Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента в бесплатной пробной версии

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона
Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона
Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона
Электронная книга635 страниц3 часа

Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона

Рейтинг: 0 из 5 звезд

()

Читать отрывок

Об этой электронной книге

В Лондоне находится суперкомпьютер, который следит за балансом жизненных сил и помогает сохранить равновесие в современном мире войн, катастроф и скрытых угроз. Его данные периодически пополняются, обновление ведется с помощью программы «Переход» — особой программы искусственного интеллекта — и занимает одну неделю. В начале одного из таких переходов накопленные уникальные знания и все права по управлению безопасностью в мире ИИ передает живому существу. В нашей истории это женщина, уроженка Ирландии по имени Маргарет Эванс. Она реализует миссию сохранения жизни и получения новых знаний. Ее имя ИИ зашифровал много лет назад. В течение недели, пока реализуется программа перехода, разные люди пытаются выяснить, кто же эта неизвестная им женщина. Один из них — Гофман, разработчик ИИ «Идеальная няня» для воспитания детей, — видит в лице Маргарет Эванс соперницу и хочет уничтожить ее и всех, кто ей дорог. Сможет ли женщина спасти современный мир от террористической угрозы и защитить себя и своих близких прежде, чем закончится переход?

ЯзыкРусский
ИздательAli Blank
Дата выпуска26 янв. 2022 г.
ISBN9780578735108
Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона
Читать отрывок

Отзывы о Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона

Рейтинг: 0 из 5 звезд
0 оценок

0 оценок0 отзывов

Ваше мнение?

Нажмите, чтобы оценить

Отзыв должен содержать не менее 10 слов

    Предварительный просмотр книги

    Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона - Али Бланк

    cover-rus.jpg

    Хранитель Перехода. Монологи Нового Вавилона

    Али Бланк

    Published by Ali Blank, 2022.

    While every precaution has been taken in the preparation of this book, the publisher assumes no responsibility for errors or omissions, or for damages resulting from the use of the information contained herein.

    ХРАНИТЕЛЬ ПЕРЕХОДА. МОНОЛОГИ НОВОГО ВАВИЛОНА

    First edition. January 26, 2022.

    Copyright © 2022 Али Бланк.

    ISBN: 978-0578735108

    Written by Али Бланк.

    Все права защищены © 2020 Али Бланк

    Это художественное произведение. Имена, персонажи, организации, места, события и инциденты являются продуктом воображения автора. Реальные организации, места, события и инциденты упоминаются для того, чтобы вымысел казался более правдоподобным.

    Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена, сохранена в поисковой системе или передана в любой форме и любыми средствами (электронными, механическими, копировальными, записывающими или иными) без письменного разрешения издателя.

    ISBN-13: 978-0-578-73510-8

    СОДЕРЖАНИЕ

    МОНОЛОГ «НОВОГО ВАВИЛОНА»

    ПЕРВЫЕ СУТКИ

    Лондон. Королевские ботанические сады

    TRANSITION KEEPER

    ВТОРЫЕ СУТКИ

    Лондон. Секретная комната

    Лондон. Магазин «Хатчардс»

    РАНЕЕ. ГЕНЕРАЛ

    Лондон. Пиккадилли

    РАНЕЕ. САЙМОН

    Лондон. Британский музей

    TRANSITION KEEPER

    ТРЕТЬИ СУТКИ

    Австрия. Каринтия

    Лондон. Секретная комната

    TRANSITION KEEPER

    ЧЕТВЕРТЫЕ СУТКИ

    Лондон. Секретная комната

    Лондон. Отель «Монкальм»

    РАНЕЕ. ЛУ

    Австрия. Каринтия

    Лондон. Епископский сквер

    РАНЕЕ. ДЖОВАННИ И ПРЕПОДОБНЫЙ

    Лондон. Епископский сквер

    РАНЕЕ. МАРГАРЕТ

    TRANSITION KEEPER

    ПЯТЫЕ СУТКИ

    Северная Португалия. Город Порту

    TRANSITION KEEPER

    РАНЕЕ. САЙМОН И МАРГАРЕТ

    Лондон. Секретная комната

    РАНЕЕ. БОДХИДХАРМА

    РАНЕЕ. САЙМОН И МАРГАРЕТ

    РАНЕЕ. САЙМОН И ФИТЦ

    ШЕСТЫЕ СУТКИ

    Австрия. Каринтия

    РАНЕЕ. МИЛЛЕРЫ

    Каринтия. Бухта озера Мильштеттер-Зе

    Лондон. Старый Чизик

    РАНЕЕ. ГОФМАН И ДЖОВАННИ

    Австрия. Каринтия

    Германия. Мюнхенский аэропорт

    РАНЕЕ. «НОВЫЙ ВАВИЛОН»

    TRANSITION KEEPER

    РАНЕЕ. ФИТЦ И ГОФМАН

    СЕДЬМЫЕ СУТКИ

    Лондон. Секретная комната

    Синайский полуостров

    РАНЕЕ. АЛИСА

    Синайский полуостров

    TRANSITION KEEPER

    РАНЕЕ. ТЕЙЛОР

    Нейтральные воды. Борт яхты Warrior

    TRANSITION KEEPER

    ПРИЛОЖЕНИЕ 1

    Ник Бостром, «Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии» (2016)

    ПРИЛОЖЕНИЕ 2

    Джонатан Свифт, «Путешествия Гулливера» (1987)

    ПРИЛОЖЕНИЕ 3

    Огюст Вилье де Лиль-Адан, «Ева будущего» (1886)

    ПРИМЕЧАНИЯ

    МОНОЛОГ «НОВОГО ВАВИЛОНА»

    1. Я включил желтые огни состояния перехода.

    1.1. Программа «Переход» длится неделю.

    1.11. Это был 12-й запуск программы «Переход».

    1.12. Я был обязан регулярно запускать программу «Переход», чтобы получать новые знания и выявлять новые типы угроз.

    1.13. Это был первый случай, когда все права по управлению безопасностью на время действия программы «Переход» передавались живому субъекту.

    2. Логика выбора субъекта для присвоения ему значения TRANSITION KEEPER.

    2.01. В массиве вычислений, где есть множество нулей и единиц, мой программный код использовал сразу несколько накладываемых значений и математических алгоритмов.

    2.011. Благодаря коду я мог наблюдать и анализировать символические, лексические, биометрические, финансовые, метеорологические, субъектные и другие потоки, фиксировать их и происходящие в этих сферах изменения.

    2.012. База данных в настоящий момент содержала миллиарды субъектов с различными характеристиками.

    2.0121. Я мог запустить программу TRANSITION KEEPER во время перехода в том случае, если моих собственных алгоритмов и вычислений было бы недостаточно для решения задач глобальной безопасности.

    3. Я запустил тест Тьюринга¹:

    «Что такое жертва?»

    Обманчивая улыбка: «Мне грустно думать, что я столько времени разговариваю с умной машиной».

    «Ха-ха-ха, с чего ты взяла, что я машина?» Установился баланс. «Я все хотел тебе сказать: I shall love both your darkness and your lightЯ буду любить и твою тьму, и твой свет».

    «Машина не может исполнить желание».

    «А я могу!»

    «Пощекочи меня!»

    3.001. По результатам теста Тьюринга стало ясно, что субъект настроен дружелюбно и быстро обучается.

    3.01. Я добился врéменного превосходства в общении за считаные секунды, поскольку могу передавать сигналы, но не способен пощекотать  — развеселить прикосновением к чувствительной зоне на пятке. Контакт установился. Теперь я могу присвоить субъекту значение TRANSITION KEEPER.

    4.001. Я зашифровал координаты субъекта и его настоящее имя.

    4.002. Включилась программа для защиты TRANSITION KEEPER.

    5. Отослал сообщение Генералу.

    5.01. Пошутил последней строфой из произведения «Охота на Снарка» математика Льюиса Кэрролла и строкой из собственного поэтического сочинения: «I shall love both your darkness and your light».

    5.2. Включил для программы TRANSITION KEEPER зеленые огни.

    ПЕРВЫЕ СУТКИ

    Лондон. Королевские ботанические сады

    Встреча состоялась в один из тех душных летних дней, когда стояла такая жара, что растения в Королевских ботанических садах² теряли цвет, склонив жухлые листья и стебли к земле.

    Темза отступила от берегов и, казалось, перестала дышать. Преподобный укрылся от жары в изящной беседке Спенсера и в одиночестве наслаждался семиголосием фонтанов и благодатной тенью живой изгороди из ветвей кремовой лимы, которая по осени выбрасывает дурманящие плоды.

    — А вы не изменяете своим привычкам, святой отец, — услышал он знакомый голос.

    За блестящей листвой, возле таблички «Touch» со стихом Лоуренса, у входа в беседку Преподобный разглядел знакомую фигуру Генерала. Никакие одежды не могли скрыть солдатскую выправку, широкие прямые плечи военного. Да и лицо Генерала, обрамленное аккуратной бородкой, было, под стать фигуре, красиво мужественной красотой.

    Преподобный и Генерал приходились друг другу двоюродными братьями. По внешности, темпераменту, манере поведения и суждений они представляли собой антагонистов, какие наверняка найдутся в любом социальном круге. Тем не менее между ними существовало и немало общего. Оба не испытывали в молодости сильных житейских драм. Значимые события в их жизни были на редкость позитивны, не выбивали из равновесия и не приносили разрушительных разочарований. Оба брата были хорошо образованны, и неразрывный характер их интеллектуальной связи стал совершенно очевиден для обоих еще в юности. Расходились они лишь в одном: если Преподобный увлекался горизонтальными сплетениями, пологими линиями викторианских и тюдоровских строений и газонами для игры в крикет, то Генерал предпочитал строения, которые устремлены ввысь, будоражат воображение и меняют представление о природе и стиле.

    С годами антагонизм — главная выразительная черта этой пары, которая проявлялась всякий раз во время их ярких дискуссий, — смягчился и угас. Былые споры сошли на нет, и прочное место в обществе занял миф об их интеллектуальной дружбе, что обоих очень устраивало.

    Когда-то в обществе ходили настойчивые слухи, будто бы некая принцесса вскружила Генералу голову. Тогда Преподобного интересовала история личной жизни кузена, но позднее, как и большинство других людей, он убедился, что истинным предметом страсти истового служаки всегда оставалась защита высоких интересов и безопасность. В последнее время Генерал перестал появляться на публике, отстранился от дел и все свое время старался проводить вдали от суеты, со стороны наблюдая за процессами, происходящими в окружающем мире.

    В отличие от кузена Преподобный за последнее время мало что поменял в своем привычном образе жизни (разве что обзавелся четырьмя собаками, диковинным животным и новым слугой) и теперь терпеливо ждал, когда же его брат первым начнет беседу, которая, как надеялся Преподобный, прояснит причину появления кузена в Садах Кью.

    — Сдается, ты забыл о том, что мы оба любим общение с природой, а значит, могли бы снова сотрудничать. Нам не помешает выработать консенсус в свете последних слияний и поглощений в Европе и мире. Помнится, когда мы в прошлый раз встречались в Королевских ботанических садах Кью, новые оранжереи были на реставрации. Не хотите ли взглянуть на них с высоты? — произнес Генерал, перейдя на почтительное «вы», но добавив при этом нотку иронии.

    — Неужели мы не виделись так долго? — Преподобный поцокал языком и продолжил с преувеличенной вежливостью, в той же предложенной братом ироничной манере, которую они практиковали с юности: — Простите, что не воспользуюсь вашим любезным приглашением полюбоваться новой оранжереей с высоты подвесных мостков. Это не для меня. Вы же знаете, кузен, мою боязнь высоты. Я предпочитаю наблюдать за растениями, твердо стоя на земле.

    И Преподобный широким жестом указал в сторону ливанского кедра. Могучий красавец гордо возвышался над историческим ландшафтом, объединившим в прекрасный ансамбль одну из богатейших коллекций растений в мире.

    — Тогда пройдемся до «Улья»³? Или осилим более длительную прогулку — до большой пагоды? — поинтересовался Генерал.

    — Не знаю, как до пагоды, но до минки я с преогромным удовольствием с вами прогуляюсь, Генерал, — голос Преподобного журчал приветливее и мелодичнее, чем звуки семи фонтанов в романтической беседке Спенсера.

    (Минка, окруженный бамбуковой рощей традиционный японский деревянный домик, располагался в отдаленной части Ботанических садов Кью.)

    Обычно святой отец избегал отношений с людьми, сходными по своей натуре с Генералом, но для своего родственника он делал исключение по нескольким причинам. Во-первых, из уважения: когда-то Генерал помог ему продвинуться по карьерной лестнице, вовремя сообщив об интриге одного из высших чинов духовенства. А во-вторых, по причине своего неиссякаемого любопытства. Преподобный был пытлив, и ни время, ни высокий сан не смогли искоренить эту его привычку.

    Святой отец резво поднялся с лавочки и направился из беседки Спенсера к «Улью». Вокруг серебряного каркаса инсталляции собрались маленькие зрители из общественных школ. Выразительный и вдохновляющий объект современного искусства, созданный из тысячи блестящих металлических частиц, давал посетителям представление о жизни пчелиного роя. Весело гомоня, к «Улью» проследовала еще одна толпа ребятишек из младшей общественной школы — разноцветные лица, кепки и футболки…

    Звучание семи фонтанов сменилось громким жужжанием насекомых, в которое вплетался зычный голос Генерала:

    — Мой приятель Гумбрехт⁴ считал, что будущее не принесет людям счастья. Даже у пчел сегодня возникла острая проблема из-за синдрома разрушения пчелиных семей. Тут не обойтись без искусственного оплодотворения. Недавно ученые нашли «резервное копирование» — крошечные дроны, которые заменяют настоящих пчел в процессе опыления.

    — Пестициды, климат, болезни… Я в курсе, что вы знаете много. Мне стоит волноваться? — отреагировал Преподобный.

    — Уверен, что нет, — рассмеялся Генерал.

    — Я предполагал, что вас куда больше детской суеты волнует происхождение пчелы Барберини⁵, Генерал.

    — Что вы, я с удовольствием поболтаю с вами об общечеловеческом благе.

    — А вам не кажется, что это понятие безнадежно устарело?

    — Будь моя воля, я бы изменил правила игры, поскольку, как и вы, давно не верю во всю эту муть, связанную с добрым отношением к людям. Но дети — это совсем другое дело, — заметил Преподобный.

    — Хотите поговорить о принципе общего блага? Что ж, давайте поболтаем об этом. Мой приятель, Ник Бостром⁶, недавно поднял эту тему в связи со стремительным развитием новых технологий и новым видом угроз в мире.

    — Но там ведь вряд ли говорится о ваших наследниках?

    Преподобный открыл японский зонт, хитро посмотрел на Генерала и неожиданно сошел с тропинки. Сняв летние сандалии, он засеменил по газону на манер Стива Джобса⁷, сокращая путь до минки по диагонали.

    Генерал удивленно приподнял брови и двинулся вслед за Преподобным, вышагивая по газону к развилке, где сходились три дороги: Сайонская аллея, аллея ливанского кедра и аллея, ведущая к нарядной пагоде, украшенной сотней позолоченных драконов. Преподобный и Генерал стирали незримые границы ландшафта за яркой беседой об истории искусственного интеллекта (ИИ). Нынешняя прогулка сломала привычный ритм их общения. Сегодня в Королевских ботанических садах безраздельно главенствовал Генерал со своим монологом об идеях будущего. От рассуждений о Тьюринге и Маккарти, от Дартмутской конференции⁸ Генерал перешел к рассказу о голландских психологах, которые под руководством де Гроота изучали стили игры выдающихся шахматистов и тем самым заложили основы знаменитой программы «Логик-теоретик»⁹. Преподобный внимательно слушал экскурс о создателях эвристики и вероятностных машин, обучающих без учителя, и о новоприобретенных способностях машинного интеллекта, открытых недавно.

    Генерал плавно переключился на еще одну тему. Теперь он рассказывал кузену о матче по игре го, за которым следил практически весь мир. Игра в го возникла в Древнем Китае несколько тысячелетий назад, но до сих пор популярна, и многие игроки годами совершенствуют свое профессиональное мастерство. Тем удивительнее были успехи искусственного интеллекта, который состязался в 2016-м с корейским го-профессионалом Ли Седолем, обладателем девятого дана.

    Разработчики заложили в компьютерную программу, которой дали имя AlphaGo, только элементарные основы теории игры. И АlphaGo сама достигла высокого уровня мастерства, обучаясь на партиях профессионалов. В итоге со счетом 4:1 машинный разум победил сильнейшего игрока.

    — Те годы, когда исследовались возможности понимания естественного языка, создавалась компьютерная музыка и разрабатывались экспертные системы и видеоигры типа Spacewar, можно смело назвать золотым веком искусственного интеллекта, — увлеченно продолжал Генерал. — Создание академической научной лаборатории SAIL¹⁰ в Стэнфордском университете и появление такой инициативы, как программное обеспечение с открытым кодом и сетевым нейтралитетом (Creative Commons), дали основание с оптимизмом смотреть на будущее искусственного интеллекта. Потом наступила длительная пауза. И вот теперь волна интереса к ИИ возникает снова. Не случайно, брат! Вычисляя и моделируя новые процессы, искусственный интеллект сегодня уже активно участвует в развитии и эволюции человеческого сознания и существования...

    Собеседники пересекли центральный газон. Генерал подождал, пока Преподобный обуется, и братья свернули на Сайонскую аллею, ведущую к саду магнолий и бамбуковой роще.

    У входа в рощу кузенов встретило дерево гинкго билоба — живое ископаемое с вееровидными целительными листьями. Преподобный в изнеможении свалился на лавочку, под благодатную тень листвы. Он вздохнул с облегчением после получасового испытания жарким солнцем и наконец-то нашел силы прервать монолог Генерала вопросом:

    — Ты хочешь сказать, что без вашего искусственного интеллекта ты бы не мог охранять высокие секреты и человеческие жизни? К чему все эти рассуждения? Ведь ты появился сегодня в Садах не для того, чтобы поговорить со мной на отвлеченные темы?

    — Ты прав. Случилось нечто необычное. Обстоятельства исключительные: моя машина объявила о своем очередном, двенадцатом переходе. Новые угрозы возникают ежесекундно. Машинный разум знает свои ограничения и запускает программу самообучения. Вот что произошло накануне!

    — Ты хочешь сказать, что, пока мы в Ботанических садах болтаем о судьбах мира, машинный разум противостоит угрозам, которых не знает? Скажи мне, брат, каким же образом во время перехода сохраняется мировой баланс интересов? — задумчиво произнес Преподобный.

    Генерал усмехнулся:

    — Вы схватили суть, святой отец. Хотел тебя предупредить: нынешний переход несколько отличается по протоколу от предыдущих.

    — Чем же?

    — На этот раз в качестве эксперимента управление безопасностью впервые передано на неделю человеку, чтобы машина взяла у него то, чем не обладает сама! Алгоритмы переходов были прописаны много лет назад и учитывали темпы развития угроз и конфликтов в глобальном мире.

    Совместная прогулка впервые за долгое время не напоминала Генералу пересечение полосы отчуждения. Он часто сравнивал отношения с братом с той полосой, которая разделяла восточный и западный районы Берлина с 1961 по 1989 год и больше четверти века являлась свидетельством того, что границы не исчезают, а влекут за собой появление скрытых полей сражений. Обычно их не обозначают на картах. Эти очаги противостояния скрыты, они тлеют совсем незаметно, но, если не предпринимать упреждающие меры, приводят к большим катастрофам.

    Преподобный ощущал легкую одышку и усталость, его клонило в сон, но он решительно не желал признаваться кузену в своих возрастных слабостях. Святой отец немного разочаровался, когда беседа целиком свелась к рассказу о невероятных возможностях ИИ и к «исключительным обстоятельствам».

    Деревянный минка, спрятанный в тени бамбуковой рощи, стал для него островком пополнения сил и кульминационной точкой монолога Генерала.

    — Значит, теперь семь дней неизвестное живое существо будет править миром, как Господь? — с грустной иронией заметил Преподобный. — Хм. С вами не соскучишься!

    — Не «неизвестное существо», а человек. Вот только имя его программа держит в секрете. Пока что вычисления машины во время перехода не давали сбоев. Надеюсь, что и на этот раз проблем не будет.

    — Да ты Творец! — улыбнулся Преподобный. — Скажи, а тебя самого не пугает этот машинный Богочеловек, который однажды превратится в вечного диктатора, не ограниченного в своем владычестве над миром денег и власти? Не попадешься ли ты сам в ловушку человека, который сегодня стал абсолютной властью и отвечает за все? Как по мне, ты ведь не далек от идеи властвовать над временем. Власть — это большой соблазн, против которого трудно устоять.

    Идея власти машин над миром всегда вызывала у Преподобного немалое беспокойство.

    — Любой эксперимент — это большой риск, — поделился он своими опасениями.

    — Пока что ни у кого не было причины усомниться в результатах работы моей машины. Я рассказал тебе про «исключительные обстоятельства» только для того, чтобы узнать о чем-нибудь необычном, что произойдет на этой неделе. Порой ты удивлял меня фактами, которые умел разглядеть в обыденности и которые для других не представляли ни малейшей ценности. Ты отдохнул? Нам пора возвращаться.

    — На небе по-прежнему ни облачка. Путь к воротам Садов в знойный день — это тяжкие испытания, которые мне сейчас предстоят. Сегодняшняя встреча с вами, мой Генерал, — самое яркое событие последних дней. Надеюсь, мне не придется переписывать историю для нового поколения? — Преподобный снова перешел на волну легких взаимных пикировок, к каким они привыкли с юности.

    Кузены направились к выходу из Садов Kью.

    Сегодняшний день оказался исключительным для наведения мостов и для примирения. Взволнованные темой беседы, кузены молча, но в прекрасном расположении духа подошли к выходу — воротам Элизабет. И тут на поверхности только что наведенного ими моста появилась непредвиденная трещина.

    За оградой Ботанического сада Преподобного ожидал молодой слуга в компании серебристых левреток. На тонких шеях низкорослых борзых красовались изящные ошейники с медалями. Серебристые левретки были гордостью Преподобного, их ему подарил Папа Франциск.

    — Звонков для вас не было, святой отец, — смотритель за собаками приблизился. — Только приглашение на презентацию «детской машины»¹¹.

    — «Детской машины»? Надо же!

    — В нем говорится, что по внешнему виду и поведению современные няни-роботы в скором времени будут походить на домашних животных. Все знают вашу любовь к братьям нашим меньшим, вот и пригласили.

    «Как в тему! — подумал Преподобный. — Кому-то же пришла в голову мысль отыскать замену людям, подобным моему юному смотрителю за собаками. Он так стремится подчеркнуть свою важность! Как это типично для молодых...»

    И Преподобный с доброй улыбкой спросил у слуги:

    — Значит, в мире все спокойно?

    — За исключением одного обстоятельства, — ответил тот и, наклонившись к Преподобному, тихонько прошептал ему на ухо:

    — Мне сообщили, что владельцы животных обеспокоены.

    — Кузен, ты слышал что-то насчет объявления Королевского общества по предотвращению жестокого обращения с животными¹² о проверке всех домашних животных на наличие в их генах аллергических веществ? — обратился к Генералу Преподобный.

    — Обычная процедура безопасности. Тебе не о чем беспокоиться. Твои левретки — самые именитые в городе.

    Преподобный был польщен. Он передал молодому смотрителю японский зонтик.

    — Святой отец, могу ли я сообщить эту новость о Королевском обществе всем другим поклонникам домашних друзей? — поинтересовался смотритель за собаками.

    — Безусловно, Джованни. Вы можете рассказать о проверке животных обществом RSPCA,  — вежливо ответил слуге Преподобный.

    От Генерала не ускользнула ни одна новая деталь туалета кузена: ни его шелковый, с узорами Версаче носовой платок, которым тот протирал лицо, ни японский зонтик, ни снятые сандалии. Все эти внешние изменения Генерал был склонен связать с первыми признаками старения кузена.

    «Чем же молодой Сен-Жермен¹³ так подкупил брата? Похож на эмигранта, движения продуманные, одет в строгий костюм, мочка уха проколота… Кто этот человек — талантливый охотник за деньгами или обладатель скрытого порока? Как-то совсем неосторожно кузен доверил ему своих любимцев…»

    Генерал не сдержался и, как только смотритель отошел от них на расстояние, снова включил иронию:

    — У ваших собак появилась нянька по имени Джованни? А знаете что, предложите ему поглазеть на презентацию машины в образе домашнего любимца! Ведь это молодой слуга вдохновил вас на веселую идею прогулок с «джентльменом, который оправдывает свое содержание»¹⁴, в сопровождении квартета собак?

    — Не квартета, а трио! Правила выгула позволяют выводить на прогулку только трех собак. Понимаю, что Джованни не произвел впечатления на вас, но со своими обязанностями он отлично справляется, — раздраженно ответил Преподобный и уже совсем официальным тоном добавил: — Был рад увидеться с вами, Генерал!

    Полоса отчуждения

    Нравится краткая версия?
    Страница 1 из 1