Вы находитесь на странице: 1из 32

ШЕДЕВР Ы

РЕКОМЕНДУЕМАЯ

ЦЕНА: 69 руб., 12,90грн, 299 тенге

РУССКО Й

ЖИВОПИС И

Аргуно в

«Портрет неизвест- ной крестьянки» (1785) — в деталях

Аргунов был крепостным графов Шереметевых

У него учились будущие академики живописи

Сыновья мастера стали известными художниками

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

«50 художников. Шедеврыруссн

Выпуск№62,2011
"

РОССИЯ

Издатель, учредитель, редакция: 000 «Де Агостини», Россия

Юридический адрес. 105066, г. Москва, ул.

(ходит раз в недел

д.3,стр.1

Александра Лукьянова,

Письмачитателейподанномуадресунепринимаются.

Генеральныйдиректор:НиколаосСкила!

ной службе по надзору в сфере связи, информационных ••"—ссовыхкоммуникаций(Роскомнадзор)ПИ

Для заказа пропущенных номеров и по всем вопросам,

КЯГЯ1ЛЩИМСЯинформацииоколлекции,обращайтесьпотелефону

:

8-800-200-02-01

»|

0 тной«горячейлинии» вРоссии:

Телефон «горячей линии» для читателей Москвы:

8-495-660-02-02

Издатель и учредитель: ООО «Де Агостини Лаблишинг», Украина Юридический адрес. 01032, Украина, г. Киев, ул. Саксаганекого,

Генеральныйдиректор:ЕкатеринаКл

Свидетельство о государственной регистрации печатного СМИ

МинистерстваюстицииУкраиныК8№15896-5666Рот17.08.2010

аза пропущенных номеров и по всем вопросам, касающимсяинформацииоколлекции, обращайтесьпотелефону бесплатной«горячейлинии» вУкраине:

С 0-800-500-8-40

Адрес для писем читателей: Украина, 01033, г. Киев, а/я «Де Агостини», «50 художников. Шедевры русской живописи» УкраУна, 01033, м. КиТв, а/с «Де Агоспж»

БЕЛАРУСЬ

ИмпортёридистрибьюторвРБ:

000

тел.:(017) 297-92-75

а/я 221, 000 «РЭМ-ИНФО», «ДеАгостини», «50художт

«РЭМ-ИНФО», г. Минск, пер. Козлова, д. 7г,

Распространение:ТОО«КГП«Бурда-АлатауПресс»

комендуемая цена: 69 руб., 1 2,90 грн, 299 тенге

Отпечатано втипографии: 000 «Компа 08500,Украина, Киевскаяобласть,г.Фасто!

'ирожШОООэхз.

'-=>000

Текст:КсенияТолоконникова,АлександрПанфилов

«Де Агостини» 2011

Дата выходавРоссии:24.1

В НОМЕР Е

Жизнь и эпоха 3

Знаменитые работы б

ПОРТРЕТ ЕКАТЕРИНЫ II (1762)

ПОРТЕРТ М. Н. АРГУНОВОЙ (середина 1760-х)

ПОРТРЕТ

Е. А. МЕЛЬГУНОВОЙ (1777)

ПОРТРЕТ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА АДМИРАЛТЕЙСТВАМ. Н. ВЕТОШНИКОВА (1787)

Шедевр 14

ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОЙ КРЕСТЬЯНКИ (1785)

Стиль и техника 20

Картинная галерея 26

ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО

(1755)

В КРАСНОМ КАФТАНЕ

ПОРТРЕТ ГРАФА П. Б. ШЕРЕМЕТЕВА (1760)

ПОРТРЕТ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА ГРАФА

Б. П. ШЕРЕМЕТЕВА В ГОЛУБОЙ МАНТИИ

(1768)

ПОРТРЕТ КОНТР-АДМИРАЛА С. К. ГРЕЙГА (1770-е)

Музеи мира 30

Иллюстрации предоставлены:

Передняя обложка: (основная) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва, (врезка! с Госталрствеямй Русский музей, Санкт-

Петербург, 2011; 3: (все) © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 4: (верж) Г I !!••Тш нижни й I ООО «Де Агости- ни», (низ) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург,2011; 5: (верх) ©ГосударственныйРтсшшитэеж.Санкт-Петербург,2011,

(центр) ©МихаилГоловкин/ФотобанкЛори; 6/9:(все) ©Государственный Русскиймузей,Санкт-Петербург.2011

ный Исторический музей, Москва; 12/14: (все) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 15: (*се) С Г1ггри|ч «иитый музей кера-

мики и «Усадьба Кусково XVIII в.», Москва; 16/17: ©Государственная Третьяковская галерея. Москва; 18: (верж

музей русского искусства, (низ) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 19: Госдорспгни Третешжжая галерея, Москва; 20: (лев) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011, (прав) Ггтупрчн инмТргтмишчмг"^***. Цд*-"з; 21:

(все) ©ГосударственныйРусский музей, Санкт-Петербург, 2011; 22: (лев) ©Государственный музей кс|Ш^ввш«)Ьды6*Кусво«оХМ11 в.», Москва, (прав) ©Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2011/Фото: Ю. А. Молодюовец,К-В.Сввшсквй.С В.Суетова. В.С.Тере-

бенин, Л. Г. Хейфец; 23: (все) ©Рте АЛ/ЕайКете; 24: (лев) ©Государственный Русский мрея, Санкт-Петертрг. 2011, (ар») ©Государ-

Москва; 25: (лев) ©Государственный музея щимдд ж-^адьба Купшо ХЛЧПв.»,

ственный музей керамикии «Усадьба Кусково XVIII в.»,

Москва, (прав) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 26: ©Государственный Русский мтэеш, Санкт-Петербург, 2011; 27: © Рте Ап/ЕазГЫе^к; 28: © Государственный музей керамики и «Усадьба Кусково Х\Т11 в.-, Москва; 29: Госхаарствеяный Русский

музей, Санкт-Петербург, 2011; 30: (все) СО Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини»;

керамики и «Усадьба Кусково XVII I в.», Москва, (верх, прав) © Ксения Толоконннкова ООО -

С Государствен-

1

СКвсвспшнациональный

31: (верх, АС*м внэ) 0 Госвдрствеянын музей

Жизн ь

и эпоха

Крепостно й

живописе ц

Иван Аргунов родился

сделаться одним из известнейших портретистов

и прожил всю жизнь крепостным. «Рабское

состояние» не помешало ему

своего времени, однако в последние годы он был

поручениями своих господ.

лишен возможности творить, загруженный хозяйственными

И ван Петрович Аргунов родился в

1729

году в семье крепостных, при-

надлежавшей князю А. М. Чер-

касскому, а с 1743 года — П. Б. Шеремете- ву, перейдя к нему в качестве приданого его жены, урожденной Черкасской. Роди- тели будущего художника, по-видимому, рано умерли, так как воспитывался он у своего дяди, Семена Михайловича Ар- гунова. Последний принадлежал к своего рода крепостной аристократии, был дво- рецким у Черкасских, а затем — управите- лем у Шереметевых. На протяжении долгих лет он ведал шереметевским Миллионным домом в Петербурге, где прошла большая часть жизни и Ивана Аргунова. Художественные способности проявились у мальчика, судя по всему, довольно рано. И хотя о детских годах мастера почти ниче- го не известно, можно предположить, что да- рование его сразу получило должную оценку. Двоюродным братом И. П. Аргунова был Фе-

дор Львович Аргунов, ученик одного из первых русских живописцев Андрея Матвеева. Воз- можно, именно Ф.Л. Аргунов обратил вни- мание на таланты юного кузена и сумел оповестить о них П. Б. Шереметева. Пора систематического художествен- ного ученья наступила для Ивана Ар- гунова в 1740-е годы. У кого наш ге- рой получал первые уроки, мы не зна- ем, но в 1746—47 годах он числился «живописным учеником» немецкого ма- стера Георга Христофора Гроота (1716— 1749) - - это подтверждено документаль- но. Гроот был весьма известен в Петербур- ге в то время, писал портреты царствующих особ, а поручить ему образование Аргунова граф П. Б. Шереметев решил, очевидно, по- сле того как тот исполнил парные портреты

его самого и его супруги. О признании Гроотом способностей и успехов своего ученика свидетельствует то,

что уже в 1749 году он доверил ему напи- сать образ св. Иоанна Дамаскина для церк- ви Большого Царскосельского дворца. Эта работа от- крывала перед Аргуновым поприще декоратора, автора стенных росписей, столь популярных в ту эпоху. Но граф Шереметев не желал отпускать от себя крепостного и не- сколько раз отказывался прислать его в распоряжение ма- стеров, руководивших оформлением дворцовых помеще- ний. Впрочем, и сам Аргунов не имел большой склонно- сти к этому роду изобразительного искусства. Гораздо более его привлекал портрет. Именно в этом жанре Иван Аргунов и работал на про- тяжении всей своей жизни, причем еще в 1753 году, ког- да мастеру было всего двадцать четыре года, императрица Елизавета Петровна сочла возможным отдать ему в обу- чение троих человек из певчих, «спавших с голоса». Уче- ники, из которых по крайней мере двое (К. И. Головачев- ский и А. П. Лосенко) стали впоследствии уважаемыми живописцами, наставниками в Академии художеств, жили,

Зга работа обыкновенно считается автопортретом Аргунова иотносится к концу 1750-х годов. Однако некоторые исследователи склонны называть ее «Портретом неизвестного архитектора» и датировать 1780-ми

годами.

«Портрет князя Б. Куракина», написанный учителем Ивана Аргунова Г. X. Гроотом в 1748 году, приблизительно в то время, когда наш герой состоял под его опекой.

Жизнь

и эпоха

вероятно, бок о бок со своим «ментором», в том же самом шереметевском Миллионном доме. Интересно, что Аргу-

своих воспитан-

нов был лишь несколькими годами старше

ников и, надо полагать, обучая их, учился сам.

Аттестат, данный им Саблукову, Головачевскому и Ло-

сенко спустя пять лет, характеризует Аргунова как в выс- шей степени доброжелательного педагога. «Оне, — пи- шет он о «выпускниках» своей мастерской, — в бытность

прилежанием и охотою обучались, как

рисовать, так и красками писать в копировании с картин

портретных и исторических, при чем могут и с натуры портреты изображать, в чем может засвидетельствовать их самое руководство. Также и себя честно и осторожно »

Талант самого Аргунова к концу 1750-х годов заметно возмужал. Именно в это время художник создал прекрас- ные портреты четы Хрипуновых, которые явились важ- ной вехой не только на его личном творческом пути, но и в истории русского портрета вообще. Искусство крепост-

ного мастера Шереметевых получало все более широкую известность — и в 1762 году, после достопамятного двор- цового переворота, он писал парадный портрет Екатери- ны II для Сената. Надо полагать, Петр Борисович Шереметев гордился успехами Аргунова, но это все же не мешало ему считать дворового — дворовым. Хотя жил художник нестесненно, пользуясь хорошим содержанием, имея возможность «чи- сто водить» своих детей и дать им приличное воспитание (старший сын Аргунова, Павел, родился в 1768 году), да- моклов меч барской воли всегда висел над ним. В 1750—60-е годы поручения графа к Аргунову были редки и, в общем, соответствовали его склонностям. Он должен был покупать и отправлять в московский дом Пе- тра Борисовича произведения искусства, преимуществен-

при мне в науке

от худых поступков в воздержании вели

«Портрвт писателя А. П. Сумарокова» (1760) кисти ученика Аргунова А. П. Лосенко.

В Петербурге Аргунов жил в Миллионном доме Шереметевых, а сконца 1760-х годов и был его управителем, но многочисленные поручения по шереметевскому же Фонтанному дому (на фото) ему также приходилось исполнять.

но картины, и в этом деле оказывался совершенно незаме- нимым. Однажды случилось так, что петербургский управ- ляющий графа Петр Александров не привлек Аргунова к покупке картин, за что получил строгий выговор от Ше-

очень

плохи и почти поставить никуда не годятся. Гораздо бы луч-

ше было, ежели б числом их было меньше, да добротою по- лучше. Того ради смотреть обще с Иваном Аргуновым». Поручалась Аргунову и реставрация картин, а также их размещение в Фонтанном доме Шереметевых, где содер- жалась значительная часть графских коллекций. В 1770-е годы, когда Петр Борисович Шереметев после смерти супруги (1767) и любимой дочери Анны (1768) окончательно водворился в Москве, на художника были возложены еще и обязанности управителя Миллионного дома, помещения которого отдавались внаем. Хлопоты, связанные с этими обязанностями, отнимали у Аргунова много времени. Он должен был отправлять в Москву от- четы и приходно-расходные книги, выдавать деньги из до- ходов дома на содержание «молодого графа» Н. П. Шере- метева, на покупку необходимых предметов обихода, про- изведений искусства, на оплату мастерам, работавшим по шереметевским заказам.

реметева: «Купленные тобой картины с аукциону

В 1788 году жизнь уже немолодого художника резко пе- ременилась. Его исполнительность и честность, проявлен- ные им в должности управителя Миллионного дома, сы- грали с ним злую шутку: граф решил перевести Аргунова

в Москву, поручив ему управление своим московским до-

мом и сделав его членом крепостной коллегии, ведавшей всеми хозяйственными делами Шереметева. Аргунову не хотелось переезжать в Москву, с Петер-

бургом была связана вся его жизнь, однако никакихвозра- жений барин не слушал, и художнику удалось лишь оття- нуть отъезд. 4 октября 1788 года Шереметев подтвердил

в письме к своему петербургскому управляющему Петру

Александрову принятое решение: «Аргунов непременно переместится в новое его звание, только переезд в Москву по просьбе его отсрочен до просухи».

И.

Аргунов

Ученик Аргунова К. И. Головачевский со временем сделался

одним из самых уважаемых инспекторов Академии

что и нашло отражение в представленном здесь «Портрете

К. И. Головачевского

(1811) кисти А. Г. Венецианова.

художеств,

с тремя воспитанниками Академии»

В Москве нашему герою пришлось сотрудничать с но-

вым хозяином — Николаем Петровичем Шереметевым, так как Петр Борисович скончался. В качестве управите- ля московского дома Аргунов принимал участие в строи- тельстве дворца-театра Шереметевых в Останкине, надзи- рал за переделками в городском доме, следил за воспита- нием детей, назначенныхдля крепостного театра. В 1802 году Иван Петрович Аргунов умер. Записи о

его смерти не сохранилось, но существует указ Шереме- тева о назначении пенсии «вдове умершего управителя Аргунова». Граф распорядился выдавать Марфе Аргуно- вой столько же, сколько получал в качестве жалованья ее муж, — почти девятьсот рублей. Этой суммой она мог- ла располагать до выхода замуж всех дочерей, а после то- го — довольствоваться пятьюстами рублями (что, в сущ- ности, не так уж мало). Такую щедрость Николая Петро- вича можно объяснить его женитьбой на бывшей своей крепостной актрисе Прасковье Жемчуговой: благодаря супруге он твердо встал на путь благотворительности и облегчения участи собственных крепостных. Последним делом его жизни было устроение в Москве Страннопри- имного дома — того самого, где ныне находится НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского.

Останкинский дворец, в постройке которого принимал участие И. П. Аргунов (а также — в качестве главного архитектора — его сын Павел), находился раньше в шереметевской «подмосковной», теперь же входит в границы Москвы.

ХРОНОЛОГИ

Я

ЖИЗН

И

Родился в семье крепостных, принадлежащих князьям Черкасским.

Середина 1760-х

Женитьба Аргунова.

 

Зместе со всем своим семейством переходит к П. Б. Шереметеву в ычктве приданого егожены, урожденной Черкасской.

Конец 1760-х годов Становится управляющим Миллионного дома Шереметева' в Петербурге.

!"•**»~ Состоит «живописнымучеником» уГ.Х. Гроота. тиюет участие в оформлении церкви Большого Царскосельского

1770

Надзирает заработой французского художника Деляпьера, которому П. Б. Шереметев заказал написать свой портрет.

[Ар,1*ач направляются в обучение «спавшие сголоса» придворные

1785

Пишет «Портрет неизвестной

крестьянки».

- Кирилл Головачевский, Иван Саблуков иАнтон Лосенко. 1шп •цтцтпц четы Хрпщтовых.

1788

Шереметевы отзывают Аргунова в Москву, поручив ему управление московским домом.

•мря&ош портрет императрицы Екатерины Н.Вместес епостными художниками Шереметева едетв

1796

По поручению Н. П. Шереметева следит за воспитанием крепостных детей, назначенных для шереметевского театра.

пы в московском доме графа.

1802

Умирает вМоскве.

Знаменитые работы

Портре т

Екатерин ы

(1762;

126*. 102см Государственный Русский музей,

Санкт-Петербург

Этот портрет государыни, только что вознесенной на шты- ках гвардейцев на русский трон, Аргунов окончил менее чем за два месяца. 28 июня 1762 года совершился дворцовый пе- реворот, а 30 августа художник дописал парадное изображе- ние ЕкатериныАлексеевны. При этом он не пользовался уже существующими портретами, относясь к ним критически, но лично наблюдал за императрицей и, запоминая ее черты, переносил их на холст. «Я наизусть оный писал, — призна- вался он, — с примечания в выходах, потому что оригина- лов сходных нет». Портрет августейшей модели понравил-

ся. «Работа и идея хороша, — соизволила отметить она, —

также и в лице сходство есть, а более нижняя часть лица похожа». Кроме того, Екатерина попеняла приближенным, что те не указали ей на необходимость лично позировать портретисту для получения наибольшего сходства — «для

чего де не сказали, мне де самой надобно

разила надежду, что Аргунов прибудет в Москву на корона- ционные торжества и напишет еще один ее портрет, уже «с натуры». Увы, художнику быть на коронации не пришлось, вместо него в Москву отправился уже готовый портрет.

сидеть», — и вы-

В приглушенных тонах

Парадный портрет государыни Аргунов решает в мягких зеленова- то-серых тонах. Тусклый, матовый блеск золотого шнура, поддержива- ющего драпировку,и резных дета- лей придают картине благородство, делают ее похожей на отражение в старом зеркале.

Хотя аргуновский портрет Екатерины II вполне самостоятелен, однако на некоторые существующие об- разцы художник все же ориентировался. Например, такой же «тип» лица импера- трицы мы встречаем на ее портретах кисти П. Ротари, а общая композиция напоминает парадный портрет императрицы Елизаветы работы Л. Токе.

Непременные атрибуты парадного пор- трета августейшей особы — скипетр идер- жава — покоятся на подушке. Императрица лишь чуть касается их, слегка подавшись корпусом в сторону этих символов власти. Аргунову удался этот женственный жест.

Изысканно уложенные складкигорностаевой мантии перекликаются со складками драпировки на заднем

плане, привнося в портрет нечто

«клубящееся».

И.

Аргуно

Знаменитые раб

Портре т

(середина 1760-х) 83,5 х 64 Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Н . Аргуново й

О женщине, изображенной на этом портрете, вот уже на протяжении многих десятилетий ведутся споры. До

1919 года картина находилась в собрании В. Н. Аргутин-

ского-Долгорукова и считалась портретом жены Ивана Ар- гунова. Впоследствии высказывалась точка зрения, что на нем изображена жена Федора Аргунова, двоюродного бра- та нашего героя. Наконец, некоторые исследователи пола- гают эту картину портретом жены неизвестного архитек- тора (как вариант -- скульптора). Соответственно пор- третом самого «неизвестного архитектора» считают тот

самый аргуновский автопортрет, что представлен в нашем выпуске в разделе «Жизнь и эпоха», посколькуоба портре- та очевидным образом составляют пару. Однако самой рас- пространенной является все же «старейшая» атрибуция, и, таким образом, у нас есть все основания полагать, что на портрете действительно изображена Марфа Никифоров- на Аргунова. Ее «лимонно-кружевной» наряд не должен нас вводить в заблуждение: Аргуновы, как уже говорилось, принадлежали к наиболее привилегированному слою кре- постных и, конечно, не носили ни лаптей, ни домотканины.

Крепостная барыня

Марфа Аргунова предстает на портрете дородной женщиной с «развитыми» формами, миловидным— но очень про- стым — лицом, во всех чертах которого разлито довольство. Свою жену Аргунов написал, по- видимому, в первые годы их со- вместной жизни. О том, когда они сочетались браком, сведений нет. Известно только, что в 1765 году они уже были женаты, но детей еще не имели.

Представленный портрет — одновре- менно и домашний,и статусный. Прическа женщины вполне обыденна, однако она подчеркивает «не- простое» положение Марфы Никифоровны среди шереметевской челяди.

Интенсивно-

синий цвет плаща с меховой оторочкой дает интересное сочетание с лимонным цветом платья, поддерживаемое голубыми отво- ротами рукавов.

Тонкими, пунктирными мазкаминаписаныкрупные серьги в ушах женщины. Издалека они кажутся сияющей паутинкой.

И.

Аргуно(

[спитые

раб

Портре т

(1777,)

Е . А .

62,5 х 47,5 см Государственный Исторический музей, Москва

Мельгуново й

Портрет воспитанницы Смольного института Е. А. Мель- гуновой принадлежит к лучшим аргуновским творениям 1770-х годов. В эту пору художник работал уже менее ак- тивно, поглощенный заботами, связанными с Миллион- ным домом, но тем драгоценнее появление из-под его ки- сти портрета Мельгуновой, доказывающего, что мастер- ство Аргунова не померкло вследствие редкой практики. Композиция картины проста и строга. Молодая женщина изображена по пояс, в трехчетвертном повороте, кисти рук не видны (именно эта часть человеческого тела вы- зывала у художников, не прошедших академическойшко-

лы, наибольшие затруднения). Правильный овал румяно- го лица, губы, сложенные в легкую полуулыбку, взгляд не- много сверху вниз — все выдает в этой особе «породу» и умение держать себя, и Аргунов замечательно подме- тил это. Что касается собственно манеры письма масте- ра, то на примере этого портрета заметно, как изменилась она сравнительно с более ранними работами: стала бо- лее «гладкой», «классицистической», хотя любви к соч- ным и насыщенным краскам художник не утерял. Эти же приметы можно найти и в других аргуновских портретах 1770-х годов.

Игра цветов

В этом портрете Аргунов ведет изысканную цветовую игру. Бархат- но-карий тон глаз модели вступает в перекличку с темно-коричневым мехом душегреи, пудреныйпа- рик — с дымчато-серым платьем.

Нежный тон розы в волосах Е. А. Мельгуновой перекликается с ее розовыми губами и бантом на платье. Та- ким образом, выстра- ивается своеобразная «цветовая диаго- наль» — от верхнего правого угла картины к нижнему левому.

Легкое кружево, прикрывающееглубокий вырез платья, прекрасно оттеняет румяную свежесть несколькотяжеловесного лица Мельгуновой.

Аргунов превосходно справилсяс изображением складчатогорукава, передав и его объемность, и мерца- ющий блеск дорогой ткани.

 

-

'

I "

|

'

\

т

-

И.

Аргунов

Знаменитые работы

Портре т

главног о

архитектор а

Адмиралтейств а

,

Н .

Ветошников а

(1787)

86х 67 см Государственная Третьяковская галерея, Москва

Портрет архитектора М. Н. Ветошникова, воспитанника Академии художеств из «купеческих детей», является по- следним датированным произведением Аргунова. Он напи- сан в стилистике классицизма, без «покушения» на психо- логичность. Художник отстранен от своей модели, его не ин- тересует внутренний мир изображаемого человека; все, что автор хочет сказать о нем, он говорит при помощи внешних атрибутов. Собственно говоря, такая трактовка образа впол- не обычна для живописцев второй половины XVIII века. По- жалуй, из современников Аргунова только Федор Рокотов

умел увидеть нечто большее и ближе познакомить зрителя с тем, кто изображен на портрете. Что касается аргуновско- го портрета Ветошникова, то он отличается уравновешенно- стью композиции, тщательной выписанностью деталей, но одновременно — некоторой сухостью и нежизненностью. Живописное мастерство не искупает поверхностной харак- теристики, которую дает Аргунов своему герою. Мерцание парчового жилета, осязаемая воздушность кружева привле- кают внимание зрителя больше, чем лицо Ветошникова, и та- кая расстановка акцентов не может не огорчать.

Дежурная любезность

В этом портрете Аргунов демонстрирует все свои навыкив передаче деталей костю- ма, в умении передать фактуру каждого его атрибута.

Плотно наложенные мелкие мазки создают впечатление фарфо- ровой маски(это же характерно и для портрета Т.А. Ветош- никовой),имеющей выражение «дежурной любезности».

В изданном в 1763 году «Иконологическом лексиконе»живописцам предписывалось наделять портретируемого определенным арсеналом

инструментов соответственно роду его деятельности. В частности,

«Лексикон» гласил: «Архитектура

с держащим в руке чертежом здания; иногда придают ей циркуль, на-

угольник, масштаб и прочее сему подобное».

представляется по большей части

Портрет решен в теплых коричнево- оливковых тонах. Единственным бро- ским цветовымпятном является здесь алая орденская лента.

г .

Аргун

Шедевр

Портре т

неизвестно й

крестьянк и

(1785)

67 х 53,6 см

Государственная

Третьяковская галерея, Москва

Именно по этой работе, иногда называемой более осто- рожно - - «Портретом неизвестной в русском костю- ме», — в основном и знают И. П. Аргунова. Поэтиче- ский, исполненный внутреннего достоинства, нравствен- ной чистоты и величавого спокойствия образ русской женщины, запечатленный художником на холсте, пережил века и, надо полагать, не утратит своей притягательности для зрителей грядущих столетий. Ни в одном другом своем портрете — ни раньше, ни

позже — Аргунову больше не пришлось достичь такой цельности образа, когда внешние черты модели служат выражением ее внутренней жизни, душевного склада. По существу, художник превзошел самого себя — да и свое время. В «Портрете неизвестной крестьянки» все совер- шенно: почти скульптурно вылепленные формы, теплый колорит, благодаря которому мы видим героиню портре- та как бы осиянной золотым светом, точность деталей и неотъемлемость каждой из них, поза и взгляд модели. Даже самая «некрасота» ге- роини (а ее черты действи- тельно далеки от классиче- ских канонов красоты) чрез- вычайно привлекательна и даже благородна - - в ней чувствуется та крепкая кре- стьянская порода, о которой с восхищением писали Ради- щев, Некрасов и многие дру- гие русские авторы.

В. А. Тропинин написал свою прелестную «Пряху» в 1820 году.

Жанровый

портрет

Русское искусство рубежа XVIIIXIX веков

дало нам прекрасные образцы жанрового пор-

трета, причем Аргунов был едва ли не первым

живописцем, который отдал дань этому роду

портретного искусства.

В последней трети XVIII века в России получает распространение жанровый — и, как один из ви- дов жанрового, костюмированный портрет. Наиболее интересен для нас, применительно к творчеству Аргунова, портрет, условно говоря, «крестьянско-мещанский». Развитие этого вида портретного искусства свя- зано с возросшим интересом к народной

жизни, с пробуждающимся вниманиемк личности простого человека. Характерно, что именно Аргунов од- ним из первых обратился к подобно-

го рода портрету, ведь он сам был вы- ходцем из крестьян и, несмотря на свое привилегирован- ное положение, всегда оставался крепостным, сохранив связь с той народной средой, которая его породила. Но почти одновременно с ним к моделям из народа обратили заинте- ресованный взгляд и другие живописцы, подтверждением чему служит «Портрет торжковской крестьянки Христиньи» ки- сти Боровиковского. Он написан с от- ставанием в десять лет от аргуновского «Портрета неизвестной крестьянки». Еще больше выросло число жанровых

портретов в начале XIX века, когда попу- лярность получила эстетика сентимента-

любить уме-

ют!», а впоследствии — романтизма, так- же не отказывавшего в сильных страстях (которые одни только, по большому сче- ту, занимали романтиков) представителям «низших слоев».

«Портрет торжковской

крестьянки Христиньи»

(ок.

1795) -

опыт работы В. Л. Боровиковского в жанре «народного портрета».

лизма с его «ах, и крестьянки

История

Кто изображен на «Портрете неизвестной крестьян- ки»? Этот вопрос давно занимает исследователей творче- ства Аргунова. Конечно, речь не идет о том, чтобы устано- вить личность этой женщины. Ни имени ее, ни роду-пле- мени мы не знаем и, по всей видимости, не узнаем никогда. С этим нужно просто смириться. Споры идут о другом — а именно, о социальном положении и происхождении ар- гуновской героини. Недаром в некоторых каталогах этот портрет называется «Портретом неизвестной в русском костюме». Название отражает сомнения в принадлежно- сти «неизвестной» к крестьянскому сословию. Делались

предположения о том, что это женщина из высшего обще- ства, одетая в русский костюм, — однако они, конечно, неправомерны и исчезают при одном взгляде на тип лица изображенной на портрете молодки. Более правдоподобным выглядит мнение, что «кре- стьянка», написанная Аргуновым, есть крепостная ак- триса театра Шереметевых в сценическом костюме. Но и оно, при ближайшем рассмотрении, грешит противоречи-

создания

И.

Аргунов

Вверху: «Портрет калмычки Аннушки», написанный Аргуновым в 1767 году.

ями и натяжками. Крестьянские девочки отбирались для крепостной труппы в самом раннем возрасте и воспиты- вались вдали от родной среды, впитывая в себя «господ- ские» привычки и манеры. Шереметевы строго следили

за тем, чтобы будущие актерки не сообщались с родствен- никами и односельчанами. Именно за изоляцией театраль- ных воспитанниц поручил Н. П. Шереметев следить Ива- ну Аргунову в первую очередь, уезжая в 1796 году в Пе- тербург: «Поручаю тебе в смотрение детей, за которыми иметь бдительное наблюдение, чтоб сторонних и род- ственников

не допускать». Кроме того, сценические костюмы для представлений «из русской народной жизни» не отличались в то время достоверностью и больше напоминали наряды неких аб- страктных и фантастических «пейзанок» и «пастушек».

К жанровым портретам можно снекоторой натяжкой

отнести «Портрет графини А. П. Шереметевой»,

нашим героем в 1768 году. Однако в нем нет ничего из того, что пленяет нас в «Портрете неизвестной крестьянки».

созданный

Шедевр

Аргунов же с точностью заправского этно- графа (за некоторыми исключениями, которые будут рассмотрены далее) изображает праздничный костюм крестьянки Московской губер- нии. В особенности характерна форма кокошника, которая силь- но отличалась от местности к местности.

Самым близким к истине нам представляется утверждение, что Аргунов изобразил на портрете кормилицу барских детей. Корми- лиц для барчуков подбирали из кре- стьян, так как небезосновательно счи- талось, что деревенские женщины здо- ровее духом и телом, чем горожанки. Истоки традиции одевать «корми- лок» в русские костюмы проследить не

удается, однако продержалась она дол- го — вплоть до революции. Кокошник и другие элемен-

ты народной одежды входили даже в костюм «царских Портреты, созданные Аргуновым в 1780-х годах, по

технике ближе к «Портрету неизвестной крестьянки», однако в большинстве своем — холодны и отстраненны, дыхания живой жизни в них нет.

кормилиц», приглашаемых для выкармливания августей- ших младенцев. Конечно, в конце XIX — начале XX веков одежда кормилицы была скорее псевдорусской, но тем не менее. Виктор Шкловский (1893—1984) в своих воспо- минаниях «Жили-были» рассказывает: «Был тогда обы- чай в состоятельных и средних семьях: матери сами не

кормили, а нанимали кормилиц. У нас денег было мало, но

у мамы не было молока, и кормилицу наняли

цы ходили по улицам в специальных костюмах от хозяина,

вроде древнерусского, в таких, какими они представлялись

журналу "Нива": кокошник, вышитый

Типичный пример аргуновской портретной живописи 1780-х годов — «Портрет А. П. Ветошниковой» (1786), строгий по композиции и колориту.

они «теплее» тех портретов Аргунова, где он запечатлевал сторонних заказчиков

или своих хозяев. Кроме «Портре- та неизвестной крестьянки», сра- зу приходят на ум портрет жены художника (см. раздел «Знамен- тые работы») и такназываемый «Портрет калмычки Аннуш- ки» (1767), на котором мастер с большой симпатией изобра- зил воспитанницу графини Вар- вары Алексеевны Шереметевой. Стилистически портрет Аннуш- ки довольно серьезно отличается от «Портрета неизвестной крестьянки»,

он написан менее «гладко», его ком- позиция не столь строга. Но здесь, как и в нашем сегодняшнем шедевре, мы видим трогательно-внимательное от- ношение автора к своей модели, его

живейшую заинтересованность в ней.

Кормили-

фальшивым жемчу-

гом. Если мальчик, то кокошник у кормилицы синий, а ес- ли девочка, то красный. Кофта не в талию, тоже красная. Юбка не запомнил какая, а на голову к кокошнику привя- зано много разноцветных лент». Неизвестно, придерживались ли в конце XVIII века обычая обозначать цветом кормилицына кокошника пол

ее «молочного дитяти». Если да — то можно предполо- жить, что выкормышем женщины, изображенной Аргуно- вым, является девочка. Мы знаем лишь несколько аргуновских портретов, пи- санных художником со своей «ровни» - - по положе- нию в семье Шереметевых или по происхождению. И все

В «Портрете неизвестной в голубом платье» (1780-е) Аргунов

изображает свою модель почти в той же позе, что и в неизвестной крестьянки».

«Портрете

Русская женщин а

Кокошник Форма женского головного убора, называемогококошником, была разной по всем русским губерниям. Изображенный Аргуновым кокошниктипичен именно для Московской губер- нии. В крестьянскоми старозаветном купеческом быту за кокошниками, всегда богато — по мере благосостояния семьи- украшенного жемчугом, бисером или золотным шитьем (как на аргуновском портрете), закрепилась функция праздничного убора. В будничнойобстановке женщины носилиповойники. Привилегия постоянного ношения кокошника принадлежала бояры- ням — до начала XVIII века, когда Петр I изничтожил русский стиль одежды в высшем обществе, — и кормилицам в богатых домах.

Дорогие серьги Драгоценные серьги в ушах аргуновской героини красноречиво свидетельствуют о том, что перед нами — не простая кре-

стьянка в праздничномуборе. Именно они смущали многих исследователей, увлекая их на тропу версии о том, что Аргунов изобразил даму из высшего общества,оде- тую «а 1а гиззе». Однако появление этого аксессуара на портрете можно объяснить проще: известно, что господа щедро ода- ривали кормилиц, хорошо ухаживавшихза барчатами, и, вероятно, дорогие серьги в относятся именно

ушах героини портрета к такого рода господским дарам.

«Декольте» Нельзя, конечно, сказать, что «неизвестная крестьянка» декольтирована, однако, действи- тельно, вырез ее рубахи гораздо глубже, чем то было принято в народной среде. Это — вкупе с доро- гими серьгами — дополнительно указывает на особое положение крестьянки в барском доме.

И.

Аргунов

Лицо Здоровая белизна чистого лица, легкий румянец, небольшие серые глаза, точеная шея — в облике кре- стьянки все отвечает народным идеалам красоты. Не портят впечатления ни некото- рая «круглота» лица, ни нос, имеющий не вполне «класси- ческую» форму.

Аргунов высветляет участок фона возле ,\ица крестьянки. К этому приему он прибегает не так уж часто, но в этом пор- трете ему удается благодаря высветлению создать иллюзию «светоносности» само- го лица своей героини.

Детали Как и всегда, Аргунов внимателен в изображениидеталей костюма. Тщательно прописаны золотой позумент, украшающийсарафан, мелкие складки рубахи, краснаяв золотой оправе пуговка,застегива- ющая ворот, и тканыйцветистый поясок, поддерживающий сарафан под грудью. Такие домотканые пояски, являвшиесяпочти непре- менным дополнением ксарафану, были распространены во многих местностях России.

Стиль

и

техника

Портретист его сиятельства

Творчество Аргунова целый век находилось «под спудом». Впервые публика смогла увидеть и

по-настоящему оценить его портреты, дотоле хранившиеся в частных домах и доступные лишь

потомкам тех, кто был изображен на них, на Историко-художественной выставке русских пор-

третов 1905 года.

И. П. Аргунов формировался как художник еще в ту по-

ру, когда в России не существовало внятной системы под-

готовки живописцев. Были художественные классы при

Академии наук, была Канцелярия от строений с ее «живо- лисными командами», где ученики получали образование

Ранний период

в процессе работы под руководством известных масте-

ров. Но специальных педагогических целей Канцелярия

от строений перед собой не ставила, воспитание будущих

художников являлось для нее, если угодно, своего рода по- бочным эффектом.

Аргунов начинал свою творческую дея- тельность как церковный живописец и автор декоративных композиций,пользо- вавшихся большой популярностью в ели- заветинскуюэпоху. Среди последних любо- пытна его «Умирающая Клеопатра», 1750 (справа). Она представляет собой небольшую картину, на которой с большой долей условности представле- ны страдания умирающей Клеопатры. Несмотря на театральность, совершен- ное неправдоподобие изображеннойсцены, картина очень приятна по колориту. И, в общем, надо признать, что соб- ственно декоративную задачу, постав- ленную перед собой, молодой художник успешно решил. Слева помещена аргунов- ская «Богоматерь» (1753), написанная для иконостаса Благовещенской церкви Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой. Образ отличается нарочитой «светскостью», что вполне в духе време- ни: церковная живопись XVIII века была именно такой. Некоторая манерность исполнения, вообще мало присущая Аргунову, может быть объяснена тем,что «Богоматерь» не является самостоятельной иконой нашего героя, он писал ее, взяв за образец аналогичную церковную картину своегоучителя Гроота.

Парны е портреты

Парные портреты занимают значительное место в творчестве

Аргунова. Подобный формат увековечения супругов (как правило - супругов) вообще пользовался в XVIII веке большой популярностью, при- чем изображения мужа и жены не обязательно писались одновременно. Среди аргуновских работ подобного рода следует вспомнить портре- ты Хрипуновых (1757), портреты самого художника и его супруги (конец 1750-х и середина 1760-х соответственно), портреты Лазаревых (1769), портреты Ветошниковых (178687). Наконец, неоднократно писал мастер своих господ Петра Борисовича и Варвару Алексеевну

некоторые из их изображений вполне уместно считать

именно парными. Первой супружеской четой, запечатленной Аргуновым, стали князь и княгиня Лобановы-Ростовские. Портрет Ивана Ивановича Лобанова-Ростовского (справа) наш герой написал в том же 1750 году, которым датирована «Умирающая Клеопатра». Но, конечно, между

этими двумя картинами пропасть. Обращаясь от мифологии и древней истории к действительной жизни, Аргунов находит свой соб- ственный изобразительный язык. В 1752 году князь женился на княжне Екатерине Александровне Куракиной и вновь заказал Аргунову пор- трет на сейраз молодой княгини. Он представлен внизу.

Шереметевых. И

И.

Аргунов

Аргунову не довелось учиться ни в художественных классах, ни при Канцелярии от строений. Некоторые ис-

следователи полагают, что первоначальные навыки рисун- ка и живописи он получил от своего двоюродного брата Ф. Л. Аргунова, но никаких точных сведений, подтверж- дающих эту версию, нет. Единственный «документиро- ванный» учитель нашего героя, таким образом, — Георг Христофор Гроот, при котором Аргунов состоял несколь-

ко лет.

Надо полагать, овладение ремеслом художника начи- налось для него с грунтовки холстов и мытья кистей. За- тем постепенно совершался переход к собственно живо- писи и рисунку, с постоянным наблюдением метода рабо- ты наставника.

Как самостоятельный живописец Аргунов начал рабо- тать, по-видимому, с 1749 года. Именно с этого времени его

имя постоянно встречается

каемых к оформительским работам в дворцовых помеще- ниях. П. Б. Шереметев довольно скоро пресек эту практику, оставив своего крепостного живописца для собственных нужд. В 1753 году, когда художник-декоратор Презинот- ти особенно настойчиво требовал прислать для окон- чания росписи плафонов в Большом Царскосельском

в списках художников, привле-

Стиль

и

техника

Шереметевы

Аргунов писал своих господ из года в год. Чаще всего он портре- тировал своего «непосредственного» хозяина, Петра Борисо- вича Шереметева, увлеченного театрала и коллекционера пред- метов искусства. Его первый портрет И. П. Аргунов создал в

1753 году, это известный «Портрет графа П. Б. Шеремете-

ва с собакой» (справа). В нем молодой художник еще не выхо-

дит за рамки идеализированного портрета (возможно, робея перед графом и поддаваясь его желанию выглядеть на портре- те «приукрашенным»), но все же картина является несо- мненной удачей Аргунова, особенно в части передачи фактуры материалов. К другому периоду относится портрет молодой графини Варвары Петровны Шереметевой, 1766 (слева внизу). Придерживаясь реалисти- ческих принципов, Аргу- нов тем не менее создает здесь образ, полный обая- ния первой юности, позво- ляя зрителю угадывать за цветущей внешностью девушки ее младенчески-бес- хитростную душу.

раз-

ных помещиков и монастырских» и упоминал в числе

этих восемнадцати «Ивана Петрова Рогунова», Шереме-

тев отправил в дворцовое правление письмо, где говори-

лось, что Аргунов ничего, «кроме портретов», не испол- няет, «плафонов и орнаментов писать не умеет, да к тому ж и болен».

дворце восемнадцать «живописных художников

С этих пор Аргунов работал исключительно как пор- третист. Сразу стоит отметить, что вступил он на это по-

прище в не самые лучшие для русского портретного ис- кусства годы. Всюду царило засилье иностранных масте-

ров, из русских портретистов в это время выделялся на общем сером фоне лишь И. Я. Вишняков, так что Аргуно-

ва можно считать одним из первопроходцев, зачинателей русской портретной школы.

Его первые работы в этом жанре принадлежат к типу

парадного портрета, наиболее распространенного в сере- дине XVIII века. Самым ранним из датированных являет-

ся портрет И. И. Лобанова-Ростовского (1750), который, несмотря на некоторые «парсунные атавизмы» (пло-

скостность фигуры, застылость), обещает в будущем бле- стящее развитие таланта молодого мастера.

Увы, далеко не все ранние работы Аргунова дошли до

наших дней. Так, видный деятель Академии наук Якоб

Штелин писал о некоем, по его мнению, весьма недурном портрете профессора анатомии и физиологии Абрахама

И . Аргунов

Парадны е портреты

Конек Аргунова все же не парадные портреты, а камерные. Даже будучи вынужден обратиться к парадным изображениям, он стремился по возможности избежать лишней помпезности. Например, поясные портреты наш герой определенно предпо- читал портретам в рост, даже в случае изображения коронованных особ, примером чему может служить «Портрет импера- трицы Елизаветы Петровны», конец 1750-х начало 1760-х (справа внизу). Общие черты с ним имеет «Портрет графини В. А. Шереметевой», 1760-е (слева внизу), но он более индиви- дуализирован, что и понятно Варвару Алексеевну Аргунов

Боергаве кисти Аргунова. Он не сохранился, как не со- хранился и портрет трехлетнего Николая Шереметева — а жаль, ведь и без того творчество Аргунова небогато дет- скими образами. Расцвет дарования нашего героя приходится на конец 1750-х — 1760-е годы, когда он написалзначительную часть своих наиболее известных портретов, причем при сравне- нии их очевидно, что художник гораздо больше душевных сил отдавал камерным портретам, чем парадным изобра- жениям (но и последних в этот период он создал немало).

имел возможность знать лично. На его портрете

она пред-

стает без всяких прикрас грузной, утратившей

свежесть,

но все еще крепкой женщиной, матроной, распорядительной хозяйкой большого дома.

К лучшим заказным портретам 1760-х годов относят- ся портреты семьи Лазаревых, в которых Аргунов сочетал мягкую и свободную манеру письма с правдивой передачей национальных (Лазаревы были армянами) и характероло-

гических черт. Хорош также, но в другом роде, «Портрет неизвестной в голубом платье», несущий на себе отпечаток

уже уходящей в прошлое эпохи,

когда лучшими женскими

портретами считались портреты работы Ротари. Интересен и оригинален «Портрет Толстой, урож- денной Лопухиной» (1768). На нем Аргунов изобразил

Стиль

и

техника

Ретроспективны е портреты

Стремление создать фамильную портретную галерею было характерно для высшей ари- стократии второй половины XVIII века. Держать портреты предков в гостиной, библи- отеке или специально Зля того отведенной портретной стало необходимым для под- тверждения собственной значимости. Тем более это имело значение для тех, чьи предки, как у П. Б. Шереметева, покрыли себя славой на полях сражений или на государственном поприще. Первый портрет знаменитого графа Бориса Петровича Шереметева Аргунов написал для сына покойного фельдмаршала в 1753 году (он представлен справа). Его нель- зя назвать удачным. Возможно, из-за того, что художнику пришлось додумывать образ графа и пользоваться изображениями рубежа XVIIXVIII веков, портрет получился несколько архаичен. Написанный в 1765 году «Портрет генерал-адмирала М. М. Голи- цына-младшего» (внизу) более соответствует таланту нашего героя, хотя и нелишен некоторой отвлеченности.

пожилую даму в парадном платье, с жемчугами на шее и руках, но — с вязаньем. И этот полосатый чулок, кото- рый держит в руках «Толстая, урожденная Лопухина», сразу вводит зрителя в круг «семейных знакомых» по- чтенной дамы, заставляет проникнуться к ней симпатией. Совместив традиции парадного портрета с элементами жанра, Аргунов достиг принципиально иной степени вы- разительности. Художественный критик С. К. Маковский писал в начале XX века, когда работы наших старых пор-

третистов стали выходить из тени: «Художник изобразил Толстую так, как он ее действительно видел, — и вместе

с нею отразил на холсте, словно в тусклом прадедовском зеркале, весь быт далекого века, помещичий старосвет- ский быт екатерининской России».

В 1770-е годы Аргунов писал мало. Связано это было

как с банальной нехваткой времени, так и с определенным кризисом в его творчестве. В это время русская портрет- ная школа переживала небывалый подъем, на поприще портретной живописи работали многие замечательные художники — прежде всего, Д. Г. Левицкий и Ф. С. Роко- тов. Они принадлежали к другому поколению, их творче- ство составляло уже новую эпоху в отечественном искус- стве. Аргунов тоже старался «идти в ногу со временем», однако определять это время принадлежало теперь не ему. Лучшая работа мастера, его лебединая песнь, была еще впереди. Однако «Портрет неизвестной крестьянки» не

оставил по себе никаких следов в аргуновском творчестве. Он «просиял», но не обратил Аргунова к демократиче- скому портрету.

В последние пятнадцать лет жизни художник, по-

видимому, не писал ничего или писал очень мало. Свои творческие амбиции (если они у него имелись) он реали- зовывал через сыновей, обладавших незаурядными худо- жественными способностями. В особенности близко Ива- ну Аргунову было творчество его второго сына Николая, писавшего, как и отец, портреты и предпочитавшего - как и отец — портреты камерные. При жизни Аргунова его работы весьма ценились, од- нако вскоре после его смерти о нем забыли настолько

Ученики

В середине XIX века И. П. Аргунов был известен исклю- чительно как наставник «знаменитого Лосенки». Сей- час положение переменилось. Аргунова помнят (хотя бы по «Портрету неизвестной крестьянки»), тогда как имя Антона Лосенка знакомо, пожалуй, лишь искусство- ведам, а между тем в свое время он почитался как осново- положник русской исторической живописи. АЛЯ нынешнего зрителя, впрочем, гораздо более интересны его портреты. В этом жанре он весьма многое почерпнул у Аргунова. Спра- ва «Портрет актера Ф. Г. Волкова» (1763) кисти А. П. Лосенка. Учил Аргунов и своих сыновей. Старший, Павел, пошел по стезе архитектора, младший отдавал предпочтение графике, а вот средний, Николай, выработался в довольно тонкого портретиста, сделавшись продолжателем дела отца. Внизу представлен написанный им в 1801—02 годах портрет графини Шереметевой (бывшей крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой), так называемый «пор- трет в красной шали».

прочно, что в 1857 году А. Н. Андреев в работе «Живо-

пись и живописцы главнейших европейских школ» писал

об Аргунове, что его «происхождение и место образова- ния неизвестно», затрудняясь назвать хотя бы одну рабо-

И.

Аргунов

ту крепостного художника. Впрочем, такая судьба тогда постигла не одного Аргунова.

В течение последующих десятилетий ситуация несколь-

ко улучшилась, но серьезный интерес к творчеству масте-

ра пробудился лишь после Историко-художественной вы- ставки русских портретов, устроенной С. П. Дягилевым

в 1905 году в Таврическом дворце. Эта выставка вернула

нам многие позабытые имена, сделала творчество русских портретистов — и Аргунова в том числе — достоянием

публики, критиков, искусствоведов, опровергла широко

распространенное мнение о подражательности, вторич- ности русской живописи XVIII столетия по отношению

к европейскому искусству. «Между портретистами За-

пада, — писал С. К. Маковский, отстаивая самобытность

Ивана Аргунова, — я не знаю никого, кто бы напоминал Ивана Аргунова». Критик увидел в его картинах «бесхи-

тростное проникновение в живую природу, говорящее о самостоятельном искании форм и красок».

Картинная

галерея

«Отрадно е

исключение »

Современники знали Ивана Аргунова. Якоб Штелин, возгла- вивший в 1747 году созданную при Петербургской Академии Академию изящных искусств, называл его картины «отрад- ным исключением из общих правил иностранных влияний». Ценность аргуновского творчества Штелин определил весь- ма точно, однако уже в середине XIX столетия об Аргунове не могли вспомнить ничего, кроме того, что «он был первым учителем знаменитого Лосенки». Новое открытие живопис- ца произошло в начале XX века стараниями представителей «Мира искусства». Александр Бенуа отмечал в работах рус-

ского мастера, наряду с «прелестью старины, интересными костюмами, прическами и позами», «умелую живопись». Сегодня уже не вызывает сомнений, что Аргунов, не полу- чивший, по сути, художественного образования и постоян- но обремененный массой хозяйственных обязанностей, обо-

значил целый этап в истории русской живописи, подготовив

почву — в пору робкого ученичества светского русского ис-

для рождения самобытных отечественных худож-

кусства —

ников. Не будь Аргунова, многое из того, чем мы заслужен- но гордимся, попросту не сбылось бы.

ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО В КРАСНОМ КАФТАНЕ (1755). Эта картина завершает ранний этап творчества Аргунова. Широкой публике она была впервые показана на знаменитой Таврической выставке, организованной СергеемДягилевым в 1905 году. 26-летний крепостной живописец выступает в ней уже опытным мастером, сумевшим выявить художественными средстваминепростой характер модели. По тем временам — немало.

И.

Аргунов

ПОРТРЕТ ГРАФА П. Б. ШЕРЕМЕТЕВА (1760). Этот портрет работы Аргунова входит в «шереметевскую» серию. На нем

изображен хозяин художника — Петр Борисович Шереметев, прославившийся столько же своим богатством, сколько и своими чудачествами. А еще тем, что при всех самодержцах и самодержицах XVIII столетия (а повидал их граф на своему веку семерых) Петру Борисовичу удавалось оставаться в «политической элите» и даже неуклонно повышать свой

общественный статус. Любопытной особенностью картины является пейзажный фон, которым, вообще-то, Аргунов

не пользовался. Этот фон в данном случае несет вполне утилитарную функцию, как бы напоминая зрителю о том, что граф П. Шереметев владел самыми знаменитыми в России усадьбами.

обычно

Картинная

галерея

ПОРТРЕТ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА ГРАФА Б. П. ШЕРЕМЕТЕВА В ГОЛУБОЙ МАНТИИ (1768). Работа принадлежит к группе так называемых «посмертных» (или «ретроспективных») портретов кисти Аргунова — сподвижник Петра I граф Борис Петрович Шереметев умер за десять лет до рождения художника. Работая над подобными парадными портретами, Аргунов нередко

обращался к известным картинам, выполненным иностранными

«Портрет Пардайяна де Гондрена» (1713) французского портретиста Гиацината Риго, откуда оказались заимствованы и поза портретируемого, и одежда, и «аксессуары».

мастерами. Вданном случае образцом для него послужил

И.

Аргунов

ПОРТРЕТ КОНТР-АДМИРАЛА С. К. ГРЕЙГА (1770-е). Англичанин Самуил Грейг поступил на русскую службу в 1764 году двадцати восьми лет от роду и оставался на ней до самой смерти, обретя, таким образом, в Россиивторую родину. Он прославился в

1770 году в знаменитом Чесменском сражении, когда был полностью уничтожен турецкий флот. За этот бой Грейг получил чин

контр-адмирала и орден святого Георгия II степени. Вскоре после того Аргунов и написал чесменского героя — это произошло до

1774 года, когда Грейг был награжден орденом святой Анны, отсутствующим на этой картине. Перед нами — типичный

парадный

портрет, не лишенный, впрочем, довольно выразительных психологических характеристик.

Музеи

мира

Государственны й

музе й

керамик и

и

«Усадьб а

Кусков о

XVII I в.»,

Москв а

Кусково, ныне находящееся в черте Москвы, -

настоящая жемчужина среди сохранившихся

дворянских усадеб. До революции оно принадле-

жало Шереметевым и, таким образом, имеет

самое непосредственное отношение к герою на-

шего выпуска.

Первое датированное произведение Аргунова было создано

в 1749 году, последнее — в 1787 году. Получается, что твор- ческой жизни было отпущено художнику почти сорок лет. За это время он написал более шестидесяти картин, со всей определенностью атрибутированных как аргуновские, - некоторые из них, увы, утеряны. География их сегодняшне- го хранения довольно обширна — это и Ташкент, и Ереван,

и Киев, и Самара

гунова произведений находится в известных собраниях Мо- сквы и Петербурга. Прежде всего, в Третьяковской галерее, Русском музее, а также в музеях, организованных в бывших «подмосковных» графов Шереметевых — усадьбах Остан- кино и Кусково. О последней и пойдет здесь речь. Первое документальное свидетельство о Кускове относит-

ся к началу XVI века — тогда В. А. Шереметев выменял его у А. А. Пушкина. С тех пор и до самой пролетарской револю- ции оно оставалось владением семейства Шереметевых. Уни- кальный усадебный ансамбль, ныне являющийся гордостью столицы, сложился в общих чертах в 1750—70-е годы, при графе Петре Борисовиче Шереметеве, крепостным которо- го был Иван Аргунов. Петр Борисович унаследовал имение в

Но большинство оставшихся после Ар-

1719 году, когда ему было всего шесть лет

от роду, после смерти отца, фельдмарша- ла Бориса Петровича Шереметева, выку-

пившего четырьмя годами раньше Куско- во у собственного брата. Первые серьезные строительные рабо- ты развернулись в имении в конце 1730-х годов — тогда здесь появилась каменная церковь. На протяжении следующих трех

Дворец был главным зданием «летнего загородного увеселительного дома графа Шереметева».

десятилетий одно за другим выросли еще несколько здании:

Голландский домик (1749), Итальянский домик (1754—55), Грот (1756—61), Большая каменная оранжерея (1761—63) и, наконец, самое монументальное и «главное» сооруже- ние — Дворец, возведенный в 1769—75 годах по проекту К. Бланка. Любопытно, что в 1750—60-х годах строительны- ми работами в усадьбе руководил двоюродный брат нашего героя — крепостной архитектор Федор Семенович Аргунов. Начинал он свою художественную карьеру в Петербурге, уча- ствуя в строительстве Фонтанного дома, но именно на ука- занный период приходится расцвет творчества этого круп- нейшего мастера середины ХУШ века. Большая каменная оранжерея, чудесный Грот, Менажереи, Итальянский домик (последний — со- вместно с Ю. Кологривовым) — всё это творения Федора Семеновича. Богатой на таланты оказалась семья Аргуновых!

Павильон «Грот», построенный по проекту Ф. С. Аргунова, входит в итальянский ансамбль кусковского парка.

Хранящийся в Кускове «Портрет князя А. М. Черкасского» (1760-е) кисти Ивана Аргунова — одна из

«ретроспективных»

работ художника.

Между Дворцом (он, к слову, построен из дерева!)

и Большой каменной оранжереей раскинулся регуляр-

ный «французский» парк — с аллеями, цветниками

и «классической» скульптурой. За Большим прудом

был устроен Зверинец. В усадьбе действовали тритеа-

тра: Большой в «английском» пейзажном парке, Зеле-

ный (или Воздушный) в итальянской части регулярно-

го парка и еще один — в Турецком домике. Выделялся

среди них Воздушный театр. Второе его название -

Зеленый — не случайно: этот театр действительно «создали» из зелени.

Так, например, кулисы и артистические комнаты «формировались» из

стриженых елей икустарника.

П. Б. Шереметев жил широко — на гулянья, случавшиеся летом дважды

в неделю, в имение могли явиться все, «кому угодно оным пользоваться».

Любила бывать здесь во время своих наездов в Москву императрица Екате-

рина II. Вообще же, на особенно торжественные праздники в Кускове соби-

ралось до тридцати тысяч человек! Сверкали фейерверки, палили из пушек

суда на Большом пруду, спектакли давались бесплатно.

Особенно прославился кусковский театр, труппа которого состояла из

230 человек, после смерти графа Петра Борисовича — при его сыне Нико-

лае Петровиче. Именно здесь, в кусковской усадьбе, завязался роман моло-

дого графа с крепостной актрисой Парашей Жемчуговой, завершившийся

в 1801 году «невозможным» браком. За год до венчания влюбленные по-

кинули Кусково, переселившись в Останкино. После этого имение быстро

пришло в упадок.

1918 году новая власть национализировала Кусково,

так как, по ее мнению, оно должно было «выполнять

просветительские функциии служить интересам рабо-

чего класса». Тогда же в усадьбе организовали музей,

открытый для свободного посещения 1 мая 1919 го-

да. В 1932 году в Музей-усадьбу «Кусково» пере-

ехала уникальная коллекция Государственного му-

зея керамики. Следующие шесть лет два музея суще-

ствовали в границах бывшего имения раздельно, а в

1938 году произошло их слияние. С тех пор музей дей-

В

ствует под современным «двойным» названием.

«Портрет Т. В. Шлыковой» (1789) работы Николая Аргунова, сына нашего героя, из собрания музея.

На картине изображена

крепостная балерина, наставница и подруга юной Параши Жемчуговой,

позже ставшей графиней Шереметевой.

Ныне он представляет собой бережно сохраненный

уголок исторической России, давно превратившийся в

место паломничества как москвичей, так и гостей сто-

лицы. С наступлением тепла сюда устремляются ты-

сячи людей. Кто-то очарованно бродит по тенистым

аллеям, кто-то удивляется причудливым интерьерам

Дворца и демонстрируемым в нем художественным

сокровищам, кто-то изумленно взирает на великолеп-

ные экспонаты Музея керамики

И.

Аргунов

Большая каменная оранжерея.

Уникальное

собрани е

Львиная доля экспонатов Музея кера- мики выставлена в Большой каменной оранжерее. В ее стенах, кстати, состо- ялась первая выставка произведений И. Аргунова, приуроченная к столе- тию со дня смерти художника. Это случилось в 1952 году. В основу музейного собрания легла коллекция русского фарфора промыш- ленника и коллекционера Алексея Ви- куловича Морозова (1857—1934), представителя известного рода, дав- шего России ряд знаменитых пред- принимателей и меценатов. В ней были представлены изделия практи- чески всех отечественных фарфоро- вых заводов и мастерских, начиная с эпохи императрицы Елизаветы Пе- тровны. Морозов, подобно П. М.Тре- тьякову, планировал подарить свое со- брание городу Москве, но желание свое не исполнил — его сокровища были в 1918 году национализирова- ны большевиками. Увы,к тому време- ни коллекция уже понесла значитель- ный урон от латышей-анархистов, за- хвативших чуть раньше морозовский особняк. В 1924 году морозовская коллекция пополнилась национали- зированной коллекцией европейско- го фарфора И. К. Зубалова и коллек- циями некоторых других «бывших людей». Ныне это крупнейшее в мире собрание, включающее в себя немало раритетов.

Н Е ПРОПУСТИТ Е

СЛЕДУЮЩИ Й

НОМЕР !

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЦЕНА: 69руб., 12,90грн.2