Вы находитесь на странице: 1из 32

Еженедельное

издание

ШЕДЕВРЫ

РЕКОМЕНДУЕМАЯ

ЦЕНА: 69 руб., 12,90грн, 299 тенге

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

Шебуе в

Шедевр «Подвиг купца Иголкина» (1839) — в деталях

Жизнь Шебуева Художник был

прошла в стенах

учителем рисования

Академии художеств детей Павла I

Он руководил оформлением Исаакиевского собора

ШЕДЕВРЫ V

РУССКОЙ ЖИВОПИСИ

«50 художников. Шедеврырусскойживописи»

Выпуск№65,2011

РОССИЯ

Издатель,учредитель, р

Юридическийадрг~

Лпсг

Д.3,стр. 1

Письмачитателейподан»

помаркетингу:МихаилТкачук

Для заказа пропущенных номеров и по всем вопроса! касающимсяинформацииоколлекции,обращайтесьпотелефон

.8-800-200-02-01

.8-495-660-02-02

Адрес для писем читателей: Россия, 170100, г. Тве| а/я 245, «Де Агостини», «50 художников. Шедевры русской живописи»

Свидетельство о государственной регистрации печатного СМИ Министерства юстицииУкраиныКБ№15896-5666Рот17.08.2010

Для заказа пропущенных номеров и по всем вопросам, касающимсяинформацииоколлекции, обращайтесьпотелефону бесплатной«горяч*"

\ 0-800-500-8-40

Адресдляписемчитателей:Украина, 01033,г.К

а/я «Де Агостини», «50 художников. Шедевры русской живописи»

УкраТна.01033,м.КиУв,а/с«

-»,

ИмпортёридистрибьюторвРБ:

ООО «РЭМ-ИНФО», г. Минск, пер. Козлова, д. 7г,

тел.:(017)297-92-75

Адресдляписемчитогг. а/я 221,000 «РЭМ-ИНФО», «Де Агостини», «50 художников. Шедевры русск<

КАЗАХСТАН Распространение: ТОО «КГП «Бурда-Алатау Пре<

Тираж: 120 000 экз.

еровиихсодержав

' 000 "Де Агостини» 2011

Текст:КсенияТолоконникова, АлександрПанфилов

В НОМЕР Е

Жизнь и эпоха 3

Знаменитые работы б

ГАДАНИЕ (АВТОПОРТРЕТ

С ГАДАЛКОЙ) (1805—07)

ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ (1811—12)

ПОРТРЕТ ОТСТАВНОГО ЭКСПЕДИТОРА

И. В. ШВЫКИНА (1833)

САВАОФ (ВИДЕНИЕ ИЕЗЕКИИЛЯ) (1836)

Шедевр 14

ПОДВИГ КУПЦА ИГОЛКИНА (1839)

Стиль и техника 20

Картинная галерея 26

СТАРИК НИЩИЙ (1808)

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (1836)

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ (1839)

ПОРТРЕТ ЖЕНЫ (середина 1840-х)

Музеи мира 30

Иллюстрации предоставлены:

Передняя обложка: (все) © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011;3: (центр) © Государственный Русский

Агостини»; 4: (верх) ©Государственная Третьяковская >: (верх) Впо^етап/РоЮсЬт.ги, (центр) ©Государ-

ственный Русскиймузей, Санкт-Петербург, 2011; 6/9:(все) ©Государственная Третьяковская галерея, Москва; 10/11:©Государ-

ственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 12/13: © Государственная Третьяковская галерея, Москва; 14: (центр) © Госу- дарственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011, (низ) © Рте АгтУЕа5^е\«; 15/17: (все) © Государственный Русский музей,

Русский музей,

Санкт-Петербург, 2011;

галерея, Москва; 21: (все) ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 22: (верх) ©Государственная Третьяковская

© Научно-исследовательский музей

РоссийскойАкадемиихудожеств, Санкт-Петербург, (прав) ©Национальный художественный музейРеспублики Беларусь, Минск; 24: (верх) © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011, (низ) © Государственная Третьяковская галерея, Москва; 25/26: (все) © ГосударственныйРусскиймузей, Санкт-Петербург, 2011; 27: © ГосударственныйРусский музей, Санкт-Петербург, 2011/© Рте Аг1/Еа51№™$; 28: ©Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 29: © Государственная Третьяковская галерея, Москва; 30: (центр) ©Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини», (низ) ©А. Матвеенко/Фотобанк Лори; 31: (верх, лев) ©Государственныймузеи-памятник «Исаакиевский собор», Санкт-Петербург, (верх, прав) ©Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини», (низ) ©Ольга Липунова/Фотобанк Лори.

галерея, Москва, (низ) © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2011; 23: (лев)

Санкт-Петербург, 2011; 18: (верх) © Государственная Третьяковская галерея, Москва, (низ) © Государственный

2011; 20: © Государственная Третьяковская

музей, Санкт-Петербург, 2011, (низ) ©Ксения Толоконникова/ООО «Де галерея, Москва, (низ) © Ксения Толоконникова/ООО «Де Агостини»;

19: © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург,

Жизнь

и эпоха

Стол п

Академи и

Вся жизнь Василия Шебуева, за исключением поры младенчества, была связана с Петербургской

Академией

ректора живописи, окруженного всеобщим

художеств, где он прошел путь от пятилетнего воспитанника до убеленного сединами

почетом и уважением.

В асилий Кузьмич Шебуев родился 2 (13) апреля 1777 года в Крон- штадте, где его отец, Кузьма Его-

рович, служил смотрителем на складах Ад- миралтейств-коллегий. В 1782 году, ког- да Васе было всего пять лет от роду, его «на казенный кошт» определили в Вос- питательное училище при Петербургской Академии художеств. В те времена учить- ся на «маляра» в дворянской среде счи- талось постыдным, и о том, что заставило дворянина Шебуева отдать своего сына в Академию, мы можем лишь предполагать.

Скорее всего, главной причиной было без-

из пеленок ребенка говорить

и слышать ничего дурного, могущего их чувства упоить ядом развратности, и что- бы даже ближайших своих сродственников

могли видеть только в самом учреждении в назначенные дни и не иначе, как в присут- ствии своих начальников, ибо обхождение

Вот

в таких-то условиях и рос Василий Шебуев.

Новое здание Академии художеств, только что возведенное на Васильевском остро- ве (полностью строительные работы в нем завершились гораздо позже, в 1810 году), стало для него родным домом. И, как ока- залось, на всю жизнь. В основе художественного воспитания, которое получали ученики Академии, ле- жали каноны классицизма — в его грани-

с людьми без разбора вредительно

»

ГрафическиЙ

нАвтопорТрети

денежье. О каких-то талантах только что В.Шебуева, созданный

вышедшего

вряд ли приходится — тем более что пона-

чалу ученик Вася Шебуев успехами в рисо- вании не блистал. Но, так или иначе, в самом факте его до- статочно случайного, как мы видим, попадания в совсем еще юную Академию художеств (история ее к 1782 году насчитывала всего 25 лет) слышалась торжественная по-

ступь судьбы — как выяснилось впоследствии, Шебуеву рем». Веру в высокое предназначение искусства («про-

на роду было написано быть художником. свещать смертных», как выражался известный литератор

второй половины XVIII века Яков Княжнин) Шебуев про- несет до самой смерти.

Иван Иванович Бецкой, верный последователь француз- Первых успехов ему, правда, пришлось ждать долго. Но

«прилежание и способность к учению», отмеченные ин- спектором Академии К. И. Головачевским, сделали свое

Потому-то и требовал: «Никогда не давать детям видеть дело — в 1794 году Шебуев получил серебряную медаль

ских просветителей, мыслил его некоей «пробиркой», в которой он мечтал «вывести» человека нового типа,

Академическое Воспитательное училище являлось уч- реждением закрытым. Тогдашний президент Академии

цах и будет впредь работать Шебуев, лишь изредка обнаруживая некоторые «поползновения» к но- ваторству. Впрочем, подобная ограниченность — вовсе не недостаток; оставаясь верным впитанной с детских лет эстетике, художник не окажется ни эпигоном, ни «штука-

на рубеже 1810—20-х годов, несет на себе явные романтические черты.

за рисунок двух натурщиков, а в 1797 году — серебряную медаль «за написание группы с натуры красками», и тогда же — вторую золотую медаль за выполнение конкурсной программы на сюжет из Ветхого Завета. Первой золотой медалью, к слову, был награжден Андрей Иванов — отец автора картины «Явление Христа народу». Поокончании Академии Шебуева оставили при ней пенсионером «для

Здание Академии художеств на Васильевском острове в Петербурге.

Жизнь

и эпоха

вящего в художествах познания» и, что немаловажно, с на- деждой на заграничную стажировку — эти стажировки с

1793 года, ввиду слишком широкого «разлития» вольно-

думства в Европе, до поры были прекращены. В 1800 году наш герой получил звание «назначенно- го», непосредственно предшествовавшее званию акаде- мика, а уже три года спустя поехал в Рим — Совет Акаде- мии посчитал, что пенсионеры, отправлявшиеся в Италию (было их шесть человек), наконец-то «достигли зрелости понятий», необходимой для этого. Три года Шебуев бла- женствовал в Риме, «первенствуя», по свидетельству со- временников, среди своих товарищей. Копировал старых мастеров, писал собственные картины и, надо думать, не чурался радостей жизни. Увы, случались и казусы. Так, ему не всегда удавалось быстро получить разрешение на ко- пирование — в одном из рапортов в Академию художник жаловался на то, что, пока он — три месяца! — добивал- ся разрешения копировать Корреджо и Пуссена, их кар- тины оказались проданы. Возвратился в Россию Василий Кузьмич в 1807 году с приключениями: в Европе полыха-

ла война, и он выдавал себя в пути за австрийского поляка. В Петербурге Шебуева ждали. На Невском проспекте с

1801 года возводили огромный Казанский собор — при-

«Портрет отца» Шебуев написал в 1801году,когда навестил родителей в Кронштадте. Существует также парный к нему «Портрет матери» (см.раздел «Стиль и техника»).

шло время его расписывать. В оформлении участвовали лучшие русские художники — Г. И. Угрюмов, В. Л. Боро- виковский, А. Е. Егоров, А. И. Иванов, О. А. Кипренский. В эту блестящую «команду» попал и Шебуев. За эскиз «Вознесение Богоматери», выполненный для этого хра- ма, он получил звание академика. Спустя пять лет, в гроз- ном сентябре 1812 года, когда Петербург готовился к эвакуации, мастер стал профессором. Помимо Акаде- мии, он преподавал в воспитательных заведениях, нахо- дившихся под патронажем императрицы Марии Федо- ровны, вдовы Павла I, а также был учителем рисования

детей покойного императора — в том числе и велико- го князя Николая Павловича, котором)' в 1825 году при- шлось — при трагических обстоятельствах — занять рос- сийский трон. Будущий царь называл своего учителя «мо- им серым котом Васей». Близость к августейшей семье имела свои выгоды: в эти годы Шебуев неоднократно на- граждался — как орденами, так и ценными подарками. Положение, достигнутое художником в обществе, по- зволило ему расстаться с холостяцкой жизнью. В 1815 го- ду он женился на дочери академического гувернера Ели- завете Михайловне Тверской. В 1817—18 годах родились сыновья-погодки — увы, старший, Коля, умер трех лет от роду. Младший, Василий, пошел по стопам отца, еще при его жизни он стал академиком архитектуры. Главой семьи Василий Кузьмич, судя по всему, был неплохим, брак его современники считали счастливым. Елизавета Михайлов- на умерла в 1846 году — спустя год художник женился на вдове Варваре Ивановне Вольховской. Жизнь Шебуева текла размеренно и, на внешний

взгляд, довольно однообразно. Много времени забирала Ака- демия художеств — к своим та- мошним обязанностям Шебу- ев относился трепетно; среди его непосредственных учени- ков мы обнаружим таких круп- ных художников, как Ф. Бруни, П. Басин, П. Соколов. Немало

Казанский собор в Петербурге, освященный в 1811году.

В оформлении этого

грандиозного храма Шебуев участвовал по возвращении из Италии.

В.

Шебуев

"Отплытие царицы Савской» (1648) кисти одного из столпов классицизма — французского художника Клода Лоррена, одного из любимейших мастеров нашего героя.

почерпнули из общения с профессором Карл Брюллов и

Александр Иванов. В 1822 году Шебуев выполнил поис-

тине титанический труд, подготовив анатомическое посо-

бие для учащихся. В основу его легли рисунки, сделанные

с классических статуй и с трупов в анатомическом театре,

где художник работал на протяжении семи недель. Судьба

книги, получившей название «Антропометрия», оказа-

лась трудной — печатать ее стали отдельными выпусками

лишь в 1831 году. В 1830 году Василия Кузьмича назначили

ректором живописи Академии художеств. На протяжении

восемнадцати лет, с 1821 по 1839 год, он исполнял обязан-

ности директора Шпалерной мануфактуры.

Поразительно, но и с такой громадной административ-

ной нагрузкой Шебуев успевал писать картины и работать

для церквей. По его эскизам расписывались многиероссий-

ские храмы. При Николае I эта область приложения твор-

ческих сил была небезопасной. Так, в 1837 году Шебуев

чуть не угодил в отставку — императору тогда не понрави-

лись иконы, написанные им для Троицкого собора. Послед-

ний крупный «проект» в жизни художника — оформление

Исаакиевского собора. С 1844 года он руководил живопис-

ными работами в храме, наблюдая «за производством жи-

вописи как на стенах, так и в иконостасе, для достижения в

оной совершенства и общности колорита».

В 1848 году Академия художеств торжественно отме-

тила 50-летие творческой и педагогической деятельности

Шебуева. Присутствовавший при этом царь преподнес

своему бывшему учителю золотую табакерку. Были тосты,

признания, речи, подарки, отклики в печати

Умер Васи-

лий Кузьмич глубоким стариком 16 (28) июня 1855 года.

Четырьмя месяцами раньше скончался Николай I. Уходила

в прошлое целая эпоха. До знаменитого «бунта», устро-

енного в Академии И. Крамским и его товарищами, оста-

валось всего восемь лет.

Картина Ф. Бруни «Медный змий» (1841). В пору учебы

в Академии художеств

Шебуева. Позже, в 1840-е годы, учитель и ученик рука об руку работали в Исаакиевском соборе.

Бруни занимался под руководством

ХРОНОЛОГИ

Я

ЖИЗН

И

1777

Родился вКронштадте в семье смотрителя складовАдмиралтейств- коллегии.

1820

Принимает участие в оформлении восстановленного послепожара Екатерининского дворца в Царском Селе.

1782

Поступает в Воспитательное училище при Петербургской Академии

1821

Возглавляет Шпалерную мануфактуру.

художеств.

1822

Работает надуникальным «Курсом рисования и анатомии».

1794

Получает первую своюнаграду вторую серебряную медаль зарисунок

1823

Получает звание придворного живописца при Эрмитаже.

двух натурщиков.

1830

Приступает к исполнению обязанностей ректора живописив Академии

1797

Награждается второй золотой медалью за конкурсную работу. По окончании Академии художеств оставлен при ней пенсионером. 1837

художеств. Император Николай I называет новые работы Шебуева «дурно

1800

Становится «назначенным».

написанными».

1803

Отправляется в Рим пенсионером Академии художеств. 1844

Становится руководителем живописных работ в Исаакиевском соборе в

1807

По окончании пенсионерского срока возвращается в Петербург. Принимает участие в оформлении Казанского собора. За эскиз росписи 1846 «Вознесение Богоматери» получает звание академика. 1848

Петербурге. В последующие годы лично выполняет ряд росписей в храме. Произведен в действительные статские советники. Академия художеств в присутствии императора Николая I

1812

Начинает преподавать в воспитательных заведениях, действующих под патронажем императрицы Марии Федоровны. Становится профессором.

торжественно отмечает 50-летний юбилей творческой и педагогическо деятельности Шебуева.

1815

Женится на Елизавете Михайловне Тверской, дочери гувернера Академии 1855 художеств.

Умер в Петербурге после непродолжительной болезни. Похоронен на Смоленском кладбище.

Знаменитые раб о

Гадание (Автопортрет с гадалкой)

(1805—07)

91,5 х 73,5 см Государственная

Третьяковская галерея, Москва

Этот необычный «жанровый автопортрет» В. К. Шебуев

писал на исходе своего пенсионерства в Италии и не успел

закончить его. Скульптор и — по совместительству — био- граф Василия Шебуева Н. А. Рамазанов так рассказывал об

обстоятельствах создания картины «Гадание»: «В 1805 го- ду Шебуев, гуляя в окрестностях Рима, встретил гадальщи-

цу-цыганку которая за несколько мелких монет, глядя на

ладонь, сказала, что когда он воротится домой в Россию, то будет в славе, при хороших деньгах и будет близок к своему

государю. Художник изобразил в упомянутой картине свой

портрет и гадальщицу-цыганку, слова которой вскоре сбы- лись». Кроме этого события, в основу работы, несомненно,

лег опыт изучения старых мастеров. Отчитываясь о своем

времяпрепровождении в Риме, Шебуев в 1804 году рапор- товал: «Начал ходить во все галереи, как-то: принца Бор-

гези, Барберини, Дорье и прочие, в которых много нашел для скопирования картин». Надо полагать, бывал моло- дой художник и в Капитолийских музеях — старейшем пу-

бличном собрании мира, где хранилась, в частности, копия

(возможно, авторская) знаменитой «Гадалки» Караваджо.

Лицо юноши, которому Шебуев придал собственные черты, является наиболее законченной частью кар- тины. Художник стремился изобразить себя в романти- ческом ключе: смуглая, без румянца, кожа, небрежно причесанные темные волосы, голландский костюм черного бархата с широким кружев- ным воротом.

Жанровый автопортрет

Лицо цыганки не отличается такой же тщательной пропи- санностью, как лицо юноши. Однако ее мимика, льстивое заглядыванье в глаза «клиенту», угодли- вая улыбка «считы- ваются» легко.

Руки молодого человека и цыганки, вступившие в занима- тельный «диалог», расположены почти в центре композиции и сразу привлекают внимание зрителя.

Фигура мальчика с бубном очень есте- ственна, она является несомненной уда- чей художника. Сама поза, крупные глаза с голубоватыми белками, растрепанные русые волосы — все соответствует «правде жизни».

В .

Шебуев

.

Знаменитые работы

Васили й

Велики й

94,5 х 60,8 см Государственная Третьяковская галерея, Москва

Полотно «Василий Великий» является самой известной работой Шебуева, выполненной для Казанского собора. Его не раз гравировали русские и иностранные мастера, а сам художник сделал с него две авторских копии. Одну из них, находящуюся в Третьяковской галерее, мы представ- ляем вниманию читателя. Копия значительно меньше ори- гинала (его размеры: 281 х 181 см), однако, с точки зрения композиции, деталей и техники исполнения, ничем от не- го не отличается. Живопись Казанского собора была новаторской для сво- его времени. Хотя к началу XIX века представление о тра-

диционной русской иконописи уже совершенно «выве- трилось», но некоторые правила в церковной живописи существовали, и Святейший Синод держался за них до по- следнего. В случае с иконами Казанского собора он настаи- вал на золотом фоне, тогда как Совет Академии художеств утверждал, что «искусство живописи при оном совершен- но теряется». Совету удалось победить в этом споре, благо- даря чему изображения святых в Казанском соборе, отлича- ясь несомненным «искусством живописи», имеют весьма отдаленное отношение к иконописи, что вызывало и у со- временников, и у потомков некоторое недоумение.

Великий святитель

Шебуев изо- бражает самый важный момент литургии — пре- существление Святых Даров в Тело и Кровь Христовы под действием Святого Духа. Последнего художник пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.

пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.
пишет — как то и было при нято — в виде голубя, паря- щего над Чашей.

Святитель

представлен

при соверше-

нии литургии,

что неудиви-

тельно, учиты-

вая то, что он

явился состави- телем чина литургии, носящего его имя. Литургия Василия Великого совершается несколько раз в году.

Фактура и цвет здесь очень «материальны». Глубокий алый тон покрова на престоле, золотой блеск чаши, жесткие складки богатых облачений — все передано художником с предельной реалистичностью.

Подле ВасилияВеликого благоговейно застыл моло- дой диакон, держащий в левой руке кадило. Его фигура помещенанесколь- ко в тени, тогда как фигура святителя «высвечена» на темном фоне.

шеоуа

Знаменитые раб ч»

Портре т

отставног о

экспедитор а

И .

В . Швыкин а

(1833)

50 ; 7 х 45,5 см Государственный Русский Музей,

Санкт-Петербург

Шебуев не любил писать заказных портретов, разделяя, по- видимому, точку зрения большинства академистов на пор- третный жанр как на низший. «Многие вельможи, — со- общает биограф художника Н. А. Рамазанов, — предлага- ли ему значительные суммы за портреты, но Шебуев от них

отказывался

В минуты же отдыха, для развлечения, он не

прочь был от занятий этого рода. Был некто Швыкин, от- ставной коллежский советник, очень нравившийся худож- нику своей оригинальностью. В 1831 году ему было около

70 лет, жил около Выборга

и навещал Василия Кузьми-

ча, который и написал портрет старичка. Швыкин получил этот портрет от художника в подарок и был в восхищении

как от портрета, так и от написавшего его». Любопытно, что в Русском музее портрет Швыкина хранился понача- лу под названием «Портрет старика актера»: музейных ра- ботников, видимо, смутила своеобразная «физиономия» героя, в особенности — его экспрессивнаяжестикуляция. Лишь позднее было установлено, что на портрете изобра- жен вовсе не актер, а отставной экспедитор при Импера- торских воспитательных домах Иван Васильевич Швыкин.

«Маленький человек»

Изображая с предельной правдивостью конкретного человека, Шебуев, сам того не сознавая, возвышается до типизации — и дает нам образ того самого «маленького человека», который спустя несколько лет прочно поселит- ся в отечественной литературе.

Серый фон почти однороден и неглубок. На нем особенно отчет ЛИБО выступает фигураШвыкина в темном сюртуке.

Характерен жест старика. Он как будто собирает- ся уходить (обратите внимание на верхнюю одеж- ду, перекинутую через левую руку) и отмахивается от живописца, упрашивающего своего гостя попо- зировать еще несколько времени.

Отставной экспедитор напи- сан «при параде». Хотя при- ческа его выглядитнесколько расстроенной, но «галстух» бел, а к лацкану сюртука при- вешены награды за долголет- нюю беспорочную службу.

В .

Шебуев

Знаменитые рабо1

Савао ф

(Видени е

Иезекииля )

(7836)

89 х 82 см Государственная Третьяковская галерея, Москва

Этот эскиз явился плодом шестилетнего труда Шебуева над композицией росписи потолка академической церкви. Первый эскиз плафона художник представил на выставку, согласно отчету Академии, еще в 1830 году. Его посчитали неудачным, так как «фигуры вследствие их малого разме- ра будут плохо видны на большом расстоянии». В 1832 го- ду мастер создал новый эскиз, направленный Советом го- сударю для «высочайшего утверждения». Но помещение Екатерининской церкви к этому моменту еще не было го- тово, и Шебуев, не имея возможности тотчас приступить к росписи, продолжал совершенствовать свой проект пла-

фона. Плодом этих трудов стал эскиз маслом 1836 года, на- ходящийся ныне в Третьяковской галерее под названием «Саваоф (Видение пророка Иезекииля)». Он оказался бо- лее продуманным с точки зрения его соответствия архитек- турным особенностям помещения, и именно его художник хотел видеть воплощенным в академической церкви. После смерти Шебуева его вдова передала этот эскиз Академии «в счет долгов» с условием, что роспись по нему выполнит Федор Бруни, любимый ученик Василия Кузьмича. Но ре- шилось по-другому: Николай I одобрил эскиз 1832 года, в соответствии с котором и был оформлен плафон.

<Отверзлись

небеса, и я видел

»

Ангелы, парящие в облаках, — нов- шество 1836 года. Шебуев написалих, следуя европейской традиции, в виде крылатых младенцев. Синод к подобной практике относился неодобрительно.

В центре композиции, наусловно- золотистом фоне, Шебуев изображает Бога-Отца. Характерно, что художник не акцентирует внимание на четырех таинственных животных пророка Иезекииля. Они присутствуют, но как- то неотчетливо.

Фигуры Надежды (скры- льями, в синем одеянии), Веры (с крестом) и Любви (с младенцами) появились лишь в эскизе 1836 года. Тогда же художник офор- мил нижнюю часть компо- зиции балюстрадой.

Алая драпировка, уложеннаяживопис- ными складками,— необходимый цвето- вой акцент, сразу привлекающий взгляд зрителя.

Шедевр

Подви г

купц а

Иголк и н а

(1839)

283,5x213 см

Государственный

Русский музей,

Санкт-Петербург

У современников шебуевский «Подвиг купца Иголкина»

пользовался большим «решпектом». В газете «Северная

пчела» вскоре после написания картины появился хвалеб-

ный отзыв: «Ректор Шебуев превосходно

Иголкина. В этой картине есть действие и мысль». Не скупи-

лась на комплименты и «Библиотека для чтения»: «В кар-

тине Шебуев отступил от своего рода отвлеченной живопи-

си и придерживается нынешней системы местного колори-

та. Этот плотник (т. е. купец. — Прим. ред.) — настоящий

русский плотник по костюму, физиономии и по выражению

лица; эти прапорщики времен Иголкина — настоящие пра-

порщики и по мундирам, и по ботфортам, и по перчаткам.

Жизни, движения бездна, этим неугомонным прапорщикам

художник придал такой стремительный разбег, что кажет-

ся, они выскочат из картины и не смогут остановиться бли-

же как под Полтавой». В 1840 году Совет Академии, найдя

«Подвиг купца Иголкина» произведением «весьма важных

достоинств», приобрел его для академической галереи, а в

1851 году передал полотно в Эрмитаж, откуда оно ипоступи-

ло в собрание Русского музея. В последующие годы отноше-

ние зрителей и историков искусства к картине уже не было

таким восторженным, од-

нако даже столь строгий

критик, как Александр Бе-

нуа, отмечал в ней «при-

ятную по своей солидно-

изобразил подвиг

сти» манеру письма.

Г. И. Угрюмое был одним из первых русских живописцев, обратившихся к отечественной истории. На иллюстрации — ею «Взятие Казани Иваном Грозным 2 октября 1552 года» (не позднее 1800).

«История

знатнейших

происшествий»

Историческая живопись с самого основания Пе-

тербургской Академии художеств находилась

на особом положении. Однако к отечественной

истории художники-академисты обратились

сравнительно поздно, лишь в начале XIX века.

Сюжеты русской истории вплоть до

начала XIX века как-то «выпадали»

из поля зрения академистов, хотя

в Академии преподавалась «исто-

рия знатнейших происшествий, из-

влеченная из священных и светских

бытописаний». Должно было воз-

расти новое поколение художни-

ков, для которых крещение Руси,

завоевание Казани, победы Алек-

сандра Невского были интереснее,

чем события античности или по-

хождения богов древнеримского

пантеона. Оно возрастало медлен- «Подвиг молодого

но. Только в первые годы XIX сто-

летня живописцы начали обращать

внимание на историю отечества, кисти А. И.Иванова.

еще совершенно, впрочем, не забо-

тясь о том, чтобы передать «историческую правду» в дета-

лях, примером чему может служить полотно А. И. Иванова

«Подвиг молодого киевлянина при осаде Киева печенегами

киевлянина при осаде Киева печенегами в 968 году» (ок. 1810)

в 968 году» (ок. 1810). «Набирать обороты» собственно

русская историческая живопись начала лишь после досто-

памятного 1812 года и — в особенности — после издания в

1818 году первых томов «Истории государства Российско-

го» Н. М. Карамзина. Однако культура внимания к деталям,

к этнографическим подробностям оставляла желать лучше-

го. Уже в 1840-е годы, когда приготовлялось приданое для

великой княжны Александры Николаевны и от Академии

потребовали для росписи на фарфоровых тарелках картины

«с сюжетом в современных русских костюмах» или «сцены

народного быта», она смогла представить только «Покоре-

ние Казани» и «Избрание Михаила Романова на царство»

Г. И. Угрюмова и «Подвиг купца Иголкина» В. К. Шебуева.

В .

Шебуев

История

создания

В основу полотна В. К. Шебуева легла история купца Иголкина (в одних источниках его назы- вают Павлом, в других — Прохором), оказав- шегося по торговым делам в Швеции в нача- ле Северной войны (1700 год). Как и всех рус- ских, находившихся тогда в этой стране, его заключили в тюрьму. Сторожили пленных два солдата, от которых Иголкин однажды услы- шал брань в адрес русского императора. Купец потребовал прекратить скверные речи о по- мазаннике Божьем, но солдаты, конечно, при- нялись ругаться еще пуще. Тогда Иголкин вы- рвал у одного из них ружье и заколол штыком обоих охранников. Представ перед шведским судом, он объяснил мотивы своего поведе- ния и выразил готовность бестрепетно пойти на смерть во имя своего государя. Стойкость пленника настолько тронула шведского ко- роля Карла XII, что тот немедля приказал от- пустить Иголкина в Россию. Петр I, как рас-

сказывают, встретил героя с большой честью, велел его на- рациями. В целом полотно 1839 года показывает больше

градить и до самой смерти был к нему весьма привязан,

Подвиг русского купца волновал Шебуева давно. Еще в Почему же в итоге Шебуев избрал принципиально иной 1811 году он исполнил рисунок на этот сюжет, купленный подход? За двадцать с лишним лет, разделивших первый

у него Ф. В. Ростопчиным. В 1830-е годы появился другой набросок и «финальное» произведение, его видение ком-

рисунок на эту тему, но, с точки зрения композиции, они оба имеют мало общего с завершенной картиной. Дей- ствие «вытянуто» по горизонтали, «сценическая пло- щадка» с трех сторон ограничена архитектурными деко-

/

-

Рисунок «Христос перед Пилатом» Шебуев выполнил в 1805 году. Подобный композиционный ход (замкнутое пространство, приоткрытое лишь с одной стороны посредством дверей или ворот) он впоследствии использовал и в рисунках «Подвиг купца Иголкина».

движения и жизни, чем эти рисунки.

позиции не изменилось, но в 1839 году он, тем не менее, решительно всё, вплоть до формата картины, переигрыва- ет. С чем это связано? Надо полагать, с каким-то особым вдохновляющим импульсом извне.

В 1838 году «на театре» была поставлена пьеса Н. А. Полевого «Иголкин, купец нов- городский», восхищавшая публику Москвы и Петербурга. На петербургской сцене в ро- ли Иголкина блистал знаменитый В. Караты- гин. Вероятнее всего, Шебуев бывал на этом спектакле (и, может быть, не раз), и впечат- ления от него подтолкнули Василия Кузьми- ча, во-первых, ускорить работу над давно за- думанной картиной, а во-вторых — сделать ее более динамичной и — в понятиях своего

времени — более естественной. Конечно, не вполне прав журналист «Северной пчелы»,

Первый рисунок «Подвиг купца Иголкина»

(1811).

:

Шедевр

восклицавший: «Честь и слава Полевому, возбудившему драмою своею энтузиазм в великом художнике!» Шебу- ев, как мы уже видели, давно интересовался этим сюжетом. Но — что правда, то правда — именно Полевой своей пье- сой помог ему выйти «на финишную прямую». Наш герой отказался почти от всех сделанных им в набро- сках находок, оставив лишь некоторые детали (тонкая вер- хушка северной ели, сложенная из крупных камней стена). Он «разомкнул» пространство тюремного двора, показав зрителю лишь один его угол. «Горизонтальное» построение действия сменилось «диагональным», главные герои почти вплотную приблизились к зрителю и, кроме того, получили «настоящие» (опять-таки, насколько позволяла тогдашняя историческая наука) костюмы, избавившись от полуантич- ных одеяний, какие мы видим на известных рисунках. К работе над окончательным вариантом «Подвига» Ше- буев приступил, по-видимому, в 1838 году, вскоре после премьеры пьесы Полевого. Посетив в это вре- мя мастерскую живописца, писатель П. П. Ка- менский застал полотно «только набросанным, еще не подмалеванным». «Хотя и тут, — отме- чал он, — нельзя не увлечься обдуманностью, силою и верностью сочинения». Далее Камен- ский в своем рассказе с похвалой отозвался о та- ланте мастера и упрекнул тех, кто ждет от про- изведения искусства одной лишь правильности. «Рисунок! Рисунок! — писал он. — Прекрас- ный рисунок, верный рисунок, слышим мы на

В 1830-е годы Шебуев обратился к еще одному сюжету русской истории, сделав рисунок

«Возвещение победы раненому

Дмитрию

Донскому». Композиция так и не была воплощена

Второй рисунок «Подвиг купца Иголкина»

(1830-е).

языке оценщиков изящного. Некоторые из них идут дальше: "уметь рисовать -- знать грамматику" - говорят иногда они: верное рисование — хорошее знание правил языка,по их мнению. Прекрасно, я их спрошу об одном только: можно ли с самымисвежимисведения- ми грамматики школьника,с самыми точными даже знаниямиязыка,не имея творчества, спо- собностей, таланта, даже других знаний — соз- дать какое-нибудь изящное, вполне удовлет- ворительное литературное произведение?» Конечно, этот пассаж должен был встре- тить сочувствие в «продвинутой» публике, бурно восхищавшейся картинами Брюлло- ва, стихами Кукольника и прозой Бестужева-Марлинского. Вместе с тем, нельзя сказать, будто Шебуев где-то по- грешил против точности рисунка, отдал его в жертву «экспрессии». Его рисунок по-прежнему безупречен, что и отмечали в большинстве своем критики. Недовольство слышалось лишь из стана представителей старой академи- ческой школы. А. И. Иванов находил, например, что Ше- буев «чрезмерно» увлекся динамикой и эффектами. Но ворчанье «стариков» мало занимало зрителей, ничего не имевших против «эффектов» и «динамики». Нашел отклик в сердцах и патриотический пафос кар- тины. «Сын Отечества» писал о «Подвиге» по следам академической выставки 1839 года: «Будем надеяться, что пример его возбудит соревнование и в других — сколько сюжетов дает наша русская история. Все прекрасное пре- красно, но оно еще прекраснее, если шевелит русскую ду- шу и поучает нас великим примером праотцов».

В .

Шебуев

Великий пример праотцов»

Постоянство в деталях Совершенно переработав композицию картины, Шебуев не отказался от найденной им еще в первом рисунке «Подвига» дета- ли — верхушки чахлой северной ели, выглядываю- щей из-за тюремной стены.

Диагональное построение Диагональное построение

композиции,использован-

ное художником, позволяет зрителю сразу охватить все «пространство сцены»:

взгляд легко скользит от фигу-

ры Иголкина через фигуры офицеров на переднем плане к группе солдат, вбегающих в ворота. Эта же диагональ помогает Шебуеву под- черкнуть стремительность движения.

Офицеры Фигуры офицеров показаныв движении. Их порыв даже несколь- ко преувеличен Шебуевым (что навлекло на него неудовольствие А. И. Иванова). Обратитевнима- ние на достоверность желто-синих шведских мундиров эпохи Северной войны (1700—21).

Сложный ракурс В сложном ракурсе — почти перпен- дикулярно нижнему краю полотна — изображено тело убитого Иголкиным солдата. Оно разделяет купца и бросившихся к нему офицеров. Примечательно, что тут же лежит и ружье — но купец не собирается защищаться.

Шведский флаг Флаг над зданием тюрьмы присутствует, как и вер- шина ели, уже в рисованных вариантах «Подвига». В законченном варианте картиныон наиболее «пра- вилен»: желтый крест на лазоревом поле.

Купец Иголкин Порывистому движению шведов противопоставля- ется монументальное спокойствие купца Иголкина, исполнившего свой долг и мужественно ожидающе- го кары. Надо сказать, что образ купца — несмотря на его величественность — как-то «не убеждает». Кумачовую косоворотку и полосатые «порты» Шебуев позаимствовал, по всей видимости, из современной ему действительности — и не столько купеческой, сколько зажиточ- но-крестьянской. Иголкин, напомним, вел дела с представителями иностранного государства, знал шведскийязык, а художник, творя народный идеал, изображает его в амплуа «благородного поселянина».

Стиль

и

техника

«Смотрет ь

н а

вещ и

по-своему» »

Хотя Шебуев

(да и некуда

было вышагивать из них в ту пору), творчество

произведению действительности, что особенно сказалось в работах, которые он писал «для себя».

к правдивому вос-

так и не вышагнул из академических рамок, в которых он был воспитан

его замечательно

стремлением

Наибольшее влияние из всех преподавателей Академии

художеств на юного Василия Шебуева имел, несомнен-

но, Г. И. Угрюмов, ставший его руководителем с 1792 го-

да, когда академический Совет постановил «для лучшего

успеха художеств, находящихся в Академии учеников чет-

вертого и пятого возрастов распределить частно к каждо-

му профессору, который должен за прилежанием их иметь

смотрение». Угрюмова следует считать одним из родона-

чальников русской исторической живописи. В его «акти-

ве» такие полотна, как «Торжественный въезд Александра

Казански й собо р

Работа над внутренним убранством Казанского собора, в которой В. К. Шебуев участвовал вместе с Г. И. Угрюмовым, В. Л. Боро-

виковским, А. Е. Егоровым, О. А. Кипренским и А. И. Ивановым, послужила к упрочению известности нашего героя и принесла ему официальные почести. Первой работой, выполненной художником для Казанского собора, стал эскиз «Вознесение Богоматери», 1807 (вверху). Роспись по нему в люнете главного западного входа, не дошедшую до наших дней, сделали ученики Шебуева Д. Анто- нелли и О. Васильев. За свой эскиз мастер получил звание академика исторической живописи. Эскиз этот совершенно не соответ- ствует православной традиции (догмат о телесном вознесении Божией Матери на небо принят лишь в католицизме), однако ис- полнен с большим композиционным мастерством. Наибольшей известностью пользуются среди работ Шебуева для Казанского собора полотна, представляющие трех святителей Василия Великого (см.раздел «Знаменитыеработы»), Григория Богосло-

ва и Иоанна Златоуста. Существовал даже проект

изведений русской живописи и единственных

(так и не осуществленный) переведения их в мозаики «как отличных про-

достойных памятников русского искусства».

В .

Шебуев

Рисунки

Шебуев, как и большинство его однокашников, прошедших академическую школу,был превосходным рисовальщиком. О его мастерстве свидетельствуют даже ученические рисунки. Впо- следствии он постоянно совершенствовал свое мастерство. Особое место в творчестве художника занимают «отдель- ные» рисунки, существующие вне связи с его живописными произведениями. К таковым относится работа «Пораже- ние корпуса маршала Дяву при городе Красном. 5 ноября 1812 года», 1812 (справа). Эта прекрасная батальная сцена демонстрирует умение Шебуева строить композицию. Она отличается цельностью и в то же время проработанностью деталей тут можно различить все подробности обмун- дирования русских войск и даже ордена на груди Кутузова, восседающего на белом коне. Вместе с тем, как раз из-за стрем.\ения автора к возможно более точному «протоколированию» события рисунок получился несколько сух. Замечательна «пейзажно-жанровая» графика художника. В качестве примера приво- дим рисунок «Набережная Невы у сфинксов», 1830-е (внизу) с изображением сцены,увиденной автором из окна своей квартиры в Академии художеств.

ь,,*

.^ «< ; , А В , - , У "1 > '{» !; Г" ' ыа Ч 4 г*«. - нялся с ними рисованием с натуры. Б этом Шебуев достиг

болыпих успехов, и в 1794 году по результатам третного

экзамена получил вторую серебряную медаль за рисунок двух натурщиков. Отметим, что молодой художник все-

мерно стремился сохранить «верность натуре». Впослед-

ствии Александр Бенуа писал о его академических рисун-

ках: «Даже в самых облагороженных композициях Шебу- ева всегда сквозит русский натурщик».

Многому научили Василия Шебуева и годы, проведен-

ные в Риме, где он знакомился с работами старых масте-

ров, «утром рисовал со статуй, а вечером с натуры» (со-

гласно собственному его отчету, представленному в Ака- демии). Сразу же по возвращении в Россию наш герой

приступил к работе над внутренним убранством Казан-

ского собора, за каковую спустя несколько месяцев полу- чил звание академика. В 1812 году он был избран профес-

сором исторической живописи.

1810—20-е годы — время наивысшего успеха Шебуева. Каждая новая его картина, по свидетельствам современни-

ков, привлекала к себе всеобщее внимание; перед его про- изведениями, представленными на академических выстав-

ках, «всегда стояла толпа». При этом Василий Кузьмич активно преподавал, оказывая всемерную поддержку начи-

наниям нового президента Академии художеств А. Н. Оле-

нина, принявшего ее после нескольких лет администра-

тивного неустройства. Кажется, мастер не собирался раз- делять собственное творчество и преподавание, считая то и другое двумя неотъемлемыми обязанностями русского

Невского в город Псков после одержанной им победы над

немцами» (1793), «Взятие Казани Иваном Грозным 2 ок- тября 1552 года», «Призвание Михаила Феодоровича Ро-

манова на царство 14 марта 1613 года» (обе картины — не

позднее 1800 года). По стопам учителя шел и наш герой.

Находясь в пенсионерской командировке в Риме, он от- читывался: «Начал компоновать картины из Российской

истории. 1. Когда Олег приехал в Киев, объявил Аскольду

и Диру Игоря, сына и наследника Рюрикова, Великим Кня- зем, а их приказал убить. 2. Смерть Олега от своего коня,

волхвами предсказанная. 3. Первое крещение российского

народа при Владимире. 4. Когда Ярополк оплакивает тело

брата своего

»

И еще один факт. Угрюмов, «заметив, что воспитан-

ники Академии приняли образ рисования окончательный даже до сухости» (рисуя преимущественно с гипсов), за-

Стиль

и

техника

Портреты

Сохранилось мало портретов кисти Шебуева, однако все они реко- мендуют его как замечательного портретиста, который мог бы многого достичь на этом поприще, не питай он к нему, подобно большинству воспитанников Академии, некоторого презрения. Наиболее ранние из сохранившихся шебуевских портретов портреты его родителей, написанные им в 1801 году (слева представлен портрет матери худож- ника). Оба они по своему композиционному строю цели- ком принадлежат XVIII веку, в них молодой живописец выступает продолжателем традиций Боровиковского и Левицкого. Наиболее интересны портреты кисти Шебуева 183040-х годов. В них заметно стремление художника к предельной правдивости и простоте, к освобождению от условностей, навязываемых академи- ческим каноном этому жанру. Все эти черты в полной мере присущи «Портрету неизвестной в коричневом платье», 1837 (внизу).

художника, воспитанника Академии, остававшегося в дол- гу у нее. Как в свое время его собственный учитель Угрю- мов трудился на педагогической ниве, так и он теперь не- устанно возделывал ее, вырастив в итоге целую плеяду вы- дающихся живописцев. Любимейшим учеником Шебуева был Федор Бруни. Фе- дор Антонович вспоминал впоследствии, как в минуты со- мнений в собственном предназначении, в самой возмож- ности создать что-либо выдающееся (и тогда творческой молодежи порой казалось, что «все уже написано»!), на- ставник ободрял его словами Рубенса: «Живопись не то, что история, предлагающая известное число замечатель- ных событий, которые, будучи однажды хорошо обрабо- таны, не представляют уже более арены для состязания

Область искусства неистощима, пото-

му что стороны ее многочисленны и разнообразны до бес-

Живописцы, сколько бы их ни

было, всегда могут надеяться произвести что-нибудь но-

конечности, как природа

новым деятелям

вое, на долю каждого всегда останется нечто для достиже- ния славы, потому что все дороги к тому открыты творче- ством, и самое главное — мыслить и смотреть на вещи по-

В .

Шебуев

своему». Стоит заметить, что мастер и сам — более, чем К сожалению, этот плафон погиб во время Великой Оте- кто бы то ни было из его ровесников, — стремился «мыс- чественной войны, и сегодня мы можем судить о нем лишь лить и смотреть на вещи по-своему». Это особенно замет- по единственной довоенной фотографии да по акварели но в немногочисленных портретах его кисти. Одной из самых значительных работ Шебуева 1820-х годов стал большой плафон, написанный им для Воскре- сенской церкви Царскосельского дворца. Он состоял из пяти отдельных холстов, для которых мастеру пришлось

придумать «особенного рода станки

производства столь большого размера картин». Над пла- фоном художник трудился около трех лет (вместо восем- надцати месяцев, положенных по договору). Его работа получила высокую оценку современников: «Плафон сей есть огромнейшая из всех существующих картин русской живописи и по достоинствам своим принадлежит к числу отличнейших ее произведений, — отмечал один из них. — Верность линейной и воздушной перспективе изумитель- ная, фигуры исполнены плафонно до обманчивости, они кажутся естественными и в самом деле отделяющимися от сводов, возвышающихся над главами их. Надобно при- писать сие отличному дару и искусству г. Шебуева, ибо он, как известно, производил сей плафон по частям в раз- ных мастерских и до поставления оного на место не видал его в целом».

для удобнейшего

Мифологические сюжеты

Античная мифология служила неисчерпаемым кладезем сюже- тов для художников академического толка. Правда, в пер- вой половине XIX века этот кладезь питал главным образом монументально-декоративное искусство, однако станковые работы на мифологическиетемы (и темы измифологизирован- ной античной истории) все же присутствовали в арсенале академистов. В том числе и Шебуева, подтверждением чему служит картина «Смерть Камиллы, сестры Горация», 1821 (справа вверху). Это полотно не принадлежит к лучшим произведениям художника гораздо более удачным было его обращение к мифологии как раз в монументально-декоративной области, когда в 1832—33 годах он оформил купол круглого зала Академии художеств (слева вверху). Сюжет росписи «торжество на Олим- пе». Исполнена она превосходно, современники отмечали «грациозный характер и воздушную живопись плафона». Но, увы, впечатление публики от «Торжества» было смазано появлением в том же году брюлловского «Последнего дня Помпеи». Под всеобщие рукоплескания шедевру Брюллова работу Шебуева почти не заметили

Стиль

и

техника

Религиозная живопись

Шебуев вряд ли был религиозным живописцем по призванию. В молодые годы он искал себя в этом направлении, свидетельством чему может служить тондо «Отрок Иоанн Креститель в пустыне, утоляющий

жажду», 1808 (слева), приобретенное вскоре после создания Импера- торским Эрмитажем. И все же Шебуев, в отличие от его соучеников Андрея Иванова и Алексея Егорова, писавших полотна для храмов во многом по велению души, воспринимал, по всей видимости, подоб- ные заказы прежде всего как способ заработка, более приемлемый для него, чем писание заказных портретов. Образа его кисти поль-

популярностью,

и в заказах недостатка не было. Так, в 181525 годах наш герой

исполнил 14 икон для храма во Владикавказе, четыре походных иконостаса по пятнадцать образов в каждом, две иконы в дворцовую церковь, четыре иконы для курского Знаменского собора, четыре иконы для одной из православных варшавских церквей, тридцать две иконы для домового храма князя Лопухина и т. д. Заниматься иконописью ему,посто- янно нуждавшемуся в деньгах, приходилось до старости. Одной из последних церковных картин стало «Положение во гроб», 1848 (внизу).

зовались после Казанского собора большой

В .

Шебуев

Сепии

Первая треть XIX века время расцвета рисунка в России. Художники с удовольствием осваивали новые гра- фические техники, рисуя пером, карандашом, углем. Особой популярностью пользовалась сепия, придающая рисунку декоративное звучание благодаря тонким переходам б.ш- городных коричневых тонов. Не остался в стороне от увлечения сепией и Василий Шебуев. Его рисунки «Избрание на царство Михаила Федоровича Романова», 1811—.13 (справа) и «Возвращение блудного сына», 181020-е (внизу) выполнены сепией с размывкой и показывают (в осо- бенности последний) мастерское владение художником скупым — но каким выразительным! арсеналом графических средств. Кстати, прием, использованный им в «Возвра- щении блудного сына», когда резко подчеркнутая тень от фигур создает на белой бумаге иллюзию барельефа, является оригинальной находкой Шебуева.

Эдуарда Гау, изображающей алтарную часть дворцового храма. Труд художника был должным образом оценен. В 1823 году он получил звание придворного живопис- ца при Эрмитаже и значительное денежное вознагражде- ние, которое, однако, почти все ушло на оплату мастерам, «нанятым для отделки архитектурных деталей и позоло- ты около главной картины», а также на холсты, краски и изготовление специальных приспособлений для писа- ния огромных полотен. Жалованье в эту пору у Шебуе- ва было небольшое, и основным источником средств к су- ществованию для него стали заказы — преимущественно церковные. При этом роль Шебуева в художественной жизни тог- дашней России современники оценивали как первенству- ющую. Он и А. Е. Егоров (кстати, ровесник и соученик Шебуева по Академии), согласно всеобщему мнению, «ут- вердили хороший вкус».

В 1830-е годы Шебуев «попал в опалу»: его образа для Троицкой церкви Измайловского полка не понравились Николаю I. «Приезжает царь, — рассказывал в своем из- вестном «Дневнике» А. Никитенко, — и находит обра-

Тогда следует приказ: отдать образа за то,

что они дурно написаны, а деньги, если они выданы, взы- скать в казну». От работы в Академии художник отстав- лен, конечно, не был, но на его финансовом положении вся эта история отразилась не лучшим образом. Тем не менее, в 1844 году Шебуева вновь привлекли — с высочайшего соизволения — к исполнению «госзаказа», предложив ему наблюдать «за производством живописи» в Исааки- евском соборе. Мастер принял на себя «почетные бреме- на», причем не только наблюдал «за производством», но и сам писал некоторые композиции. Одна из них, «Вос- крешение сына вдовы Наинской», так поразила президен- та Академии (и «по совместительству» зятя Николая I) герцога Максимилиана Лейхтенбергского, что тот снял шляпу и глубоко поклонился Шебуеву со словами: «По- чтение наше профессору — профессоров! Композиция, стиль, рисунок, все здесь грандиозно, прекрасно!» После этого акции нашего героя в официальных кругах вырос- ли. А среди коллег он и так всегда пользовался безуслов- ным уважением. Во второй половине XIX века его творчество подвер- глось критике. Он был академист — и этого оказалось до- вольно, чтобы критиковать. Затем пришло забвение. Сего- дня о Шебуеве широкая публика знает мало, хотя в контек- сте эпохи его фигура выглядит значительной и, во всяком случае, заслуживающей самого пристального внимания.

за не по вкусу

Картинная

галерея

«Строги й

взгля д

н а

искусство »

. Передвижники положили начало традиции яростно от-

вергать искусство русского академизма. Традиция эта ока- залась очень живучей. Но сегодня уже совершенно ясно, что подобные взгляды грешат поверхностностью. Имен- но в рамках академизма, одним из выдающихся предста- вителей которого был Шебуев, сформировались и са- ми «отцы» передвижничества, не говоря уж о таких, на- пример, крупнейших мастерах, как Брюллов, Венецианов

Академизм — это особое отношение

к миру, и оно может быть понято только в контексте со-

или Кипренский

временной художнику эпохи. Н. А. Рамазанов, учивший- ся в Академии художеств в ту пору, когда Шебуев слу- жил там профессором, писал: «Душа Шебуева на про- тяжении всей его жизни отзывалась на все прекрасное, какой бы сфере оно ни принадлежало, постоянно стро- гий, разумный взгляд его на искусство, казалось, делал его таким недоступным, важным, но в этой важности не было ничего напряженного, искусственного, она была порождена в нем вместе с его высокими понятиями об »

искусстве

СТАРИК НИЩИЙ (1808). Этот портрет не слишком органичен для творчества убежденного академиста Шебуева. Некоторые исследователи предполагают, что он является своеобразной «штудией» в поисках «прототипов» для святителей, которых в это время писал художник для Казанского собора. Как бы то ни было, картина удалась — среди современников нашего героя разве что Тропинин умел писать столь выразительные жанровые портреты.

В .

Шебуев

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (1836). Шебуев много работал для украшения интерьеров Академии художеств. Так, в 1836 году он создал три композиции для иконостаса новой академической церкви, освященной в 1837 году во имя святой великомученицы Екатерины.

Одна из них — «Александр Невский». Андрей Иванович Иванов сообщал своему сыну Александру в Италию, где тот писал «Явление

Христа народу»: «"Александр Невский" и "Великомученица Екатерина" — отменной отделки и сочинения, особенно первый

»

Картинная

гащ

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ (1839). Одна из трех композиций, что были выполнены Шебуевым в 1836 году для устроенной в Академии художеств новой Екатерининской церкви, — «Тайная вечеря». Эту работу хвалили, замечая, однако, что в самом верхуиконостаса ее фигуры очень плохо видны. В 1839 году автор создал новый вариант, укрупнив фигуры и как бы придвинув их к зрителю. Этот вариант мы и воспроизводим здесь. Вообще, художник любил новозаветный сюжет Тайной вечери. Примерно в это же время из-под его кисти появился еще один вариант этого сюжета. Он предназначался для Сионскогособора в Тифлисе, но, по приказу Николая I, остался в столице — в качестве «образцового произведения». В Грузию же поехала копия.

ПОРТРЕТ ЖЕНЫ (середина 1840-х). Этот портрет любопытен тем, что в нем Шебуев прибегает к, в общем-то, не характерной для него эскизной, широкой манере письма. Есть стереотип академической живописи — тщательной, «выписанной» до мельчайших деталей, статичной. Тут же все наоборот. И, похоже, это сознательноерешение — автор пытается «схватить»

изменчивый

лик живой женщины, «остановить мгновенье». И это ему во многом удается.

Музеи

мира

Государственны й

музей -

памятни к

«Исаакиевски й

собор» , Санкт-Петербур г

В Петербурге есть некоторое количество

почти «сакральных» мест, посетить кото-

рые стремится каждый гость этого красивей-

шего города. Невский проспект, Эрмитаж, Пе-

тропавловская крепость, «Медный всадник»,

Список можно продол-

жать довольно долго. Входит в него и Исааки-

Мариинский театр

евский собор.

Шебуев оставил после себя довольно обширное творческое наследие. Одних живописных работ в нем насчитывалось по кончине мастера около 160-ти. Увы, за полтора века мно- гое оказалось утерянным, причем, как правило, это религи- озная живопись, которой художник занимался на протяже- нии всей жизни. Факт «пропажи» вполне объясним — мы знаем, что в годы религиозных гонений, когда православ- ные храмы подвергались надругательству и исчезали один за другим с лица земли, судьбой их росписей, иконостасов, икон мало кто озабочивался. В лучшем случае образа оседа- ли в музеях (так была спасена и часть икон работы Шебуе- ва), в худшем — безвозвратно пропадали. Есть лишь одно место, где шебуевские росписи сохранились, — это Исааки- евский собор в Петербурге. Храм этот — легендарный. Он стал чет- вертой по счету церковью во имя препо- добного Исаакия Далматского, поставлен- ной на этом месте. В первой из них, еще де- ревянной, в 1712 году Петр I обвенчался с будущей императрицей Екатериной I. Тор- жественная закладка четвертого, нынешне- го, состоялась в 1819 году. Впрочем, позже обнаружились недостатки проекта, пред- ставленного французом Огюстом Рикаром Монферраном, и автору пришлось его пере- делать. Новый вариант был утвержден за не- сколько месяцев до смерти Александра I. Та-

Исаакиевский собор — одна из главных достопримечательностей нынешнего Петербурга.

ким образом, основные строительные работы развернулись уже при его младшем брате — императоре Николае I. Год за годом собор медленно «прорастал» в небо. На украшение «внутренности» храма ушло семнадцать лет. К работам, начавшимся в 1841 году, привлекли несколь- ких художников, причем отбирал их лично государь. Весь- ма значительный объем росписей поручи- ли мастеру Т. А. Неффу, до того никак не за- рекомендовавшему себя в монументальной живописи. Помимо Неффа, трудились над внутренним убранством собора такие ху- дожники, как К. П. Брюллов, Ф. А. Бруни,

В. К. Шебуев и другие, а также скульпторы И. П. Витали и П. К. Клодт. Исаакиевский собор, освященный в 1858 году и ставший зримым символом им- перского могущества, поражал воображе- ние современников. Его высота — более ста

Интерьер Исаакиевского собора.

В .

Шебуев

«Христос у Марфы и Марии» — созданная Шебуевым в 1851 году роспись в аттике на южной стене Исаакиевского собора.

метров, внутренняя площадь — более четы-

рех тысяч квадратных метров. Стены храма

снаружи облицованы серым русскеальским

мрамором (толщина облицовки составляет до

полуметра), 112 гранитных колонн разного

размера украшают здание. Внешний диаметр

купола собора — около 26 метров, на его зо-

лочение пошло 100 килограммов золота. Ку-

пол этот является одним из самых больших в мире, занимая четвертое ме-

сто после куполов соборов святого Петра в Риме, святого Павла в Лондоне

и Сайта Мария дель Фьоре во Флоренции. В интерьере Исаакиевского со-

бора обильно использованы разные сорта мрамора, малахит, бронза, позо-

лота. 103 стенные росписи, 52 картины на холсте и 62 мозаики составляют

неотъемлемую часть убранства.

В советскую эпоху судьба храма складывалась непросто. В 1922 году его

буквально ограбили — под благовидным предлогом помощи голодающим.

Большевистская программа изъятия церковных ценностей обошлась Иса-

акиевскому собору в 48 килограммов золота и 2200 килограммов серебра.

Неоднократно (в 1923 и 1927 годах) власти пытались закрыть собор, но

увенчались успехом эти попытки только в 1928 году. Еще через два года с со-

борной звонницы сняли все колокола (их отправили на переплавку), а в са-

мом храме открылся антирелигиозный музей.

С началом Великой Отечественной войны Исаакиевский собор былпри-

способлен под хранение экспонатов из пригородных ленинградских музеев,

а также из Летнего дворца Петра I и Музея истории города. О периоде бло-

кады до сих пор напоминают следы вражеских снарядов, оставшиеся кое-

где на колоннах.

После войны Исаакиевский собор отреставрировали. На куполе собо-

ра была оборудована смотровая площадка для посетителей. Полностью ре-

ставрация завершилась к 1963 году, и с тех пор храм функционировал как

музей — по счастью, уже не атеистический, а исторический (с 1981 го-

да — историко-художественный). Начиная с 1971 года, когда в его состав

вошел еще один знаменитый храм Петербурга — Воскресения Христова

(Спас на крови), — музей неуклонно расши-

рялся. В 1984 году он «пополнился» Сампсо-

ниевским собором, а в 2004 году — Смольным

собором.

В самом Исаакиевском соборе в 1990 го-

ду митрополит Ленинградский (тогда еще -

Ленинградский) и Новгородский Алексий, бу-

дущий Патриарх, отслужил Пасхальную ве-

черню, это было первое богослужение после

закрытия храма. В 2002 году Церкви пере-

дали северный придел собора, где теперь по

праздникам и воскресным дням совершаются

богослужения.

Смольный собор — творение великого Растрелли.

Смольны й собор

Смольный собор, входящий в Музей- памятник «Исаакиевский собор», являлся главным храмом Воскресен- ского Новодевичьего монастыря, устроенного по желанию императри- цы Елизаветы Петровны в 1744 году. Уже в 1764 году территорию обители занял Институт благородных девиц. В 1848 году, при Николае I, монахи- ни сюда вернулись. Смольный собор строился по проекту В. В. Растрелли. Это был типичный «долгострой» - заложили его в 1748 году, а освятили

лишь в 1835

1830-е годы В. П. Стасов. Барочный в целом храм вместе с тем несет на себе

черты традиционного православного зодчества; это был первый опыт та- кого рода после Петра I. Смольный собор считается вершиной творчества Растрелли. Согласно первоначально- му плану, его предполагалось снабдить колокольней высотой 140 метров - самым высоким в то время зданием в Европе. Позже, когда начались труд- ности с финансированием работ, от этой идеи отказались. В 1931 году большевики закрыли Смольный собор. Иконостас в нем демонтировали зна- чительно позже — уже в 1972 году. С 1990 года храм используется как выставочно-концертный зал, хотя на- чиная с 2009 года в нем проводятся и богослужения.

году! Достраивал собор в

«Апостол Марк» в барабане купола — работа П. Васина, выполненная по картону Карла Брюллова.

Н Е

ПРОПУСТИТ Е

СЛЕДУЮЩИ Й

НОМЕР !

ШЕДЕВР Ы

РУССКО Й

Попко в

ЖИВОПИС И

Ь.ПОПКО Ь

Шедевр «Северная

В молодости Попков

Лучшие свои карти-

I

Он трагически поги

песня» (1968) —

отдал дань «суровому

ны мастер создал

I

в 42 года от пули

в деталях

стилю»

на РусскомСевере

I

инкассатора

В продаж е чере з неделю !

155М2218-8614