Вы находитесь на странице: 1из 37

Новые «Денискины рассказы»

Трио Бандуристов
www.udaff.com

СТАРЫЙ МОРЕХОД...........................................................................................................2

ЗАКОЛДОВАННАЯ БУКВА..............................................................................................6

РОВНО 25 КИЛО..................................................................................................................8

НЕ ХУЖЕ ВАС, ЦИРКОВЫХ!........................................................................................12

ТАЙНОЕ ВСЕГДА СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ..............................................................16

ОДНА КАПЛЯ УБИВАЕТ ЛОШАДЬ............................................................................18

НИЧЕГО ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ.....................................................................................21

ЧТО Я ЛЮБЛЮ..................................................................................................................24

НАДО ИМЕТЬ ЧУВСТВО ЮМОРА..............................................................................25

КОТ В САПОГАХ...............................................................................................................28

СМЕРТЬ ШПИОНА ГАДЮКИНА.................................................................................31

Москва 2003
Старый мореход
Марья Петровна часто ходит к нам чай пить. Когда мамы нету дома. Папа запирает
меня в моей комнате и говорит, чтобы я сидел тихо, тогда он купит мне мороженое. А сам
идет с Марьей Петровной в родительскую комнату и чай там с ней пьет.
Ха, так я и поверил! Нашли дурака! Я-то знаю, что они там другим чем-то
занимаются. Скорее всего в карты играют. Потому что я не раз уже слышал папин голос
из-за двери "А теперь, может быть, по тузу?". Марья Петровна, как правило, соглашается,
видимо, она тузов не боится и карты у нее сильные, может, даже и козыри, хуй знает.
Но, я вида не подаю, что в курсе дела, сижу тихонько у себя в комнате и подрачиваю.
Эта Марья Петровна меня уже задолбала. Как увидит меня, так тут же начинает
приставать: кем я хочу быть. Я ей уже пять раз объяснял что хочу быть пожарником, а она
всё спрашивает. Чудная.
Первый раз она к нам пришла еще весной, когда на крыше коты орали. Заходит в
квартиру, меня увидела, схватила и давай трясти и приговаривать: "Ой, кто это у нас тут?
А как тебя зовут?"
Мне она сразу не понравилась, жирная какая-то, расфуфыренная, и пахнет от неё
пиздятиной за версту. У меня аж горло сжалось от этого запаха. Не знаю что в ней папа
нашел. Наверно, это его начальница, потому что иначе бы он, наверное, нипочем не стал
бы играть с ней в карты.
Я в первый раз не хотел уходить к себе в комнату, а хотел посидеть в родительской,
потому что там телевизор стоит. Но она подошла ко мне, присела на корточки, чтобы
прямо в глаза мне смотреть (я тогда чуть в обморок от еёного запаха не упал) и говорит:
- Будь умницей, иди к себе в комнату, а я в следующее воскресенье приду, саблю тебе
за это подарю.
- Саблю?
- Да, саблю. Настоящую, буденовскую, кривую.
И я сразу же побежал к себе в комнату. Вообще то мне эта сабля в хуй не впилась, но я
знал одного перца ебанутого, коллекционера оружия, так вот ему можно было с выгодой
продать её.
Я прибежал к себе в комнату, лег на диван и стал думать что я сделаю с деньгами
которые получу за эту саблю. Шоколадок накуплю, жувачек. Алёнке дам немного, чтобы
она нам с Мишкой пизду показала, а то она наебывает только. Наобещает, а потом - хуй!
Ещё хорошо бы щенка купить бойцовской породы, чтобы потом натравливать его на
дворняг из нашего двора, и на кошек.
И я так лежал и думал, и слышал стоны и вопли Марьи Петровны, небось,
проигрывала, сука, и так незаметно заснул. И всю следующую неделю, когда засыпал,
думал об этом.
А в воскресенье утром я проснулся раньше всех, позавтракал и стал ждать Марью
Петровну.
Папа, когда позавтракал, свернул газету и говорит:
- Пошли, Дениска, пива попъем, я угощаю.
На папашу иногда находят приступы безумия, как сейчас, например. Какое в пизду
пиво, на хуй? Мне ведь еще и двенадцати нет! Не, правда, я однажды пивом обожрался, но
это без папы было. Меня парни во дворе напоили, сказали, что пора уже типа. Ну, пора
там, не пора, а полквартиры я с этого пива заблевал потом. Родители так ни хуя и не
поняли, думали, я шоколадным маслом отравился несвежим.
Ну, я так деликатно не стал папаше указывать на его слабоумие, говорю вежливо:
- Что ты, папа! Сегодня ж Марья Петровна должна придти, саблю мне принести! А
вдруг она придет когда меня дома не будет? Нет, не пойду. Я уже покупателя на саблю
нашел, он уже землю рогом роет.
Папа хмыкнул, достал из холодильника бутылку водки и начал её пить. Как говорят
старшие ребята во дворе - в одно жало.
А я оделся и вышел во двор, чтобы сразу заметить Марью Петровну, когда она придет
ко мне с саблей.
Тут Мишка подбегает:
- Дениска, привет, ты чего тут торчишь? Там в подвале бомжиха пьяная лежит, её
Костик раздел догола и сейчас палкой в пизду тыкает. Побежали, посмеёмся!
- Ты, Мишка, с ума сошел! Мне сегодня саблю должны принести, а ты тут с
глупостями пристаешь!

2
Мишка пожал плечами и побежал в подвал - тыкать пьяную бомжиху палкой и
смеяться.
А я остался ждать Марью Петровну. И каждый раз, когда во двор заходила какая-
нибудь женщина, я весь вздрагивал - так мне хотелось чтобы это была ОНА. Но это все
были какие-то другие женщины.
Потом я пошел домой пообедать.
Во время обеда папа опять сказал, как бы между прочим:
- Ну так ты идешь по пивку хряпнуть?
Глаза залил, хули, совсем рамсы попутал. Я говорю:
- Нет, я подожду. Ведь она обещала придти, не может же быть, чтобы она не пришла.
И снова пошел во двор.
Но она не пришла. А я не попил в этот день с папой пива и не потыкал палкой пьяную
бомжиху, и папа, когда пришел из пивной, велел мне уходить домой. Он обнял меня за
плечи и сказал:
- Да типа, не ссы, сынок, всё в твоей жизни еще будет... и сабля, и хуябля..... пошли-ка
домой лучше...
Но я, когда лег спать, все равно стал думать про саблю, и про Алёнкинку пизденку, и
про жувачки....
И время потекло, оно проходило, и я почти совсем забыл про Марью Петровну, как
вдруг однажды, пожалуйте! Дверь растворяется, и она входит собственной персоной. И
сережки в ушах звяк-звяк, и с папой чмок-чмок, и на всю квартиру пахнет чем-то кисло-
сладким.
Но я не вышел к Марье Петровне, я сидел за шкафом, потому что я сердился на Марью
Петровну.
А она прошла к папе в комнату как ни в чем не бывало, вот что было удивительно! И
когда она наигралась в карты с папой вдоволь, она вдруг ни с того ни с сего заглянула за
шкаф и схватила меня за подбородок.
- Ты что такой угрюмый?
- Ничего, - сказал я.
- Давай вылезай, - сказала Марья Петровна.
- Мне и здесь хорошо! - сказал я.
Тогда она захохотала, и все на ней брякало от смеха, а когда отсмеялась, сказала:
- А чего я тебе подарю...
Я сказал:
- Ничего не надо! Вы сраная пизда, Марья Петровна! Жирная крашеная старуха с
отвратительно вонючей промежностью! Я вас ненавижу! Убирайтесь на хуй с глаз моих!
Вот так и сказал.
Марья Петровна вскинула одну бровь и очень серьезно так спросила:
- Это почему это у меня промежность вонючая?
Ха! А то я промежность не нюхал никогда!
Не, живую-то я не нюхал, это верно. Но мы с Мишкой Слоновым как то раз откосили
урок физкультуры, пробрались тайком в девчоночью раздевалку и перенюхали все
трусняки наших девченок, в том числе и Аленкины. Ну так я вам скажу так - все они без
исключения пахнут обыкновенным говном. А Аленкин трусняк больше всех. Так что, я
знаю как должны пахнуть промежности бабские.
Улыбаюсь так ехидно и говорю Марье Ивановне:
- Хуй знает, Маш, почему… Но, вероятно, потому что ты ее не моешь ни хуя
проточной водой с мылом "Dove". Наебала меня с саблей, сука? Поди в пизду, старая
овца!!! Убирайся!!!
Марья Петровна покраснела вся, потом разревелась и выбежала из нашей квартиры.
Скатертью дорожка!
А папа подошел ко мне, обнял за плечи и спросил:
- Ну что ж ты так, братец?
- Да потому что она говняная пиздаболка! - сказал я и от обиды заплакал. - Что ты в
ней нашел, пап?
- Да ни хуя не нашел, сынок..... Просто она моя начальница, вот и приходится.....
Давай-ка, брат, лучше почитаем чудесную книжку про собак. Называется "Нервы ни в
пизду". Питон написал.
И папа достал с полки книжку и начал её читать.
Он здорово читает, мой папа. И книжка была замечательная. Там рассказывалось про
приключения одного человека, Старого Морехода, как он собак из рогатки убивал за то,
что те срали во дворе. Да и не только про это, там много чего интересного было. Про то,

3
как этого Старого Морехода все постоянно доставали и изматывали его нервы. А он,
даром что был больной, одинокий и немощный, но спуску обидчикам не давал, и всегда
мстил им с помощью подлости, лжи и стяжательства.
Очень интересная книжка! Папа смеялся, как идиот, ну, я тоже хихикнул пару раз.
А потом, когда дочитали её и принялись вспоминать с самого начала, папа снова
рассмеялся и сказал:
- А этот хорош-то, Старый Мореход! Тоже всех наебывал, по типу Марьи Петровны!
Но я сказал:
- Что ты, папа! Совсем не похоже! Ведь Старый Мореход наебывал и строил подлости
людям, чтобы спасти свои нервы! А Марья Петровна? Разве у неё нервы ни в пизду?
- Да нет, нормально у неё всё с нервами вроде.....
- Вот видишь! Для неё это просто развлечение такое было, пообещать мне саблю и
наебать! Поэтому то она и есть сраная пизда! Понятно теперь?! А Старый Мореход не
такой был, ведь если б он не наебывал всех, то давно бы умер в порту под ветром и
дождем от истощения нервной системы. Ведь это совершенно разные вещи, понимаешь?
- Да, теперь, кажется, начинаю понимать - сказал папа и улыбнулся. - А тебе, братец,
давно спать уже пора, кстати, так что давай, спокойной ночи.
И папа выключил свет и вышел из комнаты.
А я ещё долго лежал и ворочался и не мог уснуть, но когда уже почти заснул, то
подумал:
"Нет, эту ужасную Марью Петровну нельзя даже и сравнить с таким человеком как
мой милый, добрый Старый Мореход"
С такими мыслями я и заснул. И что вы думаете?
Старый Мореход пришел ко мне во сне! Приснился, то есть.
Правда, я не сразу понял, что это именно он. Ничего мореходного в нем не было.
Наоборот, это был такой щуплый коротышка с глумливым лицом, никакого попугая на
плече, никакой капитанской трубки в зубах. И я бы никогда так и не понял, кто это, если
бы не спросил:
- Йобаны, ты кто такой, бля?
Я часто слышал, что именно так обращаются друг к другу взрослые мальчишки у нас
во дворе. Поэтому так и спросил. Чтобы не показаться совсем уж защеканцем каким.
- Я - Старый Мореход! - ответил коротышка важно, но каким-то писклявым голосом.
Я, ясен перец, не поверил. Поэтому сделал презрительную гримасу и насмешливо
произнес:
- Да ну!? А чем докажешь? - и сплюнул сквозь зубы ему под ноги.
Под ноги не получилось, и плевок попал мне на мою голую коленку, потому что я
стоял в одних трусах. Ну сон ведь, хули.
Старый Мореход пристально посмотрел мне в лицо и медленно произнес:
- Чем докажешь, говоришь? А ты знаешь, мальчик, что такое "живой и светится"?
О, да! Я это хорошо знал!
Как-то раз мама подарила мне красивый пластмассовый самосвал, а я его проебал. Ну,
не совсем уж проебал, а выменял его у этого козла Мишки Слонова на спичечный коробок
со светлячком. Он мне надул в уши, что это вообще какой пиздец - он, то есть, светлячок
этот ебаный, живой и светится! Ну, я повелся и отдал ему мой новый самосвал.
А вечером меня за это избил мой папаша. Проще говоря, вломил мне некислой такой
пизды. После чего мое умственное развитие затормозилось, и меня даже хотели
определить в интернат для умственно отсталых детей, но я каким-то чудом исхитрился
однажды получить в один день две пятерки - по диктанту и по арифметике - и родители
забили на меня хуй. В том смысле, что с интернатом решили повременить. Так что, что
такое "живой и светится" мне было хорошо известно.
Но, это Я знал! А вот знал ли об этом Старый Мореход?
Поэтому я решил прикинуться дурачком, пустил слюни и по возможности честно
изрек:
- Неа, дяденька, не знаю. Я же ненастоящий сварщик….
На что Старый Мореход довольно усмехнулся себе в усы….
Стоп! Пизжу. Не было у него усов.
Ну, просто усмехнулся, и говорит:
- А я тебе щас покажу!
С этими словами он извлек из своих штанов писуна и приблизил его к моему детскому
лицу:
- Смотри!!! - говорит - Видишь? Живой и светится!
Ну, что я могу сказать?

4
Хуй-то я и раньше видывал, свой, как правило. Но он, гад, действительно светился!!!!
В смысле, хуй евоный. Этаким зеленоватым светом. Чудеса, йопт….
- Фосфор? - поинтересовался я, вспоминая сказку о собаке Баскервилей.
- Хуйосфор! - раздраженно ответил Старый Мореход. - Фосфор у тебя в ушах. А это -
хуй!!! Реальный, причем.
- Да? - тут я попытался поспорить - В ушах, вроде бы, сера…..
- Это у лохов сера, - перебил меня Старый Мореход - Или у таких идиотов, как ты. А у
нормальных пацанов - фосфор. Короче, видишь? Живой и светится! Соси, малыш…..
Тут я проснулся. Все ебало в фосфоре…. Тьфу, бля! В поту все лицо мое. Ебал я в рот
такие сны! Ну, это…. Так ребята старшие во дворе говорят, когда им что-либо не нравится.
А тут и в школу пора.
А мне интересно! Правда ли, что в ушах фосфор должен быть, а не сера?
Дай, думаю, у отца спрошу. Уж он-то должен знать.
Выхожу на кухню. Там папаша с утра уже ест водку.
- Папа, а кто такие проститутки?
Вообще-то, я не то хотел спросить. Про фосфор хотел. Хуй его знает, как так
получилось.
Папа посмотрел на меня так ласково, лицо его потеплело.
- Видишь ли, сынок… - задумчиво произнес папа и засунул руку в карман своих
пижамных брюк. И замолчал. Минут на пять.
Потом снова посмотрел на меня, но уже как-то отрешенно, и спросил:
- Ты уроки сделал?
Я проигнорировал его более чем неуместный вопрос и в ответ тоже спросил:
- Пап, а фосфор в ушах есть?
Папа вытащил руку из кармана, понюхал зачем-то пальцы, вздохнул и сказал:
- Нет, сынок, это фантастика….
А что было дальше, потом расскажу, и так уже до хуя написал….

5
Заколдованная буква
Однажды под новый год мы гуляли во дворе - Алёнка, Мишка, Костик и я. Мы
построили снежную крепость и теперь сидели в ней внутри и болтали о всякой всячине.
Тут Мишка говорит с важным видом:
- А у меня чо есть.....
- Что?
- Не скажу!
- Да говори ты , Мишка, что ты как дурак!
И Мишка рассказал нам что у него есть. Оказывается к его старшему брату недавно
приходили друзья из ПТУ и принесли ему целый стакан какой-то травы. Представляете!
Целый стакан травы посреди зимы! Вот так так! Правда она была сушеная, но всё равно
здорово. И Мишка подсмотрел куда брат спрятал етот стакан, и потом, когда брат ушёл,
отсыпал себе оттуда маленький коробочек этой травы, и теперь принес её нам показать.
Ай да Мишка! Ай да молодец! Он достал из кармана пальто етот коробок и передал
нам посмотреть. Мы все поочереди брали его и смотрели на эту траву и вспоминали лето,
как кто отдыхал и у нас было просто чудесное настроение! А потом мы вспомнили что
скоро новый год и настроение стало ещё лучше. И вот так вот мы смотрели на эту траву и
улыбались, как дурачки, а идиот-Костик даже пустил слюну от восторга.
А потом Алёнка вспомнила как в конце лета она в деревню жгла оставшуюся на полях
траву и какой при этом был чудесный запах. И мы тоже вспомнили такое и стали
наперебой уговаривать Мишку сжечь етот коробок, чтобы снова вспомнить тот запах
горелой травы. Мишка сначала отнекивался, но потом согласился.
И я сбегал домой за спичками, а когда вернулся то снова забрался в нашу снежную
крепость, взял у Мишки етот коробок и аккуратно рассыпал траву по снегу. Получилась
такая небольшая кучка, а потом я взял спичку, зажег её и поджог траву. Трава начала
преть и по снежной крепости распространился восхитительный сладковатый запах. Он был
такой замечательный что мы вдыхали его и задерживали дыхание чтобы подольше
насладиться воспоминаниями о лете.
И вот так мы вот сидели, нюхали как горит трава и постепенно стали улыбаться, а
идиот-Костик все норовил самым носом залезть в преющую кучку, чтобы побольше
воспоминаний набраться. А потом трава вся выгорела и настроение у нас стало просто ого-
го - мы все сидели в нашей крепости и улыбались как Костик, пуская слюни.
А потом мы вылезли на свежий воздух, смотрим - к нам во двор въезжает самосвал! А
в самосвале, вы ни за что не поверите - ёлка! Самая настоящая, с шишками, с иголками,
все как положено.
А потом из самосвала вылезает шофер и наш дворник, и дворник говорит шоферу:
- Надо её заактовать. И они вместе идут в домоуправление.
А мы остались смотреть на ёлку. А она, такая, лежит в кузове самосвала, темно и чо то
мне показалось бутто не елка ето лежит а какое-то сказачное чудовище и очень страшное.
Стою, чуть от страха не обсираюсь, на Мишку с Алёнкой посмотрел - тоже стоит не живы
не мертвы, глазами только хлоп-хлоп. Потом на идиота-Костика посмотрел - тот вообще от
страха весь скорчился, голову руками закрыл и сидит на корточках, трясется весь от ужаса.
Страшно, блять, просто охуеть как страшно! И тут во мне чото сломалось и я как заору во
всю глотку:
- ТИКАЕМ, БРАТЦЫ!!!!!
И мы все побежали подальше от етого страшного места, только пятки засверкали.
Бежим, не разбирая дороги, и у меня такое чувство будто за нами ёлка эта гонится, и от
етого писать хочется и ещо быстрее ногами перебирать.
Прибежали мы к Мишке, дверь на все замки закрыли, стоим, отдуваемся. Тут братец
его из комнаты с друзьями выходят, ржут, "Заебись шишки !" - говорят и - шасть на улицу!
Хотели мы их предупредить что там бешеная ёлка, да куда там!
И тут я чото как слово "шишки" услышал, таким оно смешным показалось, что я даже
заулыбался. Ведь всем известно что правильно совсем не так говорить. И Мишка тоже
заулыбался, и Алёнка. И даже идиот-Костик слюну пустил.
А потом Костик сказал:
- Сами они шишки, правильно не так. Правильно - "сыски"! И снова улыбается по-
идиоцки.
"Сыски"! Это он неправильно сказал! Мы с Мишкой и Алёнкой так и покатились со
смеху. А потом Мишка, видимо, решил нас пересмеять и начал смеяться особенно громко,
но и я решил не отставать, упал на пол, корчусь там, и смеюсь.

6
- Ха-ха-ха! - заливаюсь я на полу.
- Хо-хо-хо! - смеётся Мишка.
- Хи-хи-хи - хихикает Алёнка.
- Ы-ы-ы-ы-ы-ы - вторит нам идиот-Костик.
А потом мы с Мишкой просмеялись и он такой с важным видом говорит: Никакие не
"сыски", дурак ты ,Костик. Правильно говорить так: "Хыхки!".
Тут я вообще думал что умру со смеху! Упал под стол и лежу, дергаюсь там в
припадке смеха, на Алёнку смотрю - та посинела аж вся от хихиканья, ржот во всю глотку,
только слюни во все стороны летят. Костик тоже подвывает, да и Мишку чего-то прибило,
хотя сам и сказал неправильно, тоже по полу катается, сопли пускает. Опять то же самое:
Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! Хи-хи-хи! Ы-ы-ы-ы-ы-ы!
Ето наверное из-за того что новый год скоро у нас так настроение поднялось.
Долго мы так смеялись, я даже сикнул немного в штаны. Но потом кое-как
успокоились, и решили расходится по домам. Да и поесть мне почему-то захотелось очень
сильно, аж живот свело. И мы пошли по домоам.
А когда я пришел домой и поел, и уже укладывался спать, я ещё раз вспомнил все что
призошло сегодня за день и внятно сказал сам себе:
- Никакие не "сыски"! Никакие не "хыхки"! А коротко и ясно - "фыфки"!
Вот и всё!

7
Ровно 25 кило
Ура! Нам с уебанцем Мишкой дали пригласительный билет в клуб "Металлист", на
детский праздник. Это тетя Дуся постаралась: она в этом клубе главная уборщица. Хуй
знает что она там убирает, но у нее уже девять детей и муж-алкоголик.
Билет-то она нам дала один, а написано на нем: "На два лица"! На мое, значит, лицо и
на Мишкино. Помню, Мишка тогда еще сказал, что на билете не совсем правильно
написано, надо было написать "На одно лицо и на одно ебало". До сих пор не могу понять,
зачем он так сказал. Пошутил, наверно.
Мы с ним тогда очень обрадовались, тем более это недалеко от нас, за углом. А мне
всегда казалось в этом клубе собираются настоящие металлисты и слушают настоящую
металлическую музыку, а потом дерутся между собой и валяются на газонах все в
блевотине.
Нам с Мишкой металлисты всегда нравились. Несколько раз мы даже получали от них
пизды. А папа мне как-то сказал одну умную вещь:
- Денис! Чтобы не получать пизды от металлистов - сам стань металлистом!
И мы с Мишкой решили стать металлистами. Потому что нельзя бесконечно долго
ходить с разбитыми ебальниками. Это некрасиво и больно. А тут как раз эта мандавошка
тетя Дуся подогнала нам билет в клуб на два лица.
Мама сказала:
- Вы только там не балуйтесь.
И дала нам денег, каждому по пятнадцать копеек.
И мы пошли с Мишкой. Баловаться мы даже и не собирались. Ну его на хуй! Там и без
баловства реально было пизды отхватить.
Там в раздевалке была страшная толчея и очередь. Мы с Мишкой встали самые
последние. Потому что мудаки. Очередь чересчур медленно двигалась. Но вдруг наверху
заиграла музыка, и мы с Мишкой заметались из стороны в сторону, чтобы поскорее снять
пальто, и многие ребята тоже, как только услышали эту музыку, заметались, как
подстреленные, и даже стали реветь, что они опаздывают на самое интересное.
Там какой-то певец пел на иностранном языке что-то вроде "Духаст! Духаст!"
Но тут, откуда ни возьмись, выскочила ебанутая тетя Дуся:
- Дениска с Мишкой! Ебать, бля! Хули вы там щемитесь-то? Сюда давайте!
И мы побежали к ней, а у нее свой отдельный кабинет под лестницей, там щетки стоят
и ведра. Тетя Дуся взяла наши вещи и сказала:
- Здесь и оденетесь, чертенята, ебать вас в сраки!
И мы понеслись с Мишкой по лестнице, через ступеньки, наверх. Ну, а там
действительно было красиво! Ничего не скажешь! Все потолки были увешаны
разноцветными бумажными лентами и фонариками, всюду горели красивые лампы из
зеркальных осколков, приятно пахло клеем "Момент", играла музыка, и в толпе ходили
наряженные под пидаров артисты: один хуярил на трубе, другой - на барабане. Одна
тетенька была одета как лошадь, и зайцы тоже были, и кривые зеркала, и Петрушка.
Более всего меня поразил один смешной мальчик. Он был одет в такой красивый
молдаванский наряд с меховой жилеткой и островерхой папахой, он играл на дудочке и от
него пахло говном, а на спине его жилетки бисером красиво было вышито "Сфинкс".
Он так жалостливо играл на своей деревянной дудочке, что Мишка не выдержал,
заплакал и отдал ему свои пятнадцать копеек. Мальчик вежливо поблагодарил и
таинственно произнес:
- Минут через 20 заходите в туалет, я у вас пососу.
Мы, конечно, согласились, но ни я, ни Мишка, так ни хуя и не поняли. Что он там
собирался пососать? У нас ведь не было никаких леденцов с собой, и мороженого тоже не
было. Но Мишка сказал:
- Хуйня! Что-нибудь, да пососет! Такие ребята всегда найдут что пососать.
А в конце зала была еще одна дверь, и на ней было написано: "Комната
аттракционов".
Я спросил:
- Это что такое?
- Это разные затеи, - ответил умный Мишка
И правда, там были разные затеи. Например, затея для идиотов. Там висело яблоко на
нитке, и надо было заложить руки за спину и так, без рук, это яблоко грызть. Но оно
вертится на нитке и никак не дается. Это очень трудно и даже обидно. Чувствовалось, что

8
придумал эту затею какой-то пидарас. Я два раза хватал это яблоко руками и кусал. Но
мне не давали его сгрызть, а только смеялись, обзывались олигофреном и отнимали.
Еще там была стрельба из лука, и вот, кто попадет в картонку, в центр, где нарисована
обезьяна, тому приз - хлопушка с секретом.
Мишка стрелял первый, он долго метился, а когда выстрелил, то разбил одну далекую
лампу, а в обезьяну не попал...
Я говорю:
- Эх ты, стрелок!
- Это я еще не пристрелялся! Если бы дали пять стрел, я бы пристрелялся. А то дали
одну - где тут попасть!
Я повторяю:
- Давай, давай! Гляди-ка, я сейчас же попаду в обезьянку!
И дяденька, который распоряжался этим луком, дал мне стрелу и говорит:
- Ну, стреляй, снайпер! - и в сторону шопотом добавил - Хуев…
И сам пошел поправить обезьянку, потому что она как-то покосилась. А я, между
прочим, все слышал, думаю, ну пиздец тебе! И спустил тетиву.
Стрела - хуяк! И вонзилась дяденьке в жопу. И там, в жопе, затрепетала.
Все вокруг захлопали и засмеялись, а дяденька обернулся, как ужаленный, и закричал:
- Что тут смешного? Охуел? Уходи, лось молодой, нет тебе больше никакого лука! Хуй
тебе, а не лук!
Я сказал:
- Я не нарочно! - и ушел от этого места, тем более, что дяденька отобрал у меня этот
лук и втихаря ебнул поддых.
Просто удивительно, как нам не повезло, и я был очень сердитый, и Мишка, конечно,
тоже.
И вдруг видим - стоят весы. И к ним небольшая веселая очередь, которая быстро
движется, и все тут шутят разные глубинные шутки и хохочут. И около весов клоун.
Я спрашиваю:
- Это что, блядь, за весы?
А мне говорят:
- Становись, взвешивайся. Если в тебе окажется двадцать пять кило весу, тогда тебе
счастье случится. Получишь премию: годовую подписку на журнал "Мурзилка".
Я говорю:
- Мишка, сука, давай попробуем?
Гляжу, а Мишки нет. И куда он съебал, неизвестно. Я решил один попробовать. А
вдруг я вешу ровно 25 кило? Вот будет пиздец из пиздецов!
А очередь все движется, и клоун в клоунской пидарке ловко так щелкает рычажками и
все шутит да шутит:
- У вас семь кило лишних - меньше жрите бикмаков! На хуй! - Щелк-щелк! - А вы,
уважаемый товарищ, еще мало каши ели, и всего-то вы тянете девятнадцать килишек!
Заходите через годик. - Щелк-щелк!
И так далее, и все смеются, и отходят, очередь движется, и никто не весит ровно
двадцать пять кило, и вот доходит дело до меня.
Я влез на весы - рычажки щелк-щелк, и клоун говорит:
- Ого! Знаешь игру сунул-вынул?
Я говорю:
- Неа, я же не настоящий сварщик!
Он говорит:
- Хуйня! У тебя довольно близко получилось. Твой вес двадцать два кило пятьсот
граммов, не хватает ровно два пятьсот. А жаль. Будь здоров!
Подумаешь, всего только два пятьсот не хватает! Чувствую, зря я с утра посрал.
У меня совсем настроение испортилось. Вот какой день невезучий! Йобаный в рот!
И тут Мишка появляется.
Я говорю:
- Где это ваша милость пропадает?
Мишка говорит:
- Ситро пил.
Я говорю:
- Хорош, нечего сказать. Я тут стараюсь, "Мурзилку" выигрываю, а он ситро пьет.
И я ему все рассказал. Мишка говорит:
- А ну-ка я!
И клоун щелкнул рычажком и захохотал:

9
- Небольшой перебор-с! Двадцать пять кило пятьсот граммов. Вам следует похудеть.
На хуй! Следующий!
Мишка слез и говорит:
- Еба-а-а-а-ать, зря я ситро пил...
Я говорю:
- А при чем здесь ситро к хуям?
А Мишка:
- Я целую бутылку выпил! Прикинь?
Я говорю:
- Ну и хули?
Мишка даже разозлился:
- Да разве ты не знаешь, придурь, что в бутылке помещается ровно пол-литра воды?
Я говорю:
- Знаю. Ну и что?
Тут Мишка прямо зашипел:
- А пол-литра воды - это и есть полкило. Пятьсот граммов! Если бы я не пил, я бы
весил ровно двадцать пять кило!
Я говорю:
- Гонишь?
Мишка говорит:
- Вот то-то и оно-то!
И тут меня словно током пиздануло!
- Мишка, - сказал я, - а Мишка! "Мурзилка" наш!
Мишка говорит:
- С хуя ли?
- А вот с какого хуя. Пришло мое время ситро пить. У меня как раз два кило пятьсот
граммов не хватает! Значит, надо пять бутылок выпить! По полкило!
Мишка даже подскочил:
- Ебать, бежим в буфет!
И мы, как олени, метнулись в буфет.
Мне мама дала пятнадцать копеек, да у меня еще был рублишко заныкан, так что на
пять бутылок ситра должно было хватить. Хуяк по карманам - пятнадцать копеек есть, а
вместо рубля хуй ночует! Что за на хуй?
- Мишка, - говорю - Жопа! Нету рубля!
А Мишка как-то подозрительно щемится, и вообще краснеет.
И тут я начинаю понимать.
- Кстати, - говорю я подозрительно - А ты-то на какие шиши ситро тут пил? Ты же
свои бабки отдал этому молдаванину Сфинксу!
Тут Мишка не выдержал и раскололся.
- Я, - говорит - Денис, тот рубль у тебя спиздил. Подрезал, бля, пока ты из лука
дяденьку стрелял.
- Ну? А сдача где? Ситро пятнадцать копеек стоит.
Ну, тут Мишка начинает щемиться совсем уж по-детски, замямлил что-то там,
заплакал. Говорит, что на сдачу купил всяких леденцов и отнес их тому молдавскому
мальчику, который на дудочке что-то жалостливое играл. Чтобы тот их пососал. А мальчик
этот взял Мишку под ручку, отвел его в туалет и вместо леденцов пососал там у него хуй.
Такой вот странный мальчишка оказался со странным именем Сфинкс.
- Ну и что? - заорал я грозно.
- Да ничего… - ответил Мишка и улыбнулся - Нормально так сосет…
- Заебись тебе! И ситра попил, и хуй тебе пососали! И все - за мои деньги! А мне
теперь журнал "Мурзилка" подламывается! Ну, не пидар ты после этого?
Мишка только горестно пожал плечами.
Хули, настроение на нуле, никаких призов не выиграли, "Мурзилку" проебали.
- Айда домой! - говорю я Мишке - Нечего тут больше тусоваться. А насчет рубля….
Завтра рубль двадцать отдашь, понял, нет?
- А где я тебе их к завтрему возьму? - начал было возражать Мишка - Я с завтраков
только через неделю могу скопить эту сумму.
- А по хуй! - и с этими словами я направился одеваться в каморку тети Дуси, а Мишка
уныло поплелся за мной. Там я рассказал о своих неприятностях тете Дусе. На что она
озорно улыбнулась и сказала:
- Пять бутылок ситра? Журнал "Мурзилка"? Два кило пятьсот грамм? Говно вопрос!
И достает откуда-то из-под своих тряпок пять бутылок пива "Балтика № 9".

10
- На, Дениска, пей! Помни мою доброту! Что ситро, что пиво - один хуй весят
одинаково! Будет у тебя "Мурзилка"!
Ну…. Что сказать…. Выпил я эту "Балтику № 9". Все пять бутылок. Потом я помню
все несколько фрагментарно. Мне Мишка потом рассказывал то, что я забыл.
Помню, вгромоздился я на эти ебаные весы. Стою, жду пока мне подписку выдадут в
качестве приза. Однако - хуй!
- Полутора килограммов не хватает, молодой человек! - весело орет мне в ухо клоун и
жестом предлагает сойти с весов.
- Ты чо, сукабля! - ору я в ответ. - А пизды? Меня не наебешь! Там ровно 25 кило
должно быть в кассе!!! Гони сюда этот "Плэйб…" тьфу, бля, "Мурзилку" на хуй! Мы не
ебаться какие металлисты! Щас пизды огребешь без базара!
И Мишка тоже орет типа нас не наебешь! Кому тут пизды?
Ну, клоун этот в залупу не стал лезть, подзывает к себе Мишку, как более адекватного,
говорит:
- Смотри, малыш, сам. Видишь, не хватает полутора килограммов? - и тыкает пальцем
в деления на весах.
Мишка смотрит и вроде как соглашается. Потом подходит ко мне и тихо так
интересуется:
- Слышь, Дениска, а ты пока сюда шел, больше никуда не заходил?
- Типа как это не заходил? - не стал спорить я - Заходил. Поссать заходил. В туалет.
- Только поссать?
- Ну…. А не! Меня еще там немножко вытошнило… А что?
- Ни хуя себе немножко! - разозлился Мишка - Ты нассал и натошнил на полтора
килограмма. Все. Пиздец "Мурзилке"!
Тут я начал немножко соображать. Причем настолько хорошо, что вспомнил, что под
тряпками у тети Дуси оставалось еще три бутылки этого пива. Как раз на полтора
килограмма.
Я пригрозил клоуну пиздюлями, велел ему больше никого на весы не ставить, а сам
подорвался обратно в каморку тети Дуси.
Хорошо, что я ее застал на месте. Она обнималась с молоденьким молдаванином, и ей,
в общем-то, все было до пизды в тот момент. Я схватил три бутылки "Балтики № 9",
открыл их зубами, как это делали мальчишки у нас во дворе, и выпил их залпом минут за
пять.
Что было потом - вообще ни хуя не помню.
Мишка рассказывал, что "Мурзилку" мы все-таки выиграли. Весы показали ровно 25
кило! После чего меня опять стошнило прямо в рожу этого мерзкого клоуна, и я обильно
обоссался прямо на весах. Хорошо, что это было уже после того как тот клоун выдал нам
заветный приз.
Потом Мишка еще рассказывал как я искал того молдованина, чтобы тот и у меня
пососал хуишко, но никого не нашли, и в конце концов все-таки мы получили пизды от
металлистов. Но, это было уже не в клубе, а на улице. А походу у меня все же кто-то
пососал. Скорее всего, Мишка. Но я не могу быть в этом уверен до конца, поэтому на этом
и не настаиваю.
Потом я еще дома получил пизды. Уже от родителей. За то, что проебал где-то свое
пальто. А вовсе не за то, что я был несколько пьян. Мама с папой и сами были, как
обычно, пьяные в сраку.
Да, и журнал "Мурзилка" я тоже проебал. Не помню где. Да и хуй с ним! Зато я с тех
пор твердо помню, что поллитра пива весит ровно полкило. А что еще надо знать ребенку?
Много будешь знать - скоро состаришься, ибо, как говорил царь Соломон, знания
умножают скорбь…..

11
Не хуже вас, цирковых!
Я теперь в цырк - ни ногой! Раньше еще любил туда сходить - на силача Бамбулу там
посмотреть, на дрессировщиц в обтягивающем трико передернуть, но теперь - хуй! А всё
вот из-за чего.
Пару месяцев назад к родителям пришли гости и они давай бухать, а жратвы-то в
доме, как всегда, нет, ну меня папа и послал в магазин за помидорами на закусь, сам как
будто сходить не мог, говнюк....
Ну, купил я эти помидоры, сметанки, там, чтоб у папки хуй резвее стоял во время секса
с мамой и иду себе домой.
Вдруг за спиной кто-то как крикнет:
- Дениска, стой!
Я чуть не обосрался от страха - такой мерзкий голос! Оборачиваюсь - а там тетя Дуся
стоит, ну та ебанутая уборщица из клуба "Металист", где я в тот раз в битве за журнал
"Мурзилка" заблевал клоунскую голову и таки получил пизды от самих металистов, это
мне Мишка рассказал потом, сам-то я не помню нихуя.
- Здравстуйте, тетя Дуся, мне домой пора... - ну её нахуй, общаца ещо с ней...
- А ты откуда это?
Блять, вот ебанутая то! Видит же, что я с авоськой, в которой помидоры и пакет
сметанки, а все туда же - спрашивает!
- Из магазина я, тетя Дуся. Ну, я пошел.
- Вот тебе раз! Уже и в магазин сам ходит! Ай да Дениска!
Чудная она какая-то, ей богу, чудная! Мне уже девять лет, я еще три года назад кота
сам кастрировал, а она удивляется, что в магазин уже хожу. Не стал даже отвечать ей,
развернулся и пошел себе. А она опять кричит за спиной:
- Стой!
- Блять, ну что еще-то?!
Она, такая, прищурилась и спрашивает:
-А в цырк хочешь сходить? На халяву, у меня подруга там уборщицей работает.
Вот ведь сука, а! Знает мою страсть к халяве и играет на этом.
- А укротительница Зверобоева там будет? - спрашиваю я её, потому что мне она
охуенно нравится, даже больше нравится, чем кино про ихтиандра смотреть. Да вы бы её
увидели, тоже бы слюнки распустили: упругая вся такая, аккуратная, а главное - одевается
так, что даже у идиота Костика встает - лифчик маленький и блестящий и трусы такие же,
как обертка от конфеты "грильяж".
- Будет, обязательно будет! И клоуны будут, и жонглеры!
Вот тупая-то, а!? Мне эти клоуны с жонглерами в хуй не впились, пускай говно месят
друг другу за кулисами до усрачки, пока меня не касается - мне все равно! Да и папа
говорит: "Нет, Дениска, на свете пидарасов гаже клоунов и жонглеров" и я ему верю, ведь
он замечательный, мой папа.
Ну что делать? Впечатлений для вечерней дрочки набратся - святое дело, согласился я,
в общем, сходить в этот цырк.
Мы пришли в него с тетей Дусей и она там встретила свою подругу-уборщицу, зовут ее
хоть и красиво так - Иванофранка, но такая же ебанутая, как тетя Дуся, даже хуже. Жирная
вся такая, тьфу, блядь, на афишную тумбу похожа, и пОтом от нее несет, как от моего
козла папаши после того, как он с неграми из общаги в баскетбол во дворе поиграет.
Короче, уборщица Иванофранка провела меня в зрительный зал, и там как раз
оказалось свободное место в первом ряду, она меня на него и посадила.
Блядь, вокруг столько ебланов всяких, вы бы охуели, когда увидели! Жрут эту мерзкую
сахарную вату, от которой потом понос и изжога, смеются постоянно, аплодируют любой
хуйне, восхищаются всем и вообще ведут себя вызывающе, мне это сразу не понравилось.
Только сосед у меня оказался нормальный такой перец вроде, чернявенький такой,
сидел, помалкивал и зевал постоянно, типа похуй ему всё. Тоже, небось, укротительницу
Зверобоеву ждал. На меня чем то похож - роста такого же, тоже в школьной форме, только
изо рта воняет.
Ну хуй с ним, думаю, сижу, втыкаю в представление. А там - батюшки святы!
Фокусник какой то выступает, в руках у него огромный резиновый член, и стоят около него
две ассистентки, и он их по очереди этим псевдохуем по голове бьет. А тем - хоть бы хуй!
Вот так-так! Помню, меня мент однажды легонько уебал по голове дубинкой, так я потом
неделю бегал по улице и улыбался, а этим ничего - стоят себе, улыбаются….
Я прихуел конкретно от этого зрелища, говорю:

12
- Йобаны.... Это ж пиздец как больно наверно.... И не орут ведь от боли... Небось, под
наркотой...
А паренек этот, ну, типа, мой сосед:
- А чо им орать-то? Им не больно вовсе.
- Ага, бля, не больно! Тебя бы поколотили по голове исскусственной залупой,
посмотрел бы я на тебя!
А он засмеялся и говорит:
- А ты, оказывается, не из наших..... я сначала подумал, что ты из наших, потому что
тебя уборщица сюда посадила, а теперь я вижу, что ты притворялся, что ты из цирковых,
на самом деле ты обычный..
- А цирковые они чо, особенные что ли какие то? У них чо, два хуя што ли?
- Два не два, а все равно они не такие как все - половчее, посмекалистее, что ли...
Я совсем разозлился и решил уже лезть в залупу до конца, говорю ему:
- А ты чо нах? Типа из цирковых штоли бля? Может, пизды?
А он такой:
- Нет, я мамочкин...
И улыбнулся так, краешком рта, как пидарас. А потом быстро посмотрел на арену и
говорит мне:
- А представление-то! Смари - наездница!
И правда, на арену выскочила лошадь, толстая и широкая, как тахта, и стала бегать по
кругу. А на лошади стояла тоже крайне толстая наездница и выделывала на лошади всякие
фокусы - кувыркалась у неё на спине, танцевала джигу, а потом взяла обруч и начала
крутить его на ноге.
Тоже нихуя особенного, я на тахте тоже кувыркатся могу и крутить обруч. Скукота,
одним словом. Но вот тетька накувыркалась досыта и, упав с лошади, прихрамывая,
убежала за кулисы плакать.
В это время конферансье отчаянно так выкрикнул:
- А сейчас любимец пида… э-э-э-э-э-э…. публики - Клоун Зепп!!!!
И тут на арену вышел намалеваный, как последний мудак, клоун. Все уебаны и уродки
вокруг принялись ссать кипятком и визжать от восторга, и только этот кекс рядом как-то
весь насторожился, а потом говорит мне:
- Ты это представление уже видел?
- Неа..
- Давай тогда местами поменяемся, тут лучше видно.
Я прикинул хуй к носу - действительно, с его места лучше видно. Мне-то по хуй на
этого клоуна, но сразу после этого должна была дрессировщица Зверобоева выступать, а я
бы уже хуй ушел бы с того места обратно, как говорится, жопу поднял - место потерял, гы-
гы-гы…
Поменялся я с этим парнем местами, и он сразу убежал поссать.
И тут клоун начал паясничать, веселить почтенную публику - то яйца себе почешет
потешно, то гримасу сделает, как будто ему в жопу ослик Иа присунул, то на руках
пройдется, дрыгая ногами, как паралитик. У него еще специальный крюк был в спину
встроен, и во время представления толстый усатый конферансье привязал к этому крюку
веревку и начал за неё дергать, вследствии чего клоун подпрыгивал над землей, как
марионетка, и кричал дурным голосом.
Все очень этому смеялись, хотя лично я в таком паясничестве ничего смешного не
вижу.
А потом, вы не поверите, этот гадкий, мерзкий пидарас подмигнул мне! Вот так вот, с
нихуя, взял и подмигнул мне, прикиньте! И тут у меня от такой наглости в голове что-то
заклинило, какой-то там специальный нерв сработал, и я тоже подмигнул ему! Ебануться!
Теперь до конца жизни позора не оберусь!
А клоун еще немного покривлялся, а потом вдруг подбегает ко мне и - хвать меня со
стула. Пиздец!
Я брыкаюсь, ору ему гадости, что пускай сажает меня на мое козырное место, откуда
удобней всего на дрессировщицу надрачивать, а ему хоть бы хуй, разбежался, и тут этот
конферансье, или как его там, дернул за веревку и повис на ней, а мы с клоуном взмыли
под кумпол цырка.
Причем он, сука меня так крепко схватил сзади, что пространства для сопротивления
крайне мало, да и очко уже играет сопротивляться: отпустит меня - ёбнуться с такой
высоты ничего хорошего нету, буду потом, как идиот Костик, ходить, слюни пускать.
И вот мы так летаем, и вдруг я чувствую, что у него в евоных клоунских штанах какое-
то шевеление началось, типа хуй привставать начал понемногу. Я как заору, аж самому

13
страшно стало, начал брыкаться и царапаться, тут уже похуй: йобнусь вниз, не йобнусь -
девичья честь дороже. Оприходуют парня на глазах у изумленной публики - поди потом
докажи, что ты не верблюд. А клоун вдруг такой, совершенно четким голосом, строго так
говорит:
- Эдик, ты чево?
- Отпусти меня, гондон, я тебе, бля, не Эдик, я Дениска нах! - ору я ему.
И тут до меня доперло, что это походу меня тот уродец так подставил, который поссать
пошел, типа посадил меня на свое место, и пидарский клоун меня по ошибке прихватил
вместо него, а теперь удивляется жесточайшему сопротивлению со стороны моей жопы.
Эдик, тот наверно особо не сопротивлялся никогда, а тут такая проблема.
И когда я все это понял, то стал пытаться ударить йобаного клоуна затылком головы в
область лица и дрыгать ногами в три раза сильней прежнего. И откуда только силы
взялись?
А клоун, поняв, что ошибся, подал конферансье знак, чтобы опускал нас вниз. Пока
мы спускались, я все-таки успел два раз ударить его затылком ему в табло, и успел бы
третий, но тут он меня отпустил.
Я отскочил от него, как от прокаженного, на два метра и развернулся, чтобы
посмотреть в его ублюдскую харю. На меня смотрело чуть грустное улыбающееся доброе
лицо клоуна Зеппа с усталыми маленькими глазками, в которых мелькали искорки.
Какая мерзость!
Я разбежался и в сердцах уебал ему ногой по яйцам, от чего гад упал на пол и
скорчился в судороге. Так то! Знай наших, сука!
Ну, тут все вокруг захлопали в ладоши, закричали "Браво!" и "Мочи пидаров!", видать,
подумали, что это так и задумано. Клоун хрипел и царапал ногтями опилки манежа.
Я поклонился, потом развернулся и встретился глазами с тетей Дусей, которая
испуганно смотрела на меня, а потом взяла за руку и сказала:
- Идем домой.
Но я вырвал свою руку из её липких лап и сказал:
- Нет уж! После всего, что со мной произошло, я просто обязан как следует
продрочиться на дрессировщицу Зверобоеву для успокоения своей нервной системы, иначе
не будет мне покоя! И что я потом скажу мальчишкам во дворе?
А ебанутая подруга тети Дуси, Иванофранка которая (ну и имечко, йоб ейо мать
нахуй!), сказала:
- Но, Дениска, ведь в цырке могут безнаказанно дрочить только цирковые!
А я ответил:
- Идите вы обе на хуй! Я ничем не хуже вас, цирковых, а во многом даже и лучше!
А потом сел на свое место, и, изготовившись, стал ждать свою дрессировщицу. Но, к
сожалению, так и не дождался. Объявили антракт.
В антракте я подорвался было в буфет за мороженым, но тут ко мне подошел тот
чернявый мальчуган Эдик и заговорщески произнес:
- Пойдем, тебя приглашают за кулисы!
Ну, я обрадовался так:
- К дрессировщице Зверобоевой? - спрашиваю.
Мальчуган улыбнулся так гадко и говорит:
- Ага. К ней. Или типа того. Пошли.
Ну что…. За кулисы-то я пошел… Да только никакой дрессировщицы там не увидел.
Вместо нее там меня поджидали клоун Зепп со своим дружком фокусником с
резиновым хуем в руках.
Без лишних слов они показали мне фокус - вломили пизды и таки засунули в мою
детскую сраку фаллоимитатор.
Сейчас я с омерзением вспоминаю тот цырковой кошмар и мучаюсь мыслью - стал ли
я после этого пидаром? Мишка говорит, что не стал, потому что для этого надо все-таки в
жопу вставить не резинку, а живой теплый хуй. А мама меня успокоила тем, что сказала
так:
- Дениска, малыш, когда у тебя бывал запор, я тебе раз двести ставила клизму. Ты же
не стал от этого гомосексуалистом?
Наверно, мама права.
А папа, услышав про это жуткую историю, весь аж позеленел от злости, позвонил по
телефону дяде Руслану по кличке Гоблин, снял с моего велосипеда железную цепь и твердо
произнес:
- Все. Пиздец твоему клоуну!

14
Затем куда-то ушел. Мама сказала, что папа сильный, а его друг дядя Руслан
известный в городе самбист и беспредельщик, так что, вероятно, что пару недель цырк
будет работать без клоуна.
Через три часа папа вернулся. Злой, пьяный, с разбитым вдребезги ебальником и без
велосипедной цепи.
Я думаю, что ему тоже продемонстрировали некий фокус. Он после этого несколько
дней вообще ничего не кушал, объясняя это тем, что ему больно срать.
А мы с мамой еще около месяца потом носили продуктовые передачи в областную
больницу для дяди Руслана. Он где-то сломал себе обе руки в двенадцати местах, не
говорит где. Мы кормили его с ложечки. Дядя Руслан улыбался и говорил, что трава
зеленая, солнце желтое, а мама добрая ((с) прим. автора). Мама почему-то при этом
плакала.
С тех пор я твердо знаю, что цырк - гавно, а самбо - хуйня. Когда я вырасту, я буду
ходить в спортзал, который находится в подвале нашего дома, где раньше была котельная,
буду поднимать разные железяки и стану сильным как Иван-царевич. Потом поймаю того
самого клоуна и жестоко изобью его. А фокуснику я покажу такой фокус, такой фокус….
Хуй знает, какой, но покажу обязательно!
Когда я рассказываю об этом Мишке, он только хихикает и говорит в том плане что
это все суета и томление духа. Хуй его знает, может, оно и так…..

15
Тайное всегда становится явным
Я ебу, услышал нах как мама сказала комута в каридорте:
- ...Тайное всикда стоновиццо явным нах
И карочи када ана вошла в комнату, я затупил чота и спрасил типа это чо за понты
такие чо за тайное стоновиццо явным
А мама хуяк и типа прогнала што значит это што естли кто поступает нечесно, ну там
разводы какие, хуйоды падляки там кедаит все равно про нево это узнают, и будет ему
ниибацо как стыдна, и он сука понесет наказание воще песдец какое. Понел типа? понел
хули. ну тада пиздуй спать нахуй.
Я почистил зубы, там, залупу сполоснул в леденой водитсе, посрал с красивыми как
хуйпами чо брыгзами на наш новый сукабля чежски фаянс и лек спать, но долга не мок
уснуть, чота не мог уснуть типа, типа не спалось мне.
А всьо изза тово нах, што я бля возомнил себя йобаным коперником который до всево
хотел дойти сам, и вот из а етово то я и не мок уснуть бля, всьо лежал и
думал-"йобаныврот, как же так, сукаа? Как же ето так бля получаеца, што тайое всикда
становица йавным?" Но патом я перистал думать и заснул, а кода проснулцо то было уже
утро, и мы с мамой были одни, батя уже ишачил на роботе. пидар бля
Я опять почистил зубы патумо как за ноч ва рту у меня скапилось бактерий проста
дохуишша и стал завтрокать.
Сначало я съел яйцо. Заебись накрыло нах. это ещо терпимо, потому што я выел один
желтокт, а белок расхуярил са скорлупой так штобы ево не было видно нихуя. Но потом
мама савсем ахуела и пренисла целую тарелку манной каши, я ебать нехател
Ешь! сказала мама - Безо всяких разговоров!
Я сказал Чо бля?
Мама грит типа черес плечо сука еш давай. Я такой чо ешто, ты жа знаеш што я это
йбаное кашу манное ниновижу канкретно нах
Но мама закричала Посмотри, на ково ты стал пахош! Пидар тонкий! Еш сука. Ты
должен поправиццо. Ну и прогнала темку в плане што я песдец какой дохлый и мне
ниибаца как ниапходима набрать вез и всьо такое
Я скодзал: Я ею давлюсь блянах, отвари мне кортофел,я хочу картофелья! Дай мне
кортошки, мама, прошу! Но мам была непреклонна и сказала што хуй ана даст мне
кортошки, а потом увидела што я сукабля пабледнел весь от страхо и ужасо и ласково так
спросила меня: Хочешь, пойдем с тобой в Кремль? Мамо думоет что я падок до
посмотерть на кремоль, и через ето хочет зоставить меня съесть манное кашо.Ну я
хуйзнает чую затупить походу предьоццо. Грю
Канешна, хочу в Кремль! Хули, там на ленина-трупака пофтыкать, йолки там синие
хуйолки да и воще чисто там типо не всьо ещо сабаками абосрано, прикольно типа,
похуярили в кремоль
Тогда мама улыбнулась и говорит так лукава: хуй тибе сынок а не кремоль, пака кашо
не сиеш, на кремоль можеш тока драчить
Я такой аааааааааааа, а мамаша
- ну вот, съеш всю кашо, тада и пойдем. а я пака пасуду вымою. Только помни ты
должен съесть всьо дадна!
И мама съебала на кухню.
А я астался с кашей наедине. Ну не ебать же еьо? Я пошлепал ейо ложкой. Смешно так
получилось, как "кастетом по песде" (с) Потом посолил. Нахуя спрашываеццо? Папробовал
- ну невозможно втыкать! Тада я такой хуяк на умняка, прикинул типа может сахару не
хватает? Посыпал песку, попробовал... Ваще пездец. Чють не ноблевал. Я не люблю кашу
чота я же гаварю.
а ана к тому жа была густая беспезды. Причом ахуенно. если бы она была жидкая, тада
другое дело я бы зажмурился и выпил ейо. Тут я взял и долил в кашо кипятку. А один хуй
было скольска, липка и противна. На гавно молодово рибенка реальна пахоже тока белое
как белое сонце пустыни.
Главное, што кагда я глотаю, у меня горло само сджимается и выталкивает эту кашу
обратно, ну типа бля, сука сазать то и стыдна, ахтунг бля! Как в порнухе кагда.. … ну вы
поняли типо, гыгыгыгы. Ужастно обидно! Веть в Кремоль-то хочеццо! И тут я вспомнел,
што у нас есть хрен. С хреном, кажеццо, пачти всьо можна съесть, миша идиот номер один
нашево микрарайона даже онажды на спор сожрал мертвово катенка посыпанного хреном,
вот такой чудо вкусс у етово продукта генной, сукабля инжинери.

16
Я взял и вылил в кашу весь хрен к хуям каторый тут же нашол в клодоуке, под
папиным пареком, а потом немношка попробывал, у меня сразу глаза на лоп полезли и
остановилось дыхание, и я очень испругался што щаз умру от тово щто задохнусь, и
испугавшийсь так я охуенно пересрался и зассал и в голове моей произощла вспышка от
которой я погтерял созднание , патому што подбежал к столу ,взял торелку и потом
побежал к окну и выплеснул всё кашо на голову лысому дядке в новой шляпе, хотя я ещо
не знал об этом, но - чу..., любезный мой читатель, осталось совсем немного.. близицо
близицо рокавая развяска
Тут хуяк вошла мама. типа воткнула на тарелку и песдец как обрадавалась, прям вся
забесилась, прям польот юрия гагарина в космас, гарит чота нащот ну што за Дениска, што
за йобаны! съел всю кашо до дна нах! Ну настало твайо щастье, карочи вставай одевайся
идьом на втыкать кремоль! и она меня пацылавала бля буду не пежжу
В эту же минуту дверь открылась, и в комнату вошел милицанер.
Оппа!
С валасами поппа!
Менты сука
Тут все на измену
Мент такой
Здраствуйте ебать! и подашол к окну и метнул косяка вниз.
Чо нада пидар? строга спрасила мама. Чота нелюбило ана ментовских походу
Ну мент тут чота начял пальцы тапырить типа чо захуня, пугать всякими траблами
чота погнал пургу а закончил темку словами типо а вы выливаете разную хуйню за окно!
Не клевищите. Ничего я не вылеваю! Ето сказала моя мамо. Ах не выливаете?! -
яздвительно россмеялся мелецеонер. И, открыв дверь в коридор крикнул - Потстрадавший!
и к нам вошел какойта лысый дяденька в ногой шляпе, на шляпе у которово лежала
моя кашо с хреном..
я как воткнул так сразу понел што подломица мне севодня и гроновитое палато, и
тсарь-пушко, и на ленина повтыкать мне севодня не удастсо)))
А всьо патомушто я выкинул кашу с хреном к ебеням в окно! И дяденька запалил
кусочек моей децкой руки када я выкидывал ейо в окно, и после тово как она попала ему в
голлову он благодая тому штоувидел кусочек моей децкой руки то с помощбю етово смок с
помощью мелецеонера найти быстро мою квортиру и теперь стоял на пороге и гогорит
всем нам: што главвное он идет фоографироватса и главное ва ногой шляпе и в ниибацо
каком ногом галстуке, а потом он идет себе никово не трогает а ему пиздык из нашей
квортиры падает на гологу тарелко с манной кашой, вот такая вот сукабля музыка такая
бля вечная моладасть
Тут мама такая хуяк в обидки нах и глаза у нейо стали зельоные как сопли миши
алигафрэна а уш это верная примета что мама песдетс кокая апасная
Ну там типа Извините пожалуста - сказала она тихо и пьорнула так тихонько в падлу
менту я палагаю - разрешите я вас пачищу и ваще типа прайдите сюда!
и они все трое вышли в колидор.
А када мама вернулась я даже ссал на нейо взглинуть. но я себя пирисилил падошол к
ней и затупил в таком ключе типа да мама ты вчера скозала правильно. Тайное всикда
становиццо явным!
Мама посмотрела мне в глаза. Она смотрела долго-долго и потом спросила:
- Ты это запомнил на всю жизнь? И я ответил:
- Хуле…

17
Одна капля убивает лошадь
Когда папа заболел, пришел доктор и сказал:
- Ничего особенного, маленькая простуда. Но я вам советую бросить
курить, у вас в сердце легкий шумок, еще немного и всё.
- Как всё? - ахнула мама.
- А вот так - сказал доктор - Кердык. Пиздец в некотором смысле.
- Какой пиздец? - затупила мама.
- Какой, какой… Обыкновенный. Человеческий. Муженек ваш ласты склеит, хоронить
потом придётся. Такие вот дела, голубушка.
И когда он ушел, мама сказала папе:
- Ты реально мудак - доводить себя до болезней этими проклятыми папиросами. Ты
еще такой молодой, а вот уже в сердце у тебя шумы и хрипы…
- Какой еще триппер?! - испугался папа - У меня туберкулёз походу.
- Хуеркулёз блять! - выкрикнула с сарказмом мама - Уж лутше бы триппер, всё равно
от тебя толку ноль, пидар..
И тут они начали обзывать друг друга всякими словами, некоторые были очень гадкие,
а некоторые я даже и не знал, например имбицил, вафельница, ебанько и тому подобное.
- Ну, - в конце концов примирительно сказал папа, - ты преувеличиваешь! У меня нет
никаких особенных шумов, а тем более хрипов. Есть всего-навсего один маленький
шумишко. Это не в счет. Поняла, тварь?
- Нет - в счет! - воскликнула гневно мама. - Тебе, конечно, нужен не шумишко,тебя бы
больше устроили скрип, лязг и скрежет, я тебя знаю, пидараса... Вот сдохнешь, где мы
возьмём денег на похороны?
- Да ебись ты в пасть! Во всяком случае, мне не нужен звук пилы, - перебил ее папа.
- Я тебя не пилю, - мама даже покраснела, - но пойми ты, это действительно
невероятно вредно. Ведь ты же знаешь, что одна капля папиросного яда убивает здоровую
лошадь к хуям!
Ни хуя себе!? Я посмотрел на папу. Он был, конечно, нормальный такой мужик, но не
лошадь вроде. Не, ну как напьётся, на павиана похож. Или вот когда в гости к маме дядя
Руслан по кличке Гоблин придёт, то на быка. Но чтобы на лошадь…
И главное при чём здесь убийства-то эти ебаные?!. Не, то что я один раз курил у Миши
трубку папы его эту ебучую, да эта хуйня точно убивать умеет, потому как ноги с неё
таким слабыми становится, что и не убежать ни от кого не сможешь, а руки при этом, как
говорит Мишка вовсе не сильными становятся.
Но папа-то не то вовсе курит!
Я один раз взял у папы папиросу его, он их хранит ещё в туалете, в шкафу там с
плоскогубцами всякими и гвоздями, хотя покупает в магазине, и пачку держит на виду у
мамы. Дык вот, пока никого не было дома, взял я у папы сигарету эту, лёг, значит на
диван, курю значит. И так смотрю, что я вроде большой сразу стал, почти как папа, когда
он в павиана превращается, весело чота. Мне тогда показалось, что я стал больше даже
самой захудалой коровы. И что было ништяк, так что корова бы хрен поместилась на
нашем диване, а я помещался свободно. Я тогда рехнулся прям весь от щастья.
Так что фигня это всё со смертью от этой капли яда. Пиздит мама. За ней это водится,
кстати.
А в субботу папа вдруг хуяк и выздоровел, и к нам пришли гости. Пришел дядя Руслан
по кличке Гоблин с тетей Катей, Алексей Александрович Тайлер и жена ево тетя Тамара.
Все пришли и стали вести себя очень прилично, типа будьте любезны, извините, отнюдь
нет, извольте, а тетя Тамара как только вошла, так вся завертелась, и затрещала, и уселась
жрать винище рядом с папой.
За столом она стала окружать папу заботой и вниманием, спрашивала, удобно ли ему
сидеть, не дует ли из окна, и в конце концов до того наокружалась и назаботилась, что
всыпала ему в чай три ложки сахару. Папа размешал сахар, хлебнул и сморщился.
- Я уже один раз положила сахар в этот стакан, - сказала мама, и глаза у нее стали
зеленые, как крыжовник.
Думаю "Ну всё, каюк тете Тамаре, щас наступит ей пиздец!" Мамаша у меня глаза-то
уже залила, страху ноль, залютовать может с полоборота.
А тетя Тамара расхохоталась во все горло типа гы-гы-гы. Она хохотала, как будто кто-
то под столом кусал ее за пятки. А я уверен, что это был не "кто-то", а дядя Руслан. И не за
пятки он её кусал и втихаря щипал за сиськи. А папа походу тоже въехал в этот блудняк,
набычился и отодвинул переслащенный чай в сторону.

18
Тогда тетя Тамара вынула из сумочки тоненький такой портсигарчик и подарила его
папе.
- Это вам в утешение за испорченный чай, - сказала она. - Каждый раз, закуривая
папироску, вы будете вспоминать эту смешную историю, ее виновницу и уссываццо ы-ы-ы-
ы-ы-ы-ы-ы….
Папа угрюмо тряхнул головой и буркнул:
- Угу, абассака проста.
Я, чесно говоря, одурел от такой сучности. Вот с хуяли тётя Тамара пытается дать папе
папироски, от которых лошадь может кони двинуть?! Ведь у папы есть свои, от которых
лошади оживают типа. Вот возьмёт он свою папироску, покурит, вообразит себя лошадью
и захочет курнуть тёти Тамары папироску, курнёт, а ведь они убивают лошадь! Но ведь от
папиных-то лошади оживают! И от такой дуальности невъебической может стать папе не
то что плохо, а совсем как пиздец хуйово.
Сами подумайте, папа-лошадь воскресает и умирает одновременно!
Я так думаю, что избить надо тетю Тамару за такие запутки ублюдочные. Вот нахуя
она папе весь кайф обломать хочет?!
Ну и говорю я ей, дуре дикой:
- Вы ебанулись что ли, тетя Тамара! Чтоб вам не обнимаццо года два ни с папой ни с
дядей Русланом, ни тем более с Алексей Санычем Тайлером! И приходите пожалуйста
следующий раз без портсигарчика. Мне его подарите лучше.
Чтобы ноги вашей толстой больше здесь не было!
Я сказал это вроде как про себя, в мыслях типа, а на самом деле - хуй! Получилось
почему-то громко и отчетливо. Но все были так безобразно пьяны, что никто ничего и не
понял.
А папа закосил под идиота, взял портсигарчик и глупо повертел его в руках.
- Спасибо, Тамара Сергеевна, - сказал папа, - я тронут без пизды. Но сюда не войдет
ни одна моя папироска, портсигар такой маленький, а я курю "Казбек". Впрочем...
"Угу, Хуйзбек!" - подумал я. Уж я-то знал, что весь Казбек-мазбек папа выбрасывал в
унитаз, а вместо Казбека забивал в папиромы са-а-а-а-а-а-а-авсем другой табачок.
Тут папа взглянул на меня.
- Ну-ка, Денис, - сказал он, - вместо того чтобы в одну харю ебошить третий стакан
косорыловки на ночь, пойди-ка ты дружок в туалет, там на второй полке сверху, рядом с
банкой олифы, лежит коробка "Казбека", вот её, родимую, ты и притащи-ка ты мне.
Заодно и поссышь. И, кстати, наполни этот вот портсигарчик и это…. заодно и поссышь.
Собственно, что такое олифа я не знаю нихуя, да и цифры там, вторая, третья,
понимаю совсем хуйово, так что все эти папины ебучие указания были для меня хуйнёй
какой-то непонятной. Но где лежит "Казбек", я знал точно и без него.
Я пошел в сортир, поссал там, взял папиросы и на всякий случай олифу. Возвращаюсь
в комнату и чото все какие-то неадекватные сидят. Я им олифу, значит, показываю, мол
вон берите, тока винище и олифа вещи противопоказаные. А папа посмотрел на меня как-
то странно и весело рассмеялся:
- Полюбуйтесь-ка, что сделал мой ёбаный сын!
Тут все гости стали наперебой выхватывать друг у друга портсигарчик, который я
всучил папаше, и оглушительно хохотать. Особенно старалась, конечно, тетя Тамара.
Когда она перестала смеяться, она согнула руку и костяшками пальцев постучала по моей
голове.
- Как же это ты догадался отрезать папиросы так, что они стали еще длиннее? Вон, в
портсигар не помещаюццо!!! Высовывоюцо из нево! Откуда ты взял такие длинные
папиросы, сука? Это не "Казбек"! Мундштуки нормальные, а табаку чота дохуя. У тебя в
голове - песок или опилки?
Я сказал:
"А у тя в башке говна дохуя, Тамарище Семипудовое!"
Сказал, конечно, в мыслях, про себя. А то бы меня эта Тамара легко уебать с ноги. Ну
её нахуй. Она и так смотрела на меня что-то уж чересчур пристально.
- Ну-ка, иди сюда, - вдруг встряла мама и взяла меня за подбородок, - посмотри-ка мне
в глаза! Откуда у тебя эти папиросы???
Я стал смотреть в мамины глаза и почувствовал, что у меня щеки стали красные, как
флаги.
Я уж решил закосить под придурка и затупить, как папа весело сказал:
- А! А это мои новые папиросы! По случаю достал! Это я вас так разыграл!!! Ы-ы-ы-
ы-ы-ы-ы-ы-ы!!! Типа мои папироски в ТРИ раза длиннее портсигарчика этово ёбаново! Ы-
ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! А ну-ка, Дениска, неси их сюда! Угощайтесь, гости дорогие!

19
Ф-у-у-у-у-у-у!!! Затупил-то не я, папаша мой походу, ну да и хуй с ним! Не запалил
меня мамаше - это покайфу!!!
Хотя мамаша - хуй с ней! Гораздо больше мне не понравилось, как на меня смотрел
Алексей Саныч Тайлер, ну который с тётей Тамарой пришел, помните? А дядя Тайлер
смотрит на меня и говорит значит странно:
- Слышь, родной, ты это, давай с тобой покурим чоли, в плане?
Тут-о я и понимаю, что там где я брал, лежали папины папиросы с которых лошади
оживают и я в корову могу превратится, почти такую же как мама, а между второй полкой
и олифой этой ёбаной лежит, то что папа просил!
А мама спрашивает зло так:
- Денис, чьи это попиросы!?
Так дети начинают говорить неправду.
Пиздеть, проще говоря.
- Да, - сказал я, - я ошибся, я взял не то. Сейчас исправлюсь. Олифа нужна?
- Выйди из комнаты, - сказал устало дядя Тайлер, и папа так грустно подмигнул мне.
Я то ущел, а они-то остались, я сидел ещё долго в темной комнате и слушал их. Хуй
знает, но в тот вечер я понял, что капля никотина убивает не только лошадь.
А походу портсигар тот я таки спиздил.

20
Ничего изменить нельзя
Я давно уже заметил, што взрослые задают маленьким очень глупые вопросы. Они как
будто сговорились, мудаки. Получаецца так, словно они все выучили одинаковые вопросы
и задают их всем ребятам подряд. Я так к этому делу привык, што наперед знаю, как все
произойдет, если я познакомлюсь с каким-нибуть новым взрозлым. Это будет типа так.
Вот раздасца звонок, как всегда пьяная мама откроет дверть, ктота будет долго нудить
чота непонятное, потом в комнату войдет новый взрослый овцебык. Он будет потирать
руки как уроц. Потом уши, потом очки. Кода он их наденет, то воткнет в меня, и хотя он
давным-давно знает, што я живу на этом свете, и прекрасно знает, как меня зовут, он
всетаки схватит меня за плечи, сожмет их, сука, довольно-таки сука больно, притянет меня
к себе и скажет:
- Ну, Денис, как тебя зовут?
Ну не мудак?
Конешно, если бы я был невежливый человек, я бы ему сказал:
- Пашол ты в пизду, старый казел! И не зли меня пока в ебло не отхватил!
Но я вежливый. Поэтому я притворюсь, што не расслышал ничево таково, я просто
криво улыбнусь и, отведя в сторону глаза, отвечу:
- Денисом.
Он с ходу спросит дальше:
- А скоко тебе лет?
Как будто не видит, что мне не трицать и даже не сорок! Ведь видит же, какого я
роста, и, значит, должен понять, што мне самое большее десять, ну десядь с половиной от
силы, - нахуй тода спрашивать? Но у него свои, взрослые взгляды и привычки, и он
продолжает приставать:
- А? Скоко же тебе лет? А?
Я ему скажу:
- Десять с половиной
Тут он расширит глаза и схватится за голову, как будто ево по галове током уебошило.
Он прямо застонет, словно у нево волосья с жоппы рвут:
- Ой-ой-ой! Десять с половиной! Ой-ой-ой! Ахуеть!
Но штобы я не заплакал от жалости к нему и понел, што это шутка, он перестанет
стонать. Он двумя пальцами довольнотаки больно ткнет меня в живот и бодро воскликнет:
- Скоро в армию! А?
Угу. В хуярмию, блядь.
А потом вернецо к началу игры и скажет маме с папой, покачивая головой как Рам и
Шиам:
- Што делаецца, што делаецца! Десять с половиной! Уже! - И, обернувшись ко мне,
добавит: - А я тебя вот такусеньким знал!
И он отмерит в воздухе сантиметров двадцать.
Пидарас блядь.
У меня хуй таково размера. И то када вялый.
И это в то время, когда я точна знаю, што во мне был пятьдесят один сантиметр в
длину когда я родился. У мамы даже такой документ есть. Документ-мокумент ы-ы.
Офицальный. Ну, на этово взрослово я не обижаюсь.
Все они такие. Вот и сейчас я твердо знаю, што ему положено прикинуцца задумацца.
И он задумаецца. Железно. Он повесит голову на груть, словно заснул. А тут я начну
потихоньку вырывацца из его рук. Но не тутто было. Просто взрослый вспомнит, какие там
у него еще вопросы завалялись в кармане, он их вспомнид и наконец, радосно улыбаясь,
спросит:
- Ах да! А кем ты будешь? А? Кем ты хочешь быть?
Я-то, чесно говоря, хочу стать развеччиком типо Джеймс Бонд, но я понимаю, что
взрослому это будет дико, непонятно, это ему будет непривычно, и, штобы не сбивать его с
толку, я ему отвечу:
- Я хочу быть мороженщиком. У него вседа мороженово скока хочешь.
Лицо взрослово сразу посветлеет. Типа все в порядке, все идет так, как ему хотелось,
без отклонений от нормы. Поэтому он хлопнет меня по спине (сука, довольно-таки больно)
и снисходительно скажет:
- Правильно! Так держать! Молодец!
И тут я по своей наивности думаю, что это уже все, пиздец, и начну немного посмелее
отодвигацца от него, потому што мне некода, у меня еще уроки не приготовлены и вообще

21
тыща дел, но он заметит эту мою попытку освободицца и подавит ее в корне, он зажмет
меня ногами и закогтит руками, то есть, попросту говоря, он применит физическую силу,
и, кода я устану и перестану трепыхаца, он задаст мне главный вопрос.
- А скажика, друк ты мой... - скажет он, и коварство, как змея, проползет в его голосе,
- скажи-ка, кого ты больше любишь? Папу пли маму?
Бестактный вопрос. Воще нелепость.
Я люблю дрочить.
- Михаила Таля, - скажу я, лишь бы он отъебался
Он захохочет. Его почемуто веселят такие кретинские ответы. Он повторит раз сто:
- Михаила Таля! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Каково, а? Ну? Што вы скажете на это, щасливые
родители? Ваш сын педораз!!!
И будет смеяцца еще полчаса, и в сраку синие папа и мама будут смеяцца тоже. И мне
будет стыдно за них и за себя. Какие же взрослые мудаки!!!
Потому я и пежжу им про Михаила Таля, пусть посмеюцца, а я пока попробую снова
вырвацца из стальных объятий взрослово!
А хуй там, видно, он поздоровее гондона Рембо. И сейчас он мне задаст еще один
вопросик. Но по его тону я догадываюсь, што дело идет к концу. Это будет самый смешной
вопрос, вроде бы на сладкое. Сейчас его лецо изобразит сверхъестественный испук.
- А ты севодня почему не мылся?
Я мылся, конечно, но я прекрасно понимаю, куда он сука клонит.
Штобы не тянуть волынку, я схвачусь за лецо.
- Где?! - вскрикну я. - Што?! Где?! Кому пизды?
Точна! Прямое попадание! Взрослый мгновенно произнесет свою глубинную шутку:
- А глазки? - скажет он лукаво. - Почему такие черные глазки? Их надо отмыть! Иди
сейчас же в ванную!
И он наконецто отпустит меня! Я свободен и могу вздрачнуть за шкафом.
И подобные вопросы молодой ребьонак типа меня вынужден выслушывать по сто раз
за день!
Еба-а-а-ать…..
Помню, однажды припёрся, вечером уже, дядя Руслан, и прямо в прихожей стал
тискать маму, которая ему открыла дверь. Кабутто я кусок говна, и на меня можно не
обращать внимание. Ну мама-то пьяная, ей похуй походу кто её тискает, а я-то не пьяный
ещо! Нохуя моему децкому организму втыкать на этакое скоцтво?
Говорю громко:
- Здрасти, дядя Руслан!
Дядя Руслан так насторожился, отпустил мамину жоппу, посмотрел на меня мутно и
говорит:
- Ты кто, йбаны?
- Это я, Дениска! - отвечаю я и улыбаюсь. Типа не видел нехуя. Допизды мне этот
адьюлт.
- Чо за Дениска? Сварщик? - продолжает пытать меня дядя Руслан.
- Да не, - говорю. - Я мамин сын!
И кивнул головой в сторону мамы, которая мало что уже соображала и гладила дядю
по голове.
Дядя Руслан посмотрел на маму так страшно-страшно. Недаром ево все называют
Гоблин. И говорит маме:
- У тя есть сы-ы-ы-ы-ы-ын?
- Есть… - пискнула мама и на всякий случай прикрыла лецо пуками.
- Какой такой сын? Чей сын? - вполне серьезно стал интересовацца дядя Руслан.
Вообще, после той истории, когда ево жостко отпиздили в цирке, он стал немножко
странный.
- МОЙ сын, - сказала мама. - Денис Кораблев.
- А ты, стало быть, Кораблева типо?
Мама только кивнула в ответ. Типа Кораблева, хули тут зделаешь…
Тут дядя Руслан зделал попытку сконцентрировать остаток мыслей, тряхнул головой и,
видать, догнал в обстоновку. А дальше он повел себя как обыкновенный взрослый. Стал
глупо улыбацца и паясничать. Потом он присел передо мной на корточки, густо выдохнул
мне в лицо каким-то кислым говном и типа серьезно произнес:
- Ба! Дык это тот самый Дениска! А я веть тебя вот таким вот помню!
И тут он попытался зделать характерное для взрослых движение типа как показать мне
каким он меня помнит, ну типо показать ладошкой двацать сантиметров от пола.
Хуй показал походу.

22
Он закачался и сел сракой на пол. Потом зделал лицо еще серьезнее чем было (хотя
куда уж!), развел руки в стороны, подумал, свёл руки сантиметров до пяти и сказал:
- Вот таким я тебя блять помню…. Тя как зовут, мальчик?
- Дениска - терпеливо ответил я.
- А-а-а-а-а-а… этто хорошо…. Сварщик?
- Не. Я еще школьник.
- А када вырастешь, кем хочеш стать? Небось Сварщиком?
И тут голос такой:
- Хуярщиком!!!
Это Алексей Александрович Тайлер проснулся и показался в дверях. Они с папой и с
мамой с утра жрали самогон из трёхлитровой банки, потом папа с дядей Талером
подрались и уснули, а мама стала мыть посуду, а тут и дядя Гоблин присрал.
Дядя Гоблин поднял на нево свои красивые глаза и спросил нараспев:
- А ты ещо што за хуй такой?
Не, ну вот нохуя нужны такие вот камеди? Они веть все трое с децтва друк друга знают
- дядя Лёша, дядя Руслан и мой папаша, вместе в школе учились. Потом дядя Лёша попал
в сумашедший дом, а дядя Руслан стал занимацца самбо. И тока папа поступил в военное
училище. Потом, естественно, тоже попал в сумашедший дом. Там они снова все и
встретились. Там и с мамой моей познакомились. А тут - ишь ты! Кабутто незнакомы.
Дядя Лёша проигнорировал вопрос и сказал:
- Ацтань от ребьонка! Сам ты сварщик блядь! Ему Михаил Таль нравицца, вырастет -
фигуристом станет.
При слове "фигуристом" лицо дяди Руслана потемнело. Он несвойственно для пьяново
резко вскочил на ноги и ни с тово ни сево избил маму по лицу.
Я заплакал. А дядя Лёша стал бить дядю Руслана, похуй што тот самбист. Тут
проснулся папа и вышел на шум в коридор, и оба дяди ево мощно отпиздили ногами по
ебалу. Потом они все вчетвером допили самогон, заперлись в гостиной и начали
занимацца неизвесно чем.
Я ничево не видел, а тока слышал как мама кричала так типа "Ах, а-а-а-а-ах! Тока в
меня незя! А-а-а-ах!", а дядя Руслан рычал штота вроде "Лёха, держи ево! Щас я по тузу
пайду!" Опять небось в карты играли. Взрослые, хуле с них взять, прям как дети малые.
После этово папа опять всю неделю жаловался што больно срать, а мама подарила мне
деревянную лошадку и буденовку. А дядя Руслан принёс мне настоящую маску сварщика.
А в другой рас припёрся какойта другой взрослый дядька, который смешно так
назывался Амиго. На этот раз жоппа болела у меня. Но об этом я раскажу в другой раз,
мне щас чота непрятно вспоминать об этом.
Ох и трудненько достаются мне эти новые знакомства! Но што поделать?
Все дети проходят через это! Не я первый, не я последний... Сука……
Тут ничево изменить нельзя.

23
Что я люблю
Я очень люблю когда сру скрутиться как женщина-змея и смотреть как из меня, как из
тюбика лезет крючковатая какашка. Утро, все домашние ещо спят а я приставил к
раковине табуретку и гажу туда и смотрю. Жалко что у меня нет фотоаппората, а то бы я
ето заснял - ей богу, уморительное зрелище! Ещо я очень люблю играть в "Чапаева" ,
"верю-не верю" и другие азартные игры, только обязательно выигрывать, если не
выигрывать то лутше не надо.
Я люблю когда дядя Руслан уснет пьяный на полу, приспустить ему штаны до колен и
засунуть в попу жука-оленя, а потом отбежать в сторонку и смотреть как глупый жук
кусает своими рогами какашки дяди Руслана, а дядя Руслан при етом морщится и на лице у
него уморительная мимика, как у петрушки в кукольном театре. В такие минуты очень
охуительно думать о том как папа купит мне милицейскую собаку, почему-то.
Я люблю также смотреть телевизор, всё равно что показывают, пусть даже Едварда
Радзинского с его дерьмом.
Я люблю рано утром забраться к маме с папой в постель, засунуть нос маме в
подмышку и так замереть, мамина подмышка волосата и волосики щекочут мне нос, и
хочется чихнуть, но нельзя , иначе мама проснется и даст мне пизды, а может быть и
запретит гулять.
Люблю стоять перед зеркалом и смотреть не прорезалась ли у меня ещо щетина на
залупе. Шпороты тожэ очень люблю.
Я люблю обкурится Мишкиного дерьма, пойти на демонстрацию и махать там
красным стягом, кричать дурным голосом , и дудеть в "уйди-уйди".
Очень люблю дрочить по телефону - позвонить аленке, спросить у неё как дела и пока
она там рассказывает, потихоньку засунуть правую руку в трусняк и начать ей там водить,
округлив глоза.
Я люблю строгать, пилить и лепить из глины головы глухонемых бизонов, недавно я
слепил из глины бюст Глинки. Папа назвал меня глиномесом. Потом я выстругал бюст
братьев-близнецов Стругацких , они получились с одной шеей на двоих и перекошенными
лиццами. Ету поделку я подарил в децкий дом дебилам.
Когда я читаю я люблю грызть ногти, или выковыривать грязь между пальцами на
ногах. Получаетса здорово!
Обожаю катать межбулочные накатульки! Я даже специальный коробок завел , куда их
всех складываю акуратно.
Когда у меня хорошее настроение я люблю скакать. Однажды мы с папой пошли в
зоопарк и я скакал вокруг него на улицэ, и он спросил:
- Ты што скачешь?
А я сказал:
- не знаю.
И стал смеяться.
Он понял!
Я очень люблю стоять позади автомобиля, когда он фырчит, и нюхать бензин.
Очень люблю объестся спаржи, разжечь в лесу костер, а потом тушить ево "по
пионерски".(найди смысл)
ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ЛОШАДЕЙ, У НИХ ТАКИЕ КРАСИВЫЕ И ДОБРЫЕ ЛИЦА.
Я много чево люблю!

24
Надо иметь чувство юмора
Один рас мы с Мишкой делали уроки. Как придурки ы-ы-ы. Мы положили перед собой
тетрадки и начали хуярить сочинение. И в это время я чота пиздел Мишке про лемуров,
типа што у них ниебаца какие большие глаза, как стеклянные блюдечки, и што я видел
фотографию лемура, как он держицца за чейто хуй, сам маленький-маленький и ужасно
симпатичный такой.
Потом Мишка говорит:
- Напесал?
Я говорю:
- Уже. Хули.
- Ты мою тетратку проверь, - говорит Мишка, - а я - твою.
Хуяк и поменялись тетратками.
И я как воткнул, што Мишка напесал, так сразу стал ржать.
Гляжу, а Мишка тоже покатываецца, прямо крышей едет.
Я говорю:
- Ты чо, бля, Мишка, покатываешься? Пизды?
А он:
- Я покатываюсь, што ты неправильно списал! А ты чево?
Я говорю:
- А я то же самое, только про тебя. Прикинь, ты написал: "на улитсе смиялись дарасы".
Это кто такие - "дарасы"?
Мишка покраснел:
- Дарасы - этопоходу пидарасы. А ты вот написал: "хоть я и маленький ещо, но баца
очинь хочецо". Это што такое? Што за "баца"?
- Да, - сказал я, - не "баца" канешна, а "ебаца". Ничево не попишешь, надо
переписывать. Это все суки лемуры виноваты.
И мы стали переписывать. А когда переписали, я сказал:
- Давай задачи задавать!
- Давай, - сказал Мишка. - типа умняков щас накидаем.
В это время пришел папа. В сраку как обычно.Он сказал:
- Здарова йобаны, коман са ва?
И сел к столу.
Не сразу канешно сел. Пару раз таки ебанулся репой оп пол. Потом сел.
Я сказал:
- Вот, папа, прикинь, какую я Мишке задам задачу: вот у меня есть два яблока, а нас
трое, как разделить их среди нас поровну?
Мишка сейчас же надулся и стал хуй к носу прикидывать. Папа не надулся, но тоже
типа задумался. Потом ваще заснул.
Я тогда сказал:
- Сдаешься, Мишка?
Мишка скозал:
- Сдаюсь!
Я сказал:
- Штобы мы все получили поровну, надо из этих яблок сварить компот. - И стал
хохотать: - Это меня Мила научила!..
Мишка надулся еще больше. Тогда папа проснулся, сощурил глаза и сказал:
- Не, парни, ебал я в рот такую проституцию нах….
Заебись корка. Ни в хуй, ни в жоппу.
Мы с Мишкой прикинулись идиотами, типа не слышали нихуа. А папа ваще походу
жостко затупил. Говорит:
- Ебали мы и Милу вашу….
Я говорю:
- Па… это…. Миле ещо восемь лет всево….
А папа:
- А похуй!
Потом тряхнул головой и взгляд ево стал вроде более осмысленым. Посмотрел на нас
строго и говорит:
- Вы кто такие, парни? А где мой сынок Дениска?
Еба-а-а-а-а-а-а-ать….. Ну не клован?
Говорю:

25
- Папа, Дениска - это я!
Папа такой:
- Головка от хуя. Хули тусуетесь? Почему пьяные?
- Да задачки вот с Мишкой решаем.
- А-а-а-а-а-а-а-а… - протянул папа - Задачки, блядь…. А рас ты вот такой ниибаца
какой математик, задам-ка я те щас задачку нах….
- Давай задавай, - сказал я.
Папа некоторое время пошатался по комнате.
- Ну слушай, - сказал папа. - Один мальчишка учится в третим классе "В" блядь. Ево
семья состоит из пяти человег. Мама, сука, встает в семь часов и чешет пезду десять
минут. Зато папа блядь дрочит пять минут. Бабушка ссыт в толчке стоко, скоко мама
чешет пезду плюс папа дрочит. А дедушка нихуа не дрочит, но срёт больше лошади, а по
времени я ебу как долго. Кода они все вместе, они начинают будить этово суку мальчишку
из третиво класса "В". На это уходит время дедушкиново сранья плюс дрочка папаши.
Когда мальчишка из первого класса "В" просыпаеца, он потягиваеца стоко времени, скоко
ковыряеца в пезде мама плюс папино ацкое дрочилово. А умываеца он, сука, скока
дедушкино сраньё, деленное на бабушку. На уроки он опаздывает на стоко минут, скоко
потягиваеца плюс умываеца минус бабушкино пассать, умноженное на папину дрочку.
Спрашиваеца: кто же этот мальчишка из третиво "В" и светят ли ему пиздюли, если это
будет продолжаца? Все!
Тут папа пизданулся посреди комнаты и стал лёжа смотреть на меня. А
Мишказахохотал во все горло, стал орать "Светят! Светят!" и стал тоже смотреть на меня.
Они оба на меня смотрели и хохотали. Папа при этом снова заснул, нафурив приличную
лужу.
Я чота пизданул в плане што:
- Я не могу сразу решить эту задачу, потомушто мы еще этово не проходили.
Мне было стыдно за папу.
Больше я не скозал ни слова, а вышел из комнаты, потомушто я сразу догнал, што в
ответе этой задачи получицца ебланофан и што таково уёпка скоро выгонят к хуям из
школы.
Я вышел из комнаты в коридор и залез за вешалку, передернул затвор на Милу и стал
думать, што если это задача про меня, то это галимый пиздёж, потому што мама пезду
чешет я ебу какое длительное время, а папа дрочит как кролик, типа секунд 8-10, а я
всекда встаю довольно лихо и потягиваюсь совсем хуйню кокуюто, ровно стоко, скоко
нужно.
И еще я подумал, что если папе так хочется на меня бычить, то, хуй с тобой, я могу
уйти из дома прямо на улитсу и занимацца децкой праституцией. Для нас, ребёнкав, на
улитсе работа всегда найдеца. Я там буду шинковать капусту такую, што пусть папа ацасёт
сам у себя, а папа када будет шатаца по блядям, увидит меня на улице в красном самбреро,
и я остановлюсь на минутку, скажу:
- Здравствуй, папа! - и плюну ему под ноги.
А он скажет:
- Тебе привет от мамы...
А я скажу:
- Пшол в пезду старый гандон!
А он скажет:
- Это ещо пуркуа?
А я скажу:
- Парскё ты мудак! Я парень дорогой.
А он скажет:
- Хуйня, я сёня премию квартальную получил. Айда в магдональс?
А што я ему скажу дальше, я не успел придумать, потомушто на меня упало пальто и
папа вдруг приполз за вешалку. Он воткнул в меня и сказал:
- А сука ты, вот он где! Што у тебя за такие глаза, йобаны? Ты чо бля, повёлся на эту
хуйню как лох?
Он попытался поднять пальто, но запутался в нем и так и остался валаца на полу в
обнимку с этим пальтом как мудак, но потом произнес:
- Я это все напездел типа. Таково мальчишки походу и на свете-то нет, не то што в
вашем классе!
И папа взял меня за руки и попыталсё пацылавать.
Ебал я ево пацылуи, я што, пидар? Коекак отбрыкался.
Тада папаша погладил меня по галаве и улыбнулся как василий шандыбин:

26
- Надо иметь чуство юмара, - скозал он мне, и глаза у нево стали веселые-веселые.
- А веть это смешная задача, правда? Ну! Засмейся!
Ой, прям абассака какая мощная! Куда деваца!
Ну, хихикнул пару рас.
Типа:
-Гы-гы.
И он тоже хихикнул и походу вырубился . Уже надолго..
Да ну нах! Ебал я в нос такие шутки!
Взрослые такие козлы блять…..

27
Кот в сапогах
- Мальчики и девочки! - сказала Раиса Ивановна. - Вы нормально так выебнулись и
закончили эту четверть. Поздравляю вас, йобаны. Теперь можно и повтыкать. На
каникулах мы устроим ацкий оджык типа карнавал. Каждый из вас может нарядицца в
ково угодно, хоть в милицанера, а за лутший костюм будет выдана премия, так што
готовьтесь. - И Раиса Ивановна собрала тетратки, попрощалась с нами и ушла.
И когда мы шли домой, Мишка сказал:
- Я на отжыге буду гномом. Мне вчера купили накидку от дождя и капишон. Я токо
лецо чем-нибудь занавешу, и гном готов. А ты кем нарядишься?
- А хуй ево знает.
И я забыл про это дело. Потомушто дома мама мне скозала, што она уежжает в
санаторий для алкаголиков на десять дней и штоб я тут вел себя хорошо и следил за папой
штоп он тут не блудил беспредельно.
И она на другой день уехала, а я с папой совсем замучился. Одни косяки походу, то в
менты ево примут, то лецо абасвальт разабьет, то ещо чево, и на улеце шел снег, и все
время я думал, когда же мама вернеца. Я зачеркивал клеточки на своем календаре.
И вдрук хуяк, неожиданно прибегает Мишка и прямо с порога орет как мудак:
- Идешь ты или нет?
Я спрашиваю:
- Куда бля?
Мишка кричит:
- Как - куда? В школу! Сегодня же туса по типу ацково карнавалу, и все будут в
костюмах! Ты што, не видишь, што я уже гномик?
И правда, он был в накидке с капишончиком. На гномика нихуа не похож, кстате. Ну
да хуй с ним, пусть думоет што гномик.
Я сказал:
- У меня с костюмом беда! У нас мама уехала. А папа пяный уже валяеца в тряпки.
А Мишка говорит:
- Давай сами чонить придумаем! Нука, што у вас дома есть почудней? Ты надень на
себя, вот и будет костюм для карнавала.
Почудней блядь. Угу. Кабутто сам оделся так чудно, што всем три месеца ниибаца.
Я говорю:
- Ничво у нас нет. Папаша всё пропил к хуям. Вот токо евоные бахилы для рыбалки.
Бахилы - это такие высокие резиновые сапоги. Если гавна на улеце дохуя - первое дело
бахилы. Папаша типа в них на рыбалку ходит.
Угу. Пусть маме про рыбалку пиздит. Там рыбалкой и не пахло. Это он хуярит ебацца
с нашей училкой, а сапоги для отмазки надевает. Мама уж на што тупая, а и то както
говорит типа чо это за рыбалки такие, приходиш пастаянно пяный и без рыбы?
Ну, папа, видать, там чота догнал и в следующий раз притащил пять кило жывых
угрей. Хуй знает где он их наловил.
Кароче, жопа кокаето, из всево маскараду - тока сапоги папашины в ноличии. Мишка
говорит:
- А ну надевай, посмотрим, што получица!
Я прямо с ботинками влез в папины сапоги. Оказалось, што бахилы доходят мне чуть
не до подмышек. Я попробовал в них походить. Ничево, довольно неудобно. Зато пиздец
как блестят. Мишку прям накрыло от щастья. Он говорит:
- А шапку какую?
Я говорю:
- Может, мамину соломенную, што от солнца?
Мишка такой:
- В пизду саломенную! Помниш у твоево папаши пидарка такая красная есть? Ну, типа
самбреро?
Блять! Как я мок забыть? Это походу ахуенно продвинутый дизигн!
Я хуяк такой напялил шляпу. Оказалось, немножко великовата, съезжает до носа, но
всетаки смотрица весьма эпатажно.
Мишка посмотрел и говорит:
- Ахуенный костюм. Токо я не понимаю, што он значит?
Я говорю:
- Может, он значит "рабак в красном самбреро"?
Мишка засмеялся:

28
- Што ты, это неостроумно! Скорей всево, твой костюм обозначает "сфинкс-рыболов"!
Я замахал на Мишку:
- Сказал тоже! "сфинкс"!.. Сфинкс походу каменный! Я чо каменный типа? И на кошку
похож. Я чо типа кошка?
Тут Мишка чота задумался, а потом всплеснул руками и говорит:
- Опа! Точна!!! Настоящий кот в сапогах!
Я сразу воткнул, што значит мой костюм! Я - "Кот в сапогах"! Токо жалко, хвоста нет!
Я спрашиваю:
- Блядь, а хвост-то где взять?
А тут как раз соседка Вера Сергеевна за каким-то хуем припёрлась, интересуецца:
- Чо за тёрки? Вы чо как клованы вырядились? Накурились уже?
Я говорю:
- Не, у нас в школе сёня ацкий оджык, типа маскарад, это у нас костюмы такие
замысловатые. А кстате нет ли у вас каковонить хвоста? А то я типа кот в сапогах а хвоста
чота нету.
Вера Сергеевна смерила меня взглядом, покачала головой:
- Кот, говоришь? Ну-ну…. Щас, пажди децл…
И вынесла мне довольно драненький рыжий хвостик с черными пятнами.
- Вот, - говорит, - это хвост от старой горжетки. Я в последнее время прочищаю им
керогаз, но, думаю, тебе он вполне подойдет.
Я сказал "большое спасибо" и показал хвост Мишке.
Мишка, как увидел ево, говорит:
- Давай быстренько иголку с ниткой, я тебе пришью. Это ниибаца чудный хвостик.
И Мишка стал пришивать мне сзади хвост. Он шил довольно ловко, но потом вдруг ка-
ак уколет меня прямо в жоппу!
Я закричал:
- Потише ты, бля, храбрый портняжка! Ты што, не чуствуешь, што шьешь прямо по
живой жоппе? Ведь колешь же!
- Это я немношко не ращщитал! - И опять как кольнет!
- Мишка, ращщитывай получше, а то я тебя ща уебу с головы!
А он:
- Я в первый раз в жизни шью!
И апять - коль! И прямо в жоппу апять!!!
Я прямо заорал:
- Ты што, не понимаешь, што я после тебя буду полный инвалид и не смогу сидеть на
жоппе?
И таки уебал бахилом со всей дури Мишку по яйцам!
Но он сука увернулся, и вся мошч бахила досталась соседке Вере Сергеевне. Как раз в
область пизды.
Тут она и скопытилась.
А нам то похуй. Не соседка и была. Ну ее в сраку!
Но тут Мишка сказал:
- Ура! Готово нах! Ну и хвостик! Не у каждой кошки есть такой!
Тогда я взял тушь и кисточкой нарисовал себе усы, по три уса с каждой стороны -
длинные-длинные, до ушей! А Мишка в добавок подрисовал мне глазки.
И мы пошли в школу.
Там народу было видимо-невидимо, и все в костюмах. Одних гномов было человек
пятьдесят. И еще было дохуя белых "снежинок". Это такой костюм, когда вокруг ниибаца
скока белой марли, а в середине торчит какаянить малолетняя крыса.
И мы все очень веселились и танцевали. Потому как практически сразу нажрались
косорыловки. Прям как взрослые! Мишка гдето спиздил у папаши своево.
Мы бились в шейке и нам было охуенно по приколу. А Миха в атаке даже пригласил
меня на "белый танец". И мы закружились в вальсе. А потом я ево пригласил. И снова на
белый. И все вокрук пёрлись от нашево щастья.
Правда, я все время спотыкался и чуть не падал изза больших сапог, и красная каска э-
э-э-э-э… шляпа тоже, как назло, постоянно съежжала почти до подбородка. А потом я таки
ебанулся башкой оп пол и тут я догнал што я походу Сфинкс. И стал всем задавать
загадки. А меня в ответку все посылали нахуй. Но я не обижался, патамушто на отжыге
так положено. Карновал, хуле….
А потом наша вожатая Люся метнулась на сцену и сказала звонким голосом:
- А щас блять будем вручать прис за лутший ацкий костюм!

29
Тут все так заволновались и задергались, особенно пятьдесят гномиков. Типа вот уж у
них костюмы неебаца какие ацкие!!! Походу не одни мы с Михой были подсиняченые.
Гномики стали вести себя вызывающе и зачемто стали орать хором "Прокати нас, Дима!!!
Прокати нас, Дима!!!"
Но прис им жостка подломился. Потому што Люся радосно выкрикнула:
- На сцену приглошаецца Сфинкс в костюме гомосексуалиста для получения пизд… э-
э-э-э-э…. первой премии за лутший костюм!
И выразительно посмотрела на меня.
А я хоть и синенький был, но догнал што Сфинкс это я и есть.
И я пошел на сцену, и когда входил на последнюю ступеньку, то споткнулся и чуть не
наебнулся. Все громко засмеялись, а Люся пожала мне руку и дала две книжки: "Дядю
Степу" и "Скаски-пидараски".
Ебал я в рот такие призы.
Тут учитель пения Борис Сергеевич заиграл на гармошке туш, а я пошел со сцены. И
когда сходил, то опять споткнулся и чуть не упал, и опять все засмеялись. И тут мне стало
обидно, я отнял у Бориса Сергеевича гармошку и обозвал ево козлом.
А Миха весь на подрывах такой проорал чота в плане "Зенит пиздят!" и вся банда в
пятьдесят рыл гномиков дружно убрали учителя пения в мясо.
Никто за нево и не впрягся. Што за отжик без пиздилова? Это все понимали.
Кода мы шли домой, Мишка сказал:
- Конешно, гномов много, а ты один!
- Да, - сказал я, - но все гномы были так себе, а ты был очень смешной, и тебе тожа
надо книшку. Возьми у меня одну.
Мишка сказал:
- Не надо, што ты!
Я спросил:
- Ты какую хочешь?
- Про пидарасов, канешна.
И я дал ему книшку про пидарасов.
А дома я скинул свои огромные бахилы, и побежал к календарю, и зачеркнул
сегодняшнюю клеточку. А потом зачеркнул уж и завтрашнюю.
Посмотрел - а до маминого приезда осталось три дня!
И это зоебись! Потому што меня заебали папаша и соседки всякие.
Кстати, эта сука соседка настучала в менты, якобы за то што я её избил, и меня
поставили на учет в децкую комнату милиции.
А потом приехала мама и определила папу в дурку. Патамушта он до тово досинячил,
што стал до всех доёбываца што знает какойто ахуенный код доступа. Приехали врачи и
увезли ево на машине. А я в ево оцуцтвие выменял ево красную шапку на сачок для
бабочек и теперь весь на изменах ссу папашиново вазвращения, потмушта мама сказал
што красная шапка - это единственное што папе беспесды дорого.
Есть маза што папа меня изобьёт.
Поэтому я нопесал анонимную кляузу в милицыю типа папа хранит дома ящик
динамита. Приехали мелицеонеры, всё перерыли дома и забрали почемуто маму.
Теперь я снова зачоркиваю клеточки в календаре, и скока мне их ещо зачоркивать -
хуй ево знает……

30
Смерть шпиона Гадюкина
Оказываецца, пока я болел децким триппером, на улеце стало совсем тепло и до
весенних наших каникул осталось три или читыри дня. Кода я пришол в школу, все
закричали:
- Дениска пришол, ахтунг!
И я очень обрадовался, што пришол, и што все ребята сидят на своих местах - и Катя
Точилина по кличке Аспарагус, и Мишка, и Валерка, - и цветы в горшках, и доска такая
же блестящая, и Раиса Ивановна такая же бухая и веселая, и все, все как всекда. И мы с
ребятами ходили и смеялись на переменке, а потом Мишка вдрук сказал такой:
- А у нас будет весенний концерт!
Я сказал:
- Да ты чо бля?
Мишка сказал:
- Верно! Мы будем выступать на ссэне. И парни из четвертово класса нам покажут
постановку. Типа спектаколь. Они сами сочинили. Ахуеть! И рижыссёр у них есть
всамделишний.
Я скозал:
- А ты, Мишка, будешь выступать?
- А то бля.
И я весь на нервяках стал дожидацца концерта. Дома я обо всём об этом нопесдел
маме, а потом сказал:
- Я тожа хочу выступать...
Мама улыбнулась дико и говорит:
- Да не гони! Што ты умеешь делать-то, придурь?
Я скозал:
- Как, мама, разве ты не знаешь? Я умею ахуенно громко петь. Веть я хорошо пою?
Прям певец Дэцыл! Это хуйня, што у меня тройка по пению. Всеравно я пою опасно так.
Мощно.
Мама открыла шкаф и откудато изза платьев сказала:
- Щаз бля допиздишся бля, певец бля. Зоебал уже своим пением. Везь дом от тебя
стонет. Короче, слыш? Ты просто будешь на этом концерте зрителем. Понел? - Она вышла
изза шкафа. Хуй знает чо она там делала в этом шкафу, но от нее уже реально несло
шнапсом и глаза у нее неестественно бешено блестели - Это так приятно - быть зрителем.
Сидишь, втыкаешь, как артисты выступают... А впрочем, знаеш што?
Я сказал:
- Што мама?
- Ващето все актёры походу гамасеки.
Я не понел и поэтому переспросил:
- Мам, а кто это? Ну гамасеки эти?
- Ну, помниш, Денис, как мы ходили на спектаколь Виктюка? Вот там актёры все
пагаловно гамасеки. И я полагаю, што и в других театрах такая же хуйня. Гамасеки.
Ну, хуле. Канешно помню. Мне тада ещо тот спектаколь шибко по душе пришолся.
Весёлый такой, азарной. И я зделал вывод, што гамасеки - это такие артисты талантливые,
ну типо как народный артист к примеру или там заслуженый. Как муслим магамаев типо.
И на другой день я пошел на рипитицию пиесы.
Там чота за режыссёра у них был наш пианерважатый Сева по кличке Ершов. А на
самом деле он был Сосков. Но все ево звали Ершов патамушто он сказал што кто ево
назавёт Сосковым тот получит пизды.
Ну дык этот Сева Ершов пастаянно курил такие странные длинные папиросы как у
моево папы, пока он не уехал в дурку. А как покурит, то становица таким добрым што
проста пративно и стыдна за нево.
Ну вот. Этот Ершов чота там руководит процессом постановки спектаколя, чота там
орёт "Не верю!", чота там строит кавота, карочи настоящий режыссёр.
А тут я такой на умняке подкатываю и говорю в таком ключе што а вы знаете, дядя
Сева, што актёры все гамасеки?
Он такой пасматрел на меня с интересом, достал свою длинную папиросу, задумчиво
закурил, а потом скозал:
- Да? А ты знаешь…. Ты походу прав. Идея хороша сама по себе. Спасибо тебе.
Подумаю. Это же… Блять…. Это хорошо…. Да….. Ну, ступай, не мешай творческому
процессу.

31
А потом построил на ссэне всех актёров-четвероклашек и долго с ними о чом-то
говорил, покуривая свою паперосу. Мне стало скушно и я пошол валяца на траве, патаму
што уже было тепло. А саму пиесу я увижу послезавтра.
И вот наступил день концерта.
Народу насрало в актовый зал нашей школы - еба-а-а-а-а-а-а-ать….
И мы все уселись, а по стенкам встали бабушки нашево класса. А я пока стал грызть
яблоко. Спиздил у ковото, не помню у ково.
Вдруг занавес открылся и появилась вожатая Люся. На кочерге естессно, но это и
понятно. Нервы поверху. Она сказала громким голосом, как по радиву:
- Начинаем наш весенний концерд! Сичас ученик третево класса "В" Миша Слонов
прочтет нам свои сопственные стихи! Попросим!
Тут все захлопали, заарали тонко "У-у-у-у-у-у!" и на ссэну вышел Мишка. Он довольно
смело вышел, дошел до середины и остановился. Противно запахло гавном и я догадался
што Миха на измене изпоттишка пёрнул. Он постоял так немношко и заложил руки за
спину.
Опять постоял. Потом выставил вперед левую ногу. Все ребята сидели тихо-тихо и
втыкали на Мишку. А он убрал левую ногу и выставил правую.
Мудаг, хуле.
Потом он вдруг стал откашливацца:
- Кхм! Кхм!.. Кхме!..
Я скозал:
- Ты што, Мишка, поперхнулся? Ы-ы-ы-ы-ы…
Он посмотрел на меня как на незнакомово. Потом поднял глаза в потолок и сказал:
- Стих.
Тут в зале оччотливо раздался другой чей-то голос:
- Хуих!!
И все заржали и зааплодировали.
Я подозреваю што это Катька Аспарагус сказала.
Мишка зачемто поклонился. А потом покраснел и скороговоркой пробубнил:

Пройдут года, наступит старосдь!


Морщины вскочут на леце!
Желаю творческих успехов!
Штоп хорошо учились и дальше все!

И Мишка поклонился ещо рас и полез со сцены.


Паэт блядь.
И все ему здорово хлопали, потому што, вопервых, стихи были ниибаца кокие
хорошие, а вовторых, подумать только: Мишка сам их сочинил! Прям уля каприс кокойто!
И тут опять вышла синяя Люся и объявила:
- Выступает Ольга Табунщикова, первый класс "В", практически рибьонак ещо, гы-гы!
Все опять захлопали еще сильнее, а Люся поставила стул на самой середке.
И тут вышла Олька с лецом испуганой лошади и со своим маленьким баробаном, села
на стул песдой вперёд, а чехол от баробана поставила себе под ноги, штобы они не
болтались в воздухе.
Она села и заиграла на баробане вальс "Амурские волны". И все втыкали как дурачки,
и я тоже втыкал и все время думал: "Как это Олька так быстро перебирает пальцами по
баробану?"
И я стал тоже так быстро перебирать пальцами по воздуху, и постепенно добрался до
сопственново хуя, но не мог поспеть за Олькой и преждевременно кончил прямо в трусняк.
А сбоку, у стены, стояла Олькина бабушка, она помаленьку дирижировала, и была
похожа на валерию новодворскую, токая же экзальтированая и ебанутая на всю башню. И
она хорошо так хуярила, потешно, мне очень понравилось. И я ловко отдрочился ещо и на
неё.
Но вдрук она, в смысле Олька, в одном месте сбилась. У неё остановились пальцы.
Олька немножко покраснела, но опять зашевелила пальцами, как будто дала им
разбежацца; но пальцы добежали до каковото места и опять остановились, ну просто как
будто споткнулись.
Олька стала совсем красная и снова стала разбегацца, но теперь её пальцы бежали
както боязливо, как бутто знали, што они все равно опять споткнуцца, и я уже готов был
лопнуть от злости, но в это время на том самом месте, где Олька два раза спотыкалась, её
бабушка вдрук вытянула шею, вся подалась вперед и запела:

32
...Серебряцца волны,
Серебряцца волны...
Эх, ёб твою мать, серебряцца волны!

И Олька сразу подхватила, и пальцы у неё как бутто перескочили через какую-то
неудобную ступеньку и побежали дальше, дальше, быстро и ловко до самого конца.
Я кончил ещо раз.
И все пацаны походу тожа.
Я ебал такие баробаны.
Вот уж ей хлопали так хлопали!
А бабка пёрлась какбутто это она на баробане хуярила.
А все на неё забили хуй. И тока я ещо рас передернул на неё затвор.
Патамушто я люблю старое немощное тело, и меня с нево мощно вставляет.
После этово на сцену выскочили шесть девочек из первого "А" и шесть мальчиков из
первого "Б". У девочек в волосах было какоето гавно в виде разноцветных лент, а у парней
ничево не было. Но они, парни, были все поголовно голые и бес трусов. Они стали
танцевать украинский гопак. Потом учитель пения Борис Сергеевич сильно ударил по
клавишам и кончил играть.
Всё. Пиздец гопаку.
Да не гопак и был.
А мальчишки и девчонки еще топали по сцене сами, без музыки, кто как, и это было
очень уморительно и пездец как забавно, и я уже собирался тоже слазить к ним на сцену,
но они вдруг разбежались.
Вышла совершенно никакая Люся и сказала:
- Всем сасать! Ы-ы-ы-ы-ы-ы! Шутка бля. Перерыв пятнаццать минут. После перерыва
учащиеся четвертово класса покажут пьесу, которую они сочинили всем коллективом, под
названием "Собаке - собачья смерть".
И все задвигали стульями и пошли кто куда, кто додрачивать, кто синячить, а я
вытащил из кармана свое яблоко и начал его догрызать.
А наша вожатая Люся стояла тут же, рядом и подозрительно водила жалом.
Вдрук к ней подбежала длинная как рельс рыженькая девочка и сказала:
- Люся, можешь себе представить - Егоров не явился!
Люся всплеснула руками:
- Ебать! Што же делать? Кто ш будет звонить и стрелять?
Девочка сказала:
- Нужно немедленно найти какого-нибудь врубново паренька, мы его научим, што
делать.
Тода Люся стала глядеть по сторонам и заметила, што я стою и грызу яблоко. Она
сразу обрадовалась и развеселилась неуёмно.
- Вот, - сказала она. - Дениска! Чево же лучше! Он нам поможет!
Дениска, иди сюда!
Я подошел к ним поближе. Рельсовая девачка метнула на меня косяк и сказала:
- А он вправду врубной?
Люся говорит:
- Помоему, да!
А та песда говорит:
- А так, с первово взгляда, не скажешь.
Я сказал:
- Можешь успокоицца! Я врубной! - А про себя подумал - вот проститутка! Я такой
врубной што заебьошся вырубать походу.
Тут они с Люсей засмеялись, и рыжая девочка потащила меня на ссэну.
Там стоял мальчик из четвертово класа, он был в черном костюме и накрашенными
перламутровой помадой губками, точно такой же как у моей сосетки Валентины - бывшей
камсомолки, и у нево были засыпаны мелом волосы, как будто он седой; он держал в руках
пестолет, а рядом с ним стоял другой мальчик в женцких калготках "Гламур" - как у мамы
и тоже из четвертово класса. Под евоной гепюровой рубашкой явно просвечивал
бюстгалтер.
Этот мальчик был приклеен к бороде, на носу у нево сидели синие очки, и он был в
клеенчатом плаще с поднятым воротником.
Почимуто мне сразу вспомнился спиктаколь Виктюка, тот, на который мы ходили с
мамой, там заслуженный гамасек - главный гирой был одет точно так же!

33
Тут же были еще мальчики, кто с портфелем в руках, кто просто бес всиво, но с
подведёнными глазками, а один мальчик, разукрашеный под девачку, в косынке, халатике
и со странным предметом напоминающим банан, тока розовово цвета.
Я как увидел у мальчика в черном костюме пестолет, так сразу спросил ево:
- Это настоящий?
Но рыжая девочка перебила меня.
- Слушай, Дениска! - сказала она. - Ты будешь нам помогать. Встань тут сбоку и
смотри как надо правильно себя вести. Когда вот этот мальчик скажет: "Этово ты от меня
не добьёшся, натурал ебучий!" - ты сразу позвони в этот звонок, а потом выкинеш на ссэну
вот это. Понел?
И она протянула мне велосипедный звонок и ещё штуковину типа банана, тока
розовую. Я чо то сначала не стал брать, ну чо я совсем дурак в звонки звонить, а потом
понел, што наверно это будет как в клипе у певца Дэцыла, и взял.
Правда, я не доконца догнал почему там такая дикая форма полемики состоялась,
натурал там, хуйпроссыш, но походу это такая режыссёрская нахотка, я ебу спорить не
стал.
Девочка сказала:
- Ты позвонишь, кабутто это телефон, а этот мальчик возмет дилду, чота там пизданёт
про войну в ираке по телефону и уйдет со ссэны. А ты стой и молчи. Понел?
Я сказал:
- Понел, понел... Чево тут не понять? А пистолед у него настоящий? Бирета или какой?
А то у миня в парадном бизнесмена укокошыли три месица назад, так потом все
мелицанеры кричали што профессионально убили из биреты.
- Погоди ты со своим пистолетом... Именно, што он не настоящий, дилда настоящая
зато! Не ссы!
И тут я первый раз задумался, штото странно как то это всё! И пестолет не настоящий
и парни в калготах и с памадкой как у моей сасетки…
- Слушай: стрелять будешь ты здесь, за ссэной. Кода вот этот, с бородой, останется
один, он схватит со стола папку и на подрывах метнёцца к окну, а этот мальчик, в черном
костюме, в него прицелицца, тода ты возьми эту дощечку и что есть силы пиздани по
стулу. Вот так, токо гораздо сильней!
И рыженькая девочка уебала по стулу доской. Получилось очень здорово, как
настоящий выстрел. Мне понравилось.
- Ништяк! - сказал я. - А потом?
- Это все, - сказала девочка. - Если понел, повтори!
Я все повторил. Слово в слово, кинул дылды на ссэну и заебошил доской по стулу. Она
сказала:
- Смотри же, не обосрись!
- Можешь успокоиться. Я не обосрусь.
И тут раздался наш школьный звонок, как на уроки.
А хуй это были уроки. Это походу так спектаколь наченался. Прям как у Виктюкка!!
Я положил велосипедный звонок и дылду на отопление, прислонил дощечку к стулу, а
сам стал втыкать в щелочку занавеса.
Я увидел, как пришли Раиса Ивановна и Люся, и как садились ребята, и как бабушка
Оли Табунщикой из первова "В" опять встала у стенки как ледяной труп генерала
карбышева, а сзади чей-то папа взгромоздился на табуретку, сунул руку в карман и начал
там што то искать.
Было очень интересно отсюда втыкать туда, гораздо интересней, чем оттуда сюда.
Постепенно все стали затихать, и девочка, которая меня привела, побежала на другую
сторону ссэны и потянула за кокуето веревку. И занавес открылся песдетс как кросиво, и
эта девочка сиганула в зал как алина кабаева. Или как курт кобейн. Галавой вперед.
Но хуй её кто поймал, поэтому она приземлилась туловещем и еблом прямо об кресла
первово ряда.
Все зосмеялись, и это была хорошая примета.
А на ссэне стоял стол, и за ним сидел мальчик в черном костюме, и я знал, што в
кармане у нево пластилиновый шпалер. А напротив этово мальчика ходил мальчик с
бородой. Он уже успел переодеццо в костюм для аэробики и походу пиесы активно тупил
на произвольную тему.
Тут же за кулисами стоял рижысёр Ершов и курил свои поперосы. Глаза ево блестели,
он внимательно смотрел за действом на ссэне и постоянно бубнил себе под нос "Верю…
Верю… Ништяк… Ахуеть…"

34
А тот с бородой сначала рассказал, што долго жил за границей, а теперь вот приехал
опять, и потом стал нудным голосом приставать и просить, штобы мальчик в черном
костюме показал ему какуето редкую карту с планом аэродрома.
Но тот сказал:
- Этово ты от меня не добьёшся, натурал ебучий!!
И тут я сразу вспомнил про звонок и протянул руку к отоплению. Но вместо звонка там
заночевал хуй..
Я подумал, што он упал на пол, и наклонился посмотреть. И в это время ко мне ззади
подошол рижыссёр Ершов, тоже почемуто в одних калготах и балетных тапочках,
погладил пальцым меня по децкой жоппе и тепло поинтересовался:
- Проблемы, милый?
Я там чота вякнул в ответ, дескать съеби к хуям, не до тебя. Но погладке пальцым по
жоппе я тада особово значения не придал, это тока я щаз доганяю, што тада он меня
пытался грязно саблазнить.
Звонка я тада чота не нашол.
Не было и на полу. Я хуяк такой на измену.
Песдетс типо.
Потом я взглянул на ссэну. Там было тихо-тихо. Все мощно тупили и прикинулись
дикими даунами. Типа нормально всё. Просто им вдрук всем присралось помолчать там,
подумать. Но потом мальчик в черном костюме и напомаженый подумал и снова сказал:
- Этово ты от меня не добьёшся, натурал ебучий!!
Я такой зоебись! Аказываеццо тот чорт типа там не догнал смысл таково простова
вапроса, и типа решил типа уточнить.
А другой актёр типа аччотливо так ему абьявляет типо хуй вам а не струю под яйца.
Ну не дословно так, чота он там про аэрапорт погнал. Но, хуй полюбому.
А звонок я походу проебал. Он только што был здесь! Не мог же он сам ускакать, как
кусог гавна! Может быть, он скатился за батарею? Я присел на корточки и стал шарить по
пыли за батареей. Звонка не было!
Тут хуяк такой апять режыссёр ззади подкрался. Ну не тоштобы подкрался, но так
подошол незаметно типа. Неслышно так ваще охуенно!
Хуяк меня апять за децкую жоппу!
Оппа!
- Чо потеряли, офицер? - спрашивает - Пособить чем?
И смиёцца так ужасно, так ха-ха-х-ха!
Угу. Шутка дня. Какан номер два!
Я за такие шутки в первом класе… да ладно….
Кароче, нет нигде звонка. Нету!.. Люди добрые, што же делать?! Рижысёру похую
походу.
А на ссэне бородатый мальчик стал ломать себе пальцы и кричать:
- Я вас пятый раз умоляю! Покажите мне…. Э-э-э-э-э, блять…. Ну вы сами знаете!
При этом на ссэне происходила такая менжация, типа они друк за другом скачут по
ссэне и ктота из них похуй не помню кто всё норовит залесть другому в калготки. Ну
походу замысел такой неебаца рижысёрский.
Тут я начинаю доганять што типа вот ани какие гамасеки! Ну типа актеры играют
ахуенно как в вышшей степени одухотворенно.
А мальчик в черном костюме повернулся ко мне лецом и закричал дурным голосом:
- Этово ты от меня не добьёшся, натурал ебучий!!
И погрозил мне пальчиком.
И бородатый тоже погрозил мне пальчиком. Они оба мне грозили!
А потом так случилось што один из них таки залез другому в колготки, уш хуй там
знает как было походу задумано по пьесе, но я чуствую што блять щас реально начноцца
актерская ебля прямо на ссэне, патаму как ещо говорил чехов ружьё должно выстрелить, а
театор начинаецца с вешалки.
Нащот вешалки он походу напесдел, а ебля уже готова была начацца, тем более што
самые продвинутые зрители уже орали бодро и всячески подгоняли актеров.
Кароче, там по идее штобы ебля полюбому неначалась прямо на ссэне, должен был
прозвинеть телефонный ёбаный звонок.
А званок - это я.
А рас звонка нет, то актеры уже готовы были приступить к коитусу и похуй што они
ненавидят друк друга, но театр это ш воще песдетс какое реалистичное искуство!
Я подумал, што если они щас поебуцца между собой (а всё к этому и шло), то потом
они меня убьют. Но ведь не было звонка! Звонка-то не было! Он же проебался!

35
Тода мальчик в черном костюме, уже практически голый и с заголенным маленьким
хуем ибо ребенак ещо молодой, схватился за волосы на галаве и сказал, глядя на меня с
умоляющим выражением лица:
- Сейчас, наверно, позвонит телефон! Вот увидите, сейчас позвонит телефон! Сейчас
позвонит!
Я ево в принцыпе понимал. Веть ево прецтояло щаз выебать. А ево это по сцынарию
напрягало, вот он и песдит про телефон чота несуразное.
Тада я вспомнил про дилду и метнул её этому парню на ссэну!
Хуй знает как там должно было выглядеть по ходу пиесы, но паренёк аказался
смышленым, схватил дилду на лету и стал дразнить ей бородатово:
-Ата-та! Ата-та!
Режысёр Сева за кулисами добил пятку и добродушно произнёс:
- Браво блять
Бородатый устало посмотрел кудато в сторону и ничево не скозал а тока злобно
улыбнулся в мою сторону.
И тут меня осенило. Я высунул голову на ссэну и быстро сказал:
- Динь-динь-динь!
И все в зале страшно рассмеялись.
Телефон прорулил.
А мальчик в черном костюме очень обрадовался и сразу схватился за трубку. Он
весело сказал:
- Слушаю вас! - и вытер пот со лба. - Што блядь? Вайна в Ираке?
- Заебись… - прошептал ершов.
А дальше все пошло как по маслу. Мальчик в черном встал и сказал бородатому:
- Меня вызывают. Я пиздую на войну. Никому не ссать!
И ушел со ссэны, положыв дилду в ящек стола
И тут мальчик с бородой по ходу пиесы прикинулся таким типа расстроеным, а потом
пошел на цыпочках к ево столу и стал там рыцца и все время оглядывцца.
Потом он злорадно россмеялся, схватил дилду и побежал с ней к задней стене, на
которой было наклеено картонное окно.
Тут выбежал другой мальчик, тоже в галготах и весь в перьях, и стал в нево целицца
из пистолета.
Я сразу схватил доску да как ебану по стулу изо всех сил!
А на стуле уже сидел режысёр ершов. Устал, видать.
Поэтому выстрел чота неполучился.
Зато режысёр ершов заорал диким голосом, потомушто я попал ему доской прямо по
ево рижысёрской тыкве.
Я весь на нервяках с измены переебал ему ещо раз. Почти машинально.
Ну вроде ершов после этово угомонился и пустил слюну.
А выстрела всёравно не получилось. Зато мальчик в черном костюме, заебавшись
ждать выстрела из сопственново пестика, бросился на бородатого и стал ево душить.
Пока мальчики боролись, у бородатово отвалилась борода.
В это время ершов очнулся и как летчик мересьев на одних руках выполз на ссэну и
там серьозно наблевал. Стресс, хуле…
А мальчик как токо увидел, што он остался без бороды, так сразу лег на пол - как
будто умер. Ну типа задушеный. И токо дилду жжимал в своей руке.
Тут на ссэну прибежали остальные ребята из четвертово класса, кто с портфелем, кто с
веником, все бес трусов по смелому рижысёрскому решению, они все стали спрашивать:
- Кто стрелял? Што за выстрелы?
Ершов скозал:
- Идите все в пизду!
Все по ходу пьесы пропустили ево реплику мимо ушей.
А никто не стрелял вопщемто. Но мальчик в черном костюме сказал:
- Это я захуячил ебучево натурала!!!
После этово все актёры-гамасеки взялись за руки и хором выкрикнули с ненавистью в
зал:
- Сабаке - сабачья смерть!!!
После чево учитель пения Борис Сергеевич, до этово безучасно наблюдавший за
действом, вдруг встал со своево места, поднялся на ссэну и со словами "Нет, блять, это уже
просто невыносимо!" без затей набил Ершову ебало.

36
Тут началась настоящая овацыя. Публике походу было похую во што втыкать и
глубинный смысл новаторсково спектаколя может быть ею был и не до канца постигнут,
поэтому зрители решили што это есть продолжение пьесы.
На ссэне тем временем началось настоящее массовое пиздилово. Учитель пения
пиздил рижысёра ершова, актёры-гамасеки пиздили учителя пения, а заодно и режысёра, в
тряпки убитая Люся пиздила актеров-гамасеков. Ну и режысёра тоже.
Публика из первых рядов подорвалась на ссэну и стала пиздить всех подряд. Короче,
спектаколь удался.
Тут рыженькая девочка, которая оддыхала в беспямяцтве, пришла в себя. В осном
оттово што ей наступила на лецо публика. Она встала на ноги, дёрнула за кокуето веревку
и зановес закрылся. И все, кто был в зале, хлопали так сильно, што у меня заболела
голова.
А сам я получил пизды тока на следущий день в результате тово што мне дали пиздвы
неизвесные мне подростки прямо в сопственном подъезде. Но я падазреваю што это были
не кто иные как наймиты актеров-гамасеков. Это они таким способом мне мстили за то
што я их жостко наебал с телефонным звонком.
А када меня выписали из больницы, то у выхода из оной меня подкараулил рижысёр
ершов и сломал мне ногами шесть рёбер.
Зато када я лежал поновой в госпитале мама подробно мне расказала кто такие
гамасеки.
Оказываецо, это простые пидары, тока в основном актёры.
Блять, а я то думал…..

37

Похожие интересы