Вы находитесь на странице: 1из 305

Г.И. РУЗАВИН

КОНЦЕПЦИИ

СОВРЕМЕННОГО

ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

Второе издание, переработанное и дополненное

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений

Рекомендовано Учебно-методическим центром «Профессиональный учебник» в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям

обучающихся по гуманитарным специальностям Москва 2 0 1 0

Москва 2010

УДК 50(091)"20"(075.8) ББК 20г(0)6я73

Р83

Р е ц е н з е н т ы:

кафедра философии науки МГУ им. М.В. Ломоносова и д-р биол. наук, акад. В.Г. Манусаджян

Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили, кандидат юридических наук, доктор экономических наук, профессор, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники

Рузавин, Георгий Иванович. Р83 Концепции современного естествознания: учебник для

студентов вузов, обучающихся по гуманитарным специаль- ностям / Г.И. Рузавин. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.:

2010.

ЮНИТИ-ДАНА, — 304 с.

ISBN 978-5-238-01364-0

Агентство CIP РГБ

Рассматриваемые в учебнике основные концепции естествознания составляют ядро современной научной картины мира и имеют важное значение для формирования научного мировоззрения и общей культуры студентов. Дается словарь важнейших терминов и понятий. Учебник предназначен для студентов гуманитарных специальностей ву- зов и может быть полезен широкому кругу читателей.

ISBN 978-5-238-01364-0

ББК 20г(0)6я73

© ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА, 1997, 2008 Принадлежит исключительное право на исполь- зование и распространение издания. Воспроизведение всей книги или любой ее части любыми средствами или в какой-либо форме, в том числе в Интернет-сети, запрещается без письменного разрешения издательства. © Оформление «ЮНИТИ-ДАНА», 2008

Оглавление

От автора

3

Глава 1. Естественно-научная и гуманитарная культура

5

Глава 2. Естественно-научная картина мира

29

Глава 3. Механистическая концепция природы

49

Глава 4. Концепция необратимости и термодинамика

66

Глава 5. Электромагнитная концепция мира

82

Глава 6. Концепция относительности пространства—времени

96

Глава 7. Концепция дискретности и непрерывности и квантовая механика

115

Глава 8. Концепция атомизма и элементарные частицы

131

Глава 9. Концепция детерминизма и стохастические законы

146

Глава 10. Концепция космической эволюции и Вселенная Глава 11. Концептуальные уровни в познании веществ

156

и

химические системы

177

Глава 12. Концепция геологических процессов

и

геосферных оболочек на земле

191

Глава 13. Концепция уровней биологических структур и организации живых систем

200

Глава 14. Концепция биосферы и экологии

215

Глава 15. Концепция эволюции в биологии

237

Глава 16. Концепция человека в естествознании Глава 17. Концепция сложноорганизованных систем

254

и

синергетика

268

Глава 18. Концепция системного метода исследования

285

Словарь важнейших понятий и терминов

302

304

От автора

Настоящий учебник предназначен для изучения курса сту- дентами гуманитарных вузов и подготовлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по дисциплине «Кон- цепции современного естествознания». Поскольку в процессе прохождения курса эти студенты не изучают естественно-научные дисциплины, то при изложении материала пришлось ограничиться отбором наиболее фундамен- тальных результатов, достигнутых естествознанием в процессе своего развития. Рассматриваемые в учебнике основные кон- цепции естествознания, по сути, составляют ядро современной научной картины мира. Поэтому знакомство с ними сыграет важную роль в формировании научного мировоззрения и общей культуры студента. Оно будет способствовать налаживанию нормальных взаимоотношений между будущими специалистами — гуманитариями и естествоиспытателями. В истории науки существуют две крайние точки зрения по вопросу о соотношении естественно-научной и гуманитарной культур. Сторонники естественно-научного знания заявляют, что только точное естествознание с его усовершенствованными методами исследования является образцом, которому должны подражать гуманитарные науки. Наиболее радикальные предста- вители подобной точки зрения — позитивисты, которые счита- ют идеалом науки математическую физику, а методом построе- ния любого научного знания — аксиоматический способ по- строения математики и точных наук. Защитники противоположной позиции справедливо утвер- ждают, что подобный взгляд не учитывает всей сложности и специфики гуманитарного исследования и поэтому является ма- лопродуктивным. Некоторые крайние ее сторонники даже отка- зываются признать какую-либо общность и единство между гу-

3

манитарным и естественно-научным познанием. К их числу от- носятся многие представители антипозитивистского направле- ния в истории, социологии, психологии и других гуманитарных науках, в частности сторонники герменевтики, экзистенциализ- ма, философии жизни и др. В настоящее время под влиянием современной научно- технической революции и в связи с возникновением таких об- щенаучных методов исследования, как системный метод, кибер- нетика и синергетика, прежняя конфронтация между естество- испытателями и гуманитариями значительно ослабла. Гуманитарии поняли и оценили не только технико- информационные возможности естественных и технических на- ук, но и новые фундаментальные идеи и концепции современ- ного естествознания. Эти новые фундаментальные идеи и кон- цепции современного естествознания и составляют содержание предлагаемого учебника. Он может быть использована не только студентами, но и всеми, кто интересуется общими проблемами естественно-научного познания.

4

1

Глава

ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНАЯ И ГУМАНИТАРНАЯ КУЛЬТУРА

Под культурой в широком смысле понимают все то, что создано благодаря деятельности человека, т.е. результаты труда его рук и рабо- ты мысли. В соответствии с этим различают культуру материальную и духовную. Одной из важнейших форм духовной культуры является наука как непрерывно развивающаяся система знаний о природе и обществе. В науке принято различать культуру естественно-научную и гумани- тарную. Под этими терминами понимают две различные традиции, ко- торые сформировались, с одной стороны, в процессе изучения приро- ды, т.е. в естествознании, а с другой — в процессе исследования явле- ний духовной жизни общества, т.е. в гуманитарных науках. Такое разли- чие обусловлено самой спецификой объектов изучения естественных и гуманитарных наук. В то время как в природе действуют слепые, сти- хийные и независимые от человека силы и процессы, в обществе ничто не совершается без его сознательных целей, интересов и мотиваций. На этом основании естественно-научную культуру нередко противопос- тавляют культуре гуманитарной. Поскольку методы исследования в естествознании сформировались раньше, чем в гуманитарных науках, то в истории познания предприни- мались неоднократные попытки перенести естественно-научные принци- пы и методы в гуманитарные науки без учета специфики социально- гуманитарных явлений и процессов. Такие попытки не могли не встре- тить сопротивления и критики со стороны специалистов, изучавших яв- ления общественной жизни и духовной культуры. Иногда подобное со- противление сопровождалось полным отрицанием какого-либо значения методов и концепций естествознания в исследовании социально- гуманитарных процессов. Однако в последние десятилетия под воздействием научно- технической революции, а также в связи с возникновением новых обще- научных и междисциплинарных направлений исследования прежняя кон- фронтация между естествоиспытателями и гуманитариями все больше уступает место согласию и стремлению понять и использовать методы друг друга. Мы являемся свидетелями того, как социологи, юристы, педагоги и другие специалисты-гуманитарии в своих исследованиях начинают при- менять системный подход, идеи и методы теории информации, киберне- тики и концепции самоорганизации систем — синергетики. Поэтому очень важно своевременно познакомиться с основными концепциями современного естествознания. Это необходимо для того, чтобы понять единство и различие методов естественных и гуманитарных наук, созна- тельно использовать в своей деятельности новые, наиболее общие ме- тоды, сформировавшиеся относительно недавно в рамках естествозна- ния, получить более ясное и точное представление о современной ес- тественно-научной картине мира.

5

1.1. Две традиции в объяснении, понимании и предсказании явлений

Наиболее отчетливо единство и различие между культурой естественно-научной и гуманитарной выражается в подходе к объяснению, пониманию и предсказанию явлений, которые яв- ляются основными функциями любой науки.

Объяснение в наиболее общей форме можно определить как подведение явления или события под некоторый общий закон, теорию или концепцию.

Под термином «подведение» понимают логический вывод факта, т.е. суждение о событии или явлении, из некоторого об- щего утверждения. Действительно, чтобы объяснить факт, необ- ходимо логически вывести его из определенного общего утвер- ждения, в качестве которого чаще всего выступают законы, тео- рии или эмпирические обобщения. Чтобы, например, объяс- нить, почему яблоки падают на землю, Ньютону, согласно рас- пространенной легенде, пришлось открыть закон всемирного тяготения. Биологам для объяснения явлений целесообразности в живой природе пришлось обратиться к эволюционной теории Дарвина. В экономике для объяснения повышения цен на рын- ке используют законы спроса и предложения. В науке различают несколько уровней объяснения. Так, что- бы объяснить увеличение данного объема газа при уменьшении давления, обращаются к закону Бойля—Мариотта, который ос- новывается на эмпирическом обобщении непосредственно на- блюдаемых фактов. Однако для более глубокого объяснения данного явления физики привлекают молекулярно-кинетичес- кую теорию вещества. Согласно этой теории при нагревании газа происходит увеличение свободного пробега молекул, вслед- ствие чего и возрастает объем газа. Первоначально в естествознании преобладали причинные объ- яснения, для установления которых сначала использовались про- стейшие индуктивные обобщения, а затем более точные эмпи- рические и теоретические законы. Именно с такого рода объяс- нениями мы встречаемся уже в механике. Мы говорим, что причиной ускорения движения тела служит приложенная к нему сила. Подобного рода каузальные, или причинные, законы ото- бражают регулярные, устойчиво повторяющиеся связи между

6

явлениями или событиями, когда одно из них вызывает, обу- словливает или порождает другое явление, т.е. служит причиной возникновения другого явления, которое называют следствием. С дальнейшим развитием науки становилось все более оче- видным, что причинные законы составляют лишь малую часть обширного класса научных законов. Все объяснения с помощью законов называют номологическими (от греч. nomos — закон). В принципе объяснение, как отмечено выше, может быть реализо- вано с помощью любых общих высказываний, начиная с эмпи- рического обобщения и заканчивая сложнейшими научными теориями, основывающимися на системе законов. Действитель- но, даже простое обобщение можно считать объяснением, ибо оно охватывает множество отдельных конкретных фактов, рас- сматриваемых с некоторой общей точки зрения. Однако цен- ность таких объяснений невелика, особенно тогда, когда для этого, выбирается общее свойство или признак второстепенного характера. В отличие от этого, объяснения, опирающиеся на за- коны и теории науки, характеризуются особой надежностью, так как устанавливаются и проверяются неоднократно. Особый интерес вызывает вопрос о сходстве и различии объяснений в естественных и гуманитарных науках, который до сих пор является дискуссионным, поскольку в некоторых гума- нитарных науках, например в истории, трудно подвести инди- видуальные и неповторимые события и явления под какой-либо общий закон или теорию. Существует немало историков, кото- рые решительно возражают против переноса естественно- научных методов объяснения в исторические исследования. Вместе с тем некоторые философы с не меньшим упорством отстаивают взгляд, что исторические и другие гуманитарные со- бытия и процессы в принципе также поддаются объяснению с помощью общих законов и теорий. Вся беда, по их мнению, со- стоит в недостаточной разработанности концептуального аппа- рата многих гуманитарных наук, в частности исторических. Что касается характера законов, на которые должны опи- раться гуманитарные объяснения, то мнения здесь решительно расходятся. Одни ученые считают, что такие законы в истории и гуманитарных науках весьма просты и тривиальны и поэтому не заслуживают особого анализа. Другие, напротив, заявляют, что они слишком сложны и запутанны, а некоторые пока еще неиз- вестны. Поэтому их еще предстоит открыть, чтобы объяснения стали более полными и адекватными. Третьи полагают, что для объяснения исторических событий и деятельности людей, участ-

7

вующих в них, следует обратиться к так называемым телеологи- ческим объяснениям, опирающимся не на законы, а на раскры- тие целей, намерений и мотивов поведения в деятельности людей. Телеологические объяснения известны еще со времен антич- ности. Ими, в частности, пользовался основоположник класси- ческой логики Аристотель. Однако под влиянием быстро разви- вающегося естествознания, в частности физики и химии, кото- рые начали широко применять для объяснения явлений при- чинные законы, к телеологическим объяснениям стали прибе- гать все реже и реже. Интерес к ним возродился после того, ко- гда стало ясно, что причинные объяснения в гуманитарной об- ласти нередко оказываются неадекватными. Среди историков и других ученых-гуманитариев существует также немало исследователей, которые заявляют, что методы объяснения вообще бесполезны в гуманитарных науках, по- скольку в них главное внимание должно быть обращено не столько на общность, сколько на индивидуальность, неповтори- мость и даже уникальность событий и явлений духовной и со- циальной жизни. Поэтому они считают главным и даже единст- венным способом исследования метод понимания, связанный с их интерпретацией, истолкованием.

Пониманием называют способ, посредством которого можно интерпретировать, истолковывать явления и события духовной жизни, а также поступки и действия людей в частной и общест- венной жизни.

Понимание как способ познания часто связывают с герме- невтическим методом. Свое название данный метод получил от имени древнегреческого бога Гермеса, который согласно мифу служил посредником между людьми и олимпийскими богами. Поскольку смертные люди не понимали божественного языка, то Гермес выступал в качестве переводчика и истолкователя во- ли богов. Возникший в Древней Греции, герменевтический метод стал применяться впоследствии в качестве основного средства для истолкования и понимания письменных текстов разнообразного содержания (юридических документов, религиозных текстов, художественных произведений, переводов с иностранных языков и т.д.). В ХIХ в. известный немецкий историк искусства и философ Вильгельм Дильтей (1883—1911) попытался использовать герме-

8

невтику в качестве методологии наук о духовной деятельности, к которым он относил гуманитарные науки. В методологии гуманитарных наук различают два подхода к анализу процесса понимания, которые условно можно назвать психологическим и теоретическим. К психологическому подходу относят понимание, основанное на переживании одним человеком духовного опыта другого, его чувств, настроений, мотиваций и т.п. В таком аспекте понима- ние в основном достигается путем эмпатии, т.е. «вчувствова- ния», перевоплощения и проникновения в духовный мир друго- го человека. Иначе говоря, чтобы понять другого человека, на- пример автора художественного произведения прошлой эпохи, необходимо влезть в его «шкуру» и внутренне пережить то, что пережил автор. Подобный взгляд на понимание был широко распространен в прошлом веке среди теоретиков и историков искусства, литературоведов и критиков, а также других гумани- тариев. Хотя прием перевоплощения в другого человека, «вчув- ствования» и проникновения в его духовный мир, несомненно, приносит пользу, тем не менее условия жизни, конкретные со- бытия и процессы, которые наблюдал, скажем, У. Шекспир, а тем более Еврипид, существенно изменились. Поэтому совре- менный исследователь не может наблюдать их теперь, к тому же о прошлой эпохе, его нравах, обычаях и духовной жизни он су- дит с точки зрения сегодняшних идей, нравов и представлений. В лучшем случае он может размышлять о прошлом, опираясь лишь на свое воображение, руководствуясь некоторыми анало- гиями и предположениями. Теоретическое понимание основывается прежде всего на ин- терпретации, или истолковании, определенных явлений, собы- тий и процессов. Суть интерпретации в гуманитарной деятель- ности состоит в раскрытии целей, мотиваций и смысла действий и поступков людей. В этом отношении такое понимание во многом сходно с телеологическими объяснениями. Исторически герменевтика возникла из опыта работы над текстами, которые были написаны на древних языках, плохо сохранились, трудно поддавались переводу и пониманию. Чтобы их мог понять современный читатель, необходимо прежде всего раскрыть их смысл. Нередко понимание сводят только к раскры- тию и усвоению того смысла, который вложил в текст его автор. Считается, что если мы раскрыли этот смысл, то тем самым по- няли его. Именно так рассматривают понимание не только в обыденном познании и обучении, но и при переводе текстов с

9

чужого на родной язык. Есть немало переводчиков, которые решительно заявляют, что их главная цель состоит в том, чтобы полностью, без искажений и собственных добавлений донести до читателя смысл авторского текста. На первый взгляд такое требование выглядит вполне убеди- тельно, но если вникнуть в него глубже, то явно обнаруживается его ограниченность. В самом деле, почему люди разных эпох восторгаются творениями великих мастеров литературы, живо- писи и музыки? Разумеется, в первую очередь потому, что в них отражаются глубокие общечеловеческие проблемы, тревоги и надежды. Но не только это привлекает к ним внимание. Ведь если бы интерпретаторы разных эпох раскрывали лишь автор- ский смысл, то все свелось бы к непрерывному его воспроизве- дению. На самом деле каждый, кто берется, например, ставить пьесы Шекспира или античные трагедии Еврипида, добавляет к ним свое собственное понимание, выражая идеи, представления и настроения своего времени и таким образом обогащая перво- начальный авторский смысл. От этого, если за дело берется под- линный художник, оригинальное произведение только выигры- вает. Несколько сложнее обстоит дело с интерпретацией исто- рических событий, но и они истолковываются обычно с пози- ций и результатов, достигнутых в настоящее время. Это, конеч- но, не означает возврата к лозунгу «История есть политика, оп- рокинутая в прошлое», предполагающего предвзятое, неистори- ческое истолкование прошлых событий. В то же время нельзя не признать, что взгляд с более широкой и развитой позиции, обоснованный и обогащенный опытом новых поколений, дает возможность лучше понять тенденции исторического развития, а следовательно, и прошлые события. Можно ли говорить о понимании природы? Очевидно, что непосредственно этого утверждать нельзя, поскольку в явлениях природы не существует ни целей, ни намерений, ни мотивов, а следовательно, и вложенного кем-то смысла. Думать иначе оз- начало бы возврат к антропоморфизму, т.е. наделению природы теми особенностями, которые присущи только человеку. В то же время для исследования явлений природы мы вводим понятия, открываем законы и строим научные теории, с помощью кото- рых не только объясняем, но и интерпретируем эти явления. А это означает, что мы достигаем определенного теоретического понимания существующей в природе регулярности, повторяемо- сти и закономерности, но такое понимание по своему характеру оказывается ближе к естественно-научному объяснению.

10

В целом понимание представляет собой более сложный, про-

тиворечивый и запутанный процесс, чем объяснение. Различие между ними состоит в том, что если объяснение сводится к ло- гическому выводу факта из закона или теории, то понимание связано с раскрытием смысла факта, с его интерпретацией. К логическому выводу обращаются также и при предсказа- нии будущих событий, явлений и процессов.

Предсказание по логической структуре не отличается от объ- яснения и основывается также на выводе высказываний о явле- ниях и событиях из общих утверждений (законов и теорий), но сами они остаются пока неизвестными, и их предстоит еще от- крыть.

В то время как объяснение относится к событиям и явлени-

ям настоящего, а часто и к событиям прошлого (археология, история, палеонтология), предвидение ориентировано только на будущие события. Оно играет решающую роль не только в раз- витии теоретического знания, но и в процессе практического применения этого знания, обеспечивая таким образом возмож- ность прогнозирования явлений и событий. Известная максима «Знать, чтобы предвидеть» достаточно ясно выражает роль пред- видения или предсказания в практической деятельности. Другая особенность предсказаний связана с их вероятностным характе- ром. В первую очередь это относится к предсказаниям социаль- ных и гуманитарных событий и процессов, которые опираются не на универсальные, детерминистические законы, а на законы стохастические, или вероятностно-статистические, учитываю- щие роль случайностей и потому весьма важные для прогнози- рования и руководства в общественной деятельности. Заключе- ния, полученные из таких законов, всегда имеют не достовер- ный, а лишь вероятностный или правдоподобный характер. По- этому по своей точности предсказания в социальных и гумани- тарных науках далеко отстают от предсказаний в естественных науках, особенно наиболее развитых. Хорошо известно, с какой точностью астрономы вычисляют солнечные и лунные затме-

ния, а физики предсказывают результаты процессов, происхо- дящих внутри вещества или электромагнитного поля. От чего зависят точность и однозначность предсказаний, с чем они связаны? Почему предсказания социальных и гумани- тарных наук лишь вероятны?

11

Иногда говорят, что гуманитарные и социально-экономи- ческие науки не достигли еще той степени теоретической зрело- сти, которая присуща так называемым точным наукам (астро- номия, механика, физика, химия, и др.). В этом утверждении содержится доля истины, но далеко не вся истина. В действи- тельности точность предсказаний напрямую зависит от характе- ра исследуемых наукой явлений и процессов. Если в механике и астрономии предсказания опираются на общие, универсальные законы, какими являются, например, основные законы динами- ки и закон всемирного тяготения, то в социологии и психологии приходится ограничиваться полуэмпирическими законами веро- ятностно-статистического характера. Выходит, что чем сложнее процессы, которые изучает та или иная наука, тем труднее абст- рагироваться в ней от целого ряда свойств и особенностей этих процессов, их связей и взаимодействий с другими процессами. Именно в результате взаимодействия разнородных явлений и событий возникают случайности, совокупный результат дейст- вия которых предсказать довольно трудно. Следует особо под- черкнуть также и роль субъективного фактора в социально- гуманитарном познании, вследствие чего прогнозы в этой сфере оказываются лишь вероятными.

1.2. Взаимосвязь и единство в развитии науки

Поскольку окружающий нас мир представляет собой нечто единое и целое, предметы и явления которого находятся во взаимосвязи и взаимодействии, то адекватное представление о мире должно быть отражено в единстве и целостности всего нашего знания о нем. В отличие от позитивистской унифика- ции, или объединения, наук, подлинное единство научного зна- ния формируется в диалектическом процессе взаимодействия дифференциации и интеграции знания в процессе эволюции кон- кретных наук. В прошлом было широко распространено мнение о том, что развитие науки происходит путем постепенного, непрерывного накопления все новых и новых научных истин. Такой взгляд, получивший название кумулятивизма (от лат. cumulatio — увели- чение, накопление), в лучшем случае может относиться к от- дельным стадиям развития науки, но не отражает целостной картины ее развития, ибо на протяжении довольно длительных периодов наблюдается ревизия или пересмотр прежних ее поня-

12

тий, принципов и концепций. Поэтому развитие любой науки не сводится к простому процессу кумуляции, или накопления, знаний. Наиболее радикальные изменения в науке связаны с науч- ными революциями, которые сопровождаются коренной реви- зией, пересмотром, критикой и уточнением прежних идей, про- грамм и методов исследования, т.е. того, что в настоящее время называют парадигмой науки. Понятие парадигмы, получившее широкое распространение после появления книги американского историка и философа науки Томаса Куна (р. 1922), допускает множество толкований. Чаще всего под ним подразумевают фундаментальную теорию определенной отрасли науки. В классической механике такой парадигмой является теория И. Ньютона, в учении об электро- магнетизме — теория Д.К. Максвелла, в биологии — эволюци- онная теория Ч. Дарвина. Иногда парадигмой называют образец или схему для решения проблем определенного рода, что согла- суется с первоначальным значением этого древнегреческого слова (paradeigma — пример, образец). Сам Кун использует по- нятие парадигмы для характеристики так называемого нормаль- ного периода развития науки, когда ученые, по его мнению, за- няты распространением существующей парадигмы или фунда- ментальной теории на неисследованные области своей науки. Эту деятельность он сравнивает с решением головоломок. Переход к новой парадигме означает выход за рамки нор- мальной науки и связан с поиском новой парадигмы, которая в состоянии объяснить новые явления и процессы, с которыми не могла справиться старая парадигма. Однако такой взгляд на раз- витие науки не учитывает глубокой диалектической связи между постепенными количественными и коренными качественными ее изменениями. Деятельность ученых на так называемой нор- мальной стадии исследования отнюдь не сводится к примене- нию существующей парадигмы к решению головоломок, как пытается нас уверить Т. Кун. Дух поиска, критики и творчества присущ науке на всех этапах ее развития, а не только в период научных революций. Таким образом, между эволюционными и революционными периодами развития науки существует глубо- кое единство и диалектическая взаимосвязь. Поэтому можно сказать, что если предшествующая эволюция готовит последую- щую эволюцию, то революция есть завершающий этап той или иной стадии эволюции.

13

Единство науки находит свое воплощение и в непрерывном взаимодействии двух дополняющих друг друга процессов диф- ференциации и интеграции научного знания. Дифференциация знания служит необходимым условием развития науки, предпо- лагающим тщательное и глубокое изучение отдельных явлений и процессов определенной области действительности. В результате такого исследования появляются отдельные на- учные дисциплины со своим предметом и специфическими ме- тодами исследования. Как известно, в античной Греции не су- ществовало строгого разграничения между конкретными облас- тями исследования и отдельных научных дисциплин за исклю- чением математики и наблюдательной астрономии. Все извест- ные знания, способы и приемы изучения явлений природы рас- сматривались в рамках философии как нерасчлененной области знания и всеобщей мудрости. Впервые отдельные естественно-научные дисциплины воз- никли в XVII в., когда появилось экспериментальное естество- знание. И лишь в конце XVIII в. окончательно утверждается дисциплинарный способ построения науки. Очевидно, что изуче- ние природы должно было начаться с установления законов та- кой простейшей формы движения материи, каковой являются механические процессы. Проводя экспериментальное исследо- вание свободно падающих тел, выдающийся итальянский уче- ный Галилео Галилей (1564—1642) сформулировал управляющие данным процессом законы и заложил основы механики, кото- рую превратил в научную дисциплину знаменитый английский ученый Исаак Ньютон (1643—1727). Вслед за этим постепенно сформировались физика, химия, биология и другие фундамен- тальные науки о природе. Дальнейший научный прогресс порождает ускоренный про- цесс появления все новых и новых научных дисциплин и их от- ветвлений. И хотя при этом значительно возрастают точность и глубина наших знаний о явлениях природы, вместе с тем глубо- кая дифференциация приводит одновременно к ослаблению связей между отдельными научными дисциплинами и усилению взаимонепонимания между учеными, когда специалисты одних отраслей не понимают ни теорий, ни методов исследования дру- гих разделов той же самой науки. В этих условиях ученый пре- вращается в узкого специалиста, обладающего полнотой знаний в строго ограниченной области, и поэтому, согласно известному изречению, он становится подобным флюсу, ибо полнота его знания односторонняя. Таким образом, дисциплинарный подход

14

грозит превратить единую науку в совокупность обособленных, изолированных, узких областей исследования, в силу чего уче- ные перестают понимать место и значение своей работы в об- щем процессе познания единого, целостного мира. К счастью, в недрах самой науки выработаны средства и ме- тоды для преодоления ограниченности чисто дисциплинарного подхода к изучению мира. Новые подходы и методы, которые принято называть интегративными или междисциплинарными, охватывают куда бо льшие и целостные области исследования, чем отдельные научные дисциплины. Прежде чем наука могла перейти к междисциплинарным и тем более к интегративным исследованиям, она должна была заняться изучением отдельных групп явлений, их элементов и особенностей. Именно такому этапу соответствует дисципли- нарный подход, ориентированный на изучение специфических, частных закономерностей конкретных явлений и процессов. Однако по мере развития научного познания становилось все более очевидным, что такой подход не способствует открытию более глубоких и всеобщих закономерностей, которые управля- ют явлениями, а тем более фундаментальных законов, относя- щихся к взаимосвязанным классам явлений и целых областей природы. С помощью таких законов как раз и раскрываются единство природы, взаимосвязь и взаимодействие составляющих ее объ- ектов и процессов. Когда биология начала использовать в своих исследованиях физические методы, она достигла впечатляющих результатов, которые завершились возникновением на стыке био- логии и физики новой науки — биофизики. Аналогичным обра- зом возникли биохимия, геофизика, геохимия и другие науки. Особое значение в наше время приобретает системный ме- тод, который дает возможность рассматривать предметы и явле- ния в их взаимосвязи и целостности. Именно поэтому данный метод является наиболее эффективным средством междисцип- линарных и интегративных исследований. Тот факт, что познание в естественных, технических, соци- альных и гуманитарных науках совершается в целом по некото- рым общим принципам, правилам и способам деятельности, свидетельствует, с одной стороны, о взаимосвязи и единстве этих наук, а с другой — об общем, едином источнике их позна- ния, которым служит окружающий нас реальный мир: природа и общество. Хотя конкретные, частные, специальные приемы и способы исследования в разных науках могут заметно отличать-

15

ся друг от друга, однако общий подход к познанию, метод их исследования остается в сущности одним и тем же. В этом смысле частные приемы и методы познания, используемые в конкретных науках, можно охарактеризовать как тактики, а общие принципы и методы — как стратегию исследования.

1.3. Научный метод

В обыденном познании поиск истины происходит большей

частью наудачу, методом проб и ошибок, в науке же он в ос- новном осуществляется целенаправленно, систематически и планомерно. В связи с этим в науке принято говорить о приме- нении метода.

В широком смысле под методом подразумевают упорядо- ченный и целенаправленный способ деятельности, направлен- ный на достижение определенного практического или теорети- ческого результата.

В первом случае, когда применение определенной последо-

вательности действий приводит к осуществлению цели, метод можно рассматривать как стандартный, или алгоритмический.

Это название заимствовано из математики, где алгоритмами на- зывают операции, применение которых приводит к однознач- ному решению задач типового или массового характера. К та- ким задачам относятся, в частности, умножение и деление чи- сел, нахождение наименьшего кратного, дифференцирование функций и т.д. Однако из той же математики известно, что не все задачи допускают алгоритмическое решение. Выдвижение новых математических понятий и построение теорий, поиск до- казательств и решение проблем не поддаются стандартизации и алгоритмизации, а требуют творческого поиска, воображения и интуиции.

В естествознании, где приходится постоянно осуществлять

научный поиск и сопоставлять выдвигаемые гипотезы и предпо- ложения с данными систематических наблюдений и экспери- ментов, алгоритмические методы еще больше отходят на второй план. На первый же план выдвигаются методы поиска нового знания, названные соответственно эвристическими (от греч. heu- ristic — нахожу). Эти методы опираются не столько на правила, сколько на интуицию, воображение и творчество, без которых невозможно никакое подлинное научное исследование.

16

Методы познания можно классифицировать и по другим ос- нованиям. По уровню познания явлений различают эмпириче- ские и теоретические методы, по точности предсказаний — де- терминистические и стохастические, по функциям в науке — методы систематизации знания, его объяснения и предсказания новых фактов и, наконец, по области их применения — физиче- ские, биологические, социально-экономические и гуманитарные методы. Все перечисленные методы рассматриваются в рамках особой философской дисциплины, получившей называние ме- тодологии науки.

Каждая наука, — справедливо замечает Карл Ясперс, — оп- ределена методом и предметом. Каждая являет собой перспекти- ву видения мира, ни одна не постигает мир как таковой, каждая охватывает сегмент действительности, но не действительность в целом.

Поскольку метод служит для получения объективно истин- ных знаний о мире, постольку он должен выступать в роли ана- лога той области действительного мира, для изучения которой предназначен. Но научные истины отнюдь не равнозначны по глубине постижения действительности и области их примене- ния. Конечная цель познания заключается в открытии тех объ- ективных законов, которые управляют соответствующими явле- ниями. Именно опираясь на открытые наукой законы, в даль- нейшем их можно использовать в качестве специфического ме- тода исследования частных явлений данной области или даже анализа эмпирических законов. Например, методы электромаг- нетизма могут быть с успехом использованы для изучения неко- торых процессов, происходящих в живых организмах, в частно- сти для исследования ритмов сердца или электрической актив- ности мозга. В отличие от частных и конкретных методов, в методологии изучаются общие методы, используемые большинством наук или группой наук на разных этапах познавательной деятельно- сти. На эмпирической, или опытной, стадии используются глав- ным образом методы, опирающиеся на чувственно-наглядные приемы и способы познания, к которым в науке относят систе- матические наблюдения, эксперимент и измерения. Наблюдения являются первоначальным источником инфор- мации, но в науке они существенным образом зависят от тео- рии. Ведь прежде, чем что-то наблюдать, необходимо распола- гать какой-либо идеей, предположением или просто догадкой, что именно следует искать. Поэтому в науке редко бывают слу-

17

чайные открытия, совершенно не связанные с предшествующи- ми исследованиями, не опирающиеся на предварительные на- блюдения и эксперименты. Последовательность, систематич- ность, тщательность и контролируемость — вот основные требо- вания для научного наблюдения. Эксперимент — важнейший метод эмпирического исследова- ния, который специально планируется и ставится так, чтобы можно было наблюдать изучаемые процессы и явления в усло- виях, менее всего подверженных воздействию посторонних фак- торов. В условном смысле он может быть уподоблен абстракт- ному рассмотрению интересующих исследователя вопросов, т.е. проводиться в изоляции и ограничении от влияния несущест- венных факторов. Со времен Галилея, впервые осуществившего контролируемый и математически обработанный эксперимент, многие естественные науки совершили гигантский скачок в сво- ем развитии именно благодаря эксперименту. Поэтому данный метод и получил наибольшее применение в естествознании. В настоящее время эксперимент значительно усложнился как по своей технической оснащенности, так и по взаимодейст- вию с теорией, что нашло свое выражение в появлении специ- альной теории планирования эксперимента и статистических ме- тодов обработки его результатов. Измерения играют существенную роль в ходе опытного иссле- дования, но они не являются особым эмпирическим методом, а составляют необходимое дополнение любого серьезного научного наблюдения и эксперимента. В настоящее время для обработки их результатов применяются новейшая статистическая техника и вычислительные методы на основе ИТ-технологий. На теоретической стадии обращаются к абстрактным мето- дам исследования, т.е. к образованию понятий, построению ги- потез и теорий. Реальный процесс исследования в науке начи- нается не с накопления фактов, как ошибочно полагают сто- ронники эмпиризма, а с выдвижения проблемы. Именно про- блема свидетельствует о возникновении трудностей в развитии науки, когда вновь обнаруженные факты не удается объяснить и понять с помощью старых теорий. Возникшая проблемная си- туация требует четко определить, какие факты и в чем не согла- суются со старыми эмпирическими и теоретическими знаниями. В качестве пробного решения сформулированной проблемы вы- двигается некоторая гипотеза, которая на последующих стадиях исследования подробно анализируется с точки зрения ее под- тверждения имеющимися эмпирическими данными и теорети-

18

ческими знаниями. Затем из гипотезы по правилам логики вы- водятся следствия, которые допускают эмпирическую проверку непосредственно с помощью наблюдений и экспериментов. Эмпирическая проверка служит важным условием научного подтверждения гипотезы, поскольку именно она требует выве- дения следствий из гипотезы, которые затем фактически срав- ниваются с данными опыта или наблюдений. Если следствия из гипотезы не согласуются с эмпирическими данными, то в соот- ветствии с известным логическим принципом modus tollens (от- рицающего модуса) опровергается и сама гипотеза. Значительно сложнее обстоит дело с подтверждением гипо- тезы. Иногда считают, что если следствие гипотезы было под- тверждено на опыте, то это свидетельствует о ее окончательной истинности. Такое заключение было бы слишком поспешным, ибо согласно правилам логики из истинности следствия не вы- текает истинность его основания, в данном случае гипотезы. Можно говорить лишь о той или иной степени вероятности, или правдоподобности, гипотезы, так как при дальнейшей проверке могут быть обнаружены факты, опровергающие гипотезу час- тично или целиком. Очевидно, что чем больше по количеству, а главное по разнообразию, будет найдено фактов, подтверждаю- щих гипотезу, тем выше станет ее вероятность. В принципе, од- нако, вполне допусти м один-единственный случай, который может опровергнуть гипотезу. Это обстоятельство часто упуска- ют из виду люди, незнакомые с логикой. Между тем даже мно- гократно проверенные и подтвержденные опытом законы есте- ствознания представляют собой не что иное, как практически достоверные гипотезы. Так, например, законы механики И. Ньютона до открытия теории относительности Альбертом Эйнштейном (1879—1955) считались непреложными истинами. Дальнейшие эксперименты, проведенные в связи с проверкой общей теории относительности, выявили их приближенный ха- рактер. Эти положения хорошо согласуются с философским принципом об относительном характере законов и теорий всех наук, изучающих природу и общество. Особое значение для понимания единства не только естест- венно-научного, но и социально-гуманитарного знания имеют новые междисциплинарные методы исследования. Речь идет о системном методе, новой концепции самоорганизации сложно- организованных систем, возникшей в рамках синергетики, а также общей теории управления, впервые появившейся в кибер- нетике. Более подробно об этом будет сказано в последующих

19

главах, здесь же, забегая вперед, разъясним их основное содер- жание, которое будет необходимо в ходе последующего изложе- ния. Кибернетика, возникшая около полувека назад, является од- ним из замечательных примеров междисциплинарного исследо- вания, она изучает с единой, общей точки зрения процессы управления в технических, биологических и социальных систе- мах. Хотя конкретные процессы управления стали изучаться за- долго до возникновения кибернетики, однако каждая наука при этом применяла свои понятия и методы, вследствие чего было трудно выделить наиболее фундаментальные принципы и мето- ды управления. Для этого потребовалось подойти к конкретным процессам управления с более общей, абстрактной точки зрения и применить современные математические методы исследова- ния. Одним из результатов такого подхода явилось широкое ис- пользование математических моделей и применение новых эф- фективных вычислительных средств — компьютеров. Поскольку процесс управления связан с получением, хранением и преобра- зованием информации, постольку кибернетика дала мощный толчок и для развития теории информации. Нетрудно, однако, понять, что кибернетика является одним из специальных видов междисциплинарных исследований, изучающих общие принци- пы процессов управления. Следовательно, она рассматривает системы только вполне определенного типа. При системном подходе любые объекты исследования рас- сматриваются как элементы некоторой целостной совокупности, или системы, связанные между собой определенными отноше- ниями, которые образуют структуру системы. Именно в резуль- тате взаимодействия этих элементов возникают общие, целост- ные свойства системы, которые качественно отличаются от свойств составляющих ее элементов и поэтому не сводятся к их сумме. Такие свойства называют эмерджентными или возни- кающими, поскольку они есть результат взаимодействия эле- ментов системы. На этом основании часто говорят, что свойства системы как целого не сводятся к сумме свойств ее частей. В самом деле, свойства воды как жидкости качественно отличают- ся от свойств образующих ее элементов: кислорода и водорода, которые в свободном состоянии представляют собой газообраз- ные вещества. Системы, встречающиеся в природе и обществе, имеют разное строение и характеризуются различными призна- ками. Среди них можно выделить прежде всего открытые сис- темы, которые взаимодействуют с окружающей их средой, об-

20

мениваясь с ней веществом и энергией, а также иерархически организованные системы, содержащие в своем составе подсис- темы различной степени общности и автономности. Лучше все- го понять особенности таких систем можно на примере живых организмов, простейшими элементами которых служат клетки. Клетки образуют подсистемы, называемые тканями, которые, в свою очередь, составляют органы живого тела. Каждая из этих подсистем обладает относительной автономностью, но вместе с тем подсистемы низшего уровня подчинены подсистемам выс- шего уровня. В целом же они составляют единый, целостный живой организм, которым управляет центральная нервная сис- тема. Для понимания процессов эволюции особое значение при- обретают междисциплинарные исследования, проводимые в рамках концепции самоорганизации, получившей название си- нергетики. Новые результаты, полученные в этой области, пока- зывают необоснованность прежнего абсолютного противопос- тавления живых систем неживым системам и проливают свет на проблему возникновения живого из неживого. Опыты и теоре- тический анализ показывают, что при наличии строго опреде- ленных условий процессы самоорганизации могут происходить и в системах неорганической природы. Опираясь на эту кон- цепцию, можно представить весь окружающий нас мир как уни- версум самоорганизующихся процессов и тем самым лучше по- нять его.

1.4. Позитивизм и антипозитивизм в методологии науки

Поскольку методы исследования и способы объяснения, по- нимания и предсказания в естествознании были разработаны значительно раньше, чем в социальных и гуманитарных науках, то уже давно предпринимались попытки целиком перенести их в сферу общественных наук. Впервые такая общая программа была выдвинута известным французским социологом Огюстом Контом (1798—1857) в его «Курсе позитивной философии»:

философия указывает на однообразный

прием рассуждения, приложимый ко всем предметам, подлежа- щим человеческому исследованию.

Конт считал, что именно позитивные, или положительные, науки, к которым он относил науки о природе, не нуждаются в

Положительная

21

какой-либо особой философии, стоящей над ними. Наука — сама себе философия, так можно было бы кратко выразить суть позитивизма О. Конта. Основная особенность позитивизма со- стоит, по его мнению, в том, что «положительную философию можно считать единственно прочной основой общественного преобразования». Враждебное отношение Конта к традиционной философии легко понять, если учесть, что вплоть до середины XIX в. была широко распространена натурфилософия, представители которой пытались объяснить явления и процессы природы не с помо- щью наблюдений, экспериментов и их последующего теоретиче- ского анализа, а исключительно посредством чисто спекулятив- ных, умозрительных построений. Что касается проблем объяс- нения и понимания социальных процессов и явлений, то сто- ронники позитивизма пытались свести их к уже открытым, су- ществующим закономерностям естествознания. Сам Конт, на- пример, рассматривал социологию как своего рода социальную физику, в которой вместо атомов фигурируют человеческие ин- дивидуумы. Неудачи редукции, или сведе ния, социальных зако- нов к законам подобного рода позитивисты объясняли недоста- точной теоретической зрелостью социальных наук. Неопозитивизм, как называют современный позитивизм, унаследовал не только многие черты старого позитивизма, но добавил к ним еще ряд новых характеристик. Наряду с провоз- глашением лозунга о всеобщем, едином, универсальном методе познания для всех наук неопозитивисты подчеркивают особое значение логики как для построения системы научного знания, так и для его унификации, или объединения. В связи с этим со- временный позитивизм часто называют логическим позитивиз- мом. Идеалом для всех наук он провозглашает математическую физику, которая строится в соответствии с требованиями дедук- тивно-аксиоматического метода. По такому методу, как извест- но, строится элементарная геометрия Евклида, в которой снача- ла перечисляются аксиомы и основные понятия геометрии, а затем из них по правилам логики выводятся или доказываются теоремы. В математической физике вместо аксиом используются законы физики. Нетрудно, однако, понять, что на такой идеал можно ориентироваться лишь в законченном исследовании или в учебнике для изложения достигнутых результатов в той или иной отрасли знания. Совсем иначе обстоит дело в реальной исследовательской практике, в первую очередь направленной на получение новых знаний, а не на их классификацию и система-

22

тизацию. Наконец, отличительной особенностью современного позитивизма является ориентация на эмпирическое обоснование полученных в науке результатов. Все, что не может быть обос- новано таким путем, объявляется ненаучным, метафизическим и спекулятивным. В связи с таким требованием современный по- зитивизм нередко рассматривают как эмпирическое направление в философии науки. В 1850-е годы неопозитивизм подвергся резкой критике как со стороны ученых-естествоиспытателей, так и философов, при- держивающихся иных позиций и настроенных антипозитивист- ски. На представительном международном конгрессе было пока- зано, что принципы, на которые опирается неопозитивизм, не согласуются с реальной практикой научных исследований, что они ограничивают творческие возможности ученых и рассмат- ривают науку не в процессе поиска новых истин, не в движении и развитии, а в виде готовых истин и результатов. Особенно острым нападкам неопозитивизм подвергся со стороны предста- вителей социальных и гуманитарных наук. Сторонники диалек- тической философии, герменевтики, философии жизни и других направлений убедительно доказывали, что неопозитивистские идеи совершенно не подходят для анализа весьма сложных, про- тиворечивых и запутанных явлений социальной жизни. Здесь приходится учитывать взаимодействие объективных и субъек- тивных факторов, специфику эмпирических и рациональных методов познания, особую роль теоретических представлений в открытии новых фактов. Благодаря резкой, но справедливой и обоснованной критике неопозитивизм утратил свое домини- рующее влияние в философии науки, а многие его сторонники пересмотрели свои прежние взгляды. Вместе с тем в настоящее время существует также тенденция противопоставления гуманитарной культуры естественно- научной. Если позитивисты стремились к унификации знания и считали идеалом науки точное знание математики и естество- знания, то некоторые современные гуманитарии и представите- ли художественной интеллигенции выдвигают тезис о существо- вании двух культур. Речь в данном случае идет, во-первых, о противопоставлении художественной культуры научной, что в отечественной литературе получило отражение как спор «лири- ков» и «физиков». Известный английский писатель Ч.П. Сноу, в прошлом за- нимавшийся физическими исследованиями, а затем перешед- ший в «коридоры власти», одним из первых опубликовал книгу

23

«Две культуры», в которой утверждает, что на одном полюсе на- ходится культура, созданная наукой, а на другом — противо- стоящая ей художественная культура.

Ученые и художественная интеллигенция, — считает он, — до такой степени перестали понимать друг друга, что это стало навязшим в зубах анекдотом.

Причину такой поляризации культур он видит в недостатках системы образования, в его узкой специализации, что приводит к непониманию и даже отчуждению людей разных профессий. То же самое в известной мере следует сказать о противопос- тавлении точных и естественных наук, с одной стороны, и со- циальных и гуманитарных наук — с другой, которое явилось результатом попыток позитивистов и сочувствующих им естест- воиспытателей некритически перенести методы и принципы естествознания в социально-гуманитарное познание. Вполне обоснованное противодействие таким попыткам сопровождалось полным отказом от применения надежных и проверенных мето- дов и техники исследования естествознания в социальном и гу- манитарном познании. Подобному противопоставлению способ- ствовало также незнание естествоиспытателями и гуманитария- ми методов и принципов познания друг друга. Когда же гумани- тарии пытались понять, например, методы физики, то наталки- вались на такие понятия и принципы, которые противоречат не только обыденным представлениям, но и результатам исследо- ваний в их собственной области. К ним в первую очередь мож- но отнести понятие изолированной системы и особенно прин- цип обратимости времени в классической и квантовой механи- ке. А это означает отрицание роли времени в процессе измене- ния и развития систем природы и общества. В последние годы ситуация в теоретическом естествознании, особенно в физике, заметно изменилась. Представления класси- ческой науки о необратимых процессах, строгом детерминизме и отрицание роли случайных событий постепенно отходят на второй план. Мир, который раньше представлялся чуждым че- ловеку, где он не оказывал какого-либо влияния на наблюдае- мые процессы, с созданием теории относительности, квантовой механики и эволюционной космологии стал ближе к человеку. Действительно, теория относительности показала, что физиче- ские свойства движущихся тел существенно зависят от положе- ния наблюдателя в пространстве и времени, а квантовая меха- ника выявила, что на процессы, происходящие в микромире,

24

существенное влияние оказывает наблюдатель со своими прибо- рами измерения. Но, пожалуй, наиболее впечатляющим откры- тием современного естествознания стало признание реального характера изменения систем во времени. Если в классической физике направление времени от настоящего к будущему можно было менять на обратное, т.е. от настоящего к прошлому, то отныне такое представление начинает подвергаться пересмотру

и критике, ибо подобный взгляд не согласуется не только с на-

шими интуитивными представлениями, но и с научными дан- ными об эволюции биологических систем и особенно быстро развивающихся социально-экономических и культурно-гумани- тарных процессов и систем. В последние годы научно- технический прогресс и внедрение его достижений, методов и приемов исследований в разные сферы деятельности постепенно способствуют «наведению мостов» между естественно-научной и гуманитарной культурой. Выявление единства фундаментальных принципов и методов исследования естественных и гуманитар- ных наук постепенно преодолевает былое отчуждение между ними. Знакомство с современными концепциями естествозна- ния в конечном счете должно также способствовать взаимопо- ниманию между естествоиспытателями и гуманитариями.

1.5. Особенности формирования естествознания и современные тенденции его развития

Экспериментальное естествознание возникло в XVII в. и в противоположность натурфилософским воззрениям античности и средневековья провозгласило опыт в качестве важнейшего средства исследования природы. В течение последующих четы- рех веков благодаря использованию экспериментального метода оно достигло гигантских успехов. Как нам уже известно, изуче- ние природы необходимо было начать с простейших процессов, к которым относится механическое движение тел. В течение XVII—XVIII вв. сформировалась классическая механика, кото- рая благодаря своим успехам в объяснении движения земных и небесных тел и точности предсказаний стала образцом, или па- радигмой, для остальных наук. По мнению многих ученых, именно она составляет фундамент классического естествознания

и даже всей науки в целом.

Однако в своем исследовании механика, как будет показано в дальнейшем, абстрагируется от многих усложняющих особен- ностей и деталей изучаемых процессов и явлений. Так, напри-

25

мер, она рассматривает планеты, обращающиеся вокруг Солнца,

как материальные точки, а сами тела — как системы таких то- чек. Поскольку размеры планет крайне малы в сравнении с их расстоянием от Солнца, то такая абстракция оказывается впол- не обоснованной и плодотворной. Однако при изучении струк- туры планет и других небесных тел она становится явно непри- годной. Еще менее эффективными оказываются понятия и принципы механики при исследовании специфических законо- мерностей химических и биологических процессов. Между тем ученые прошлых веков пытались свести объяснение этих слож-

ных форм движения к понятиям и законам механики.

Сама картина природы, основанная на принципах классиче- ской механики, оказывалась явно не согласующейся с реальной действительностью. В самом деле, согласно этим принципам,

если точно задать начальные условия движения, т.е. координаты

и скорость тела, то по уравнениям, описывающим его движе-

ние, можно точно и однозначно определить его состояние как в

будущем, так и в прошлом. Таким образом, прошлое и будущее

при таком подходе оказываются тождественными, а сами меха-

нические процессы — обратимыми. Следовательно, реальное понимание времени как процесса изменений состояний систе- мы исчезает, а объективно текущее время превращается в гео- метрический параметр движения. Представления классической механики оказались несостоя- тельными, когда физика приступила к изучению тепловых про-

цессов в связи с созданием тепловых машин в первой половине

XIX в. Общеизвестно, что тепловые процессы являются необра-

тимыми: тепло передается от горячего тела к холодному, но не наоборот. С возникновением термодинамики — учения о зако- номерностях тепловых процессов — в естествознание впервые было введено понятие необратимых процессов, а тем самым и направления времени («стрела времени»). Однако в классической термодинамике необратимость систем связывается с возрастани- ем уровня их беспорядка и дезорганизации. Между тем эволю- ционная теория Дарвина показывает, что в живых системах не- обратимые процессы приводят к возникновению новых видов организмов, а следовательно, к их совершенствованию и повы- шению уровня организации. В связи с этим было пересмотрено исходное понятие классической термодинамики — понятие за- крытой системы. Оказалось, что все реальные природные систе- мы являются открытыми, т.е. обмениваются с окружающей сре- дой веществом, энергией, а нередко и информацией. При нали-

26

чии определенных условий даже в неорганической природе та- кие системы могут самоорганизовываться. Возникновение термо- динамики открытых и неравновесных систем, а также нового междисциплинарного направления исследования сложнооргани- зованных систем — синергетики — являются убедительным сви- детельством существования новой тенденции в развитии естест- вознания, ориентированной на целостное, системное исследова- ние явлений и процессов природы, происходящих в реальном времени. Еще в начале XX в. в связи с революцией в физике появи- лись две великие теории, которые нанесли сокрушительный удар по механистической картине мира. Речь идет, во-первых, о теории относительности А. Эйнштейна, которая подвергла ко- ренному пересмотру учение о пространстве и времени в класси- ческой механике; а во-вторых, о квантовой механике, устано- вившей неприменимость понятий и принципов механики Нью- тона к изучению движения мельчайших частиц материи — мо- лекул, атомов и элементарных частиц. Следует, тем не менее, отметить, что и теория относительности, и квантовая механика опираются на представление об обратимом характере времени. Новая же тенденция в естествознании ориентируется на необра- тимость происходящих в системе изменений и, следовательно, на реальный характер времени. Именно благодаря этому совре- менные понятия и принципы естествознания оказываются более адекватными реальному миру, чем прежние. Поэтому и совре- менная естественно-научная научная картина мира должна опи- раться на новейшие достижения и концепции развития естест- вознания. В главе 2 мы подробно рассмотрим, что представляет собой картина природы, рисуемая естествознанием, из каких компонентов она формируется и какие исторические этапы она прошла.

Библиографический список

1. Единство научного знания. — М.: Наука, 1988. — С. 111—132, 148—167, 237—252.

2. Виндельбанд В. История и естествознание // Прелюдии. — СПб.,

1904.

3. Вригт Г.Х. фон. Логико-философские исследования. — М.: Про- гресс, 1986. — С. 40—68.

4. Конт О. Курс положительной философии. — СПб., 1900. — Лек- ции 1 и 2.

5. Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975.

27

6.

Никитин Е.П. Объяснение — функция науки. — М.: Наука, 1970.

7. Нарский И.С. Очерки по истории позитивизма. — М., 1960.

8. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. — М.: Прогресс,

1986. — С. 127—150. 9. Рузавин Г.И. Методология научного познания. — М., 2005. —

С. 4—21, 39—73.

10. Сноу П. Две культуры. — М., 1973.

11. Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы. — М., 2006. — С. 156—191.

12. Фейнберг Е.Л. Две культуры. — М., 1991.

Подумайте и ответьте

1. Чем отличается естественно-научная культура от гуманитар- ной?

2. Что называется объяснением и какова его логическая структу- ра?

3. Приведите конкретный пример объяснения из естествознания.

4. Чем отличаются причинные объяснения от других?

5. В физике расширение тел объясняют их нагреванием. Является ли такое объяснение причинным?

6. На чем основываются научные объяснения? Как различаются разные их уровни?

7. Какое различие существует между объяснениями эмпириче- скими и теоретическими?

8. Что называют пониманием? Чем оно отличается от объясне- ния?

9. В чем заключается сходство и различие между пониманием и интерпретацией?

10. Чем характеризуется позитивизм и какова его основная цель?

11. Что такое научный метод и чем он отличается от «здравого смысла»?

12. В чем состоит разница между эмпирическим изучением и тео- ретическим исследованием?

28

2

Глава

ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА

Естествознание оперирует многочисленными понятиями и суждения- ми о явлениях природы, их обобщениями, эмпирическими и теоретиче- скими законами и научными теориями. Ясно, что не все эти знания яв- ляются одинаково важными для понимания окружающей нас природы. Чтобы подчеркнуть фундаментальный характер основных и важней- ших знаний о природе, ученые ввели понятие естественно-научной кар-

тины мира, под которой подразумевают систему важнейших понятий,

принципов и законов, лежащих в основе понимания окружающей нас природы. Сам термин «картина мира» указывает на то, что речь прежде всего идет не о какой-либо части или фрагменте мира, а о всей приро- де или окружающем нас мире в целом. Поэтому для понимания такой картины необходима система фундаментальных понятий, законов, прин- ципов и теорий естествознания. Как правило, в формировании естественно-научной картины при- роды первостепенное значение приобретают результаты научных ис- следований наиболее развитых отраслей естествознания, которые в оп- ределенный исторический период выдвигаются в качестве фундамен- тальных ее наук или лидеров естествознания. Не подлежит сомнению тот факт, что фундаментальные науки оказывают влияние на представ- ления о картине мира других наук, но это отнюдь не означает, что дру- гие науки не участвуют в формировании картины мира. В действитель- ности она возникает как результат синтеза фундаментальных открытий и результатов исследований разных отраслей и дисциплин естествозна- ния.

2.1. Концепции естествознания и научная картина мира

Под термином «концепция» обычно понимают систему по- нятий, принципов или взглядов какого-либо учения. Важней- шие концепции естествознания представляют собой систему на- учных представлений об общей картине мира, поскольку в рам- ках таких концепций формулируются фундаментальные поня- тия, принципы и законы естествознания в каждую историче- скую эпоху его развития. Именно они составляют научную ос- нову картины мира в целом и поэтому в значительной степени определяют научный климат эпохи. В теснейшем взаимодейст- вии с развитием наук о природе начиная с XVII в. развивалась математика, которая создала для тогдашнего естествознания та- кие мощные математические методы, как дифференциальное и

29

интегральное исчисления, а также дальнейшие их разделы и от- ветвления. Цементирующей основой картины природы и мира в целом служили мировоззренческие и философские идеи о структуре мироздания, природы и общества в их изменении и развитии. Человек всегда стремился понять окружающий его мир и свое место в нем. Поэтому уже на ранних этапах цивилизации воз- никают мифологические и религиозные представления о приро- де, которые со временем постепенно вытесняются научными взглядами. Однако без учета результатов исследования экономических, социальных и гуманитарных наук наши знания о мире в целом будут заведомо неполными и ограниченными. Человек не толь- ко природное существо — он теснейшими узами связан с обще- ством, в котором протекает его трудовая и общественная дея- тельность. Поэтому фундаментальные понятия и принципы жизнедеятельности и функционирования общества составляют вторую, дополнительную часть общей научной картины мира. В связи с этим следует ясно различать естественно-научную картину природы, которая составляет первую часть общей науч- ной картины мира и формируется из результатов исследований и достижений наук о природе. Вторую часть общей картины мира составляют фундаментальные понятия, принципы и зако- номерности развития общества, раскрываемые обществознани- ем. Поэтому картина мира естествознания должна быть допол- нена картиной мира обществознания, поскольку природа и об- щество составляют единый, общий мир. Еще до появления научных представлений о природе люди задумывались об окружающем их мире, его строении и проис- хождении. Такие представления вначале выступали в форме ми- фов и легенд, которые передавались от одного поколения друго- му. Согласно более изученным древним мифам, весь видимый упорядоченный и организованный мир, который в античности назывался космосом, произошел из неупорядоченного хаоса. Примечательно, что эти идеи перекликаются с идеями, которые в последние десятилетия в рамках теории диссипативных струк- тур развивал бельгийский ученый русского происхождения Илья Пригожин (1917—2005) со своими сотрудниками. Характерно, что свою книгу, написанную вместе с И. Стенгерс, он назвал «Порядок из хаоса». В древнегреческой натурфилософии такие взгляды нашли свое отражение в учениях ряда философов, в том числе и наи-

30

более выдающихся. Так, в частности, у Аристотеля (384—322 до н.э.) мы находим деление мира на совершенный небесный кос- мос и несовершенный подлунный мир. Сам термин «космос» обозначал у древних греков любую упорядоченность, гармонию, согласованность и даже военный строй. В дальнейшем на смену мифологическим и натурфилософ- ским взглядам приходят представления, основанные на наблю- дениях реальных явлений и процессов природы и опирающиеся на здравый смысл. Именно из них возникает по сути стихийно- эмпирическая картина мира, которая в значительной мере носит индивидуальный, личностный характер, так как связана с непо- средственным жизненным опытом субъекта, его ощущениями, восприятиями, их объяснением и пониманием. В то же время такая картина мира существенно отличается как от мифологиче- ской, так и от натурфилософской картины потому, что она осно- вывается на реальных, а не мифических и придуманных фактах. С появлением экспериментального естествознания и науч- ной астрономии новые взгляды на окружающий мир стали ос- новываться на результатах и выводах естествознания своей эпо- хи и поэтому стали называться естественно-научной картиной мира. Чем отличается научная картина мира от стихийно- эмпирической картины отдельного человека? Почему наука вы- нуждена была строить свою картину мира? В чем состоит пре- имущество такой картины? Ответ на эти вопросы можно найти у классиков естествозна- ния, которые анализировали это понятие в своих трудах. Наи- более ясный ответ дал Альберт Эйнштейн.

Человек, — пишет он, — стремится каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким образом карти- ной. Этим занимаются художник, поэт, теоретизирующий фило- соф и естествоиспытатель, каждый по-своему. На эту картину и ее оформление человек переносит центр тяжести своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность, которые он не может найти в слишком тесном головокружительном круговороте собственной жизни 1 .

Однако картина мира у любого человека слишком индивиду- альна, поскольку она основана на собственном опыте, личных

1 Эйнштейн А. Собрание научных трудов. — М., 1967. — Т. IV. — С. 40.

31

впечатлениях и ощущениях. Естествознание, как и любая другая наука, стремится найти объективные, не зависящие от индиви- дуального субъекта, закономерности, существующие в природе. В связи с этим в науке приходится абстрагироваться от личных ощущений и представлений и строить такую систему знаний о природе, с которой мог бы согласиться каждый исследователь. Только общую систему знаний о природе можно назвать естест- венно-научной картиной. Ясно, однако, что не всякая система знаний представляет собой картину природы. Для этого необходимо:

1) чтобы эта система отображала наиболее фундаменталь- ные свойства и закономерности природы;

2)

все они должны рассматриваться в рамках единой, цело-

3)

стной картины, так как никакой отдельный фундамен- тальный закон естествознания еще не составляет карти- ны природы; естественно-научная картина должна быть общей теоре-

тической моделью окружающей природы, которая до- пускает дополнения, исправления и уточнения в связи с развитием научных представлений о мире; 4) научную картину мира следует постоянно соотносить и проверять как с самой природой, так и с изменением фундаментальных знаний о ней. Первые научные картины природы возникли в рамках от- дельных естественно-научных дисциплин, прежде всего зани- мавших лидирующее положение в науке. В конце XIX в. такой наукой, несомненно, считалась физика, и поэтому идею о необ- ходимости создания физической картины мира предложили вы- дающиеся физики того времени Г. Герц и М. Планк. Сам термин «научная картина мира» применительно к физи- ке ввел Генрих Герц (1857—1894), который понимал под ней внутренний образ мира, который складывается у ученого в ре- зультате исследования внешнего, объективного мира. Если та- кой образ адекватно отображает реальные связи и закономерно- сти внешнего мира, то и логические связи между понятиями и суждениями научной картины должны соответствовать объек- тивным закономерностям внешнего мира. Как подчеркивает Г. Герц, логические связи между представлениями внутреннего образа внешнего мира должны быть «образами естественно не- обходимых следствий отображаемых предметов». Более подробный анализ научной картины мира мы находим в высказываниях Макса Планка (1858—1947), которые опубли-

32

кованы в его книге «Единство физической картины мира». Как и позднее А. Эйнштейн, М. Планк указывал, что научная кар- тина мира создается для того, чтобы получить целостное пред- ставление об изучаемом внешнем мире. Такое представление должно быть очищено от антропоморфных, связанных с челове- ком впечатлений и ощущений. Однако в результате отвлечения от конкретных ощущений полученная картина мира выглядит

гораздо более бледным, сухим и лишенным непосредствен- ной наглядности по сравнению с пестрым, красочным великоле- пием первоначальной картины, которая возникла из разнообраз- ных потребностей человеческой жизни и несла на себе отпечаток всех специфических ощущений 1 .

В чем же тогда заключается преимущество научной картины перед непосредственным живым созерцанием внешнего мира,

на котором основана, по сути дела, практическая картина мира, создаваемая каждым человеком на основе собственного жизнен- ного опыта? Планк утверждал, что преимущество научной картины мира, благодаря которому она вытеснит все прежние картины, состоит

в ее «единстве — единстве по отношению ко всем исследовате-

лям, все народностям, всем культурам». Следовательно, она имеет объективный характер, и поэтому ее цель «состоит не в полном приспособлении наших мыслей к нашим ощущениям, а

в полном освобождении физической картины мира от индиви-

дуальности творческого ума». Разумеется, без творческой деятельности ученого, его вооб-

ражения и интуиции невозможно создание картины мира, но в окончательном виде эта картина не должна содержать каких- либо ссылок на индивидуальные особенности исследователя. Именно поэтому Планк подчеркивает общность полученной картины мира, ее применимость учеными разных народов и культур. Ту же мысль более подробно развивает и обосновывает в своих работах А. Эйнштейн.

Какое место, — спрашивает Эйнштейн, — занимает картина мира физиков-теоретиков среди всех возможных таких картин? Благодаря использованию языка математики, эта картина удовле- творяет высоким требованиям в отношении строгости и точности выражения взаимозависимостей. Но зато физик вынужден силь- но ограничивать свой предмет, довольствуясь изображением

1 Планк М. Единство физической картины мира. — М., 1966. — С. 44.

33

наиболее простых, доступных нашему опыту явлений, тогда как все сложные явления не могут быть воссозданы человеческим умом с той точностью, которые необходимы физику-теоретику. Высшая аккуратность, ясность и уверенность — за счет полноты. Но какую прелесть может иметь охват такого небольшого среза природы, если наиболее тонкое и сложное малодушно оставляет- ся в стороне? Заслуживает ли результат столь скромного занятия гордого названия «картины мира»? Я думаю — да, ибо общие положения, лежащие в основе мысленных построений теоретической физики, претендуют быть действительными для всех происходящих в природе событий. Путем чисто логической дедукции из них можно было бы вывес- ти картину, т.е. теорию, всех явлений природы, если этот про- цесс дедукции не выходил бы далеко за пределы творческой воз- можности человеческого мышления. Следовательно, отказ от полноты физической картины мира не является принципиаль- ным 1 .

Наконец, нельзя не отметить, что и М. Планк, и А. Эйн- штейн обращали внимание на то, что научная картина мира лю- бой науки имеет, с одной стороны, ограниченный характер, по- скольку она детерминирована предметом конкретной науки, а с другой — носит относительный характер в силу исторически приближенного характера самого процесса человеческого по- знания. Поэтому построение ее в окончательном, завершенном виде они считали недостижимой целью. По мере развития науки и практики в нее будут вноситься изменения, исправления и улучшения, но эта картина никогда не обретет характера абсо- лютной истины. Анализируя физическую картину мира, М. Планк и другие ученые прошлого века подчеркивали, таким образом, ее общий, целостный и относительный характер. Картину мира, которую создает любая наука, можно сравнить с какой-либо общей ее теорией. Хотя такая теория тоже дает общее, целостное, относи- тельно верное отображение определенной, конкретной области исследуемого мира, но по отношению к картине мира соответ- ствующей науки она будет представлять лишь фрагмент, часть общей картины. Приблизительно такое же соотношение существует между картиной мира отдельной науки о природе и естественно- научной картиной мира в целом. В сравнении с картиной от-

1 Эйнштейн А. Мотивы научного исследования// Собрание научных трудов — М., 1967. Т. IV. — C. 40.

34

дельной науки естественно-научная картина мира отображает не какую-либо часть или фрагмент исследуемой области действи- тельности, а всю природу в целом. Правда, при своем формиро- вании она опирается на общие, фундаментальные понятия, принципы и теории лидирующей в естествознании в определен- ный период истории науки. Поэтому полученная картина при- роды по необходимости оказывается неполной и относительной. Действительно, как мы убедимся в дальнейшем, первая, механи- стическая картина мира сформировалась на основе тех понятий, законов и принципов, которые были установлены в теории Ньютона, впоследствии названной классической механикой. Именно эта теория стала парадигмой исследования в самой ме- ханике и образцом для подражания для других наук. Чтобы фундаментальная теория или парадигма той или иной науки превратилась в научную картину мира, необходимо, что- бы некоторые ее понятия и принципы приобрели общенаучный и даже мировоззренческий характер. Например, в механистиче- ской картине мира такие принципы, как обратимость событий во времени, строго однозначный детерминизм, исключающий роль случайностей в природе, и некоторые другие, стали рас- пространяться на все события и процессы. Наряду с этим не- обычайная точность предсказаний при расчетах движения зем- ных и небесных тел способствовали формированию такого идеа- ла науки, который исключает случайности в природе и рассмат- ривает все события и процессы под углом зрения строго одно- значной механической причинности. Все это свидетельствует о тесной взаимосвязи научной кар- тины природы, создаваемой отдельными фундаментальными науками естествознания, с основными их концепциями. Перво- начально картины отдельных областей природы возникали в рамках частных наук, таких как физика, химия, биология. В дальнейшем, в результате обобщения результатов их исследова- ний и созданных концепций с позиций лидирующей в данный период времени науки, возникала общая естественно-научная картина природы. Отсюда становится ясным, какую важную роль играют концепции естествознания в формировании науч- ной картины мира. В связи с этим необходимо рассмотреть под- робнее роль таких концепций и парадигм в становлении карти- ны природы. В науке термин «концепция», как мы упоминали, чаще всего используется для обозначения определенной системы понятий, принципов или законов, например при объяснении некоторого

35

круга явлений и процессов. Данные концепции могут заметно отличаться друг от друга как по глубине раскрытия сущности явлений, так и по области их применения. Как правило, вначале для объяснения применяются феноменологические концепции, основанные на непосредственном описании изучаемых явлений, или феноменов, откуда и происходит их название. В дальней- шем обращаются к более глубоким теоретическим концепциям, которые раскрывают внутренние механизмы протекания явле- ний и опираются на абстрактные понятия, законы и принципы. Так, например, при объяснении оптических явлений сначала появилась феноменологическая концепция, которая описывала простейшие явления прямолинейного распространения света, его отражения и преломления. Но она не касалась вопросов о природе света и не пыталась объяснить, почему световые лучи распространяются по прямой линии или угол отражения равен углу падения луча. Первой концепцией, которая попыталась это объяснить, бы- ла корпускулярная концепция, поддержанная Ньютоном. Она рассматривала свет как движение мельчайших корпускул света и удовлетворительно объяснила все указанные простейшие эмпи- рические законы световых явлений. Однако корпускулярная концепция оказалась не в состоянии объяснить явления интер- ференции и дифракции света и поэтому была вынуждена усту- пить место новой, волновой, концепции, которая рассматривала свет как волновое движение, подобное движению волн на по- верхности воды. Волновая концепция сумела объяснить явления интерференции света посредством взаимодействия световых волн (их наложения друг на друга) и дифракции — огибания световыми волнами препятствий. Однако слабым местом волно- вой концепции было допущение о существовании светового эфира, упругой специфической среды, поперечными колеба- ниями которой объяснялось распространение световых волн. Впоследствии благодаря открытию Дж. Максвеллом электромаг- нитной природы света исчезла необходимость в обращении к световому эфиру, а сами оптические явления стали рассматри- ваться как особый вид электромагнитных колебаний. Установ- ление взаимосвязи между электрическими, магнитными и све- товыми явлениями позволило объединить их в рамках единой электромагнитной концепции. Эта концепция и стала новой электромагнитной картиной природы, которая показала, что на- ряду с веществом в природе существуют также и поля. Этот

36

краткий экскурс в историю оптики ясно свидетельствует о том,

что не всякая научная концепция может превратиться в картину природы.

В еще большей степени это относится к научным парадиг-

мам, которые выступают в качестве ведущих теорий конкретных наук и образцов исследования частных проблем. Как мы пока- жем ниже, их задача скорее логическая и методологическая, чем

мировоззренческая. Тем не менее и парадигмы, и концепции науки играют важнейшую роль в становлении научной картины мира. Именно они отображают наиболее существенные и общие свойства и отношения определенного круга явлений или от-

дельных областей природы, выражая их в виде специфических закономерностей.

В отличие от них научную картину природы определяет сис-

тема ее общих закономерностей, где под закономерностью по- нимаются как необходимые, так и стохастические законы слу- чайных массовых событий. Кроме того, научная картина мира включает в свой состав не только законы, но также основные понятия и принципы, где под принципами подразумеваются наиболее фундаментальные законы науки. Например, М. Планк считал, что физическая картина мира опирается на два важней- ших принципа — закон сохранения и превращения энергии и закон возрастания энтропии, о котором подробно речь пойдет в дальнейшем. Таким образом, чтобы получить ясное представление о на- учной картине той или иной области природы, исследуемой оп- ределенной естественной наукой, необходимо изучить ту систе- му основных понятий, принципов и законов, на которые она опирается. Именно эта система включает в свой состав важней- шие концепции соответствующей науки. Исторически так в ос- новном и происходило: сначала возникали конкретные научные концепции, потом научные картины отдельных наук, а затем и целых отраслей естествознания. Становление естественно- научной картины мира происходило, однако, несколько иначе, поскольку она формировалась под влиянием лидирующей нау- ки, которая оказывала доминирующее воздействие при построе- нии общей картины. Кроме того, картина мира естествознания тесно связана с философскими категориями и научным миро- воззрением в целом. Именно поэтому она формирует научный климат своей эпохи, на который ориентируются все конкретные науки.

37

2.2. Связь научной картины мира с философским мировоззрением

Человек живет не только в природе, но и в обществе, и по- тому его взгляд на мир не ограничивается представлениями о природе, но также включает его мнения об общественном уст- ройстве, его законах и порядках. Поскольку индивидуальная жизнь людей складывается под влиянием разного жизненного опыта, постольку их взгляды на общество, а следовательно, и картина общества у них выглядит различно. Наука же ставит своей целью создать целостную картину общества, которая име- ла бы общий, универсальный и, что особенно важно, объектив- ный характер. Таким образом, научная картина мира, складывающаяся из естественно-научной картины природы, и картины, создаваемой обществознанием, дает единое, целостное представление о фун- даментальных законах и принципах развития природы и обще- ства. Однако законы общества существенно отличаются от зако- нов природы, прежде всего тем, что действия людей всегда име- ют осознанный и целенаправленный характер, в то время как в природе действуют слепые, стихийные силы, и потому в ней отсутствуют какие-либо цели и интересы. В обществе же, где действуют существа, одаренные сознанием и волей, ничто не делается без заранее поставленных целей, учета интересов и мо- тивов действий. Тем не менее и в обществе, несмотря на разли- чие целей, интересов и стремлений разных людей, в конечном итоге устанавливается определенный порядок, выражающий за- кономерный характер его развития. Отсюда становится ясно, что между научными картинами естествознания и обществозна- ния существует глубокая внутренняя связь, которая находит свое выражение в наличии объективных закономерностей обще- ственного развития, составляющих основу научной картины общества. Поскольку общие понятия, принципы и законы научной картины мира, а также категории и принципы, изучаемые в рамках философии, тесно связаны друг с другом, постольку воз- никает вопрос об их различиях и специфике. Научные картины, создаваемые отдельными науками, так же как и картины естествознания и мира в целом, ставят своей важнейшей целью систематизацию знаний разной степени общ- ности. Процесс систематизации и синтеза знаний предполагает поиск таких общих понятий и принципов, с точки зрения кото-

38

рых становится возможным понять место и роль конкретных закономерностей в общей системе научного знания. Такое по- нимание означает целостное рассмотрение знаний, их постиже- ние как отдельных элементов системы, но отнюдь не логиче- ский вывод конкретных знаний из законов и принципов науч- ной картины природы и тем более мира в целом. Если отдельные научные теории ставят своей целью объяс- нение, понимание и предсказание конкретных фактов изучае- мой области действительности, то картины мира стремятся вы- явить в ней роль основных понятий и фундаментальных законов и принципов науки. Опираясь на них, картина мира помогает понять роль и место отдельных понятий и закономерностей в общей системе мира. Именно поэтому она играет систематизи- рующую роль в нашем познании и вместе с тем приобретает общий эвристический и прогностический характер. Действи- тельно, в рамках узких границ отдельной научной теории или дисциплины трудно уловить общие тенденции развития доста- точно широкой области явлений, а тем более природы и обще- ства в целом. Обобщение и синтез знания в научной картине мира дают возможность понять, в каком направлении происхо- дит это развитие, какие наиболее важные проблемы выдвигают- ся перед наукой. Такой общий подход к познанию реальности теснейшим образом связывает научную картину мира с филосо- фией и научным мировоззрением в целом. Однако мировоззрение и философия могут исходить также из религиозных, идеалистических или стихийно-эмпирических представлений. Соответственно этому и картины мира, опи- рающиеся на них, будут иметь либо религиозный, либо идеали- стический, либо стихийно-материалистический характер. Прав- да, в таких случаях предпочтительней говорить не о научном мировоззрении, а скорее о миросозерцании, основанном на дру- гих предпосылках. Ведь научная картина мира предполагает оп- ределенное соответствие с объективной реальностью, ее относи- тельную адекватность миру. Действительно, картина мира, соз- даваемая естествознанием, основывается на результатах обобще- ния и синтеза его достижений и в целом относительно верно отображает общие закономерности существования и развития природы. Следовательно, если картина мира является подлинно научной, то она должна основываться на предпосылках мате- риалистической философии, даже если она называется стихий- но-материалистической, научно-реалистической или как-либо иначе.

39

Между научной картиной мира и материалистическим миро- воззрением существуют глубокая внутренняя взаимосвязь и взаимодействие. Материалистическая философия, в какой бы форме она ни выступала, служит в конечном итоге основой и предпосылкой для разработки научной картины мира, ибо именно ее наиболее общие категории и принципы могут в той или иной мере служить опорой для объективного рассмотрения природы и общества. Вместе с тем научное мировоззрение и философия должны опираться на итоги и результаты науки и развиваться в тесном взаимодействии с принципами научной картины мира. Осмыс- ливая и интерпретируя достижения естествознания и создавае- мую им картину мира, материалистическая философия совер- шенствует свою форму, уточняет свои принципы и категории, придает им необходимую точность и общность. Однако эти принципы и категории имеют специфический характер, и вряд ли поэтому их следует непосредственно включать в состав науч- ной картины мира. Бесспорно, что они важны и необходимы для понимания и обоснования научной картины мира, но эта картина имеет свои особые понятия и принципы. Поэтому представляется сомнительным, что научная картина мира что- либо выиграет от включения философских категорий в свой со- став. Скорее наоборот, такая рекомендация может быть оценена как попытка натурфилософского подхода к решению научных проблем. Как показывает история естествознания, такие фундамен- тальные философские категории и принципы, как принципы причинности и детерминизма, взаимосвязи случайности и необ- ходимости, возможности и действительности, отражающие наи- более общие закономерности реального мира, неизбежно нахо- дят свое выражение и интерпретацию в последовательно сме- няющихся научных картинах природы. В свою очередь, доми- нирующая картина мира может существенно повлиять на харак- тер философского мировоззрения. Как мы убедимся в дальней- шем, представления механистической картины мира во многом определили метафизический и механистический характер мате- риалистической философии XVIII в. Развитие естествознания и его картин мира продолжает ока- зывать влияние на философию и в дальнейшем. Достаточно от- метить, какое огромное воздействие новые революционные от- крытия в квантовой механике и теория относительности оказали на понимание таких основополагающих категорий философии,

40

как причинность, случайность и детерминизм. В наше время возникновение системного подхода, кибернетики и синергетики заставили уточнить прежние представления о принципе всеоб- щей связи явлений, порядке и беспорядке, организации и само- организации.

2.3. Революция в естествознании и смена прежней картины мира

В конце XIX и начале XX в. в естествознании были сделаны крупнейшие открытия, которые коренным образом изменили наши представления о картине мира. Эти открытия касаются прежде всего строения вещества и взаимосвязи массы и энергии. Если раньше последними неделимыми частицами материи, своеобразными кирпичиками, из которых состоит природа, счи- тались атомы, то в конце XIX в. было установлено, что они не являются неделимыми частицами материи и также имеют слож- ное строение. Сначала были открыты электроны, входящие в состав атомов, а позднее — установлено существование ядер атомов, состоящих из протонов и нейтронов. Согласно первой модели атома, построенной английским ученым Эрнестом Ре- зерфордом (1871—1937), атом уподоблялся миниатюрной Сол- нечной системе, в которой вокруг ядра вращаются электроны. Такая система была, однако, неустойчивой: вращающиеся элек- троны, теряя свою энергию, в конце концов должны были упасть на ядро. Но опыт показывал, что атомы являются весьма устойчивыми образованиями и для их разрушения требуются огромные силы. В связи с этим прежняя модель строения атома была значительно усовершенствована выдающимся датским фи- зиком Нильсом Бором (1885—1962), который предположил, что при вращении по так называемым стационарным орбитам элек- троны не излучают энергию. Такая энергия излучается или по- глощается в виде кванта, или порции энергии, только при пере- ходе электрона с одной орбиты на другую. Значительно изменились также и взгляды на энергию. Если раньше предполагалось, что энергия излучается непрерывно, то тщательно поставленные эксперименты убедили физиков, что она может испускаться отдельными порциями, или квантами. Об этом свидетельствует, например, явление фотоэффекта, ко- гда кванты энергии видимого света вызывают электрический ток. Данное явление, как известно, получило применение в фо-

41

тоэкспонометрах, которыми пользуются в фотографии для опре- деления выдержки при экспозиции.

В 1930-е гг. было сделано другое важнейшее открытие, кото-

рое показало, что элементарные частицы вещества, в частности электроны, обладают не только корпускулярными, но и волно-

выми свойствами. Таким образом, экспериментально было до- казано, что между веществом и полем не существует непреодо- лимой границы: в одних условиях элементарные частицы веще- ства обнаруживают волновые свойства, а в других — свойства корпускул. Это явление, получившее название корпускулярно- волнового дуализма, никак не укладывалось в рамки обычного здравого смысла. До этого физики придерживались убеждения, что вещество, состоящее из разнообразных материальных час- тиц, может обладать лишь корпускулярными свойствами, а энергия поля — распространяться в виде волн. Соединение в одном объекте корпускулярных и волновых свойств совершенно исключалось. Но под давлением неопровержимых эксперимен-

тальных данных ученые вынуждены были признать, что микро- частицы одновременно обладают как свойствами корпускул, так и свойствами волн.

В 1925—1927 гг. для объяснения процессов, происходящих в

мире мельчайших частиц материи — микромире, была создана волновая, или квантовая, механика. Последнее название утвер- дилось за новой наукой. Впоследствии возникли и другие раз- нообразные квантовые теории: квантовая электродинамика, тео- рия элементарных частиц и другие, которые исследуют законо- мерности движения в микромире. Другая фундаментальная теория современной физики — теория относительности в корне изменила научные представле- ния о пространстве и времени. В специальной теории относи- тельности получил дальнейшее применение установленный еще Галилеем принцип относительности в механическом движении. Согласно этому принципу во всех инерциальных системах, т.е. системах отсчета, движущихся друг относительно друга равно- мерно и прямолинейно, все механические процессы происходят одинаковым образом, и поэтому их законы имеют ковариант- ную, или одну и ту же математическую форму. Наблюдатели в таких системах не заметят никакой разницы в протекании меха- нических явлений. Важный методологический урок, который был получен из специальной теории относительности, состоит в том, что она впервые ясно показала, что все движения, проис- ходящие в природе, имеют относительный характер. А это озна-

42

чает, что в природе не существует никакой абсолютной системы

отсчета и, следовательно, не существует и абсолютного движе- ния, которое допускала ньютоновская механика. Еще более радикальные изменения в учении о пространстве

и времени произошли в связи с созданием общей теории относи-

тельности, которую нередко называют новой теорией тяготения, принципиально отличной от классической ньютоновской тео- рии. Данная теория впервые ясно и четко установила связь ме- жду свойствами движущихся материальных тел и их пространст- венно-временной метрикой. Теоретические выводы были экспе- риментально подтверждены во время наблюдения солнечного

затмения. Согласно теории луч света, идущий от далекой звезды и проходящий вблизи Солнца, должен отклониться от своего прямолинейного пути и искривиться, что и было подтверждено наблюдениями. Более подробно все эти вопросы мы рассмотрим в последующих главах. Здесь же достаточно отметить, что общая теория относительности показала глубокую связь между движе- нием материальных тел, а именно между тяготеющими массами

и структурой физического пространства-времени.

Научно-техническая революция, развернувшаяся в послед- ние десятилетия ХХ в., внесла много нового в наши представле- ния о сущности естественно-научной картины мира. Возникно- вение системного подхода позволило взглянуть на окружающий нас мир как на единое, целостное образование, состоящее из огромного множества взаимодействующих друг с другом систем. Вместе с тем появление такого междисциплинарного направле- ния исследований, как синергетика, или учение о самоорганиза- ции, дало возможность не только раскрыть внутренние меха- низмы всех эволюционных процессов, которые происходят в при- роде, но и представить весь мир как универсум самоорганизую- щихся систем. Заслуга синергетики состоит прежде всего в том, что она впервые показала, что процессы самоорганизации могут происходить в простейших системах неорганической природы, если для этого имеются необходимые условия (открытость сис- темы и ее неравновесность, достаточное удаление от точки рав- новесия и некоторые другие). Чем сложнее система, тем более высокий уровень имеют в ней процессы самоорганизации. Так, уже на предбиотической стадии эволюции возникают автопо- этические процессы, т.е. процессы самообновления, которые в живых системах выступают как взаимосвязанные процессы ас- симиляции и диссимиляции. Главное достижение синергетики и возникшей на ее основе концепции самоорганизации состоит в

43

том, что они помогают взглянуть на природу как на мир, нахо- дящийся в процессе непрестанного усложнения, совершенство- вания и эволюции.

В каком отношении синергетический подход находится к

подходу общесистемному? Прежде всего подчеркнем, что два этих подхода не исклю- чают, а, наоборот, предполагают и дополняют друг друга. Дейст-

вительно, когда рассматривают множество каких-либо объектов как систему, то обращают внимание на их взаимосвязь, взаимо- действие и целостность. Синергетический подход ориентируется на исследование процессов изменения и развития систем. Он изучает процессы возникновения и формирования новых систем в процессе само- организации. Чем сложнее протекают эти процессы в различных системах, тем выше находятся такие системы на эволюционной лестнице развития. Таким образом, эволюция систем напрямую связана с процессами и механизмами самоорганизации. Иссле- дование конкретных механизмов самоорганизации и основан- ной на ней эволюции составляет задачу конкретных наук. Си- нергетика же выявляет и формулирует общие принципы самоор- ганизации любых систем, и в этом отношении она аналогична системному методу, который рассматривает общие принципы функционирования, развития и строения любых систем. В це-

лом же системный подход имеет более фундаментальный и ши- рокий характер, поскольку наряду с динамическими, развиваю- щимися, системами рассматривает также и системы статические. Эти новые мировоззренческие подходы к исследованию ес- тественно-научной картины мира оказали значительное влияние как на конкретный характер познания в отдельных отраслях ес- тествознания, так и на понимание природы научных революций в естествознании. А ведь именно с революционными преобразо- ваниями в естествознании связано коренное изменение пред- ставлений о картине природы.

В наибольшей мере изменения характера конкретного по-

знания коснулись наук, изучающих живую природу. Переход от клеточного уровня исследования к молекулярному ознаменовал- ся крупнейшими открытиями в биологии — расшифровкой ге- нетического кода, пересмотром прежних взглядов на эволюцию живых организмов, уточнением старых и появлением новых ги- потез происхождения жизни и многими другими. Такой переход стал возможен в результате взаимодействия различных наук ес-

44

тествознания, широкого использования в биологии точных ме- тодов физики, химии, информатики и вычислительной техники. В свою очередь, живые системы послужили для химии той природной лабораторией, опыт которой ученые стремились во- плотить в своих исследованиях по синтезу сложных соединений. По-видимому, учения и принципы биологии оказали значитель- ное стимулирующее воздействие и на развитие физики. Дейст- вительно, как мы покажем в последующих главах, представле- ния классической термодинамики о закрытых системах и их эволюции в сторону беспорядка и разрушения находились в яв- ном противоречии с эволюционной теорией Дарвина, которая доказывала, что в живой природе происходят возникновение новых видов растений и животных, их совершенствование и адаптация к окружающей среде. Данное противоречие между термодинамикой и биологией было разрешено благодаря воз- никновению неравновесной термодинамики, опирающейся на новые фундаментальные понятия об открытых системах и принципе необратимости развития. Выдвижение на передний край естествознания биологиче- ских проблем, а также особая специфика живых систем дали повод целому ряду ученых заявить о смене лидера современного естествознания. Если ранее бесспорным лидером считалась фи- зика, то теперь на роль лидера все решительнее претендует био- логия. Соответственно этому, если идеалом устройства окру- жающего мира в прошлом признавали часы и машины, то те- перь идеалом считается живой организм. Однако многочислен- ные противники подобного взгляда не без оснований заявляют, что поскольку живой организм также состоит из молекул, ато- мов, элементарных частиц, то по-прежнему лидером естество- знания должна оставаться физика. По-видимому, вопрос о лидерстве в естествознании зависит от множества разнообразных факторов, среди которых решаю- щую роль играют ценность лидирующей науки для общества, точность, разработанность и фундаментальность методов ее ис- следования и возможность их применения в других науках. Не- сомненно, однако, что самыми впечатляющими для современ- ников являются наиболее крупные открытия, сделанные в лиди- рующей науке, и перспективы ее дальнейшего развития. С этой точки зрения биология второй половины XX столетия может рассматриваться по крайней мере как кандидат в лидеры совре- менного естествознания, ибо именно в ее рамках были сделаны наиболее революционные открытия.

45

Говоря о революциях в естествознании, следует в первую очередь отказаться от наивных и предвзятых представлений о них как о процессах, связанных с ликвидацией прежнего зна- ния, с отказом от преемственности в развитии науки и, прежде всего, ранее накопленного и проверенного эмпирического мате- риала. Такой отказ касается главным образом прежних гипотез и теорий, которые оказались неспособными объяснить вновь ус- тановленные факты и результаты экспериментов. Революционные преобразования в естествознании означают коренные, качественные изменения в концептуальном содержа- нии его теорий, учений и научных дисциплин. Развитие науки отнюдь не сводится к простому накоплению и даже обобщению фактов, т.е. к тому, что называют кумулятивным процессом. Фак- ты всегда стремятся объяснить с помощью гипотез и теорий. Среди них в каждый конкретный период в любой науке выдви- гается наиболее общая, или фундаментальная, теория, которая служит парадигмой, или образцом для объяснения фактов из- вестных и предсказания фактов неизвестных. Такой парадигмой в механике служила теория движения земных и небесных тел, построенная Ньютоном, поскольку на нее опирались все уче- ные, изучавшие конкретные механические процессы. Точно так же все исследователи, изучавшие электрические, магнитные, оптические и радиоволновые процессы, основывались на пара- дигме электромагнитной теории, которую построил Дж. Мак- свелл. Понятие парадигмы, которое ввел американский ученый Томас Кун для анализа научных революций, подчеркивает важ- ную их особенность — смену прежней парадигмы новой, пере- ход к более общей и глубокой теории исследуемых процессов. Однако он оставил без объяснения и анализа вопрос о форми- ровании самой парадигмы. По его мнению, развитие науки можно разделить на д в а этапа:

1) нормальный период, когда ученые заняты применением па- радигмы к решению конкретных проблем частного, специально- го характера (так называемых головоломок); 2) экстраординарный период, связанный с поиском новой па- радигмы. При таком подходе новая парадигма оказывается ни- как не связанной с прежними исследованиями, и поэтому ее возникновение остается необъясненным. В действительности же, как видно из примеров аномальных фактов, т.е. фактов,

46

противоречащих парадигме, процесс анализа, критического ос-

мысления и оценки существующей парадигмы происходит уже на стадии нормальной науки. Поэтому резкое и тем более абсо- лютное противопоставление указанных этапов развития науки совершенно необоснованно, и оно встретило убедительную кри- тику со стороны многих видных ученых.

В то же время само понятие парадигмы вошло в широкий

научный оборот и оказывается весьма плодотворным для анали-

за процесса формирования и развития научного знания. Приме- нительно к нашей теме можно сказать, что смена научных кар- тин мира внутренне связана со сменой фундаментальных пара- дигм. Механистическая картина мира, опиравшаяся на парадиг- му классической теории Ньютона, сменилась электромагнитной картиной мира, основанной на парадигме, выдвинутой Мак- свеллом. Как отмечено выше, она дополнила картину природы понятием физического поля, которое наряду с веществом стало рассматриваться как важнейшая форма физической материи.

В ХХ в. возникли, с одной стороны, квантово-механическая

картина мира, а с другой — релятивистская картина пространст- ва-времени. В настоящее время все бо льшую роль в формирова-

нии картины мира начинают играть эволюционные взгляды, тесно связанные с системным подходом и самоорганизацией. В связи этим в современную науку проникает идея о глобальной эволюции. Такое общее, предварительное и схематическое пред- ставление о связи между фундаментальными концепциями и парадигмами исследования и естественно-научными картинами мира свидетельствует о качественных изменениях в развитии самого естествознания, сопровождающихся научными револю- циями. В последующих главах мы более подробно остановимся на освещении наиболее важных концепций в развитии естество- знания.

Библиографический список

1. Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975.

2. Планк М. Единство физической картины мира. — М., 1966.

3. Степин В.С. Научная картина мира в культуре техногенной ци- вилизации. — М., 1994

4. Эйнштейн А. Физика, философия и научный прогресс // Собра- ние научных трудов. Т. IV.

47

Подумайте и ответьте

1. Что называют естественно-научной картиной мира?

2. Чем отличается естественно-научная картина мира от естество- знания?

3. Какая связь существует между концепциями и картиной мира?

4. Что такое личная и практическая картины мира?

5. Чем личная и практическая картины мира отличаются от науч- ной?

6. Какая связь существует между сменой картин мира и научными революциями?

7. Как взаимосвязаны и взаимодействуют картины мира и фило- софия?

8. Почему нельзя включать философские категории в картину мира?

9. Попытайтесь установить соотношение между парадигмами, концепциями естествознания и научной картиной мира.

10. Почему ошибочен кумулятивистский взгляд на развитие науки?

11. В чем заключается несостоятельность тезиса Т. Куна о выделе- нии нормального и экстраординарного периодов в развитии науки?

12. В чем состояла революция в естествознании в конце ХIХ — начале ХХ в.?

13. Какими особенностями характеризуется современная научно- техническая революция?

48

3

Глава

МЕХАНИСТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРИРОДЫ

Первая картина природы, созданная естествознанием, сформиро- валась в результате изучения простейшей, механической формы движе- ния материи. Она возникла на основе механики, изучающей законы перемещения земных и небесных тел в пространстве и времени. Согласно механистической концепции окружающая нас природа представляет собой грандиозный механизм, работа которого подчиня- ется строго определенным законам. Впоследствии эти законы и принци- пы были перенесены на другие явления и процессы, протекающие в природе, и стали образцом для исследования других наук. Именно они составили основу первой естественно-научной картины мира, которую по праву называют механистической, поскольку лидирующее положение в ней принадлежит механике. Созданием этой картины мира наука обя- зана основоположникам классического естествознания Галилею и Нью- тону, поле для деятельности которых подготовили Гюйгенс, Кеплер и другие ученые XVII столетия.

3.1. Становление механистической концепции природы

Возникновение механики и механистического воззрения на природу справедливо связывают с именем Галилео Галилея, ко- торый открыл закон свободного падения тел и сформулировал механический принцип относительности. Однако главная заслу- га Галилея состоит в том, что он впервые применил для иссле- дования природы экспериментальный метод в совокупности с измерениями исследуемых величин и математической обработ- кой результатов измерений. Если эксперименты спорадически ставились и раньше, то их математический анализ впервые сис- тематически стал применять именно Галилей. Подход Галилея к исследованию природы принципиально отличался от прежнего натурфилософского способа, характерной особенностью которого является то, что для объяснения явле- ний природы придумывались чисто умозрительные схемы, не связанные с опытом и наблюдениями. Натурфилософия, как показывает само ее название, представляет собой попытку ис- пользовать чисто философские, априорные, или не связанные с опытом, принципы для объяснения конкретных явлений приро- ды. Такие попытки предпринимались еще начиная с античной эпохи, когда недостаток существующих данных философы стре-

49

мились компенсировать общими философскими рассуждениями. Иногда, правда, при этом высказывались гениальные догадки, которые на многие столетия опережали результаты конкретных исследований. Достаточно напомнить хотя бы об атомистиче- ской гипотезе строения материи, которая была выдвинута древ- негреческим философом Левкиппом (V до н.э.) и более детально обоснована его учеником Демокритом (V в. до н.э.). Однако после того, как постепенно возникали конкретные науки, отделявшиеся от нерасчлененного философского знания, натурфилософские объяснения стали тормозом для развития науки. В этом можно убедиться, сравнив взгляды на движение Аристотеля и Галилея. Исходя именно из такой априорной на- турфилософской идеи, Аристотель объявлял «совершенным» движение по окружности. В противоположность ему Галилей, опираясь на наблюдения и эксперименты, в том числе мыслен- ные, ввел понятие инерциального движения. По его мнению, тело, не подверженное воздействию каких-либо внешних сил, будет двигаться не по окружности, а равномерно и прямолиней- но или оставаться в покое. Такое представление, конечно, явля- ется абстракцией и идеализацией, поскольку случая, чтобы на тело не действовали какие-либо внешние силы, реально нельзя наблюдать. Однако эта абстракция является плодотворной, ибо мысленно продолжает тот эксперимент, который приближенно можно осуществить в действительности, когда по мере устране- ния воздействия на тело целого ряда внешних сил (трения, со- противления воздуха и т.п.) можно установить, что оно будет продолжать свое движение еще в течение некоторого времени. Переход к экспериментальному изучению природы и математи- ческой обработке результатов экспериментов позволили Гали- лею открыть законы движения свободно падающих тел. Принципиальное отличие нового метода исследования при- роды от натурфилософского подхода состояло, следовательно, в том, что в нем гипотезы систематически проверялись на опыте. Эксперимент, таким образом, можно рассматривать как вопрос, обращенный к природе. Чтобы получить на него ответ, необхо- димо так его сформулировать, чтобы получить вполне одно- значный и определенный ответ. Для этого следует так построить эксперимент, чтобы по воз- можности максимально изолироваться от воздействия посто- ронних факторов, которые мешают наблюдению изучаемого яв- ления в «чистом виде». В свою очередь, гипотеза, представляю- щая собой вопрос к природе, должна допускать эмпирическую

50

проверку выводимых из нее следствий. В этих целях начиная с Галилея стали широко использовать математику для количест- венной оценки результатов экспериментов. Таким образом, новое экспериментальное естествознание, в отличие от натурфилософских догадок и умозрений прошлых эпох, стало развиваться в тесном взаимодействии теории и опы- та, когда каждая гипотеза или теоретическое предположение систематически проверяются опытом и количественными изме- рениями. Именно благодаря этому Галилею удалось опроверг- нуть прежнее предположение, высказанное Аристотелем, что путь падающего тела пропорционален его скорости. Предприняв эксперименты с падением тяжелых тел (пушечных ядер), Гали- лей убедился, что этот путь пропорционален их ускорению, рав- ному 9,81 м/с 2 . Из астрономических достижений Галилея следу- ет отметить открытие спутников Юпитера, а также обнаружение пятен на Солнце и гор на Луне, что подрывало прежнюю веру в совершенство небесных тел. Крупный дальнейший шаг в развитии естествознания озна- меновался открытием законов движения планет. Если Галилей имел дело с изучением движения земных тел, то немецкий ас- троном Иоганн Кеплер (1571—1630) начал исследовать движения небесных тел, осмелившись вторгнуться в область, которая раньше считалась запретной для науки. Конечно, для этого он не мог обратиться к эксперименту и поэтому для определения орбит и законов движения планет был вынужден воспользовать- ся многолетними систематическими наблюдениями движения планеты Марс, проведенными датским астрономом Тихо Браге (1546—1601). Перепробовав множество вариантов, Кеплер оста- новился на гипотезе, что траекторией Марса, как и других пла- нет, является не окружность, а эллипс. Результаты наблюдений Тихо Браге соответствовали гипотезе Кеплера и тем самым под- тверждали ее. Открытие законов движения планет И. Кеплером имело не- оценимое значение для развития естествознания. Эти законы свидетельствовали, во-первых, о том, что между движениями земных и небесных тел не существует непреодолимой пропасти, так как они подчиняются таким же естественным законам, как и земные тела; а во-вторых, сам путь открытия законов движе- ния небесных тел в принципе не отличается от открытия зако- нов движения земных тел. Однако из-за невозможности осуще- ствления экспериментов с небесными телами для изучения за- конов их движения пришлось обратиться к систематическим

51

наблюдениям. Тем не менее и здесь исследования осуществля- лись в тесном взаимодействии предположений и наблюдений, включая тщательную проверку выдвигаемых гипотез измере- ниями движений небесных тел.

3.2. Классическая механика Ньютона

В своей работе по созданию теоретической механики Нью- тон опирался прежде всего на открытый Галилеем принцип инерции и закон свободного падения тел. Принцип инерции, как известно, вошел в его механику в качестве первого закона. Однако закон свободного падения тел являлся лишь частным случаем прямолинейного равноускоренного движения под воз- действием силы тяжести. Ньютон же поставил своей целью най- ти общий закон движения тел, на которые действуют разные силы и траектории которых могут быть самыми разными. Поскольку движение тела зависит от приложенной к нему силы, а сила вызывает соответствующее ускорение, то необхо- димо было найти количественный, математический метод для определения ускорения. Поэтому формирование классической механики происходило по д в у м направлениям:

1) обобщения ранее полученных результатов, прежде всего закона движения свободно падающих тел, открытого Галилеем, а также закона движения планет, сформулированного Кеплером; 2) создания методов для количественного, математического анализа механического движения в целом. Известно, что Ньютон создал свой вариант дифференциаль- ного и интегрального исчислений непосредственно для решения основных проблем механики: определения мгновенной скорости как производной от пути по времени и ускорения как произ- водной от скорости по времени или второй производной от пути по времени. Для определения пройденного телом пути он по- строил интегральное исчисление. Благодаря созданию анализа бесконечно малых величин ему удалось точно сформулировать основные законы динамики и закон всемирного тяготения. Те- перь количественный подход к описанию движения кажется чем- то само собой разумеющимся, но в XVII—XVIII вв. это явилось крупнейшим завоеванием научной мысли. Для сравнения доста- точно отметить, например, что китайская наука, несмотря на ее несомненные достижения в эмпирических областях (изобрете- ние пороха, бумаги, компаса и др.), так и не смогла подняться до установления количественных закономерностей движения.

52

Решающую же роль в становлении механики сыграл, как уже отмечалось, экспериментальный метод, который обеспечил воз- можность проверять все догадки, предположения и гипотезы с помощью тщательно продуманных опытов. Ньютон, как и его предшественники, придавал большое значение наблюдениям и эксперименту, видя в них важнейший критерий для отделения ложных гипотез от истинных. Поэтому он резко выступал про- тив допущения так называемых скрытых качеств, с помощью которых натурфилософы пытались объяснить многие явления и процессы природы.

Сказать, что каждый род вещей наделен особым скрытым ка- чеством, при помощи которого он действует и производит эф- фекты, — указывал Ньютон, — значит, ничего не сказать.

В связи с этим он выдвигает совершенно новый принцип исследования природы, который характеризуют как метод прин- ципов, или начал.

Вывести два или три общих начала движения из явлений и после этого изложить, каким образом свойства и действия всех телесных вещей вытекают из этих явных начал, было бы очень важным шагом в философии, хотя причины этих начал и не бы- ли еще открыты.

Эти начала движения и представляют собой основные зако- ны механики, которые Ньютон точно формулирует в своем главном труде «Математические начала натуральной филосо- фии», опубликованном в 1687 г. Следует уточнить, что термин «натуральная философия» в XVIII в. обозначал физику, важ- нейшей частью которой считалась механика. С изложения ос- новных ее законов Ньютон и начинает свой труд. Первый закон, который часто называют законом инерции, по- стулирует:

Всякое тело продолжает удерживаться в своем состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние.

Этот закон был открыт еще Галилеем, который отказался от прежних наивных представлений, что движение существует лишь тогда, когда на тело действуют силы. Путем мысленных экспериментов он сумел показать, что закон инерции представ- ляет собой идеализацию. В ней отвлекаются от сложной картины движения и воображают себе картину простую, идеальную, ко- торую можно представить путем предельного перехода, т.е. по-

53

средством непрерывного уменьшения действия на тело внешних сил и перехода к состоянию, когда это воздействие станет рав- ным нулю. Второй основной закон занимает в механике центральное место.

Изменение количества движения пропорционально прило- женной действующей силе и происходит по направлению той прямой, по которой эта сила действует.

Математически второй закон Ньютона формулируется сле- дующим образом:

F = dmv/dt = m•a,

где dmv/dt — производная от количества движения; m — масса; a — ускорение.

Третий закон Ньютона гласит:

Действию всегда есть равное и противоположно направлен- ное противодействие, иначе воздействия двух тел друг на друга между собой равны и направлены в противоположные стороны.

Возникает вопрос: каким способом были открыты основные законы механики? Нередко говорят, что они получаются путем обобщения ранее установленных частных или даже специальных законов, какими являются, например, законы Галилея и Кепле- ра. Если рассуждать по законам логики, такой взгляд нельзя признать правильным, ибо не существует никаких индуктивных правил получения достоверно истинных общих утверждений из частных. Ньютон считал, что принципы механики устанавлива- ются с помощью двух противоположных, но в то же время взаимосвязанных методов — анализа и синтеза.

Как в математике, так и в натуральной философии, — писал он, — исследованию трудных предметов методом анализа всегда должен предшествовать метод соединения. Такой анализ состоит в производстве опытов и наблюдений, извлечении общих заклю- чений из них посредством индукции и недопущении иных воз- ражений против заключений, кроме полученных из опыта или других достоверных истин. Ибо гипотезы не должны рассматри- ваться в экспериментальной философии. И хотя аргументация на основании опытов не является доказательством общих заключе- ний, однако это лучший путь аргументации, допускаемый при- родой вещей, и может считаться тем более сильным, чем обще е

54

индукция. Путем такого анализа мы можем переходить от соеди- нений к ингредиентам, от движений — к силам, их производя- щим, и вообще от действий — к их причинам, от частных при- чин — к более общим, пока аргумент не закончится наиболее общей причиной. Таков метод анализа, синтез же предполагает причины от- крытыми и установленными в качестве принципов; он состоит в объяснении при помощи принципов явлений, происходящих от них, и доказательстве объяснений.

Чтобы ясно оценить революционный переворот, осуществ- ленный Ньютоном в механике и точном естествознании в це- лом, необходимо противопоставить его метод принципов чисто умозрительным построениям прежней натурфилософии и широ- ко распространенным в его время гипотезам о скрытых качест- вах. Натурфилософские взгляды и представления в подавляю- щем большинстве своем были ничем не подкрепленными умо- зрениями и спекуляциями. Таким образом, заявление Ньютона о том, что гипотезы не должны рассматриваться в эксперимен- тальной философии, было направлено именно против гипотез о скрытых качествах, а не гипотез вообще, поскольку гипотезы о скрытых качествах невозможно проверить на опыте. Подлинные же гипотезы, допускающие экспериментальную проверку, составляют основу и исходный пункт всех исследова- ний в естествознании. Как нетрудно понять, сами принципы механики тоже являются гипотезами весьма глубокого и общего характера, многократно проверенными и подтвержденными опытом и практикой. При разработке метода принципов Ньютон ориентировался также на аксиоматический метод, блестяще примененный Евк- лидом при построении элементарной геометрии. Однако вместо аксиом он говорил о принципах, а математические доказатель- ства отличал от экспериментальных доказательств, поскольку последние имеют не строго достоверный, а лишь вероятный ха- рактер. Важно также обратить внимание на то, что знание принципов или законов, управляющих явлениями, не предпола- гает раскрытия их причин. В этом можно убедиться из оценки Ньютоном закона гравитации, или всемирного тяготения. Он всегда подчеркивал, что этот закон устанавливает лишь количе- ственную зависимость силы тяготения от произведения величин тяготеющих масс и квадрата расстояния между ними:

F = gm 1 m 2 /r 2 ,

где F — сила тяготения;

55

m 1 , m 2 — тяготеющие массы;

r

— расстояние между ними;

g

— постоянная тяготения.

Что же касается причины тяготения, то он считал ее раскры- тие делом дальнейших исследований. «Довольно того, что тяго- тение на самом деле существует, действует согласно изложен- ным нами законам и вполне достаточно для объяснения всех движений небесных тел и моря», — писал Ньютон. Открытие универсальной силы гравитации считается под- линным триумфом системы механики Ньютона. Эта сила дейст- вует между любыми телами во Вселенной, как бы велики или малы они ни были. Не случайно поэтому сам закон называют законом всемирного тяготения. Как пришел к его открытию Ньютон? Историки науки, изучившие не публиковавшиеся раньше рукописи Ньютона, обнаружили совершенно неизвестный до этого факт. Оказывается, Ньютон посвятил немало времени ал- химическим исследованиям, пытаясь найти способ получения золота из других, так называемых неблагородных металлов. Изу- чая способность различных веществ вступать в химические ре- акции, он пришел к заключению о существовании определен- ной силы химического сродства между ними. Пытаясь найти более глубокую и общую причину этой силы, Ньютон обратился к астрономии, чтобы использовать точные математические ме- тоды для исследования. Неожиданно для себя он открыл уни- версальный закон гравитации, который не имеет прямого отно- шения к силе химического сродства между веществами, но яв- ляется фундаментальным свойством всех тел, обладающих мас- сой. Такие гравитационные силы, или силы притяжения между телами, действуют без какой-либо промежуточной среды, а их сила убывает обратно пропорционально квадрату расстояния между ними. Сам Ньютон, как мы видели, вопрос о природе этих сил оставил решать будущим поколениям. Поскольку в механике отвлекаются от качественных измене- ний тел, постольку для ее анализа можно было широко пользо- ваться математическими абстракциями и созданным самим Ньютоном и одновременно Готфридом Лейбницем (1646—1716) анализом бесконечно малых величин. Благодаря этому изучение механических процессов было сведено к их точному математи- ческому описанию. Для такого описания необходимо и достаточно было задать, во-первых, координаты тела и его импульс mv и, во-вторых, за-

56

кон или уравнение его движения. Все последующие состояния движущегося тела точно и однозначно определяются его на- чальным состоянием. Таким образом, задав это состояние, мож- но было определить любое другое его состояние, как в будущем, так и в прошлом. Вследствие этого исчезало всякое различие между настоящим, прошлым и будущим. В принципе любое за- данное состояние можно было рассматривать как начальное, потому что все они являются эквивалентными для описания ме- ханических процессов. Отвлечение от качественных различий между телами пре- вращало, таким образом, механику в чисто абстрактную матема- тическую схему, которую нельзя было непосредственно соотне- сти с объективной реальностью. Все перечисленные и некото- рые другие особенности предопределили ограниченность меха- нистической картины мира, которые были преодолены в ходе последующего развития естествознания.

3.3. Основные принципы механистической картины мира

Открытие принципов механики действительно означает под- линно революционный переворот, который связан с переходом от натурфилософских догадок и гипотез о скрытых качествах и других спекулятивных измышлений к точному эксперименталь- ному естествознанию, в котором предположения, гипотезы и теоретические построения проверялись наблюдениями и опы- том. Следовательно, возникновение механики было крупным шагом в изучении природы, а именно законов механического перемещения земных и небесных тел в пространстве с течением времени. Поэтому механику как науку не следует отождествлять с механицизмом, т.е. стремлением распространить ее понятия и законы на другие процессы и формы движения материи, а тем более на весь мир в целом. Но именно такое стремление харак- терно для механистического воззрения на природу, к анализу которого мы обратимся. Принцип симметрии, или обратимости, времени. Поскольку при заданных первоначальных условиях состояние движения механической системы как в будущем, так и в прошлом зависит только от начальных условий движения, то в законах и уравне- ниях механики знак времени можно менять на обратный. Сле- довательно, время никак не влияет на изменение состояния движущихся тел и поэтому имеет обратимый характер. Очевид-

57

но, что подобное представление является схематизацией и уп- рощением реальных процессов, поскольку оно отвлекается от фактических изменений, происходящих с телами с течением времени. Таким образом, для классической механики и механистиче- ской картины мира в целом характерна симметрия процессов во времени, которая выражается в обратимости времени. Отсюда легко возникает впечатление, что никаких реальных изменений при механическом перемещении тел не происходит. Задав урав- нение движения тела, его координаты и импульс в некоторый момент времени, можно точно и однозначно определить его со- стояние в любой другой момент времени, как в будущем, так и в прошлом. Итак, все состояния механического движения тел по отношению ко времени оказываются в принципе одинаковыми, поскольку время считается обратимым. Как это ни покажется удивительным, но такое представле- ние о времени как о простом геометрическом параметре движе- ния впервые было подвергнуто критике только после того, когда физики стали изучать тепловые процессы в термодинамике, ко- торые имеют ярко выраженный необратимый характер. Ведь тепло передается от нагретого тела к холодному, но не наоборот. Но и тогда проблема пересмотра понятия времени в физике не была разрешена, и ученые в своих уравнениях не учитывали на- правления времени и продолжали считать настоящее тождест- венным прошлому и будущему. В качестве иллюстрации не- обычности такого подхода можно использовать киноленту, на которой снято падение камня в воду. Если начать демонстриро- вать ее с конца, то зритель увидит, как камень сначала выскаки- вает из воды, затем начинает двигаться в воздухе, пока не попа- дет в руку бросившего его человека. Несмотря на такую пара- доксальную картину, представление об обратимости времени прочно укоренилось в физике. Даже в современных физических учениях — теории относительности и квантовой механике — время продолжают рассматривать как простой геометрический параметр, направление которого можно менять на обратное. Только в новейших научных исследованиях по неравновесной термодинамике, и особенно в синергетике, такие представления начали подвергаться серьезной критике, ибо они противоречат не только нашим интуитивным представлениям и жизненному опыту, но и результатам исследований биологических и соци- альных систем, которые ясно свидетельствуют об их изменении и развитии с течением времени.

58

Принцип механического детерминизма. Все механические процессы подчиняются принципу строгого, или жесткого, де- терминизма, суть которого состоит в признании возможности точного и однозначного определения состояния механической системы ее предыдущим состоянием. Согласно этому принципу случайность целиком исключается из природы. Все в мире строго детерминировано, предопределе- но и задано предшествующими состояниями, событиями и яв- лениями. При распространении указанного принципа на дейст- вия и поведение людей неизбежно приходят к фатализму, т.е. вере в фатум, рок, предопределенность судьбы человека. Сам окружающий нас мир в механистической картине превращается в грандиозную машину, все последующие состояния которой точно и однозначно определяются ее предшествующими состоя- ниями. Такую точку зрения на природу наиболее ясно и образно выразил выдающийся французский ученый XVIII в. Пьер Симон Лаплас (1749—1827):

Ум, которому были бы известны для какого-либо данного момента все силы, одушевляющие природу, если бы вдобавок он оказался достаточно обширным, чтобы подчинить все данные анализу, обнял бы в одной формуле движения величайших тел Вселенной наравне с движениями легчайших атомов; не осталось бы ничего, что было бы для него недостоверно, и будущее, так же как и прошедшее, предстало бы перед его взором.

Конечно, сам Лаплас, говорящий об уме, обладающем уни- кальными способностями, хотел показать противоречие между возможностями теоретических предсказаний классической ме- ханики и практической их реализацией в действительности. Та- кие предсказания в механике опираются только на признание детерминистических законов, заключения из которых имеют необходимый и достоверный характер. Так как в классической механике рассматриваются лишь необходимые связи или отно- шения между явлениями или событиями, то и законы, управ- ляющие ими, имеют необходимый характер. Следствия, или предсказания, полученные при их применении, имеют вполне однозначный и достоверный характер. Поэтому в механистиче- ской картине мира совершенно исключаются случайные явле- ния. По мнению Лапласа, случайными мы называем такие явле- ния, причины возникновения которых остаются пока неизвест- ными. Как только мы познаем их, они перестанут быть случай- ными. Таким образом, механистическая концепция детерми- низма основана на отрицании существования случайных явле-

59

ний и событий в мире. Конечно, в абстракции можно вообра-

зить мир, в котором действуют только детерминистические за- коны, но такой мир мало похож на реальный, в котором наряду

с необходимостью действует также и случайность. Чем сложнее

и запутаннее явления и процессы, изучаемые такими отраслями естествознания, как химия, биология, физиология и психология, тем бо льшую роль играет в них случайность. Поэтому для пред-

сказания случайных массовых явлений необходимо было распо- лагать некоторыми приемами и способами. Вначале для предсказания будущих явлений и событий в ес- тествознании применяли общие законы, подобные законам Ньютона. Такие законы называют детерминистическими, а пред- сказания, основанные на них, достоверными. В отличие от них, предсказания, опирающиеся на законы случая, называют сто- хастическими (от лат. stochastic — случайный, предполагаемый), а предсказания — вероятностными. Детерминистические законы раньше часто называли также динамическими законами, а сто- хастические — до сих пор называют статистическими. Такое на- звание объясняется тем, что для определения вероятности слу- чайных событий чаще всего используются статистические мето- ды исследования. Однако вероятность может быть определена и другими методами, хотя в естествознании и опытных науках она в подавляющем большинстве устанавливается статистическими способами. Предпочтительнее называть данные законы стохас- тическими, поскольку этот термин указывает на их вероятност- ный характер и тем самым отличает от детерминистических за- конов, предсказания которых достоверны. Принцип редукции, или сведе ния сложных процессов к механи- ческим явлениям. Под редукцией в общем случае подразумевают сведе ние законов сложных форм движения материи к более простым. После впечатляющих достижений классической меха- ники в области точного предсказания солнечных и лунных за- тмений, открытия новых планет специалисты других наук пред- приняли немало попыток применить принципы и законы меха-