Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Ледяное сердце. Проклятие Драконов

Ледяное сердце. Проклятие Драконов

Читать отрывок

Ледяное сердце. Проклятие Драконов

Длина:
566 страниц
6 часов
Издатель:
Издано:
Nov 25, 2021
ISBN:
9785043278814
Формат:
Книга

Описание

Полная завершенная версия книги.

Кая - успешный боевой маг, доверенное лицо Императора Солнечной Долины и последняя представительница рода темных эльфов Кьярн. А еще носительница проклятья Ледяных Драконов. Волноваться ей не о чем, пока Драконы в добровольном заточении в своей Хрустальной Долине, за Туманным хребтом. Ведь проклятье вступит в силу только в случае, если она повстречается с одним из них. Но что ей делать, когда она неожиданно узнает, что делегация Драконов вот-вот прибудет, а она обязана быть среди встречающих?

Жизнь или долг?

Что она выберет?

Издатель:
Издано:
Nov 25, 2021
ISBN:
9785043278814
Формат:
Книга


Связано с Ледяное сердце. Проклятие Драконов

Предварительный просмотр книги

Ледяное сердце. Проклятие Драконов - Алексеева Ирина

Ирина Алексеева

Ледяное сердце. Проклятие Драконов

Пролог

В таверне было подозрительно тихо и безлюдно, безэльфно, безгномно и так далее по списку. Выбрав угловой столик, утопающий в полумраке, я закинула сумку на отполированную множеством штанов скамейку и махнула хозяину заведения. Арий, средних лет мужчина с черной повязкой на глазу, подошел ко мне через минуту и сел напротив.

– Как обычно? – уточнил он, не особо интересуясь ответом. Знает меня не первый год. Я кивнула.

– Что-то пусто у тебя, – я обвела взглядом свободные столики.

Арий удивленно покосился на меня.

– Так праздник же, – он покачал головой, глядя на меня как на безнадежно больную. – Все на площади.

А, точно. День Забвения. Праздник исполнения желаний.

– Я забыла.

На стол передо мной с тихим стуком опустилась запотевшая кружка с пивом и тарелка тушеного с овощами мяса. Я улыбнулась Кларе, бессменной подавальщице «Санктуария», и обхватила руками прохладную кружку. За что уважаю Ария, так это за то, что он никогда не разбавляет пиво. Да и варит его отменно.

– Что должно было произойти, что ты забыла о празднике? – проницательно спросил хозяин таверны. Прежде чем ответить, я сделала большой глоток. Пенный напиток показался чуть более горьким, чем обычно, но, возможно, дело в моем внутреннем состоянии.

– Я сегодня была у верховного мага. Завтра в Бракор прибывает делегация Ледяных Драконов, и я должна быть среди встречающих.

– И чего ты так убиваешься по этому поводу? – не понял Арий. – Встретишь, проводишь к императору и свободна. Или платья подходящего нет?

Если бы так, это была бы меньшая из моих проблем. Я усмехнулась. Хозяин одного из самых посещаемых заведений в прошлом был пиратом. Заключив договор с морской ведьмой, он успешно разбойничал, пока на одном из захваченных кораблей не встретил свою судьбу. Говорят, такая любовь приходит лишь раз в жизни, и ее ни за что нельзя упускать. Я украдкой взглянула на Клару, завоевавшую сердце сурового пирата, и невольно позавидовала. У меня вот никого нет. И, вероятно, уже не будет.

– Ты не понимаешь, – я вздохнула. – Стоит Драконам меня увидеть, как они распознают во мне злейшего врага.

– Ну и что? – Арий подвинул ко мне тарелку с едой. – Ты на службе Императора, они ничего тебе не сделают, не имеют права. Да и ауру ты свою можешь скрыть, если захочешь.

Ауру-то скрыть можно, а вот проклятую кровь не спрячешь. Но разве человек, пусть даже и водивший дружбу с ведьмами, сможет меня понять? Никто и ничто не защитит меня от кровной мести. Может, на церемонии драконы и сдержатся, но после их убийца костьми ляжет, чтобы найти меня и вырвать сердце.

– А зачем пожалуют-то? – не дождавшись ответа, поинтересовался хозяин «Санктуария». – Никак, мировую заключить решили? Надоело с врагами под боком жить?

– Не знаю, – качнула головой я. – Архимаг обещал утром сообщить цель визита и разработать линию поведения. Новая война нам ни к чему. Но как бы из-за меня не вышло чего…

– Не волнуйся, – видимо, хозяину таверны надоело мое упадническое настроение, и он поднялся из-за стола. – Приходи завтра после всех церемоний, угощу тебя новым сортом пива.

Он подмигнул и направился за стойку. Я вздохнула и повозила ложкой в тарелке с едой. Аппетит пропал. И ведь не откажешься. Я давала клятву служить Императору, а это значит, что обязана делать все, что прикажет верховный маг. А маг, с чисто эльфийским равнодушием, выслушал мои сбивчивые объяснения по поводу меня, Драконов и проклятия пятидесятилетней давности, и недовольно отмахнулся. Ледяные Драконы, впервые за последние десять лет покидающие Туманный Хребет, вряд ли станут размениваться на жизнь одного мага. И сбежать нельзя. Древняя магия клятвы на крови расценит это как предательство, и я получу то, от чего собиралась бежать – мучительную смерть.

Пиво в кружке закончилось незаметно. Я лишь удивленно посмотрела на показавшееся донышко и, захватив тарелку, направилась к Арию.

– Меняю на пиво, – я протянула ему еду. Хозяин таверны усмехнулся и без вопросов нацедил из бочонка полную кружку темного. На густой пене проявилось изображение трилистника. На удачу. Кажется, у меня появилась идея. Напьюсь и завтра буду не в состоянии встать с постели. Думаю, даже у магистра Сильвариона не будет ко мне претензий по этому поводу. Похмельный боевой маг – то еще сокровище.

Мысленно потирая руки, я направилась за свой столик. Еще пара кружек пива, и можно заказать бутылку горлодера – забористого гномьего самогона. Выпью, и до завтрашнего обеда буду труп трупом.

Пока я цедила вторую кружку, таверна постепенно наполнилась народом. Гуляния на площади продолжатся до рассвета, но холод и голод время от времени гонит веселящихся людей в заведения, где можно укрыться от одного и утолить другой. Да и необходимость банального отдыха никто не отменял. На всякий случай накинув на голову капюшон, я села так, чтобы видеть дверь. Старая привычка. Можно, конечно, накинуть на себя покров отвода глаз, но чтобы контролировать магию, нужна ясная голова.

Когда в ход пошла третья кружка, я, поймав насмешливый взгляд Ария, отвернулась от двери. Он считает меня трусихой. Меня, что не побоялась бросить вызов королю-личу, что выиграла Турнир Пяти Стихий, когда училась на третьем курсе Академии. И правильно делает. Сколько себя помню, я пыталась быть храброй. Когда погибли родители, поклялась выжить любой ценой. Когда бабушка, умирая, поведала самую страшную семейную тайну, я пообещала развить свой дар, поступить в Академию. И поступила, стойко прошла все испытания, выдержала несколько лет обучения, и получила заветный диплом боевого мага. А затем практика, клятва Императору, и все мои устремления – служение народу. Я не имею права на трусость, когда мирным гражданам Бракора грозит опасность. Но когда дело касается меня, я могу хоть на мгновение дать слабину и позволить себе замереть от ужаса. Именно так и было, когда верховный маг Бракора сообщил о прибытии Ледяных Драконов, ведь я наивно надеялась, что Богиня милует и этого на моем веку не случится.

Колокольчик над входом в «Санктуарий» в очередной раз прозвенел, и на миг в зале воцарилась тишина, заставившая меня посмотреть на дверь. Лучше бы я этого не делала. Ронар Элланд, до этого оглядывающий таверну в поисках свободного столика, мгновенно поймал мой взгляд. Я поспешно отвернулась и глубже натянула на голову капюшон, но было уже поздно. Меня заметили.

У каждого боевого мага за годы службы Императору появляются враги, и немало. Я не исключение, хоть и старалась всегда придерживаться нейтралитета. Но в самом начале короткого списка стоит Ронар, мой коллега по цеху, боевой маг первой ступени. Однако это не мешает нам враждовать, что, в принципе, естественно для представителей разных рас. Это что-то, что сильнее доводов разума, голый инстинкт. Дело в том, что я происхожу из одного из древнейших кланов темных эльфов, Ронар же чистокровный светлый. Наша взаимная вражда началась еще в Академии, с первого дня, как я там появилась, и со временем стала лишь сильнее. Стоит нам встретиться вне городских стен, где действует закон о ненападении, как в ход тут же пускается весь арсенал боевых заклятий.

– С каких пор Арий пускает в свою таверну отбросы вроде тебя? – конечно, он не смог просто пройти мимо.

Скинув с головы капюшон, я уставилась в сверкающие зеленые глаза. А ведь это выход. План созрел мгновенно. Если Ронар меня ранит, завтра я уж точно никуда не пойду. И причина будет гораздо более уважительная, чем чрезмерное возлияние накануне. А рана, если не смертельная, затянется через пару дней.

– Лесс Элланд, – ухмыльнулась я, не до конца уверенная, что смогу его спровоцировать, – в этой таверне сейчас только один отброс. И он только что вошел.

Глаза эльфа мгновенно сузились, он прожигал меня взглядом, грозящим долгую и мучительную смерть. Но это так, цветочки. По-настоящему взбешенным я его видела лишь однажды, и причиной было нападение умертвий на одну из деревень Вересковой Тропы, при котором погибла половина мирных жителей, включая женщин и детишек. Тогда оказалось, что деревенский староста не обновил обереги на погосте, а деньги, выделенные казной, положил себе в карман. Помню, Ронар тогда рвал и метал, а я впервые не знала, как справиться с собственными эмоциями, слишком оглушенная ужасом и масштабами произошедшей трагедии.

– Лесса Кьярн, – шагнув к моему столику, эльф склонился так, что его дыхание обожгло мне скулы. – Я ведь могу расценить это как личное оскорбление, и тогда дуэль неминуема.

Прекрасно. То, что нужно.

– Как вам будет угодно, – я отодвинула кружку и поднялась. Мои глаза оказались на уровне его груди, и я упрямо вздернула подбородок, прожигая его презрительным взглядом. – Кишка не тонка? – поинтересовалась, прищурившись.

Острые скулы эльфа побледнели, глаза же, наоборот, приобрели пугающий оттенок штормового моря.

– Идем, – бросил он сквозь плотно стиснутые зубы.

Оставив на столе пригоршню монет, я обошла Ронара и направилась к выходу.

– Кая, – окликнул меня Арий. Вид у него был встревоженный. – Все в порядке?

– В полном, – я выдавила из себя улыбку, которая никого не обманула. Следующий позади злейший враг тихо хмыкнул, но ничего не сказал. Кажется, он сразу же раскусил мою провокацию, но по какой-то причине поддержал спектакль.

До городских ворот добирались в полном молчании. Я шла впереди, радуясь, что Ронар так удачно зашел в таверну, и немного опасаясь, что на этот раз удача мне изменит, ведь для магии нужна ясная голова, а мне до этого уже далековато. За воротами я свернула на тропинку, спускающуюся на побережье. Едва между зарослями колючего кустарника показалась черная гладь воды, я остановилась и привычно вдохнула полной грудью. Люблю море. Над Бракором разлились сумерки, наполненные сладким ароматом цветущей вишни. Вода, гладкая, как стекло, отражала звезды.

Обернувшись, посмотрела на Ронара. Он застыл, глядя на открывшийся вид. Ветер трепал выбившиеся из косы пряди золотистых волос. Он как солнце. Живой, сильный, отважный воин. А я тьма. Холодная, расчетливая, таящая в себе опасность. И почему не напал до сих пор?

Я спустилась на берег и, не дойдя несколько шагов до воды, скинула сумку и плащ. Обернулась к Ронару. Зеленые глаза смотрели спокойно и немного насмешливо. Закатав рукава свободной белой рубашки, он ловкими движениями переплел косу и откинул ее себе за спину. Я призвала стихию, и вокруг меня привычно засветился щит.

– Решила выяснить раз и навсегда, кому не место в этом мире? – эльф поставил собственную защиту, купол вокруг него заискрился кристаллами льда. Наверное, зря я пришла на море. Вода – не моя стихия. А до полной темноты, что дала бы мне силы, еще больше часа.

– Я и так это знаю, – я смотрела, как Ронар призывает стихию, и не могла оторваться. Между его ладонями разрастался водяной шар. На вид совершенно безобидный, но я знаю, что он несет в себе смертельный холод. Стоит ему меня коснуться, и сердце, скованное морозом, через несколько минут остановится. Но этого не произойдет. Ронару еще ни разу не удалось пробить мой щит.

– Позволь поинтересоваться, – он чуть склонил голову набок, разглядывая меня. – Почему ты вдруг даешь мне такую прекрасную возможность избавиться от тебя раз и навсегда?

Почему бы не сказать ему правду? Иногда заклятый враг – это практически друг. Он знает обо мне абсолютно все, чувствует мое настроение, слабости, предугадывает удары. Но…

– Надоело жить с оглядкой, – соврала я. Надеюсь, убедительно. – Надоело сражаться с тобой каждый раз лишь потому, что тебе не по вкусу запах моей крови.

Надоело так жить. Я замерла, поняв эту простую истину. Да, я поклялась выжить и развить свой дар. Поклялась стойко нести проклятие своей крови и татуировку убийцы Драконов, дарованную далеким предком. Эта татуировка – мой приговор, и ничего более. Знание, что в один прекрасный день придется платить за деяния своего прадеда, с которым никогда не была знакома, не дает мне завести семью, впустить кого-то в свое сердце. Так может, пусть оно лучше замерзнет? Ведь это и не жизнь вовсе. Я всегда, не задумываясь, выбирала самые сложные задания, бросалась сломя голову в самое пекло. Король-лич на северном кладбище? Полчища нечисти на границе? Восстание ликанов? Я справилась. Но чего мне это стоило?

Может, вернуть, наконец, долг Драконам и явиться завтра на треклятую встречу? И они поймут, конечно, поймут, что я-то им ничего не сделала. Что я не могу отвечать за то, что натворил мой предок. А если не поймут, то я буду бороться до последнего, и никто не скажет, что Кая Кьярн из рода Мрачных Теней не была достойна звания боевого мага.

В моих ладонях разлилась тьма. Сила поднялась волной, отвечая на эмоции. По позвоночнику пополз холодок предвкушения, а воздух вокруг сгустился до состояния сиропа из-за действия щита.

Выкрикнув заклятие, Ронар спустил с цепи свою стихию. Я закрыла глаза, с издевательской усмешкой ожидая, когда поток омоет мой щит и схлынет, как приливная волна на море. Холод ударил в грудь с такой силой, что ноги оторвались от песка. Пролетев несколько метров, я врезалась спиной в скалу и упала вниз, разодрав в кровь ладони и колени. Что это, Тьма побери, было? Щита как не бывало. Похоже, я не удержала контроль. Сердце как будто тисками сдавило. Больно и зверски холодно. Зубы непроизвольно застучали. Приподнявшись, перевернулась на спину. Дышать стало чуточку легче. Мелкие камни и ракушки больно впились в разодранную спину, но это мелочи по сравнению с тем, что жить мне осталось несколько минут. Холод разлился по телу, сковывая, выпивая жизнь. Попыталась призвать магию – без толку. Похоже, Богиня отвернулась от меня. И момент для этого выбрала самый неудачный.

Неужели это все? Один удар, и меня больше нет?

Я повернулась, чтобы посмотреть на море, но увидела лишь до блеска начищенные сапоги Ронара. Он сел на песок рядом со мной.

– И не боишься? – спросила первое, что пришло в голову, и удивилась своему незнакомому, хриплому голосу.

– Нет, – он усмехнулся. – Ты больше не поднимешься. Никогда. Совсем скоро твое сердце остановится.

Я всегда думала, что это будет как-то иначе. Боевых магов учат не бояться смерти, относиться к ней как к долгожданному отдыху. Когда я нормально спала в последний раз, не поднятая на заре очередным происшествием? Когда последний раз ночевала в постели, а не на куче сырого лапника под холодным светом звезд?

Вздохнув, я посмотрела на небо. Страх ушел. Как и холод. Тело как будто онемело. Волосы пропитались кровью, разбила голову о скалу. Над морем плыл дурманящий запах вишни, предвещающий скорое лето. Но я его уже не увижу. Мои губы сами растянулись в улыбке. Такая глупая смерть для боевого мага. Да и вообще глупая. Нелепо все как-то. Впору посмеяться над собственной никчемностью. Три кружки пива – одна роковая ошибка.

Ронар сел настолько близко, что при желании я могла бы дотронуться до него рукой. Мой заклятый враг. Ждет, не уходит. Наверное, хочет убедиться, что я не уйду с этого пляжа. На меня не смотрит, уставился на воду, покрытую белыми барашками пены – признак надвигающейся бури, и о чем-то думает. Хотелось бы мне знать, о чем.

– Я никогда тебя по-настоящему не ненавидела, – призналась тихо, удивляясь, откуда силы взялись говорить.

Когда я пришла в Академию, он первым избрал меня своей добычей, с моей же стороны была по большей части оборона. Никогда не испытывала удовольствия от нашей вражды.

– Знаю, – он повернулся, и на один краткий миг мой мир сузился до его удивительных изумрудных глаз. Ноздри эльфа слабо трепетали, реагируя на мою кровь. – Поэтому до сих пор не убил.

И мне бы засмеяться, но сердце как будто увязло в желе, и практически замерло.

Когда держать глаза открытыми не осталось сил, я их закрыла.

– Мне даже будет не хватать тебя, Кай, – донесся до меня его тихий голос. – Поэтому, если это был твой изощренный способ совершить самоубийство, прости.

Сквозь сомкнутые веки пробился свет. Тело окутало теплом, как будто меня погрузили в горячий источник, сердце, минуту назад сделавшее свой последний удар, встрепенулось и заработало с новой силой.

Проклятие. Я изо всех сил сопротивлялась, но исцеляющая магия светлых проникла в каждую клеточку, наполняя меня жизненной силой. Проваливаясь в лечебный сон, я почувствовала, как Ронар взял меня на руки.

– Не так много у меня заклятых врагов, чтобы так глупо их терять, – пробормотал он. – Может быть, в следующий раз.

Глава 1

– С возвращением, – поприветствовал меня Арий, едва я показалась на лестнице. – Думал, проспишь все на свете.

Я огляделась. В таверне кроме меня и Ария никого не было, рано еще. После вчерашнего праздника народ только к вечеру в себя придет и начнет собираться в местах массового пребывания. Спустившись вниз, молча скользнула на отполированную скамейку и, сложив руки на столе, положила на них голову. Странное выдалось пробуждение. Почему я не дома, а в «Санктуарии»? Почему голова раскалывается от боли, как будто взрываясь изнутри от малейшего движения? Волосы пропитались кровью и слиплись на затылке некрасивым колтуном. Проснувшись и обнаружив себя в непривычной обстановке, я бегло осмотрела тело на предмет повреждений, но под грязью и кровавой коркой обнаружилась здоровая кожа. Значит, имело место исцеление. Не придумав ничего лучше, я отправилась искать того, кто может знать ответ.

– Почему я ночевала здесь? – основной вопрос, который меня мучил. Неужели план удался, и я так сильно напилась, что не смогла покинуть «Санктуарий»? Это объясняет головную боль, но не объясняет разбитую и вылеченную голову.

Бывший пират усмехнулся и, зайдя на кухню, принес мне оттуда большую кружку травяного чая. Поставив передо мной напиток, Арий сел напротив. В руке у него была тряпка, которой он до этого полировал стойку.

– Что ты помнишь после того, как вы с лессом Элландом покинули «Санктуарий»?

Лесс Элланд…

Я чуть было не застонала в голос, когда воспоминания хлынули мощным потоком. Идиотка. Какая же я конченая идиотка. Это надо было так опозориться. И перед кем? Перед светлым. Язык теперь не повернется назвать его врагом. Поймав на себе сочувствующий взгляд трактирщика, закрыла пылающее лицо руками. Лучше бы Ронар меня убил.

– Ясно. Он принес тебя на закате, оплатил комнату, сказал до утра не беспокоить, утром дать крепкого отвара и отправить домой. Так что пей и иди приводить себя в порядок, Драконы ждать не будут.

Я вздохнула, изо всех сил стараясь не поддаваться растущему во мне чувству. Мне сейчас нужна ясная голова. Обхватив тяжелую кружку обеими руками, сделала большой глоток отвара. Арий не поскупился на земляничные листья, а в том, что именно он готовил напиток, сомневаться не приходилось. После второго глотка голова начала проясняться. Убедившись в том, что я четко выполняю указания, трактирщик поднялся, но я задержала его, поймав за руку.

– Спасибо, – поблагодарила, уверенная, что теперь-то мы действительно видимся в последний раз. – И удачи тебе во всем, Арий, пусть Одноликий одарит тебя.

– Уже одарил, – хмыкнул пират и покачал головой, пристально глядя в мои больные глаза. – Не прощаемся, Кая. Мое вчерашнее приглашение в силе, и только вздумай не явиться.

Я невольно усмехнулась его оптимизму. В голове окончательно прояснилось, и, опрокинув в себя остатки отвара, я поднялась из-за стола. Пора перестать убегать от расплаты и встретиться с Ледяными Драконами. Это решение казалось единственно верным, и, скорее всего, им и являлось. Ронару я не солгала ни единым словом. Вся моя предыдущая жизнь – путь к неминуемой и, скорее всего, насильственной смерти. Пора положить этому конец.

Всю свою жизнь я знала, что мой путь предопределен. Много лет назад мой прадед участвовал в заговоре против Драконов. Не только Ледяных. Эльфы объединились с человеческими магами, чтобы раз и навсегда истребить ящеров, считавших себя повелителями Алассара. В результате кропотливой работы были выведены монстры – ларки, способные уничтожать Драконов, и пущены в ход. Ледяные Драконы тогда объединились с Огненными и Сумеречными. Война, длившаяся несколько изматывающих лет, окончилась полным поражением заговорщиков, все ларки были уничтожены, все причастные – казнены. Между людьми и Драконами был заключен мирный договор. Светлые эльфы удалились в Вечный Лес, темные спрятались в Подгорье, люди же остались в Солнечной Долине, центром которой является Бракор. Наше правительство капитулировало, но Драконы, подтвердившие свое превосходство, милостиво пощадили правящие династии, оставив, однако, за собой право передумать.

Существенные изменения коснулись лишь Ледяных Драконов. В одном из сражений ларки растерзали наследника правящего рода, и в королевстве Аттинор началась война за престол, закончившаяся полным отделением Хрустальной Долины от прочих драконьих владений. Междоусобица закончилась лет десять назад воцарением династии Скайгард, после чего Ледяные Драконы объявили холодный нейтралитет. Торговлю они вели только с гномами, игнорируя другие расы. Император неоднократно отправлял в Долину шпионов, чтобы оценить обстановку, но Повелитель Скайгард каждый раз возвращал их обратно. По частям. Думаю, они так и не простили людей и эльфов за сговор, в результате которого погибло так много их сородичей. Целью заговорщиков было поставить чешуйчатых на место, вместо этого они добились полностью противоположного эффекта. Если раньше Драконы относились к младшим расам с терпеливым снисхождением, то после войны осталось лишь высокомерное презрение, ведь в любой момент они могли нас всех уничтожить, и уже доказали это.

К сожалению, мой прадед был тем самым гением, что вывел монстров в своей лаборатории, и после того, как Ледяные Драконы казнили его с особой жестокостью, на весь род Кьярн легла печать проклятия. Мой дед скрылся в Подгорье и успел завести семью до того, как обстоятельства вынудили его отправиться в Солнечную Долину. Человеческий император, желая наладить дружественные отношения с замкнувшимися за Туманным Хребтом Драконами, отправил им скованного цепями носителя печати. Деда казнили. Моих родителей постигла похожая участь, но на этот раз они погибли оба, разорванные Драконами. Я осталась с чудом выжившей бабушкой. Перед тем, как отправиться к Богине в Сады Безмятежности, она взяла с меня клятву, что я не стану гробить свой магический талант, отсиживаясь в Подгорье. Она очень надеялась, что новая династия Ледяных окажется более благоразумна и милосердна, и преследование нашего рода прекратится. Мне ничего не оставалось, кроме как отправиться в Солнечную Долину поступать в магическую Академию. То, что я дожила до ее окончания, немного прибавило веры в светлое будущее, но не достаточно, чтобы я отважилась связать с кем-то свою жизнь. Если Драконы не снимут печать, то род Кьярн, как и проклятие, прервется с моей смертью.

Как напоминание, печать между лопатками отозвалась жжением. Похоже, времени осталось совсем мало.

После окончания Академии мне, как боевому магу на службе Императора, была предоставлена комната в крепости гарнизона Бракора. Но пяти лет жизни в общежитии мне вполне хватило, чтобы понять – это не мое. Поэтому уже больше года я снимаю апартаменты в одном из доходных домов почти на самом побережье. Дорого, да, но с другой стороны, на что еще мне тратить свое жалованье? На дорогие платья и украшения? Упыри на кладбище будут вне себя от восторга, если я буду отбиваться от них, путаясь в кринолине и задыхаясь в тугом корсете. Пропивать? Я столько не выпью. Откладывать потомкам? Так не будет никаких потомков, я последняя в роду. И если подумать, пятнадцать серебрушек в месяц не такая высокая цена за собственное жилье с отдельными, хоть и крошечными, удобствами. И по утрам меня зачастую будит не городской шум, а крики чаек и грохот прибоя. При этом порт находится значительно южнее, да и не стала бы я жить в предпортовой зоне.

От «Санктуария», расположенного ближе к центру города, до моего дома было около часа пешего хода, но проведя рукой по волосам, я окончательно убедилась, что появляться в таком виде не стоит, тем более что путь мой лежит через центральную площадь. Плащ, долгое время служивший мне верой и правдой, судя по всему, так и остался валяться на берегу. Спасибо Ронару, что догадался прихватить хотя бы мою сумку. Вздохнув, вытащила свой последний кристалл-накопитель, и, зажав его в ладони, призвала пространственные врата. Воронка раскрылась в шаге от меня, и, махнув на прощание Арию, шагнула в светящийся овал. На несколько мгновений пришлось зажмуриться. Сколько раз перемещалась подобным образом, а голова кружится каждый раз, если вовремя не закрыть глаза.

Дом встретил меня оглушительным стуком в дверь. Может, получится притвориться, что меня все еще нет?

– Кай! – до боли знакомый голос из-за двери. – Я знаю, что ты там. Открывай немедленно.

Застонав в голос, я сняла блокирующее заклятие, потом охранку, и дверь распахнулась, чудом не слетев с петель.

– Поверь, я тоже не рад тебя видеть, – Ронар влетел в помещение и замер, разглядывая меня. Мне вовсе не обязательно смотреть в зеркало, чтобы знать, что за зрелище я из себя представляю. В гроб и то краше кладут.

– Но Верховный оторвет мне голову, если тебя через полчаса не будет в Императорском Дворце, – вновь обретя дар речи, закончил он.

Я застыла, не зная, как теперь реагировать на этого невозможного эльфа. Меньше суток назад он был злейшим врагом и собирался отправить меня в Сады Безмятежности, имея на то полное право и мое согласие. А сегодня стоит в моей гостиной, сверкая на меня своими изумрудными глазами, и его плечи медленно опускаются. И мне бы радоваться, что лесс Сильварион поставил перед ним невыполнимую задачу, но не выходит.

– Дай мне пару минут, – понимая, что если не успею, он точно закончит то, что начал вчера, попросила я и скрылась в своей крошечной купальне.

Содрав с себя грязную одежду, я влезла под душ и едва не завизжала, поняв, что вода ледяная. Кажется, мой артефакт-нагреватель сдох. Тяжело дыша и дрожа всем телом, я в рекордные сроки помыла голову и завернулась в полотенце. Бодрит, Тьма побери. Один взгляд в зеркало, и я поняла, что Ронар меня точно прикончит. Если до этого я была бледная и грязная, то теперь я синяя и в пупырышках. А еще одежду не взяла. Высунув голову из купальни, поймала спокойный взгляд светлого. Слишком спокойный. Он невозмутимо отвернулся к окну, давая мне возможность скрыться в спальне, и до меня дошло. Ронар – маг воды. Ледяной душ – его рук дело.

Разозлиться не получилось. Вместо этого я сделала зарубку в памяти непременно отомстить. Боевые маги – народ особый, слабостей не прощает. Один раз спустишь обиду на тормозах, потом всю жизнь будешь получать тычки. Однажды я уже совершила подобную ошибку, позволив Ронару взять верх.

Отправляясь вчера в Санктуарий, я ничего особо самоубийственного не планировала. Идея напиться была такой же спонтанной, как и мысль спровоцировать Ронара, поэтому в небольшой платяном шкафу меня дожидался чистый и отглаженный форменный мундир. Одевшись за каких-то несколько секунд, я остановилась перед зеркалом, чтобы оценить свой внешний вид. Еще одной весомой причиной пойти в Академию стало то, что магички не обязаны носить платья. Есть установленная уставом парадная форма, различающаяся лишь цветом для выпускников разных факультетов, в остальное время можно одеваться, как вздумается. Я всегда предпочитала одежду, максимально удобную и не сковывающую движения. Вот и на встречу с драконами надела мягкие кожаные штаны и ботинки на самом маленьком каблуке. Если придется убегать, лучше быть к этому готовой. Темно-синий приталенный мундир, доходящий мне до середины бедра, застегнула на все пуговицы, поправила жесткий воротник-стойку и, схватив с тумбочки щетку, кое-как расчесала влажные пряди. Высохнут по дороге.

В гостиную вернулась, окончательно успокоившись и взяв себя в руки. По моим внутренним часам, которые редко давали сбой, прошло не более десяти минут. Если пойдем порталом, явимся даже раньше, чем было велено.

Ронар, судя по всему, решил не топтаться у двери. Я обнаружила его у стеллажа с моей скромной библиотекой. Эльф задумчиво листал какой-то справочник, но, услышав, что я вернулась, бережно закрыл его и поставил на полку.

Окинув меня оценивающим взглядом, он, кажется, остался доволен. Я вернула ему любезность, осмотрев с макушки до пяток. Как всегда безупречен. Я всегда подозревала, что Ронар талантлив во всем, за что берется, в том числе и в бытовой магии. Наша вражда не мешала мне трезво оценивать его способности, как, впрочем, и внешние данные.

– Портал? – спросила я, чтобы нарушить неловкое молчание. Эльф, как будто только этого и ждал, поспешно кивнул и вытащил из кармана небольшой накопитель. Судя по цвету, он был полностью заряжен. Сжав камень в кулаке, Ронар шагнул к двери. Я не слышала, как он призвал врата, но через миг в моей гостиной засветилась стандартная арка.

– Есть что-то, что я должен знать заранее?

Я замерла. Все это слишком. И вроде понятно, что заботой тут и не пахнет, всего лишь беспокойство о посольстве, но и суток не прошло с тех пор, как мы были врагами. И то, что он по какой-то причине не позволил моему сердцу превратить в ледышку, еще не делает его моим другом. Ничто не сделает. Но не могу не признать, что мой бывший враг умен и наблюдателен. Думаю, он еще вчера понял, что я не по синей лавочке его провоцировала, а с какой-то конкретной целью. Сопоставить факты для него не составило труда. Или это Арий вчера проболтался, что я до смерти боюсь встречаться с Ледяными Драконами.

– Все, что могло бы повлиять на исход миссии, я сообщила вчера магистру Сильвариону. Он не счел это существенным. Тебе не о чем беспокоиться.

Тон я выбрала максимально холодный. Нельзя позволить ему сократить дистанцию. Кажется, до Ронара дошло. Бросив на меня подозрительный взгляд, он чуть качнул головой и первым вошел в портал. А я что? Мне нельзя привязываться. Даже к нему.

Глава 2

На дворце Императора стоит мощная защита, поэтому из телепорта мы вышли аккуратно перед массивными воротами, сейчас гостеприимно распахнутыми. Ронар, больше не глядя на меня, направился мимо стражи, не удосужившись даже кивнуть. Либо его высокомерие сегодня особо зашкаливает, либо, что более вероятно, он уже успел здесь побывать. Привычно улыбнувшись караульным, я последовала за ним. Внутри все сковало холодом. Я еще не знаю, в чем конкретно заключается наша задача, но что-то подсказывает, что встреча с Ледяными Драконами неизбежна. Я невольно свела лопатки, но татуировка никак не отозвалась, зато этот жест не укрылся от вездесущего эльфа.

– Я думал, что полностью исцелил тебя вчера, – чуть слышно бросил он.

– Не все раны поддаются исцелению, – туманно ответила я, и пусть думает, что хочет. Застарелых шрамов на моем теле тоже хватает. Эльф хмыкнул и продолжил путь по выложенной гранитными плитами площади. Ему удалось вчера смести мой защитный купол, но есть барьер, который никому не под силу преодолеть. Я чуть ускорилась и пошла рядом с Ронаром, чтобы ожидающий нас магистр не подумал, будто я бегу следом. Оценив жест, маг усмехнулся, но, к его чести, не стал соревноваться в скорости.

Ночью, похоже, прошел дождь, гранит под ногами блестел каплями влаги. Я, первый раз за сегодня высунувшая нос из помещения, пожалела, что напялила мундир. Весеннее солнце пригревало, и, отражаясь от влажных камней, слепило глаза. Стараясь не морщиться, я пыталась разглядеть выражение лица архимага. Готова поспорить, он недоволен, но хотелось бы знать, до какой степени. Может, достаточно одной несерьезной выходки, чтобы он психанул и отправил меня прочь. Это будет тот еще стыд, зато не придется встречаться с чешуйчатыми убийцами.

Посреди площади, на которой традиционно проводились все официальные мероприятия, от празднования Пробуждения Весны до военных парадов, уже несколько веков возвышался монумент, возведенный первым императором из династии Асгардов. Пятидесятиметровая колонна, увенчанная фигурой рыцаря, устремлялась вершиной в безоблачное небо, и я в который раз поразилась мастерству зодчих прошлого. За последнюю сотню лет не было сотворено ничего, что могло бы превзойти Императорскую Колонну.

Архимаг, поджидавший нас у подножия архитектурного гиганта, был в сопровождении мэтра Оллина, верховного целителя Солнечной Долины и, по совместительству, декана соответствующего факультета в Академии. Приблизившись, мы с Ронаром синхронно склонились перед магистром.

– Светлого дня, – поприветствовала я начальство.

– Светлого дня, – благосклонно ответил архимаг, в то время, как рей Оллин сверлил меня подозрительным взглядом.

– Как видишь, с ней все в порядке, – Сильварион усмехнулся, и взгляд, устремленный на целителя, стал снисходительным, типа «я же говорил».

Оллин хотел было что-то возразить, но, подумав, растянул крепко сжатые губы в неискренней улыбке и развел руками.

– Недоразумение, – нехотя признал он.

Почувствовав мой полный едва сдерживаемого любопытства взгляд, магистр решил сжалиться.

– Мэтр Оллин утверждал, что накануне вечером твое сердце перестало биться, – любезно пояснил он. Я вздрогнула и едва сдержалась, чтобы не посмотреть на Ронара.

– Будь это правдой, я бы решил, что в прискорбном факте твоей кончины виноваты обстоятельства, о которых ты имела смелость поведать не далее, как вчера утром, – как всегда витиевато продолжил архимаг. – И в этом случае мне было бы сложно убедить Императора в лояльности наших возможных деловых партнеров. Начинать взаимовыгодное сотрудничество с убийства, по моему мнению, признак дурного тона.

Думаю, драконы переживут, даже если убийство не только дурной тон, но и плохая примета. А вот я вряд ли. Между лопатками ощутимо жгло, но я точно знаю, что татуировка с родовым проклятием здесь ни при чем. Это лесс Элланд пытается завершить начатое вчера. Решил, что раз с заморозкой не вышло, он испепелит меня взглядом. И, главное, за что? Я ему ни словом не солгала. Он явно еще вчера догадался, что встреча с драконами сулит мне неприятности, но только сейчас понял масштабы.

Меня же беспокоило, что верховный целитель, оказывается, каким-то образом чувствует состояние магов Солнечной Долины. Нет, я и раньше знала, что поиском одаренных детей занимаются целители, и если бы я не родилась в Подгорье, где много лет успешно скрывались от драконов мои родители, могла бы попасть в Академию гораздо раньше, приведенная кем-то из искателей дара.

– Благодарю за беспокойство, рей Оллин, – еще раз поклонилась я. – Возможно, вчера был момент, когда мне нездоровилось, но сейчас уже все хорошо.

И правду не сказала, и не солгала ни единым словом. Разве я не молодец?

– Вот

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Ледяное сердце. Проклятие Драконов

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей