Вы находитесь на странице: 1из 235

О. В. ПОПОВА

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

Допущено У МО по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки ВПО 030200 — «Политология»

Д

С

П

Е

Н

Т

П

Р

Е

С

Москва

2011

С

УДК

32.001

ББК

66.0

П58

:

Р ец ен зен ты

доктор политических наук, доцент, зав. лабораторией математических

методов политического анализа и прогнозирования МГУ имени М. В. Ломоносова С. А. Ахременко;

доктор социологических наук, профессор, зав. кафедрой связей с общественностью факультета журналистики СПбГУД П. Гавра

П58

Попова О. В.

Политический анализ и прогнозирование: Учебник / О. В. Попова. — М.: Аспект Пресс, 2011. — 464 с. ISBN 978-5-7567-0621-5 Вданное издание включены материалы, которые не только дают пред­

ставление об используемых в эмпирических политических исследова­ ниях методах, но и обеспечивают необходимый набор знаний для само­ стоятельной реализации эмпирических проектов в области политологии.

Учебник написан в строгом соответствии с Государственным образова­ тельным стандартом высшего образования для политологов. Наряду с текстами лекций книга содержит перечень практических заданий, список контрольных вопросов и литературы к каждой теме. Кроме того, здесь же представлены примеры, которые могут облегчить понимание материала и укажут на типичные ошибки, совершаемые исследователями. Для студентов, обучающихся по направлению «Политология» («Миро­ вая политика и международные отношения»), аспирантов, преподавателей гуманитарных вузов, специалистов, занимающихся изучением междуна­ родных политических процессов.

УДК 32.001

ББК 66.0

ISBN 978—5—7567—0621—5

©

Попова О. Б., 2011

©

Оформление. ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2011

Все учебники издательства «Аспект Пресс» на сайте

Учебный курс «Политический анализ и прогнозирование» занимает особое место в системе подготовки профессиональных политологов. Он входит во все варианты Государственного стандарта обучения политологов в качестве обязательного элемента (в самом первом варианте в середине 1990-х годов этот курс носил название «Методика и техника эмпирических политических исследований»). Два ведущих университета Российской Ф е­ дерации — Московский и Санкт-Петербургский государственные универ­ ситеты, имеющие право разрабатывать собственные стандарты подготовки студентов, не только включили его в очередной раз в свои учебные планы в качестве годового курса, но и сохранили большой объем времени для ау­ диторных, внеаудиторных занятий и выполнения контрольных заданий по этому предмету. В этом смысле российские студенты, изучающие полито­ логию, оказываются даже в более выигрышном положении, чем студенты западных вузов, где изучение методов сбора и обработки политологической информации начинается в основном уже на стадии магистерских программ. Специфика курса заключается в том, что обязательным элементом обу­ чения является не только получение знаний об истории, технологических приемах сбора и обработки политологических знаний, но и отработка про­ фессиональных навыков, которые могут быть полезны политологу вне за­ висимости от той стези, которую он выберет для себя. Во-первых, если еще лет десять назад вполне приемлемой при подготов­ ке научного исследования в области политологии была практика преимуще­ ственно описания концепции, теоретического вйдения проблемы, то ныне становится нормой подтверждение любого, сугубо теоретического, положе­ ния эмпирическими доказательствами. Аналогичным образом эти знания и навыки будут полезны в профессиональной преподавательской деятельно­ сти, поскольку даже самая хорошая теория нуждается в иллюстрации гра­ мотно подобранными примерами. Во-вторых, эти навыки могут оказаться исключительно полезными для так называемых независимых аналитиков, которые достаточно часто готовят доклады и рабочие записки для властных институтов и отдельных политических акторов. В-третьих, студенты, ори­ ентированные на работу непосредственно в органах власти, вне зависимости от того, претендуют ли они на кресло государственного чиновника, публич­ ного политического деятеля или их помощников, должны очень четко знать требования к качественному проведению исследования и быть способными по косвенным признакам оценить надежность полученных рекомендаций. После 2002 г. значительно снизился поток грантов по политической темати­ ке от международных независимых научных фондов и центров, но россий­ ские властные институты активизировали практику конкурсного госзаказа на проекты по политической тематике среди академических и независимых (коммерческих и некоммерческих) научных организаций. Поскольку госу­ дарственный чиновник несет ответственность за выделение на реализацию проектов госбюджетных средств, уровень требований к его знаниям в обла­ сти политических исследовательских технологий постоянно повышается.

Предисловие

В-четвертых, многие методы, используемые в политологии, приме­ няются также в социологии, журналистике, лингвистике, психологии, эконометрии и т.д., поэтому даже при смене области профессиональной деятельности человек, хорошо знакомый с принципами и технологиями политического анализа и прогнозирования, может оказаться в выигрыше — он уже будет владеть суммой знаний и навыков в новой для него профес­ сиональной деятельности. В большинстве маркетинговых исследований ис­ пользуются те же методы и методики, что и в эмпирических и прикладных политических исследованиях. На наш взгляд, такое «инструментальное» по­ нимание цели учебного курса в наш прагматичный век важно для формиро­ вания устойчивой мотивировки его изучения. За последнее десятилетие вышло в свет несколько изданий, которые можно использовать для обучения методам политического анализа и про­ гнозирования: Д. Б. Мангейма и К. Р. Рича (1997), К. В. Симонова (2002), К. П. Боришполец (2005; 2010), А. С. Ахременко (2006), С. Г. Туронка (2005), А. Д. Наследова (2006), Т. Н. Митрохиной (2007), В. М. Нилова (2005), Я. Ю. Шашковой (2007). В Оксфордском издательстве с 1989 г. печатается журнал Political analysis, большинство статей в котором посвящено приме­ нению прикладных статистических методик для изучения политических процессов. Настоящий учебник — результат преподавания автором в тече­ ние многих лет курса «Политический анализ и прогнозирование» для студентов-политологов Санкт-Петербургского государственного универси­ тета, Российского педагогического университета им. А. И. Герцена, Санкт- Петербургского государственного университета культуры и искусств и Сык­ тывкарского государственного университета. Текст учебника разделен на несколько тематических блоков. Последо­ вательно анализируются понятие политического анализа и виды политиче­ ских исследований, состояние эмпирических и прикладных политических исследований в различных национальных научных школах, определяются принципы организации и проведения проектов, подробно освещается во­ прос о методах сбора и анализа информации в области политики, включая статистические методы и способы работы с политическими текстами. Обо­ значены активно используемые методики изучения различных аспектов по­ литической жизни современного общества. Специально рассматривается вопрос об институтах, понятии, видах, организации, статистических и не­ статистических методах политического прогнозирования. Материалы, представленные в учебнике, обсуждались с коллегами, чьи конструктивные критические замечания и пожелания были по возможности учтены в работе. Благодаря участию студентов и аспирантов кафедры поли­ тических институтов и прикладных политических исследований факультета политологии Санкт-Петербургского университета в полевой части иссле­ довательского проекта «Политический Петербург» (реализуется с 1998 г.) Центра эмпирических политических исследований стало возможным при­ вести в учебнике, интересные примеры использования различных видов ста­ тистического анализа в политологическом исследовании.

I

Часть

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

1

Глава

Предмет курса «Политический анализ и прогнозирование»

1. Понятие «политический анализ»

Российское общество, как никогда ранее, нуждается в объективной оценке происходящих политических событий. Неоценимую помощ ь в этом могут оказать знания в области политического анализа и прогно­ зирования. Предмет данного учебного курса — система методов, про­ цедур и технологий анализа, прогнозирования и практического воздей­ ствия на политический процесс. Эмпирические исследования в области политики «доводят» до эмпирического уровня теорию политики, делая ее способной адекватно описывать, интерпретировать и прогнозиро­ вать политические события. При этом используются привычные ин­ струментарии сбора, первичной обработки и систематизации данных, методики и процедуры, применяемые в конкретных социологических исследованиях, статистике, экономическом анализе, психологических исследованиях, социальной инженерии и политическом управлении. Конечно, специфика предмета политологического анализа требует се­ рьезных оговорок относительно сферы и правил применения методов. Теоретический прогноз в представлениях большинства действующих политиков ассоциируется с политическим консультированием, экс­ пертными оценками, что якобы требует почти исключительно опыта работы в политической сфере, «сакрального знания» о «тайнах мадрид­ ского двора большой политики» и интуиции. Иногда дело доходит до абсурда. Н апример, в первой половине 1990-х годов в Службе безопас­ ности президента существовало специальное подразделение, в чью компетенцию входило изучение возможности использования оккуль­ тизма, телекинеза и парапсихологии в политической практике. Вряд ли послужит утешением, что подобными «игрушками» занимались в администрации Ф. Миттерана и Р. Рейгана. Скептическое отнош ение к научным методикам эмпирического исследования политики связано во многом с ошибками в прогнозах исхода выборов многих исследова­ тельских групп в 1990-х годах, неэф ф ективности деятельности полити­ ческих лидеров и институтов. В эмпирических политических исследованиях наряду с методами прикладной социологии используются методики, заимствованные из эконометрики, психологии и социологии, журналистики. Некоторые методы и методики были разработаны политологами для реш ения кон­ кретных задач. В ш ироком смысле под политическим анализом пони­ мают совокупность различных научных методик, позволяющих изучать

конкретные политические события и ситуации, предвидеть возможное их развитие и выработку эф ф ективны х, адекватных, своевременных компетентных решений. и самые различные трактовки понятия «политический анализ». На наш взгляд, все определения имеют отнош ение к характеристике сф еры политики. Первый подход связан с определением политического как области осуществления властных полномочий, в котором средство одновре­ менно является и целью. С этой точки зрения политический аналитик должен заниматься оценкой качества используемых политическими элитами политических технологий, рассмотрением прямых и косвен­ ных последствий принимаемых политических реш ений, политическо­ го курса. В этом случае субъектом политики признаю тся только груп­ пы, обладающие реальными властными ресурсами и полномочиями. Второй подход опирается на более широкое понимание сферы по­ литики, согласно которому субъектами политики выступают все инсти­ туционализированные и неинституционализированные политические

игроки, в сферу интересов которых входит власть (не факт, что они ею обладают), а рассматриваемый круг проблем включает в том числе по­ литическое сознание и поведение отдельных людей, групп, движений

и т.д. Такая трактовка отчасти сближает предмет политического ан али ­

В отечественной

зарубежной

научной

литературе

существуют

за и политической социологии. Согласно третьему подходу, основной объект анализа — институ­ циональны е изменения в области политики, т.е. аналитик должен о ц е­ нивать структурные и функциональные изменения политической си­ стемы во всех ее проявлениях. Среди определений сути политанализа встречаются и достаточно узкие «тематические» подходы кегоопределению , претендующие тем не менее на глобальный подход. Например, И. П анарин1применительно к одной из областей политологии — геополитике использовал понятие «геополитический стратегический анализ». С его точки зрения, основ­ ные цели этого вида анализа связаны с оценкой и прогнозом развития политических, финансовых, экономических и военных сфер «своего» государства и геополитического конкурента. Кроме того, целью тако­ го анализа долж на быть и оценка последствий развития этих областей. Однако, по мнению И. П анарина, при исследовании этих процес­ сов необходимо учитывать в первую очередь процессы глобализации

и информ атизации, т.е. характер развития политических процессов в современном мире невозможен без системного анализа. Подобный подход — информационно-аналитический — в российских условиях,

1См.: Панарин И. Технология информационной войны. М.: КСП + , 2003. С. 156—159.

в отличие от стран западной демократии, проходил в ситуации времен­ ного цейтнота начала—середины 1990-х годов, когда этот фактор усу­ губился резким обострением экономических проблем, неэффективно­ Аналитической деятельностью стали заниматься не сотрудники академических науч­ ных институтов или университетов, а экономисты, журналисты, пси­ хологи, маркетологи, историки, социологи и другие при устройстве на работу в службы, создаваемые при различных структурах власти регио­ нального и федерального уровня, СМ И, бизнес-структурах, различных политических партиях и движениях, в министерствах и ведомствах, в сетевых структурах (в том числе и виртуальных сообщ ествах экспертов при различных сайтах в Интернете). Аналитика в этих структурах рас­ сматривается как вспомогательная задача, служащая исключительно практическим (прагматическим) целям. Характер политической ана­ литики в XX в. изменился принципиально: раньш е «аналитика неявно развивалась во властных структурах, и только в XX в. сформировались аналитические структуры, в чьи задачи входили сбор, анализ инфор­ мации и выработка вариантов управленческих реш ений (сценариев)»1. Политическая аналитика прошла фазу институционализации. При любом определении политической аналитики подчеркиваются ее научный характер и ориентированность на реш ение системных про­ блем, их осмысление и поиск оптимального решения. В современном обществе все больше аналитических задач решается в режиме «прямого моделирования», когда исследователи отказываются от этапа анализа информационной базы по изучаемой проблеме, поскольку в больш ин­ стве опубликованных на бумажном носителе материалов информация о событиях и процессах в области политики устаревает еще до того, как оказалась в издательстве. Политическая аналитика, строящаяся исключительно на инф ор­ мационных базах (как вариант — вторичных данных), должна включать два уровня:

стью внеш неполитической деятельности страны и т.д.

1) использование компью терных технологий обработки больших массивов данных, выстроенных на основе мониторинговых данных социологических центров, электронных ресурсов СМ И , Интернета, экспертных опросов и интервью с так называемыми ключевыми информаторами; 2) квалиф ицированны й анализ данных и построение прогноза на основе данных, полученных на первом уровне.

Нельзя игнорировать эмпирические исследования, поскольку «высшая аналитика» — всего лиш ь «гадание на кофейной гуще» без н а­ личия достоверных данных, полученных с помощью надежных научных

1Панарин И. Указ. соч. С. 157.

8

методов. Это блестяще было показано П. Лазарсфельдом после Второй мировой войны, когда он опубликовал в одном из научных журналов данные, полученные в ходе опроса американских военных. В действи­ тельности он напечатал противоречащие результатам исследования выводы. Научная общественность и околонаучная публика иронизи­ ровали, что для получения подобных данных не следовало проводить исследование, достаточно было обратиться к здравому смыслу. Спустя некоторое время в этом же журнале были опубликованы опровержение и подлинные результаты исследования. Требования к аналитической работе, на первый взгляд, элементар­ ны и легковыполнимы:

ан ан а­ литик не может пользоваться только одним или ограниченным кругом разрозненных источников данных; текстовые данные для политической аналитики не менее значи­ мы, чем экспертные заключения; для мнения политических оппонентов но и тщательно изучить их аргументацию; необходимо учитывать самые последние данные по изучаемой проблеме; аналитик не

­

выводы долж ны основываться на реальных объективных

ных, системно отражающ их политические процессы, т.е.

1)

д

2)

3)

4)

5)

6)

качественного

анализа

необходимо

не

только

услышать

по обсуждаемой проблеме,

не «вписываются» в его представления или не согласуются с мне­ нием политического истеблишмента;

необходимо использовать междисциплинарны й подход и м но­ жественные методы в оценке политических явлений.

Следует согласиться с тем, что в современном коммуникативном пространстве политическая аналитика, выполняю щая объяснитель­ ную, футурологическую и консалтинговую функции, стала одним из популярных коммуникативных способов повысить рейтинг опреде­ ленного политика, программы, канала СМ И . Весьма остроумно п о­ добны й жанр назван «массовой

аналитикой», которая не только объ­

ясняет закономерности реальности, но и демонстрирует «образцы анализа событий и фактов, методы интерпретации смыслов», ф акти­

чески конструирует «информационную культуру, соответствующую информационному режиму гражданского общества»1. Ф актически речь идет о вы полнении политическими аналитиками идеологиче­ ской функции в современном обществе. Демонстрируемая в СМ И политическая аналитика позволяет формировать и деформировать

имеет права

игнорировать те данны е, которы е

1Панарин И. Указ. соч. С. 158.

9

общественное мнение, создавать определенные стереотипы полити­ ческих действий, облегчает политическое управление в современном обществе. На наш взгляд, для учебного курса более подходит инстру­ ментальное определение политического анализа как совокупности универсальных методов и частных прикладных методик, знание и владение навыками которых позволяют вскрывать механизм любого политического явления и процесса.

2. Виды политических исследований

Мы не будем касаться давней дискуссии о количественных и каче­ ственных (в современной трактовке — «жестких» и «мягких») методах сбора и анализа информации. Отметим только, что оба эти вида эм пи­ рических исследований общества возникли практически одновремен­ но. Первая известная работа, выполненная с позиций качественного подхода, относится к 1855 г. П роект «Европейские рабочие» (описано 300 семей) был выполнен французом JTe Пле. Авторство первого эм ­ пирического «количественного» исследования приписы ваю т А. Кеттле («Опыт социальной ф изики», 1835 г.). История эмпирических политических исследований в нашей стра­ не относительно короткая. Прерванные в 1920-х годах эм пирические исследования были возобновлены лиш ь в начале 1960-х годов. П ро­ екты изучения общественного мнения, широко развернувшиеся в 1970-е годы, по известным причинам не могли в полной мере описать политическое сознание и поведение наших сограждан. И собственно политическую тематику эмпирические проекты обрели лиш ь в послед­ ние двадцать лет. В отечественной науке достаточно долго наблюдалось неравномерное развитие методов — российские ученые явное предпо­ чтение отдавали методам массового опроса. В последнее десятилетие исключительно методики. Особая ситуация сложилась с аналитикой международных процес­ сов. Еще в конце 1960-х годов в С С С Р активно использовались методи­ ки, связанные со сценарными подходами и компьютерным моделиро­ ванием различных конфликтных политических ситуаций. Вид эмпирического проекта определяется характером поставлен­ ных задач или стратегий. По характеру поставленных задач исследование может быть:

разведывательным (небольшие обследуемые совокупности, упро­ щ енный инструментарий, краткосрочный прогноз; как элемент долго­ срочных исследований или как самостоятельный проект; вариант — экспресс-опрос); срок проведения — 2 -3 недели. Разведывательное изыскание применяется в том случае, когда нет четкого и однозначного представления об изучаемом объекте. В данном случае цель может быть

востребованными

оказались

именно

качественные

представлена как уточнение основных разделов программы исследова­

ния, таких как проблема, гипотезы и т.д. Разведывательный план можно представить в виде трех составляю­ щих: работы с документами, интервью, наблюдений. Работа с документа­ ми относится к проработке не только материалов, в которых отражается функционирование объекта исследования (протоколы собраний, реше­ ний, информационные справки и т.д.), но и научной литературы, как отечественной, так и зарубежной, по интересующей теме. Этот этап — своего рода теоретическая подготовка задания. Следующие затем интер­ вью проводятся (по возможности) со всеми специалистами-экспертами, знающими особенности функционирования изучаемого объекта. При всей важности теоретической подготовки, которая выражается в работе со специальной литературой, она не может заменить «живого» общения с компетентными людьми, способными не только дать нужную инфор­ мацию, но и правильно расставить акценты, распределить проблемы в соответствии с их значимостью. Это помогает более точно сформулиро­ вать гипотезы исследования. Для того чтобы этот этап прошел успешно, необходимо предварительно составить список лиц, к которым следует обратиться за помощью. Наблюдение выступает в данном случае завер­ шающим этапом плана. Разработчики проекта уже обладают некоторой информацией об объекте. Теперь необходимо самому исследователю по­ знакомиться с ситуацией в ее «естественном виде». Разведывательное наблюдение не формализовано. Имеется только перечень вопросов, на которые следует обратить первостепенное внимание;

описательным (оно дает целостное представление об объекте,

его структурных элементах; отвечает на вопрос о наличии связей между элементами); продолжительность проведения — 3—6 месяцев;

аналитическим (экспериментальным)', применяется в том случае,

когда имеется достаточное количество сведений об объекте, что по­ зволяет сформулировать объяснительную гипотезу, в которой раскры ­ ваются причинно-следственные связи между элементами, составляю­ щими объект изучения. Наиболее надежным методом для достижения указанной цели является осуществление эксперимента. П родолжи­ тельность его проведения — до года. В зависимости от исследовательских стратегий различают моногра­ фические (изучается один объект как типичный представитель целого класса объектов; иногда монографические проекты и исследования типа case study отождествляют) и компаративные исследования (срав­ нительные и временные, повторные). Временные в свою очередь де­ лятся на когортные (изучают специфические совокупности, например людей, родивш ихся в один год; при повторном исследовании в вы бор­ ку могут попасть и другие люди, но совпадающие с первой группой по основным показателям), панельные (полностью сохраняют инструмен­

тарий начального исследования, опрашивают тех же самых людей, но повторно -- не ранее чем через 2 недели), лонгитюдные, или монито­ ринговые (с идентичным инструментарием, в них сохраняют характер и объем выборки, но опраш ивают других людей; вообще опытные иссле­ дователи стараются при проведении мониторинговых исследований придерживаться правила, согласно которому использование повторно одной и той же выборки допускается не чаще одного раза в год), трен­ довые, или трекинговые (в этом случае основная цель исследования — обнаружить скрытую тенденцию изменения в общественном мнении, а потому предполагается высокая частота проведения этих исследова­ ний с частичной заменой — обычно одной трети выборки при повтор­ ной обработке данных). Сравнительные исследования различаются преимущественно по объекту исследования. Они могут быть межгрупповыми (основанными на сравнении конфессий, этнических, демографических, статусных групп), межинституциональными (например, можно сравнить эф ­ фективность и степень влиятельности институтов региональной за­ конодательной и исполнительной власти), межрегиональными (внутри одной страны) и межгосударственными. П онятно, что при проведении компаративных исследований возможно совмещение принципа срав­ нения по объектам и по временным отрезкам. В некоторых случаях выделяются так называемые вторичные исследования, основанны е на повторном использовании данных проектов, реализованных другими авторами. Повторные исследования могут опираться как на массовые или экспертные опросы, так и на данные статистики. Можно выделить еще четыре часто встречающиеся в науч­ ной и учебной политологической литературе классификации видов исследований:

1) исследования делят на теоретико-фундаментальные (отраж а­ ют методологические посылки политического анализа, результаты основываются на дедуктивных выводах, экспликации, объяснении), инструментально-эмпирические (ориентирующ иеся на дескриптивный подход с использованием эмпирического анализа, описание) и при­ кладные (ориентирующиеся на поиск конкретных реш ений в области публичной политики преимущественно в интересах заказчика, оценку, предписание, прескрипцию); 2) некоторые авторы отрицаю т необходимость выделения трех предыдущих типов на том основании, что все равно без теоретического обоснования нельзя выстроить методический инструментарий. П оэто­ му сторонники этого подхода предпочитают выделять тематические исследования (исследования политического лидерства, политической толерантности, особенностей электорального поведения, эф ф ектив­ ности политических институтов);

12

3) часть политологов считает, что необходимо делить исследования только на фундаментальные и прикладные. К. В. Симонов акцентиру­ ет то обстоятельство, что теоретические исследования нацелены на раскрытие универсальных механизмов функционирования мира по­ литики, которые не лимитированы с точки зрения пространственно- временных характеристик. Чаще всего они носят описательный харак­ тер и проводятся учеными, объединенными в специальные научные корпорации, а их косвенным заказчиком выступает социум. В отличие от них прикладные исследования ориентированы на решение остроак­ туальных проблем, стоящих перед политическими акторами. Объектом анализа выступают проблемные ситуации текущего политического процесса с жестко заданными пространственно-временными параме­ трами. В большей степени прикладные исследования ориентированы на преобразование политической реальности. В качестве аналитиков выступают сотрудники специализированных неакадемических цен­ тров или аналитических/информационных отделов госструктур. Ф ак­ тически не только косвенными, но и прямыми заказчиками выступа­ ют политические акторы. В этом случае исключительно остро встает проблема непредвзятости/независимости исследователя. К. П. Бориш - полец признает, что фундаментальные и прикладные исследования имеют общие цели, а наиболее существенные их отличия связаны с определением объекта исследования, характера получаемой информа­ ции и формы представления результатов; 4) выделяют эмпирические и прикладные политические исследова­ ния (считается, что каждое из них имеет собственное методологиче­ ское концептуальное обоснование). Согласно этому подходу (Э. Квейд, А. А. Дегтярев) есть, как минимум, семь критериев, которые позволяю т различать их (табл. 1).

Таблица 1

Разграничение эмпирических и прикладных политических исследований

Критерий Эмпирическое Прикладное исследование исследование 1.
Критерий
Эмпирическое
Прикладное
исследование
исследование
1. Доминирующая
функция
2. Отношение анали­
тика к исследуемой
ситуации
3. Роль исследования
в политической
практике
Описание
Предуказание
Аналитик наблюдает за
ситуацией со стороны
Аналитик включен в
процесс
Исследование влияет на
политическую практику
опосредованно
Исследование вклю­
чено в политическую
практику

13

Окончание табл. 1

Критерий

4. Основной принцип

исследователя

5. Время прогноза

6. Соотношение доли абстрактной (об­ щей) и конкретной (частной) инфор­ мации в отчете

7. Структура исследо­

вания

Эмпирическое Прикладное исследование исследование
Эмпирическое
Прикладное
исследование
исследование

«Правда, правда и толь­ ко правда» (требование объективности)

Среднесрочный (от 2 до 5 лет)

Значительна доля обоб­ щений; отчет заверша­ ется общими выводами

1) концептуализация; 2) операционализация; 3) выбор техники и ин­ струментария исследо­ вания; 4) сбор данных; 5) узкий; дескриптив­ ный анализ, система­ тизация, техническое описание результатов; 6) интерпретация полу­ ченных данных

«Не навреди своему заказчику» (лояльность к заказчику) Оперативный и крат­ косрочный (от полуго­ ла до одного года) Доминирует конкрет­ ная информация с описанием частностей и деталей; отчет закан­ чивается конкретными рекомендациями

1) структурирование проблемы; 2) прогнозирование; 3) разработка рекомен­ даций, выбор альтер­ натив; 4) мониторинг разви­ тия процесса; 5) оценка ситуации и точности рекоменда­ ций

3. Понятие и виды прогноза

Прогнозирование в области политики связано с насущной необ­ ходимостью создания правильной стратегии и тактики политического управления, целевого (рационального, учитывающего все возможные последствия развития событий) воздействия на политические процессы. Прогнозирование, планирование и управление являются обязательны­ ми условиями эффективно функционирующих политических институ­ тов, субъектов власти и т.д. Прогнозирование выступает основой стра­ тегического планирования. К ак отмечал А. Ф айоль, «управлять — это предвидеть, а предвидеть — это уже почти действовать». К функциям стратегического планирования относят: планирование стратегии, выбор элементов стратегии, формирование стратегических целей, использова­ ние методов «сценария будущего», анализ внешней среды, анализ силь­ ных и слабых сторон института, оценку стратегической ситуации. В политической аналитике политический прогноз часто выступает завершающим элементом эмпирического исследования. Но прогнози­

рование может быть и специальным научным исследованием, предме­ том которого выступают перспективы развития явления, оно должно основываться на знании закономерностей развития общества. Поли­ тический прогноз может не только обслуживать процесс принятия ре­ шений, но и непосредственно выступать как фактор управления поли­ тическими процессами. Прогноз — вероятностное научно обоснованное суждение о состоя­ нии, перспективах развития или об альтернативных путях и сроках их осуществления, при котором выполняется ряд условий:

в момент вы сказы вания нельзя безусловно определить исти н ­ ность или ложность прогноза;

2) высказывание должно содержать указание на интервальное вре­ мя и место осуществления прогнозируемого события, интервал должен быть конечным и закрытым; 3) долж ен существовать способ априорной оценки вероятности появления прогнозируемого события; 4) в момент высказывания имеется способ верификации метода прогноза;

должен существовать способ проверки осущ ествления прогно­ зируемого события.

1)

5)

Классифицировать прогнозы можно по различным основаниям. По критерию цели (для чего разрабатывается прогноз?) различают поиско­ вые (в литературе встречаются следующие названия: трендовые, иссле­ довательские, изыскательские, генетические) и нормативные (целевые, программные) прогнозы. Под поисковым прогнозом понимаю т описание наиболее вероятного конечного состояния объекта на момент време­ ни упреждения. Поисковый прогноз строится в определенном спектре (поле) возможностей, по определенной шкале, с помощью которой за­ тем устанавливается степень вероятности прогнозируемого явления. Под нормативным прогнозом понимаю т описание необходимых управляющих воздействий для достижения наиболее желательной ко­ нечной ситуации. При нормативном прогнозировании оценивается вероятность развития тенденций при заданном состоянии объекта. Считается, что нормативное прогнозирование является предпосылкой принятия нормативных решений в сфере управления, поскольку по­ могает выработать рекомендации для повыш ения их эффективности. По критерию использования в различных аспектах управления выделяют целевой, плановый, программный, проектный и органи­ зационны й прогнозы. Целевой прогноз предполагает ответ на вопрос о предпочтительном состоянии объекта и причинах этого предпо­ чтения. В данном случае исследователи должны выделить несколько возможных состояний объекта и соотнести их со следующей шкалой:

нежелательно — менее нежелательно — более желательно — наиболее

желательно — оптимально (при компромиссе по нескольким характе­ ристикам). Плановый прогноз подразумевает выработку наиболее целе­ сообразных плановых нормативов, заданий, директив с выявлением нежелательных, подлежащих устранению альтернатив с оцениванием прямых и отдаленных, косвенных последствий принимаемых плано­ вых решений. Этот вид прогноза позволяет выявить направление для эффективного достиж ения поставленных целей. Программный прогноз ориентирован на поиск возможных мер, условий и путей достижения желаемого состояния объекта. В рамках программного прогнозиро­ вания необходимо сформулировать ряд гипотез о возможных взаимо­ влияниях различных факторов, гипотетических сроках и очередности достижения промежуточных целей на пути к реализации главной, основной. Проектный прогноз (дизайн-прогноз) предполагает описа­ ние конкретных образов явления в будущем при допущ ении пока от­ сутствующих условий. Организационный прогноз предполагает ответ на вопрос о том, в каком направлении следует принимать реш ения для до­ стижения поставленной цели. Следующим критерием для классификации прогнозов является пе­ риод упреждения, т.е. промежуток времени, в рамках которого могут происходить ожидаемые события. По этому критерию различают опе­ ративные (текущие), краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные и дальнесрочные (с всрхдол госр о ч 11ыс) прогнозы. Некоторые авторы со­ кращают этот список до трех видов и говорят о краткосрочных, средне­ срочных и долгосрочных прогнозах. Оперативный прогноз, как правило, описывает перспективу, в рамках которой не ожидается глобальных, су­ щественных (количественных и качественных) изменений в состоянии объекта. Краткосрочный прогноз оценивает перспективу только количе­ ственных изменений, среднесрочный — не только количественных, но и качественных изменений с преобладанием первых, долгосрочный — пре­ имущественно качественных изменений. Дальнесрочный прогноз рисует перспективу изменения объекта в отдаленном будущем. Временная градация прогнозов относительна. Считается, что в экономических, социальных и политических прогнозах оперативными считаются прогнозы сроком до одного месяца, краткосрочные охва­ тывают период до одного года, среднесрочные — обычно на пять лет, долгосрочные — от пяти до пятнадцати—двадцати лет, дальнесрочные охватывают период в несколько десятков лет. С точки зрения используемых методов выделяют следующие виды прогнозиро вания:

аналогия, т.е. метод исторического соотнесения двух или более идентичных явлений, схожих по обстоятельствам развития; он наиболее пригоден для долгосрочных прогнозов;

• экспертиза, она применяется для долгосрочных прогнозов;

• экстраполяция, «продолжение» в будущее тенденций, законо­ мерности развития которых в прошлом и настоящем известны; чаще всего опирается на статистический прогноз, основанный на математических формулах и используемый для краткосрочных прогнозов сроком до одного года;
• моделирование будущего состояния явления сообразно ожидае­ мым и желательным изменениям ряда условий, перспективы раз­ вития которых хорошо известны. М ногие исследователи весьма скептически относятся к возможностям статистического про­ гнозирования развития политических процессов из-за огромного числа факторов, которые нужно учесть.

По их мнению, модель развития политического процесса, исполь­ зующая в качестве исходного материала данные опросов общ ественно­ го м нения, не может учесть в полной мере тот факт, что сами иссле­ дователи находятся под влиянием «школьных», вульгаризированных представлений о социологии и статистических методах. Как считают некоторые крупнейшие французские социологи, опросы общ ествен­ ного мнения, вписываясь в практику политической жизни и получая статус самодостаточных научных исследований, тем не менее обретают лиш ь внешние признаки науки. Ни в коем случае нельзя, по их мне­ нию, отождествлять науку и институт опросов общественного мнения, тем более что второй препятствует качественному развитию первой. Это радикально негативное отношение тем не менее не мешает прак­ тике использования методов статистического прогнозирования. Общая логическая последовательность важнейших операций раз­ работки прогноза включает десять основных этапов:

1) предпрогнозная ориентация и уточнение задания (определе­

2)

ние характера, масштаба, объекта, периода основания и упре­ ждения). На этом этапе формулируют цели, задачи, предметы, проблемы, рабочие гипотезы, определяют методы и структуру исследования; построение исходной модели прогнозируемого объекта с пом о­ щью системного анализа с привлечением данных опросов на­ селения и экспертов;

3) сбор данных прогнозного фона;

4) построение динамических рядов показателей для дальнейш ей экстраполяции;

построение серии гипотетических поисковы х моделей прогно­ зируемого объекта; 6) построение серии гипотетических нормативных моделей про­ гнозируемого объекта;

5)

и обоснованности прогноза, уточнение гипотетических моделей с помощью экспертного опроса; 8) выработка рекомендаций для

7) оценка достоверности, точности

реш ений основе сопоставления поисковых и нормативных моделей; 9) экспертиза прогноза и рекомендаций для заказчика; 10) повторная предпрогнозная ориентация, начало нового цикла исследования.

в сфере управления на

Контрольные вопросы и задания

1. Назовите основные подходы к определению «политический анализ». Сформулируйте свою позицию и обоснуйте ее.
2. С какими этическими проблемами сталкиваются политологи, прово­ дящие эмпирические и прикладные исследования?

3. В политологических журналах «ПОЛИС», «Полития», «Политическая наука», «ПОЛИТЭКС» найдите статьи, в которых описаны результаты политологических исследований. Определите их вид, обоснуйте свою точку зрения.

Литература

Ахременко А. С. Политический анализ и прогнозирование. М.: Гардарики,

2006.

Бестужев-Лада И. В., Наместникова Г. А. Технология прогнозных разрабо­ ток социальных процессов. М., 1992. БориіиполецК. П. Методы политических исследований. М.: Аспект Пресс, 2010. Дегтярев А. А. Принятие политических решений. М.: КДУ, 2004. Ирхин Ю. В. Политическое управление и прогностический подход к поли­

тике / / Социология власти. 2007. № 2. С. 49—54. Мангейм Д. Б., Рич Р. Политология: Методы исследования. М., 1997. Панарин А. С. Глобальное политическое прогнозирование. М.: Алгоритм, 2002. Симонов К. В. Политический анализ. М.: Логос, 2002. Симонов К. В. Политическое прогнозирование: Классификационные схе­

мы и временные границы / / М., 2004. С. 148-156. Современный

и Л. Н. Панкова и др. М.: Профиздат, 2005. Стерлинг Б. Будущее уже началось: Что ждет каждого из нас в XXI в. / с англ. Екатеринбург: У-Фактория, 2005. Туронок С. Г. Политический анализ: курс лекций. М.: Дело, 2005. Шашкова Я. Ю. Политический анализ и прогнозирование. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. Ядов В. А. Стратегия социологического исследования: Описание, объясне­ ние, понимание социальной реальности. М.: Омега-Л, 2007.

/

времени.

Логика

метаисторического

политические

политический

анализ

технологии

Пер.

2

Глава

Организационные аспекты эмпирических политических исследований

1. Виды исследовательских организаций

Эмпирическими политическими исследованиями занимаю тся спе­ циализированные центры. Они могут различаться по статусу, способу финансирования, структуре, используется комплексный критерий. По статусу различают пять типов центров. Центры при факультетах университетов (доминируют в Велико­ британии и Дании). Подобный тип организаций несет в себе опреде­ ленные сложности, поскольку: а) большинство университетских пре­ подавателей «разрывается» между передачей знаний и созданием нового знания; б) для научного изучения подобные центры выбира­ ют «избитые» темы, гарантирующие публикации в престижных жур­ налах. В среде университетской общественности исследовательская деятельность рассматривается как более престижная по сравнению с преподавательской. Нефакультетские университетские исследовательские организации'. а) «клубы по интересам» — неофициальные объединения, которые не имеют собственных помещ ений, оборудования и штата; б) объедине­ ния ведущих штатных преподавателей университетов (доминирую т во Ф ранции и Германии); в) объединения старших и младших научных сотрудников, освобожденных от преподавательской работы (Ф ран­ ция); г) обслуживающ ие подразделения, которые объединяю т занятых неполный рабочий день преподавателей и специально приглашенных сотрудников (занятых полный рабочий день); в последнее время растет число лабораторий именно этого типа. Некоммерческие институты. Реализуют проекты почти исклю ­ чительно политической ориентации. Безусловным лидером по числу исследовательских центров этого вида являются США. В Великобри­ тании наибольшей известностью пользуются Королевский институт международных отнош ений, Институт политического и экономиче­ ского планирования (основаны в 1926 г.). Н ациональны й институт эк о ­ номических и социальных исследований (основан в 1938 г.). Административно-бюрократические организации, осуществляющие эмпирические политические исследования (наиболее распростране­ ны во Ф ранции). К сфере интересов подобных объединений относят:

.і) сбор информации в административных целях (например, типичность голосования для данного района); б) изучение потребностей общества; в) критическую оценку политики правительства или (и) контроль за ее

осуществлением; г) срочные разработки, предполагающ ие оценку по­ требности (или эффективности) в том или ином политическом вариан­ те развития событий; д) масштабные долгосрочные исследования. Многие ученые считают, что этот тип исследовательских цен­ тров неэффективен, поскольку наука и бюрократия несовместимы и под угрозой неизбежно оказывается независимость прогноза. Другие утверждают, что если понимать бюрократию как необходимый баланс соподчинения и независимости, а бюрократические инструкции при этом не мешают свободе ученого, то такое сочетание может быть даже благоприятным, но при одном условии: ведущий исследователь остает­ ся главным лицом в процессе принятия политического решения. Коммерческие исследовательские организации: а) фирмы, составляю­ щие аналитические обзоры; б) фирмы, осуществляющие консультации. Свобода выбора в этих структурах сводится к возможности выбора кли­

ента, готового заплатить как можно больше. Все прочее (выбор темы, сроки, методика и т.д.) зависит от заказчика. В университетских кругах весьма скептически относятся к подобным фирмам. В научной лите­ ратуре они не рассматриваются в качестве исследовательских, так как считается, что в области политики серьезными долгосрочными проек­ тами эти фирмы не занимаются. Тем не менее треть проводимых лабо­ раториями при политических факультетах и в университетских подраз­ делениях изысканий выполняется по заказам политиков-практиков. Согласно данным Университета Пенсильвании, в мире в 2009 г. насчитывалось около 5,5 тыс. экспертно-аналитических центров в

170 П ервенство

странах.

держ ат

СШ А (1777 исследовательских цен­

тров). В десятку «монополистов» по числу исследовательских центров помимо СШ А входят Великобритания (283 центра), Германия (186), Ф ранция (165), Аргентина (122), Индия (121), Россия (107), Япония (105), Канада (94), Италия (87). Формы организации работы исследо­ вательских центров имеют специфику в каждой стране.

США остаются безусловным лидером в сфере эмпирических поли­ тических исследований (Северо-Западный институт, фирма Гэллапа, Массачусетский университет, BASR — бюро прикладных социальных исследований). Свыше 90% всех ныне действующих исследовательских центров в СШ А были созданы после 1950 г. П ричины разнообразны:

информационная революция, конец государственной монополии на политическую информацию, осознание технологического характера многих политических проблем, глобализация и развитие государствен­ ных и негосударственных акторов, необходимость своевременного анализа «в нужном месте в нужное время» политической информ ации, наконец, кризис доверия в отношении правительственных чиновни­ ков, присвоивших право единственно верного толкования происходя­ щих политических процессов.

20

время явля­

ется

в бизнесменом Робертом Брукингсом под названием «Институт прави­

исследовательский

из наиболее

Одним

И

н

с

т

и

т

у

т

влиятельных

Б

р

у

к

и

н

г

с

а

институт,

в

СШ

А

(Brookings Institution)

основанны й

1916

в настоящее

ам ериканский г.

ам ериканским

тельственных исследований». В 1927 г. эта организация была объеди­

нена с двумя другими организациями — Institute o f Economics

и Robert

Brookings Graduate School, и получила современное название. Институт
Brookings Graduate School, и получила современное название. Институт
Брукингса базируется в Вашингтоне (округ Колумбия). Годовой бюджет
организации — 60,7 млн долл. Крупнейшие спонсоры института — Pew
Charitable Trusts, Ф онд Макартуров, Корпорация Карнеги, правительства
СШ А, Японии и Великобритании. Это один из важнейших аналити­
ческих центов СШ А, который специализируется в области общ ествен­
ных наук, в муниципальном управлении, внешней политике и мировой
экономике. Считается, что сейчас именно эта организация оказывает
наибольшее воздействие на государственную политику США.
центров
д
Значительное
количество
исследовательских
сосредото­
чено
в
Вашингтоне.
Среди
них следует
назвать
М
е
ж
у
н
а
р
о
д
н
ы
й
ц
е
н
тр
и
м
е
н
и
В удро
В
и
л
ь
с
о
н
а
(специализируется
в области
ре­
гиональных исследований, продвижения демократии и международ­
гиональных
исследований,
продвижения
демократии
и
международ­
ного развития, бюджет — 34,5 млн долл.),
Ц
е
н
т
р
с
т
р
а
т
е
г
и
ч
е
с
к
и
х
и ж
м
е
д
у
н
а
р
о
д
н
ы
х
и
с
с
е
д
о
в
а
н
и
й
(специализируется
оборонной
млн
долл.),
л
политики, диплом атии и регионоведения,
н
И
с
т
и
т
у
т
а
м
е
р
и
к
а
н
с
к
о
г
о
п
р
е
д
п
р
и
н
и
в области
бюджет — 29
а
м
а
т
е
л
ь
с
т
в
(специализируется в области обороны, экономической и торговой по­
литики, бюджет — 23,6 млн долл.),
т
специализируется в области либеральных идей, социальной и оборон­
И
н
с
т
и
т
у
К
а
т
о
н
а
( Cato Institute',
ной политики, бюджет — 19 млн долл.),
И
н
с
т
и
у
т
м
е
ж
д
у
н
а
р
о
д
­
н
о
й
э
к
о
н
о
м
и
к
и
П
е
т
е
р
с
о
н
а
т
(специализируется в области проблем
глобализации и международной эконом ики, бюджет — 9,5 млн долл.),
Ц
ен тр
г
я
развития,
помощ и, бюджет — 9,8 млн долл.).
т
л
о
б
а
л
ь
н
о
г
о
р
а
з
в
и
т
и
(специализируется
в области
гло­
бализации,
международного
повыш ения
эффективности
внеш ней
Влиятельнейший
И
н
с
т
и
т
у
Гувера
располагается в Стэнфорде

(К алиф орния; бюджет — 34,1 млн долл.), специализируется в области отно­ Нью-

шений.

оборонной

политики

и регулирования

американо-российских

,

расположенный

м

и

р

а

в

И

н

с

т

и

т

у

т

по

р

ав ам

ч

е

л

о

в

е

к

а

п Йорке (бюджет — 35,5 млн долл.), работает в области о

международного правосудия.

е

д

и

н

е

н

н

ы

й

и

н

с

т

и

т

у

т

прав человека и

С жет — 24,7 млн долл.) специализируется в сфере разреш ения тов и консервировании н Iается в Кембридже (ш тат Массачусетс; бюджет — 29,8 млн долл.), сп е­ циализируется в области экономического анализа и прогнозирования.

(бюд­

кон ф ли к­

постконфликтных международных ситуаций.

э

к

о

н

о

м

и

ч

е

с

к

и

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

распола-

Н

а

ц

и

о

н

а

л

ь

о

е

бю ро

21

Здесь за счет заказов федерального правительства создана целая «индустрия» исследований. Доминируют следующие формы органи­ зации работы: а) индивидуальная работа ученого; б) временная про­ блемная группа для разработки конкретной темы; в) «консорциум», предполагающий совместное использование помещ ений и оборудова­ ния различными специалистами, но при этом функциональные разли­ чия и иерархическое начало в организации их работы приближаются к нулю (в большинстве академических учреждений); г) иерархически с

организованные учреждения г

н организованные учреждения не получили широкого распространения в академической среде. В основном исследовательские центры пред­ ставлены бесприбыльными ( RAND corporation, Battle memorial labs) и коммерческими организациями (их насчитываются сотни, самые из­ вестные из них — Mathematics, Systems dinamic Corp., Abt assjciated). Ш тат центров может колебаться от одного человека до количества работни­ ков солидного учреждения. М елкие исследовательские центры весьма часто распадаются по причине неконкурентоспособное™ . Спецификой работы лабораторных групп при университетах СШ А является то, что ведущих сотрудников (преподавателей) в штат лабо­ раторий стараются не брать, поскольку эффективность работы пре­ подавателей в этих структурах невелика (их присутствие добавляет известности группе, но не улучшает ее результаты). Поэтому предпо­ чтительнее набирать кадры со стороны. Условия рынка делают непри­ влекательной для преподавателей работу в лабораториях. Сотрудники университета предпочитают участие в проектах на индивидуальной основе или в составе малых групп. Кроме того, в СШ А прикладные ис­ следования менее престижны, чем фундаментальные (например, более престижно разработать какую-либо методику опроса, чем участвовать в проведении исследования по этой методике). И з-за жестких контракт­ ных сроков выполняемые по заказам исследования редко бывают «из­ ящными» и ценными с научной точки зрения. Это усиливает нежелание университетов выполнять заказы правительственных ведомств. Зато ис­ следовательские фирмы готовы на коммерческой основе удовлетворить любой спрос, они способны (в отличие от университетов) сконцентриро­ вать ресурсы и работу персонала на выполнении поставленной задачи и «выдать» конечный результат в установленные сроки. Но качество работ, выполняемых по контрактам, обычно бывает очень низким. Прагматизм и коммерциализация социологии политики выливаются в стремление сохранить уровень финансирования и удержать сложившуюся клиенту­ ру любыми путями. Рост числа контрактов неизбежно ведет к снижению качества аналитической работы над проектами.

с

ч

а

м

н

н

с

е

к

н

о

и

м

я

у

Ч

н

и

и

к

в

е

а

р

г

с

с

к

и

а

о

т

у

г

е

о

т

н

е

о

;

у

Ц

н

и

е

с

в

н

с

л

е

тр

е

р

с

д

о

по

и

т

в

е

а

и

т

е

л

зу

).

ч

ь

е

н

к

и

и

ю

й

о

ц

ен

б

щ

тр

е

­

Иерархически

т

а

п

т

р

в

и

е

М

н

и

о

ч

г

о

и

Великобритания. В 1895 г. в стране была создана Л ондонская ш ко­ ла эконом ики и политических наук, в 1904 г. основана первая кафедра социологии. Настоящий бум прикладных исследований приш елся на 1960-е годы. Их признание в качестве самостоятельной отрасли знания произош ло в 1965 г., когда при правительстве был создан Совет по и с­ следованиям в области социальных наук. Качественный скачок в по­ литических исследованиях отмечен в 1969—1972 гг. Среди наиболее активно работающих научных центров в настоящее время необходимо отметить следующие. й ц ен тр является структурным подразделением Ш колы государственного управления и государственной политики при факультете гуманитарных и социальных наук Университета Стратклайда в Глазго. Специализиру­ ется в области региональных исследований в Европе уже более 30 лет, исследует опыт деятельности государственных и частных организаций в региональной, экономической, экологической политике, в области по­ литики инноваций в странах ЕС. Активно развиваются четыре основные программы: «Региональное развитие и региональная политика в Евро­ пе», «Политика интегрирования ЕС», «Европейское территориальное развитие», «Политика в области конкуренции и субсидий».

в основан при департаменте социальных наук Университета Лафборо (Лестершир) с целью проведения исследований в области социальной политики, развития контактов между политиками-практиками и на­ учным сообществом, подготовки аналитического материала, на основе которого политические деятели будут принимать решения. Наиболее активно исследования проводятся в области изучения положения де­ тей и молодежи, затрагиваются проблемы равенства, плюрализма и гражданства, здравоохранения, социального обеспечения и благосо­ стояния, бедности и социальной изоляции, политики в области заня­ тости и социального обеспечения.

и фонде, специализируется в области исследований по вопросам полити­ Проекты ориентированы на поиск ответов на актуальные вопросы идентичности, гражданства и безопасности, повыш ения осведомленности о социальных проблемах, влияющих на жизнь граждан мусульманского сообщества, информиро­ вания общин о политических дебатах и процессе принятия политиче­ ских решений. Центр объединяет политологов, научных и общ ествен­ ных экспертов, работает с гражданским обществом, мусульманскими общинами и правительством, выступает в качестве центра консульти­ рования и связей по укреплению отнош ений с местным населением.

ки, связанным с британскими мусульманами

Е

в

р

о

п

е

й

с

к

и

п

о

л

и

т

и

ч

е

с

к

и

й

н

а

у

ч

н

о

с

с

л

е

д

о

в

а

т

е

л

ь

с

к

и

й

Ц ен

тр

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

о

б

л

а

с

т

и

с

о

ц

и

а

л

ь

н

о

й

п

о

л

и

т

и

к

и

Ц е

н

т

р

п

о

л

т

и

ч

е

с

к

и

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

основан при И сламском

И

н

с

т

и

т

у

т

з

а

р

у

б

е

ж

н

о

г

о

р

а

з

в

и

т

и

я

создан в 1960 г. при ф инансо­

вой поддержке Фонда Форда как центр для изучения проблем развития, проведения исследований, форумов по вопросам развития, распростра­

нения информации, поднимающей эту проблему в глазах общественно­ сти и лиц, принимающих решения. Активно сотрудничает с Ю НЕСКО.

л один из наиболее влиятельных аналитических центров, действует с

1988 г. Работает не только в С оединенном Королевстве, но и в 25 других государствах. Тематика исследований включает два основных направ­ ления: а) граждане, общество и экономика; б) глобальные изменения. и некоммерческая негосударственная организация, он является одним из ведущих мировых центров в области политики энергетики, окружа­ ющей среды и ресурсов, международной экономики. В последние годы реализованы проекты, связанные с проблемами терроризма в Соеди­ ненном Королевстве, региональных кризисов на Ближнем Востоке, пиратства и локальных военных конфликтов в Африке. и тесно сотрудничает с представителями правительств СШ А и Велико­ британии (политиками и дипломатами, аналитиками по международ­ ным делам, международному бизнесу, экономистами, военными, жур­ налистами, академическими учеными и активной общественностью). Основные области исследований — международная и военная полити­ ка государств.

о

б

щ

е

с

т

в

е

н

н

о

-п

о

И н

с

т

и

т

у

т

и

т

и

ч

е

с

к

и

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

К

о

р

о

л

е

в

с

к

и

й

и

н

с

т

т

у

т

м

е

ж

д

у

н

а

р

о

д

н

ы

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

М

е

ж

д

у

н

а

р

о

д

н

ы

й

и

н

с

т

и

т

у

т

с

т

р

а

т

е

г

ч

е

с

к

и

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

И н

с

т

и

т

у

т

р

а

зв

и

т

и

я

за

р

у

б

еж

н

ы

х

с

т

р

ан

— независимый ис­

следовательский центр по международному развитию и гуманитарным проблемам в развивающихся странах. Издает научные журналы «Обзор политики развития» и «Катастрофы». в Великобритании

в что субсидии, получаемые от правительства, идут не на развитие на­ учных проектов, а на обеспечение преподавательских вакансий. Воз­ можности для собственно исследовательской деятельности и карьеры в университетах не слишком велики. Типичным по-прежнему остает­ ся совмещение научных изысканий с преподаванием. Только четверть преподавателей-обществоведов не занимается исследованиями. Большие возможности для ученых дает служба в правительствен­ ных организациях или независимых фирмах. Численность штатов в британских исследовательских организациях невелика. Самые много­ численные группы, в состав которых входит более 20 ш татных единиц, работают в системе правительственных служб и в частных фирмах. Треть правительственных групп и частных фирм содержат исследова­ тельские групп'ы численностью более 10 человек. В то же время четыре пятых групп при университетах и политических колледжах насчитыва­

том,

Специфика исследований

24

заключается

ют в штате менее пяти сотрудников. Но в целом именно университе­ ты дают наибольшую (полностью или частично оплачиваемую) группу исследователей.

Германия. Интерес правительства к эм пирическим исследованиям в сфере политики обнаружился лиш ь в начале 1980-х годов как результат, с одной стороны, осознания необходимости стабилизации общества и, с другой — попытки поставить текущую и перспективную политику в стране на рациональную основу. Тем не менее на долю изы сканий в об­ ласти политики и «чистой» социологии приходится не более 5% госу­ дарственных ассигнований (для сравнения: в структуре трат на работы в области естественных наук доля средств, предоставляемых государ­ ством, составляет половину). Другой канал — косвенные вложения в разработки, которые предоставляются правительством конкретному институту (Немецкое научно-исследовательское общество). Но и они распределяются по тому же принципу. Во многом такое отнош ение является результатом относительной слабости и малочисленности на­ учных коллективов, поскольку эмпирические исследования в обла­ сти политики в Ф РГ долгое время (с начала 1930-х годов социология политики фактически в Германии как наука перестала существовать) считались слишком плохо поддающимися контролю и планированию. Правительство предпочитало ориентироваться на мнимый критерий «непосредственная полезность». Некоторые политики в Германии до сих пор считают, что для управ­ ления государством достаточно обладать здравым смыслом. Ситуация осложняется и тем, что научные проекты в высших эш елонах власти находятся под контролем «естествоведов и технарей», которые недо­ оценивают значимость политических изысканий. По оценкам специ­ алистов, отставание Германии в области политических эмпирических исследований долгие годы было связано с отсутствием соответствую­ щих методик и слабостью информационного обеспечения.

И сматривать), созданны й в 1947 г. Э. Н оэль-Н ойм ан в Алленсбахе (от­ куда второе его название —■Алленсбахский институт), полностью эту проблему не снимает, однако является одним из наиболее авторитет­ ных центров, специализирующихся в области эмпирических социо­ логических и политических исследований. Институт демоскопии яв­ ляется частным институтом, т.е. он по определению делает ставку на «заказные» проекты от представителей различных политических сил, однако в открытой политической борьбе участия не принимает, т.е. не позволяет превращать свой научный продукт — результаты проведен­

ных исследований — в средство политической агитации. С начала 1950-х годов институт регулярно получает заказы на и с­ следования во время избирательных кампаний в бундестаг от партий,

25

(от греч. demos — народ, skopeo — рас­

н

с

т

и

т

у

т

д

е

м

о

с

к

о

п

и

и

находящихся в данный момент у власти. Прогнозы этих исследований традиционно точны, ош ибки не превыш ают 1%. П омимо заказов на электоральные исследования от партий исследовательский центр ре­ гулярно сотрудничает с правительственными структурами, представ­ ляющ ими различные министерства (здравоохранения, образования, ю стиции и т.д.), т.е. проводит оценку эффективности различных аспек­ тов внутренней политики. Традиционной является работа на газеты и журналы: слож ивш аяся еще в 1960-х годах практика, когда научный институт регулярно размещает на страницах периодических изданий результаты опросов, положительно влияет как на тираж издания, так и на известность и авторитет (соответственно и на число заказов) инсти­ тута. «Коньком» института являются многолетние панельные исследо­ вания. Архив Алленсбахского института содержит как методический инструментарий всех проведенных исследований (тем самым снимает­ ся необходимость каждый раз заново разрабатывать методику под но­ вый проект), так и базы данных всех проведенных за 60 с лиш ним лет исследований (благодаря этому решается проблема компаративных ис­ следований). При проведении исследований большое внимание уделя­ ется опросам-мониторингам и методическим экспериментам, которые позволяют тщательно проанализировать политические установки раз­ личных социальных групп. В рамках этих методических инструментов оценивается характер влияния вида (открытый или закрытый вопрос, прямой или с использованием косвенной техники) и особенностей формулировок вопросов, в том числе монотонности опроса (так на­ зываемый синтонный эффект) на качество получаемых данных. П ро­ ведение научных методических изысканий оказывается возможным благодаря реализации многочисленных маркетинговых прикладных исследований. Безусловно, сильной стороной центра является тради­ ция использования косвенной и проективной техники, например те­ стовых вопросов в виде рисунков (в том числе знаменитый «железно­ дорожный тест»), В исследований в области политики: институциональное (бюджетное, когда покрываются любые издержки от проектов; на таком финанси­ о

л

в

к (целевое). Большими ресурсами обладают частные фонды: среди самых мощных и влиятельных, финансирующих все значительные и серьез­ ные проекты в области политики, следует назвать Благотворительное общество содействия немецкой науке, Фонд «Фольксвагенверк», Фонд Ф рица Гиссена, Фонд Роберта Боша, Фонд Эберта. Эти структуры ори­ ентируются исключительно на проекты, гарантирующие возможность

ФРГ

в основном

практикуются

два способа

финансирования

ровании, например, находятся Н И И при В ы сш ей к

м

е

о

н

ж

ч

н

е

о

с

к

и

ст

и

х

м

н

и

ау

р

н

к

о

и

го

Н

у

р

е

е

м

г

е

у

ц

л

и

о

р

е

о

о

а

б

н

щ

и

я

е

с

т

о

в

о

н

ф

п

л

о

и

к

и

ш

зу

к

ч

)

е

л

н

е

и

ю

у

п

р

в

а

о

в

з

­

­

и проектное

т

о

в

быстрого практического внедрения. Но наиболее влиятельным счи­ тается Фонд «Фольксвагенверк». Приоритетные темы исследований, поддерживаемые этим фондом, следующие: а) актуальные проблемы политики стран Ближнего и Среднего Востока, стран Восточной Ев­ ропы и Северной Америки (в последнем случае ученых интересует по­ литическое развитие СШ А и Канады в XX в.); б) иностранные рабочие, миграция и ее последствия; в) эволю ция индустриальны хдемократиче- ских государств и кризисные факторы (функционирование парламент­ ских систем, переоценка системы ценностей и влияние этого процесса на поведение индивида в политической сфере). В список 25 наиболее влиятельных центров Западной Европы вош ­ ли несколько немецких центров. В российской литературе обычно упо­

минают партийные ф онды — Ф о н д А д ен а у эр а (ХДС), Ф о н д

Н представительства действуют и на территории РФ.

е ориентировано на исследование экспертных оценок и общественного мнения по проблемам внешней политики. DGAР финансируется М и­ нистерством иностранных дел ФРГ, предпринимательскими струк­ турами и взносами более чем 2000 членов этой структуры. Объекты анализа — СШ А и ЕС, Франция и Россия, Центральная и Восточная Европа, Китай и другие страны Азии; исследуются прежде всего про­ блемы политики безопасности, трансатлантических отношений и энер­ гетической политики Германии и Европы в целом, проблемы миграции. DGAP консультирует депутатов парламента, сотрудников федеральных министерств, промышленных объединений, информирует обществен­ ность Германии через СМ И. DGAP помимо Научно-исследовательского института включает три структуры: журнал «Международная политика» {IP), библиотеку и документационное бюро DGAP ( BiDok) (в них хра­ нятся подборки более 200 наименований журналов и более 75 000 книг), «Молодежное DGAP» — организацию для членов в возрасте до 40 лет. о о п а с н о с т и (S W P ), учрежденный Ф ондом «Наука и Политика» (SW P), был основан по частной инициативе в 1962 г. в М юнхене и до конца 2000 г. находился в г. Эбенхаузене, недалеко от Мюнхена. С января 2001 г. SIVP располагается в Берлине. Еще в 1965 г. финансирование института из федерального бюджета взял на себя германский бундестаг. Институт получает дополнительные средства от Других немецких и иностранных учреждений, оказывающих содействие в проведении исследований. SW P насчитывает более 130 сотрудников и д о 60 приглаш енны х ученых и практикантов. Исследовательские проекты курируются в 8 исследо­ вательских группах: «Европейская интеграция», «Внешние отнош ения ЕС», «Политика безопасности», «Америка», «Россия и СНГ», «Ближ-

1955 г.

та

р С С ),чьи

Э

б

е

­

(СДПГ),

Г

р

м

а

н

с

Ф

к

о

о

н

е

д

о

б

щ

а

у

е

м

с

т

а

в

н

о

н

а

в

(СвДПГ),

н

е

ш

н

е

й

п

Ф

о

о

л

н

и

д

т

и

З

к

а

и

й

д

е

л

я

( DGAP) с

Г ер

м

а

н

с

к

и

й

и

н

с

т

и

т

у

т

по

м

е

ж

д

у

н

а

р

д

н

о

й

п

о

л

и

т

и

к

е

и

б

е

з

­

ний Восток и Африка», «Азия», «Глобальные вопросы». Политическая экспертиза S W P существенно влияет на принятие политических реш е­ ний в высших органах государственной власти ФРГ.

д хардом Моном. Главный офис расположен в Гютерсло (Северный Рейн-Вестфалия), фонд имеет представительства в Вашингтоне и Брюсселе. За время своей работы фонд инвестировал свыше 868 млн евро в более чем 700 проектов. Ш тат фонда — около 300 сотрудни­

ков, в том числе около 185 работают в настоящ ее время над более чем

60 проектами. Ф онд Bertelsmann позиционирует себя как независимы й,

партийно и политически нейтральный центр. Главный партнер Фонда

и (САР), который является крупнейш им в Германии исследовательским институтом в области политического консультирования по европей­ ским и международным вопросам. Центр основан в 1995 г. проф ессо­ ром Вернером Вайденфельдом на базе кафедры политических систем и европейского объединения Института политологии Мюнхенского университета. Проекты САР сконцентрированы на исследовании и консультировании по проблемам энергетической политики и терро­ ризма, расширения ЕС, политики сотрудничества с соседними страна­ ми, Балканского и Турецкого вопросов. САР использует инструмента­ рий, выбирая в качестве источников информации лиц, принимающих решения (ЛПР) и экспертов-ученых. В структуру САР входят исследо­ вательские группы (в том числе с очень «говорящими» конкретными названиями — «Европа», «Германия», «Вопросы будущего»), работаю­ щие над аналитическими и программными документами, которые пу­ блично обсуждаются на специальных конференциях и регулярно пу­ бликуются в СМ И. Помимо собственно аналитических структур в САР входят редакция, центр документации и библиотека.

х

Рейн-

Bertelsmann был основан в 1977 г. предпринимателем

Ф

о

н

Bertelsmann — Ц е н т р

п

р

и

к

л

а

д

н

ы

п

о

л

и

т

и

ч

е

с

к

х

и

с

с

л

е

д

о

в

а

н

и

й

Франция. Вплоть до 1940-х годов больш инство исследований про­ водилось в стенах университетских лабораторий. Проекты были опи­ сательными, носили характер интеллектуальной игры, подчиняясь интеллектуальной моде. «Исследовательский бум» 1940-1950-х го­ дов ознаменовался слиянием научных и административных центров (в основном организации создавались при министерствах, например Национальный НИИ экономики и статистики, Институт междуна­ родных исследований г. П арижа). П ричинами такого явления стали:

инертность университетов во Ф ранции и их весьма ограниченные ис­ следовательские возможности, безусловно доминирующее положение философии по отношению ко всем другим общественным дисципли­ нам, недостаток частных коммерческих организаций (до начала 1950-х годов их создание было сопряжено с большими трудностями). Позднее администрация начала содействовать организации научных центров,

попадавших в результате этого в определенную зависимость от прави­ тельства. Первые серьезные исследования приш лись на кон ец 1960-х годов. Ценность научных организаций для администрации определяет­ ся не столько их научным престижем, сколько способностью выразить результаты изысканий в виде простых формул, пригодных для приме­ нения в практической работе.

*

*

*

Методы финансирования исследовательских центров различны. При этом возможны следующие распределения: а) ежегодное покры ­ тие текущих расходов; б) «свободные субсидии» (при этом рабочая группа частично распоряжается средствами по своему усмотрению); в) «директивные субсидии» (ф инансирую щ ая организация распоря­ жается субсидиями, заказывая тему и размер выплат исполнителям); г) «контрактное» (длительные контракты с вы числением стоимости работ, проверками после каждой отдельной стадии и после получения результатов). В последние годы растет число именно «контрактных» заказов. Это ведет к росту безработицы среди ученых, формированию «свободного рынка исследовательской рабочей силы». Стремление со­ хранить уровень финансирования и удержать сложившуюся клиентуру порождает рост количества контрактов при уменьшении объема анали­ тической работы в каждом из проектов. Виды исследовательских центров с точки зрения структуры можно условно разделить на три группы: а) схема «3+»; б) «по типу маркетин­ говой»; в) «по типу НИИ». Схема «3+» — это чаще всего работающих в одной структуре (в университетах), чьи исследователь­ ские интересы совпадают. Обязательные условия — универсальность навыков в проведении исследований, высочайшая квалификация (каждый из них и в одиночку в состоянии реализовать проект от начала до конца), психологическая совместимость и межличностное доверие. Такие коллективы работают эффективно примерно 2,5—3 года. Современная исследовательская группа «по типу маркетинговой» имеет определенную структуру. В ее состав входят: а) руководитель ис­ следовательского центра; б) консультативный совет из представителей потенциальных потребителей информации и академических кругов; в) собственно персонал лаборатории, который при проведении п о ­ левых испытаний делится на «исследовательский персонал» и «поле­ виков». В штате центра есть директор; административный директор (осуществляет связь с консультативным комитетом при руководстве службы); специалист по исследованию операций и три руководителя проектов; группа информационного поиска и разработки общих пла­

группа учены х-едином ы ш ленников,

нов (специалист по информации, социолог и ассистент); группа раз­ работки и полевых испытаний (помимо упомянутых трех менеджеров в нее входят специалист по оценке и пять ассистентов); группа оформле­ ния результатов (редактор-составитель текстов, специалист по аудио­ визуальным средствам и ассистент); группа распространения результа­ тов (инструктор, агент по распространению и ассистент). П римером исследовательского центра, созданного «по типу НИИ», является Институт демоскопии в Германии, в штате которого постоян­ но трудится около 90 человек, и, кроме того, база интервью еров и со­ трудников, привлекающихся для работы над отдельными проектами по договору, превыш ает 1800 человек. Содержание такого большого штата себя оправдывает, так как ежегодно этот исследовательский центр ведет более 500 проектов, а количество интервью за этот же период обычно пре­ вышает 8 тыс. Структура Института демоскопии очень рациональна, там функционируют сформировавш иеся в течение свыше 60 лет 12 отделов:

1) статистических и математических методов; 2) разработки методиче­ ского инструментария и проведения пилотажных проектов; 3) редакти­ рования вопросников (анкет); 4) работы с интервьюерами; 5) подготов­ ки кадров; 6) электронной обработки данных; 7) анализа данных и их экспертной оценки; 8) графическая студия, где создают различные диа­ граммы, графики и таблицы для отчетов; 9) технический отдел; 10) ад­ министративный и финансовый отдел; 11) библиотека и архив; 12) отдел телефонного интервьюирования. Хотя в институте нет специального ре­ кламного отдела, это отнюдь не означает, что в этом исследовательском центре не озабочены проблемой получения заказов и распространения результатов. Ставка сделана на публичное представление данных иссле­ дований в электронных и печатных СМ И. Например, институт активно сотрудничаете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг». Полученные входе исследований данные публикуются в периодических сборниках этого института: «Алленсбахских докладах», «Ежегодниках общественного мнения», «Алленсбахском ежегоднике демоскопии» и т.д. Цикл прикладного исследования состоит из следующих этапов:

а) в массиве литературы и документации по теме выявляю тся согласо­ ванные обобщ ения (в форме абстрактных суждений); б) эти абстракт­ ные суждения трансформирую т в прикладные концепции; в) в ре­ зультате опытной проверки и первоначальной операционализации сформулированных концепций получают новые, более специфич­ ные прикладные концепции в форме операциональных утверждений; г) в результате основных полевых испытаний происходят уточнение и разработка концепций, превращающиеся в «упакованные» (удобные для потребителя) результаты; д) обеспечивается широкое распростра­ нение результатов, использование их в практике потребителя. Помимо классификации исследовательских центров по статусу (формальная принадлежность), структуре и схеме финансирования

30

можно использовать комплексный критерий для определения вида ис­ следовательского центра. По мнению Р. Рича и К. Р. Уивера, все исследовательские центры на основании пяти критериев (цели и задачи, основные функции, источ­ ники финансирования, продукция, особенности сотрудников) мож­ но разделить на три группы: центры фундаментальных исследований, контрактные центры, центры влияния в общественных интересах. Центры фундаментальных исследований (типичный пример — И н ­ ститут Брукингса) должны давать объективный анализ политических решений и рекомендации на перспективу. Их основная функция — со­ четание политического анализа, просвещ ения, образования и генери­ рования идей. Основной источник финансирования — пожертвования частных лиц, фондов и частных корпораций, дополнительный источ­ ник — работа по контрактам. Эти центры ориентированы на издание фундаментальных монографий, научных сборников, статей. Среди со­ трудников преобладают специалисты с ш ироким университетским об­ разованием и научной степенью. Контрактные центры (типичный пример — Корпорация RAND) призваны проводить объективный политический анализ по узким и конкретным областям в соответствии с заказами. Их сфера ответствен­ ности — политический анализ, прикладные политические исследова­ ния и политическое планирование при правительстве и по заказу го­ сударственных структур и бизнес-структур, оценка правительственных программ, бизнес-стратегий. В основном они существуют за счет госу­ дарственных и коммерческих заказов. Дополнительные источники — пожертвования и гранты фондов. Основная продукция — отчеты об исследованиях, монографии. Среди сотрудников преобладают научные работники с ученой степенью в области государственного управления и политологии {public policy). Центры влияния в общественных интересах (типичный пример — Фонд «Наследие») призваны проводить своевременные и понятные для общественности аналитические исследования по политическим вопросам для определенных групп лиц, причастных к выработке по­ литических решений, с целью оказания непосредственного влияния на процесс выработки политического курса. Основные функции — влияние на лиц, принимающих решения (ЛПР), адвокатские действия, разработка и оценка рекомендаций по отдельным направлениям пу­ бличной политики. Основные источники ф инансирования — вклады корпораций, частные взносы, пожертвования и гранты фондов. А на­ литический продукт — справки и информационные материалы по кон­ кретным направлениям политики, пресс-релизы. Сотрудниками чаще всего являются лица, имеющие опыт политической деятельности, ино­ гда — с научной степенью.

31

Н. Ю. Беляева, развивая классификацию Рича—Уивера, предло­ жила интегративную схему анализа аналитических политологических центров, которая опирается на ряд комплексных показателей:

1) степень вклю ченности в политический процесс, связанная с таки­ ми показателями, как причины возникновения, политическая направ­ ленность исследования (группы — «референтные» и «целевые»), оценка роли и места аналитических центров в политическом процессе (степень влияния на формирование и коррекцию «политического курса»); 2) степень организационного развития, к которой относятся кадры (кадровый ресурс центра, количество и состав, наличие экспертов, из­ вестных в профессиональном сообществе), и организационная струк­ тура (наличие развитой внутренней структуры, соответствующей це­ лям и задачам центра); 3) самостоятельность, связанная с оценкой направления деятельно­ сти («повестка дня» центра, степень специализации направлений иссле­ дования), источниками финансирования (широта и разнообразие кли­ ентов центра), аналитическим продуктом и способом его продвижения (разнообразие форм и способов достижения «целевой аудитории»), по­ литической направленностью исследования (группы — «референтные» и «целевые») и оценкой роли и места аналитических центров в поли­ тическом процессе (степень влияния на формирование и коррекцию «политического курса»); 4) открытость аналитического центра, которая определяется харак­ тером аналитического продукта и способом его продвижения (разно­ образие форм и способов достижения «целевой аудитории»), С учетом совокупности данных критериев центры можно разделить на три группы, которые в свою очередь делятся на разновидности. Первая группа — центры «фундаментальных исследований» — включает институты политических исследований: Институт Брукингса, Фонд Карнеги, Центр стратегических и международных исследований, Институт города (СШ А), М еждународный институт стратегических исследований (Великобритания), Французский институт международ­ ных отнош ений (Ф ранция), Институт политического и военного ана­ лиза, Независимый институт социальной политики, Международный институт гуманитарно-политических исследований (РФ) и академи­ ческие университетские центры: Гуверовский институт исследований войны, революции и мира при Стэнфордском университете. Центр изучения России, Восточной Европы и Евразии (СШ А), Центр по­ литических исследований Института политических наук (Ф ранция), Центр исследования Группы Восьми при Университете Торонто (К ана­ да), Центр стратегических исследований им. Яффе при Тель-Авивском университете (Израиль), Институт мировой экономики и международ­ ных отнош ений, Институт востоковедения РАН (РФ).

32

Ко второй группе — к «контрактным» аналитическим центрам — относят центры, работающие на «государственный заказ»: Институт анализа обороны (СШ А), Корейский институт развития (Ю жная К о­ рея), Центр исследований Восточной Европы (Польша), Центр стра­ тегических разработок, Ц НИ ИАтоминформ, Фонд «Бюро экономи­ ческого анализа» (РФ), и центры, работающие «на открытом рынке»:

Корпорация RAND, Институт экономических стратегий. Центр между­ предпринимательства (СШ А), Исследовательский

народного частного институт «Фуджитсу» (Япония), Центр политической конъюнктуры России, Центр развития, Экспертный институт Российского союза промыш ленников и предпринимателей (РФ). Третий вид — центры влияния «в общ ественных интересах» — де­ лятся на идеологические центры: Фонд «Наследие», Институт КАТО (СШ А), Ф онд Конрада Аденауэра, Ф онд Ганса Ш иделя, Ф онд Розы Люксембург (Германия), Фонд эффективной политики, Ф онд «Либе­ ральная миссия», Фонд «Единство во имя России», Центр исследова­ ний политической культуры (РФ) и гражданские центры: Институт исследований в сфере публичной политики (Великобритания), Фонд межрасовых отнош ений (Канада), мократизацию (Ф инляндия), И нформационно-аналитический центр

Сетевой институт за глобальную де­

«Сова», Фонд «Информатика для демократии» (РФ).

2. Документация эмпирического исследования

В ходе проведения исследования исполнитель должен подготовить и представить заказчику ряд документов: пресс-релиз, договор, смету, техническое задание, программу исследования с приложениями (весь методический инструментарий), отчеты, акты о сдаче работ. О сновным документом является программа, в которой излагает­ ся концепция исследования, формулируются задачи и основные ги­ потезы, описываются процедуры и правила обработки полученной информации. При реализации «заказных» политических проектов рабочая группа иногда игнорирует требование написания программы в условиях жест­ кого цейтнота времени, в результате чего возникает ситуация неудо­ влетворительного качества полученного материала. Схема написания программы для изысканий, имеющих прикладной или по преимущ е­ ству теоретический характер решаемых проблем, общая. Методологическая часть включает в себя следующие этапы:

В висимости от цели исследования проблемы могут иметь гносеологи­ ческий (связаны с недостатком знания об объекте) или предметный

33

1.

Формулировку, перечень основных проблем, противоречий.

за-

характер (связаны с конфликтами, процессом принятия решений, политическими процессами и т.д.). По «носителю» проблемы делят­ ся на социально-демографические, национальные, проф ессиональ­ ные, политические, неформальные групповые, институциональные; по масштабам распространенности — на общегосударственные или

региональные (имеющие местный характер). По времени действия противоречия могут оцениваться как краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные, по глубине — одноплановые (например, расчет рейтин­ га в ситуации альтернативности выбора кандидата) и системные (от­ ражают дисбаланс всей общественной или государственной системы, например, анализ уровня социальной напряженности). Существует опасность выдвижения мнимых проблем или проблем слишком общ е­ го характера.

2. Указание цели (в политических проектах цель чаще является п рак­

тической, так как предполагается выработка рекомендаций заказчику).

3. Указание объекта (объект-носитель — конкретная социальная

общ ность) и предмета (обозначение свойств или характеристик, сторон объекта, которые подлежат изучению).

4. Логический анализ основных понятий (структурирование п о н я­

тий, связанных с предметом исследования).

5. Эмпирический анализ основных понятий. На этом этапе идет соз­

дание системы эмпирических индикаторов, с помощью которых и бу­ дет оцениваться состояние изучаемого объекта и которые будут пере­

ведены в вопросы, обращенные к респондентам.

Приведем пример индикаторов смены режима, разработаны британской НГО Policy Exchange. Специалисты этого центра предложили семь инди­ каторов смены режима. Эти индикаторы, сформулированные в форме во­ просов, дают возможность проверить, насколько, если вообще это имело место, изменился политический режим в той или иной стране. Режим счи­ тается измененным, если произошел резкий разрыв с персоналом, струк­ турами и политикой системы, которая была устранена. Индикаторы смены режима: а) насколько успешно и полно процесс устранил высшее руко­ водство прежнего режима? б) какие качественные изменения произошли внутри прежних поддерживающих структур (высший уровень бюрократии, вооруженные силы, представители судебной ветви власти)? в) была ли по­ пытка преодолеть социальные, политические и экономические послед­ ствия существования прежнего режима? г) появилась ли новая структура элит и как это соотносится с первичными целями смены режима? д) по­ влиял ли процесс на изменение и рассредоточение экономической власти? е) был ли ощутимый рост гражданского общества? ж) установил ли процесс свободные и честные выборы, новую конституцию, независимую и эффек­ тивную систему управления?

6. Выдвижение рабочих гипотез исследования. Гипотеза — научное

предположение для объяснения каких-либо фактов, явлений, процес­

сов, которое надо подтвердить или опровергнуть. Формируется на осно­ ве предварительной инф орм ации об объекте, характере существующ их в нем противоречий и т.д. Для этого могут пригодиться абсолю тно лю ­ бые сведения, даже не проверенные. В гипотезе аккумулируется весь потенциал специалиста, его не только научный, но и ж изненный опыт, проницательность, а также его творческие способности, интуиция и другие составляющие исследовательской работы, которые не поддают­ ся четкому и однозначному определению. По степени общности пред­ положений выделяют гипотезы-основания и гипотезы-следствия. Из самого названия этих гипотез следует их соотношение друг с другом:

вторые «выводятся» из первых. Если гипотезы-основания могут носить общий характер, в котором в явном виде не просматривается их соот­ ношение с действительным положением дел, то гипотезы-следствия должны содержать в себе определенные эмпирические индикаторы для последующей проверки. От проверяемости гипотез-следствий прямо зависит подтверждение или опровержение гипотезы-основания. По критерию стоящих перед ученым задач выделяют основные и не основные гипотезы, которые могут быть не столь тесным образом свя­ заны друг с другом, как в первом примере. Любое исследование имеет центральные, главные проблемы и второстепенные, не основные. В за­ висимости от принадлежности к тому или иному виду проблем указан­ ные гипотезы и дифференцируются. По степени разработанности гипотезы могут быть первичными и вторичными. Первичные гипотезы иногда носят «рабочий характер» и как бы подготавливают почву для выдвижения более основательных предположений, служащих для их замены. По критерию содержания гипотез о предмете исследования можно выделить объяснительные, описательные и прогнозные гипотезы. О пи­ сательные гипотезы связаны с особенностями структуры изучаемого объекта, характером связей между ними или их свойствами. О бъясни­ тельные гипотезы в свою очередь связаны с причинно-следственными зависимостями в изучаемых процессах и явлениях. Прогнозные гипо­ тезы помогают раскрыть объективные тенденции в функционирова­ нии и развитии изучаемого объекта. В. ния, которым должна удовлетворять подлежащая эмпирической про­ верке удачная гипотеза. Она не должна содержать понятий, которые не получили эмпирической интерпретации. В противном случае гипотезу невозможно проверить. Гипотеза не должна противоречить ранее уста­ новленным научным фактам. Иными словами, гипотеза объясняет все известные факты, не допуская исключений из общего предположения. Из предыдущего правила вытекает требование простоты гипотезы. Она не должна обрастать возможными допущ ениями и ограничения­ ми, следует исходить из максимально простого и общего основания.

Ядов так

И звестный социолог

А.

формулирует общ ие

требова­

Гипотеза должна быть принципиально проверяема при данном уровне

Продолжение табл. 2

теоретических знаний, методической оснащ енности и практических

возможностей исследования. Хотя это правило также очевидно, оно нередко нарушается. Наконец, рабочая гипотеза должна быть специ­

 

проведения*

2. Составление проекта выборки и схемы ее корректировки

5 дней

ализирована, т.е. в самой формулировке содержать указание на способ ее проверки в конкретном социальном исследовании. Это требование

3. Разработка инструкции для группы сбора информации

2 дня

подводит итог всем предыдущим. Оно предполагает, что в формулиров­ ке гипотезы нет неясных терминов, четко обозначена ожидаемся связь событий, проверка предположений не вызывает трудностей со стороны

1день

методов и организационных возможностей. Специфическими являю т­

5. Проведение пилотажного исследования

3 дня

ся выводные гипотезы, т.е. те частные следствия, которые проверяются путем простого сопоставления с фактами.

7. Формулировка задач исследования (основных способов реш ения

проблемы). Методическая часть также в определенной последовательности со­ держит важные сведения о реализации проекта. В начале методической части обозначается исследуемая совокупность. В проект выборки вклю­ чают число опрашиваемых людей, их социально-демографические или иные параметры, дается обоснование техники проведения опроса (когда и где его следует проводить). Затем обосновывается необходи­ мость используемых конкретных методов сбора информации (опрос, эксперимент, наблю дение, фокус-группы и т.д.). Н аконец, описывает­ ся логическая структура получаемой информации, а также логическая структура обработки информации на PC (перечень необходимых видов анализа, список номеров вопросов для корреляционного анализа). Методическая часть программы обязательно включает в себя рабо­ чий план исследования (процедуры). Он содержит четыре блока: в пер­ вом формулируются принципы формирования и подготовки группы «полевиков», проведения пробного исследования, корректировки ин­ струментария, размножения инструментария, составления сметы рас­ ходов; второй — «временной» блок с графиком работ (табл. 2); в тре­ тьем собраны все рекомендации, связанные с обработкой информации; и наконец, в четвертом дается описание всех видов работ, связанных с формулированием выводов.

Таблица 2

Примерный оптимизированный график проведения эмпирического политического исследования

Вид работ

1-й этап: организация исследования

1. Обсуждение и утверждение программы и методического инструментария, согласование проекта с заказчиком

Сроки

проведения*

1—3 недели

6. Анализ результатов пилотажного исследования 1день

 

1день

8. Тиражирование инструментария для сбора информации

1 день

9. Формирование группы полевиков (для регионального ис­

1день/

следования/для общероссийского исследования)

7 дней

10. Инструктаж интервьюеров

2-й этап: полевое исследование

11. Согласование организационных вопросов

12. Сбор первичной информации

1 день

3 дня

3 дн я—4 ме­ сяца**

3-й этап: подготовка первичной информации к обработке

13. Разработка инструкции по выбраковке неправильно за­ полненного инструментария — 14. Выбраковка неправильно заполненного инструментария

15. Разработка инструкций по кодировке неформализован­ ных данных

16. Кодировка неформализованных данных

17. Составление аналитических задач для PC

18. Создание электронной базы данных

19. Обработка первичной информации

'

4-й этап: анализ данных

20. Подготовка технического отчета

2 1. Подготовка предварительного аналитического отчета, научное обсуждение выводов и рекомендаций в анали­ тической записке

1день

1день

1день

3—7 дней***

1день

1 -7 дней***

10 дней

1день

7—10 дней

Окончание табл. 2

Сроки

проведения*

3 дня

* Проведение отдельных видов работ совмещается с целью экономии времени. ** Время сбора информации зависит от выбранного метода: при грамотной органи­ зации работы уличный и телефонный опросы могут потребовать трех дней работы, лич­ ное интервью по месту жительства — 2 недели, глубинное интервью с представителями закрытых групп — 2 -4 месяца, контент-анализ документов — 1 месяц, эспертный опрос

методом Делфи — 2

***

месяца и т.д. В зависимости от объема данных.

Рабочий план нацелен на описание совершенно конкретных прак­ тических действий по проведению эмпирического исследования. Основными частями эмпирического проекта являются: пилотажное и полевое исследования, подготовка данных для обработки, их анализ и интерпретация, составление отчета. Пилотажное исследование проводится для апробации методики работы (например, анкеты в телефонном опросе или вопросника — гайда — в фокус-группе), с его помощью проверяются основные эле­ менты программы. Для проведения указанного мероприятия достаточ­ но обследовать 70-100 человек. Но это в теории. На практике опытные интервьюеры (обычно пилотаж поручается им и бригадиру, ответствен­ ному за работу «в поле») обнаруживаю т слабые места анкет и опросн и­ ков, если проводят пилотаж с выборкой 5-15 респондентов. Вполне допустимой является ситуация, когда на основании данных пилотаж­ ного исследования программа модифицируется. Полевое обследование — процесс изучения объекта в естествен­ ных, «полевых» условиях. Выбирая тот или иной вид обследования, ав­ торы проекта должны определить выборочную совокупность опраш и­ ваемых, способы формирования которой, а также ее количественные и качественные параметры, как правило, отражены в программе. В рабочем плане проекта дается описание метода и инструмента­ рия его проведения. Здесь необходимо обосновать, почему ученый вы­ бирает тот или иной способ получения первичной информации или, в случае применения двух или нескольких методов, почему он прибегает к комбинированному способу сбора данных. Как правило, в рабочем плане находят отражение и формы непосредственной организации получения информации с помощью разработанного инструментария:

описывается способ подбора сборщиков информации, разрабатыва­ ются инструкции по их работе (например, инструкция интервьюеру), определяются мбсто и время проведения опроса. Помимо указанного к программе прилагается вся документация (инструкции анкетеру и ко­ дировщику, задания, карточки выборки).

При составлении программы также следует предусмотреть, в какой форме будут представлены результаты работы. По итогам эмпириче­ ского исследования составляется отчет или аналитическая справка с приложением. Прилагаются все методологические и методические до­ кументы: программа, рабочий план, инструментарий (анкеты, кодиро- вочные бланки и т.д.), инструкции, а также все данны е (таблицы, гра­ фики, индивидуальные мнения). Исследователь должен не допускать ситуации, когда заказчик навязывает ему готовый инструментарий, например опросник или анкету. Мотивы заказчика в этом случае впол­ не понятны: он эконом ит средства и, как ему кажется, гарантированно сможет получить ответы на интересующие его вопросы. Но в этом слу­ чае велика вероятность несовпадения тех задач, которые поставлены перед ученым, и возможностей их реализации, предоставленных таким внеш ним давлением. Количество измеряемых/оцениваемых свойств объекта не равно количеству задаваемых вопросов. Формулировки во­ просов исследователя, заказчика и респондента не являются тожде­ ственными! Необходим перевод задачи заказчика в исследовательский вопрос, а затем его нужно трансформировать в вопрос для респондента. Существует комплексный критерий оценки качества как всего эм­ пирического исследования, так и программы и отчета, представляемых заказчику. Если на все перечисленные ниже вопросы можно дать поло­

жительный ответ, то и все исследование оценивается положительно. Н а­ сколько четко сформулирована исследовательская проблема? Насколь­

ко конкретно и точно изложены цели и задачи исследования?

Все ли из используемых понятий имеют адекватное эмпирическое выражение и могут быть измерены или оценены? Соответствуют ли целям и задачам исследования сформулированные гипотезы, могут ли они быть прове­ рены с помощью предлагаемого инструментария? Все ли переменные, необходимые для объяснения явления, включены в инструментарий исследования? Возможно ли повторное проведение данного исследо­ вания с помощью предложенного инструментария другими учеными? Насколько валидны и надежны проводимые измерения? Достаточно ли четко выделена исследуемая совокупность респондентов? Является ли используемая выборка репрезентативной по отношению к генеральной совокупности? Можно ли получить необходимую информацию с помо­ щью предлагаемого метода сбора информации? Насколько корректно выполнена кодировка ответов на открытые вопросы? Проводилось ли пилотажное исследование для проверки инструментария? Контроли­ ровалось ли качество работы интервьюеров? Насколько визуализация данных исследования «работает» на его основную цель? Н асколько адекватно, полно и точно интерпретируются полученные результаты? Насколько точно и ясно сформулированы выводы и рекомендации? Собственно, все виды ош ибок относятся к разряду методических или связаны с некорректной трактовкой полученных результатов.

В отчете систематизированно излагаются результаты проведенно­ го исследования, делаются выводы и даются рекомендации. Аналити­ ческая справка предполагает сначала изложение выводов и рекоменда­ ций, а затем необходимых данных для подтверждения этих выводов. Отчет и аналитическая справка различаются объемом (отчет содержит 25—70 страниц, аналитическая справка — 10—15). Выделяют три типа отчетов: «технический», «основной» и «анали­ тическая записка». Первый — «технический», или «экспресс-отчет», — это достаточ­ но короткий текст, в котором представлены результаты одномерного распределения ответов респондентов на задаваемые в анкете/опросни­ ке/тесте вопросы. «Технический» отчет обычно включает два раздела:

а) информацию о проведении исследования (место, вид исследования, параметры выборки и т.д.); б) таблицы или графики с данны ми простой группировки (обычно их располагают в том же порядке, в каком были заданы вопросы). Так как принято передавать заказчику «экспресс- отчет» максимально быстро, в течение нескольких часов после созда­ ния электронной базы данных, го ш аблон («болванку») отчета обычно создают заранее, а после получения результатов одномерного распре­ деления только вводят их в параметры таблиц или графиков. Объем по­ добного отчета обычно очень небольшой. Второй — «аналитический», или основной, отчет — готовят уже в течение 7-15 дней после «полевого» этапа. Структура этого вида отчета обычно следующая: а) развернутое описание проекта и выполненных работ, указание на особенности использованной методики; б) темати­ ческие блоки; в) общие выводы. Объем подобного отчета может существенно варьироваться. Если в прикладных социологических исследованиях ученые обычно удовлет­ воряются предоставлением отчета объемом 30—40 страниц (он крайне редко приближается к 60), большая часть из которых комбинирован­ ные (перекрестные) таблицы, то уважающий себя квалифицированный исследователь-политолог в отчете постарается использовать эвристи­ ческие возможности всех видов статистического анализа (от корреля­ ционного до факторного, дискриминантного, многомерного ш кали­ рования и т.д.), чтобы обнаружить максимальное количество скрытых зависимостей, и подробно прописывает их и общие выводы. В результа­ те объем подобного вида отчета часто превыш ает 120—130 страниц. А в­ тору, многократно принимавш ему участие в исследованиях, довелось писать отчеты, общий объем которых превышал 400 страниц. Это тот редкий случай, когда объем отчета может свидетельствовать о тщатель­ ности обработки данных в большей степени, чем о желании произвести впечатление на заказчика. По признанию опытных исследователей- социологов, обычно в отчете объемом 30—40 страниц описывается 10—15% информации, которую можно извлечь из полученных данных.

Графики и таблицы могут как встраиваться в текст отчета, так и су­ ществовать в виде отдельного приложения. Стратегия работы над отчетом во многом зависит от вида структу­ ры исследовательской группы. Например, если ученые объединены по принципу «3+», то они просто договариваются о том, какой тематиче­ ский блок каждый из них будет обрабатывать, и соответственно пишут свои фрагменты отчета. После объединения этих тематических фраг­ ментов идет коллективная аналитическая и стилистическая работа над текстом, обсуждаются выводы. Это требует дополнительно 1—2 дня. В исследовательской группе, построенной «по типу Н И И », руково­ дитель каждого отдела обсуждает написанный его сотрудниками блок, а потом все это объединяется в общий отчет и один из руководителей исследовательского центра занимается его правкой. В исследовательском центре, построенном «по маркетинговому типу», обычно текст отчета и графики для него создают сотрудники специального отдела, а руководители и менеджеры проекта дают ука­ зания, что нужно делать. Третий тип отчета — «аналитическая записка» — объемом обычно невелик — от 5 до 15 страниц. Он ф актически строится на «перевер­ нутой» логике: сначала делаются конкретные выводы и рекомендации, затем дается их обоснование. Аналитическая записка обычно сдается заказчику вместе с основным отчетом, однако в случае специально ого­ воренных условий может сдаваться заказчику несколько позднее. Со­ вершенно очевидно, что при проведении прикладного исследования заказчика в первую очередь будет интересовать этот вид отчета. Следует отметить, что при использовании некоторых методов сбо­ ра политологической информации мы используем особые варианты отчетов. Так, например, при проведении фокус-групп заказчик может рассчитывать, согласно указаниям С. А. Белановского, на один из трех видов отчета: устный, краткий письменный и письменный подробный. Устный отчет не является самодостаточным — его проводят до или после письменного. Устный отчет исключительно удобен, поскольку по­ зволяет заказчику выяснить все интересующие его детали, а исследова­ телю — укрепить доброжелательные отношения с клиентом и повысить шансы на получение последующих заказов. Устный отчет важно постро­ ить таким образом, чтобы подчеркнуть значимость своего сообщения и мотивировать интерес заказчика. Считается, что в устном отчете (жела­ тельно, чтобы по времени он занимал не более 15—20 минут с учетом вре­ мени ответов на вопросы) следует акцентировать внимание на несколь­ ких (примерно пяти или семи) наиболее значимых выводах. Ж елательно в устном отчете иллюстрировать выводы презентацией с использовани­ ем фрагментов видеозаписи, диаграмм, слайдов, таблиц и т.д. Краткий письменны й отчет объемом около 20 страниц представ­ ляет собой модификацию аналитической записки, поскольку акцент

в этом тексте делается на рекомендации (текстовая расшифровка фокус-группы и видео- или аудиозапись прилагаются обязательно). Он включает введение, три раздела и заключение. В кратком введении (Бе- лановский рекомендует объем не более половины страницы) формули­ руются основная цель фокус-группы и ее место в общ ей концепции ис­ следования. В первом разделе обозначаются цели заседания, которые связаны с характером вопросов в гайде модератора. Во втором разделе описывается техническая сторона проведения исследования (количе­ ство сессий, место проведения, параметры выборки участников фокус- групп, особенности проведения заседаний, например, описание при­ чин «выпадающих» ответов: среди участников оказались агрессивные, лидеры, конформисты и т.д.). В третьем разделе представлены наибо­ лее важные выводы. Наконец, в заключительной части исследователи описывают рекомендации или последующие шаги. Подробный письменный (детализированный) отчет содержит иллюстрации-высказывания участников фокус-группы. В тексте отчета исследователи обязательно должны отражать общие позиции респон­ дентов, вопросы, вызывавшие разногласия, и высказывания, которые позволяют доверять выводам авторов проекта. К данному виду отчета обязательно прилагают весь методический пакет — фильтрующую анке­ ту, гайд, стимульный материал, если он использовался, схему размещ е­ ния участников фокус-группы. Общий объем этого вида отчета обычно содержит 60-80 страниц. Отчет обязательно должен иметь аналитиче­ ский характер, а не описательный, т.е. исклю чительно важно отразить логику мотивации участников фокус-группы при обсуждении темы. Есть еще одна классификация отчетов по результатам проведе­ ния фокус-групп, которая предполагает три варианта: а) предостав­ ление заказчику полной расш ифровки стенограммы проведенной фокус-группы; б) «импрессионистский» отчет, в котором исследова­ тели последовательно излагают позиции участников фокус-группы (сгруппированы высказывания по теме) с некоторыми обобщающими выводами-резюме исследователя; в) концептуальный отчет, в котором цитаты-высказывания используются лиш ь для иллюстрации.

3. Методические ограничения эмпирических исследований

М ожно выделить несколько «болевых точек» в области отбора мето­ дов для проведения эмпирических исследований. Во-первых, полито­ логи используют главным образом не собственно измерение, а оценку1. Большинство современных политологических концепций опирается

1 Очень показательна в этом отношении серия сборников, издаваемая

ГУ-ВШ Э (см.:

Коллоквиум «Оценивание программ и политик: Методология и применение»: Сб. мате­

риалов / Под ред. Д. Б. Цыганкова. Вып. 1. М., 2006).

именно на сравнение с некими объектами, которые признаются иде­ альными (эталонными). Это в полной мере относится, например, к теориям полиархии, демократического транзита, типологии политиче­ ской культуры и т.д. В результате все «нетипичные» примеры, не укла­ дывающиеся в предлагаемые классификации, объявляются «особым», или частным, случаем, т.е. отклонением. С поразительной частотой при этом упоминаются политические процессы в России. Например, если речь идет о консерватизме в нашей стране, то появляются весьма своеобразные вербальные гибриды типа «социальный консерватизм», «традиционалистский российский консерватизм», если говорят о ре­ жиме, то упоминают о «формальной» или «суверенной» демократии, если рассматривается тип политического сознания граждан РФ, то упор делается на патерналистский его вариант как следствие патрон- клиенеллистских отнош ений (хотя считается, что подобное явление характерно для развивающихся, преимущественно аграрных, стран, но ни как не для промы ш ленно развитых) и т.д. Не решает проблему по большому счету и использование столь популярного на сегодняш ний день инструмента сравнительной политологии, как построение индек­ сов1. Политические аналитики легко жонглируют цифрами (процен­ тами или абсолютными показателями) или, если даже используют ин­ дексы, легко перескакивают к интерпретации (подчас спекулятивной), не задумываясь о том, насколько корректны по способу построения и включенным индикаторам использованные ими индексы. Во-вторых, определенные ограничения на выбор эмпирических методов исследования налагают сами темы сравнительной полито­ логии. Например, сравнительный анализ уровня коррупционности невозможно провести, используя методы включенного наблюдения, игротехники, эксперим ента2, в то время как политическая экспертиза документов типа государственной статистики (данные о динамике чис­ ла возбужденных и дошедших до суда коррупционных дел), эксперт­ ные и массовые опросы могут дать необходимые сведения. Хотя стоит отметить, что выводы, сделанные на основе информации, полученной

с помощ ью этих методов, будут существенно отличаться3. Аналогичным образом исследователь оказывается в тупике при не­ обходимости сравнения количественных характеристик публичных по­ литических акций. Данные, полученные из сводок ГУВД, от организа­ ,

наблюдателей

торов политической акции

и

и озвученные в С М И

будут

1 Подробнее об этом см.: Попова О. В. Почему Россия — «несвободная страна», или

() том, «как нас посчитали»

которые считают, что эксперимент в принципе непригоден для политологического анализа, а уж гсм более для обоснования концепций в политологии.

3 Подробнее об этом см.: Попова О. В. Борьба с коррупцией в Российской Ф едерации как инновационный проект гражданского общества? / / ПОЛИТЭКС. 2006. Т. 2. № 4.

/ / Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2006. № 1.

2 Нельзя согласиться с мнением некоторых отечественных политологов,

различаться на порядок. Примеров этого более чем достаточно (напри­ мер, данные по Санкт-Петербургу о «маршах протеста» в 2006-2010 гг., о митингах в поддержку президента Путина, организованных «Единой Россией» осенью 2006 г., данные по российским регионам об акциях протеста против монетизации льгот в январе-м арте 2005 г. и т.д.). В за­ висимости от выбранного источника информации исследователь полу­ чит совершенно разные выводы в рамках сравнительного исследования. В-третьих, проблематичным является использование унифициро­ ванного инструментария для сравнения непохожих объектов, хотя это и является обычной практикой в сравнительных исследованиях. С одной стороны, использование единой системы индикаторов при оценке по­ литических объектов является необходимым условием компаративного исследования. С другой стороны, возникает вопрос о самой возмож­ ности в такой ситуации сравнительного анализа. Например, очень низки эвристические возможности сравнения политических систем по элементам (политическим институтам), если при этом не учитывается нормативный уровень их функционирования и не дается оценка не­ формальным практикам принятия политических решений. Можно вспомнить, что исследователи ВЦИОМ и ИС РАН1 на протяжении более 10 лет задают вопрос гражданам России «о степе­ ни удовлетворенности демократией» в нашей стране. Сам вопрос (без корректировки формулировки) заимствован из опросов, проводимых в Западной Европе и СШ А 2. И все бы ничего, если бы в российских условиях он не являлся наводящим, поскольку такой вопрос предпо­ лагает, что: а) любой респондент точно знает, какими чертами обладает демократический режим; б) сам информированный о сути демократии респондент убежден в демократичности существующего в нашей стра­ не режима и не рассматривает никаких иных вариантов его оценки. Наконец, такая формулировка вопроса провоцирует эмерджентный эффект (ситуативную реакцию на возможно незначимый или незнако­ мый для респондента объект), поскольку предшествующие вопросы не были связаны с оценкой политического режима. при формации политологи зачастую полностью игнорируют специфику политических процессов, которые делают использование некоторых

В-четвертых,

отборе

инструмента сбора

эмпирической

и

н

­

1В самой формулировке вопроса в исследованиях ИС РАН присутствует нейтральное

«Россия считается демократическим государством» (см.: Бюрократия и власть в новой России: Позиции населения и оценки экспертов: Аналитический доклад. М.: ИС РАН,

2005 / / [Электронный ресурсі. — Режим доступа: http://www.isras.ru/?page_id=411). Но

кем считается, насколько это справедливо. Все это не обсуждается, поэтому методически

проблема не 2 Среди европейских и американских граждан постепенно растет доля людей (она, конечно, ничтожна), высказывающих сомнение в том, что политический режим их стра­ ны является подлинно демократическим.

44

из этих методов просто неэффективными. Н апример, на «волне демо­ кратизации» в 1990-х годах в условиях действительно сущ ествовавш ей конкуренции политических акторов, жестко различавш ихся сф орм и­ рованными социальными группами поддержки, идеологическими принципами политических программ, особенностями риторики и

персональным имиджем, вполне уместным в качестве эмпирических источников для сравнительных исследований было использование и экспертных, и массовых опросов. Причем значимыми источниками информации выступали и так называемые статусные респонденты (v/р-персоны , обладаю щ ие реальной политической властью ), и «клю ­ чевые информаторы» (лица, занимаю щ ие в политике «вторые пози­ ции», и политические эксперты — профессиональные политологи), и рядовые респонденты. На сегодняш ний день ситуация сущ ественно изменилась. Резко снизилась готовность участвовать в политических опросах фактически у всех категорий респондентов, крен политиче­ ской ж изни в стране в сторону номенклатурно-бю рократической м о­ дели превратил многих политологов в «говорящие головы», которые на экранах ТВ вместо анализа занимаю тся «позитивным толковани­ ем» реш ений политических институтов, отсутствует обратная связь — реакции населения в виде сформированного и проявленного общ е­ ственного мнения на реш ения властных институтов. Н апример, по

В ке (56%), превысила долю тех, кто хоть в какой-то степени проявляет

данны м

в 2007 г.

Ц

И

О

М

,

уже

доля россиян, безразличны х к п оли ти ­

ней интерес (44% )]. А налогичны е результаты показали исследова­ и Среди множества проблем, которые необходимо решать еще на стадии проектирования исследования, ученые должны учитывать в том числе и такие, как: а) опасность использования псевдонаучного дис­ курса; б) упрощ енное представление с эффектом вердикта результатов научного исследования в С М И ; в) в заказных исследованиях представ­ ление материала в отчете с точки зрения не объективного анализа, а реализации интересов клиента; г) опасность влияния на результаты — выводы и рекомендации — политической позиции ученого; д) давле­ ние методологической позиции (неоинституционализм, постструкту­ рализм, неомарксизм, постмодернизм и т.д.),- которой придерживаю тся организаторы проекта. К этому следует добавить еще и сложности с организацией сравнительных лонгитюдных исследований, когда из-за различий в программах и инструментарии исследований ученым чрез­ вычайно затруднительно бывает показать тренд развития политическо- 1о процесса, если они пользуются результатами других проектов.

к

ния ФОМ

ИС

РАН.

В данной группе объединили респондентов, диапазон отношения которых к по­ ні і икс различался существенно: от активно интересующихся до интересующихся этой К'мой время от времени.

45

Но все перечисленные обстоятельства — отнюдь не приговор по­ литическим исследованиям, построенным на экспертных или массо­ вых опросах, хотя об определенных ограничениях при проведении их следует помнить.

Контрольные вопросы и задания

1. Назовите наиболее авторитетные международные и национальные ис­ следовательские центры, занимающиеся исследованиями по полити­ ческой тематике, и в соответствии с различными системами классифи­ кации охарактеризуйте их деятельность.
2. Назовите условия, обеспечивающие исследовательскому центру воз­ можность реализовывать инициативные проекты.
3. Какие аналитические центры ориентируются на проведение эм пи­ рических, а какие — на проведение прикладных политологических исследований?
4. Укажите основные концепции структуры исследовательских групп.
5. Каковы основные способы организации работы и финансирования исследовательских центров?
6. Определите специфику деятельности ведущих исследовательских цен­ тров, занимающихся политологическими исследованиями в России.
7. Определите последовательность шагов в организации эмпирического политического исследования.
8. Назовите основные этапы проведения опроса общественного мнения.
9. Перечислите основные правила подготовки документации для прове­ дения исследования, продолжительность их подготовки и сроки пре­ доставления их заказчику. Существуют ли какие-либо различия между пакетами документов для прикладного и эмпирического политическо­ го исследования?
10. Каковы критерии качества программы исследования?
11. Определите основные виды отчетов и их специфику.

12. Постройте систему эмпирических переменных (индикаторов) для сле­ дующих категорий (задание для группы из двух человек): социальная напряженность; неконвенциональное политическое поведение; акти­ вистская политическая субкультура; политическая толерантность; па­ триотизм; национализм; электоральные намерения; партийная иден­ тификация; эффективность политической деятельности; лояльность властным институтам; доверие губернатору; уровень информирован­ ности о внутренней политике в России; отношение к США; отношение к гастарбайтерам; отношение к вынужденным переселенцам; оценка изменения принципов выборной системы в России; отношение к уси­ лению позиции «партии власти»; доверие политическим новостям в ТВ-программах; оценка политической стабильности на Кавказе.

Литература

Михалев А.

Д информационно-аналитического обеспечения управленческого про­ цесса / Отв. ред. Ю. Г. Волков. Ростов н/Д.: Антей, 2007.

Мобильные

исследовательские

группы

как

новая

форма

О. СПбГУ, 2009. С. 21-39.

В.

Политический

Попова

анализ

и

прогнозирование.

СПб.:

Изд-во

Форбс Я., Абрамс Д. Международные социологические исследования: Ре­

или маленькое чудовище? / / Международный журнал социаль­

месло ных наук. 2005. №

50. С. 47-67.

3

Глава

Выборка

1. Основные понятия теории выборки

Выборка представляет собой обязательную часть общей процедуры исследования, в задачу которой входят определение объекта изучения и выделение конкретных единиц наблюдения для последующего сбо­ ра научной информации. Невозможно изучить все относящ иеся к теме объекты. Вполне очевидно, что объем исследования прямо влияет и на количество необходимых финансовых средств для его проведения. П ринципы построения выборки

ствованы из области статистики, Ошибочно считается, что чем больше объем выборки, тем мень­ ше показателей должно быть включено в программу сбора материала. Ошибкой является и представление о необходимости анализа всех объ­ ектов, интересующих исследователей, для получения достоверных ис­ черпывающих представлений о них. Например, в начале 1970-х годов католическая церковь заказала Алленсбахскому институту демоско­ пии опрос всех католиков, проживающих в ФРГ, мотивируя это тем, что души людей нельзя представлять с помощью выборки. В результа­ те было разослано больше 20 млн анкет, но заполненны м и вернулись 4 млн. Параллельно проводился опрос 6 тыс. человек, который дал ана­ логичные результаты. Очевидно, что колоссальные финансовые затра­ ты в первом случае были напрасны ми. В 1994 г. правительство Ф ранции поступило столь же расточительно, заказав сплош ной опрос всех 7 млн подростков, проживающих в этой стране, чтобы узнать причины ро­ ста беспорядков с участием молодежи. Но многие научные проблемы могут быть решены с достаточной степенью точности и без обращ ения ко всем объектам наблюдения благодаря повторяемости или схожести политических явлений, что делает возможными выводы на основании анализа сравнительно ограниченного материала. Эмпирические исследования осуществляются главным образом на ба іє выборки. Теория выборки — значимая часть любого курса стати­ стики и наиболее тесно связана с теорией вероятностей. Основными понятиями являются «единица наблюдения», «генеральная совокуп­

в политических исследованиях заим­ активно развивавш ейся еще в XIX в.

ность», «выборочная совокупность», «обоснованность (надежность) выборки», «репрезентативность выборки». Единица наблюдения — непосредственный источник информации в социологическом исследовании, в качестве которого могут выступать отдельный человек, группа лиц, организация или учреждение, доку­ мент, политический текст, политическое событие, отдельный показа­ тель в зависимости от конкретных целей и задач проекта. При изуче­ нии общественного мнения в качестве единицы наблюдения выступает человек, к которому обращена анкета или интервью. Под генеральной совокупностью понимается вся совокупность еди­ ниц наблюдения, имеющая отнош ение к проблеме исследования, или же та совокупность единиц, которая обладает интересующим ученого свойством. При формулировке темы генеральная совокупность может быть ограничена определенным социальным слоем, территориальной общ ностью , возрастными характеристиками и т.д. Границы генераль­ ной совокупности задаются строго целью исследования. Выборочная совокупность представляет собой часть генеральной со­ вокупности и подлежит непосредственному изучению по разработан­ ной методике или программе сбора материала. По выборочной совокупности специалист должен сделать заклю ­ чение о состоянии генеральной совокупности. Центральная проблема теории выборки — это проблема соотношения обеих совокупностей, т.е. вопрос о правомерности экстраполяции выводов, полученных при анализе выборочной совокупности, на всю генеральную совокупность. Автор проекта должен решить, сколько человек надо опросить, чтобы судить о мнении всех, какой отрезок времени надо отследить, чтобы выявить динамику изменения общественного мнения, характерную для всей совокупности. Объем выборки должен определяться задачами исследования, сте­ пенью гомогенности самой генеральной совокупности с точки зрения изучаемых свойств. Наконец, нужно учесть совокупность технических приемов осуществления выборки, с помощью которых выборочная совокупность выделяется из генеральной. Можно выделить четыре основные стратегии определения объема выборки: а) 10%-ный при не­ большом объеме генеральной совокупности; б) метод «saturation» (тео­ ретического насыщения) при качественном методе сбора информации (биографический метод, глубинное нестандартизированное интервью); в) метод учета ош ибки выборки, объема выборки и точности прогноза на основе методических экспериментов (например, при объеме гене­ ральной совокупности свыше 100 ОООединиц наблюдения и ош ибке ±3% выборка должна быть не менее 1111 единиц наблюдения; при ош ибке выборки +2% — 2500, при ош ибке выборки ±1% — 10 000 и т.д.); г) так называемый табличный метод при целевом построении выборки для сравнения групп.

Проблема экстраполяции характеристик выборки на генеральную совокупность имеет два аспекта: проблему обоснованности, или надеж­ ности, выборки и проблему ее репрезентативности. Как правило, оценка выборки проводится postfactum, но ее можно произвести при условии знания определенных параметров генеральной совокупности. Например, желая выяснить значение полученных дан­ ных о политических предпочтениях молодежи Санкт-Петербурга, по­ павшей в выборочную совокупность, мы должны сопоставить их с дан­ ными об образовании молодежи города или страны. Часто подобные сведения оказываются недоступными, более того, одна из задач иссле­ дования заведомо может состоять как раз в том, чтобы получить дан­ ные о генеральной совокупности хотя бы в некотором приближении. Таким образом, создается замкнутый логический круг: чтобы оценить важность полученных выводов, необходимо знать данные генеральной совокупности, а чтобы знать данные генеральной совокупности, необ­ ходимо провести одно или серию выборочных исследований. Репрезентативность связана с адекватностью выборочной и гене­ ральной совокупностей и определяется степенью близости средних значений учитываемого признака. Средняя ош ибка репрезентативно­ сти для вероятностной выборки может быть определена по формуле

т

=

а 2/п,

где ст2— дисперсия, измеряющая разброс признака в генеральной совокупно­ сти, а п — объем выборочной совокупности.

Главное в обосновании и проверке репрезентативности выборки — методологическое планирование (построение структурной модели вы­ борки), и только потом — методическое. Проект надо начинать не с решения вопроса о репрезентативности выборки, а с выяснения ее обо­ снованности, определения ее необходимого объема. Определение объема выборочной совокупности и обеспечение ее представительности — это самые важные вопросы во всей теории вы ­ борки. С одной стороны, величина выборочной совокупности должна быть «статистически значимой», достаточно большой для получения до­ стоверной информации, с другой — «экономной», оптимальной. Кри-

I ерием оптимальности являются числовые значения контрольных при-

т а к о в элементов генеральной совокупности, их дисперсия (разброс). Чем больше дисперсия, тем больш ий объем выборочной совокупности потребуется. Когда информация о признаках элементов генеральной совокупности отсутствует, исключается возможность определения объема выборочной совокупности при помощи формул. В этом случае можно опереться на многолетний опыт практиков, считающих, что для пробных опросов достаточна выборка объемом 100-250 человек. При массовых опросах, если величина генеральной совокупности состав­

ляет менее 5000 человек, достаточный объем выборочной совокупно­ сти — не менее 500 человек. Если же величина генеральной совокуп­ ности 5000 человек и более, то необходимо опросить представителей, составляю щ их 10% ее состава (но в пределах 2000—2500 человек). Это гарантирует достаточно достоверные результаты. Определение стати­ стически значимого объема выборочной совокупности — важная, но недостаточная предпосылка правомерности распространения выводов исследования на всю генеральную совокупность. Из одной и той же генеральной совокупности можно создать большое число выборочных совокупностей. На практике объем выборочных совокупностей у различных ис­ следовательских центров существенно различается. Мы, конечно, не обсуждаем те случаи, когда объем выборочной совокупности непомер­ но и неоправданно раздувается с целью повыш ения стоимости проекта без всякой на то необходимости с точки зрения обеспечения качества

исследования (известны случаи, когда в С анкт-П етербурге в 1990-х го­ дах проводили опросы с выборкой якобы в 15 тыс. респондентов). «Опрос на выходе» {exit polls', до сих пор ведутся споры об авторстве этого метода; вероятнее всего, его стали использовать в 1960-х годах американские журналисты для повышения доверия к прессовым опро­ сам и популярности своих изданий; в постсоветских странах этот метод опроса очень популярен в Украине и РФ) вдень голосования в Государ­ ственную Думу в декабре 1999 г., проведенный И С П И (М осква), охва­ тил по всей стране 80 тыс. респондентов. В аналогичном исследовании

2007 г., проведенном на факультете социологии Санкт-П етербургского

государственного университета, приняли участие уже 240 тыс. респон­ дентов. Ценность подобных проектов заключается главным образом в том, что интервьюеры фактически выполняют роль наблюдателей и в режиме on-line могут отследить реальную явку избирателей на выборы, сопоставляя свои данные с теми почасовыми официальными отчетами, которые председатели избирательных комиссий передают в Ц И К РФ. Институт Гэллапа по традиции, сложивш ейся с середины 1930-х го­ дов, старается ограничиться выборкой в 1500 человек даже при про­ ведении полномасштабных исследований по всей стране. Институт демоскопии в Алленсбахе делает ставку на использование достаточно больших выборок. Например, во время предвыборных опросов в бун­ дестаг (зима 1986/87 г.) выборка составила 11 тыс. респондентов; тра­ диционный «омнибус» (исследование, включающее несколько разных тем), проводимый с 1949 г., основан на выборке в 2000 респондентов; целевые проекты по изучению установок представителей профессио­ нальных групп охватывают 5000 человек (например, устный опрос пре­ подавателей и молодых ученых 47 университетов Ф РГ в 1976/1977 г.).

На наш взгляд, при проведении массовых опросов, когда исследо­ вателей интересуют политические установки и предпочтения рядовых

членов общества, следует придерживаться объема, рассчитанного на основе методических экспериментов (табл. 3).

Таблица 3

Размер выборки для определения уровней точности

(с доверительным интервалом

 

±1%

 

500

+

1

000

+

1

500

+

2

000

+

2

500

+

3

000

+

3

500

+

4

000

+

4

500

+

5

000

+

6

000

+

7

000

+

8

000

+

9

000

+

10

000

5

000

15

000

6

000

20

000

6

667

25

000

7 143

50

000

8

333

100 000

9

091

10 000

Размер

±2%

±3%

 

+

+

+

+

+

638

+

714

1 250

769

1 364

811

1 458

843

1 538

870

1 607

891

1 667

909

1 765

938

1 842

959

1 905

976

1 957

989

2

000

1 000

2 143

1 034

2

222

1 053

2

273

1 064

2

381

1 087

2

439

1 099

2 500

1111

в 95%, р = 0,5)

+4%

+5%

+10%

222

83

385

286

91

441

316

94

476

333

95

500

345

96

517

353

97

530

359

97

541

364

98

549

367

98

556

370

98

566

375

98

574

278

99

580

381

99

584

383

99

588

385

99

600

390

99

606

392

100

610

394

100

617

397

100

621

398

100

625

400

100

Источник: Мангейм Дж. Б., Рич Р. Политология: Методы исследования. М.: Весь мир,

1997. С. 517.

Если цель исследования — сравнение групп, то для определения не­ обходимого объема выборки делается грубая примерка схемы анализа:

составляется макет таблицы достаточно сложного порядка и, исходя из количества ячеек в этой таблице, определяется примерный объем вы­ борки. Например, таблица содержит два показателя в числителе (пол:

мужской, женский) и четыре в знаменателе (образование: неполное среднее, среднее, среднее специальное, высшее). При условии запол­ нен и я каждой ячейки таблицы 30 единицами наблюдения мы получаем объем выборки в 240 человек. Поскольку анализ предполагает, как пра­ вило, сопоставление от 3 до 10 аналогичных таблиц, то пределы вы бо­ рочной совокупности будут от 360 до 3000 единиц наблюдения. Общее

правило: объем выборки должен быть не меньше, чем произведение объема подвыборки по столбцу на число столбцов. Наиболее строгие требования предъявляются к выборкам де­ скриптивных и аналитико-экспериментальных исследований, менее

строгие — к работам на основе разведывательного плана. В послед­ нем случае отбор единиц наблюдения подчиняется довольно простому правилу: выделяют противоположные группы по существенным для анализа критериям. Численность таких несистематических выборок строго не определяется. Сбор информации в этом случае продолжается до тех пор, пока не будет получен достаточный объем информации для формулирования гипотез. В остальных случаях к выборке предъявляют весьма суровые требования. Репрезентативность выборки определяет­ ся по каждому из интересующих нас признаков отдельно. Обычно определение репрезентативности выборки включает в себя три процедуры — сопоставление: а) средних показателей генеральной совокупности и выборочной совокупности; б) средних показателей в основных подразделениях выборочной совокупности; в) средних по­ казателей в подразделениях генеральной совокупности с показателями выборочной совокупности в целом. Степень подобия выборки генеральной совокупности оценива­ ется ошибкой выборки, пределы допустимой ош ибки зависят от цели проекта. Нормы приблизительной оценки надежности результатов выборочного исследования таковы: повыш енная надежность допу­ скает ош ибку вы борки до 3%, обы кновенная — от 3 до 10% (тради­ ционно 5%), приближ енная — от 10 до 20%, ориентировочная — от

20 до 40%, прикидочная — более 40%. В аналитических и эксп ери ­

ментальных исследованиях проблема статистической репрезентатив­ ности выборки оказывается второстепенной по сравнению с необ­ ходимостью обеспечить качественное представительство изучаемых социальных объектов. Выделяют случайные ош ибки выборки, связанные с природой лю ­ бых статистических погрешностей, и ош ибки систематические, кото­ рые появляются в результате смещения выборки в сторону одного из полюсов выборочного параметра. Из всего многообразия возможных выборочных совокупностей нам необходимо отобрать лиш ь одну точ­ ную. Например, соотношение полов в генеральной совокупности со­ ставляет 48% к 52%. Если отклонение не превыш ает в среднем 5%, то в выборочной совокупности соотношение этих параметров может со­ ставлять, например, 45% к 55%. При этом выборочная совокупность будет считаться репрезентативной, а ошибки выборки — случайными. Случайные ошибки можно оценить количественно на стадии орга­ низации и проведения исследования. Они определяются отклонением реальной выборки от запланированных параметров идеальной модели (например, когда при проведении опросов в крупных городах интер­

52

вьюеры попадают в так называемые «вдовьи дома» — построенные в I960—1970-х годах от крупных промыш ленных предприятий «хрущев­ ки», где в настоящее время проживают преимущ ественно одинокие по­ жилые женщины). Также эти ошибки могут возникнуть еще на стадии расчета параметров выборки, когда мы вынуждены округлять величину опрашиваемых групп (например, запланированный объем выборочной совокупности равен 1165 респондентов; доля мужчин и ж енщ ин — со­ ответственно 48 и 52%, однако опросить 559,2 мужчины и 605,8 ж ен­ щины невозможно). Ошибки смещения нарушают точность выборочной совокупности. Ре- презентативная выборочная совокупность (т.е. такая, в которой среднее числовое значение признака отличается менее чем на 5% от его среднего числового значения в генеральной совокупности) может оказаться не­ точной. Выявить эту неточность при определении степени репрезента­ тивности невозможно. Обычно ошибки бывают следствием: а) неверных исходных статистических данных о параметрах контрольных признаков генеральной совокупности; б) слишком малого (статистически незна­ чимого) объема выборочной совокупности; в) неверного применения способа отбора единиц анализа (например, отбор из неверно состав­ ленного списка, неудачный выбор места и времени проведения опроса). Классическим является пример ошибки прогноза президентских выбо­ ров 1936 г. в СШ А, когда американский журнал Literary Digest обрабо­ тал 10 млн анкет и сделал катастрофически неверный прогноз победы кандидата от республиканцев, построив выборку на списках владельцев телефонов и автомобилей, т.е. фактически опросив представителей толь­ ко высшего класса и высшего слоя среднего класса. Кроме того, причинами ош ибок смещения могут быть: а) давление доступных объектов (более коммуникабельные и низкостатусные люди при проведении уличных опросов); б) иллюзия постоянства/стабиль- пости квотируемых показателей (в настоящее время в крупных городах резко меняется этнический состав и уровень образования горожан мо­ лодого и среднего возраста); в) недостаточный учет труднодоступных п аномальных объектов (военнослужащие, бизнесмены, работающие по сменному графику, часто бываю щие в командировках и т.д.); г) не­ достаточный учет отсутствующих (в зарубежных исследованиях при проведении личного интервью норма — посещение квартиры/дома до 9 раз (это позволяет застать дома до 99% респондентов по запланиро­ ванным адресам); только после этого интервьюер может попросить за­ мену адреса; у нас норма — трехкратное посещение); д) отказ от уча- с іия в исследовании по причине нежелания говорить на определенные темы или излиш не частого обращ ения к этим респондентам (так на­ певаемые «заинтервьюированные до смерти», если исследовательский центр пользуется для проведения исследований одной и той же выбор­ кой. что недопустимо). Величину ош ибок смещения определить при

53

помощи математических формул практически невозможно, поэтому они автоматически переходят на результаты и выводы исследования. Избежать ош ибок смещения помогают точные предварительные све­ дения о структуре генеральной совокупности. В качестве источников таких сведений могут выступать: документы ведомственного учета, данные опроса экспертов, сведения органов государственной стати­ стики, данные разведывательного исследования, публикации об итогах проводившихся ранее исследований того же объекта.

2. Виды выборки

Существуют различные способы классификации выборки. Н апри­ мер, немецкий исследователь Э. Н оэль-Н ойман предлагает различать только два метода построения выборки: а) случайный отбор, который предполагает четыре варианта процедуры отбора — простую, страти­ фицированную, территориальную и многоступенчатую — на основе списков, картотек или территориального отбора; б) выбор с помо­ щью квот. Дж. Б. М ангейм и Р. К. Рич выделяют случайную выборку на основе таблицы или генератора случайных чисел, систематическую случайную выборку с помощью отбора респондентов на основе опреде­ ленного шага, кластерную выборку (метод многоступенчатого случай­ ного районирования), стратифицированную выборку, квотную выбор­ ку, экспертную выборку. Предлагаемый ниже точным и развернутым (рис. 1).

вариант является,

на

наш

взгляд,

наиболее

Вероятностная

Случайно-повторная

Виды выборки

Случайно-бесповторная

Целенаправленная

Метод основного массива

Квотная

Стихийная (ее разно­ видности — метод «первого встречного» и метод «снежного кома»)

Районированная

Гнездовая

Механическая

Рис. 1. Классификация выборки

54

При случайной выборке основным условием ее качества является равная вероятность попадания в выборочную совокупность всех еди­ ниц анализа. Такая ситуация возможна, если элементы генеральной совокупности распределены в ней равномерно. Ш ироко применяют методы собственно-случайного отбора (случайно-бесповторный, ког­ да у респондента нет возможности попасть в выборку второй раз, и случайно-повторный, когда записывается номер выбранного респон­ дента, а сам он вновь участвует в отборе). Все элементы генеральной совокупности (респонденты) пофамильно или с помощью кода (число­ вого номера) заносятся на карточки, после чего последние перемеш и­ ваются в ящике, из которого и производится отбор по одному из двух методов. Карточки должны быть перемешаны очень тщательно, тогда повышается равновероятность отбора респондентов. Но эти методы можно успешно применять только для генеральных совокупностей, насчитываю щ их не более 800—1000 единиц, и в том случае, если есть полный перечень единиц генеральной совокупности. Для больших генеральных совокупностей удобнее применять ме­ тод механической выборки. О сновной ее принцип заключается в том, что все элементы генеральной совокупности сводятся в единый список, и из него через равные интервалы отбирается соответствующее число респондентов. Ш аг отбора рассчитывается по формуле соотнош ения величины генеральной совокупности и величины выборочной сово­ купности. Отбор нужных респондентов может отсчитываться с начала или с конца алфавитного списка. Но исследователи-практики настоя­ тельно рекомендуют, чтобы первым номером был выбран респондент, следующий за средним номером в списке. Кроме того, не следует вы ­ бирать величину шага, число которого заканчивается на 5 или 0. П р ак­ тики рекомендуют выбирать в качестве величины шага числа, которые без остатка делятся только на свое значение и на единицу, наприм ер 7, II, 13, 17, 19, 23, 29, 31 и т.д. П редпочтительнее выбирать достаточно большие числа, с тем чтобы список респондентов был пройден при от­ боре несколько раз. В качестве исходных списков для отбора респон­ дентов успешно могут быть использованы списки избирателей или іиписи в домовых книгах (если опрос проводится в масштабах города, района и т.д.), бланки учета в отделах кадров предприятий и организа­ ций, карточки учета в политических организациях. Достаточно удобен и точен метод серийной выборки. Если имеется возможность «разбить» генеральную совокупность на однородные ча­ сти (серии) по заданному признаку, то отбор респондентов может быть осуществлен из каждой серии отдельно. При этом число респонден­ тов, отбираемых из серии, пропорционально общему числу элементов в ней. Отбор единиц анализа производится при помощи собственно­ случайной или механической выборки.

55

На практике часто применяю т так называемый метод гнездовой выборки. Она предполагает отбор в качестве единиц исследования не отдельных респондентов, а групп или коллективов с последующим сплош ным опросом в отобранных группах. Например, сравнитель­ ный анализ политической культуры студентов институтов различного профиля предполагает выделение основных типов обучения (техни­ ческое, гуманитарное и т.д.). Затем из этих видов на основе случай­ ной выборки формируют массив из групп (по принципу максимально несовпадающих признаков) и рассматривают их как наиболее типич­ ные для одной из подвыборок. Гнездовая выборка репрезентативна в том случае, если состав групп в максимальной степени схож. Списки или карточки в случае применения гнездовой выборки составляются только для групп (каждая из них представляет собой целую единицу отбора) путем нумерации последних. В качестве отбираемых для об­ следования могут выступать производственные коллективы, группы студентов, слушатели лекций, члены партий и общественных объеди­ нений, д