Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Судьба пианистки

Судьба пианистки

Читать отрывок

Судьба пианистки

Длина:
341 страница
3 часа
Издатель:
Издано:
Sep 13, 2021
ISBN:
9791220845793
Формат:
Книга

Описание

Это роман современного писателя Федора Абрамова, основанный на реальных событиях, имевших место в его жизни в период 2005 – 2013 годов. Но это не документальное повествование и не мемуары автора, а художественное произведение, написанное от лица его героя. В романе нет сцен насилия, разврата, ненормативной лексики, пошлости и пустословия. В нем рассказана история встреч героя с талантливой пианисткой, испытывающей сложные душевные проблемы в личной жизни и нуждающейся в срочной помощи. Состоявшиеся встречи помогли пианистке решить эти проблемы и начать новую, наполненную радостью и смыслом жизнь. Это психологический женский роман, показывающий, как творчески одаренная женщина может глубоко несчастной из-за отсутствия любви и невозможности заниматься любимым делом. Кроме освещения основного сюжета, в романе приведены детские воспоминания героя (автора) о Великой Отечественной войне. Живые, яркие картины той страшной поры, описанные очевидцем событий, несомненно, заинтересуют многих читателей данной книги. В романе подробно рассматривается, в чем заключается смысл жизни человека, особенно человека творческого. Роман рассчитан на читателей старше 16 лет и в первую очередь на читательниц молодого и среднего возраста. Им еще полезно в жизни что-то познать и чему-то поучиться. А читательницам старшего поколения он даст возможность сравнить свою долгую жизнь с жизнью героев романа и, возможно, переосмыслить ее.
  Роман написан в диалоговом стиле, поэтому легко и с интересом читается.
Издатель:
Издано:
Sep 13, 2021
ISBN:
9791220845793
Формат:
Книга


Предварительный просмотр книги

Судьба пианистки - Абрамов Федор Нилович

К читателям (Отзыв на роман)

Уважаемый Федор Нилович!

Спасибо Вам за роман Судьба пианистки. Я прочитала его с удовольствием и на одном дыхании. Вы пишете очень легко, понятно и с доверием к своему читателю. Вы очень верно выбрали повествование от первого лица, Вам удалось сделать историю реальной, жизненной, такой, в которую хочется поверить. Невозможно не сопереживать Анне и не ждать развязки ее семейной истории... Не знаю, сколько времени у Вас занимает проработка образов главных героев и написание книги в целом, но это огромный труд, и заслуживает самых искренних слов уважения и благодарности за Вашу работу!

Вы затрагиваете войну, описываете свои детские ощущения, эмоции, чувства... без пафоса, смотрите на война глазами простого мальчишки... Я думаю, что, если у Вас будет время и вдохновение, можно эти переживания издать отдельным сборником рассказов для детей и подростков, им это будет очень интересно, да и любому жителю Великих Лук тоже. Просто дар городу.

Вы очень тщательно продумываете структуру книги, дополняете ее приложениями, украшаете фотографиями, даже тексты песен вплетаете в сюжет, это такая кропотливая работа − чувствуется рука преподавателя...

Людмила Швец, г. Великие Луки.

Светлой памяти моей матери Агриппины Акимовны посвящается

Судьба пианистки

I

Эта история началась со случайной дорожной встречи. Я возвращался из г. Херсона, куда приезжал по случаю печального события – ушел из жизни дорогой мне человек, – к себе домой в г. Киев. Настроение было печальное, и я рассчитывал, что, сев в поезд, сразу же лягу спать. Войдя в вагон, направился к своему купе. Приближаясь к нему, услышал громкие голоса мужчины и женщины. Сердитым голосом женщина сказала:

− Место для багажа под моей полкой принадлежит мне!

− Нет, не только Вам, − сказал мужчина. − Я имею на него точно такое же право, поскольку стоимость наших билетов одинаковая!

Заглянув в открытую дверь, увидел даму, сидящую на нижней полке у окна, мужчину, лежащего на верхней полке, и расположенную на полу между полками сумку довольно внушительных размеров. Понял, что ссора произошла из-за места для багажа, расположенного под полкой дамы. Мое появление в купе заставило их замолчать. С трудом протиснувшись между сумкой и полкой к окну, я сел. Вещей у меня не было, и поэтому вопрос размещения багажа не волновал. Я дружелюбно поприветствовал даму, но она взглянула на меня с недовольным выражением лица и, ничего не ответив, снова повернулась к окну. Стало ясно, что она сейчас презирает всех мужчин на свете. Я молча стал рассматривать рассерженную даму. На первый взгляд ей было лет 45. На обаятельном лице просматривался красивый макияж. Волосы золотисто-соломенного цвета были коротко пострижены и красиво уложены. На фоне серо-голубых глаз, светлых волос и белой кожи лица эффектно выделялись густые черные, но не широкие брови. В ушах красовались изящные, вероятно, золотые сережки с небольшими бриллиантами. На левой руке располагались то ли золотые, то ли позолоченные часы, а на пальце правой руки – золотое обручальное кольцо средних размеров. На ней было платье из легкой ткани голубого цвета, плотно облегающее ее красивый бюст. Глядя на нее, так и хотелось сказать: «Дама – реклама!» Красивый внешний вид ее портило только сердитое выражение лица. Я понял, что дама не из бедных людей.

Почувствовав на себе внимательный взгляд, она посмотрела на меня и сердитым голосом спросила:

− Что Вы так смотрите на меня?

− Наблюдаю за интересной, но рассерженной женщиной! − сказал я, улыбаясь.

− Вам это доставляет удовольствие?

− Да нет! Просто думаю, как Вам можно помочь!

− Я в Вашей помощи не нуждаюсь! – продолжила она выражать свой гнев.

− И напрасно! Я ведь искренно хочу помочь Вам решить возникшую проблему.

− А что Вы можете предложить? – сказала она чуть подобревшим голосом.

− Поменяться со мной полкой. У меня, как видите, вещей нет, и поэтому я могу занять Вашу полку, а Вы – мою. Так мы сразу решим Вашу проблему. Вы не возражаете? – спросил я, улыбаясь и заглядывая ей в глаза.

− Не возражаю, − уже дружелюбно сказала она.

− В таком случае прямо сейчас начнем «великое переселение народов».

Сказав это, я поместил сумку дамы под свою полку и предложил ей пересесть. Как только мы это сделали, я сказал:

− Теперь Ваш обидчик будет иметь дело со мной, и я уверен, что он в дальнейшем будет вести себя прилично.

Дама с благодарностью посмотрела на меня, и между нами установились доброжелательные отношения. Она явно оценила проявленное мной к ней внимание. Видя улучшившееся настроение попутчицы, я сказал:

− Нам, вероятно, предстоит долгий путь вместе, поэтому давайте знакомиться. Меня зовут Евгений, а как Вас?

− А Вас просто по имени можно называть?

− Конечно, можно!

− Тогда меня зовут Анной, − дружелюбно сказала она и мило улыбнулась.

Я протянул ей свою руку, и мы обменялись легким рукопожатием. Я невольно обратил внимание на ее руку – она была какой-то теплой, нежной и дружественной, вызвавшей во всем моем теле непонятный прилив тепла. Я обратил на это внимание, но не придал ему особого значения. Представившись друг другу, мы продолжили разговор. Я спросил:

− Вы едете до конца?

− Да, до Киева.

− Я тоже еду туда же. Вы домой или в гости?

− Ни то, ни другое. Я буду в Киеве проездом двое суток, после чего улечу за границу.

− На экскурсию? – поинтересовался я.

− Нет, я там сейчас живу.

− Временно или постоянно?

− Временно. Я там нахожусь вместе с мужем – работником Украинского посольства.

Она почему-то не назвала страну нахождения посольства, и я не стал уточнять это, решив, что так надо из дипломатических соображений.

− А я еду в Киев к себе домой, − сообщил я.

− А что Вы делали в Херсоне?

− Проводил в последний путь дорогого мне человека.

− Сочувствую Вам – сказала Анна и продолжила. – И чем же Вы занимаетесь в Киеве? Часом, не бизнесмен?

− Ну что Вы, Анна! Какой из меня бизнесмен в таком возрасте? Я − рафинированный интеллигент, а говоря точнее, – преподаватель Национального технического университета Украины, который раньше назывался Киевским политехническим институтом.

− У Вас есть ученая степень и научное звание?

− Да, я кандидат технических наук, доцент.

− У Вас хорошая, интересная работа. Я тоже когда-то мечтала о такой работе, но у меня, к сожалению, не сложилось.

После этих слов она вдруг спросила:

− У вас, в Киеве, надо полагать, сейчас весело живется?

Вероятно, она имела в виду последние майданные события в городе.

− Да уж так весело, что иногда от избытка чувств плакать хочется! – сказал я, как бы про себя.

Анна поняла суть моего ответа и сказала:

− А у нас в посольстве пока что относительно спокойно. Поменялся только посол, а все остальные сотрудники остались на своих местах. Но что будет с ними дальше, никто не знает. Вам от произошедших событий плакать хочется, а нам от неопределенности положения выть хочется. Так что всем очень весело! – заключила она.

Чтобы сменить тему разговора, я задал ей вопрос:

− А как живется жене посольского работника?

− Что Вы имеете в виду?

− Ну, моральное, материальное, бытовое и прочее положение.

− В материальном и бытовом плане все хорошо, а вот в моральном есть проблемы. Во-первых, жить долго вне родины мне не очень комфортно, а во-вторых, я сейчас лишена возможности работать, а быть домохозяйкой – не для меня.

Решив уточнить профиль ее трудовой деятельности, я спросил:

− А Вы кто по профессии?

− Я – музыкант, окончила Одесскую консерваторию по классу фортепьяно.

− Эту профессию Вы выбрали по собственному желанию или такова была воля Ваших родителей? – спросил я.

− Это был мой личный выбор, хотя моя мама, наряду с общеобразовательной школой, когда-то окончила и музыкальную школу, но только для общего развития. После окончания музыкальной школы я поступила в Херсонское музыкальное училище, а затем без сдачи вступительных экзаменов – был диплом с отличием – поступила в Одесскую консерваторию. Рассчитывала и ее окончить с отличием, после чего сразу же поступить в аспирантуру и, защитив кандидатскую диссертацию, остаться там работать. Но главной моей мечтой в жизни было желание заняться концертной деятельностью. Вот такие грандиозные планы строила я в жизни. Но, к сожалению, моей мечте не суждено было сбыться.

− Почему?

− Потому, что на кафедре было только одно плановое место в очную аспирантуру, которое, конечно же, было отдано своему человеку. Более того, мне даже не удалось распределиться на работу ни в какое другое одесское музыкальное заведение. Все тоже были заняты своими людьми. В Одессе блат и родственные связи были на должном уровне! В результате я распределилась в свое родное, Херсонское музыкальное училище.

− Я его хорошо знаю, – сказал я.

− Откуда? Вы что, имели к нему какое-то отношение?

− Да, имел. В нем училась одна моя знакомая, с которой я когда-то был связан, − сказал я, имея в виду свою первую жену.

Анна с удивлением посмотрела на меня, − вероятно, ее заинтересовала эта информация, − но ничего уточнять не стала. Поняв, что Анна в настоящее время не работает из-за пребывания вместе с мужем за границей, спросил:

− А раньше Вам работа в училище нравилась?

− Работать можно было! Но я все-таки не теряла надежду поступить позже в аспирантуру и, окончив ее, заняться концертной деятельностью. Но, работая в училище, я имела возможность концертировать и принимать участие в музыкальных конкурсах, как в своем городе, так и в других городах Украины. Я даже была Лауреатом одного такого конкурса. Короче говоря, жить было можно.

Сказав это, Анна надолго замолчала, и на ее лице появилась нескрываемая грусть. Я с сожалением посмотрел на нее и спросил:

− И все это у Вас однажды рухнуло?

− Да, именно так, Евгений! К сожалению, в этой жизни не все происходит так, как хотелось бы!

− Вы, вероятно, имеете в виду проблему, возникшую после замужества? Скажите, если не секрет, как Вас свела судьба с мужем?

Анна на некоторое время задумалась, вероятно, решая вопрос, – стоит ли меня посвящать в это дело или нет, и потом сказала:

− На последнем курсе я стала встречаться с несколько странным кавалером. Он был человеком очень загадочным. При первой нашей встрече сообщил мне, что работает в Органах, а в каких − не сказал. Я решила, что мне это пока знать не положено, и поэтому не стала этим интересоваться. Он никогда не назначал мне встречи заранее, а всегда приходил неожиданно. Не скажу, что он мне нравился, но поскольку в это время у меня другого кавалера не было, то соглашалась с ним встречаться. Он не лез обниматься и целоваться, что меня подкупало.

− То есть в отличие от других кавалеров, не пытался Вас соблазнить? – спросил я, улыбаясь.

− Совершенно верно! У меня во время учебы в консерватории было несколько поклонников, которые уже при первой встрече лезли обниматься и целоваться.

− Ну, и как же Вы поступали с такими активными поклонниками? – спросил я.

− А я им сразу давала понять, что это меня не устраивает, и они после этого обычно успокаивались. Ну, а если кто-то из них начинал распускать руки, то получал хороший удар по морде, и встречи прекращались!

− Браво, Анна! А они не пытались ответить Вам аналогичным образом?

− Нет, не пытались, потому что знали, я – не из робкого десятка!

− Мне придется это иметь в виду! – сказал я в шутку.

− Да, если что, то тоже получите сполна! – сказала она тоже явно в шутку.

− Я не это имел в виду! – сказал я, пытаясь защититься от ее подозрений в неблагопристойных моих намерениях.

− Я тоже не это имела в виду! – парировала Анна.

Я посмотрел прямо ей в глаза и сказал:

− Вы бросили камень в мой огород! Но я не люблю, когда кто-то бросает их в мой огород без моего согласия!

− Так Вы выбрасывайте их!

− Обязательно буду выбрасывать, но только туда, откуда они прилетели ко мне!

Анна рассмеялась и, как бы про себя, сказала:

− Собрались два любителя бросать камни в чужой огород и думают, что занимаются полезным делом.

Хотя наш разговор носил шуточный характер, я понял, что Анна является человеком серьезным и принципиальным. Поскольку я придерживался таких же взглядов, то сразу же сильно зауважал ее. И чтобы подвести черту под начатым веселым разговором, сказал:

− У меня, Анна, в силу моего возраста уже не возникает желание обниматься и целоваться с женщинами. Хотя, признаюсь, знакомых и приятных мне женщин я при встречах обычно целую в щечку. А вот представительницам прекрасного пола из мира культуры и искусства, доставившим мне удовольствие своим творчеством, я всегда дарю цветы и поцелуи в щечку!

После слов самовосхваления, я продолжил:

− Мы с Вами отклонились от основной темы нашей беседы. Скажите, чем же Вы занимались с этим кавалером во время встреч?

− Мы обычно просто гуляли по городу, ходили в кино, театр, на концерты, иногда посещали кафе и даже рестораны, но при этом мы пили только вино или шампанское, причем, в меру! Похоже, у него не было пристрастия к выпивке. Я никаких планов на будущее с ним не строила, да и он, похоже, тоже. Даже когда возник вопрос моего распределения на работу, он не проявил к этому никакого интереса. Я даже думала, что с моим отъездом из Одессы наши отношения прекратятся. Правда, он потом периодически звонил мне, даже один раз приезжал в гости.

− Так что же, в конце концов, Вас связывало с ним?

Анна не ответила на мой вопрос, и, вместо ответа, сказала:

− Два года спустя он вдруг явился в Херсон и сделал мне предложение стать его женой. Меня это удивило и озадачило, поскольку вопрос решался так скоропалительно и без всяких чувств друг к другу. Наш брак походил на срочную сделку по необходимости с его стороны. Позже мое предположение полностью подтвердилось. Срочность брака была вызвана его служебными делами. Оказывается, ему предложили работу в одном из посольств, но при условии, что он будет женат.

− А Вы в это время ни с кем не встречались? – задал я вопрос.

− К сожалению, нет. Ведь Херсон – город невест, − сказала она с грустью в голосе. – Вероятно, мой рассказ удивил Вас, но именно так все и было.

− Его действия мне понятны, но почему Вы решились на столь сомнительный брак? – задал я очень некорректный вопрос.

Вдруг Анна недоброжелательно посмотрела на меня и с обидой в голосе сказала:

− Вам – мужчинам этого не понять! Вы все имеете возможность найти себе спутницу в жизни, причем удовлетворяющую вашим желаниям, а вот нам – женщинам приходится ждать, пока кто-то из вас обратит на нас внимание и, к великой нашей радости, позовет замуж! Так что в вопросах брака мы с вами находимся в «разных весовых категориях»!

Сказав это, Анна посмотрела мне в глаза и спросила:

− Вам лично не приходилось долго встречаться с какой-то девушкой и потом без объяснения причин расставаться с нею? А ведь она, вероятно, рассчитывала выйти за вас замуж?

Я сильно покраснел от стыда, поскольку это случалось в моей жизни не один раз, и, чтобы как-то оправдаться, сказал:

− Я это делал только тогда, когда по каким-то причинам разочаровывался в девушках или когда к ним у меня не приходила любовь. А я в молодости мечтал жениться только по любви, причем большой. В молодом возрасте ведь многие желают жениться по любви, хотя это желание не всегда оправдано.

− Я так понимаю, что Вы женились по большой любви? И каким же у Вас получился этот брак? – задала Анна уже мне коварный вопрос.

Я не стал лукавить и честно признался, что брак вышел с «брачком».

− А этот «брачок» получился по Вашей или ее вине? – продолжала допытываться Анна.

− Не будем, Анна, касаться этого вопроса. О нем я не люблю распространяться, − сказал я, улыбаясь.

− Ладно, не буду Вас вызывать на откровенность по сугубо личному вопросу, − сказала Анна снисходительно.

Поскольку мне показалось, что обидел ее своим глупым вопросом о неудачном браке, то, чтобы загладить свой грех, сказал:

− Вот если б в молодости я встретил Вас, то, не задумываясь, женился б!

Анна улыбнулась и сказала:

− Не женились бы!

− Почему?

− Потому, что в годы Вашей молодости меня либо еще не было на этом свете, либо уже была, но о-о-очень маленькая!

Услышав это, я сразу понял, сколь велика у нас разница в возрасте. Поэтому, улыбаясь, сказал:

− Так это ж я высказал чисто гипотетическую мысль!

− Я тоже чисто гипотетически внесла ясность в Ваше высказывание!

− А Вы, Анна, со всеми мужчинами такая кусачая? – спросил я в шутку.

− Нет, только с некоторыми! − сказала она, улыбаясь.

− Я в их числе?

− Ну, это, как хотите, так и считайте! – сказала она, улыбнувшись, и добавила. – Не принимайте все сказанное мною всерьез, поскольку я говорю это в шутку.

Почувствовав, что Анна склонна вести веселый разговор, я сказал:

− Но я б и в среднем возрасте сделал Вам предложение, не задумываясь!

− Но Ваш и средний возраст тоже давно «канул в лету»!

− Ну, Анна, Вам все не так! Я и так, и этак, а Вы все возражаете! Какая-то Вы привередливая невеста?

− Я привередливая? Это Вы все время делаете мне предложения

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Судьба пианистки

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей