Найдите свой следующий любимый книге

Станьте участником сегодня и читайте бесплатно в течение 30 дней
17,18.20,21.730: Варежка

17,18.20,21.730: Варежка

Автором Дана Ви

Читать отрывок

17,18.20,21.730: Варежка

Автором Дана Ви

Длина:
1,209 pages
6 hours
Издатель:
Издано:
Apr 26, 2021
ISBN:
9785043434012
Формат:
Книге

Описание

Отдать больше своего, чем взять чужого? Или взять больше чужого, чем отдать своего? А может, равно и ни больше, ни меньше? Ведь все мы истощаемся без подпитки...

Взять, к примеру, нас с тобой. Нитки со спицами, как задачи. И связанные вещи, как цель. Рано или поздно: нитки заканчиваются, спицы гнутся, вещи продаются. И да, может, мы и молодцы - одели всех! Своих и не своих. Знакомых и не знакомых. Но... Никого мы не забыли? Себя, к примеру? И не по значению даже. По порядку! Да.

Что же с вопросами? Верен ли наш альтруизм в отношении их алчности? Нет. А верен ли тогда наш эгоизм в отношении их альтруизма? Тоже нет.

Если не брать в расчет выбывших, и оставшийся ответ, как победивший. Верен ли он - сам по себе? Если отдать равно, как и взять, своего и чужого? Верен! Особенно, если учесть, что в правильном понимании вопроса, где никто не остается внакладе, только ответ пятьдесят на пятьдесят - дает сто. Сто из ста. И как есть. И я согласна с этим. А ты?

Содержит нецензурную брань.

Издатель:
Издано:
Apr 26, 2021
ISBN:
9785043434012
Формат:
Книге

Об авторе


Связанные категории

Предварительный просмотр книги

17,18.20,21.730 - Дана Ви

Дана Ви

17,18.20,21.730: Варежка

Не гонюсь

Я за любовью, смертью – не гонюсь.

Они придут, настанет время!

Пусть долго, да… Но я не злюсь.

Во мне гниет раздора семя…

Что вы пытаетесь посеять.

Внушая, что буду одна.

Не стоит по себе ведь мерить -

себе останусь я верна!

Быть может, день. А может, месяц…

Я убиваться не хочу!

Меня вопросы ваши бесят.

Детей и замуж? Не хочу!

Прикиньте, да? Вот это новость!

Убили сами вы желание.

Напишут после люди повесть.

Все имена – на поругание!

Такое чувство, что вступила

в пору, где стоит сбивать возраст…

Третьим десятком лишь накрыло,

а видят все четвертый просто.

Два-три развода, пару деток.

«Не замужем? Еще найдешь!».

«Какие твои годы, детка?

Ты по косой ведь не пойдешь!».

Пойду! А что? Мои ведь годы.

Я никуда не тороплюсь!

Народ ведь губят – только воды.

Даст бог – дождусь и не сопьюсь!

Вы если встретитесь, девчонки.

Ко мне ж пойдете все равно…

Надеюсь, хватит сил печенке -

с собой возьмите и вино!

Ненавижу… себя

«Приехали, да? Доигрались!

С чего вдруг ненависть – к себе?».

Просто слова все подтверждались.

Но это – не понять тебе!

«Куда уж мне до твоих мыслей.

Читать ведь их я не могу!».

А их не нужно читать. «В смысле?».

Трудно понять это в мозгу…

Как мне. Когда я поносила -

кого не лень. Всех – под одну…

Линейку. Всех ведь относила!

Не знала, что место займу…

За ними. Первая с конца!

Судьбы така ирония.

А фильм не стоит и словца.

Так рушится гармония…

Замок – разнесся по песчинкам.

Мир – полетел в тартарары.

И счета нет уже слезинкам.

«Ты виновата. Вот, смотри!

Ты ненавидела и с грязью

мешала… Каждую из них!

Теперь же – с болью, неприязнью…

Ты думаешь, как о своих!

Ведь с колокольни всем виднее.

Виднее… Только лишь себя!

Но все пройдет, наступит время -

когда посмотрят на тебя.

Судьба уравнивает шансы,

введет в игру ведь и тебя…

И с дьяволом ты снова в танце,

но ненавидишь в них – себя!».

Сварка

«Неужто в детстве не учили?

На сварку не смотри – ослепнешь!».

Как раз вот этому – учили.

Но не тому, что все – враждебно!

«Ты мазохистка, понимаешь?

Но… было и прошло. В стихах!

Прекрасно – то, что это знаешь.

Нет смысла повторять в словах».

Проблема в том, что не проходит.

Это – как кредо или фетиш…

«В тебе оно, как вино, бродит.

И ждет, пока ты цель наметишь.

Все как в игре – тут новый «level».

Ты ставки просто повышаешь.

Пока тебя – рисуют мелом.

Когда уже это признаешь?».

Мне тупо – больно. А стихи…

Под руку просто не идут!

«И ты сказала: «вот, смотри!».

Пока их искры не сожгут…».

Я просто сделала, что можно.

Да, в принципе, и что нельзя!

Я удалила все, но… Сложно -

перенастроить вновь себя.

Я вижу его в отражениях.

И в силуэтах всех людей…

Во снах. И в призраках, видениях…

И с каждым днем – только сильней!

Мне просто нужно сменить память.

Иль форматнуть ее – с конца!

Но если я начну… То пламя -

все довершит ведь до конца!

И буду я ходить пустая…

Пусть лучше – мне сожжет глаза!

И тьма поглотит все густая.

Его – не тронет и слеза!

Сохрани меня!

Остановите землю, я сойду!

Пожалуйста, нажми на тормоз.

Я дальше – точно не пойду.

Услышь, прошу тебя, мой возглас!

Я не хочу: «to be continued».

Нет смысла больше продолжать!

Давненько сбилась я с пути и…

Зачем идти и начинать?

Не зная и: «дойду ль до цели?».

А может, где-то оступлюсь!

Не в первый раз нести потери.

«И даже, если разобью?!».

Перед тобой иконок много -

играй, кем хочешь. Не хочу!

Меня оставь же – недотрогой.

И я в сторонке промолчу!

«Хочешь гарантий продолжения?».

Меня хотя бы сохрани!

«А вдруг дойдешь ты до грешения?

Зачем тогда ты? Отдохни!

Когда вернусь – с тобой продолжим.

Не разочаруй меня, зайчишка!

Такой потенциал был вложен».

Какой в нем толк? «Еще интрижка!».

Звучало

«А раньше – лучше все звучало.

Все обращения, имена…».

Признайся, что не замечала -

как все изжило и… до дна!

Все эти нежности, «приветы».

«Спокойной ночи» и «люблю»…

Уже давно были отпеты.

Стали синонимом: «куплю».

Была права: «святого нет» и…

Теперь ж – не стало его в нас!

Не веришь больше мне и бреду.

А огонек – давно погас!

Ты ведь пришла на самый пепел.

Хотя дымило – так давно…

Мы из него все вновь не слепим.

Пора принять, что: «все прошло»!

Два «п»: простить, похоронить.

Осталось только… Не вернется!

«Лучше»: успел ты обронить».

Нет дела до тебя мне, солнце!

Полюбил

Я полюбил ее улыбку.

Блеск глаз, изгибы ямочек…

И тут же – совершил ошибку.

Осален был я в салочках!

Я полюбил ее веснушки.

И родинки – под счет…

Волос каштана завитушки.

И пятнышки – еще…

Влюбился в ее мимику.

И в каждую эмоцию…

Плевать было на лирику!

И то, что она плотская!

Любил в ней я все жесты.

Еще – ее походку…

И обществу протесты.

Пусть вовсе не сиротка!

Она сливалась с массой.

Порою – вылетая…

Не всем была и в кассу.

Она своя, такая…

Она не выделялась.

Не делала: «для хайпа»…

И только издевалась

взаимно – кто нас лайкал.

Ей было параллельно -

в округе кто что скажет…

Плевать было на мнения.

Лишь свой мир только важен!

Могли мы с ней писаться.

И днями – напролет!

Без сна долго держаться.

И спорить: «кто заснет?».

Любил ее наивность.

И беззаботность детскую…

Не по годам и живость.

Коей я соответствую!

Любил я все – от пальцев

до кончиков волос!

Внутри не был скитальцем.

Замена моих доз!

Мы словно два наркотика,

которые смешались…

Как острые два дротика -

в полете мы прощались!

Я полюбил так просто.

Одно лишь невзлюбил…

Меня любит серьезно,

а я же – не любил!

Старость

«Летом – готовились к зиме.

Готовимся и к старости…

Кто знает молодость – размер?

Сколько ее – товарности?».

Уколы в кожу, нити, ботокс…

Мы придадим же лоска!

Гротеск не важен, как и ложность.

Красивым быть – не поздно!

Раньше начнем, как в ипотеке,

успеем накопить!

В продвинутом живем же веке -

успеем заплатить!

Мы к старости – годы накопим.

И будем – на подбор!

Нам – «вечно двадцать». И мы – в топе!

Вина мы лучший сорт!

Убили годы на покраску.

И тюнинг у хирурга!

И пусть видок совсем затаскан -

не затерялись в круге!

Не зря отбеливали зубы.

С пластиной – напролет…

Нам не нужны протезы… Клубы!

Встречают – в крик. Улет!

На гроб мы больше не отложим.

Вклад – в старость. «Молодцы!

Стало так мало молодежи.

Там – матери, отцы…».

Жить за тебя

Детей же – не переживают!

Они – их не переживут…

И дети все прекрасно знают.

Прекрасно – и живут…

Смотрят на все же – их глазами.

И любят мир – за них…

И убаюкавшись сердцами -

во снах же видят их…

Они – им жизни продлевают,

давая тело для души!

Куда спокойно проникают

и шепчут: «лишь дыши.

Не вечна наша оболочка.

Должна сама ты все прожить!

И привнести кого-то, дочка.

Сыночка или дочь… Родить!

В этом и смысл, в этом вечность -

уйти, но жить в сердцах людей!

У жизни есть слово: «конечность».

Как никого не будет в ней!

Ты должна видеть их глазами.

И чтобы память в них была!

Тогда они и подписали -

на вечность… Чтобы ты жила!».

Так странно просто все выходит.

Возможно, ты и в них идешь!

Но поколение обходишь.

И лишь внутри меня – живешь!

Семь лет уже мы тело делим.

Нет нервов, ты не тяготишь!

Но разные с тобою цели.

И я надеюсь, ты простишь!

Два сердца бились в одном ритме.

И двадцать к ряду лет – ведь срок!

Не говорю сейчас о бритве.

«Я просто сделал все, что смог!».

Распятие

Пред тем, в объятия принять,

проверь сначала ширину!

Он – ими может и распять,

отправив после в глубину…

Не делай выводов поспешных.

И по улыбке – не суди!

Она ведь может быть «насмешкой».

Спокойней ты себя веди!

Ты присмотрись, не открывайся.

Послушай, что он говорит…

Словами слишком не бросайся.

А то он уши навострит!

Распятий может быть и хуже -

язык змеиный, помело…

Второе – в списке из оружий.

Разворотит все, что «твое»!

Когда-то было. Станет – общим.

Тебе лишь стоило сказать…

Тому, кто стал вдруг кем-то «большим».

В который раз на деле – «блядь»!

При разговоре – больше думай.

Что говорить / не говорить?

И сможешь избежать ты пули

в спину. Что может и убить!

Ты игрок в карты, открывайся.

Когда откроет карты – он!

Только не сильно распыляйся.

Не заложи «случайно» дом!

При козырях – должны быть оба.

Чтобы при случае чего…

Когда подвешивали снобы -

с тобой распяли и его!

Оправдание

Себя поймала на желании…

Вы спросите: «куда качусь?».

Ищу себе я оправдание.

Но точно – больше не вернусь!

Между ворот ведь я – не мячик.

Мы не в разводе, как семья!

Я не «ребенок» и не «зайчик»!

Зачем тянуть за рукава?

Чтоб уделила я внимания?

Поверьте, хватит ведь на всех!

Но нет же ведь и понимания.

А я живая. Я не «блеф»!

Сами разъехаться решили -

я преткновением не была!

Все наконец-то разрешили.

И я спокойно зажила!

В той комнате, о ней мечтала.

Где, наконец, живу одна!

Ведь никому я не мешала.

«Живет спокойно… Не дела!».

Вы будто чуете: «как круто!».

И возвращаетесь туда…

В мой мир и мою жизнь. Так глупо!

Чтоб вновь там учудить бедлам.

Вы разделились на два фронта.

Вперед, воюйте же с собой!

А я буду меж вами – контур.

Меня – не втягивайте в бой!

Настроение

Знаешь про смену настроения?

Как обитания среда!

Где все зависит от решения.

Но твоего ли? Никогда!

Когда столкнутся интересы -

Твои, конечно, и ее…

Весы потянут, только… Честно?

Так, что забудешь про «свое»!

Должен забыть суть компромисса.

Пусть мнение и не твое!

Ты должен знать тут место. В смысле?

Чтобы прожить – хотя б «с ее»!

И с ней – еще немного в мире.

Просто прими: «она права»!

И дальше же живете в пире.

Пока она – в семье глава!

Да, странно, что не выбирали.

И выбралась она сама!

Но пока все не понимали -

она и пост свой заняла!

Вначале, кажется, что: «плохо».

Потом – привыкнешь ко всему…

Доигрывай уже здесь «лоха».

Жди: «следующий». Будь начеку!

Рисунки

Смотреть так странно на рисунки

и аппликации порой…

И понимать, что створки… «Дудки!»…

души не связаны с тобой!

Любовь к искусству, украшениям…

«Цветам даже, в конце концов!».

Ведет ведь к новым совершениям.

А ты был к ним и не готов!

Мы все куда-то ведь деваем

всю нерастраченность, любовь…

Уютом дом свой наполняем.

Жаль не в родную только кровь!

Фраза: «кого-то любит больше».

Берет свой новый ориентир!

«Она меня не любит больше».

Точка! И жирненький пунктир.

Она вложила все в искусство.

А я – вложу в своих детей!

Пусть в сердце после будет пусто.

Чтоб не было тупых затей!

Не тот

Зачем у неба просить солнце,

чтобы закрыть глаза очками?

Оно дотронется оконца…

Но нет контакта между вами!

Как человек хочет отдачи,

так и оно хочет в тебе…

Увидеть, что хоть что-то значит.

Сделать приятное себе!

Сверху смотря на серый город,

на серых, сгорбленных людей…

Оно в тебе ведь ищет повод,

чтобы светить еще сильней!

Еще мощней, еще теплее…

И греть лучами изнутри!

Но мода же – одна важнее.

Оно ведь скроется, смотри!

Зайдет за тучку – и готово.

Очки теперь вот – в самый раз!

Рой дальше ямки ты кротовы.

Тебя ждет мир свой – без прикрас.

Ты возразишь: «они от солнца».

Но «не для солнца», согласись!

Ему нужны не стекла – донца.

Лишь в них – будет твоя вся жизнь!

То, что улыбку ему даришь -

за отражение не сойдет!

Признайся просто, что не шаришь,

что эгоист и идиот!

Позвал к себе – и тут же скрылся!

Базилио, блин! Да, кот и крот…

Еще бы в землю ты зарылся!

А мир-то, правда, уж не тот…

Очки

И снова мы на ровном месте.

Нервы ни к черту… Накричал!

Давай же разберемся вместе -

с чего вдруг связки ты сорвал?

Я ничего не умолчала.

И уж тем более – не врала!

Но вот глаза, да, опускала -

на украшения стола…

Забавно да? Мне интересней -

смотреть на этот чертов стол!

Он выглядит – куда прелестней,

чем черных стекол ореол!

Это так модно – в помещениях

сидеть, не как все, а в очках?

Тогда я попрошу прощения,

что не в покрытых я зрачках!

Просить, чтоб я в глаза смотрела -

при этом же свои прикрыв…

И ссору разыграть умело!

Рукоплескание… Мозга взрыв!

Когда успели мы ролями

хоть поменяться, объясни?!

А заодно – еще родами.

Пожалуйста, мне разъясни!

К чему вообще был этот кипишь?

Молчанка, этот голод твой?

Ведь ты меня просто не слышишь!

А уговор наш был простой…

У нас с тобою – все взаимно.

И если я смотрю в глаза…

Побудь со мной гостеприимным!

Пока очки не разнесла.

Стала свободней

В чем принцип, собственно, «крещения»?

К чему обязывает нас?

И дарит ли оно прощение?

Кому молиться, чтобы спас?

Надежда умирает первой.

И как ведется – то с конца!

В моем же случае – вместе с верой.

Вначале самом… И с отца!

Я верила в кресты, крещения,

лик, крылья, перья и венок…

Я верила и в воскрешение.

И что над нами есть он: «бог!».

Я «верила»! В прошедшем, только.

Как верила я и в Мороза!

Но не помог он мне нисколько.

И больше в дом не сунул носа!

Ушел, как брат, он по-английски.

А вот Спаситель – хлопнул дверью!

Кинул, как будто, всех на вписке.

И не забыл осыпать серью!

Пеплом от вытлевших желаний

и веры в лучшее, всех мечт…

Ведь кто-то – должен быть и крайним.

То исключение повлечь!

Подумать только – победитель,

как и по жизни, стала я!

Вознаградил вот так Хранитель.

А после – бросил им в меня!

Забрал, что было. Подчистую!

Убил во мне с рождения свет.

Не встану под воды я струи -

той девочки с душою нет!

Ты вывел ее, чем возможно.

И ПСБ – со мной навек!

А вершить судьбы – ведь несложно.

Тьме выпиши «с любовью» чек.

За выполнение своих функций.

Ты поменял мой взгляд на мир!

И правильность – пары презумпций.

Демон – теперь вот мой кумир!

Креста на шее нет. И баста!

Теперь – смогу спокойно спать!

Осознавая: «ваша каста -

не сможет так меня достать!».

Ты не хотел мне сделать хуже?

Но сделал так, как никогда!

В небытие – намного лучше.

Мой «средний» в небо и: «пока»!

Не ставит

Как же тебя крестили? Странно…

Имеется в виду: «за что?!».

Наверно, все же это – карма.

Раз превратилась ты в «ничто»!

Не спорю, портят человека:

продукты, деньги, алкоголь…

Все портит его, век от века.

Теперь – религия там что ль?

В списке запретов? С веществами?!

Да ну. Это какой-то бред!

С крестами ты и не с крестами -

одно и то же, тот же вред!

Порой я думаю: «за что же

была мне послана судьбой…

Возможность созревать под кожей

и не родиться же змеей?».

Как вышло, что: щенки, котята…

Рождаются вот от «своих»?

Как у свиньи же – поросята.

А вот на мне – код засбоил!

Как в сказке Пушкина: «зверушка».

«Неведомая» – плюс. Итог!

Такой он, знайте, «юморушко» -

Спаситель наш. Тот самый: «бог!».

С пеленок чтоб я знала место -

«свое». Где следует молчать!

«И это делать, если честно,

лучше – везде. Должна ты знать!».

«Все как-то грустно, депрессивно.

Ты разучилась говорить?».

В кулак просто собрать все силы

и рот в разгар свой не открыть!

«Молчание – золото. Ты слушай!

А скажешь все – в стихах, потом…».

Чтобы не стало только хуже

и не стоять с разбитым ртом!

Боль же моральная – сильнее.

Физическая – лишь швы оставит!

«Есть и от матери – мощнее.

Та – ни во что тебя не ставит!».

Семья

Нет, отношения с семьей -

сильно разнятся, не твои!

Не лезь ты только в этот бой.

Действий хватает… От своих!

Не смей мирить… «Ты не пыталась».

Я делала все, что могла!

И не могла… Но задолбалась!

Что так, что этак – не смогла!

А два десятка – идут войны.

Прикинь только – моя вся жизнь!

И стороны – обе достойны

глотки друг другу перегрызть!

Кровопролития и бойни…

Мне поперек – уже стоят!

И не хватает уже крови.

Да будь же проклят день, когда…

Когда я родилась! И вышла

на свет же чертов… И с крестом!

«Порадуйся, что есть хоть крыша».

Уж лучше б – сдали в детский дом!

Уверена – все было б также:

«Социопатка». «Психопат».

И: «мазохистка»… Точно! Скажут.

Но нервов – клетки сохранят…

Я бы бесилась – точно также.

И ненавидела б весь мир!

И повзрослела б также – раньше.

Но лишь – не знала б только их!

В сердце

Я ненавижу все ремонты.

Но если б только начала…

Я содрала б все эти годы,

оставив разве что – тебя!

Тебя. И твою половинку!

Без женщин вам ведь – никуда…

Вы – эталон семьи с сединкой.

Но сердцем молоды… Тогда!

Вы заменили: папу, маму…

В мир этот вывели, храня!

Накройте же горой из штампов -

вы сделали такой меня!

Мы ценим все, как потеряем.

Я оценила… Без тебя!

Но мы ведь оба с тобой знаем,

что не теряешь ты меня…

Из поля зрения! Как и маму.

Ты где-то рядом и… Всегда!

Могу сказать, хоть запоздало:

«вы оба – в сердце. Навсегда!».

«Друг», «подруга»

«Удар по лицу!». Полетели по схеме.

Тарелки и вазы, с цветами горшки…

«И все, как назло, в стену. Но! Не по цели».

И шрамы от слов – только лишь глубоки!

«Ты бабник, что лайкает каждую бабу».

Ты стерва, с замашками Шерлока Холмса.

«Удары мои по тебе – слишком слабы.

Но все-таки, да, не сберег с гвоздем носа!».

Как сразу меняется мировоззрение…

«Рисунки твои – вот бы скальпелем снять!

Теперь – вызывают они лишь призрение.

Ведь каждый рисунок – смог бабе отдать!

Забился тогда целиком бы ты в звезды.

Как тот же водила! В знак – скольких он сбил.

Да-да, для того ведь мужчина и создан,

чтоб отмечать – в скольких бабах он был!».

Так постепенно в нас, капля за каплей,

накапливалось то, что кричало: «терпи!».

А после – рванулось! И острием сабли…

Так личный наш ад и сорвался с цепи!

Со стороны это – как два же торнадо.

Где каждый – другому что-то там предъявляет!

Затем – с ором и криком: «кому это надо?!».

Но вот я работаю, а тварь (нет) гуляет!

С каким-то придурком парнишкою хилым.

Вначале – с одним, а потом и с другим!

С улыбкой щебечет – меня чтоб бомбило.

А после твердит, что я «не исправим»!

Да мы же, блять, стоим друг друга, родная.

С чего тебе можно, а мне вдруг нельзя?!

Пусть сковородка твоя и стальная…

Но ты и сама понимаешь, признай!

Признайся уже, что во мне тебя бесят -

лишь те отражения твоих же затей!

А не двойной смысл стихов моих песен,

которые писал я когда-то «о ней»!

Я же не знал, чем мне это вернется.

И что спустя время я встречу тебя!

Ту, что вначале со мною смеется.

А после сорвется: «ненавижу тебя!».

Кого я любил – считай же по пальцам.

Левой руки! А вот к правой – не лезь.

Там занято место – одному лишь страдальцу.

Его окольцует скоро золота смесь!

Никого же еще я так не ненавидел -

в пропорции равной, как сильно любил!

В одно – то же время. Вариант очевиден!

В котором бы – спас и прям тут же убил!

Ты ж знаешь, что это опять повторится.

«Я так не хочу называть тебя другом».

Что-что, а мечта твоя не притворится.

Ты не подходишь под роль ту, «подруга»!

Долг

Не вызывайте мне психушку.

Спокоен я… И в адеквате!

Не нужно камер и прослушки.

Побыть с собой побольше дайте!

Я не убью себя, не вскроюсь.

Нужна вода и тишина!

Не потому так долго моюсь.

Я долго моюсь, что… Она!

Сидит напротив, утопает

по шею… Вижу лишь глаза.

Я в них тону… Но она знает.

Знает – влияет на меня.

Я в темных омутах теряюсь,

идя на свет ее чертей…

И постепенно весь стираюсь…

Стираюсь, чтоб остаться в ней.

Она мной жажду утоляет,

по капле выжимая сок…

Меня лишь в жар опять бросает,

по коже пробегает ток.

Она сидит, не исчезает…

Время ее – идет на счет!

Она же этого не знает…

Не знает и что ее ждет.

А я все знаю, но лишаю

ее возможности понять!

Сижу спокойно, выжидаю…

Чтоб броситься – решит вдруг встать.

Попыток не предпринимает -

прекрасна в участи своей…

Лишь руку свою поднимает…

Но я не следую за ней.

Стук в дверь! А время на исходе.

Мне нужно тебя покидать…

Но мы с тобою не выходим…

Им не могу тебя отдать!

Прыжок! И руки – вокруг шеи.

Ты отправляешься ко дну.

Еще не кончились идеи…

Должок тебе все же верну!

При мне

Опять пришла пьяная вдрызг.

И где же ты так накидалась?

«Пусть это будет место – х…»:

Сказала тихо, иссякая…

Собрав в кулак свои все силы,

она присела на диван…

И все, кто с ней когда-то были,

вдруг превратились в букв хлам!

Слова лились пьяным потоком,

не прерываясь на антракт.

И превращались в эти строки -

детям доступен лишь: «дурак».

Последний раз ведь так ругалась,

когда был криз очередной.

Она тогда так распиналась…

Язык я позабыла свой!

Уши тогда мои свернулись…

И развернулись лишь сейчас!

Чтобы в конец уже загнувшись,

не стало их – настал тот час!

Она в себе все сочетала.

И даже – что не сочеталось!

Кто, где и с кем – она все знала…

И никогда не истощалась!

Историй мне кидала массу,

из жизней наших приводя…

И все это ложилось в кассу,

но не жила ведь отродясь!

Смотря назад, сколько мы вместе,

сколько прожили вместе с ней…

Я не встречала за жизнь, честно,

таких прекраснейших людей!

И даже счас, сидя под пледом,

с потекшей тушью, подшофе…

Я знаю, что наш путь неведом…

Но все ж – останется при мне!

Почти

Ты это сделала почти…

И знаешь, я поверила!

Вот только ты одно учти,

что я часы-то сверила!

Твои объятия крепки -

«точь-в-точь» их создала!

Попытки все – ловки твои,

но я все поняла!

И не по голосу, по тембру…

И отношению – ко мне, к ней…

Скопировала его кредо -

я поревела даже в ней…

В той постановке, что для нас же

ты сотворила… Она знала!

И не поверила в рассказы.

Но только мне не подсказала!

«Ты месяц этот потерпи».

Я так тебя в объятиях сжала…

Сказать хотела лишь: «прости».

Но не успела я, разжала!

И к счастью своему иль горю -

твердость кости я ощущаю…

В слезах собрав в кулак всю волю -

из сна стремглав я вылетаю!

Не хотела

Я не хотела ведь тревожить.

Стихами к тебе – так взывать!

И знаю, что и ты ведь тоже…

Но все трудней – спокойно спать!

Я посреди ночи просыпаюсь -

то душно, то опять реву!

Со сном-то я легко прощаюсь…

Но дальше – явно не засну!

Я не боюсь тебя увидеть.

Скорее – все наоборот…

Я так боюсь тебя обидеть

и скрыться, набрав воду в рот!

Я слышу голос… И объятия!

Я уже знаю: «это ты».

И слезы льются – горя, счастья…

Во снах – сбываются мечты!

Лишь там! Тебя ведь рядом нет и…

Подушку можно выжимать.

А ночь – дает ходить рассвету.

И в дамки! Смысл засыпать?

Отобрала

Трещит глава, болит нещадно…

И так – семь лет, из зимы в зиму!

Я вымоталась в них изрядно.

Пусть не спокойны и другие…

Но в них – хотя бы высыпалась.

Не выливала душ в подушку!

И не разбитой просыпалась.

Не волокла свою же тушку…

Подходит время – нужно вспомнить.

В который раз! И вновь принять…

Что: «против лома – нет приема».

И нам – тебя не перенять!

Мы не вернем тебя «оттуда».

Как прежде – вновь не заживем!

Эффект от бабочки – не круто.

Мы в конфронтацию войдем…

Со смертью! Знаешь ведь порядки -

отсрочим только, не спасем!

Немного поиграем в прятки…

И вновь ее опять найдем!

Так ненавижу это чувство -

бессилия… Но не могу!

Не вынесу опять сочувствия.

Но не смогу, не помогу…

И снова буду я скитаться.

И поедать саму себя!

Чтобы потом – в итоге сдаться.

Зима отобрала тебя…

Гони!

«Увидишь мертвеца – гони!

Из снов гони. И от себя!

Иначе – заберет он… и

из мира этого тебя!».

Так просто это – на словах.

А вы попробуйте, скажите!

Кто в метрах, может, трех и… Да!

Над небом. Помощь окажите!

Не можете? В словах – горазды.

А как до дела все дойдет…

Боитесь ведь себя загваздать:

«а пусть идет – как все идет!».

Я не могу сказать: «прощай».

А вы о «гоне» говорите!

А может, это ход же рай -

сквозь сны… А вы мне тут: «сотри же!».

Это последняя возможность -

вот так вот видеть, обнимать…

И чувствовать тепло под кожей,

пока он должен прозябать…

Один – в спокойствии, глуши…

Куда его, как всех же, гонят!

Нет в вас – ни сердца, ни души…

Больно нужны вы под бетоном!

Рай – не резиновый, окститесь!

Если из них кто заберет…

Вы четче в лик же их всмотритесь.

Это не родственники… Бог!

Если вы плохо обращались

при жизни… Это не судьба!

И что забрать вас обещались…

Это все – карма, господа!

Как вы с людьми – так они с вами!

В мире – взаимно. И… Увы!

Ну, не меняется с годами…

Мы все «там» будем, как и вы!

Так вышло, что сама, при жизни,

внимания мало уделяла…

Ему! И наш контакт – пожизнен.

Хоть и его – уже так мало!

Как я могу его прогнать,

так четко слыша его пульс?!

В последний раз… Кто может знать?

Я от него не откажусь!

Холод

Мне холодно, слова не греют…

Как и объятия с тобой!

Я не могу принять на веру -

прощался ты во сне со мной!

К чему были слова про: «месяц»,

«тебе осталось потерпеть»?

Ты был тогда совсем не весел…

Тебя хотят «там» подсидеть?

Семь лет! Таков порог по встречам?

И дальше – нам с тобой нельзя?

А ты не можешь им перечить…

Они тебе чем-то грозят?!

Или про: «жизнь» и «перемены»?

Что что-то будет – через «месяц»?

Ты знаешь, ведь вскипают вены.

Загадочен твой мир, не честен!

Это хорошее, плохое?

Все к худу это иль к добру?!

Я не спросила основное…

И вылетела прям к утру!

И ведь опять в сон не вернулась.

Как все работает, вообще?

Когда в кошмаре я проснулась -

заснула, а он ждет в плаще!

В такие сны я возвращаюсь -

не упуская ни минуты…

Но вот с тобой – я прерываюсь.

И новый сон идет, как круто!

Надо готовиться к плохому,

надеясь лишь, что: «не случится».

Не знаю я, как: «по-другому»!

Твое плечо, как кость, лоснится.

Есть вероятность – не с тобою

я обнималась? И там – смерть?!

Я ей не сдамся, знай, без бою!

На ней – и так уж много жертв!

И следующей – никто не станет

из нас иль близких. Это точно!

Хотел сказать, что: «мы не станем

общаться больше»? Даже – ночью?!

К чему, вообще, был этот «месяц»?

И что он даст нам, принесет?!

Хотя… Без разницы мне, честно!

Пусть только холод унесет.

В нас

Во всем всегда меня был лучше.

Хоть это сам не признавал!

И был гораздо меня чутче -

ошибки все мои прощал.

Не знал игры в одни ворота…

«Один не мог быть виноват».

Хоть виновата… «Но мы оба!

Пусть нас обоих обвинят».

Твоя любовь была красива -

ты нас любил за нас двоих.

Собственно, это и бесило!

Один загон лишь – из твоих…

Ты принимал мои решения.

И видимо – момент настал…

Понять, что мама мне там пела:

«он прыгнет – прыгнешь ты с моста?».

Но только фраза заиграла -

чуть по-другому, знаешь, мам?

Тут я вот сигану. «Дурная!».

И потяну его… Сама!

Точнее – полетит он следом.

Штаны на лямках. Банный лист!

Но назовет для жизни вредом -

асфальт. Что: «странно каменист».

В его глазах – я сущий ангел.

Жаль потерялся где-то нимб!

Случайно уронила штангу…

Воду на пол кто-то разлил…

И ведь не даст же усомниться,

что тут причина – не во мне.

Он будет вновь в конвульсиях биться,

крича: «причина не в тебе!».

Когда наступит просто время.

И я предстану пред судом…

Он все грехи мои заменит,

сказав, что сделал это он!

Вот где я в жизни прокололась,

что научилась боль терпеть?

На перспективу! Эта ж сволочь…

Все успевает ведь пресечь!

Всегда мне в детстве прилетало -

по чем же можно и нельзя!

Желание пакостить – осталось,

но получают те, кто «зря»!

Я ощущаю безнаказанность.

И дичи больше лишь творю!

Не чувствую свою обязанность…

«Твори грехи, я замолю!».

Твоя любовь меня выносит.

«И чем бы ведь не тешилась…».

И раз за разом – крышу сносит!

«… но только бы не вешалась».

Смотрю на нас – не понимаю:

«как ж мы с тобой так притянулись?».

«Противоположности…». Я знаю!

Но че ж мы просто не столкнулись?

И разлетелись бы на частицы!

Какие ж совершал грехи?

Чтоб получить себе в девицы -

меня. «Не мешкай же, бери!».

И сколько ж я в жизни терпела,

чтоб получить в парни – тебя?!

Уж лучше б – дальше себя ела,

не встретив тебя, не любя…

Ведь ты ж во мне души не чаешь.

И было б что… Ведь ее нет!

Но ты ведь этого не знаешь -

ты видишь лишь небесный свет!

Я так хочу открыть глаза

тебе на правду. И что стоит…

Но пресекаешь ты слова

и говоришь: «тише, не стоит».

Так хочешь ты мной обмануться?

А я хочу тебя спасти!

Во времени назад вернуться -

туда, где не сошлись пути!

С тобой пыталась я расстаться,

по меньшей мере – сотни раз!

Ты продолжал же восторгаться.

И опять слышу твой отказ!

Я порчу тебе карму, мальчик.

Но ты живешь в своих очках…

Ведь разобьются стекла, зайчик.

И будут бликовать в зрачках!

Осколками твоего сердца.

Ты поражен и… Наповал!

И навсегда же хлопнут дверцы.

И проклянешь, как повстречал…

Я не хочу, чтоб так случилось.

Оставь меня, прошу, одну!

И вижу, вдруг что-то сместилось…

Признал бесстрастно в нас вину!

Топлю

Не набирай ты «кисло» легким.

Не нужен он тебе совсем!

С ним – погружение будет долгим.

А без – не затруднен ничем!

И убери подальше бритву.

Веревку с мылом прибери!

Воды нам хватит – пару литров…

Не веришь? Ну, тогда смотри!

Ложись под воду, вокруг кафель…

Можешь глаза не закрывать!

Щелчок! И кто-то дверь там запер…

Ты ж – постарайся не дышать!

Себя заставить – невозможно.

Тебе я в этом помогу!

Ты доверяешь? Мне ведь можно?

Я справлюсь с этим, я смогу!

В конце концов – не так уж сложно,

если все сделаю сама!

Ведь в день – по сотне раз, возможно,

в ванне топлю я лишь себя!

Порезы

Порезы на коже! Ее полосуешь…

Как торт, нарезаешь продольно и… В кровь!

Прекрасно же знаешь, что с этим рискуешь.

«Давно научилась терпеть эту боль».

Не буду я мстить, да и я не в обиде.

Как рыба, пускаешь последний пузырь…

С тобой – завершили. И ты – в таком виде…

За Тони сошла бы зрачками ты вширь!

Те руки – по швам. Что и с кровью, и с кожей…

Ногтями – могла легко выдать меня!

Но ты не покинешь же это уж ложе.

И вряд ли уже кто спасет тут тебя!

Бледность – в контрасте с отпечатками пальцев…

И их чернотою. От них – синяков!

Они вокруг шеи твоей кружатся в танце…

Небывалая щедрость от сильных тисков!

Сегодня все сделано – гораздо чище.

Лежишь же практически в чистой воде!

И судя по звукам – все гораздо тише.

Никто не стучал, не выламывал дверь…

Мы вновь – «тет-а-тет». И я рядом с тобою!

На бортике ванной смотрю на тебя…

И в глади воды вновь любуюсь собою…

Собою! Смотрю ведь сама на себя.

Брут

Я знала, что это случится.

И я паду от своих рук!

Кому во мне сейчас не спится?

Тебе, конечно, верный Брут!

«Кончай ты эту ахинею.

Время пришло – пора делиться!».

Кто может быть еще наглее?

Не думала, что разгорится…

Так быстро пламя! «Ты серьезно?

Сама дала мне кислород!

Забыла перекрыть мне воздух.

А он все шел – чрез этот вход!».

Забавно, помню, как тушила…

«Один плевок – не «happy end»!

Признай, что просто ты забыла.

А я вот – не забыла, нет…

И разве можно забыть маму,

вскормившую свое дитя?

Возможно, если эта дама

душила тебя, как змея!».

Я монстра вырастила, каюсь!

И мир не должен был узнать…

«Какая ты внутри больная?

Малыш, пора все осознать!

Коль начала знакомить с миром -

так ознакомь уже ты всех!

На перспективу – ты планируй,

чтобы не вышел какой грех!

Ты создала – теперь стыдишься…

Навеки хочешь запереть.

Ну, думаю, не удивишься -

пришла пора нам умереть!

Ты видишь, даже после смерти -

ценю тебя я по сей день!

Воды в твоем одре посмертном -

сколько лила ты им про «Тень»!

Что: «вот была и вдруг исчезла…».

Как же исчезла, если тут?

В отличие от тебя – воскресла.

Я Грим! А кто же теперь Брут?».

Елка

А мы поставили уж елку!

Игрушки на ней, посмотри…

«Гирлянды не хватает только».

Ту с мишурой тут же нашли!

Дом замерцал и заискрился…

Как выключили всюду свет!

Мечты не могут ведь не сбыться.

Наступит только лишь рассвет…

Снежинки, живность из бумаги -

приклеены уже к окну!

Как будто на флагштоках флаги -

всех радуют, к себе зовут!

На дождике – шары под люстрой.

Кружат, блистают под гирлянду!

И только ветер – легкий, шустрый…

Раскачивает ту лампаду.

И жизнь иначе заиграла.

Во тьме – не страшно нам совсем!

Но ты от этого устала…

И пересытилась тут всем!

Теперь – фигурки в твоих окнах.

Гирлянды – тоже будут там!

И сердце в праздник же не екнет…

А что оставишь в праздник нам?

Пару шаров, гирлянд… Мерцают!

Стол мы накроем! Только… Толку?

Вопрос в мозгу твой застревает:

«а вы поставили уж елку?».

Тесно

Тебе посвящала стихи! В них – все строки…

И ты их читал, когда был «неизвестный»!

Теперь их читают – одни водостоки.

В ответ бы прочесть, что: «мне без тебя тесно!

В том городе пробок – в них вечно стоящем.

Где в выхлопах – воздуха и не нашли!

В вечно тусующем и в вечно гудящем.

Где в небо и дальше – идут этажи!

Меня вынесли клубы и эти тусовки.

Где бабы – за деньги и на одну ночь!

Я пьяный, в крови очередной потасовки,

гоню шваль, с ней и скорую, на хуй и… Прочь!

Меня вымотал образ и высосал соки.

Я, блять, терминатор – двадцать четыре на семь!

И знают, пожалуй, одни только боги -

как я хочу снова вернуться к тебе!

В твой уют и заботу, в те объятия нежные…

Которые, знаю, что… Не предадут!

Где блюда – из кухни, из рук твоих… Свежие!

И я понимаю – меня дома ждут!

Прости, что игнорил тебя и забанил.

И где-то прям с дурью – в черный список же внес!

Я всю ситуацию эту исправил.

Прошу, лишь не лей ты по мне только слез!

Я ведь не на север навечно уехал.

И точно не умер – пишу это сам!

Я знаю, как хочешь – поскорей б я приехал.

И дал продолжение истории, нам…».

За фантазию – пять. А вот суть – подкачала!

Приукрасила малость, что зря, неуместно!

Порвать б уже, бросить… Начать все сначала!

Но держу все бумагу: «с тобою мне тесно».

Без тебя иль нет?

Я не хочу тебе мешать.

Пожалуйста, реши все сам!

Просил меня? Даю решать.

И шанс – расставить по местам!

Все так, как хочешь, разложи.

По полочкам. Иль сразу в шкаф!

Вот, как ты хочешь, так сложи.

И я приму, что ты был прав!

Да, просто. Проще не бывает.

Лови за хвост, пока дают!

А я пока и душевая -

сообразим на двоих… «Брют!».

Подвязываюсь полотенцем.

И вытираю тряпкой пар…

«По тебе плачут управленцы».

И влаге словно дали «старт»!

Предатели! А я ж держалась.

Особняком и до конца!

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о 17,18.20,21.730

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей