Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Виновата Ева

Виновата Ева

Читать отрывок

Виновата Ева

Длина:
216 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Apr 22, 2021
ISBN:
9785043427281
Формат:
Книга

Описание

Холодный камень создаёт барьер между мной и свободой. До луны далеко, до звёзд не успеть. До свободы один шаг, но тысячи невидимых миль. Я слепо шла к свободе, слепотой зрячего мыслителя. Свобода была в звезде. Я видела. Различала. Она звала меня замогильным голосом, не стараясь утихомирить все звуки жизни. Она звала меня ярким светом, вдали от луны, вдали от Венеры, вдали от Сириуса. Икар не хотел умереть. Он махал мне, издалека, он был виден лишь мне. Икар хотел свободу, и нашёл себя во мне.

Издатель:
Издано:
Apr 22, 2021
ISBN:
9785043427281
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Виновата Ева

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Виновата Ева - Джафар Сабина

Виновата Ева

Сабина Джафар

Благодарности:

Сабина Азер Джафарова

© Сабина Джафар, 2021

ISBN 978-5-0053-6319-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ВИНОВАТА ЕВА

Солипси́зм – философская доктрина и позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности и отрицанием объективной реальности окружающего мира. Может рассматриваться как крайняя форма субъективного идеализма.

Холодный камень неприятно создаёт барьер между мной и свободой. До луны далеко, до звёзд не успеть. До свободы один шаг, но тысячи невидимых миль. Я слепо шла к свободе, слепотой зрячего мыслителя. Свобода была в звезде. Я её видела. Различала. Она звала меня замогильным голосом, не стараясь утихомирить все звуки жизни. Она звала меня ярким светом, вдали от луны, вдали от Венеры, вдали от Сириуса. Икар не хотел умереть. Икар махал мне, издалека, он был виден лишь мне. Икар хотел свободу, и нашёл себя во мне.

ГЛАВА 1

Встреча

Азаб и Хязяль

«Минута, когда люди обретают друг друга, и минута, когда они расстаются, – две значительных эпох в жизни человека, говорит великая книга Зенд.

Их глаза впервые встретились в том самом ресторане, который находится в самом дальнем углу улицы Кичик Гала, куда даже бомжи не собираются, чтобы выпрашивать милостыню. От неё веяло малиной, и он это почувствовал, как только она зашла в ресторан. Кислый привкус обжёг его горло, не понимая, что это было, он выпил пару глотка моргона, который появился недавно в меню этого ресторана. Владелец заведения – Лятиф, был крайне лицемерным человеком, он во всём искал свою выгоду, и ничего не делал с убытком, быть может, из-за этого на этой улице не обитали бомжи или попрошайки. И вдобавок ко всему, он был неказистым, чуть красивее пипа суринамской.

Заказывал моргон из одноименного региона, где на высоте 300 метров над уровнем моря расположен виноградник Кот дю Пи, стандартная цена которого около 30 манат, но он продаёт моргон в разы дороже. Хитрый дьявол всегда знал своё дело, он знал всех гостей этого заведения, вплоть до гроша в их портмоне, но не знал эту юную девушку, которая смущенно оглядывалась по сторонам.

Она искала глазами кого-то, а Азаб следил за её зрачками, как орёл над своей, без пяти минут, мёртвой жертвой. Его взгляд был прямым, он не скользил по открытым плечам девушки или по стройным ногам, они смотрели ей в глаза.

Их глаза встретились, играла музыка Кобейна, музыка бога гранж, она не могла оторвать взгляд в течение 8 секунд, она могла слышать свои сердцебиения, они были настолько громки, что Кобейн уступал её биениям сердца. С виска предательски скатилась мелкая капля пота. Её взгляд будто бы навеки приковался к его глазам, она хотела оторвать свой взгляд от него, но его глаза всё больше прижимали её к своим, привязались бекетовым узлом. Взгляд девушки был оторван из-за подошедшего парня. Азаб это не понравилось, а девушка облегченно вздохнула, не любила она неловких ситуаций, как мясо вегетарианцы. Они сели напротив стола молодого парня, который тоже не был один, он был с приятелями, которые курили табак и болтали меж собой, пока один из них не заметил отсутствие внимания друга. Он нашёл траекторию от его глаз до девушки, понял всю серьёзность ситуации и не стал подшучивать, ибо знал своего друга, и знал его характер.

В движениях девушки чувствовалось смущение. Не любила она неловких ситуаций, но они её очень.

Звёзды по-иному танцевали в эту ночь, луна светилась от некоего триумфа. Это было ровно спустя 8 месяцев, когда она наблюдала трёх звездопадов за одну ночь и загадала одно и то же желание и теперь, будто эти звёзды поднимались обратно, чтобы упасть перед её глазами снова и снова, пока она не поймёт, что её желанию суждено исполниться. Они беспокойно ждали её внимания, как и парень в ресторане напротив неё.

– Привет.– разрушил тишину Джавад.

Она ответила тем же.

– Красивое платье.

– Обычное.– в нём ей не нравилось всё: характер, манеры, волосы, стиль, абсолютно всё.

– Ты телефоном не… – он не успел договорить.

– Пользуюсь – произнесла девушка, смотря в бокал с водой, она не поднимала свои глаза, будто веки, как волны океана обрушились на её хрупкие веки. Она изучала тифлопедагогику в одном из частных университетов города. Недавно сотрудничав с типографией « Дельфин», она помогла нахождению материалов для новой книги «Ногарэ». На подготовку этой книги, ушло добрых шесть месяцев. Али, Расим, Марьям, Фархад и Джавад были авторами, редактором, верстальщиком и адвокатом типографии соответственно. Али был сангвиником, тогда как Марьям была перфекционистом, тот самый вымирающий вид, который вечно колеблется между порядком и беспорядком. Фархад был полным снобом.

– Я только что говорил с ними, Фархад сказал, что на проспекте нефтяников случилась авария, но ничего серьёзного, но Марьям и Али едут.– парень явно скрывал что-то, но девушке всё это не было явью, когда сформировался её характер, без наивности не обошлось.

– Господи, сейчас позвоню, узнаю, всё ли в порядке.– она испугалась не на шутку.

– Нет, не стоит, я говорил с ним, он сказал, что отключает телефон. Не волнуйся.

– Хорошо, ладно. – эти слова хоть как-то поиздержали её волнение.

– Может, закажем что-нибудь? – он был одет в бежевый льняной костюм английского бренда. В рукавах блестели запонки, выглядел вполне элегантно, как подобает адвокату филиала, второй в мире самой известной типографии. Одутловатое лицо двадцатитрехлетнего Джавада, было заострено в челюсти. На лице у него была трёхдневная щетина, а волосы коротко пострижены, а нос не привлекал никаким необычным признаком.

– Лучше подождём их. Не правильно же, заказывать что- либо без них. —она подняла свои большие карие глаза, заметила парня, который, как казалось ей, перестал уже на неё смотреть, но увы она ошиблась, она ошиблась не в последний раз. Быстро опустив глаза, она искала выход из этой неловкой ситуации, которая не раз происходило с ней.

– Вот и они..-сказал он, откинувшись на спинку стула.

– Хоть кто-то может объяснить мне этот текст? Да, хоть кто-нибудь. Дружище, вот прочитай этот текст, и объясни мне, пожалуйста.– с шумом сел на свой стул Али. Всегда оживлённый, многословный. Временами он терялся в своих текстах. Досиживался допоздна, писал многозначные тексты, а утром не вникал в них и нервничал.

– Не обращайте на него внимания, он слегка пьян, принесите нам ваш фирменный нисуаз, пожалуйста. – вмешалась Марьям.

– Да, не пьян я, я хочу разобраться, наконец, в себе. – вяло прошептал Али.

– Я не советую в них копаться, потому что их вы написали, значит, они – это вы. Если вы попытаетесь в них закопаться, то начнёте копаться в себе, а это приведёт к тому, что вы заблудитесь в себе. Никто их вам, не сможет объяснить, по-моему, они как старый мольберт, которого каждый понимает по своему, и каждый прав в своих суждениях. – неуверенно проговорила Хязяль.

– Девочка, права. – проговорил Фархад, поправляя столовые приборы.

– Да. – восхищённо сказал Джавад, озирая её оценивающим взглядом.

Официант принёс блюда, всё ещё играла музыка Кобейна, кто-то скажет, он дурно справлялся с гитарой, но для Азаб не существовало другого поистине гениального музыканта. Скорее всего, во всём заведении неординарной музыке, был рад лишь Азаб.

– Что находят подростки в такой музыке, не понимаю. —Али перестал копаться в себе, но теперь его интересовал музыкальный стиль молодёжи.– Хязяль, хоть ты уже не подросток, но, мне кажется, ты тоже слушаешь панк, пост-панк или музыку в стиле гранж.

– Я больше предпочитаю инди-рок, но и эти стили тоже хороши, как по мне.

Расим был замкнутым человеком, с людьми всегда был осторожен, и легко никого не брал в свою жизнь. «Иметь чего-то много всегда опасно» – нередко говорил он. Порой некоторые люди нам кажутся потухшими экранами умного телефона, которые не выдержали очередного падения, но нажимаешь нужные три кнопки, и они вновь оживают. Расим был ярким экраном потухшего телефона.

Разговоры отвлекли её от маленькой проблемы. Они обсудили все нюансы издания книги ещё раз, на самом деле эта встреча была прощальной, все это понимали. Каждый старался избежать разговоров о последнем собрании, так было легче.

– Я ничуть не пьян, я никогда не пью, зачем ты так сказала? – не угомонился Али.

– Я пошутила, ты всё воспринимаешь всерьёз, вы писатели все такие? – она посмотрела на Расим и мысленно взяла свои слова обратно.

– С вами было хорошо, мне пора. – ему некуда было спешить, его родители жили в другой стране, не было ни друзей не жены. Даже если, на него некогда повлиял стих Есенина матери: «И нет за гробом ни жены, ни друга», но он не получал от этого удовольствия. Хотел бы иметь за гробом и жены и друга, но не мог. С людьми всегда ему было сложно.

Они нехотя попрощались. Не смотря на то, что они работали в одном и том же издательстве, но виделись они не так уж часто, лишь когда имели общее дело.

– В этот раз будет по другому, мы будем так собираться часто, обещаете? – искренне произнёс Али.

Все согласились, но знали, что завтра лишь поздороваются и залезут в свои норы.

После того как уехал Расим, они тоже собрались и встали. Али провёл Марьям домой, а Джавад настоял подвести Хязяль.

– Вы уходите, о ней не беспокойтесь, я её проведу.

Немного посидев, они тоже вышли из ресторана.

– Не стоит, Джавад, спасибо большое. – она знала, что всю дорогу ей придётся поддержать бессмысленный разговор, улыбаться его пошлым шуткам и стараться ему не врезать.

– Да, ладно, я не съем тебя. – она не особо обратила внимания, но Джавад выпил чуть больше своей нормы.

«Он кажется выпил слишком много» – подумала она. «Как же он противен»

– Хязяль, в машину, я сказал – его настроение резко изменилось, он стал всё более раздражительным.

Она вздрогнула от неожиданности. Высочив большие карие глаза, уставилась на него недодумывающимся взглядом. Он грубо схватил её за локоть и хотел отнести к своему автомобилю.

– Отпусти её руку.– за долю секунды тот самый парень оказался рядом с ними.

– Чего? – надменно произнёс Джавад. Еле стоя на ногах.

– Отпусти её руку. – в этот раз он произнёс более чётко делая ударение на последние слоги.

– Да, пошёл ты на… – Азаб врезал ему, не позволив договорить слова. Он сломал его нос. На её белой коже остались следы от его пальцев, что ещё больше взбесило его, но он был спокоен, вся улица смотрела на его реакцию, все вздрогнули только от одного лишь его действия, но он был спокоен, как мраморный бюст Клинтона. Девушка смотрела ему в глаза, испугавшись, восхищаясь? Девушка испугалась до костей в позвоночнике, она тряслась. Джавад лежал на асфальте, выжимая слёзы. Из его носа сочилась кровь, что ещё больше напугало девушку, но это ей понравилось, давно хотела проучить этого гниду, который уже месяц не давал ей покоя.

Азаб взял её за руку и, ничего не сказав, вывел её из появившегося круга людей. Он отпустил её локоть и отошёл на два шага. Вынул сигарету из кармана. Обычное табачное изделие в виде бумажной гильзы.

Его мотоцикл был припаркован в десяти метрах от ресторана. Чёрный, глянцевый мотоцикл дорогого бренда, который явно не продавался в здешних местах, и, следовательно, редкостная услада для глаз. Погода, ах да погода, она была уникальной, она была в эту ночь максимально холодной и неоднозначно приятной. Эта ночь была сном, от которого хочешь поскорее проснуться. Было половина одиннадцати. Она была смущена, унижена перед самой собой и перед этим незнакомцем. Всё в этот день происходило против её воли, что она терпеть не могла, с тех пор, как она осознала себя. В этом не было ничего зазорного, но ей было ужасно стыдно. Наряду с этим, ей было смешно до боли в горле, но она сдерживала свой смех и даже не улыбалась.

– Молодец.– она не сдержалась. —ммм, это нервный смех. -она уже сожалела об этом.

– Понятно.– у него было такое выражение лица, будто он следовал по плану, но забыл следующий пункт. Не вооруженным глазом трудно было разглядеть его растерянность.

Он нежно взял её за локоть и хотел отнести к мотоциклу.

– Что ты делаешь? – она отдёрнула руку. Её гневный взгляд встретился с его пылающими глазами. Взгляд домашней кошки с гепардом, взгляд, всю жизнь курившего свободу с ленноновским революционером.

– Он твой парень? – его бестактность не знала границ, как и проницательность его карих, прищуренных глаз.

– Ты не имеешь права…

– Так или иначе ты не обязана была его терпеть.– ветер играл с его волосами, что делало его слова всё более настойчивыми и убедительными.

– Я не обязана тебя терпеть тоже. Нахал.

Она отвернулась и ушла.

В эту ночь было особенно холодно, совсем не привычно для майских вечеров. Узкие улицы старого города были темнее и опаснее, чем обычно. Было почти одиннадцать вечера, но луна уже ярко выражено красовалась на небе. Эта ночь была особенной. Она подняла свои большие карие глаза к небу. Ночь была

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Виновата Ева

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей