Вы находитесь на странице: 1из 32

Еженедельное

издание

ШЕДЕВРЫ

РЕКОМЕНДУЕМАЯ

ЦЕНА: 69 руб., 12,90грн, 299 тенге, 5900 бел. руб.

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

Зарянк о

т

«Портрет семьи Лесниковых» (1852) — в деталях

Зарянко происходил Критики называли из семьи крепостного его портреты «не- крестьянина обыкновенными»

<**

ян к о

Не имея лишней копейки, он содержал бедных учеников

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

«50 художников. Шедевры русской живописи»

Выпуск№54,2011

Выходит раз в неделю

чредитель, редакция: 000 «ДеАгостини», Россия ий адрес. 105066, г. Москва, ул. Александра Лукьянова,

В НОМЕР Е

Жизнь и эпоха 3

Знаменитые работы 6

ЗАЛ УЧИЛИЩА ПРАВОВЕДЕНИЯ С ГРУППАМИ

УЧИТЕЛЕЙ И ВОСПИТАННИКОВ (1840—41)

ПОРТРЕТ СЕМЬИ ТУРЧАНИНОВЫХ (1848)

ПОРТРЕТ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ ГРАФА Ф.П. ТОЛСТОГО (1850)

технологийимассовыхкоммуникаций(Роскомнадзор)ПИ

№ФС77-40451от30июня2010г.

Для заказа пропущенных номеров и по всем вопросам, касающимсяинформацииоколлекции,обращайтесьпоте зрячейлинии» вРоссиI

.8-800-200-02-01

Телефон кгорячей линии» для читателей Москвы:

С8-495-66

•Мни

те: ЗАО«ИДБурда»

тель: 000 «ДеАгостини Па

;:01032,Украина,г.Киев,ул

Генеральныйдиректор:ЕкатеринаКлимен

Свидетельство о государственной регистрации печатного СМИ

МинистерстваюстицииУкраиныК815896-5666Рот17.08.2010

тнои«горячейлинии»вУкра

8-800-500-8-400

ИмпортёрадистрибьюторвР/>:

000 «ЮМ-ИНФО», г. Минск, пер. Козлова, д. 7г, 1№: (017) 297-92-75

Адресдлнпшемчитателей:РеспубликаБеларусь,220037,г.Минск

а/я 221,000 -РЭМ-ИНФО», •<Д1?Люсшни.', «50 художн*

'"

прострпненчр: ТОО <

ирпж:120000ж<.

000 «ДеЛтстин» 2.011

ПОРТРЕТ Н. В. СОКУРОВОЙ (1854)

Шедевр 14

ПОРТРЕТ СЕМЬИ ЛЕСНИКОВЫХ (1852)

Стиль и техника 20

Картинная галерея 26

ПОРТРЕТ ПЕВЦА О. А. ПЕТРОВА (1849)

ПОРТРЕТ Е. X. АБАМЕЛЕК (1854)

ПОРТРЕТ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

НАСЛЕДНИКА

ЦЕСАРЕВИЧА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА

В КАЗАЧЬЕМ МУНДИРЕ (1865)

ДЕВОЧКА В ГОЛУБОМ ПЛАТЬЕ (1870)

Музеи мира 30

Иллюстрации предоставлены:

Передняя обложка: (основная) ©ГосударственныйЭрмитаж,Санкт-Петербург, 2011/Фото:Ю.А.Молодковец,К.В.Синявский,С.В.Суето- ва, В. С. Теребенин, Л. Г. Хейфец, (врезка) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 3: (все) ©Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини»; 4: (верх) Ивановское объединениехудожественных музеев, (низ) ©ГосударственнаяТретьяковская галерея, Москва; 5: (все) ©ГосударственнаяТретьяковскаягалерея, Москва; 6/7: ©ГосударственныйРусскиймузей,Санкт-Петербург, 2011;8/9: ©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 10/13: (все) ©ГосударственныйРусскиймузеи, Санкт-Петербург, 2011; 14: (центр) ©Государственная Тре- тьяковская галерея, Москва, (низ) ©АКС/ЕазГЫеи'з; 15: (все) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 16/17: © Государ-

ственный Эрмитаж, Санкт-Петербург,2011/Фото: Ю.А. Молодковец, К. В. Синявский, С. В. Суетова, В. С. Теребенин,Л. Г.Хейфец; 18: (все)

Тверская областная картиннаягалерея; 19: ©Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2011/Фото:

С. В. Суетова, В. С. Теребенин, Л. Г. Хейфец; 20: (лев) ©ГосударственнаяТретьяковская галерея, Москва, (прав) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 21: Нижегородский государственный художественный музей; 22: (верх) © ГосударственныйРусский музей, Санкт-Петербург, 2011, (центр) © Рте Аг1/Еа5КЫе\У5; 23: (все) Нижегородскийгосударственный художественный музей; 24: (верх) ©Госу- дарственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011, (низ) Нижегородский государственный художественный музей; 25: (лев) Новосибир- ский государственный художественный музей, (прав) © Государственная Третьяковская галерея, Москва; 26: © ГосударственныйРусский музей, Санкт-Петербург, 2011; 27: Нижегородский государственныйхудожественныймузей; 28: ©Рте Аг1/Еа51Ые\У5; 29: ©Государственная Третьяковскаягалерея, Москва; 30/31: (все) Тюменскийобластноймузейизобразительныхискусств.

Ю. А. Молодковец, К. В. Синявский,

Жизнь

и эпоха

Вечны й

тружени к

Зарянко никогда не имел возможности отдаться творчеству «по вдохновению». Кисть была глав-

ны.» его оружием в борьбе за существование причем не только свое, но и своего многочисленного

се,иейства.

Н евзгоды и нужда Константиновича

тяжении

преследовали

Сергея

нова, которого буквально боготворил. В 1838 году молодой человек уже получил звание свобод- ного художника и с этого времени мог зара- батывать на жизнь живописными заказа- ми. Связи с Академией он, однако, не по- рывал. В 1843 году за «перспективную живопись, по программе Академии, изо- бражающую внутренность Никольского Морского собора в Санкт-Петербурге, возведен он в академики». Звание академика не далось ему лег- ко. «Вот пример, — возмущался потом его брат Николай, — когда г. С. К. Зарян-

ко окончил программу на звание академи-

ка и получил степень эту, то был почти слеп от годового слишком многосложного тру-

да и просил пособия. ,- При т-г этом ужасном

положении ему едва дали 500 рубл. ассигн. в о т так поощрили ослепшего художника!

Зарянко на про-

родился

его жизни. Он

24 сентября (6 октября) 1818 года в ме-

стечке Ляды Могилевской губернии (ны- не — Витебская область) в семье кре- постного крестьянина. В 1820-е годы отец нашего героя получил вольную и вместе с постоянно увеличивающейся се-

мьей (к началу 1830-х годов в ней было уже семеро сыновей и две дочери) пере- брался в Петербург, где поступил на служ- бу к небезызвестному князю А. Н. Голицы- ну — обер-прокурору Синода, министру народного просвещения, президенту Рос-

сийского Библейского общества, мистику

и личному

В 1833 году отец будущего художника,

овдовевший к тому времени, женился вто-

рично и вместе с молодой женой уехал в

Репродукция утраченного ав- топортрета Зарянко. Художник изобразил себя без прикрас, в полном соответствии с вос-

поминаниями . о нем В. Г. ,. Перо-

г

далеко не привлекательная. Он был невысокого роста, рябой, с светлыми, словно совершен- но белыми глазами худой на

другу императора Александра 1.

.

т

•"• ве А ь ем У на А ° было

С тех пор г. Зарянко и страдает

год не заниматься!

Смоленскую губернию. Всех детей от пер- лицо, худой в теле и чахоточ- ный. Одна ноздря у него по-

вого брака он оставил на попечение стар- шего, пятнадцатилетнего Сергея, вдобавок

переписав на него свой долг — 15 тысяч толстые губы имели бледно- фиолетовый цвет, прямые бе-

рублей серебром. С ним художник распла- чивался вплоть до 1860-х годов.

После отъезда отца Сергею пришлось прекратить учебу в 3-й санкт-петербургской гимназии, С 1834 года он посещал в качестве вольноприходящего уче- ника Академию художеств, а попутно, надо полагать, ис- кал заработка, чтобы прокормить семью, покинутую от-

порчена была оспой, поэтому и казалась точно надорванной;

локурые ВОЛОСЬ1гладко были

причесаны».

цом. В Академии Зарянко

Я занимался у профессора перспективной живопи- си М. Н. Воробьева, но частным образом брал уроки и у А. Г. Венециа-

зрением.

Над этой-то программой вообще здоровье Зарянко рушилось; а ему еще академика не

Царство

ему небесное. Хорошо, что честный Брюл- лов был тогда и не позволил сделать это». Вскоре после получения выстраданного звания академика Зарянко на некоторое время перебрался в Москву. Здесь он надеялся получить заказы на церковную живопись и поправить здоровье, пошатнувшееся вслед- ствие напряженной работы над академической програм- мой (заметим в скобках, что полностью зрение у него так

и не восстановилось, и всю жизнь он хорошо видел только одним глазом). Но в Москве мастеру не удалось найти на-' дежных источников заработка, и он вернулся в Петербург, Тогда же для него стало очевидным, что перспективная жи-

вопись, на которой он потерял здоровье, не поможет ему

хотел дать профессор Воробьев

прокормить и выучить младших братьев и сестер, и Зарян- Дом князя Голицына на ко обратился к портретному жанру, в 1849 году представив

Фонтанке, где «вращался» н а академической выставке портрет оперного певца Осипа в детские и отроческие

Петрова. Этот портрет «заслужил всеобщее внимание»,

годы наш герой

Жизнь

и эпоха

и в следующем году успех Зарянко на выставке был еще бо- лее «капитальным». «Библиотека для чтения» писала:

«Бывшие на прошлогодней выставке два портрета госпо- дина Зарянко обратили на него общее внимание. С тех пор художник трудился в тишине и представил теперь произве- дения, поставившие его на ряду с величайшими мастерами всех школ и народов». За показанные портреты Зарянко избра- ли профессором исторической живописи. Это случай исключительный. Во-первых, ху- дожник работал не по заданной програм- ме, а «от себя»; во-вторых, его пожалова- ли в профессора не по приговору Совета Академии, а повелением высочайшей осо- бы — президента Академии художеств прин- ца Максимилиана Лейхтенбергского. В 1851 году Зарянко пригласили писать портрет великого князя Николая Алексан- дровича. Впоследствии он не раз писал пор- треты этого юноши, любимого всеми, кто его знал, но, к сожалению, рано умершего.

В Академии Зарянко учился у М. Н. Воробьева. На иллюстрации представлена одна из известнейших работ последнего: «Осенняя ночь в Петербурге. Пристань с египетскими сфинксами на Неве ночью» (1835).

«Портрет академика живописи А. Г. Венецианова», исполненный С. К. Зарянко в 1830-е годы, еще очень далек от зрелых портретных работ мастера.

Работал он и над портретами представителей царской се- мьи, создав, начиная со второй половины 1860-х годов, це- лую галерею таких картин. Двор ласкал Зарянко, увековеченными его кистью жела- ли быть многие сановники и жены сановников. Но прочно- го положения этот успех в свете ему не принес. Художник работал над каждым портретом очень долго, а требовать

больших гонораров словно стеснялся. Николай Зарянко с горечью вспоминал: «Я был свидетелем, когда г-ну Зарян- ко был заказан портрет одного молодого человека, я не пом- ню фамилии его, и для исполнения этого заказа Зарянко употребил год времени. Это была многосложная картина, там недоставало только воды и неба, а ему заплатили толь- ко полторы тысячи; признаюсь, со стороны было больно слышать это! И еще случай, когда г. Зарянко написал тоже мужской портрет, то ему заказали еще этого же господина портрет — только в иной позе и костюме, а голову скопи- ровать с первого. По окончании этих двух прекрасных пор- третов ему заплатили: за первый полторы тысячи, а за вто- рой — 500 рубл., считая его копиею. Вот как ценят искус-

ни один сапожник не возьмет

дешевле за сапоги, если вы ему закажете точно такие, какие, положим, сделал он вчера!»

В 1855 году наш герой предпринял попытку занять в Ака-

демии место профессора перспективной живописи, осво- бодившееся после смерти М. Н. Воробьева, но не преуспел

ство, а ведь знает всякий, что

Н. Зарянк о

«Портрет графини Ольги Эспвровны Шуваловой, урожденной княжны

Белосельской-

Белозерской» (1870) — едва ли не последняя

картина Зарянко.

в этом: в Акаде- мии его почему- то недолюбливали. И в 1856 году он вновь перебрался в первопрестольную, устроившись инспек- тором и преподавате- лем в Московское учили- ще живописи, ваяния и зод- чества (МУЖВЗ). В эту пору он был уже семейным человеком. Женился художник в нача- ле 1850-х годов, выучив и пристроив всех младших сестер и братьев, заботиться о которых предоставил ему отец. Же- нитьба его на купеческой вдове Анне Павловне Разорено- вой была «без расчета»: к только-только начинавшим от- ступать заботам о собственных родственниках прибави- лись заботы о бедных родичах жены. Преподавая в МУЖВЗ, мастер заслужил любовь учени- ков — хотя, как писал в своих мемуарах В. Г. Перов, кото- рому довелось поучиться у Зарянко, то была любовь сдер- жанная, «скрытная». Кроме того, вспоминал будущий пе- редвижник и еще об одной замечательной черте нашего героя: он «терпеть не мог сплетен, наушничества и доно- сов». Однажды, выслушав кляузника, он прямо заявил ему:

«Я должен поблагодарить вас за те сведения, которые вы

мне доставили, а также и за откровенность. Это обязывает меня сказать вам так же откровенно, что вы подлец, и под- лец высокой пробы!» Самое интересное, что об этом слу- чае поведал впоследствии своим товарищам сам «подлец», присовокупив к рассказу, что «Сергей Константинович как будто его снова крестил, и он вышел от него, как из купели, совершенно очистившись от грехов, лжи и ябед». Живя в Москве, Зарянко по-прежнему нуждался. Обре- мененный семейством (трое своих детей и множество род- ственников, нуждающихся в помощи), он все никак не мог расплатиться с долгами, тяготевшими над ним с момента отъезда отца из Петербурга, да вдобавок содержал несколь- ких беднейших студентов Училища, «которые, — по воспо- минаниям Перова, — у него жили, конечно, ничего не пла- тя». Не удалось мастеру поправить свое финансовое по- ложение и с переездом в Петербург, куда его вызвали для писания портретов царской семьи. Хотя гонорары он полу- чал немалые, деньги утекали, как вода. Умер Зарянко в декабре 1870 года от чахотки, которой страдал на протяжении десятилетий. Незадолго до кончи- ны он вернулся в Москву, но перемена климата не помогла ему: легочное кровотечение свело его в могилу в один день.

«Сельский крестный ход на Пасхе» (1861) В. Г. Перова, учивше- гося у Зарянко в МУЖВЗ.

1818

1823

1829

1831

1833

""

1838

ХРОНОЛОГИ

Я

ЖИЗН

И

Родился 24 сентября (6 октября) в семье крепостного крестьянина в

1843

За работу «Внутренний вид Никольского

собора» получает звание

местечке Аяды Бабиновицкогоуезда Могилевской губернии.

академика перспективной живописи.

Вероятнее всего, именно вэтом году (отмеченном страшным голодом в Белоруссии) отец будущего художника перебрался вместе ссемьейв Петербург.

1846

Преподает вАлександровском сиротском институте и Дворцовом архитектурном училище (Москва). Возвращается в Петербург, поступает преподавателем вКонстантиновский кадетский корпус.

Поступает в 3-ю петербургскую гимназию.

1850

Получает звание профессора исторической и портретной живописи

Начинает заниматься рисованием у В. М. Аврорина.

за портреты Ф.П. Толстого иД. В. Хвостова.

Отец художника, женившись вторично, уезжаетв Смоленскую губерник.

Начало 1850-х Женитьба наА. П. Разореновой.

 

оставив на попечение подростка его малолетних братьев и сестер.

1856

Начинает преподавательскую деятельность в МУЖВЗ.

Занимается у А. Г. Венецианова, начинает посещать в качестве вольнослушателя Академию художеств.

1866

Переезжает в Санкт-Петербург, где пишет портреты членов императорской фамилии.

Получает звание неклассного свободного художника за «Вид Тронной залы».

1870

Возвращается 1 декабря в Москву. 20 декабря (по старому стилю) умирает от чахотки.

Знаменитые работы

За л

Училищ а

правоведени я

с группам и

учителе й

и воспитаннико в

(1840—41)

86 х 126см

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Молодой художник демонстрирует бле- стящее владение пер- спективой. Но и детали интерьера он тоже изображает великолеп- но (взгляните, напри- мер, на эту люстру).

С эффектами освещения Зарянко также справляет- ся весьма уверенно. Мы как бы осязаем белый свет холодного петербургско- го дня, льющийся в про- сторную залу.

Первый выпуск

В. В. Стасов в своих воспоминани

яхписал: «Напереди

Михаил Измаилович, в шелковой лиловой рясе, к нему подходят под благословение большие и малые, галунные и безгалунные, целая тут кучка молодых правоведов стоит»

батюшка

Вот еще отрывок из стасовских мему- аров: «Решительно на первом месте — Александр Серов (будущий компози- тор. — Прим, ред.), в профиль, в мундире и со шпагой, с треуголкой под мышкой,

как будто "дежурный" по училищу, во всей

парадной нашей форме

»

Н .

Зарянко

Представленная работа наиболее заметна среди ранних вещей С. К. Зарянко. Художник писал ее по заказу прин- ца Петра Георгиевича Ольденбургского, основателя Учи- лища правоведения и его покровителя. В 1840 году состо- ялся первый выпуск Училища, и картина, запечатлевшая его учеников и интерьер его парадной залы, была при- урочена к этому знаменательному событию. Известный критик В. В. Стасов, окончивший Училище правоведения в первом выпуске, писал впоследствии о картине Зарян- ко: «Представлена большая зала училища, по сю сторо- ну двух дорических колонн, разделяющих ее на две поло-

вины (кстати, зал был оформлен по проекту архитектора В. П. Стасова, отца В. В. Стасова. — Прим. ред.). Вдали, в углублении перспективы, портрет императора Николая; вдали же, по зале бродят и сидят разные наши товари-

Совет Академии художеств высоко оценил рабо-

ту молодого мастера, о чем сохранилось следующее доку-

ментальное свидетельство: «1841 года по третному ри- совальному экзамену, происходившему сего декабря 13, художник Сергей Зарянко за картину, изображающую ре- креационную залу в Училище правоведения, удостоен се- ребряной медали первого достоинства».

щи

»

Знаменитые работы

Портре т

семь и

Турчаниновы х

(1848)

121,6 х 95,4 см Государственная

Третьяковская галерея, Москва

Этот семейный портрет, оживленный чертами жанровой сценки, принадлежит к числу известнейших в творчестве С. К. Зарянко (если по отношению к нашему герою вообще уместно говорить сейчас об известности). На нем изобра- жен сенатор А. П. Турчанинов, его жена С. Г. Турчанинова и дочь Олимпиада. При этом сенатора художник лишил «се- наторских» черт (разве только некоторая властность взгля- да выдает в нем государственного мужа). Он предстает до- бродушным отцом семейства, наслаждающимся покоем и простыми радостями в узком домашнем кругу. В центре это-

го круга — что видно невооруженным глазом — стоит дочь. Это маленький семейный идол, источник счастья и забот для своих родителей. Для них нет большего наслаждения, чем наблюдать за резвой Липочкой, и вот за этим-то неж-

ным времяпрепровождением как бы и «застает» их нечаян- но живописец. Родители словно только сейчас отвлеклись от

созерцания своей любимицы. Их лица — вающе-обычные — еще озарены светом

торой они следили за ее детскими забавами, они как бы при-

глашают зрителя разделить их приятный досуг.

некрасивые, вызы- той радости, с ко-

Плющ выполняет роль «естественной рамы» для изобра- женной на полотне группы. Кроме того, символизируя прочность чувств и верность, он подчер- кивает благополучие, царящее в семье Турчаниновых.

Семейное счастие

Некрасивое лицо супруги сенатора ожив- лено мягкой полуулыбкой. Одета женщина просто и мило — с той простотой, которая доступна лишь очень состоятельным людям

А. П.Турчанинов предстает перед зрителем «без мундира». Его дородность, вальяжность, прекрасный костюм красноречиво говорят о прочном положении в обществе и хорошем пищеваре- нии. Этот человек всегда «дово- лен сам собой, своим обедом и женой». Во всяком случае, таким изобразил его Зарянко.

Олимпиада Турчанинова изображена в профиль. Внимание ее, по замыслу художника, привлечено к чему- то, что находится за краем полотна. Туда же смотрит и пес (кстати, собака — тоже символ верности, и ее присут- ствие на семейном портрете вполне закономерно).

Н.

Зарянко

Знаменитые работ,

Портре т

вице-президент а

Академи и

художест в

граф а

Ф . П . Толстог о

(1850)

135 х .103 см

Государственный Русский музей,

Санкт-Петербург

Портрет Федора Петровича Толстого Зарянко показал

на академической выставке 1850 года, которая принес-

ла ему всеобщее признание. Заметим, что выставлялись в

тот год, наряду с вещами Зарянко, произведения отнюдь

не второсортные: например, шесть своих картин предста-

вил Брюллов. И все же публика собиралась именно перед

портретами кисти Зарянко. В рецензии на выставку, опу-

бликованной в журнале «Современник», говорилось:

«Два портрета работы г. Зарянко, о которых говорит те-

перь весь Петербург, действительно что-то необыкновен-

ное. До сих пор весьма немногим удавалось передавать до

такой степени верно действительность, как передал ее да-

ровитый г. Зарянко в портретах Д. В. Хвостова и вице-

президента Академии художеств графа Ф. П. Толстого

Портреты г. Зарянко, далеко оставляя за собой все виден-

ное нами в этом роде, получают значение высоких художе-

ственных произведений, в которых видна сила созданья,

заключенная в душе самого художника. Глядя на эти чудес-

ные произведения, как-то яснее видишь ту огромную раз-

ницу, которая существует между созданьем и обыкновен-

ной копией с природы, между сознательным воспроизве-

дением и простой дагерротипировкой».

Несалонный портрет

С"!

^^

«Глаза на портретах Зарянко, — писал журнал «Современник», рассказывая о выставленных в 1850 году портретах Д. В. Хвостова и Ф.П. Толстого, — до такой степени поражают своеюнеобык- новенною живостью, что, смотря на них, становится как-то неловко, самопускаешь

Зарянко не злоупотре- бляет деталями, не стре- мится к «красивости». Он избирает для портре- та простой темныйфон, подчеркивая серьезный характер изображаемого лица, чуждый какой бы то ни было манерности исалонности.

лица, чуждый какой бы то ни было манерности исалонности.
лица, чуждый какой бы то ни было манерности исалонности.

глаза, не вынося этого пристального, спо-

койного взгляда

»

За спиной Ф.П. Толстого мы видим «орудия труда» — молоток и заготовку

будущей

птором и медальером (участвовал он, в том числе, в оформлении храма Христа Спасителя), и именно за заслуги вобла- сти скульптуры Совет Академии утвер- дил его в 1849 году профессором.

скульптуры. Толстой был скуль-

Удивительно, как подчиняются худож- нику материалы. Любую фактуру он способен передать своей кистью — и рыхловатый богатый бархат, и нежный соболий мех выглядят «как живые».

Н. Зарянк о

Знаменитые работ

Портре т

Н . В . Сокурово й

(1854)

98 х 85,5

Государственный Русский музей,

см

Санкт-Петербург

1854 год — один из самых плодотворных в творческой

биографии С. К. Зарянко. Созданный в это время портрет

Наталии Васильевны Сокуровой, жены Ф. Е. Сокурова,

купца и коллекционера старопечатных книг, является од-

ним из шедевров мастера. Здесь он, как и в других своих

работах, хранит верность натуре, не считая нужным ре-

тушировать ее. Полная женщина с лицом, далеким от пре-

тензий на красоту или даже на миловидность, задумчи-

во смотрит вдаль. Она сидит в покойных креслах, рука ее

свободно лежит на подлокотнике. В мельчайших подроб-

ностях выписаны детали ее костюма — кружевной ворот

и манжеты, шаль, небрежно брошенная на спинку крес-

ла, немногочисленные украшения. Но эта «документаль-

ная» точность портрета не превращает его в фотографию.

Сам Зарянко настаивал на том, что художник обязан быть

техничным, обязан изучить натуру, что грешить против

нее в своих произведениях он не имеет права: однако при

этом Сергей Константинович имел в виду, что живописец

должен владеть натурой, но не она им. «Надо изучать и

изучать

природу с ее законами, — писал он, — учиться да

учиться верно изображать ее: она дает средства, — мало

того, она даже и вдохновит».

Овладение натурой

Голова Сокуровой изображена в трехчетвертном повороте. Если сравнить портреты кисти Зарянко, то можно заметить, что такое расположение модели для него — не редкость.

Блестяще написана белая холеная рука женщины. Так вылепить кисть было по силам лишь немногим мастерам академической школы. А вот передвижники в большинстве своем с этой сложнейшей «подробностью» человеческого тела не справлялись.

Злачно выбран формат полотна. Мягкий овал гар- монирует с округлым лицом Сокуровой и 5-образной линией, образуемой ее рукой и спинкой кресла.

Круглый про- резной воротник исполняет роль дополнительной «рамы» для лица купеческой жены. Особенно выи- грышно смотрится он на благородно- темном платье.

Н. Зарянк о

Шедевр

Портре т

семь и

Лесниковы х

(Ш2)

109,5

х 143,5 см

Государственный Эрмитаж,

Санкт-Петербург

Среди семейных портретов работы Зарянко портрет се- мьи Лесниковых принадлежит, наряду с портретом семьи Турчаниновых, к наиболее удачным. Здесь, как и в портре- те Турчаниновых, художник использует прием «неожи- данного знакомства»: он уподобляется случайному гостю, зашедшему в сад при доме Лесниковых и — какое счаст- ливое совпадение! — заставшему все семейство на прогул- ке. Лишь двое персонажей картины обратили внимание на живописца — маленькая Оля Лесникова и мать семейства, Прасковья Тарасовна. Остальные, ничуть не смущаясь его присутствием, заняты своим делом. Эта «неожиданность» не должна обманывать зрителя: композиция картины тща- тельно проработана, каждая деталь имеет здесь свое место и значение. Понятно, что портрет семейства Лесниковых (как, впро- чем, и другие пор- треты кисти Зарян- ко) писался на заказ. Но, будучи постоян- но угнетен необхо- димостью думать о куске хлеба, худож- ник никогда не рабо- тал «спустя рукава», не опускался до«по- делок». Подобно до- бросовестным цехо- вым мастерам про- шлого, он вкладывал

в каждую заказную картину все свое уме- ние, весь свой талант, трудясь над нею так,

будто это его люби- мое детище.

«Русский

бидермайер

Величественные отцы семейств и их верные

супруги с пухлыми младенцами на руках в окру-

жении резвящихся отроков и отроковиц запо-

лонили холсты русских художников в первой

половине XIX века. Корни этого симпатичного

явления следует искать в Европе, в искусстве

бидермайера.

Семейный портрет, трактованный как жанровая сцена, получил наибольшее рас- пространение в искусстве бидермайера. Русские мастера, имея возможность сле- дить за европейскими живописными но- винками, переняли этот милый жанр, и вскоре комнаты квартир и особняков на- ших состоятельных соотечественников украсили картины, на которых в непри- нужденной манере запечатлевалось их се- мейное счастье.

Конечно, сам термин «бидермайер» применительно к русской почве можно

употреблять лишь с большой натяжкой (именно поэтому мы закавычили соче- тание «русский би-

«Портрет детей

Панаевых сняней»

(1841), написанный

А. г.Венециановым.

дермайер» в заголовке). Но семейные портреты в немецком сентименталь- но-бюргерском духе натурализова- лись в нашей живописи вполне бла- гополучно. Подобного рода полотна писал и учитель Зарянко — А. Г.Ве- нецианов. Обращались к ним и дру- гие русские мастера — от маститых мэтров до безвестных крепостных ху- дожников. Но галерея этих портре-

тов позволяет в большей степени су- дить не о вкусах живописцев, а о вку-

сах тех, кто изображался на них, ибо почти все они были заказными.

«Семья нотариуса И. А. Эльца» (1835) кисти одного из видных представителей бидермайера Ф. Вальдмюллера.

Н .

Зарянко

История

Заказы на семейные портреты начали поступать к С. К. За- рянко во второй половине 1840-х годов. По-видимому, од- ной из первых созданных им работ подобного рода стал

портрет

славлев, водил дружбу с Венециановым, был писателем и издателем альманаха «Утренняя заря»). Местонахождение

портрета, написанного в 1847—48 годах, неизвестно, но в описании говорится, что на нем изображены члены выше- названной семьи на фоне Кремля.

В 1848 году наш герой выполнил портрет семьи Турча-

ниновых, с которым читатель уже имел возможность по- знакомиться в разделе «Знаменитые работы». Следую- щий по времени семейный портрет относится к 1849 году. Его героями стали путешественник, купец и промышлен- ник Василий Николаевич Латкин, его жена Еликонида Ни- кифоровна и две их дочери. Говоря об этой работе, нужно отметить, что собственно портреты Зарянко здесь не уда- лись — зато прекрасно написан служащий обрамлением и

фоном интерьер.

В 1850 году наш герой получил заказ на исполнение пор-

трета Игнатия Петровича Лесникова, санкт-петербургского городского головы. Портрет понравился, и в 1852 году За- рянко приступил к работе над большим семейным портре-

том Лесниковых. Центральное место на нем занимает супружеская че- та Лесниковых — Игнатий Петрович (1814—1878) и Прасковья Тара- совна (1820—1903). На ко- ленях Прасковья Тарасов- на держит младшую дочь

Софью, появившую- ся на свет в 1850 году. За спиной матери, не- сколько в тени, изо- бражена кормилица. Рядом с родителями стоит СашенькаЛес- никова, а на перед- нем плане мы видим старших детей — Пе- тю и Олю Лесниковых,

семейства Владиславлевых (егоглава, В. А. Влади-

Портрет А. П. Лвсниковой Зарянко написал в 1854 году.

создания

Портрет семействаРостовцевых остался незаконченным из-за смерти младшей дочери Я. И. Ростовцева Александры.

играющих в волан. Рядом с Олей, отвлекшейся от игры, ху- дожник поместил мальчика, которого исследователям не удалось идентифицировать. Задний план отдан умиротво- ряющей садовой декорации: цветы и ветви деревьев спле- таются, образуя собой почти сплошной «ковер», являю- щийся наилучшим фоном для семейной сцены, изображен- ной мастером. Общение Зарянко с Лесниковыми не прервалось по- сле написания семейного портрета. В 1852 году он писал портрет Катенева, их родственника, а в 1854 году — пор- трет Анисьи Петровны Лесниковой, родной сестры Игна-

тия Петровича.

Шедевр

Портрет гравера Ф. И. Иордана был написан нашим героем на рубеже 1855—56 годов.

В середине 1850-х годов мастеру пришлось вновь обра- титься к жанру семейного портрета: он писал семью генерал- лейтенанта Якова Ивановича Ростовцева. На полотне в ин- терьере изображены сам Я. И. Ростовцев, его жена Вера Ни- колаевна и дети Николай, Михаил и Александра. Интересная деталь: за спиной генерала мы видим бюст Николая I. Присут- ствие государя в узком семейном кругу объясняется тем, что именно ему Я. И. Ростовцев, не имевшийни связей, ни состо- яния, был обязан своей головокружительной карьерой (а Ни- колай Павлович, в свою очередь, благодаря Ростовцеву узнал о существовании заговора декабристов за два дня до восста- ния 14 декабря 1825 года). Портрет остался незаконченным. Как предполагают исследователи, работу над ним прервала неожиданная смерть восемнадцатилетней Александры Ро- стовцевой (она изображена рядом с отцом) в 1855 году. К галерее семейных портретов в творчестве Зарянко примыкают парные портреты супругов. Этот вид портре- тов, писавшихся, как правило, одновременно и в дополне- ние друг к другу, имеет богатую родословную, в том чис- ле — и в отечественном искусстве, в которое парные пор- треты проникли вместе с петровскими реформами и сразу заняли прочное место (первыми на память приходят пор-

треты четы Струйских кисти Рокотова).

Одновременно с портретом Ф. И. Иордана Зарянко написал

портрет егожены Варвары

Александровны.

Обыкновенно парные портреты супружеской четы пи- сались вскоре после свадьбы (впрочем, иногда художника приглашали изобразить мужа и жену в середине совместно-

го жизненного пути), были одинаковымипо форме и разме- ру. Кроме того, в расчете на то, что портреты будут висеть рядом, авторы изображали своих моделей в трехчетвертном повороте друг к другу. Зарянковские портреты четы Иор- дан, помещенные здесь, отвечают почти всем этим требо- ваниям. Оба они — овальные, близки друг к другу по ши-

Ф.И. Иордана Варвара Алексан-

дровна изображена анфас, задумчиво глядящей на зрителя. Эти портреты наш герой писал приблизительно в 1855 году, вскоре после свадьбы, соединившей судьбы уже немолодого профессора Федора Ивановича Иордана (единственного ху- дожника-гравера, удостоенного чести занимать пост ректо- ра Академии художеств) и Варвары Александровны Пущи- ной. Точное время создания портретов неизвестно, однако, исходя из того, что Ф. И. Иордан и В. А. Пущина вступи- ли в брак 30 октября 1855 года, а в марте 1856 года Зарянко уехал в Москву, их можно датировать концом 1855 — нача- лом 1856 года. Известны и другие парные портреты работы С. К. Зарянко: инженер-генерала Ломновского и его супру- ги (1849), а также А. Д. Черткова и Е. Г. Чертковой.

рине и высоте. Но супруга

Я .

Зарянко

Задний план Фон здесь выглядит декорацией — наподобие тех, которыми спустя несколько десятилетий обзаведутся уважающие себя фотоателье. Вообще, Зарянко несколько перестарался с чет- ким разделением на задний, средний и передний планы: будь картина менее «слоеной», это пошло бы ей только на пользу.

Семейная идиллия

Женщина в белом Почти в центре композиции, высветляя его, поме- щена фигура Прасковьи Тарасовны в белом платье. Интересно, что цвета платьев Прасковьи Тарасовны, Саши и Оли «темнеют» к краю полот- на. Мать (и младенец у нее на коленях) изобра- жена в белом, Саша — в бледно-розовом, Оля — в интенсивно-розовом с черной клеткой.

Кормилица Почти непременный «атрибут» дворянского семейного дома — кор милица, наряженная в богатый рус- ский костюм. Как помним, Наташа Ростова кормила своих детей сама, но это — как подчеркивал и Толстой — было исключениемдля дворянской среды. Обыкновенно для детей нанималась (или выбира- лась из своих же крепостных)кор- милица. Крепостные женщины охот но шли выкармливать барчуков, ибо это освобождало их на длительное время от барщины, авпоследствии господа отпускали на волю кого- либо из собственных кормилкиных детей.

Неизвестный мальчик Исследователям не удалосьустано- вить, кто этот мальчик, изображенный Зарянко рядом с Олей Лесниковой. Скорее всего — это один из детей Лесниковых (он похож на старшего мальчика, изображенного справа). Возможно, имя его осталось неизвестным из-за того, что он рано умер: детская смертность даже в богатых и просвещенных семействах была в XIX веке, увы, доволь- но высокой.

Отражения Обратите внимание, как худож- ник, добиваясь слаженности композиции, «зеркалит» жесты персонажей. Жест Сашеньки Лесниковой, показы- вающей цветы своей младшей сестрице, повторяется в жесте Пети, держащего волан. А под- нятая рука мальчика в голубой рубашке «отражается» в жесте маленькой Софьи, тянущейся за цветком.

Игра в волан Прообраз бадминтона существо- вал в Европе уже в XVII веке. Во Франции его называли «]еи с!е ротте» (буквально — «яблоч- ная игра» или «игра сябло- ком»). Воланом, как можно догадаться, служило в этом случае небольшое яблоко, в которое втыкали несколько перьев. Вскоре появились и настоящие воланы, хотя ракетки по-прежнему оста- вались довольно маленькимипо сравнениюссовременными. В России игра в волан распространилась в XVIII веке и вплоть до появления настоящего бадминтона была излюбленнымразвлече- нием детей из аристократическихсемейств.

Стиль

и техника

«Некритический »

реалис т

Благодаря таланту и терпению Зарянко удалось достичь высокого мастерства в жанре портрета

и перспективной живописи. Но его манера, реалистическая «до мозга костей», не нашла понимания

у следующего поколения: для передвижников реализм Зарянко был «недостаточно критическим».

Первые уроки рисунка Сергей Зарянко получил у В. М. Ав- рорина, художника-дилетанта, впоследствии рукополо- женного в диаконский сан и служившего в известной московской церкви Воскресения в Барашах. Аврорин в

1830—31 годах учился у А. Г. Венецианова и, видимо, пе-

редал ему своего подопечного, когда понял, что собствен- ное его мастерство недостаточно для обучения талантли- вого мальчика. У Венецианова наш герой продолжал зани-

он посещал

в качестве вольноприходящего ученика). Он боготворил Алексея Гавриловича, и впоследствии А. А. Венециано- ва, его дочь, писала о Зарянко: «Он любит своего учите- ля до такой степени, что не признает никакого руковод-

маться и во время учебы в Академии (которую

ства лучшим, всегда относит свои успехи своему наставни- ку, и, получив профессора уже после смерти Венецианова, он на другой день прежде всего полетел объявить свою радость дочерям Венецианова, выражая искреннюю бла- годарность памяти их отца. Он нарочно ездил в деревню, где похоронен Венецианов, и служил панихиду на его мо- гиле». Увы, кажется, светлое чувство, которое испытывал Зарянко к своему наставнику, не было взаимным. Венеци- анов был излишне строг к нему. Алексей Гаврилович поч- ти никогда не упоминал о Зарянко в своих письмах и ста- тьях (тогда как имена других его питомцев - - Тырано- ва, Плахова, Крылова — постоянно присутствуют в них). Единственный раз он письменно отозвался о работе свое-

Интерьеры

В 1871 году, через несколько месяцев после смерти С. К. Зарянко, состоялась его первая и последняя персональная выставка. В статье, помещен-

ной по этому

говорилось: «Первые работы, обратившие на него (на Зарянко. — Прим, ред.,) внимание, были работы перспективные, и между ними лучшею яви-

лась "внутренность собора Николы Морского", писанная, как сказано, в

1843 году». «Внутренний вид Никольского собора в Петербурге» (справа) есть действительно выдающееся произведение не только в творче- стве Зарянко, но и во всей русской интерьерной живописи. Оно совер- шенно с точки зрения живописи и владения перспективой. Над испол- нением картины Зарянко трудился целый год. Этот срок не покажется долгим, если знать хотя бы раз-

117 см.

поводу в еженедельном журнале «Всемирная иллюстрация»,

меры полотна 147 х

«Внутренний вид Никольского собора» принес художнику желае- мое звание академика, но почти лишил егозрения. Вылечить удалось лишь один глаз, а во втором сдела- лась «темная вода», что,впрочем, не помешало Зарянко в дальнейшем создавать прекрасные картины и в интерьерном жанре в том числе. Слева «Вид Белого зала Зимнего дворца» (1840-е).

го ученика, и этот отзыв обескураживает: Венецианов за- явил покупателю, собравшемуся приобрести интерьер ра- боты Зарянко, что картина «бессильна в тени-свете и чи-

стоте», и попросил его

снизить цену.

Не сумел Зарянко «понравиться» и своему академи- ческому наставнику, М. Н. Воробьеву, но в данном слу- чае он к этому и не стремился, а некоторыми советами его — по настоянию Венецианова — прямо пренебрегал. «За то-то, — утверждал Н. К. Зарянко, — не хотели ака- демика дать ему, потому-то так медленно и выступал впе- ред г. Зарянко».

Работ, которые могли бы проиллюстрировать учениче- ский путь Зарянко, сохранилось ничтожно мало. Это, во- первых, несколько рисунков (которые разочаруют знато- ков зрелого творчества мастера) и, во-вторых, портрет А. Г. Венецианова, тоже довольно слабый и в части живо- писи, и в части рисунка. Но уже в конце 1830-х годов За- рянко создает весьма искусные интерьеры и звание сво- бодного неклассного художника получает в 1838 году

Н .

Зарянко

*

Религиозны е сюжеты

С. К. Зарянко был глубоко верующим человеком. В 1840-е годы он много трудился и не для одного только заработка, как многие из его собратий по кисти, над иконостасами для различных церквей, а впоследствии, уже в 1860-е годы, писал

образа для домашней церкви С. Д. Абамелека. Все они исполнены, что называется, в живописном роде («древляя» иконопись в то время была не в чести), однако «натуральность» не идет им на пользу. Слева представлена одна из этих религиозных картин «Христос Спаситель» (1864). Очевидно, что кистью автора водило искреннее религиозное чувство, однако образ Христа неубедителен, слишком слащаво-сусален. Зарянко словно заранее полемизирует с передвижнической трактов- кой образа Богочеловека (ср. «Христос в пустыне» кисти

И. Н. Крамского) и терпит

фиаско на этом пути.

именно «за написанный им перспективный вид залы Зим- него дворца». Следующие «перспективные виды» Зарянко написа- ны с еще большим мастерством, но труды, которые он вкладывал в них, были несоизмеримы с получаемой отда- чей. Изнемогая по нескольку месяцев — а иногда и по го- ду — над интерьерной картиной, художник в итоге подчас не приобретал ничего, кроме восхищенного внимания из- бранных знатоков. И вот, будучи уже академиком «по жи-

вописи перспективной» (сего звания наш герой удосто- ился в 1843 году) и попробовав свои силы в писании икон для иконостасов, Зарянко обратился к жанру портрета. Он работал в нем и раньше, но мало и как-то «ненастой- чиво». Теперь же портреты сделались для него главным источником существования.

В 1844 году Сергей Константинович написал сразу не-

сколько портретов почт-директора и коллекционера рус- ской живописи Ф. И. Прянишникова. Прянишников об- щался с Венециановым и время от времени поддерживал заказами его учеников. Видимо, с целью «материальной поддержки» он и предложил себя в качестве модели За- рянко. Начиная с этого времени Зарянко создает по не- скольку портретов в год, пока, наконец, на академической выставке 1849 года его портрет певца О. А. Петрова не обращает на себя всеобщее внимание. А в 1850 году пор- треты Ф. П. Толстого и Д. В. Хвостова произвели, как мы уже говорили, настоящий фурор.

Стиль

и

техника

Государственны е муж и

После академической выставки 1850 года заказы на Зарянко посыпались, как из рога изобилия. Определенную роль в формиро- вании круга заказчиков мастера сыграло то обстоятельство, что в 1851 году он написал портрет великого князя Николая Александровича, высоко оцененный при дворе. Следующие несколько лет художник посвятил сохранению для потомков образов «русской элиты». Среди прочих позировали ему в

1853 и 1855 годах соответственно статс-секретарь, дей-

ствительный тайный советник Александр Сергеевич Танеев (его портрет представлен справа) и генерал-лейтенант Яков

Иванович Ростовцев (внизу). С Ростовцевым мы уже отчасти познакомились по неоконченному портрету его семьи, писанно- му Зарянко примерно в то же время, что и портрет, который можно видеть здесь. Писал наш герой Ростовцева и раньше в

1853 году. Интересно, что тот портрет появился на выстав-

ке вместе с портретом Танеева, и приговор критика (извест- ного поэта А. Н. Майкова) был таков: «Нам кажется, что портрет г. статс-секретаря Танеева гораздо выше портрета генерал-адъютанта Ростовцева, по крайней мере, что касает- ся до живописи лица. В этом отношении он почти подхо- дит к лучшему произведению г. Зарянко, к портре- ту графа Толстого (см. раздел «Знаменитые работы». — Прим, ред.), выше которо- го современная портретная живопись еще не произвела ничего».

Следующие нужно признать едва ли не самыми плодотворными в творчестве художника. Он пи- шет портретную галерею се- мейства Лазаревых (в которой что ни картина - - то шедевр), портрет наследника престола Ни- колая Александровича, названный со- временниками «безукоризненным», ра- ботает над портретами князя М. А. Дондуко- ва-Корсакова, М. В. Столыпиной, Я. И. Ростовцева, А. С. Танеева и многими другими. Переездом в 1856 году в Москву и поступлением на должность инспектора и преподавателя в МУЖВЗ от- крывается новый период в жизни Зарянко — педагоги- ческий. Успехи его на этом поприще спорные. С одной стороны, прав современный исследователь творчества

несколько лет

мастера А. М. Муратов, гово- ря, что Зарянко «стал явным лидером Училища, сумев вне- дрить свои оригинальные пе- дагогические принципы, поста- вить преподавание на свой лад». И далее: «Это принесло замет- ные результаты. Каждый ученик За- рянко получал какую-либо академиче- скую награду и в итоге звание художни- ка». Но вот что писал В. Г. Перов, учившийся в МУЖВЗ в то время, когда Зарянко там преподавал:

«Многие ученики обратились к нему (к Зарянко. — Прим. ред.) и принялись писать по его указанию или, вернее, по приказанию. Надо сказать правду, хотя далеко не быстро, но они достигли тех результатов, которые обещал Сергей Константинович. Результаты эти заключались в том, что ученики, писавшие под руководством Зарянко, все полу-

Н .

Зарянко

Галерея Лазаревы х

Двадцать лет Зарянко работал над портретной галереей армянского семей ства Лазаревых, написав первые портреты из этой «серии» (всего их было десять) на рубеже 184050-х годов. Здесь представлены портреты камер- гера, действительного статского советника Христофора Екимовича (Иоакимовича) Лазарева, 1851 (справа), Вани (Ивана Христофоровича) Лазарева, 1852 (справа внизу) и Екатерины Эммануиловны Лазаревой,

1855 (внизу). Портрет X. Е. Лазарева сохранился в двух вариантах.

Один находится в Ереванском музее, другой (на иллюстрации) в Нижегородском. Последний интересен своей незаконченностью, не

характерной для манеры Зарянко. Полностью прописано лицо, а вот костюм и аксессуары оставлены слегка незавершенными. Портрет Вани Лазарева рано умершего сына X. Е. Лазарева тоже существует в нескольких вариантах и повторениях (здесь вариант из Нижегородского музея). Ваня умер в 1850 году, и его пор- треты Зарянко писал по сохранившимся миниа-

тюрам

поэтому-то

они в живописном отно-

шении

сильно

уступа-

ют портретам, создан- ным мастером с натуры.

чили в Академии художеств медали. Очень

ще. Ученик, по-

многие были поражены тем, что ученик, поч-

лучивший медаль

ти не умеющий держать в руках кисти, ну, сло-

за свое произве-

вом, только начинающий, по указаниям Зарян-

дение, когда прини-

ко писал голову настолько хорошо, что получал за

мался за писание вто-

нее медаль. Правда, для того, чтобы написать эту го-

рой головы, то начинал ее

лову, требовалось шесть, девять, а иногда и двенадцать

так же плохо и неумело, как

месяцев, но как бы то ни было, а голова все-таки выходи-

и в первый раз, и годовое копиро-

ла хороша настолько, что заставляла удивляться многих,

вание одной и той же модели приводило к тому, что уче-

как мог написать это ученик, только что принимающийся

ник почти что ничему не научался. То же самое было и с

за краски. Но вот в чем была беда и что случалось все ча-

рисунками

»

Стиль

с

и

техника

Романовская галерея

Портреты представителей царствующей династии Зарянко

писал наразных этапах своего творческого пути ив 1850-е, и в 1860-е годы. Особое место в этой «галерее» занимают портреты умершего в 1865 году старшего сына Алексан- дра II Николая. Вообще, в основном наш герой писал «Александровичей» - - сыновей императора (спра- ва «Портрет великого князя Александра Алексан- дровича»). Написанные в 1853 году портреты Нико- лая Николаевича Старшего (один из них представлен внизу) являются исключением в этом ряду. С портре- тами Романовых связан вызов художника из Москвы в Петербург в 1865 году. Вот как пишет об этом его биограф Я. Довголевский: «В 1865 году, по кончине госу- даря цесаревича Николая Александровича, Зарянко по фотографической карточке Деньера написал прекрас- ный в овале поколенный, в натуральную величину пор-

трет его высочества

нявши этот портрет, изволил приказать вызвать Зарян-

ку в Петербург

галереи портреты высочайших особ». И в 1866 году Акаде- мия уже отчитывалась: «Проф. С. К. Зарянко написал пояс-

Его величество, милостиво при-

написать недостающие для Романовской

ной портрет его высочества государя наследника цесаревича Александра Александровича и два портрета: поясной и поко- ленный, в Базе почившего цесаревича. Все сии портреты приня- ты его величеством, и в настоящее время г. Зарянко исполняет, по высочайшему заказу, портреты тех же августейших особ, во весь рост, в натуральную величину». Над «Романовскими» портретами мастер трудился до конца своих дней и,види- мо, эта работа ускорила его кончину: снятая им мастерская в Петергофе оказалась хотя и светла, но слишком холодна. Для чахоточного Зарянко это стало последним ударом.

Как бы там ни было, к своим педагогическим обязан-

ностям Зарянко относился чрезвычайно ответственно —

в пользу этого свидетельствует резкое падение, начиная с

1856 года, числа написанных им портретов. А ведь слава

его в это время находилась в зените, и обучение юных жи-

вописцев и инспекторские хлопоты о «баке для питьевой

воды», отдельном кабинете для анатомических занятий и

т. п. были для него объективно менее выгодны, чем писа-

ние портретов на заказ.

Прекрасны е дам ы

Н.

Зарянко

1

Работая над заказными портретами, Зарянко всегда был далек от мысли ноль стить заказчику (хотя, надо полагать, в начале его творческого пути его не раз просили сделать нос на портрете более греческим, а талию более тонкой). Но подлинную красоту он умел увидеть и запечатлеть на холсте лучше, чем кто-либо другой. Справа представлен портрет М. В. Столыпиной (урожденной Трубецкой, во втором браке свет- лейшей княгини Воронцовой). Художник написал его «на взлете:

своего дарования в 1851 году. И именно реалистичностью, точным перенесением на полотно действительных (а не выду- манно-идеализированных) черт подкупает этот прекрасный портрет. Внизу очаровательный портрет неизвестной молодой женщины, написанный Зарянко в 1856 году.

С 1866 года Зарянко лишь официально числился препо-

давателем МУЖВЗ, но жил в Петербурге, работая над вы- полнением высочайших заказов. Это была пора, когда из- вестность его шла на убыль, а «прогрессивные критики» поругивали его — иногда весьма болезненно и несправед- ливо — в периодических изданиях. В. В. Стасов, напри- мер, писал, говоря об академической выставке 1865 года:

«Я не оставил бы на выставке новых портретов г. Зарян-

ки. Он очень долго молчал, очень долго ничего не было слышно о его деятельности, и вдруг выставил теперь два портрета, которые доказывают только одно: до какой сте- пени понапрасну поторопились сделать его профессо- ром. Нынче даже сукно на фраке и полотно на рубашке мало удались ему. Все торжество искусства осталось уже только за превосходно изображенным глянцем на спинке стула». Увы, подобная оценка, питавшаяся новой, «идейной», тенденцией анализа искусства — будь то поэзия, живо- пись или музыка, — с годами лишь укреплялась. И хотя в последний период жизни Зарянко создал несколько пре- красных портретов, его работы оказались в тени, уступив место под солнцем демократической живописи.

Картинная

галерея

Моноло г

художник а

Поэзия красота; прекрасные идеи теряют свою красоту, если облечены в безобразную форму; прекрасное — в со- вершенной гармонии содержания и формы. Этот закон прилагается к живописи еще в большей силе, потому что в живописи форма есть по преимуществу форма — она, так сказать, поглощает содержание своею внешностию Как бы ни была возвышенна и прекрасна идея, картина не заслуживает имени художественного произведения и не принадлежит к искусству, если дурно написана. Мы ува- жаем тех, которые ищут в литературе и живописи сери-

озного направления, но не намерены жертвовать для идеи формой, без которой нет искусства Знание техники, изучение частностей не помешает быть художником, как знание грамматики не помешает быть по- этом, разумеется, если только природа создала тем и дру-

гим. А без этого, конечно, ничего не сделаешь, не поможет и взирание на небо. Знание техники сделает по крайней мере

тогда как без нее из таланта

хоть хорошими копиистами

ничего не выйдет, — выражаясь возвышеннымязыком поэ-

тов,

С. К. Зарянко

будешь Прометеем, прикованным к скале

ПОРТРЕТ ПЕВЦА О. А. ПЕТРОВА (1849). Превосходный портрет оперного певца Осипа Петрова, продемонстрированный

на академической выставке 1849 года, положил начало его известности. Надо отметить, что во многом успех этого мастерски

написанного портрета определила популярность изображенного на нем героя: Петров был одним из самых блистательных артистов Императорских театров (в частности, именно он первым исполнил партию Сусанина в глинкинской «Жизни за царя»).

Зарянко

Н. Зарянк о

ПОРТРЕТ Е.X. АБАМЕЛЕК (1854). Портрет Елизаветы Христофоровны Абамелек входит в портретную галерею семейства Лазаревых. Елизавета Христофоровна была дочерью X. Е.Лазарева. Любопытно, что супруг этой прекрасной женщины, с таким достоинством позирующей художнику, С Д. Абамелек, также увлекался живописью. Выйдя в отставку в чине генерал-майора, он посвятил ей весь свойдосуг и в 1865 году получил звание художника исторической и портретной живописи.

Кар тинная

ПОРТРЕТ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА В КАЗАЧЬЕМ МУНДИРЕ (1865). На этом

посмертном портрете Николай Александрович, бывший покровителем донского казачества, изображен в казачьем

В эффектной позе он стоит среди скал, освещенный лучами солнца, которые с трудом пробиваются сквозь тяжелую пелену туч. И это освещение, и окружающий наследника скалистый ландшафт, и его интенсивно-красная черкеска — всё придает портрету тревожное звучание.

мундире.

Н.

Зарянко

л

ДЕВОЧКА В ГОЛУБОМ ПЛАТЬЕ (1870). На одной из последних своих картин С. К. Зарянко запечатлел дочь Наташу. Лишенная деталей и как будто даже не вполне прописанная (что редкость для вещей мастера), картина восхищает своей поэтичностью. Пухлое лицо девочки (похожее на лицо отца, но гораздо более миловидное), голубоватые белки ее глаз, нежный румянец на щеках написаны просто виртуозно, и «голый» фон здесь более чем уместен: он не отвлекает зрителя от модели.

Музеи

мира

Тюменски й

областно й

музе й

изобразительны х

искусст в

Работы Зарянко в советские годы разошлись по

провинциальным музеям, и сейчас их можно об-

наружить в самых разных городах от Ново-

сибирска до Твери. Есть портрет кисти масте-

ра и в Тюменском музее.

Тюменский музей — дитя «оттепели». Основанный в 1956 году по решению Совета Министров РСФСР, он от- крыл свои двери для посетителей в сентябре 1957 года. Собственное здание галерея получила не сразу. Долгое вре- мя (с 1970 по 1991 год) она занимала одно крыло Дома по-

литпросвета. В 1991 году, когда в политпросвете отпала не- обходимость, здание отошло музею полностью.

К моменту открытия в картинной галерее насчитывалось

всего 760 экспонатов, переданных ей из Тобольского и Тю- менского краеведческих музеев, Пермской картинной га- лереи, а также их московского Музея изобразительных ис- кусств имени А. С. Пушкина и ленинградского (тогда —

ленинградского) Эрмитажа. Первому директору музея, Е. К. Кроллау, пришлось немало потрудиться, чтобы «запу- стить» процесс пополнения собрания галереи. Связи, на- лаженные им среди коллекционеров Москвы и Ленинграда, он передал «в наследство» следующему поколению музей- ных работников. В 1970—80-е годы Тюменская галерея обогатилась зна- чительным числом работ советских мастеров (закупки про- изводились и непосредственно в мастерских художников,

и в запасниках). Кроме того, сотруд-

ники музея каждый год совершали длительные поездки по югу области, собирая предметы народного искус- ства. Музей организовал активную выставочную и лекционную рабо- ту — причем не только в Тюмени, но

и в райцентрах. Почти во всех горо-

дах области появились собственные

Тюменский музей расположен в здании, до сих пор известном среди местных жителей как «Дом политпросвета».

галереи,

музея, а затем получившие самостоятельный статус. Ежегодно в Тюмени выставлялись произведения из фон- дов Эрмитажа, бывали на здешних выставках и экспонаты из Третьяковской галереи, Государственного Историческо- го музея, Оружейной палаты. Новые площади, поступившие в распоряжение музея в 1991 году, позволили лучше обустроить фондохранилища и, конечно, гораздо шире представить ту уникальную кол-

лекцию произведений искусства, что была собрана за не- сколько десятилетий. Появились новые экспозиции, посвя- щенные современной скульптуре, тобольской резной ко- сти, традиционному искусству местных коренных народов. Сейчас в экспозиции музея можно условно выделить три раздела: русское и западноевропей- ское классическое искусство, совет- ское искусство и народное искусство региона.

существовавшие сначала как филиалы Тюменского

Если

говорить

о коллекции рус-

ской живописи и графики XVIII — начала XX веков, то она, несмотря

Экспозиция Тюменского музея.

«Портрет Е. В. Федоченко» (1850) кисти С.К. Зарянко из коллекции музея.

на сравнительную молодость Тюменского музея, — одна из лучших на территории Урало-Сибирского региона. В частности, в музее представлена картина А. Матвеева «Динарий кесаря». Матвеев жил и ра- ботал в первой половине XVIII века, и его работ со- хранилось ничтожно мало («затерялось» даже отче- ство художника). Разумеется, есть в экспозиции также портреты кисти Ф. С. Рокотова и В. Л. Боровиков- ского. Продолжается знакомство с историей русской живописи работами К. П. Брюллова, В. А. Тропинина, А. Г. Венециано- ва и его учеников. Живопись середины XIX века представлена пейзажами А. К. Саврасова и И. И. Шишкина, а также маринами И. К. Айвазовского. Наконец, рубеж XIX—XX веков в русском искусстве проиллюстрирован работами В. В. Кандинского, Б. М. Кустодиева, Б. И. Анисфельда. Если же говорить о творчестве С. К. Зарянко, то посетители Тюменского музея могут познакомиться с ним по портрету Елизаветы Васильевны Фе- доченко (урожденной Куровской). Мастер написал его в 1850 году, одно- временно со знаменитым портретом Ф. П. Толстого. В 1960 году портрет Е. В. Федоченко поступил в Тюменский музей. Коллекция западноевропейского искусства не столь богата, но и здесь есть интересные произведения — на- пример, картины голландских художни- ков XVII века, в том числе учеников Рембрандта К. Фабрициуса и Н. Маса. Самой ранней экспонируемой работой является «Мужской портрет» (1609)

кисти неизвестного нидерландского мастера. Неизменный интерес посетителей вы- зывает экспозиция традиционных худо- жественных промыслов региона. Пред- ставлена здесь, в частности, тобольская резная кость. Этот промысел зародился в Тобольске, когда в 1721 году сюда бы- ли сосланы пленные шведские офицеры. Они первыми начали вытачивать костя- ные безделушки. Большим спросом поль- зовались в это время костяные табакер- ки работы тобольских шведов. В XIX ве- ке удачное ремесло подхватили ссыльные поляки, а к 1870-м годам оно уже при- обрело промышленные черты. В Тюмен- ском музее можно увидеть как образчики старинной резьбы по кости, так и работы современных мастеров.

Н.

Зарянко

«Карточные шулера» (1870-е), картина работы И. А. Калганова — «русского Хогарта».

И . А . Калганов

(1845—1882)

Тюменцы почитают Ивана Алексан- дровича Калганова «своим» художни- ком, хотя родился он в Ирбите, а в Тю- мени поселился в начале 1860-х годов. Судьба Калганова извилиста и печаль- на. Выходец из социальных низов, он рано хлебнул лиха, мальчишкой посту- пив в обучение к иконописцу. В этой- то мастерской Иван впервые попро- бовал и водку, сгубившую его. При- нимавший участие в Калганове купец В. А. Чукмалдин возил его в Москву, где тот даже был принят в МУЖВЗ. Но — пристрастие к водке уже дава- ло знать себя настолько сильно, что учиться он не смог и вернулся в Тю- мень. Здесь живописец жил до самой смерти, работая над жанровыми кар- тинами, имеющими чаще всего сати- рическое содержание (или, во всяком случае, сатирический подтекст). «Си- бирским самородком», «русским Хо- гартом» называли его современники. Но, увы, действительно недюжинный талант Калганова не получил серьез- ного развития. Смелые идеи, чувство прекрасного — все погубила водка. Художник умер, не дожив до соро-

ка лет.

«Портрет доктора С. Я. Любимова с собакой», написанный Борисом Кустодиевым

в 1905 году, сейчас также находится

в Тюмени.

СТИТ Е

СЛЕДУЮЩИ Й

НОМЕР !

Еженедельное

издание

ШЕДЕВР Ы

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЦЕНА: 69руб., 12,90грн, 299 тенге, 5900 бел.

г*

рсолшш&

п

шмкш

РУССКО Й

ЖИВОПИС И

Прянишнико в

Шедевр

Чехов называл Пря-

Его картины — «тре-

Воснове многих

«Порожняки»

нишникова «спар-

пещущий отрывок»

работ художника-

(1872) — в деталях

танцем в искусстве»

реальности

литература

155М2218-8614

т аж е чере з недел ю