Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Эхо Карфагена

Эхо Карфагена

Читать отрывок

Эхо Карфагена

Длина:
874 страницы
9 часов
Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785043672582
Формат:
Книга

Описание

Наше время. Российский миллиардер Сергей Куренко получает известие, что у него жив дед, о котором он очень мало слышал. Дед сильно болен и просит Сергея перед смертью встретиться. В результате Сергей узнает, что в конце войны в 1945 году его дед был узником Освенцима. Вместе с немецким врачом Отто они узнают от умирающего от холеры солдата Вермахта, что рядом с лагерем проводились исследований каких-то предметов культа одной из средиземноморских богинь Танит. Оказалось, что нацисты успели вывезти с побережья Карфагена в Тунисе из разрушенного храма Танит артефакты, которые дают какую-то силу. Нацисты рассчитывали с помощью этих артефактов переломить ход войны. Но союзные войска наступают, и нацисты бросают артефакты в леске неподалеку. Обладателями артефактов становятся дед Сергея и Отто.

Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785043672582
Формат:
Книга


Связано с Эхо Карфагена

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Эхо Карфагена - Милек Денис Валерьевич

Начало

Немецкий городок Санкт-Вендель тихо спал одним августовским утром. Воскресенье. Тишина. Нега и спокойствие. На дорогах практически ни души. На обочинах припаркованы малолитражки, в основном дизельные, практичные и экономичные, как отражение германской рациональности. Хозяева машин привыкли с детства ценить каждую монету. Если бы кто-то из них вздумал выйти из дома в этот ранний час, то был бы явно удивлен этой странной процессии: по улицам глухо рыча проехали три черных внедорожника Лэндкрузера 200. Само по себе это было необычным. Такой вызов всему сонному городу с его житейской бережливостью и экономией. Машины проехали по основной улице города и остановилась у супермаркета сети Wasgau. Водители вышли и через пару минут вернулись с бумажными стаканами кофе.

      Интересной деталью были российские номера на всех трех авто. Машины начали разделяться: две остановились у обочина, третья свернула на ближайшую улицу и проехав совсем немного остановилась возле неприметного домика, которых на этой улице было полно.

Еще одной необычной деталью был дрон, запущенный до этого в небо, и висевший в облаках невидимой птицей над машиной. Из дома вышел спортивного вида молодой человек и сел в машину, где его поприветствовали.

– Привет, Отто, как наш клиент, – спросил молодого человека Кирилл, начальник службы охраны сидевшего рядом российского миллиардера Сергея Куренко.

Отто сделал гримасу и ответил по-русски, но с характерным немецким акцентом: «Ребята, мы все понимаем, зачем я это делаю. Но оказывая вам услугу, я как социальный работник, закрепленный за, как вы выразились «клиентом», я сильно рискую, если он побежит в полицию, или социальную службу, да мало ли куда».

– Вероятность что старик куда то побежит чрезвычайно мала. С его секретом не особо побегаешь. Если он решит рассказать все как есть, то попадет или в психушку, или просто поставят на учет как старика с деменцией. Нет, ему некуда бежать. И мы его самые лучшие друзья, которым он только и может рассказать. Лучшие друзья, понимаешь. Кому он еще скажет? Жене? Она уже все знает, и я думаю многократно они уже говорили об этом. А я умаю, когда столько лет обладаешь секретом, то тебя просто распирает, так хочется с кем-то поделиться.

– Я бы не сильно на это рассчитывал. То, что наш старик прожил до такого почтенного возраста, говорит о том, что он не из болтливых.

– Хорошо, не любит он говорить об этом. Но тебе было поручено подготовить его и сказать, что нам все равно что он сделал в прошлом. Нам нужно установить только некоторые детали, сопоставить факты. И это все. Если он это понял, то также понял, что ему ничего не угрожает. Мы хотели найти для этой пикантной задачи такого человека, который бы справился с этим. Предыдущего социального работника перевели в другое место, поставили тебя. Нам гарантировали что ты профессионал. Твоя работа хорошо оплачена. Надеюсь, все довольны? – Сергей успокоил Отто

– Я всем доволен, уж оплатой – точно. Но вы приехали рано утром в воскресенье! Это что, такой намек на июнь 1941 года? – парировал Отто

– Сейчас же не 4 утра. А воскресенье- потому что не охота в пробках стоять. Нам еще во Франкфурт возвращаться.

– Но вы приехали на огромном крузаке с российскими номерами! – Отто подождал секунду. Но это не вызвало никаких эмоций у его собеседников. Они смотрели на него, ожидая продолжения тирады. – Не? Никого не смущает? Тогда мне кажется, что вы забыли еще советский флаг на крышу, а потом начать пить водку на капоте. Чтобы уж точно вся улица вышла посмотреть.

Отто тревожно оглянулся вокруг. Но городок по-прежнему спал.

– Машина бронирована по классу БР4 с длинной броней. Класс 5А, выдержит огонь из автомата и снайперской винтовки типа СВД. В своей броне мы точно уверены. Поэтому брать на прокат автомобиль не имеет смысла. Уж извини, но что может отмочить наш подопечный, мы не знаем, – Кирилл попытался успокоить Отто.

– Ну он точно не стал бы стрелять! Он просто старик, живущий с вашим каким-то секретом. Ему 95 лет, и он вообще для своих лет очень в хорошей форме, но точно сюрпризов я бы не ждал. Я его предупредил что сейчас вы зайдете. Просто небольшой разговор и все. И больше он вас не увидит. Он понимает, что я не совсем обычный социальный работник, а вы не просто любопытная молодежь с расспросами о последних днях войны.

– Ты пробыл в доме достаточно долго, ты заметил что-то необычное? – уточнил Сергей.

– Ну не особо чего интересного. Кроме книг. Ну а его книги… Они структурированы весьма интересно. Есть часть по хирургии, анатомии, физиологии, что понятно- ведь он врач в прошлом. Но по виду, их давно не открывали. И отдельно стоят книги по истории, но как-то избирательно. Я не особо вдавался, но явно что старика интересует история древнего Рима. Сочинения Тита Ливия, Полибия. Еще историки, но их я не запомнил. И про Карфаген разные каталоги с фотографиями, несколько книг именно с названиями «Карфаген». Про Пунические войны довольно много. В общем- тот период его интересует. Есть даже та, что я в детстве читал про Ганнибала и его переход через Альпы. И в общем то все вокруг этого. Поэтому нельзя сказать, что он читает про всю историю, а его интересует конкретный отрезок времени и конкретный регион. Странно мне это показалось. Да, еще статуя, вернее несколько статуй, все они изображают одну и туже женщину. Я Отто спросил на днях, что это за статуи. Он ответил, что вроде хобби такое. Я потом погуглил. Оказалось – это все изображения богини Кибелы, почиталась в средиземноморском регионе в незапамятные времена. Еще интересное название у нее- мать богов.

– А чего ты подопечного не спросил, чего это он, в католической стране статуи непонятные по дому расставляет, вместо распятий?

– Ну я вроде как социальный работник, да еще на подмене. Так что сильно расспрашивать мне вроде как не к лицу. И задания мне такого не давали. Вы уж с расспросами сами как-то разбирайтесь.

– Ну на старости лет кто марки собирает, кто старые кадиллаки, вот он- историю читает, как по мне- криминала нет, – хмыкнул Сергей. – Я недавно передачу видел про деда одного, так он танк времен войны восстановил. Так что каждый ностальгирует по-своему.

– Да, но есть так сказать вишенка на торте, это одна книга в собрании нашего объекта. Старое издание, довоенное. По-моему, 1937 года. Довольно скандальная книга. Я ее заприметил и специально поискал информацию. Автор атласа – Эдуард Пернкопф, профессор анатомии, занимавший в свое время пост ректора Венского университета, был нацистом, так же, как и четыре его помощника – иллюстратора. В анатомический театр, где работали авторы атласа, привозили тела жертв нацистского режима. Поэтому как минимум половина из 800 иллюстраций атласа написаны при вскрытии тел узников, погибших от рук нацистов!

– Ничего себе! – воскликнул Кирилл. – Так эта книга запрещена наверно?

– Ну сейчас атлас больше не переиздается. Но он и не запрещен официально. Разрозненные тома можно найти в букинистических магазинах; в зависимости от года выпуска цена сильно разнится – от нескольких десятков до нескольких тысяч долларов. Я полистал книгу, это вроде самое первое издание. Мне кажется очень дорогое. Там в первом издании первого тома, вышедшем кажется в 1937 году, подписи двух иллюстраторов, и они включают нацистскую символику – свастику и эмблему СС.

– Ну раритетная книга у пенсионера, заставшего войну. Что такого. Мы же не за этим приехали, – Сергей был явно настроен заканчивать разговор.

– Да. Согласен. Просто не все бы такую книгу спокойно хранили бы на полке. Я просто подошел и полистал. Мы тут по ходу моего общения с этим дедом делали его психологический портрет, при все моем скепсисе к подобным методам, я поддерживаю вывод: его прошлое не только не тяготит нашего пенсионера, он им даже гордиться в полной мере. И книгу поэтому не прячет. Многие после той войны в Германии относятся к событиям тех лет как к тягостной памяти. Но только не этот дед. Я почитал в интернете, когда в 1990 годах узнали историю создания, то атлас перестал переиздаваться. Королевская коллегия хирургов Англии заявляет, что в вузах и медицинских учреждениях Британии атлас больше не используется, хотя несколько экземпляров многотомника хранятся в библиотеках. Была специальная комиссия по этике, которая особо ни к чему не пришла, – уточнил Отто.

Заговорила рация в руках Кирилла: «Ребята, мы с дрона видим, как объект с заднего двора через запасную дверь вышел и довольно бодро идет по параллельной с вами улице».

– Ребята, ведите его, – отреагировал Кирилл

– Ну как тебе старичок? Походу не совсем желает общаться с нами, – Сергей иронично посмотрел на Отто

Старик довольно бодрым шагом прошел пару кварталов и остановился у серии гаражей. Открыв один гараж с пульта, дождавшись, когда двери откроются, он прошел внутрь, где оказался серебристый Фольксваген поло. Уже сев в машину и собравшись было выезжать, он оказался заблокированным подъехавшей одной из машин сопровождения Сергея. Несколько человек, выйдя из авто, несмотря на свои немаленькие габариты, быстро заняли собой весь объем гаража и просочились внутрь машины. Старина Отто не успел даже испугаться. Даже банально заблокировать двери ему не дало то гипнотическое состояние, в которое он впал, наблюдая, с каким изяществом и военной грацией все было проделано. Блокировавший выезд автомобиль уехал, но хозяин Фольксваген потерял желание и возможность куда-то ехать.

Внутри машины установилась напряженная тишина, двое парней сидели сзади, один рядом с Отто впереди, ключи из замка зажигания были изящно извлечены. Сидевший сзади парень мягко обыскал Отто. На руку Отто, лежащую на руле была не менее изящна накинута пластиковая лента, которая намертво соединила руку и руль. Выйти старик теперь не мог. Если только оставив руку на память его новым гостям.

Парень на переднем сиденье начал разговор.

– Вы сегодня с утра пили кофе вместе со своим социальным работником. И на ручке чашки была какая-то неприятная маслянистая жидкость, – парень посмотрел на старика. – Вы еле оттерли ее. Но на самом деле вам КАЖЕТСЯ, что рука теперь чистая. Пленка все еще на руке. Это метка. Она безвредна. Но для дрона, который в данный момент прямо над нами, вы «светитесь за несколько километров». Практически рождественская елка на темной площади. По это же метке, кстати можно даже нанести точечный удар ракетой, или просто послать пулю. Но это все к слову. Просто чтобы вы поняли, что бегать просто глупо. Мы не запугиваем, а просто обрисовываем ситуацию. Чтобы вы поняли, что мы не шутим и не вешаем лапшу вам на уши, будьте добры посмотреть на улицу.

В тот момент, как старик взглянул через лобовое стекло на улицу, он увидел, как довольно миловидное летающее устройство, стрекача четырьмя пропеллерами опустилось перед его воротами и потом так же стремительно взмыло вверх.

– Ну убежали бы вы сейчас, – продолжил собеседник. – Все время бегать не будете. Устанете точно. Но это глупо, мы не представляем опасность. Мы знаем, что вы не простой немецкий пенсионер, мы знаем, что у вас огромное состояние. Но нам не интересно откуда средства. Мы не за этим приехали. Мы не грабим вас. Мы и так знаем, что деньги были вами обретены вместе с тем секретом, о котором с Вами хочет поговорить наш шеф. Просто облегчите себе жизнь, а нам- нашу работу. И тогда вы вернетесь домой к своей жене Марте, а мы навсегда исчезнем. Ну право слово, бежать некуда просто. Дате нам выполнить задачу. Договорились?

Старик кивнул.

– Но раз уж вы такой бодрый, то пока посидите пристегнутым к рулю. А потом отстегнем.

Парни вышли из машины и уступили место подошедшим Кириллу и Сергею.

– Вы уже явно проснулись, выпили кофе и даже успели сделать небольшую пробежку с утра, – Сергей начал знакомство. – Мы предлагаем начать наше знакомство с начала. Мои ребята отступают на исходные позиции, вы идете домой, мы приходим с Кириллом следом. Я планирую, что разговор не должен быть долгим. Я вам скажу даты и место. И некоторые события из вашего прошлого. Все что я хочу, чтобы вы мне прояснили некоторые детали, которые я узнал от своего деда. Мой дед, Петр Куренко, был в Освенциме вплоть до освобождения союзными войсками. Так как он был медиком, он помогал вам с ранеными немецкими солдатами, которые стали поступать незадолго до освобождения Освенцима. И тогда произошло то событие, которое изменило и вашу и его жизнь. И дало значительные средства, чтобы вы смогли всю оставшуюся жизнь искать ответы на загадку тех дней. Но ни вы, ни мой дед так и не разгадали, насколько я понимаю.

Старик внимательно изучал лицо Сергея.

– Передайте эстафету мне. У меня есть желание, силы и средства. Будем откровенны, ваше время подходит к концу. Мой дед обрел свой покой. Совсем недавно.

Старик опять внимательно оглядел Сергея ясными глазами. Глазами, в которых читался явный интерес. Но интерес такой бездушный и холодный, словно старик смотрел на Сергея как на препарированную мышь на столе в лаборатории. Старик явно вновь обрел уверенность и успокоился. И от этого его спокойствия, стало неспокойно Сергею. У него возникло ощущение что они что-то важное упускают прямо в данный момент.

– Так вы не от Генриха? – старик решил заговорить.

– Генрих? Не знаю такого. Я от Петра Куренко, моего деда, – повторил Сергей.

– А, я-то думал, Генрих опять активировался. Что он придумал очередную историю, подсунул мне социального работника. Который весьма неуклюже про статую Матери богов расспрашивает, – Отто хохотнул. – Так Вы действительно от Петра?

– Мне повторить еще раз? Я не знаю Генриха. Я от Петра Куренко.

– Петр Куренко. Да. Я помню его. Я еще тогда шутил, говорил, что недаром Петр по-гречески – это камень. Действительно мощный был. Как медведь. Я помню все…, – Отто сощурился и взглядом как будто обратился в прошлое.

– Пожалуйста, давайте прекратим игру в кошки- мышки и просто все закончим, – Сергей положил руку на плечо Отто.

– Да, не самое лучшее место для разговора получилось, – улыбнулся Отто. – Но я не хотел беспокоить свою жену. Если бы она узнала, что это Генрих вас прислал, она бы расстроилась.

– Что за Генрих такой? – не выдержал Сергей.

– О, это наименьшая из загадок, которая встретиться Вам на пути, – Отто явно забавлялся. – А Вам то, именно Вам зачем все ЭТО? Что Вы хотите узнать? Грааль найти? Источник могущества и молодости? Вечную жизнь? Или выиграть в президентской гонке? То, что Аненербе не смогла со своей кучей ученых, сделаете Вы? – старик усмехнулся. – Что Вам дед рассказал? Чем обнадежил? Вы что не видите, он умер, а я уже тоже глубокий старик. Мы более 50 лет гонялись за тенями. Единственная польза, так это в том, что как говорят, кто занят научными трудами, Альцгеймер не настигнет. Но это- единственно реальный результат.

Сергей молчал и тоже изучал Отто.

– Вы ничего особо не знаете, верно? Все какие-то догадки не более, – старик все более распалялся. – Ну конечно, если бы Петр заставил свою часть секрета начать работать, Вы бы не приехали ко мне. Да только у него был самый главный козырь. И он его не разыграл. А у меня – так, пшик. Ничего я сказать не могу. Но совет дать- запросто. У Вас есть деньги. Они у Вас точно есть, если Вы- внук Куренко. Ну так и живите полной жизнью, радуйтесь. А не бегайте, как мы по всему миру, не перелопачивайте тонны исторической литературы. Все это начнется как хобби, а закончиться как наваждение.

– Я готов купить Вашу часть секрета. Чтобы объединить обе части, сделать наконец то, что не сделали Вы. Но я понимаю, у Вас старые счеты с моим дедом. А вернее, у деда к Вам претензии. Но теперь все в прошлом. Так отдайте или продайте мне вашу часть, – Сергей начал волноваться, хотя старался не подать виду.

– Часть секрета! И что это, по-вашему? – старик поднял бровь.

– Марк Вебер, – тихо сказал Сергей.

В машине некоторое время царила тишина.

– Да, кое что вам дед рассказал, – улыбнулся Отто. – Марк Вебер, конечно. Не будь его тогда в лазарете Освенцима, неизвестно как сложились бы наши с Петром судьбы. Я не знаю, в каком направлении точно следовал Ваш дед в своих поисках, потому что, Вы знаете, наши пути разошлись.

– Ну еще бы им не разойтись, Вы пытались убить моего деда, – уточнил Сергей

– Молодой человек! – Отто укоризненно посмотрел на Сергея. – Нам тогда было по двадцать лет примерно. А сейчас мне ближе к ста. Тот молодой парень, тот Отто, и я сегодняшний – это не просто разные личности – это разные полюса! Но вы все твердите мне «Марк Вебер, Марк Вебер», а я Вам так скажу. В своих поисках я осматривал разные пласты знаний, разные исторические эпохи. И так случилось, что я увлекся целый отдельный отрезок истории, связанный с тампилерами, которых кстати в Германии вообще не преследовали, по крайней мере совсем не так как в Англии и во Франции, я изучил досконально. Широкой огласке протоколы их допросов, которые вела в том числе и инквизиция, не предавались. Но при желании все можно достать. И я прочитал это огромное количество материалов.

– Вы хотите увести меня от цели моего визита? Вот прямо так, сидя с рукой, привязанной к рулю, в машине, окруженный моими людьми, Вы как старый лис в капкане пытаетесь юлить? При чем здесь все эти исторические факты? Да, я в юношеские годы читал о рыцарях храма –Тамплиерах. Эту всю кучу слухов, что они при раскопках рядом с разрушенным храмом Соломона что-то нашли. Какой-то артефакт, который они потом использовали в своих целях. Который давал им какую-то силу. Но королю Франции Филиппу Красивому все возрастающая мощь ордена Тамплиеров не понравилась. И он обвинил орден в ереси, не без помощи папы Римского. Рано утром в пятницу тринадцатого начались аресты. Потом многомесячные пытки и казни.

– Да, а знаете судьбу магистра ордена?

– Его сожгли на костре.

– Ну что же, неплохо для блиц опроса в машине рано утром. – усмехнулся Отто. – Последний магистр ордена Жак де Моле, подвергся диким пыткам, ему многократно жгли ноги. А когда его сжигали не костре, он сгорел заживо без крика. Но при этом проклял и короля, и папу. Оба вскорости погибли. Как и все три сына короля.

– Марк Вебер, – спокойно повторил Сергей. – Продайте или отдайте.

– Все думали, что у Тамплиеров есть какой-то артефакт, вроде волшебной палочки, применив которую можно добиться могущества, – продолжил как ни в чем ни бывало Отто. – Вот прямо любой, взяв в руки этот артефакт, решит все свои задачи. Но знаете, что?

– Что?

– Перечитав все материалы допросов, практически все исследования историков, я пришел к выводу, что мы с вашим дедом пришли к такому же ошибочному выводу по отношению к якобы имевшему место секрету нацистов, как и инквизиция во главе с папой и королем ошиблась про тамплиеров. А вдобавок, еще и сейчас куча безумцев рыщет по их замкам в писка кладов.

– И?

– Нет никакой волшебной палочки. Артефакта. И никогда не было. По крайней мере – у рыцарей- точно. Ни там, в раскопках в Карфагене, с которой началась моя с вашим дедом гонка за призрачным могуществом, ни при раскопках тамплиеров под храмом Соломона. Нет ничего, что работало так как Вы думаете. Нет никакой инструкции. Все гораздо сложнее. И проще одновременно. Но пытаясь использовать то, о природе чего вы не имеет ни малейшего понятия, Вы просто можете умереть. И возможно я даже спасаю вас от ошибки.

Рация в руке Кирилла снова ожила: «Говорят машины сопровождения. У нас тут рядом припарковались фургоны, мы видим, как минимум три. На бортах надпись «Wachposten». Походу это какая то охранная фирма. В общем нас обложили со всех сторон. Просто стоят рядом. Охранники вооружены, но оружие не достали. Наши действия?»

– Все просто не получится, их явно как-то вызвал наш дед. Если бы шум подняли жители, то приехала бы полиция. Мы посреди Германии. Мы не можем вести активные действия среди бела дня, – Кирилл посмотрел на Сергея.

«Наш дед» тоже с интересом смотрел на Сергея, явно ожидая что же тот предпримет.

– Это охранная фирма, с которой у меня много лет контакт на охрану. Нельзя вот так просто явится и пытаться фактически допрашивать меня. Я уважаемый человек, на мои деньги ведутся исследования в разных фондах. Я успел вызвать охрану пока ваши молодцы проникали в мою машину. Я думал, что вы от Генриха, а мне такие визиты ни к чему, – Отто был явно доволен произведенным эффектом.

– Вы только что все усложнили, вместо этого наш разговор мог бы уже подходить к концу, – Сергей посмотрел на Отто укоризненно.

– Так что нам делать в данный момент, – Кирилл вопросительно посмотрел на Сергея

– Нашим бойцам скажи не высовываться, сейчас что-то решим.

– Давайте сделаем так, я выхожу, сажусь в машину своей охраны, и мы едем к ним в офис. Там и поговорим. Я не хочу быть в роли допрашиваемого, не хочу тревожить Марту вашим присутствием. Моя жена заслуживает спокойной старости, – Отто примирительно смотрел на Сергея

– Хорошо. Просто поймите, мы не отстанем. И ресурс у нас огромный. То, что вы под охраной такой кучи профессионалов, что они так быстро приехали говорит о том, что вы не простой пенсионер и ваши секреты действительно существуют. Вы только что это нам продемонстрировали: не у каждого директора большой фирмы есть такая охрана, – Сергей кивнул. А что еще оставалось делать?

Возле гаража появились охранники в черной форме с желтыми надписями «Wachposten» на спинах и груди, держа пистолеты и помповые ружья стволами вниз. Мягко и грациозно, явно профессионалы. Кирилл насчитал человека три, тех что было видно из гаража.

– Так мы выходим? Тихо и спокойно? Обо все остальном поговорим в офисе, – Отто потянул ручку двери и взглядом показал Кириллу на пластиковую ленту, которая удерживала его руку на руле.

Сергей кивнул и старика освободили от пластиковых пут. Он вышел (довольно легко для своего возраста, отметил Сергей) из машины и направился к охранникам. Подошел и что-то тихо сказал им. Потом повернулся (охранники стали идти обратно к фургонам) и приглашающим жестом указал на ближайший фургон.

– Спасибо, конечно, но мы сами на транспорте. Не будем обременять вас, поедем за вами, – Сергей пытался выглядеть непринужденно. Хотя понимал, что инициативу они потеряли, старик полностью расслаблен, и явно наслаждается. Игра идет по его правилам.

– Как пожелаете, здесь недалеко, – Отто кивнул. Но передумал садиться в машину. Прямо тут, возле своего гаража, он потянул Сергея в сторону и чуть отойдя ото всех (остальные группы недоуменно смотрели за передвижением этой пары).

– Вы сейчас как Армстронг, – сказал Отто, глядя на Сергея.

– Чего? – вытаращился Сергей на старика. «Возможно Альцгеймер подкрался незаметно» мелькнуло в голове у Сергея. Может старик от перенапряжения тронулся?

– Армстронг. Шаг на Луну. Первый шаг. Вот сейчас вы или садитесь в машину и уезжаете. И живете дальше, и тратите свои деньги, которые явно у Вас есть. Или вы совершаете этот шаг и вот вы на неизведанной территории. На Луне. И понеслось.

– Понеслось?

– Да, загадка за загадкой. Спокойной жизни конец. Куча информации, которую нужно отбрасывать как шлак и искать крупицы. Вы узнаете, и будете поражены, что такой поиск вели и ученые в Третьем Рейхе. И если Вас не остановит то, что огромная нацистская машина ничего не нашла, со всей кучей специалистов, то Вы или безумец, или наглец. Если думаете, что сам сможете.

– А почему такая уверенность, что они ничего не нашли.

– А как понять, что США и Советский союз завершили создание ядерной бомбы? – ответил вопросом на вопрос Отто. Начался дождь, но старик его не замечал.

– Ну хотя бы тем, что обе страны совершили ядерные испытания и обе произвели ядерные взрывы.

– Вот! – Отто поднял палец вверх. А знаете, что искал Гитлер и его окружение?

– Просветите меня.

– Он искал копье судьбы, или чашу Грааля, или любой другой артефакт, который даст один результат: могущество и победу в войне. Они искали ИНСТРУМЕНТ могущества. Но как Вы, наверняка помните, победил отнюдь не он. Так что ничего они не нашли. Ничего. Ничего, что давало результат.

– Я понимаю, что Вы говорите. Но я готов ступить на Луну.

Отто вздохнул и направился к своей машине.

Так произошло их знакомство, весьма необычное и лишь подтвердившее уверенность Сергея, что все что рассказал ему его дед- правда. Этих двоих стариков объединяла общая тайна, череда невероятных событий 1945 года, тайна которая до сих пор не раскрыта. Все пошло не так, как планировалось, но Сергея радовал уже тот факт, что старик не отпирался, не говорил, что они сошли с ума, и он просто старый человек, не знает никакого русского Петра и про то военное прошлое в Освенциме не хочет вспоминать. А это значило, что все что рассказал дед Сергея перед смертью, или хотя бы большая часть- правда. И значит есть шанс докопаться до истины. Если конечно у Сергея хватит ресурсов, времени и терпения. Если он сможет увидеть всю картину целиком и помет то, что не поняли за более чем полвека его дед и этот едущий в фургоне впереди немецкий пенсионер.

Между тем машина Сергея следовала за фургоном охраны Отто.

Город потихоньку просыпался.

Глава (звонок деда)

За месяц до встречи с Отто. Москва. Офис Сергея Куренко.

Обычный день в офисе, Сергей заваривал свой любимый чай и готовился к занятиям с репетитором китайского языка. Профессор одного из престижных вузов, Татьяна Владимировна, уже должна была скоро подойти. Обычно она не давала индивидуальных уроков, но в городе она была одной из лучших, и Сергей устроил все так, что профессору стало выгодно выбрать такую форму преподавания. Деньги до сих пор является кровью нации, что говорить. Сев с чаем за стол, Сергей стал пробегать предыдущий урок из учебника издательства «Пекин- пресс», одним из лучших на взгляд его преподавателя. Он был миллиардером, мог позволить себе любую прихоть, но он всегда старался подготовится к уроку. Он хотел овладеть этим языком, потому как четко видел, как старушка Европа потихоньку сдает позиции, США наращивает свой внешний долг и отплевывается от недавнего ипотечного кризиса, а Китай, Китай шел вперед уверенными шагами. Несмотря на то, что совсем недавно в стране царил голод, Китай теперь стал признанным лидером, одним из «тигров Азии». А если ты хочешь общаться с кем-то, хочешь внушить кому-то уважение, то самый верный способ- выучить язык собеседника и разбираться в его культуре.

Профессор вначале скептически относилась к прихоти миллиардера обучиться китайскому языку. Но занятия продолжались регулярно, ее подопечный делал явные успехи и готовился к занятиям, причем ничуть не хуже, чем ее лучшие ученики в институте. И это сделало занятия приятными для обоих. Конечно, Татьяна Владимировна не отрицала для себя тот факт, что оплату за ее преподавание Сергей предложил очень высокую, и это сыграло свою роль, но теперь она видела, что ее усилия не пропадают даром. И как преподавателю, учителю старой закалки ей самой хотелось передать максимум знаний.

Дверь кабинета отворилась, и на пороге возник обескураженный Кирилл. Он держал в руке телефон и протягивал Сергею.

– Сергей Валерьевич (Кирилл называл его по отчеству крайне редко, только на людях, или в минуты крайнего волнения) я хотел этого звонившего послать и просто трубку повесить. Но мне кажется тут вам нужно послушать этого человека. Он говорит, – Кирилл запнулся, как бы проговаривая про себя то, что собирался сказать вслух,– он говорит, что он ваш дед…

Сергей уставился на Кирилла, слова по отдельности были понятны, но поставленные в один ряд в предложении, они не доходили до него. Дед? Его дед умер много лет назад. Отец рассказывал о деде, но совсем немного. Что он был врачом во время войны, после войны женился на девушке из Чехии, остался в Чехии, начал заниматься бизнесом, дела пошли в гору, когда умерла его жена, он остался в Чехии, потом вскорости он сам умер, отец вырос в семье опекунов, как распорядился дед. Наследство деда, весьма крупное, послужило капиталом для отца Сергея для дальнейшего развития бизнеса. Но это все. Более Сергей вспомнить не мог ничего. Если разве только упоминание о деде на каждый праздник 9 мая. Отец вспоминал, что 1945 год и само окончание войны дед встретил в Освенциме, где он был врачом среди заключенных лагеря.

– Кирилл, ты в своем уме? Мой дед умер. Откуда этот шутник узнал этот номер? Ты чего вообще с ним разговариваешь, – Сергей начал закипать.

– Сергей Валерьевич, мне кажется тут что-то есть важное. Не просто он шутник. Он звонит по видеозвонку. Явно из какой-то больничной палаты. Не похожу на розыгрыш, – Кирилл почти по-детски растерянно протягивал Сергею смартфон.

Сергей, понимая, что со стороны это выглядит как какой-то нелепый розыгрыш, взял смартфон и взглянул на экран.

– Я слушаю, Вам больше заняться нечем? Откуда у Вас этот номер? Далее слова застряли в горле от увиденного. Перед ним был глубокий старик, на больничной кровати. Рядом стоял человек в белом халате. Все детали пропали из сознания, потому что Сергей увидел глаза и лицо старика. Каждое 9 мая отец настаивал, чтобы они сначала смотрели парад по телевизору, иногда они ходили на Красную площадь смотреть парад вживую. Дома в этот праздник отец всегда доставал фотографии деда, и Сергей хорошо запомнил эти глаза. Конечно, последняя фотография была сделана примерно в 80-е годы, а значит деду тогда было около 60-ти лет. Но сходство было явным.

– Здравствуй, Сережа. Я знаю, ты деловой и занятый человек. Поэтому давай сократим время друг друга. Я твой дед- Петр. Я звоню тебе из бельгийской крупной клиники, я смертельно болен и скоро мне будет проведена эвтаназия. Все это ты можешь уточнить, у моего лечащего врача. Подробности мы пришлем тебе сообщением на смартфон. Но сейчас о главном: все это время ты считал меня умершим. Так уж случилось, вначале так сложилось по соображениям безопасности, а потом уже никто из нас: ни я, ни твой отец не стали что-то менять. Если ты захочешь, я все расскажу тебе при встрече. Я знаю, что ты богат, и даже очень, но деньги мне твои не нужны. Тем более, что начальный капитал дал я твоему отцу, а вы его весьма успешно приумножили. Поскольку я скоро оставлю этот мир, я хочу наконец все рассказать тебе. Можешь считать это желанием старика исповедаться. Недавно я лежал в этой палате, подписал контракт на эвтаназию, и знаешь, я не смог представить себе, что я просто умру, и унесу с собой некоторые тайны.

Сергей смотрел в экран и молчал.

– Я кое что тебе расскажу, что не знал даже твой отец. Но мне кажется время настало, тебе можно и нужно знать. У меня рак легких и его уже не вылечить. Свои мучения я продлевать более не хочу и после нашей встречи передам себя в руки бельгийских врачей, и они проведут эвтаназию. Кроме того, можешь считать это моей последней причудой, что я просто боюсь умирать в одиночестве. У меня нет никого из родственников. Только ты. С тобой сложно б этом говорить: ты молод и силен. Тебе наверно трудно понять слабость и немощь. Но я не прошу жалости, не прошу сидеть у моей кровати и утешать, что все скоро кончится. Сделай мне одолжение, просто прилетай и выслушай старика. Можешь даже не делать вид, что тебе интересно. Тут я тебе облегчу задачу, тебе действительно СТАНЕТ чертовски интересно.

Это все. Что ты мне скажешь?

Сергей смотрел в экран, и потрясение от только что увиденного приковало его к стулу. Он держал перед собой смартфон, пальцы побелели от напряжения. Он боялся, что если упустит смартфон, то канал связи прервется и наваждение пройдет, а он хотел смотреть на этого человека. Лысый старик, больничная палата. Глаза. Это были глаза человека с фотографии. Там он стоял в шляпе и пальто облокотившись о дерево и смотрел в кадр. Какое-то залихватское выражение лица. Отец вспоминал, что это на какой-то праздник фотография, и дед прилично выпил. Прислонился к дереву в парке, потому что его уже основательно качало.

И вот эти же самые глаза, конечно, потускневшие от времени, но все-же, именно те же глаза, они смотрели вопросительно на него.

– Я прилечу. Если ты действительно мой дед… То… Присылайте данные клиники. Я буду. – Все что мог выдавить Сергей из себя.

– Хорошо. Сережа, спасибо что прилетишь. Скоро мы все обсудим, и ты все поймешь. Я жду, – экран погас.

– Сергей Валерьевич, как так-то? – Кирилл был поражен не меньше Сергея.

Смартфон пискнул и отразил получение файла. Видимо пришла обещанная информация от деда. Сергей изумился, как он стал легко называть этого человека своим дедом.

– Кирилл, ты со мной, бери еще троих посмышленей, летим в эту клинику. Посмотри файл, выясни подробней где это именно в Бельгии. Выясни про этого старика, что сможешь. Я почти уверен, что если это не дед, то какой-то мой родственник точно.

– Хорошо, но я возьму с собой пятерых. Мало ли что.

– Сергей Валерьевич, Татьяна Владимировна приехала, – вошла секретарша и вернула Сергея в реальность дня.

Впервые за все время урок был отменен.

Глава 2. Встреча с дедом.

Все формальности были быстро улажены слаженной командой Сергея. Все-таки на него работали профессионалы. Перелет в Бельгию на личном самолете Сергея Dassault Falcon 7X занял около трех часов. Этот французский реактивный красавец был им выбран в свое время по одной простой причине: два таких самолета использует специальный летный отряд на базе государственной авиакомпании «Россия» для перевозки высших должностных лиц государства. Уж если технические специалисты Управления по делам Президента отдали предпочтение этой модели, то Сергея это тоже устраивало.

      В полете Сергей молчал практически все время, утопая в кожаном комфортном кресле. Смотрел в иллюминатор на вату облаков и думал. Первый шок от разговора уже прошел. И Сергей размышлял, что более выбивает из колеи: известие о смерти родственника, или воскрешение того, кого считал мертвым. Кирилл был рядом, но шефа не беспокоил. То, что такой пациент был в этой бельгийской клинике, они установили. Под именем Генрих Шульц что совсем не одно и тоже, что Петр Куренко. Но видимо смену имени и фамилии, дед (так его уже все называли в окружении Сергея) объяснит при встрече. Осталось ждать.

Запрос на посадку, посадка в Завентеме в 11 км от Брюсселя, поездка из аэропорта в Брюссель, и вот они возле клиники. Все как во сне. Современные технологии позволяли человеку путешествовать с головокружительной скоростью. Лет 100 назад, получи такое известие Сергей, то бы добирался не три часа, а несколько недель. И за это время и привык бы к новому известию, и свыкся с ним. Сейчас же между звонком деда и их посадкой в Бельгии прошло около двух суток.

Это была одна из частных клиник с удобной парковкой, небольшим прудиком возле которого несколько групп людей кормили лебедей. Картина навевала умиротворение. Наверное, здесь можно было умереть.

– Кирилл, давай я дальше сам, вы же всю клинику осмотрели, я уверен. Тут опасности нет, – Сергей мягко посмотрел на своего верного охранника.

– Давайте так, Сергей Валерьевич, деда вы не видели, кто он – вы даже не знаете. Вот встретитесь, я увижу, что все нормально и буду рядом, беспокоить не буду. Вы же не стесняетесь меня. Тем более, Вы не в том возрасте, чтобы как маленький внук запрыгнуть к деду на колени и радостно обсуждать какие-то безделицы. Сергей Валерьевич- это по сути- незнакомый человек. И только Вы решили, что он ваш дед. И еще, Ваш юрист, Алексей, он хочет с Вами поговорить перед тем как Вы отправитесь к своему родственнику, или к тому, кто так себя называет.

– А Алексей тут как оказался? Это что за проделки, Кирилл, – Сергей поднял брови.

– Его не было в Москве, когда был этот звонок из Брюсселя. Когда Вы попросили навести все справки, я попросил Алексея помочь. Он в этот момент был в Германии, но взвесив все события, решил приехать и поговорить с Вами лично. Он уже здесь. Знаете, как в кино про разведчиков. В общем, он уже в том небольшом кафе, напротив.

– В детстве ты много наверно такого кино пересмотрел, – вздохнул Сергей. – Ладно, хрен с вами, пошли к Алексею.

В кафе действительно как ни в чем ни бывало сидел его юрист Алексей- статный блондин, делая вид, что увлечен экраном смартфона, но Сергей был уверен, что он краем глаза наблюдает за ними.

– Ребята, а не слишком большие вам полномочия я вам дал? Какая-то демократия, переходящая разумные пределы получается. Или не вы у меня работаете, а наоборот? – Сергей сверлил Кирилла и Алексея взглядом.

– Шеф, ну реально, послушайте Алексея. Он мне тут много чего порассказал, я думаю, что Вам нужно быть готовым ко всему. Мы же ради вашей безопасности стараемся. Потеря Вас для нас как потеря кормильца в большой семье, – Кирилл обезоруживающе улыбнулся.

Сергей с Кириллом сел наконец за стол и заказали обычную для кафе безделицу, кофе и что-то там еще.

– Сергей Валерьевич, я знаю, Вы не любите сюрпризов, но я взял на себя смелость и организовать нашу встречу ДО того, как Вы пойдете в клинику. Ситуация осложняется тем, что если это действительно Ваш дед, то пока у нас нет подтверждений этого. Он сменил имя и фамилию уже так давно, так удачно все провернул, что, учитывая, что прошло уже не менее 40 лет с этой перемены, а тогда был век совсем не информационных технологий, интернета не было, все подряд не оцифровывалось… В общем точно установить мы ничего не можем. Живет Ваш дед на банковские проценты, вклады у него огромные. Никакой особой деятельности не ведет. Кроме разве того, что он является учредителем клуба любителей археологии и организует познавательные шоу для детей по этой теме. Кроме того, он организовал спонсорскую помощь для нескольких довольно крупных археологических экспедиций. И собственно является спонсором некоторых интернет изданий в области археологии и истории.

– Интересуется археологией, ну нормальное хобби, -пожал плечами Сергей.

– Но если вдруг все же есть подтверждение что он Ваш родственник, то у нас может быть проблема. Он выбрал эвтаназию в Бельгии не случайно, это наиболее либеральная в этом отношении страна во всем Евросоюзе. Ваш дед (будем его уже называть так) жил до этого как минимум лет двадцать в Чехии. Жил в замке. Да, такие дела. Но теперь он в Бельгии и готовится к эвтаназии. С медицинской точки зрения его действительно не вылечить. Но проблема в том, что в Бельгии закон об эвтаназии приняли еще в 2002 году. С тех пор правам на эвтаназию пользуется так много людей, что стали возникать скандалы. Очень уж закон размыто говорит о случаях, когда человек может беспрепятственно воспользоваться правом на эвтаназию.

– Алексей, мы не виделись никогда с моим дедом. Он решил известить о своем решении меня. Еще неделя, как он говорит и его не станет. Я сюда не ради замка его приехал, если ты это имеешь в виду. Тем более, что я только о замке узнал сейчас, от тебя. В чем проблема, если это просто встреча двух родственников. Я же не буду ему инъекцию делать, оплачивать счета. Поскольку у него деньги есть, ты сам это выяснил. Ему ничего от меня не нужно.

– Сергей Валерьевич, тут вопрос в том, чтобы не случилось так, что Ваше имя всплывет при случае возможного расследования данного случая эвтаназии. Этими случаями все больше интересуются активисты, а также правоохранительные органы. Всплывают случаи злоупотребления. В данном случае, не совсем ясно, есть ли у Вашего деда еще родственники. Если Вы – единственный наследник, то может подняться нездоровый интерес: Вы не были в его жизни и ни разу. Тут появляетесь, потом через неделю Ваш дед умирает, выбрав эвтаназию. Это все выглядит очень…

– Типа я уговорил его умереть, когда узнал о его существовании?

– Да. И в это можно поверить будет, если учесть, что тот замок, который ему принадлежит, он не просто недвижимость. Этот объект внесен в перечень культурных памятников Чехии. Находиться в Средне- Чешском крае. Примерно 100 км от Праги. Представляете, что начнется после смерти Вашего деда. Я прямо вижу заголовки местных газет: очередной новый русский отбирает историческую недвижимость у народа Чехии.

– Стоит то хоть сколько этот замок?

– Ну примерно в рублях по сегодняшнему курсу около 50 миллионов.

– Боже, больше разговоров. Мой самолет на котором мы прилетели сюда стоит около 50 млн долларов! Долларов! – Сергей усмехнулся – мне явно не очень нужен этот замок, как не крути.

– Я понял вас, Сергей Валерьевич. Ну тогда пока все, – Алексей примирительно улыбнулся.

– Кино про разведчиков, – хмыкнул Сергей вставая.

Далее все произошло так буднично, что даже немного расстроило Сергея. Он как смотрел очередной фильм из жизни людей. Только он сам был в этом фильме актером. И сыграл он крайне хреново, как он сам оценил.

Деда вывезли к берегу пруда, вернее он сам выехал на коляске с электроприводом, а следом следовала медсестра. Изможденное бледное лицо, но все те же глаза. Глаза, из-за которых Сергей все сразу решил. Сергей сидел на скамейке у пруда, Кирилл сидел невдалеке.

Петр Куренко смотрел задумчиво на водную гладь и на умиротворенно плавающих птиц. Молчали оба. Сергей не хотел торопит деда просто потому, что если это его последняя неделя, то времени все равно не хватит чтобы расспросить о всей той жизни, которую они прожили порознь. У Сергея было время, у деда его не было. Поэтому Сергей решил, что пускай дед в оставшийся свой срок сам решит, что ему говорить и когда. Но один вопрос на удивление начал проситься наружу. Это было выяснить важно. Важно для Сергея.

– А почему ты исчез из нашей жизни? – Сергей взглянул на деда.

– О, сразу берешь быка за рога? Хорошо, а то вот я не знаю с чего начать. Знаешь, у твоего отца был очень непростой характер. Когда умерла твоя бабушка, то он вообще замкнулся в себе, может меня стал обвинять, не знаю. Просто мы очень быстро стали чужими, и я просто осознал, что он просто не хочет меня видеть. Я не напоминал о себе, а он перестал приезжать, потом перестал и звонить. Это совпало с некоторыми конфликтами по роду моей деятельности, я подумал, что если я буду один, отдалюсь от вас, то вам ничего не будет угрожать. А ты помнишь хоть что-то из того времени? – спросил дед.

– Я помню один эпизод. Мы возле нашего дома в деревне на летней веранде. И ты на столе показываешь мне как освежевать тушку кролика. Видимо это довольно яркое впечатление для ребенка. Вот и запомнилось. Более – ничего, – усмехнулся Сергей.

– Тогда тебе лет пять было. Очень скоро мы расстались. Я сменил фамилию и ушел из вашей жизни. А совсем скоро уйду уже совсем. Давай я уж по порядку. Я позвал тебя вот для чего…

И дед неожиданно замолчал. Видимо, конкретного сценария разговора у него не было.

Наконец он продолжил минут через десять.

– Я начну рассказ. Уж как получится. Я не особый оратор. Но общий смысл уж как-то донесу. Давай, прямо сразу к теме. Во время войны я попал в Освенцим. Но знаешь, в то время в Освенциме у меня среди заключенных был особый статус. Все же врачей не хватало, а периодически вспыхивали эпидемии тифа. Я мог довольно свободно перемещаться по лагерю. Но все равно, иногда череда дней своей монотонностью и беспросветностью не оставляла никаких надежд. Нам казалось, что этот лагерь, и мы в нем были вечно. И будет вечно. А все воспоминания о прошлом казались сном. Мне тоже становилось тошно, и иногда посещали мысли, что можно это все быстро прекратить. Мы довольно часто это видели: измученный узник кидался на проволоку и погибал либо от тока, либо его расстреливали охранники. Так что выбор был у всех. Помню как-то зимой, когда мы лежали после отбоя по четверо на одних нарах, пытаясь укрыться одним одеялом, двое заключенных открыто стали договариваться, что завтра они прыгнут на проволоку.

– Да, дед, такого мне отец не рассказывал, – покачал головой Сергей.

– Помню, там у нас был еще один врач. В бараке тоже где-то лежал на нарах. Где точно, не помню в темноте было не разобрать. Как потом оказалось, уже после войны, это был Виктор Франкл. Знаменитый врач психотерапевт! Представляешь! В нашем бараке! И представляешь, я потом ездил на его лекции, которые он читал по всему миру. И книгу его прочитал «Сказать жизни- да». Представляешь, там этот случай описан! Просто невероятно! Я читал, у меня слезы на глазах были. Все так ясно вспомнилось. В ту ночь он говорил, что из нас хотят сделать животных. Но только если мы сдадимся, сами этого захотим, тогда только это удастся. Что наверняка могут с нами сделать- так это расстрелять или отправить в газовую камеру, а оттуда в крематорий. Убить могут. Но сломать нашу волю они не могут. Пока каждый не сдастся. Виктор сказал, что мы просто забыли, но у каждого из нас есть ради чего жить. Просто надо вспомнить, – голос старика дрожал.

– Знаешь, а я бы не знаю, как бы поступил. Терпеть эту безысходность может и не стал. Ну не на проволоку, а кирку бы в голову надзирателю загнал, а там будь что будет, – задумчиво сказал Сергей.

– Ну там вариантов много не было бы. Сразу расстреляли бы. Да, кто-то не выдерживал. Но вот после той ночной лекции, проповеди, называй как хочешь, но утром никто из нашего барака на проволоку не пошел. Я потом после войны посещал его лекции, и кое что для себя понял.

Старик помолчал, потом посмотрел в глаза Сергею.

– Можешь сказать ответ на главный вопрос, – старик продолжал посмотреть на Сергея. – Сережа, а в чем смысл твоей жизни?

– Честно говоря, я приехал навестить деда, о котором узнал меньше недели назад. Я кажется провожаю тебя в последний путь, ну или как там говорят? Такие философские вопросы так сразу не осилить. – Сергей развел руками. – Спрашивал ли я, в чем смысл жизни? Иногда этот вопрос возникал. Но честно говоря, я думал, что подумаю о нем на пенсии.

– На пенсии ты уже не про этот вопрос будешь думать, а возможно вот так общаться со своим внуком перед тем, как уйти куда то, откуда не возвращаются. А я после посещения лекций Франкла после войны задумался крепко. Деньги у меня были, даже много денег, работать не нужно было бы. Но без работы, чем себя занять? Я многих обеспеченных людей наблюдаю. В клубах всяких, на выставках, во всей этой суете «высшего света». Они просто иногда не знают, чем себя занять. Самое страшное, это наследники больших состояний, если они не нашли себе цель. Те, у которых нет никаких целей. Но есть деньги. Они или сливаются очень быстро в алкогольно-наркотическом тумане, или начинают заниматься какой-то невообразимой хренью, лишь бы что-то делать. И я однажды понял: цели самой по себе в жизни нет. На все человечество нет единой цели. Мы не можем взять и спросить у жизни: «жизнь, в чем же моя цель? Зачем я здесь?».

– Дед, ну мы тут на лавочке на этот вопрос не ответим, – начал было Сергей.

– Ну уж Сережа, тут ты меня не перебивай. Я пока в форме, буду рассказывать. Ну так вот, скорее, это жизнь нас каждый день спрашивает, спрашивает каждого: «Какой смысл ТЫ сам нашел в жизни? Что ты решил со всем этим своим существованием делать?». Все просто: каждый должен решить какой смысл он решает придать жизни. Какой смысл захотим, такой и будет. И никто нам со стороны его не даст. Могут показать пример, вдохновить. Но тут уж сам каждый решает. Есть еще те, кто пытается этот смысл навязать. Но это уже для толпы. Тот, кто думает- смысл ищет сам.

И я решил, я буду делать то, что мне интересно. И это будет хорошо, главное, чтобы мои действия не вредили другим. И я решил копать этот секрет, что оставили нацисты после себя. Я занимался ведением бизнеса, основывал фонды. Делал то одно, то другое, но всегда помнил об этой своей цели. Всегда. Вот это и стала моей целью, моим смыслом. Как шахматная партия, которую ты играешь всю жизнь. Мне это было действительно интересно. Конечно, я к концу жизни стал буквально одержим этой целью. А теперь я хочу передать эстафету тебе, Сережа. Потому что так случилось, что вдруг я обернулся, а я уже умирающий старик, а разгадку не нашел. Я даже не знаю, близко ли я подошел к разгадке.

– Дед, ты конечно извини, но о чем ты говоришь? Какая загадка? Что стало смыслом твоей жизни?

– Ах, да. Тут уж извини, мысль петляет, так что ты меня периодически возвращай к нити рассказа, – усмехнулся дед. – Секрет. Тайна.

Дед опять задумчиво посмотрел на озеро и погрузился думами куда о далеко. Сергей ждал, когда дед снова заговорит.

– В общем, перейду к сути. Уже практически перед самым освобождением в лагере была очередная эпидемия тифа, из медикаментов мне выдавали на день пачку аспирина. Это при том, что у меня от жара и лихорадки в мучениях лежало человек по 50. И это только те, кто был закреплен за мной. Все что я мог, это поддерживать их словом. Некоторые из обслуживающего персонала тоже подцепили тиф. И меня направляли помогать ухаживать и за ними. Там я постоянно соприкасался с одним врачом, таким же молодым, как и я. Отто. Я от той работы не противился, там были варианты разжиться медикаментами, которые немцы на своих не жалели. И мне удавалось что-то раздобыть для своих подопечных в медицинском бараке. Я немецкий уже тогда неплохо знал, но вида особо немцам не показывал. Подумал, что этим козырем мне светить не стоит. Они и так мне поблажки давали из-за моей специальности. И вот, как-то раз попадает в палату водитель, который возил какое-то начальство. Довольно крепко его прихватило.

Звали парня Марк Вебер. Забавный такой был, пока не слег окончательно, все записывал в своем дневнике. Говорил, что этот дневник ведет с самого начала войны. Он своего шефа так и возил с места на место, по-моему, с 1937 года. Они крепко сдружились. В общем, парень повидал всякого. А тут, лежа на койке, он начал понимать, что ему, похоже, конец. Я уж навидался этого среди заключенных. Начало болезни внезапное и характеризуется ознобом, лихорадкой, упорной головной болью, болью в спине. Через несколько дней на коже, сначала в области живота, появляется пятнистая розовая сыпь. Сознание больных заторможено, некоторые впадали в кому, многие больные дезориентированы во времени и пространстве, речь их тороплива и бессвязна. Температура постоянно повышена до 40°C и резко снижается примерно через две недели. Во время этих тяжелых эпидемий до половины заболевших погибали.

Парень промучился неделю в бреду. Но до того, как начать бормотать в бреду всякие вещи, он, видимо понимая, что скорее всего не выживет, начал как будто исповедоваться Отто. Они можно сказать сдружились за это короткое время. Я постоянно сновал туда- сюда, занимаясь своими делами. Эти двое меня как будто не замечали. А я неожиданно для себя стал вслушиваться в то, что говорил Марк. И уже ловил каждое слово. Конечно, я слышал не все. Но они постоянно разговаривали, темы часто повторялись. И я постепенно сложил общую картину того, что Марк поведал Отто.

Дед остановил рассказ и устало посмотрел на Сергея, – Сережа, то что ты услышишь, может показаться ахинеей. Но ты просто дослушай до конца.

Сергей кивнул.

– Марк и Отто часто возвращались к так называемой Тунисской кампании, что происходила в Африке в основном на территории Туниса. Для фашистов это был полный крах в Африке. Эти двое с горечью обсуждали, что там пришлось сдастся в плен более ста тысяч немецких солдатам. Как я потом выяснил, немецкая пропаганда сильно занизила эти цифры. По послевоенным данным там сдалось на милость американским войскам не менее двести пятидесяти тысяч солдат и офицеров вермахта. Ну так вот, Марк со своим шефом прибыли на территорию Африки в составе так называемого «Африканского корпуса» где-то в начале 1940 года. Для Марка это было настоящее приключение. Боевой дух был на высоте, они все тогда верили в силу немецкого оружия и ожидали скорого окончания войны. Они в постоянных поездках по континенту обсуждали это со своим шефом. Как же его звали, – дед потер лоб. – Чертов склероз, забыл. Ну да ладно. Как-то звали. Не суть.

Ну так вот. Основная база, вокруг которой и осуществлял поездки Марк располагалась в Тунисе. Вначале их с шефом поездки были вполне понятны Марку. Все связано со снабжением. Война была в разгаре, линия фронта постоянно перемещалась. С одной стороны -итальянцы и немцы, с другой- американцы и англичане. Но потом Марк стал замечать, что план их поездок изменился. Они все чаще стали приезжать в окрестности Карфагена, старого разрушенного города на территории Туниса. Марк все гадал, зачем они туда приезжают.

– Карфаген, помню из школьного курса истории. Пунические войны, противостояние Рима и Карфагена. Великий полководец Ганнибал. В детстве книгу читал про это, – кивнул Сергей.

– Ну да. Я за всю свою жизнь можно сказать просчитал ВСЕ по этой теме. Скоро узнаешь,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Эхо Карфагена

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей