Вы находитесь на странице: 1из 15

КАТАЛОГ РАБОТ КАК ОПЛАТИТЬ И ПОЛУЧИТЬ РАБОТУ ГАРАНТИИ

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ОПЛАТЫ КОНТАКТЫ


Каталог работ » Русский язык

Тема: Способы эксплицирования картины мира автора в прозаическом


тексте: деятельностный аспект

Содержание:
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение...5
Глава 1. Теоретические основы исследования: определение специфики
прозаического текста и аспекты его изучения в современной науке...10
1.1. «Картина мира» как объект лингвистических исследований...10
1.1.1. Психологический подход как база для ряда современных направлений в
изучении художественного текста...10
1.1.2. Художественная картина мира как одна из разновидностей языковой
картины мира...14
1.1.3. Поэтическая и прозаическая картины мира: сходство и различия...16
1.2. Исследование художественного текста в коммуникативном аспекте...21
1.2.1. Коммуникативная теория художественного текста в современной
лингвистике...21
1.2.2. Понятие «образ автора» и проблема «точки зрения» в свете
коммуникативного подхода к тексту...30
1.3. Проблема повествовательных форм в художественной прозе...38
1.3.1. Соотношение категории «образ автора» и категории «тип
повествования»...38
1.3.2. Функционирование эгоцентрических языковых элементов в тексте как
параметры для классификации повествовательных форм...41
1.3.3. «Чужая речь» в прозе как проявления плана персонажа...45
1.3.4. Художественный текст в аспекте коммуникативной грамматики...48
1.4. Выводы...55
Глава 2. Картина мира автора в прозаическом тексте и роль организации
повествования как ведущего способа её эксплицирования (роман Ю. К. Олеши
«Зависть»)...58
2.1. Доминантные концепты текста...58
2
2.1.1. Концепт как одно из центральных понятий современной лингвистики... 58
2.1.2. Доминантные концепты романа Ю. К. Олеши «Зависть»...62
2.1.3. Метафоризация как процесс и результат смыслового развития текста и её
структурообразующая роль в романе Ю. Олеши «Зависть»...78
2.1.4. Выводы...87
2.2. Формы повествования и их связь со смысловой структурой текста (роман Ю.
К. Олеши «Зависть»)...89
2.2.1. Текстовые способы репрезентации категории времени в художественно-
прозаическом произведении...90
2.2.2. Временная организация первой части романа Ю. К. Олеши «Зависть»...95
2.2.2.1. Понятие режима интерпретации временных форм...95
КАТАЛОГ РАБОТ КАК ОПЛАТИТЬ И ПОЛУЧИТЬ РАБОТУ ГАРАНТИИ
ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ОПЛАТЫ КОНТАКТЫ
Каталог работ » Русский язык

Тема: Способы эксплицирования картины мира автора в прозаическом


тексте: деятельностный аспект

Содержание:
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение...5
Глава 1. Теоретические основы исследования: определение специфики
прозаического текста и аспекты его изучения в современной науке...10
1.1. «Картина мира» как объект лингвистических исследований...10
1.1.1. Психологический подход как база для ряда современных направлений в
изучении художественного текста...10
1.1.2. Художественная картина мира как одна из разновидностей языковой
картины мира...14
1.1.3. Поэтическая и прозаическая картины мира: сходство и различия...16
1.2. Исследование художественного текста в коммуникативном аспекте...21
1.2.1. Коммуникативная теория художественного текста в современной
лингвистике...21
1.2.2. Понятие «образ автора» и проблема «точки зрения» в свете
коммуникативного подхода к тексту...30
1.3. Проблема повествовательных форм в художественной прозе...38
1.3.1. Соотношение категории «образ автора» и категории «тип
повествования»...38
1.3.2. Функционирование эгоцентрических языковых элементов в тексте как
параметры для классификации повествовательных форм...41
1.3.3. «Чужая речь» в прозе как проявления плана персонажа...45
1.3.4. Художественный текст в аспекте коммуникативной грамматики...48
1.4. Выводы...55
Глава 2. Картина мира автора в прозаическом тексте и роль организации
повествования как ведущего способа её эксплицирования (роман Ю. К. Олеши
«Зависть»)...58
2.1. Доминантные концепты текста...58
2
2.1.1. Концепт как одно из центральных понятий современной лингвистики... 58
2.1.2. Доминантные концепты романа Ю. К. Олеши «Зависть»...62
2.1.3. Метафоризация как процесс и результат смыслового развития текста и её
структурообразующая роль в романе Ю. Олеши «Зависть»...78
2.1.4. Выводы...87
2.2. Формы повествования и их связь со смысловой структурой текста (роман Ю.
К. Олеши «Зависть»)...89
2.2.1. Текстовые способы репрезентации категории времени в художественно-
прозаическом произведении...90
2.2.2. Временная организация первой части романа Ю. К. Олеши «Зависть»...95
2.2.2.1. Понятие режима интерпретации временных форм...95
Настоящее исследование выполнено в русле изучения художественного текста с
позиций теории речевой деятельности. Деятельностный подход к
художественному тексту осуществляется в работах представителей русской
психологической школы (А.А. Потебни, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.А.
Леонтьева, Д.А. Леонтьева), а также в работах, относящихся к разным
направлениям современной психолингвистики (В.А. Пищальниковой, Ю.С.
Сорокина, Т.А. Голиковой, И.А. Герман, Н.Г. Вороновой, Л.О. Бутаковой, В.П.
Белянина, Е.В. Нагайцевой, НЛО. Чернышевой и др.).
С этой точки зрения художественный текст предстаёт как «совокупность
эстетических речевых актов, представляющих определённое содержание
концептуальной системы автора» [Пищальникова 1996: 4]. В исследовании
совмещены лингвистический и психолингвистический подходы; опираясь на
теорию доминантного личностного смысла, разработанную В.А.
Пищальниковой, мы рассматриваем две формы проявления субъективного
начала в художественном тексте: представ-ленность в нём «образа автора» и
представленность в нём личностного смысла. Настоящая работа посвящена
изучению картины мира автора в художественно-прозаическом тексте. Такие
категории нарратива, как повествовательная форма, коммуникативная
организация произведения, временной режим, рассматриваются нами как
конститутивные способы репрезентации личностных смыслов концептуальной
системы автора.
Актуальность реферируемого исследования определяется отношением к тексту
как к связному цельному речевому произведению и поиском способов
адекватного описания механизмов текстообразования, обеспечивающих
понимание художественного произведения. В исследовании рассматривается
сущность картины мира индивида и закономерности её объективации в
текстовой деятельности на материале прозаического текста. Способы и средства
воплощения индивидуально-авторской картины мира в единицах прозаического
речевого произведения и всей его структуре разрабатываются в духе
функционально-системного подхода, для чего создаётся методика анализа и
целостного объекта (текста), и его компонентов.
Объектом исследования является индивидуально-авторская картина мира,
представленная в прозаическом тексте.
Предмет исследования - способы репрезентации картины мира автора на уровне
структур художественно-прозаического текста.
Цель работы заключается в реконструкции фрагмента картины мира писателя
на основе анализа способов организации его прозаических текстов,
рассматриваемых как результат речевой деятельности автора.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
1) на основе анализа научной литературы сопоставить и разграничить понятия
«концептуальная картина мира», «языковая картина мира», «художественная
картина мира», выделить различия прозаической и поэтической картины мира;
2) определить способы репрезентации художественной картины мира в прозе
через организацию коммуникации;
3) соотнести категории «образ автора», «точка зрения», «система эгоцентри-
ческих элементов» как категории смыслообразования текста;
4) структурировать концепты как элементы картины мира по роману Ю.К.
Олеши «Зависть».
5) выявить и описать формы временной, регистровой организации романа Ю.К.
Олеши «Зависть» и их роль в экспликации картины мира автора;
6) описать коммуникативную систему как фактор текстообразования по
остальным произведениям Ю.К. Олеши.
Методологической основой диссертации послужили работы В.В. Виноградова
по теории художественной речи [Виноградов 1959, 1971, 1980], труды М.М.
Бахтина по проблемам стилистики романа [Бахтин 1972, 1975, 1979, 2000] и
отношения автора к герою в эстетической деятельности [Бахтин 1986], а также
структурно-семиотические работы Ю.М. Лотмана по тексту [Лотман 1964, 1970,
1999]. Обращение к исследованиям учёных, не являющихся лингвистами,
обусловлено пограничным положением объекта изучения на стыке
литературоведения и лингвистики. Из современных исследований
существенное влияние на формирование концепции диссертации оказали
работы Е.В. Падучевой по семантике нарратива [Падучева 1996], а также Г.А.
Золотовой, Н.К. Онипенко, М.Ю. Сидоровой по коммуникативной грамматике
[Золотова и др. 1998].
Специфика поставленных целей и задач обусловила использование следую-щих
методов и приёмов исследования: метода концептуального анализа,
направленного на выявление смысловой структуры текста и определение
доминантного личностного смысла; компонентного анализа лексического
значения слова; метода контекстуального анализа; лингвостатистического
метода при анализе использования колоративов в тексте; семантико-
синтаксического анализа высказывания, структурно-коммуникативного анализа
прозаического текста, функционального метода анализа роли языковых знаков в
тексте.
Материалом исследования послужили прозаические произведения Ю.К. Олеши.
Основное внимание в работе уделено роману «Зависть». Также были
проанализированы роман-сказка «Три Толстяка» и рассказы разных периодов
творче- ства. Рассказы «Лиомпа», «Легенда», «Любовь», «Цепь», «Я смотрю в
прошлое», «Пророк», «Вишнёвая косточка», «Мой знакомый», «В мире»
относятся к концу двадцатых-началу тридцатых годов, рассказы «Стадион в
Одессе», «Первое мая», «Наташа», «Комсорг», «Три рассказа»,
«Воспоминание», «Иволга» - к более позднему периоду.
Актуальность обращения к творчеству этого писателя обусловлена
необходимостью более полного его изучения. Несмотря на ряд имеющихся
работ как по творчеству Ю. Олеши в целом [Чудакова 1972, Белинков 1977], так
и по отдельным произведениям и проблемам в них [Шкловский 1973, Панченко
1974, Логвин 1981, Ермоленко, Бадиков 1983, Куницын 1985, Фуксон 1992,
Жолковский 1994], говорить об изученности его наследия явно
преждевременно. В последние годы среди литературоведов [Ноткина 2000,
Филиппова 2004] наблюдается возрождение интереса к творчеству Ю. Олеши,
лингвисты к его произведениям не обращаются. Творчество Ю.К. Олеши
оказалось обойдённым вниманием как в советский, так и в постсоветский
период развития филологической науки, между тем его произведения относятся
к значительным явлениям советского периода русской литературы и
представляют интерес с точки зрения их языка.
Научная новизна работы обусловлена отсутствием лингвистической разработки
организации повествования как коммуникативно-когнитивной категории,
нерешённостью проблемы «цельного автора» на материале прозаического
текста как специфической формы художественной картины мира. Новыми
являются мно-
гоаспектная реконструкция картины мира автора и выявление способов её
репре-зентации в прозаическом тексте на ранее не описанном речевом
материале (текстах Ю. Олеши).
Теоретическая значимость диссертации. Работа вносит определённый вклад в
решение таких проблемных вопросов лингвистики текста, функциональной
грамматики, теории художественной коммуникации, как развитие
антропоцентри-ческого и когнитивного направлений исследования
художественного текста; изучение актуальной проблемы языковой личности
(поскольку исследование объективации индивидуально-авторской картины
мира в процессе эстетической речевой деятельности позволяет уточнить черты
психологического портрета автора); разработка и апробация одного из
возможных способов описания художественного тек- ста, при котором
рассматривается не только формальная и семантическая структура, но и её
функциональная нагрузка; исследование связи коммуникативных форм и
режимов с компонентами смыслообразования.
В процессе исследования были выявлены особенности индивидуально-
авторской картины мира Ю.К. Олеши.
Практическая значимость исследования заключается в возможности
применения его результатов в вузовских курсах стилистики текста, синтаксиса,
лингвистики текста, при подготовке специальных курсов по лингвистическому
анализу художественного текста, а также по творчеству Ю.К. Олеши.
Разработанные методики могут быть применены в исследованиях на другом
текстовом материале.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Формальные показатели повествовательного уровня: различные нарушения
временной последовательности в изложении событий, сдвиг точки отсчёта,
обусловленный сменой синхронного и ретроспективного видов изложения,
чередование временных режимов - являются типичными способами
эксплицирования в прозаическом художественном тексте картины мира автора,
актуализации его лич-ностных смыслов.
2. В полисубъектном прозаическом повествовании обнаруживается специфика
регистровой организации текста по отношению к коммуникативным сферам и
смысловым полям разных персонажей. Смена регистров в коммуникативной
сфере одного и того же субъекта речи актуализирует доминантные личностные
смыслы
8
произведения. Прозаический художественный текст является специфическим
спо-собом представления определённых концептуальных структур сознания
автора, фрагментов его картины мира через изменение «фокуса», режимов,
«точек зрения».
3. Произведения 10. Олеши имеют коммуникативный статус, переходный между
лирикой и нарративом: рассказчик, подобно «лирическому герою», почти или
полностью совпадает с реальным автором, образ которого вынесен на первый
план; проявления повышенной внутритекстовой коммуникативности имеют
черты автокоммуникативности.
4. В творчестве 10. Олеши превалируют эксплицитные эготивные модели не-
акционального типа с автобиографической референцией, где рефлексийные
когнитивные структуры преобладают над деятельностными. Акционалыюсть
обнаружи- вается в области речи, проявляясь в ядерном положении
перволичной эксплицитной модели и помещении в субъектную область фрейма
основного говорящего, с которым автор отождествляет себя. Когнитивные
концептуальные компоненты по-лучают репрезентацию в речи основного
говорящего, в результате чего остальные субъекты речи получают статус
периферийных.
5. Доминантными в творчестве Ю. Олеши являются концепты «зависть»,
«слава» и «время». В процессе функциональной актуализации компонентов
концепта «зависть» в одноимённом романе личностный смысл возникает не на
базе понятия (психологического значения), а актуализирует один его признак -
отрицательную модальность чувства. Собственно чувство зависти в структуре
доминант-ного концепта занимает не главное место.
Разные доминантные концепты в романе «Зависть» коррелируют со сферой
определённых персонажей. Пересечение доминантных концептов и личностных
смыслов отражает пересечение концептуальных подсистем персонажей.
Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на II
Международной научно-практической конференции «Языковая картина мира:
лингвистический и культурологический аспекты» 22-24 сентября 2004 г., г.
Бийск; на IV Международной научной конференции «Этногерменевтика и
антропология: языки и культуры в когнитивном аспекте» 4-6 октября 2004 г., г.
Кемерово; на региональной научно-практической конференции «Славянские
чтения» (Омск 2005). Содержание работы отражено в 6 публикациях.
Глава 1. Теоретические основы исследования: определение специфики
прозаического текста и аспекты его изучения в современной науке
1.1. «Картина мира» как объект лингвистических исследований 1.1.1.
Психологический подход как база для ряда современных направлений в
изучении художественного текста
Представление о картине мира как некотором суммарном знании о
действительности достаточно традиционно. Однако само понятие «картина
мира» не всегда определяется однозначно, поскольку к нему обращаются
авторы исследований по философии, логике, психологии, нейрофизиологии,
психолингвистике.
В.И. Постовалова определяет картину мира как «глобальный образ мира,
который возникает у человека в ходе всех его контактов с миром» [Постовалова
1988: 19]. Исследователь подчёркивает её интерпретирующий характер,
связывая её с «мировидением», отражающим субъективную сторону
постижения мира: «Картина мира — исходный глобальный образ мира,
лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные
свойства мира в понимании её носителей и являющийся результатом всей
духовной активности человека. Это субъективный образ объективной
реальности» [Там же, с. 21].
В различных работах можно встретить такие понятия, как «научная картина
мира», «общая картина мира», «национальная картина мира», «концептуальная
картина мира», «языковая картина мира» и т. д. Как они соотносятся между
собой?
Представляется исходным разграничение концептуальной картины мира и
языковой картины мира. Между действительностью и языковой картиной мира
в сознании человека находится концептуальная картина мира: «Язык не
отражает действительность. Фактически результатом отражения являются
концепты, или понятия. Язык связан с действительностью через знаковую
соотнесённость. Языковая картина мира выполняет две основные функции: 1)
означивание основных элементов концептуальной картины мира и 2)
экспликация средствами языка концептуальной картины мира» [Серебренников
1988: 6].
Поскольку в настоящей работе представлен психолингвистический подход к
изучению текста, нам более всего близка точка зрения Р.И. Павилёниса, который
в своём логико-философском исследовании «Проблема смысла» раскрывает
роль языка в построении определённой картины мира в тесной связи с триадой
«мысль -язык - мир». Учёный пишет о системе определённых представлений
человека о ми-
10
ре как о концептуальной системе. Построение такой системы до усвоения языка
происходит на невербальном этапе её образования.
«Концепт», или «смысл», в его понимании - это «информация относительно
актуального или возможного положения вещей в мире (т.е. то, что индивид
знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира» [Павилёнис 1983:
102]. «Информация, содержащаяся в концептуальной системе, служит как для
восприятия (выделения в мире) определённых объектов, так и для выделения
языка как особого объекта: осуществляемое концептуальной системой их
соотнесение есть кодирование языковыми средствами определённых
фрагментов концептуальной системы» [Там же, с. 101]. Исследователь отмечает,
что между словесной формой и концептами нет изоморфизма, поскольку то, что
выражается одним словом, может быть соотнесено с определённой структурой
концептов, и наоборот.
Посредством естественного языка осуществляется переход от индивидуального
к интерсубъектному, что создаёт предпосылку для социальной коммуникации
носителей разных концептуальных систем. Кроме этого, естественный язык,
символически фиксируя определённые концепты концептуальной системы
индивида, даёт возможность, манипулируя вербальными символами,
манипулировать концептами системы, что позволяет строить новые
концептуальные структуры, выходя за пределы непосредственного опыта.
Таким образом, язык вводится в концептуальную систему на основе концептов,
сформировавшихся на довербальном этапе познавательного опыта индивида, и
в то же время способствует дальнейшему развитию концептуальной системы,
важнейшими свойствами которой являются континуальность и непрерывный
характер строения. Поэтому можно говорить о концептуальной системе
носителя языка как системе его мнений, знаний и представлений о мире,
приобретаемых им довербаль-но, вербально, вневербально и репрезентируемых
средствами различных символических систем, в том числе языка.
Картина мира для Р.И. Павилёниса связана со структурированием концептов в
сознании конкретного человека: «Множество таких выделенных
взаимосвязанных и связанных отношением интерпретации со всей
концептуальной системой структур и образует «систему мнений», или
концептуальную «картину мира» носителя языка» [Там же, с. 240]. Также
исследователь говорит о наличии социально значимой, конвенциональной
«картины мира» как совокупности принятых в определённом обществе
социальных, культурных, эстетических и других ценностей. Таким образом,
концептуальные картины мира индивидуальны, будучи тесно связанными
11
с познавательным опытом индивида, а объективная картина мира - это
некоторая абстракция от реальных индивидуальных концептуальных картин
мира, но, поскольку человек живёт в обществе, общая картина мира является
интерсубъектной частью концептуальной картины мира носителя языка.
Происходит взаимодействие: конвенциональная картина мира влияет на
формирование концептуальной кар-тины мира человека, в свою очередь
компоненты концептуальной картины мира отдельного носителя языка входят в
общую картину мира.
Остановимся подробнее на понятии языковой картины мира. «Взятое в своей
совокупности, всё концептуальное содержание данного языка и составляет
картину мира», - пишет Ю.Н. Караулов [Караулов 1976: 245]. А.А. Уфимцева
соответственно факту соотнесённости двух видов моделей мира -
концептуальной и языковой -считает необходимым выделить:
«1) понятийные (концептуальные) поля, представляющие собой круг, сферу
понятийного содержания, детерминированного логикой предметного мира и
логикой человеческого мышления; это - знание предметного мира;
2) семантические поля - лексико-семантические группы, структуры конкретного
языка с учётом его культурного и национального своеобразия; это - знание
языка, слов и их значений;
3) ассоциативные поля, разнообразные по характеру связи слов по смыслу,
варьирующиеся от индивида к индивиду, от одной языковой общности к
другой; это — знание системных и асистемных связей слов» [Уфимцева 1988:
138].
Именно на уровне языковой картины мира можно говорить об отражении
национально-культурной специфики мировидения. По мнению ряда учёных,
язык, как и другие знаковые системы, представляет собой определённую модель
мира, и характер (тип) языка определяет характер мышления и отражения
действительности. Ещё В. фон Гумбольдт утверждал, что язык «заложен в
самой природе человека и необходим для развития его духовных сил и
формирования его мировоззрения» [Гумбольдт 1984: 51]. На русской почве
идеи Гумбольдта о связи языка и мышле- ния интерпретировал один из
основоположников психологического языкознания А.А. Потебня [Потебня
1999], чьё учение оказало влияние на взгляды Д.Н. Овсяни-ко-Куликовского,
изучавшего вопросы психологии языка, мысли и творчества [Ов-сянико-
Куликовский 1989].
Согласно гипотезе лингвистической относительности Сепира - Уорфа, струк-
тура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира.
«Мы видим, слышим и вообще воспринимаем окружающий мир именно так, а
не
12
(^ иначе главным образом благодаря тому, что наш выбор при его
интерпретации предопределяется языковыми привычками нашего общества»
[Сепир 1993: 261]. Отсюда следует, что люди, говорящие на разных языках,
создают различные картины мира. Эта идея находит достаточно много
сторонников в современной лингвистике, среди которых А. Вежбицкая
[Вежбицкая 2001], Е.В. Урысон [Урысон 1998], Е.С. Яковлева [Яковлева 1994].
Исследование языковой картины мира является одним из '•* ведущих
проблемно-тематических направлений для омских лингвоантропологов (список
основных публикаций см. в [Одинцова 2002]).
Ю.Д. Апресян даёт определение наивной картины мира, которое перекликается
с вышеприведёнными определениями языковой картины мира: «В каждом
естественном языке отражается определённый способ восприятия мира,
навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка. Хотя образ
мира, запечатлён-'¦> ный в языке, во многих существенных деталях отличается
от научной картины ми-
ра, наивная модель мира отнюдь не примитивна» [Апресян 1995: 629-630].
Согласно противоположному подходу, языковое отражение мира базируется ^
на универсальных для всех народов логических принципах и категориях.
Диалектическое решение этого вопроса предлагает В.А. Пищальникова:
«Направление познавательной деятельности человека определяется, конечно, не
языком, а практикой социально-экономического и природного существования.
Однако нельзя отрицать организующей, классифицирующей роли языка в
познании действительности, того, что когнитивные модели,
репрезентированные языком, так или иначе влияют на характер познания.<...>
Язык отчасти определяет наше восприятие мира, его категоризацию, картину
мира в целом, но не сам объективный мир» [Пищальникова *¦ 2001: 56]. В
любом случае, понимается ли языковая картина мира как определяю-
щая концептуальную или наоборот, для носителей одного языка языковая
картина мира будет похожей.
Общепризнанно, что концептуальная картина мира богаче языковой картины
мира, поскольку в её создании участвуют различные типы мышления, в том
числе Ф невербальные. В то же время языковая картина мира дополняет
логическую (осоз-
наваемую индивидом), поскольку в языке существуют области (в частности,
грамматика), которые используются без осознания.
По мнению Н.С. Болотновой, текст отражает и репрезентирует фрагмент
языковой картины мира автора. Понимание же текста возможно благодаря
наличию
Щ общего фрагмента в языковых картинах мира автора и читателя [Болотнова
1992].
Похожее определение встречается в работе Н.С. Новиковой и Н.В.
Черемисиной,
13
они говорят об «индивидуальной языковой и в то же время речевой картине
мира, отражаемой в речи (тексте) отдельного индивида-носителя языка»
[Новикова, Че-ремисина 2000]. В таком толковании языковая картина мира
совпадает с индивидуальной картиной мира.
В.И. Постовалова считает языковую картину мира одним из наиболее
глубинных слоев картины мира у человека: «Сам язык выражает и
эксплицирует дру- гие картины мира человека, которые через посредство
специальной лексики входят в язык, привнося в него черты человека, его
культуры» [Постовалова 1988: 8]. Картины мира, выработанные в различных
формах сознания - научную картину мира, религиозную, философскую,
художественную, - исследователь предлагает не квалифицировать как варианты
одной и той же единицы (картины мира), а рассматривать как инварианты. В
отличие от неё, И.Г. Торсуева разные виды картины мира предлагает считать
вариантами: «Картина мира эпохи, целостная идеологическая модель,
свойственная данному типу культуры, являет собой некий инвариант,
представленный вариантами - научной, художественной, религиозной,
этической кар- тиной мира и т. д.» [Торсуева 1989: 5].
Вслед за Ю.Н. Карауловым мы считаем, что «завершённая, однозначно
воспринимаемая картина мира возможна лишь на основе установления
иерархии смы-слов и ценностей для отдельной языковой личности» [Караулов
1987: 37]. Поэтому общая картина мира, научная картина мира и «частные», или
«локальные», картины мира (биологическая, химическая и другие) являются
абстракциями, конструктами, выделяемыми для удобства исследователей. По
нашему мнению, в языковой картине мира разных индивидов, являющихся
носителями одного и того же языка, суще- ствует общая, интерсубъектная часть.
Можно говорить о частичном эксплицировании индивидуальной картины мира
средствами языка, что позволяет на основе язы-ковых репрезентаций построить
модель картины мира индивида.
1.1.2. Художественная картина мира как одна из разновидностей языко- вой
картины мира
Вопрос о необходимости введения в научный оборот термина «художественная
картина мира» впервые поднял в своей статье «Философия искусства и
художественная картина мира» Б.С. Мейлах [Мейлах 1983]. Под
художественной картиной мира автор понимает «воссоздаваемое всеми видами
искусства синтетическое панорамное представление о конкретной
действительности тех или иных пространст-
14
, венно-временных диапазонов» [Мейлах 1983: 120]. Б.С. Мейлах говорит о
разных
уровнях абстракции в восприятии художественной картины мира, вплоть до
картины мира, созданной одним художником.
Т.А. Чернышева пишет о художественной картине мира, которая создаётся «в
искусстве, творчеством художников и писателей» [Чернышева 1986: 57]. Она
считает, что художественная действительность обладает некоторыми
признаками, от-^ личающими её от реальной действительности. К ним
относятся особые взаимоотношения между сущим и идеалом, завершённость,
закон «чёрно-белой определённости», повышенная наполненность событиями,
закон повышенного художественного детерминизма.
Более узко художественная картина мира понимается З.Д. Поповой и И.А.
Стерниным как индивидуально-авторская картина мира, запёчатлённая в
художест-<** венном тексте: «Художественная картина мира - это вторичная
картина мира, по-
добная языковой. Она возникает в сознании читателя при восприятии им
художественного произведения. Картина мира в художественном тексте
создаётся языковы-^ ми средствами, при этом она отражает индивидуальную
картину мира в сознании писателя и воплощается в отборе элементов
содержания художественного произведения, отборе используемых языковых
средств. В художественной картине мира могут быть обнаружены концепты,
присущие только данному авторскому восприятию мира - индивидуальные
концепты писателя [Попова, Стернин 2002: 8].
Понятия «картина мира» и «модель мира» многими исследователями
употребляются как. синонимичные. Н.А. Афанасьева при разграничении этих
понятий использует категорию креативности авторского сознания: «Картиной
мира обладает к* любой носитель языка; она результат восприятия
окружающего мира. Создавать же
собственную модель мира способны далеко не все индивиды. Работа такого
рода влечёт за собой реконструирование действительности» [Афанасьева 2001:
380]. И.А. Тарасова считает, что понятие художественной модели мира более
удачно, «так как в нём усилен творческий, деятельностный характер
отражения» [Тарасова # 2003:29].
О специфике искусства как модели действительности пишет Ю.М. Лотман в
«Лекциях по структуральной поэтике»: «Одно из основных свойств искусства
— познание путём воссоздания - явление моделирования» [Лотман 1964: 29].
Из выделяемых учёным специфических признаков искусства как модели
укажем те, кото-Щ рые имеют отношение к теме нашей работы:
15
f - Структура модели вместе с тем является отражением структуры сознания
автора. Произведение искусства является одновременно моделью двух объектов
-явления действительности и личности автора.
- Художник не только разъясняет действительность как определённую
структуру, но и навязывает аудитории свою структуру сознания, свою модель
мира [Лотман 1964: 34].
** Таким образом, анализируя структуру модели (структуру произведения), мы
выходим на структуру сознания автора, так как эти понятия взаимосвязаны.
Л.О. Бутакова под художественной моделью мира понимает «эстетически и
коммуникативно значимое субъективно-объективное отображение
динамической системы представлений, знаний и мнений об окружающей
действительности в форме художественного текста» [Бутакова 2001: 116].
Кроме этого, художественная
* модель определяется исследователем как «в разной степени сложно
устроенное от-
ражение действительности (ментально-когнитивное, эмотивно-смысловое,
эстетическое), в котором конструктивные элементы организованы
определённым образом
^ и соотнесены с имеющимися в сознании автора когнитивными моделями и
концептуальными областями» [Там же, с. 124]. В дальнейшем мы будем
придерживаться данного понимания художественной модели. Цель нашей
работы - через анализ элементов структуры текста в индивидуально-
художественной модели выйти к концептуальной системе, или картине мира,
автора.
1.1.3. Поэтическая и прозаическая картины мира: сходство и различия
** Понятие «поэтическая картина мира» трактуется исследователями неодно-
значно. Е.А. Тырышкина понимает его как синоним авторской картины мира:
«Me-жду художественным текстом и жизненным опытом автора стоит
инвариантный и неповторимый «поэтический мир». Поэтический мир
выступает как воплощение в поэтическом идиолекте индивидуальной языковой
картины мира» [Тырышкина 2002: 3]. В её работе поэтическая картина мира
предстаёт как отображение действительности через призму сознания поэта
(писателя), то есть поэтическая картина мира тождественна художественной
картине мира.
Н.А. Кузьмина говорит о поэтической картине мира как «альтернативе миру
действительному; это образ мира, смоделированный сквозь призму сознания ху-

Л дожника как результат его духовной активности» [Кузьмина 2000: 119].


Материалом для реконструкции поэтической картины мира служит
совокупность произве-
16
f дений автора, отражающая действительность в соответствии с особенностями
её
восприятия писателем. Таким образом, понятие поэтической картины мира
отражает особый (идеальный) статус художественной действительности.
Некоторые исследователи понимают термин «поэтическая картина мира» в
узком смысле, соотнося его с формой произведения (стихотворной). И
поэтические, и прозаические произведения, принадлежа к моделям искусства с
его знаково-14 коммуникативной природой, имеют общие черты, создают
особый художественный
мир, по-разному соотносящийся с действительностью, но всегда отличный от
неё. Однако то, что разные языковые средства создания художественного мира в
поэзии и прозе приводят к художественным моделям с отличающимися
свойствами, отмечено многими исследователями (в частности М.М. Бахтиным и
Ю.М. Лотманом).
Так, Ю.М. Лотман отмечает, что проза как тип искусства возникает истори-
'«? чески позже поэзии, поскольку язык как материал искусства сначала
лишается
сходства с обыденной речью (для создания у адресата презумпции восприятия
художественного текста), и только дальнейшее движение искусства возвращает
его к ^ прозе. В прозе «со структурной точки зрения происходит усложнение
конструкции текста, хотя основные элементы построения выносятся за текст,
реализуясь в виде «минус-приёмов» [Лотман 1998: 107].
«Языковой знак входит в прозаическую речь с учётом редуцированного объёма
означающего (в объёме его смыслоразличительных признаков)», - отмечает В.П.
Григорьев [Очерки истории языка русской поэзии XX века 1990: 27]. Как нам
кажется, здесь недостаточно учитывается то обстоятельство, что
художественная проза не идентична нехудожественной прозаической речи, а
является лишь её вос-
v произведением. Конечно, в поэзии несмыслоразличительные признаки
означающе-
го имеют гораздо большее значение, чем в прозе, поскольку даже элементы
уровней фонем и морфем являются в поэтическом произведении носителями
смысла. Однако, если брать за единицу информации о художественном мире
концепт, который в психолингвистическом понимании является объёмной
ментальной величиной с
^ присущей ей структурой компонентов, является общепризнанным, что в
тексте мо-
жет актуализироваться любой из компонентов концепта, что «ведёт к
восстановлению структуры и содержания концепта в целом» [Голикова 1996: 9].
Поэтому, как мы считаем, и в прозаическом произведении могут
актуализироваться несмыслоразличительные признаки означающего
(компоненты концепта).
уЩ В «Очерках истории языка русской поэзии XX века» утверждается также,
что
«прозаическая форма речи указывает (независимо от вымышленно-
17