мирового класса, – осторожно возразил Егор. Поперечный, ловко обходя зазевавшуюся маршрутку, скептически покосился на него:

– Так вы ничего не знаете за наш чудо-пляж? Что же мог советовать ваш друг?

– Что за чудо-пляж? Там самый белый песок или самая круглая галька на всем побережье?

– Самая круглая Галька в нашем продуктовом на кассе. Когда ваш друг у нас был?

– В прошлом году.

– Так это извиняет вашего друга и делает его неудачником, простите за мой диагноз, – снисходительно усилил свои морщины Поперечный. – Чудо-пляж у нас только с весны. Но уже претендует на лучшее место всего полуострова! Да что там полуострова – всей России!

– Да что же у вас там такое?

– Объясняю дилетантам, – гордо вознес к солнцезащитному козырьку машины свой невеликий нос Поперечный. Он стремительно вписался в поворот направо, переключился на третью, наддал газу, врубил четвертую и понесся в лощину, которую делила на две неравные части потрескавшаяся дорога. – Пляж небольшой, но дело не в этом: на Красной площади тоже много не поместится. Пляж в Сергиевке целебный, в этом вся штука.

– Излечивает кошельки граждан от ожирения? – Егор высунул из открытого окна локоть под набегавший поток воздуха.

– Вы напрасно имеете скучный вид, – ответил Поперечный, привычно объезжая знакомую выбоину на дороге. – Работает как часы, днем лечит, ночью нет. Исцеляет на раз, много на пять-шесть, но всё по серьезному, это вам не поликлиника. У нас и медицина там прописалась, изучает феномен.

– И что говорит медицина? – Егору уже было не так жарко в насквозь продуваемом «жигуле» Поперечного, ехать стало веселее.

– Медицина говорит «чтоб я так жил» и разводит руки пошире. Ничего не могут поделать с силой природы.

– Интересно. И рак лечит?

– За рак не скажу. Не имею привычки врать. Таких случаев пока не было. Но те, что без рака – уходят сами, бросая костыли куда попало.

– Вот так поселок, – Егор пристукнул по торпеде рукой. Впереди из-за гор плеснуло в глаза синевой море.

– Поселок мирового класса, – гордо согласился Поперечный. – В советское время вас бы к нам не пустили.

– Это отчего же? – посмотрел на него Егор. Поперечный воздел к потолку мозолистый палец и изрек:

– Оборонка! Там пальнули, тут воронка. У нас торпеды учили правильно плавать и взрывать кого надо.

– А сейчас?

– А сейчас перестали. Никому наши умения стали не нужны.

– Вы тоже там работали?

– Не то чтобы обнимался с этими торпедами, – пояснил Поперечный, – я директора возил. Мощный был мужчина, завод поднимал, под это дело и поселок заложили.

– Вы, значит, местный?

– Сейчас да, – кивнул Поперечный. – Сбёг из дому пятьдесят лет назад, мечтал у моря жить, чтоб солнце и виноград. Отец сибиряк, мама тоже русская, но в Свердловске мне стало скучно, вот и пристроился тут.

Дорога вынесла машину на холм, с которого стал виден мыс, где и раскинулся поселок. По обе стороны его синело море, словно держало в ладонях этот обмылок суши. «Жигуль» подскочил на кочке и ухнул вниз по накатанной дороге, и тут же исчезло море, лишь сверху навалилось белесое жаркое небо, а обочина щетинилась скудными пятнами каких-то жухлых кустов.

– Лихо ведёте, – заметил Егор. Ему нравилось, как ловко управляется своим «жигулем» Поперечный. Тот довольно хмыкнул:

– А то ж! Вас везет не парикмахер, а почти Шумахер. Расслабьтесь и получайте адреналин.

По бокам дороги стали попадаться домики, мелькнула облезлая советская стела, обозначая территорию поселка. Слева потянулись четырех и пятиэтажные блочные дома, блеснул витриной магазин, и дорога стала совсем разбитой: асфальтовый каток здесь был такой же диковиной, как и «Феррари».

– Адрес у вас какой? – спросил Поперечный, аккуратно объезжая страшный провал посреди дороги.

– Кипарисовая, 10, – ответил Егор и полез в мобильный, собираясь включить навигатор. Сеть, однако, отсутствовала, будто он перенесся в семидесятые годы советской эпохи. – Черт, что у вас со связью?

– Со связью дело швах, на днях гроза была, – равнодушно пояснил Поперечный. – Говорят, накрыло вышку. Искры были, что бенгальский огонь!

Стало понятно, что адрес Поперечному знаком хорошо.

– А что, там, правда, кипарисы растут?

– Там бабло растет, – хмыкнул Поперечный. – Как сезон начинается, так и растет.

«Жигуль» проворно петлял по улицам. Вместо блочных домов потянулись индивидуальные домики и мини отели, укутанные, словно знаменами, полотенцами, развешанными для просушки. Пахнуло морем, соленым, прохладным и величавым. Машина стала пробираться по каким-то задворкам, где массово и беспорядочно толпились припаркованные автомобили и цвет их был так же разнообразен, как и денежный эквивалент. «Жигуль» выбрался из этих затененных декораций и как-то разом, будто рухнул занавес, открылось море. Егор жадно втянул воздух и приготовился вылезать. Но «жигуль», разминувшись со встречным внедорожником, попер по узкой мощеной дороге в жуткую крутую горку. Слева уходило в бездну море, справа зубчато теснились разноэтажные частные отели. Егор напрягся: ему показалось, что «жигуль» не сдюжит и непременно заглохнет на такой круче. Поперечный, привычно разгадав его опасения, сказал:

– Не ёрзайте, прынц. Карета еще не приехала.

Машина вползла на мощеный пятачок, которым оканчивалась дорога, и стал, хрустнув ручником.

– Вот ваши хоромы, – кивнул Поперечный на трехэтажное сооружение на са́мой горе и полез из машины. Егор тоже вышел и потянулся всем телом. Здесь реял ветер, приятно обдувая взопревший тыл Егора. Поперечный извлек из багажника чемодан, поставил на плитку, которой была выложена дорога и отрапортовал:

– Вот вам море, пляж внизу. Там гора Воронья, рекомендую слазать, осмотреть закат, – он махнул рукой в сторону островерхой горы, увенчанной мачтой телекоммуникаций. – С вас триста целковых и можете не благодарить.

Егор отсчитал бумажки, протянул Поперечному, и тут же получил взамен визитку, на которой значилось: «Поперечный Николай Петрович. Такси». Ниже был указан телефон.

– Пока связь не наладилась, спро́сите любого местного, – пояснил Поперечный, залезая в свой «жигуль». – Меня все знают.

Он лихо развернулся на пятачке и начал сползать с горы вниз, к поселку. Егор еще раз взглянул на сверкавшее под солнцем море и пошел к распахнутой калитке, ведущей к отелю.

…Когда обычный протокол заселения был исполнен, Егор со своим чемоданом оказался на самом верху гостиничного строения, где был его двухместный номер. Короткий коридор вывел Егора на обширный балкон, где стоял пластиковый стол, несколько стульев и сушилка для полотенец. Тут-то и ждало Егора лучшее, что было в этом отеле. За перилами балкона уходила вниз зеленая ступенчатая панорама, плавно впадающая в бухту залива. Далее располагался пляж, набережная, и оканчивалось всё это великолепие остроконечной горой, увенчанной мачтой связи, в которую, надо полагать, и угодила помянутая молния. Высота отеля уступала пику горы, но, как показалось Егору, незначительно. От этого многообещающего вида у Егора захватило дух, но он совладал с эйфорией и отправился в душ.

После душа он нарядился в шорты, футболку белого цвета, свободную от каких бы то ни было рисунков, нацепил такую же безликую бейсболку, закинул за плечи небольшой рюкзак и осмотрел себя в зеркале, вмонтированном в створку платяного шкафа. Из зеркала на Егора смотрел типичный турист-отдыхающий, желающий моря, солнца и немного адюльтера. С тем он и покинул номер, замкнув дверь на ключ.

Спустившаяся с горы дорога немедленно потеряла ухоженность и лоск. Собственно, и дорога потерялась. Местность предлагала следующие варианты. Налево угрюмо пролегал разбитый машинами остов былой дороги, от которой лишь местами сохранились участки асфальта, все остальное же было вариациями одной общей канавы. Этот путь имел лишь один плюс: он сулил тень, так как здесь росли различные южные деревья, и вился дикий и не очень виноград, причудливо заползая всюду, куда можно было вскарабкаться. Направо вел путь туриста и ротозея: именно здесь начиналась главная набережная поселка. Она была любовно обустроена: выложена плиткой, обрамлена справа, со стороны моря, мощной балюстрадой из бетона, щедро выкрашенной белой краской. Оттуда звучала музыка и гвалт праздношатающейся толпы: все располагало к бездумному и незамысловатому отдыху. Егор выбрал вариант номер два, решительно шагнул к балюстраде и, опершись о широкое ее навершие всем телом, начал разглядывать морской пейзаж.

Главная бухта поселка начиналась с уже упомянутой высокой горы, красочно и решительно оступавшейся прямо в море. На ней торчала мачта телекоммуникаций. Почти вплотную к горе виден был причал, возле которого качались пара яхт, и разного калибра катера и лодки. Там же начинался каменистый пляж и там

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Побочный эффект

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей