Вы находитесь на странице: 1из 16

Abstrak

Era pemerintahan Ivan IV (Grozny) tercatat sebagai zaman kegelapan yang penuh
dengan teror dari pihak penguasa untuk yang pertama kali dalam catatan sejarah Rusia.
Ivan IV merupakan tsar pertama yang menggunakan teror sebagai metode pemerintahan
negara.
Dengan menganalisa pemikiran-pemikiran Tsar Ivan IV dan orang-orang yang
hidup di zamannya, diharapkan dapat mengungkapkan faktor-faktor dasar yang
mendorong terbentuknya pemerintahan yang penuh darah ini. Dalam tulisan ini, penulis
menganalisa pemikiran-pemikiran Ivan Grozny dan Andrey Kurbsky, seorang “knyaz’”
yang melarikan diri dari cengkeraman Grozny, yang termaktub dalam kumpulan
korespondensi mereka, «Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским».
2

Опричнина и представление о власти Ивана Грозного

Введение.

Эпоха средневековья – это громадное окно в мир смыслов истории России.


Крупнейшей вехой в истории политического развития России в XVI в. явилась
опричнина Ивана Грозного. В истории России вслед за глубокими социальными
потрясениями или незавершенными реформами неоднократно наступало время
кровавого террора. Царь Иван IV, прозванный Грозным, был первым из русских
правителей, использовавшим террор как метод управления страной.
Террор всегда был и остается инструментом социального и политического
действия. Это – то средство, которое использует определенная политическая
группа для достижения своих целей. В эпоху Ивана Грозного террор является
инструментом в руках главы государства. Глава государства использует его как
способ борьбы с политическими противниками. Целей опричного террора является
укрепление царской власти.
Царствование Ивана Грозного отделена от нас четырьмя столетиями, но его
авторитарность всегда является актуальным и для начала XXI в. Иван Грозный,
человек талантливый, пытавшийся укрепить государственную и собственную
власть, но по своим деяниям слабого руководителя, слабого дипломата, слабого
военачальника и патологически жестокого, придал русской истории внутренний
трагедийный накал, первый выявил присущий ей характер катастрофичности и
прерывности, ставший с тех пор лейтмотивом ее развития. Именно с Грозного
история России начинает осуществляться в антиномиях ужаса и восхищения,
ничтожества и величия, отвращения и любви, уничижения и гордости,
преступления и подвига, рабства и свободы. Личность царя Ивана вызывает
множество вопросов и сама ставит под вопрос русскую историю, заставляя русский
дух болезненно рефлектировать над своим историческим бытием.

2
3

Источники.

Основным источником для данной темы послужила «Переписка Ивана


Грозного с Андреем Курбским». Эта переписка не дошла до нас в современных ей
списках, однако обстоятельство это не дает оснований сомневаться в ее
подлинности. Послания Грозного и Курбского дошли до нас в отдельных списках и
сборниках, начиная с первой половины XVII века. Из числа этих сборников,
больше всего повезло составленным в основном из сочинений Курбского и
дошедшим до нас в списках конца XVII века и последующего времени1.

Объединение всех посланий Курбского и Грозного в единый комплекс было


делом рук издателей XIX – XX веков, однако уже в рукописной традиции
обнаруживаются сборники, соединяющие послания Курбского с первым посланием
царя. До нас дошло два типа таких сборников, первый из них представлен
списками начиная с 20-х годов XVII века2.

Другой вид сборников дошел в списках значительно более позднего времени


— не ранее 70-х годов XVII века. В состав этих сборников входят не только первое,
но также и второе и третье послания Курбского царю, однако, Грозный здесь
представлен только первым посланием. Помимо этого в сборнике помещена
«История о Великом князе московском» и другие произведения и переводы,
написанные Курбским. Поэтому этот комплекс может быть определен как
«Сборники Курбского»3.

Использовалось также произведение Генриха Штадена «Записки немца-


опричника». Сочинения Гендриха фон Штадена были введены в научный оборот
И.И. Полосиным в 1910 – 1920-х гг., и уже тогда их перевод в 1925 г. вызвал
изменение оценки опричнины Л.М. Сухотиным. В 1930 г. был опубликован
оригинальный текст, снабженный обширными комментариями Ф. Энштейна, а в
1964 г. увидело в свет второе, дополненное и исправленное издание этой
публикации. Вслед за Энштейном Полосин подготовил новый перевод сочинений
1
Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским, Л. 1979 стр. 6
2
там же. С. 250.
3
Там же. С. 251

3
4

Штадена, но он остался в рукописи. В 1996 г. еще один перевод сделала


С.Шевченко.

Историография.

Опричнина была развитием старого конфликта бояр и дворян, в котором


кроме личных стремлений Ивана видно стремление целого разряда людей к
личным интересам, которым было выгодно враждебно отношение царя к старой
дружине или боярству. Знаменитый русский историк В.О. Ключевский увидел
причину опричного террора в фундаментальных противоречиях политического
строя Московского государства, в котором абсолютному монарху пришлось
управлять страной с помощью «аристократического персонала» – родовитого
боярства. С. Ф. Платонов определяет опричнину как учреждение для
террористических мероприятий по борьбе «с изменой» и проведения особой
земельной политики. А.А. Зимин пришел к выводу о том, что опричнина
сокрушила остатки феодальной раздробленности на Руси. Д.Н. Альшиц
утверждает, что опричнина консолидировала класс феодалов путем подчинения
интересов всех его прослоек «интересам самого большого и могущественного его
слоя – служилых людей – помещиков».

В статьи анализируются представления о власти, характерные для русского


народа, а также взгляды на природу власти Ивана Грозного и князя Курбского.

Власть в русском понимании.

Архетипы русской власти складывались на почве братолюбивого


христианского единения и самобытных народных традиций. А. С. Хомяков писал:

4
5

«Царь для русского человека есть представитель целого комплекса понятий, из


которого само собой слагается «бытовое» православие. В границах этих
всенародных понятий Царь полновластен: но его полновластие – самодержавие –
ничего общего не имеет с абсолютизмом западно-кесарского пошиба. Царь есть
«отрицание абсолютизма» именно потому, что он связан пределами народного
понимания и мировоззрения, которое служит той рамой, в пределах коей власть
может и должна почитать себя свободной».4 В верховном правителе народ видел
представителя всерусского единства.

Царская власть в русском понимании предполагает полное единство ее с


идеалами нации и непременное «единение своего государственного управления с
национальными силами». Монархическая система государственного устройства
была выработана не князьями и вельможами, а всем народом – для своего
благодействия и процветания. Своеобразие русского единодержавия заключалось в
том, что отношение между народом и государем мыслились, прежде всего, в
плоскости нравственно религиозной, а не только в общественно – политической
жизни. Политические отношения не принимались вне их подчинения
нравственным принципам, воле Божией, идеалу правды. Очень точно определен
главный архетип самобытного русского самодержавия у Л.А. Тихомирова:
«Единственное средство поставить правду высшею нормой общественной жизни
состоит в том, чтобы искать ее в личности и внизу, и вверху, ибо закон хорош
только по тому, как он применяется, а применение зависит от того, находится ли
личность под властью высшей правды».5

Русский православный народ искал своих политических идеалов в воле


Божией, и подобно тому, как царь «принимает свою власть лишь от Бога, так и
народ лишь от Бога желает ее над собою получить. Такое настроение естественно
приводит народ к исканию единоличного носителя власти, и притом подчиненного
воле Божией, т.е. именно монарха – самодержца».6 Всякая власть – великая

4
Процитировано из ст. Любомудрова М.Н. «Грозные вопросы русской
истории», в кн. «Иоанн Грозный. Антология. М.:2004 С.15.
5
там же. С. 16.
6
Там же. С.16.

5
6

ответственность. Для православного монарха – перед Богом, перед своей совестью,


перед народом.7

Понятие власти у Ивана Грозного и Курбского.

Иван IV был первым из московских государей, который живо почувствовал


себя царем настоящем, библейском смысле, помазанником Божиим. Он сам для
себя стал святыней и в помыслах своих создал целое богословие политического
самообожания в виде учёной теории своей царской власти.8 Он первый
сформулировал значение царской власти и в этой формулировке, благодаря
личным способностям, был более точен и глубок, чем другие.

Государственное управление, по Ивану Грозному, должно представлять


собой стройную систему. Он считает, что личные доблести не помогут, если нет
правильного «строения», если в государстве власти и учреждения не будут
расположены в надлежащем порядке. Права Верховной Власти, в понятиях
Грозного, определяются христианской идеей подчинения подданных. Этим дается
и широта власти, в этом же и ее пределы. Но в указанных границах безусловное
повиновение царю, как обязанность, предписанная верой, входит в круг
христианского благочестия. Если царь поступает жестоко или даже не справедливо
– это его грех. Но это не избавляет подданных от обязанности повиновения. Князя
Курбский, если даже он прав, порицая Грозного как человека, то от этого еще не
получает права не повиноваться божественному закону. Поэтому Курбский своим
поступком свою «душу погубил».9

Курбский выступает за благочинное отношение царя к боярам. Царю


подобает быть главой, а мудрых советников своих любить «яко свои уды». Многие
его письма связаны с одной мыслью – о благотворном действии боярского совета:
царь правил мудро и славно, пока был окружён доброродными и праведными

7
там же. С. 17.
8
Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники.
М., 1993 Стр. 133.
9
Тихиморов Л.А. Монархическая Государственность. Единство Идеалов
Царя и Народа. Учение Иоанна Грозного. Процитировано из кн. Иоанн
Грозный. Антология. М.: 2004. С.443 – 444.

6
7

советниками. Впрочем, государь должен делиться своими царскими думами не с


одними высокородными и правдивыми советниками. Курбский допускает и
народное участие в управлении, стоит за пользу и необходимость земского собора.
Он высказывает такой политический тезис: «если Царь и почтен царством, но не
получил от Бога каких-либо дарований, он должен искать доброго и полезного
совета не только у своих советников, но и у всенародных людей, потому что дар
духа дается не по богатству внешнему и не по могуществу власти, но по правоте
душевной.10»

Итак, политическая программа Курбского не идет за пределы действующего


государственного порядка – он не требует ни новых прав для бояр, ни новых
обеспечений для старых прав. Он вообще не требует перестройки государства11.

Однако в целом, Курбский оказался не в состоянии противопоставить


мероприятиям Ивана Грозного сколько-нибудь определённую политическую
платформу. В его сочинениях идеализирована компромиссная политика 50-х годов
XVI века, «Избранной Рады». Мировоззрение Курбского сложилось в кружке
Максима Грека и отражало отдельные черты воззрений нестяжателей. В своих
произведениях Курбский пытался оправдать политическую программу
оппозиционных царю Ивану IV кругов боярства. В его сочинениях содержатся
элементы рационалистического освящения явлений общественной жизни.

В свою очередь, Грозный понимал «святорусское царство» как


самодержавное в первую очередь. Он по-своему понимал идеал последнего
христианского царства, столпом и опорой которого является один богоданный
самодержец. Он с самого начала был настроен антифеодально что в конечном
итоге выразилось в опричнине.12

Его ответ Курбскому звучал как подлинный манифест самодержавия. Образ


неограниченного повелителя, нарисованный в царском послании часто появляется
во всех заявлениях Грозного. Государь жаждет всевластия, но не располагает им.

10
Ключевский В.С. Сочинения в 9 томах. Том 2. М., 1988. С. 155-156.
11
Там же. С. 156.
12
Скрынников Р.Г. Крест и корона: церковь и государство на Руси IX-XVII
века. СПб. 2000 стр. 252-253.

7
8

Он чувствует зависимость от могущественной «братии», стараясь скрыть свой


страх перед боярской жестокостью.

В своём письме царь всеми силами старался доказать, что именно Курбский
и другие изменники впали во всевозможные ереси, а сам он если и допустил
некоторые отступления от благочестия, то делал это либо по молодости, либо
уступая «немощи человеческой». Если он был «сопротивен», то только своим
неверным подданным, которые старались его поработить или погубить. Доказывая
свою правоту, Грозный много раз ссылается на послание к Римлянам Святого
апостола Павла, цитируя его слова: «…ибо нет власти, что не от Бога»13.

Был ли то политический спор или же переписка являлась выражением


сугубо личного конфликта? С Курбским Ивана Грозного связывала многолетняя
личная дружба, поэтому в переписке, затеянной после разрыва, много сугубо
интимного и личного. Но Грозный и его советник были крупными политическими
деятелями своего времени, поэтому их переписка неизбежно превратилась в яркий
политический диспут14.

Курбский начал своё послание Царю с обращения, которое может быть


ключом к переписке: «Царю, от Бога прославленному, паче же во православном
пресвет явившуюся, ныне же грех ради наших, сопротивным обречеся» 15.
Определение «сопротивный» в древнерусском языке чисто соотносилось с
понятием «дьявол». Я.С. Лурье следующим образом интерпретировал обращение
Курбского: «Грозного, конечно, особенно задело содержание в этих словах
указание на «сопротивного» (дьявола). Основной смысл слов Курбского
заключался в упреке Царю, прежде «от Бога прославленному», который ныне стал
«сопротивным»16.

Вся суть царской власти не есть избранное, не представляет власти


народной, а нечто высшее, признаваемая над собой народом, если он «безбожен».
Иван напоминает Курбскому, что «Богом цари царствуют и сильные пишут

13
Там же. С. 252.
14
Там же. С. 251.
15
Там же. С. 251.
16
Там же. С. 251.

8
9

правду». На упрек Курбского, что «он погубил сильных во Израиле», Иван


объясняет ему, что сильные во Израиле – совсем не там, где полагает их
представитель аристократического начала «лучших людей». «Земля правится
Божиим милосердием, и Пречистой Богородицы милостью, и всех святых
молитвами, и родителей наших благословением, и послединами, государями
своими, а не судьями и воеводами и еже ипаты и стратеги». Не от народа, а от
Божией милости к народу идет, стало быть, царское самодержавие.17

И Иван Грозный, и Андрей Курбский отстаивали по существу один и тот же


идеал Московского царства, последнего оплота православной веры. Бывшие друзья
яростно спорили между собой, кто остался верен этому идеалу, а кто изменил ему,
вступив в союз с Антихристом. Упреки Курбского заключали страшную угрозу
трону. Присяга царю, вступившему в союз с Антихристом, утрачивала законную
силу. Всяк пострадавший в борьбе с троном превращался в мученика, а пролитая
им кровь становилась святой. Предсказания Курбского носили почти
апокалиптический характер. Пример крушения Рима и Константинополя был перед
глазами. Святорусское царство, по мнению князя, держалось на боярах. Избиение
благочестивых и храбрых бояр — “сильных во Израиле” — грозило гибелью
самому “новому Израилю”.

Отвечая на упреки Курбского, Иван IV утверждал, что государству грозит


погибель из-за измены и “самовольства” бояр. Ссылаясь на священное писание и
историю древних царств, Иван IV доказывал, что без крепкой самодержавной
власти Российское царство (империя) тотчас распадется от беспорядков и
междоусобных браней. Власть богоизбранного царя неограниченна, и он волен
подвластных “жаловати и казнити”. В сочинениях Грозного титул самодержец
получил новое содержание. Иван IV отстаивал принцип неограниченной монархии.
Власть столь важная должна быть едина и неограниченна. Владение многих
подобно «женскому безумию». Царская власть не может быть ограничиваема даже
и святительской. Иван Грозный ссылается на Библию и приводит примеры из
истории, заключая: «Понеже убо тамо быша цари послушны эпархам и сиклитам, -
17
Цит. по Тихиморову Л.А. Монархическая Государственность. Единство
Идеалов Царя и Народа. Учение Иоанна Грозного. Процитировано из кн.
Иоанн Грозный. Антология. М.:2004. С.445.

9
10

и какову погибель приидоша. Сие ли нам советуешь?». Еще более вредно


ограничение царской власти аристократией. Царь по личному опыту обрисовывает
бедствия, нестроения и мятежи, порождаемые боярским самовластием.18
Курбский искал опоры в послании Иоанна Златоуста в переводе Максима
Грека. Его схема взаимоотношений между человеком, властью и Богом позволяла
ему надеяться выиграть тяжбу с царем на Божьем суде. Грозный следовал другой
схеме: царь поставлен Богом и только ему подсуден, подданные не могут тягаться с
ним даже на Божьем суде. Ответственность царя – перед Богом, нравственная,
впрочем для верующего вполне реальная, ибо Божья сила и наказание сильнее
царского. На земле, перед подданными, царь не дает ответа. Но перед Богом суд
всем доступен. «Верую, говорит Иван, - яко о всех своих согрешениях, вольных и
невольных, суд прияти ми яко рабу, и не токмо о своих, но и о подвластных мне
дать ответ, аще моим несмотрением согрешают».19
Немало полемических усилии запретил Иван Грозный на доказательства
тезиса: и церковь тоже не смеет покушаться на государственную власть. Можно
отметить на другой важный эпизод опричнины - дело митрополита Филиппа.
Вспомним про объективный результат этого дела. Церковь была союзницей, а не
служанкой центральной власти, сохранила относительную самостоятельность.
Такое ее положение во многом поддерживалось огромными земельными
владениями митрополичьей кафедры, сравнимыми по размерам и объему власти
митрополита с удельными княжествами. Гибель митрополита Филиппа, казни
архиепископов Германа, Леонида и многих других духовных лиц нанесли удар,
хотя и не окончательный, по этому особому положению церкви в государстве.20
Также царь приводит множество примеров гибели различных царств, где
управляли священники – «попы». Из-за них погибли Израиль, Рим и Византии.
Обзор примеров на эту тему он заключает выводом: «православная вера исключает
поддержку церковью притязаний подданных государя на власть».21
18
там же. С.446-447.
19
Там же. С.447 – 448.
20
Кобрин В.Б. Иван Грозный. М.:1989. С.80.
21
Аль Д.Н. Писатель Иван Перестов и Царь Иван Грозный: у истоков
звечной дискуссии – как обустроить Россию. Спб.:2002.С.141.

10
11

Курбский во всеуслышание объявил, что в окружении царя уже появился


Антихрист, подучивший царя лить боярскую кровь. Им был А. Д. Басманов, сын
которого (по словам Курбского) стал интимным фаворитом Ивана IV. Возвышение
Басмановых, вдохновителей начавшихся репрессий, вызвало возмущение не у
одного Курбского. В Москве знатный дворянин Д. Овчина в ссоре упрекал
младшего Басманова за разврат с государем. Оскорбленный Иван IV приказал
убить Овчину. В послании Курбскому царь выражал уверенность, что, кроме
сообщников беглого боярина (по заговору), нет на Руси людей, которые не были
бы послушны своему государю. Но он вскоре убедился в своей ошибке. После
беззаконной расправы с Овчиной новый митрополит и руководители думы заявили
протест и настойчиво просили царя прекратить казни. Ивана IV более всего
поразило то, что в демарше участвовали лояльные ему бояре и глава церкви
Афанасий, который много лет был духовником монарха.
Раздор царя со знатью разрастался со дня на день и в конце концов вылился
в кровавую опричнину. Что же кажется опричнины, то она, по своему существу,
была не чем иным, как системой беспощадного уничтожения и выкорчевывания
тех самых преобразований, в которых молодой Иван IV участвовал (или вынужден
был участвовать) в силу ряда серьезных причин. Иван Грозный был «прав» в той
мысли, что модель государственного управления и развития страны, которая
виделась реформаторам, была несовместима с тем государственным порядком,
который позднее стал строить Грозный, с деспотической самодержавной
диктатурой, с крепостничеством в основе социальных отношений, с опричниной в
основе политического и административного управления.22
Поползновения собственных подданных на полноту царской власти могли
найти опасное подкрепление в дурных примерах государственных устройствах в
других монархиях. Царя Ивана IV постоянно и неотступно преследовал
кошмарный, в его представлении, призрак парламентаризма.
Стоило царю обратить взор на Запад, и перед глазами вставали те самые
системы государственного устройства, которых он во что бы то ни хотел избежать
в своей стране. В зависимом от дворянства положении находилась королевская

22
там же. С. 3-4.

11
12

власть в Швеции. Английская королева должна была обсуждать свои


государственные дела в парламенте. От воли парламента во многих важнейших
вопросах, таких как финансы, объявление войны и заключение мира, зависели и
французские короли. Различного рода палаты и форумы управляли республиками в
Италии.23
По убеждению Грозного, корень зла всякой демократии соответственно
единовластие государя, неподвластного, чьим бы то ни было частным или
сословным интересам, является единственной действительной гарантией
соблюдения всегда и во всем только общегосударственных интересов.
Самодержавие – истинный представитель не «особ каждого» и не отдельных
сословий, а «всей земли». Со дня творения самодержавия устами первого царя
высказано утверждение, которое затем будет постоянно внедряться в сознание
поколений царских подданных, утверждение о надклассовой сущности
самодержавной власти, являющейся будто бы представительницей всенародных
интересов. Неограниченная власть оказывалась, таким образом, «воплощением
столь желанной всеми «правды». 24

Опричнина – способ борбы с политическими противниками.

Опричнина получила значение политического убежища, куда хотел


укрыться царь от своего крамольного боярства. Мысль, что он должен бежать от
своих бояр, постепенно овладела его умом, стала его навязчивой идеей. Опричнина
стала учреждением, которое должно было ограждать личную безопасность царя. Ей
указана была политическая цель, для достижения которой не было особого
учреждения в существовавшем московском государственном устройстве. Цель эта
состояла в том, чтобы истребить крамолу, гнездившуюся в русской земле,
преимущественно в боярской среде. Опричнина получила назначение «высшей
полиции» по делам государственной измены.25

23
Аль Д.Н. Писатель Иван Перестов и Царь Иван Грозный: у истоков
извечной дискуссии – как обустроить Россию. Спб.:2002.С.139.
24
Аль Д.Н. Писатель Иван Перестов и Царь Иван Грозный: у истоков
извечной дискуссии – как обустроить Россию. Спб.:2002.С.139-140.
25
Ключевский В.С. Сочинения в 9 томах. Том 2. М., 1988. С.168-169.

12
13

Политическая сила боярства и помимо опричнины была подорвана входя


московского собирания Руси. Возможность дозволенного, законного отъезда,
главной опоры служебной свободы боярина, ко времени царя Ивана Грозного уже
исчезла: кроме Литвы, отъехать было некуда, единственный уцелевший удельный
князь Владимир старицкий договорами обязался не принимать ни князей, ни бояр и
никаких людей, отъезжавших от царя. Служба бояр из вольной стала обязательной,
невольной. Знатнейшие бояре правили областями, но так, что своим управлением
приобретали себе только ненависть народа. Так, боярство не имело под собой
твердой почвы ни в управлении, ни в народе, ни даже в своей сословной
организации, и царь должен был знать это лучше самих бояр.26
Столкнувшись с боярами, потеряв к ним всякое доверие после болезни 1553
г. и особенно после побега князя Курбского, царь преувеличил опасность,
испугался: «…за себя есми стал». Тогда вопрос о государственном порядке
превратился для него в вопрос о личной безопасности, и он, как испугавшийся
человек, закрыв глаза, и начал бить на право и налево, не разбирая друзей и
врагов.27

Ввывод.
Иван Грозный устроил себе в опричнине «двор особный», надо полагать,
для того, чтобы освободить себя от тех житейских связей родства и свойства,
которые сильны были в старом дворце. Поселясь в новых дворцах, царь окружил
себя новыми слугами и угодными ему боярами и с помощью новой «тысячи голов»
опричников стал приводить в дело свою затею. С необыкновенной жестокостью он
без всякого следствия и суда казнил и мучил неугодных ему людей, ссылал их
семьи, разорял их хозяйства. Его опричники не стеснялись «за посмех» убивать
беззащитных людей, грабить и насиловать их. Утратив прежнее настроение,
внушенное ему «радой», царь морально опустился, погряз в оргиях и разврате,
окружил себя предосудительными людьми и разрешал им все, чего искала их
распущенность. Но в то же время царь сохранил в себе плоды делового воспитания,
какое было дано ему в период его первых реформ, и вполне владел
26
там же. С.173.
27
там же. С.175.

13
14

правительственной техникой. Он вел свое дело в опричнине уверенно и твердо,


напролом шел к цели и достиг ее. В боярской думе и во дворце первые места стали
принадлежать знати новой формации – государевым любимцам и родне царских
жен, а князь Рюриковичи и Гедиминовичи держались в этой среде лишь постольку,
поскольку умели привлечь милость государеву готовностью служить в новом
«опришнинском» порядке. В последние годы своей жизни Грозный мог
торжествовать победу над внутренним врагом. Над царем не было тех «повелители
и приставников», которые тяготили его в юности. К ситуации, сложившейся при
Грозном, вполне подходят слова Н.М. Карамзина, который считает опричнину
«несправедливым учреждением»: «внутри самодержавие укрепилось. Никто, кроме
государя, не мог не судить, ни жаловать, всякая власть была излиянием воли
монаршей жизнь, имение зависели от произвола царей, и знаменитейшее в России
титло было не княжеское, не боярское, но титло слуги царева».28
Платонов считает, что цель опричнины – ослабление знати – могла бы быть
достигнута менее сложным способом. Тот же способ, какой был Грозным
применен, хотя и оказался действительным, однако повлек за собой не одно
уничтожение знати, но и ряд иных последствий, каких царь вряд ли желал и
ожидал.29 Зимин и Преображенский, которые не согласны с мнением Платонова,
считают, что Платонов не видел ни классового содержания опричнины, ни ее роли
в строительстве централизованного аппарата власти. Но Скрынников соглашается
мнением Платонова, что Иван Грозный создал репрессивный режим опричнины,
чтобы устранить со своего пути те общественные группы и слои, которые реально
ограничивали его власть. К таким слоям принадлежали титулованная знать,
связанная родством с династией.30

28
Аль Д.Н. Писатель Иван Перестов и Царь Иван Грозный: у истоков
извечной дискуссии – как обустроить Россию. Спб.:2002.С.197.
29
Платонов С.Ф. Иван Грозный (1530 – 1584). Виппер Р.Ю. Иван Грозный /
Сост. И вступ. Статья Д.М. Володихина.М.:1998 С.85-86.
30
Скрынников Р.Г. Великий Государь Иван Васильевич Грозный.
Процитировано из кн. Иоанн Грозный. Антология. М.:2004. С. 472.

14
15

Библиография

Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским, Л. 1979


Штаден Г. О Москве Ивана Грозного: Записки немца опричника.
М.: 1925.

Аль Д.Н. Писатель Иван Перестов и Царь Иван Грозный: у истоков извечной
дискуссии – как обустроить Россию. Спб.:2002.
Зимин. А.А. Опричнина Ивана Грозного. М.: 1964.
Зимин. А.А. Реформы Ивана Грозного. М.: 1960.
Зимин. А.А.Россия времени Ивана Грозного. М.: 1982.
Зимин. А.А. Укрепление Российского государства. Народы Повольжя и Приуралья
в XVI в. Опричнина и Ливонская Война. В кн. : История СССР с древнейших
времен до наших дней. Первая серия / Гл. ред. Б.А. Рыбаков. Т. 2. М.:Наука, 1996.
Иоанн Грозный. Антология. М.:2004.
Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М., 1993.
Ключевский В.О. Сочинение. В 9 т. Т.2. Курс русской истории. М.:1987.
Карамзин Н.М. История Государства Российского. Кн.2. Тома V - VIII.
Калуга:1993.
Карамзин Н.М. Предание Веков. М.: 1988.
Кобрин В.Б. Иван Грозный. М.:1989.
Кобрин В.Б.Власть и собственность в средневековой России (XV – XVI вв.). М.:
1985.
Пайпс Р. Россия при старом режиме. М.:1993.
Платонов С.Ф. Иван Грозный (1530 – 1584). Виппер Р.Ю. Иван Грозный . М.:1998.
Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI – XVII
вв. Спб.: 1910.
Скрынников Р.Г. Крест и корона: церковь и государство на Руси IX-XVII века.
СПб. 2000.

15
16

Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М.: 1980.


Скрынников Р.Г. Россия накануне «Смутного времени». М.: 1980.
Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. Очерки политической
и социальной истории. Л.: 1975.
Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный.
Смоленск: 1998.
Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода, М.; 1994.
Скрынников Р.Г. Царство Террора. Спб.:1992.
.

Tentang Penulis

Suri Suryani adalah aspirantka di jurusan Sejarah Rusia, Universitas Persahabatan


Bangsa-Bangsa (RUDN), Moscow, Rusia. Menyelesaikan program S1 di jurusan sastra
Rusia UI, 1998, dan pada tahun 2004, menyelesaikan program S2 di RUDN, jurusan
Sejarah Rusia, dengan tema «Опричнина Ивана Грозного как первый образец
государственного террора». Penulis menaruh minat yang besar terhadap perkembangan
sejarah Rusia abad pertengahan. Saat ini penulis sedang meneliti hubungan kerjasama
antar umat beragama Orthodoks Rusia, Islam, dan Yahudi di abad pertengahan Rusia.

16