Вы находитесь на странице: 1из 32

ШЕДЕВРЫ

А .

РЕКОМЕНДУЕМАЯ

ЦЕНА: 69 руб., 12,90 грн, 299 тенге

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

Васнецо в

«На рассвете у Воскресенского моста» — вдеталях

А.Васнецов—

Художник

написал

младший брат знаме- историю Москвы

нитого В. Васнецова в красках

Он участвовал

в создании музея

в родной Вятке

«50художников.Шедеврырусскойживописи»

Выпуск№64,2011

В НОМЕР Е

Жизнь и эпоха 3

Знаменитые работы 6

елей по данному адресу не прк

ЭЛЕГИЯ (1893)

ОЗЕРО (1902)

<авныйредактор:АнастасияЖаркова

МОСКОВСКИЙ ЗАСТЕНОК. КОНЕЦ XVI ВЕКА (1912)

ГОНЦЫ. РАННИМ УТРОМ В КРЕМЛЕ. НАЧАЛО XVII ВЕКА

Свидетельствоорегистрациисредствамассово!

77-40451от30июня2010г. к зц М й(Роскомнадзор)ПИ

Пля чдкдча пропущенных номеров и по всем вопросам, :сяинформацииоколлекции,обращайтесьпотелефон >й«горячейлинии»вРоссии:

-800-200-02-01

Телефон «горячей линии» для читателей Москвы:

С8-495-660-02-02

,«ДеАгостини», «50х

Россия,170100,г.Тверь,Почтам

зи (телефон или е-гпай). хранение: ЗАО «ИД Бурда»

,ул.Саксаганского,

*директор;Екатерина Клименко

Свидетельство о государственной регистрации печатного СМИ

МинистерстваюстицииУкромныКВ№15896-5666Рот17.08.2010

обращайтесьпотелефо бесплатной«горячейлинии» вУкраине:

1-800-500-8-40

БЕЛАРУСЬ Импортёр идистрибьюторвРБ:

ООО «РЭМ-ИНФО, г. Минск, пер. Козлова, д. 7г, геп:(017] 297-92-75 Адрес дня писем читателей: Республика Бе) а/я 221,ООО,.РЭМ-ИНФО. "Де Агостини», «50 художников. Шедевры русской живопис

1засобойправоувел!

эвляетзасоооиправоизменять ледовательностьномеров иихсодержан

н типогрвфчи'. ООО (-Компания , Киевскаяобласть, г. Фастов, ул.

ГшоясШОООэкз.

(1913)

Шедевр 14

НА РАССВЕТЕ У ВОСКРЕСЕНСКОГО МОСТА. КОНЕЦ XVII ВЕКА (1900)

Стиль и техника 20

Картинная галерея 26

ТАЙГА НА УРАЛЕ. СИНЯЯ ГОРА (1891)

КАМА (1895)

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА

(1925)

НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ. БАШНИ (1926)

Музеи мира 30

Иллюстрации предоставлены:

Передняя обложка: (все) ©ГосударственнаяТретьяковская галерел, Москва; 3: (все) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 4: (верх) © Государственная Третьяковская галерея, Москва, (низ) С Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини»; 5:

(верх) © Государственная Третьяковская галерея, Москва, (центр) Ксения Толоконникова/ООО

©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 10/11: ©Впс^етап Ро1<х1от.ги; 12/13: ©Государственная Третьяковская

галерея, Москва; 14: (центр) © ГосударственнаяТретьяковская галерея, Москва, (низ) © Государственный Русский музей, Санкт-

Петербург, 2011; 15: (верх) © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011, (низ) © Государственная

галерея, Москва; 16/17: © Государственная Третьяковская галерея, Москва: 18: (верх) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва, (низ) ©Государственный Русскиймузей, Санкт-Петербург, 2011; 19: с Государственная Третьяковская галерея, Москва;

20: (лев) © Музейное объединение «Музей Москвы», (прав) С Рте Агг.

Еа$1Хе%%-5; 21: (все) © Государственная Третьяковская

галерея, Москва; 22: (верх) © Музейное объединение «Музей Москвы», (центр) ? Рше АЛ/Еакг-Ые^з; 23: (лев) © Рте Аг1/ ЕазтМелуз, (прав) ©ГосударственнаяТретьяковская галерея, Москва: 24: (все) Музейное объединение «Музей Москвы»; 25/27:

(все) ©ГосударственнаяТретьяковская галерея, Москва; 28: ©Музейное объединение «Музей Москвы»; 29: © Государственный

Русский музей,

«Де Агостини»; 6/9: (все)

Третьяковская

Агостини», (низ) © РИА «Новости»;

31: (верх, лев и низ) © Музейное объединение «Музей Москвы», (верх, прав) Е Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини».

Санкт-Петербург, 2011; 30: (верх) © Ксения Толоконникова/ООО «Де

Жизнь

и эпоха

Младши й

бра т

Аполлинарий Васнецов находится в тени своего старшего брата знаменитого Виктора

Васнецова, и это вряд ли справедливо. Прожив долгую и по-настоящему подвижническую жизнь,

Аполлинарий Михайлович сделал немало - - писал удивительные пейзажи,учил молодых живопис-

цев, профессионально занимался археологией. Последнему мы обязаны тем, что имеем возможность

увидеть собственными глазами, как и чем жила Москва на протяжении столетий от самого

своего основания.

А поллинарий Васнецов появился на

свет 25 июля (6 августа) 1856 года

К слову, и бабушка братьев Васнецовых — а всего их было шестеро — с отцовской стороны тоже рисовала. Девяти лет от роду Аполлинарий поте- рял мать, а в 1870 году — отца. К тому вре- мени подросток уже четыре года учился в Вятском духовном училище, которое позже вспоминал с «гримасой». С раннего дет- ства он тянулся к карандашу и бумаге. При- ехавший летом 1870 года на родину Виктор Васнецов, студент Петербургской Акаде- мии художеств, посмотрев рисунки млад- шего брата, привел его к ссыльному худож- нику М. Ф. Андриолли, попавшему в Вят- ку после подавления польского восстания 1863 года. Спустя два года Виктор и вовсе

забрал Аполлинария, окончившего духов- ное училище, с собой в Петербург. Петербург ошеломил юного провинциала. И не толь- ко своей «торжественностью», «безбрежностью» и ху- дожественными сокровищами, но и людьми — ведь брат

Виктор познакомил его с теми, кто вскоре стал задавать тон в русском изобразительном искусстве: И. Крамским,

Три года провел Васне-

И. Репиным, В. Максимовым

цов в столице. Он собирался поступать в Академию худо- жеств, однако для этого требовался документ о среднем образовании. Молодой человек решил сдать экстерном экзамен за курс реального училища и в 1875 году уехал в Вятку, посчитав, что там ему удастся быстрее решить по- ставленную задачу. Но в Вятке юношу закружил народни- ческий вихрь. И в 1877 году в звании учителя он отправил- ся в деревню — «просвещать и спасать народ». Годичного опыта жизни «в народе», чуть не доведшей его до нервно- го срыва, хватило, чтобы разочароваться в народничестве.

в селе Рябове Вятской губернии,

удаленном от губернской Вятки на восток почти на сто километров. И в такой-то от- чаянной глуши родилась знаменитая ху- дожническая династия, основателями ко- торой стали наш герой и его старший брат Виктор. Вообще-то, подобные примеры — не редкость, вспомним хотя бы братьев Маковских или Бенуа. Но в случае с Ма- ковскими и Бенуа мы имеем дело с соот- ветствующим воспитанием с малых лет,с соответствующей атмосферой в семье -

Васнецов написал в 1878 го- отец же братьев Васнецовых, Михаил Ва- ду когда тот «разуверившись

Этот портрет своего младше-

го брата Аполлинария

Виктор

сильевич, был простым сельским священ- в народничестве», приехал к

нему в Москву.

ником, причем «потомственным». Огово-

римся: он явно отличался «умственными интересами», много читал, слыл «философом», любил бродить с деть-

И неплохо рисовал,

ми в звездные августовские ночи

Акварель А. Васнецова «Осень. Вид из окна столовой. Рябове» (1919) входит в серию «Моя родина», представляющую собой своеобразное воспоминание одетстве.

Жизнь

и

эпоха

В 1878 году Васнецов уже был в Москве, где обосновался

вернувшийся из Европы брат Виктор. Наш герой букваль-

но с первого взгляда влюбился в Кремль — тут и начался

его страстный «роман» со старой Москвой,продливший-

ся на десятилетия.

Впрочем, покуда он мыслил себя пейзажистом. Увы, се-

рьезно заняться пейзажем не позволяли стесненные обсто-

ятельства жизни — чтобы сводить концы с концами,Васне-

цов около шести лет отдал работе в качестве иллюстратора

в различных газетах и журналах («Нива», «Газета А. Гат-

цука», «Всемирная иллюстрация», «Живописное обозре-

ние»). Около этого времени брат Виктор ввел его в знаме-

нитый Абрамцевский кружок, сформировавшийся вокруг

мецената Саввы Мамонтова. По сути, будущее русской жи-

вописи в те годы ковалось уже не в среде передвижников, а

именно в этом кружке. Хотя и с передвижниками Васнецов

много общался, а в 1883 году дебютировал на XI передвиж-

ной выставке с картиной «Серенький денек». Ее тут же

приобрел П. М. Третьяков — это было своеобразным «зна-

«Портрет Виктора Васнецова» (1891) работы Н. Кузнецова. «Влияние брата на то, что я "сделался" художником, бесспорно», — признавался на закате жизни А. Васнецов.

ком качества». Стремительный прогресс молодого мастера

отмечали И. Репин и В. Поленов.

Далее пришла пора путешествий — художника захва-

тила «охота к перемене мест». В 1885—89 годах он мно-

го ездил по Украине, работал в Крыму, в 1890—91 годах

исколесил Северный и Средний Урал, в 1895 году «встре-

тился» с Кавказом, в 1898—99 годах жил в Европе (Фран-

ция, Италия, Германия). Впечатления от поездок претво-

рялись в новые пейзажи. Об этих пейзажах много говори-

ли — Аполлинарий Васнецов превращался в знаменитого

живописца. Не замедлили явиться и зримые знаки всеоб-

щего признания: в 1900 году Васнецов стал академиком, а

в 1901 году возглавил пейзажную мастерскую в Москов-

ском училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ).

К его слову прислушивались, его инициативы ценили.

Именно Аполлинарий Васнецов, будучи членом Товари-

щества передвижных художественных выставок с конца

1880-х годов, был среди тех, кто в 1903 году, громко хлоп-

нув дверью, покинул Товарищество и основал Союз рус-

ских художников. Он понимал, что передвижничество из-

жило себя и тормозит развитие искусства.

Уже в конце 1890-х годов он пошел на сотрудничество

с модернистским «Миром искусства». Лидер мирискус-

ников Александр Бенуа оставил любопытный словесный

портрет Васнецова, относящийся к тому времени. Цити-

руем: «Познакомившись с ним поближе, я поверил в абсо-

лютную чистоту его души, а также в тождество его духов-

ной природы и его искусства. Да и наружность "Аполлина-

ши" удивительно соответствовала его творчеству. Что-то

девичье-чистое светилось в его несколько удивленном взо-

ре, а его довольно пухленькие

"ланиты" (слово это как-то осо-

бенно сюда подходит) рдели та-

ким румянцем, какого вообще

не найдешь у взрослых людей и

Преле-

стен был и его "сибирский" го-

вор, еще более дававший впечат-

ление чего-то истинно русского,

у городских жителей

нежели говор москвичей».

Дом в Фурманом переулке в Мос- кве, где на протяжении 30-ти лет,

до самой смерти, жил

А. Васнецов.

Ныне здесь находится Мемориаль-

ный музей-квартира

художника.

А . Васнецов

Картина «Шум старого парка» (первоначальное название — «Всё в прошлом»!), пронизанная элегическим настроением, была создана А. Васнецовым в 1926 году, уже после смерти старшего брата.

Что же до «классических» пейзажей, то они вскоре оказались как бы на периферии васнецовского творче- ства. Более или менее оседлым «москвичом» Аполлина- рий Михайлович стал в 1891 году, а в первые годы ново- го века выяснилось, что и носиться по свету ему не было большой нужды, потому что главный его «герой» нахо- дился совсем рядом. И этим главным «героем» выступи- ла историческая Москва. Вот ее-то — в разные века, при разных правителях — и принялся изображать художник, в течение двух десятилетий создав увлекательнейшую исто- рию древней российской столицы в красках. Он не на шутку увлекся археологией, занявшись ею вполне профес- сионально. В 1900 году Васнецов вошел в Комиссию по сохранению древних памятников; в 1901 году его избрали членом-корреспондентом, а в 1906 году — действитель- ным членом Московского археологического общества. В 1918 году, уже после революции, художник фактически возглавил организованную в 1909 году Комиссию по из- учению старой Москвы. Один из его собеседников вспо- минал, как однажды Васнецов, улыбнувшись, воскликнул:

«Вот они, мои кормилицы и поилицы!» — показывая на стол, заваленный картами и планами старой Москвы.

В 1920-е годы Васнецов жил тихо и сосредоточенно.

К этому десятилетию относится его серия пейзажей с ар- хитектурными видами Москвы. В них появилась какая-то удивительная легкость и пронзительность, не характерная для «исторических» работ художника, — любуясь старыми парками и монастырями, мастер словно прощался с жизнью. Страшным ударом стала для него в 1926 году кончинабра- та Виктора. «Огромное опустошение произошло в моей ду- ше», — признавался Васнецов. От тоски АполлинарияМи-

хайловича спасала только работа. «Писать, писать с натуры,

пока глаза видят и руки держат кисть

За этюдами моло-

деешь! Не правда ли? Особенно когда на природе и приро- »

да красива

— восклицал он в письме к вятскому худож-

нику-пейзажисту Николаю Хохрякову, с которым дружил долгие годы.

В 1929 году в Румянцев-

ском музее состоялась пер- вая (!) персональная выстав- ка А. Васнецова, приурочен- ная к 50-летию его творческой деятельности.

23 января 1933 года Апол- линарий Васнецов умер. По- хоронили его на московском Введенском кладбище, непо- далеку от могилы старшего брата Виктора. И после смер- ти они оказались вместе.

Могила Аполлинария Васнецова на Введенском кладбище в Москве.

ХРОНОЛОГИ

Я

ЖИЗН

И

1856

Родился вселе Рябове Вятской губернии вмногодетной семье священника.

1900

Удостаивается звания академика Петербургской Академии художеств.

1870

Приехавший на побывку вВятку старший брат Виктор, в то время

1901

Возглавляет пейзажнуюмастерскую вМосковском училищеживописи,

студент Петербургской Академии художеств, устраивает

Аполлинария

ваяния и зодчества.

на учебу к ссыльному художнику М. Ф. Андриолли.

190 3

Покидает Товарищество передвижных художественных выставок

1872

Поокончании Вятского духовного училища едет вместе с братом

и выступает одним из учредителей Союза русских

художников.

Виктором вПетербург.

1906

Избирается действительным членом Московского археологического

1875

Увлекшись народническими идеями, сдает вВятке экзамен на звание народного учителя.

1912

общества. Путешествует по Италии и Швейцарии. Становится членом Комиссии

1878

После годичного опыта учительства в одной из вятских деревень поселяется вМосквеу брата Виктора.

1918

по изучению старой Москвы. Занимает пост председателя Комиссии по изучению старой Москвы.

1882

Сближается сМамонтовским кружком.

1926

Тяжело переживаетсмерть старшего брата Виктора Михайловича

1883

Аебютирует наXI передвижной выставке.

Васнецова.

1890

Путешествие по Уралу.

1929

В Румянцевскоммузее проходит юбилейная выставка произведений

1898

Первая заграничная поездка.Зимой работает вмастерской, снятой в Париже.

1933

А. М. Васнецова, посвященная 50-летию его творческой деятельности. Смерть А. М. Васнецова в Москве.

Знаменитые работы

Элеги я

(1893)

123x177,5

см

Мемориальный музей-квартира А. М. Васнецова, Москва

Крест с мерцающей на нем лампадой рас- положен почти в цен- тре полотна и при- тягивает к себе взгляд зрителя. Критики из «декадентствую- щих» усматривали в этой «настроенче- ской» детали нечто мистическое.

На первый взгляд, картина кажется безлюдной. Лишь приглядевшись, мы замечаем на белой скамье под кипа- рисом фигуру человека, охваченного, по-видимому, вполне обычными кладбищенскими размышлениями —

о бренности жизни и т. п.

В духе Бёклина

Сочетание белого камня и темной зелени кипарисов, ночного неба и мрачной сине- вы залива настойчиво отсы- лают нас к произведениям Бёклина — к его многовари- антному «Острову мертвых» прежде всего.

Увитая плющом мраморная гробни- ца — типичный клад- бищенский «мотив». Символизируя память об умершем, сохраняющуюся в сердцах живых, плющ в то же время — каклюбое вечнозеленое растение — напоминает о жизни вечной.

В 1880—90-е годы Аполлинарий Васнецов много ездил по просторам Российской империи. В поездках ему со-

путствовали непременные атрибуты художника-пленэри- ста: этюдник, зонт, скамеечка. С ними он бродил и по Кры- му, где провел пять месяцев в 1886 году, живя в Магараче, близ Никитского сада. Природа Крыма открыла Васнецо- ву, уроженцу вятской лесной глуши, «мир новых форм, не- ожиданных и прекрасных». Из Гурзуфа он писал старшему брату Виктору: «Кучук-Ламбат — это дивный уголок Кры- ма — лучше не знаю. Чего стоит одна скала Плака, на кото-

рой я побывал в одну лунную ночь

На голой скале кипарисовая роща и в ней два склепа,

Какова природа кру-

гом

да кладбище. Так я влюбился в скалу и море, серебрившее- ся под луной, ходил туда один и лежал на скале». Очевид-

А . Васнецов

но, что именно это кладбище в Кучук-Ламбате, ставшее ге- роем многих крымских зарисовок и этюдов Васнецова, впоследствии послужило «пейзажной основой» для «Эле- гии». Крымский пейзаж, переработанный в романтическом ключе — в духе швейцарского мастера Арнольда Бёклина

(1827—1901), творчеством которого наш герой увлекал- ся в это время, — встретил радушный прием публики. Даже Л. Н. Толстой, как писал Васнецову Н. Н. Дубовской, «кар-

особенно был доволен, он очень хвалил ее

тиной "Элегия"

за цельность впечатления, за глубину чувства, которое про- шло во все детали картины. Нет ничего недосказанного и ни-

чего лишнего, а самое главное, чего я не могу тебе передать словами, а что я видел собственными глазами, что Лев Нико-

лаевич испытывал наслаждение перед твоей картиной

»

Знаменитые рабо

Озер о

124,2x211 см

Государственная

Третьяковская

галерея, Москва

Темные лапы елей, сплетаясь на фоне северного светло-вечер- него неба, создают при- чудливые ритмичные узоры.

Пейзаж-легенда

Едва намеченные избы на дальнем берегу озера не нарушают общего строя картины, ее гип- нотического, завораживающего действия. Эти дома напоминают или «осколок» ушедшего под воду Китежа, или старообрядческий скит, притихший в ожидании коло- кольных звонов, которые, кажется, вот-вот поплывут над гладью озера.

Лес и небо отражаются в озерной воде, отдавая ей свою густую зелень и беле- со-фиолетовый перламутр. Торжественная тишина этого озера сообщает картине нечто таинственное.

Одинокая фигура женщины, соби- рающей цветы, усиливает «леген- дарное» звучание пейзажа, и сразу вспоминаются истории о целебных таинственных травах, сообщающих свою силу лишь тем, кто знает, где и когда их надо собирать.

В начале 1900-х годов Аполлинарий Васнецов работал над декорациями к опере-кантате С. Н. Василенко «Сказание о граде Великом Китеже и тихом озере Светояре». Со- гласно легенде, озеро Светояр (или Светлояр) покрыло своими водами град Китеж, дабы спасти его от татарского нашествия. Рассказывали также (в особенности такие рас- сказы были распространены в старообрядческой среде), что тихими вечерами над озером можно слышать коло- кольный звон и тихое церковное пение. Работа Васнецо- ва над «китежскими» декорациями, несомненно, повли- яла и на картину «Озеро», придав изображенному пей- зажу эпические черты, сообщив таинственное звучание и могучим елям на переднем плане, и сумеречной скляни

А . Васнецов

озерных вод, в которой отражается лес, густо обступив- ший берега озера. «Озеро» стало своего рода «пейзажным триумфом» Аполлинария Васнецова. Зрители стояли перед картиной, представленной на выставке художественного объедине- ния «36», в каком-то молчаливом благоговении. Художник А. Е. Архипов вспоминал впоследствии: «Это, действитель- но, было нечто удивительное! У меня перед глазами, как жи- вая, стоит публика, любовавшаяся "Озером". И какая публи- ка! Ее расшевелить и удивить могло только нечто из ряда вон выходящее!» А М. В. Нестеров восторженно писал автору «Озера»: «Картина эта должна повернуть весь пейзажный мир. Это реквием. В нем тихо спят людские страсти».

Знаменитые работ\

Московски й

застено к

Коне ц

Г1912)

152x170 см

XV I

Музейное объединение «Музей Москвы>

век а

Утро у застенка

Без всякого уважения к смерти, привычно выполняя свою работу,

волочет этот «труженик застенка» тело замученного. Быть может,

тело принадлежит «настоящему»

автора картины — на стороне убитых и тех, кто ждет у застенка «своих» и страшится дождаться.

преступнику,но все сочувствие

Константино-Еленинская башня, освещенная утренними лучами, выглядит незыблемой скалой. Ее громада как бы «пода- вляет» людей, их горе раз- бивается об ее твердыню.

Убиенных выбрасывают из застенка неодетыми (должно быть, об их платье тюремщики и палачи мечут жребий), но вот справа мы видим троих человек, чья нагота прикрыта. У одного из них в сложен- ных руках — свечка. Этих отмучившихся уже нашли: возле ног их в неутешном страдании простерлась женщина в черном. Кто это? Быть может, мать, в одну ночь лишившаяся всех своих сыновей?

Богатое платье людей, ожидающих у башни «выдачи трупов»,укрепляет нас в убеждении, что в застенках пытают и убивают не простых разбойников, а тех, кто схвачен по «государеву делу», и в памяти встают кровавые расправы Ивана Грозного и Бориса Годунова над «супротивными» боярами.

«Написал картину "Московский застенок конца XVI века". Перед воротами застенка выброшены трупы людей, заму- ченных на пытках, и за ними пришли родственники и зна- комые, чтобы похоронить, — тема почти современная и нам», — сообщал Аполлинарий Васнецов в письме к брату Аркадию. Неизвестно, на какие современные события на- мекал художник — возможно, на военно-полевые суды (хо- тя они действовали раньше, в 1906—07 годах), возможно, на Ленский расстрел 4 апреля 1912 года, однако картина, несмотря на то, что иллюстрирует «дела давно минувших дней», получилась пронзительная. На ней Васнецов изобра- зил Константино-Еленинскую башню Московского Крем-

А. Васнецов

ля, подвалы которой были превращены в темницы (второе

название картины: «Константино-Еленинские ворота мо- сковского застенка на рубеже XVI и XVII веков»). М. И. Пы-

ляев в книге «Старая Москва» писал: «В Константино-

Еленинской башне, по стене Московского Кремля, к ней идущей, существует крытый коридор с узенькими окошеч- ками, где содержались приговоренные к пытке с заклепан-

ными устами, которые расклепывались для ответа и приня-

тия скудной пищи, и прикованные к стене, в которой были железные пробои и кольца». Впрочем, превращение подва- лов башни в застенок произошло, по-видимому, позднее, в

XVII веке, так что тут художник несколько «поторопился».

I

Знаменитые

рабопн

Гонцы .

Ранни м

утро м

в Кремле .

Начал о

(1913)

125 х 177см

Государственная

Третьяковская галерея, Москва

XVI I век а

Зловещие предчувствия

Заснеженная стена Кремля с темным гульбищем и «выколотыми» глазами бойниц контрастирует с узоро- чьем теремов на переднем плане и привносит в компози- цию нечто зловещее.

Над крышами облаком вьется стая птиц, имеющих свое жилище, вероятно, в бойницах башни и под ее кровлей. Это «птичье обла- ко» тоже сообщает картине тревожность.

Почти всю левую часть картины занимает при- чудливый терем, побле- скивающий слюдяными оконцами в лучах восходящего солнца. Забор, которым огоро- жен терем, тоже пред- ставляет собой нечто примечательное: взгля- ните на эту жутковато- забавную «химеру», охраняющую жилище.

Крепкие низкорослые лошади, на которых прибыли в Кремль гонцы, как нельзя лучше подходят для дальнего пути. Вот уже близка цель их путешествия, но седоки не переводят коней на шаг, спеша сбросить с себя бремя дур- ных вестей.

Эта картина переносит нас — что и заявлено в названии — в эпоху Смутного времени. Васнецов не конкретизиру- ет, какой именно этап развития Смуты он отражает в сво- ей работе, но, по-видимому, речь идет о самом начале это- го трагического периода в нашей истории. Еще жив Борис Годунов, но Дмитрий Самозванец уже собрал рать и дви- нулся на Москву. А стольный град пока пребывает в неведе- нии о приближающейся грозе. Утренний час, зимний день занимается медленно и неохотно. Ставни закрыты, всё по- гружено в дремоту; лишь кое-где над кремлевскими терема- ми вьются сизые дымки: топятся изразцовые печи, напол- няя палаты уютным теплом. Но вот по деревянной мосто-

А . Васнецов

вой застучали копыта. Едут гонцы — чернец и воин. Откуда они? Из Новгорода ли Северского, где войско Самозван- ца одержало победу над ратью князя Мстиславского? Или из Севска, сдавшегося Лжедмитрию без боя? Чем встрево- жены они, почему оглядываются назад, словно боясь пого- ни? Васнецов ставит зрителю вопросы, но не спешит отве- чать на них. Тревожные образы Смутного времени даны в «Гонцах» опосредованно, через элементы жанра в контек- сте исторического пейзажа (мастерски, как и всегда у Апол- линария Васнецова, воссозданного), однако этого вполне достаточно для того, чтобы зритель «заразился» беспокой- ством, дурными предчувствиями.

Шедевр

Н а

рассвет е

у

Воскресенског о

моста .

Коне ц

XVI I век а

(1900)

136 х 122см Государственная

Третьяковская галерея, Москва

Полотно «На рассвете у Воскресенского моста» при- надлежит к числу наиболее известных и удачных истори- ческих пейзажей Аполлинария Васнецова. Написанное в пору первого увлечения художника старой Москвой, оно счастливо избежало «археологической» суховато- сти, почти неизбежной при слишком глубоком погруже- нии в омут архитектурно-исторической реконструкции. Благодаря мягкому, «из ниоткуда», освещению, Москва кажется немного нездешней, сказочной. Рассвет едва-ед- ва занимается, Воскресенский мост, всегда такой оживлен- ный, безлюден, лавки закрыты. И эта пустынность тоже до- бавляет очарованно-сказочных черт образу Москвы. Ес- ли искать каких-то соответствий картине, то мы найдем их не у собратий Васнецова по кисти, а у М. П. Мусоргского. Глядя на васнецовский «Воскресенский мост», мы «слы- шим» тему «Рассвет на Москве-реке» из оперы «Хован- щина». Этот «межведомственный диалог», конечно же, неслучаен: в 1897 году Аполлинарий Михайлович увлечен- но писал декорации к «Хованщине». А позже музыка Му- соргского органично вплелась в живописный строй кар- тины, обогатив ее тревожно-лирическими обертонами.

На

заре

«новой

России»

Появлением многих замечательных картин

обязаны мы вниманию живописцев к русскому

XVII столетию. Богатейший материал этой

эпохи, ставшей как бы прологом к XVIII столе-

тию с его разительными переменами и сломом

всего уклада русской жизни, оказался чрезвычай-

но востребованным накануне очередного перело-

ма, на рубеже XIX—XX веков.

Пассеизм был характерен для конца XIX - - нача- ла XX веков. Н. К. Рерих

обращался к «началу Ру- си», мирискусники чер-

пали вдохновение в «пра- бабушкиной эпохе» —

XVIII

столетии. Но чаще

всего

художники искали

темы

в XVII веке, и это

«Приезд иностранцев. XVII век» (1901). Работа С. В. Иванова.

симптоматично. XVII сто-

летие пролегло в нашей

истории водоразделом между старой Русью и новой Рос- сией. Смута, старообрядческий раскол и, наконец, первые деяния Петра I — все это (а также многое другое) умести- лось в «бунташном» XVII веке. Кроме того, надо иметь в виду, что и архитектура, и костюмы, и вообще весь быт XVII века легче поддаются реконструкции, чем если бы речь шла, скажем, о XIV— XV веках. От XVII века у нас все-таки осталось довольно большое количество и архитектурных, и материальных па- мятников. Нет недостатка в документах и сделанных ино- странными путешественниками описаниях тех или иных обычаев и событий. Эпоха представала перед неравнодуш- ным исследователем во всей своей красочности, щедро одаривала его противоречивым историческим материа- лом, из которого оставалось только выбрать близкое. И — выбирали. Василий Суриков — грозные сюжеты, Андрей Рябушкин и Сергей Иванов — пестрые жанры, Аполлина- рий Васнецов — архитектурные пейзажи.

Знаменитая «Московская улица XVII века в праздничный день» (1895) еще одного современника А. М. Васнецова — А. П. Рябушкина.

А . Васнецов

История

создания

Увлечение А. Васнецова «старой Москвой» на- чалось в 1891 году, когда он иллюстрировал лермонтовскую «Песню про царя Ивана Васи- льевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Нужен был вид Кремля из Замо- скворечья — естественно, вид XVI века. Худож- ник подошел к поставленной перед ним задаче с максимальной добросовестностью — изучал ста- ринные планы города, собирал материалы в ар- хивах и библиотеках. Увлеченное знакомство с Москвой, «вживание» в нее (как раз в 1891 году Васнецов окончательно обосновался в первопре- стольной) стало для нашего героя судьбонос- ным. В своей «Автобиографической записке» он впоследствии отмечал: «Моя склонность к пейзажам исторического характера проявля- лась в продолжение всей моей художественной деятельности, но первое более ясное выраже- ние этого сказалось, когда я перебрался в Мо-

скву в 1891 году и поселился против самого Кремля». Москвой", — писал он в 1899 году художнику Н. Н. Хох-

рякову, — и собираю по ней материал. Один холст подма- леван, другой в контурах. Работа очень интересная, и дру-

старомосковской теме, работая над декорациями к «Хо-

ванщине» М. П. Мусоргского. И вновь мастер с головой того ничего не хочется делать». Кто знает, быть может, погрузился в далекую эпоху, чувствуя, что она занимает один из этих холстов — «подмалеванный» или «в конту-

его все больше и больше. Декорации были готовы, а Васне-

цов все не мог расстаться с темой. «Я теперь занят "старой «На рассвете у Воскресенского моста».

Постепенно Аполлинарий Васнецов овладе- вал материалами по истории Москвы, разыски- вая их в архивах, библиотеках, музеях. Так, в отчете Исторического музея за интересующий нас 1900 год есть сведения о том,что «худож- ник А. М. Васнецов работал в фондах музея». Его интересовали старинные планы города, иконы и летописные миниатюры, на которых присутствовали те или иные московскиезда- ния, давно стертые с лица земли пожаром или неумолимым ходом времени. В том же 1900 го- ду Васнецов совершил полет над Москвой на воздушном шаре, изучая городской ланд- шафт — расположение возвышенностей, рек и тому подобных «подробностей».

«Улица в Китай-городе. Начало XVII века» (1900). Васнецов почти всегда обозначает в названиях своих исторических картин период, который они «оживляют», и зрителю не надо гадать, в какую эпоху увлекает его художник.

В 1897 году Васнецову вновь пришлось обратиться к

рах» — спустя несколько месяцев превратился в картину

«Москворецкий мост и Водяные ворота. Середина XVII века» (1900). Мосты занимали особое местов топографии старой Москвы. Естественно, большое значение придает им и Васнецов в своих работах.

Шедевр

Однако основу творческого метода мастера составляло отнюдь не только скрупулезное собирание информации. Сам он писал: «Для художника, воссоздающего жизнь прошлого, важно помимо сухого исторического матери- ала нечто другое, что дает ему возможность "проникать" в это прошлое. Эта способность чисто творческая, где во- ображение и представление руководят работой художни- ка несравненно в большей степени, чем какой бы то ни

Художник своей работой, так ска-

зать, оживляет мертвый материал. Он заставляет зрителя переноситься в давно прошедшее, заставляет его жить на сказочных улицах и площадях исчезнувшего города. По- скольку исторический материал дает художественному произведению достоверность, постольку же способность воображения художника предугадывает или подсказывает то в сухом историческом материале, что носит в себе чер- ты "несомненности"». В одно время с картиной «На рассвете у Воскресенско- го моста» Васнецов создал еще несколько живописных полотен, посвященных Москве XVII века. Среди них — «Улица в Китай-городе. Начало XVII века» и «Москво- рецкий мост и Водяные ворота. Середина XVII века». Обе они куда более пестры и многолюдны, чем наш сегодняш- ний шедевр, но имеют ряд общих с ним стилистических черт — в особенности «Улица в Китай-городе», где Вас- нецов уделяет пристальное внимание небу. Работал худож- ник в это время не только маслом, но и акварелью. Она по- ка не стала основным его «инструментом», как это прои- зошло в 1920-е годы, однако среди исторических пейзажей начала 1900-х годов есть и несколько акварелей.

было сухой материал

«Москва. Конец XVII столетия» (1902). На этой васнецовской акварели видим мост (опять!) и ворота Китай-города. Вдалеке за Китайгородской стеной изображены башни и соборы

Кремля и — справа — небольшой, но узнаваемый собора Василия Блаженного.

«кусок»

Вновь мост — но уже в акварельном исполнении:

лавки на Спасском мосту в XVII веке» (1902).

«Книжные

Увы, почти не осталось следов от «старо-новгород- ских» работ Аполлинария Васнецова, относящихся к

1900—01 годам, когда он трудился над декорациями к опере Н. А. Римского-Корсакова «Садко» и с увлечением изучал новгородскую старину. Из эскизов декораций до нас дошел только один — «Интерьер комнаты-светлицы в доме Садко». Новгородские исторические пейзажи не со- хранились — а жаль. Драгоценно было бы иметь возмож- ность сравнить васнецовские исторические виды Москвы

тем более что некоторые его коллеги стави-

ли последние выше. Так, Н. Н. Хохряков писал Васнецо- ву о ныне утерянной картине «Прошлое Великого Нов- города. XV век» (1901): «Твой "Великий Новгород" меня точно поднял и перенес в глубокую старину родной зем- ли, полную какой-то сказочной таинственной поэзии Нисколько не умаляя старой Москвы твоей, я скажу, что "Новгород" по силе воплощения русского эпического ду- ха

и Новгорода,

много выше».

А . Васнецов

«Утр о краси т нежны м светом

Арсенальная башня «Рельеф» левой, возвышенной,частигородско- го пейзажа определяет мощный силуэт угловой Арсенальной башниКремля, контролировавшей переправу через реку Неглинную. Арсенальная башня была выстроена в 1492 году, а в 1680-х годах над нею возвели восьмигранный шатер, изобра- женный Васнецовым.

Кремлевские храмы За стеной видныхрамы Кремля и коло- кольня Ивана Великого, долгое время остававшаяся самым высокимзданием в Москве. Золотые купо- ла выглядят тусклыми, матовыми: солнце еще не успело взойти и оживить их своими лучами.

Кутафья башня В правой части картины Васнецов изобразил Кутафью башню — единственную предмостную башню, сохра- нившуюся донаших дней (именно через нее проходят сегодня в Кремль экскурсанты). Она была построена

в 1516 году в конце

Троицкого моста,

напротив Троицкой

башни Кремля.

Воскресенский мост Построенный в 1601—03 годах Воскресенский мост через реку Неглинную был первым каменным мостом в Москве. Он находился на территории нынешней Манежной пло- щади, возле Воскресенских (Иверских ворот, и соединял Белый город с районом Кремля и Китай-города. Еще в XVI веке реку возле Воскресенского моста пере- городили плотиной, а возле нее поставили мельницы. Вблизи моста и на нем самом шел бойкий торг, здесь располагалось множество лавок, торговавших снедью — главным образом сластями: пряникамии «сахарным хрустом» (леденцами). После большого московского пожара 1812 года Неглинку перекрыли сводами, а мост засы- пали землей.

Цветущий сад Правая нижняя часть картины отдана живописному столпотворению зданий и усадеб Белого города. В саду одной из усадеб видна цветущая сирень — Васнецов указывает нам не только на эпоху и время суток, но и на сезон. Итак, Москва, XVII век, рассвет, поздняя весна.

Деревянная Москва В XVII веке большая часть строений Китай-города и Белого города все еще была деревянной, хотя правительство, боясь пожаров, всячески пыталось скло- нить горожан к строительству каменных жилищ. Москвичи, однако, не торопились откликаться на «правительственные инициативы»: бытовало убеждение, что в каменных домах жить нездорово.

Стиль

и

техника

Повинуяс ь

«инстинкт у

художника »

Не получив «настоящего» художественного образования, Васнецов вырос тем не менее в настоя-

щего (без всяких кавычек) художника. Его не страшила перспектива потеряться в тени знамени-

того брата, не пугали тенета бедности и неустроенности. Он просто работал и остался в

истории русского искусства как самобытный мастер, нашедший и свой изобразительный язык, и

свои, незаемные, темы.

«Насколько я себя помню, — признавался Аполлинарий Вас- нецов на закате дней, — страсть к рисованию никогда не по-

кидала меня. В глубоком детстве, когда наша детская резиден- ция находилась в мезонине, я мелом по его бревнам — стены были бревенчатые — рисовал улицы с домами и деревьями. Когда у меня отняли мел, чтобы я не портил стен, я прибег к куску мыла, находя, что и оно может отчасти передавать ри-

сунок

Инстинкт художника настойчиво требовал своего».

Акварели

Большинство васнецовских акварелей относятся к поздне- му периоду его творчества, однако собственную манеру рабо- тать в этой технике Васнецов приобрел еще в начале 1900-х годов. Особенность его «акварельных приемов» заключались в нанесении краски поверх четкого рисунка углем или каранда- шом; она сформировалась в процессеработы над исторически- ми пейзажами древней Москвы, когда художнику было важно

Разумеется, определяющую роль в развитии дарования А. М. Васнецова сыграл его старший брат, знаменитый Вик- тор Васнецов. Когда Аполлинарий был мал, привозимые Виктором из Вятки рисунки с гипсов, жанровые сцены ка- рандашом и акварелью казались ему чуть не верхом совер- шенства. Впоследствии он говорил: «Бесспорно, толчком, послужившим исходным пунктом моей художественной де- ятельности, было влияние брата».

тщательно воспроизвести все архитектурные детали. Бла-

годаря такой манере акварели Васнецова отличаются четко- стью, вообще не характерной для этой техники, К сожалению, благодаря ей же в них присутствует некоторая сухость (что, впрочем, не мешает им завораживать зрителя обилием красоч- ных и точных деталей). Вверху «Оборона Москвы от хана Тохтамыша. XIV век» (1918), слева «Воскресенский мост в

XVII веке» (1921).

А . Васнецов

Пейзаж и

Аполлинарий бы ему пусть

Васнецов добился больших успехов в пейзажной живописи. Они, не будь даже его «старой Москвы», уже обеспечили скромное, но все же место в истории русского искусства. Первая картина Васнецова, имевшая успех и приобретен- ная П. М. Третьяковым для своего собрания, принадлежала именно к пейзажному жанру. Это был «Серенький день», представленный на XI передвижной выставке в 1883 году. В 1886 году Третьяков купил с выставки вторую картину Вас- нецова и тоже пейзаж, но пейзаж обобщенный, насыщенный идеологическим смыслом в духе передвижничества. Речь идет о картине «Родина» (вверху), где художник изобразил Россию- Русь такой, какой мы ждем ееувидеть, поля, низкие крыши убогих изб, белая церковь на горизонте и неизменный пахарь, идущий за плугом. Впоследствии немало «вдохновений» пода- рило Васнецову-пейзажисту село Демьяново под Клином, где он проводил летние месяцы. «Демьяново учило меня писать, и эти 5—6 лет работы здесь все-таки не прошли даром. Натура — прежде всего», говорил он в 1910 году. Представленная слева картина «Царский пруд. Демьяново» (1915) как раз отно- сится, как видно из названия, к «демьяноескому циклу». Кста- ти, рыбак, сидящий у пруда, это сын художника Всеволод.

Систематического художественного образования Апол-

линарий Васнецов не получил, но зато «несистематиче-

ского» на его веку было сколько угодно. Первым учите-

лем нашего героя, еще в Вятке, стал ссыльный поляк Ми-

хал Эльвиро Андриолли, затем — с 1875 года — брат и, по

сути, все друзья брата.

Едва ли не самыми важными в творческом становлении

Васнецова явились 1880—85 годы, когда он, переболев

Стиль

и

техни

Старая Москва

«Многие задают мне вопрос: почему я занялся старой Москвой и так увлекся ею? писал Васнецов на склоне лет. На это трудно ответить. Может быть, потому, что я люблю всерод- ное, народное, старая Москва народное творчество вжизни прошлого. Может быть, повлияло и то, что, очутившись в Москве в 1878 году после деревенской жизни в селе Быстри- це месте моей учительской деятельности, был поражен

видом Москвы, конечно, главным образом Кремлем

Но едва

ли не главной причиной было то, что я вообще люблю науку:

собирать материал, классифицировать факты, изучать их и т. д., в данном случае факты археологического значения. Все это, вероятно, и послужило главной причиной тому, что для всех интересующихся искусством на мне написано: "Старая Москва"». В самом деле, такая «вывеска» на творчестве Васнецова есть, и отрадно, что она выдает «действительное за действительное». Исследователь и просто любитель древ- него русского зодчества и русской старины вообще может без опаски довериться васнецовским реконструкциям и познако- миться с той Москвой, которой нет, но которая несомнен- но была. Внизу «Всехсвятский каменный мост. Конец XVII века» (1901), вверху «Семиверхая угловая башня Белого города в XVII веке» (1924).

народничеством, впрягся, по его собственному выраже- нию, «в телегу художника». Летние сезоны в эти годы оба брата-художника проводили в Ахтырке неподалеку от Абрамцева, которое, благодаря С. И. Мамонтову, приоб- рело черты художественной колонии. Здесь живали и бы- вали Илья Репин, Василий Поленов, Илья Остроухов, Ва- силий Суриков и многие другие «звезды». Общение с ними, совместная работа на пленэре, обсуждение работ и творческих планов много значили для начинающего ху-

дожника, каким был тогда Аполлинарий Васнецов. С осо- бенным участием отнесся к нему В. Д. Поленов. Сам Вас- нецов вспоминал годы спустя: «В Абрамцеве Василий Дмитриевич следил за моими работами, и главным его со- ветом было — "берите красочнее, ярче"». В 1883 году Аполлинарий Васнецов представил на XI вы- ставке Товарищества передвижников два пейзажа — «Се- ренький день» и «Роса». С этих картин началась его «история успеха». «Серенький день» купил с выставки

П. М. Третьяков, и это, как писал художник своему масти- тому брату, его «обрадовало вдвойне». Отныне он в тече- ние двадцати лет ежегодно давал свои картины на выставки Товарищества, однако впоследствии вышел из него, войдя в художественное объединение «36», преобразовавшееся вскоре в Союз русских художников. Произошло это в нача- ле 1900-х годов, когда, по словам самого Васнецова, «пере- движничество стало приобретать отрицательное значение, близкое к рутине». В начале своего пути Васнецов мыслил себя исключи- тельно как пейзажист — без всякого исторического укло- на. Его привлекали луга и перелески средней полосы Рос- сии, дремучие леса Вятского края, «щетина тайги по хреб- там гор» на Урале, «неоглядные поля» Курской губернии. «На имеющейся в моем распоряжении карте России, — от- читывался художник, — обозначено красным карандашом не менее 100 пунктов, где я рисовал, писал этюды, наблю- дал местность и набирался впечатлений». При этом наш ге- рой вполне трезво оценивал свои возможности как пейза- жиста. Брату Виктору он признавался в 1884 году: «Если что у меня может удаться, это поля, луга, ложбины, долинки, где весь мотив обусловлен небом и общим тоном, притом с

Театр

Работы Васнецова-декоратора оставили яркий след в русском

театральном искусстве. Уже в

Михайлович давно неработал как декоратор, А. А. Бахрушин говорил: «У А. М. Васнецова имеются эскизы декораций к "Хованщине", "Китежу" настолько ценные по своему под- ходу, что и сейчас новые декорации пишутся по Васнецову». Первой васнецовской работой для театра были декорации к «Хованщине» М. 17. Мусоргского, созданные художником

1927 году, когда Аполлинарий

А. Васнецов

настроением, скорее, тихим и ясным. Эффект солнца — не моя область». Расцвет васнецовского дарования приходится на 1890— 1900-е годы, когда он создает свои наиболее значительные произведения и как «чистый» пейзажист, и как «живопи- сатель» русской старины, и как декоратор. В эти годы ма- стер много путешествует (в 1890 и 1891 годах по Сред- нему и Южному Уралу, в 1895 году — по Украине и Кры- му, в 1898, 1900 и 1912 годах — по Европе), работает на пленэре над этюдами. Но далеко не все из них претво- ряются в законченные картины. Сам Васнецов объяснял свою позицию так: «Мои картины не есть воспроизведе- ние этюдов; при писании картин я ими никогда не пользу- юсь. Большей частью пишу этюды "по поводу" намеченных к исполнению картин, но эти этюды всегда лежат в папках или приставлены к стене; иногда только "наведешь справ- ку". В творчестве главное — "сила представления цельно- сти образа", основанная на зрительной памяти и на степени впечатлительности». В начале 1900-х годов деятельность Васнецова выхо- дит за рамки мастерской и пленэрных штудий. В 1900 году он становится членом Комиссии по сохранению древних

в 1897 году по заказу С. И. Мамонтова, основателя Москов- ской частной русской оперы. К счастью, все эскизы декораций сохранились: С. И. Мамонтов передал их в дар Третьяковской галерее. Вверху эскиз «Стрелецкая слобода». Затем мастер писал декорации к операм Н. А. Римского-Корсакова «Садко» (1901) и «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февро- нии» (1906), а также к опере П. И. Чайковского «Опричник» (1911) и некоторым другим музыкальным постановкам. Один из эскизов к «Опричнику» («Сад князя Жемчужного») пред- ставлен слева.

с

тиль

и

текнш

Летопис ь

Московского

Кремл я

Ни один другой архитектурный ансамбль Москвы не имеет такой известности и архитектурно-исторической ценно- сти, как ансамбль Кремля. Его памятники позволяют про- следить развитие столицы с древнейших времен. И интерес Аполлинария Васнецова к старой Москве пробудился в нем, по его собственному признанию, именно благодаря Кремлю, близ которого он поселился, перебравшись окончательно в первопрестольную. С той поры в большинстве его москов- ских работ как писанных маслом, так и акварельных Кремль в том или ином качестве и количестве присут- ствовал. Есть у Васнецова и целый цикл, который можно назвать «летописью Московского Кремля». В акварелях, входящих в него, художник знакомит зрителя с архитек- турной историей Кремля от его деревянного «младен- чества» до каменной «зрелости». Справа «Основание Москвы. Постройка первых стен Кремля Юрием Долгору- ким в 1156 году» (1917), вверху «Московский Кремль при Дмитрии Донском» (1922).

памятников при Московском археологическом обществе,

в 1901 году принимает на себя руководство пейзажной

мастерской в Училище живописи, ваяния и зодчества. Это

были важные вехи в творческой биографии мастера. Член-

ство в Комиссии по сохранению древних памятников ока-

зало ему, по собственному признанию, «немалую услугу в

ознакомлении с историческими памятниками Москвы

Приходилось спускаться в подземелья и лазать под крыши

древних церквей и зданий, а также изучать древние ико-

ны, реставрация которых происходила под моим руковод-

Поздни е работы

А . Васнецов

Когда заходит речь о поздних работах А. М. Васнецова, на первый план обыкновенно выходят его архитектурно- исторические акварели, сделанные им для Московского ком- мунального музея (впоследствии переименованного в Музей истории и реконструкции Москвы). Однако время от вре- мени он отвлекался от реконструкционных задач и писал вполне «обычные» пейзажи. Правда, здоровье уже не по- зволяло ему столь активно, как прежде, странствовать с этюдником, но в 1924 году он все же побывал в Крыму, да и Москва с ее окрестностями предоставляла мастеру не- мало возможностей реализовать свой талант пейзажи- ста. Стоит отметить, что васнецовские пейзажи 1920-х годов ярче, свежее по колориту, чем его более ранние пейзаж- ные работы. Художник больше не боится солнца, гостепри- имно «впускает» его в свои картины. Синее небо, сочная зелень, отчетливые пятна света и тени, смелый мазок вот приметы поздних пейзажей нашего героя. Судите сами: вверху «Беседка на кургане. Бывший Найденовский парк. Мо- сква» (1920-е), внизу — «Дол< бывшего Археологического дома на Берсеневке» (1923).

ством». Педагогическая работа способствовала система- тизации собственных представлений Васнецова об искус- стве, плодом которой стала книга «Художество — опыт анализа понятий, определяющих искусство живописи». Серьезный след в развитии Васнецова-пейзажиста оста- вила пленэрная работа в имении В. И. Танеева Демьяно- ве под Клином, где он ежегодно живал в летние месяцы в 1903—17 годах. Здесь Васнецов, к слову, подружился с ученым К. Тимирязевым, имевшим в Демьянове лаборато- рию. Уже в конце 1920-х годов он, ностальгируя, вспоми- нал об этом времени: «Как бывало в Демьянове хорошо! С утра — этюды, придешь, пообедаешь, отдохнешь и опять этюды, тут же под боком, близко, так хорошо!» После революции Аполлинарий Васнецов был отстра- нен от преподавания в МУЖВЗ, реорганизованном в Сво- бодные художественные мастерские. Кроме того, у него отобрали собственную мастерскую, находившуюся в зда-

нии Училища, а его вещи и картины в полном беспорядке отослали к нему на квартиру. Художник долго не мог сми- риться с незаслуженной обидой, но с тем большим увлече- нием погрузился он в работу. «Много раз, — писал Апол- линарий Михайлович в 1925 году Н. Н. Хохрякову, — меня спасало искусство в трудные минуты душевного состояния и напастей судьбы. Окунешься в искусство, ув- лечешься картиной и пишешь себе да пишешь, не помыш- ляя ни о чем прочем. Глядишь — и горе улетело». В послереволюционные годы Васнецов часто обращал- ся к образам прошлого — причем не только историческо- го прошлого страны, но и своего личного, создав по ста- рым, полудетским рисункам серию акварелей «Моя роди- на» (1918—24). Эта работа помогла ему прийти в себя, увидеть свое место в изменившемся мире. Увы, на широ- кую популярность творчество Васнецова в советской Рос- сии рассчитывать не могло, однако свою нишу оно заняло. «Возможность применения, — скромно сообщал Васне-

в работах во вновь открывших-

цов, — нашлась для меня

ся музеях». В 1929 году в Румянцевском музее открылась первая персональная выставка Васнецова, приуроченная к 50-лет- нему юбилею его творческой деятельности. На ней экспо- нировалось более 250 произведений заслуженного мастера, и это была лишь пятая часть созданного им. Спустя четыре года художник умер. На мольберте в его мастерской оста- лась его последняя незаконченная работа: очередной рису- нок углем старой Москвы.

Ка-ртинная

га

Межд у

Урало м

и старо й

Москво й

Первобытной, таинственной свежестью дышат его дале- кие тайги, тонущие в щемяще грустном вечернем зареве или в сырых, холодных фантастических туманах. Далекие

полчища сосновых лесов, широкие, могучие, холодные си- бирские реки, плавно протекающие между ними, тяжелые очертания Уральских гор объяты широким эпическим ду- хом. Аполлинарий Васнецов, подобно скандинавам, с ко- торыми он имеет много общего, разрешил очень трудную задачу, дав такие панорамические виды «живописных» местностей и не впав притом в «каламистость», в слаща-

вый трафарет

Краска и техника А. Васнецова вполне

способствуют цельности впечатления от его картин: не- сколько грубые, здоровые краски, очень упрощенный, но

Очень

любопытны его воссоздания старой Москвы. А. Васне-

цов уже много лет как живет в Москве, прямо против са- мого Кремля, и этот единственный в мире, невероятный,

совершенно сказочный вид пленил его

и направил его

усилия на то, чтобы возродить то изумительное великоле-

типичный рисунок, жесткая, простая живопись

пие, от которого Кремль остался прелестным, но одино- ким обломком.

веке

А. Бенуа. Русская живопись в XIX

ТАЙГА НА УРАЛЕ. СИНЯЯ ГОРА (1891). Эта картина входит в «уральскую серию», созданную А. Васнецовым «по мотивами своего путешествия по Уралу, совершенного в 1890—91 годах. «Прежде всего поражает вас, — писал художник, — зловещая тишина и

отсутствие цветов и зелени, это мертвый лес, будто какой-то сказочный, заколдованный. Он весь седой

»

А . Васнецов

КАМА (1895). Это полотно — поздний отзвук все той же «уральской» темы. Одно из отличий «уральских» их «дикость» и безлюдность, но на этот раз автор оживляет картину шалашами дровосеков, окутанными

очень нравилась Константину Юону, называвшему эту работу «былиной» и восхищавшемуся: «Как органично связано в ней все — и рисунок, и композиция, и живопись — сочная, осязательная, правдивая!»

пейзажей А. Васнецова — дымом от костра. «Кама»

ртинная гам

^и,,

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ ВО В ТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА (1925). Картина была написана по заказу Московского коммунального музея — начиная с 1918 года художник выполнил для него в разной технике несколько произведений. Некоторая сухость письма, присущая этому полотну, слихвой искупается «исторической» тщательностью, с какой автор воссоздалгород, «отстоящий» от него почти на два с половиной столетия. Эта тщательность позволила искусствоведам с точностью почти до года определить «дату» изображения —это период между 1665 и 1668 годом.

А. Васнецов

НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ. БАШНИ (1926). В московских пейзажах А. Васнецова, написанных в 1920-е годы (а представленная на этой странице работа принадлежит как раз к их числу), звучит щемящая нота прощания. При этом никакого «живописного» упадка мы в этих произведениях не наблюдаем. Наоборот, перед нами удивительный всплеск творческой энергии — умудренный и любовный по отношению к старине взгляд художника здесь встречается с по-новому «размашистой» манерой, благодаря которой солнечные пейзажи Васнецова наполняет какая-то особая легкость. «Светлая печаль» — неплохое определение для того, что предопределяет настроение этих этюдов.

Музеи

мира

Музейно е

объединени е

«с Муз е

и

Москвы »

Музей Москвы относится к числу старейших

московских музеев. Ныне он переживает очень

ответственный момент. Позади более чем

вековая славная история, а впереди форми-

рование фундаментальной экспозиции в новом

помещении, хозяином которого музей стал

совсем недавно.

Неутомимый Аполлинарий Васнецов «наработал» за свою жизнь очень много. В конце своего пути он сам произвел подсчет собственной «продукции» — получилось около тысячи этюдов и триста пятидесяти картин (включая сюда и акварели). Ныне произведения А. Васнецова хранятся в са-

мых разных музеях — как в России, так и за границей. Наи- более полным собранием его работ обладает Третьяковская галерея, филиалом которой является, к слову, Мемориаль- ный музей-квартира художника в Фурманном переулке, где тоже собрано немало вещей А. Васнецова. Но есть в Москве музей, где хранится васнецовская коллекция, отличающаяся особой тематической и стилистической цельностью. Это — Музей Москвы. В 1918 году Аполлинарий Михайлович на- чал работать над акварельной серией исторических видов для тогдашнего Московского коммунального музея. Позд- нее эта серия пополнилась другими тематически близки- ми акварелями и графическими листами. В итоге в ценней- шую коллекцию, являющуюся предметом гордости Музея Москвы, вошло около тридцати работ, выполненных меж- ду 1904 и 1929 годом. Музей Москвы был основан в самом конце XIX века.

В 1896 году в Нижнем Новгороде

состоялась грандиозная Всероссий- ская художественная и промышлен- ная выставка. Это был настоящий смотр производительных и художе- ственных сил страны. За четыре ме- сяца работы выставку посетило око- ло миллиона человек. Московская городская дума показала на ней тща- тельно подобранную экспозицию,

Комплекс «Провиантские склады» совсем недавно стал основным помещением Музея Москвы.

которую после закрытия выставки решили не разобщать. Ее материалы легли в основу собрания Музея московского

городского хозяйства, созданного в том же году. Разместили музей в одной из двух Крестовских водонапорных башен, сооруженных незадолго до этого на площади Крестовской заставы, рядом с нынешним Рижским (а тогда — Виндав- ским) вокзалом.

С 1920 года музей стал именоваться Московским ком-

мунальным музеем, с 1940 года — Музеем истории и ре- конструкции Москвы, с 1986 года — Музеем истории Мо- сквы. Менялись не только названия — менялись и «места жительства». В 1920-е годы музей переехал в знамени- тую Сухареву башню, построенную в конце XVII столетия на «излете» Сретенки. Увы, судьба

Сухаревой башни в советское время сложилась несчастливо — несмотря на протесты крупнейших архитек- торов и художников, ее в 1934 году уничтожили. (Тот же конец, кстати,

Вздании церкви Иоанна Богослова под Вязом музей находился с 1935 года, а выехал из него буквально несколько месяцев назад.

Акварель А. Васнецова «Выход боярыни» (1909) из музейного собрания.

был и у Крестовских водонапорных ба-

шен — их взорвали в 1940 году.)

С тех пор и до самого последнего вре-

мени Музей Москвы обитал в церкви

апостола Иоанна Богослова под Вязом

на Новой площади, напротив Политех-

нического музея. Музейное собрание

на протяжении десятилетий неуклонно росло — сейчас оно насчитыва-

ет около миллиона (!) единиц хранения. Это археологические коллекции,

выдающиеся произведения живописи (среди авторов, помимо нашего ге-

роя, — И. Айвазовский, В. Поленов, В. Суриков, М. Нестеров и другие), до-

кументальные источники, коллекция старинных карт и планов, редкие ру-

кописные книги, фарфор, оружие, предметы быта и многое-многое другое.

В новейшую эпоху здание храма Иоанна Богослова вернули Церкви, а

музею передали состоящий из четырех зданий комплекс «Провиантские

склады» на Зубовском бульваре. Этот уникальный ампирный комплекс

(«Простота архитектурного решения здесь не знает себе равной», — ут-

верждал А. Щусев) возводился по проекту В. П. Стасова в начале 1830-х го-

дов. До революции он использовался по своему прямому назначению — как

хранилище продовольствия. В советские годы в «Провиантских складах»

размещалась автобаза Генштаба, что не пошло зданиям на пользу. Вывели

ее отсюда лишь несколько лет назад — Москва стала хозяином комплекса в

2006 году, и тогда же было решено перевести в него Музей Москвы.

Переезд музей совершал уже в качестве музейного объединения. Дело в

том, что в 1990-е годы он активно расширялся, включая в себя новые объ-

екты культуры. В 1994 году был основан Музей «Английское подворье», в

1997 году — подземный Музей археологии близ Кремля, а в 1999

году

-

Музей русской усадебной культуры «Усадьба князей Голицыных "Влахерн-

ское — Кузьминки"», Музей истории «Лефортово» и Музей гармоники

А. Мирека. Таким образом, Музей Москвы превратился в универсальный

историко-культурный музей — из крупнейших в России.

Что же касается «Провиантских складов», то в ноябре 2011 года мо-

сковская мэрия заявила: «Из-за того, что Музей Москвы — это не город-

ской краеведческий музей, а объединение с рядом музеев, которому доста-

лись огромные помещения Провиантских магазинов, мы приняли двойное

решение: отреставрировать их и параллельно заказать концепцию некоей

универсальной экспозиции,чтобы она была постоянно меняющимся транс-

формером

смотреть, что из этой «фундамен-

тальной» затеи выйдет.

Нам осталось по-

»

Картина И. Айвазовского «Вид на Москву сВоробьевых гор» (1851) хранится в Музее Москвы.

А. Васнецов

Старый Английский двор на Варварке.

Музей

«Английско е

подворье »

Это здание, появившееся в Москве в конце XVI века стараниями купца И. Бобрищева, с 1556 года — в пору наиболее активных торговых контак- тов России и Англии — занимало ан- глийское дипломатическое представи- тельство. В 1649 году царь Алексей Михайлович, возмущенный казнью английского короля, прогнал англи- чан из Старого Английского двора. После этого владельцы его часто ме- нялись. Здание принадлежало и боя- рину И. Милославскому, и Посольско- му приказу, и митрополитуНижего- родскому, и Арифметической школе

В советское время оно было приспо-

соблено под жилье, часть бывших «палат» занимали различные учреж- дения. В результате многочисленных реконструкций к середине XX века оригинальный архитектурный облик считался утерянным. Однако знаме- нитый реставратор П. Д. Баранов- ский, утверждавший, что «в отноше- нии своего международного значения это здание равняется только с ценно- стью Грановитой палаты Московско- го Кремля», с таким мнением не согла- сился — в 1960—70-е годы первона- чальное здание было освобождено от позднейших наслоений и предстало в своей истинной красе. По задумке му- зейных работников, в нем воспроизве-

дена атмосфера средневекового дома.

Н Е

ПРОПУСТИТ Е

СЛЕДУЮЩИ Й

НОМЕР !

Еженедельное издание

ШЕДЕВР Ы

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЦЕНА: 69руб

12,90 грн. 299 тенге

^ шолшш&

п

жижш

РУССКО Й

ЖИВОПИС И

Шебуе в

Шедевр «Подвиг купца Иголкина» (1839) — в деталях

Жизнь Шебуева Художник был прошла в стенах учителем рисования Академии художеств детей Павла I

Он руководил оформлением Исаакиевского собора

В продаж е чере з неделю !

155М 2218-8614 ц||||||| И ||| II II III