Вы находитесь на странице: 1из 84

ВОСТОЧНО-

СЛАВЯНСКАЯ

ОНОМАСТИКА

И

З

Д

А

Т

Е

Л

Ь

С

Т

В

О

МОСКВА

1972

«НАУКА»

Сборник

представляет

собой

первое

в

на­

шей стране совместное издание польских и со­ ветских исследователей в области ономастики

посвящен собственных имен разных типов в русском, языках. Сборник включает разделы:

и малоизученной

теме — анализу

украинском и белорусском

топонимика, антропонимика, зоонимика, вопросы теории ономастики, библиография.

Редакционная

коллегия:

А.

А.

РЕФОРМАТСКИЙ,

А.

В.

С.

РОСПОНД,

Э. (ответственный редактор)

В.

СТАЛ'ГМАНЕ,

7-1-1

353—72

СОДЕРЖАНИЕ

 

Стр.

5

С. Роспонд. Структура и стратиграфия древнерусских то­

 
 

понимов

9

Г.

Борек. Восточнославянские топонимы с формантом -ьн-

90

В.

 

144

Г.

П. Смолицкая.

Из архива П. JI. М аш так ов а

 

151

Н.

 

'166

Н.

А. Баскаков. Русские фамилии тюркского происхождения

176

П.

Т.

Поротников.

210

Б . В. Томашевский. Русская передача французских имен .

 

.

.

251

 

A.A.

B. И.

 

311

 

.

.

333

A. Ономастические

В.

Суперанская.

 

346

B. Библиография по русской

 

(ра­

 

Васченко. боты, изданные за рубежом

1860 по

 

1969 т.)

.

.

.

.

357

 

365

ТОПОНИМИКА

СТРУКТУРА

И

СТРАТИГРАФИЯ

ДРЕВНЕРУССКИХ

ТОПОНИМОВ*

С.

Роспонд

Восточнославянская топонимия представляет собой не­ отъемлемую часть северославянской, а вместе с тем и пра- славянской топонимии, поскольку район Одры — Вислы— Западного Буга — Припяти и среднего течения Днепра считается колыбелью праславян1. У казанная территория

зоны (Буг — Припять — Днепр)2. Ряд древних памятников содержит восточнославян­ ские топонимы: Константин Багрянородный (X в.), так называемый Нестор (X I—Х П вв.), грамоты и иные источ­ ники 3. Они выгодно отличаются от памятников, содержа­ щих западнославянские топонимы, тем, что в большинстве своем написаны кириллицей, в то время как западносла­ вянские топонимы в латинских документах подверглись значительным искажениям, ср. у Титмара РШ знп, \Viri- Ьеш из слав. *Р]ьг-ыгь, *УгьЬ-ьпо (XI в.). К сожалению, число монографических исследований по восточнославянской ономастике невелико, на что обра­

может быть разделена на

(Одра — Висл«)

и

А

В

* Славянские названия «ять»,

обозначает s ш,

щ

(Ред.).

даны q — «юс

большой»,

транскрипции, g — «юс малый»,

— ч,

1

 

(Ред.).

2

S.

Rospond.

Praslow ianie w

3w ietle

onom astyki.

«I

M iedzy-

narodowy kongres archeologii stow ianskiej».

W arszawa,

1968.

3

Ср.:

E.

П.

Дмитриева.

писания.

М .—JI.,

1962.

тил внимание в свое время известный русский исследова­ тель А. М. Селищев4.

О состоянии исследований в данной области и направ­

лениях, интересовавших исследователей X IX в., можно судить на основании библиографии по восточнославян­ ской топонимике 5. Уже А. X. Востоков — основатель русской слави­ стики — разработал в 1812 г. классификацию русских гидронимов по суффиксам й. Основание в 1845 г. Русского географического общества способствовало росту интереса к топонимике, главным образом в связи с этнографиче­ скими проблемами. Появились работы русских славистов— А. И. Соболевского, Г. Й. Ильинского, А. Л. Погодина, А. мера, А. Брюкнера, В. Томангека, Й. Микколы, Я. Калимы, Я. Розвадовского, Р. Экблома. Однако среди них не было систематизированных, монографических или региональ­ ных работ по восточнославянской ономастике. В боль­ шинстве своем это — лишь отдельные, более или менее денные, этимологические изыскания. За последние годы в Советском Союзе наблюдается значительное повышение интереса к топонимическим исследованиям 7. Необходимо прежде всего систематически структурно обработать самую древнюю восточнославянскую топони­ мию. Например, в «Повести временных лет» (ПВЛ) имеется около 130 топонимов и микротопонимов, относящихся к территории древней Руси. Но мы пока не знаем, какие структурные и семантические типы там преобладают. Эти топонимы нуждаются в таких же монографических обсле­ дованиях, какие были сделаны Я. Розвадовским 8 по ма­ териалам Гнезненской буллы 1136 г. или Т. Милевским 9

А. Шахматова и др., а также иностранных — М. Фас-

4

А.

М.

в.

топонимики.

«Труды

 

ИФЛИ», т. V.

М.,

1939,

стр.

124.

6

См.:

«Onoma»,

V.

Louvain,

1954,

стр.

1—77;

S.

Rospond.

Ono-

 

m astyka

 

w

Zwi^zku

Radzieckim .

«Slavia

orientalis»,

1967,

X VI,

 

2 .

6

A. X . Востоков.

 

этимологии.

«Санкт-

Петербургский вестник», 1812, № 2.

 

7

S. Rospond. Onomastyka

w

Swi^zku

Radzieckim .

8

J. Rozwadowski. B ulla gnieznienska z

1136

roku.

«Mate-

rialy i prace K om isji j^zykowej». Krakow,

1909,

IY , стр.

433

сл.

 

ö

T. Milewski. Dwie bulle w roclaw skie ъ la t 1155 i 1245. iPrace filologiczne», 1927, XI.

по Вроцлавским буллам 1155 и 1245 гг. Автор настоящей работы обработал 231 антропоним из Тшебницкого доку­ мента 1204 г. (Тшебницкий монастырь в Силезии) 10. На подобных материалах можно наблюдать становление ономастических словообразовательных и семантических типов. Киевская

им­ ператор которой Константин Багрянородный (949—952) — автор древнейшего документа, содержащего восточносла­ вянские топонимы и микротопонимы (De administrando imperio). Более древние данные имеются лишь по антро-
V понимии антов (Avxai), благодаря византийским писате- лям VI и следующих веков п . Некоторые сведения по восточнославянской этнонимии дает «Географ Баварский» (IX в.): Buzani (Buzani), Un- •lizi (Qglici, Ulici). Имеются также собирательные названия Ruzzi (Rusi) и (их соседи) Caziri (Chazari). О. Ф альк12 очень тщательно и методически рекон­

К. струировал названия днепровских порогов: 1. греч. еаооиит] (Ustupi) 'die Felsvorsprünge, Abstürze’ от праслав. stgp-; 2. греч. ’oaxpoßoovtjtpa^ =ostrov-birb prag-ъ; 3. греч. vexa-qz

Nej^syfo 'der U nersättliche’ (новое ненасытецъ); ср. оно­ мастическую основу -jq~ в следующих древнерусских фор­ мах: nej^verb Яволод, Явид', 4. греч. ßouXvTjnpd^ — vol-ьпъ и

иъ1-ыгъ pragi>: праслав. *vol= *vel= j*vbl 'мокрый, влажный’. Это типичная праславянская и праиндоевропейская основа, встречающаяся также в польск. W^wel (современное W a­ wel), W ien *Уъ1-ьпъ (современное W ien )— Силезия, Vo-

Русь

имела тесные связи

с Византией,

1упь

настоящее

время

Wolin) — Поморье;

ср.

также

W oiyn (Волынь). В апеллятивах: русск. волна, др.-ц.-слав. уъ1ьпа, польск. weina; в иной огласовке: *vah>, русск. вал, польск. wai; 5. греч. ßepoüxCi] = Vrucij 'der Kochende,

Siedende, Brausende’ (кипящий); 6. греч. (по Фальку N astrezie: strezb, т. е. Nastrezbje (Настрежье). Значение strezb такое же, как в параллельном скандинав­ ском варианте: греч. axpouxoov — Strukum : struka 'Veren­

a

s .

R o s pond.

1967O4 Г- «Zes^ y

S ta r o ^ s k ie

naukowe

im iona W SP .

w

dokumencie

trzebnickim

III.

Opole,

J^zykoznawstwo»,

11

S.

R 0 s p 0 n d.

Slow ianskie

w

zrodlach

antycznych.

«Lingua

Posnaniensis»,

1968,

im iona X Il/X III.

 

12

K.

O.

F

a

1 k.

Dneprforsarnas

namn

i

kejsar

K onstantin

VII

Porfyrogenetos.

«De

administrando

11

imperio».

Lund,

1951.

Однако конструировать более точно по греческой записи vowipeC-f],

gung im

Flusslauf’

(сужение в

реке).

можно ре­

т. е. *Naprag-bje: pragi.; в

пражье, считая, что

этом

ср.

Запорожье.

случае имела

А

место

затем

На-

субсти­

туция славянского а через греч. е, основанная на коле­

слав. Orechovo — греч. ’Apa^oipa, Za-

seka — Ziabaxas, Zalesbje — ZeXsaao, Zaserjane — ZeaeptavT], Grebenb — Tpaßavdxi вместо Tpeßsvaxi. По-видимому, это

была форма на -ь/е того же типа, что и чеш. Näkri, Nä- lesi. Труднее объяснить ошибку пишущего: греч. яр вм. стр. Впрочем, основа strezb, принятая Фальком в значе­ нии 'Verengung im Flusslauf’, не является засвидетель­ ствованной. Реконструкцию Naprazbje (т. е. Напорожъе) дал

уже Шафарик и. Это ческие названия (без специального топонимического сло­ вообразования: Ustupi, Nejqsytb, Vrucij) либо вторичные, нередко сложные: *Уъ1-ьпуjb ргаgъ) Ostrov-bnyjb pragb, Naprazbje. Для древнего важны следующие замены: праслав. ц^> и (U stupi: stqp-, VwLi,iy.Vbr-qt-)', праслав. (Nejasytb). В области кон­ сонантизма следует выделить изменение праслав. g^> x (prah). Таким образом, засвидетельствованные славянские формы топонимов можно считать разговорными, ибо лишь неполногласная форма prah вм. poroh указывает на незна­ чительное влияние церковнославянских болгаризмов. почти реводы исконных славянских названий: Nejasytb — сканд. Aiforr 'perpetuo praeceps’, греч. deujräp, Vol-bnyj ргадъ— сканд. (ßapoü'föpog) Baruforos либо Varuforos: исланд. bara

'W elle’ (волна) либо швед,

'Erhebung’, 'U fer’, 'F els’

(скала); Vrucij — (Xeävxi) L e a n ti: швед, (также причастие) lea, hlahjan 'издавать резкие звуки’; Naprazie— сканд. (ахpoüxouv) Strukum : struk(a) 'kleine Strom schnelle’ (неболь­

шой поток).

бании а <— > е 13: ср.

типичные

первичные

отапеллятивные топографи­

украинского вокализма и консонантизма

Скандинавские

варианты — это

vara

прозрачные пе­

13 M. Vasmer. Die Slaven in Griechenland. Berlin, 1941, стр. 239, 2 4 3 -2 4 4 .

14 P.

Slawische Alterthümer, Bd II. Leipzig,

1844; ср. также K. О. Фальк. Указ. соч., стр. 201—202; см. Соболевский.

J.

Szafarzyk.

также: А. И. языка. М., 1903.

Лекции по истории русского

12

Характер этих вариантов не разговорный, а скорее письменный. Местное население, несомненно, употребляло отечественные формы.

«б’Ь путь изъ Варяг

(ср. Лих.

II

215) цитирую:

ПВЛ

въ Греки». Константин Багрянородный в IX главе, оза­ главленной «О русских, приезжающих из России на од­ нодеревках в Константинополь», перечислил нижеследую­

щие торговые пункты, расположенные по течению Днепра; NejiOY<xp8âç, возможно вм. NsjüofâpSaç = Новгород (первич­

ная, еще без метатезы группа gard-); MiXmaxa = Смоленск

(путем субституционного упрощения группы согласных

sm ]> т); TeXioïkÇa = Любеч (скорее всего греч. te является

союзом 'и ’); TÇepvrfü'fa. =

е. т. е. Киев, ср. также иной топонимический вариант на­

звания этого древнего города S^vod; Bitetüeßt) = Витичев1Г>. Как первичные топографические топонимы могут быть объяснены Куява: Kujava : *Kujb, затем давшее Киев ^>

KiïB, S^vod : s^vod = s^tokie. Название Смоленск < ' *Smo-

1ьпь8къ : p.

столица племени кривичей)17. В греческих источниках

XVI в. 2j*aXévtÇixa. Формант -ъвкъ, особенно продуктивный

т.

Чернигов;

BouaeypaSs = Вышеград,

русск. Вышгород; Kiößa, Kioaßa, Sap-ßa-ra = Куява,

Smolbnja

IX

(863 г.

датируется

в.

по

ПВЛ

для северной Руси, типичен также для северных Лехит-

ских земель (Гданьск G daüsk— Gyddanyzc 998 г.). Та­

кое же притяжательное образование на -]ь Любеч <СLju-

bec

древнерусских названий городов. Не надо, вероятно, при­ нимать как посессивные названия Чернигов и Витичев.

Среди древнейших силезских топонимов имеется Giogôw (у Титмара Glogua), происходящий от giog 'шиповник’, ср. польск. Gdöw : *gbd 'мокрый’ Tarnôw и др. Теорети­ чески можно принять происхождение названия Чернигов от антропонима Черниг(а) или реконструировать апелля-

*Ljui№k-jb сигнализирует архетипичную модель18 для

15 Оригинал

текста

Константина

рукописи; ср.: К. О.

графия);

С.

рии.

и сл.

р языка. М., 1969, стр. 224.

н

Фальк.

II.

215.

Р

о

ср.

с

п

о

Л их.

д.

Багрянородного

по Указ. соч., стр. 275—276 (фото-

Парижской

Значение древнерусской ономастики для исто­

этимологии топонима Киев. — ВЯ ,

К

1968,

1, стр.

103

Ср. также:

H.H.

Д

у

н

о

в

о

.

Введение в историю русского

18 Ср.:

ad'

jektiv starsiho a mladsiho typu (B udec— Budkov). «Zpravodaj

m istopisaé

F.

Y .

Mares.

kom ise

К chronologii slovanskÿch

roc.

XI,

cislo

3.

posesivm ch

1970.

ÖSAV»,

Praha,

13

тив *cernyga — вид чернозема, ср. польск. тип lodyga др.-ц.-сл. книга :*кънъ. Ср. REW . III, 326. Формант -оиъ в древнерусских названиях также перво­ начально имел топографическую, а не посессивную функ­ цию: Клов (ПВЛ) от къ1ъ, Гъдов : Псков : *blbsk *plbsk 19 и др. Витичев (холм над рекой Стугной, прит. Дне­ пра) может иметь теоретическое значение 'холм Витича’ :

Vit-iû. Однако основа vit- : viti характерна для различных апеллятивов, главным образом названий растений: др.- русск. еитъ, 'витая работа’, польск. witwa 'верба, ива’, w itarnia 'вид груш’, w itka 'усик у растения’, witecznik 'растение из семейства амарантовых’. В таком случае vit-ic 'какое-то растение’ было бы образовано при помощи суфф. -icb -ikjo: польск. konicz, koniczyna 'клевер, trifolium ’. Ср. в ПВЛ Боричееъ (увозъ). Древнюю Русь называли страной городов (Gardariki) и поэтому среди самых ста­ родавних названий мы встречаем название Вышеград; ср. ПВЛ Белгород. На материале ПВЛ можно выявить основные словооб­ разовательные и семантические типы древнерусской оно­ мастики, в то время как у Багрянородного зафиксированы лишь единичные имена. Этот памятник, сохранившийся в списках 1377 г. и XV—XVI вв., несмотря на наслоения времени, отражает названия древней Руси X —X II вв. В памятнике преобладают названия топографического характера, тем более, что, давая довольно подробное опи­ сание важнейших городов, он сообщает даже микротопо­ нимы (ср. части города Киева: Боричев, Щековица, Хоревица). Из словообразовательных макротипов выделяется ар- хетипный поссесив на -/ь (Всеволожъ), а также топогра­ фический тип на -ъзкъ (Бужокъ) , отчасти также на -ънъ (Червенъ). Они были, как правило, мужского рода, так как атрибутивные образования обозначали города: Свято- славль (город), Изборск (город), Червенъ (город). Мужского рода были и древние названия на -оиъ, -ъпъ с топографи­

: къ1ъ, Ростов : *rost~

(ср. roslina), Псков <; *Blbsk-ov: *blbsk-, ср. польск. Pszczyna Blszczyna, Искоростенъ < iz- Korost-ьпъ : пра- слав. *korst-, польск. Krosno.

ческим значением: Клов *Къ1оиъ

См.:

S.

Rospond.

M icellanea

onom astica

slavogerm anica,

I.

«Onomastica

slavogerm anica»,

1966,

II;

e

Ze studiöw

nad

Dolska

toponom astyka,

XI.

Zaeadko

na nazwa Pcirn. «Jezyk

pol-

ski»,

1965,

X LV , стр. 8—12.

14

В отличие от Польши и вообще западнославянских об­ ластей, в особенности лехитских, здесь поражает нети- пичность патронимичных названий на -icv. 01ь/iсi, село (основанное княгиней Ольгой как специальный админи­ стративно-податной пункт); Уветичи, вариант названия Витичев (ныне Вятичев Киевской обл.) Тих. 296 (карта):

Уветичи к северу от Киева, а Витичев к югу от Киева. Оба названия Олъжичи, Уветичи не являются в строгом смысле патронимичными, как, например, польск. Raclawice 'по­ томки Рацлава’. Ср. данные западнославянских доку­ ментов: в булле 1136 г. имеется 23 названия на -icy при общем количестве 112, в булле 1155 г. их 15 из 63, т. е. патронимические названия на -icyl-ice составляют около четверти всех топонимов. Мы говорили об этом еще на IV Международном конгрессе славистов в Москве (1958) 20. На восточнославянской территории продуктивным сде­ лался формант -ъцъ- (мн. ч. -цы, производная форма -овцы):

владимирцы 'жители Владимира’, вышегородцы, выгошевцы, муромцы и т. п. в ПВЛ были названия жителей различных мест, с течением времени превратившиеся в названия по­ селений: Дмитриевцы, Киевцы. Имеются сигналы экспан­ сии посессивных -ов(-ев, -ово) , -ин (-ино): Васильев, Юрьев, Горошин, М икулин, Нежатин и т. д. Ниже приводится древнерусский материал, структурно организованный в соответствии с моей классификацией 21 и разделенный на семантические подгруппы.

НАЗВАНИЯ

IX—XII ВВ.

названия связанных с деятельностью человека)

Белз(ы), на берегу р. Солокии, прит. Буга Тих. 325. Эта река двумя своими рукавами образует небольшой остров в виде непра-

(без названий,

Первичные топографические

затем Белз

— город на границе Руси и Польши

20 S. Rospond. Stratygrafia toponim iczna. «Z polskicli studiow slawistycznych». Warszawa, 1958, стр. 159.

S.

Rospond.

Klasyfikacja

strukturalno-gramatyczna

sio-

wianskich nazw geograficznych. «Prace Wroctawskiego towarzystwa naukowego», ser. A, № 58. Wroclaw, 1957. — Критику классифи­ кации C. Роспонда см.: В. H. Топоров. К проблеме класси­ фикации в топонимии. «Исследования по структурной типологии».

15

вильного четырехугольника. Лих. I, 101: В 1030 г. Яро- славъ Белзы взялъ; Тих. 33, 277, 322, 325, 326; Siel. 317; Siownik St. Si. I, 102; Ср. польск. Beiz — Бохнинский п.; Beizöw Келецкий о., Beizec, Beizyce Люблинский о.:

бойк. beuza 'глубокая пропасть, вода’, beuz 'глубокое заросшее травой русло потока’ z2. SEBr, 20 приводит диал. польск. beizy (beizy sie) 'белиться’. Может быть связано с лат. fulgeo 'блестеть, сиять’. Броды, город на границе Волыни и Галицкой Руси:

Лих. I, 159, 160, 360, II, 444; Тих. 33 (конец X I в.). Ср. польск. brôd, очень частое определение местностей, расположенных возле речных переправ: ср. польск. Brody (несколько топонимов Brodnica, Brodnia, Brodfce, Brodna и т. д.). Ср. ниже Brodnia (вторичное название). Следует вспомнить, что bröd происходит от глагола праслав. bred^, bresti, broditi, русск. бреду, брести, брод, лит. bradas 'топкое место, брод’. Вручий (ныне Овруч), город на Волыни, администра­ тивно-податной пункт: Лих. I, 53, 251, II, 12, 56, 315, 320; Тих. 13, 16, 44 и т. д.; Siel. 264. В ПВЛ: у города Вру- чога, у Вручего, в город, называемый Вручий. Идентично назван днепровский порог (ср. выше у Багрянородного

В

е

р

о

б

т

Е

л

;).

(977

согласно ПВЛ)

г. на земле древлян, названный от глагола vbreti, причастие vbrucijb 'бурлящ ий’. Д ля названий надводных мест и мест, расположенных возле них, подобные названия были нередко определениями: польск. Wrze(ca (несколько назва­ ний вблизи Лодзи, Познани, Серадза и т. д.). Ср. также польск. Wrz£\cko, Wrze^ckie (Spis. 1271). Подобный же при­ частный тип польск. Grzmiqca Быдгощский о. и др. (Spis. 349). Неверно с точки зрения структуры этимологизирует это название Тих. 304 как образованное от глагола въру- читися, върущатися. Вторая форма Овруч возникла пу­ тем декомпозиции и агглютинации в сочетании во Вручем. Ср. Ник., 303: Вручий: vbrëti 'бить ключом, кипеть’ 23; ср. срб. врутак 'источник, ключ’, а также в бассейне Де­

очень древний город

Это

был

22 J.

R

u

d

k

j.

Nazwy geograficzne Bojkowszczyzny. Lwow,

1939,

стр.

18;

S.

R о s р о и d . О leksykografii nazew niczej.

«Jqzyk polski» 23 Ср. также: JI.

1969,

X L IX ,

1,

стр.

52.

JI.

Гумецька.

H apic словотворюн

еистеми

украшьсько! актово! мови X IV —XV стор. Кш в, 1958, раздел 2,

16

сны болото Оврут', ср. также REW II 250 (Оврут*vbrgt-:

vbreti). Галич (в ПВЛ Галичане): Лих. I 10, 206, II 112, 212,

243; Тих. 37, 208. Затем возникло латинизированное Gali-

cija,

могила на Подолии; 4. Галичъя гора и др. Арабский географ Аль- Идриси (1150 г.) упомянул Галич в Словакии (civitas Galicz в Хронике венгерско-польской). Предлагались раз­ личные этимологии, часто фантастические: Галич "место,

1.

Г на р. Днестр; 2. в Костромской обл.: 3. Галичина

95:

а также

укр.

Галичина.

Ср.

Ник.

а

л

т

:

где садятся галки’, SEBr 133. Мы полагаем, что следует принять основу gal-1/gol-, ср. польск. Galew, Galowizna,

Galia (местность в Краковском в.). Я.

Розвадовский 2J

объяснял многочисленные топонимы и микротопонимы Gafo/Halo, Gaiy/H aly, G aia/H aia из hala 'голое место’. Следует признать, что слово галичъ того же топографичес­ кого типа что и борт, витич и т. д. Ср. Тих. 329 от галити 'радоваться’, галичъ — 'галочий крик’. Городец: 1. город возле Киева. Лих. I, 100, II, 32; городок к северо-западу от Переяславля Южного: Лих. I, 133, II, 412. Продуктивность этой именной основы для се­ верославянских территорий (польск. grod-, чеш. hrad русск. город,- ср. городец, 'городок’) может служить до­ казательством наличия большого числагородов. Ср. польск. 1155 г. gradice=G rodziec (Сем. I, 668) и часто повторяю­ щиеся названия: Городецъ, Городище, Городок.

город на Днепре: Лих. I, 151, 352, II 423, 469 (1096 г.); от

основы гф - происходят различные топографические опре­ деления лесных вырубок: польск. por^ba, zariba, wi-гф; ср. также przerqbla, wyrqbla.

(также

Зарубъе) в районе Переяславля

Заруб,

Капиц: Лих.

I,

54, 252,

II,

322 межю

Дорожичемъ и

Капичемъ (описание стоянки Владимира, которая находи­ лась между Киевом и Вышгородом). Название Капич является, вероятно, топографическим от кар-, польск. карас, kapla, русск. кап, капать — REW I 520, 521.

В

i6b,

Ост- роз$] следует понимать как два названия: Бужъск и Острог.

*кар-

этом

случае

кап 'нарост

следует

также признать апеллятив на дереве’.

ср. Острог: Лих. 1 , 181, 384, II 466: в БужъскЬмъ въ

24

£■’

? / °

2

% w Д

Studia

nad

nazwami

wod stowianskich.

Krakow,

1948;

S.

Rospond.

О leksykografii

nazewniczej.

стр.

54.

 

2

661

17

Неверно рассматривается как одно название Бужъский

острог — Лих. I; Siel. 405—406: Ostrog Buski. Слово заостренных кольев

(ср.

острог: острый означало изгородь из

На как апеллятив острог употреблен автором ПВЛ; Лих. I,

160: и не вдадуге внити имъ въ острогъ, однако Лих.1,

въ Лих. I, 384: в Бужском остроге (перевод). Однако пра­ вильно ли считать их названиями одного и того же посе­ ления? ная часть, названная острогом? Ср. рассуждения по этому поводу Лих. II, 466, Siel. 405—406. Например, часть древ­ него силезского города (*Raciborz), основанного Ратибо- ром (*Ratibor-jb), называлась именно Ostrog. Здесь архе­ ологи открыли древнее городище. Уже само название

подсказывает, что некогда здесь был город, обнесенный ча­ стоколом, т. е. остроколом, или острогом. Переволока, город в Переяславском княжестве: Лих. I, 141, 342, II 417; Siel. 362. На территории древней Руси, т. е. от земель северных полян и до Византии находился важный водный путь по Днепру. В верхнем течении Днепра необходимо было в некоторых местах перетаскивать лодки с помощью деревянных чурбаков. Такие места называли волока, или переволока. Ср. Лих. I, И : и верхъ Д неп р а волокъ до Ловоти. Ср. также Лих. II 445: прилук 'приста­ нище, постоялый двор’, или, там же, волок, переволок. Польск. wlök, wiöka (от wlec) означало кусок забороно­ ванного поля, т. е. powioczony. Ср. польск. Przewioka (Жешувский и Люблинский о.). Ср. ниже Переволочна, а также Schütz 75, с.-хорв. прввлака 'Landenge’. Прилук, город в Переяславском княжестве на границе с Половецкой степью — Лих. I 141, 160, 342, 361, II 417,

445.

в в Лавр. В. Н. Татищев 25 отметил в этом месте Устье, вместо Прилук. Что касается цитаты: и %дучи к Прилуку городу Лих. I, 160, II 445, то она означает город, находив­ шийся в княжестве Переяславском. В некоторых списках ПВЛ вм. П рилук стоит Переволочна. Возможно, что это был один и тот же город, поскольку термин прилука означал 'пристанище’, 'постоялый двор’, которые были

острогов было большое число:

острокол).

Руси

181:

острозЪ (Лавр.

ОстромИ)',

шед

сяди

в БужъскЪмъ

Есть ли другой город Бужск, а также его вероят­

П рилук

упоминается

лишь

Ипат.

и

отсутствует

26 В.

Н.

Татищев.

2.

История Российская с самых древнейших

времен,

кн.

СПб.,

1773,

стр.

18

144.

необходимы в районах, называвшихся волок, переволока. Слав, основа lqk~Hluk- означала 'влажный, низкий луг, расположенный в изгибе (излучине) реки’, что соответ­ ствовало общеславянскому prilqk-Hpriluk-, польск. przy-

l§k, przylqg 'бугристое место в низине, на влажном лугу’; ср. срб. диал. прелука, гуцул, прелука 'полянка в лесу’. Ср. частое в др.-польск. Przyf^k (Prilanc 1189 г., 1203 г .)28, которое М. К арась27 ошибочно относит к предложному типу Podgöra, Zalas. Очевидна первичная структура на­ звания Przyi^k : przyt^k, без специальной топонимической деривации, а не przyf^ku Przyiqk.

ПВЛ (Ипат. 178, Лавр. 238): Сутейск, ср. Лих. I 159, 180, 360, 382, II 440, 441, 464, Тих. 34. Это очень древний город, отмеченный в арабских иточниках (Аль-Идриси). Однако и в русском, и в польском языках слово soteska вышло из употребления, и уже Нестор подогнал это первичное

топографическое образование под продуктивный тип на­ званий на -ъзкъ: Сутейск. Что касается более подробной этимологии этого названия, ср. Ros. 235—236. На поль­ ской почве оно было преобразовано сначала в Sienciaszka, затем Sqsiadka, Замосцьский у. Подобные первичные об­

разования хорошо сохранились на южнославянских тер­ риториях, где также известен апеллятив sutjeska 'узкая долина’, 'Engpass, enges Tal, Schlucht.’ Cp. Soteska, окр. Любляна, Sutjeska окр. Сараево, Сътеска в Болгарии. Ср. чеш. souteska, словен. soteska, ср. Schütz 45. Эти на­

звания имеют большое значение для ономастической лекси­ кографии, а также для изучения других реликтовых слов,

Сутёска:

s^teska

'angustiae,

convallis’;

слав,

поскольку они расширяют наши сведения о славянской лексике,

некогда весьма

апеллятивной богатой 28. Устье, урочище: Лих. I, 151, ср. REW III, 192: устье, или устъ 'M ündung’, часто в составных названиях: Устъ- Двинск,

топографической

Устъ-Нарова,

Устъ-Юг.

26

27

28

S

h ica. — RKJ,

Rospond.

И,

Sl^skie

стр.

53.

studia

Кагай.

polskim

стр.

1 w

28—29.

Nazwy

m iejscow e

innych

j^zykach

topoiiom astyczne,

I.

Topograp-

typu

Podgöra ,

siow ianskich.

Zalas

W rociaw,

w

jqzyku

1955,

®.,e

z ^ a

i-

Vyznam

slovm ku.

«Slavia»,

1958,

onom astiky X X V III,

pro

3.

Studium

praslovanskeho

Вторичные названия с топономической

деривацией

Топографическое названия

Н

а

(также

з

в

а

н

и

я

с

ф

о

р

м

а

н

т

о

м

-ьзкъ

с осложнениями в результате фузии):

Бужъск, Божъск, город на Буге: Лих. I

176, 181, 182,

379, 384, II 466; Тих. 33, 322—323. С древнейших времен сложился тип названий городов, образованных от назва­ ний рек, чаще всего городов племенных (ср. Buzanie у «Ге­ ографа Баварского»). Что касается этимологии гидронима Буг, Бог (1. приток Вислы, 2. река, впадающая в Чер­ ное море, 3. в Македонии. Ср. REW I 227, Ник. 66—67), то наиболее правдоподобной представляется гипотеза, со­ гласно которой различные апофонические ступени его унаследованы от праиндоевропейской эпохи, и праслав. *bag-l/*bog/l*bug- означают 'затопленное место, течение, поток’. Ср. праслав. bag-ъпо, польск. bugaj со значением 'большая пойма’, русск. буга 'низкий берег, поросший ивой’, бугор, бугра 'возвышенность, сток, по которому стекает вода’. Ср. и.-е. *bhaug-, лит. baugus, лат. fugio, скр. bhujäti. Ср. также польск. Busk (совр. Busko-Zdroj) Вислицкого y. Ros, 86. Голотичъскъ, город недалеко от Полоцка: Лих. I 116, 317, II 401; Тих. 33. ПСРЛ указ. 77. От основы goh» обра­ зуются самые разнообразные топонимы: ср. польск. этнич. Gol^szycy (в IX в. Golensizi), gradice Golensicezke 1155 г., луж. Golsk(o). Ср. Ros. 117. Ср. различные топографиче­ ские апеллятивы: русск. голотъ 'гололедица’, польск. gola, golain, golina, golizna, goiain, goioc, с.-хорв. го­ лица, roflnja. Долобъскъ, урочище в районе Киева: Лих. 1 ,183: наДо- лобъскИ, 190; II, 460 там же Долобско озеро. Ср. Ros. 104; Dolob-, вар. DuUb-, Duleby, этническое название: dulebyj. Племя волынян также названо Duleby: Лих. I 14, 23, 210, 220, II 109, 222. В случае Долобъскъ возможна ос­ нова 1ъЪъ-, русск. лоб в первичном топографическом зна­ чении; ср. польск. £eba, Lebno, fcebsko (jezioro): 1ъЬъ 'ров, русло, река’ ав. Ср. племенное название дулебы-. чеш. Dudleby, словен. (Panonia) Dudleipa, Dudleipin,

23

S.

R

о

s

p

о

n

d.

О leksykografii

20

nazewniczej,

стр.

6.

Tudleipin=naHHOHCKHe ду(д)лебы я0 TT 9, 157, 192 оши­ бочно рассматривают как заимствование из балтийского lab > русск. л об (Лобынск, Лобно, Лобжа, Лоба). Ср. Ros. 176. Дрютъскъ, также Друтъскъ, город в районе Смолен­ ска: Лих. I 141: отъ Дрютъска, 159: на Дрютъскъ, 201:

Дрютескъ, II 417, 442; ПСРЛ указ. 102 (весьма обильный исторический материал): Дрютска, Дрюцка-, Тих. 33, 201. Название образовано от Дрютъ, вар. Друтъ — ТТ 185 установили балтийское происхождение названия: лтш. druva, др.-прусск. Drawe, Druteyn, Drutthen : лит. dru- tas 'сильный’. ЗарЪческъ, трудно точно локализовать: Лих. I 186, II 469: около ЗарЫъска — во всяком случае это не Заре- ческ на Волыни, упомянутый под 1150 г. (Ипат.), Тих. 37

Зареческ (1106 г.). Ср. польск. Zarzecze : zarzecze, т. е. za

rëka

-ь/е. Такой тип топонимов с префик­

с формантом

сальным za- довольно част: русск. (Волжск Заволжск), д. Изборск, Псковской обл.: Избореск, Изборъск, Избо- реско, Изборовъскъ (ПСРЛ 119—120), Ros. 129, Лих. I

Зашиверск р.

Шивера,

Задонск и

т.

18, 214, Сем. II 311, Тих. звание

личного

(Туп. 166), чеш. Izbud, Izvëst, Izbramir, слвц. Izbor см. Sv 101. Уже М иккола31 выдвинул этимологию Из-

с Суфф. -ъзкъ мог выполнять исключительно притяжатель­ ную функцию: польск. Raciborsko и т. д. — ср. Ros.33 32.

боръскъ : Избор — имя,

13,

15,

16, 55,

389 -3 9 1 .

Это на­

было притяжательным прилагательным от имени Ср.

Избор.

русск.

Изяслав,

Измир, ИзбыгнЪв

известное

у

словенцев

IX

в.

II

края.

Лих.

I

150:

из Курска,

422;

Тих.

33,

177,

345—348.

: куръ

163.

'петух’ или

191—192

'прах,

К пыль’ — ср. Ros.

ТТ реки балтийским. Ср. также Ник. 222. В связи с широким

использованием основ названий животных для именова-

30 тт V Р 0 n d- Struktura pierwotnych etnonimôw siowianskich,

dialektalnym . «Rocznik siawistyczny»,

■“ • F°rniacje po rozpadzie

S 1968’ CTP- 24-

31

J.

M м

i •’

k

k

1 a.

L ’avance

des Slaves

vers

la

Baltique.

«Revue

s, ï eS etudes slaves»,

1921,

I, стр.

200.

 

Ср.

также: S.

R

s p

n

d.

Sufiks -sk i -sko jako formant zachod-

m

o-siowianskich nazw

m iejscowych.

«Slawia

occidentalis»,

1933,

X

II,

стр.

45

сл.

ний рек (Бобр, Вепрь) интерпретация названия Кур как балтийского не обязательна, ср. польск. Kursko, Познан- ский о. или Курск, владение Новгорода (Лих. 346). Гра­ II 584, 689, III, 40, 759, 760: Курске, I 80 : Курь- ско, V 138, 458 : Курецко. В денном труде Топорова — Трубачева круг ономатологических балтизмов понимается иногда слишком широко. Логожск, ныне Логойск, Минской обл. Лих. I 159:

до Логожъска, И , 443; Тих. 33, 371; Сем. III, 80. Ср. русск. лог, р. пад. лога 'T al Schlucht, Brachfeld; с.-хорв. лог 'V ertie­ fung’, 'углубление, местность, расположенная в долине среди холмов’ 33, лог-ога : логъ тот же тип, что острога :

остръ, лысога : лысъ. Название Ложанка не может про­ исходить, как полагают ТТ 193, из балтийского. Ср.

Ros.

на 177, 180 : Лучъск%, Лучъску,

город

173.

Лучьск,

Волыни

II

на 413, 445, 463; там

р.

Стырь.

Лих.

же

I 136,

136,

I

337: Лучане 'жители Л уцка’, ПСРЛ указ. 184—185. Ср. русск. лука 'изгиб реки, речной залив’ (Ник. 243); ср. Ros. 168: lqk-1/luk- 'болотистый луг’ и т. д. Частое

топографическое определение: чеш. Louckö, помор. Lucbsko, польск. fc^cko. Минск вар. Менъск, город на р. Свислочь в Белоруссии. Лих. I 112: МЪнъску, МЬнескъ, 160, 162, 200: МЪнъску, 185: МЬнескъ 201: Менескъ 202: из МЬнъска, II, 397; ПСРЛ указ. 204, 261; Тих. 34; ср. этимологию Ros. 182:

Mienia — название реки (Minsk Mazowiecki,

ранее Mierisk) балто-славянского происхождения от и.~е. *moi-n-ll*mei-n- : *min- *жег-'проходить мимо, идти’, лат.

т е о , теаге, лтш. m iju, m it, нем. Main < др. -в.-нем.

Minia, вар.

Moin <

Одръскъ, Одреск, Одрск, город вблизи Полоцка. Лих. I 159: на Одръскъ-, Лих. II 442. Однако неизвестно, где на­ ходился этот город. Карамзин неверно считал, что Одръск

Moenus <

Men,

*Moinos.

галльск.

и.~е.

возникло вследствие ошибки вместо Дрютеск 34. Контекст свидетельствует о расположении этого города где-то

в районе Полоцка. Ср. гидронимы: 1. Odra, Odrov, приток

Днепра, 2. Одра, бассейн р. Сновь, 3. Одр, Одрино болото

в Полесье.

Предполагается, то Одръскъ был древним го~

33 Ср.: П.П.

С

Карамзин.

.

IX .

Россия. Полное географическое описа­

СПб.,

1914,

стр.

410.

ние нашего отечества, H. М.

Российского,

II.

СПб., 1842, стр. 134.

22

родом при логия польск. Odra от

впадении Одрова в Днепр.

этимо­ uod-r- 'вода’ — Ойкхйоба35.

Возможна

основы П инск, город на р. Пина, прит. Припяти. Лих. I 171:

Пинъска, 174: Пинескъ, 178: к Пинъску, П 461. Ср. Лих. I, 180: Пиняне. Этимология окончательно не выяснена (Ros. 207); ср. польск. Pinsko Кцинский y., Piusk в Поморье. Наиболее правдоподобно говорить о нем как о славян­ ском названии (ср. ареал многочисленных польских и восточнославянских речных названий): 1, и.-е. *poi-n-JI *pel-n-j/*pi-n-, отсюда праслав. репа 'пена’, др.-инд. pinäs 'жирный’, 'толстый’, греч. m<bv 'тучный, плодородный’, лит. pienas 'молоко’; может быть также лтш. spuma 'пена’, инд. phena-, др.-герм. heim 'пена’; 2. праслав. -pin-:p^ti, рьпц. Нет необходимости выводить его из балтийского (ТТ 201) или из индо-иранского (REW II 358). Эта обще­ индоевропейская основа была характерна главным образом для названий рек, широко разливающихся, не очень глу­ боких и пенистых. Для польских названий Piensko > Pin­ sko можно принять праслав. основу рьпь 'пень’ (ср. луж.

P e risk o p нем. Penzig). Полоцк: Лих. I 18 (862 г.): Полотескъ, 24: ПолтИскъ, 54, 83: в ПолотъскЪ, 99: Полотъску, II 7, 8 и т. д. Ср. также

I 12, 209: Полочане. От названия р. Полота: праслав.

*1ool-t- происходит русск. Полота и польск. Pfota, на ко­ торой находится также древний польский город Плоцк

на Мазовше (Ros. 209). Праслав. основа *pol-t- относилась

к *pol~ 'поле’, ср. многие другие производные: *pl-t-

(Poitowsk > Полтовск > Пултуск, р. Пелтев, Полтава, Полтва и т. д.; *pol-n- 'полонина, горный луг’; pol- этно­ ним поляне (в Польше, на Руси и в Македонии), название Польша, полевой. Анализ основы *pol- с детерминантами -t-, -п- и т. д. позволяет выявить большое гнездо топогра­ фических названий, относящихся главным образом к рав­ нинным и надводным объектам. Случъскъ, Случескъ, древнерусский город на р. Случь:

Лих. I 200, ПСРЛ указ. 428. Тих. 38, 306. Этимологию

см. Ros. 245—246.

2. праслав. з1икъ 'влажный’ от sluti (REW II 666), вос­ ходящий к праслав. основе Iqk-jjluk-, польск. i^k (Paiuki).

Случь — 1.

*sblqcb, ср. slu k ij'кривой’;

См. S. Rospond.

manica», 1966, II, стр. 111 и сл.

Odra — OuiaSoua.

23

«Onomastica

slavoger-

Смоленск, Смолъньскъ: Лих. I 13: Смоленъекъ, 20:

къ Смоленъску , 92: отпъ Смоленьска, 108: Смолинескъ, 112:

у Смолинъска, ср. 312, 150, 151, 158, 159, 161, 168, 197, 201, II 209 и т. д., ПСРЛ указ. 4 2 8 -4 3 5 , Ros. 246 -2 4 7 . Имеется большой сравнительный общеславянский мате­ риал — топографические названия, производные от ос­ новы smol- гвид почвы’, ср. с.-хорв. смоница < смолъница. О древности этого города на р. Смольня (по ней назван­ ного) свидетельствуют греческие и скандинавские источ­ ники: MiXivbxa (у Багрянородного), Смоленская. Ос­ нова smol- в первоначальном значении 'черная почва’ (возможно болотистая) широко представлена в обще­ славянской топономастике: смоляне — название племени (на Руси их центром был город Смоленск); в Болгарии, ср. у полабских славян; ср. Smeldingon у «Географа Б а­ варского». Многочисленны были также названия мест на -bsk- и -ъ п польск. и болг. Smolsko, слвц., Smolno.

. потопашавъ Сновщ ПСРЛ указ. 435: Сновескъ, Снъвъскъ, Сновьскъ. Это был

древний город северян на р. Сновь. Этимология гидронима Сновъ: и.-е. *snäu-/*näu- 'плыть, течь’, т. е. S n O ^ S n y , Sirbve, SnbVb; ср. также ТТ 146. В бассейне Немана есть р. Сновка. Торчийский (торчъский) град, совр. Торчица, город на р. Торч, прит. р. Рось (земля волжских булгар). Лих. I 143: Торчъский 144,145,147: к Торцъскому, 145: Торцъскый, 160: на Торческый город-, ПСРЛ указ. 482, 483: Торческъ, Торчъскъ,Торъский и др. Тих. 34, 303. Основа tore- ино­ язычного происхождения, ср. название племени торки

Сновьскъ: Лих. 1 115: ко Сновъску

(Лих.

I

59,

109

и

т.

д.).

Турийск, город на Волыни, на р. Турия: Лих. I 177:

Турийску, Турийск %(местя. пад. ед. ч.), ПСРЛ указ. 485:

Туръскъ, Туржиск, Туриск, Тих. 34. Согласно ТТ 210 Турия : лит. Taure, др.-прусск. Tauro, Taure. Ср.

Туров, город недалеко от впадения р. Струмень в Припять (Лих. I 54, 83 и т. д.); отсюда его жители туровцы; Siel. 265. Черторыйск, вар. Чарторыйск, город на Волыни. Лих. I 181: Черторыескъ. Ср. Черторыя (Тих. 408).

-оиъ, -ovo, ет>, -ino по­ сессивной, но также и топографической. Возможно, что эта вторая функция была более ранней, так как в наиболее

Н

а

з

в

а

н

и

я

с

ф

о

р

м

а

н

т

Известно, что функция суфф.

о

м

-оиъ

была

не только

24

древних названиях славянских городов, образованных от личных имен, предпочитался формант -/&: (Serad-jb). Судя по источникам, эта топографическая функция -оиь была довольно частой: G logua= польск. Giogow (Титмар

XI в.)- Возможно, название Краков (Craccoa, Cracovia)

может быть объяснено также топографически (Krzakow :

krzaki 'кусты’), ср. польск. Gdöw (др.-русск. Гъдовъ :

*gbd- 'влажный, болотистый’), Gdynia, Gdansk. О проис­ хождении названия Киев от K ujava, а не от Kyjb мы пи­ статье 36. ПВЛ дает материал для следующих топографических названий на -ov, -ev, -in(o);

Берестово (дворцовое село), княжеская деревня под Ки­ евом (загородная резиденция князя Владимира Свято­ славича): Лих. I 57: на Берестов %в селъци еже зовутъ ныне Берестовое, 89 : на Берестов ^мъ, 104 : Берестовое, 109 :

с Берестового, Берестового, 151 : на Берестов%мъ (2 раза), на Берестово; Тих. 59, 161—163 и т. д. Основу berstb 'U1- mus carpinifolia’ находим в русск. берест, польск. brzost; ср. укр. берест, русск. Берестовая, ср. ниже Берестъе. Очевидно, первоначально была форма на -ovo, затем при переписке изменившаяся на -ovoe. Клещино (озеро), под1Переславлем Залесским на се­ веро-востоке древней Руси Лих. I 13: на КлещинЪ oaepi (совр. Плещеева. Ред.). Основа klest-jjklesc- была частой в топографических названиях. Ср. клещ 'вид насекомого и рыбы’ а также в названиях растений: польск. kleSnica, kle£niawa 'colocassia, ambrosima’. Отсюда многочисленные топографические названия: макед. Klescino, укр. Клщ 1, слвц. Kliestinä, польск. Klesna, Klestno (jezio^o).

Клов монастырем (теперь находится в городской черте Киева.— Ред.). Лих. I 187: на КловИ: праслав. къ1ъ означало 'к у ­

сок дерева, бревна, спиленного пня’. Ср. польск. диал. kto

'вырубка, на которой торчит много пней’ 37, отсюда польск. Kielno, Kielce, слвц. Kelca. Можно сомневаться, яв­

ляются ли в действительности притяжательными названия

сали в специальной

('урочище) между древним Киевом и Печерским

 

С.

рии, стр.

Роспонд.

113 и сл.

37

М. Пис1п1ск1.

ш са,

икк'з’а,

Э^роЬпа

1 рокге\тае.

«ОпотавИса»,

1964,

IX ,

стр.

197.

 

25

городов Чернигов, Боричев, Витичев. С достоверностью к топографическим названиям относится Псков : праслав. *blbsk-,

Н

а

з

е

а

н

и

я

с

формантом

-ъп-

Восточнославянский материал, благодаря «славянской» орфографии и формам косвенных падежей, позволяет раз­ личать форманты -ъпъ и -ьпо. На западнославянской почве субституционное написание на -in, -еп (Stetin, Gnezden) допускает реконструкции как Szc£ycien, GnieMzien, так и Szczytno, Gniezdno. В восточнославянских же доку­ ментах существует почти фонетическое отличие -епъ и -ъпо. Названия первоначальных городов были обычно муж. рода на -ъпъ, а деревень — ср. рода на -ъпо. Дубен, затем Дубно, город на Волыни. Лих. I 181:

Дубенъ, II 466; Тих. 33. Праслав, d^bb 'quercus’ особенно часто встречается в собственных именах с формантом -ъп; общеславянские топонимы: польск. D^bno, D^bna (около 40 названий; Вог. 46—47), чеш., слвц. Dubne, Dubne. Красънъ Красен, город на р. Красна, прит. Днепра (недалеко от Триполья). Лих. I 160: у Красна. Лих. и Siel, ошибочно дают Krasn, не понимая структуры наз­ вания. Ср. праслав krasa, кгаэьпъ 'краска, особенно кра­ сная, блеск, красный цвет’. Отсюда многочисленные то­ пографические названия, в том числе и для рек: в Греции Красица (Крх-етса), с.-хорв. Красно, укр. Красна, польск. Krasna, чеш. Krasno; ср. Вог. 115—116. Листвен, местность недалеко от Чернигова. Лих. I 100 : в Листвену. Ср. русск. листва, лиственный. Лубънъ, затем Лубно, Лубны, город на р. Сула в Пере­ яславском княжестве: Лих. I 161: к Лубъну, 186: около Лубъна, къЛ убну. Ср. польск. Lubno, ibubna, чеш. Lubno, Lubnä, ср. Барс. 116, 119: Любн% (1229 г.), Лубны (город в Полтавской обл.), къ Лубну (1107 г.) Вог. 136—138 считает основу lub-ljljub- общеславянской с топографиче­ ским значением; ср. польск. tub 'кора’, lubo 'ободранная

'кора’, помор.

древесина л и п ы , дуба’, чеш. lub, луж. iub

]ёЬа, lebina 'прутья для плетения’, lebizna 'густая, твер­ дая трава’. Следует принять праслав. корень lub-jjljub-, и.-е. *loubh~, *leubh-3S.

38 М. Rudnicki. Studia nad nazwam i rzek

lech ick ich ,

I.

Zeba

i

Zupawa.

«Slavia

oecidentalis»,

1935,

XIV.

 

26

Переволочна, город в Полтавской обл. (ср. вышеП рилук). Лих. II 445. Ср. русск. переволока 'прибрежное место, по которому переволакивались суда, пристань’. Вог. 176:

праслав.* pervolka, ср. польск. Przewtoszno // Preulocno (1290 г.), диал. Psyvuocno, русск. Переволочна (1092 г.) — см. Барс. 157. Песоченъ, город в Переяславской обл. Лих. I 141:

ПЕсоченъ; Тих. 34: Песочен или Посочен (1092 г.); Лавр. 208, Ипат. 150, Тих. 38: Песочен (1172 г.). См. Ипат. 379. Согласно Барс. 161, во градка Песочнаго (1169 г., 1237 г.); Песочня Смоленская обл., документально Песочна (1328 г.), см. Барс. 161; ср. Сем. IV 261: Пясочно, см. SG XV II 44—47: Piaseczna (8 раз), Piaseczno (9 раз.). Основа рёйъкъ была необычайно продуктивной в общеславянских топографических названиях: польск. Piaseczno, Piaseczna (более 50 топонимов) — ср. Вог. 177—179. Ср. чеш. Pise- спа, слвц. Pieseönä. Коръдънъ (?), см. Лих. II 444: Коръдно (Кордно), не­ известно, что это был за город: Лих. I 159: ко Коръдну (где-то в области торков). Вероятна адаптация какого-то чуждого названия при помощи продуктивного фор­ манта -ъп-.

Н

а

з

ля

в

а

н

и

я

с

ф

о

р

м

(-ёпъ)

а

н

т

а

м

и

-апъ,

-ипъ,

-епь

территории Киевской Руси характерен формант

Д -мь с различными предшествующими гласными (ср. в апел- лятивах -пъ, -апъ, -ипъ, -епъ, -ъпъ, -упъ, -ynja): др.-ц. сл. grbtanb, jablanb, strbzenb, jesenb, pustynja. Труб. 231 раз­ бирает гидронимы Правобережной Украины: Березанъ, Дубенъ,

субстратного)

в праславянской зоне В кивалось много раз 39. Труб. 233 неправомерно причисляет некоторые образования на -упъ и т. п. к иноязычным:

Оогупь < | gerin. Ср. славянский архетипичный формант -ynja: Gdynia, Kcynia. М. в украинском языке: Череванъ, Хубанъ, Красунъ и т. д.

Здвиженъ, Студень, Горынъ, Родунъ, Любанъ.

(возможно

Преобладание

конечного

(между Бугом и Днепром) подчер­

Балий

приводит

ценный

материал

на

-апъ,

-ипъ

39

S.

Rospond.

P raslow ianie w

£w ietle

onom astyki.

«I M igdzy-

narodowy

kongres

archeologii slow iaüskiej».

W arszawa, 1968.

27

Формант -анъ характерен для юго-восточных городов Украины, а в юго-западных и северных почти неизвестен 40. Продуктивность и исконность форманта -пъ в различных ономастических образованиях иллюстрируется богатым древнерусским материалом из ПВЛ. Название греческой колонии Херсонес (в Крыму), через которую проходил торговый путь, связывавший Киевскую Русь с Византией, адаптировалось славянами в форме Корсунъ (Лих. I 12:

Корсунъ, ис Корсуня, 75—77: на Корсунъ, къ Корсуню', там же 34: Корсунцы, жители Корсуня. Греческое назва­ ние города Фессалоники, расположенного в Македонии, в ПВЛ русифицировано в Селунъ; Лих. I 21, 22: доСелуня, вСелуни, в Селунъ. Желанъ, местность на юго-запад от Киева: Лих. I 145:

на Желаню, II 516 считает рекой; Тих. 33: Желанъ, Же- лянъ. Основа zel-lßal-, и.-е. *gel (возможно была огла­ совка *gol-?). Ср. с.-хорв. жал 'побережье, берег’, жало 'песок, песчаная местность, невысокий берег’ (Schütz, 82), ср. др.-ц.-сл. эюалъ 'могила’. С надежностью следует при­ знать топографическое значение для названий польск. Zalna, Zalno, с-хорв. Жална — см. Вог. 274. Звижденъ (другие варианты Зв%жденъ\ Въздвиженъ', звучание не было установившимся, ср. также мостъ Звиженъскый, р. Здвижа — Лих. II 462), город к западу от Киева, на р. Здвижа. Лих. I 173: Въ Звиждени городЪ, мостъ Звиженъскый; Лих I I 131: Воздвиженск; ср. Ros. 280:

воздвижение: Воздвиженъское; см. SG XIV, 12: Wozdwi- zensk Радомского y., Wozdwizenskie Харьковской губ. Как вытекает из исторических записей, некоторые назва­ ния (и прежде всего Здвиженъ: р. Здвижа) подверглись даль­ нейшим преобразованиям под влиянием слова воздвиженье. О гидронимических образованиях на -епъ (Ястребень, Сербенъ, Дубенъ, Здвиженъ) см. Труб. 231. Здесь ярко выражена агглютинация предлога въ~{-3виждень, с дальней­ шей идентификацией с апеллятивом воздвиженье. Искоростенъ (различные варианты), сейчас Коростенъ,

Житомирской обл.: Лих.

у ИскоръстЫ я, 42: на ИскоростЫъ градъ. Из-Пис-

может быть с достоверностью выделено как предлог, часто встречающийся при словообразовании, ср. выше Воздви-

I 40: изъ града ИзъкоръстЬня,

М

м.

В

а

skim .

1 i j.

Formality

-апь, orieu taü s»,

«Slavia

-anja , -ипь,

1969,

XVIII,

-unja w jqzyku ukrain-

1.

28

жень. Славянская основа: праслав. *korsta, польск. kro- sta, chrosta <С *chvorst/b, чеш. krästa, chrästa означала холмистую неровную местность: ср. польск. Krosno (мно­ гочисленные топонимы см. Вог. 79—82), др.-русск. Хвар- стен (1125 г.), русск. Хоросна, Хворосна, см. SG I 632, 666; болг. Храсна, с.-хорв. Храсно, на территории Греции Фраатауа—Хварстъно. Ошибочно этимологизировать Искороспгенъ из др.-норв. skarfv 'K lippe’ — подводный камень-|-швед. sten 'камень’. Мы выступали с критикой этого так называемого «нор- дизма» 41. Ср. также Ник. 206. Наилучшим подтверждением того, что из-, ис- было агглютинацией предлога, служит материал «Хроники» М. Стрыйковского (1582 г.) 123: Choroscienia, 123: Choro-

sten, 127: Choroscieniem, 127: w. Choroscienie, 124; w Cho-

rostenie, 122; Korostena, w Korostenie. Чередование со­ гласных cli-/k- было живым явлением в топонимах на -епъ. Селищев, 157 проиллюстрировал примерами: Листпенъ

XVI в. (Московская обл.), Плашень (Рязанская обл.),

Городенъ, или Гордня ('Калининская обл.). Корсунъ (в Крыму, греч. Херсонес): в Корсунь, из Кор- суня, на Корсунъ, къ Корсуню, Лих. I 12, 75—78, 80, 83, 111; корсунцы 'жители Корсуня’ — Лих. I 34, 37. Продук­

тивность форманта -пъ, а также (-апъ, -упъ, -епъ, -ипъ)

ярко выражена на восточнославянской территории. Мно­

гие иноязычные топонимы были ассимилированы с по­ мощью этих формантов: Казань, Астрахань, Рязань, Кубань. Этому типу следовало бы посвятить особую мо­ нографию. Кснятынъ Лих. II 520 ошибочно пишет Кснятищ ср. Siel. 385 K snjatyn, город на правом берегу Сулы, Лих. I 161: къ Кснятиню (363 в переводе: к Кснятину). От имени Константин уменьшительным было Коснята. Однако

отнесение названий Snjatyn (ср. -уп) и K snjatin к притяжа­ тельным с формантом -in сомнительно, так как здесь ярко выражено первичное -упъ. Ср. разъяснение о притяжатель­ ном суфф. -in (Ник. 387). Формант -упъ мог обладать, по­

мимо топографической, также и притяжательной функ­

цией: польск. Gdynia, чеш. Bechyne, Kdyne, Hostyne,

41 S.

Rospond.

Onomastische

kungen.

56.

стр.

«Sprawozdania

W roclaw.

29

Slavo-nordica.

Tow.

Nauk»,

Kritische

Bemer­

1965,

X X ,

«А»,

русск. Велынъ, Курынъ, Смердынь, см. Селищ. 157. Воз­ можно, также существовала диалектная тенденция за­ мены сонанта -п на ~п. Ср. польск. Lubin > Lubin? Ср. Лих. I 109: в Войню. Радосынъ, урочище возле Городца, к востоку от Киева, Лих. I 192: в Радосыни. Этимология не вполне ясна. Сле­ дует только выделить формант-гаь как характерный для украинских топонимов. Ср. -ynia (польск. Gdynia, Kcynia). Родня, Могилевская обл., город на р. Рось, л. прит. Днепра: въ граде Родъни на устъ Реи. Ср. Тих. 13, 16, 55, 149, 286, 302; Труб. 244—245 на территории Правобереж­ ной Украины выделяет около ста гидронимов с форман­ том, происходящим из первичного -ъпа: Лубня, Головня, Ризня I/ Ризна, Рудня, Рокитня, Черемошия / Черемошна. Формант ~nja<' -ьща в апеллятивах встречается прежде всего в nomina loci: польск. studnia : studzic 'место с холодной водой’, stajnia 'скотный двор’, Ia£nia и т. д. Основа rod-, ср. польск. rodna ziemia, rodny 'плодород­ ный, урожайный’, чеш. rodny с тем же значением, чеш. Rodnä; см. Барс. 175: до X V в. Родня называлась Родно. Ср. с.-хорв. Родне, Родно брдо — см. Вог. 200—201. Рязань, древний город на Оке. Лих. I 151, 170: к Ря- заню, из Рязаня, рязанцы. Этимология либо иноязычная, либо исконная. Ср. мордовское племя эрзя, эрзянъ. Мо­ жет быть слав, rjasa 'топкое место’. Недалеко от Рязани есть село Рясы. Возможно также сближение с основой

Р занской обл. Ср. Ros. 228. Замену 2 на z можно объяснить влиянием угро-финского субстрата, т. е. Рязань << Ря- жань. Сем. IV 366—369 привлекает также русск. ряж 'деревянный сруб, наполненный песком, для устройства укрепления’. Ср. также основу r^za 'Spalte, Rinne’ (щель, трещина), отсюда полабск. Rinsowe (1216 г.), Rensow —

см.

ТМН Суздаль, древний город, Владимирской обл. Возможно это адаптация какого-то иноязычного названия. Лих. I 99, 100, 168—169: в Суждали, Суздалю, на Суждалъ, Суждалю. Позже возобладала форма Суждалъ. Отно­ сительно различных иноязычных угро-финских основ см. Ник. 397. Однако убедительного объяснения нет. Согласно Труб. 229 формант -а1ъ свойствен некоторым гидронимам: Кривалъ, Звиздалъ, Тусталъ (бассейн При­ пяти) .

*rqz-JI*rqg-/l*rqg-

ряж-'.

русск.

Ряжск — город

я­

129.

30

СутИнъ, урочище. Лих. I 184: на Сут$нъ\ II 468 пишет, что нигде в летописях это название не встречается. К. этимология СутЪнъ — это перевод тур. süten 'молочная’ 42. Тмутороканъ, русский город на Черном море: Лих. I 83,

99

и источниках Tajxaxap^a, в арабских Samkerz, Samkars, Sama- kuä, ныне Тамань — ср. Нидерле43, 119; ср. также М. Фас- .

мер и

В.

Кудряшов полагает, что это река Молочная и что

т.

д.:

(в) Тмуторокани, Тьмутороканю. В греческих

Н

а

з

в

а

н

и

я

с

ф

о

р

м

а

н

т

о

м

-ь/е

Первичное собирательное значение суфф. -ъ]е (ср. польск. liscie 'листья’) было известно и в топонимике: польск. Mi^dzyrzecze, срб. МеТ)улуж]е, Заводje. Берестье (Брест, польск. Brzesc), древний город на Буге. Лих. I 99, 158: къ Берестию, 174: Берестие, 178,

180: къ

Берестью,

182:

Заратися Ярославъ Ярополчичъ

Берестъи, 180: берестяне 'жители Берестья’. Ср. праслав.

основу *berste 'ulmus carpinifolia’: польск. Brzostek, укр. Берест, русск. Берестовая, чеш. Brestce, болг. Брестава,

в Греции Бреста. В связи с продуктивностью апеллятивов

на -ъje эти названия можно было бы считать первичными — Берестье: берестье 'березовая кора’. Ср. польск. Brzeäcie (несколько топонимов), Brzesc Kujawski (с типичным исчез­ новением конечного е, ср. Podgörze > Podgörz, Mi^dzyr- zeoze Mi^dzyrzecz). Заволочье, местность, Лих. I 132, II 411: в Заволочии. В первой Новгородской грамоте 989 г.: и бежа за Волок.

Siel. 352 сн. 1 комментирует: Город Волынь нынешний Grodek Nadbuzny у впадения р. Хучвы в Буг. О термине волок писалось выше. Олешье, крайний переволочный торговый пункт в устье

в въ Олешъи. Лих. I 135, Siel. 353 неточно реконструируют

Днепра

II

413:

перед

выходом

Черное

море.

Лих.

это название: Олеша, вместо Олеше. От основы праслав. olbcha, jelbcha образованы многочисленные топоними­

ческие дериваты:

”ЕХаг).

Olsze,

польск.

укр.

Олешня,

в

Греции

К.

44 Р -

В.

Niederle.

Кудряшов.

Половецкая

степь.

Slovanske starozitnosti,

М., I, 4. Praha,

1948.

1902.

М. V а s m е г. Osteuropäische Ortsnamen. «Acta et commenta-

tiones univ.

Dorpatensis»,

1921,

I,

стр.

13.

 

31

На обратил внимание Селищ. 155: Завалье, Залесье, Заозерье, Загорье. Это многочисленные собирательные топонимы, конструкций.

образованные от предложных

большую

топонимическую

продуктивность

-ь;е

Н

а

з

в

а

н

и

я

с

п

р

о

ч

и

м

и

например

-ica

ф

о

р

м

а

н

т

а

м

и

,

Вороница, урочище, которое трудно точно локализо­ вать. Лих. I 161 II 448: с ВороницЪ. Ср. русск. ворона,

города В восточнославянской и южнославянской группах это был продуктивный топонимический формант, иногда вто­

ричный: Селищ. 155: Брынница, Добровица, Каменица; в XV в. (село) Заполитское, позже Заполица, Мощаница, Погорелица // Погорелое, Радовица. О продуктивности фор­ манта -ica (мн. ч. -ice) на территории Сербии — ср. Франк 45. О плотном и довольно широком распростране­

нии гидронимов на -ica см. Труб.

бережной Украине он их насчитывает 301: Быстрщ а, Рудавица, Муравица и др.). В ПВЛ есть гидронимы Медведица (Лих. I 169: на МедвЪдици), Сальница Лих. 192, II 476: на р-ёц$ и Изюмцем, теперь не существующая. А. И. Попов воз­ водит ее название к нынешней р. Сал, л. прит. Дона 4в. Ср. также Сожица, прит. Суды, возможно совр. речка

I

Право-

укр. Ворона, название

Vranica.

словенского

171—172

(на

Сальниц-ё — речка между Изюмом

Оржица (Лих. II 412). Лих. I 132: на СъжицЬ\ 14: на

Съжю. Ср. Лих. I 13: Хоривица (холм в Киеве), Щеко-

островЬ Ср. также Лих. I 170, II 459: на Кулачьце — река Ко- локша. Позже наблюдается экспансия форманта -ica. Среди топографических названий следует также упо­

мянуть Погорина. Лих. I 174: Погорину, II 462: Пого- рина — побережье 1 р. Горыни (объяснение ^ Ермолаев- ского списка Ипатьевской летописи).

Однако Погорина от Этимологически Погорина <^ Погор-ина, т. е. с форман­ том такого же типа как срб. Горина, Слатина, Загра- дина, Закутине — ср. Franck (указ. соч. 200—201).

не может быть непосредственным дериватом

вица\ 171: Рудица, 184: в Хортичем

(Хортица).

Горынь.

45

Franck. Studien zur serbokroatischen Ortsnamenkunde. Leip­

zig,

1932,

стр.

189.

40

П демии наук СССР. «Вестник ЛГУ», 1951, V I,

A . И.

.

«Повесть Временных лет» в новом издании Ака­

5, стр.

136.

32

Топонимы,

образованные

от

обозначений люден

-jъ

Посессивы

н

а

Это названий славянских городов. Формант -]ъ, унаследован­ ный от праиндоевропейской эпохи, проявляется в древ­ нейших записях, ср. др.-инд. pitryas, лат. patrius, греч. Ttàxpioç и.-е. *patriios 'отцовский, отчий’. Архетипность легче всего выявляется в основах, бывших наиболее ча­ стыми праславянскими композитами: Всеволод, Дорого- буд, Перемысл, Переяслав и т. д. Всеволож, город на Волыни (Тих. 33). Лих. I 175:

Всеволожъ, 116: в монастырЪ Всеволожи, 177: ко Всево ложю, ср. также Всеволож, Черниговской обл. Ср. Все­ волод, древнерусское династическое княжеское имя, ср. Тупиков; имена с первым местоименным членом все от­ носятся к древним общеславянским: русск. Всеслав, польск. Wszemit (1136 г.), хорв. Vbsemil, чеш. Vsel’ub — см. Sv. 92—93. Среди имен древнерусских князей в ПВЛ упомянуты следующие композиты этого типа: Всеволод (3 раза Лих. I 56, 101, 201), Всеслав, Всеславича (Лих. I 88, 104,186). Володимер, древний волынский город, основанный при Владимире. Лих. I 81, 109:

Всеволода Володимери (местн. над. ед. ч.), 108: Володимеръ (вин. над. ед. ч.), 109: из Володимеря, 135: Володимери (местн. пад. ед. ч. — 2 раза, 136 — 2 раза), 174, 175, 182; Володи- мерю (дат. пад. ед. ч.) 158, 159, 173, 177, 179, 180, 182, 160: из ВолодиМеря, 162: къ Володимерю, 171, 180; Воло­ димеръ (вин. пад. ед. ч.), 177: в Володимери, 180: Воло­ димеря (род. пад. ед. ч.), 185: Володимерю (местн. пад. ед. ч.), 202: во Володимеръ. Здесь восточнославянское «живое» -olo- уживается с унаследованным от праслав. mer/mër, ср. др.-в.-нем. m âri 'славный’, готск. mers 'большой’, 'великий’, греч. [шро; 'неразумный’ 47. Лишь позже закрепилась церковно-славянская форма Влади­ мир с заменой архетипного -тег. Одновременно в ПВЛ часто упоминается князь Володимеръ (Лих. I 174, 185),

наиболее

древние

архетипы,

характерные для

47

о «Onomastica slavogermanica», IV, 1968, стр. 29; О н ж е . Kazi- mierz Palas Kazimierowski czy Kazlmierzowski? «Prace filolo-

S.

Miscellanea onomastica slavogermanica, II.

R

о

s

р

n

d.

giczne»,

X X .

Warszawa,

1970,

стр.

317—323.

3

Заказ

661

33

174: къ Володимеру. Ср. Лих.

II 488—489 (индекс) Вла­

димир Всеволодович Мономах, однако в ПВЛ Володимер (Лих. I 108, 131-133, 1 3 5 -1 3 7 , 1 4 2 -1 4 4 и. т д.); Лих. II 489: Владимир Святославич, а в ПВЛ: Володимер, Воло- димера и т. п. (Лих. I 17, 47, 49, 50 и т. д.), II 489: Вла­ димир Ярославич, а в текстах только Володимер (Лих. I 99, 101, 103, 104 и далее). Равным образом в атрибутивной

деривации на -bsk сохранялась первоначальная форма:

Володимер Володимеръскаго (Лих. I 181). Nomen per­ sonale дифференцировано от nomen loci: Володимеръ, къ Володимеру, Володимера (Лих. I 174, 181 и далее) и Володимеръ, Володимерю, Володимеря (171). Образование на -]ъ является в этом случае мемориальным, впервые упомянутым в 988 г., оно было дано в честь князя Воло­ димера Святославича. Ср. другой Владимир на р. Клязьме, известный с X II в. как крепость, названная по имени ее основателя Владимира Мономаха. Выдобыч, холм

на в Киеве. Лих. I 152: на холму, нарЪцаемёмъ Выдобычи (мест. над. ед. ч.), 171: на Выдобычъ. Siel. 372 ошибочно принимает его как патронимическое название на -ici, которых на самом деле в ПВЛ нет, и дает перевод: т а холме, называемом Wydobycze». Правильно он перевел на стр. 396: «переправился на Wydobycz». Первый ком­ понент следует связать с общеслав. vid- (смешение ily типа Давид—Давыд наблюдается в ПВЛ), ср. Sv. 91; польск. W idoradz : W idorad, Wid(o)goszcz : W idogost, др.-луж. *Vidogost-jb. Возможно, в копиях под влиянием укр. i у записано Vyd- вместо Vid,-. Ср. польск. Jawid :

Jawidz, русск. Явид. Другой компонент -byt: ср. Sv. 72 Radobyt. Дорогобуж, волынский город на р. Горынь. Лих. I 135, 180, 182: Дорогобужъ-, 178: Дорогобужю. Из *Dorogo- bud-jb; ср. с.-хорв. Драгобуд, чеш. Drahobud, полабск. *Dargob^d-jb. Второй член -bud может быть из праслав.

-bud: buditi или -bgd. На территории Польши имеется много топонимических посессивов на -;ъ от имен со вторым ком­ понентом -b^d: Dargob^dz, Dobrob^dz, Niesieb^dz, Pob£\dz

и

Дорогожич, урочище под Киевом (Лих. I 54, II 322:

стояше Володимеръ обрывся на Дорогожичи, межю Дорого- жичемъ и Капичемъ). Лих. II 322 ошибочно определяет Дорогожичи как якобы патронимическое вместо *Дорого-

с расположенным

нем монастырем

Cp.

RK JV ,

1965,

стр. 96—98.

др.

34

житп-jb : Дорогожит;

(Sv.

-z it

ср.

имена

со

вторым

членом

93) чеш.

Pozit, Zazit, с.-хорв. Драгожит, Доброжит,

zit

'v ita’ также

Борижит

Название Дорого-

жич вскоре,

ниями притяжательного типа на -ovo, ср. Ипат. (1146 г.):

И у Шелвова борку

и Мьстиславом (Лих. II рогожичи,

о До-

основанном Вышгородом и Киевом,

Борис 48. У Дорогожича, действительно, был бор (Лих. II

358).

др.

и

В качестве первого и было вытеснено другими образова­

Житомир

члена

др.

валови,

идеже

есть

Надово

ста полки 322). А. А.

у

где согласно

подле вал

с сыном

Шахматов писал монастыря

К ирилла , в

легенде

лесу

озеро

своим

между

умер

употреблялся часто:

прииде

однако,

Изяслав

ко

ту

Это название искажено в Ипат. 222 (ср. Тих. 37, 72:

Дорогичин — 1142 г.). очень на

нается

Лих.

от антропонимических образованиях указывают на колебание, имя Любек,

Варианты -ъкъН-тъ

лено из Радзивил.) 105:

Любеч,

находившийся

древний

город

Днепровском

земли

торговом

Черниговской,

пути,

упоми­

ТеХюитСа).

(!) (прибав­

(ср.

у I 20: Любецъ, 24: Любечъ, 96: к Любичю

Багрянородного

уже

выше

в

так

града Любча, 170: Любячи (!).

при котором можно одинаково

и Любик.

Наиболее частыми

принять как

были однако формы Любеч, Любча

ществует севернорусская диалектная

Любецъ. Четкое фонологическое противопоставление к : ч к/ь намного увеличило число посессивных образо­

ваний этого типа: польск. SE\decz _">S^cz, B^decz, Bie-

jecz >

*Ljub-bk-jb. Су­ форма с цоканьем:

Biecz,

Chodecz,

Gdecz >

Giecz,

Lubecz,

совр.

Lubcz, Sierpcz — Sierpe — cp.

185,

1 3 -1 6 ,

177,

345,

см.

ПВЛ

R K J

V

882 г.,

128.

Gp.

Тих.

907 г., договор

Олега с греками. В источниках X II

в ным. В конце X V III в. там можно было видеть лишь «земляное обвалившееся укрепление, близ которого ярами вокруг отделенное, 20 саженей вышины, необширное,

как древний город,

в. еще упоминается считается опустошен­

1159 г.

но

уже

а ровное,

место,

мое» 49.

Перемил,

Лих.

I

176,

II

р. 463: Перемилъ. *Peremil-jb : Pevenul;

Стырь:

48

А.

.

Шахматов. СПб.,

й.

летописных сводах.

Ср.: А.

1908, стр.

75—76.

 

к графическое описание.

Киев,

1851,

стр.

315.

ср. многочисленные антропонимы с праслав. приставкой per-: русск. Перемысл, ПеренЬг, Переслав, Переяслав, польск. Przebor, Przemysf, Przebqd. Второй член также употребляли довольно часто: польск. Boguinii, чеш. Bohu mil, ср. Sv. 79, 102. Gp. Niemil в Силезии и в Краков ском y. (Nyemil 1242 г.) — ср. R K J V 105. Перемышлъ, польск. Przemysl Лих. I 54, 181; Перемышлъ, 136: Пере- мышлю, 171: Перемышълъ, 179.- около Перемышля. Ср. польск. Przemysl", чеш. Premysl (династия Пшемы- слидов). Второй член -mysl был весьма продуктивным

в общеславянских личных именах: помор. Siemysi : Siemysl,

WitomysI, Pomygl и др.,

Переяславль (Южный, Русский, совр. Переяслав-Хмель- нищ ий). Лих. I 24, 84, 85, 108: на Переяславль, 25: ис Переяславля, 36: ис Переяславля, 109: Переяславли, 135:

у Переяславля, 137, 142: в Переяславли, 143, 148, 151:

Переяславлю, ср. также 159—161, 183, 185, 186, 197, 199,

ср. R K J

V

109—111.

202.

структуры были архетипными. Праслав. корень др.-русск. -ja- был характерен главным образом для восточносла­ вянской антропонимии: русск. Яволод, Изяслав, Перея­ слав.

В Болгарии, на Дунае, был древнейший город *Ргё- slav-jb(позжеПреслав822 г.; у арабского путешественника

«indeclinabile+KopeHb+nomen»

Композиты

X II в. Аль-Идриси: Beriskläfa). ПВЛ преобразовала это

название по-своему, с добавлением типичного русск.

-ja (праслав. ~jp); кроме того, переписчики древних сводов добавили продуктивный и характерный формант -ъсъ (-есъ): Переяславец — Слово о князе Святославе, который отправился на Дунай, на болгар в 967 г.: взя городъ

80 по Дунаеви и cfsde княжа ту въ Переяславци

Там же: бяше Переяславци (мест. пад. ед. ч.), 48, 50:

— Лих. 1 47.

в Переяславецъ. Ср. польск. Boleslaw, -wia, Boleslawiec. Адаптации с помощью суфф. -ец, возможно, способство­ вало то, что летописец знал название переяславци (Лих. I

52) для жителей русского Переяславля. Идет ли речь в действительности о жителях Переяславца на Дунае,

как яславля на Дунае?

За Ср., однако, цитату: И послаша переяславци къ печенЪгомъ,

глаголюще: «Се идетъ вы Святославъ в Русь, вземъ имЪнъе много у грекъ и полонъ бещисленъ» (Лих. I, 52).

(II

524): переяславци жители Пере­

ним

это

же

повторил

Siel.

451.

думает Лих.

(в действи­

Если тельности Преслав), то в таком случае форма Переяславец была бы этническим дериватом от Переяслав вместо болг. Преслав. В ПВЛ имя мазовецкого князя Маз1а\у изменено

в Моислав. С такими переделками можно встретиться

неоднократно, особенно если принять во внимание редак­ ции ПВЛ.

речь

идет о Переяславе

болгарском

Посессивы

н

а

-еиъ,

-оръ,

ъ

Выше мы обращали внимание на древние топографи­

Формант -ои, был весьма экспансивным уже в эпоху раннего средне­

вековья. Доказательством этого могут служить субстрат­ ные образования с добавлением к ним типового форманта -ои: Саратов (основа с достоверностью иноязычная — ср. Ник. 369—370), Тамбов (1636 г., также называется река — ср. Ник. 407), Харьков (укр. Харте, основан

в XVII в. и река с таким же названием — Ник. 453),

Ростов (Ник. 358) — надежная этимология отсутствует. Стереотипные общеславянские образования на -ои требуют подробных стратиграфических, исторических и синхро­ нических исследований. Это посессивное образование не является столь древним, как -]ь. Можно подозревать, что из древнейших названий городов только Краков и Киев

действительно являются посессивами. Кроме того, при­ тяжательное -оуъ не столь древнее, как другие форманты, поскольку оно сходно с род. пад. мн. ч. основ с темати­ ческой гласной -и-: сыновъ, становъ. В эпоху феодализма оно стало наиболее типичным для названий поселений, образованных от имен владельцев: польск. ише^ешо, чеш. Вгашёоу, русск. Любимово, сербск. Борисово. О сверх­ продуктивности этого форманта в феодальный период свидетельствуют вторичные образования на -ои-: русск. ВалищеВалищево, ЗагорьеЗагорьево, ВысокоеВысо- ково — ср. Селищ. 152. Стратиграфия на современном русском материале (ев­ ропейская часть СССР) дает две четко выделяющиеся зоны: 1) северная, с необычайно продуктивным макро­ типом -ои (к северу от линии: Брянск—Тула—Горький— Казань); 2) южная, с очень продуктивным -ка (-овка,

ческие названия с суфф. -еи//-ои.

этот, особенно

-евка: Андреевка) 50. Первоначально

этот

формант

был

География русских суффиксов. «ОпотазМса».

1959, V,

2,

стр.

321

и

сл.

50 В. А.

Никонов.

М^гойа^у-Кгакоху,

характерным для древней Руси, но вскоре, как свидетель­ ствуют, например, Новгородские грамоты, становится типичным для севера. Если бы мы захотели представить себе картину первич­ ной и вторичной стратиграфии топонимов с атрибутивными -ov, -in, то прежде всего нам было бы необходимо разгра­ ничить названия топографические и посессивные. Из древ­ него материала ПВЛ следует, что топографические на­ звания на -ov (-ev) были нередки. Возможны также вто­ ричные образования на -ev-, хотя основа оканчивалась на твердый сонант: Могилев : могила, Канев (?). Выше обсуждались топографические названия на -ov, -in: Псков, Верестово, Клещино и др. Некоторые из нижеследующих топонимов также можно рассматривать как топографи­ ческие (Чернигов, Могилёв) или же как вторичные (ино­ язычные: Орестов, Сугров, Обров; ср. также мою этимоло­ гию Киевъ < Kujava). а) Образования на -ов,

-ев Боричев (увоз), Боричев холм, связывал центральную часть Киева, расположенную на горе, с низменной частью, называемой Подолом. Лих. I 13, II 221: седяшЪ К ий на гоp i, гдЪ же нынЬ увозъ Боричевъ. Это могло быть при­ тяжательным названием от патронимического имени Бо- рич : Борислав, но нельзя игнорировать и доминирующую топографическую номенклатуру древнего Киева: Щеко- вица, Хоривица, Подол, откуда возможна этимология Боричев : борич : бор. Ср. р. Боричка (Лих. II 444). Ср. ниже Витичев, холм над р. Стугна, прит. Днепра. В ПВЛ упомянут под 945 г. (договор Руси с греками) среди послов Игоря с исконными именами (Гомолъ, Синко) также и Боричь (Лих. I 35, II 290). В Радзивиловском списке, явно переделанном, указано: и Синько биричь. Это дает повод Лихачеву считать (правда, ошибочно 61, Siel. 244) последнюю версию более правильной, поскольку бирич означало 'сборщик податей’. Ср. в ПВЛ биричи (Лих I 84). Возможно, по имени личному Борич упомянутого посла в

холм

300): Радзивил.:

в Василеве, Лавр.: Василиви, ср. Лих. I 77, II 191. Лих.

к Василеву. Летописец упоминает будто бы соглас­ но традиции в этом городе был крещен Володимер.

I

Киеве назван Боричев. (ср.

Киевск.

обл.

Васильев,

85:

Тих.

А.

И.

Попов.

Указ.

соч.,

стр.

38

133.

Володимер получил при крещении христианское имя Василий; Василий, или Василь,