Историко-культурологический онлайн журнал "PROMETHEUS" №15

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни
14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

От редакции.
Уважаемые наши читатели, позвольте Вам представить новый, 15 номер
историка–культурологического онлайн журнала «PROMETHEUS» . Как всегда,
мы постарались дать широкий разброс тем (история, поэзия, этнография,

философия). М.Вачагаев заканчивает свой цикл работ по Кавказской войне XIX
века. Г. Мамулиа вновь познакомит вас, на основе совершенно новых документов,
о том, как в Европе грузинская эмиграция пыталась оказать влияние на то, что
происходило в Советской Грузии. М. Бежиташвили познакомит с историей
геральдической атрибутики Ингушетии, надеемся, будет интересно узнать, как
смена эпох отражалось на государственной атрибутике Ингушетии. Наша
казахская коллега Бахыт Садыкова вновь коснется темы движения Прометея 2030 –х годов.
Мы рады будем вас познакомить основами работы французской
исследовательницы Франсуазы Гиерен, посвятившая десять лет изучению
чеченской грамматики, и в ноябре 2012 года успешно защитила диссертацию в
Париже по этой теме. Параллельно дадим отзыв известного европейского ученого
лингвиста Дауда Байсултанова на ее работу.
Впервые мы решились дать работы по суфизму, связанные как с мировым
именем аль Газали, так и автором, который является основателем своего
собственного течения шейха Джамалладина Казикумызского, что позволит
взглянуть на суть суфизма глазами самих теологов.
По вашим просьбам мы продолжаем печатать документы из архивов
горской эмиграции 20-40-х годов XX века. На этот раз мы позволим посмотреть,
как авторы публикаций из числа горцев смотрели на то, что происходило на
Северном Кавказе.
Мы надеемся, что этот маленький труд вам всем позволит, приоткрыть чтото новое из истории нашего региона Кавказа, что и является нашей единственной
задачей.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN

9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни
14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г).
Майрбек ВАЧАГАЕВ

1857 г. Масштабная рубка лесов в Чечне
1857 год был в целом посвящен подготовке к масштабной операции. Все
силы были брошены на рубку леса в предгорьях Чечни, что позволяло русским
войскам быстро и безопасно продвигаться к горам.
Тактика была все та же - уничтожить все посевы, прорубить просеки к
главным населенным пунктам, и тем самым заставить чеченцев переселяться
обратно на плоскость только после принятия подданства российской империи.
В течении всего января велась подготовка в долине реки Хулхулуа, где
рубкой леса занимался отряд под непосредственным руководством генерала
Евдокимова, который при этом сжег несколько сел и начал строить укрепление
Шалинское - будущий форпост для продвижения вглубь Ичкерии.

Одновременно велись действия в Аухе, где главной задачей было
проложить дорогу к селу Кишень-Аух, и тем самым не позволить чеченцам
сообщаться через Ичкерию.
Хотя в Малой Чечне задача считалось уже выполненной, но и здесь не
прекращалось рубка в районе Гехинских лесов.
Евдокимов сжигает села и уничтожает посевы и уже к осени вытесняет
чеченцев с равнинной части Большой Чечни.
6 декабря этого же года Отдельный Кавказский корпус был переименован в
Кавказскую армию.
Экспедиция генерал-лейтенанта Евдокимова в декабре 1857 года в Большую
Чечню явилась последним актом драмы.
Главный итог года - имамат был лишен чеченской равнины. Если потеря
плоскости в Малой Чечне была болезненной, но не столь опасной, то потеря
равнинной территории Большой Чечни ставила много проблем перед имамом. Вопервых, он уже был не в состоянии обеспечить то количество населения, которое
было готово покинуть оккупированную территорию и перейти в горы. Шамиль
вынужден был считаться с тем, что население останется на той части, которую
аннексировали русские, и что он не способен как раннее, на заре имамата в 1840
году, забрать жителей с плоскости и обеспечить их всех провизией. Во-вторых,
русские войска стояли на подходе к столице имамата и только ждали приказа для
масштабного наступления в горы по просекам, которые делали их продвижение
вперед менее болезненным. В-третьих, впервые с момента всеобщего восстания в
1840 году имамат Шамиля потерял полностью контроль над равнинной частью
Чечни. И это была главная победа Барятинского на Северо-восточном Кавказе в
1857 году.

1858 г. Начало распада имамата.
В начале 1858 года полностью меняется тактика ведения военных действий
на левом фланге Кавказской линии: война с плоскости переносится в горы,
ущелья и в леса. Вместо прежней тактики мелких набегов наблюдается
устойчивое движение войск, обеспечивающих себе тыл новыми укреплениями.
Войска после очередных завоеваний не возвращались в свои лагеря, а обустраивались на вновь отнятых у чеченцев землях. Хотя продвижение и было

относительно медленным, но результат был очевиден: территория имамата
уменьшалась соразмерно успехам Барятинского.
Главная задача 1858 года заключалась в том, чтобы оккупировать
Аргунское ущелье. Значение Аргунского ущелья было настолько велико, что его
покорение входило в планы всех предшественников Барятинского. По словам
Волконского “Аргунское ущелье - не простая неприятель-ская позиция, не аул,... это вопрос жизни и смерти почти половины непокоренных племен Кавказа, и если
бы мы покорили весь Северный Кавказ со стороны Дагестана, Большую и Малую
Чечню, но не овладели бы Аргунским ущельем - мы ни в коем образе не вправе
были бы считать за собою эту сторону края и постоянно должны были бы держать
войска под ружьем, постоянно должны были бы видеть и испытывать самые
пагубные для нас сношения покоренных горцев Малой Чечни с непокоренными, тогда как взятием Аргунского ущелья мы раз и навсегда положили бы преграду
этим вредным для нас сношениям и разделяли овец - направо, козлов - налево.
Возможность такого разделения понятна только для тех, кто захватил еще
кавказскую войну на левом крыле и сам в ней участвовал”.
Таким образом, Волконский согласился с тем, что только с покорением
Чечни можно было говорить о покорении остальной части Северного Кавказа,
подтверждая тем самым правильность действий князя Барятинского.
Выполнение этой первоочередной задачи было возложено на генералмайора Евдокимова. Генерал Евдокимов, незаметный на фоне Барятинского,
безусловно, был более талантливым военачальником. Тихий, сосредоточенный,
замкнутый по своему характеру, он отдавал приказы наполовину, как бы боясь,
чтобы никто не проник в настоящий их смысл. С момента начала покорения
северо-восточного Кавказа по плану Барятинского, Евдокимовым не было
проиграно ни одного сражения, вплоть до полного покорения Северного Кавказа
в 1864 г.
Поражение Турции и ее союзников привело Шамиля к переоценке событий
и собственных возможностей в деле укрепления имамата. Об изменении его
настроений передает и личный писарь Шамиля Мухаммед Тахир аль Карахи. По
его свидетельству, имам в беседе со своими домочадцами говорил: “Истинно, это
государствование уже продлилось для нас так долго, как оно не длилось для тех,
кто нам предшествовал. Так не превозноситесь же в одеждах и пище. Будьте
благонамеренны, может быть оно (государствование) близко от того, чтобы уйти
от нас и повернуться к нам спиной”, и далее: “Поистине, я боюсь попасть к ним в
руки”.

Бездействие Шамиля на фоне начавшихся активных действий русских
свидетельствует об отсутствии у него того энтузиазма, который был присущ
имаму раннее в 40-х годах. Шамиль видимо осознавал, что не может организовать
оборону, и его действия носили уже пораженческий характер. Отсутствие единого
плана по защите имамата приводило к большим людским потерям, что в итоге
приближало крах имамата.
В течение мая-июня 1858 года Шамиль терпит ряд поражений в Малой
Чечне при селе Мескен-Дуке и у села Ачхой.
10 июля 1958 года непосредственно у подножия гор при входе Аргунского
ущелья русскими было заложено новое укрепление в селе Зоны (Малая Чечня).
Распад имамата под натиском русского оружия начался как в Чечне, так и в
Дагестане, где вчерашние союзники имама массово переходили под
покровительство России. Оценивая состояние дагестанских наибств в
описываемый период, Мухамед Тахир аль Карахи писал: “Рассеялись
совокупность вилайятства Нахбаг (его жители - М.В.) переселились на равнину
Ауха, а их наиб сын Джемаля ал Чиривиави со своим отцом, братьями и всеми их
домочадцами убежали к русским... Пришла в беспорядок жизнь вилайята
Багуляль. Затем ополченцы имама употребили большие старания для того, чтобы
укрепиться в Бусраке”.
В Чечне один за другим пали наибства Гехи, Шатой. С 14 августа по 8
сентября 1858 г. пали общества Чанти, Мулкой, Дышни, Дзумсой, Терло,
Харачой, Хильдехарой и отдельные общества Чеберлой.
В связи с окончательным покорением обществ Галашевцев и Карабулаков
(орстхоевцев) российской кавказской администрацией было открыто управление
этих обществ.
Закладка русскими крепости у села Итум-Кала в 1858 году стала
свидетельством окончательного покорения стратегически важного района –
верховья Аргунского ущелья. Вследствие этого, из борьбы были выведены
следующие общества горного района Чечни: Шатой, Шарой, Майсты, Мялхиста.
Таким образом, в составе имамата оставались только общества Нохчмохкхой,
Чеберлой и Аух.
С покорением Аргунского ущелья был открыт путь и на Дагестан через
горы. Передовая линия была перенесена непосредственно в горную полосу
имамата.

Таким образом, с занятием этого района имам лишился всех путей
сообщения с Малой Чечней и с Западным Кавказом.
1858 год стал годом наивысшего успеха русской армии в Чечне с момента
начала ведения постоянных военных действий против чеченцев – с периода
шейха Мансура.

Шейх Кунта-Хаджи Кишиев.
В рассматриваемый период в Чечне получает распространение новое для
Чечни религиозное воззрение, названное русскими источниками зикризмом, и
связано оно с именем шейха Кунта-Хаджи Кишиева. Жесткий моральный кодекс
этого вероучения органично вписался в мироощущение чеченцев и до сих пор
живет в чеченском народе. Увеличение числа приверженцев зикризма
свидетельствовало о кризисе как самого имамата, так и идеологии мюридизма.
Личность проповедника кадирийского тариката в Чечне Кунта-Хаджи
Кишиева овеяна многочисленными легендами. По своей роли и значимости, как в
истории Чечни, так и в сегодняшнем чеченском обществе, Кунта-Хаджи может по
популярности сравниться с Ташу-Хаджи Саясановским и шейхом Мансуром. Эти
три личности олицетворяют собой трагическую и полную героизма историю
борьбы чеченского народа против российской колонизации. Известно, что КунтаХаджи Кишиев родился в селе Мелчхи, в семье бедного крестьянина. С юных лет
он проявлял интерес к религиозному самосовершенствованию. Его приход на
политическую арену Чечни в середине 50-х годах XIX века связан с
драматическим периодом в истории чеченского народа. Имамат Шамиля стоял на
грани развала, численность чеченцев упала до катастрофической цифры 98 тыс.
человек обоего пола, земли, отторгнутые от чеченцев, были заселены казаками.
Не находя ответы на свои многочисленные вопросы, он оставался
замкнутым и уединенным. Он уходил за село, пытаясь, будучи на пасеке,
оставаться в одиночестве и определиться в своих воззрениях. Он не мог
объяснить себе почему чеченский народ стал как бы заложником своей идеи, и
была ли эта идея чеченской. В его представлении, виной тому была не идея
борьбы с русскими, а способы, которыми имам Шамиль пытался воплотить эти
идеи - за счет полного физического уничтожения чеченцев, заклав весь народ на
алтарь победы имама.
Его учение можно охарактеризовать как пацифистское: «Злого победи
добротой и любовью, жадного победи щедростью, вероломного победи

искренностью. Неверного победи верой; …Ваше оружие четки, не ружье, не
кинжал. Против этого оружия бессильны тираны, ибо никто из тиранов не
сильнее Всевышнего Творца; …Не носите с собой оружия. Держитесь от него
подальше. Оружие напоминает вам о насилии и уводит вас от тариката;
Отношение к животным должно быть более внимательным, чем к человеку, ибо
оно не ведает того, что творит; Вся растительность тоже живая и тоже имеет
душу. Надо прятать топор, когда входишь в лес, и рубить только то дерево или
жердь, за которыми пришел. Надо бережно относиться к каждому дереву, к
каждому кустику, к каждой травинке; …Наши обычаи и нравы возникли и
совершенствовались тысячелетиями. Поэтому они оказались настолько близкими
исламу. Мы должны их беречь и не позволять опошлять никому, и ни при каких
условиях. Отношение к женщине как святой, почитание старших, уважение семье,
особое отношение к гостю, коллективная взаимопомощь и общественные работы
(в помощь нуждающимся), единство в горе и праздники, умение быть
милосердными и уступчивыми – все эти качества объединяют нас и берегут нашу
честь...» – вот если очень коротко его взгляды и установки в период военных
действий, что, несомненно, входило в противоречие с воинствующей идеологией
имама Шамиля, из-за чего и происходит разногласие между ними. Но так как
Кунта-Хаджи не оказывал военного сопротивления, то Шамиль посчитал
возможным позволить ему покинуть Чечню для совершения хаджа в Мекку. Хадж
в тот период считался большим достижением человека, так как выдержать столь
долгий и изнурительный поход на Ближний Восток могли далеко не многие. Да и
Шамиль рассчитывал, что больше не увидит своего оппонента в пределах Чечни.
Так оно и вышло. Они больше не встретились. Кунта-Хаджи Кишиев приезжает в
Чечню уже после завоевания русскими в 1861 году. Во время своего долгого
путешествия на Ближнем Востоке он постиг в Багдаде основы кадирийского
тариката, и это новое учение было им впервые привнесено на Северо-восточный
Кавказ. Его учение, объединенное с идеологией известного мусульманского
теоретика Абдул-Кадира аль Гиляны, позволило сплотить обездоленное
население Чечни на основе отказа от насильственных действий.
Возможно, для кого-то будет странным, что Россия на Кавказе, и, в
частности, в Чечне в своей гуманитарной политике всегда умудрялась достигать
обратных результатов, но внимательный исследователь сможет увидеть полное
пренебрежение Россией истории, культуры и традиций чеченского народа.
Чиновники в Петербурге решали как жить чеченцам, как обустроить их по
образцу общероссийского быта. Так случилось и с Кунта-Хаджи Кишиевым. В
его идеологии русская администрация обнаружила для себя опасность, и, не
вдаваясь в суть его философии, только лишь из-за того, что учение было

непонятным для чиновников на месте в Чечне, было объявлено о необходимости
изолировать Кунта-Хаджи, чтобы его агитация не принесла плоды. За каких-то
два-три года ему удается найти себе последователей в самых разных уголках
Чечни, в Ингушетии и Анди (Дагестан). Чиновников пугал сам обряд
религиозного исполнения зикра (поминание Аллаха) кадирийского тариката.
Именно с этим связано то, что данное движение в официальных кругах
Российского государства получило название зикризм. Движение получило такой
размах, что сама мысль о возможном аресте их духовного лидера подвигла
чеченцев в корне изменить учение своего устаза и стать самой мощной и
организованной оппозиционной силой на протяжении всей колониальной истории
Чечни в составе Российского государства.
По-разному сложилась судьба двух шейхов разных тарикатов: Шамиль,
шейх накшбандийского тариката, который на протяжении трех десятков лет
участвовал в вооруженном сопротивлении российскому продвижению на Кавказ,
был встречен и принят как почетный пленник и получал ежегодное содержание от
тех, кого он призывал уничтожать. В то же время Кунта-Хаджи, шейх
кадирийского тариката, который исповедовал непротивление силе и проповедовал
мир на чеченской земле, был арестован и сослан в город Устюжна Нов-городской
губернии (ныне Вологодская область России), где и закончилась в тяготах и
нищете его земная жизнь .
Но имаму Шамилю, герою кавказской войны, отдают дань сегодня в Чечне
как исторической личности, а не как религиозному авторитету, в то время как
шейх Кунта-хаджи имеет сегодня сотни тысяч своих приверженцев, разделяющих
его миропонимание, и считающих его своим Устазом (учителем, наставником).

1859 год. Захват Чечни.
К началу 1859 года князь Барятинский разместил войска по всему
периметру Кавказской линии: 18 батальонов в Закавказском округе (собственно
на лезгинской линии), в прикаспийском крае - 30 батальонов, 34 батальона на
правом фланге, и, наконец, непосредственно на левом фланге Кавказской линии
было сконцентрировано 37 батальонов. Кроме того, к лету ожидалось прибытие
еще 8-и батальонов. Не считая артиллерии и кавалерии, всего в Кавказской армии
насчитывалось на этот период 308669 человек.
Если учесть, что на 1858 год численность чеченцев ограничивалась цифрой
98 000 человек , то численность русской пехоты в пределах Чечни достигала 48

100 человек, не считая артиллерии и кавалерии. Не входит в это число и
казачество.
Также следует учесть и грандиозные финансовые расходы русской армии,
которые ложились тяжким бременем на казну. В 1857 году было израсходовано
14 589 647 руб. 74 коп., в следующем 1858 году - цифра фактически изменилась
не намного - 14 610 172 руб. 4 коп., но уже в 1859 году для завершения операции
на северо-восточном Кавказе было выделено 17 461 876 руб. 9,5 коп. Все это
заставляло ускорить операцию по захвату имамата.
На поражениях горцев сказывалось и отсутствие современного оружия. К
1859 году закончилось переоснащение русской армии оружием нового образца
(нарезного). Князь А.И. Барятинский в письме от 8 ноября 1857 года к военному
министру М.О. Сухозанету писал о преимуществах нарезного оружия и просил
министра о вооружении всего Кавказского корпуса этими ружьями в кратчайший
срок.
К началу февраля 1859 года Чеченский отряд, возглавляемый генераладъютантом Евдокимовым, начинает основную операцию по захвату столицы
имамата Ведено. Его отряд расположился в нескольких километрах от селения.
Евдокимову понадобилось три недели для подготовки данной операции. После
столь тщательной подготовки, 28 февраля начался штурм крепости. Обороной
руководил сын Шамиля Гази-Магомед, объявленный еще в 1847 году на съезде в
Андии преемником имама. Однако жесткий бой, длившийся несколько часов,
показал очевидное преимущество русских. Особую опасность для горцев
представляли тяжелые орудия, вдребезги разносившие крепостные стены. После
недолгого совещания наибов Чечни под руководством Талхига было решено сдать
крепость и признать себя побежденными.
Остатки войск под командованием Гази-Магомеда совместно с чеченскими
мюридами во главе с Байсангуром Беноевским переправились через Андийский
хребет в Дагестан. По дороге из Ведено одним из главных наибов Шамиля КибитМагомой (Дагестан) был ограблен багаж имама, в том числе и казна имамата.
Среди прочего была утеряна и корона Шамиля (которой, кстати, он никогда не
позволял себе пользоваться; осыпанная бриллиантами, она больше служила
женам имама предметом украшения).
5 апреля 1859 года изъявили покорность генералу Н.И. Евдокимову
общества Чеберлой.

12 мая 1859 года было покорено общество Нохчмохкхой (ичкеринцы), и,
наконец, 15 мая последнее общество Чечни - Ауховское приняло российское
подданство. Таким образом, этот день для Чечни можно считать датой покорения
и окончания Кавказской войны на ее территории.
Взятие Чечни предрешило судьбу всего имамата, поскольку именно она
была опорой в многолетней войне Шамиля с Россией.
Всего через два с половиной месяца после покорения Чечни пал и Дагестан
со всеми многочисленными обществами. 25 августа в Гунибе была поставлена
точка в длительной и жестокой борьбе народов северо-восточного Кавказа с
российской империей. Двадцатилетняя история имамата Шамиля закончилась его
добровольной сдачей в плен.
Гуниб пал, и имам Шамиль сдался на милость победителя.
В своем обращении к князю А.И. Барятинскому Шамиль сказал: “Я
тридцать лет дрался за религию, но теперь народы мои изменили мне, а наибы
разбежались, да и сам я утомился: я стар, мне 63 года. Не гляди на мою черную
бороду - я сед. Поздравляю вас владычеством над Дагестаном и от души желаю
государю успехов в управлении горцами, для блага их”. Но ему предстояло еще
11 лет прожить почетным пленником в Калуге, умереть в возрасте 72 лет и быть
похороненным в городе Медине на кладбище Джаннатуль Баки, что не
далеко от мечети, в котором похоронен Пророк (С.А.С.).

Барятинский и Чечня.
Князь Барятинский осознавал, что достичь спокой-ствия в крае в
ближайшее время не удастся, потому были необходимы меры, которые могли бы,
по его замыслу, хоть как-то уменьшить противодействие новому российскому
управлению.
Он обращается к чеченскому народу с «Прокламацией», в которой обещает
неприкосновенность их уклада и образа жизни, традиций и обычаев.

Прокламация чеченскому народу Главнокомандующего Кавказской армией,
Наместника Кавказского, генерал фельдмаршала князя А.И. Барятинского
(1860 г.)

При окончательном покорении Чечни и Дагестана я объявил уже вам изустно, что
ИМПЕРАТОР ВСЕРОССИЙСКИЙ бесконечной милости своей великодушно
даровал прощение чеченскому народу за все враждебные его действия против нас
в продолжение более 20 лет, за пролитую кровь Русских, за вред и убытки,
причиненные нам во время войны.
Подтверждаю ныне письменно мои слова и объявляю снова, что все случившееся
в продолжение этой бедственной для народа войны должно быть забыто навсегда.
Отныне ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, распространяя на вас Свою
благость и попечения, наравне с другими своими подданными, дарует вам
следующие милости:
1) Каждый из вас может свободно отправлять свою веру, и никто не
будет вам препятствовать исполнять обряды ее.
2) От вас никогда не будут требовать рекрут и никогда не обратят вас в
казаков.
3) Все земли и леса на плоскости, где жил чеченский народ до
возмущения 1839 года, будут отданы вам в вечное владение, исключая
тех, которые заняты под укрепления с принадлежащими к ним покосными
местами; эти земли навсегда остаются собственностью казны. Те же земли и
леса в горной полосе, которыми народ до возмущения не пользовался и
откуда вышел при нынешней покорности, останутся в запасе в
распоряжении Правительства; но на них не предлагается поселять ни
казачьих станиц, ни чеченских аулов.
Вам отведутся земли на каждый аул соразмерно числу жителей, и каждому
аулу будет дан акт и план на вечное владение землей.
Земли, подаренные Правительством, и те из не занятых никем земель,
которые впредь могут быть одарены частным лицам за заслуги,
останутся навсегда неотъемлемой их собственностью.
4) Правители, поставленные над вами, будут управлять вами по адату и
шариату, а суд и расправа будут отправляться в народных судах,
составленных из лучших людей, которые будут избираемы вами и
назначаемы в должности с согласия ваших начальников.
5) Снисходя к бедному положению народа, потерпевшего от разорения
войной, Правительство освобождает вас от взноса податей на пять лет,
с тем, чтобы вы в течение этого времени устроили свое хозяйство,

отдохнули и вообще поправились в домашнем быту. По истечении же
льготного срока (т.е. пять лет) вы обязываетесь уплачивать подать с
каждого дыма по рублю.
На первое же время вам предстоит только назначать содержание вашим
аульным старшинам и другим должностным лицам в аулах в таком размере,
какой вы сами признаете справедливым по вашему общему совещанию, в
вознаграждение за службу их вашему обществу.
6) Точно так же в течение пяти лет мы освобождаем вас от обязанности
выставлять милицию, вы будете только назначать людей для рассылки
бумаг и приказаний и для караула при арестантах в аулах и в дороге. Когда
же пройдут льготные лета, то вместо назначения людей, каждый раз по
особому требованию, вы обязываетесь выставлять в постоянное
распоряжение ваших начальников не более как по одному
конновооруженному человеку с каждых 100 сажен, на полном содержании
обществ, наймом или по очереди, как вы сами найдете для себя, по общему
совещанию, лучшим. Эти люди будут постоянно находиться при ваших
начальниках для рассылок, для караулов при арестантах и для поддержания
порядка и спокойствия в крае.
Объявляя вам эти милости, я желаю, чтобы вы воспользовались спокойною
жизнью, отныне все силы наши, которые столько лет тратили на разоряющую вас
войну, обратите к мирным занятиям, как то: к разработке полей, к ремеслам и
торговле.
Каждому из вас, кто пожелает, можно будет заниматься ремеслами и торговлей на
общих основаниях, предоставленных для всех подданных Русского Императора;
вам теперь открыт путь во все места за Сунжу и Терек, где вы найдете для себя
промысел, а для произведений ваших сбыт.
В стране вашей войска разрабатывают дороги, по которым вам будет легко
провозить все, что вы отправите для продажи. Вы скоро сами убедитесь в пользе
для вас этих дорог; но чтобы они всегда были полезны, надобно поправлять их,
чинить мосты и не давать зарастать лесом, вырубленным войсками; это будет
лежать на вашей обязанности.
Повинуйтесь назначенным над вами начальникам; преследуйте, ловите и
выдавайте преступников и беглых, не скрывая их ни под каким предлогом, и
назначайте от себя по очереди людей для того, чтобы караулить их в аулах и
отводить их в другие места, по назначению начальников. Это главное, что мы от

вас требуем для вашего же собственного спокойствия. Никто лучше вас самих не
может знать тех людей, живущих между вами, которые любят разбой и грабеж, и
никто лучше вас не может узнать о прибытии в край таких людей из других мест;
а потому мы возложим ответственность за убийство и грабежи на те аульные
общества, на земле которых они будут случаться.
При прохождении войск через ваши земли мы будем иметь надобность в
подводах от жителей. Число этих подвод будет назначаться главными
начальниками, сколько возможно без обременения для вас, и за каждую подводу,
сверх положенного для войск по закону числа оных, вам будет выдаваться от
казны определенная плата. Справедливое распределение подвод между жителями
по очереди будет возложено на сами общества, под наблюдением наибов, и
правильность распределения будет поверяться народным судом.
Для сохранения лесов от истребления должно назначить в каждом ауле особые
лесные участки и запретить порубку их без дозволения общества. В тех лесах, в
которых рубка будет производиться свободно, должно установить денежный сбор
по приговору народного суда, для того чтобы собранные деньги употреблять на
содержание школ и на пособие бедным, пострадавшим от пожара или других
несчастных случаев. Деньги эти будут храниться в народном суде и за
правильным их употреблением будет учрежден надзор.
Вот все, что вы обязаны, будете исполнять; и ничего более того, о чем я вам
теперь объявляю, от вас требовать не будем. Не имейте более никаких опасений и
сомнений на счет вашей будущности. Вы отныне должны быть убеждены, что
ваша вера, ваша собственность и ваши обычаи остаются неприкосновенными.
Один только обычай кровомщения, как противный Богу и наносящий
неисправимый вред лицам, должен быть уничтожен между вами. Каждый из вас,
совершивший убийство вследствие канлы, будет судим по русским законам и
подвергнут наказанию по определению суда.
Вы скоро сами поймете пользу уничтожения этого дикого обычая и когда
увидите, что Правительство твердо охраняет ваше спокойствие, станете просить
сами об изменении некоторых и других обычаев ваших, не сообразных с
настоящим положением вашим.
Сельские муллы и кадии обязываются прочесть это объявление при мечетях
столько раз в дни джумы, чтобы оно сделалось известным всему народу, и верно
объяснить содержание его на местном языке.

При этом предваряю, что если бы за сим явились между вами злонамеренные
люди, которые стали бы тревожить народ ложными и превратными толками, то
они подвергнутся самому строгому наказанию, без малейшей пощады.
Главнокомандующий Кавказскою армией и Наместник Кавказский, ГенералФельдмаршал Г. Барятинский .

Увы, данные обещания не пережили самого князя в должности Наместника.
Уже через два года считалось неуместным вспоминать о слабости Барятинского,
наобещавшего много того, что шло вразрез с политикой Петербурга на Кавказе.
Чечня была насильственно включена в состав Российского государства, и в
дальнейшем была разделена на четыре округа при Терской области: Чеченский,
Аргунский, Ичкеринский и Нагорный, часть чеченцев осталась в
Хасавюртовском.
Но долгожданное спокойствие в Чечне не наступило: с момента завоевания
до начала ХХ века здесь прошли массовые выступления под руководством
Байсангура Беноевского (с 1859 по 1861 гг.), восстание последователей КунтаХаджи Кишиева (в 1864 г.), массовое переселение чеченцев в Турцию (1864-1865
гг.), восстание Алибека-Хаджи (1877-1888 гг.) и др.
Завершение войны позволило России утвердиться на Северном Кавказе,
постепенно включая данные территории в административно-политическую и
экономическую орбиту империи.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА

8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :

Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

К вопросу антибольшевистского национального восстания в
Грузии 1924 г. и его последствий для грузинского вопроса в
Европе
Георгий Мамулиа

Лозаннская конференция
Грузии в изгнании

и

дипломатия

правительства

С осени 1922 г., дипломатическая деятельность грузинского
правительства в изгнании активизируется. В результате партизанских
действий полковника Чолокашвили, поднявшего восстание в Хевсуретии,
правительству
Грузии
удалось
вновь
привлечь
внимание

западноевропейской общественности к грузинскому вопросу, и, с
помощью депутатов-социалистов, поставить этот вопрос в Лиге Наций. В
результате этого 22 сентября, по инициативе Луи де Брукера,
представителя Бельгии в Лиге Наций и члена делегации II
интернационала, посетившего Грузию в 1920 г., ассамблея Лиги
единогласно приняла следующую резолюцию:
«Ассамблея Лиги Наций, рассмотрев создавшееся в Грузии
положение, предлагает Совету внимательно следить за событиями в этой
части мира, с целью воспользоваться ситуацией, которая может
представиться, для того, чтобы с помощью мирных средств и в
соответствии с международным правом, способствовать возвращению этой
страны в нормальное положение». (Documents relatifs à la question de la Géorgie
devant la Société des Nations, Paris, 1925, p. 33.).

На фото: Представители делегации Второго социалистического интернационала в Грузии.

Тбилиси, осень 1920 г. Слева направо стоят: Р. Макдональд, Э. Вандервельде, Л. де Брукер.
Именно эти люди, после оккупации Грузии большевиками в феврале-марте 1921 г., будут
являться наиболее последовательными сторонниками защиты ее независимости в Европе.

Несмотря на обтекаемые формулы и необязательный характер самой
резолюции в целом, она, тем не менее, представляла определенную
юридическую базу для более активной политики западных стран в

отношении Грузии, в случае создания соответствующей благоприятной
международной обстановки.
К концу 1922 г., вопрос взаимоотношения с Турцией вновь выступил
на повестку дня грузинской дипломатии в Париже. После
сокрушительных поражений, понесенных греческими войсками в боях с
кемалистами и эвакуации 9 сентября Греческой армией Смирны,
западные державы были вынуждены окончательно пересмотреть свою
политику в отношении Турции. 23 сентября, правительства Франции,
Великобритании и Италии пригласили Мустафу Кемаля начать
переговоры, предварительно обещав, что Турция получит Смирну,
Анатолию и Восточную Фракию. Приняв эти условия, кемалисты и
западные союзники подписали 11 октября Муданийское перемирие. (J.
Pichon, Le partage du Proche-Orient, Paris, 1938, p. 240-242.).

Понимая, что урегулирование ближневосточной проблемы станет
предметом международной конференции уже в ближайшее время, 5
октября Чхенкели обратился с особой нотой к Пуанкаре, в которой были
сформулированы основные приоритеты грузинской дипломатии по
данному вопросу. Главное внимание в документе, было сосредоточено на
геополитическом значении Проливов для Грузии и участии ее
представителей в будущей конференции.
«Грузия, как черноморское государство, где она обладает наиболее
длинным побережьем, после России и Турции, существенным образом
заинтересована в свободе Проливов. В реальности, она обладает
возможностью иметь связь с Западной Европой лишь с помощью
Проливов, поддерживая с этой последней экономические и культурные
взаимоотношения. Одним словом, именно здесь пролегает путь ее
будущего развития. Эта точка зрения, подтверждается тем фактом, что вся
продукция, идущая из Грузии, как и со всего остального Кавказа (нефть,
марганец, древесина, хлопок, шерсть, шелк), груженная на корабли в
грузинских портах, может быть направлена в Западную Европу лишь через
Проливы. Так же, через эти же Проливы, европейские промышленные
товары поступают в обратном направлении, на Кавказ». (A. Tchenkeli, Note à
R. Poincaré, président du Conseil, ministre des Affaires étrangères, 5. 10. 1922. Archives du
ministère des Affaires étrangères de France (AMAE), Paris, correspondance politique et
commerciale (CPC) 1918-1940, Z (Europe). Dossier Russie (Géorgie), n° 651, 166-167. Cf.
BDIC, microfilms des archives du gouvernement géorgien, mfm 881, bobine 114.).

Чхенкели напоминал, что «до насильственной оккупации Грузии
русскими войсками, консул Грузии в Константинополе де-факто принимал

участие в работе межсоюзнической комиссии по контролю движения
торговых судов в Проливах». (Ibidem, Fol. 167.).
Далее, он протестовал против новой попытки Чичерина пригласить
на будущую конференцию грузинских большевиков, в качестве
легитимных представителей Грузии. «Комиссары, которые находятся во
главе этого правительства, не будучи избранными народом, навязаны ему
русской армией и служат ширмами, для сокрытия от глаз Европы,
мучений населения под этим невыносимым режимом. […] Если в Генуе,
делегатам конференции пришлось заниматься восстанием в Сванетии и
осадой этого края русской армией, в настоящее время трагические
события такого же порядка, но в более обширном и кровавом масштабе,
развиваются еще в двух других провинциях Грузии, в частности, в
Тушетии и Хевсуретии». (Ibidem, Fol. 171.).
Чхенкели напоминал также Пуанкаре о том, что во время
конференции в Каннах, англичане отказали грузинам в праве
присутствовать на Генуэзской конференции, под предлогом того, что
Грузия находилась в Азии. Таким образом, сейчас было бы возможно,
принимая во внимание тот факт, что будущая конференция будет
заниматься
ближневосточным
вопросом,
«поддержать,
перед
правительством республики и перед союзными правительствами, допуск
представителей национального правительства Грузии на конференцию,
где будет решена проблема Ближнего Востока». (Ibidem, Fol. 172.).
Выступая за свободу судоходства в Проливах, грузинские дипломаты,
в тоже время, пытались использовать все возможности для налаживания
связей с кемалистами. Понимая, что в ближайшем будущем
Константинополь вернется под контроль турок, грузины стремились
заручиться их согласием на возможность своей неофициальной
деятельности на территории Турции, откуда только и можно было
поддерживать связь с Грузией. Посредником в этом деле, выступало
польское правительство Пилсудского, имевшего традиционно хорошие
отношения с турками. (Compte rendu de la conversation de W. Baranowski, l’envoyé
de la Pologne en Turquie, avec Refet Pacha, chargé d’Affaires extraordinaires du
gouvernement de la Grande assemblée nationale de Turquie, 13. 11. 1922. BDIC, microfilms
des archives du gouvernement géorgien, mfm 881, bobine 114.).

16 ноября, состоялась встреча Константина Гварджаладзе,
дипломатического представителя правительства Грузии в Турции, с
генералом Рефет-пашой, министром внутренних дел кемалистов. Как
свидетельствует запись беседы, кемалисты, в принципе заинтересованные

в максимальной децентрализации СССР, тем не менее, не желали портить
своих отношений с Москвой накануне Лозаннской конференции, на
которой должен был быть урегулирован ближневосточный вопрос.
Заявив, что Турция выступает за независимость советских республик
Закавказья, Рефет-паша заявил Гварджаладзе, что в силу договора,
заключенного с большевиками, он не может согласиться на существование
в Турции дипломатического представительства правительства Грузии в
изгнании. Посоветовав Гварджаладзе распустить имеющиеся на турецкой
территории антибольшевистские грузинские организации, которые,
несомненно, станут причиной дипломатических протестов большевиков,
генерал согласился иметь со своим собеседником отношения лишь как с
частным лицом. Не забыли турки и совместных дипломатических
демаршей кавказцев в 1921 г., когда их спикером перед Брианом выступал
Агаронян. Во всяком случае, Рефат-паша многозначительно посоветовал
Гварджаладзе «не особенно держаться за армян». (Протокол встречи К.
Гварджаладзе, дипломатического представителя Грузии в Турции, с
Рефет-пашой, министром внутренних дел Турции, 16. 11. 1922. (На груз. яз.). Ibidem, bobine
131.).

на фото:
Слева направо: – Владислав Барановский, посланник Польши в Турции с супругой, Садатсуши Ушида, Верховный
комиссар Лиги Наций и посол Японии в Турции, Константин Гварджаладзе, представитель правительства Грузии в
изгнании в Турции с супругой, Стамбул, Турция, 1922 г.

Поняв, что до урегулирования ближневосточного вопроса добиться
согласия с турками не удастся, грузины решили сосредоточиться на
защите своих национальных интересов на будущей Лозаннской
конференции.

27 ноября, неделю спустя после начало конференции в Лозанне,
Чхенкели направил на имя ее участников первую ноту, в которой вкратце
повторялся тезис о том, что приглашение на конференцию Грузии, в лице
ее законного правительства, «будет в подобный момент не только актом
высшего правосудия, но еще, как я уже говорил, актом, соответствующим
целям конференции». (A. Tchenkeli, Note à la conférence de la Paix, à Lausanne, 27. 11.
1922. Ibidem, bobine 119.).

Пуанкаре, который также хотел, чтобы Грузия была представлена на
Лозаннской конференции делегацией правительства в изгнании, тщетно
пытался убедить Ллойда Джорджа согласится на это. Англичане,
напротив, желали участия в конференции представителей грузинских
большевиков. Если раньше, они отказали представителям грузинского
правительства в изгнании в праве участия в Генуэзской конференции под
предлогом того, что Грузия находится не в Европе, а в Азии, на сей раз,
они привели еще более «специфический», и, в значительной степени,
пробольшевистский аргумент. Лорд Керзон заявил Пуанкаре, что Англия
признала независимость Грузии, а не его социал-демократическое
правительство. Кроме того, Великобритания не может пригласить на
конференцию правительство, которое не контролирует территорию своей
страны. Несмотря на настойчивость Пуанкаре, правительство Ллойд
Джорджа осталось на этой точке зрения. В конце концов, союзники
решили не приглашать на конференцию ни поборников независимости
Грузии, ни московских марионеток, – грузинских большевиков. (А.
Чхенкели, Меморандум полномочного посла Грузии относительно дипломатической
деятельности в 1921 и 1922 гг., март 1923. (На груз. яз). Ibidem, bobine 132.).

1 декабря, когда стало окончательно ясно, что грузинская делегация
не будет приглашена в Лозанну, от имени Чхенкели на имя конференции
была послана новая нота. В ней посланник Грузии во Франции высказывал
просьбу, чтобы в официальном протоколе конференции были отражены
следующие тезисы.
« 1) Очевидно, что Грузия, признанное де-юре черноморское
государство, должна была участвовать в конференции по Проливам.
Если эта республика не была приглашена, это было исключительно в
результате ненормальной ситуации этой страны, в настоящее время
оккупированной русской армией.
2) Этот пункт, подчеркнутый и зафиксированный в протоколах
конференции, даст возможность упомянутой конференции включить
в ее акты следующие положения:

А) Как только ситуация в Грузии вновь станет нормальной,
последняя будет приглашена подписать все договора, конвенции и
оговорки, имеющие отношения к Проливам, и в целом, к вопросам,
представляющим интерес для Грузии.
Б) Грузия будет представлена в международных организациях, в
которых могут принять участия черноморские государства,
призванных наблюдать за статусом Проливов и урегулировать
связанные с ними интересы. До того момента, пока назначение
грузинских представителей в упомянутых организациях не станет
возможным, великие державы берут на себя сохранение прав и
интересов Грузии». (A. Tchenkeli, Note à la conférence de la Paix, à Lausanne, 1.

12. 1922. Ibidem, bobine 119. Cf. A. Tchenkeli, Note à de Peretti, directeur des affaires
politiques et commerciales du ministère des Affaires étrangères de la France, 25. 11.
1922. AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier Russie (Géorgie), n° 651, Fol. 191.).

Следующая нота, содержащая в себе подробное изложение позиции
грузинского правительства по вопросу о международном статусе Проливов
и судоходства в них, была послана Чхенкели 8 декабря. Документ
содержал в себе критику политики большевистского руководства,
стремившегося максимально ограничить проход судов нечерноморских
государств через Проливы «в соответствии с традиционными целями
царской дипломатии, – превратить Черное море в русское озеро, таким
образом, гарантировав России гегемонию надо всеми черноморскими
государствами. […]
А) Мы отвергаем, самым категоричным образом, предложения г-на
Чичерина
относительно
Проливов.
Предложения,
которые
игнорируют права Грузии по этому вопросу, и имеют единственной
целью лишить наш народ средств связи с западными странами.
Б) Мы полностью присоединяемся к принципам проекта делегаций
приглашающих
держав
относительно
свободы
Проливов,
переданного лордом Керзоном территориальной комиссии 6 декабря
текущего месяца», – резюмировал позицию правительства Грузии в
изгнании Чхенкели. (A. Tchenkeli, Note à la conférence de la Paix, à Lausanne,
8. 12. 1922. BDIC, microfilms des archives du gouvernement géorgien, mfm 881,
bobine 119.).

Следует отметить, что хотя союзники, в определенной степени в
нарушении собственных обязательств, и не пригласили грузинскую
делегацию на конференцию в Лозанне, они, тем не менее, проявили

твердость и в отношении большевиков. В частности, западные державы
категорически отказали грузинским и украинским большевикам в праве
подписать от имени советской Грузии и Украины протоколы конференции
и заключительный договор.
31 декабря, в ноте на имя секретаря большевистской делегации,
генеральный секретарь Лозаннской конференции Рене Массигли уточнил,
что руководитель советской делегации может подписывать протоколы
лишь от имени советской России, а не от имени Грузии или Украины, на
что также претендовали большевики. (R. Massigli (le Secrétaire-Générale de la
conférence de Gênes), Note à A. Sabanine, (secrétaire de la délégation russe), 21. 12. 1922.
Ibidem.).

5 января 1923 г., вследствие разногласий между западными
державами и турками, конференция была прервана и возобновила свою
работу лишь 23 апреля. Чичерин попытался вновь принудить союзников
признать большевиков в качестве законных представителей Грузии и
Украины. Он рассчитывал, что если Кремль согласится подписать
Лозаннский договор, в принципе невыгодный для СССР, представители
западных держав, в свою очередь, могут отказаться от поддержки грузин и
украинцев, признав местных большевиков легитимными представителями
этих республик.
19 июля Чичерин направил телеграмму на имя Массигли, в которой
он информировал союзников, что правительства трех советских республик
(России, Украины и Грузии) уполномочивают Николая Иорданского,
большевистского представителя в Италии, подписать договор от их имени.
Тем не менее, позиция западных держав осталась твердой, и 14 августа
Иорданский подписал Лозаннский договор только от имени
большевистской России. (Россия и черноморские Проливы (XVIII-XX столетия).
Изд. Л. Нежинский, А. Игнатьев, Москва, 1999, с. 387.).

Таким образом, в договоре Грузия и Украина не были признаны
входящими в состав Советского Союза. Кроме этого, союзники
зарезервировали за этими двумя странами места в международной
комиссии по Проливам. (E. Milhaud, La Géorgie, la Russie et la S.D.N. Publié sous les

auspices du Comité international pour la Géorgie, Genève, imprimerie du journal de Genève,
1926, p. 10-12.).

В итоге, по этим и другим причинам, СССР отказался
ратифицировать Лозаннский договор. Уже в это время Кремль хотел иметь

свободные руки в черноморском регионе, планируя усиление своего
флота.
Наряду с этим, взбешенный отказом союзников признать грузинских
коммунистов легальными представителями этой республики, Кремль, с
целью исключить в это время какие-либо выступления в самой Грузии,
которые могли бы вновь привлечь внимание Европы к грузинскому
вопросу, прибег в стране к кровавым репрессиям.
К началу 1923 г., после длительных поисков, ГПУ удалось выйти на
след членов Комитета независимости Грузии и Объединенного военного
центра. В феврале, Комитетом независимости было заключено соглашение
с антибольшевистскими организациями Азербайджана и горцев
о
совместной борьбе за независимость Кавказа. ГПУ Азербайджана удалось
раскрыть эти связи и передать информацию своим коллегам в Тбилиси. В
марте 1923 г., советским карательным органам удалось арестовать
руководство Объединенного военного центра. После нескольких месяцев
пыток и издевательств, арестованные, которые, судя по сохранившимся
протоколам допросов, дали своим палачам лишь минимальное количество
информации, были расстреляны.
Параллельно с этим, большевики прибегли к кровавым репрессиям
против политических партий Грузии. Так, в апреле-августе, ГПУ заставило
попавших в их руки социал-демократов вынести постановление о
самоликвидации партии. (R. G. Suny, The Making of the Georgian Nation,
Bloomington and Indianapolis, 1994, p. 221-222.).

Такие же методы были применены в отношении мусаватистов в
Азербайджане и дашнаков в Армении. По свидетельству Константина
Андроникашвили, председателя Комитета независимости Грузии,
грузины, отказавшиеся подчиняться большевикам и провозгласить
ликвидацию их политических организаций и партий, увольнялись с
работы, арестовывались, ссылались и подвергались пыткам в застенках
ГПУ. (К. Андроникашвили, Письмо правительству Грузии в изгнании, 4. 8. 1923. Изд.
Г. Мамулиа. Танамемамулэ (Соотечественник), центральное периодическое издание
проживающих за рубежом грузин, Тбилиси, 2008, № 3 (29), с. 25. (На груз. яз.).).

В тоже время, в ответ на обращение Патриарха Амвросия, посланного
Генуэзской конференции, большевики приступили к систематическому
уничтожению грузинской церкви. Сам Патриарх, все епископы и
большинство священников были арестованы. Все грузинские монастыри,
также как и 1 500 церквей, включая почти все находящиеся в провинциях
церкви, были закрыты, разграблены, превращены в клубы или

разрушены. Большевики не останавливались перед осквернениями
святынь.
Под
страхом
репрессий,
комсомольские
активисты
препятствовали населению крестить детей или совершать церковное
бракосочетание. (Ibidem.).
Неудача попытки сближения с Турцией
После Лозаннской конференции, на которой ближневосточный
вопрос в общих чертах был разрешен, достижение договоренности с
Турцией снова выступило на повестку дня правительства Грузии в
изгнании. Для успеха дальнейшей борьбы за освобождение Грузии и всего
Кавказа, было важно добиться хотя бы нейтралитета Анкары в отношении
кавказского национально-освободительного движения.
С лета 1923 г., Комитет независимости Грузии приступил к
восстановлению своих региональных повстанческих организаций, изрядно
пострадавших в результате ареста ГПУ руководства Объединенного
военного центра. Последний был преобразован в военную комиссию,
сохраняющую те же функции что и раньше, но более тесно связанную с
комитетом в смысле контроля и координации. Несмотря на
положительные результаты, достигнутые в деле восстановления
подпольных организаций, компенсировать в полной мере ущерб оказалось
невозможным. После массового ареста офицеров грузинских советских
воинских частей, ГПУ удвоило свою бдительность, в результате чего
получать разведывательные сведения из штаба Отдельной кавказской
армии, оказалось, отныне, невозможным. Ной Хомерики, один из
руководителей Комитета независимости Грузии, сообщал в Париж, что
если раньше еще можно было надеяться на успех восстания в одной
Грузии, в настоящее время, после ареста руководства Объединенного
военного центра, ситуация коренным образом изменилась. Отныне, успех
восстания возможен лишь в случае совместного выступления всех народов
Кавказа, внешне- и внутриполитических осложнений в СССР, а также
обеспечения, как минимум, нейтралитета со стороны Турции. Кроме того,
успех предприятия в значительной степени зависел от налаживания
регулярного финансирования, а так же присылки в Грузию подпольщиков,
обладавших опытом руководства повстанческой деятельности. (Н.
Хомерики, Письмо правительству Грузии в изгнании, 7. 6. 1924. (На груз. яз.), BDIC,
microfilms des archives du gouvernement géorgien, mfm 881, bobine 131.).

Исходя из вышеупомянутых рекомендаций, правительство Грузии в
Париже попыталось, прежде всего, урегулировать вопрос грузинотурецких взаимоотношений. К делу были так же подключены
азербайджанцы, обладавшие связями в турецких правящих кругах.

20 декабря 1923 г., Чхенкели и Топчибаши, руководители
дипломатических миссий Грузии и Азербайджана, направили ноту на имя
Исмета Иненю, премьер-министра и министра иностранных дел Турции.
Осудив включение в СССР Закавказской федерации, в составе Грузии,
Армении и Азербайджана, в результате чего Москва стремилась
установить над этими республиками еще более твердый контроль, авторы
перешли к более конкретным проблемам. Они были согласны признать
Карсский договор, в случае соответствующих встречных шагов Анкары в
отношении Кавказа. (A. Tchenkeli, A. M. Toptchibachy, Note à Ismet Pacha, président

du Conseil et ministre des Affaires étrangères de la Turquie, 20. 12. 1923. Ibidem, bobine
116.).

В начале 1924 г., с помощью дипломатов польского посольства в
Стамбуле, К. Гварджаладзе, дипломатический представитель Грузии в
Турции, также предпринял энергичные шаги к сближению с турками.
2 марта, Гварджаладзе удалось встретиться с одним из лидеров
кемалистов, маршалом Февзи-пашой, который, в отличие от многих своих
коллег, был хорошо осведомлен о положении дел на Кавказе. Так, Февзипаша обладал достаточно подробной информацией о восстании в
Сванетии и действиях партизанских отрядов полковника Чолокашвили.
Гварджаладзе, представившийся маршалу в качестве представителя
Комитета независимости и национального правительства в изгнании,
сообщил своему собеседнику, что большинство населения Грузии готово с
оружием в руках выступить против оккупантов, отметив, что позиция
Турции по данному вопросу будет играть крайне важную роль в успехе
этого дела. Население Грузии, подвергается постоянной пропагандистской
компании большевиков. С целью запугать грузин, большевики
распространяют информацию о том, что в силу тайного договора,
заключенного ими с Анкарой, в случае оставления русским войсками
Закавказья, регион будет немедленно оккупирован турецкими войсками.
Рассмеявшись, Февзи-паша торжественно заверил Гварджаладзе, что
подобные утверждения полностью лишены какого-либо основания.
Гварджаладзе, со своей стороны подчеркнул, что правительство Грузии
было всегда уверено в том, что в интересы Турции не может входить
обладание общей границы с Россией. Правительство Грузии не может не
понимать, что на данном этапе Турция лишена возможности оказать
грузинам какую-либо военную помощь. Комитет независимости просит
лишь подтвердить хотя бы на неофициальном уровне тот факт, что в

случае восстания в Грузии, Анкара будет соблюдать дружественный
нейтралитет.
После краткого раздумья Февзи-паша ответил, что он, пожалуй,
сможет выполнить просьбу грузин. Через две недели он отправиться в
Анкару, где специально обсудит этот вопрос с Мустафой Кемалем и
Исметом Иненю. (Протокол беседы К. Гварджаладзе, дипломатического
представителя Грузии в Турции, с маршалом Февзи-пашой, 2. 2. 1924. (На груз. яз.).
Ibidem, Bobine 129.).

Маршал сдержал данное слово. 12 марта Гварджаладзе сообщил в
Париж, что Февзи-паше удалось обсудить этот вопрос с Кемалем и Иненю.
По словам Февзи-паши, оба лидера просили передать грузинам, что
официально Турция находится в дружественных отношениях с
большевиками. В силу этого обстоятельства, Анкара не может вмешаться
во внутренние дела СССР. Тем не менее, руководство Турции готово дать
гарантии о полном соблюдении нейтралитета.
Оказать более активную поддержку кавказскому национальноосвободительному движению Турции мешали и другие обстоятельства. С
19 мая по 15 июня в Стамбуле состоялась англо-турецкая конференция, по
вопросу определения границы Турции с Ираком. Конференция
завершилась без каких-либо результатов, так как англичане отказали
Кемалю в праве на обладание районом Мосула. (J. Pichon, Le partage du
Proche-Orient, p. 246-247.).

По свидетельству Давида Вачнадзе, одного из лидеров грузинских
национал-демократов, ведших в это время с турками тайные переговоры
об оказании последними помощи грузинам, кемалисты заявили, что в
виду осложнения их отношений с Лондоном, они, в это время, нуждаются
в дипломатической поддержке большевиков. Таким образом, они не
смогут оказать грузинам активную помощь, будучи вынуждены
ограничиться лишь доброжелательным нейтралитетом. (Д. Вачнадзе, На
службе Отечества (Воспоминания), Иверия, периодическое издание националдемократической партии, Париж, 1990, № 35, с. 70. (На груз. яз.).

Новая неудача: эволюция ситуации в Польше
Ситуация в Польше, стране, вероятно наиболее заинтересованной в
независимости Кавказа, с лета 1923 г. так же складывалась
неблагополучно. После отставки в мае 1923 г. Пилсудского с поста
начальника Генерального штаба Польской армии (в декабре 1922 г.,

Пилсудский передал власть первому избранному президенту Польши, Т.
Нарутовичу), Варшава стала проводить в отношении Кремля политику,
исключающую «вмешательство во внутренние дела СССР». Несмотря на
то, что в тексте признания Польшей СССР в декабре 1923 г. и не был
зафиксирован пункт относительно факта принадлежности Закавказья к
Советскому Союзу, власти Польши стали воздерживаться от проведения
каких-либо явных антибольшевистских акций.
Так, 2 января 1924 г., в секретном письме к генералу Байеру,
начальнику второго отдела польского Генштаба, военный министр
Польши Соснковский особо подчеркивал, что хотя «сотрудничество с
Грузией во время войны является ценным и желательным, помощь
Грузии, в настоящий момент, должна исключать политические и крайние
меры. К таковым может относиться отправка неофициальной польской
миссии на Кавказ.
Уверен, найдутся другие меры помощи, более безопасные с
политической точки зрения». (Т. М. Симонова, Прометеизм во внешней политике
Польши. 1919-1924 гг., Новая и новейшая история, Москва, 2002, № 4, с. 62.).

В 1922-1926 гг., в период, когда Пилсудский находился не у власти,
кавказский вопрос, по словам одного из польских исследователей, «был
удален из политической программы последующих правительств», а
контакты с эмигрантами поддерживались самими Пилсудским и его
сторонниками в Генеральном штабе и министерстве иностранных дел
Польши лишь на частном уровне. (G. Targalski, Les plans polonais concernant
l’éclatement de l’URSS, le mouvement « Prométhée » et le Caucase, p. 10.).

Отставка Пилсудского с постов главы польского государства и
начальника Генштаба, оказала удручающее впечатление на руководителей
Комитета независимости Грузии, рассчитывающих на активную помощь
Варшавы. «Неужели мы потеряли надежду на получение оружия из
Польши?», – с отчаянием писал в Париж 7 июня 1923 г. Ной Хомерики.
(Н. Хомерики, Письмо правительству Грузии в изгнание, 7. 6. 1924.).
В другом письме, от 8 августа того же года, Хомерики настоятельно
советовал правительству Грузии в изгнании «не оставлять Варшаву, а
послать туда, на постоянной основе, одного из членов правительства». (Н.
Хомерики, Письмо правительству Грузии в изгнание, 8.8. 1924. (На груз. яз.). BDIC,
microfilms des archives du gouvernement géorgien, mfm 881, bobine 131.).

Следует отметить, что даже после ухода в отставку Пилсудского, он и
его сторонники продолжали сохранять определенное влияние в военной и
дипломатической сфере жизни польского государства. Весной 1924 г., по
личной инициативе Пилсудского, послом Польши в Турции,
ответственным за поддерживание тайных контактов с Кавказом, был
назначен Роман Кнолль. (Ibidem; К. Гварджаладзе, Письмо А. Чхенкели, 22. 4.
1924. (На груз. яз.). Ibidem, bobine 129.).

Так же как и его военный атташе Тадеуш Шетцель, Кнолль являлся
убежденным сторонником независимости Грузии и Кавказа в целом. Сразу
же по прибытии в Стамбул, он установил тесные контакты с уже
известным нам К. Гварджаладзе, неофициальным представителем Грузии
в Турции. (К. Гварджаладзе, Письмо А. Чхенкели, 29. 7. 1924. (На груз. яз.). Ibidem.).
Тем не менее, несмотря на свое влияние, сторонники Пилсудского не
играли в это время решающей роли в восточной политике Польши. В
частности, Кнолль оказался бессильным убедить Варшаву оказать
грузинским повстанцам помощь оружием. В сложившейся ситуации,
Кнолль справедливо полагал, что успех восстания может быть обеспечен
лишь в случае совместного выступления всех народов Кавказа. (C.
Gvardjaladzé, Lettre à R. Knoll, 2. 10. 1924. Ibidem, bobine 128.).

Восстание в
последствия

Грузии

в

августе-сентябре

1924

г.

и

его

Лишившись, таким образом, поддержки Варшавы в деле проведения
активной кавказской политики, правительство Пуанкаре так же оказалось
неспособным сдержать ранее данные обещания, в связи с оказанием
материально-технической помощи грузинским повстанцам.
Тем не менее, с первых месяцев 1924 г., как грузинское правительство
в изгнании, так и подпольно действующий в стране Комитет
независимости Грузии, вновь сосредоточили свои усилия на подготовке
восстания.
Этот всплеск активности не осталась незамеченным для сотрудников
второго бюро французского Генерального штаба, составивших 4 апреля
1924 г. по этому поводу специальную справку, которая содержала сведения
не только о ситуации, сложившейся в регионе, но и рассматривало
перспективы будущего предприятия в международном контексте.
Несмотря на отдельные неточности, документ, основывающийся на

источниках французской разведки в среде руководства повстанцев, давал
крайне интересные сведения о ситуации на Кавказе и планах
руководителей восстания.
В справке сообщалось, что «находящаяся в Грузии группировка
меньшевиков (обычно, во французских источниках, члены социалдемократической партии Грузии назывались социал-демократами, или
просто, грузинскими социалистами, – Г.М.), настойчиво требует от
укрывшегося заграницей руководящего комитета партии, дать сигнал о
начале восстания в Грузии. По их словам, они уверены в том, что
достигнут быстрого результата в Грузии, но движение должно начаться
самое позднее в начале лета, ибо в это время русские оккупационные
войска, часть из которых будет демобилизована и заменена новобранцами,
не будут еще обладать необходимой спайкой, для того чтобы
противостоять народному движению. С другой стороны, народ устал
ожидать начала борьбы в течение столь долгого времени.
Руководство партии направило в Грузию некоторых из ее членов, с целью
проведения расследования о реальной ситуации, сложившейся в
Закавказье, и о степени подготовки к восстанию. Решение о
целесообразности восстания будет принято лишь после их возвращения,
ожидающегося около 20 апреля.
Руководящий комитет меньшевистской партии полагает, что момент
для восстания достаточно благоприятный.
Особенно хорошей выглядит международная ситуация.
Во Франции, правительство г-на Пуанкаре не признает советы, но
следующие выборы, возможно, повлекут за собой благоприятную для
советов смену министров.
Англия признала советы, но симпатии Макдональда на стороне
грузинских меньшевиков, и, к тому же, Макдональд, наконец, ответил
Синклеру (?), что народы Закавказья будут сами решать свою судьбу.
В Грузии, в настоящее время, партия меньшевиков насчитывает в
своем составе 16 500 членов, организованных и платящих партийные
взносы. В случае восстания, к этой цифре следует еще добавить членов
национального несоциалистического блока (включающего в себя
национал-демократов и националистов), а также многочисленных
колеблющихся, которые будут ждать начала успеха, чтобы высказаться.
Борьба между большевиками и небольшевиками достигла своего
апогея.
Советы
арестовывают
руководителей
меньшевиков
и

националистов, высылая в Россию даже грузинских большевиковдиссидентов. С другой стороны, меньшевики не могут постоянно
находиться в ожидании (Возможно, что финансовые ресурсы, которыми
располагают меньшевики, начинают истощаться).
Находящиеся в Грузии силы большевиков, насчитывают в своем
составе около 15 000 человек и от 25 до 30 000 человек во всем Закавказье.
Меньшевики рассчитывают, что они быстро с ними справятся.
Движение будет осуществляться согласно плану, выработанному
осенью 1922 г., и большевики могут быть изгнаны из Грузии в течение
одной недели. Захватив, затем, перевалы и дороги Кавказа, грузины
начнут наступление в сторону Баку, наиболее крупного советского центра
Закавказья, где борьба будет еще более сложной.
В результате договора, заключенного с различными народностями
Северного Кавказа, в случае восстания в Закавказье они также восстанут,
таким образом препятствуя прибытию подкреплений из России, а также
движению войск из северокавказского военного округа (2 пехотные
дивизии, 2 территориальные пехотные дивизии, 3 кавалерийские дивизии,
1 территориальная кавалерийская бригада).
Затем им понадобится иностранная помощь, для того чтобы
получить вооружение, а также моральную поддержку. В частности,
немедленное признание старого правительства Жорданиа в качестве
законного правительства Грузии.
Эта помощь будет испрошена у Франции и Англии, как только будет
принято решение [о восстании].
Тем не менее, существует несколько трудностей.
Отношение партии “Мусават” (азербайджанской) еще не определено.
Перед тем как начать борьбу, она желает заручиться поддержкой Турции.
Вероятно, однако, что азербайджанское население восстанет и
присоединиться к грузинам, как только они изгонят большевиков из
Грузии и начнут наступление на Баку.
Тем не менее, для Грузии необходимо, чтобы Азербайджан также
восстал и изгнал большевиков из Баку, чтобы, таким образом, помешать
повторению событий, которые, в 1921 г., завершились вторжением в
Грузию.

Армения является третьей закавказской республикой, наиболее
благосклонно расположенной в отношении советов. В случае восстания,
она, вероятно, не примет участия в борьбе. Оккупирующие ее войска
малочисленны (1 национальная пехотная дивизия и 2 русских пехотных
полка) и их сопротивление можно будет быстро преодолеть.
Из всех вопросов, наиболее деликатным является вопрос Турции.
Фактически, от нее зависит исход борьбы против советов. В случае, если
она запретит провоз или транзит оружия и снаряжения, предназначенного
Грузии, восстание, несомненно, закончится неудачей.
Однако, судя по молчаливому согласию турецкого правительства,
дающему группировке грузинских меньшевиков в Константинополе
возможность работать, а также способствующему грузинам поддерживать
связь с их страной и т.д., грузины полагают, что Турция закроет глаза, и не
будет противиться провозу оружия.
С другой стороны, Турция, слишком занятая урегулированием своих
внутренних вопросов, вероятно, будет соблюдать позицию строгого
нейтралитета.
Вмешательство турков в пользу большевиков кажется невозможным.
[…]
Партия “Мусават” предпочитает ожидать помощь Турции, которая, в
настоящее время, слишком занятая вопросами внутренней политики, не
может участвовать в освобождении Азербайджана». (Note spéciale au sujet de
la question géorgienne, 9. 4. 1924. Service Historique de l’Armée de Terre (SHAT), carton n°7
N 3120, Fol. 2-6.).

В марте 1924 г., правительство Грузии в изгнании возобновило свои
демарши в военном министерстве Франции, с целью получить от Парижа
финансовую и материальную помощь для повстанцев.
9 марта, по рекомендации Чхенкели и Гегечкори, Генеральный штаб
Французской армии посетил генерал Георгий Мазниашвили, один из
лучших грузинских военных, руководивший, в феврале-марте 1921 г.,
военной операцией по изгнанию из Батуми вторгнувшихся туда турок.
Мазниашвили сопровождал генерал Александр Эристави, военный
советник легации Грузии в Париже. Оставшийся в Грузии после
оккупации страны большевиками, и поступивший на службу в Грузинскую
красную армию генерал Мазниашвили, как справедливо указывал по
этому поводу Мажино, «не прекращал своей деятельности по подготовке

восстания против захватчиков». (A. Maginot (ministre de la Guerre et des Pensions),

Note à R. Poincaré, président du Conseil, ministre des Affaires étrangères, 14. 3. 1924.
AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier Russie (Géorgie), n° 652, Fol. 1.).

На фото: Н. Жорданиа и генерал Георгий Мазниашвили.

Будучи арестованным в июле 1923 г., по подозрению в
поддерживании тайных связей с Объединенным военным центром,
Мазниашвили, за недоказанностью обвинений, был выслан из СССР в
Иран, откуда перебрался в Париж, являющийся центром политической
деятельности грузинских эмигрантов.
В ходе визита, генерал представил своим французским коллегам
план будущего восстания, которое должно было охватить весь Кавказ.
Лишь в таком случае, как подчеркивал Мазниашвили, восстание имело
реальные шансы на успех. (Ibidem.).
Мазниашвили отмечал, что «восстание в Грузии, которое готовилось
в течение долгого времени и задерживалось с августа 1922 г., когда
грузинские представители в Париже тщетно просили о поддержке
французское правительство, находится накануне осуществления.

До сих пор, повстанческие организации ожидали сигнала от
грузинских представителей в Париже (г-на Чхенкели, посланника Грузии,
и г-на Гегечкори, министра иностранных дел).
Если этот сигнал не будет дан, восстание произойдет независимо от
него». (Exposé du général Masnief, 13. 3. 1924. Ibidem, Fol. 2.).
По словам Мазниашвили, его визит имеет своей целью разъяснить,
сложившуюся на Кавказе ситуацию, «и сделать демарш перед высшими
французскими властями, дабы заинтересовать грузинским движением за
независимость Францию, единственную великую державу, которая
соизволила проявить свою симпатию в отношении Грузии, как ее
признанием де-юре, так и добрым приемом, оказанным ее
представителям.
1. Организация восстания в Грузии
Восстание против большевизма, будет более популярным в 1924 г., чем
оно было в 1922 г.
Фактически, в 1922 г., большевистская тирания обрушилась лишь на
высшие классы, на интеллигенцию, буржуазию и средний класс. Она, в
значительной степени, пощадила крестьян. На сегодняшний день, эта
ситуация изменилась. Большевизм, сломав с помощью террора
сопротивление буржуазии, ныне довлеет своей диктатурой и над
крестьянством.
Последние, первоначально полагали, что нашли в установлении
советского режима орудие освобождения от своих прежних господ. Они
жестоко обманулись. Как и остальная часть населения, крестьянство
испытывает на себе произвол и обиды большевистских властей.
Измученные налогами, они страдают от экономической и промышленной
разрухи и не могут удовлетворить свои потребности, вследствие падения
цен на сельскохозяйственные продукты.
Таким образом, восстание будет пользоваться поддержкой как в
сельской местности, так и в городах. За дело независимости восстанет вся
Грузия.
В настоящее время, это восстание подготовлено.
Все некогда соперничающие грузинские политические организации
объединились в одну организацию. Грузинская территория разбита на

четыре крупные зоны восстания: – Кахетию, Гурию, Имеретию, Сванетию.
Сформированы 22 отряда. Они вооружены пулеметами и ружьями,
сохраненными
бывшими
грузинскими
солдатами
во
время
демобилизации, которая последовала за большевистским завоеванием
1921 г. Отряды в Гурии, обладают даже пушками. С настоящего времени,
упомянутые отряды осуществляют нападения на посты, конвои и военные
поезда.
Сочувствие крестьян и горный характер страны, позволяет им с успехом
уходить от преследования большевистских частей.
Во время будущего восстания, эти отряды обрастут крестьянским
населением и смогут составить 30 000 человек личного состава.
Можно
рассчитывать,
что
захват
оружия
и
боеприпасов,
осуществленный у красной оккупационной армии Кавказа, обеспечит с
первого же часа снабжение восстания.
Приняты все меры связи для того, чтобы восстание разразилось
повсюду одновременно. Сигнал будет дан из горного района, севернее
Тбилиси, контролирующего главный сухопутный путь, связывающий
Грузию
с
Россией.
Таким
образом,
большевистские
части,
дислоцированные на русской территории, на Северном Кавказе, скоро
выйдут из борьбы.
2. Помощь соседних стран.
Грузинское восстание, послужит сигналом для восстания в соседних
регионах, где национальные организации поддерживают повстанческое
движение и подготовили восстание. Руководители грузинского движения
убеждены в том, что могут рассчитывать на восстание в Азербайджане (в
меньшей степени, в промышленном центре Баку), в Дагестане и в Горской
Республике.
У них есть единомышленники в Персии. У них есть партия, связанная с
руководителями антибольшевистских казаков Терека, Кубани и Дона.
3. Перспективы восстания на успех.
В подобных условиях, красная оккупационная армия Кавказа,
подвергнувшаяся нападениям по всем своим гарнизонам в Грузии и
Азербайджане (кроме Баку), окажется полностью изолированной от
России.

Горцы Кавказа перережут железную дорогу Ростов-Баку, на побережье
Каспийского моря. Казаки перережут дорогу от Новороссийска до Батуми,
на Черноморском побережье.
Оказавшись хозяевами положения в Закавказье, руководители
грузинского восстания считают, что большевики вряд ли смогут начать
новую операцию по завоеванию Южного Кавказа.
В связи с этим, они рассчитывают на длительное прекращение
сообщений по железным дорогам, вызванное сопротивлением, в
результате восстаний на Северном Кавказе.
Они надеяться прервать транспортное сообщение по Каспийскому морю
(с Астрахани до Баку), захватив, с первых же часов, 3 большевистских
миноносца, базирующихся в персидском порте Энзели. Наконец, они
обеспечены от высадки со стороны грузинского побережья тем, что
привели в состояние обороны те редкие места, где высадка может
состояться (Батуми, Поти, Очамчира, Сухуми).
4. Помощь, испрашиваемая у Франции.
В период восстания, помощь, испрашиваемая
ограничивается лишь простой моральной поддержкой.

у

Франции,

В последующий период, в случае успеха восстания, т.е. когда грузинская
территория будет освобождена, и национальное правительство утвердится
в Тбилиси, Грузия обратиться с просьбой о помощи к Франции,
предоставить ей, с целью организации и укрепления ее безопасности:
1) Возможность получить от французских промышленных фирм
оружие и снаряжение мелкого калибра, которое будет
транспортировано морским путем в условиях, не требующих ходьбы
под французским флагом.
2) Содействие
правительства
при
предоставляющих финансовую помощь.
3)

французских

банках,

Посылка в Грузию нескольких находящихся в отставке французских
офицеров, с целью организации Грузинской армии». (Ibidem, Fol. 2-5.).

Следует отметить, что сотрудники Генерального штаба составили по
поводу доклада Мазниашвили свою собственную аналитическую записку,

которую, впоследствии, переслали в МИД страны. В ней, в частности,
отмечалось, что «отсутствие сведений, кроме тех, которые были
предоставлены генералом Мазниевым относительно материальной и
моральной подготовки восстания в Грузии и в других странах Кавказа, не
дают возможность Генеральному штабу армии высказаться относительно
точности и преувеличений, которые содержат утверждения генерала и
руководителей грузинского восстания, патриотизм и храбрость которых,
заслуживают лишь похвалы». (Avis de l’Etat-Major de l’Armée, Ibidem, Fol. 6.).
При этом французские генштабисты подчеркивали, что исходя из
военного потенциала, которым располагали большевики, восстание на
Кавказе имеет «шансы на длительный успех лишь в том случае, если
упомянутое восстание будет являться сигналом для аналогичных
восстаний в нескольких регионах русского государства». (Ibidem.).

По их мнению, восставшим будет нелегко справиться с
дислоцированными в Закавказье вооруженными силами большевиков,
насчитывающими около 30 000 бойцов, обладающими сотней
артиллерийских орудий, и имеющих в своем распоряжении около 50
самолетов и около 10 бронированных поездов.

«Силы восставших, видимо, должны столкнуться с серьезным
сопротивлением там, где неожиданность первых часов не сделает войска
беззащитными, и, к тому же, по мнению генерала Мазниева, существуют
регионы, где восстания не произойдет: – регион Баку – Армения». (Ibidem,
Fol. 7.).

В конце записки, ее авторы отмечали, что надеяться на успех восстания
можно лишь в том случае, если «серьезные, непредвиденные
обстоятельства, вызовут резкие изменение в европейской части России
(война с соседним государством, общее восстание, военный переворот).
Можно допустить, что правительство большевиков будет реагировать
решительным образом, для того чтобы сохранить в своем владении
Закавказье, и пойдет, если это будет необходимо, на его новое завоевание.
Изучение боевого расписания красной армии показывает, что не снимая
частей из армейских корпусов, расположенных вдоль западной границы,
Сибири или Туркестана, Верховное командование большевиков может

располагать рядом дивизий, достаточных для успешного сокрушения
сопротивления казаков, горцев, Азербайджана и Грузии». (Ibidem.).

Смена правительства Польши, начавшаяся в СССР консолидация
большевистской тирании, а также заключение, сделанное по поводу
перспектив восстания на Кавказе экспертами Генерального штаба, сразу
же оказало свое влияние на позицию французского МИД. Как мы уже
отмечали, традиционно стремясь избежать каких-либо дипломатических
осложнений с Кремлем, внешнеполитическое ведомство Франции, в целом
занимало слабую и беспринципную позицию в отношении большевизма.

В ответной ноте, подготовленной от имени Пункаре МИД страны,
отмечалось, что даже в случае, если разведывательные данные,
сообщаемые грузинами, будут представлять явный интерес для военного
министерства, его представителям следует без обиняков, и не вступая в
дискуссии, заявить «генералу Мазниеву и другим русским (sic) эмиссарам,
посещающим второе бюро Генерального штаба, что французскому
правительству невозможно предоставить какую-либо поддержку их
предприятию». (R. Poincaré (président du Conseil, ministre des Affaires étrangères),
Note à A. Maginot, ministre de la Guerre et des Pensions, 24. 3. 1924. Ibidem, Fol. 8.).

С начала 1924 г., международная ситуация стала меняться в пользу
советов. Падение в Великобритании консервативного кабинета Бонар Лоу,
привело к приходу к власти лейбористского правительства Рамсея
Макдональда. Сам Макдональд, был в составе делегации II
интернационала, осенью 1920 г. посетившего Грузию по приглашению
грузинского правительства и поддерживал хорошие отношения с
грузинскими социал-демократами. (W. Woytinsky, La démocratie géorgienne.
Préface de M. E. Vandervelde, Paris, 1921, p. 292-295.). Став премьер-министром в
1924 г., он, однако, стремился к улучшению отношений с советами,
надеясь обеспечить английской продукции доступ на русский рынок. В
результате этого курса, уже 2 февраля Великобритания юридически
признала СССР. (J.-P. Duroselle, Histoire diplomatique de 1919 à nos jours, Paris, 1990,
p. 83.).

Несмотря на этот, в целом неблагоприятный контекст, с целью еще раз
показать международному сообществу, что грузинский народ не смирился
с оккупацией, а также воспрепятствовать признанию республики частью
СССР, правительство Грузии, вместе с действующим в подполье

Комитетом независимости, взяло курс на всеобщее вооруженное
восстание. В феврале, правительство тайно послало в Грузию Валерьяна
(Валико) Джугели, бывшего командира Народной гвардии. Целью его
миссии являлась оценка потенциала грузинского сопротивления, в связи с
возможностью осуществления успешного восстания.
По свидетельству очевидца, посетив Гурию, примыкающий к Турции
регион, с наиболее антибольшевистски настроенным населением, Джугели
откровенно заявил, что в сложившейся ситуации повстанцам не следует
рассчитывать на получение какой-либо помощи от западных держав до
начала восстания. «Лишь в том случае, если мы одним ударом
освободимся от большевиков, и сумеем продержаться около месяца, наше
правительство, несомненно, сможет получить для нас помощь», – сообщил
Джугели руководителям подпольных организаций в Гурии. (С. Гогиберидзе,
Борьба за Отечество, Париж, 1938, с. 86. (На груз яз.).).

Подготовка к восстанию тормозилась хроническим недостатком
финансовых средств, отсутствием опытных кадров и разрушительной
работой ОГПУ, получившим, от внедрившихся в подпольные организации
агентов, сведения о готовящемся восстании. По мнению большевиков,
признание Великобританией СССР, разрывало «единый антисоветский
фронт империалистических держав», что, со своей стороны, создавало
прецедент в связи с признанием советов и другими державами. Исходя из
этого постулата, Кремль решил употребить все свои усилия для того, чтобы
не
позволить
повстанцам
организовать
в
Грузии
новые
широкомасштабные выступления, способные привлечь внимание
общественности Европы к грузинской проблеме. Понимая, что успех
восстания зависит от поддержки, которую могут оказать грузинам другие
народы Кавказа, ОГПУ сосредоточилось на том, чтобы лишить повстанцев
каких-либо связей в Азербайджане и на Северном Кавказе.
15 февраля ОГПУ был арестован Гогита Пагава, один из руководителей
социал-демократов,
ответственный
за
связь
с
подпольными
организациями Азербайджана. Как впоследствии сообщал в Париж
председатель Комитета независимости Грузии К. Андроникашвили,
Пагава наткнулся в Азербайджане на сеть провокаторов, в результате чего
сильно пострадала связь с подпольем в этой республике. В случае
дальнейшего отсутствия финансирования, восстановить связь будет
невозможно, – подчеркивал Андроникашвили. (К. Андроникашвили, Письмо
Н. Рамишвили, 27. 3. 1924. (На груз. яз.). BDIC, microfilms des archives du gouvernement
géorgien, mfm 881, bobine 131.).

В другом письме от 27 марта, Андроникашвили сообщал
представителям правительства Грузии во Франции, что если еще три
месяца назад, восстание в принципе было возможным, ныне, в результате
действий ОГПУ, прибегающего к массированному применению
провокаций, подкупа и пыток, многие подпольные организаций были
уничтожены, в результате чего, «крупномасштабную работу пришлось
приостановить». (К. Андроникашвили, Письмо правительству Грузии в изгнании,
27. 3. 1924. (На груз. яз.). Ibidem.).

Параллельно с этим, ОГПУ нанесло удар по планам восставших и на
Северном Кавказе. 18 апреля был арестован шейх Али Митаев, наиболее
крупный национальный и духовный деятель Чечни, руководитель
религиозного движения Кунта Хаджи, которое насчитывало в своем
составе до 10 тысяч последователей-мюридов. Установив еще с 1922 г.
связь с повстанческим отрядом полковника Чолокашвили, Митаев, по
данным ОГПУ, в преддверии общего восстания на Кавказе, с начала 1924 г.
поддерживал прямую связь с эмиссарами Комитета независимости Грузии.
(В надежде примирить Митаева с советской властью, большевики, с апреля 1923 г.
сделали его членом Областного революционного комитета Чеченской области.
Воспользовавшись этим, Митаев организовал отряд по охране проходящей по
территории Чечни железной дороги. Тем не менее, с первых же дней установления
владычества большевиков на Северном Кавказе, ЧК, а затем ГПУ, продолжали держать
Митаева под постоянным надзором. К началу 1924 г., в преддверии восстания в Грузии,
Митаев стал занимать все более и более антикремлевскую позицию, а его мюриды
приступили к систематическим взрывам железнодорожного полотна. В апреле Митаев
был обманным образом заманен в Ростов-на-Дону и арестован. См.: ЦК РКП(б)ВКП(б) и национальный вопрос, кн. 1, 1918-1933 г.г., Москва, РОССПЭН, 2005, с. 96,
197-199.).

Хотя комитету удалось восстановить связь с чеченскими
повстанцами, отсутствие опытных инструкторов не позволило наладить
необходимую координацию деятельности партизан. (К. Андроникашвили,
Письмо Н. Рамишвили, 26. 5. 1924. (На груз. яз.). BDIC, microfilms des
archives du gouvernement géorgien, mfm 881, bobine 131.). Тем не менее, к
маю, руководству повстанцев удалось восстановить большинство своих,
ранее разгромленных ОГПУ организаций. (К. Андроникашвили, Письмо
правительству Грузии в изгнании, 2. 6. 1924. (На груз. яз.). Ibidem.).

Информация о том, что парламент Франции ратифицировал 11 марта
т.н. Бессарабскую конвенцию, в силу которой Бессарабия, на которую
претендовал СССР, признавалась частью Румынии, придал новый стимул
деятельности руководителям комитета.

Во всяком случае, 2 июня Андроникашвили с энтузиазмом сообщал в
Париж о том, что поскольку международное положение складывалось
благоприятно, остается лишь технически осуществить успешное восстание.
Следует начать восстание как можно быстрее, так как после
осуществленной большевистским командованием демобилизации, в
дислоцированные в Грузии части красной армии еще не поступило свежее
пополнение новобранцев, для обучения которых понадобится, как
минимум, полтора месяца. Для введения в действие всех подпольных
организаций, включая северокавказских повстанцев, необходимо около
двух недель и финансы, в количестве 25-30 тысяч турецких лир. Было бы
трагедией, упустить такой подходящий момент. (Ibidem). В случае, если у
правительства нет для этого средств, можно было бы продать что-либо из
национальных исторических сокровищ, вывезенных за рубеж, –
подчеркивал Андроникашвили. (К. Андроникашвили, Письмо Н. Рамишвили, 2.
6. 1924. (На груз. яз.). Ibidem.).

Несмотря на это предупреждение, вследствие отсутствия финансов и
прочих причин, начало восстания затянулось на два с половиной месяца.
Что касается самого находящегося во Франции грузинского правительства,
оно делало все что могло, для того чтобы защитить хотя бы юридические
права своего народа на независимость. Так как после признания СССР
Великобританией и прихода к власти во Франции правительства Эдуарда
Эрио стало ясно, что вопрос признания большевиков неизбежно станет на
повестке дня и в Париже, грузинская дипломатия вновь была вынуждена
активизироваться.
26 июня Чхенкели направил ноту на имя Эрио, в котором выражал
надежду, что признание Парижем СССР не повлечет за собой какого-либо
изменения в статусе Грузии как независимого государства. Напомнив
Эрио об усилиях его предшественников, в деле сохранения за Грузией ее
независимого статуса, Чхенкели выражал уверенность, что при признании
СССР, Париж «внесет в акт самого признания […] оговорку, с целью
сохранения признания Грузии французским правительством». (A. Tchenkeli,
Note à E. Herriot, le président du Conseil et ministre des Affaires étrangères de la France,
26. 6. 1924. AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier Russie (Géorgie), n° 652, Fol. 23. BDIC,
microfilms des archives du gouvernement géorgien, mfm 881, Bobine 120.).

Этот дипломатический демарш грузин был в полной мере поддержан
французскими социалистами. 3 июля, группа депутатов-социалистов в
парламенте Франции направила по этому поводу специальное письмо
Эрио. В письме предлагалось, чтобы в случае признания Парижем СССР,
правительство республики объявило, что оно, в то же время, признает и те

раннее заключенные международные акты, «посредством которых была
признана де-юре независимость различных государств, вышедших из
бывшей Российской империи, и обладающих представителями,
аккредитованными при французском правительстве». (L’indépendance de la
Géorgie et la politique internationale du bolchevisme. Discours prononcé à la Chambre des
Députes le jeudi 29 janvier 1925 dans la discussion du budget des Affaires étrangères par
Pierre Renaudel. Accompagné d’une lettre du groupe socialiste au président du Conseil,
Herriot. Paris, 1925, p. 4. AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier Russie (Géorgie), n° 652, Fol.
26.).

21 июля, министерство иностранных дел Франции выработало по
этому поводу юридическую формулу, в соответствии с которой, признавая
СССР, Париж, тем не менее, продолжал признавать независимость Грузии.
За основу была взята дипломатическая формулировка, примененная в
отношении Советского Союза Великобританией, в соответствии с которой,
советская власть признавалась Лондоном лишь на той территории красной
империи, где ее добровольно признавало само местное население. Разница
заключалась в том, что в отличие от Англии, несмотря на признание
Грузии союзниками в январе 1921 г., так и не допустившей
функционирования в Лондоне легации Грузии, Франция и впредь
сохраняла грузинскую легацию в Париже, пользующуюся всеми правами и
привилегиями
дипломатического представительства
независимого
государства.
Небезынтересно отметить и то, что принимая подобную
формулировку, представители французского МИД настолько боялись
возможных дипломатических осложнений с советами, что предлагали не
направлять по этому поводу письменную ноту Чхенкели. В противном
случае, «он может поддаться соблазну представить наш ответ в качестве
успеха своей политики, и, благодаря своей болтливости, создаст нам
непреодолимые трудности с большевиками». (La reconnaissance du
gouvernement des Soviets et la question de Géorgie. Note pour le président du Conseil, 21. 7.
1924. AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier Russie (Géorgie), n° 652, Fol. 29-30.).

Вероятно, именно желание сохранить любой ценой за Грузией статус
независимого государства, а так же еще раз привлечь к грузинскому
вопросу внимание западной общественности и явилось причиной того, что
правительство Грузии, несмотря на в целом неблагоприятный
международный контекст, все же дало сигнал к началу восстания. По
свидетельству очевидцев, один из руководителей Комитета независимости
прямо заявил, что для грузинского дела даже неудачное восстание будет
означать победу. К тому же, руководители подполья сознавали, что летом

1924 г. у них остался последний шанс осуществить вооруженное
выступление. Принимая во внимание разрушительную работу ОГПУ,
массовые кровавые репрессии и все более охватывающую население
апатию, время начало работать в пользу большевиков.
Первоначально, восстание было назначено на 17 августа. По плану
командующего повстанческими силами, генерала Спиридона Чавчавадзе,
основная задача повстанцев заключалась в том, чтобы воспользовавшись
выходом частей красной армии из городов в летние лагеря,
неожиданными ударами овладеть Тбилиси и Батуми, наиболее важными
стратегическими пунктами Грузии. (С. Залдастанишвили, Грузинское
восстание 1924 г. (Воспоминания), Мюнхен, 1956, с. 37. (На груз. яз.); К.
Андроникашвили, Письмо Н. Рамишвили, 2. 6. 1924.).

Удержание Батуми, как наиболее важного черноморского порта,
имело решающее значение, так как в случае успеха восстания повстанцы
надеялись, что правительство в изгнании сможет убедить французов
оказать помощь восставшим морским путем. (Г. Мазниашвили, Воспоминания,
Батуми, 1990, с. 228. (На груз. яз.); Дело по обвинению С. М. Чавчавадзе. Архив
министерства внутренних дел Грузии (АМВД), Тбилиси, Грузия, фонд № 6, архивное
дело № 4307, л. 229. ).

На фото: Генерал Спиридон Чавчавадзе

Под Тбилиси, восставшие должны были захватить в свои руки
большинство артиллерии красной армии, дислоцированной в Закавказье.
(С. Залдастанишвили, Грузинское восстание 1924 г. (Воспоминания), с. 37.).

Этому плану, однако, не суждено было осуществиться, так как 6
августа ОГПУ удалось арестовать В. Джугели, одного из руководителей
военной комиссии комитета. Получив сведения о намечающемся
восстании, власти срочно стянули в Тбилиси и Батуми войска. Были
произведены массовые аресты, в результате чего, ряд организаций в
Западной Грузии остался без руководства. Хотя вследствие сложившейся
ситуации, генерал С. Чавчавадзе пришел к выводу о бесперспективности
восстания, Комитет независимости Грузии решил довести дело до конца.
(Там же, с. 38-39; Дело по обвинению С. М. Чавчавадзе, л. 230.). Отдавая себе отчет,
относительно сомнительности успеха восстания с военной точки зрения,
руководители комитета все же решили, во что бы то ни стало привлечь
внимание международной общественности к грузинской проблеме.
Несмотря на то, что в августе ОГПУ сконцентрировало все свои
усилия на дезорганизации деятельности повстанцев, и недопущении
каких-либо вооруженных выступлений, восстание все же состоялось.
28 августа, на один день раньше общего выступления, назначенного на 29
августа, население г. Чиатура, в Западной Грузии, восстало против
оккупантов. Это обстоятельство, окончательно лишило повстанцев
последней надежды на использование фактора внезапности. 29 августа,
восстание охватило большинство сельских регионов Западной и отдельные
районы Восточной Грузии, где оперировал отряд полковника
Чолокашвили. Хотя целый ряд районов в течение недели находился в
руках восставших, им не удалось овладеть ни Тбилиси, ни Батуми, что, со
своей стороны, обрекло восстание на поражение. (С. Залдастанишвили,
Грузинское восстание 1924 г. (Воспоминания), с. 43-50; Т. Энделадзе, Трагический
1924 год, Тбилиси, 2004, с. 15-79. (На груз. яз.).).

Месть большевиков была беспредельной. Несмотря на то, что сами
восставшие не расстреляли никого, из захваченных ими в плен
большевиков, около 5 тысяч человек было варварски истреблено, в
результате кровавого подавления восстания и последовавших за этим
репрессий. (M. Wehner, Le soulèvement géorgien, Communisme, 1995, n° 42/43/44,
p. 165.).

В одном пункте, однако, восставшим несомненно удалось одержать
победу. В результате активной пропаганды правительства Грузии в
изгнании, внимание мировой общественности было вновь привлечено к

грузинскому вопросу. Несмотря на то, что премьер-министр Англии
Макдональд, как и его французский коллега Эрио, были сторонниками
установления дипломатических сношений с СССР, кровавая бойня,
произведенная большевиками в Грузии, видимо, произвела на них
тяжелое впечатление. Во всяком случае, главы правительств Англии и
Франции дали поручение делегациям своих стран в Лиге Наций, вновь
сделать грузинский вопрос предметом обсуждения на заседании ассамблеи
этой организации.
25 сентября, по инициативе Поля Бонкура, французского депутатасоциалиста, пятой ассамблеей Лиги Наций была единогласно принята
резолюция, слово в слово повторяющая уже известную нам резолюцию
1922 г. (Documents relatifs à la question de la Géorgie devant la Société des Nations,
p. 52.).

Несмотря на то, что резолюция не могла иметь обязательный
характер для членов Лиги, она стала предметом особого раздражения
большевиков, с самого начала пытавшихся всячески преуменьшить
размеры восстания в Грузии и кровавых репрессий, использованных
властями для его подавления. Дело в том, что вслед за признанием
Англией СССР в феврале 1924 г., 8 августа, незадолго до восстания в
Грузии, между Лондоном и Москвой был заключен договор, согласно
которому стороны обещали воздержаться от вмешательства во внутренние
дела друг друга. Кроме этого, Лондон взял на себя обязательство выдать
большевикам кредиты. Упомянутый договор, который еще нуждался в
ратификации, стал предметом особой критики консерваторов,
использовавших в числе своих основных аргументов, направленных
против его ратификации, факт варварского подавления восстания в
Грузии.
24 сентября, Уинстон Черчилль произнес пламенную речь в
Эдинбурге, в которой заклеймил лейбористов, которые хотят
«финансировать тиранию», а также подчеркнул, что для Англии было бы
бесчестием предоставить кредиты большевикам, «покупающим на эти
деньги оружие, для убийства грузин». (D. Carlton, Churchill and the Soviet Union,
Manchester and New York, 2000, p. 32.).

Эта критика привела, в конце концов, к падению правительства
Макдональда и приходу к власти кабинета Болдуина, отказавшегося от
ратификации договора от 8 августа. (J.-P. Duroselle, Histoire diplomatique de 1919
à nos jours, p. 83.).

25 сентября, на 20-й пленарной сессии пятой ассамблеи Лиги Наций,
профессор Жильбер Мюрей, представитель британской делегации,

подчеркнул, что согласно тексту признания Англией СССР, Лондон
признавал де юре юрисдикцию СССР лишь над теми территориями
бывшей Российской империи, которые добровольно признали над собой
власть советского правительства. Таким образом, поддержка резолюции
британской делегацией не может считаться вмешательством во
внутренние дела СССР. (Documents relatifs à la question de la Géorgie devant la
Société des Nations, p. 50.).

21 сентября, в интервью данном газете «Правда», Чичерин
обрушился с критикой на Лигу Наций, «западных капиталистов», Поля
Бонкура и «грузинских меньшевиков», обвиняя их в организации
восстания, с целью сорвать «окончательное вступление в силу англосоветского договора, и воспрепятствовать осуществлению франко-русского
альянса». Пытаясь отвести внимание западной общественности от
грузинской проблемы, он демагогически сетовал на угнетение
«западными капиталистами» трудящихся Индии, Сирии, Судана и Китая.
(Interview du cam. Tchitcherine au sujet de la résolution prise par la Société des Nations à
l’égard de la Géorgie. « Pravda », n° 215, 21. 9. 1924. AMAE, CPC 1918-1940, Z, dossier
Russie (Géorgie), n° 652, Fol. 82.).

Эта ложь Чичерина, как и вся советская пропаганда по поводу
восстания в Грузии были разоблачены французскими социалистами, и, 28
октября 1924 г., Франция де-юре признала СССР в составе той его
территории, где советская власть «признавалось населением». (J.-P.
Duroselle, Histoire diplomatique de 1919 à nos jours, p. 84.).

Упомянутая оговорка имела чрезвычайно большое значение, так как
подводила
юридическую
основу
под
непризнание
Францией
насильственной оккупации Грузии в 1921 г., население которой, только что
выступило против оккупантов. Сохранение Францией грузинской легации
в Париже, пользующейся всеми теми же правами, что и дипломатические
представительства других стран, свидетельствовало о том, что Франция
продолжала признавать независимость страны.
В речи, произнесенной в парламенте Франции 29 января 1925 г.,
Пьер Ренодель, один из лидеров французских социалистов, посетивший
Грузию осенью 1920 г. в составе делегации II интернационала, и,
следовательно, хорошо разбиравшийся в грузинском вопросе, заклеймил
кровавые преступления, совершенные оккупантами против грузинского
народа. (L’indépendance de la Géorgie et la politique internationale du bolchevisme.
Discours prononcé à la Chambre des Députes le jeudi 29 janvier 1925 dans la discussion du
budget des Affaires étrangères par Pierre Renaudel. Accompagné d’une lettre du groupe
socialiste au président du Conseil, Herriot, p. 5-41.).

Таким образом, влияние грузинских социал-демократов с самого
начало способствовало тому, чтобы открыть французскому общественному
мнению глаза на преступную природу советского режима.
Подавление восстания 1924 г., оставило глубокие следы в грузинском
обществе, так как большевики уничтожили элиту нации: – цвет
интеллигенции, дворянства, предпринимателей, крестьянства, офицеров,
сформированных при старом режиме. Грузины поняли, что при
создавшихся условиях, было бы бессмысленно продолжать вооруженную
борьбу. Для спасения физического существования нации, следовало в
определенной мере адаптироваться к существующим реалиям, для того,
чтобы в подходящий момент продолжить борьбу за независимость. В
конце концов, эта тактика оказалась верной, хотя грузинам, как впрочем, и
другим порабощенным Кремлем народам, пришлось пройти сквозь ад
коммунистической диктатуры, растянувшейся на 70 лет существования
империи зла – СССР.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня.
Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ

12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Мечети Грузии: вчера и сегодня.

Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия)
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)

С момента приближения мусульманского мира вплотную к границам
Кавказа еще в 7 веке, христианская Грузия стала вовлечённой в долгое
противостояние с только утверждающей новой мировой культурой. При
этом, как и другие христианские державы, Грузия отрицала само право на
существование новой религии. В отличие от соседней Армении, Грузии
удалось сохранить на протяжении многих веков свою самостоятельность.
Но, удар был нанесен со стороны тех, от кого меньше всего ждали удара по
независимости, со стороны христианской Росси. Петербург лишил Грузию
всего того, чего она так усердно отстаивала на протяжении тысячелетия, и
по-своему решила управлять новой территорией в Закавказье.
В ходе российско-турецких и российско-персидских войн, на
протяжении XIX века и по итогам первой мировой войны в XX веке,
территория Грузия менялась то в сторону увеличения, то уменьшалась.
Чаще всего эти изменения приходились на земли населенными
мусульманами, так как они были по периметру ее внешней границы. Это
были земли населенные на востоке и на юго-востоке - азербайджанцами,
на западе Аджария и Абхазия, на северо-востоке – Панкиси.

По мере включения этих земель в орбиту управления из Тифлиса
(Кавказской губернии), приходилось особо регулировать отношения
власти с населением исповедующий ислам. Эта категория населения, не
была уравнена в правах с христианами, на основе политики Петербурга,
долгое время отрицавший сам факт возможного сосуществования ислама в
пределах России. Тифлис, не стал исключением. Здесь также мусульмане
были ограничены в своих правах на свободное исповедование своей
религии. Центр сам решал, как регулировать мусульманское население в
пределах империи. Строить ли мечеть, или делать ремонт, решался на
уровне
губернатора.
По всей губернии создавались комиссии по
организации перехода мусульман в христианство. Империя требовала от
мусульман желающих продвижения по карьерной лестнице
смены
религии, то есть в переходе в христианство. Запрещалось принимать на
определённые должности, и даже в целых заведениях ограничивался
прием на работу мусульман. Например, запрещалось принимать на работу
в казначейство лиц исповедующих ислам (ф. 254 оп.1. архивное дело 33).
По мере того, как население российской империи увеличилось за
счет кавказских мусульман и мусульман Средней и Центральной Азии во
второй половине XIX века, империя вынуждена была искать приемлемые
шаги к сосуществованию ислама в рамках христианского государства. К
примеру, империя уже начала понимать, разницу шиитов и суннитов, что
привело к образованию двух параллельных управлений в кавказском
регионе. Жизнь мусульман Закавказья регулировались двумя духовными
Управления: Мусульманское духовное управление суннитское (до начало
20 века располагался в Эривани) и мусульманское Духовное управление
мусульман (шиитское, базировалась в Тифлисе) (ф.416. арх. дело 1245).
При этом северокавказские мусульмане
оказались вне духовных
управлений как центрального в Уфе, так и двух закавказских в Тифлисе.
Это было связано с попыткой центральных властей оградить население
этого региона от влияния кого-бы то не было, кроме как со стороны
местного начальства.
При этом власти пытались контролировать все, что было связано с
Духовными управлениями. Проект инструкции казиям, составленный
закавказским Шейх уль исламом и заключение чиновников особых
поручений разъяснение по поводу проекта составленного самими членами
общины шиитов Закавказья, состоял из
41 пункта. В инструкции
разъяснялись положение муллы, казия, муфтия, о тех, кто имеет право
называться муллой. Запрещалось принимать заграничных аттестатов о

звании Ахундов, если это сделано в обход закавказского муфтията шиитов
и только с его утверждением он может быть признан действительным.
Запрещалось заключать браки за умыкание невесты, не совершать браки
без согласия девушки, запрещалось наносить раны в праздник Ашура. При
этом особо оговаривалось, что кадиям необходимо строго вести учёт всех
дел, и так далее (ф.416. арх. дело 1246).
Такого же рода специальные инструкции были приняты и для
«закавказского муфтия по управлению магометанским духовенством
Омарова учения», указывалось, что со стороны власти подтверждается,
что:
1. Алкоран
и
религиозные
неприкосновенными

догматы

исламизма

считаются

2. Вследствие чего дозволено свободно
отправлять
обряды
чествование праздников, установленных мусульманскою религию, с
тем, однако, чтобы действия эти не были сопряжены нарушением
общественной безопасности
благочиния, и не оскорбляли
мусульманское вероисповедание другие учения.
3. Мечети, молельни, гробницы и могилы мусульманских святых
угодников, равно как и всякие здания и заведения, посвящённых
Богу и пользующиеся у мусульман религиозном уважением состоят
под покровительством российских Законов
4. Посему на имущественное повреждения означенных зданий, а,
равно как и оскорбление мусульманских духовных лиц подвергаются
виновных к законной ответственности.
5.

Возведение новых мечетей и исправление старых в городах
Закавказского края дозволяется по поручению от губернского
начальства.

6. Сунниты в Закавказском края ни в чем не зависят от мусульманских
духовных иностранных государств, и ни каких прямых сношений
сними по учению религии и шариата иметь не должны…

То есть данные инструкции, должны были оторвать мусульман от
внешнего исламского мира, что, по их мнению, могло бы позволить

контролировать мусульманский сегмент российского общества в рамках
Закона Российской империи.
Всего в инструкции для суннитов было порядка 30 пунктов.
Соответственно, и учебные заведения мусульман в регионе делились
на шиитские и суннитские. Грузинский архив располагает тысячами
документов из жизнедеятельности мусульманской общины Закавказья. К
примеру, на 1910 год официально только в Грузии функционировало
свыше сотни исламских учебных заведений разных категорий по всей
Тифлисской губернии:







В городе Тифлисе 2 мектебов: 28 мальчиков и 12 девочек
В Тифлисской уезде 5 мектебов: 60 мальчиков и 6 девочек
В Сихнахском уезде 3 мектеба: 75 мальчиков и 19 девочек
В Телавском уезде 3 мектеба: 20 мальчиков и 2 девочек
Ахалцихском уезде 89 мектеба: 1546 мальчиков и 1370 девочек
Ахалкалакском уезде 9 мектебов: 234 мальчиков и 134 девочек
Борчалинском уезде 10 мектебов: 57 мальчиков

Всего 131 мектебов, где были заняты 121 учитель, на 2225 учеников,
все эти цифры на 1910 год по Тифлисской губернии.
В том числе были учебные заведения и при шиитском духовном
губернском меджлисе по Тифлисско-Кутаиским губерниям, где
значились:



Борчалинском - 3 начальных школ, где обучались 121 мальчиков
Тифлисе частное училище на 80 девочек
Тифлисское мусульманское училище Алиево учения на 119
мальчиков.

Таким образом, не трудно обратить внимание, на тот факт, что
суннитское
население
Кавказской
губернии
было
абсолютное
большинство по отношению к шиитам на период развала Российской
империи.

В Советский период истории, жизнедеятельность мечетей было
сведено
на нет, они, как и христианские храмы Грузии были
переоборудованы в склады, и другие подсобные помещения.
На сегодня можно было бы указать на полноправно
действующих, это на двух шиитских медресе в Тбилиси (для
девушек) и Марнеули (для юношей) и суннитского медресе для
юношей в с. Меоре Кесало.

Мечети.
Ислам является второй по величине и значению религией на
территории современной Грузии.
По данным последней переписи населения 2002 г. ислам
исповедовали 9,9 % населения страны (около 0,4 млн. чел.) В некоторых
регионах страны мусульмане составляют относительное или абсолютное
большинство населения. Как, например, в районах компактного
проживания азербайджанцев, чеченцев в Панкиси, аджарцев и турки
-месхетинцы.
Мечеть в исламе является центром деятельности общества, мечети в
качестве символа исламской религии возводятся обычно в самом центре
каждого общества - в городах и селениях.
Мусульмане Грузии, аджарцы, чеченцы Панкиси, строящие мечети у
себя в районах компактного расселения, и другие считают себя
гражданами страны, и их любовь к ней не меньше, чем у тех, кто целует
крест, и считает Грузию исключительно православной страной.
Нет официальных данных про количество мечетей в Грузии,
некоторые источники указывают, что их 150, некоторые 200.
Полномочный представитель кавказских мусульман в Грузии Али Алиев
заявляет, что в Грузии свыше 300 мечетей - в самом Тбилиси, в Аджарии и
Панкисском ущелье, а также около 50 мечетей в Самцхе-Джавахети, в
Ахалкалаксом районе, где турки-месхетинцы проживают. На самом деле,
проблема заключается и в том, что постоянно идет корректировка цифр,
так как полных ходом идет строительство новых и реконструкция старых
мечетей по всей Грузии.

В письме Патриарха Грузии Илия II в котором он обратился к
премьер-министру Грузии Владимиру Гургенидзе (фата 11.05.2010)
говорится, что в Грузии функционирует 240 мечетей (140 из них на
территории Аджария) и 8 медресе.
В докладе Народного защитника Грузии (Центр Общественной
толерантности) говорится, что количество мечетей на территории Грузии
(кроме Абхазии и Южной Осетии) на 2008 г. функционируют 286
мечетей и домов молитвы и строится еще 5 мечетей.
Мечети на местах в основном ремонтируют и строят сами
мусульмане. За последние 15 лет в тех местах Грузии, где проживают
азербайджанцы, построены тридцать мечетей одна вблизи Тбилиси, одна в
Картли, в Мцхетском районе, а остальные - в основном на территории
Квемо Картли ("Мусульманские Архитектурные памятники в Грузии //
Н.Демурашвили 2010, Тбилиси с. 100-102).

В нижнем Картли
Дманисский район:
 в с. Амамло - 1 мечеть +медресе
Болнисский район:
 в с. Нижный Болниси - 1 мечеть
 в с. Нахидури - 1 мечеть
 в с. Паризи - 1 + медресе

 в с. Талавери - 1 мечеть (строится)
 в с. Фахраллы – 1 мечеть, реставрация приостановлена
(построена в 1890 х годах)
Гардабанский район:
 в с. Гардабани - 1 мечеть

 в с. Артакала - 1 мечеть
 в с. Назарло - 1 дом для молитвы

 в с. Поничала - 1 мечеть
 в с. Кесало - 1 мечеть

 в с. Караджалари - 1 мечеть

 в с. Джандара 2 дома для молитвы
Марнеульский район :
 в с. Марнеули -2 мечети + медресе

 в с. Агмамедело - 1 мечеть + медресе
 в с. Алгети - 2 мечети (1 стоится)







в с. Арапло - 1 мечеть
в с. Земо Зарали - 1 мечеть
в с. Текали - 1 мечеть
в с. Имири - 1 мечеть
в с. Качагани - 1 медресе
в с. Меоре Кесало - 1 мечеть + медресе
в с. Садахло - 3 мечети

Мечети в Панкисском ущелье
 с. Дуиси (чеч. Дуй-Юрт) – всего 2 мечети:
первая мечеть была построена в 1902 г и функционировала до 1930,
впоследствии, в контексте общей политики воинствующего атеизма
мечеть была закрыта, и сделали из него склад. Усилиями жителей
села удалось заново открыть в 1960 г.

 Вторая мечеть была построена в 2000, к мечети было пристроено
медресе.

 с Джоколо ( чеч. Джокъали-Юрт или Т1угай-Юрт) - 1 мечеть,
фундамент был заложен в 1995 году. До этого в центре села был дом
для молитвы, где собирались мюриды для молитвы и зикра. Сама
мечеть все еще не достроена из-за отсутствия финансов.

 с. Биркиани (чеч. Биркиэн) - 1 мечеть, после того как построили
новую школу, сельчане преобразовали старую в мечеть, в мечете,
совершали коллективные намазы, пятничные намазы, но в 2010
была разрушена большая часть здания и построена новая мечеть.

 с. Омало (Уьмал) - 1 мечеть, в 1995 начали строит мечеть, до этого в
центре села была дом для молитвы, где собирались Мюриды для
молитвы и зикра.

 с. Шуа-Халацани (Юкъиер-Халац1ан) - 1 мечеть, была проторена в
2005.

 с. Цинубани (чеч. Ц1инубан) - 1 мечеть, была построена в 2012.

P.S. В других селах, жители собираются для молитвы в домах , села
(Дзибахеви (сельчане собираются в старом школе), Думастори,
Квемо-Халацани, Корети и для жителей нижней Дуиси и с.
Кварелцкали) нуждаются в мечети, но пока не имеют средств для
постройки своей мечети. Соответственно, в самое ближайшее время
стоит рассчитывать и на появление в здешних населенных местах
мечетей. То есть, в Панкиси, к существующим 8 может появиться 6
мечетей.

Турция и Грузия подписали соглашение, по которому Турция
обеспечивает финансирование и экспертную оценку по реставрации в
Грузии трех мечетей и строительство четвертой.

Мечети, которым присвоено статус культурного наследия
Ахалцихский муниципалитет:

 г. Ахалцихе - Крепость Рабат, Мечеть и минарет(XVIII в.)




г. Ахалцихе - Рабат минарет (XVI в. )
г. Ахалцихе - Рабат медресе (XVIII в.)
с. Хоспио - Мечеть им. Палавандишвили ((XVIII-XIX в.)
с. Перса - мечеть (начало XX-го в.)








с. Клде - мечеть (XIX–XX в.)
с. Мугарети - мечеть (XIX–XX в.)
с. Сакунети - мечеть (начало XX-го в.)
с. Гиоргцминда - мечеть Шурдо (XIX-XX в. )
с. Уравели - мечеть (начало XXI-го переделан в конце XX-го в.)
с. Вале - мечеть (XIX-XX в.)
с. Тцкордза - мечеть (XIX в.)
с. Зикилиа - мечеть (1897)

Аспиндзский муниципалитет:
 с. Ошора- мечеть (1898 )
 с. Гиобетис Мидамоеби - мечеть (XIX в.)
Адигенский муниципалитет:



с. Кикинети - мечеть (XIX в)
с. Вархани - мечеть (конец XIX-го, переделан в 1953 г.)
с. Тцихани - мечеть (XIX в.)
с. Харджами - мечеть (XIX в.)

Болнисский муниципалитет:
 с. Нахидули - мечеть (XIX в.)
 с. Талавери - мечеть (1913 г.)
Дманисский муниципалитет:
 с. Кизил-килиса - мечеть (конец XIX-го в.)
Марнеульский муниципалитет:
 с. Гирихли - мечеть (XIX в.)

 с. Кисил-аджло - мечеть (XIX в.)
В список не занесли мечети на территориях Аджарии, Панкисси,
Ахалкалаксиго района, Самцхе-Джавахети. При этом на официальном
сайте муниципалитета Хуло (Аджария) говорится о почти 40 мечетей,
зарегистрированных как культурные памятники.

Тбилисская мечеть

Хотя впервые по всей вероятности, Тбилиси познакомился с
мусульманской культурой еще в VIII веке, Однако нет ни письменных, ни
археологических данных свидетельствующие о том, что в эти времена
были мечети в этой части Грузии. Другое дело, что ислам требует
обязательного совершения коллективной мечети, что подразумевает
строительство мечети там, где уже функционирует
мусульманская
община. А именно такой территорией являлся и Тбилиси входящий в
ранние века мусульманского халифата в качестве административной
части. То есть, не факт, что мечетей не было с VIII по средние века больше.
По сведениям историков, в средние века в Тбилиси было семь
мечетей. До двадцатого века из них сохранилось только две – одна,
суннитская, на улице Ботанической, ведшей подъемом к ботаническому
саду города – в сравнительно хорошо сохранившейся старой части
Тбилиси, и другая, шиитская, так называемая Голубая Мечеть,
построенная в 1522 году на скалистом возвышении над рекой Мтквари
(Кура), вблизи знаменитого Метехского храма, ставшего своеобразной
визитной карточкой города (К.Кантария. Мечети Тбилиси. / Prometheus
№4).

Мечеть была построена в 1723-1735 годах османами. В 1740-ых годах
мечеть снесли персы. В 1846-1851 годах её восстановили по проекту
Джованио Скудиери, но в XIX веке её опять разрушили и на её месте
построили новую, которая и стоит по сей день и является единственной
мечетью в Тбилиси. Мечеть построена из кирпича и расположена на
склоне. В архитектуре преобладают исламские и неоготическиеэлементы.
На воротах возвышается минарет (говорится, что первая мечеть в Тбилиси
была построена в 1522-1524 Иранским шахом Исмаилом на береге реки
Мтквари, но при строительстве моста в 1950 была разрушена но это очень
сомнительно, так как в конце 7 го века Тбилиси была захвачена Арабами, а
в 8 веке они объявили Тбилиси столицей Тбилисского Эмирата, как можно
представит Эмират без мечети?!).
Созданном в 1785 г Тбилисском плане обозначено, что было 5
мечетей.

Мечеть Орта Джаме (Батумский мечеть)
Батумская Мечеть «Орта Джаме» была построена в 1886 году на
деньги, пожертвованные матерью известного общественного деятеля
Аджарии Аслан-бега Химшиашвили.

Изумительно красивое здание находилось непосредственно между
двумя мечетями, что отражено в его грузинском названии. (Первая мечеть
в Батуми было построено в 1863 по инициативе матери Султана Азиза,
мечеть называлась "Азизия" а вторая мечеть была построена в 1870-1973
муфтием, и называлась "Муфтие" )

С 1932 года, мечеть более 10 лет была закрыта (использовался как
военным складом) и вновь начала действовать с 1946 года. совсем недавно
была отреставрирована и в 1995 дополнена непременным элементом
мусульманского культа – высоким минаретом. При ней сейчас действует
школа, где всесторонне изучают ислам.
В плане мечеть — прямоугольное, двухэтажное строение, фасадом
своим выходит на маленькую улочку Чкалова, сбоку от нее –
благоустроенный сквер. Снаружи мечеть оформлена декоративно, с
золотистой символикой полумесяца. Парадно оформлен вход на стороне
главного фасада под прекрасной аркой.
Конфликтная ситуация со строительством новых мечетей в
Грузии.
Но, в христианской Грузии, проблема мечетей остается на сегодня
актуальной. В обществе настороженно относятся к желанию мусульман
реконструировать и построить новые мечети. Это касается даже тех
территорий, где даже исторически на протяжении последних несколько
сот лет были землями населяемые мусульманами. Сам факт строительства
мечетей воспринимается христианами, как удар по самолюбию
православия. В стране, где даже флаг представлен 5 крестами, мечети
воспринимаются как чужеродный элемент культуры грузин. На, самом
деле, мусульманские грузины не менее себя считают патриотами, чем те,
кто исповедует православие. Тем, боле имея определенные проблемы с
некоторыми регионами в самой Грузии, где также живут христиане, в том
числе и православные, но далеко не считающие себя патриотами Грузии,
стоило бы учесть, что любовь к Грузии определяется не крестом, а сердцем
и умом.

Жители Грузии, исходя из своего убеждения, что вся есть Грузия
православная страна, порой создает конфликтные ситуации с теми, кто не
исповедует православие. Как это случилось с жителями села Нигвзиани
Ланчхутского района Грузии. Православные жители требуют закрытия
молельного дома (не мечети), обустроенной в доме переселенца из
Аджарии Арчила Кахадзе. Так 2 ноября 2012 года сход села из числа
православных собрались у дома Арчила Кахадзе и потребовали, чтобы
мусульмане,
которые
являются
экологическими
беженцами,
переселенными из Аджарии в 2006 году после оползней, прекратили свои
молитвы. При этом ими был дан недельный срок, по истечению которого
они оставляли за собой право выдворить жителей исповедующих ислам.
Во главе недовольных православных жителей села стоял никто иной, как
настоятель церкви Святого Георгия в селе Шугути дьякон Саба Жгентиа.
Однако только вмешательство власти, совместно с Духовным Управлением
мусульман Грузии и Патриархии Грузии на время удалось сбить накал
страстей в этом селе.
Не менее остро стоит вопрос, о восстановлении главной
исторической мечети Азиза, существовавший в городе Батуми с 18 века, и
уничтоженный в годы правления большевиков.
Православное и
мусульманское духовенство Грузии не смогло договориться по поводу
восстановления мечети Азиза в Батуми. Более того, здесь также доходит до
угроз со стороны православных христиан, требующих не то, что не
восстанавливать, но и закрыть имеющие мечети в этом регионе. Аджария,
уникальный регион Грузии, здесь исторически на протяжении веков
проживают аджарцы, этническая группа грузинского народа, и долгое
время регион находился в составе Османской империи. По Карскому
договору от 1921 года, Аджария является частью Грузии, но гарантом
существования ее автономности было закреплено за Турцией и Россией. В
последнее время Тбилиси сделал все, чтобы изменить расклад жителей
этой части Грузии, в пользу христианской части населения. Именно, это и
стало фактором напряженности.
Митинги и яростные призывы сжигать мечети в Аджарии, ни как не
способствует взаимному диалогу в этой части Грузии. Любой вопрос, а уж
тем более связанный с религией, не стоит решать на площади. Диалог
должны вестись за столом переговоров учитывая интересы всех сторон.

Безусловно, это конфликтная ситуация также будет решена, в этом
нет ни каких сомнений, грузины прекрасно осознают, что это их общая
родина, для всех, мусульман и христиан.
Заключение.
Данная тема, позволяя видеть только вершину айсберга, тем не
менее, поможет читателям понять, что Грузия не только православная
республика, но, здесь есть и мусульманская культура, которая обогащает
Грузию. Ее процент участия намного оказалось намного больше, чем это
можно было бы себе представить, начиная готовить данный материал про
мечети Грузии.
Более того, что не маловажно, ислам в Грузии, не привнесённая
часть культуры в последнее время. Ислам, это многовековая часть
грузинского царства, Демократической Республики Грузии, Советский
Грузии, и тем более нынешней, независимой Грузии.
Мусульмане Грузии жили при царе, при русских правителях, и после
обретения независимости, и вносили свой вклад в общую историю единой
Грузии.
Мечети Грузии, являются духовными центрами для мусульман,
жителей республики, и не стоит в них видеть больше, чем они есть на
самом деле. То есть, не стоит ждать из мечетей что-то, что могло бы
навредить Грузии.
Грузия едина и любима для всех, это главный сигнал, который
посылают сегодня грузинам мусульмане Грузии.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN

9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Геральдическая атрибутика Ингушетии
Мариам Бежиташвили

Настоящая статья посвящена
национальной атрибутике одного
из самых древнейших народов
Кавказа – Ингушей (Г/алг/ай).
Правда,
(Г/алг/айче)

сегодня

Ингушетия

не

является

суверенным государством, однако
для

геральдической

наверное,

не

науки,
будет

безыинтересным

пример

обладания

государственными

регалиями

и

их

маркирования национальными символами именно тогда, когда у народа нет
политической самостоятельности (Статья посвящается 20-летнему юбилею
Республики Ингушетии ).
В несуверенной республике

социализация граждан – «националов»

(Национально-патриотическое общество) происходит именно путем слияния с
традиционными
исследователи

ценностями
национальной

национальной
идентности,

атрибутики.

подобные

Как

символы

отмечают
следуют

и

напоминают гражданам о их общем наследии, культурном родстве, «будят и
обостряют их чувства в осознании общей идентности и общей принадлежности»
(Э.Д. Смит. Национальная идентичность. Грузинский перевод с английского Л.
Патаридзе, Тбилиси, 2008, с. 21).

И у самого общества (тем более у

свободолюбивых кавказских горцев) сильно обострена духовная потребность в
постоянном представлении национальной атрибутики. Говорить об этом нам
позволяет наблюдение за общественным настроем этнических ингушей. В
Интернет-социальных СМИ и личностных действиях отдельных ингушей читается
именно это: заметно обостренные этнические сантименты, национальная гордость и
постоянный акцент на эксклюзивное «мы» - все это вызывает абсолютно логический
интерес углубиться в изучение указанного вопроса.
Особым материалом для исследования является наблюдение за социальными
сетями

и

Интернет-форумами

(http://ingushetiyaru.org/;

https://www.facebook.com/groups/308103762570106/;
https://www.facebook.com/groups/galgaichege/;

http://www.euingush.com/index.php?

do=forum&action=main; http://angusht.com/index.php...). Если сравнить полученные
здесь впечатления с «патриотической аурой» сайтов официальных государственных
структур

(http://www.ingushetia.ru/;

http://www.parlamentri.ru/;

http://ingush.tv/

http://www.pravitelstvori.ru/;
http://www.postpredstvo.ru/;

http://06region.ru/...), можно увидеть огромные различия: сегодня в Республике
Ингушетии, входящей в состав Российской Федерации, никто на уровне

политических гарантий не хранит (не заботится) культурное достояние нации.
Поэтому акценты на национальные символы расставляет само ингушское общество.
Цель – четко подчеркнуть свою культурную индивидуальность, самобытное
наследие. Это почти гарантия того, что ингушский ген не будет потерян.
Главными визуальными признаками национальной личности являются флаг и
герб. Я бы сказала, это еще и первейшие эмблемы в ингушском патриотическом
обществе, однако с научной точки зрения сегодня анализ ингушской геральдики не
является ни комплексным, ни актуальным.
В

данном

определение:

случае

отражает

целью
ли

нашего

герб

небольшого

Республики

исследования

Ингушетии

является

существенные

национальные элементы, традиционные признаки? Исполнен ли он с учётом жизни,
истории

и

традиций

ингушского

народа?

Соответствует

ли

он

своему

предназначению? Соблюдены ли в нем т. н. «геральдические правила» и стиль?
Прежде чем представить блазон действующего герба Республики Ингушетии,
необходим краткий исторический экскурс - рассмотрение ингушской геральдики в
историческом разрезе.
Рассматриваемое нами общество в разное время существует в пределах
различных политических рамок. Традиции монархического или республиканского
государственного правления у него не было. В средние века Ингушетия (часть
Дзурдзукии) находилась в составе общекавказского грузинского государства, в XIXXX вв. она развивалась сначала в постфеодальном, а затем империалистическом и
социалистическом пространстве России, сегодня же она входит в состав Южного
Федерального

округа

Российской

Федерации.

Мы

хотим

проследить

за

геральдическими видоизменениями, следующими, как правило, за изменениями
политических рамок.
Начнем рассмотрение с гербов царской России. Первый российский герб был
создан в 1672 году. После покорения (присоединения) Ингушетии и всего Кавказа в
целом он несколько раз был подвергнут редакции: 1801, 1832, 1856, 1882 и 1883 гг.

(www.heraldicum.ru/russia/index.htm),
национальные,

политические,

однако

ни

в

исторические,

одном

из

религиозные

этих

случаев

или

другие

этнографические атрибуты, связанные с Кавказом, в нем использованы не были.
В 1919 года Ингушетия вошла в состав Северокавказского эмирата,
представлявшего

собой

теократическую

монархию,

однако

монархия

эта

просуществовала совсем недолго: уже в марте 1920 года большевики её
ликвидировали, а её глава принял духовное звание муфтия и вскоре скончался. Нам
интересно то, что эмират успел принять собственную денежную единицу –
кредитные билеты, на которых были изображены собственный герб и флаг.
Центральным атрибутом герба является боевое оружие – ружье и меч, над ними
размещена государственная регалия – венок, на
правом и левом фланге – противовес символа
джихада (зеленого цвета) и раскрытой книги
(Коран), в нижней части герба изображены
полумесяц

и

три

звезды

(

http://www.heraldicum.ru/russia/index.htm).
Как мы видим, геральдическая атрибутика
эмирата

уже

отражает

религиозные

и

идеологические особенности Северного Кавказа:
зеленый цвет, оружие и религиозный арбитр прекрасно отображают идеологию
возникновения исламистского теократического государства. Понятно, что эта
эмблема не может считаться каноническим гербом, хотя политические власти
эмирата были признаны Грузией, Турцией и Азербайджаном.
Интересно, какими после этого стали политические рамки Ингушетии? 7 июля
1924 года по указу Центрального исполнительного комитета был создан Ингушский
автономный округ, после этого решением от 15 января 1934 года округ был
присоединен

к

Чеченскому

автономному

округу, который в 1936 году был преобразован

в Чечено-Ингушскую АССР. Для нового субъекта в 1937 году были созданы
конституция и герб, повторяющий версию флага РСФСР, только надписи на нем
были сделаны на национальных языках.
Как известно, в 1944 году указанный политический субъект был упразднен, а
вайнахи переселены из своей родины: реабилитированы они были только в 1957
году. После этого официальной регалией для Северного Кавказа был флаг СССР.
В ноябре 1990 года Верховный совет Чечено-Ингушской АССР принял
декларацию о провозглашении государственного суверенитета. 15 мая 1991 года
Чечено-Ингушская АССР была преобразована в Чечено-Ингушскую республику,
однако 8 июня чеченский народ самостоятельно сформировал политическую
единицу, которая 6 сентября того же года была официально объявлена как
«Чеченская республика Ичкерия» (www.heraldicum.ru/russia/index.htm). Ингушетия в
состав этой республики не вошла, и 4 июня 1992 года на основании декларации,
принятой на Конгрессе в Назрани, республика официально была оформлена в
составе Российской Федерации. 3 декабря 1993 года, по указу первого президента
Руслана Аушева, новый политический
субъект получил название «Республика
Ингушетия», а 27 февраля 1994 года
была

принята

Разработка

её

конституция.

национальной

символики

была начата в январе того же года. Герб
Республики

Ингушетии

зафиксирован

и

существующим

был
узаконен

политическим

правлением - властями, закон о нем был
принят 26 августа

1994 года. Герб

Ингушетии первоначально принят Указом Президента от 27 июня 1994 года №204.
15

февраля

2001

года

парламент

Республики

Ингушетии

вновь

принял

конституционный закон о гербе республики. Сам герб остался без изменений,

небольшая корректура была внесена только в его описание (Е.В. Пчелов, Герб и
Флаг Республики Ингушетия. Журнал Гербовед, №26. с. 113-116). Автор этого герба
художник Руслан Алимович Эльдиев. Орел является главным атрибутом этого
герба, башня же – специфическим знаком национальной личности.
Блазон герба (прочтение)
Смысловое значение символики, эмблематики и геральдических цветов
Государственный герб Республики Ингушетии представляет собой круг, в
центре которого размещен орел, как символ благородства и отваги, мудрости и
верности. Эта птица доминирует в геральдике ¼ всех государств мира, и почти для
всех она является символом государственной мощи и национальной избранности. В
символике многих мусульманских стран вынесение орла обусловлено и желанием
подчеркнуть связь с могущественным арабским халифатом.
Слово «орел» («арциви» - гр.), - царская птица, считается в грузинском языке
заимствованием из хуррито-урартских языков (грузинский аналог – «орби»)
(Журнал «Геролди», №1,
2012, с.43).. В ингушском
языке он зовется «Эрзи».
Примечательно,

что

в

Грузии не встречается ни
одного населенного пункта
или

места

топоним)

с

(любой
названием

«Арцивети», в Ингушетии
же «Эрзи» является одним из самых колоритных мест.
Нас интересует, почему в качестве главного атрибута герба Ингушетии был
избран орел/эрзи? Вообще, орел является символом верховенства, мощи и царского
блеска. «Aquila chrysaetus», то есть «горный орел» считается самым выдающимся
видом в своем семействе. Еще во II столетии нашей эры он был утвержден как

царское существо (источник - хеттские рельефы), в эллинистическом мире признан
символом Зевса, а в Римской империи – верховенства. Этой эмблеме трезвости и
силы в христианской символике соответствует образ Святителя Иоанна Златоуста.
Орла на своих государственных регалиях в разных положениях изображают и
наследники Римской империи, и современные государства: Польша, Австрия,
Германия, США, Мексика, Чехия, Сербия, Черногория, Россия, Армения и Албания
(с широко распростертыми крыльями, венком, одноглавого, двуглавого). История
российского орла начинается с того времени, когда великий князь Московский Иван
III объявил себя наследником Византийской империи и взял себе римский титул
кесаря («царь»). В результате герб Московского княжества был заменен на
византийского двуглавого

орла. Европейские страны

восприняли

это

как

«бесстыдную узурпацию титула». По мнению специалистов, цвета Восточной
Римской империи повторяет (и также пренебрегает территориальными законами
геральдики) и современный герб Российской Федерации, созданный в 90-ые годы
(Закария Кикнадзе, Журнал «Геролди», №1, 2012, с.43; 45). Орла можно встретить и
на гербах грузинских царей, фасадах кафедральных соборов, грамотах, позже на
княжеских гербах: здесь он повторяет византийский аналог, однако на основании
титула кесаря, в 1881 году пожалованного грузинскому царю византийским
императором, «царем» грузинского государя признавала и Российская империя. То
есть, в случае с Грузией это не считается геральдической узурпацией.
Как мы видим, тема орла в мировой геральдике является проблемой широкого
обсуждения. Детальное рассмотрение этой проблемы здесь заведет нас очень
далеко. В настоящее время для нас подключаться к этой полемике вовсе не
обязательно. Лишь скажем, что подобное формирование ингушской геральдики
подразумевает союз с грузинским (исторический) и российским (нынешний)
государствами, момент сосуществования в одних политических рамках, хотя,
бесспорно, «горный орел» является для Ингушетии таким же национальным
атрибутом, как, к примеру, для чеченцев - «волк». Поэтому мы можем
рассматривать его как национальный колорит ингушского народа, как они говорят,

„Этот тотем - тотем строительства, серьезных планов и проектов, объединения
людей.

'Царь

птиц';

известен

как

символ

безграничной

власти

и

обороноспособности“ (http://06region.ru/forum/svobodnye-temy/11393-simvol-orla).
Примечательно, что орел в Ингушетии встречается не только
на государственном гербе, но и на городских и районных
гербах, то есть он является повторяемым атрибутом.
Например, на гербе муниципалитета Джейрахского района,
принятого и утвержденного в 2010 году, мы видим орла с
широко раскрытыми крыльями, как символ духовной силы и
справедливости (/russia/subjects/towns/jeirah.htm).
И флаг нынешней столицы - Магаса, который был создан в 2008 году,
изображает

золотого

орла

с

распростертыми

крыльями на красном фоне (цвет удали,

радости,

победы)

гостеприимства

как

символ

мощи,

величия,

и возвышенных устремлений, а также

идею

восстановления, возрождения ингушской

столицы

одного из величайших и

древнейших

городов

Кавказа. Орел в

золотом

Северного
является

знаком

могущества,

продолжительности,

богатства, величия, законности, святости и высокой духовности
(http://ru.wikipedia.org/wiki/Флаг_Магаса;
http://www.calend.ru/travel/6369/).
Герб первой столицы республики Ингушетии – Назрани таков: на
заленом фоне изображен орел серебряного цвета со знаком
красного солнца на груди (направленного против часовой стрелки). В геральдике
серебряный

цвет

означает

веру,

святость,

искренность,

открытость

и

невиновность. Автором герба является ингушский художник Зелимхан Эсмурзиев
(www.heraldicum.ru/russia/subjects/towns/nazran.htm).

Первостепенная геральдическая фигура на ингушском гербе – в центре
герба в виде вертикального столба изображена ингушская боевая башня (В1ов).
В1ов для ингушей это не только главный символ национальной архитектуры, но и
хранилище исторической памяти и ассоциаций – место, где жили, молились и
воевали их предки. Это все придает башне сакральное значение, это

место

поклонения и восхищения, где другой (чужак, враг, инородец) и не возрадуется, и
ничего не приобретет.

Нам интересен сам факт того, что на национальном гербе «заглавно»,
эксклюзивно вынесен именно этот национальный символ, что сделано для того,
чтобы выразить индивидуальность, то есть национальную самоидентификацию
ингушского народа.
Еще одним национальным атрибутом, нанесенным на ингушский герб, явялется
схематическое изображение горы Маат-Лоам – одного из самых красивых и
святых мест в Ингушетии. Гора очень древняя, почитаемая и известная на
протяжении многих столетий. Второй атрибут – это гора Казбек (Баш-Лоам, на
Груз. Яз. «Мкъинварц1вери»), которая также является сакральной в

представлении ингушей и связана со множеством легенд и сказаний (hp?
doc=99), Следовательно, сейчас будет подчеркнут еще один национальный атрибут.
Над главами башен и вершинами гор размещено солнце, находящееся в зените,
от которого исходят

7 лучей. В нижней части, в

маленьком круге также изображен знак красного солнца
(солярный

знак),

который

одновременно

является

главным атрибутом и национального флага республики
Ингушетии.

Он

символически

изображает

вечное

вращение солнца и земли, взаимосвязи и бесконечности
всего. Полукруглые лучи солнца направлены против часовой стрелки.
Между большим и малым кругами герба размещена надпись: в верхней части Республика Ингушетия, в нижней - ГIалгIай Мохк. То, что наименование
республики на национальном языке размещено в нижней части герба (как перевод
надписи,

исполненной

на

русском,

доминантном

языке)

четко

выражает

иерархичность полномочий национальной и государственной власти. Сегодня
территория,

занимаемая

ингушами,

не

является

контролируемой

ими

же

территорией. Этот наглядный несуверенный статус на гербе находится в логическом
соответствии с практической ситуацией: в этнолингвистической среде республики
Ингушетии русский язык сохраняет за собой доминантную позицию, несмотря на
то, что сегодня ингушский язык (Г1алг1ай мотт) объявлен в республике вторым
государственным языком и используется в сфере образования, медии и искусства. В
школах и университетах республики Ингушетии отношение к национальному языку
сродни отношению к иностранным языкам. Изучение всех дисциплин, в том числе и
самого ингушского языка и ингушской литературы, осуществляется на русском
языке. Правда, в школах для ингушского языка и литературы отведено (сколько
учебных часов, однако только как необязательному курсу учебной программы
(Николс Дж. Состояние ингушского языка, первый кавказский
журнал „Дош“ („слово“). 2007. 2(16)

независимый

http://doshdu.ru/) . Сегодня в республике Ингушетии родной язык редко
используют и для коммуникации, хотя я считаю знаменательным тот факт, что 10
сентября 2003 года в республике был учрежден день ингушского языка.
Как мы видим, в искусстве ингушской геральдики ведущий момент не всегда
является национальным! Доминирование национального сохраняется только на
уровне символов и представляет собой средство дополнительной идентификации.
Что касается цветов, герб исполнен в пяти цветах: белый, зеленый (на языке
геральдики - изумрудный), красный (пурпурный), синий (лазурный) и золотистожелтый

(благородный металл). Белый цвет ассоциируется с чистотой мысли и

действий, что является моральной характеристикой ингушского народа, синий –
цвет неба, вселенной, зеленый изображает плодовитость земли и природы
Ингушетии и, вместе с тем, это цвет ислама (других конфессинальных признаков на
гербе республики Ингушетии нет), красный цвет подчеркивает многовековую
борьбу ингушского народа за выживание, желтый же цвет – это цвет солнца,
дарующего жизнь всему.
Эта цветная версия национального герба используется на официальных бланках
конситуционных законов республики, указов, распоряжений, издаваемых главой
государства (президентом), парламентом и правительственными ведомствами.
Наряду с цветной версией, используется и одноцветная – монохромная версия
(www.protown.ru/russia/obl/articles/articles_205.html;
http://www.ingushetia.ru/about/simvol.shtml).
В конце мы хотели бы обратиться к национальной геральдике других
северокавказских народов с тем, чтобы представить оценку национальности
ингушского

герба

в

противовес

существующей

общественно-политической

ситуации (http://simvolika.rsl.ru/index.php?f=43). Национальные гербы Адыгеи,
Карачаево-Черкесии,

Кабардино-Балкарии,

Северной

Осетии

и

Дагестана

(остальные субъекты Российской Федерации) в определенной степени сохраняют
традиционные, эксклюзивные элементы. В случае с Адыгеей национальное

наименование исключает и иерархический фактор, и на первом месте здесь заявлен
национальный статус республики, а герой эпоса нартов является его центральной
фигурой. На национальных флагах и гербах Карачаево-Черкесии и КабардиноБалкарии центральной фигурой также представлен признак национального
имущества – гора Эльбрус. Герб республики Северная Осетия – Алания
представляет

собой

эмблему

индоевропейских

предков,

флаг

Дагестана

эксклюзивно менее маркирован национальными атрибутами, что касается флага
Чеченской республики (как и Ингушетии), в этом случае ведущие позиции
действительно

занимают

национальные

атрибуты:

национальный

орнамент,

историческая вайнахская башня и нефтяная вышка – признак национальной
гордости.

В сравнительном контексте и после рассмотрения мы может прийти к
заключению, что, несмотря на существующую ситуацию, в гербе республики
Ингушетии довольно ясно чувствуется визуализация уникальности национальной
общности, попытка выражения национального единства и многовековой культуры.
Мы не должны забывать, что общество, о котором идет речь в настоящей
статье, развивалось в специфических условиях, оно не имеет формы суверенного
территориального государства, оно инкорпорировано в Российскую Федерацию в
виде неполного федерального самоуправления. В условиях отсутствия (за
неимением) собственного государства сложно стоять на страже национальных
интересов. Как показывает нам национальный герб, у ингушского народа есть
ресурс для культурной обособленности, желание самовыражения и автономности,

но нет права! Итак, ингушское общество характеризуется ограниченностью
политической

культуры,

однако

и

своими

уникальными

символами,

что

представляет собой визуальное проявление «идеала автономности» и это:
национальный герб, флаг и гимн.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ

3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его

последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны (на
материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN

4. Мечети Грузии: вчера и сегодня.
5.

6.
7.
8.

9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Великие личности прометеизма.
Бахыт Садыкова, доктор политических наук
Такова была тема очередной международной научной конференции,
посвященной деятельности прометеевского движения (1926-1940). Конференция
прошла в Варшаве 26-27 октября с.г. и была организована Центром Исследований
Восточной Европы Варшавского университета.
Прометеизм – это идеология антибольшевистского движения «Прометей»,
действовавшего на территории Европы в первой половине ХХ века. Прометеизм
вобрал в себя политический опыт маршала Юзефа Пилсудского, вошедший в
историю как «Легенда над Вислой». Движение объединило в своих рядах лидеров

национальных движений Кавказа, Центральной Азии, Поволжья, Дона, Украины,
которые в эмиграции вместе с польскими единомышленниками в течение
пятнадцати лет вели политическую борьбу против большевиков, развернувших у
себя и за рубежом широкомасштабную пропаганду идей мировой революции.
Пойти на такой шаг лидеров национальных движений заставила
социально-политическая обстановка, сложившаяся в стране Советов в результате
косной внутренней политики, а также внешнеполитического курса под лозунгом
«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», вселявшим страх в мир капитала. В
этих условиях озабоченные судьбами своих народов лидеры движений сочли
единственно верным средством борьбы против нарождающегося тоталитарного
режима в СССР формирование определенного отношения Европы и мира к
общероссийской проблеме.
В анналах истории «Прометей» остался как эмигрантская организация,
известная своим долголетием. Ныне архивы хранят огромное письменное
наследие, результат пятнадцатилетнего сотрудничества самых неординарных
личностей, представлявших разные политические партии, но движимых желанием
добиться признания (реального, а не декларируемого) права своих наций на
самоопределение. Эти документы были вожделенным трофеем нацистских
спецслужб в сентябре 1939-го и советских спецслужб в мае 1945-го. В итоге,
перехваченные у нацистов архивы «Прометея» превратились в собственность
РГВА.
На конференции в Варшаве, объединившей современных исследователей
жизни и деятельности прометеевских лидеров, состоялась презентация
очередного номера журнала, который так же как его прародитель назван
«Прометеем», но «новым»: по-польски – Nowy Prometeusz.
Инициатива по возрождению журнала принадлежит молодым, – поясняет
директор Научного Центра г-н Ян Малицки. – Кандидату гуманитарных наук
Хиджран Алиевой-Штраух и аспиранту нашего университета Александре
Грызляк. Они же взяли на себя основную работу по организации данной
конференции. Мы в Польше знаем, что в бывших советских республиках
проводятся исследования жизни и деятельности «своих» прометеевских деятелей.
Проводимые нами конференции ставят задачу формирования информационного
банка с тем, чтобы составить наиболее полное и цельное представление о
деятельности всего движения. Представляется также, что многие концептуальные
подходы прометеевцев не потеряли своей актуальности, а изучение истории
движения, теоретическое осмысление трудов прометеевских авторов могут

помочь в раскрытии подоплеки политических процессов, имевших место в
России и Европе в первой половине ХХ века. Именно эти труды составляют
костяк той ветви политической науки, которую называют советологией.
Участники конференции наряду с анализом жизни и деятельности великих
личностей прометеевского движения обсуждали вопросы сотрудничества между
ними, а также сотрудничества прометеевских обществ разных стран на разных
уровнях. Судя по содержаниям выступлений, особый интерес вызвали такие темы
как противостояние «Прометея» и сталинской пропаганды, связь прометеевских
лидеров с национальными организациями на местах, авторитет движения в
Европе, поддержка со стороны международных организаций и отдельных
государств.
В работе конференции приняли участие исследователи Украины (Владимир
Комар, Александра Гнатюк, Валентина Пискун), США (Хироаки Куромийя),
Франции (Георгий Мамулия), Азербайджана (Насиман Якубоглы), Казахстана
(Бахыт Садыкова, Жанна Кыдыралина), Польши (Андрей Новак, Марек Корнат,
Иренеуш Май, Ян Писулински, Ян Малицки, Ян Яцек Бруски, Селим Хазбиевич,
Шахла Казимова, Давид Колбаия, Марцин Крушински, Адольф Юзвенко, Генрих
Бартошевич, Павел Либера).
В варшавском Костёле Визиток Святого Иосифа Обручника состоялась
служба, посвящённая памяти великих личностей, выходцев из «прометеевских»
стран, чьи флаги были выставлены в храме и около которых застыли в почётном
карауле молодые воины.
Ян Кухаревски, Генрих Йозефски, Владимир Бончковски, Адам Ежи
Чарторыски, Леон Василевски, Витольд Йодко-Наркевич, Адам Узембло,
Станислав Седлецки, Владислав Пельц, Станислав Корвин-Павловски, Роман
Смал-Стоцки, Александр Лотоцки, Ежи Небржыцки, Едиге Крымали, Олгерд
Крышынски, Мустафа Чокай, Мемед Эмин Расулзаде, Георгий Гвазава, Ежи
Накашидзе, Зигмунд Мостовски, Юзеф Пилсудски, Роман Кнолл, Тадеуш
Шетцель, Тадеуш Голувко, Эрвин Кошмидер, Станислав Сваневич – вот далеко
не весь перечень имён тех, чью память почтили участники конференции.
Уникальное по своему интеллектуальному потенциалу движение
«Прометей» пользовалось поддержкой ряда европейских правительств и Лиги
Наций. «Прометей» вовсе не призывал к вооруженному свержению власти в
СССР, ни к развалу «цементирующей основы советского общества –
пролетарского интернационализма». Задача движения заключалась в повышении
уровня политического сознания народов, борющихся за национальное

самоопределение, вербальными средствами и приобщении их к политическим
формам борьбы с тоталитарным режимом.
Изучение
деятельности
прометеевцев
приводит
современных
исследователей к выводу о том, что они не только спасли мир от пожара мировой
революции, но и во многом ускорили процесс развала советской тоталитарной
системы. Статьи и политические доклады прометеевцев являются не только
ценным источником информации. Они позволяют увидеть процесс развития
политических систем в единственно верной перспективе. Опыт прометеевцев есть
прекрасный пример высокой политики, проводимой «чистыми руками» и с
благородными помыслами.
Прошедшая в Варшаве конференция – лишь малая дань уважения людям
особой миссии, внёсшим неоценимый вклад в мировое демократическое
движение.

Статья опубликована в Деловой Неделе 7.12.2012

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия), Майрбек
Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats :
Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise GUERIN

по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ

12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза Абуталыбова

«Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный Кавказ».
1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской печати.

Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Формирование антигитлеровской коалиции
и позиция Польши
накануне войны (на материале статей Мустафы Чокая)
Бахыт Садыкова,
доктор политических наук
Сравнительно недавний выход в свет малой толики архивных
материалов антибольшевистского движения «Прометей» (1926-1940),
созданного в Европе при идейной и финансовой поддержке польского
правительства, вызвал горячий отклик в среде ветеранов Лубянки, бывших
оппонентов движения. Так, в «Сборнике рассекреченных документов
службы внешней разведки Российской Федерации» автор предисловия и
составитель Лев Филиппович Соцков пишет: «Из-за ангажированных
внешнеполитических подходов в 1939 году Варшава заняла позицию,
исключавшую возможность заключения военного соглашения между
СССР, Англией и Францией при участии польской стороны» и в
результате «помешала принятию необходимых мер для формирования
антигитлеровской коалиции» (Секреты польской политики. 1935-1945.
Рассекреченные документы службы внешней разведки Российской
Федерации. Составитель Л.Ф.Соцков.- М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2010. С. 35.).
Польская сторона обвиняется также в использовании движения
«Прометей» для разжигания сепаратизма среди нерусских народов СССР и
подрыва устоев советской государственности (С. Былинин В., Зданович А.,

Коротаев В. Организация “Прометей” и “прометейское” движение в
планах польской разведки по развалу России/СССР. В кн.: Труды
Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т.3, М.: Кучково
поле, 2007// Лев Соцков Л.Ф. Неизвестный сепаратизм: На службе СД и
Абвера: Из секретных досье разведки. – М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003.//
Секреты польской политики. 1935-1945. Рассекреченные документы
службы внешней разведки Российской Федерации. Составитель
Л.Ф.Соцков.- М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2010. ).
«Ликвидация гитлеровцами Польши как суверенного государства,
превращение её территории в генерал-губернаторство Третьего рейха,
продолжает российский автор, – это цена поразительной близорукости
польских политиков» (Секреты польской политики. 1935-1945.
Рассекреченные документы службы внешней разведки Российской
Федерации. Составитель Л.Ф.Соцков.- М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2010.
С.6.).
Приводимые в сборнике материалы службы внешней разведки, по
замыслу составителя, призваны подтвердить правильность его
умозаключений. Однако они не полностью отражают заявленный период
1935-1945 гг.: нет документов 1939, 1940, 1942 годов.
Масштаб и глубина рассматриваемой темы превосходят рамки одной
статьи, так как требуют всестороннего анализа внешней политики не
только Польши, но также СССР и Германии с привлечением архивных
документов не только российской внешней разведки. Требуется конфронтация самых различных аргументированных мнений.
Задача настоящей статьи – показать, что существует иной взгляд на
причину провала инициативы советского правительства сформировать
антигитлеровскую коалицию. В свете этой задачи в статье предлагается
анализ политической ситуации в Европе, проведенный «по горячим
следам» председателем правительства Туркестанской Автономии (19171918), главой туркестанского национально-освободительного движения в
Европе, главным редактором одного из прометеевских изданий – журнала
«Яш Туркестан» – Мустафой Чокаем (1890-1941) («Яш Туркестан»
просуществовал с 1929 по 1939 гг. За этот период увидели свет 117
номеров журнала. Журнал имел немало подписчиков в Европе, США и
Азии. Материалы выходили на чагатайском языке. В переводе на

казахский они собраны в двухтомник «Мустафа Чокай. Избранное.
Алматы: Кайнар. Т.1 (1998) и т .2 (1999)». По техническим причинам
ссылки в настоящей статье даются на русском языке. Перевод текстов
М. Чокая мой – Б.С. ).
Смена власти в Германии и
начало антифашистской кампании большевиков
Приход к власти в Германии НСДАП в 1933 г. положил конец
широкомасштабному советско-германскому сотрудничеству в рамках
рапалльского договора (1922), что заставило СССР изменить свой
внешнеполитический курс.
Мустафа Чокай отмечает, что сближение Германии и России в
начале 20-х годов состоялось на основе неприятия обеими странами
Версальского договора: немцы пыталась изменить те положения договора,
которые касались непосредственно Германии, а большевики выступали за
отмену договора в целом (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т.1 1998.
С 354.).
Поначалу смена внешнеполитического курса Советов была вызвана
не противостоянием идеологий нацизма и большевизма. Причина была в
другом. В европейской печати, указывает Мустафа Чокай, всё чаше стали
появляться материалы о сложных проблемах социально-экономического
порядка в СССР (голод, недовольства в рядах Красной армии,
усиливающийся национализм в нерусских республиках), являющиеся
следствием ряда перекосов в политике большевиков. В этих условиях
любой вооружённый конфликт, в который могла быть втянута страна
Советов, оказался бы чреват самыми трагическими последствиями для
СССР. Помощь пришла со стороны самих нацистов: преследование ими
евреев остудило пыл тех, кто высказывался за пересмотр положений
Версальского договора в пользу Германии. Как следствие, руководство
Третьего рейха не осмелилось пойти на открытую идеологическую
конфронтацию с Советами. Напротив, Гитлер стал высказываться за
продолжение дружественных связей с СССР, что несколько успокоило
большевиков (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т.1 1998. С.352.).
Новый курс во внешней политике, принятый на XVII съезде ВКП(б),
предусматривал сближение Москвы сначала со сторонниками

Версальского договора – Польшей, Францией, странами Малой Антанты
(Чехословакией, Югославией, Румынией), затем – с другими европейскими
странами. Такую возможность могло дать вступление СССР в Лигу Наций.
«Против фашистской агрессии, против пособничества агрессорам
со стороны западных держав» – под таким лозунгом в сентябре 1934 года
СССР вступил в эту международную организацию, ранее называемую им
«логовом разбойников» (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т.1 1998.
С.414.// Deutscher I. Staline. Biographie politique. Traduit de l’anglais par
Jean-Pierre Herbert. Paris : Gallimard. 1953. P.501.).
В Лигу Наций, по глубокому убеждению Мустафы Чокая,
большевиков загнал страх перед нарастающей угрозой войны: опасность
для СССР представляли германский и японский милитаризм. Однако, став
полноправным членом международной организации и тем самым выйдя из
международной изоляции, СССР вовсе не отказался от идеи мировой
революции, что означало бы для большевиков измену своей сути. Со
своей стороны, Лига Наций не отказалась от положений Версальских
мирных договоренностей. Перейдя из стана противников Версальского
договора в стан его защитников, Россия, по мнению Мустафы Чокая, сама
загнала себя в политический тупик. Предпринимая такой политический
шаг, Сталин руководствовался ленинскими наставлениями, изложенными
в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме»: «Принимать бой,
когда заведомо выгодно неприятелю, а не нам, есть преступление. И
никуда не годятся политики революционного класса, которые не сумеют
проделать “лавирование, соглашательство, компромиссы”, чтобы
уклониться от заведомо невыгодного сражения» (Чокай М. Избранное.
Алматы: Кайнар. Т.1 1998. С. 415-416).
Мустафа Чокай расценивает действия Сталина как тактический
манёвр. Правильность рассуждений туркестанского политика была
подтверждена результатами работы VII-го Конгресса Коминтерна (1935 г.).
Благодаря разработанному Коминтерном политическому
курсу,
названному Единым фронтом, во Франции и Испании в 1936 г., а в Чили в
1938 г. к власти пришли правительства Народного фронта.
В 1953 году автор политической биографии Сталина Исаак Дойчер
придёт к такой же оценке новой внешней политики большевиков, что и
Мустафа Чокай, отметив, что победа Народного Фронта и последовавшая

активность пролетариата в продвижении к мировой революции стали
прелюдией к гражданской войне в Испании. В итоге всё это пробудило
инстинктивное недоверие к России и повернуло европейское
общественное мнение в пользу германского фашизма (Deutscher I. Staline.
Biographie politique. Traduit de l’anglais par Jean-Pierre Herbert. Paris :
Gallimard. 1953. P. 507-508.).
Итак, курс Единого фронта продемонстрировал правоту Мустафы
Чокая, обнажив миру лицемерие Москвы.
Мустафа Чокай о политической ситуации в Европе и
отношении европейских государств к СССР
Характеризуя политическую ситуацию в Европе, Мустафа Чокай
приводит статистические данные, опубликованные на страницах
французской газеты Paris-Midi (от 4 февраля 1934 г.): несмотря на рост из
года в год числа межгосударственных соглашений (от 22 в 1926-м до 115 в
1934-м), обстановка неминуемо ведёт к войне (Чокай М. Избранное.
Алматы: Кайнар. Т.1 1998. Т.1. С.448.). Европа предвоенного периода –
это тяга стран к объединению в блоки и союзы в надежде на совместный
выход из сложной политической обстановки, ещё больше усугубившейся с
появлением нацистской идеологии.
Не лучшим образом обстояли дела в Лиге Наций: безрезультатной
оказалась конференция по разоружению, так как главы государств, на
словах высказываясь за разоружение, на деле занимались гонкой
вооружений. Причина, согласно Мустафе Чокаю, в следующем:
- страны, подписавшие Версальский договор, не испытывают
доверия друг к другу, слышны голоса о том, что договор лишает их
жизненно необходимых прав;
- некоторые страны-члены Лиги опасаются провокаций и
подстрекательств со стороны Москвы; само существование такого
крупного государства, каковым является СССР, занимающий одну шестую
часть суши, вынуждает их “держать порох сухим” (Чокай М. Избранное.
Алматы: Кайнар. Т.1 1998. С. 448.).
Опасения стран-членов Лиги Наций относительно внешней политики
советского руководства оправдались в ходе таких крупных исторических

событий как гражданская война в Испании, ставшая прелюдией к
внутригосударственному террору в СССР, и советско-финская война.
Мустафа Чокай отмечал в 1936 году, что испанские события, в
которых “по разные стороны баррикад” самое активное участие
принимали СССР и Германия, стали первой пробой сил диктаторов,
соперничавших за мировое господство (Чокай М. Избранное. Алматы:
Кайнар. Т.1 1998. С.449-450.). Испания стала полигоном, где с помощью
подпольных структур Коминтерна “отец народов” успешно отработал
особый метод устрашения, вошедший затем в историю народов СССР как
великий сталинский террор.
Со своей стороны, Гитлер апробировал в Испании тактические
манёвры с использованием специальной агентуры, которая занималась
саботажем, диверсией и шпионажем и таким образом расчищала путь
германским войскам для последующего захвата заданного региона. Эта
гитлеровская специальная агентура получила ставшее впоследствии
историческим название пятой колонны (Садыкова Б.И. Мустафа Чокай в
эмиграции, Алматы: Мектеп., 2009. С. 133-136. В работе, написанной с
привлечением архивных документов,
приводятся свидетельства
представителей разных стран, ставших жертвами чекистского террора в
Испании.). В ноябре 1936-го Люфтваффе испытал также в Испании
легион «Кондор, уничтоживший под бомбами мирных жителей города
Герника (Это трагическое событие запечатлел Пабло Пикассо в своей
картине «Герника». Сам легион имел смешанный состав, и задача его
заключалась в испытании потенциала военно-воздушных сил и танковых
частей, сформированных специально для ведения Blitzkrieg’а, начатого с
интервенции в Польшу в сентябре 1939-го и Францию в июне 1940-го ).
Гражданская война, длившаяся в Испании два с половиной года,
завершилась поражением республиканцев, действовавших при военной и
пропагандистской поддержке Москвы, а также полным крахом очередного
этапа антифашистского курса сталинской администрации, вновь
продемонстрировав миру недальновидность сталинской политики (Чокай
М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т. 2. 1999.С.214.// Н. Верт. История
советского государства. 1900-1991: пер. с французского – 2-е изд.– М.:
ИНФРА-М: Издательство «Весь мир», 2003. С. 286-287.).

Советско-финская война, согласно сталинской пропаганде, была
«спровоцирована реакционными силами», тогда как на деле именно СССР
начал 30 ноября 1939 г. бомбардировку этой крохотной страны (Сравните
содержание соответствующей статьи в Советском Энциклопедическом
Словаре (М., 1980. С. 1427) с содержанием статей в энциклопедических
словарях других стран (напр., Larousse, Bordas). Вооруженный конфликт
завершился в марте 1940 года пирровой победой Красной Армии и
позорным изгнанием СССР из Лиги Наций. А мужество и стойкость
финнов вызвали восхищение всего мирового сообщества.
В соответствии с подписанным 29-30 сентября 1939 г. Мюнхенским
соглашением (Напомним, что соглашение было подписано премьерминистром Великобритании Н. Чемберленом, премьер-министром
Франции Э.Даладье, фюрером и канцлером Третьего рейха А.Гитлером,
главой правительства Италии Б.Муссолини.) Судетская область была
отторгнута от Чехословакии и
присоединена к Германии, были
удовлетворены территориальные притязания к Чехословакии со стороны
Венгрии и Польши. Всё это привело к перегруппировке политических сил
в Европе, усилив позиции Германии. Вопреки ожиданиям сближения после
Мюнхена двух самых влиятельных политических блоков – Англии и
Франции, а также Германии и Италии – не произошло. Не сблизило их
даже подписание Францией и Германией коммюнике 6 декабря 1938 г. А
итальянская пресса начала публикацию материалов, в которых изложила
территориальные претензии своей страны к Франции. Они касались
Туниса, Сомали, Джибути, Савойи и Корсики. Мустафа Чокай уверен, что
Франция, набирающая политический вес, вряд ли пойдет на уступки
Италии (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т.2 1999.С.209-210.).
После ряда просчётов, допущенных во внешней политике,
советская Россия, как отмечает Мустафа Чокай, не может выбрать
взвешенную линию поведения на политическом поле. Намерения Сталина
войти в доверие Польши и с её помощью возобновить попытку сближения
со странами Европы вряд ли будут успешны, пока жива историческая
память поляков. По этой причине продление 26 ноября 1938 г. советскопольского договора, подписанного в 1932 году, следует воспринимать
только как дипломатический шаг (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар.
Т.2 1999.С. 210.).

Резко ухудшились отношения между СССР и Францией. По мнению
Мустафы Чокая, статья в Revue de Paris, озаглавленная «Для чего нужна
русская армия?» выразила позицию самых влиятельных политических
кругов Франции относительно целесообразности продления франкосоветского договора, подписанного 2 мая 1935 г. В условиях, когда
видные военачальники Красной армии объявлены “шпионами”, “врагами
народа” и расстреляны, по мнению автора статьи, союз с Россией не
только не выгоден для Франции, он вреден (Чокай М. Избранное. Алматы:
Кайнар. Т.2 1999. С.210-211.).
Второго февраля 1939 г. советское правительство официально
объявило о разрыве дипломатических отношений между СССР и
Венгрией, назвав причиной разрыва вступление Венгрии в
Антикоминтерновский пакт. Это ещё одно подтверждение единства
большевиков с Коминтерном. По мнению Мустафы Чокая, логичен
вопрос «Но почему же тогда СССР не прерывает отношения с Японией,
Германией и Италией, которые создали Антикоминтерновский пакт и
сплотили под его крышей другие страны?». Мустафа Чокай находит ответ
в материале информационного агентства Havas, опубликованном в газете
МИД Франции Temps от 2 апреля 1939 г.: по замыслу Москвы
показательное “наказание” Венгрии должно послужить уроком для других
балканских стран (Болгарии, Румынии, Чехословакии, Турции), которым
надлежит НЕ вступать в Антикоминтерновский пакт (Чокай М. Избранное.
Алматы: Кайнар. Т.2 1999.С.215.).
О созыве 20 сентября Конгресса азиатских стран, борющихся против
коммунизма, сообщил Комитет Дружбы трех стран: Японии, Италии,
Германии. Конгресс предполагает участие представителей
Японии,
Манчжу Го, Внутренней Монголии, Филиппин, Индии, Бирмы, Франции и
Индокитая (Там же.).
Таким образом, к 1939 году страны не только Европы, но и Азии
испытывают страх перед коммунистической идеологией (в её большевистском варианте) и Россией, оплотом этой идеологии.
Что препятствовало заключению военного соглашения
между СССР, Англией и Францией?

Л.Ф.Соцков пишет: «В августе 1939 г. начались московские
переговоры советской, английской и французской делегаций, которые, как
оказалось, были последним шансом воспрепятствовать планам Германии
развязать Вторую мировую войну. СССР, не имея общей границы с
Германией, мог реально участвовать в коалиции при условии пропуска его
армии через польскую территорию, что позволяло войти в прямое
столкновение с германскими вооружёнными силами. Это, собственно, и
стало камнем преткновения на переговорах» (Секреты польской политики.
1935-1945. Рассекреченные документы службы внешней разведки
Российской Федерации. Составитель Л.Ф.Соцков.- М.: РИПОЛ
КЛАССИК, 2010. С. 4.).
По поводу возможности реального участия СССР в коалиции
Мустафа Чокай отмечает, что возможность проезда из России в Западную
Европу появилась 15 марта 1939 г., когда Чехословакию расчленили на
Чехию, Словакию и Закарпатскую Украину. Чехия и Словакия перешли к
Германии, а с присоединением Закарпатской Украины к Венгрии нашла
своё решение “проблема общих границ”. «Что же скажут теперь те, кто
расценивал прежние границы как препятствие проезду из России в
Западную Европу?» (Чокай М. Избранное. Алматы: Кайнар. Т.2 1999.С.
217..).
Причина резкой деградация отношений между СССР и западными
державами накануне Второй мировой, которую отмечали Мустафа Чокай и
другие прометеевцы, заключалась в двойных стандартах сталинской
политики. Они нашли самое яркое проявление в ходе испанских событий.
В русле политики Единого фронта для участия в военных действиях в
Испанию были стянуты Интернациональные бригады, состоявшие из
антифашистов Франции, Италии, Греции, Австрии, Бельгии, Голландии,
Швейцарии, Америки. Это был последний, наивысший, этап
антифашистской кампании Сталина. Под широко пропагандированным
лозунгом антифашистской борьбы пролетарии всех стран были на деле
объединены для решительного боя с капитализмом, за торжество мировой
революции (Более подробно об испанских событиях и свидетельствах
членов интербригад, сохраненных в архивах МИД Франции, см.: Бахыт
Садыкова. Мустафа Чокай в эмиграции. Алматы: Мектеп. 2009. С. 133137.).

Догадываясь о цели Сталина, европейские политики опасались, что
испанские события могут спровоцировать Вторую мировую войну. К тому
же в случае разгрома Франко Запад оказал бы услугу Народному Фронту.
По всем этим причинам правительства западных стран предпочли не
ввязываться в конфликт, несмотря даже на то, что в выигрыше могут
оказаться Гитлер и Муссолини. Именно испанский вопрос во многом
способствовал ухудшению отношений СССР с Францией и
Великобританией (Deutscher I. Staline. Biographie politique. Traduit de
l’anglais par Jean-Pierre Herbert. Paris : Gallimard. 1953. P.509.).
Другая причина, снизившая кредит доверия западных держав в
отношении России, это сталинские чистки, о которых в 1937-38 гг. писали
западная пресса и La Revue de Prométhée. Критическая оценка, данная
британским исследователем Исааком Дойчером в 1953 г., совпадает с
оценкой прометеевских деятелей. Расстрел видных военачальников
Красной армии, вне зависимости от истинности/ложности предъявленных
им обвинений на фоне царившего в СССР террора свидетельствовал о
том, что сталинская система “трещала по швам”. «Каким может быть дух
нации, если столько известных политиков, высокопоставленных
партийных руководителей, именитых специалистов,
военачальников
оказались шпионами и предателями? Если обвинения в их адрес ложны, то
правительство, предъявившее их, само предстаёт прогнившим до мозга
костей» (Deutscher I. Staline. Biographie politique. Traduit de l’anglais par
Jean-Pierre Herbert. Paris : Gallimard. 1953. P.510.). По этой причине
вывод глав западных стран о значимости СССР как союзника был далеко
не в пользу советского руководства.
Таким образом, причина срыва сталинской инициативы по
формированию антигитлеровской коалиции кроется в сути политики самих
большевиков. Что же касается германо-польских отношений, то их
обострение в 1939 г. и последующий раздел сфер влияния и интересов
Гитлера и Сталина в Польше и Прибалтике остаются чёрным пятном в
истории взаимоотношений нацистской Германии и большевистской
России.
Заключение
1. Анализ политической ситуации в Европе, проведённый Мустафой
Чокаем, свидетельствует о том, что к провалу инициативы СССР по
созданию антигитлеровской коалиции не имеют отношения ни

Польша, ни другие страны. Причина кроется в подоплеке внешней
политики СССР, нацеленной на уничтожение капиталистической
системы. В этом свете испанские события предстают как
неудавшийся опыт мировой революции.
2. Ошибочность в оценке роли «Прометея» ветеранами Лубянки
проистекает из игнорирования или незнания сути научных терминов
«сепаратизм» и «национально-освободительное движение», о чем
обстоятельно было изложено в вышеупомянутой работе «Мустафа
Чокай в эмиграции».
3.

Рассекреченные документы службы внешней разведки Российской
Федерации представляют большой интерес для исследователя как
источниковая база. Не более.
11.09.2012
Использованы следующие статьи Мустафы Чокая:
- «Кеңестік Ресейде» («В советской России»). «Яш Туркестан». № 42,
1933 г.
- «Ұлттар үйымы және кеңес үкіметі» («Лига Наций и советское
правительство»). «Яш Туркестан». № 59, 1934 г.
- «Бүгінгі халықаралық жағдай» («О сегодняшнем международном
положении»). «Яш Туркестан». № 64, 1935 г.
- «Халықаралық өмірден» («О ситуации в мире»). «Яш Туркестан». № 110,
№ 111, 1939 г.
Публицистическая версия статьи опубликована в Деловой Неделе
7.12.2012

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ

6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et
du bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

DESCRIPTION,

ÉVOLUTION

TCHÉTCHÈNE ET DU BATS

ET

COMPARAISON

TYPOLOGIQUE

DE

L’INGOUCHE,

DU

: LANGUES CAUCASIQUES DE LA BRANCHE NAKH

Françoise Guérin
Université Paris-Sorbonne/LACITO-CNRS

Depuis presque vingt ans, je consacre mes recherches aux langues
caucasiques de la famille nakh-daghestanienne et plus précisément à celles de la
branche nakh : ingouche, tchétchène et bats. Ce choix résulte du hasard et d’une
rencontre improbable entre une professeure de français de l’Université de
Grozny et mon propre directeur de recherche le professeur Christos Clairis de
l’Université Paris-Descartes. Cette femme voulait faire une thèse sur le français

et n’avait jamais songé à travailler sur sa langue maternelle qui était l’ingouche.
Par contre, elle accepta avec enthousiasme de servir d’informatrice et c’est ainsi
que j’entrepris de décrire et d’analyser l’ingouche. La recherche linguistique
donne une part importante au travail de terrain : c’est la source première de la
compréhension des faits de langues. En 1997, dès que la situation l’a permis, je
me suis rendue en Ingouchie. J’ai séjourné une semaine à l’unique hôtel de
Nazran, capitale à l’époque de la République autonome d’Ingouchie, en
compagnie du linguiste Stavros Skopeteas et de la fille de mon informatrice Aza
qui nous a ouvert les portes de nombreuses familles ingouches et d’institutions
officielles. L’accueil a été très chaleureux. Les gens rencontrés ont toujours
accepté de répondre à mes questions, ont raconté leurs vies, leurs coutumes,
heureux et fiers de voir que leur langue avait un intérêt aux yeux de scientifiques
occidentaux. Les déplacements dans Nazran se faisaient sous la protection d’un
garde du corps armé, or même lorsque nous étions consignés, pour des raisons
de sécurité, à l’hôtel, le personnel ainsi que les gardes du corps, ont accepté avec
enthousiasme d’être des informateurs zélés. Il y eut des moments forts pendant
ce séjour, notamment lorsque nous sommes allés dans la montagne, zone
interdite, pour que nous y admirions les villages traditionnels des Ingouches faits
de tours à sommet pyramidal qui depuis la conquête du Caucase ont été
abandonnés, ou lorsque nous avons passé une journée à Grozny. Le ministre de
l’agriculture de l’époque Monsieur Mourdalov, que j’avais, auparavant,
rencontré à Paris, était venu nous chercher en Ingouchie et nous a, sous bonne
escorte, amenés en Tchétchénie. Arrivés à Grozny, il nous a conduit à travers les
ruines jusqu’à l’université qui avait été miraculeusement épargnée comme le
montrait l’énorme obus planté dans la cour. J’ai eu l’honneur d’avoir été reçue
par le Recteur de l’époque puis d’avoir pu rencontrer et m’entretenir avec
quelques professeurs dont le célèbre linguiste tchétchène Arbi Vagapov qui a,
plus tard, collaboré avec Johanna Nichols pour élaborer le précieux ouvrage
Chechen -English, English-Chechen Dictionnary paru aux USA en 2004. Ce
séjour trop bref fut très enrichissant, tant du point de vue humain, culturel, que
linguistique.
Cette recherche a trouvé son aboutissement avec la rédaction puis la
soutenance de ma thèse de doctorat intitulée Description de l’ingouche ; parler
du Caucase Centre-Nord que j’ai soutenue en décembre 1999 puis publiée chez
Lincom Europa en 2001. Ce livre de 540 pages propose une première
description synchronique fonctionnelle de l’ingouche. Y est présenté
successivement la phonétique et les systèmes phonologiques, l’inventaire des
classes syntaxiques, l’étude de la syntaxe, celle du lexique et de sa création
(dérivation, composition, figement etc.). L’originalité de ce travail réside dans la
perspective onomasiologique qui y est développée à travers les études de la
spatialisation, de la temporalité et de la comparaison, premier pas dans la
démarche typologique. D’autre part, la dimension linguistique étant façonnée

par la réalité culturelle de la société en question, j'ai souhaité en rendre compte à
travers une approche ethnolinguistique. Cette étude, au-delà donc du travail
strictement linguistique, grâce aux témoignages de mes informateurs sur leur vie
quotidienne, sur leurs coutumes et sur l'organisation de leur société, met l'accent
sur la culture propre à ce groupe humain.
L’obtention de la thèse de doctorat me permit d’accéder aux fonctions de
maître de conférences en linguistique et c’est en 2001 que je fus recrutée à
l’Université Paris-Sorbonne, poste que j’occupe toujours aujourd’hui.
Les événements politiques ne m’ont, malheureusement plus permis, de
retourner dans cette région du Caucase, ce que je regrette vivement. Le retour
dans leurs pays de mes deux informatrices ingouches, lié à des problèmes
personnels, ont rompu le contact, me privant brutalement de toute ressource. Ce
fut, paradoxalement, la guerre en Tchétchénie qui m’a permis de reprendre le fil
de mes recherches, en amenant en France de nombreux réfugiés. C’est donc tout
naturellement vers eux que je me suis tournée. Mon terrain s’est donc déplacé et
si j’ai pu l’établir dans diverses régions de France, je l’ai également étendu à la
Turquie ainsi que l’avaient fait avant moi pour ces mêmes langues les deux
grands linguistes qu’étaient Georges Dumézil et Georges Charachidze pour
travailler avec les descendants tchétchènes de la première diaspora.
Mes multiples recherches sur le tchétchène m’ont permis de présenter un
dossier sérieux afin de présenter ma candidature à l’obtention de l’Habilitation à
Diriger des Recherches (HDR) qui est l’ultime examen universitaire donnant la
possibilité d’accéder aux fonctions de professeur des universités. Ce dossier est
constitué de trois volumes, le premier intitulé Description, évolution et
comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du bats : Langues
caucasiques de la branche nakh (Famille nakh-daghestanienne) est un volume
de synthèse de mes travaux depuis la thèse de doctorat jusqu’à aujourd’hui et de
prospective décrivant les recherches que j’ai entamées et celles que je veux
entreprendre dans un proche avenir, le deuxième volume est un recueil d’articles
contenant dix-huit productions (chapitres d’ouvrage, articles ou
communications) que j’ai choisies parmi tout ce que j’ai publié comme étant les
plus représentatives de mes recherches linguistiques. Enfin le troisième volume
est un ouvrage original, prêt à être publié intitulé Esquisse grammaticale du
tchétchène. J’ai soutenue publiquement, en Sorbonne, mon habilitation le 1er
décembre 2012 à l’Université Paris-Descartes face à un jury présidée par la
directrice de recherche du Sedyl-CNRS Claudine Chamoreau spécialiste de
linguistique descriptive et typologique et des langues amérindiennes, entourée

par Daoud Baisoultanov professeur Académie des sciences de la Tchétchénie
spécialiste de lexicologie tchétchène, Bernard Outtier directeur de recherche
CNRS caucasologue, Salvador Gutierrez professeur Université de Léon
(Espagne), académicien de la Real Academia de España, spécialiste de syntaxe
fonctionnelle, Christos Clairis professeur émérite Université Paris Descartes,
spécialiste de linguistique fonctionnelle et Aziza Boucherit maître de
conférences avec HDR Université Paris Descartes spécialiste de linguistique
générale et des langues chamito-sémitiques.
Pour que l’on ait une vue concrète de mes recherches scientifiques, je vais
résumer quelques uns des articles présentés dans le second volume, les
références seront données à la fin de cet article.
Les relations spatiales
Les langues nakh ont la réputation d’avoir développé un système élaboré de
cas locatifs. Quelques grammaires du tchétchène précisent effectivement qu’il y
aurait eu jusqu’à dix-sept cas locatifs distincts dans cette langue. En synchronie,
le tchétchène ne présente pas une si grande variété. L’ingouche non plus
d’ailleurs. Ces deux langues font appel à de nombreuses postpositions pour
distinguer la direction, le contact ou l’intériorité par exemple. Ces postpositions
résultent de la grammaticalisation de certains noms de parties du corps ou de
termes du relief, et, de ce fait, ne peuvent apparaître sans que le nom qu’elles
localisent soit introduit par le génitif ou par le datif. Cas génitif ou datif +
postposition forme un cas locatif complexe. L’ingouche compte plus de cas
locatifs complexes que le tchétchène ou le bats. L’une des différences les plus
marquantes entre l’ingouche et le tchétchène réside dans la conception de la
superposition de l’entité à localiser et de la surface qui la localise. Ainsi,
l’ingouche n’utilise pas la même postposition selon que l’entité se trouve
localisée sur une surface horizontale ou sur une surface verticale. Ces deux axes
étant perçus par rapport à l’axe du corps du locuteur.
Structure ergative : agent, patient et transitivité
Pour l’analyse et la description des fonctions syntaxiques du tchétchène, le
parti pris était de suivre pas à pas la méthodologie et les principes théoriques de
l’analyse typologique de Gilbert Lazard et de les appliquer pour prouver que
dans cette langue, il est vain de présenter l’agent comme étant obligatoirement
l’actant qui assume la fonction sujet. La démonstration a consisté à prouver que
la majeure partie des propriétés du sujet des langues accusatives est assumée en
tchétchène par l’actant qui assume le rôle de patient et que c’est l’agent qui a,

dans cette langue, le plus d’affinités avec les propriétés objectales des langues
accusatives. Il est donc regrettable que les travaux sur les langues ergatives
calquent automatiquement la syntaxe des langues à structures accusatives et
voient dans l’agent le sujet du prédicat verbal. Pour ne pas faire de l’agent, dans
certaines langues ergatives, un objet, ce qui ne serait pas exact, il faut, pour ce
type de langues, rompre avec la terminologie traditionnelle et désigner le sujet
(patient) sous le nom de prime actant ainsi que l’avait fait Charachidze (1981)
pour l’avar (langue du Daghestan) et désigner l’équivalent de l’objet (agent)
sous le nom de second actant.
Du constat fait que la fonction prime actant est assumée en tchétchène par
le patient, on ne peut concevoir, pour cette langue, de transitivité, d’autant que le
concept de transitivité dans les langues accusatives ne peut être opérant que si
une construction active s’oppose à une construction passive. Or, en tchétchène
comme en ingouche, il n’existe pas d’antipassif à proprement parler qui
s’opposerait à un actif/passif. L’aspect progressif entraîne une rupture
d’ergativité à l’instar d’un antipassif mais ne peut malgré tout être considéré
comme tel puisqu’il peut déterminer tous les verbes : les monovalents comme
les bivalents. Lorsque le progressif détermine le verbe que l’on soit en
tchétchène ou en ingouche, les deux actants d’un verbe bivalents sont non
marqués c’est-à-dire que l’agent et le patient sont marqués syntaxiquement de la
même façon, d’autres critères permettent alors de distinguer le prime actant du
second actant et c’est uniquement dans cette construction que l’agent assume la
fonction prime actant.
Systèmes des TAM : expression de la temporalité future
L’ingouche et le tchétchène sont, en synchronie, des variantes d’une même
langue, toutefois, la dynamique est différente et l’évolution n’a pas toujours pris
les mêmes chemins. Ainsi, s’il a été semble bien établi qu’il y a une unité
temporelle « futur » en ingouche, il est difficile de faire la même analyse pour le
tchétchène malgré ce qu’en disent les grammaires traditionnelles. La recherche
de l’expression de la temporalité future (ultériorité) dans le présent et dans le
passé (conditionnel) et les divers contextes sémantiques dans lequel il apparaît,
m’a permis de mieux comprendre le système des temps, aspects, modes du
tchétchène et de mettre en évidence que cette langue a un système temporel très
pauvre qui oppose un passé à un non passé exprimé par le verbe nu, alors que
ses systèmes aspectuel et surtout modal sont beaucoup plus développés.
L’expression du futur ne peut être conçue que d’un point de vue modal prenant
en compte le degré de certitude que le locuteur pose sur la réalisation du procès

à venir. Ainsi trois unités s’opposent au sein du mode épistémique : « certain »,
« probable » et « hypothétique ». Le tchétchène a montré que quels que soient
les contextes dans lesquels on exprime un procès à venir, le locuteur utilisera
l’une des trois unités citées en fonction de son évaluation du degré de réalisation
du procès à venir.
Phrases complexes : les propositions relatives
En ingouche, l’évolution de la langue fait que les formes du participe relatif
sont aujourd’hui identiques à celles des noms verbaux ou masdars, il est donc de
ce fait très difficile de distinguer, dans cette langue, les propositions relatives
alors qu’il n’en va pas de même en tchétchène. Malgré tout, le manque de
transmission de la langue a obscurci les faits ; cette structure étant difficile à
manier, les jeunes générations tchétchènes la font aussi évoluer. Cette analyse de
la relativation dans les phrases complexes est intéressante d’autant qu’elle
n’avait jamais été traitée auparavant. En tchétchène, la relativation ne peut se
faire qu’à partir du prime actant. La fonction, que ce nom assume dans la
proposition subordonnée, n’est pas exprimée par un pronom relatif comme en
français, mais par un connecteur casuel adjoint au participe. Ce connecteur
marque la fonction de l’antécédent qui est elliptique dans la proposition
subordonnée. L’ordre des termes est pertinent avec l’enchâssement de la
proposition relative dans la principale. C’est cet ordre des termes qui n’est plus
respecté par les semi-locuteurs.

Degrés de figement des unités complexes
Grâce à l’observation et à l’analyse des langues nakh et plus
particulièrement du tchétchène, j’ai montré l’intérêt d’adopter un concept
jusqu’alors non pris en compte par la théorie fonctionnelle, celui de collocation
pour distinguer certaines compositions d’unités. Ainsi, il est fréquent de
considérer, comme le fait par exemple Johanna Nichols (2004), toutes les
associations « verbe+nom » comme des unités complexes (compounds or
phrasal verbs). Si cela est exact pour un grand nombre de complexes, il en
existe certains qui ne fonctionnent toutefois pas de la même façon. S’il est vrai
pour ce petit nombre de « verbe+nom » que d’un point de vue sémantique
l’association du verbe et du nom produit un sens particulier, on s’aperçoit vite
que d’un point de vue syntaxique le figement n’est pas avéré. Ainsi que je l’ai

démontré, le nom peut continuer à être déterminé par les unités qui lui sont
propres. J’ai donc proposé de les considérer comme des collocations et non
comme des unités complexes formées par composition et donc figées aussi bien
syntaxiquement que sémantiquement.
Si la majorité de mes recherches ont été menées en synchronie, il en est
d’autres qui relèvent d’une étude diachronique.
L’aspect progressif
Grâce à une mission de courte durée à Istanbul (Turquie) j’ai pu enquêter,
pour la première fois, auprès de la communauté tchétchène issue de la première
diaspora, c’est-à-dire celle qui était arrivée à la fin du XIXe siècle fuyant les
représailles russes lors de la Conquête du Caucase. De cette enquête de terrain,
j’ai pu démontrer que l’emploi de l’aspect progressif se construisait à cette
époque-là majoritairement selon la structure ergative, ce n’est donc que plus
tardivement qu’apparaît, probablement par un phénomène de réanalyse, une
nouvelle structure sans ergatif variant avec celle à l’ergatif. Actuellement, en
synchronie, cette variation a quasiment disparu au profit de la structure sans
ergatif.
Le contact de langues (Conférence invitée, 2012)
L’étude de l’évolution des langues ne peut ni ignorer ni minorer l’impact
du contact de langues. La prise en compte des facteurs internes et externes sont
nécessaires pour comprendre la raison du changement. C’est d’autant plus
crucial dans une situation de forte diglossie. Effectivement, il est
particulièrement intéressant de s’interroger sur les influences que l’on peut
observer lorsque deux systèmes ou plus sont en présence dans le cadre d’un
contact prolongé et asymétrique avec une langue hégémonique. Les faits
observés pour le tchétchène sont de natures diverses en diachronie relevant selon
les niveaux d’analyse, aussi bien de phénomènes d’alternance que de
mécanismes de transferts tels que emprunts, calques partiels ou complets,
analogies, réanalyses ou encore recatégorisation syntaxiques.
La synthèse des études tant synchroniques que diachroniques portant sur le
tchétchène a abouti la rédaction d’une grammaire du tchétchène qui constitue un
apport majeur à mon domaine de recherches. En effet, cet ouvrage original, prêt
à être publié, est, la première grammaire non écrite en russe. L’Esquisse
grammaticale du tchétchène est conçue de façon structurelle, fonctionnelle et
communicationnelle. La priorité est donnée aux faits linguistiques selon leur

fonction dans la communication, les classes syntaxiques sont dégagées en
fonction de leurs compatibilités et de l’exclusion mutuelle et non basée sur les
parties du discours ou centrée sur l’analyse des formes (déclinaison et
conjugaison). Elle traite de syntaxe et de relations et de fonctions, mais
également de lexicologie et de sémantisme, de morphologie et d’usage des
pratiques langagières. La prise en compte de l’influence et des interférences du
russe sur le tchétchène n’ont pas été oubliées. J’ai donc rédigé une esquisse
grammaticale du tchétchène de près de trois cents pages qui comporte une
introduction suivie de six grands chapitres. La table des matières est reproduite
ci-dessous :

Généralités

XVIII-XIXème siècles

Symboles et abréviations

XXème siècle

I. INTRODUCTION

I.4. La diaspora

I.1. Géographie physique

Première diaspora

Relief

Déportation

Climat

Deuxième diaspora

Hydrographie

I.5. La situation linguistique

I.2. Géographie humaine

Langue vernaculaire

Agriculture

Langue écrite

Elevage

Langue interdite

Economie

Langue étrangère

Population

Les aires dialectales

Toponymes

I.6. Caractéristiques principales du
tchétchène

I.3. Repères historiques
Préhistoire
Antiquité
Moyen Age

Opposition verbo-nominale
Langue ergative
Ordre des termes
Langue flexionnelle

Langue avec un système de genres

LA REFERENCE DU MESSAGE
III. Le nom

DE L’ORAL A L’ECRIT

Noyau syntaxique

II. Phonie et graphie

Le syntagme nominal

II.1. Prosodie

III.1. Les valeurs du nom

L’accent

Référence

La syllabe

Les noms propres

II.2. Phonologie

Les noms communs

Les voyelles

Valeur définie ~ indéfinie

Variantes phonétiques vocaliques

Valeur générique ~ individualisante

Les consonnes

III.2. Genre et sexe

Phonème emprunté

Genre neutre III

Variantes phonétiques

Genre neutre IV

Neutralisation

Genre V

II.3. Structure syllabique

Genre neutre VI

#CCV

Motivation disparue

VCCV

Changement de genre

VCC#

Les noms portaient-ils un préfixe de
genre ?

Place de la voyelle dans la syllabe
II.4. La graphie
Graphème ajouté
Digraphes
Alphabets
Correspondance graphie-phonie

L’homophonie distinguée grâce à
l’opposition de genre
Accord
Le marquage du sexe
III.3. Le nom et le nombre
Noms qui ne s’emploient qu’au
singulier

Pluralia tantum

III.7.2. Les adjectifs

Noms qui changent de forme selon
le nombre

La place de l’adjectif

III.4. Les spécificateurs du nom
III.4.1. Le nombre
Le singulier
Le pluriel
L’unité « pluriel »
III.4.2. Les déterminants
Les déterminants démonstratifs
Les déterminants possessifs
Les déterminants indéfinis

Détermination de l’adjectif
Le cas oblique
L’accord en nombre de l’adjectif
L’accord en genre
Les valeurs de l’adjectif
L’adjectif comparatif
L’adjectif superlatif
Adjectifs relatifs
La formation des adjectifs

Les déterminants interrogatifs

III.8. Morphologie du syntagme
nominal

III.5. Les constructions génitivales

III.8.1. Morphologie du nom

n-gen n

III.8.2. Morphologie
grammaticales

masdar gen n
p genitif n
III.6. Les constructions relatives
p rel n
adj rel n
card rel n
part rel n
III.7. Les satellites du nom
III.7.1. Les numéraux
Les cardinaux
Les ordinaux

des

nom-pluriel
nom-cas
nom-pluriel-génitif
nom-ergatif
nom-pluriel-ergatif
nom-datif
nom- instrumental
nom-locatif
III.9. La formation des noms
III.9.1. Les noms composés

unités

Nom+Nom > Nom

Noyau syntaxique

Nom-gen+Nom > Nom

Le syntagme verbal

Nom Propre+Nom > Nom

Présence
de
syntaxiques

Masdar+Nom > Nom

deux

noyaux

V.1. La valence des verbes

Adjectif+Nom > Nom

Les verbes monovalents

Cardinal+Nom > Nom

Les verbes bivalents

III.9.2. Les noms dérivés

Verbes trivalents

Nom+suffixe >Nom

V.2. Structure de la phrase verbale

Adjectif + suffixe > Nom

Le verbe nucléaire

Masdar + suffixe > Nom

Le verbe connectif

Infinitif + suffixe > Nom

V.3. L’aspect lexical
L’aspect itératif

LES SUBSTITUTS DU NOM

V.4. Les collocations verbales

IV. Les pronoms

V.5. Les spécificateurs du verbe

IV.1. Les personnels

Valeurs du verbe nu

Genre et sexe

V.5.1. Le temps

Personnes emphatiques

L’unité passé

Un spécificateur des personnels

V.5.2. L’aspect

IV.2. Les démonstratifs

L’aspect accompli

IV.3. Les possessifs

L’aspect récent

IV.4. Les pronoms indéfinis

L’aspect progressif

IV.5. Les pronoms quantitatifs

V.5.3. Les modes

IV.6. Les pronoms interrogatifs
L’ORGANISATION
MESSAGE
V. Les verbes

DU

Le mode épistémique
Le mode volitif
Le mode injonctif

V.6. Les satellites du verbe

VII.1. Les connecteurs

Les adverbes

VII.1.1. Les fonctionnels

Les adverbes de circonstances

Le génitif

Les adverbes modalisateurs

L’ergatif

La négation

Le datif

La formation des adverbes

L’instrumental

V.7. Morphologie dans le syntagme
verbal

L’allatif

L’accord en genre
L’accord en nombre
Valence et aspect lexical
V. 8. La formation des verbes
La composition
ENTRE VERBE ET NOM
VI. Les dérivés verbaux
VI.1. Les participes
Participes passés
Participes conditionnels
Participes relatifs
VI.2. L’infinitif
VI.3. Le gérondif
VI.4. Le nom déverbal ou masdar
Formation des masdars

Le comparatif
Le locatif
L’ablatif
Le directionnel
Le perlatif
Le cas final
Les fonctionnels composés
VII.1.2. Les subordonnants
Subordonnants « que »
Subordonnants à valeur temporelle
Subordonnants à valeur spatiale
Subordonnant à valeur de but
Subordonnant concessif
VII.1.3. Les coordonnants
L’additif
L’adversatif
Le successif

RELATIONS SYNTAXIQUES
VII. La syntaxe des phrases

L’exclusif

Le sélectif

La fonction second actant

La cause

La fonction tiers actant

VII.2. La phrase simple

La fonction attribut

Types de noyaux syntaxiques

VII.4.2. Entre fonction actancielle et
fonction circonstancielle

La thématisation
La juxtaposition
L’apposition
La coordination
Discours direct
Discours indirect
VII.3. Les rôles sémantiques
L’agent

La fonction locale
VII.4.3. La fonction circonstancielle
VII.5. L’orientation du verbe
VII.5.1. La diathèse grammaticale
VII.5.2. Les diathèses lexicales
La diathèse progressive avec д.ита
[ditə] « laisser »

Le patient

La diathèse progressive avec д.ан
[dɛ̃] « faire »

La force

VII.6. La phrase complexe

L’expérient

La fonction prime actant

VII.4. Les fonctions syntaxiques

La fonction attribut

VII.4. 1. Les fonctions actancielles

La fonction circonstancielle

La fonction prime actant

Annexes
Références bibliographiques

L’Esquisse grammaticale, je l’espère, apportera un éclairage nouveau sur la
structure de cette langue et permettra un dialogue avec d’autres chercheurs,
notamment avec Johanna Nichols qui a publié une très importante grammaire de
l’ingouche.
La documentation des langues se doit de répondre à la fois aux besoins de
connaissance des linguistes mais également aux besoins des locuteurs, c’est
pourquoi il est primordial de proposer des outils qui serviront concrètement, de
manière durable, quel que soit le but de la société, les monographies de type
grammaire et dictionnaire répondent précisément à ces attentes. C’est dans cet

esprit également, que j’ai entrepris en parallèle à l’élaboration de ma grammaire
la rédaction d’un dictionnaire tchétchène-français. C’est un travail qui a débuté
par la collecte des données et qui se poursuit, dans sa phase d’élaboration, en
collaboration étroite avec les locuteurs de la langue, par la recherche des unités
polysémiques, par le souci de trouver la meilleure traduction et par l’illustration
des lexies en contexte dans des phrases entières. Je souhaite de plus qu’au
travers de cet ouvrage se dessine la culture, les rituels sociaux et les valeurs
morales spécifiques à cette communauté grâce aux explications rendant compte
des figements idiomatiques et des proverbes ceci ne pourra se faire qu’avec
l’aide du professeur Daoud Baisoultanov et de l’apport de son remarquable
dictionnaire sur la phraséologie tchétchène-russe-français.
Mais ces recherches doivent aussi être au service de l’intérêt des locuteurs
au regard de leur culture et de leur histoire. C’est de ce point de vue, qu’a été
rédigé en collaboration étroite avec Kissa Gatsaeva un ouvrage retraçant le
mouvement de résistance appelé « abrek » dans tout le Caucase, à travers la vie
et les hauts faits de son ancêtre, le héros national tchétchène Zelimkhan devient
un rebelle en entrant en résistance au début du XXème siècle contre les
oppresseurs russes après la Conquête du Caucase par l’Empire Russe. Ce livre
est important pour la communauté tchétchène toute entière puisqu’outre la partie
historique et la partie bibliographique, une nouvelle relatant un fait marquant de
l’action de Zelimkhan, écrite en tchétchène par le père de Kissa Gatsaeva, y est
présentée dans son texte original que nous avons ensuite fait suivre d’une
traduction en russe et d’une autre en français. Le livre achevé, est sous presse
chez l’Harmattan.
Si depuis de nombreuses années l’analyse et la description de l’ingouche et
du tchétchène sont au cœur de mes recherches, il me reste à entamer celle de la
langue bats. Cette communauté très tôt isolée des communautés ingouche et
tchétchène a vécu en contact prolongé et intense avec une communauté
montagnarde parlant le vieux géorgien. De ce contexte particulier, il en a résulté
que par rapport à ces langues sœurs, le bats a conservé des traits archaïques
notamment en phonologie tout en empruntant et en adaptant en syntaxe des traits
novateurs qui la rapproche du géorgien. Cette évolution singulière en a fait une
langue très différente des deux autres, empêchant toute intercompréhension.
S’intéresser à cette langue en grand danger d’extinction s’impose tant du point
de vue de la documentation des langues menacées que dans une perspective
descriptive, comparative et typologique. Je fais de cette tâche l’une de mes
priorités.

Enfin, le corpus réuni au cours de ces années d’étude de l’ingouche et du
tchétchène mérite d’être mis en valeur et rendu accessible au public intéressé.
Mon appartenance au laboratoire de recherches du CNRS le LACITO (Langues
et civilisations à tradition orale) est de ce point de vue un atout majeur, ce
laboratoire étant pionnier dans le domaine de l’archivage de données
linguistiques sonores accessibles en ligne. La mise en ligne de corpus oraux
segmentés et synchronisés sera un apport important à la linguistique des langues
du Caucase.
Je voudrai conclure en rendant hommage au dévouement, à la générosité et
à l’amitié que m’ont témoigné tous les Ingouches, tous les Tchétchènes et tous
les Turcs d’origine tchétchène que j’ai rencontrés. Je tiens à leur exprimer ici
toute ma profonde gratitude. Je les ai tous sollicités sans relâche, épuisés par
mes incessantes questions auxquelles ils ont toujours patiemment répondu, me
donnant de leur temps et de leur énergie sans compter. Ils ont ainsi, tous,
contribué par leur amour de leur langue et de leur culture à rendre possible mes
travaux. Je leur dois tellement que mes remerciements ne seront jamais
suffisants.

Références bibliographiques
2001, Guérin, Françoise, Description de l'ingouche : parler du Centre-Nord du
Caucase -- Munich : Lincom-Europa, Lincom Studies in Caucasian Linguistics
15, 540 p.
2009, Guérin, Françoise, -- L'expression spatiale en ingouche -- In : Dilbilim,
2007, XVIII (2) : 41-56.
2010, Guérin, Françoise, -- Relativisation en tchétchène -- In : Typologie et
comparatisme : hommages offerts à Alain Lemaréchal / I. Choi-Jonin, M.
Duval, O. Soutet (eds) -- Leuven-Paris-Walpole, MA : Peeters : 195-209.
2010, Guérin, Françoise, -- Dynamique syntaxique en tchétchène -- In : Bulletin
de la Société de Linguistique de Paris, 105/1 : 247-263.
2010, Guérin, Françoise, -- Quelle place pour la collocation ? -- In : Actes du
XXXIIe Colloque international de Linguistique fonctionnelle -- Fernelmont
(Belgique) : EME, 215-218

2011, Guérin, Françoise, -- La définition des actants en tchétchène -- In : Faits
de Langues, 38 "Du persan à la typologie. L'apport de Gilbert Lazard" : 147172.
2012, Guérin, Françoise, -- The evolution of Chechen in asymmetric contact
with Russian -- Pour : Colloque "Language Empires in Comparative
Perspective" -- University of Bremen (Allemagne), 3-7 mars 2012.
2012, Guérin, Françoise, -- Le conditionnel existe-t-il en tchétchène ? -- In :
Faits de Langue, 40, "Ultériorité dans le passé : le conditionnel", 173-180.
À paraître, Gatsaeva-Chapaeva, Kissa, Guérin, Françoise, Abrek Zelimkhan,
Héros tchétchène suivi de L’attaque de Kizlyar (Version trilingue de la nouvelle
de Saïd- Akhmed Gatsaev), L’Harmattan, 120 p.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы

Françoise GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии,
профессора МКК Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10

15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

ОТЗЫВ
доктора филологии, профессора МКК (г.Опень, Бельгия), официального
представителя Академии наук Чеченской республики в странах
Европейского сообщества и США – Д.Б.Байсултанова
на работу Françoise GUERIN «Esquisse grammaticale du tchétchène»,
«Descripition, evolution et comparaison typolocique de l´ingouche, du
tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestaninne): Volumes 1, 2» - maître de conférences en linguistiqes et
phonétique générales et appliquées à I´ISHA-Université Paris-Sorbonne.
Актуальность темы исследования.
При рецезировании исследований
«Esquisse grammaticale du
tchétchène», и «Descripition, evolution et comparaison typolocique de l
´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestaninne)» в двух томах лингвиста Франсуазы Гёрин мы старались по
мере наших возможностей и знаний определить их место, соответствие и
научную значимость в современном нахском языкознании. Данный труд
(три части), по-нашему мнению, является серьезным успехом не только
самого автора, но и в целом кавказского языкознания. Благодаря
глубокому исследованию Франсуазы Гёрин, мы имеем возможность
впервые (!) детально ознакомить европейского читателя чеченского,
ингушского и бацбийского (нахских) языков на основе их грамматического
и сравнительно-типологического описания. Об этом свидетельствуют и
многолетние обширные работы уважаемого автора по нахскому
языкознанию: монографии, научные статьи, опубликованные в журналах,
материалы выступлений на научных форумах, диспутах, “круглых столах”
в разных университетах, институтах городов мира и престижных научных
изданиях (Université Sorbonne-Paris, Université René Descartes-Paris,
Université d´Evora, Université of Bremen и т.д. : в Париже, Виллежив
(Франция), Лёвене (Бельгия), Дуано (Италия) Бремене (Германия) и

многих других. Основные результаты работы опубликованы в открытой
печати в ведущих научных изданиях (Volume 1. -197 сс; Volume 2.- более
400 стр.). Выбор темы монографии «Esquisse grammaticale du tchétchène», и
её практической части - «Descripition, evolution et comparaison typolocique
de l´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille
nakh-daghestaninne)» - прежде всего, был, как нам кажется, обусловлен
теоретически не исследованностью грамматики нахских языков с точки
зрении с научных требований и достижений индоевропеистики. При этом
Франсуазой Гёрин собран эмпирический материал по стилистическому
использованию в литературном языке и речи, картотека которого содержит
тысячи примеров письменной и устной речи нахских языков, что
позволяет автору не разделять отдельные высказывания наховедов по
некоторым вопросам фонологии и морфемике этих языков.
Цель работы.
В исследовании Ф.Гёрин впервые предпринимается попытка
анализировать грамматику нахских языков с целью:
1) на основе анализа научной литературы по определить её
современное состояние и исторические и этногенетические
перспективы развития;
2) наметить некоторые критерии исследования словообразования
частей речи как объекта лексикографии чеченского языка;
3) выявить основные лексико-семантические признаки частей речи с
точки
зрения
сферы
их
функционально-стилистического
употребления и их состава в языке (43-135);
4) дать общую характеристику стилистических ресурсов частей речи
чеченского языка и их образования в языке (43-135);
5) представить свою точку зрения по проблеме о структуре и
семантике глаголов, глагольных сочетаний и предложений в разных
параметрах морфемного, морфологического и стилистического
анализа (стр. 137-200);
6) определить в той и иной степени объем и частотность
употребления в речи разных глаголов в литературном языке в рамках
их функционально-стилистической дифференциации (стр.203-215)
7) установить соотношение функционально-стилевой закреплённость
частей
речи
и
эмоционально-экспрессивной
окраски
(функциональных
и
экспрессивных
средств)
на
базе
взаимообусловленности, взаимовлияния и перемещения данных
единиц из одного стиля в другой;
8) охарактеризовать употребление частей речи с точки зрения их
ситуативных и тематических значений (стр.45-215);
9) основные синтаксические особенности употребления простых и
сложных предложений: сходства и различия и т.п.

В «Descripition, evolution et comparaison typolocique de l´ingouche, du
tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakh-daghestaninne)»
описаны сбор полевых материалов для диссертационной работы,
посвящённой грамматическому строю и её описанию ингушского языка, а
также представлен большой материал по истории, грамматике чеченского
и бацбийского языков.
Научная новизна исследования Франсуазы Гёрин заключается в
том, что в ней впервые подвергаются научному анализу части речи
нахских языков в совокупности с точки зрения их экспрессивностилистических и лексико-семантических свойств на основе сравнительносопоставительного метода. В целом в
трудах автора «Esquisse
grammaticale du tchétchène»и «Descripition, evolution et comparaison
typolocique de l´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh
(famille nakh-daghestaninne)» используется картотека, состоящаяся из
около 9 тыс. (!) словосочетаний и предложений чеченского языка,
имеющие типологическое значение, собранный исследователем в течение
10 лет путем выборки и анализа письменной речи.
Многие свои теоретические высказывания и выводы Франсуазеь Гёрин
удалось проверить на основе устной речи языковых полевых материалов,
собранных ею во время своих неоднократных поездок в Чечении
(Грозный), Ингушетии (Назрань) и путём встреч и общения с
представителями вайнахских диаспор и т.п.
Содержание работы.
В работе Франсуазы Гёрин рассмотрены в сравнительнотипологическом аспекте наиболее важные и общие вопросы грамматики и
особое внимание при этом уделено определению грамматической
сущности, статуса описания, произношения, эволюции и и типологии
фонематического и структурно-лексического строя нахских языков.
Композиционно монография Франсуазы Гёрин «Esquisse grammaticale
du tchétchène» состоит из введения (о географических и исторических
сведениях чеченского народа (11-27), 7 глав фонетики, морфологии и
синтаксиса), в которых излагаются лингвистические особенности устной и
письменной речи нахских народов (стр 11-279), склонения,
существительных, местоимений, прилагательных, числительных, масдар,
причастий и деепричастий, а также спряжения глаголов (стр.279-300),
тестов (стр.301-304) и библиографии (стр.305-307). А другая «Descripition, evolution et comparaison typolocique de l´ingouche, du
tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakh-daghestaninne)»

- составляет историческо-синтетический аспект всех нахских языков –
чеченского, ингушского и бацбийского. Разделы грамматики нахских
языков, которые нам автор представил, включают целый спектр вопросов
орфографии и орфоэпии данных языков: одни разделы касаются
теоретической части фонетики и фонологии наских языков (история
изучения вопроса, его современное состояние, актуальность исследования
проблемы, критерии определения гласных и согласных звуков в
чеченском, ингушском и бацбийском языках и т.д.), другие –
исследованию морфологических и синтаксических их особенностей. При
тщательном сравнительно-типологическом анализе грамматики нахских
языков Франсуазой Гёрин, проверя её с теоретическими и практическими
достижениями в современном наховедении поражаешься точности и
меткости автора, для которого нахский язык далеко не является
материнским. Следует отметить, что 1-я работа - «Esquisse grammaticale du
tchétchène» очень объёмна и состоит из обширных семи глав,
составляющих более 280 вопросов (!) и 307 страниц, а 2-я - «Descripition,
evolution et comparaison typolocique de l´ingouche, du tchétchène et du bats
langues de la branche nakh (famille nakh-daghestaninne)» - тоже из введения
(5-7) и 2-х частей (1-я часть – стр.9-129; 2-я ч. -129-181), заключения (181)
и библиография (183-197). В каждой главе содержится необходимые
ссылки на лингвистические и исторические исследования специалистовнаховедов, с высоким профессионализмом представлен научный анализ их
работ и на практической плоскости автором использована документальноцелевая основа с паспортизацией источников из устной и письменной
речи, т.е. система предложений, нацеленная на выработку навыков и
умений диалогической речи нахских языков.

Теоретическая
и
практическая
значимость
исследования
Франсуазы Гёрин состоит в том, что в результате исследования
экспрессивно-лексических, стилистических и синтаксических свойств и
сфер употребления частей речи нахских языков выявляется целый ряд
закономерностей их использования в письменной и устной речи, а также
более обозримо очерчивается сама природа их грамматического строя.
Полученные результаты научного анализа исследования Франсуаы Гёрин
могут быть использованы не только в нахском языкознании, они также в
достаточной степени могут оказаться значимыми в сравнительносопоставительном аспекте изучении грамматик
всех иберийскокавказских языков. На наш взгляд, выводы, содержащиеся в работе,
окажут положительное влияние на составление двуязычных лексических
словарей, помогут в разработках общих и частных теоретических вопросов
и чётче определят некоторые категории и критерии стилистики фонетики,
морфологии и синтаксиса нахского языкознания.
Апробация работы.
Содержание монографии Фансуазы Гёрин отражено в 44 научных
публикациях (Volume 2) и являются актуальными в системе изучения
аффиксальных и неаффиксальных средств и методов нахского
словобразования и словопроизводства и получили признание и одобрение
у ведущих учёных кавказоведении.
Заключение (conclusion).
Результаты
проведенного
исследования
имеют
несомненную
теоретическую и практическую значимость: могут быть использованы как в
курсах лекций по сопоставительной грамматике и лингвистической
типологии, так и в переводческой практике и представляют собою вполне
самостоятельные ценные исследования.
Грамматическое исследование нахских языков потребовало от
Франсуазы Гёрин огромного труда, глубокой концентрации, большой
работоспособности и особой любви к указанным языкам. Бесспорно, это
большой шаг в развитии отечественного и европейского нахского
языкознания в XX-XXI вв. Названный труд также является серьезным
профессиональным вкладом в современном изучении нахских языков и
может использован в научном мире – особенно для студентов факультетов
иностранных языков, специалистов русистики и кавказоведения,
студентов-чеченцев, обучающихся в учебных заведениях Франкофонии,
для всех читателей нахско-французского двуязычия (в том числе и как
лекционный материал учебного пособия на гуманитарных факультетах
ИГУ и ЧГУ).

Как носитель чеченского языка и эксперт по нахским языкам, а также
владеющим на профессиональном уровне русским и, в пределах общения французским языками, могу со всей ответственностью заверить, что автор
демонстрирует
глубокие
знания
структурно-семантических
и
стилистических особенностей чеченского, ингушского, русского языков на
уровне современных требований наховедения. И мы, чеченцы, ингуши и
бацбийцы, должны быть благодарны Фансуазе Гёрин за этот титанический
труд, который после публикации вызовет несомненный интерес как у
лингвистов кавказских, так и романо-германских языков.
По новизне и актуальности в наховедении (в целом
каказоведения) монография автора - «Esquisse grammaticale du
tchétchène» с приложением опубликованных работ (Volumes 1, 2) «Descripition, evolution et comparaison typolocique de l´ingouche, du
tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestaninne)» - заслуживают самой высокой научной оценки,
широкой публикации и может быть рекомендованы для издания.
Д.Б.Байсултанов.

RAPPORT SUR LES TRAVAUX DE MADAME FRANÇOISE GUÉRIN EN VUE D’UNE
AUTORISATION DE SOUTENIR UNE HABILITATION À DIRIGER DES RECHERCHES

par
Daoud B. BAISOULTANOV, Docteur en philologie, Professeur de
linguistique, lexicologue, spécialiste du tchétchène, Représentant officiel de
l’Académie des sciences de la Tchétchénie pour l’Europe et les Etats-Unis.
Remarques générales
Lors de l’examen du premier volume « Description, évolution et
comparaison typologique de l´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la
branche nakh (famille nakh-daghestanienne) » et de la monographie « Esquisse
grammaticale du tchétchène » présentés par la linguiste Françoise Guérin, nous
avons essayé de déterminer, au mieux de nos compétences et de nos
connaissances, la place, la pertinence et l’importance de son travail au sein de la
linguistique des langues nakh modernes. Ce travail (en trois volumes) est, à

notre avis, un grand succès non seulement pour son auteur mais aussi pour toute
la linguistique caucasienne.
Merci à Françoise Guérin pour son étude en profondeur, nous sommes
ainsi pour la première fois ( !) on est en mesure de faire connaître aux lecteurs
européens ce que sont vraiment les langues ingouche, tchétchène et bats sur la
base de leur description grammaticale et typologique. Ceci est confirmé par les
nombreuses années de travail intensif que cette linguiste a consacré aux langues
nakh : monographies, articles publiés dans des revues de niveau international,
des présentations à des réunions scientifiques, des débats, des «tables rondes»
dans diverses universités de villes prestigieuses de la littérature scientifique
mondiale : Université Sorbonne-Paris, Université René Descartes-Paris,
Université d´Evora, Université de Bremen, Université d’Istanbul etc.
Ses principaux résultats sont publiés dans la presse dans des revues
scientifiques comme le montre le volume de recueil d’articles.
Le choix des thèmes des monographies « Esquisse grammaticale du
tchétchène » et « Description, évolution et comparaison typologique de l
´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestanienne) » montre bien, selon nous, que ce n’est pas un travail purement
théorique répondant aux exigences de la grammaire traditionnelle
indoeuropéenne. Effectivement, Françoise Guérin a recueilli des données
empiriques sur l’utilisation stylistique tant du langage oral que de la langue
littéraire et ces travaux contiennent un millier d’exemples de ce que produisent
réellement à l’oral comme à l’écrit les locuteurs des langues nakh, ce qui permet
à l’auteur de ne pas partager les déclarations individuelles de certains membres
des communautés nakh sur des questions phonologiques et morphologiques.
Les objectifs de son travail
A partir de « Esquisse grammaticale du tchétchène », on obtient une étude
approfondie sur une langue du groupe nakh :
1) basée sur l’analyse des travaux scientifiques des linguistes qui se sont
intéressés à l’ethno génétique et à la diachronie.
2) Montrant le comportement syntaxique des unités, elle dégage les
parties du discours et présente la lexicographie dérivationnelle de la
langue tchétchène

3) En menant une analyse lexicale et sémantique ainsi qu’en étudiant
l’étendue des usages fonctionnels et stylistiques des parties du discours (p.
43-135)
4) En donnant une description générale des ressources syntaxiques et
stylistiques des parties du discours de la langue tchétchène utile à
l’enseignement de cette langue (p. 43-135)
5) En soumettant les problèmes concernant les verbes du point de vue de
leur structure morphologique, de leur sémantisme et de leur
comportement syntaxique (p. 137-200)
6) En identifiant le nombre, la fréquence d’utilisation et de différenciation
stylistique de certains verbes dans le discours (p. 203-215)
7) En mettant en corrélation la syntaxe des parties du discours et leur
sémantisme, leur expressivité, leur couleur émotionnelle en montrant leurs
interdépendances et interactions
8) En décrivant l’utilisation des parties du discours en termes de valeur
situationnelle et thématique (p. 45-215)
9) En analysant les fonctions syntaxiques à l’intérieur des phrases simples
et complexes et en y cherchant les ressemblances et les différences
Dans son volume de synthèse intitulé « Description, évolution et
comparaison typologique de l´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la
branche nakh (famille nakh-daghestanienne) », elle décrit le travail de terrain
avec la collecte des données mené lors de la préparation de sa thèse de doctorat
sur la description de l’ingouche et de sa grammaire. Dans ce volume est
également présenté une grande quantité de documents sur l’histoire, la
grammaire des langues tchétchène et bats.
La nouveauté scientifique de la recherche de Françoise Guérin est que
son travail est la première analyse scientifique à être aussi complète et à porter
sur l’ensemble des langues orales nakh en fonction de leurs propriétés
morphosyntaxiques, lexico-sémantiques et stylistiques sur la base de la méthode
comparative et typologique.
D’un point de vue global, « Esquisse grammaticale du tchétchène » et
« Description, évolution et comparaison typologique de l´ingouche, du
tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestanienne) » forment un recueil d’environ 9 mille ( !) expressions ou

phrases tchétchènes, à valeur typologique, collectées pendant plus de 10 ans par
ce chercheur et qui donnent une excellente représentativité de la langue et de
l’orthographe tchétchène.
Toutes les données ont été vérifiées auprès des locuteurs nakh soit
directement à Nazran (Ingouchie) ou à Grozny (Tchétchénie) mais surtout
auprès des représentants de la diaspora tchétchènes en France et en Turquie ce
qui lui a ainsi permis d’apporter de nouvelles conclusions.
Le contenu du travail
Dans sa recherche, Françoise Guérin a abordé les questions typologiques
les plus importantes et les plus fréquentes de la grammaire et a porté une
attention particulière à la définition de la nature grammaticale mais également
au statut, à la description, à la prononciation, à l’évolution, à la typologie des
phonèmes et du lexique et de tout ce qui structure les langues nakh.
De composition monographique, le travail de Françoise Guérin « Esquisse
grammaticale du tchétchène » comprend une introduction (données
géographiques et historiques concernant le peuple tchétchène) (11-27) suivi de 7
chapitres portant sur la phonologie, la morphologie et la syntaxe qui énoncent
les caractéristiques linguistiques de la langue orale et écrite de ce peuple nakh
(11-279) avec par exemple les déclinaisons, l’étude des nom, des pronoms, des
adjectifs, des cardinaux, des verbes et de leur conjugaison (279-300), des
masdars, des participes etc., la segmentation du début d’un texte littéraire avec
sa glose mot à mot et sa traduction littéraire (301-304) enfin les références
bibliographiques (305-307).
L’autre volume « Description, évolution et comparaison typologique de l
´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestanienne) » montre plus l’aspect historique et présente de façon plus
synthétique chacune des langues nakh : tchétchène, ingouche et bats. L’auteur y
présente un large éventail de questions portant sur la grammaire mais également
sur les différentes réformes orthographiques, ainsi que la perspective évolutive
de ces langues d’un point de vue phonologique, lexical et syntaxique. Ainsi
certains articles traitent, en intégrant et en discutant le point de vue des autres
linguistes, des problèmes de l’évolution de la prononciation de certains sons, des
critères de distinctions des consonnes et des voyelles des trois langues nakh.
Enfin d’autres articles traitent de problèmes spécifiques de morphologie et de
syntaxe.

Par son analyse grammaticale et typologique, en respectant les théories et
les méthodes modernes, on est frappé par la justesse d’analyse et la précision
avec laquelle l’ensemble est mené alors que les langues nakh sont si éloignées
de la langue maternelle de Françoise Guérin.
Il convient de noter que « Esquisse grammaticale du tchétchène » balaye
toute la langue avec 7 importants chapitres qui représentent 280 questions
traitées et 307 pages.
L’autre volume « Description, évolution et comparaison typologique de l
´ingouche, du tchétchène et du bats langues de la branche nakh (famille nakhdaghestanienne) » a également une introduction (5-7), deux grandes parties
(partie 1 de 9-129 et partie 2 de 129-181) une conclusion (181) et une
bibliographie (183-197). Chaque chapitre contient les références nécessaires aux
linguistes et aux spécialistes de la recherche historique des langues nakh, des
commentaires, des analyses d'experts scientifiques sont présentés sur un plan
pratique, l'auteur a utilisé une base documentaire ad-hoc et les sources de la
langue orale et écrite sont certifiées, des propositions de systèmes sont établis
pour permettre de mieux comprendre la structure de ces langues et visent à
développer les compétences orales et écrites en langues nakh.
Importance théorique et pratique de l’étude
Françoise Guérin par ses recherches dans des domaines variés (lexique,
syntaxe, morphologie) présentées selon des registres différents de la pratique
orale des langues nakh offre un bon panorama de l’emploi de la langue orale et
écrite, de sa grammaire et de sa structure.
Les résultats obtenus par l’analyse scientifique de Françoise Guérin
peuvent être bien sûr directement utilisés par la linguistique nakh mais aussi par
la linguistique ibéro-caucasienne et de façon plus large encore également par les
typologues et les comparatistes.
A notre avis, les conclusions de ses travaux auront un impact positif sur la
préparation des dictionnaires bilingues, aideront à la résolution de questions
théoriques génériques ou spécifiques et contribueront à développer l’intérêt de
continuer à creuser certaines questions lexicales, phonétiques morphologiques et
syntaxiques à propos des langues nakh.
Recueil des publications

Outre la monographie, Françoise Guérin offre 44 articles scientifiques
publiés (volume 2). Ces articles sont pertinents et participent par exemple à
l’étude du système lexical de dérivation et de composition allant dans le même
sens que les études réalisées et approuvées par les plus grands scientifiques des
études caucasiennes.
En conclusion
Les résultats de l’étude ont une importance théorique et pratique très
nette. Ils peuvent faire l’objet de séries de conférences ou de séminaires ayant
pour thème les recherches typologiques et la grammaire comparée. Ils peuvent
être également utiles pour la pratique de la traduction et bien sûr avant tout
représentent un savoir structurel, fonctionnel fondamental pour l’apprentissage
et la connaissance du tchétchène ou des autres langues nakh.
Les différentes études grammaticales portant sur les langues nakh
réalisées par Françoise Guérin reflètent un excellent travail, une concentration
profonde, une grande performance et un grand amour pour les langues en
question.
Sans aucun doute, son travail marque une étape importante dans le
développement de la linguistique nakh et européenne des 20 et 21ème siècles.
Cette contribution professionnelle et sérieuse à l’étude des langues nakh
modernes peut être utilisée par le personnel académique tout comme par les
étudiants de toute nationalité spécialistes des langues nakh modernes mais
également par les étudiants tchétchénophones inscrits dans des établissements
francophones et enfin par tous les locuteurs bilingues tchétchène-français où
qu’ils se trouvent dans le monde.
En tant que professeur diplômé spécialiste du tchétchène, expert des
langues nakh, ainsi que du russe, ayant des compétences en français, je puis
assurer que l’auteur Françoise Guérin démontre une connaissance approfondie
des particularités sémantiques syntaxiques et structurelles des langues nakh ainsi
que des publications écrites en russes parues sur le sujet.
Nous les Tchétchènes, les Ingouches et les Bats devrions être
reconnaissants à Françoise Guérin pour cet énorme projet qui entraînera par sa
publication un grand intérêt chez tous les linguistes s’intéressant aux langues du
Caucase et à la linguistique en général.

La monographie, pertinente et actuelle bien représentative de la réalité
linguistique des langues nakh ainsi que le volume de synthèse doublé du volume
contenant un échantillonnage des publications méritent la plus grande évaluation
scientifique et peuvent être recommandés pour la publication.

Д.Б.Байсултанов.
D. B. Baisoultanov

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10

16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Накшбандийский тарикат.
Джамаладин Казикумыхский.

Хотя учение о тарикате не составляет явления, исключительно
принадлежащего жизни кавказских горцев, а обще всему мусульманскому
миру, тем не менее, уяснения как этого, так и других религиозных учений
ислама, в сильной степени влиявших на жизнь горцев, обуславливающих
их быт и отношения к русским, - должно лежать в целя настоящего
«сборника». Предлагаемое в переводе с арабского на русский язык, с
некоторыми сокращениями, наставления о тарикате принадлежит
известному в Дагестане тарикатскому шейху Джамалэддину, имя которого
пользовалось значительною известностью и у нас, в течении долгого
времени борьбы нашей с так называемым мюридизмом. Но, не смотря на
такую известность у нас имени Джамалэддина, - как тогда, так и теперь,
еще мало знакомы с сущностью проповеданного им в Дагестане учения.
Это учение почти всегда принималось за непосредственную проповедь о
газавате, или войне с неверными, - и тарикатские мюриды, или ученики,
смешивались с шамилевскими мюридами, тогда как в сущности учения о
тарикате в задаче своей чуждо политических целей и направленно
собственно к возвышению чисто религиозного духа своих последователей.
Но такое смешение, тем не менее, было делом весьма естественным, при
знакомстве с предметом только по внешним, видимым признакам его, так
как газават, или по крайней мере, стремление к нему, - представляется,
повсюду, в среде кавказских мусульман, почти постоянным спутником
тариката, будучи неизбежным последствием мусульманского религиозного
чувства.
Предлагаемый трактат представляет исследование тарикатского
учения в его, так сказать, теоретической чистоте. На практике же, у

здешних мусульман, он является почти всегда с более или менее
заметными примесями политического оттенка. Пример этого читатель
видел между прочим, в предшествовавшей статье г.Ипполитова о зикре.
Дословный перевод рукописи Джамалэддина, поставленной в
редакцию «сборника» сыном его Абдурахманом, а ровно и перевод, с
арабского же, предисловия самим Абдурахманом, - сделан, по
предложению редакции, г. Абдуллою Омаровым, причем главным образом
имелось в виду сохранить буквальный смысл почти каждой фразы
подлинного сочинения Джамалэддина.

Предисловие к рукописному сочинению Джамалэддина о тарикате.
Родитель мой, сеид Джамалэддин-Гусейн, было родом из
Казикумуха. В первой своей молодости он служил при бывшем
казикумухском хане, Аслан-хане, в качестве письмоводителя. Хан любил
его, и за усердную службу его и преданность пожаловал ему три деревни в
Кюринском ханстве, под общим именем Астал, и жители этих деревень
платили дань моему отцу. Будучи в таком положении, отец мой вдруг
очнулся от светского забытья, - и обратился к Богу с полным раскаянием в
своих грехах, в которых от провел прошлую жизнь, будучи в услужении у
Алан-хана. Ибо, кто проводит время в сообществе тиранов, у того большая
часть жизни проходит в согрешениях, кроме охраняемых милостью
Божией. Поэтому сначала он посетил бывшего тогда учителя тариката
накшубандийского, шейха Магомед-Эфенди Кюринского, из села Яраглар;
от него он принял тарикат и получил потом позволение направлять по
этому пути желающих вступить на истинный путь. Таким образом. Он
возвратился в Казикумух с позволением от шейха наставлять других.
Иначе человек не может сделаться шейхом или муршидом, кроме как по
дозволению совершенного шейха, дошедшего до степени богосозерцания,
почему и сказали некоторые шейхи: «кто не имеет шейха, для того дьявол
шейх.»
Возвратившись в Казикумух, мой отец проводил время в уединении,
занимаясь молитвами и направлением посетителей на путь истины. Это
было, как я сказал при жизни Аслан-хана. Тогда слух о моем отце
распространился далеко, в горах и на плоскости; без сомнения, КазиМагомед и Шамиль также услышали о том, что в Казикумухе явился
святой шейх Джамалэддин, совершающий чудеса, и они оба захотели

посетить его и принять от него тарикат. Но Кази-Магомед хотел сначала
испытать моего отца, шейх ли он на самом деле и прозревает ли он тайны,
как о том слышно было, или же нет. С этой целью Кази-Магомед поехал в
Кумух с одним товарищем, а когда подъехал к нашему дому, то велел
этому товарищу войти к отцу моему прежде, а сам несколько отстал.
Потом, вошедши в уединенную комнату отца, которая была на верхнем
этаже, он стал около дверей молча. Сделал он это так потому. Что желал
испытать, точно ли отец мой узнает по имени и роду всякого посетителя,
совершенно ему незнакомого. Когда Кази-Магомед спросил: «откуда ты
знаешь, что я Кази-Магомед? Ты ведь прежде меня не знал и не слыхал обо
мне?»
-«Разве в книге не сказано: «берегитесь прозорливости верного раба:
он смотрит светом Божиим?» Разве ты сомневаешься в том, что я верный
раб?»- сказал отец мой, улыбнувшись. Потом, обратясь к товарищу КазиМагомеда, он сказал: «о, брат, поверь, для тебя лучше было бы в сто раз
помириться с отцом твоим, с которым ты в ссоре уже три года, чем
посещать меня. Если ты приехал искать моего благословения, так знай же,
что ты никогда не получишь его, пока не помиришься с отцом своим.
Ступай домой и проси прощения у него за свои дерзости, а потом приходи
ко мне». Услышав это, человек этот удивился, побледнел, руки, и ноги его
задрожали от такой великой прозорливости моего отца. Потом КазиМагомед во второй раз приезжал к моему отцу, вместе с Шамилем, и
принял от него тарикат.
Когда Аслан-хан узнал о частых посещениях разных лиц моего отца,
он стал побаиваться распространения тариката и мюридизма в
Казикумухском ханстве. Поэтому он требовал к себе моего отца несколько
раз и давал ему наставления, чтобы он не принимал к себе посетителей и
не сидел бы в уединении, предложив при этом, что если отец мой
нуждается в чем ни будь, то он поможет ему во всем. Отец ответил, что он
никого не призывает к себе, но не намерен прогонять от себе никого из тех,
которые сами являются к нему. С этого времени начались враждебные
отношения Аслан-хана к моему отцу. Хан намеревался даже убить его, но
Бог сохранил его от такого зла. Так, однажды, Аслан-хан потребовал моего
отца с целью убить его. Когда привели его и он стоял пред ханом,
облокотившись на палку, Аслан-хан вдруг побледнел и, встав с места,
вышел в свою комнату, как бы перепуганный. И сказал: «отпустите его
домой и не трогайте его; я вижу, что его пальцы сияют светом как свечи».
В другой раз Аслан-хан сказал моему отцу: «говорят, что ты достиг до

степени святости и творишь чудеса. Покажи мне что-нибудь из своих
чудес, если это правда, - и я признаю тебя святым».
-Я не святой, а раб Божий, оставь меня в покое! Сказал отец мой.
-«Если ты не покажешь чего ни будь из своих видений и чудес, то я
убью тебя». Сказал хан. Когда отец увидел, что нет спасения от хана, он
попросил к себе одного из его приближенных, и выведши его на большую
дорогу, начертал по середине дороги четырехугольник и сказал: «здесь
лежит прах женщины, по имени Гайханат, умершей в давнопрошедшем
время, в войне с с кяфирами (неверными), и она лежит невредима в своем
саване». Приближенный хана засмеялся и сказал: «как же можно, чтобы
здесь, где лежит навоз и где большая дорога, была бы могила человека?
Если ты не удостоверишь в этом, то хан тебя убьет». В эо время один из
учеников моего отца подошел к этому месту. С быком, и сказал: «если
здесь окажется могила, то я принесу этого быка в жертву», - и принялся
копать в указанное место. Когда выкопали определенную отцом моим
могилу, вдруг и в самом деле, открылся труп женщины, такой свежий,
точно он сегодня зарыт. Тогда приближенный хана побледнел, пришел в
удивлении от такого открытия и донес хану все как было. С этого дня, хан,
убедившись в святости моего отца, оставил его в покое, а ученик отца
действительно зарезал быка в жертву усопшей. Но все таки хан не
перестал смотреть на моего отца враждебно, и поэтому последний,
опасаясь за свою жизнь, убежал из Кумуха в Цудахар, где и оставался до
смерти Аслан-хана, а потом воротился домой и жил там до появления
Шамиля, Тогда отец мой переселился на жительство к нему. Племена
дагестанские, чеченские и жители плоскости сделали его устазом
(учителем тариката) как сделали Шамиля имамом. Последний женился на
моей сестре, Загидат, и выдал за меня и за моего брата своих дочерей, так
что с этого времени семейства Шамиля и моего отца сделались как бы
одним семейством.
По покорении Дагестана отец мой переселился в Турцию, и турецкий
султан Абдул-Азис уважал его и называл его дагестанским шейхом.
При начале имамства Кази-Магомеда, отец мой не соглашался с
последним в его действиях против русских и в возмущении дагестанского
населения, а потому написал к нему письмо, в котором советовал оставить
такой образ действии, если он называется его мюридом в тарикате; но
Кази-Магомед не послушал моего Отца и представил письмо его к шейху

Магомеду Кюринскому, спрашивая его разрешения воевать с русскими,
причем написал: «Всевышний Бог велит в своей книге воевать с
безбожниками и неверными, а Джамалэддин не позволяет мне этого: чьи
повеления исполнять мне»?
-Повеления Божии мы должны более исполнять, чем людские, ответил шейх Магомед, и дело пошло, как пошло.
Сначала Кази-Магомед не верил тарикатским шейхам, потому что не
понял их; но когда он убедился в их святости и увидел чудеса их, тогда
раскаялся в своих грехах и даже сочинил стихи в похвалу тарикатистов.
Сеид Абдурахман.

1 глава
Во имя Бога милостивого и милосердного. Хвала Богу – хранителю
мира, слава великим пророкам Его и последователям их до дня
воскресения!
Есть много путей (тарикат) ислама, но главным, более известных из
них, считается четыре.
Первый путь из этих четырех есть тот, который начинается от
старшего халифа Абубекра. Сам же он принял его от посла Божия,
Магомеда, а Магомед получил его от Всевышнего Бога. Путь сей
называется накшубандийский, потому что он принадлежит хаваджикату(2)
Магомеду Накшубандийскому.
Второй путь идет от второго халифа, Омара, который принял его от
прока, а сей последний от Бога. Сей путь называется кадырским, т.е.
принадлежащим ценру святых и образцу несомненной чистоты,
благородному шейху Абду Кадыру Гиланскому.
Третий путь происходит от третьего халифа, Османа, - обладателя
превосходства веры и зятя пророка. Путь сей называется джаштурийский.
Четвертый путь происходит от четвертого халифа, льва Божьего и
победителя – Али, мужа дочери пророка и сына дяди его, Абуталиба. Али
принял этот путь от пророка, а сей от самого Бога. Путь сей называется
великим путем.

Таким образом, пророк Божий есть главный источник всех четырех
путей; нр из них самым известным сделался накшубандийский, и в
особенности только этот вид тариката известен в Дагестане и в соседстве
его.
Теперь я расскажу про звенья цепи этого высокого
накшубандийского тариката, т.е. перечислю главных приемников его с
начала и до наших времен. Знай, читатель (да одарит тебя Бог познанием
того, чего ты не знаешь!), что прежние добрые люди были заняты
научением своих учеников учтивости, нравами своих шейхов (учителей) и
их родословию. Так и я расскажу про накшубандийскую цепь и начну свой
рассказ, обратившись душою к помощи тайны бытия, царя всех тварей,
центра пророков, сердца благочестивых, хозяина всех путей ислама,
принявшего их от самого Всевышнего Бога,
через посредника, архангела Гавриила, - Магомеда, избранного
Богом из всего человеческого рода.
Пророк правоверный передал путь сей царю и господину нашему,
почетнейшему из имамов и первенствующему в верности, - Абубекру. Да
будет Бог доволен им!
Абубекр передал страннику, считающемуся из семейства пророков,
Салману Персидскому.
Салман передал благочестивому имаму, обладающему Божьим
даром, Касуму, сыну Абубекра, который умер в Медине, во втором веке
после Гилжры и похоронен в местечке Баки.
Касум передал имаму имамов, действовавшему правдою, Джафару,
сыну Магомеда верного. Он был из потомков Али и умер в Медине в 148
году после гиджры и похоронен в Баки, около отца и деда.
Джафар передал имаму, укрепленного крепостью Божией, царю
боговедов, Абу-Язиду Бастамскому. Да очистится его тайна!
Абу-Язид передал любимцу Божьему и убежищу достигающих к
Богу, Абул-Гасану Харканскому.
Абдуль-Хасан
Гармадийскому.

передал

имаму,

центру

центров,

Абу-Али передал шейху Юсуфу Гамаданскому.

Абу

Али

Юсуф передал убежищу народа, Абдул-Халику Гуджуванскому.
Абдул-Халик передал имаму, снявшему с себя человеческую
оболочку, центру святых, шейху Арифу Рывкерийскому.
Ариф передал имаму, отказавшемуся от мирских целей, шейху
хейхов, Махмуд-Инджиру Гафнавийскому.
Махмуд-Инжир передал имаму, углублявшемуся в любовь свою к
Богу, известному под именем Хазрат-Азизан, Али Раматинскому.
Али передал имаму, обратившемуся всею душою к Богу и
забывшему обо всем прочем, центру святых, Магомед-Баба Самасскому.
Магомед-Баба передал источнику достоинств и богопознания, царю
великих людей, имаму Саид-Амиру Кулалейскому.
Саид-Амир передал тарикатскому имаму и убежищу людей,
обладателю высшего вдохновения и светоносцу, известному под именем
накшубандийского шейха, красоте веры, Магомеду УвасийскомуБухарскому.
Магомед передал ключу от сокровища тайн, центру центров, ШейхМагомеду Бухарскому, известному под названием Алауддина (высота
веры) Атарского.
Этот передал имаму и господину нашему Якубу ЧархскомуХасарскому.
Этот передал известному под именем Хаваджа-Ахрар (господин
граждан), шейху Абдулле Самаркандскому,
этот передал поклоннику шейху шейхов, господину нашему
Магомед-Загиду.
Этот передал племяннику своему, шейху, имаму и господину
нашему Дарвиш-Магомеду.
Этот передал почтенному сыну своему, господину нашему,
Ховаджаки Самаркандскому-Амканакинскому,
Этот передал центру, который был наливателем сосудов настоящей
любви к Богу, крепкому к вере, шейху Магомеду-Баки.

Этот передал имаму, явившему чудеса и источнику тайн, шейху
Ахмеду-Фаруки Сархандскому, известному под именем Божий имам,
жившему в начале 2-го тысячелетия от гиджры.
Этот передал сыну, поверенному своих тайн, шейху шейхов,
Магомед-Масуму.
Этот передал своему сыну, потонувшему в глубине моря правды,
царю боголюбимых, шейху Сайфудину.
Этот передал имаму, обладавшему лицезрением и качество
созерцанием Бога, царю великих, Саид-Нур-Магомеду Бадванскому.
Этот передал высокому имаму, избранному солнце веры, Гаибулле
Марзужанскому,
Этот передал имаму, центру святых и образцов чистоты, обладателю
совершенства внешнего и внутреннего, шейху Абдулле Дихлавийскому.
Этот передал имаму, центу прямоты, страннику ради Бога и
поклоннику Его, господину нашему, свету веры и шейху, Халиду
Сулайманскому.
Этот передал имаму, убежищу народа и ключу от сокровищ истин,
великому имаму, шейху Исмаилу Кюрдамирскому.
Этот передал имаму, доводившему учеников своих до безопасности
и шейху –Хас-Магомеду Ширванскому.
Этот передал имаму, собору похвал и величия. Царю и господину
нашему и шейху Магомед Эфенди Ярагларскому-Кюринскому (да очистит
Бог его великую тайну!)
Этот же передал нуждающемуся в Боге, слабому и грешному рабу,
сеиду Джемаледдину Казимухскому (да украсит его Бог великими тайнами
Своего созерцания!)
Такова цепь великих тарикатских шейхов и высоких устазов
(учителей) накшубандийского пути. Тарикат этот снизошел от самого Бога,
посредством духа архангела, к пророку Магомеду, уроженцу Мекки, из
племени Гашиш и фамилии Корейш.

Теперь мы расскажем о правилах этого накшубандийского тариката
(да очистятся высокие тайны последователей его и да наградит нас Бог их
высоким вдохновением).
Накшубандийский тарикат означает постоянное занятие лучшими
молитвами, т.е. воспоминаем Бога. Первые условия этого пути суть
следующие: вступающий на него обязан прежде всего вполне
повиноваться ниспосланной книге и последовать пророку, укрепить свои
убеждения, согласно с мнением последователей пророка, искренно
раскаяться в грехах, потом удовлетворить все обиды, просить прощения у
обиженных, служить неуклонно на пути Магомеда, строго исполнять
шариатские постановления, стараться удалять себя от всего противного
Богу и от всех дурных и низких поступков, происходящих от искушений
эгоизма, считать все, что делает, для себя обязательным и не оставлять
ничего без важной к тому причины, смотреть на дозволение отступиться от
обязанности, как на запрещенное, и не делать этого без особенной нужды,
придерживаться во всех делах самого основательного, украшаться
хорошими и похвальными нравами, отказываться от лишней еды, от
лишнего сна и разговора. Не есть ничего непозволительного, постоянно
нуждаться в Боге, с полным самоунижением прибегать к Нему во всех
делах и обстоятельствах, извергнуть из себя страсть к сему обманчивому
дому (вселенной) и быть довольным судьбою. Кто усвоит себе эти
качества, тот дойдет до места присутствия Господа Бога.

2 глава
Образ того, как шейх принимает обет (ахд) от своего ученика
(мюрида) и как он делает ему внушение (талкин) при вступлении
последнего в тарикат.
Слово обет (ахд), по шариату, означает- обязать себя исполнить
какое-нибудь богоугодное и религиозное дело, подобно тому, например,
как жители города Медины обязали себя охранять пророка Магомеда от
всего того, от чего они охраняли своих жен и детей.
Внушение (талкин) означает -привязать какие либо сердца друг к
другу. Пока дойдут они до самого посла Божия и от него к самому Господу
Богу. Последнее есть сама цель выше обозначенной цепь тариката
накшубандийского.

Накшубандийские шейхи, по возможности, собирают к себе
учеников и принимают от них обеты, Сначала ученик должен сесть пред
шейхом в совершенной чистоте, Потом шейх кладет свою руку в руку
ученика и говорит ему: « я делаю ахд, во имя Бога, между тобою и мною,
на Коране и пути пророков, -не совершай большого греха(3) и не
постоянствуй в малых, Когда ты впадешь в такую погибель, то поспеши
раскаяться и снять с себя грехи. Постоянной исполняй обязательные и
постоянно совершай и необязательные, но хорошие молитвы; действуй с
твердым намерением; удаляйся от всяких отступлений от существенных
правил веры, позволительное ли оно будет или произвольное. Мы все
братья в Боге; кто из нас будет спасен в день страшного суда, тот возьмет
за руку своего брата. Мы принадлежим к последователям тарикатского
имама, убежища народов, господина и красоты веры, МагомедаУвайсского-Бухарского-Накшубандийского, и идем по его пути. Ты
должен вспоминать Бога постоянно: это есть шлифование сердец и средств
к достижению всякого искомого добра».
Потом шейх потребует от него раскаяния во всех грехах и противных
вере действиях, в которых он растратил всю прошедшую жизнь, и при
этом оба произнесут по три раза: «прошу прощения у великого Бога,
который один и нет Бога кроме Него, живого, вечного, и возвращаюсь в
Нему». Потом шейх прочтет для благословения следующие стихи Корана:
«те, которые повинуются тебе (обращено к Магомеду), повинуются лишь
Богу. Божья рука выше их рук, Кто нарушит это повиновение, тот нарушит
его во вред себе, а кто исполнит то, к чему Бог его обязал, тот получит
великую награду». Потом оба кладут свои руки на колени, закрывают
глаза, и шейх вспомнит три раза имя божие, с намерением внушить его
сердцу ученика, а ученик также вспомнит тоже самое три раза; потом
поднимают руки в верху и шейх читает молитву, а ученик говорит «амин».
По окончанию молитвы, оба обтирают лицо руками; потом ученик целуют
колени своего шейха, встает и, по дозволению его, уходит и занимается
тем, что шейх ему прикажет. Он должен сохранить навсегда свои
отношения к шейху и исполнять обет ненарушимо до смерти.

3 глава
Обязательные правила учтивости ученика (мюрида) в отношении к
своему шейху.

Знай, что тому, кто вступает в сообщество шейхов, необходимо
соблюдать в отношении их должные правила учтивости и почитания,
потому что шейхи суть собеседники Бога и сообщество с ними есть то же,
что сообщество с Богом, а соблюдении правил учтивости в отношении к
Богу, а есть непременный долг человека во всякое время. Пророк Божий
сказал: «кто пожелает сесть с Богом- пусть сидит с Божьими людьми».(4)
Поэтому нужно соблюдать правила учтивости, а кто их не будет
соблюдать. Тот уклонится от прямой дороги. Джунайд Багдадский сказал,
да очистит Бог его тайну: «кто подсядет к этой толпе, т.е. к тарикатистам,
и не будет оказывать им должного уважения, -от такого отходит вера и
губит его Бог гневом Своим». В книге пророка сказано: «кто не почтит
своего учителя, тот подвергается от Бога трем гибельным несчастием:
первое- язык его не повернется при смерти на свидетельствование
единства Божия; второе- обеднеет в течение своей жизни, и наконецзабудет все, что знал». Правила учтивости состоят в следующем:

Ученик (мюрид) должен: совершить омовение, прежде чем вступить
в сообщество шейха (учителя), -поэтому что чистота служит проводником
понимания и увеличивает его; раскаяться во всех своих грехах; очистить
сердце от всякого рода познания и образа предметов; не входить к шейху
без спроса и тогда войти с самоуничижением, с поникшею головой:
поклониться ему сердцем, а не языком; поцеловать его правую руку и,
отошедши задом, стоять около дверей до тех пор, пока шейх не позволит
ему сесть и не укажет места; не наступать на коврик шейха во время
целования его руки, а поднять его и подойти на коленях; не допускать в
сердце мирских мыслей в присутствии шейха, потому что они отражаются
в сердце шейха и могут вредить ему; не думать о том, чтобы уйти от него
самовольно; не начинать разговора без позволения шейха; не возвышать
голоса при разговоре, а говорить так, чтобы слышал только шейх; не
смотреть долго в лицо шейха, потому что это противно учтивости и
уменьшает величие шейха в сердце его, и тем может прекращать его
вдохновение: ученик должен быть как вор перед строгим царем; не
изменить своего чувства к шейху, если бы он ему сказал грубое слово или
унизил его перед товарищами; не упрекать шейха за его противо
шариатские действия; если же чего не поймет, пусть скажет: «он лучше
меня знает» и пусть вспомнит повесть пророка о Хизре и Моисее; не
противиться никогда приказанию шейха, хотя бы он приказал ему
броситься в огонь,- потому что от ослушания своему шейху происходит
несчастие; не опровергать суждений шейха, хотя бы он сам был прав,
потому что это есть нарушение обета; не говорить ему «почему» или
«зачем», потому что это есть упрек; быть убежденным в том, что шейх
принадлежит к Божьим святым и что он охранен от сопротивных ему; не
полагать, что он охранен от грехов, потому что и святой может согрешить;
быть убеждены в том, что его шейх есть самый высший из шейхов, а путь
его выше всех путей, потому что, если ученик не убежден в этом, то ему
может понравиться другой шейх и он может предпочесть путь его, и тогда
прекратиться вдохновение от прежнего шейха; не обращаться много
около шейха; не входить в его сообщество, если этого не требует правила
вступления в тарикат: не сидеть долго у шейха, потому что, это может
уменьшить любовь и величие шейха в его глазах, и тогда прекратиться
вдохновение; не скрывать от шейха ничего из своих из своих видений и
обстоятельств, потому что это препятствует достижению цели; если ему
откроется что-нибудь из тайн шейха- не обнаруживать это никому, хотя бы
его живого распилили на части, и когда он захочет выйти от шейха, то
должен просить позволения его, а когда шейх позволит, должен

поцеловать его руку и колено, а потом выйти, отступая назад и не
поворачиваясь к нему спиною до тех пор. Пока какой ни будь предмет не
скроет его от шейха.
Кто строго и точно будет соблюдать эти правила учтивости ,тот
воспользуется сообществом. Которое доведет его до Бога; в противном
случае, все его стремления и самое поступление в сообщество шейхов
навлекут на него гнев Божий и заблуждения.

4 глава
О пользе любви и необходимости для мюрида.
Главное условие этого высокого тариката составляет любовь, потому
что самое значение этого тариката, а именно- постоянное рабство
сопряженное с самопожертвованием и унижением себя, внушается
любовью.
Абубекр получил первенство от пророка в трактате собственно
силою тяготения любви, а потом передача его пошла и к другим шейхам
тоже через любовь, и поэтому тарикат сей называется «тарикат-джабза»,
т.е. чувствопередательный. Потому что тяготение чувства есть причина
относить его к отдельной личности. Если любви не существует, тогда не
будет и тяготения чувства, а без этого нельзя относить его к какому- ни
будь отдельно. Любовь, по своему свойству, удаляет от мюрида его
состояние и он уничтожается в своего шейха, т.е. любовь сливает мюрида с
его шейхом так, что никакое желание или мысль не могут явиться в
мюриде без воли шейха; тогда любовь втягивает все, что находиться в
шейхе (т.е. богопознание и богосоцерзание), в мюрида, и мюрид делается
копией своего шейха. Потому что любовь, как магнит, притягивает все
качества любимого к любящему, так что каждый из них делается
совершенно как другой. Но такая любовь не подходит под категорию
приобретаемых, так как она есть особенный дар Божий, которым Бог
награждает кого захочет из Своих рабов. Обязывать кого-либо приобрести
ее нельзя, потому что принуждение может повлечь за собою только
отвращение и неприязнь.
Шейх Сиры Сактинский сказал: «любовь не совершится между
двумя личностями до тех пор, пока один другому не скажет: я есмь ты».
Для мюрида необходимо любить своего шейха, который делается

посредником между ним и Богом, для созерцания Его. Потому что шейх
есть зеркало, в котором отражаются истина и лице Божии. Когда мюрид
полюбит своего шейха, тогда в нем являются означенные качества и он сам
начинает созерцать Господа Бога, без посредничества шейха, и делается
совершенно как шейх, во всех его качествах. Одним словом, мюрид
приближается к шейху сообразно степени любви. И этой любви
достаточно для достижения к Богу. Поэтому любовь этой партии(6) есть
сущая истина.

5 глава
Объяснения оснований этого пути (тариката), которые должен
соблюдать мюрид.
Вступающий на этот путь должен охранять сердце свое от забытья,
так, чтобы сердцу его постоянно было с Богом, при всяком дыхании,
Охранение бдительности дыхания приводит сердце к ощущению Бога в
жизни. Потому что каждое дыхание, входящее и исходящее при забытье,
есть дыхание мертвое, прерывающее общение с Богом. Но постоянно
охранять дыхание от забытья весьма трудно для новоступающих в тарикат.
Поэтому, когда является хотя малейшее забытье, они должны
просить у Бога прощения, т.е. говорить «прости, Господи», потому что это
очищает дыхание и направляет его к доброму. Во время хождения мюрид
должен смотреть вперед, на свои ноги, и не оглядываться вокруг себя,
чтобы образы различных предметов не в его памяти и не послужили
сердцу покровом (вуалем). Ибо, по большей части, образцы предметов
служат для него вуалем, потому собственно. Что чистые сердца похожи на
зеркала и в них отражаются все злые и дурные качества и мысли от грубых
сердец, по одному только взгляду на лицо другого, Хождения мюрида
должно быть от твари к творцу, как сказал Авраам: «я иду к своему Богу»,
- а не из города в город. Такое путешествие называется внутренним
путешествием. Мудрый шейх Тирмузский не дозволял мюридам
путешествовать в натуре и говаривал: «ключ всякого добра, и ключ
всякого благословения есть терпение на месте желания, пока тебе не дана
будет воля, - тогда в тебе обнаружатся начала благословения и ты пойдешь
к Богу, будешь ли идти в натуре куда ни будь или не будешь идти – все
равно». Шейх Абубекр-Дакак сказал: «несчастия мюрида заключаются в
трех действиях: в женитьбе, в изучении юридических книг, в которых нет

надобности, и в путешествии прежде самоусовершенствования». Сердце
вступившего на этот путь должно постоянно находиться в присутствии
Бога, и находясь в натуре между людьми, удаляться от всего мира: это
называется муракаба.
Знай, что уединение (халват) бывает двоякое: натуральное, или
наружное, и внутреннее, т.е. в созерцании тайн истины 9Бога). Первое, т.е.
наружное уединение, совершается по отношению к людям, для того чтобы
мир не отвлекал мюрида от внутреннего созерцания. Через что он делается
существом, удалившимся от всего, Внутреннее же уединение есть
настоящее уединение, и оно принадлежит исключительно к
накшубандийскому тарикату, Потому что последователи его не удаляются
в натуре, а только внутренне, как сказал Багауддин Накшубандийский :
«тарикат наш состоит в товариществе и в добром союзе».
Мюрид, для достижения своего до степени муракаба, должен
произносить языком положительно-отрицательное изречение: «нет Бога,
кроме одного Бога» известное число раз в сутки, как то: по 5000 или по
10000 раз и так далее, Потому что сердце, будучи в совокупности с
составными частями тела, подвергается ржавчине атомов. Когда-же язык
произносит это положительно-отрицательное изречение, оно очищается от
ржавчины и достигает, в состоянии бдения. До степени богосозерцания.
Во время произношения положительно-отрицательного изречения,
мюрид должен обратить свои мысли к следующим высоким словам:
«Боже, Ты составляешь предмет моего стремления и угодить тебе –вот мое
желание». Потому что эти слова утверждают значение положительноотрицательного изречения и передают сердцу вспоминающего тайну
настоящего единства Божия, так что во взорах его уничтожается
существование всего мира и обнаруживается только одно существование
единого Бога.
Во время воспоминания, мюрид должен сохранять свое сердце в
точном понимании значения положительно-отрицательного изречения;
потому что, если сердце не будет исключительно занято значением оного,
огда в нем могут являться посторонние мысли; если же другие мысли
появятся, тогда сердце не достигает цели воспоминаний, а именносообщества своего с воспоминаемым предметом. Охранения сердца от
посторонних мыслей, хотя бы на один час, есть великое дело у людей
тариката, и при этом должно держать в своем сердце, во время

воспоминания, присутствие вспоминаемого (Бога) с притаенным
дыханием. Некоторые полагают, что мюрид должен сохранять сердце в
присутствии Бога постоянно и во всякое время; но это, то же, что
муракаба.
Мюрид должен останавливаться в свое время и знать, какой момент
прошел с присутствием Бога и какой в забвении. Когда является забвение,
он должен отстранить его, сказав: «прости Боже», и, возвратив мысли к
Богу, должен остановиться на Нем. Кто не разбирает, таким образом,
своего времени и не исполняет своей обязанности относительно
воспоминаний Бога и совершения молитв, - жизнь такого человека
делается ничтожною и погибающего в грехах и забвении. К числу высших
качеств принадлежит такое знание моментов времени и охранение их от
всего противного Богу, а также постоянство в совершении молитв.
Во время воспоминания, мюрид должен еще произносить,
положительно-отрицательное изречение, задержав дыхание, нечетное
количество раз, как то: три, пять, семь раз и т.д. до двадцати одного, в
течение каждого дыхания. Когда дойдет до того, что может произнести в
одно дыхание означенное нечетное число раз, тогда должен посмотреть на
результат: если достигнет чего ни будь, то хорошо; если же ничего не
выйдет т.е. не почувствует в себе перемены состояния. То это происходит
от какого-либо отступления от этих правил. Тогда пусть мюрид снова
начнет и постарается строго соблюсти все вышесказанные правила.
Совершенно так же вступивший на этот путь должен наблюдать за
сердцем, во время воспоминания, чтобы отвратить от него забвение и
посторонние мысли. Потому что сердце, пока в нем существует какая ни
будь мысль. Не может явиться к воспоминаемому (Богу), хотя бы
вспоминать Бога целую жизнь. А когда мюрид наблюдает за сердцем и
устремляет его совершенно к Единому, тогда в нем совершается
уничтожение себя в Боге, т.е. в такое состояние, что не чувствуешь ни
своего существования ни существования другого чего либо, кроме только
Творца. И когда он достигнет этой степени, -тогда дело кончено.

Заключение
О пользе сообщества с шейхами, о любви и почитании их.

Знай, что сообщество с шейхами во всех высоких тарикатах есть
самостоятельное средство для достижения до высшей степени. Потому что
достижение до созерцания Творца во всех путях зависит от сообщества с
совершенными шейхами и от наставлений достигших до Бога учителей.
Шейх, в полном значении этого слова, доводит своего ученика до степени
совершенства одним своим сообществом и открывает ему свет и красоту
Всевышнего и обнаруживает ему тайны достижения Бога, не прибегая к
другим средствам, как то: к частому воспоминанию Бога, задержанию себя
в риязе (7) и учащению молитв. Рияза без совета шейха и сообщества с
ним, а так же без связи с ним (рабита)(8), не производит ничего, кроме
недоразумений. То, что мюрид находит в любви шейха в одно мгновение,
не может он найти в чтении тысячи книг и в уединении на тысячу лет.
Потому что совершенный шейх распоряжается своим мюридом одною
дружбою и доводит его до степени богосозерцания, чего невозможно
достигнуть каким либо другим путем кроме дружбы с шейхами.
Знай, что дружба с совершенным шейхом, со всеми ее условиями, а
именно: любовью, преданностью, присутствием сердца, убеждением,
самопожертвованием, самоуничижением, выбором и послушанием,
достаточна для отражения вида Божьего света в сердцах искателей и для
приукрашенные их тем светом.
Связь чувства (рабита), также как и сообщество с шейхами,
достаточна для достижения отражательности и красоты сердца, хотя бы и
вдалеке от шейха. Потому что рабита поставляет мюрида в
покровительство шейха, который охраняет его от всего противного во
всяком положении, так что он исчезает в образе шейха отстает от своей
воли и существует волею шейха. Тогда нисходит в сердце его свет Бога
посредством шейха и мюрид остается таким образом с шейхом своим, пока
не достигнет до степени самостоятельности и пока в сердце его не будет
отражаться свет Божий прямо, без посредничества шейха. Поэтому
некоторые боговеды сказали: «введи шейха в свое сердце и водвори его
там и не выводи его оттуда, пока ты сам не сделаешься богознателем,
посредством его, потому что шейхи суть источника Божьего вдохновения.
А кто вводит в свое сердце это источник. Тот достигнет и до степени
вдохновения».
Следовательно, рабита, где бы ее ни совершать, для вступающего на
сей путь, гораздо полезнее воспоминания и охранения сердца.

Послесловие от переписчика
Все изложенные выше правила относятся к тарикату высокого шейха
источника познаний и величия, Ховаджа-Багауддина Накшубандийского.
Тарикат этот известен в настоящее время в Дагестане и в соседстве его под
именем халидийского-накшубандийского тариката.
Кроме этого, у нас не имеется другого тариката в настоящее время.
Кто последует ему, тот спасется от гибели в будущей жизни, а кто
отступиться от него и отвергнет его, тот впадет в несчастие, как это и
видели мы сами на опыте.
Выписал эти правила, с некотрыми
сокращениями, из книги «Адабуль-Марзия», -сочинения света моих очей,
учителя и родителя моего, а также учителя в тарикате всех дагестанских,
чеченских и других соседних с ним народов, -сеида Джемалэддина
Казикумухского.
Сеид Абдурахман

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Сеид-арабское слово, означает в переводе «царь», «владетель».
Сеидами называются потомки Магомеда.
2.

Персидское слово, означает почти то же, что по арабски шейх, т.е.
великий, господин, почтенный. Под этим именем известен и главный
шейх этого тариката, Магомед. (прим. Переводчика)

3.

Уголовные преступления и преднамеренное неисполнение
обязательных молитв составляют категорию больших грехов. Такой
преступник лишается права быть свидетелем при судопроизводстве
и , умерши без раскаяния, подлежит непременному Божьему
наказанию. Остальные, маленькие преступления от религии
составляют категорию малых грехов, частое повторение которых
входит в грехи первой категории. Перевд.

4.

Под божьими людьми здесь разумеются последователи тариката и
шейхи, т.е. они вполне принадлежат Богу, потому что они не имеют
для себя другой цели кроме богосозерцания. Перевд.

5. Повесть изложена в самом Коране и выражает обязанность ученика
слепо повиноваться учителю:

Однажды Моисею пришла в голову мысль, что он лучший раб
Божьий на целой земле; поэтому Бог сообщил ему, что Он имеет
другого, еще лучшего раба, живущего на месте слияния двух морей.
Моисей дал слово своему товарищу странствовать пока не отыщет
этого раба Божия. Моисей с товарищем ходили долго и однажды,
отдохнув около пролива, забыли на месте отдыха рыбу, которую
имели с собою. Отошедши от этого места. Моисей велел своему
товарищу подать завтрак, но товарищ сказал ему, что рыба, которую
они имели, забыта ими на месте отдыха. Тогда Моисей сказал: «это
самое место мы отыщем»- и вернулся назад. Рыба, забытая ими,
ожила и пошла в море, оставив за собою след под водою, т.е. в море,
куда рыба пошла, оставалась дыра в воде.- Тут-то Моисей нашел
искомого человека ( то был пророк Хизри) и просил принять его к
себе в учение. На это Хизри ответил, что Моисей не может
перенести того, что он сам переносит. Моисей сказал: «если Богу
угодно, то я буду терпелив и не изменю тебе». – «В таком случае, ты
не спрашивай меня ничего, пока я сам тебе не расскажу», - сказал
Хизри, и оба пошли в путь. Когда они ехали на одном корабле,
Хизри вынул доску из корабля, на что Моисей заметил, что люди
могут погибнуть через это. Но Хизри сказал6 «разве я тебе не
говорил, что ты не потерпишь со мною»? Тогда Моисей сказал: «не
взыщи за забывчивость, я больше не буду», - и отправились дальше.
Однажды они встретили красивого мальчика и Хизри убил его. «как
же ты убил его невинного мальчика, ведь ты сделал не доброе дело!»
-«Разве я не говорил, что ты не потерпишь со мною?» заметил
Хизри.- «Если я еще раз спрошу что ни будь, тогда не бери меня с
собой», сказал Моисей, и оба продолжали путь. В одном селении,
куда они пришли голодные их не приняли и никто не накормил.
Проходя по улице, они увидели стену, готовящую обрушиться.
Хизри провел рукою по стене и она выпрямилась. «Ты мог бы взять
за это плату», заметил Моисей.- «Вот теперь время уже нам
расстаться с тобой, а я тебе объясню все, что тебе не понравилось»
сказал Хизри и продолжал: «корабль, который я одырявил.
Принадлежал беднякам, занимающимся мореплаванием. У них был
царь, который забирал для себя все хорошие и целые корабли.
Поэтому я вынул доску, чтобы царь не отнял у бедняков корабля. У
мальчика, которого я убил, родители были набожные люди, а если
бы этот сын вырос, то он сделался бы безбожником и обратил бы
родителей в безбожие: поэтому я убил его, чтобы спасти родителей

его от гибели и чтобы Бог заменил его другим, лучшим и
послушным сыном. Что же касается стены, то под стеною, то под
стеною был зарыт клад. Принадлежащий двум сиротам, у которых
отец был набожный и хороший человек; Бог твой захотел, чтобы
клад
вырыт
самими
хозяевами,
когда
они
достигнут
совершеннолетия, и тем сотворить им милость. Я все сделал не по
своей воле, а по воле Божией. Вот объяснение того, его ты не мог
стерпеть», заключил Хизри, - и они расстались.
6. Тарикатистов.
7. Рияза, у тарикатистов, значит приучение себя к самой скромной и
весьма скудной пище, для умерщвления телесных страстей.
8. Рабита. Слово арабское, означает- связать. У тарикатистов оно
означает- сидеть с закрытыми глазами, держа в памяти образ своего
шейха, и смотреть на него мысленно. Рабита совершается и в
присутствии шейха: представив себе образ шейха, продолжают
глядеть на него так, что забывают о всем и о самом себе, кроме
существа шейха.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ

12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни
14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Письмо к ученику.
Имам Абу Хамид аль Газали
Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного
Воздаем хвалу Аллаху, Господу миров, и просим благоприятного
исхода богобоязненным. Благословение и мир Его Пророку Мухаммаду и
всему его роду.
Знай, что один ученик преданно служил шейху, имаму Зайн ад-Дину,
признанному авторитету Ислама. Им был Абу Хамид Мухаммад АльГазали (да очистит Аллах его душу). Он учился у него, пока не познал всех
тонкостей наук и не украсил себя всеми душевными достоинствами.
Однажды, размышляя о своем положении, он сказал себе: «Я изучил
много видов наук, я потратил лучшие годы своей жизни на получение
знаний и их сбор, а сейчас я должен узнать - какое из них будет полезно
мне в завтрашнем дне и облегчит мое пребывание в могиле? А такое из
них, что бесполезно для меня, - я оставлю его. Как сказал посланник
Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует): «О Аллах! Я прибегаю
к тебе от бесполезного знания». Эта мысль продолжала преследовать его
и он написал уважаемому шейху, авторитету Ислама Мухаммад АльГазали (да будет милостив к нему Аллах), прося у него совета, он задал
ему несколько вопросов, попросил дать ему наставление и научить дуа
(молитве), сказав: «Несмотря на то, что сочинения шейха, такие, как
«Ихйа» («Возрождение») и другие, содержат в себе ответы на мои
вопросы, я хочу, чтобы шейх написал то, что мне нужно, на нескольких
страницах, которые будут со мной в течение всей моей жизни, чтобы я
выполнял то, что написано в них, на протяжении всего своего

существования, если это будет угодно Аллаху». И шейх написал ему в
ответ это письмо, и Аллаху лучше известно об этом:
Знай, сын, дорогой и любимый, да продлит Аллах твое
существование в поклонении Ему и пусть Он ведет тебя по пути Его
любимых, что наставление пишется на основе Писания, и если до тебя
дошло какое-то наставление из него, то зачем тебе мое наставление? Но
если оно не дошло до тебя, то скажи мне: чего ты достиг за прошедшие
годы? О сын, из того, чему посланник Аллаха (да благословит его Аллах и
приветствует) учил свою общину, его (мир ему) слова: «На то, что Аллах
отрекся от раба, указывает то, что он начинает заниматься тем, что
не имеет для Него значения, и поистине, человек, час жизни которого
прошел не в поклонении, для которого он был создан, достоин того,
чтобы вечно длилась его печаль. И тот, кто достиг сорока (лет), и
благие дела которого не превзошли плохие - пусть готовится к Аду», этого наставления достаточно для ученых.
Сын, давать наставление легко, но трудно его принимать, потому что
оно кажется горьким тем, кто потакает своим желаниям, ибо сердца их
любят запретное. Особенно это касается того, кто стремится к форменным
знаниям и тому, что является благом для его нафса, идет путями этой
земной жизни. Он считает, что знания сами по себе спасут его и избавят от
Ада, и что он не нуждается в том, чтобы творить (благие) дела - это
убеждение философов. Слава Великому Аллаху! Этот высокомерный не
знает, что, когда он получает знания, если он не поступает в соответствии
с ними, то это будет еще более убедительным доводом против него, как
сказал посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует):
«Больше всех будет мучаться в день Воскресения ученый, который не
воспользовался знаниями, которые дал ем Аллах».
И рассказали о Джунайде (да очистит Аллах его душу), что после его
смерти один человек увидел его во сне и спросил: «Какие новости, о Абу
Ал-Касим?», он ответил: «Потерялись
те фразы, исчезли те знаки, и не помогло нам ничего, кроме немногих
рака'атов, которые мы совершали глубокой ночью».
Сын, остерегайся того, чтобы остаться вообще без благих дел и
лишиться всякого положения, и знай, что знания сами по себе не помогут.
Примером этого может служить человек, который идет по пустыне и несет
на себе десять индийских мечей и другие виды оружия, этот человек очень
смелый воин. Если на него нападет огромный и страшный лев, что ты
думаешь? Защитит ли его это оружие, если он не будет применять его и
наносить им удары? Известно, что оно защищает лишь тогда, когда
машешь им и бьешь. И так же, если человек прочтет сто тысяч научных
вопросов и выучит их, но не будет использовать это на практике, это не
принесет ему пользы, если он не будет применять их на деле. Еще это
можно сравнить с человеком, у которого высокая температура и который
болен желтухой: это можно вылечить медом, подкисленным уксусом и
другими лекарствами, и не
будет
блага,
если
не
использовать их.

Даже если ты отмеришь две тысячи ратлей [мера веса, равная 449, 28
г] вина, То не опьянеешь, пока не выпьешь их.
И если даже ты будешь получать знания в течение ста лет, изучишь
тысячу книг, то не станешь готовым к милости Аллаха без совершения
(благих) дел. «Ни одна душа не понесет чужого бремени (душа понесет
лишь свое бремя)» (53:38). «Тот, кто надеется на встречу со своим
Господом, пусть совершает праведные деяния и никому не
поклоняется наряду со своим Господом» (18:110). «В воздаяние за то,
что они приобретали» (9:82). «Воистину, обителью тех, которые
уверовали и совершали праведные деяния, будут сады Фирдауса. Они
пребудут в них вечно и не пожелают для себя перемен» (18:107-108).
«После них пришли потомки, которые перестали совершать намаз и
стали потакать желаниям. Все они понесут убыток (или будут
испытывать тяготы; или понесут наказание за невежество; или
встретят зло), кроме тех, которые раскаялись, уверовали и
поступали праведно. Они войдут в Рай, и с ними нисколько не
поступят несправедливо» (19:59-60).
И что ты скажешь об этом хадисе: «Ислам основан на
пяти /столпах/: свидетельстве о том, что нет божества, кроме
Аллаха и что Мухаммад посланник Аллаха, выстаивании молитвы,
принесении закята, посте во время Рамадана и Хадже, для тех,
кто может
проделать
этот путь».
И иман (вера) - это произношение языком, подтверждение (сказанного)
сердцем и совершение дел конечностями. И доказательство дел
неисчислимо, и раб достигает Рая по милости Аллаха и из-за Его
щедрости, но после того, как он станет готов к этому при помощи
поклонения и послушания, ибо «милость Аллаха близка к творящим
добро» (7:66). И если кто-то скажет: «также ее можно достичь и просто
при помощи веры», то мы ответим: да, но когда она будет достигнута? И
через сколько труднопреодолимых препятствий надо будет пройти,
прежде чем она будет достигнута? И первое из тех препятствий препятствие веры: убережет ли он свою веру или нет. И если достигнет, не
будет ли он тогда безуспешным и оставшимся ни с чем? Сказал Хасан
Аль-Басри: «Всевышний Аллах скажет своим рабам в Судный день:
«Входите, рабы Мои, в Рай, по Моей милости и разделите его между
собой в соответствии со своими делами».
Сын, если ты не будешь совершать благих дел, - не получишь награду.
Говорят, что один человек из племени Исраиль поклонялся Всевышнему
Аллаху в течение семидесяти лет. И Всевышний Аллах пожелал
представить его перед ангелами. Аллах отправил к нему посланника,
чтобы известить его о том, что он, несмотря на это поклонение, не достоин
того, чтобы войти в Рай, и когда он достиг его, раб сказал: «Мы были
созданы для поклонения, и мы должны поклоняться». Вернувшись, ангел
сказал: «Мой Бог, ты лучше меня знаешь, что он сказал». И сказал
Всевышний Аллах: «Если он не отрекся от поклонения Нам, то мы, по
своей Милости, не отречемся от него. Засвидетельствуйте, ангелы, что Я
простил его».

И сказал посланник Аллаха (да благословит его Аллах и
приветствует): «Требуйте отчета от себя до того, как потребуют
отчета с вас. И взвешивайте свои дела сами, прежде чем они будет
взвешены». И сказал 'Али (будет доволен им Аллах): «Кто думает, что
достигнет (Рая) без приложения усилий на то, тот пустой мечтатель. А кто
считает, что он достигнет (его), прилагая к этому усилия, тот более ни в
чем не нуждается». И сказал Аль-Хасан (да смилостивится над ним
Всевышний Аллах): «Стремление к Раю без приложения усилий для этого
- один из грехов». И сказал: «Признак того, что человек идет по истинному
пути - это когда человек перестает придавать значение делам, а не когда
он перестает их совершать». И сказал посланник Аллаха (да благословит
его Аллах и приветствует): «Проницателен тот, кто отдает себя в долг
и трудится ради того, что после смерти, и глуп тот, кто потакает
своей похоти и мечтает получить от Аллаха желаемое».
Сын, сколько ночей ты не спал, заучивая, читая, лишая себя сна? Не знаю,
что толкало тебя на это? Если это - стремление к земным благам, радостям
земной жизни, желание достичь высокого положения в ней, похвастаться
перед сверстниками и похожими на тебя, то тебя ждет беда, большая беда.
Но если этим ты стремишься возродить законы Пророка (да благословит
его Аллах и приветствует) воспитать себя, победить свой нафс, который
приказывает творить зло, то тебя ждет благо, большое благо. И прав тот,
кто произнес
эти строки:
Если глаза не спят ради чего-то кроме Тебя, то это потеря, И если
они плачут (ради чего-то) кроме потери Тебя, то это ошибка.
Сын, живи, как хочешь, и, поистине, ты мертвец, люби, что хочешь,
и, поистине, ты расстанешься с этим, и делай что хочешь, и, поистине,
тебе воздастся за это.
Сын, что останется у тебя от изучения теологии, разногласий,
медицины, сборников (стихов), стихосложения, звезд, рифм, синтаксиса,
морфологии, кроме траты времени, в отличие от того, у кого есть
Величие? Поистине, я видел в Инджиле Исы (Библии), мир ему: «С того
часа, когда усопший будет уложен для поминальной молитвы, и до того,
как его опустят в могилу, Аллах своим Величием спрашивает у него сорок
вопросов. Первый из которых: «Раб Мой, в течение многих лет ты
стремился выглядеть лучше перед людьми, но не потратил и часа на то,
чтобы выглядеть лучше передо Мной». И каждый день смотрит на твое
сердце и говорит: «Ты стараешься для других, будучи окруженным Моими
благами. Ты глух и ничего не слышишь!».
Сын, знания без деяний - сумасшествие, но деяния невозможны без
знаний. Знай, что знания, которые сегодня не удерживают тебя от
(совершения) плохих дел и не побуждают тебя к поклонению, завтра не
отдалят тебя от огня Геенны, и если ты не будешь применять свои знания
на деле сегодня и не восполнишь прошедшее, то скажешь завтра: «Верни
же нас, для того, чтобы мы творили благие дела». И скажут тебе: «Глупец,
ведь ты идешь оттуда!»

Сын, направь все свои силы на дух, нанеси поражение нафсу, (и не
забывай о том, что) тело смертно, потому что ты, в конце концов,
попадешь в могилу, и обитатели могил все время ждут тебя: когда же ты
прибудешь к ним? Остерегайся того, чтобы прибыть к ним без запаса.
Правдивейший Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) сказал: «Эти тела клетка птиц или сосуд для животных, так подумай, к какому из этих двух
видов ты относишься? И если ты из птиц, парящих высоко в небе, то,
услышав призыв: «Вернись к своему Господу», ты взлетишь ввысь, пока
не достигнешь наивысших ступеней Райских кущ, как сказал посланник
Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует): «Сотрясся Престол
Милостивого от смерти Са'д ибн Му'аза[2\». И да защитит нас Аллах от
того, чтобы быть из числа животных, как сказал Всевышний Аллах: «Они
подобны скотине, но являются еще более заблудшими» (7:179). И не
думай, что невозможно твое перемещение из угла дома в пропасть Геенны.
Рассказывают, что Хасану Ал -Басри (да смилостивится над ним Аллах)
дали глоток холодной воды, он взял стакан, но вдруг потерял сознание и
уронил его, а когда он очнулся, его спросили: «Что с тобой, Абу Са'ид?»,
он ответил: «Я вспомнил желание обитателей Ада, когда они говорят
обитателям Рая: «Пролейте на нас воду или то, чем вас наделил Аллах»
(166:50).
Сын, если бы только самих по себе знаний было
достаточно для тебя и ты бы не нуждался в совершении благих дел
помимо этого, тогда обращение: «Есть ли просящий? Есть ли молящий о
прощении? Есть ли раскаивающийся? » , - было бы напрасным и
бесполезным. Рассказывают, что кто-то из сподвижников (да будет
доволен ими Аллах) упомянул в присутствии посланника Аллаха (да
благословит его Аллах и приветствует) Абдулла ибн Умара, и он сказал:
«Он был бы лучшим из людей, если бы совершал ночную молитву». И
сказал он (мир ему) одному из своих сподвижников: «Ты не должен много
спать по ночам, потому что большое количество сна ночью - причина
того, что человек в Судный день остается ни с чем».
Сын, «бодрствуй часть ночи, читая намаз во время
дополнительных намазов» (17:70) - приказ, «а перед рассветом они
молили о прощении» (51:18) - благодарность, «и просят прощения перед
рассветом» (3:17) - зикр. Он (мир ему) сказал: «Три звука приятны
Всевышнему Аллаху: крик петуха, голос того, кто читает Коран, и голос
молящих о прощении перед рассветом». Сказал Суфийан Ас-Саури (да
пребудет над ним милость Аллаха): «Аллах (Всемогущий Он и Великий)
создал ветер, который дует перед рассветом, собирая зикр и истигфар, и
относит их к Могущественному Господу». И сказал также: «В начале ночи
обращается
зовущий
из-под
Престола:
«Пусть
поднимутся
поклоняющиеся». Они просыпаются и молятся столько, сколько угодно
Аллаху. Потом он призывает в середине ночи: «Пусть поднимутся
набожные». Они просыпаются и молятся до рассвета. И когда
приближается конец ночи, он обращается: «Пусть поднимутся молящие о
прощении». Они просыпаются и молят о прощении. А когда начинается
рассвет, зовущий обращается: «Пусть поднимутся беспечные». Они
встают с постели, как мертвые, которых собрали из их могил».

Сын, говорят, что Лукман Мудрый в своих заветах сказал: «Сын мой,
пусть не будет петух разумнее тебя! Он кричит перед окончанием ночи, а
ты в это время спишь!». И как хорошо
сказал
тот,
кто
произнес
это стихотворение:
Уж стала ворковать
в ночи голубка
На ветви глубокой ночью, а я тогда спал.
Солгал, клянусь Каабой: если бы я любил,
То не опередили бы меня голуби в плаче.
Я считаю себя безумно влюбленным, пылающим страстью
К своему Господу, но не плачу, в то время, когда плачут звери.
Сын, истинное знание - это когда ты знаешь, что такое послушание и
поклонение.
Знай, что послушание и поклонение - следование шариату в том, что
он приказывает, и в том, что он запрещает, словами и делом. Это значит,
что все, что ты говоришь, делаешь и не делаешь, должно следовать
шариату, например, если ты держишь пост в день 'Ида или в дни
ташрика[Три дня, следующие за праздником жертвоприношени], то этим
ты преступаешь закон, или если ты совершаешь молитву в отобранном у
другого платье, пусть внешне это и поклонение, но ты будешь наказан.
Сын, твои слова и действия должны соответствовать шариату, потому что
знания и деяния без следования шариату - заблуждение, и ты не должен
прельщаться моментом потери сознания и собраниями суфиев. Потому
следование по этому пути требует джихада и борьбы с плотскими
желаниями, надо убить желания нафса мечом воспитания, а не пустяками
и вздором.
И знай, что не придержанный язык и закрытое сердце, полное
небрежности и подчиненное желанию, - признак несчастья, и если ты не
уничтожишь свой нафс истинным джихадом, то сердце твое не оживят
лучи знания.
Знай, что на некоторые из твоих вопросов нельзя ответить ни в
письме, ни словами. Если ты достигнешь того состояния, поймешь, что это
такое, а если нет, то не узнаешь, потому что это можно познать, лишь
испытав, и все это невозможно описать словами, как сладость сладкого,
горечь горького, - это можно узнать, лишь попробовав. Рассказывают, что
один бессильный написал своему другу и спросил: «Опиши мне
удовольствие, испытываемое при совокуплении, какое оно?», и он написал
ему в ответ: «Я считал, что ты просто бессильный, но сейчас я понял, что
ты к тому же еще и глупец. Потому что это удовольствие, которое можно
узнать, лишь испытав, если тебе доведется его испытать, ты поймешь, что
это такое, а если нет, то его невозможно описать ни словами, ни письмом».
Сын, некоторые твои вопросы похожи на это, а некоторые, на которые
можно ответить, мы уже упомянули в «Возрождении наук» и других
трудах, сейчас мы укажем на часть из них, и так:

Идущему (по пути Аллаха) нужны четыре вещи:
Первое: правильное вероубеждение, без каких бы то ни было
нововведений.
Второе: искреннее раскаяние, после которого нет возврата к
совершенным ошибкам.
Третье: ублажение недругов, чтобы ты ничего никому не был
должен.
Четвертое: получение знаний о шариате в той мере, которая
позволяет исполнять приказы Всевышнего Аллаха, потом других
знаний, которые ведут к спасению.
Рассказывают, что Аш-Шабали (да смилостивится над ним Аллах) служил
четыремстам учителям и сказал: «Я прочел четыре тысячи хадисов, потом
выбрал из них один, которому следовал, оставив все остальное, потому что
я изучил его и нашел, что мое спасение и избавление в нем, он содержит в
себе знания первых и последних, я ограничился им. Это то, что посланник
Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал одному из своих
сподвижников:
«Старайся для своей земной жизни по мере твоего пребывания в ней и
старайся для своей загробной жизни по мере твоего пребывания в ней,
старайся для Аллаха по мере своей нужды в Нем и старайся для
(спасения от) Ада настолько, насколько ты в состоянии терпеть
его».
Сын, если ты знаешь этот хадис, то не нуждаешься в большом количестве
знаний.
И внимательно послушай другие истории, например то, что Хатим
Ал -Асамм был другом Аш-Шакик Ал-Балаххий (да снизойдет на них
обоих милость Всевышнего Аллаха) и однажды он обратился к нему с
вопросом: «Ты следовал за мной в течение тридцати лет. Чего ты достиг за
это время?». Он ответил: «Я постиг восемь полезных вещей, знания
которых мне достаточно, потому что я надеюсь, что мое избавление и
спасение в них. И Шакик спросил его: «Что это?». Хатим Ал-Асамм
сказал:
Первое: я изучил создания и увидел, что все они имеют
возлюбленных, которых любят и в которых влюблены, некоторые из
этих любимых сопровождают человека до смерти, некоторые - до
края могилы, потом все возвращаются и оставляют его в
одиночестве, и никто из них не входит с ним в могилу. Я размышлял
об этом и сказал себе: самый лучший возлюбленный человека - тот,
который входит с ним в его могилу и скрашивает его одиночество

там. Я не нашел ничего (соответствующего), кроме праведных дел, и
взял их себе в качестве возлюбленных, чтобы они были моим
светильником в могиле, скрашивали мое пребывание там и не
оставляли меня в одиночестве.
Второе: я увидел, что люди потакают своим желаниям и стремятся к
тому, что желает их нафс, я внимательно изучил слова Всевышнего:
«Тому же, кто боялся предстать перед своим Господом и
удерживал себя от страстей, пристанищем будет Рай» (79:4041), и убедился в том, что Коран - истинная правда, я начал бороться
со своим нафсом, не давая ему желаемое, пока он не склонился к
послушанию Всевышнему Аллаху (хвала Ему) и не последовал за
Ним.
Третье: я увидел, что каждый человек стремится собрать как можно
больше преходящих благ земной жизни, потом сжимает их в своей
руке, и я изучил слова Всевышнего: «То, что есть у вас, иссякнет,
а то, что есть у Аллаха, останется навсегда» (16:96). Я потратил
то, что имел, во имя Аллаха и раздал его беднякам, чтобы это
помогло мне, когда
я предстану перед Всевышним
Аллахом.
Четвертое: я увидел, что некоторые люди считают, что их
достоинство и благородство зависит от их племени и рода, и очень
гордятся этим. Другие думают, что оно заключено в большом
количестве имущества и детей, и гордятся этим. Некоторые считают,
что благородство и достоинство в том, чтобы отбирать у людей
имущество, поступать с ними несправедливо и проливать их кровь.
Какая-то группа считает, что оно заключается в том, чтобы
расходовать имущество, тратить и пускать его на ветер. И я
внимательно изучил слова Всевышнего: «Самый почитаемый
перед Аллахом среди вас - наиболее богобоязненный» (49:13) и
избрал богобоязненность и уверовал в то, что Коран - истинная
правда, а все, что они думают, и предполагают, и считают, - ложь и
неправда.
Пятое: я увидел, что люди порочат друг друга и злословят друг о
друге, и понял, что это идет от зависти богатству, положению,
знанию, и я внимательно изучил слова Всевышнего: «Мы
распределили между ними их средства к существованию в
мирской жизни» (43:32), и узнал, что Всевышний Аллах
распределил все еще в вечности /до сотворения душ/, я не завидовал
никому, будучи довольным распределением Всевышнего Аллаха.
Шестое: я увидел, что люди соперничают и борются друг с другом
ради какой -то вещи или по какой-то причине, и я внимательно
изучил слова Всевышнего: «Воистину, дьявол является вашим
врагом, так относитесь к нему как к врагу» (35:6), и понял, что
нельзя враждовать ни с кем, кроме дьявола.
Седьмое: я увидел, что каждый, прилагая к тому все свои усилия и
силы, стремится к получению пропитания и средств к
существованию, так, что в какой -то момент оказывается в

сомнительном (шубха) или запретном (харам), позорит себя,
унижает свое достоинство, и я внимательно изучил слова
Всевышнего: «Нет на земле ни единого живого существа,
которого Аллах не обеспечил бы пропитанием» (11:6), и мне стало
ясно, что Аллах обеспечивает меня пропитанием, и Он взял на себя
ответственность за это, и я стал поклоняться Ему и перестал
надеяться на кого-либо, кроме Него, и желать чего-то другого.
Восьмая польза: я увидел, что все люди опираются на что-то
сотворенное: некоторые на динар и дирхем, некоторые на богатство
и имущество, кто -то - на занятие и ремесло, а кто-то - на такое же,
как он сам, создание. Я внимательно изучил слова Всевышнего:
«Тому, кто уповает на Аллаха, достаточно Его. Аллах доводит
до конца Свое дело. Аллах установил меру для каждой вещи»
(65:3), и я стал уповать на Аллаха, мне достаточно Его и как
прекрасен этот Попечитель и Хранитель!
И сказал Шакик: «Да поможет тебе Аллах, поистине, я изучил Тору,
Библию, Псалтырь и Коран: все эти четыре книги основываются на этих
восьми пользах. И тот, кто поступает согласно им, следует всем этим
четырем книгам».
Сын, из этих двух историй тебе стало ясно, что ты не нуждаешься в
большом количестве знаний. А сейчас я объясню тебе, что нужно
идущему по пути истины:
Знай, что идущий нуждается в шейхе и муршиде, который своим
воспитанием избавит его от отрицательных качеств и вместо них поможет
обрести положительные. Воспитание по своему смыслу и значению
похоже на то, что делает крестьянин, который убирает колючки и
вырывает посторонние растения между саженцами, чтобы то, что он
посадил, лучше росло и цвело. И идущий нуждается в шейхе, который
будет воспитывать его и вести по пути Всевышнего Аллаха, потому что
Аллах отправил к рабам посланника для указания Его истинного пути. А
после своего ухода (да благословит его Аллах и приветствует) он оставил
наместников вместо себя, чтобы они указывали людям путь ко
Всевышнему Аллаху. И шейх, который подходит для того, чтобы
замещать посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) должен
быть ученым (алимом), но не каждый алим может быть наместником.
Я расскажу тебе о нескольких его признаках в общем виде, чтобы не
каждый мог назвать себя муршидом. И мы говорим: это тот, кто оставил
привязанность к земной жизни и любовь к (высокому) положению, он
следует за знающим человеком /шейхом, состоящим в цепи
приемственности (силсила)/, следование /духовная связь/ которого
продолжается до господина посланников (да благословит его Аллах и
приветствует), он работает над собой через уменьшение количества еды,
слов и сна, увеличение количества молитв, подаяний и поста. И через
следование тому /истинному/ шейху он воспитывал в своем характере
такие положительные качества, как терпение, молитва, благодарность,
упование, твердая вера и знание, аскетизм, спокойствие духа, доброта,
смирение, знание, искренность, скромность, верность, серьезность,

немногословность, размеренность и другие, и если он озарен светом
Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) - тогда можно
следовать за ним. Но такой человек - большая редкость, он встречается
реже, чем красные спички. И тот, кому улыбнулось счастье, и он нашел
такого шейха, как мы сказали, и шейх принял его, тот должен уважать его
и снаружи, и внутри. Внешнее уважение - это то, что он не должен
спорить с ним по каждому вопросу, даже если он знает, что тот ошибается.
Он не должен расстилать перед ним свой коврик, за исключением времени
молитвы, а завершив ее, он должен убрать его. И не надо в его
присутствии совершать слишком много дополнительного. Он по мере сил
и возможностей должен выполнять то, что говорит ему шейх. А
внутреннее уважение значит, что все, что он слышит и принимает от него
внешне, он не должен отрицать и в душе, ни своими действиями, ни на
словах, иначе он будет лицемером. А если он не может /делать это/, то
пусть оставит его, пока его внутренний мир не будет соответствовать
внешнему виду. Он должен остерегаться общения с плохими людьми,
чтобы ослабить власть дьяволов из джиннов и людей над своим сердцем и
очиститься от грязи шайтанов, и всегда предпочитать бедность богатству.
Потом знай, что у тасаввуфа есть две части: правильное отношение с
Всевышним Аллахом и стойкость на Его пути (истикама) и спокойные
отношения с людьми.
И тот, кто правильно ведет себя по отношению к Аллаху
(Всемогущий Он и Великий), и хорошо обращается с людьми, относится к
ним с добротой, тот суфий. А истикама - это когда он ставит приказ
Всевышнего Аллаха выше всех своих интересов. А хорошее обращение с
людьми - это когда человек не заставляет людей делать то, что желает его
нафс, а поступает согласно их желаниям, пока это не противоречит
шариату.
Потом ты спросил меня о поклонении, оно включает в себя три вещи:
Первое – выполнение приказа шариата.
Второе - довольство предопределением и непреложным приговором
Всевышнего Аллаха.
Третье - оставление своего собственного довольства во имя
достижения довольства Аллаха.
Ты спрашивал меня об уповании: это когда ты веришь в то, что
обещал Всевышний Аллах, то есть в то, что предопределенное для тебя
обязательно случится, даже если все люди на земле будут стараться
помешать этому, и то, что не было предопределено для тебя, не случится с
тобой, даже если весь мир будет стараться для того, чтобы это произошло.
Ты спрашивал меня об искренности: это когда ты все делаешь
искренне во имя Всевышнего Аллаха, и сердце твое не радуется хвале
людей и не придает значения их порицанию. И знай, что показуха

происходит от возвеличивания людей. Ты можешь избавиться от нее тем,
что посмотришь на них, как на подчиненных Воле и будешь считать их
предметами, не способными стать причиной радости или горя, - это
избавит тебя от стремления покрасоваться перед ними. А если ты думаешь,
что они имеют могущество и волю, то не сможешь избавиться от
стремления покрасоваться перед ними. Сын, на некоторые из остальных
твоих вопросов я ответил в своих трудах, и ищи их там, а отвечать на
некоторые из них - грех. Делай то, что тебе известно - и тебе откроется то,
Чего тыне знал.
Сын, спрашивай меня о том, чего ты не понимаешь, только языком
сердца, ведь Всевышний сказал: «Если бы они потерпели, пока ты
выйдешь к ним, это было бы лучше для них» (49:5). И прислушайся к
наставлению Аль-Хизра (мир ему), которое гласит: «И не спрашивай
меня ни о чем, пока я сам не поведаю тебе об этом» (18:70). И не спеши,
пока не придет его время, тогда это откроется тебе, и ты увидишь его: «Я
покажу вам Свои знамения, и посему не торопите Меня» (21:37). И не
спрашивай меня до того, как наступит его время, и знай, что ты найдешь
ответы лишь в том случае, если не будешь сидеть на месте, ведь
Всевышний сказал: «Разве они не странствовали по земле и не
видели...» (35:44).
Сын, прошу тебя именем Аллаха, странствуй, и ты увидишь
много чудес, и жертвуй своей душой, как сказал Зуннун Ал-Мысри (да
смилостивится над ним Аллах) одному из своих учеников: «Если ты в
состоянии тем,
чем занимаются суфии».
Сын, я советую тебе восемь вещей, прими их от меня, чтобы твое
знание не было твоим противником в Судный день. Выполняй четыре из
них и оставь четыре.
Те, которые ты должен оставить:
Первая: по мере своих возможностей не спорь ни с кем, ни по
какому вопросу, потому что это является причиной многих бед и
наказание за это больше, чем польза от него. Потому что это первопричина всех пороков, таких, как показуха, зависть, высокомерие,
ненависть, враждебность, хвастовство и других. Да, если возник какой -то
спорный вопрос между тобой и человеком или группой, и ты хочешь,
чтобы правда победила и не была потеряна, тогда можно спорить, но есть
два признака того желания. Первый: чтобы не было для тебя разницы
между тем, чтобы истину открыл ты или кто -то другой кроме тебя.
Второй: чтобы спор в уединении был для тебя предпочтительнее, чем если
бы он происходил в обществе. Послушай, я скажу тебе одну полезную
вещь: знай, что вопрос о спорном - признак болезни сердца, ответ ему -

начало лечения. И знай, что сердца невежд поражены болезнью, а алимы врачи, и алим, знаний которого недостаточно, не может хорошо лечить.
Но даже алим, знаний которого достаточно, не лечит от всех болезней, но
лечит то, что можно вылечить и исправить, но если болезнь запущена и
уже стала хронической и неизлечимой, тогда мастерство врача тут
заключается в том, чтобы сказать, что эта болезнь неизлечима и не надо
стараться избавиться от нее, потому что это пустая трата времени.
Потом знай, что болезнь невежества бывает четырех видов:
Один из них можно излечить, а остальные нет. Те, от которых нельзя
излечиться: один из них, это когда человек задает вопросы и протестует
из-за зависти и ненависти, и чем лучше и полнее ты ответишь, чем
красноречивей и яснее будет твой ответ, тем больше ненависти,
враждебности и зависти это добавит ему. Лучше всего - не отвечать ему,
ведь было сказано:
От всякой ненависти и вражды можно избавиться,
Кроме ненависти того, кто враждует с тобой из-за зависти.
Откажись от него и оставь его вместе с его болезнью. Всевышний
Аллах сказал: «Отвернись же от того, кто отвернулся от Нашего
Напоминания и не пожелал ничего, кроме мирской жизни» (53:29). И
завистник всеми своими словами и поступками разжигает огонь в древе
своих деяний. Как сказал Пророк (да благословит его Аллах и
приветствует): «Зависть пожирает добрые дела, как огонь пожирает
сухое дерево».
Второй: когда причина его болезни - глупость, это тоже невозможно
вылечить, как сказал Иса (мир ему): «Поистине, я могу воскрешать
мертвых, но не могу излечить глупца». И этот человек недолго
занимается получением знаний и учится чему-то из духовных наук и
шариата, а потом спрашивает и протестует из-за своей глупости
против большого ученого, который всю свою жизнь потратил на
изучение теологии и шариата, а этот глупец ничего не знает и
думает: то, что представляет трудность для него, так же
затруднительно и для большого ученого. И если он не понимает
этого, следовательно, вопрос его от глупости и не надо трудиться
отвечать ему.
И третий, если он просит направления, все, что непонятно ему из
слов великих, он относит к слабости своего понимания, и он
спрашивает для того, чтобы получить пользу. Но при этом он глуп и
не понимает сути - ему тоже не надо трудиться отвечать, как сказал
посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует): «Нам,
пророкам, было приказано обращаться к людям по мере их
разумения».
А болезнь, от которой можно излечить, - это когда человек просит
наставления, сам он при этом умен и понимает, и его не одолевает
зависть, гнев, стремление к положению и богатству. Если он хочет
идти по истинному пути, а не спрашивает и возражает из зависти,

придирчивости или для проверки - тогда это излечимо, и тебе можно
отвечать ему, более того, ты даже должен ответить ему.
И вторая вещь из того, от чего ты должен отказаться - то, что ты
должен остерегаться быть наставником и проповедником, потому
что это несет в себе много бед, если только ты не будешь сначала
делать то, что говоришь, а потом призывать к этому людей. Подумай
о том, что было сказано Исе (мир ему): «Сын Марйам, увещевай
себя, а потом увещевай людей, а если нет, то постыдись Господа
своего». Но если тебе выпало такое испытание, то
остерегайся
двух вещей:
Первая: излишества и искусственности в речи. Это касается
предложений, строк из цитат из стихотворений, потому что
Всевышний Аллах ненавидит фальшь и притворство, а притворщик это тот, кто переходит границу, что указывает на его испорченность
внутри и небрежность сердца. Увещевание - значит, напоминать
рабу об Огне в загробной жизни и недостаточном его усердии в
служении Создателю, заставлять его размышлять о прошедшей
жизни, которую он потратил на то, что не поможет ему, и думать о
препятствиях, которые встречают его, таких, как нездоровье,
недостаточность своей веры в Конце, и о том, каким будет его
состояние в объятиях Ангела Смерти, и сможет ли он ответить на
вопросы Мункара и Накира, чтобы он заботился о своем положении
в день Воскресения во всех его положениях, о том, пройдет ли он
благополучно через Сират или упадет в бездну? Память об этих
вещах будет жить в его сердце и будет мешать его спокойствию.
Бушевание этих огней и оплакивание этих несчастий и называется
напоминанием.
Обучение людей, указание на эти вещи и на их небрежность и
нерадение, на их недостатки, так, чтобы жар этого огня достиг
присутствующих и вселил в них страх перед теми бедами, чтобы они
успели исправить совершенное за прошедшую жизнь по мере
возможностей и в оставшиеся дни не занимались ничем, кроме
поклонения Всевышнему Аллаху - это, в общем, называется
наставлением. Например, если ты видишь, что на дом человека
надвигается оползень, а он, вместе со своей семьей находится
внутри, ты кричишь: «Берегись! Берегись! Спасайтесь!»,- в этот
момент желает ли твое сердце передать хозяину дома свою новость с
помощью излишеств в речи: с деланностью в словах, остротами,
сравнениями - нет, конечно. В таком же состоянии находится
проповедник, и он должен остерегаться этого.
И вторая вещь: когда твои усилия в проповеди были направлены на
то, чтобы люди на твоих собраниях издавали определенные звуки
или изображали сильную любовь и рвали на себе одежды для того,
чтобы говорили: «Это самое лучшее собрание!». Потому что все
это - стремление к земной жизни, оно происходит от небрежности.
Но твои усилия и пыл должны быть направлены на то, чтобы
призывать людей (отречься) от земной жизни (и вернуться) к

загробной, от греха к покорности, от алчности к аскетизму, от
жадности к щедрости, от сомнения к убежденности, от гордости к
благочестию, чтобы пробудить их от сна. Надо призывать их любить
загробную жизнь и изгнать из сердец земную, учить их науке
поклонения и аскетизма и не соблазнять их Щедростью Всевышнего
Аллаха (Всемогущий Он и Великий) и Его милостью, потому что
они по своей природе стремятся к тому, чтобы сойти с пути шариата
и делать то, что не вызывает довольства Всевышнего Аллаха,
приобретая порочные качества. Всели же в их сердца страх,
устрашай их и предупреждай о том страшном, что их ожидает,
может быть, это изменит их изнутри и снаружи, и они обнаружат
сильное желание и стремление к поклонению и отказу от греха. Это
путь проповеди и наставления, и не каждая проповедь является
такой, но она представляет собой зло для того, кто произносит ее, и
для того, кто слышит, даже говорят, что она дракон и дьявол,
который сводит людей с их пути и губит их, и что они должны
бежать от нее, потому что даже шайтан не может испортить их
религию так, как этот сказавший. И тот, кто может и у кого есть
возможность, должен избегать мест проповедей и запрещать тому,
кто уже начал, потому что это входит в приказ делать добро и запрет
делать зло.
И третье из того, что ты должен оставить - общение с правителями и
султанами, ты не должен видеть их, потому что взгляд на них и
общение с ними - великая беда, и если тебе выпало это испытание, то
не хвали и не возноси их, потому что Всевышний Аллах ненавидит
того, кто восхваляет порочного и несправедливого (человека). И
если человек делает дуа (молится) о продлении его жизни, значит, он
желает, чтобы тот ослушивался Аллаха на Его земле.
И четвертое из того, что ты должен оставить, - ты не должен
принимать даров и подношений правителей, даже если ты знаешь,
что это халяль (разрешенное). Потому что стремление к ним наносит
вред вере, потому что это ведет к лести, заботе об их мнении и
согласию с ними в их несправедливом отношении к людям. Все это
вредит вере, и наименьший вред - это то, что, принимая их подарки и
пользуясь теми благами, что они дают тебе, ты начинаешь любить
их, и тот, кто любит кого-то, желает ему долголетия, а в желании
долголетия несправедливому - желание несправедливого отношения
к рабам Всевышнего Аллаха и желание разрушить мир. И что может
быть еще хуже для веры и Конца? Берегись обмана и обольщения
дьяволов или слов некоторых людей о том, что будет лучше, если ты
возьмешь у них динар и дирхем и раздашь бедным и несчастным,
потому что они тратят их на порочное и греховное, и если ты
потратишь их на бедняков, то это будет лучше, и, поистине,
Проклятый /шайтан/ погубил таким образом много людей, и мы
говорили об этом в «Возрождении наук о вере», почитай там об
этом.

А четыре вещи, которые ты должен делать, это:
Первая: ты должен относиться к Всевышнему Аллаху так, как если
бы к тебе относился твой раб, то ты был бы доволен, не обижаясь и
не гневаясь на него, и то, чем ты не доволен от своего раба, то Аллах
не будет доволен этим. Всевышний Аллах - Он твой истинный
Господин.
Вторая: обращаясь с людьми, делай это так, как ты хочешь, чтобы
они обращались с тобой, потому что вера (иман) человека
становится совершенной лишь тогда, когда он начинает желать для
других то, что он желает для себя.
Третья: если ты изучаешь какие-то науки или получаешь какие-то
знания, то они должны быть такими, которые исправляют твое
сердце, очищают твою душу. Например, если тебе станет известно,
что тебе осталось жить одну неделю, в этом случае ты точно не
будешь заниматься изучением фикха, морали, основ (фикха),
теологии и других, потому что ты знаешь, что эти науки тебе не
помогут, но ты будешь изучать сердце и исследовать свойства души,
отстраняясь от того, что связывает тебя с земной жизнью, посвятив
себя очищению души от низменных качеств, предаваться любви к
Всевышнему Аллаху и поклонению Ему, приобретению
положительных качеств, и нет дня и ночи, которые не могут
принести рабу его смерть.
Сын, послушай другие мои слова и думай о них, пока не найдешь (в
них) спасения: если тебе скажут, что к тебе через неделю придет с визитом
султан, я знаю, что в это время ты не будешь заниматься ничем, кроме
того, на что, как ты знаешь, султан посмотрит, например, платье, твое
тело, жилище, постель и др. А сейчас поразмышляй о том, что я сказал, я
знаю, ты поймешь, потому что проницательному достаточно одного слова.
Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал:
«Поистине, Аллах не смотрит на ваш вид и на ваши дела, но смотрит на
ваши сердца и намерения». Если ты хочешь больше узнать о том, какое
оно - сердце, то посмотри в «Возрождение наук о вере» и других моих
сочинениях. Это знание обязательно для всех, а другие - обязательны в
достаточной мере, кроме того, что необходимо для выполнения
обязанностей перед Всевышним Аллахом, и Он будет помогать тебе, пока
ты не получишь его.
И четвертое: из благ земной жизни ты должен иметь столько,
сколько тебе нужно на один год, так делал посланник Аллаха (да
благословит его Аллах и приветствует). Он заготовлял такое
количество запасов для некоторый своих комнат [Имеются ввиду
комнаты его жен] и говорил: «О Аллах, обеспечь семейство
Мухаммада достаточным пропитанием». Но он не делал этого для
всех своих комнат, но делал запасы для тех (своих жен), в сердцах
которых он видел слабость. Но для тех, в силе веры которых он не
сомневался, он запасал пищу, достаточную на один день или на
полдня.

Сын, здесь я написал то, о чем ты просил меня, и ты должен
выполнять это, при этом не забывая меня. Вспоминай меня в своих благих
молитвах. А что касается дуа (молитвы), который ты просил у меня, то
ищи его в достоверных дуа (переданных от Пророка (да благословит его
Аллах и приветствует)), и все время читай эти дуа, особенно после намаза:
«О Аллах, я прошу полноту блага, продолжительность покровительства,
широту милости, благополучия, спокойной и самой счастливой жизни,
наиболее совершенного благодеяния, самого большого награждения,
наиболее приятной и полезной милости.
О Аллах, будь с нами и не будь против нас.
О Аллах, заверши наши жизни в счастье и осуществи наши мечты в еще
большем количестве, сделай так, чтобы благополучие сопровождало наш
путь и конец, веди нас к Твоей милости и пролей на наши грехи изобилие
Своего Прощения, одари нас избавлением от пороков и сделай
благочестие нашим запасам, мы все стараемся ради Твоей религии, на
Тебя мы уповаем и полагаемся. О Аллах, укрепи нас на пути истинном и
защити нас от того, что может стать причиной раскаяния в день
Судный, облегчи бремя наших грехов и одари нас жизнью благонравных и
огради нас от того, что печалит нас в этой жизни и в той /следующей/
жизни. Защити от зла нехороших людей, обмана порочных и спаси нас,
наших отцов, матерей, братьев и сестер от Огня, Твоей Милостью
просим, о Могущественный, о Всепрощающий, о Щедрый, о Защищающий,
о Создатель ночи и дня, избавь нас от горестей земной жизни и
наказаний могилы и Ада, о Знающий, о Могучий, о Аллах, о Аллах, о Аллах!
Твоей Милостью умоляю тебя, о Самый Милостивый из всех милостивых,
о Самый Первый из первых, о Последний из последних, о Обладающий
могуществом, Крепкий! О Проявляющий милосердие к несчастным, о
Милосерднейший из милосердных, нет божества, кроме Тебя! Пречист
Ты! Воистину, я был одним из беззаконников! И да благословит Аллах
господина нашего Мухаммада, его семейство и всех его сподвижников, и
хвала Аллаху, Господу миров!»

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ

3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его

последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN

4. Мечети Грузии: вчера и сегодня.
5.

6.
7.
8.

9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза

Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация»
Георгия МАМУЛИА.
13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Рецензия на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация»

Новое серьезное научное исследование по истории
конфедеративной мысли в рамках движения «Прометей»

кавказской

Георгий МАМУЛИА

В 2011 г. московское издательство «Социально-политическая мысль»
выпустила в свет книгу азербайджанского исследователя и бывшего
дипломата Р. Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская
Конфедерация». Тема более чем актуальна, принимая во внимание
события, развивающиеся на Кавказе после распада советской империи
вплоть до наших дней. Выбор сюжета оправдан и с той точки зрения, что
именно Расулзаде и возглавляемая им партия «Мусават», как у себя на
Родине, так и в эмиграции, являлись главными знаменосцами идеи
политического единства народов Кавказа, справедливо усматривая в этом
единственный залог независимого государственного существования
Азербайджана.
На основе массы уникальных архивных документов, зачастую
добытых самим автором во время своей многолетней дипломатической
деятельности во Франции, автор дает развернутую картину политической
жизни Расулзаде, в свете выдвигаемых им инициатив по созданию
Кавказского государственного союза.
В книге убедительно показано, что концепция образования Союза
кавказских государств, сложилась у Расулзаде еще до формального
объявления независимости Азербайджана 28 мая 1918 г.
Так, идея независимости Закавказья, была заложена в декларации
партии «Мусават», обнародованной на заседании закавказского сейма 15
февраля 1918 г. Однако, на этом этапе, даже после переворота,
совершенного большевиками в Петербурге в октябре 1917 г., идею
государственной независимости Закавказья, в целом, не разделяло
подавляющее большинство депутатов сейма. Небезынтересно отметить,
что лишь грузинский национал-демократ Г. Гвазава, будущий редактор
журнала «Прометей», с которым, в течение 1926-1938 гг. Расулзаде будет
связывать тесное и плодотворное сотрудничество, в это время подержал
«отделение Закавказья от той России, которая существовала в лице Ленина
и его товарищей» (См.: Р. Абуталыбов, Мамед Эмин Расулзаде и
Кавказская Конфедерация, Москва, Издательство «Социальнополитическая мысль», 2011, с. 11.).
Таким образом, несколько забегая вперед, следует констатировать,
что основа взаимодействия кавказских политических деятелей, в
эмиграции входящих в движение «Прометей», складывалась еще в 19181921 гг., в период существования независимых государств Кавказа.

Автор убедительно показывает, что логическим продолжением этой
линии на кавказское единство, следует считать резолюцию, принятую на
втором съезде партии «Мусават», состоявшейся 2-11 декабря 1919 г. в
Баку. В ней, в частности, подчеркивалось: «Признать объединение
кавказских республик в свободный союз Кавказской Конфедерации
желательным и призвать всю кавказскую демократию, а также
правительства соседних республик, способствовать осуществлению этой
идеи» (Там же, с. 21.).
На основе тщательного анализа политической ситуации,
сложившейся на Кавказе в период существования независимого
азербайджанского государства, автор приходит к несомненно правильному
выводу о том, что «главная причина падения АДР (добавим от себя, – и
других республик Кавказа, – Г. М.) кроется в отсутствии общекавказского
единства, солидарности молодых государств, в невоплощении замысла
Кавказской Конфедерации» (Там же, с. 23.).
Автор уделяет особое внимание общекавказским инициативам,
выдвинутым кавказскими эмигрантами в эмиграции. Упомянутый период
деятельности Расулзаде, неразрывно связан с деятельностью организации
«Прометей», объединявшей в своем составе почти всех политических
представителей нерусских народов, стремящихся к восстановлению
независимости своих государств, возникших в 1918-1921 гг. на развалинах
империи Романовых, и вскоре ставших жертвой нового, уже красного
империализма. Польша, в лице вернувшегося к власти в стране в 1925 г.
маршала Ю. Пилсудского, стояла у истоков создания данной организации,
в течение всего времени ее существования оказывая ей финансовую и
иную поддержку. Наряду с этим, Варшава способствовала созданию
эмигрантами
структур,
максимально
централизующих
их
антибольшевистскую и национально-освободительную деятельность. С
целью координации действий кавказских политических активистов,
входящих в движение «Прометей», в 1926 г. был создан Комитет
независимости Кавказа (КНК), в 1935 г. преобразованный в Совет
Конфедерации Кавказа (СКК). Одним из основных руководителей обеих
этих структур, на протяжении всей их деятельности, был Расулзаде.
Нахождение Расулзаде во главе центрального органа кавказцев-членов
Прометеевского фронта, еще более утвердило его в убеждении того, что
единственной возможностью существования независимых кавказских
государств, является их конфедеративный союз. Как указывает г-н
Абуталыбов, в это время одной из основных целей публицистической

деятельности Расулзаде становится пропаганда идеи Кавказской
Конфедерации. В связи с этим, автор вводит в научный оборот немало
неизвестных ранее источников, в том числе составленных на
азербайджанском (тюркском) языке, что дает исследователям еще более
рельефно проследить эволюцию позиции Расулзаде по вопросу
кавказского единства. В связи с этим, автор справедливо обращает
внимание на тот факт, что Расулзаде не оставил в стороне и проблему
соотношения концепции Кавказской Конфедерации с идеологией
туранизма (пантюркизма), которое сам Расулзаде трактовал как сугубо
культурное, а не политическое движение. Рассматривая идеологию
коммунизма орудием русского империализма, имеющим своей основной
функцией
русификацию
азербайджанского
народа,
Расулзаде
противопоставлял
ему
идеологию
мусаватизма,
как
символа
азербайджанского национально-освободительного движения, которое, при
этом, являлось составной, интегральной частью общекавказского
национально-освободительного фронта.
«Мусаватство
движения на деле!

это

знамя

национального

азербайджанского

Это знамя двигается вперед вместе со знамёнами объединившихся
под лозунгом Кавказской Конфедерации наших соседей, судьбы которых
тесно связаны с судьбой нашей Родины – Азербайджана» (Там же, с. 36.).
14 июня 1934 г. представители национальных центров
Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа подписали Пакт Кавказской
Конфедерации, содержащий в себе положения о создании объединенного
кавказского государства, после освобождения региона от большевистской
оккупации. От имени Азербайджанского национального центра, пакт
подписал Расулзаде, что, по справедливому замечанию автора, сделало его
«не только наиболее заметной фигурой и лидером азербайджанской
эмиграции, но и выдающимся лидером общекавказской политэмиграции»
(Там же, с. 38.).
Заканчивая настоящий обзор, следует отметить, что перед нами –
солидная научная работа, основанная на многочисленных архивных
источниках, многие их которых впервые вводятся автором в научный
оборот. Основной ценностью исследования, на наш взгляд, является
умение автора рассмотреть вопрос эволюции у Расулзаде кавказской
конфедеративной идеи в историческом контексте эпохи, взяв за основу его

деятельность не только в эмиграции, но и в период существования
независимого азербайджанского государства.

Опубликовано в журнале: Nowy Prometeusz, Warszawa, 2012, n° 3, p. 181183.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Стихи и проза Чечни
Петирова Петимат Руслановна родилась 12 февраля 1982 года в селе
Элистанжи Веденского района. По окончании средней школы, в 1998 году
поступила на филологический факультет Чеченского Государственного
университета. Работала преподавателем в селе Хаттуни.
В 2006- 2008 годы Петимат работает в книжном издательстве в городе
Грозном. Публикуется в журналах «Нана », « Орга », « Вайнах »,
« Стела1ад » ( Радуга) и в газетах « Исламан з1аьнарш », (Зори Ислама)
« Даймохк », « Хьехархо », в юмористическо- сатиристическом журнале
« З1уга » (Оса) . Пробует себя в прозе, поэзии и публицистике. Стихи и
рассказы Петимат вошли в такие сборники, как « Марг1алш »
(Хворостинки) , « Чеченский рассказ ». Вышел в свет сборник стихов
« Сатийсаман заза » (Расцвет ожидания).
Сегодня мы представим нашим читателям небольшую подборку молодой
чеченки Петимат Петировой и поэтов Чечни, на тему выселения чеченцев
в 1944 году.

Тептаро буьйцу Къонахийн некъ
Петимат Петирова
Хьан бах хьо,
Сан Даймохк,
Яханчу хенахь а,
Йоза а хьайн доцуш
БΙарзбелла баьхна?
(М. Мамакаев)
Къоман тептар… ХΙун къайле ю те ахь хьайна чохь хьулйинарг?
ХΙун ду те хьан хьаьркийн йозано дуьйцинарг? БΙеннаш шерашкахь сан
къомо бина некъ бу ахь гойтург?..
Кехаташ хоьрцуш хьан кΙорге мел кхийда совдолу нохчийн махках,
халкъах ден дозалла. ХΙан-хΙа и куралла яц. Шен онда бух а болуш, бакъо
йолу дозалла ду. Атта ца хилла вайн некъ цкъа а, малх кхеттачу дийнахь
къегаш, шершаш когаш кΙелара дІауьду силаман некъ санна шера а ца
хилла. Цкъа генна ломах хьалагІерташ, дуьхьал тархаш, токхамаш

нислуш, юха берда йисте таьΙаш, чухьаьжча бІагор а боуьйтуш, кІоргачу
Іина йистехула боьдуш, тІаккха лаьхьанах сетташ, тов Іаьткъинчу
дийнахь я Іаьнан чиллах гІори-гІоддах ахь гІулчаш йохуш дикка йорт
тесна юхахьаьжча кхин гена а ца ваьлча санна хоьтуьйтуш чІугъетташ
боьду ламанан аьрха некъ санна кхераме, челакха хилла. Амма сийлахь,
цІена, юьхькІоме.
Юсупан Іабдул-Кериман Іусмана шена тІелаьцнарг чолхе декхар ду.
Шен романехь цо гайта леринарг шен къоман дІадахнарг таллар,
таханенах дозар, кханено хІун дохьур ду те аьлла хьежам кхоллар ду.
«Орга» журналан агІонаш тІехь кийсакашкахь араяьллачу романан
ешархошка ладоьгІча и шен Іалашоне кхаьчна ала мегар ду, шеко йоцуш.
Говзачу, аьхначу нохчийн маттахь хΙиттадо автора бІеннаш шерашкахь
лайначун, гинчун, лезначун суьрташ. «Йист йоцу хІорд санна бу хьуна
шорта ша хууш волчунна вайн нохчийн мотт», боху дешнаш кхузахь шен
метта аьлла хета. Меттан кІоргалла, хазалла гучуйолу кхузахь хІора а
суьртехь.
Романо чулоцу вуно генарчу дІадаханчуьра Нохчийчохь тІемаш
хилале долчу шерашка кхаччалц болу хиламаш. Коьртачу турпалхочун
Алхастан иэсехь карладохуш кхетамехь луьтту цо дуьне кхоьлличхьана
бохург санна, шен халкъо лайнарг. Дуьненан карзахе хьийзарх, ша тІе ца
кхуьуш замано йоргΙахь дечу боларх а кула а яьлла, ша винчу юьртахь
шен дайн кхерчахь паргІат, маьрша ваха цІа воьрзучу Алхаста дуьнене
бехкбаккхарца дечу къамелаца йолало романан юьхь. Оцу массо а
хІуманан а ша теш хилча санна дагардо цо Турпал Нахчон берийн карзахе,
синтемза, мерза-къаьхьа дахар. Хезаш санна хета цкъа грекийн, юха
монголийн, тІаккха Тимаран эскаршна дуьхьал цхьаъ санна, гІевттина
летачу Нахчон берийн тарраша суйнаш туьссуьйтуш вовшехдеттачу
болатан, хьуьнаршна дог ира-кара хІиттош къонахаша вовшашка деттачу
маьхьарийн, церан дегнаш гІийттош мехкарша лоькхучу эшарийн зов.
Алхаста шен сих дохучу дешнаша гойту мел герга бу цунна шен дайн
хастаме некъ, мел дозалла до цо церан турпаллалех, къонахаллех.
Амма цунна гІенахчул башха дагахь а дац винчу юьрта вирзинчул
тІаьхьа еха хан ялале мел хийцалур бу шен дуьнене хьежам, шена ша
вевзаш а хиллий хьовх, аьлла ойла кхуллур ю цуьнан оцу йоццачу хенахь
шеца Іиттаделлачу
гІуллакхаша. Эзарнаш шеконех, зерех, халонех
чекхвийлинчул тІаьхьа цо дуьне къинтІерадаккхаре дерзор ду шен
бехкбаккхаре къамел. Шен махкан, халкъан ирсан дуьхьа, шел хьалха

Турпал Нохчонна тІера схьа шен дега Абуга кхаччалц кху лаьтта тІехь
баьхначу хаьржинчу къонахаша ийзина жоьпалле, луьра, хастаме дукъ
шен белшаш тІеоьцур ду цо. Хала, аьрха, синтемза, цкъацкъа валаранвисаран зила тІе а хІоттош кхераме бу цуьнан некъ. Оцу новкъахь дуккха а
дуьхьалонаш а, мостагІий а хІуьтту цунна хьалха, амма тешаме доттагІий
а, яхь йолу накъостий а ца эшабо цунна, ша оццул муьтІахь волчу АллахІДала. Дика накъостий бу кхуьнан ваша Абу-Солта, цуьнан хІусамнана
Малика, доттагІ Іимран, хьехамчаш Овта, Мадар. Дуьненан халонаш а,
галморзахаллаш а лан а, йицъян а гІо до сирлачу безамо (я цунах кхоччуш
кхетта вацахь а, цуьнга болчу сатийсамо), Алхастан ирсан седа, къилба
хуьлий дІахІутту исбаьхьа, хьекъале Сата. Амма туьйранахь санна атта ца
хуьлу царна вовшех кхета, дуккха а шеконаш а, цакхетарш а хІуьтту царна
юкъа цара вовшашна дуьхьал дуьххьара ирке гІулчаш яхале.
Къаьсттина меттиг дІалоцу романехь ДегІастахь дуьххьара Исламдин даржор дийцаро. Хаьржинчу, Шеконаш Йоцучара шайн тергонехь
латточу къонахийн тІаьхьенах ву Берса. Башха хІоттийна ду кхузахь
Берсин васт. Баккъал а шен дайн хила хьакъ волу, Къоман Тептаран къайле
ларъян доьналла, ницкъ, кхетам тоьар болчу Берсин болу дуьненал а
дезачу эхартан сийлалле шен къам дига, царна нийса некъ хьеха сийлахь
кхаж. ЦІунашна, жІарашна корта бетташ Іамалш ечу нохчийн лаьмнашкахь
дуьххьара АллахІу Акбар хазийнарг Берс-шайхан беркате аз ду.
Нохчийн литературехь оццул кІорга а, шуьйра а дуьххьара гайтина
ду дин даржар а, нохчаша иза тІеэцар а. И коьрта бахьана лара а мегар ду
йийцаре еш йолчу романо бакъдолу къоман тептар хилла вайн
литературехь шен меттиг дІалоцур хиларх теша. Баккъал а мехала кхиам
бу иза. Леррина, суртхІоттон басарш ца кхоош, амма церан барам тІех ца
боккхуш, керлачу дешнех ца къехкаш, ширанаш тІе Іеха таса ца дуьтуш
малхадохуш, хІора дош а шен сица луьттуш шершийна кху тептаран
агІонаш тІехь Іусмана шен къолам.
Адамийн хьеречу, кІуркІаманечу дахарна юьстах ца дитина цо Іалам
а. ХІора хилам а Іаламца бозуш, массо синхаам цуьнца боькъуш говза
юкъадалийна ду иза дахарна. Кхечу кепара хуьлийла а ма дац иза. Дахаро
чулоцург-м хІора мІаьрго яй. Ламанца дистина чалх текхош охьахьаьддачу
хи тІера бІаьстенан бацалахь техкачу зезагаш тІера дургал лехьочу
накхармозанна тІекхаччалц йолу Іаламан башхаллаш адаман кхолламехь
мел кІеззиг делахь а, шайн дакъа дІалоцуш ма ду. Кегийчу а, баккхийчу а
хиламех, бен ца хеташ тесна дуьтучу пайдабоццучу хІуманех а, шайна тІе

тидам бохуьйтучу даккхийчу гІуллакхех а дуьйцина дай хІара дахар-м.
Иштта, Къоман Тептарехь а ду-кх массо а хІума, хилам шен декхарш
кхочушдеш.
Ешархочунна хета тарло Къоман Тептар, иза хьехахь охьадиллина
цхьа билгалла тептар ду, хΙанхΙа, и тептар оцу хьеха бечу новкъахь
зеделларг, гинарг, лайнарг ду, нохчийн халкъо шен цΙийца лардинарг,
муьлхха а халонаш тΙехΙиттарх дан йиш йоцург, доь дайта вайн бакъо
йоцург. Дала некъ маьрша бойла хьан, Къоман Тептар! Хьайн къоман
иэсехь кІоргга зил буьтуш меттиг дІалаьцна оьмар а яхйойла хьан!

Я плачу
Я плачу. Ночь смеется надо мною,
И звездам в небе весело с луной.
Стекают слезы в мокрые ладони,
Под стон души, что не исторгнут мной.
Я плачу вновь, твои читая письма…
От фотоснимка взгляд не оторвать!
И между строчек слез роняю бисер…
Как нелегко мне в горле ком глотать!
Я боль свою поведаю Вселенной,
Души моей пусть и беззвучен стон,
Судьбу прошу с мольбою откровенной,
Вернуть тебя, чтоб озарить мой сон…
Боюсь я дум своих…
Боюсь я дум своих. А вдруг, слова
Услышат недоверчивые уши?
Писала письма… Тем была жива
Что я бумаге изливала душу.
Как сердца боль унять, скажи, мой друг?
И кто утешит душу хоть отчасти?
И как мне этот вылечить недуг?
Как без любви свое мне строить счастье?
На полпути…

Чтоб по тебе я реже тосковала,
Ты вместо ласки даришь стылый лед.
Но я теперь навязчивою стала –
Мечты мои продолжат свой полет.
Сродни тому, как путь искать в тумане,
Твои мне сложно думы разгадать.
Наверно нам /судьбу ведь не обманешь/
На пару не придется станцевать.
А кто-то вновь и вновь улыбки дарит.
Он каждый раз при встрече ловит взгляд.
И что-то там из лирики читает,
Стихи меня невольно тормозят…
Остановилась. Главный перекресток.
Стою и не решаюсь перейти.
Непросто это…как это непросто
Тебя оставить здесь, на полпути.
О счастье светлом думаю-гадаю.
Но не могу я сделать этот шаг…
Да, не смела. Тебя, я точно знаю,
Из сердца мне не выкинуть никак.

И момент настанет…
Компас мой в пути меня не подведет:
Не сгибаясь, продвигаюсь я вперед.
Есть одна благая цель в моей судьбе −
Слово доброе оставить о себе.
Но у компаса есть самый главный курс.
И у цели есть важнейший свой ресурс…
Повзрослев, оставив детство за спиной,
В люди выйдет сын любимый мой, родной.
И момент настанет, и в один из дней
Сын, меня увидев, не стыдясь друзей,
В гордом бравом виде станет обнимать,
Всем меня представит: «Это моя мать!»…

Песни печали…
Мы песни друг другу нередко с тобой посвящали,
И курсом взаимным дороги-пути пролегли.
А после свидания новые встречи искали…
Неужто прервется история нашей любви?
Мы в счастье и в горе с тобой на судьбу не серчали.
Все было. И место в душевных стихах обрели:
Бывало, грустили и были в плену у печали…
Неужто прервется история нашей любви?
О чувствах высоких сонеты и оды слагали.
По волнам дорог − дальних, близких мы смело гребли.
И в лучшее верили, светлого жаждали, ждали…
Неужто прервется история нашей любви?
Сердца горевали, глаза заливались слезами.
В грозу и под солнцем пути пробивали свои.
И наши мечты до последнего дня были с нами…
Неужто прервется история нашей любви?
В тебе и во мне нескончаемы песни печали,
Но грезы надежд пережили прошедшие дни.
В раскованных думах стремимся мы в дальние дали…
Неужто прервется история нашей любви?

Я ждала…
Говоришь, чтоб я тебя навсегда забыла.
Но остаться в памяти ты хоть сам желал?
Говоришь, чтоб я тебя больше не любила.
Разве ты мне о любви слово хоть сказал?
Ни печали, ни тоски, к чувствам − недоверие.
Почему не знаешь ты, что такое грусть?
Ты и есть, и нет тебя, призраку поверила…
Как же жить мне без любви, без высоких чувств?!
Гаснет свет моей мечты − никого не встретила…
И меня покинул ты. Я ждала и верила…

***
Я так хочу проникнуться доверием,
И помыслов своих дарить всем чистоту.
Как утренний туман, мне хочется развеять всем
Душевным словом горе и беду.
Перевод : Борхаджиев Хож-Бауди.

САН БАХАМ БАЦ ХЬУНА ДЕШИЦА БУСТУШ…
Сан бахам бац хьуна дешица бустуш,
Іаьржачу денна ца гулдина жовхІарш.
Эрна ду чот еттар кепекийн, соьмийн,
Ас коьрта лоруш ерг син шорто ю.
Сан бахам – букъ тІехьа дитина некъаш,
Іалашо – диканна ловзабар ког.
Тахна сайн доларчун хьесап дан йоьлча,
Ойланехь луьтту ас мел тесна гІулч.
Дог хьоьстуш боьссича сайн кхерча кхаъ,
Дозаллаш ца дина майдана яьлла.
ГІайгІано хьовзаярх, са карзах дохуш,
Ницкъ кхаьчна сатоха, ца кхардон нах.
ТІехьаьжна гІорасиз, экама хетарх,
Оьшучохь гайтина къонахчун яхь.
Теш хиларх хийлазза сийсазчун, эхьан
Сайн сица лардина мехкарийн эхь.
Дог гІийла хьежнехь а ирсечийн зовкхе,
Цкъа а ца лелийна цхьаьнцце а хьагІ.
Вас хилла, легашка хІоьттича шад,
БІаьрхишна юккъехул ела а къежна.
Лийринарг ца нислуш, тем боцуш хьийзарх,
Сайн къина цхьаьнне ца лерина бехк.
Йожаярх, харцоно къинхетам боцуш,
Адмалле тешам а ларбелла даг чохь.
Цундела суна суо ехаш а хета,
Хаарна хадабан сайн ирсан мах.

Ангалин хилла кх сан ирсан ага.

Ангалин хилла-кх сан ирсан ага,
Ткъа кохкарш кхолламан сов чорда хилла,
Аганан гΙаж лаьцна куьг хилла шога,
Со цуьнан аьрхалло лазийна хийла.
Валти а кечдина, кΙохцалех дузуш,
Сан ирсан меттамотт аьхналлех хадош,
Елхаран къурдаша кийра а бузуш,
Цо хийла мохь аьлла, дуьне а Ιадош.
Ангали аталуш, даьржина Ιана,
Кога а дахале, ирс акха доккхуш,
Дезарна кхин дΙа а, дахарна Ιама,
И новкъа хΙоьттина, гΙийла гΙулч йоккхуш.
Цахилларг, я хилларг ойланехь луьттуш,
Сатийсам, байттамал, вовшашца къуьйсуш,
Туьйране бΙарлагΙаш дуьхьала хΙуьттуш,
Цо хийла некъ бина, кийрахь кΙеж туьйсуш.
Ангалин хиллехь а, сан ирсан ага,
Кхолламан кохкарш а сов чорда хиллехь,
Сан ирсо безамца лоьцур ду дага,
Шен лерса хьистина аганан илли.
И илли дара со Ιамийнарг ела,
И мукъам бара со Ιамийнарг елха,
И дешнаш дара со, мел хиларх хала,
Сайн вонехь, диканехь, цайитнарг цхьалха.

***
Хьан буьйса ца къагош, сан седа дІабайча,
Хьан Іуьйре ца хьостуш, сан зІаьнарш кхоьлича,
Сахьийзо, сатеда, со йоцуш висича,
Цхьа наггахь со дагалацалахь ахь…
Хьан цхьаллин дог Іийжош догІанаш дилхича,
Кхин хьуна ца къежа сан малх чубуьзича,
ГІайгІано садукъден мукъамаш болийча,
Цхьа наггахь со дагалацалахь ахь…
БІаьстенца бай кхолуш зезеагаш гІевттича,
Сан цІарах цІе тоьхнарг царалахь къегича,
Гонаха бІаьрг беттарх, сан гІаларт ца гича,
Цхьа наггахь со дагалацалахь ахь…
Лазаман лорах.

Петимат Петирова
Цхьа чаккхе йоцуш некъ а ма бац… ХІора шеран февраль баттахь а, и бутт
гергакхаьчча а,юх-юха карладуьйлуш, хІора шарахь керл-керла бакъдерш
тІе а кхеташ, схьадогІуш ду 69 шо хьалха вайн къам махках доккхуш, вайн
дайшна-наношна гина Іазап. Бераллехь баккхийчийн къамелашка
ладоьгІуш, башха чевне а ца лорура и – хьажахьа, яа хІума йоцуш, шелоно
а, мацалло а гІелбина хилла-кх уьш, олий, хетара. Tіаккха, вуззалц хІума а
йиина, бовхачу метта хьала а ваьлла, дІавижча, дицлора…
Дуккха а баларш а хуьлура, нах дІабохка а ца ларадора, аьлча а тамашийна
хетара, тхан бераллин шераш чулаьцначу, оцу боццачу муьрехь ,хІинца
санна дукха ца хуьлура тезеташ, я башха тидам ца бо дела хетара а хаац…
Амма, кху тІаьхьарчу шерашкахь гинчу тІеман халонаша а, лайначу
баланаша а кхин а тІе карладохуш, кІаргдеш, гергадалийна вайна а
денош…
ХІинца кхечу кепара го, лергашна хезна ца Іаш, сица хаало цу Іаьржачу
баланийн хьу… Кхойтта шо зама… беха некъ… И шераш-м дуккха а
беттанех лаьттий, беттанаш – денойх, ткъа некъаш – чаккхармех… Оцу
дуккха а долчу деношца, бехачу некъаца мел йиш йоьхна, декъаза ойланаш
йина хир ю, мел баланаш листина хир бу церан коьрте…
Стенга? ХІунда? Йист ян а юй- те кху некъан? Нагахь и йист елахь а,
мичахь? ХІун хьоьху- те кху некъо а, кханалерчу дийно а? Кхин цхьана
дийнахь сатоьхча, кхин цхьана сохьтехь собар тоьъча… йохьах ца доха,
доьналлех ца хада… Цхьа йист йоцуш хІума хила йиш ма яц… цхьа чаккхе
йоцуш некъ а ма бац… Вовшийн бІаьра хьовса а ца баьхьаш… вовшийн
бІаьргашкахь цатешам, дохар гарна кхоьруш… тІаккха и дохар шайга а
кхачарна кхоьруш…стешхалло доьналлина тІехь толам баьккхича, шаьш
хІаллакьхиларна а кхоьруш…

ХІан-хІа, мацалла, шелонна, гІелонна шаьш хІаллакьхиларна кхийрина а
хир бац уьш, уггар боккха кхерам, шайн бакъ юьхь ларъян ницкъ цакхачар
хилла хир бу церан… Ерриг ойла цунна тІеерзийна а хир ю… Мичча
дигахь а, Дела воцчу ца дуьгу вай… Bайн эвлаяаш а, устазаш а хьийзийна,
махках а баьхна. Дала Шена дукха дезначу халкъана и зен баланаш лур бу
аьлла ду, вайн къам Далла дукха дезаран билгало ю, вайна тІехІиттина
халонаш а, бохуш, ойла Далла гергахь латтош, цунах шайна маслаІат дина,
шайн дайн синош холчу ца хІитто, царна хьалха юьхькІайн хІитта нигаташ
деш, гулдина цара шайн собар…Цо царна гІо а дина… Эзарнех зерех,
халонех чекхдаьлла вайн къам, шен амалх ца духуш.
Хилла гергарлонаш чІагІлуш, керланаш дузуш, уьйр-марзонаш ца хедаш
цІа бирзина вайн дай цигара.. Ца бирзина, кхолламо хьистина-м…
Bовшашка болчу лерамо, безамо хене баьхна-кх… таханлерчу дийне схьа a
кхачийна…

Юсуп Яралиев
ХIЕТАХЬ
Iаьнан чилла яра боху,
Нохчий цIера
Ара бохуш.
–Къоьжа хьекъалш холча хIиттош,
Дажал вара и кIур гIиттош,
ГIиллакхаш
юьхьIаьржа хIиттош.
–Массо вара хIетахь воьхна?
ГIодах доьхкуш
шаьлтий-доьхкий.
Х1етахь нохчийн дан а дарий?
Х1етахь нохчий бан а барий?
Ша ву олуш къонах варий?
Халкъан бала кхочург варий?
–Вара.
–Мила?
–Верриг вара.
Верриг «халкъан мостагI» вара.
Х1етахь шийла яра чIогIа,
Б1аьрса гIорош,

Адам дохош.
Некъаш- шера,
Ша а хьаькхна;
Адам- къера,
Дерриг хьаьхна…
Нохчийиштта
арабаьхна,
весетдоцуш, шерет доцуш,
ков-керт,даьхний
дIаа даьхна,
БакъонашдIаяьхна.

Саид Гацаев.

ХIан, дуьло, цIа гIо вай,
Вайн бакъо ели,
Вайна тIехь Iиткъина
Харцо дIаели,
ДIадевли и шераш
Вайна сел хьаьхна,
Махкаха, вовшаха
Вай къиза даьхна.
ХIан, дуьло, дIагIо вай,
Кхин дIа ца соьцуш,
И хилларш, и лелларш
Дага а лоьцуш:
Гонан юкъ гатйинчу
Акхаройх тардеш,
Вай кхуза тийсира
ГIелонца къардеш.
ХIан, дуьло, дIагIо вай,
Ериг схьаэцна,
ХIинццалц вай хебийна
Белшаш дIахеца.
Iу воцу бажа санна,
ДIагIор вай хIинца,
Забарна, бегашна
Хабар ма дийца.
Чурт доцуш дуьсу вайн
Кхузара кешнаш.
Цу къизчу шерашкахь
Къемато хьешнарш
Iахкар-кха царна чохь
Билгало яйна,
Дийна а, белча а
Дуьне ца тайна.
Вай хIинца дIадоьлху,
Вай дIа цIа кхочу:
Салт лаьтта вокзалехь

Автомат кочахь.
ДIадуьгуш диги вай
ТIе тоьпаш хIиттош,
ТIеэцар мичахь ду
Кийрахь дог гIиттош.
ДIахьаьжча, вайн цIера
И вайн дайн кешнаш
Чурт доцуш лаьтташ ду,
Дина шаьш аьршнаш:
Чартех тIеш техкина,
Некъаш деш чехка,
ТIех аьхна машенаш
Мох лоьцуш хехка.
И хIун бехк хилла-те
Беллачийн тIаккха
И массо церан каш
Сий доцчу даккхал? —
Лаьтта кIел боллушехь
Къийсина-кха цаьрца,
Дийнанаш махкаха
Бахарх шайн цIарца!
ХIун дер ткъа?! шен де ду
Адам дIалелош,
Шен гIиллакх, оьздалла —
Стаг велхош, велош.
Дист ца хир вай тIаккха,
Дош ца хир ала... —
Дехаш а, делча а
Вайна бу бала!

Борхаджиев Бауди

Февральский набат
В то февральское утро
я воплями не был разбужен.
И не видел солдата,
что в дверь колотил сапогом.
Не меня он погнал
из постели в студеные лужи.
Меня не было вовсе,
поскольку родился потом.
Но февральский набат
в мою душу врывается в полночь.
Догонял он меня
через версты и через года.
Не смогли заглушить
гром тревоги и времени волны:
Утром, кажется мне,
эшелоны уйдут в никуда.
Снова перед глазами
мелькают вагоны и лица,
В вопросительных взглядах
стократно читаю: «За что?…»
Но, в конце-то концов,
ведь должна быть у страха граница!
Разве враг тот старик,
лет которому минимум сто?
Может девушка та
подрывала устои Советов,
После свадьбы своей
не сменив подвенечный наряд?
Если это абсурд,
почему на приволжском рассвете
На остывшую гордость
набросилась стая волчат?
…Приближали Восток эшелоны,
верней эшафоты,
Где обилием слез
полноводны Нура и Талас.
В материнской утробе
вражонок - по форме зародыш
На тринадцатый день

был уложен на мартовский наст.
От тринадцати дней
и тринадцати лет, что в загоне
Том провел мой народ,
оскорбленный державной молвой,
Все стучат те колеса,
несут через память вагоны.
Только совесть – лекарство
под утро приносит покой.
Не понять сталинисту,
что чушь оправданья городит:
Лишь, когда был не страшен
действительный вражеский штык,
Чтоб других напугать
горькой участью малых народов,
Был придуман вождем
свой предательской сути ярлык.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА

10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Письмо Давида Уркхарта к черкесам .
Жанбек Хавжоко. Из архива Горской эмиграции.
В предыдущих номерах нашего журнала мы уже
неоднократно говорили о взаимоотношениях Англии и
Северного Кавказа в прошлом столетии, во времена
трагических десятилетий т. н. Кавказской войны. При этом
мы всегда проводили резкую границу между политикой
официальной Англии и работой частных лиц, которые в той
или иной форме проявляли интерес и симпатии к проводимой
Северным
Кавказом
жертвенной
борьбе
за
свою
независимость.
До сих пор, благодаря имеющимся под рукой
материалам,
нам
удалось
довольно
исчерпывающе
определить
первый
момент:
политику
Английского
правительства в эти решающие для Северного Кавказа годы.
Но, зато, скудность данных не позволила нам с достаточной
полнотой осветить второй момент: самоотверженную работу
частных кругов английского общества, благодаря которой,
собственно, кавказский вопрос стал одним из актуальных
вопросов тогдашней международной политики.

И этот пробел мы намерены несколько пополнить
публикуемым ниже письмом знаменитого черкесофила (в
широком значении этого слова) того времени — Давида
Уркхарта, который до конца дней своей жизни был горячим
защитником
независимости
Северного
Кавказа
на
международной арене.*)
Письмо это замечательно во многих отношениях и
выявляет во всей полноте широту политических горизонтов
его автора.
Из письма мы видим, что уже сто лет тому назад (письмо
было выслано в 1835 г.), когда северо-кавказские племена,
еще полусознательно, входили всего лишь в первичную
стадию своей консолидации в нацию, Уркхарт понял
громадную роль этого процесса в деле борьбы Сев. Кавказа
за независимость. Подчеркивая неоднократно на протяжении
своего письма этот процесс, как факт уже совершившийся
(например; и, таким образом, вы будете удовлетворены,
читая вместе одни и те самые слова от Черного моря до
Каспийского и слыша себя названными одним общим именем
— черкесы"*..; или ... в ы теперь чувствуете, что не
.являетесь отдельными племенами, но что имеете свою
страну и начинаете разбираться в том, в чем вы- были
неустроен ы"... и т. д.), Уркхарт, учитывая его значение,
хочет, как бы, еще более активизировать его, сделать более
быстрым.
Во-вторых, не являются тайной для Уркхарта и
национальные противоречия, разъедающие и в те времена
организм неестественно разбухшейся России. В народах,
борющихся за освобождение от русского ига, он видит
естественных союзников горцев — черкесов. Союзников он
видит и в странах Ближнего Востока, для которых русская
опасность никогда не перестанет быть актуальной. •
Наконец, Уркхарт далек и от демагогических обещаний
в помощь Англии — момент, который был, подчеркиваем
нами, и в прежних очерках, посвященных Уркхарту и англосеверо-кавказским
взаимоотношениям.
Силу
для

сопротивления Северный Кавказ, согласно Уркхарта, должен
черпать, главным образом, в собственной консолидации, а
также среди „внутренних врагов" России, которые стремятся
освободиться из под ее владычества. Отмечает он при этом,
ссылаясь на пример Польши, и шаткость международных гарантий, которые и сто лет тому назад не отличались
твердостью и не могли служить реальной базой для
осуществления национальных требований.
Текст письма следующий:
Я не ответил до сих пор своевременно на всевозможные
известия, которые я получил в разные времена (от вас)
письмами или через делегации из разных провинций. В
ожидании утешительных новостей от вас, я не хотел этого
делать до тех пор, пока не буду в состоянии сказать вам чтонибудь такое, что соответствовало бы моему желанию и силе
(возможности) оказать вам помощь в доказательство
доверия, которое вы мне оказали.
Но я боюсь, что мое долгое отсутствие и молчание, если
будут продолжаемы и в дальнейшем, могут задержать
развитие в вашей памяти новых чувств, и я учитываю вашу
жажду к известиям, которые, надеюсь, в непродолжительном
времени сделают вас народом и нацией, уважающим себя и
уважаемым другими (разбивка всюду наша—Ж X.)
Вы долго слышали об Англии. За последнее время вы
много думали об Англии. Теперь вы получите письмо из
Англии; пусть оно дойдет до каждой провинции — пусть
муллы, беи и старейшие соберут народ, прочтут и объяснят
содержание, и, таким образом, вы будете удовлетворены,
читая вместе одни и те самые слова от Черного моря до
Каспийского и слыша себя названными одним общим имен е
м—ч е р к е с ы.
Я неоднократно предупреждал вас о том, чтобы вы не
были введены в заблуждение, ожидая помощь от Англии.
Англия не воюет с Россией н поэтому не может поддерживать
никаких военных действий, направленных против России.
Когда я прибыл в ваш край и увидел своими собственными

глазами, что вы не принадлежите России, я увидел также,
что все распространяемые о вас слухи Россией являются
ложью, и был озлоблен теми действиями, которыми Россия
руководствуется по отношению к вам, и ложью, которою она
руководствуется по отношению к нам.
Но если Россия пользовалась неправдой по отношению
к Англии, это было доказательством того, что она боится
правды и что потому, именно, использовала в отношении
Англии ложь; поэтому вывод Англии из заблуждения относительно вашего действительного положения наложит на
Россию те последствия, которых она боится, а вам даст те
преимущества, которых она вас лишила своим лживым
освещением дела. Но как сказал я выше, (Англия) не ведет
войны с Россией и поэтому не может вам оказать помощи,
какую вы до сих пор ожидали и предвидели. Поэтому я
должен объяснить вам, что я понимаю под помощью, какую
вы можете ожидать от Англии. На это я прошу особенного
вашего внимания, так как необоснованные надежды
являются не менее опасными, чем необоснованные тревога и
боязньКогда Англия узнает, что вы не являетесь подданными
России, и когда она поймет, что Россия посылает войска
против вас (бесправно), она спросит русского императора:
.Кто ты такой, чтобы объявлять войну и заключать мирные
договоры без ведома и согласия великих держав Европы?"
Это обстоятельство ослабит силы России. И когда Англия
узнает о том, что Россия (несмотря на предупреждение)
начинает войну с нами, не беспокоя ее (Россию), Англия
спросит себя: .Почему Россия расходует .так много крови и
средств? Это не может быть направлено только против
Черкессии; надо полагать, что она намеревается покорить
страны, лежащие за Кавказом — как Персию и Турцию. Мы
не должны позволить получить ей Черкессию".
Правда, русский император имеет большую территорию,
но вы знаете (также), что он не имеет и нескольких ярдов в
Черкессии. Он, правда, имеет многочисленное войско, но
можете ям вы (в состоянии ли вы) сосчитать кости его солдат,

рассеянные вокруг ваших гор?! Помимо этого, он говорит
всей Европе, что Черкессия принадлежит ему, а вам говорит,
что Европа его. Он поэтому хвалится и лжет; но храбрый
человек не хвалится, а сильный не прибегает ко лжи
Он имеет миллионы подданных, но не имеет ли он
миллионов врагов? Не есть ли каждая граница (империи)
покрыта врагами?! И чем являются они (враги) по сравнению
с теми (врагами), которые находятся внутри (Р о с с и и)?!
С другой стороны, вы знаете, что Англия правит морями,
что она может, если пожелает обратить Севастополь в дым и
пепел в течении трех часов и не оставить русского флага на
Черном море в течении одной недели. Думаете ли вы, что
русский император решился бы на что-нибудь такое, что он,
согласно постановлению Англии, не должен был делать?
Подумайте над этими вещами, и тогда вы поймете,
почему Россия представляет вас (Европе) в ложном свете.
Как много она приобрела благодаря Своей лжи о вас. Как
много она потеряет, и в конечном итоге приобретете вы,
когда Англия узнает правду. Правда, может случится, что
истина останется неизвестной полностью. Может случиться,
что Англия никогда не скажет России: Ты должна прекратить
войну с Черкессией", но нет сомнении в том, что с того
времени, как ваше имя произносится в Европе, — даже
больше, с момента, как один англичанин высадился на ваших
берегах и узнал важные тайны России, страх перед тем, что
может случится, вошел в тайные учреждения русского
правительства, и этот случай парализовал ее (России) усилия
и усилил ваши руки, пробуждая ваши надежды и объединяя
ваши сердца.
Но эти ожидания не могут быть реализованы до тех пор,
пока вы не провозгласите при помощи публичного акта факт,
который до сего времени был скрытый перед Европой; вашу
независимость, и пока вы не имеете для регулирования
ваших домашних дел и для объединения ваших сил общего
правительства и не представитесь Европе в том виде,
который соответствует вашим рыцарским действиям, и этим

не дадите возможность вашим друзьям в Европе признаться
в дружбе с вами.
И поэтому, если (возможная) правдивая оценка Англией
вашего действительного положения, открывает перед вами
благоприятные перспективы, пусть даже не близкие, на то,
что силы Англии могут стать сдерживающим началом
(тормозом) для вашего врага, это должно ускорить (в
настоящее время) развитие ваших идей и того объединения,
отсутствие которого, больше чем русские, было вашим
врагом.
Я горд, говоря, что эти ожидания уже осуществились, по
крайней мере, в такой степени, чтобы доказать вам, кем вы
можете быть. Вы теперь чувствуете, что не являетесь
отдельными племенами, но что имеете (свою) страну и
начинаете разбираться в том, в чем вы были неустроен ы.
Это является первым шагом вперед и основным шагом по
пути достижений.
Но эти большие и важные выводы не являются только
следствием надежд на Европу после того, как она узнает о
нас и заинтересуется вашими судьбами. Имеется ещё и
польский народ, временно покоренный, национальное
существование которого было гарантировано публичным
актом Европы, - этот народ чувствует свою судьбу
неразрывно связанной с нашей. 20.000 поляков в русской
армии, борющиеся с вами, узнают, что их оружие направлено
против братьев. Оттоманская империя, которая недооценила
вас и не оправдала ваших надежд, узнает от Европы, что вы
являлись и являетесь ее защитниками. И тогда, когда взоры
лезгин, кабардинцев, осетин, чеченцев, черкесов и абаза
будут обращены в первый раз на Англию, здесь, в одном
пункте, они встретятся с взорами поляков, турок и персиян и
всех тех, кто терпит несправедливость или боится агрессии
со стороны (упомянутого) общего врага. Таким образом, вы
также дадите в распоряжение Англии силу, благодаря
которой Англия одним словом может лишить Россию
возможности причинять несправедливость кому-либо.

„Но когда наше имя станет известным в Англии и
ясность ее глаз обратится к нам?" — можете спросить вы.
Можно уверить вас в том, что может не пройти и
нескольких месяцев, как тень силы английской может пасть
на воды ваших морей.*) И когда Англия повернет свое лицо к
Востоку, не остановятся ли ее взоры на Эльбрусе?! Когда
Англия
восстанет
против
русских
насилий
и
несправедливостей, может ли она не найти в своей груди сочувствия для Черкессии?! Если ее вмешательство будет
вызвано заботами о спасении Турции и Персии, не будет ли
она приветствовать и бойцов на Кавказе?!
Таким образом, когда ее взоры обратятся туда (на
Восток), то ее гнев возрастет и симпатии пробудятся и она
осознает свои заблуждения относительно прошлого вашего
государства и узнает о новом периоде вашего, уже
национального, существования, в который вы вошли. Тогда,
когда на новый лад будет произноситься имя Черкессии,
когда прежняя независимость Кавказа будет провозглашена,
—Черкессия будет приветствуема как звезда, которая
взошла на Востоке.
Мне нет необходимости говорить вам—боритесь храбро,
но я просил бы вас побольше думать. Плодотворные мысли,
которые будут распространяться из селения в селение, из
провинции в провинцию, будут нести с собой и разбрасывать
семена, которые, придет день, созреют и дадут вам не только
национальную
независимость,
но
и
национальное
преуспеяние, величие и возрождение.
Дауд.
Этим утверждением закончил 100 лет тому назад свое
письмо Давид Уркхарт.

*) Письмо было написано перед историей с „Viхеn", которая,
как известно, была вызвана Уркхартом в ноябре 1836 г. в
надежде на то, что арест русскими судами английского
купеческого корабля у северо-кавказских берегов вызовет
вооруженную интервенцию Англии. Надежда эта, к'
сожалению, не сбылась.
Журнал «Северный Кавказ», №10, февраль, Варшава, 1935
год, С11-13

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти.
Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12

17. Состав редакции

Печать в Терк-Кала в исторической перспективе
Адиль-Бек Кулатти

Город Терк-Кала — столица Северного Кавказа, наряду с
Баку — столицей Азербайджана, Тифлисом — столицей Грузии и Эриванью — столицей Армении, играет большую роль
политическую, экономическую и культурную в жизни не
только своей страны, но и целого Кавказа. Это выдающееся
значение города всегда учитывало в своих эгоистических
целях старое русское правительство, как учитывает его в
настоящее время и правительство Советской России.
Город имеет целый ряд названий. Прежде всего, его
официальным национальным названием является — „ТеркКала", осетины называют его — „Дзауа- джикау", ингуши „Капкай", старое русское — „Владикавказ" и, наконец,у
большевиков — „Орджоникидзе".
Дореволюционный
Владикавказ
являлся
административным центром Терской области и поэтому
первой газетой, вскоре после „завоевания и окончательного
усмирения края", была вышедшая в 1867 г. газета „Терские
ведомости (См. статью Г. К. Мартиросияна в «Сборнике
Научного общества этнографии, языка и литературы при
Горском педагогическом институте * т. I, 1929 г.,
Владикавказ). Это был официальный правительственный
орган, по началу выходивший два раза в неделю, позднее—
ежедневно.
В 1890 г. вышел „Терский календарь", с приложением
„Терский сборник", который выходил до 1910 г., а сам „Т.
календарь" добрел до 1916 г.
Лишь спустя 28 лет, в 1895 г., появилась вторая
ежедневная, общественно- политическая, экономическая и

литературная газета „Казбек", основанная Ка- заровым и
просуществовавшая до 1906 г., когда распоряжением
начальника Терской области была закрыта. Газета выходила
на русском языке, но на ее страницах сотрудничали многие
северо-кавкасские публицисты.
Этими двумя названиями газет исчерпывается первый
38-летний (1867—1905) период в истории печати гор. ТеркКала, после которого наступил краткий период русских
„свобод" и ослабление оккупационной власти на Северном
Кавказе. В этот период наблюдается массовое появление
новых
названий,
символических
и
весьма
часто
„крамольных", некоторые из которых выходят на родных
языках.
Прежде всего вышел „Терек", заменивший собой
закрытый „Казбек", затем „Утро гор", „Весь Кавказ", „Искра",
„Кавкасская жизнь", „Голос Кавказа", „На рубеже", „Черкешенка", „Ирон
Газет", .Цахар". Все они, за исключением „Терека", были быстро
ликвидированы областной администрацией с наступлением реакции.
Особого внимания среди этих газет заслуживает „Ирон Газет",
народившаяся 23 июля 1906 г. Это первая газета на осетинском языке,
издаваемая патриотически настроенной интеллигенцией на собственные
скудные средства. „Ирон Газет" выходила 2 раза в неделю, в четверть
печатного листа, с общим тиражем в 500 экземпляров. Редакция и
инициативная группа состояла из д-ра Дз. Газданова, ( Амбалова Ц.,
Канукова Ал. и Асл. Бутаева) . Несмотря на недолгое существование, г
„Ирон Газет" быстро завоевала симпатии и и стала известной не только в
самой Осетии, но и вне ее — в Тифлисе, в Баку и даже среди осетин в
Турции. Спустя месяц, на 9-ом номере — 20 августа л 1906 г.—газета была
закрыта
распоряжением
генерал-губернатора
Терской
области,
усмотревшего в нескольких статьях призыв к вооруженному восстанию, а
отвественный редактор, д-р Дз. Газданов, был заключен на 3 мес, в
тюрьму. Так печально закончилось существование „Ирон с Газет".
В начале января 1906 г. вышел сатиристический журнал „Абрек",
однако, уже вскоре, распоряжением временного генерал-губернатора
Кулебякина, был запрещен.

Таким образом, как мы уже заметили, из всей массы названий
периода „свобод" уцелел лишь один „ херек , который, вместе с своим
предшественником „Казбеком", просуществовал 23 года — до лета 1918
года, когда он был конфискован большевиками. В числе его сотрудников
одно время состоял, между прочим, недоброй памяти С. Киров,
прославляемый большевиками палач Кавказа и Крыма.
В 1907 г. вышел осетинский журнал („Разум"), разделивший
печальную участь своих братьев - предшественников " и на 3-ем номере
закрытый.
Тогда-же
вышел
журнал
„Кавказский
листок",
переименованный в 1911 г. в „Кавказское слово". Журнал этот
выходил с большими перебоями и нерегулярно до 1917 г.
В 1909 г. выходит вторая в Терк-Кала, а вообще, третья осетинская
газета „Хабар" (.Новость")*). Газета, опасаясь репрессии цензуры,
избегала обсуждать актуальные политические вопросы н по этому в ней
печатались лишь статьи по истории Осетии и Северного Кавказа,
проводилась мысль об единстве всех горцев, затрагивались вопросы адата
и т. п. Редактором газеты был Алмахсид Кану- ков (б. сотрудник „Ирон
Газет"), издательницей — Н. Валаева. Газета выставила лозунг: „ Борьба за
добро и борьба со злом" и обратилась с призывом принять участие в ее
работе ко всему Северному Кавказу: к адыгам, нахчо, к Дагестану и т. д.
Обеспокоенные власти поспешили закрыть и эту газету. Первый
номер „Хабар" датирован 24 февр. 1909 г., а последний, 10-ый номер, 11
июля того же года. В одном из своих писем издательница „Хабар", Н.
Валаева, об'ясняет причину закрытия газеты тем, что она „приняла
чересчур национальную окраску". Характерной особенностью газеты
был параллельный русский текст, которым сопровождались все статьи.
В 1910 — 1916 г. г. выходил журнал „Досуг владикавказца" —
ученический орган старших классов местного кадетского корпуса. Тогда
же выходил журнал „Артист" — „орган художественной мысли", согласно
данному его основателями определению.
К этому периоду относится и появление осетинской „Чиристон
Цард" („Христианская жизнь"), которая издавалась при деятельном
участие русских властей на обильные средства правительственного
„Общества восстановления православия на Кавказе". Несмотря на столь
мощную поддержку, ввиду своей полной непопу- ллярности, газета
закрылась на 13-ом номере.

С 1912 по 1915 г. г. издавались «Записки Терского общества
любителей казачьей старины", а в 1914 году „Терская жизнь".
В 1917 г., после февральской революции, начинает выходить
„Горская жизнь" — орган об'единенных горцев; в этом же году „Терские
ведомости" были переименованы в „Терский вестник" и стали органом
Терек, обл. исполн. комитета.
26 апреля 1917 г. выходит „Ирон Газет", получившая свое
наименование по первой осетинской газете того же названия. Редактором
газеты был Асланбек Бутаев, один из основателей первой „Ирон Газет". С
установлением большевистской власти и эта газета прекратила свое
сущсствование. Последний номер газеты датирован 7 февраля 1918 г.
В начале 1918 г. появляется первая большевистская газета „Красное
знамя", а в мае „Терский казак". Обе бысто прекратили свое
существование. С июля 1918 г. до конца января 1919 г. выходила большевистская „Народная власть", затем „Терский трудовой казак",
„Вестник", „Горская беднота" под редакцией Гойгова, являющаяся
органом „Горского комитета РКП(б)", и „Революционный горец" под
редакцией Саида Габиева.
Из журналов, вышедших с 1917 г. по февраль 1919 г., отметим:
„Юную мысль" — литературный ж. местных учащихся, „Вестник торговли
и промышленности" под редакцией Кесаева, „Возрождение труда" и
„Пролеткульт".
31 января 1919 г. город был занят белыми русскими отрядами,
которыми был издан „Бюллетень" N8 1. Возобновлен был и „Терский
казак". В „добровольческий" период в Терк-Кала выходили еще „Кооперативная мысль" (орган Терского союза учреждений мелкого кредита) и
„Кавказская газета", субсидируемая добровольческой армией. В феврале
1920 г. вышла газета „Кавказ" — появилось всего несколько номеров, и,
наконец, ж. ,.Станичник" в виде единственного номера.
В переходное время, между уходом белых и приходом красных
русских, прошел в 13 номерах „Свободный Терек".
С установлением советской власти в 1920 г. вышла газета „Известия
врем, революционного комитета". В апреле того же года вышел
„ Коммунист", в том же году издавались журналы — „Народное
хозяйство", „Пионерский листок" и „Творчество".

18 апреля 1920 г. вышла на осет. языке газета „Чермен" под
редакцией Баракова Гино. Всего вышло 68 номеров, дата последнего
номера 28 апреля 1921 г.
С 19 мая 1921 г., после учреждения т. н. Горской республики,
начинает выходить „Горская правда" и „Красная Ингушетия" под
редакцией Гойгова. В 1922 г. вышли журналы — „Горская мысль", „Бюллетень НКВД Горской республики", и Вестник потребительского
общества", „Горский кооператив", переименованный 1 1924 г. в „Горскую
кооперацию".
14 марта 1923 вышла вторая большевистская газета на осет. языке
„Растдзн- над" („Правда"). Редакторами ее в разное время перебывали
Бритаев Ц., Гадиев Ц., Бараков Г., Косирати Сармат.
В августе 1924 г „Горская республика" окончательно ликвидируется и из
нее выделяются в качестве „автономных единиц" две оставшиеся еще в ее
составе области — Северная Осетия и Ингушетия. Одновременно гор.
Терк-Кала выделяется в самостоятельную административную единицу,
получая новый ежедневный печатный орган, под названием „Власть
труда", который заменил собой „Горскую правду".
В 1926 г. выхолит на осет. языке „Ногзате газет („Газета
пионеров"), переименованная затем в „Авзонг тух" (.Юная сила") и в
1929 г. в „Арагон большевик („Молодой большевик").
В 1929 г, которым заканчивается наш обзор, в Терк-Кала выходили
ежедневные газеты: „Власть труда" на русском языке, „Сердало"
(„Свет") на ингушском, „Реастзинад газет»
и „ Арагон
большевик" на осетинском. Кроме этого, там выходил еще и целый ряд
непериодических сборников научно-исследовательского содержания:
„Известия Горского сельско-хозяйственного института", „Известия
Ингушского научно-исследовательского института краеведения", „Известия Осетинского научно - исследовательского института краеведения" и
„Бюллетень Научного общества этнографии, языка и литературы при
Горском педагогическом институте".
Настоящий обзор охватывает 62-летний период и отражает всю
пестроту истории, событий и потрясений, перенесенных Северным
Кавказом на протяжении последних десятилетий. В этом обзоре легко
можно установить отдельные моменты развития национальной печати,

которые наступали тогда, когда центральная власть переживала
внутренний кризис. Наоборот, когда последняя крепла, проявления национально-культурной мысли снова подвергались жестоким гонениям.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN
9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным

советской печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

„Местный национализм" на Северном Кавказе по
последним данным советской печати.
Догуж

Сущность термина „местный национализм" наверное
известна нашим читателям. Этим термином определяют в
СССР, в применении к его не-русским окраинам, проявления
национальной, антирусской борьбы в той ее части, которая
имеет место в пределах легальных явлений советской жизни
и
проводится
лицами,
внешне
примирившимися
с
существованием советской власти и с ней сотрудничающими
или даже являющимися ее прямыми агентами.
И вот, оказывается, что, несмотря на почти 20-летнее
действие норм
„ленинской
национальной
политики",
несмотря на долгую и жестокую борьбу с националистическими тенденциями коренного населения „окраин"
местный национализм" не только не исчез, приблизив этим
Советский союз к конечному идеалу национального
„бесклассового общества", но, наоборот, еще более ширится
и захватывает все новые и новые кадры.
Это типичное для национальной политики советского
правительства явление наблюдаем мы и на Северном
Кавказе. В настоящее время оно здесь не менее действенно,
чем в прежние годы. Об этом говорят нам многие факты,
официально отмечаемые советской печатью.
Такой
фактический
материал
находим
мы
в
постановлении Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) от 27
января т. г., в котором говорится о „националистическитроцкистских вылазках в учебных
заведениях гор.
Орджоникидзе*)". („Пролетарий Осетии" от 29-1-1935).

Постановление констатирует, что „остатки разбитых
антисоветских групп... стали на путь двурушничества,
пролезая обманным путем в партию для облегчения себе
предательской, подрывной антисоветской, белогвардейской
работы."
Во второй части постановления, в которой изложены
репрессии против „двурушников", описывается характер
этой „подрывной антисоветской работы."
Так, например, читаем:
Исключить из партии Дзагурова, протаскивавшего в
печати троцкистскую, националистическую контрабанду
(сборник о 1905 годе в Осетии) и снять его с работы
директора
Северо-Осетинского
научно
исследовательского института"...
Или:
„За
притупление
партийной
бдительности,
неудовлетворительный контроль за преподаванием объявить
строгий выговор директору Северо- Кавказского педагогического института (б. Горский педагог, институт—Д.) Халиду
Ошаеву"...
Или еще:
„Снять с работы зав. культпролит- делом СевероОсетинского
обкома
ВКП(б)
Козырева,
проявившего
политическую слепоту и пропустившего в печать троцкистскую
и
националистическую
контрабанду
(сборник
материалов о революции 1905 года в Осетии), не принявшего
необходимых
мер
к
разоблачению
и
разгрому
националистических и троцкистских вылазок и элементов в
ВУЗ 'а хи...
В
дальнейшем
постановление
отмечает,
что
„аналогичная антисоветская работа" велась и „в ряде других
учебных заведений края", причем в качестве примера
указываются учебные заведения, гор. Суюндж-Кала.

Это
последнее
обстоятельство
(распространение
националистической
пропаганды
в
„других
учетных
заведениях края") подтверждается постановлением горкома
ВКП(б) в Шамиль-Кала от 8 февраля. Постановление говорит
об „антисоветских" и .националистических" выступлениях в
Дагестан, педагогическом институте. Виновные—студенты
Алиев,
Далгат,
Рамазанов
и
Касиков
подверглись
исключению из института, а Касиков, как партиец, исключен
и из партии.
Но не только в стенах высшей школы и школ
повышенного
типа
наблюдается
националистическая
пропаганда. Националистические настроения существуют и
среди учительского персонала начальных школ. „Классовые
враги, проникшие в ряды учительства, разжигают местный
национализм"- пишет „Дат. правда" от 8 апреля,
характеризируя работу школ Табасаранского района.
Немного раньше, в номере от 11 января, та же газета говорит
о развивающихся тенденциях „выживания русского языка из
национальных школ".
Однако, наиболее показательный пример „подрывной"
работы приводит И. Кравцов, секретарь черкесского обкома
ВКП(б).
„Совсем недавно - пишет Кравцов („Сев- Кавк.
большевик", 16-11-1935)—бюро областного комитета партии
вскрыло в Черкески буржуазно-националистическую группу,
которая
более
года
безнаказанно
протаскивала
антипартийные теории, тормозила культурный рост области,
дискредитировала важнейшие политические мероприятия
нашей партии и советской власти на культурном фронте."
И далее —
„Классово-враждебные элементы пробрались в аппарат
культурных учреждений области и тесно спаялись с подлыми
предателями и двурушниками, примазавшимися к партии."
Иа числа первых (.классово-враждебных элементов")
Кравцов перечисляет — „крупнейшего помещика Черкесии"

„князя" Абукова (имя не указывается), муллу Озова Нуха,
„белого эмигранта" Дышекова, муллу Табулова, из числа же
вторых („предателей и двурушников, примазавшихся к
партии") Кужева и Ха санов а.
Первая
группа
„прибрала
к
рукам
черкесское
национальное
издательство
и
стала
вершителем
издательской работы". При этом „Нух Озов являлся душой
буржуазно- националистической группы и важнейшие
контрреволюционные мероприятия осуществлял сам."
Так например, он взялся за перевод речи Сталина на 17
с'езде партии и при этом допустил „такую контрабанду, от
которой
на
словах
отказались
даже
подлые
контрреволюционные подонки троцкист- ско-зиновьевской
оппозиции". У Сталина сказано: „после того, как
правильность политической линии партии подтверждена
опытом ряда лет, а готовность рабочих и крестьян
поддержать эту линию не вызывает больше сомнении"...;
Озов же переводит: „после того, когда правильность линии
партии будет подтверждена"... и т.д.
„Но этого мало, ^ пишет далее Кравцов—группа Озова
поставила перед собой цель: сорвать политику партии и
правительства в языковом строительстве".
Этот „срыв" заключался в том, что Озов и его группа
выступала против создания отдельной абазинской письменности, советуя взять готовые образцы близкородственной
абхазск. письменности. В этом отношении они встретили
полную поддержку со стороны члена бюро обкома и зав.
отделом пропаганды Кужева, а также у зав. облОНО
Хасанова.
В дальнейшем Кравцов упрекает группу в том, что она
„искусственно
задерживала"
(?!)
рост
национальной
литературы „народов (!) Черкесии". „Вместо выдвижения
новых свежих сил литераторов советской Черкесии, в свет
выходили „творения" авторов из буржуазно-националистической группы Озова"—пишет Кравцов.

Статья заканчивается следующим образом: „Областной
комитет партии исключил двурушников и разложившихся
Кужева и Хасанова из партии и освежил аппарат
национального издательства области. Но это только начало
большого дела. Большевикам области (читай: русскому руководству партии — Д.) предстоит большая работа. Нужно
решительно разгромить классово-враждебные элементы на
фронте
культурного
строительства,
ликвидировать
последствия их вредительской работы и возглавить рост
национальной литературы Черкесии. Уроки черкесского нац
издательства требуют еще выше поднять большевистскую
бдительность".
Все эти факты и многие иные, не менее свежей даты,
нами обойденные за недостатком места, — едва ли
нуждаются в детальных комментариях. Они и так с
достаточной ясностью иллюстрируют ту кропотливую и
самоотверженную работу по утверждению национального
самосознания, которая ведется на Северном Кавказе людьми,
внешне восприявшими советскую власть.
Это еще более утверждает нас в том, что „местный
национализм" и на Северном Кавказе представляет для
советского правительства неразрешимую проблему.

Оглавление:
1. От редакции.
2. Окончание Кавказской войны для Чечни (1859 г). Майрбек ВАЧАГАЕВ
3. К вопросу антибольшевистского национального восстания в Грузии 1924 г. и его
последствий для грузинского вопроса в Европе. Георгий МАМУЛИА
4. Мечети Грузии: вчера и сегодня. Беслан БОРЧАШВИЛИ (Тбилиси, Грузия),
Майрбек Вачагаев (Париж, Франция)
5. Геральдическая атрибутика Ингушетии. Мариам БЕЖИТАШВИЛИ
6. Великие личности прометеизма. Бахыт САДЫКОВА
7. Формирование антигитлеровской коалиции и позиция Польши накануне войны
(на материале статей Мустафы Чокая). Бахыт САДЫКОВА
8. Description, évolution et comparaison typologique de l’ingouche, du tchétchène et du
bats : Langues caucasiques de la branche nakh. Françoise GUERIN

9. Отзыв на докторскую диссертацию французской исследовательницы Françoise

GUERIN по чеченской грамматике от доктора филологии, профессора МКК
Д.Б.БАЙСУЛТАНОВА
10. Накшбандийский тарикат. Джамаладин КАЗИКУМЫХСКИЙ
11. Письмо к ученику. Имам Абу Хамид аль ГАЗАЛИ
12. Рецензия

на книгу известного азербайджанского исследователя Рамиза
Абуталыбова «Мамед Эмин Расулзаде и Кавказская Конфедерация» Георгия
МАМУЛИА.

13. Стихи и проза Чечни

14. Письмо Давида Уркхарта к черкесам. Жанбек Хавжоко. Журнал «Северный
Кавказ». 1935 г, № 10
15. Печать в Терк-Кала в исторической перспективе. Адиль-Бек Кулатти. Журнал
«Северный Кавказ». 1935 г, № 10
16. «Местный национализм» на Северном Кавказе по последним данным советской

печати. Догуж. Журнал «Северный Кавказ». 1935 г, №11-12
17. Состав редакции

Редакционная коллегия историко-культурологического онлайн
журнала "PROMETHEUS":

Албакова Фатима, Москва, Россия
Беннигсен Мария, Оксфорд, Великобритания
Вачагаев Майрбек - шеф-редактор, Париж, Франция
Гамер Моше, Тель-Авив, Израиль
Доного Хаджи-Мурад, Махачкала, Дагестан
Кантария Кети, Тбилиси, Грузия
Мамулия Георгий, Париж Франция
Усманов Лема, Лос-Анжелес, США
Ховард Глен, Вашингто, США
Цароева Марет, Париж, Франция

Чухуа Мераб, Тбилиси, Грузия
Шавхелишвили Бела, Тбилиси, Грузия
Шихаб София, Стамбул, Турция

www.chechen.org, адрес редакции - chechenheritage@gmail.com
© НПИКФ “ЧЕЧЕНСКОЕ НАСЛЕДИЕ». Источником для
перепечатки является журнал, "PROMETHEUS", при
перепечатки материала давать гиперссылку на оригинал
материала. Публикация и перепечатка материалов без
предварительного разрешения и указания источника запрещена.