Вы находитесь на странице: 1из 750

Андреев Н. Наемники //АСТ, М.

, 2005
ISBN: 5-17-029824-2
FB2: “Snake” <fenzin@mail.ru>, 12.05.2007, version 1.1
UUID: FBD-3H0LM2XX-IUKO-52PH-HWEN-ERVH5CBL6UN8
PDF: org.trivee.fb2pdf.FB2toPDF 1.0, Jan 13, 2010

Николай Андреев

Наемники
(Звездный взвод #8)

Они были мертвы — но вернулись к жизни. Они убива-


ли — и будут убивать вновь. Но теперь они служат не мел-
ким земным князькам, а всесильной сверхцивилизации.
Они покоряют неизвестные миры, населенные чудовищ-
ными мутантами.
Прочь с дороги — звездный взвод наступает!
Содержание
Глава 1. ЗАПАДНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ
Глава 2. ВВЕРХ ПО МИССИНИ
Глава 3. ПРИЕМ ВО ДВОРЦЕ
Глава 4. ГОСТИ ИЛИ ПЛЕННИКИ?
Глава 5. ТАЙНЫ ГЕРЦОГСТВА
Глава 6. ВОЙНА
Глава 7. БИТВА ЗА КРОСТОН
Глава 8. ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Глава 9. ПЕРЕЛОМ
Глава 10. ГРАФСТВО СВЯТОЙ ВЕРЫ
Глава 11. ПУТЬ К ХОСТОНУ
Николай Андреев
Наемники
(Звездный взвод — 8)
.

Глава 1. ЗАПАДНОЕ
ПОБЕРЕЖЬЕ
тряд Стюарта двигался по плато спо-

О койно и равномерно. До населенных


районов, обозначенных на карте,
оставалось около четырехсот километров, и
шотландец намеревался добраться до цели
за десять дней.
Запасов воды и продовольствия воинам
должно хватить. Молодые, сильные, они
легко преодолевали суточное расстояние.
Лишь однажды группа попала в затруд-
нительное положение. То ли из-за земле-
трясения, то ли из-за ядерной катастрофы в
каменной равнине образовался новый ги-
гантский каньон. О его существовании пу-
тешественники, естественно, ничего пре-
жде не знали. Пришлось искать обход. На
это ушло двое суток.
Непредвиденная задержка не выбила
Пола из колеи. Погрешность в расчетах
предусматривалась заранее.
Привыкшие к жаре Рона и Олан чув-
ствовали себя отлично, и только Крис на-
чал понемногу сдавать. Сказывалась тяже-
лая ноша.
На тринадцатые сутки гетера обнаружи-
ла в расщелинах первую растительность.
Жалкие низкорослые кустарники и бурые
невзрачные лишайники привели наемни-
ков в неописуемый восторг. Они кричали,
подпрыгивали, плясали, рискуя в любой
момент рухнуть в пропасть.
Вскоре плато стало понижаться. К вече-
ру следующего дня отряд достиг поросшей
густой травой поляны. Чуть в стороне вид-
нелся редкий лесок. Ужасы однообразной
выжженной Сириусом пустыни закончи-
лись.
Первым делом необходимо было решить
проблему мучившей людей жажды. Океан
беспрерывно обрушивал на побережье
огромные волны, но толку от них немного.
Пить в таких условиях соленую воду равно-
сильно самоубийству.
Судя по карте, где-то поблизости нахо-
дился поселок под названием Винстон.
Именно туда группа и направилась.
Воины шли очень осторожно, придер-
живаясь кромки высоких кустарников. Ни-
кто не знал, как встретят непрошеных го-
стей местные жители.
Минули сутки, а деревня так и не появи-
лась. Сигнал тревожный. Ведь путешествен-
ники надеялись пополнить у унимийцев из-
рядно истощенные запасы.
Ускоряя шаг, наемники двинулись вдоль
океана. В двадцати километрах от Винстона
когда-то располагался городок Линч.
Увы, обнаружить его не удалось. А если
сказать точнее, отряд не нашел людей.
Странную загадку сумел разгадать Сат-
тон. Англичанин заметил на берегу подо-
зрительные песчаные холмы. Предприня-
тые землянами раскопки сразу прояснили
ситуацию.
Под слоем грунта воины обнаружили
руины древних стен. Века забвения, ветер и
вода завершили уничтожение тасконских
поселений.
— Что здесь случилось? — удивленно
спросил Олан. — Ведь южная часть матери-
ка от катастрофы практически не пострада-
ла. Откуда столь чудовищные разрушения?
— Судьба, — с горечью ответил Пол. —
Люди не погибли в пламени ядерного по-
жара, беда пришла с другой стороны. Пла-
нета жестоко отплатила унимийцам за при-
чиненную ей боль. Из-за колебания почвы
в океанах поднялись гигантские волны.
Они прокатились по поверхности, смыв на
западном побережье все города и деревни.
Выжить удалось немногим. Стихия не оста-
вила тасконцам шансов на спасение.
— Каковы наши дальнейшие планы? —
уточнила гетера, садясь на торчащий из зе-
мли камень.
— Пойдем на восток, к реке, — произнес
шотландец. — Наверняка уцелевшие уни-
мийцы направились именно туда. Местная
инфраструктура восстановлению не подле-
жит. Природа только-только обрела нор-
мальный облик. Двести лет побережье
представляло собой перепаханное поле.
Груды камней, вырванные с корнем дере-
вья, огромный слой песка и миллионы гни-
ющих человеческих останков — и больше
ничего. Вряд ли люди пытались обосно-
ваться здесь снова.
Предположения Стюарта полностью
подтвердились. Береговая линия материка
очень сильно изменилась.
Ее очертания абсолютно не совпадали с
изображением на карте. Там, где раньше
был длинный мыс, теперь виднелся глубо-
кий залив — и наоборот.
Существенно пострадал и ландшафт.
Ровные поля превратились в сплошные не-
проходимые заросли кустарника, а прекрас-
ные сады плодовых деревьев — в мертвые
солончаки.
После ночлега и короткого обсуждения
возникшей проблемы наемники двинулись
на северо-восток. Воины теперь шли по за-
пасному маршруту.
Главная трудность — почти полностью
опустевшие емкости с питьевой водой. Это
грозило отряду гибелью.
К счастью, интуиция Мелоун не подве-
ла. Оливийка обнаружила в лесу родник.
От чистой прозрачной холодной воды бу-
квально сводило зубы. Однако оторвать от
источника никого не удавалось.
Казалось, что люди никогда не утолят
жажду. Организм постепенно насыщался,
разум светлел, а мышцы наливались силой.
Тонкий ручеек убегал куда-то на запад и
через несколько километров впадал в ги-
гантский океан.
Так и человек… Когда он один — все его
достоинства и недостатки отчетливо вид-
ны. Скрыть ум или глупость, доброту или
злобу, великодушие или черствость совер-
шенно невозможно.
Но стоит человеку влиться в общество, в
толпу, и его индивидуальность уже никому
не разглядеть. Он превратился в мелкую,
безликую часть единого целого.
Группа прошла еще около пятидесяти
километров. Лес оборвался как-то странно
и неожиданно.
Перед путешественниками раскинулось
огромное поле. Дальнюю границу посевных
площадей рассмотреть так и не удалось.
Кое-где виднелись головы людей. Кре-
стьяне работали, невзирая на удушающую
жару.
— Вот и добрались, — усмехнулся
Крис. — Что дальше?
— Проведем разведку, — пожал плеча-
ми Пол. — Думаю, мы сумеем разговорить
тасконцев. Я не сторонник жестких мер, но
личная безопасность гораздо дороже. В слу-
чае угрозы нападения снова укроемся в ле-
су.
— Согласен, — коротко отозвался ан-
гличанин.
Низко пригибаясь к земле, воины нача-
ли подбираться к унимийцам. Время от вре-
мени наемники приподнимались и коррек-
тировали направление движения.
Минут через пятнадцать путники дости-
гли цели. Дружно выскочив из колосьев,
путешественники направили оружие на
местных жителей.
Перед ними была обычная крестьянская
семья. Две женщины срезали серпами уро-
жай, а мужчина и мальчик лет двенадцати
относили снопы на большую телегу. Судя
по отсутствию впряженных животных, по-
тащат ее они сами.
Чуть в стороне находилась узкая просе-
лочная дорога.
Увидев вооруженных людей, тасконки
испуганно вскрикнули, выронили серпы на
землю и бросились к главе семейства. Муж-
чина выхватил из-за пояса длинный нож и
занял оборонительную позицию.
Ни он, ни его сын не трогались с места,
ожидая дальнейшего развития событий.
— Кто вы? — наконец спросил уними-
ец. — Листонцы?
— Нет, — отрицательно покачал голо-
вой Стюарт. — Мы путешественники. Наш
корабль попал в шторм и затонул. Из всей
команды уцелели лишь четверо…
— Понимаю, — вымолвил крестья-
нин. — Океан — это безжалостное нена-
сытное чудовище. В деревне есть человек,
который лет десять назад нанимался в ры-
баки. Он много порассказал нам об ужасах
стихии. Люди стараются не ходить на побе-
режье. Там нет ничего интересного.
— Спорный вопрос, — улыбнулся Сат-
тон. — У каждого своя точка зрения. Сейчас
нас волнуют совсем иные проблемы. Для
начала ответьте, как называется ваша стра-
на и угрожает ли нам здесь что-нибудь?
— Вы находитесь на территории граф-
ства Порленского, — произнес тасконец. —
Мы иногда конфликтуем с северным сосе-
дом — графом Листонским, но недавно
правители заключили мирный договор.
Признаюсь честно, я плохо разбираюсь в
политике. Дело крестьянина — выращивать
хлеб, чем моя семья и занимается. Слава
Богу, налоги в стране сносные, и люди с го-
лоду не мрут. Кровопролитные сражения
проходят где-то далеко. Не знаю даже, как
выглядят солдаты противника…
Мужчина замолчал, внимательно посмо-
трел на чужаков и с сомнением в голосе за-
метил:
— Вид у вас чересчур воинственный. С
одной стороны, хорошо — лесные бродяги
не решатся напасть на вооруженный отряд,
с другой — чужаками наверняка заинтере-
суются шерифы губернатора. В последнее
время в графстве развелось слишком много
преступников. А в остальном… Сложности
вряд ли возникнут. Если, конечно, вы не на-
чнете промышлять тут грабежом и разбоем.
С подобными мерзавцами разбираются бы-
стро. В каждой деревне найдется хорошая
виселица. И поверьте, она долго не пустует.
— Намек ясен, — рассмеялся шотлан-
дец. — Но нас это не касается, мы честные
люди. Хотелось бы знать, что за деньги хо-
дят в стране…
— Разные, — пожал плечами уними-
ец, — медные, серебряные, золотые. Впро-
чем, обрабатывая землю, сильно не разбо-
гатеешь.
Олан снял с плеча рюкзак, достал один
из трех полукилограммовых слитков золо-
та, показал его тасконцу и спросил:
— Это дорого стоит?
От изумления у крестьянина пропала
дар речи. Бессмысленно хлопая глазами,
мужчина не знал, что и сказать.
— Безумно дорого, — с трудом выдавил
наконец унимиец. — С таким сокровищем
можно безбедно жить целый год.
— Как раз то, что нам нужно, — удовле-
творенно проговорил Пол. — Насколько я
понимаю, слиток надо обменять на реаль-
ные деньги. Не пилить же его самим…
— Совершенно верно, — подтвердил
тасконец. — Но смею вас уверить, в нашей
деревне сделать это не удастся. Пожалуй,
лишь ростовщики Порлена смогут выдать
сразу требуемую сумму.
— А город далеко? — спросила Мелоун.
— Около ста километров, — ответил
крестьянин. — Примерно три дня пути. К
сожалению, на дорогах сейчас лютуют раз-
бойники. Торговцы постоянно жалуются на
нападения. Им приходится дожидаться со-
провождения. Для охраны колонн граф да-
же выделил солдат.
— Ясно, — кивнул Стюарт.
— Похоже, мы попали в довольно не-
простую ситуацию, — вымолвил Крис. —
Обладая немалым богатством, отряд не в
состоянии реализовать его. А я, черт поде-
ри, ужасно хочу есть и пить. Неужели здесь
нет никакой таверны? Оставим залог…
— Какой? — поинтересовалась Рона. —
Оружие?
— Не знаю, — раздраженно произнес
англичанин. — Но я не собираюсь умирать
от голода со слитком золота за пазухой.
Это, по меньшей мере, глупо.
— Не надо ругаться, господа, — вмешал-
ся в разговор земледелец. — Я не слишком
богат, однако кое-какие сбережения у меня
есть. Могу обменять их на небольшой кусо-
чек слитка. Как его продать — мои пробле-
мы. Вам полученных денег вполне хватит на
хороший обед и дорогу до столицы.
— Отлично! — мгновенно согласился
Саттон.
Унимиец что-то тихо сказал женщинам,
и они вновь приступили к работе. Вскоре к
ним присоединился и мальчик.
Сам же крестьянин впрягся в тележку и
потащил ее к выезду на дорогу. Воины не-
торопливо двинулись следом. Положив ру-
ки на автоматы, путешественники внима-
тельно осматривали окрестности.
Всюду шел активный сбор урожая. И
лишь теперь наемники поняли допущенную
ошибку. Они просмотрели местных жите-
лей. В поле трудились сотни тасконцев. Лю-
ди работали, низко согнувшись, и потому
их не было видно. Жизнь хлебороба нелег-
ка.
Расстояние до деревни отряд преодолел
примерно за полчаса. Посевы резко оборва-
лись, и перед воинами выросли ряды
скромных крестьянских домов: плохо обте-
санные бревна, соломенные крыши и кро-
шечные, едва пропускающие свет окна. О
существовании стекол здесь давно забыли.
Вместо них на рамы натянуты пузыри ко-
нов. Как это ни прискорбно, но цивилиза-
ция Унимы откатилась назад, до уровня
развития дикой Земли.
Местный житель миновал три первых
строения, повернул в переулок и остано-
вился у неказистого старенького дома. Сра-
зу было видно, что этот домик не раз пере-
давался из поколения в поколение по на-
следству.
Откатив тележку к сараю, тасконец
услужливо открыл дверь перед чужестран-
цами. Моментально бросилось в глаза от-
сутствие замков. С ворами в графстве не це-
ремонились, да и красть у бедняков нечего.
Ничего нового для себя в крестьянском
жилище наемники не заметили. Все как
обычно: убогая деревянная мебель, домо-
тканые занавески, на полу — грубая цинов-
ка, а на полках — невзрачная глиняная по-
суда.
Путешественники уселись на ближай-
шую лавку. Достав из рюкзака слиток, Крис
принялся отпиливать от него маленький
кусочек.
Хозяин на пару минут ушел в соседнюю
комнату. Он вернулся с маленьким кожа-
ным мешочком в руках. Алчно глядя на зо-
лото, унимиец трясущимися пальцами вы-
сыпал деньги на стол.
Бедняга очень рисковал. Незнакомцы
ведь вполне могли оказаться обычными
бандитами. Тем не менее желание разбога-
теть пересиливало страх.
— Это все, что у меня есть, — со вздохом
произнес крестьянин.
За долгие годы тяжкого труда тасконец
сумел скопить десять мелких серебряных
монет и около тридцати медных. Они име-
ли неаккуратные, небрежно обрубленные
края.
Лишь в весе серебряных денег сомне-
ваться не приходилось. На одной стороне
было отчеканено изображение правителя
государства. Так как монеты запускались в
оборот не в одно и то же время, изображе-
ния правителей на них оказались разными.
Зато обратная сторона всегда выглядела
одинаково — огромная птица с короной на
голове держала в лапах обнаженный меч.
Миролюбием герб графства явно не отли-
чался.
— Каково соотношение монет? — спро-
сил Стюарт, сгребая деньги к себе в карман.
— В одном серебреном диларе двадцать
медных, — пояснил унимиец, с испугом по-
глядывая на шотландца забравшего его бо-
гатство.
— Значит, в золотом столько же сере-
бряных? — уточнила гетера.
В ответ хозяин лишь утвердительно кив-
нул. Бедняга уже начал сомневаться в бла-
гополучном исходе сделки.
Но тут англичанин закончил работу и
небрежно бросил на стол кусочек желтова-
того металла примерно в двадцать граммов.
— Хватит? — спросил Крис.
— Конечно! — радостно воскликнул тас-
конец. — Тут гораздо больше, чем я отдал
вам…
— Бери, бери, — снисходительно усмех-
нулся Саттон. — Будем считать это платой
за информацию. Мы здесь совсем чужие и
ничего не знаем. Твоя помощь оказалась
как нельзя кстати.
— Премного, премного благодарен, —
зачастил земледелец, низко кланяясь чужа-
кам. — Вы помогли моей семье выбраться
из нищеты.
— Как же мало порой людям надо для
счастья! — с горечью вымолвил Пол. —
Расскажи лучше, где располагается таверна.
Мужчина немедленно приступил к объ-
яснению, не забыв при этом спрятать золо-
то под рубаху.
Заведение находилось недалеко от дома
унимийца. Впрочем, крестьянин сразу пре-
дупредил, что хозяин таверны — отъявлен-
ный негодяй и пройдоха.
Пьяных посетителей он бессовестно
обирает до нитки. А шериф закрывает глаза
на его бесчинства, получая от мерзавца
большую мзду.
Подобное поведение блюстителя поряд-
ка ничуть не удивило путешественников. В
маленьких поселениях это довольно частое
явление.
Воины направились к выходу, а таско-
нец поспешно метнулся к лавке, на которой
отчетливо виднелась золотая пыль. Схватив
глиняную миску, крестьянин начал быстро
собирать в нее оставшиеся частицы драго-
ценного металла.
Уже в дверном проеме шотландец обер-
нулся и негромко сказал:
— Еще одна просьба. Не болтай лишне-
го соседям.
Земледелец поднял голову и усмехнулся.
Он и сам прекрасно понимал, что в его ин-
тересах держать язык за зубами.
Путники вышли на улицу и стремитель-
но зашагали на восток. Именно там разме-
щалась таверна.
Голод и жажда подгоняли людей. Наем-
ники уже давно не ели досыта.
Все население деревни работало в поле,
и потому прохожие попадались крайне ред-
ко. Вскоре Крис заметил впереди большое
крепкое строение. Над дверью была приби-
та невзрачная табличка.
— Признаки цивилизации, — скептиче-
ски произнес англичанин.
В отличие от крестьянских домов, заве-
дение имело стекла на окнах и довольно
сносную мебель. Во всяком случае, нищета
и отсталость здесь не так явно бросались в
глаза. Помимо невысоких длинных столов
и деревянных скамеек, в помещении нахо-
дился мягкий диван, три потертых кресла и
полтора десятка пластиковых стульев. Жал-
кие предметы быта, доставшиеся унимий-
цам в наследство от могущественного госу-
дарства.
Воины внимательно осмотрелись по сто-
ронам и заняли место в самом углу. Они
старались вести себя как можно незамет-
ней.
Посетителей оказалось немного. В цен-
тре, недалеко от стойки, обедали двое не-
молодых мужчин. Судя по одежде, таскон-
цы не испытывали недостатка в средствах.
Один носил высокие кожаные сапоги,
серые узкие брюки и короткую куртку из
плотного материала. Из-под нее торчал
край ремня, на котором висела кобура.
Сразу стало понятно, что местные жите-
ли хорошо знакомы с огнестрельным ору-
жием.
Второй унимиец на фоне крестьян вы-
глядел еще более необычно. На нем были
белые широкие штаны, голубая просторная
рубашка с короткими рукавами и легкие,
начищенные до блеска туфли. Скорее всего,
это и есть представители местной власти.
Чуть в стороне от мужчин, у окна, распо-
ложилась шумная компания из шести чело-
век. Их одежда отличалась немыслимым
разнообразием. Домотканые рубахи, истре-
панные комбинезоны соседствовали с бри-
джами и даже пиджаками от некогда доро-
гих костюмов. Ни о каком вкусе говорить
не приходилось.
У всех тасконцев на поясе висело ору-
жие, в основном — топоры и короткие ме-
чи. Впрочем, Мелоун сразу заметила два ар-
балета, укрытые от лишних глаз плащом се-
рого цвета. В любой момент они могли
быть пущены в ход.
Четверо унимийцев, сидевших возле
дальней стены, особого интереса не пред-
ставляли. Ремесленник в грязном фартуке
утолял жажду, а группа торговцев о чем-то
тихо беседовала.
Посетители заведения большого достат-
ка не имели, но и не бедствовали.
Свалив рюкзаки под стол, путешествен-
ники удобно устроились на широких ска-
мьях. Автоматы наемники положили рядом
с собой. Ослаблять бдительность нельзя ни
на секунду.
Вскоре появился невысокий полный
мужчина с выбритым до синевы массивным
подбородком. Тасконец с нескрываемым
любопытством разглядывал чужаков, а осо-
бенно пристально таращился он на рукояти
их мечей, торчащие из-за спин. Ни такой
формы, ни такого оружия хозяин таверны
раньше не видел.
— Что желаете? — вежливо спросил
унимиец.
— Хорошо поесть и выпить, — мгновен-
но ответил Саттон.
— Это будет дорого стоить, — вымолвил
тасконец.
— Сколько? — бесстрастно уточнил
Стюарт.
— Четыре мясных блюда, хлеб, овощи,
фрукты, вино… — лукаво рассуждал вслух
мужчина, загибая пальцы. — Никак не
меньше двадцати медных диларов.
По интонациям голоса и бегающим гла-
зам земляне догадались, что хапуга запро-
сил двойную, а может даже и тройную цену.
На его счастье, воины торговаться не со-
бирались. Шотландец достал из кармана се-
ребряную монету и небрежно бросил ее на
стол.
— Достаточно? — иронично, но твердо
сказал Пол.
Унимиец жадно схватил деньги и, лебе-
зя, утвердительно закивал.
— Сейчас все будет готово.
Толстяк бросился выполнять заказ с не-
вероятной быстротой.
Через пару минут из бокового проема
вышла женщина средних лет. Она несла на
подносе большую миску фруктов и тарелки
с овощным салатом.
К удивлению наемников, сервировка
оказалась довольно цивилизованной: вил-
ки, ножи, матерчатые салфетки. Даже
внешний вид блюд говорил об определен-
ном уровне культуры. Видимо, местные жи-
тели сумели сохранить не так уж мало тра-
диций древней Унимы.
Расставив тарелки, тасконка удалилась,
а путешественники с жадностью наброси-
лись на еду.
Вскоре на столе появился большой гли-
няный кувшин с вином. Его качества оста-
вляли желать лучшего, но жажду оно утоля-
ло, и в голове сразу зашумело.
Между тем, женщина приносила все но-
вые и новые кушанья. Густой наваристый
суп и крупные ломти хлеба сменялись кус-
ками нежного жареного мяса, обложенны-
ми зеленью. Это действо чем-то напомина-
ло маленький пир.
Праздник, устроенный чужаками, не мог
не привлечь внимания окружающих.
Первым к воинам подошел унимиец с
кобурой на поясе. Ему было около сорока.
Унимиец с легким пренебрежением смо-
трел на разгулявшихся посетителей тавер-
ны. Выбившийся из самых низов, этот чело-
век откровенно презирал людей, швыряю-
щихся деньгами.
— Я шериф Эйнж, — представился тас-
конец. — Кто вы такие? С какой целью при-
были в деревню?
Стюарт поднял глаза на унимийца. Ни
малейшего испуга, прямой уверенный
взгляд, небрежно опущенная вниз рука.
Лишь расстегнутая кобура выдавала легкое
волнение представителя власти.
— Мы путешественники, — бесстрастно
вымолвил землянин. — Идем в Порлен.
Здесь задержимся ненадолго. Можете не
беспокоиться за свою территорию. И я, и
мои товарищи — очень мирные люди.
— Вижу, — иронично проговорил ше-
риф, указывая на автоматы и мечи.
— Что поделаешь, — пожал плечами
Пол. — На дорогах сейчас неспокойно.
Слишком много развелось негодяев. Рабо-
тать не хотят, вот и занимаются грабежом.
Приходится обороняться.
Придираться к землянам Эйнж не стал.
Не последнюю роль сыграла и экипировка
воинов. Добротная одинаковая форма, хо-
рошее снаряжение, вычищенное оружие —
все это о многом сказало опытному шери-
фу. На бродяг и разбойников чужаки не
очень-то похожи.
— Не советую спешить, — гораздо мягче
произнес тасконец. — Через двое суток сю-
да придет конвой. С ним и доберетесь до
столицы. За проживание у нас берут не-
большую плату.
— Сожалею, но это нашу группу совер-
шенно не устраивает, — возразил шотлан-
дец. — Солдаты, сопровождающие колонну,
двигаются медленно, с частыми остановка-
ми, а мы торопимся. Да и кого здесь боять-
ся… В случае нападения отряд сумеет за се-
бя постоять.
— Самоуверенность — опасное каче-
ство, — заметил шериф. — Но это ваши
проблемы. За безопасность дорог я не отве-
чаю.
Унимиец покинул заведение, а друзья
продолжили трапезу.
Насыщение наступило нескоро. Сказы-
вался трудный, голодный переход по ка-
менной пустыне.
От приятного ощущения сытости и рас-
слабления после выпитого вина путеше-
ственников потянуло в сон.
Чтобы стряхнуть с себя дремотное со-
стояние, земляне начали неторопливо про-
хаживаться по таверне.
Обед значительно затянулся. Завидев
хозяина, Стюарт подозвал его и, протянув
два пустых рюкзака, проговорил:
— Набей их хорошими продуктами — и
получишь еще один серебряный дилар.
Повторять предложение дважды шот-
ландцу не потребовалось. Толстяк молние-
носно исчез за кухонной занавеской.
К столу прибрел полупьяный тасконец,
отделившийся от группы, что сидела возле
окна.
— Господа, — заплетающимся языком
вымолвил унимиец, — вы столь богаты, что
деньги кидаете направо и налево. Не уго-
стите ли в честь праздника и нашу скром-
ную компанию вином? Мы, знаете ли, слег-
ка поиздержались…
Воины не спеша ели, не обращая внима-
ния на приставания попрошайки. Его слов-
но и не существовало вовсе.
Мужчина неуверенно потоптался на ме-
сте и ни с чем побрел назад.
Но сцена на этом не закончилась. Вме-
сто хлипкого доходяги со своих мест подня-
лись два крепких мускулистых тасконца.
Сразу было видно, что тяжкому труду зе-
мледельца они предпочли куда более лег-
кое ремесло. Кулачные бои и разбой — вот
основное занятие подобных молодцов.
— Вы бессовестно обидели нашего това-
рища, — хмельным голосом произнес один
из них. — Бог велел делиться с ближними.
Неужели вас в детстве не учили древним за-
поведям?
— С прискорбием это признаю, — язви-
тельно ответила Мелоун. — Огромное упу-
щение в моем воспитании. Очень сожалею,
парни, но вино закончилось.
Удивительно, но верзила понял иронию
мутантки. Унимиец изменился в лице,
кровь от гнева прилила к щекам, пальцы
сжались в кулаки. Тем не менее, гигант
сдержался.
— Что-то не вижу здесь мужчин, — по-
пытался оскорбить чужаков громила. — На-
верное, их просто нет за столом, раз коман-
дует женщина. В таком случае мы все возь-
мем сами.
Он протянул руку и схватил большой
кусок мяса. В тот же миг Стюарт перехватил
его запястье и резко вывернул в сторону.
Прием Пола застал тасконца врасплох.
Он вскрикнул от боли, разжал пальцы и вы-
ронил добычу.
— Иди с миром, — спокойно, но твердо
сказал шотландец, не поднимая головы.
— Ах ты, скотина! — выругался уними-
ец. — Но ничего, еще встретимся. Страна у
нас небольшая, а дороги узкие… Тогда и по-
беседуем по душам. Впрочем, я сомневаюсь,
что она надолго задержится в твоем пога-
ном теле.
Тасконцы немедленно удалились, а пу-
тешественники обменялись тревожными
взглядами. Первым заговорил Олан.
— Кажется, мы нажили себе серьезные
неприятности, — вымолвил оливиец. —
Эти выродки не оставят отряд в покое. Бо-
гатство привлекает многих. Кроме того они
чувствуют себя здесь чересчур вольготно.
— Может, стоило поставить унимийцам
пару кувшинов вина? — предположила му-
тантка. — С пьяными врагами разобраться
гораздо легче. Они наверняка бы отключи-
лись.
— Вряд ли, — возразил Пол. — Негодяи
оказались в таверне не случайно. Их зада-
ча — найти подходящую жертву. Грабить
нищих — проку мало. Вот бандиты и рассы-
лают своих людей по подобным заведени-
ям. Торговцам больше негде остановиться в
деревне.
— Но почему бездействует шериф? —
возмутился клон. — Ведь ловить разбойни-
ков — его прямая обязанность.
— Не все так просто, — пояснил Стю-
арт. — Место глухое, отдаленное, гарнизо-
на нет. Да и помощников у блюстителя по-
рядка немного. Силы слишком неравны. И
не забывай, на его территории бандиты за-
кона не нарушают. Деньги, как известно, не
пахнут. Зато дают неплохой доход здешним
властям. Нас он об опасности предупредил,
и тем самым свою миссию выполнил. Доро-
ги должна охранять армия.
— Логично, — согласился Саттон. — А
потому пора отсюда убираться. Через не-
сколько часов начнет темнеть. Лучшего
времени для нападения на чужестранцев и
не придумать.
Воины забрали у хозяина таверны плот-
но набитые продуктами рюкзаки, расплати-
лись и быстро покинули заведение.
Найти дорогу на Порлен большого тру-
да не составило. Она уходила точно на се-
вер и представляла собой узкую просеку,
вырубленную в лесу и укатанную телегами
и повозками.
На земле отчетливо виднелись отпечат-
ки копыт. Крис и Пол изумленно разгляды-
вали странные следы. Наемники готовы
были поклясться, что эти отметины оста-
влены лошадьми.
Но откуда на Униме взялись кони? В де-
ревне путешественники не заметили ни од-
ного животного.
Вскоре деревня осталась далеко позади,
маленькие приземистые домики спрята-
лись за густой листвой деревьев.
Предстоял нелегкий трехсуточный пере-
ход. Торопиться и растрачивать понапрасну
силы друзья не собирались.
Однако первые километры воины пре-
одолели стремительно. Они надеялись ото-
рваться от преследователей.
Постепенно темп движения снижался.
Группу никто не пытался догнать, и наем-
ники расслабились.
Отряд прошел около пятнадцати кило-
метров, когда Рона указала на стоящего
впереди человека. Даже издали шотландец
его сразу узнал. Это был тот самый верзила
из таверны.
— Мы опять оплошали, — с горечью
усмехнулся Крис, сбрасывая рюкзак с
плеч. — Нельзя недооценивать противника.
— Как они умудрились обогнать нас? —
удивленно спросил Олан. — Дорога ведь
прямая, почти без поворотов.
— Сейчас такие мелочи уже не имеют
значение, — проговорил Пол. — У банди-
тов есть в лесу свои тайные тропы. Мы
должны были учесть данное обстоятель-
ство. Теперь мы оказались в ловушке. На-
верняка унимийцы прячутся в зарослях ку-
старников. Меня пугают арбалеты. Ширина
дороги не превышает десяти метров, лес
практически не просматривается. Нас пере-
стреляют без особых усилий.
— И все же отряд не в джунглях Оли-
вии, — откликнулся англичанин. — Одного
мерзавца я заметил слева от дороги. Убрать
его очередью из автомата, и нет проблем.
— Отличная идея, — тихо произнес
Стюарт. — Крис и Рона отвечают за флан-
ги, Олан — за тыл, я прикрою группу спе-
реди. Патронов не жалеть, риск велик. Рас-
ходуем по магазину и беремся за мечи. И да
поможет нам Бог!
Между тем, тасконец неторопливо при-
ближался. Теперь рядом с ним шли три раз-
бойника довольно высокого роста, еще че-
тверо появились сзади.
Часть бандитов, несомненно, спряталась
в лесу. Унимийцы имели трех, а то и четы-
рехкратное преимущество в численности.
Как и большинство отъявленных мер-
завцев, они любили поюродствовать, поиз-
деваться над своей жертвой. Убийство и
грабеж в полной мере не удовлетворяли вы-
родков. Они получали огромное наслажде-
ние, унижая людей перед смертью.
— Какая приятная встреча! — язвитель-
но выкрикнул тасконец. — Судьба порой
так жестока. Разве вы надеялись увидеть
меня вновь? Думаю, вряд ли… Но именно я
владею этим лесом. Вашему отряду придет-
ся заплатить немалый выкуп. Таковы зако-
ны графства.
Разбойники презрительно расхохота-
лись. Наступал самый веселый момент на-
падения. Несчастные путники упадут на ко-
лени, начнут униженно ползать по земле,
умолять о пощаде, а бандиты будут их топ-
тать и бить ногами. Настоящее развлечение
для неотягощенных моралью мужчин.
— Знакомые речи, — со вздохом сказал
шотландец. — Почему болваны во всех
странах одинаковы? Ни малейшего разно-
образия. Становится даже скучно. Что же
касается денег, то вы их не получите. Сту-
пайте лучше с миром. Мы не хотим никого
убивать.
— Ой, как страшно! — изобразив грима-
су ужаса, воскликнул унимиец. — К сча-
стью, я до сих пор не придумал, как вас каз-
нить. Может, разрубить наглецов на куски?
Пожалуй, нет… Лучше посадить болтунов
на кол, предварительно вырвав их мерзкие
языки. А больше всех, конечно, повезет дев-
чонке. Поверьте, она умрет не сразу…
Дикий гогот разнесся по лесу. Бандиты
похотливо разглядывали фигуру Мелоун. Ее
формы действительно были недурны.
Пол демонстративно повернулся к гете-
ре и громко спросил:
— Рона, неужели тебе нравится это
грязное отрепье?
— Ничуть! — ответила мутантка. — Уро-
дливые вонючие скоты.
— Тогда прикончим их! — скомандовал
Стюарт.
Четыре автомата ударили почти одно-
временно. Разбойники, стоявшие на дороге,
дружно повалились на землю.
Не меньший эффект залп произвел и в
лесу. Осыпалась листва, с треском повали-
лись сломанные ветки, послышались стоны
раненых.
Тем не менее, один из арбалетчиков
успел сделать прицельный выстрел. Стрела
впилась Саттону в левое плечо.
Через несколько секунд магазины опу-
стели. Бросив оружие на траву, путеше-
ственники выхватили из ножен мечи и ри-
нулись довершать начатое дело.
Остановить или задержать разъяренных
воинов было уже некому. Клинки безжа-
лостно рубили тела врагов, добивая уцелев-
ших унимийцев.
Разгоряченные боем, озлобленные ране-
нием товарища наемники не знали пощады.
Удивительно, но главарь банды после
залпа в упор остался в живых. Пулевые ра-
нения в грудь оказались не смертельными.
Он кое-как выбрался из-под трупов и те-
перь медленно отползал от приближающе-
гося шотландца. В его глазах застыл без-
молвный ужас.
Тасконец хрипел, отплевывался кровью
и судорожно пытался вытащить из-за пояса
кинжал.
Пол не стал тянуть и наслаждаться побе-
дой. Бесстрастно вонзив меч в сердце мер-
завца, Стюарт двинулся на помощь Крису.
Земляне обнаружили в лесу два мертвых
тела, но арбалетчика среди них не было.
Искать беглеца не имело смысла. Разбой-
ник наверняка ушел уже довольно далеко.
Спустя пару минут группа собралась на
дороге. Бандиты сполна заплатили за свое
высокомерие. На обочине лежали одинна-
дцать окровавленных трупов.
Однако большой радости воины не ис-
пытывали.
— Как твои дела? — спросила Мелоун,
подходя к англичанину.
— Ужасно больно, — ответил Саттон,
опускаясь на колено. — Плечо пробил на-
сквозь, сволочь!
— Рона, помоги ему, — произнес
Пол. — Мы с Оланом оттащим убитых в
сторону. Будет лучше, если мертвецов не
найдут. Громкая слава нам не нужна.
— А те, кто убежал? — вымолвил клон.
— Они будут помалкивать, — злорадно
усмехнулся шотландец. — Иначе разбойни-
ков вздернут на виселице. С грабителями
здесь не церемонятся, и я приветствую та-
кой подход.
Пол и Олан направились к валяющимся
в траве трупам, а гетера приступила к вра-
чеванию. Оливийка вколола Крису обезбо-
ливающий укол, обломила оперение и осто-
рожно вытащила стрелу.
Кровь сразу хлынула обильной струей.
Быстро сняв с раненого куртку и разорвав
нижнее белье, мутантка закрыла рану спе-
циальным антисептическим тампоном.
Плотно перебинтовав плечо, Рона сдела-
ла землянину противовоспалительный
укол. Нелегкая процедура, наконец, была
завершена.
Спрятав покойников в кустах, отряд уве-
ренно двинулся дальше. Оставаться долго
на месте боя слишком рискованно.
Повторного нападения разбойников пу-
тешественники не боялись. Куда опаснее
встреча с армейским конвоем. Путников
вполне могут принять за бандитов. В по-
добных ситуациях доказать собственную
правоту бывает очень сложно.
Ночь прошла относительно спокойно.
Оживленное движение на дороге отпугива-
ло животных. Крупные хищники предпочи-
тали держаться подальше от людей.
В темноте раздавались едва уловимые
шорохи, которые издавали либо птицы, ли-
бо какие-то невидимые мелкие существа.
Тем не менее, воины не ослабляли бдитель-
ность и несли постоянное дежурство. Стать
жертвой случайных бродяг желания ни у
кого не возникало.
Ранним утром, плотно позавтракав,
группа вновь тронулась в путь.
Примерно через два часа проселочная
дорога привела наемников к широкому
шоссе. В этом месте древняя магистраль де-
лала поворот с севера на запад, к побере-
жью.
Судя по карте, где-то там находился
крупный портовый город Унимы — Клинд-
вед. Он наверняка уничтожен огромной
волной, но дорога к нему сохранилась. Оче-
редной парадокс истории.
Выйдя на ровное, пусть и заросшее тра-
вой, шоссе путешественники почувствовали
себя гораздо увереннее.
Во-первых, значительно увеличился об-
зор, и теперь люди видели близлежащую
местность на сотни метров вперед.
А во-вторых, резко уменьшилось рассто-
яние между деревьями, и устроить очеред-
ную засаду у бандитов нет ни малейшего
шанса. Большие трудности нападавшим со-
здавала и высокая крутая насыпь. Ее не раз-
рушили ни время, ни дожди, ни буйная ра-
стительность.
Преодолев около двадцати километров,
отряд остановился на обеденный привал.
Торопиться воинам было некуда.
Путники разожгли костер и приступили
к приготовлению пищи. Ароматные запахи
жареного мяса потянулись по лесу. В пред-
вкушении приятной трапезы друзья сдела-
ли по большому глотку вина из фляг.
— Я умираю от голода, — чуть захмелев-
шим голосом воскликнул Олан. — После
длительного перехода так хочется подкре-
питься! Сочный кусок мяса меня вполне
устроит.
— Лишь бы его никто не вырвал у тебя
из глотки, — ехидно заметил Саттон. — Ду-
маю, в зарослях найдется немало желаю-
щих полакомиться за чужой счет.
В это время Стюарт поднялся с земли и
внимательно посмотрел на север. Мгнове-
ние спустя он с горькой иронией прогово-
рил:
— Крис, ты, кажется, накаркал беду. У
нас снова гости. Приготовьте на всякий
случай оружие.
Воины взялись за автоматы, проверили
магазины в подсумках, и, передернув затво-
ры, направили стволы в сторону предпола-
гаемого противника.
Вскоре стало ясно, что к ним приближа-
ется конвой, о котором упоминал шериф.
Впереди на сером коне ехал тасконский
офицер. Без сомнения, он служил в регу-
лярной армии графства.
Об этом без слов говорили стальная ки-
раса, круглый шлем с забралом и цветными
перьями, темно-зеленая форма и кожаные
сапоги. Сбоку на поясе унимийца висел
длинный палаш, а к седлу был приторочен
чехол с торчащим из него прикладом кара-
бина.
Заметив подозрительных людей, офицер
остановился и что-то громко крикнул. Из-
за его спины тотчас выбежала группа сол-
дат. Они быстро взяли чужаков в полуколь-
цо.
Их снаряжение по своим защитным
свойствам ни в чем не уступало офицер-
ским доспехам. Его составляли тяжелый
плотный бронежилет, стальные наколенни-
ки, шлем с массивным налобником и коль-
чугой, закрывающей шею. Поразительная
смесь достижений древней высокоразвитой
цивилизации и современного ремесленного
производства.
То же самое можно было сказать и об
оружии. Три человека держали в руках ско-
рострельные карабины двое — арбалеты,
остальные выставили вперед длинные пи-
ки.
Когда до тасконцев осталось метров де-
сять, Саттон негромко произнес:
— Добрый день, господа. Сегодня вели-
колепная погода. По крайней мере, дождь
не ожидается. Мы бы пригласили вас разде-
лить нашу скромную трапезу, но боимся,
еды на всех не хватит. Пожалуйста, не оби-
жайтесь.
— Кто вы такие? — не отреагировав на
шутливый тон англичанина, спросил один
из унимийцев.
— Путники, — спокойно ответил Пол.
— Куда идете? — продолжил допрос
солдат.
— В Порлен, — вымолвил шотландец. —
Хотим немного пожить в большом городе.
Нам, знаете ли, не хватает впечатлений…
— Чего? — не понял тасконец.
— Развлечений, — мгновенно пояснил
Крис. — Вино, женщины, музыка… Мы мно-
го лестного слышали о столице графства.
Унимиец растерялся. Уровень интеллек-
та не позволял бедняге вести светскую бе-
седу.
Кроме того, незнакомцы чувствовали се-
бя абсолютно спокойно. Они по-прежнему
сидели на обочине и с аппетитом поглоща-
ли жареное мясо.
Но десятник был опытным бойцом, и от
его взгляда не ускользнуло отличное воору-
жение путешественников. Автоматы лежа-
ли не где-то в стороне, а были направлены
в сторону противника. В любой момент чу-
жаки могут открыть огонь на поражение.
Особых иллюзий на данный счет таско-
нец не питал. С такого расстояния пули
пробьют даже мощные бронежилеты.
Немного потоптавшись на месте, уними-
ец развернулся и быстро зашагал назад.
После непродолжительной беседы с
солдатом, офицер пришпорил коня и подъ-
ехал к странным путникам. Он остановился
рядом с наемниками и пару минут их вни-
мательно изучал.
На бандитов они действительно не по-
хожи. У бандитов не бывает одинаковой
формы, хороших рюкзаков, исправного ог-
нестрельного оружия. Уж не разведка ли
листонцев? Но что здесь делать шпионам?
Богом забытый, бедный, нищенский край…
— Приветствую вас, господа, — вымол-
вил командир конвоя. — Я не ожидал
встретить на дороге столь маленькую груп-
пу людей. Путешествовать в одиночку сей-
час небезопасно. Желающих поживиться
чужим добром развелось немало.
— Да, мы знаем об этом, — проговорил
Стюарт. — Шериф предупреждал нас о воз-
можном нападении. Но подобные трудно-
сти не пугают моих людей.
— Вы самоуверенны, — усмехнулся тас-
конец.
— У каждого свои недостатки, — с
улыбкой сказал землянин.
— В таком случае, желаю удачи, — про-
изнес офицер, призывно махая подчинен-
ным рукой.
После короткой остановки колонна ме-
дленно двинулась дальше. Несмотря на
мирно закончившиеся переговоры, солдаты
оружия не опустили. Доверять незнаком-
цам полностью охрана конвоя не собира-
лась. Подобное поведение указывало на вы-
сокий профессионализм и хорошую подго-
товку.
Между тем, мимо воинов неторопливо
проходили и проезжали торговцы. Семь по-
возок, запряженных конами и две лошадь-
ми. Чуть сзади шли крестьяне, возвращав-
шиеся из Порлена.
Завершал длинную процессию арьер-
гард, состоящий из десяти опытных бой-
цов. Они настороженно оглядывались по
сторонам и постоянно следили за дорогой.
Видимо, нападение на конвои здесь явле-
ние обыденное. Крупная банда имела очень
неплохие шансы на успех.
Как только две группы солдат встрети-
лись, первая мгновенно рванулась к началу
колонны. Тактика действий отработана до
мелочей. Через пять минут последний уни-
миец скрылся за густыми зарослями ку-
старников.
— Судя по их щепетильности, это место
действительно представляет серьезную
угрозу, — заметила Мелоун. — Может, до-
ждемся конвоя и пойдем с ним?
— Нет, — покачал головой Пол. —
Слишком рискованно. Одному Богу извест-
но, какие слухи поползли о нас по деревне.
Не исключено, что кто-то из разбойников
сболтнет о схватке в лесу. Не стоит забы-
вать и о крестьянине, получившем золото.
Местные власти наверняка заинтересуются
подозрительными чужестранцами. До горо-
да лучше добраться самостоятельно и без
лишней огласки. А там мы сумеем затерять-
ся.
— Придется держать оружие нагото-
ве, — подвел итог Саттон.
Опасения наемников оказались напрас-
ными. Оставшуюся часть пути отряд пре-
одолел без приключений.
Местность была совершенно безлюдной.
Тасконцы предпочитали напрасно не рис-
ковать.
Лишь при подходе к Порлену возле шос-
се начали попадаться маленькие деревень-
ки. Судя по всему, ядерная катастрофа и цу-
нами уничтожили слишком много людей.
Численность населения этого района Уни-
мы восстанавливалась крайне медленно.
Вскоре воины увидели столицу граф-
ства. Она значительно отличалась от оли-
вийских городов. Сильное впечатление
производили каменные стены, башни с
бойницами, глубокий, заполненный водой
ров и высокий защитный вал.
Земляне сразу обратили внимание на то,
что укрепления построены с хорошим зна-
нием фортификационной науки.
— Внушительно, — заметил Саттон. —
При наличии хороших ресурсов Порлен без
труда выдержит длительную осаду. Взять
его штурмом не так-то просто.
— Вот об этом я и думаю, — скептиче-
ски сказал Стюарт. — Если люди возводят
подобные сооружения, значит, жестокие
разорительные войны здесь не редкость.
Чем-то Унима мне напоминает родную пла-
нету. Те же графы, бароны и их беспрерыв-
ные междоусобные стычки. Мир на матери-
ке воцарится только тогда, когда могуще-
ственный правитель, залив землю кровью,
сумеет объединить страну.
— Боюсь, процесс затянется надолго, —
откликнулась Мелоун.
— К несчастью, ты права, — согласился
шотландец.
Миновав огромные поля колосящейся
кражи, путники подошли к подъемному мо-
сту. Возле него у открытых ворот несли
службу два десятка солдат.
Увидев хорошо вооруженных людей,
тасконцы тотчас окружили чужаков. Напра-
вив на наемников карабины и пики, уни-
мийцы ждали приказа командира.
Вперед выдвинулся высокий темноволо-
сый офицер. Судя по внешнему виду, он яв-
но уступал по рангу командиру конвоя. Нет
сверкающей в лучах Сириуса кирасы, на
шлеме отчетливо видны вмятины, да и фор-
ма изрядно поношена.
Окинув взглядом незнакомцев, тасконец
произнес уже порядком надоевшую фразу:
— Кто такие?
— Путешественники, — спокойно отве-
тил Пол, — идем на север. Решили вот зай-
ти в Порлен. Хочется отдохнуть, развлечь-
ся. Уверен, вы понимаете, о чем идет речь…
— Конечно, — усмехнулся охранник. —
Но это довольно дорогое удовольствие. На-
деюсь, вы обладаете средствами? Иначе…
— У нас нет проблем с деньгами, —
мгновенно отреагировал землянин.
— В таком случае, ваш отряд должен за-
платить налог, — вымолвил унимиец. — За
вход в город необходимо отдать в казну по
одному медному дилару с человека.
Стюарт молча достал из кармана моне-
ты и вложил их в руку офицера. Тот рас-
крыл ладонь и изумленно выдохнул:
— Но здесь шесть диларов.
— В самом деле? — изобразил удивле-
ние шотландец. — Оставьте лишние себе.
На жалование простого солдата большой
капитал не скопишь. Для нас же подобные
траты — сущий пустяк.
Тасконец понимающе улыбнулся и, по-
вернувшись к подчиненным, громко ско-
мандовал:
— Пропустите этих людей! Они — мир-
ные, добропорядочные путешественники.
Воины не спеша двинулись к воротам.
На всякий случай земляне положили руки
на автоматы.
В любой момент наемники могли от-
крыть огонь по врагу. Никто ведь не знал,
насколько алчен офицер охраны. Вдруг
унимиец решит завладеть всем состоянием
чужестранцев?
К счастью, обошлось без неприятностей.
Вырваться с боем из города отряду вряд ли
бы удалось.
Миновав башню, путники попали в без-
умный шевелящийся муравейник. А если
точнее — на рынок Порлена. Сейчас там
копошилось не меньше десяти тысяч чело-
век.
Люди толкались, кричали, ругались, аб-
солютно не обращая внимания друг на дру-
га. Хаос был невообразимый.
Отвыкшие от подобного шума воины
невольно замерли.
— В городе что, всеобщее помешатель-
ство? — наконец спросила Рона.
— Нет, — ответил Крис. — Типичный
принцип торговли. Кричи громче, расхва-
ливай свой товар, пытайся обмануть поку-
пателя и не давай завистникам обойти тебя.
В жестокой и отчаянной борьбе любые
средства хороши.
— В Морсвиле я ничего подобного не
видела, — возразила гетера.
— Само собой, — произнес англича-
нин. — Продуктов и вещей в поселениях
пустыни Смерти катастрофически не хвата-
ло. Здесь же есть богатый выбор. Человек
отдаст заработанные кровью и потом день-
ги лишь за хороший товар. Вот торговцы и
лезут из кожи вон. То же самое сейчас про-
исходит и на Оливии. Только более циви-
лизованно. Вспомните Сфина. Старый
пройдоха очень хотел заполучить карту
центральных районов материка.
— Да ведь это настоящая война! — вос-
кликнул Олан.
— Так оно и есть, — подтвердил Сат-
тон. — Проигравший разоряется, теряет ка-
питал и влачит жалкое существование.
— Хватит болтать, — грубовато вставил
Пол. — Пора действовать. Мы стоим, как
дураки, у всех на виду. Надо побыстрее най-
ти менял, получить деньги и где-то разме-
ститься. Поживем в Порлене декаду-дру-
гую, осмотримся и начнем поиски Храните-
лей. Для нас важна любая полезная инфор-
мация.
Наемники двинулись между рядами тор-
гующихся, стараясь особенно не толкаться.
Вступать в конфликты с местными жителя-
ми путешественники не хотели.
Судя по первым впечатлениям, столица
графства процветала. На рынке продава-
лось практически все: овощи, хлеб, мясо,
глиняная и серебряная посуда, одежда,
ковры, коны и лошади.
Оружие было представлено лишь в виде
копий, мечей и арбалетов. Автоматы и ка-
рабины являлись большой редкостью и сто-
или неимоверно дорого.
После получасовых поисков воины на-
конец набрели на небольшое каменное зда-
ние. Оно было наверняка построено еще до
катастрофы.
В глаза сразу бросалось аккуратная ров-
ная кладка, куски древней штукатурки и
огромные витринные окна. К сожалению,
большая часть стекол не сохранилась. Хозя-
ину ничего не оставалось, как заложить
образовавшиеся дыры кирпичом, оставив
только маленькие отверстия для вентиля-
ции.
Возле входа, опираясь спиной о стену,
стоял здоровенный охранник. Большим
умом его взгляд не светился, но по силе он
не уступал ни Воржихе, ни Карсу.
Над дверью отчетливо виднелась над-
пись «Меняльная контора».
Путешественники переглянулись и
дружно направились к строению. Тасконец
даже не пошевелился. На происходящие во-
круг события он совершенно не реагировал
и к посетителям с глупыми вопросами не
приставал.
В помещении царил полумрак. Глаза
привыкали к слабому освещению постепен-
но.
Единственное, что здесь радовало, так
это приятная освежающая прохлада. После
удушающей жары и испепеляющих лучей
Сириуса люди вздохнули с облегчением.
Убранство конторы роскошью и изяще-
ством не отличалось. Жадность и аскетизм
свойственны всем менялам, независимо от
их расы и планетной принадлежности.
Вдоль стен стояли старые, покосившие-
ся шкафы, доверху набитые запылившими-
ся книгами и журналами. В центре комнаты
располагался массивный прямоугольный
стол с несколькими чашечными весами. Ря-
дом стояли шесть стульев для посетителей.
Наемники внимательно осматривались
по сторонам и все же не сразу заметили
кресло в углу и сидящего там человека.
Мужчина имел достаточно времени, чтобы
оценить потенциальных клиентов.
— Добрый день, господа, — первым вы-
молвил унимиец. — Я Макс Грант, владелец
конторы. Судя по всему, вы пришли издале-
ка и нуждаетесь в деньгах. Я могу предло-
жить приличную сумму за автоматы. Они
выглядят довольно неплохо.
— Это не та сделка, на которую мы рас-
считывали, — возразил Стюарт. — Оружие
не продается.
— Жаль, — разочарованно выдохнул
торговец.
Он в уме уже прикидывал вероятную
прибыль. Обмануть подобных болванов
большого труда не составит. В ценах Порле-
на чужаки вряд ли ориентировались.
Доход составил бы не меньше трехсот
процентов. Астрономическая сумма. И
вот — такая неудача…
— Что же вы хотите предложить? —
осведомился тасконец.
— Золото, — ответил шотландец и поло-
жил на стол заранее приготовленный сли-
ток.
Три года назад Аргус собрал все их дра-
гоценности и переплавил. Трудно сказать,
какими приборами и инструментами поль-
зовался старик, но слитки получились оди-
наковой формы и одного веса. Точность бы-
ла удивительной.
Само собой, Байлот ничего воинам не
объяснял. Свои тайны он тщательно хра-
нил. Теперь пришло время расставаться с
накопленным богатством.
Для обмена Пол взял из рюкзака непо-
врежденный брусок. Отпиленный край мог
вызвать у унимийца ненужные подозрения.
Впрочем, человек этот и так чуть ли не
подпрыгнул со своего места. Быстрым ша-
гом он приблизился к столу и взял в руки
слиток. Его глаза алчно блестели.
— Отличная работа, — прошептал тас-
конец. — Древних мастеров видно сразу.
Сейчас такой точности линий не добиться.
Его надо взвесить…
— Пожалуйста, — снисходительно
усмехнулся землянин. — Только не пытайся
нас обобрать. С детства не люблю воров и
лжецов.
— Вы меня обижаете! — визгливым го-
лосом возмутился меняла. — Честность
Гранта в Порлене никогда не подвергалась
сомнению. Эй, Грег, зажги факелы и прине-
си вино! У нас важные гости.
Из дальнего проема выбежал юноша и
немедленно приступил к делу. Спустя пару
минут в конторе вспыхнули шесть факелов.
Паренек на мгновение исчез, а затем
вернулся с большим подносом в руках. На
нем стоял глиняный кувшин, четыре бокала
и блюдо с фруктами.
— Присаживайтесь, угощайтесь, — ве-
жливо предложил хозяин. — Мой дом все-
гда открыт для богатых посетителей.
— Приятно слышать, — заметил Стю-
арт. — Но почему бокалов только четыре?
Неужели вы с нами не выпьете за успешно
проведенную сделку?
— Рад бы, да не могу, — с горечью ска-
зал меняла. — Проклятая работа. Она про-
сто изматывает. С деньгами нужно соблю-
дать предельную осторожность. В захмелев-
шем состоянии я непременно ошибусь в
подсчетах. Ладно, если убыток будет у ме-
ня, а если пострадает клиент? Сами пони-
маете, репутация превыше всего.
— Похвальное рвение, — снисходитель-
но улыбнулся Шотландец.
Пол жестом показал своим спутникам не
притрагиваться к вину. Вероятность отра-
вления слишком высока. Убить их вряд ли
решатся, а вот снотворное подсыплют за-
просто.
Наверняка у пройдохи есть подручные,
которые быстро ограбят, разденут и выбро-
сят жертву на улицу. И потом попробуй до-
кажи, что ты не обычный нищий.
Между тем, унимиец приступил к изме-
рениям. Постоянно переставляя гирьки, он
создавал видимость активной деятельности
и работы ума. Хитрец начал даже делать за-
писи на листке бумаги.
Наконец, меняла разогнулся и громко
произнес:
— Слиток весит ровно триста пятьдесят
граммов. Я же говорил, потрясающая точ-
ность. Итого — тридцать пять золотых ди-
ларов. Вы очень, очень состоятельные лю-
ди. Сейчас я принесу деньги.
Как только тасконец вышел из помеще-
ния, Крис зло процедил сквозь зубы:
— Вот же сволочь! Святоша! Мерзавец
пытается надуть нас почти на одну треть.
Много я видел ловкачей, но такого нагле-
ца — впервые. Надеюсь, мы на подобные
условия не согласимся?
— Само собой, — ответил Стюарт. —
Однако сделать это надо осторожно. Иначе
негодяй поднимет шум. У меня есть непло-
хая идея.
Унимиец вернулся минут через пять. В
правой руке он держал кожаный мешочек,
туго набитый деньгами.
Осторожно его развязав, тасконец высы-
пал содержимое на стол. Чуть дрожащими
пальцами меняла медленно отсчитывал мо-
неты.
Остановившись на цифре «тридцать
пять», хозяин конторы торжественно объ-
явил:
— Сделка совершена!
— Неужели? — издевательским тоном
поинтересовался шотландец. — Остался
один немаловажный вопрос: сколько весит
золотой дилар?
— Ровно десять граммов, — нервно от-
ветил унимиец, чувствуя подвох.
— Друзья, предлагаю взвесить деньги
ростовщика, — произнес Пол.
Землянин подошел к весам, положил
монету на чашу и начал выбирать гирьки.
В тот же миг мужчина бросился вперед
и попытался толкнуть стол. Его попытка не
увенчалась успехом. Саттон оказался бы-
стрее, и клинок меча уперся в грудь таскон-
ца.
Меняла испуганно замер, с ужасом следя
за манипуляциями чужаков. Тем временем
Стюарт закончил проверку и с притворным
удивлением воскликнул:
— Какой ужас! Дилар весит почти на
треть меньше положенного. Господин
Грант, вы подсунули нам фальшивые день-
ги. Интересно, как в графстве Порленском
поступают с подобными преступниками?
— Отправляют на каторгу, — с трудом
выдохнул унимиец.
— Справедливое наказание, — кивнул
головой шотландец. — Что же теперь де-
лать? Может позвать солдат?
— Не стоит, — поспешно вымолвил
мужчина.
Постепенно он приходил в себя. Только
сейчас Макс понял, какую ужасную ошибку
допустил.
Перед ним были не простые солдаты, а
опытные, много повидавшие путешествен-
ники. Вес своего слитка воины прекрасно
знали.
Увы, жажда легкой наживы ослепила
менялу. Пришла пора платить по счетам.
Можно, конечно, позвать охрану, но ро-
стовщик сомневался в благоприятном исхо-
де схватки. Великолепный меч и отточен-
ные движения указывали на высокий про-
фессионализм незнакомцев. Чужестранцы
без труда перебьют бойцов Гранта.
— Что вы хотите? — более спокойным
голосом спросил тасконец.
— Справедливости, — улыбнулся
Пол. — А именно — сорок девять золотых
диларов, девятнадцать серебряных и девят-
надцать медных. Один оставишь себе за ра-
боту.
— Ваша щедрость не знает границ, —
съязвил унимиец.
— Ты сам виноват в случившемся, —
вмешался в разговор Крис. — Любой обман
имеет разумные пределы. За отсутствие со-
вести людей нередко наказывают. Радуйся,
что мы ограничились этим.
Через десять минут группа покинула
контору и двинулась к центру города. Кар-
маны путников были набиты деньгами.
Они могли позволить себе любую роскошь.
Друзья быстро нашли дорогую гостиницу,
сняли четыре номера и, оставив там вещи,
отправились в ресторан. После убогой де-
ревенской таверны заведение поразило их
своим цивилизованным видом. Совершен-
но иной век. Хрустальные люстры, пласти-
ковые столы с белоснежными скатертями,
удобные стулья и великолепная сервиров-
ка — все как в журнале на картинке.
Воины даже растерялись. Наемники не
знали, как себя здесь вести. Ни земляне, ни
оливийцы в светском этикете абсолютно
ничего не понимали. Путешественники
привыкли к простым, грубоватым условиям
жизни. Внешний вид посетителей полно-
стью соответствовал уровню ресторана. По
сравнению с шикарными платьями женщин
и элегантными костюмами мужчин, алан-
ская форма смотрелась обыденно и убого.
Охранник возле входа попытался оста-
новить невзрачных гостей, но медный ди-
лар легко и непринужденно решил слож-
ную проблему.
Воины устроились за свободным столом
и подозвали официанта.
— Чего желаете? — услужливо спросил
тасконец, с подозрением косясь на одежду
чужаков.
— Лучшего вина и закуски, — вымолвил
Пол. — И побыстрее, мы проголодались.
Путь был неблизкий…
— Заказ обойдется вам не меньше сере-
бряного дилара, — заметил унимиец.
— Превосходно, — усмехнулся земля-
нин и бросил монету на стол.
Других доказательств кредитоспособно-
сти посетителей не требовалось. Официант
тотчас исчез.
Мелоун откинулась на спинку стула и
негромко произнесла:
— Каковы наши дальнейшие планы?
— Ломать голову не будем, — вставил
Саттон, — отдохнем в городе пару декад и
начнем поиски Хранителей. Если их нет в
Порлене, купим лошадей и двинемся на се-
вер. Времени у отряда достаточно.
— Я согласен, — утвердительно кивнул
Стюарт. Олан и Рона тоже не возражали.
Предложение Криса было принято едино-
гласно.
Вскоре тасконец принес вино, и наемни-
ки залпом осушили бокалы.
Их путешествие по Униме пока проходи-
ло без серьезных трудностей. Стычка с раз-
бойниками в лесу — лишь досадный эпи-
зод. Воины надеялись, что и в будущем бе-
ды минуют группу стороной.
.

Глава 2. ВВЕРХ ПО
МИССИНИ
огрузив в шлюпку необходимый за-

П пас продовольствия и боеприпасов,


группа де Креньяна двинулась вверх
по течению. Вода была спокойной, и грести
большого труда не составляло.
Но уже через пару часов воины осозна-
ли, что попали в довольно непростую ситу-
ацию. Высокие скалы не давали возможно-
сти путешественникам пристать к берегу.
Значит, ночевать придется прямо на воде.
…Хорошо хоть Вилл догадался сделать
прочный якорь. Иначе все дневные труды
оказались бы напрасными.
Тем не менее, кому-то постоянно прихо-
дилось дежурить. Любой порыв ветра пред-
ставлял для людей серьезную опасность.
За четверо суток отряд сумел преодо-
леть чуть более восьмидесяти километров.
Сириус палил нещадно. Эффект от лучей
белого светила значительно увеличивался,
отражаясь от водной поверхности.
На теле воинов появились многочислен-
ные ожоги. К счастью, в аптечке Линды на-
шлось неплохое средство, снимающее боль
и заживляющее раны.
Постепенно плато отступало от реки.
Вдоль берега появилась узкая полоска зе-
мли, покрытая травой и чахлым кустарни-
ком.
Вместе с тем, дельта соединилась в могу-
чее глубокое русло. Ширина Миссини те-
перь достигала нескольких километров.
Дальнего берега путники просто не видели.
На высоком выступающем мысе Жак за-
метил грозную крепость. Она могла бы
устрашить людей робкого десятка своими
массивными бетонными стенами, наблюда-
тельными и сторожевыми вышками, торча-
щими стволами артиллерийских орудий.
Судя по всему, укрепления здесь возвели
задолго до катастрофы. В течение веков эти
крепости постоянно реконструировались и
улучшались.
Разглядывая древнее сооружение в би-
нокль, француз с восхищением произнес:
— Какое совершенство! Так вписать
башни и стены в естественный ландшафт
могут только по-настоящему талантливые
люди. Крепость абсолютно неприступна.
Предлагаю подняться и осмотреть ее по-
внимательнее.
— Нет, — покачал головой Белаун. —
Слишком опасно. Стены почти отвесные, и
без специального снаряжения их не одо-
леть. Да и зачем? Даже отсюда видно, что
укрепления давно заброшены. Нас гораздо
больше интересуют реально существующие
поселения унимийцев.
— Я согласна с Биллом, — поддержала
товарища Салан. — Вход в сооружение на-
верняка находится со стороны плато. Риск
разбиться при падении чересчур велик. Мы
не имеем права действовать столь опромет-
чиво.
— Сразу чувствуется аланский рациона-
лизм, — иронично промолвил де Кре-
ньян. — Нет в вас полета души, стремления
к чему-то новому, неизведанному. Желание
окунуться в бездну неизвестности бывает
порой непреодолимо. Человек даже не зна-
ет, уцелеет ли он. Судьба-злодейка безжа-
лостна и коварна.
— Явные признаки сумасшествия, —
спокойно заметил Белаун.
— В этом и состоит вся прелесть, — рас-
смеялся маркиз. — Только сделав шаг, ты
узнаешь, правильно поступил или нет. Путь
познания нелегок и тернист. Часть смель-
чаков погибает, но их место тут же занима-
ют другие.
— Теперь я понимаю, почему влюбилась
в землянина, — улыбаясь, проговорила
женщина. — Жак не похож ни на одного
аланца. Совершенно иной образ мышления.
Увы, нашей могущественной цивилизации
не хватает подобных бунтарей. Мы всегда
разумны, сдержанны, неукоснительно со-
блюдаем установленные правила. Большин-
ство подданных Великого Координатора
скорее умрет, чем преступит закон.
— Довольно спорное утверждение, —
возразил Вилл. — Ведь ты, я и Троул не по-
боялись нарушить приказ.
— А разве мы не изгои общества? —
спросила Линда. — За двести лет Алан мог
продвинуться в космос гораздо дальше. Но
правителю некуда торопиться — он вечен.
До сих пор не налажены отношения с Мао-
рой. О коалиции двух планет речь даже не
идет. Надо признать, наш народ живет в
каком-то странном, непонятном тумане.
Степень посвящения — лишь рычаг к упра-
влению миллиардами людей. Великий Ко-
ординатор превратил своих сограждан в
жалких марионеток. Любой человек, вы-
бившийся из общего ряда, тут же бывает
сослан на отдаленные космические базы. И
разве кто-нибудь когда-нибудь восстал про-
тив несправедливости?
— Хватит дискутировать, — остановил
друзей де Креньян. — Разгадать тайну пове-
лителя Алана все равно не удастся. Мы
только понапрасну тратим время. На скалу
я, пожалуй, не полезу. Вы отбили у меня
всякое делание.
— Хоть какая-то польза от этого разго-
вора, — произнесла Салан, целуя Жака в
небритую щеку.
Судя по карте, в десяти километрах от
крепости находился небольшой поселок
Энжел. Он располагался на другом берегу
реки, и путешественникам пришлось нема-
ло поработать веслами, чтобы переплыть
широкое русло.
Примерно через полчаса впереди пока-
зались высокие остроконечные скалы. По
мере приближения все отчетливее прогля-
дывала узкая полоса прибрежной равнины.
Западное плато отступало от Миссини
гораздо дальше, чем восточное. Таким
образом, в устье реки образовалась плодо-
родная долина, где и возникли древние го-
рода Унимы.
Вскоре воины заметили на горизонте
первые дома. Особой привлекательностью
строения тасконцев не отличались. Обыч-
ные невзрачные одноэтажные здания.
Возле воды виднелся деревянный при-
чал. Именно к нему путники и направили
шлюпку.
Лодка замерла у настила, и француз
осторожно ступил на крепкие обтесанные
доски. О ветхости и забвении здешних со-
оружений вроде бы ничего не говорило, но
на душе было как-то неспокойно. Пугала
неестественная мертвая тишина.
Несмотря на внешнюю ухоженность до-
миков, людей поблизости не оказалось.
— Что-то здесь не так, — тихо вымолвил
землянин, привязывая канат к прочному
бревну. — В это время в поселке должна ки-
петь жизнь.
— Может, нас испугались? — предполо-
жила Линда.
— Трех человек на жалком хлипком су-
денышке? — размышлял вслух де Кре-
ньян. — Нет, нелогично. Судя по количе-
ству домов, в Энжеле проживает не меньше
четырехсот человек. Не исключено, что и
больше. Они даже засаду устраивать не бу-
дут. Наша группа не представляет ни ма-
лейшей угрозы для унимийцев.
— Тогда где же тасконцы? — спросил
аланец.
— Пойдем, проверим, — проговорил
француз, передергивая затвор автомата.
Путешественники неторопливо напра-
вились к поселению.
Но не успели воины пройти и ста ме-
тров, как наткнулись на беспорядочно раз-
бросанные в траве вещи. В разных местах
валялась одежда, инструменты, посуда, ку-
клы.
Возле пышного куста друзья нашли ста-
рый потрепанный рюкзак. Вилл осторожно
развязал тесьму и извлек из него одеяло,
кружку и кусок заплесневевшего, отврати-
тельно пахнущего мяса.
— Довольно стандартный набор, — про-
изнес маркиз. — Все это мне очень напоми-
нает поспешное бегство. Нечто подобное я
не раз наблюдал на Земле во время военных
походов. Крестьяне бросали свои наделы,
забирали убогие пожитки и скрывались в
лесах.
— Звучит правдоподобно, — согласи-
лась Салан. — Возле причала ведь нет ни
одной лодки. Следовало бы сразу догадать-
ся, каким образом унимийцы покинули Эн-
жел.
— Все равно остались определенные не-
увязки, — возразил Белаун. — Мясо хоть и
испортилось, но полностью не разложи-
лось. Люди были здесь примерно три дека-
ды назад. Завоеватели наверняка сожгли бы
поселок дотла. Но мы не видим ни одного
пепелища. Кроме того, дома неплохо сохра-
нились. Тасконцы постоянно их красили и
ремонтировали.
— Справедливое замечание, — вымол-
вил Жак. — А потому я намерен осмотреть
здания более внимательно.
Оставив вещи унимийцев в траве, воины
осторожно двинулись вперед.
Подойдя ближе, они сразу поняли, что
одну часть поселка занимают строения
двухсотлетней давности, а другую — совсем
новые дома.
Различия между ними слишком сильно
бросались в глаза. Первые имели ровные,
гладкие стены, широкие окна и огромное
количество разнообразных балконов и тер-
рас. Вторые поражали своей крепостью и
надежностью, однако значительно уступали
в изяществе и красоте. За минувшие века
Энжел вырос, как минимум, вдвое.
Де Креньян прислонился плечом к стене
здания и резко ударил ногой по входной
двери. Она тотчас распахнулась настежь.
Внутри царил чудовищный хаос — раз-
бросанная одежда и обувь, перевернутая
мебель, раскрытые шкафы и черепки гли-
няной посуды на полу… Во время паниче-
ского бегства люди не сумели даже толком
собрать собственные вещи.
— Подобную картину и следовало ожи-
дать, — вымолвил Вилл, поднимая с пола
куклу.
Она была изготовлена из мягкого, но
довольно прочного пластика, что сразу го-
ворило о древнем происхождении игрушки.
К сожалению, ее первоначальное платьице
не сохранилось, и на куклу натянули про-
стенькую домотканую одежду. Краска на
лице, изображающая глаза и рот, осталась
такой же яркой, а вот синтетические воло-
сы слегка потускнели, потеряв свой преж-
ний цвет и блеск.
— К несчастью, ты прав, — откликнулся
землянин, прохаживаясь по комнате. — Но
мы до сих пор не получили ответ на поста-
вленный вопрос. Куда и почему бежали жи-
тели поселка? Ясно лишь одно — тасконцы
испугались не нас.
— Разумеется, — вмешалась в разговор
Линда. — Судя по пыли на подоконниках,
трагедия произошла примерно двадцать
дней назад. Отряд тогда еще находился в
океане. Меня удивляет другое… С тех пор,
как хозяева покинули дом, в него никто
больше не заходил. Почему любители лег-
кой наживы не разграбили поселок? Обыч-
но мародеры не упускают своего шанса.
— Версия о нападении врагов отпада-
ет, — задумчиво покачивая головой, произ-
нес француз. — Надо тщательно обследо-
вать все комнаты. Может, оставленные
предметы подскажут разгадку тайны.
— Ну, нет, — возразил аланец. — Ко-
паться в старом барахле я не стану. Пойду
лучше осмотрю строение напротив. Оно
выглядит гораздо беднее. А раз так, найти
ответы в нем намного проще.
— Будь осторожен, — посоветовала жен-
щина товарищу. — Далеко не уходи и в слу-
чае опасности немедленно возвращайся.
Это место меня пугает. Не люблю неизвест-
ности.
Перекинув автомат через плечо, Белаун
не спеша зашагал к неказистому зданию.
Когда-то улица была очень оживленной,
но сейчас начала зарастать травой. Прочное
бетонное покрытие оказалось под огром-
ным слоем земли и песка. Расчищать его и
поддерживать шоссе в идеальном порядке
местные жители явно не желали. Тратить
силы и средства не имело смысла. Транс-
портные средства древней цивилизации, к
сожалению, не уцелели.
Между тем, Жак скрупулезно изучал
предметы быта унимийцев. Слияние двух
культур выглядело необычно и странно.
Большинство предметов не отличалось вы-
соким уровнем изготовления. Самые обыч-
ные грубые деревянные скамьи, стулья, сто-
лы, домотканые половики, на окнах по-
блекшие занавески.
Но иногда среди мебели попадались на-
стоящие произведения искусства. По здеш-
ним меркам конечно. Когда-то они явля-
лись вполне заурядной заводской продук-
цией. Все познается в сравнении.
Рядом с плохо обтесанным и кое-как
сколоченным шкафом стояло изящное
утонченное трюмо, радующее глаз резными
ножками, сверкающими позолотой ручка-
ми, аккуратными маленькими ящичками и
великолепным полукруглым зеркалом.
Вытерев пыль с поверхности, маркиз по-
трогал свой заросший щетиной подборо-
док.
— Любуешься собственной внешно-
стью? — съязвила аланка.
— Да нет, — пожал плечами де Кре-
ньян. — Просто поймал себя на мысли, что
в последние годы практически не пользо-
вался зеркалом.
— Это плохо? — спросила Салан.
— Не знаю, — ответил француз. —
Жизнь, слишком круто изменилась. Красо-
та потеряла значение, ведь Таскона ценит
лишь силу. Мне уже тридцать четыре. В
лучшем случае, середина жизни. Я стал
опытнее и мудрее, но пережитые невзгоды
и неудачи оставили неизгладимый отпеча-
ток на лице.
— Кто бы говорил, — горько улыбну-
лась Линда. — Зрелость украшает мужчину.
Исчезает мальчишеская наивность, черты
становятся более четкими, резкими, при-
обретают законченность. Тридцать — рас-
цвет для вашего пола. Для нас же, женщин,
приближается пора заката. Кожа теряет де-
вичью упругость и свежесть, меняются фор-
мы, у многих появляется лишний вес…
— Тебе это точно не грозит, — рассме-
ялся Жак.
— Возможно, — согласилась аланка. —
Но не забывай, я старше тебя на два года.
Мне скоро будет сорок. Признаюсь честно,
подобная мысль угнетает. Даже не верится,
что я когда-то была маленькой хрупкой де-
вочкой.
Землянин обнял возлюбленную за пле-
чи и тихо сказал:
— Все проходит, надо жить сегодняш-
ним днем, не мучаясь воспоминаниями. Из-
менить судьбу мы не в силах. Да и нужно
ли? Каждый несет свой крест. И каждому
воздастся по заслугам. Разве мы не были
счастливы с тобой все эти годы, Линда?
— Я люблю тебя, Жак, — утирая слезу,
вымолвила Салан, прижимаясь к груди воз-
любленного.
Дверь в дом резко распахнулась, и в по-
мещение вбежал Вилл. Его руки тряслись,
лицо побелело, дышал Белаун с трудом и
прерывисто. Увидев друзей, аланец гром-
ким дрожащим голосом воскликнул:
— Там… там… люди!
Женщина обернулась и, ничего не пони-
мая, произнесла:
— Ну и что?
— Они мертвы, — закричал Вилл. — Че-
ловек десять… Ничего ужаснее я никогда не
видел.
— Придется взглянуть, — проговорил
маркиз.
Группа вышла на улицу и двинулась к
зданию, стоящему напротив. Входная дверь
была открыта настежь. Сразу стало ясно,
что в панике Белаун не соблюдал никаких
правил.
Первым в коридор шагнул де Креньян. В
нос ему ударил сильный запах разложения
и гнили. Француз поспешно закрыл лицо
рукой.
Откинув в сторону занавеску, землянин
проник в небольшую комнату и невольно
выругался:
— Черт подери! Зрелище не для слабо-
нервных.
В помещении царил идеальный поря-
док. Однако именно это и делало картину
еще более кошмарной.
В кресле сидел мертвый мужчина. Его
голова свесилась на грудь, а руки безжиз-
ненно лежали на коленях.
Чуть в отдалении на ковре находились
четыре трупа: две женщины и два мальчика-
подростка. Судя по странным, искривлен-
ным позам, несчастные умирали в страш-
ных судорогах.
Одежда истлеть не успела, но ни платья,
ни рубахи не скрывали уродливых гнойных
язв на телах. Обреченные тасконцы сгнива-
ли с невероятной быстротой. Естественным
процессом такое не назовешь.
— Здесь только пятеро, — со стойко-
стью врача вымолвила Линда.
— В соседней комнате тоже есть покой-
ники, — ответил аланец. — Я случайно до-
тронулся до покрывала, а в него оказалась
завернута маленькая девочка… Точнее —
то, что осталось от крошки.
Вилл нервно смахнул со лба выступив-
шие капли пота.
— Пора уходить отсюда, — скомандовал
Жак. — Помогать в Энжеле некому. Люди
мертвы уже несколько декад.
Воины быстро покинули ужасное место.
Выйдя на улицу, друзья с жадностью вдыха-
ли свежий воздух.
— Какой кошмар! — вырвалось у Белау-
на. — Я думал, что сойду с ума, когда уви-
дел обезображенное лицо ребенка. Злейше-
му врагу не пожелаю подобной участи.
— Зато теперь мы знаем разгадку тай-
ны, — грустно заметила Салан. — Поселок
поразила страшная неизлечимая болезнь.
Люди умирали целыми семьями. Эффек-
тивных лекарств у унимийцев не оказалось.
Оставшиеся в живых бросили дома и обра-
тились в бегство.
— Это серьезная ошибка, — сказал
француз.
— Почему? — удивился аланец.
— Спасения они не найдут, а вот заразу
разнесут по всему материку, — проговорил
де Креньян. — На Земле часто вспыхивают
эпидемии. Самая безжалостная и смерто-
носная — чума. По внешним признакам она
даже чем-то напоминает местную болезнь.
Население городов, а порой и целых стран
исчезает без следа. Удается спастись лишь
немногим счастливчикам. К сожалению,
некоторые бедняги пытаются укрыться у
соседей. И вскоре трагедия повторяется…
— Как же борются с бедой на вашей пла-
нете? — спросил Вилл.
— Довольно просто, — со зловещей
усмешкой на устах ответил Жак. — Лучшее
лекарство — огонь. Иногда солдаты сжига-
ют деревни вместе с их обитателями. Так
гораздо проще и надежнее. И уж во всяком
случае, никто за пределы поселения не
ускользнет.
— Неужели нет медикаментов? — вос-
кликнула женщина. — Ведь врачи должны
лечить больных!
— Увы, наши лекари неспособны спра-
виться с проблемой, — вымолвил мар-
киз. — Единственный способ спасти на-
цию — пожертвовать ее частью.
— Безумие! — всплеснула руками Лин-
да. — Обрекать на смерть тысячи ни в чем
не повинных людей… На такую жестокость
способны только земляне.
— Не думаю, — спокойно сказал де Кре-
ньян. — Судя по всему, тасконцы пошли по
тому же пути. Они бросили на произвол
судьбы больных и покинули деревню. Разве
это не жестокость?
— Бессмысленный спор, — вмешался
Белаун. — Энжел полностью вымер, и де-
лать нам здесь нечего. Осматривать другие
дома у меня нет ни малейшего желания. Да-
вайте поплывем дальше.
— Разумное предложение, — согласился
француз. — Кладбище — не лучшее место
для ночлега. Мертвецов я не боюсь, но вряд
ли в такой деревне можно отдохнуть нор-
мально.
В последний раз бросив взгляд на поки-
нутый людьми Энжел, воины быстрым ша-
гом направились к причалу. Настроение у
всех было подавленным.
Совсем иную встречу рассчитывали най-
ти друзья в первом населенном пункте Уни-
мы. К сожалению, эпидемия нарушила пла-
ны путешественников.
Теперь, чтобы пополнить запасы продо-
вольствия, им придется подниматься вверх
по реке. Еще один впустую потраченный
день и масса израсходованных сил.
Минуло трое суток. Позади осталось
около пятидесяти километров. Деревни
тасконцев на берегу Миссини больше не
попадались. Этот суровый край никогда не
мог похвастаться большим количеством
жителей.
Тяжелая работа и неудача в Энжеле не
способствовали разговорам. Значительную
часть пути воины молчали. Обсуждать по
сути дела нечего. Наемников окружал ред-
кий лес, заросли кустарников и тихая спо-
койная гладь воды.
После очередного полуденного привала
Вилл взялся за весла и начал грести. Не-
ожиданно он громко закашлял, согнулся и
бессильно опустил руки.
— Проклятие, — выругался аланец. —
Кажется, я простудился. Голова ужасно кру-
жится. Линда, посмотри, температуры нет?
Женщина приложила ладонь ко лбу то-
варища и отрицательно покачала головой.
— Нет. Все в норме. Хотя для точности
могу достать градусник.
— Не надо, — махнул рукой Белаун. —
Мне уже лучше. Слабость проходит, и скоро
мы двинемся дальше.
— Отдохни, — вмешался Жак. — Силы
необходимо беречь, особенно если ты забо-
лел. Я в состоянии поработать еще одну
смену.
Между тем, прогнозы аланца не оправ-
дались. Ему становилось все хуже и хуже.
Короткие периоды хорошего самочувствия
чередовались с длинными отрезками пол-
ной апатии и бессилия.
Вилл слабел буквально на глазах. Когда
он забылся тяжелым сном, Салан подвину-
лась поближе к землянину и тихо сказала:
— Похоже, у нас возникли серьезные
проблемы. Продолжать путешествие не-
льзя. Надо высаживаться на берег и разби-
вать лагерь. Пока Вилл не поправится, мы
не тронемся с места. Его состояние меня
настораживает. Я очень сомневаюсь, что
обычная простуда способна пробить мощ-
ный щит вакцинации. Звучит нереально,
но…
— Ты подозреваешь что-то другое? —
спросил де Креньян.
— Не знаю, — пожала плечами врач. —
Слишком пугающая скорость развития бо-
лезни. Все это напоминает…
Линда неожиданно замерла. Ее взгляд
был устремлен куда-то вдаль.
Заметив странную реакцию женщины,
маркиз резко обернулся. На берегу, совсем
рядом, отчетливо виднелось колыхающееся
пламя костра.
— Люди, — чуть испуганно вымолвила
аланка.
— Совершенно верно, — произнес фран-
цуз, бросая весла и беря в руки автомат.
Несколько минут маркиз внимательно
изучал местность. Вокруг царила удиви-
тельная тишина. Лишь изредка раздавались
едва уловимые шорохи и крики ночных
птиц.
Возле огня мелькали смутные человече-
ские фигуры. Странно, но унимийцы не за-
метили приближающихся чужаков.
— Сейчас причалим к берегу и двинемся
к тасконцам пешком, — проговорил Жак. —
Буди Вилла, он останется сторожить шлюп-
ку. Надеюсь, встреча с местными жителями
не принесет новых неприятностей.
Землянин осторожно повернул лодку и
начал тихо грести. Каждый всплеск или
удар веслом теперь звучал в голове как сот-
ня колоколов. Казалось, что сюда вот-вот
сбежится весь лес.
Но природа спала, а унимийцы находи-
лись достаточно далеко. Еще пара мощных
гребков — и дно шлюпки зашуршало о при-
брежный песок.
Де Креньян и Салан быстро вытащили
лодку на траву. Отдав необходимые распо-
ряжения Белауну, француз уверенно заша-
гал на север. Сзади, еле поспевая за ним,
двигалась аланка.
Пройдя около двухсот метров, землянин
резко сбавил темп. Нырнув в кусты, маркиз
начал медленно пробираться вперед.
Возле костра расположилась большая
группа мужчин, однако бодрствовали лишь
трое. Разглядеть их в полумраке было труд-
но, но оружие у тасконцев Жак не заметил.
Землянин посмотрел на Линду и не-
громко сказал:
— Пошли.
Путешественники выбрались из заро-
слей и смело направились к местным жите-
лям. Теперь унимийцы заметили чужаков
почти сразу, но никаких мер предосторож-
ности принимать не стали. Складывалось
такое впечатление, будто собственная без-
опасность этих людей абсолютно не волно-
вала.
Француз остановился в двух метрах от
тасконцев и вежливо произнес:
— Доброй ночи. Не будете возражать,
если маленький отряд скитальцев погреет-
ся возле вашего огня?
— Ради Бога, — спокойно ответил боро-
датый мужчина лет пятидесяти.
Де Креньян сразу обратил внимание,
что местные жители отодвинулись от не-
знакомцев и пересели на другую сторону
костра. Это настораживало.
Воин невольно положил палец на спус-
ковой крючок автомата. Беглый осмотр
унимийцев привести в восторг путников
никак не мог. Некогда приличная одежда
превратилась в плохо заштопанные гряз-
ные, декадами не стираные лохмотья.
Выдержав паузу, маркиз попытался заве-
сти разговор.
— Вы довольно беспечны, — вымолвил
землянин, тревожно озираясь по сторо-
нам. — Неужели не боитесь нападения?
Сейчас на Униме много разных мерзавцев,
желающих поживиться чужим добром.
— Тем хуже для них, — злорадно усмех-
нулся тасконец. — Мертвецам смерть не
страшна. Мы все уже давно покойники.
— Судя по вашему внешнему виду, этого
не скажешь, — возразил Жак.
— Глаза, к сожалению, многого не ви-
дят, — проговорил унимиец. — С точки
зрения физиологии, я еще жив, но моя ду-
ша умерла. Нас практически здесь ничто не
держит. Жители Энжела влачат жалкое су-
ществование. Некоторые не выдержали му-
чений и покончили с собой.
— Так значит, заброшенное поселение,
которое мы видели на берегу, принадлежит
вам? — догадалась Салан.
— Принадлежало, — уточнил мужчи-
на. — Прошло больше месяца с тех пор, как
мы его покинули. Оставаться там у нас не
было сил. Увы, спасения нет нигде. Старуха
Смерть преследует несчастных людей по
пятам. Энжелцы прогневали Бога и теперь
сполна расплачиваются за свои грехи.
— Что же с вами случилось? — поинте-
ресовалась аланка.
Тасконец неопределенно пожал плечами
и устало проговорил:
— Мы и сами толком не поняли. Одна-
жды к нам забрел голодный измученный
путник. Он едва передвигал ноги. Чужаки
появляются в поселке редко, и потому не-
знакомцу оказали достойный прием. Люди
надеялись услышать рассказы о дальних
странах, о жизни в северных городах. В до-
мах ведь сохранилось много книг о древней
могущественной цивилизации.
Смахнув со щеки скупую слезу, унимиец
продолжил:
— Путешественник быстро слабел и
умер через два дня. А спустя декаду в Энже-
ле появились первые больные. Поначалу
никто не обратил на это должного внима-
ния. Однако эпидемия стремительно рас-
пространялась, поражая все новые и новые
жертвы. Вскоре стало ясно — поселок обре-
чен. Люди пытались укрыться в домах, не
выходили на улицу, не общались с соседя-
ми. Увы, драгоценное время было упущено.
Энжел вымирал целыми семьями. Поначалу
родственники хоронили своих близких, но
затем перестали делать и это. Чтобы
остальные знали о распространившейся бо-
лезни, на дверях рисовали черный крест.
— И долго вы пытались отсидеться? —
спросила Линда.
— Дней двадцать, — после небольшой
паузы сказал мужчина. — Петля смерти за-
тягивалась все туже, и уцелевшие обрати-
лись в бегство. Страх гнал энжелцев прочь
из родного поселка. Из пяти сотен нас оста-
лось меньше половины. Ко всеобщему ужа-
су и разочарованию, предпринятая мера не
дала результатов. Беглецы остановились
здесь, в лесу, разбили лагерь и стали дожи-
даться конца своих страданий. Мы уносим
мертвых и тяжело больных в чащу и стара-
емся не вспоминать о них. Скоро безумный
кошмар закончится. Сомнений нет — все
жители Энжела инфицированы. Чужак при-
нес нам погибель. Если хотите жить, не со-
ветую приближаться ко мне.
— Каковы симптомы болезни? Как она
проявляется? — взволнованно вымолвила
врач.
— Сначала человек чувствует себя нор-
мально, — ответил тасконец. — Затем по-
является необъяснимая слабость, теряется
трудоспособность. А дальше… головная
боль, головокружение, тошнота, резкое по-
вышение температуры. Несколько суток
бедняга мучается от ужасного жара. Многие
умирают именно на этой стадии. Мы про-
звали их «счастливчиками».
— Почему, — удивился француз.
— Черный юмор обреченных, — пояс-
нил местный житель. — Те, кто преодолел
кризисный период, превращаются в заживо
разлагающийся организм. Тело покрывает-
ся ужасными язвами. Они быстро лопают-
ся, и оттуда вытекает мерзкая, зловонная
слизь. Человек медленно сгнивает, прекрас-
но осознавая, что именно с ним происхо-
дит.
— Кошмар! — вырвалось у аланки. —
Неужели вы не пробовали найти лекарство?
Наверняка в поселке были медики…
— Трое, — с горечью произнес таско-
нец. — Они оказались честными и смелыми
людьми. Никто из них не пытался спрятать-
ся и отсидеться. Как и следовало ожидать,
смерть настигла докторов в первую оче-
редь. Но даже умирая, врачи продолжали
вести дневник наблюдений и исследова-
ний. К сожалению, никто больше не обла-
дает подобными знаниями.
— Документ сохранился? — поспешно
проговорила Салан.
— Конечно, — кивнул мужчина. — Од-
нако я не могу дать его вам. Каждая страни-
ца дневника заражена. Для здорового чело-
века — это верный шаг к самоубийству.
— Вот именно, для здорового… — уточ-
нила Линда. — Похоже, мы с вами братья
по несчастью.
— С чего ты взяла? — изумленно вос-
кликнул землянин.
— Жак, я врач, — резонно заметила
женщина. — Сходи и посмотри на Вилла. У
него наличествуют все только что перечи-
сленные симптомы. Лишь полный глупец
сделает другой вывод. Надо честно при-
знать — мы заразились во время разведки
поселка. У меня сомнений не осталось. Ви-
рус либо искусственный, либо сильно мути-
ровавший под действием радиации. С ним
не справилась даже наша самая современ-
ная иммунная защита.
— Но я не чувствую себя больным! —
громко возразил де Креньян.
— Пока, — скептически сказала алан-
ка. — И могу объяснить, почему. Белаун не-
осторожно разворачивал покрывало и ис-
пачкался странной слизью. Его кожа не вы-
держала атаки инфекции. Вот почему бо-
лезнь развивается так стремительно. А те-
перь вспомни, сколько раз ты пил с ним из
одной кружки и держался за весла лодки.
— Проклятие! — выругался маркиз. — Я
пережил две эпидемии чумы и подцепил
какую-то заразу на Тасконе. Ну разве не
судьба?
— Не знаю, — вымолвила Салан. — Яс-
но одно — мы серьезно влипли. Если в бли-
жайшее время не удастся найти вакцину —
наши дни сочтены. И тогда у остальных
членов отряда возникнут очень большие
проблемы.
— Идиоты! — Француз схватился за го-
лову руками. — Из-за одной глупой ошибки
мы подставили под угрозу выполнение всей
миссии. Теперь друзьям придется возвра-
щаться обратно пешком. И неизвестно, су-
меют ли они сделать это.
— Перестань, — оборвала Жака женщи-
на. — Мы — не дети. От подобных прома-
хов никто не застрахован. Всего заранее не
предусмотришь. Так зачем и себе, и другим
трепать нервы? Надо бороться и искать вы-
ход из сложившейся ситуации. Не исключе-
но, что эпидемия — это тоже часть войны.
Силы Тьмы не церемонятся в выборе
средств.
С момента высадки в лагерь энжелцев
минуло семь суток. Трудно в двух словах
описать то, что происходило в эти дни. Ко-
гда рассвело, и путники вошли в маленький
поселок, состоящий из трех десятков шала-
шей, их охватил настоящий ужас. Даже
Линда не ожидала увидеть подобного кош-
мара.
На небольшой поляне в центре лагеря
лежали два трупа. Мужчины умерли минув-
шей ночью. Лица бедняг исказила гримаса
боли и отчаяния, конечности неестествен-
но выгнулись в предсмертной судороге. На
груди и руках одного из тасконцев отчетли-
во виднелись гнойные язвы. Удивительно,
но местные жители совершенно не обраща-
ли внимания на покойников. Каждый зани-
мался своим делом: кто-то рубил дрова, кто-
то свежевал тушу кона, кто-то готовил зав-
трак.
— Их надо убрать отсюда, — осторожно
произнесла аланка.
— Не беспокойтесь, скоро мертвецов
унесут, — ответил бородатый унимиец по
имени Клод.
Именно он сейчас руководил уцелевши-
ми. До начала эпидемии этот человек был
скромным учителем и среди своих согра-
ждан особыми достоинствами не выделял-
ся.
— Чтобы хоть как-то оттянуть конец, мы
живем обособленными группами, — пояс-
нил тасконец. — Общение между ними
полностью исключается. Поэтому умерших
хоронят только родственники.
— Это дает какие-то результаты? —
уточнила Салан.
— Отчасти, — вымолвил унимиец. —
Сейчас у нас одиннадцать семей общей чи-
сленностью в девяносто шесть… точнее в
девяносто четыре человека. В пяти семьях
пока нет ни единого случая заболевания.
Они — последняя надежда Энжела. Может,
хоть кто-то уцелеет…
— А вы? — спросил де Креньян.
— Мне не повезло, — с горечью ото-
звался мужчина. — Юноша, лежащий спра-
ва — мой племянник. Несколько дней на-
зад я похоронил сына и брата.
В этот момент к Клоду подошла женщи-
на лет сорока пяти. Когда-то тасконка, ви-
димо, отличалась небывалой красотой и
статью. Ее фигура и сейчас выглядела вели-
колепно. Однако трагические события, об-
рушившиеся на поселение, оставили свой
жестокий след на лице унимийки. Под гла-
зами образовались синеватые мешки, шею
и щеки прорезали многочисленные морщи-
ны, в темных густых волосах виднелась
обильная седина.
Она бросилась на грудь мужу и, утирая
слезы, тихо произнесла:
— Заболели Макс и Криста.
— Господи, за что такое наказание? Не-
ужели ты не мог пожалеть, хотя их? В чем
виноваты безгрешные души? — вырвалось у
тасконца.
Затем он повернулся к путешественни-
кам и проговорил:
— Извините меня. Речь идет о моих вну-
ках. Бедняжкам пять и семь лет. После
смерти их отца мы пытаюсь уберечь детей
от заражения. Построили отдельный ша-
лаш, не прикасались к вещам, соблюдали
предельную осторожность. Не помогло…
— Если инфекция передается воздушно-
капельным путем, подобные меры беспо-
лезны, — заметила врач.
Тасконец и воины быстрым шагом на-
правились к северной оконечности поселка.
Возле высоких стройных деревьев рас-
полагались шесть неказистых, покосивших-
ся шалашей. Около самого маленького без-
утешно рыдала женщина лет двадцати пя-
ти. Клод подошел к невестке и попытался
ее успокоить.
Между тем, Линда откинула полог и
протиснулась внутрь. На мягком матрасике
лежали двое детей. Они были явно напуга-
ны и настороженно поглядывали на незна-
комого человека.
— Как вы себя чувствуете? — ласково
спросила аланка.
— Хорошо, — очень тихо прошептала
девочка. — Только голова немного кружит-
ся.
— А у меня ножки слабые, — вставил
мальчик.
— Ничего, — улыбнулась Салан. — Ско-
ро все пройдет…
— Разве мы не умрем? — задала совсем
не детский вопрос внучка Клода. — Ведь
папа и дядя Грег так и не встали с постели.
Потом их унесли в лес.
— Я помогу вам, — сказала Линда и по-
спешно выбралась наружу.
Посмотрев на Жака и унимийцев, жен-
щина с болью в голосе произнесла:
— К сожалению, симптомы подтвержда-
ются. Бедняжки действительно больны.
— Значит, им осталось жить не больше
декады, — с трудом вымолвил тасконец. —
Дети долго не выдерживают.
— А взрослые? — поинтересовался зе-
млянин.
— Кто как… — выдохнул мужчина. —
Некоторые умирают через пятнадцать дней
после появления первых признаков. Основ-
ная часть держится две декады. Но иногда
люди мучаются и дольше… Впрочем, на-
звать их людьми в подобном состоянии до-
вольно трудно. Они превращаются в живые
трупы, пугая своим видом окружающих.
— Понимаю, — кивнула аланка. — На-
деюсь, вы поможете принести сюда нашего
больного друга. Группа разместится в каких-
нибудь заброшенных шалашах.
— Но ведь они заражены! — вырвалось у
жены Клода.
— Мы тоже, — попыталась улыбнуться
Линда. Салан, де Креньян и двое унимий-
цев неторопливо направились к реке.
Вилл уже не спал. Уходя в лагерь энжел-
цев, друзья предупредили его о своем ско-
ром возвращении.
Время шло, а Линда и Жак не появля-
лись. Белаун начал волноваться и на всякий
случай покрепче сжал автомат.
Голова ужасно болела. Порой в глазах
темнело настолько, что аланец не мог раз-
глядеть даже кромку леса, находящегося в
трех метрах от берега.
Довольно скоро он осознал безысход-
ность собственного положения. Вилл не
мог даже двигаться без посторонней помо-
щи.
Лишь когда возле кустов мелькнули зна-
комые фигуры, воин бессильно опустился
на дно шлюпки.
Тасконцы взяли имущество чужаков, а
француз и аланка, закинув руки товарища
себе на плечи, осторожно понесли его в
сторону леса.
Удивленно взглянув на друзей, Белаун
обреченно произнес:
— Неужели мои дела так плохи?
— Гораздо хуже, чем ты предполага-
ешь, — честно призналась женщина. —
Если за полторы декады мы не найдем ле-
карство, то неминуемо отправимся на тот
свет.
— Идиотизм, — вымолвил Вилл, закры-
вая глаза от очередного приступа головной
боли.
Отряд разместился на южной оконечно-
сти лагеря. Здесь пустовало очень много
шалашей. Рядом располагались две энжел-
ские семьи.
Сразу было видно, что эти люди обрече-
ны. Они с трудом ходили, пытаясь хоть как-
то приготовить скудный обед. Само собой,
остальные унимийцы им не помогали.
У некоторых несчастных отчетливо вид-
нелись лопнувшие язвы. По коже текла от-
вратительная, мерзко пахнущая слизь.
— Это ждет и меня? — с ужасом спросил
аланец.
— Это ждет всех нас, — жестко ответила
врач. — Кого-то раньше, кого-то позже. Мы
виноваты сами. Следовало соблюдать пре-
дельную осторожность, а не лазить по за-
брошенным домам…
— Ну, нет, — покачал головой воин. —
Я не собираюсь сгнивать заживо. Уж лучше
сразу пустить себе пулю в лоб и не мучить-
ся.
— Перестань! — резко выкрикнула Лин-
да. — Что ты расхныкался, как последний
трус! Солдат должен бороться до конца. От
клятвы воинов Света тебя освободит только
смерть. Самоубийство равносильно преда-
тельству.
Между тем, к путешественникам подо-
шел Клод. Он внимательно посмотрел на
Белауна и с горечью в голосе произнес:
— Вижу, у вас самих серьезные пробле-
мы. Моя семья наверняка заражена, но я
прошу к нам больше не приближаться. За-
кон распространяется и на чужаков. Вы
обязаны жить отдельно.
— Хорошо, — согласилась Салан. —
Скажите, куда унесли мертвецов?
— В лес, — спокойно вымолвил таско-
нец. — Кладбище находится в трехстах ме-
трах западнее лагеря.
— Вы хороните покойников? — уточни-
ла аланка.
— Зачем? — пожал плечами унимиец. —
Рано или поздно мы все умрем. Так стоит
ли тратить силы понапрасну?
— Сумасшествие! — раздраженно вос-
кликнула врач. — Из-за вашей безответ-
ственности и разгильдяйства заразятся лес-
ные обитатели. Неудивительно, что эпиде-
мия распространилась даже на семьи, кото-
рые не контактировали с инфицированны-
ми людьми. Болезнь разносится насекомы-
ми и мелкими грызунами. Я уже не говорю
о том, как зловонный запах воздействует на
обитателей поселка.
— Признаюсь честно, мы об этом не по-
думали, — растерянно ответил Клод.
— Выход один — надо немедленно
сжечь разлагающиеся останки, — твердо
произнесла Линда.
— Пожалуй, вы правы, — вымолвил тас-
конец. — Я сейчас же соберу мужчин.
Спустя полчаса отряд из восьми человек
направился вглубь леса. По настоянию Са-
лан, унимийцы надели тканевые маски и
плотные рукавицы. Таким образом женщи-
на пыталась предотвратить заражение лю-
дей.
Увиденная картина шокировала аланку.
На огромной площади в кустах и высокой
траве лежало не меньше сотни гниющих
трупов. Некоторые тела уже превратились в
непонятную бесформенную массу. Трупный
запах был просто ужасающим.
Линду и тасконцев сразу вытошнило, но
никто из них не повернул назад.
Работы длились почти до темноты. Эн-
желцы срубили несколько больших дере-
вьев и соорудили гигантское костровище.
Сюда же приносили и мертвецов.
Чтобы обезопасить себя, трупы перетас-
кивали на волокушах из веток.
Вечером Салан подожгла скорбное со-
оружение. Языки пламени взметнулись
вверх на десятки метров, поднимая ввысь
раскаленный серый пепел.
Тем временем похоронная команда бро-
сала в огонь все новые и новые тела. К сча-
стью, проблем с топливом у унимийцев не
возникало.
Огромный костер безжалостно пожирал
древесину и человеческие останки. Когда
на закате Сириуса небо окрасилось в багря-
ные тона, тасконцы доложили, что трупов в
лесу больше не осталось. Дезинфекция
местности была успешно завершена.
Устало вздохнув, Линда проговорила:
— Первые успехи налицо, теперь оста-
лось дело за малым — найти лекарство от
болезни. Я требую отдать мне дневники ва-
ших врачей. Неизвестно, сколько нам отпу-
щено времени…
И вот минули семь дней. Состояние Бе-
лауна значительно ухудшилось. Вилл по-
стоянно метался от жара, и сбить темпера-
туру никак не удавалось. Бедняга давно по-
терял сознание и бессвязно бормотал в бре-
ду.
Не лучше обстояли дела и у других путе-
шественников. Жак еле волочил ноги, от
сильного головокружения его шатало, слов-
но пьяного.
Сама Салан уже двое суток лежала в по-
стели. Женщина могла лишь читать и про-
водить несложные опыты.
У энжелцев оказалось немало ценных
книг по медицине. Впрочем, первый пра-
вильный вывод сделали умершие доктора-
тасконцы. Они выявили возбудителя болез-
ни и способ распространения инфекции.
Через кожные покровы заражение человека
происходило гораздо быстрее, чем через
дыхательные пути.
Поврежденные клетки вызывали в орга-
низме своеобразную цепную реакцию.
Остановить процесс было уже нельзя.
Скрытый период длился около суток и про-
текал без явных симптомов.
Идеальное оружие массового пораже-
ния. Бороться со столь совершенным виру-
сом в диких условиях, без эффективных ме-
дицинских препаратов, крайне трудно.
Врачам поселения не хватило времени,
и Линда лишь пыталась завершить их рабо-
ту. Если бы женщина начинала с нуля, то
добиться успеха ей бы вряд ли удалось.
Унимийцы создали несколько формул
сыворотки, но закончить исследования не
успели. Все эксперименты они проводили
на себе, тщательно записывая результаты в
дневниках.
Салан ничего не оставалось, как после-
довать их примеру. В тот момент, когда на-
дежда уже покидала аланку, удача, наконец,
улыбнулась Линде. Впрочем, удача ли?
Ночью женщине приснился странный
сон. Салан отчетливо увидела на листе бу-
маги один из вариантов лекарства от
страшной болезни.
Утром трясущимися руками аланка на-
шла это место в дневниках энжелцев. Судя
по всему, тасконцы не рассматривали все-
рьез подобный состав препарата.
Грубейшая ошибка. Повторять промах
унимийцев Линда не собиралась. Такой
шанс предоставляется лишь однажды.
Женщина сразу вспомнила о могуще-
ственных покровителях и об удивительных
видениях Олеся. Она никогда не верила в
случайные совпадения. Силы Света не бро-
сили их на произвол судьбы в трудную ми-
нуту.
На приготовление сыворотки потребо-
валось больше пяти часов. В полдень Салан
приняла первую порцию лекарства.
Уже к вечеру аланка почувствовала себя
гораздо лучше. Говорить об окончательном
успехе было конечно рано, но возможно это
первый шаг на пути к выздоровлению.
Выйдя из шалаша, Линда с облегчением
и радостью взглянула на пылающий диск
Сириуса. Как все-таки прекрасно жить!
Жак, помогавший ей все последние дни,
варил на костре мясную похлебку. Маркиз с
удивлением посмотрел на Салан и спросил:
— Почему ты встала?
— Кажется, я нашла рецепт от этой за-
разы, — сказала женщина.
— Серьезно? — недоверчиво вымолвил
француз.
— Разве по мне не похоже? — с трудом
улыбнулась Линда.
— Тогда иди быстрее к Виллу, — по-
спешно вскочил со своего места де Кре-
ньян. — У него на руках появились гнойные
язвы. Боюсь, скоро процесс станет необра-
тим. Времени у нас немного.
— Сейчас у меня очень мало препара-
та, — произнесла врач, возвращаясь в ша-
лаш. — На приготовление сыворотки пона-
добится несколько часов…
Закончить фразу аланка не успела. Где-
то на северной окраине лагеря раздался
истошный женский крик.
Салан взглянула на землянина и испу-
ганно поинтересовалась:
— Это у Клода?
— Трудно сказать, — ответил маркиз.
— Пойдем, посмотрим, — не терпящим
возражений тоном проговорила Линда.
Путешественники быстро пересекли
нейтральную поляну и вышли к жилищам
главы энжелцев.
Возле детского шалаша отчаянно рыда-
ли жена и невестка тасконца. Сам мужчина
сидел чуть в стороне и, обхватив голову ру-
ками, бессмысленно смотрел куда-то вдаль.
За прошедшие дни Клод сильно изме-
нился. Он похудел, осунулся, в глазах исчез
блеск, появилась неестественная бледность.
Взъерошенные волосы и клочковатая боро-
да придавали ему вид глубокого старца. Бо-
лезнь сломала даже этого крепкого челове-
ка.
— Что случилось? — спросила Салан.
— Макс и Криста умирают, — не подни-
мая головы, произнес унимиец. — Сегодня
их последний день. Доследующего рассвета
бедняжки не доживут.
Аланка забралась внутрь убогого соору-
жения. На том же стареньком матрасе с глу-
боко запавшими глазами лежали два измо-
жденных ребенка. Говорить они уже не мо-
гли.
Рядом стояли миски с едой, но к пище
давно никто не притрагивался. Энжелец не
ошибся. Состояние несчастных крошек бы-
ло критическим.
Линда сняла с пояса фляжку, но тут же
почувствовала на своем запястье чью-то ру-
ку. Женщина резко обернулась и взглянула
на француза. В том, что ее остановил де
Креньян, Салан ничуть не сомневалась.
— Ты хорошо все обдумала? — первым
начал атаку маркиз. — Отдавая вакцину де-
тям, мы подвергаем риску жизнь товарища.
А ведь он — воин Света. Быть может, Белау-
ну суждено спасти миллиарды людей…
— Демагогия, — возразила аланка. —
Прежде всего, я — врач, и мой долг лечить
больных. Что будет дальше — время рассу-
дит…
Выдержав паузу, Линда гораздо мягче
добавила:
— Жак, я обещала малюткам спасти их.
Нельзя лишать детей надежды, даже если
шансы невелики. Тогда слова вырвались в
порыве эмоций, а сейчас у меня есть лекар-
ство. Это судьба. Разве воины Света, двига-
ясь к великой цели, не должны помогать
людям? Милосердие — вот наше предна-
значение.
— Хорошо, — согласился француз. — В
вопросах медицины спорить с тобой беспо-
лезно. Надеюсь, ты не ошиблась.
Напоив детей снадобьем, женщина по-
кинула шалаш. Подойдя вплотную к Клоду,
Салан негромко произнесла:
— Я сделала все, что в моих силах.
Остатки препарата. приготовленного днем,
пришлось отдать твоим внукам. Теперь
жизнь нашего товарища находится в опас-
ности. Необходимо срочно заняться сбором
компонентов. Без помощи энжелцев не
обойтись…
Фраза, сказанная аланкой, не сразу до-
шла до сознания мужчины. Но уже миг спу-
стя, рухнув на колени тасконец схватил
Линду за край куртки. Слезы из его глаз те-
кли ручьем.
— Господи, неужели ты услышал мои
молитвы! — воскликнул унимиец. — Если
хоть кто-нибудь из бедняжек уцелеет, я ваш
должник навечно. Вчера умерла сестра же-
ны. Это сильный удар для семьи. Смерти
детей мы просто не вынесем… Только ска-
жите, что делать. Люди перероют весь лес,
исползают его на четвереньках…
К счастью, составляющие вакцины ока-
зались не столь редки. Энжелцы, услышав о
появлении лекарства, немедленно присту-
пили к поискам.
В полумраке вечера одновременно
вспыхнули десятки факелов. Забрезжившая
впереди надежда придала тасконцам силы.
Изможденные, больные унимийцы отчаян-
но цеплялись за жизнь.
Ночь выдалась бессонной. Люди готови-
ли сыворотку по рецепту, найденному Са-
лан. С еще большим волнением энжелцы
следили за состоянием Макса и Кристи.
Действие препарата проявилось не сра-
зу. Температура спала лишь к утру. И хотя
кожа больных детей по-прежнему имела си-
нюшный оттенок, малыши явно чувствова-
ли себя гораздо лучше.
За последующие пять суток в лагере
умерли четыре человека. Спасти несчаст-
ных не было ни малейшей возможности.
Степень заражения оказалась слишком вы-
сока. Организм ослабевших людей не сумел
противостоять болезни.
Зато остальные тасконцы постепенно
поправлялись. Процесс шел очень медлен-
но, но уже стал необратимым. И как же из-
менились люди! Лица озарились улыбками,
то и дело раздавался заливистый детский
смех, не смолкали громкие разговоры взро-
слых.
Впервые за долгие декады скорби и мол-
чания унимийцы, не боясь заразиться, смо-
гли обсудить свои проблемы. А их накопи-
лось немало.
Смертоносная инфекция буквально вы-
косила население Энжела. В живых оста-
лось меньше восьмидесяти человек, то есть
седьмая часть от первоначальной числен-
ности поселения. С подобным кошмаром
аланцы сталкивались впервые.
Чего не скажешь о де Креньяне. Француз
видел эпидемии и пострашнее.
Путешественники сидели на стволе по-
валенного дерева и неторопливо обедали.
Белаун не мог еще самостоятельно передви-
гаться, и друзья помогали ему выбираться
из шалаша на свежий воздух.
Жак и Линда тоже не совсем поправи-
лись, но опасность уже миновала. Пример-
но через месяц воины надеялись продол-
жить поиски Хранителей.
Мимо чужаков стремительно прошагал
Клод. В небольшой плетеной корзине тас-
конец нес крупные ярко-желтые ягоды.
— Куда спешишь? — с улыбкой оклик-
нул унимийца маркиз.
— Домой, — на ходу ответил мужчи-
на. — Внук и внучка любят рашку. Она
очень питательна и полезна. Быстро восста-
навливает силы. Макс пока слаб, а Кри-
ста — молодец, ест самостоятельно. Не
знаю, как вас и благодарить. Если бы не ле-
карство — в поселке никто бы не уцелел.
Теперь мы подумываем о возвращении в
Энжел. Единственное, что нас останавлива-
ет — это страх заразиться снова. Ведь в до-
мах лежат разлагающиеся трупы.
— Сожалею, но строения придется
сжечь, — произнесла Салан. — Риск слиш-
ком велик. Средств для дезинфекции у вас
нет. Вещи тоже необходимо обработать.
Обязательно прокипятите одежду…
— Есть одна огромная просьба… — не-
уверенно начал Клод. — Люди поручили
мне спросить, не хотите ли вы остаться с
нами. Хоть ненадолго… Мы дадим лучших
учеников, заплатим любую цену. Жители
поселка боятся новых болезней.
— Не знаю, — задумчиво покачала голо-
вой Линда. — Довольно сложный вопрос и
решить его сейчас трудно. Нам нужно тща-
тельно все обсудить и взвесить. Только то-
гда энжелцы получат окончательный ответ.
Тасконец ушел, а француз тут же наки-
нулся на женщину.
— По-моему, ты абсолютно забыла о
том, какая задача стоит перед отрядом! На-
помню: группа должна подняться вверх по
Миссини. Материк достаточно велик, и мы
можем скитаться целую вечность. Из-за бо-
лезни потеряна масса времени! Хватит
играть в благотворительность. Пусть уни-
мийцы сами разбираются со своими труд-
ностями. Ты сделала для них уже достаточ-
но.
— Возможно, — согласилась аланка. —
Но бросить несчастных сейчас — значит,
обречь тасконцев на прозябание в лесу.
Они окончательно деградируют и превра-
тятся в дикарей. Самостоятельно вернуться
в поселок энжелцы никогда не решатся. Я
чувствую это по голосу Клода. В нем звучат
нотки ужаса.
— И честно говоря, я его понимаю, —
вмешался в разговор Белаун. — Меня само-
го трясет от мысли, что нужно похоронить
сотни мертвых тел. Мы — чужаки и покой-
ников не знаем, а каково их родственникам
и близким?
— Похоже, я снова в одиночестве, —
скептически усмехнулся Жак. — Интерес-
но, знал ли Олесь, когда оставлял меня в
гроте с двумя аланцами, что они постоянно
будут составлять коалицию? Думаю, вряд
ли…
— Не обижайся, — мягко вымолвила
Линда. — Поможем унимийцам наладить
привычную жизнь, научим их оказывать
медицинскую помощь, проведем тщатель-
ную обработку и сразу двинемся в путь.
— И сколько декад на это уйдет? — об-
реченно спросил землянин. — Пять, шесть?
— Время покажет, — произнесла Са-
лан. — В любом случае, отряд выполнил
свою миссию. Мы спасли десятки жизней,
значит, наше пребывание на Униме уже не
напрасно. Люди доброту не забывают.
Де Креньян ласково обнял женщину за
плечи. Спорить с аланкой француз не стал.
Он имел несколько иную точку зрения, но
переубеждать Линду не имело смысла.
Высоко в небе пылал гигантский белый
шар. Над лесом парила одинокая хищная
птица. Жизнь прекрасна, а судьба перемен-
чива. Друзья чудом обманули старуху
Смерть, однако вряд ли удача будет сопут-
ствовать им всегда.
.

Глава 3. ПРИЕМ ВО
ДВОРЦЕ
дверь осторожно постучали. Миг

В спустя она слегка приоткрылась, и в


гостиничный номер вошел мужчина
лет сорока в дорогой, расшитой золотом
ливрее. На голове у него был неплохо сде-
ланный парик и высокая изящная шляпа.
Тасконец огляделся по сторонам и негром-
ко произнес:
— Господа, где вы?
Из спальни в нижнем белье выбежал Ти-
но. Помятое лицо японца свидетельствова-
ло о том, что друзья бурно отметили свой
приезд в Мендон. Обед получился на славу.
— Ваш ждет герцог, — удивленно и ис-
пуганно сказал унимиец.
— Отлично, — тотчас отреагировал са-
мурай. — Через десять минут мы будем го-
товы.
— Это нереально, — вырвалось у по-
сланца. — Ведь туалет не может занять
меньше получаса. Завивка, грим, одежда…
— Чепуха, — рассмеялся Аято. Выдер-
жав паузу, японец громко завопил:
— Подъем! Мы чуть не проспали встре-
чу с главой государства.
Только теперь с постели вскочили
остальные воины. Впрочем, Тино оказался
абсолютно прав. Холодный душ быстро
привел путников в чувство. Им не впервой
собираться с такой быстротой.
Спустя десять минут друзья уже пред-
стали перед тасконцем.
За прошедшие с момента приезда в Мен-
дон часы внешний вид наемников сильно
изменился. Они подстриглись, побрились,
до блеска начистили ботинки, привели в
порядок форму.
О клинках и говорить не надо. Оружие у
воинов никогда не ржавело. Брать с собой
автоматы путешественники не решились.
Их предусмотрительность будет неправиль-
но истолкована.
Изумленный тасконец то и дело погля-
дывал на часы. Наконец он понял, что ме-
нять одежду чужаки не намерены, и громко
проговорил:
— Я распорядитель Стив Браун. В мою
обязанность входит представление гостей
его высочеству герцогу Альберту. Не могу
не сказать, ваша полевая форма не внушает
большого уважения. Столичные дворяне
привыкли оценивать людей по роскоши
платьев и камзолов. Дорогие костюмы и
мундиры, золоченые аксельбанты, перстни
и кольца — вот что производит впечатле-
ние.
— Признаться честно, нас это мало бес-
покоит, — вымолвил Олесь. — Мы предста-
вляем здесь сильное и гордое государство.
Возможно, дипломаты оденутся иначе, но
воинам такие излишества ни к чему. Солдат
предпочитает богатству хороший меч.
В ответ тасконец лишь неопределенно
пожал плечами. Его задача — сопровождать
гостей, а не давать им ценные советы. Кро-
ме того, они чужаки и не являются поддан-
ными герцога Менского.
Друзья вышли из гостиницы, обогнули
ее с востока и очутились в великолепном
саду. Аккуратно подстриженные деревья,
ухоженные газоны, десятки разнообразных
фонтанов — это был чудесный, удивитель-
ный мир, в котором человек мгновенно те-
рял чувство реальности.
Вдоль дорожек стояли невысокие метал-
лические столбики с зажженными факела-
ми. Подобное освещение создавало некую
иллюзию таинственности, оттеняя косма-
тые ветви и сверкающие цветными огнями
мозаичные бордюры. В умении создавать
красоту унимийцы знали толк.
Пройдя около ста метров, путешествен-
ники остановились перед дворцом герцога.
Судя по внешнему виду строения, двести
лет назад оно было роскошным пансиона-
том курортного города. Об этом свидетель-
ствовали четыре этажа с огромными окна-
ми, шпили на крыше и широкая, украшен-
ная скульптурными группами лестница.
Автор этих работ явно пытался поведать
всю историю материка. На первых ступенях
находились воины в тяжелых, варварских
доспехах: шлемы с забралами, мечи, щиты,
копья. Часть бойцов повержена и лежит на
земле, часть стоит с гордо вскинутой голо-
вой, поднимая к небу свой родословный
стяг. Скорее всего, композиция символизи-
ровала постоянные вооруженные конфлик-
ты между кланами и победу одного рода
над другим.
Чуть выше располагались совершенно
иные фигуры: танцовщица, застывшая в
изящном пируэте, музыкант, самозабвенно
играющий на каком-то струнном инстру-
менте и художник, с кистью в руках раз-
мышляющий у мольберта. Видимо, это вре-
мя на Униме являлось эпохой расцвета ис-
кусств.
Далее скульптор рассказывал о чудо-
вищной и кровавой войне. Возле орудий за-
мерли артиллеристы. Кто-то подносит сна-
ряд, кто-то перевязывает товарищу рану, и
лишь командир расчета внимательно на-
блюдает в бинокль за полем боя.
Завершали грандиозное творение пило-
ты в комбинезонах и гермошлемах. Их
взгляды устремлены ввысь, к звездам. На
Тасконе начиналась космическая эра.
— По-моему, здесь явно не хватает еще
одной ступени, — с горькой иронией заме-
тил самурай. — Огромный ядерный взрыв,
и люди, сгорающие в его пламени. Для
большего эффекта можно добавить разва-
лины древних городов.
— А вы — циник, — откликнулся Браун.
— Я реалист, — возразил Тино. — Надо
откровенно признать — могущественная
цивилизация рухнула, и мы — лишь ее жал-
кие обломки.
Возле массивных деревянных дверей за-
стыли часовые с обнаженными клинками.
Судя по золотистой форме, они принадле-
жали к дворцовой охране. Толку от такого
вооружения немного, и солдаты выполняли
лишь церемониальные функции.
Подготовка унимийцев не вызывала ни-
каких нареканий. Стороннего зрителя по-
ражали великолепная осанка, прямой бес-
страстный взгляд и полная неподвижность
стражей. Воины словно являлись продол-
жением скульптурной композиции.
— Ждите у входа. Я объявлю о вашем
прибытии, — вымолвил распорядитель.
Он скрылся за дверью и вернулся только
минут через десять.
Щеки Стива горели от возбуждения. С
легкой дрожью в голосе тасконец произнес:
— Все уже в нетерпении. Вас заждались.
Когда войдете, не останавливайтесь и иди-
те прямо к трону. Ближе пяти метров не
подходите. Особых знаков почтения в гер-
цогстве нет, так что глубокого поклона бу-
дет вполне достаточно.
Двери широко раскрылись, и Браун с
важным видом прошествовал в зал. Спустя
мгновение унимиец громко выкрикнул:
— Чужестранцы из Энжела!
Путешественники дружно двинулись
вперед. От былой уверенности не осталось
и следа. Явно чувствовалось их волнение.
Ноги слегка тряслись в коленях, и на то бы-
ли веские основания. Подобного великоле-
пия наемники увидеть не ожидали.
Они очутились в огромном зале с мра-
морными колоннами. Огромные люстры
разливали ослепительное море света. В по-
мещении горели тысячи свечей, превратив-
ших темную ночь в яркий день.
Сотни людей отступили к стенам, обра-
зовав в центре широкий проход. Голова
кружилась от расшитых камзолов, золоти-
стых погон и аксельбантов, блеска драго-
ценностей.
Во дворце воцарилась удивительная ти-
шина. Тасконцы с нескрываемым любопыт-
ством рассматривали чужаков. Слух о пора-
жении Сонторо на дуэли уже облетел сто-
лицу. Это еще больше заинтриговало сто-
личную знать.
В самом конце зала на высоком подиуме
восседал герцог Менский. Его одежда со-
стояла из ярко-зеленого фрака с серебри-
стыми нашивками, высоких, до колен, сапог
и широкополой шляпы с белыми перьями.
В правой руке Альберт держал длинный
золотой жезл. Видимо, данный предмет
являлся атрибутом высшей власти в госу-
дарстве.
Несколько секунд войны и правитель
молча изучали друг друга. Надо признать,
правитель не производил благожелательно-
го впечатления. Ему было около сорока, но,
судя по наложенному гриму и косметике,
он до сих пор пытался молодиться.
Чуть выступающий подбородок указы-
вал на упрямство, а маленькие, постоянно
бегающие глаза на склонность к подлости и
измене. Колючий и злой взгляд Альберта
пронизывал путешественников насквозь.
Глупцом герцог явно не был.
— Рад приветствовать вас в моем госу-
дарстве, — первым заговорил правитель. —
Великая война разделила Униму на множе-
ство независимых территорий. Это не так
плохо, как может показаться поначалу. Од-
нако, один недостаток очевиден — мы
очень мало знаем о северных землях. Ди-
кий, неизведанный край. Но и южные стра-
ны для нас большая загадка. Никто из моих
приближенных не слышал об Энжеле…
Начиналась очередная проверка. Чтобы
доказать силу своего народа, наемникам
придется раскрыть ряд тайн. Чего, впрочем,
Альберт и добивался.
— Прежде чем ответить на возникшие
вопросы, — вымолвил Храбров, — я от име-
ни своих друзей хочу поблагодарить за
столь радушный прием. Мы — обычные пу-
тешественники, попавшие в шторм и чудом
уцелевшие во время разбушевавшейся сти-
хии. Хозяева не всегда проявляют подобное
гостеприимство. Но особенно нас поразило
великолепие дворца. Мои сограждане даже
представить себе не могут, что такая рос-
кошь еще сохранились…
Лесть — великое оружие. Взгляд герцога
сразу потеплел. Он изменил позу и сел бо-
лее расслабленно. В его позе появилась
снисходительность.
Среди придворных послышался легкий
шепот.
Между тем, Альберт небрежно махнул
рукой и громко вымолвил:
— Мы действительно сильное и богатое
государство. Без ложной скромности хочу
сказать, что именно я диктую политику во
всем центральном регионе Унимы. Вам ведь
такое не под силу.
— О, да, — согласился русич. — Энжел
и государством-то назвать трудно. Несколь-
ко крупных поселков вдоль Миссини. Одна-
ко судьба к нам благосклонна. Плодород-
ные земли почти не пострадали от радиоак-
тивных осадков, а в наследство жители
страны получили богатые армейские скла-
ды. Тысячи комплектов новенькой формы,
запасы продовольствия и главное — огне-
стрельное оружие. Немногочисленная ар-
мия Энжела без труда отражала набеги вра-
гов. Сейчас мы окончательно отбили охоту
соседям соваться на нашу территорию.
Было заметно, как правитель нервно за-
ерзал на троне. В его глазах вспыхнул алч-
ный огонь. Без сомнения герцог одержим
жаждой власти.
Альберт уже рисовал в мозгу блестящие
перспективы нового союза. Получив авто-
маты и карабины, войска Мендона без тру-
да захватят весь материк. О таком величии
можно только мечтать, упускать свой шанс
правитель не собирался.
— Если будет подписан мирный дого-
вор, глава Энжела продаст союзникам часть
вооружений? — с волнением в голосе уточ-
нил герцог. — Ведь у вас оно просто ржаве-
ет. А мы поможем друзьям продовольстви-
ем и деньгами.
— Трудный вопрос, — пожал плечами
Олесь. — Группа не имеет полномочий ве-
сти подобные беседы. Тем более, давать
какие-либо обещания. Хотя страна действи-
тельно нуждается в продуктах питания. Это
не секрет. Население государства постоян-
но растет, а пахотных земель катастрофиче-
ски не хватает.
Интерес к путешественникам со сторо-
ны Альберта сразу угас. Тасконец получил
всю необходимую информацию. Об осталь-
ном пусть думают министры.
Правитель повернулся к Брауну и не-
брежно сказал:
— Стив, позаботься о том, чтобы гости
хорошо отдохнули. Представь их обществу
и особенно дамам. Столь смелые и краси-
вые мужчины не должны сегодня скучать.
Они находятся на балу у герцога Менского.
Воины вежливо поклонились правителю
и двинулись вслед за распорядителем.
В тот же миг толпа унимийцев соедини-
лась, и проход перестал существовать. При-
дворные, не стесняясь, принялись обсу-
ждать диалог Альберта с чужаками. До на-
емников то и дело доносились некоторые
обрывки фраз.
На женщин иностранцы впечатления не
произвели. Отсутствовал привычный для
местных красавиц лоск.
Многие не скрывали своего отвращения
по отношению к Карсу. Мутант во двор-
це — неслыханная дерзость. Хотя в каче-
стве экзотики и развлечения кое-кого он
все же заинтересовал.
Мужчины высказывались гораздо осто-
рожнее. Они прекрасно знали, что такое ог-
нестрельное оружие в руках хорошо подго-
товленных солдат.
Несчастный случай с маркизом Сонторо
лишь подтверждал это правило. За некази-
стой внешностью наверняка скрываются
расчетливый ум, стальные мышцы и смелое
сердце.
Неожиданно все разговоры стихли. Вни-
мание присутствующих вновь было прико-
вано к трону, перед которым появился се-
довласый тасконец в золотистой ливрее.
Чопорный старец являлся главным распо-
рядителем торжества. Выдержав паузу, уни-
миец торжественно выкрикнул:
— Герцогиня Менская и принцесса Ни-
коль!
Медленно и грациозно в зал вошли две
женщины. Одной на вид около тридцати
пяти, второй не больше восемнадцати.
Жена правителя страны оказалась тихой
и скромной женщиной. Она никогда не от-
личалась красотой, и свой недостаток ста-
ралась компенсировать милосердием и ду-
шевной теплотой.
Простолюдины ее буквально боготвори-
ли. Тасконка не раз покидала стены дворца
и раздавала на улице бедным детям деньги.
Ее муж и высокородные дворяне воспри-
нимали это как чудачество и слабоумие. К
бедняжке никто никогда серьезно не отно-
сился.
Сейчас герцогиня была одета в роскош-
ное голубое платье с глубоким декольте, на
шее сверкало колье из драгоценных кам-
ней. Она скромно улыбнулась гостям и села
в кресло справа от трона владыки.
Девушка, расположившаяся слева от
Альберта, являлась прямой противополож-
ностью герцогини. С ее юной красотой не
могла соперничать ни одна придворная да-
ма, несмотря на то, что унимийка почти не
пользовалась косметикой.
Правильные черты лица, маленький
прямой нос, чуть припухлые губы и неж-
ный румянец на щеках производили сокру-
шительное впечатление на мужские сердца.
Густые черные волосы украшала изящная
серебряная диадема. Узкое розовое платье
подчеркивало безукоризненность фигуры, а
корсет едва сдерживал молодую упругую
грудь.
В отличие от большинства гостей, прин-
цесса не носила дорогих золотых украше-
ний. Впрочем, они ей и не требовались. На
балу не было бриллианта ярче, чем Николь.
Судя по манерам, покладистостью характе-
ра девушка не отличалась.
Гордый, надменный, снисходительный
взгляд девушки был устремлен куда-то
вдаль. Складывалось впечатление, будто
тасконка не замечает присутствующих в за-
ле людей.
— У принцессы, наверное, немало жени-
хов? — осторожно заметил Аято.
— Не совсем так, — очень тихо ответил
Браун. — Перед вами — единственная дочь
покойного герцога Эдварда. Очень умная и
своенравная особа. Ее образованию позави-
дует любой мужчина. Согласно местным за-
конам, она имеет право выйти замуж толь-
ко за дворянина как минимум в десятом по-
колении. Подобных фамилий в Мендоне не
так уж много…
— Порой для брака хватает и одного
случайного красавца, — улыбнулся саму-
рай.
— Возможно, — согласился унимиец. —
Но Николь — редкое исключение. О ее пре-
зрительных отказах постоянно говорит весь
двор. Сейчас в герцогстве уже никто не пы-
тается добиться руки высокомерной прин-
цессы. Никому не хочется быть посмеши-
щем.
Вошедших в зал дам тасконцы привет-
ствовали уважительными поклонами и ре-
верансами.
Стоило герцогине и принцессе сесть,
как тотчас заиграла музыка. Очень ориги-
нальный стиль, с периодически меняющим-
ся темпом и длинными проигрышами от-
дельных инструментов. Таким образом,
слушатели могли по достоинству оценить
мастерство всех исполнителей.
Между тем, гости направились к столам,
стоящим вдоль стен. Слуги в парадных ли-
вреях разливали вино и подавали изыскан-
ные закуски.
Нельзя сказать, что во дворце процвета-
ло чревоугодие и пьянство, однако каждый
дворянин считал своим долгом пригубить
бокал в доме хозяина торжества. В резуль-
тате, к концу бала некоторые мужчины и
женщины с трудом передвигали ноги.
Впрочем, это давало новую пищу к сплет-
ням и веселило скучающую знать.
Примерно через полчаса заиграла со-
вершенно иная музыка. Более медленная и
мелодичная. Путешественники сразу заме-
тили одну интересную особенность — парт-
неров приглашали на танец не только кава-
леры, но и дамы. Данный факт никого не
шокировал и считался вполне нормальным.
Женщины вели себя достаточно раско-
ванно и двигались легко и непринужденно.
И хотя унимийцы не придерживались в
танце строгих правил, друг друга они каса-
лись лишь кончиками пальцев. Более тес-
ное сближение считалось неприличным.
Один неверный шаг мог привести к ду-
эли с мужем, отцом или братом оскорблен-
ной тасконки. Изящные пируэты с партнер-
шей превращались в весьма рискованное
развлечение.
Однако повес и забияк это лишь заба-
вляло. Ведь вступать в поединок с профес-
сионалом решались далеко не многие, и то-
гда мерзавец начинал откровенно издевать-
ся над родственниками женщины.
Распорядитель очень осторожно и дели-
катно разъяснял чужеземцам нюансы при-
дворной жизни. Стива специально приста-
вили к путешественникам, чтобы по незна-
нию они не наделали глупостей.
Осознав опасность, которую таило в се-
бе занятие танцами, воины посчитали уго-
щение наименьшим злом и приступили к
поглощению разнообразных блюд.
Надо отметить, готовили местные пова-
ра великолепно. Изысканные закуски удо-
влетворяли самым требовательным запро-
сам гурманов. Столь же превосходным ока-
залось и вино, обладавшее терпким сладко-
ватым привкусом.
Наемники негромко делились впечатле-
ниями и не обращали внимания на проис-
ходящее вокруг. Друзья даже не заметили,
как по залу прокатилась волна изумленного
шепота. Лишь когда Браун толкнул Храбро-
ва в локоть, русич обернулся.
От неожиданности землянин невольно
отступил назад. Перед ним с очарователь-
ной улыбкой на устах стояла принцесса. В
ее взгляде совершенно не чувствовалось
враждебности.
— Надеюсь, вы не откажете мне в тан-
це? — нежным голосом спросила девушка.
— Конечно, нет, — поспешно вымолвил
Олесь. — Но во-первых, я абсолютно не
умею так двигаться, а во-вторых, мой внеш-
ний вид наверняка вас скомпрометирует.
— Весьма возможно, именно этого я и
добиваюсь, — усмехнулась Николь. —
Пусть разукрашенные придворные болваны
видят, что одежда в мужчине — не главное.
Вы мне определенно нравитесь…
— Если я правильно понял, речь идет о
довольно рискованной игре, которую зате-
вает очаровательная принцесса, — взволно-
ванно произнес Храбров. — Хотите нанести
оскорбление менской знати и в качестве
оружия избрали меня?
— Вас это пугает? — с презрением в го-
лосе проговорила унимийка.
— Ничуть, — покачал головой русич. —
Наоборот, вы меня заинтриговали. Почему
именно я? Откуда у столь юной дамы по-
добная ненависть к соотечественникам?
— О деталях лучше поговорим во время
танца, — заметила девушка и взяла воина
за руку.
Они вышли на центр зала и в такт музы-
ки начали движение. Кое-что Олесь под-
глядел у гостей, кое-что получалось само
собой, но вела его без сомнения Николь. Со
стороны это наверное смотрелось достаточ-
но комично, но никто из дворян даже не
улыбался.
Большинство пар замерло, с нескрывае-
мым любопытством ожидая развязки. От
удивления герцог едва не выронил жезл.
Ладони тасконских дуэлянтов тотчас легли
на рукояти мечей.
— Похоже, я нажил себе немало вра-
гов, — с горькой иронией вымолвил земля-
нин.
— Не сомневаюсь в этом, — более се-
рьезным тоном произнесла принцесса. —
Прошу прощения, что втянула вас в непри-
ятности. Слух о поединке с маркизом Сон-
торо быстро разнесся по столице. Я решила
не упускать такого благоприятного шанса.
Кто-то ведь должен наказать обнаглевших
самовлюбленных выскочек. При дворе отца
были совсем другие люди. Хотя негодяев
тоже хватало…
— Восхитительно! — саркастически рас-
смеялся Храброе. — Женщины — просто
удивительные создания. Сначала они сде-
лают пакость, а затем найдут для нее безу-
пречнее обоснование. И попробуй потом
отказать…
— Значит, вы меня прощаете? — лукаво
поинтересовалась тасконка.
— Конечно, — кивнул русич. — Однако
в следующий раз поставьте меня в извест-
ность о ваших планах заранее. Не люблю
быть слепым орудием в чужих руках.
Музыка закончилась, и, сделав низкий
реверанс, Николь неторопливо направилась
к своему креслу. Ее глаза сверкали торже-
ством и злорадством.
Несмотря на испепеляющие взгляды
знати, она была довольна совершенным по-
ступком. Чего не скажешь об Олесе.
Воин прекрасно понимал, что оказался в
самом центре дворцовых интриг. Подобную
наглость ему вряд ли простят.
Добавил масло в огонь и Тино. Хлопнув
товарища по плечу, японец язвительно про-
изнес:
— Поздравляю. Ты только что совершил
величайшую глупость. Эта милая девушка
не танцевала на балах уже три года. С того
момента, как умерла ее мать. Теперь всем,
стало ясно, почему… Надеюсь, выйти замуж
за тебя она не предложила?
— Нет, так далеко дело не зашло, — рез-
ко ответил Храбров.
— Боюсь, у нас возникнут большие труд-
ности с продолжением экспедиции, — вме-
шался в разговор Карс. — Группу либо при-
кончат, либо отправят подальше — в тюрь-
му или на каторгу. Уж слишком часто мы
наступаем на больные мозоли сильным ми-
ра сего.
— А может, отряд просто выгонят из
страны? — предложил Воржиха.
— Это не самый худший исход в подоб-
ной ситуации, — грустно усмехнулся саму-
рай. — Вопрос в том — куда? Не оказаться
бы снова на плато.
Тем временем, события развивались с
невероятной быстротой. Не меньше двадца-
ти дворян посчитали себя оскорбленными
поведением чужака. И их совершенно не
волновало то обстоятельство, что русич не
знал о сложных отношениях принцессы и
двора.
Впрочем, высказать свои претензии
Олесю напрямую унимийцы не могли. Ино-
странец являлся гостем герцога, а значит,
находился под его покровительством.
Возле трона образовалось настоящее
столпотворение вооруженных мужчин. Они
требовали от правителя разрешения на по-
единок.
Многим хотелось поквитаться и за Сон-
торо. Ведь маркиз был постоянным членом
свиты Альберта и имел немало высокопо-
ставленных друзей.
Взирая на подданных свысока, герцог
невольно улыбнулся. Ему и самому хоте-
лось проучить заносчивых чужаков. Более
удобного случая не придумать.
Короткая реплика владыки — и слуга
побежал к путешественникам. Посыльный
остановился возле землян и негромко ска-
зал:
— Господа, наш великодушный и спра-
ведливый правитель просит вас подойти к
трону. Возникли некоторые сложности, и
их необходимо разрешить.
— Представление начинается, — язви-
тельно прошептал Аято.
Не задерживаясь ни на миг, воины на-
правились за гасконцем. В какой-то момент
им пришлось двигаться мимо пышущих
гневом и яростью дворян. Однако никто из
дуэлянтов не позволил себе ни толчка, ни
реплики. Правила этикета здесь соблюда-
лись неукоснительно.
— Господа, очень сожалею о случившем-
ся, но вы невольно нанесли оскорбление
моим людям. У нас в стране действуют до-
вольно жесткие законы. Браун должен был
объяснить… — проговорил Альберт.
— Он сделал это, — вымолвил Храбров,
не желая перекладывать вину на распоря-
дителя.
— Таким образом, любой из присутству-
ющих, по своему положению, имеет право
вызвать вас на дуэль, — заметил герцог. —
Ведь, как доложил мой брат, вы являетесь
дворянами… в некотором роде.
— Я самурай в пятнадцатом поколе-
нии, — гордо вставил Тино. — Подобные
намеки неуместны.
— Простолюдином среди нас является
только один, — Добавил русич. — Я не мо-
гу похвастаться такой же родословной, как
мой товарищ, но мои предки всегда при-
надлежали к числу знати моего города.
— Тем лучше, — зловеще ухмыльнулся
правитель. — Теперь я вижу, что имею дело
с настоящими дворянами. Восемнадцать
моих подданных жаждут скрестить мечи с
наглецами. Мне неизвестны нравы Энжела,
а потому принудить чужаков к поединку
никто не вправе. Но в таком случае вам
придется принести им всем извинения.
Сделать это надо публично, дабы они не за-
марали честь пустыми угрозами.
В герцоге сразу чувствовался опытный и
искушенный интриган. Его речь была со-
ставлена так, что не оставляла землянину
ни единого шанса к отступлению.
Либо Олесь унижался пред менским об-
ществом, либо соглашался на дуэль.
Невольно Храбров подумал о коварстве
унимийца. Николь стала лишь поводом для
конфликта, истинная же причина лежала
гораздо глубже. Подобным образом Аль-
берт хотел проверить, чего стоят будущие
союзники. Жестокий мир — жестокие нра-
вы.
— Пусть состоится поединок, — прого-
ворил русич. — Однако удовлетворить всех
желающих я не в состоянии. Одной дуэли
будет вполне достаточно. И, надеюсь, ваше
высочество своей волею освободит меня от
претензий остальных дворян. В противном
случае, мое пребывание в чудесном городе
Мендон превратится в сплошную драку.
— Неплохо подмечено, — искренне рас-
смеялся правитель. — Как гостеприимный
хозяин я выполню вашу просьбу. Больше
никто не посмеет выказывать недовольство
по данному случаю. Думаю, эта маленькая
неприятность не испортит отношения ме-
жду нашими странами?
— Ни в коем случае, — натянуто улыб-
нулся Олесь.
— Превосходно, — вымолвил герцог. —
Теперь можете выбрать себе противников.
Желающие вступить в схватку — перед ва-
ми. Жребий слеп, а я не могу никому отка-
зать.
Землянин бегло взглянул на тасконцев.
Сплошь дорогие камзолы, фраки, мундиры.
На многих лицах наложен слой грима, на
пальцах сверкают кольца и перстни. Среди
дуэлянтов оказались и вспыльчивые над-
менные юнцы и зрелые, умудренные опы-
том воины.
Их объединяло лишь одно — желание
любой ценой убить чужака. Повсюду взор
Олеся встречали горящие ненавистью гла-
за, презрительные ухмылки и выдающее
волнение движение кисти по рукояти меча.
— Нет, — отрицательно покачал голо-
вой Храбров. — Сделать выбор очень слож-
но. Ведь тем самым я обрекаю несчастного
на смерть.
По толпе унимийцев пробежал недо-
вольный ропот. С такой наглой самоуверен-
ностью здесь сталкивались впервые.
Послышались даже возгласы негодова-
ния. И мужчины, и женщины требовали до-
стойно наказать выскочку.
Выдержав долгую паузу, Альберт громко
сказал:
— Барон Ричмонд!
Поединок превращался в театральный
фарс. Сотни ладоней в едином порыве
дружно захлопали. Кто-то облегченно
вздохнул.
Русич посмотрел на принцессу. Ее глаза
расширились от ужаса, а руки судорожно
сжали подлокотники кресла. Только сейчас
девушка поняла, сколь опасную игру она за-
теяла.
Вместе со всеми радовался и Браун. По-
нять его было нетрудно, ведь в этой дуэли
речь шла о чести государства.
— Вам явно не повезло, — снисходи-
тельно заметил Стив. — Барон — лучший
дуэлянт герцогства. На его счету больше
тридцати побед. И довольно часто потер-
певший поражение человек прощался с
жизнью. Наглец совратил чуть ли не поло-
вину придворных дам, но мужья и отцы
оскорбленных женщин боятся связываться
с ним. Дворяне на улице шарахаются в сто-
рону от Ричмонда. Упаси Господь толкнуть
подобного мастера…
Сразу чувствовалось, что распорядитель
говорил о мерзавце с нескрываемым восхи-
щением. Славе развратника и убийцы в сто-
лице завидовали многие молодые мужчи-
ны.
Такова мораль менского общества. Здесь
ценят только силу.
Вперед выступил высокий, широкопле-
чий тасконец. Он поклонился правителю и
учтиво проговорил:
— Ваше высочество, благодарю за ока-
занное мне доверие. Я не подведу герцог-
ства и, надеюсь, принцесса Николь останет-
ся довольна итогом поединка.
Это был ловкий и умелый выпад. От
гнева девушка заскрипела зубами и едва не
разорвала край платья.
Зато на лице Альберта появилась до-
вольная улыбка. Фаворит прекрасно знал,
как лучше угодить своему покровителю.
Землянин не тратил времени на любез-
ности и с интересом изучал унимийца. Ба-
рон оказался немолод. На вид ему лет трид-
цать пять. Значит, горячных и поспешных
действий со стороны тасконца ожидать не
приходится.
Судя по орлиному носу и острым ску-
лам, Ричмонд отличался крайней жестоко-
стью. На левой щеке отчетливо виден длин-
ный красный рубец.
В отличие от других представителей
менской знати, барон не использовал грим,
и недостатки внешности не скрывал. Похо-
же, унимиец гордился своей скандальной
славой.
Дуэлянт повернулся к Олесю и несколь-
ко секунд смотрел на чужестранца. На
мгновение взгляды противников встрети-
лись. К удивлению Храброва, в глазах тас-
конца он не увидел злобы и ненависти. В
них читалась какая-то вселенская пустота и
холодность.
Невольно русич подумал о воинах Тьмы.
Уж не является ли Ричмонд одним из бой-
цов сил Зла? Впрочем, это лишь догадки.
Барон подошел вплотную к Олесю и ти-
хо произнес:
— Советую вам помолиться за упокой
собственной души. Сегодня вы умрете. И не
надейтесь на пощаду. Общество требует
крови…
— Жаль, что законы герцогства так су-
ровы, — согласился землянин. — Я не хочу
никого убивать. Меня вынуждают драться.
На всякий случай, и вы подумайте о заве-
щании.
В глазах унимийца мелькнула искорка
любопытства. Он хотел было что-то ска-
зать, но в последний момент передумал.
Между тем, солдаты в золотистой фор-
ме, создавая в центре зала квадрат, оттесня-
ли гостей к стенам дворца, через пару ми-
нут место для поединка было готово.
В действиях охраны чувствовался навык
и постоянная практика. По всей видимости,
ни один бал герцога не обходился без ду-
эли. Гибель кого-нибудь из гостей стала не-
отъемлемой частью программы.
Путешественники с удивлением обнару-
жили на мраморном полу странную размет-
ку. Именно на обозначенные точки и вста-
ли менские воины.
— Черт подери! — выругался Тино. —
Убийство человека здесь превращено в раз-
влечение. Многие высокопоставленные вы-
родки специально приходят сюда, чтобы
поглазеть на поединок…
— А разве в Морсвиле было иначе? —
возразил Карс. — Люди везде одинаковы.
Выживает сильнейший.
— Не совсем так, — вымолвил саму-
рай. — Учитывая дикие нравы пустынного
города, законы Нейтрального сектора явля-
лись справедливыми и единственно прие-
млемыми. Там схватки позволяли решить
возникающие между расами разногласия.
Не будь таких боев, общая война давно бы
захлестнула Морсвил. На Униме — принци-
пиально другая ситуация. Сохранены осно-
вы древней цивилизации. Действуют шко-
лы, работают заводы, существуют диплома-
тические отношения между государства-
ми…
— Пустая болтовня, — вмешался Хра-
бров. — Какой смысл искать причины, если
мы ничего не можем изменить? Подобным
образом в герцогстве осуществляется есте-
ственный отбор среди знати. И данный
способ не так уж плох. Ведь умный человек
имеет право отказаться от дуэли…
— Это явно не про тебя, — усмехнулся
Аято.
— Не забывайте, я защищаю интересы
могущественного Энжела, — с улыбкой от-
ветил русич.
— Не слишком ли далеко зашла наша
игра? — поинтересовался поляк. — Зачем
нужна легенда, если барон убьет Олеся?
— Логично рассуждаешь, — кивнул го-
ловой властелин. — Вся наша жизнь — бес-
прерывный риск. Добивается успеха тот,
кто идет по лезвию клинка. Высшие силы
не дадут ни секунды на расслабление. Одна
ошибка, и Тьма будет праздновать победу.
Во время разговора Храбров снял куртку
и отцепил ножны от пояса. Вытаскивать
меч он не торопился.
Его противник занимался тем же. Все
выдавало опытность барона — и небрежно
сброшенный камзол, и быстро расстегнутая
рубашка, и умелая последняя проверка ору-
жия.
Взмах руки главного распорядителя — и
бойцы двинулись к центру зала. Постепен-
но стихли все споры, во дворце воцарилась
мертвая тишина. В ожидании захватываю-
щего поединка тасконцы от удовольствия
потирали руки.
— Господа, если у вас нет претензий
друг к другу, объявляю дуэль начавшей-
ся! — громко воскликнул седовласый уни-
миец.
Немедля ни секунды, барон сделал боль-
шой шаг вперед и нанес мощный удар свер-
ху.
На первый взгляд этот выпад казался
опрометчивым. Дилетант наверняка попы-
тался бы воспользоваться благоприятным
моментом.
Роковая оплошность стоила бы бедняге
жизни. Ведь первый натиск тасконца ока-
зался лишь хитрой уловкой. Сразу за ним
последовало резкое боковое вращение. Не
отскочи землянин в сторону, меч унимийца
разрубил бы ему левый бок.
Только теперь Олесь отбросил ножны,
обнажая великолепный клинок. Надо ска-
зать, психологическая атака удалась.
Ричмонд зачарованно смотрел на свер-
кающее лезвие. Впрочем, замешательство
дворянина длилось буквально мгновение.
Придя в себя, барон бросился в новое
наступление.
Тасконец долго его готовил, понимая,
что враг хитер и силен.
Удары на землянина посыпались один
за другим. Надо отдать должное Ричмонду,
действовал он очень профессионально, по-
стоянно меняя направление атаки.
Неопытный соперник давно бы ошибся,
но для Храброва выпады унимийца не ста-
ли неожиданностью. Осторожно пятясь на-
зад, русич терпеливо ждал своего шанса.
Пока ход поединка не вызывал у зрите-
лей опасений. В исходе схватки никто не
сомневался. Пара минут — и всеобщий лю-
бимец, пригвоздив нахала к полу, одержит
очередную победу.
То и дело раздавались одобрительные
возгласы, женщины сопровождали каждый
удар аплодисментами.
И только искушенные дуэлянты пони-
мали — до развязки еще далеко. Мало того,
тактика Ричмонда, приносившая успех в
предыдущих боях, сейчас давала сбой.
Самое прискорбное, что это осознавал и
сам барон. Чувствуя, как легко чужак отби-
вает его атаки, он начал заметно нервни-
чать.
Схватка стала напоминать игру хищника
и отчаявшейся жертвы. И роль добычи,
увы, исполнял тасконец.
Ричмонд не привык к подобному поло-
жению и постарался усилить натиск. А си-
лы человека не беспредельны.
Заметив открытое плечо врага, дворя-
нин нанес сокрушительный удар сверху.
Унимиец так и не сообразил, куда исчез
противник.
Когда барон поднял глаза, клинок Олеся
уже вонзался ему в грудь. Упав на колени,
Ричмонд попытался изобразить улыбку.
— Глупец… — выдохнул дуэлянт и рух-
нул на пол. Кровь тасконца тотчас залила
мраморные плиты.
Землянин склонился к поверженному
врагу. Пульс на руке не прощупывался. Рана
оказалась смертельной.
— Очень сожалею, но он мертв, — про-
говорил Храбров. — Приношу глубочайшие
извинения семье покойного. Я защищался,
и другого выхода у меня не было.
В зале стояло гробовое молчание. Мно-
гие дворяне до сих пор не верили, что над-
менный, своенравный барон Ричмонд ле-
жит бездыханным на полу.
И убил лучшего бойца страны какой-то
чужестранец. В совокупности с поражением
Сонторо складывалась довольно непри-
глядная картина.
Тягостную тишину нарушил голос гер-
цога Мёнского.
— Слава победителю, — без особого во-
сторга произнес правитель. — Вы подтвер-
дили репутацию отличных воинов. Призна-
юсь честно, я не поверил рассказу брата.
Ведь поединка с маркизом он не видел. Те-
перь и мои подданные убедились в мастер-
стве энжелцев.
— Меня вынудили обнажить меч, — от-
ветил русич.
— Не надо скромничать, — иронично
усмехнулся Альберт. — В вас живет дух
убийцы. Это замечательное качество. Увы,
его часто не хватает мендонцам. В против-
ном случае я давно бы расправился с герцо-
гом Бонтским.
— Не смею возражать, — устало сказал
Олесь.
Солдаты унесли труп барона, а слуги
принялись вытирать кровь на полу. Охрана
исчезла также быстро, как и появилась.
Вновь заиграла музыка, и гости начали
танцевать. Бал продолжался, словно ничего
и не случилось.
Разумеется, унимийцы обсуждали пери-
петии дуэли, но делали это спокойно и рав-
нодушно. Смерть человека их не особенно
взволновала.
Бесконечная череда победителей и по-
бежденных… К подобной статистике люди
привыкают быстро.
Путешественники придерживались со-
вершенно иных взглядов на жизнь. Наем-
ники ушли в дальний угол зала и не спеша
потягивали крепкое вино.
Хотелось побыстрее покинуть мрачное
место, но Браун остановил воинов. Столь
ранний уход будет воспринят как неуваже-
ние к хозяину. Обострять отношения с пра-
вителем воины не хотели.
Время от времени, к чужакам подходили
тасконцы. Слащаво улыбаясь, дворяне по-
здравляли Храброва с победой и, задав два-
три бессмысленных вопроса, неторопливо
удалялись.
Судя по всему, подобное поведение счи-
талось в Мендоне правилом хорошего тона.
Некоторые женщины строили путеше-
ственникам глазки, однако приглашать на
танец иностранцев больше не решались.
Прием явно затягивался. Лишь когда не-
бо на востоке начало розоветь, главный
распорядитель объявил о завершении бала.
Гости стали расходится по домам.
Первыми к двери зашагали земляне. Не-
ожиданно на лестнице их остановил совсем
юный офицер. Он лихо козырнул и отче-
тливо проговорил:
— Господа, я адъютант командующего
лейтенант Бигз. Вам предписано явиться
сегодня на встречу с генералом ровно в пят-
надцать часов. Поэтому в четырнадцать
тридцать прошу быть в номере.
— Хорошо, — пожал плечами японец. —
Но сначала я хочу выспаться. Сегодня выда-
лась чересчур насыщенная ночь.
Путешественники проследовали по ал-
лее, обогнули здание и вошли в холл гости-
ницы.
Здесь их ожидал хозяин заведения. Он
услужливо улыбнулся и льстиво произнес:
— Поздравляю с победой. Блестящий
успех! Я, к сожалению, не видел поединок,
но Мендон сейчас только и говорит о по-
дробностях дуэли. Ведь убит лучший боец
герцогства…
— Мы огорчены случившимся, — нерв-
но отреагировал Храбров. — В вашем госу-
дарстве слишком суровые правила жизни.
— Зато всегда остается возможность на-
казать наглеца и хама, — резонно возразил
унимиец.
— Логика, конечно, есть, — согласился
русич. — Однако человека уже не вернешь.
А ведь он мог принести пользу обществу.
Товарищи Олеся, не задерживаясь возле
тасконца, сразу направились к лестнице.
Храбров поспешил вслед за ними.
Открывая дверь, наемники обратили
внимание, что кто-то в их отсутствие побы-
вал в номере. Это не стало для воинов сюр-
призом. Тайная полиция Альберта хорошо
знала свое дело и упустить представивший-
ся шанс не могла.
— Похоже, хозяева убили двух зайцев
одновременно, — философски заметил са-
мурай. — С одной стороны, чужаков прове-
рили в деле, а с другой основательно пе-
ретряхнули наше снаряжение. Пока дей-
ствия унимийцев довольно предсказуемы.
Мы не дипломаты, и церемониться с нами
не имеет смысла.
— Меня волнует, все ли на месте? — по-
спешно вставил Воржиха, берясь за приклад
автомата.
Оружие проверяли с особой тщательно-
стью. Не дай Бог, в решающий момент оно
подведет.
На первый взгляд ни вещи, ни патроны
не исчезли. Зато планшет с топографиче-
скими картами оказался основательно ис-
трепан. О поспешном обыске свидетель-
ствовали загнутые углы, помятые края, на-
рушенный порядок.
Карс иронично усмехнулся и вымолвил:
— Могли бы работать и поаккуратнее…
— А они и не собирались соблюдать
приличия, — возразил Аято. — Это своего
рода демонстрация силы. Чтобы мы не за-
бывали, где находимся. О нашем пребыва-
нии в Мендоне в Энжеле никто не знает.
Если отряд исчезнет, никакого конфликта
не будет. Где находится наша богатенькая
страна, герцог Менский уже выяснил.
— Выходит, мы здорово осложнили себе
жизнь, — проговорил Вацлав. — Меньше
чем за декаду две дуэли и один покойник.
Не чересчур резво? Так можно нарваться и
на опалу.
— Успокойся, — махнул рукой русич. —
Группа действует в рамках законов данного
государства. В обоих случаях инициаторами
поединков были унимийцы. И я, и Тино
лишь защищались. Да и нет смысла здесь
задерживаться. Погуляем по городу, отдох-
нем, запасемся продовольствием — и в
путь. Не забывайте о поисках Хранителей.
— А если они в Мендоне? — спросил
властелин.
— Не исключено, — кивнул головой
Олесь. — Столица герцогства — крупный
город по меркам современной Тасконы. Од-
нако, люди, которых мы ищем, не любят
быть на глазах. Они отшельники. В край-
нем случае — служители веры. Думаю, с
церквей и надо начать.
Споры быстро прекратились. Люди
ужасно устали и хотели спать. Глаза бу-
квально слипались.
Прием у правителя измотал воинов не
меньше, чем длительный переход по пусты-
не. Все проблемы путешественники решили
оставить до утра.
.

Глава 4. ГОСТИ ИЛИ


ПЛЕННИКИ?
аемники точно и скрупулезно рас-

Н планировали свое пребывание в


Мендоне. Но их надеждам не сужде-
но было сбыться. Довольно скоро друзьям
дали понять, что возможности передвиже-
ния группы по стране весьма ограничены.
Мало того, уже на следующий день воинов
вызвали на допрос.
И хотя унимийцы проявляли вежли-
вость и деликатность, другое слово к дан-
ной процедуре трудно подобрать. Чуже-
странцев развели по разным комнатам и
приступили к многочасовым беседам.
За десять суток земляне побывали в че-
тырех ведомствах.
Началось все с военного министерства.
Напротив каждого наемника сидело по
пять офицеров. Тасконцы внимательно слу-
шали путешественников, изредка прерывая
рассказ короткими репликами.
В хитрости мендонцам не откажешь.
Среди массы ничего не значащих уточне-
ний то и дело звучал вопрос, ответ на кото-
рый мог бы повредить безопасности любо-
го государства.
Унимийцев интересовали пути подхода
к Энжелу, система охраны и оповещения,
время смены постов и численность регу-
лярной армии.
Естественно, Храбров либо отмалчивал-
ся, либо заявлял, что подобные сведения не
подлежат разглашению. Нa него не давили,
но спустя час или полтора пытались полу-
чить информацию другим путем.
Несколько раз русич явно ошибся. Од-
нако вряд ли контрразведчики заподозрили
ложь, скорее наоборот, они в очередной раз
убедились в собственной компетентности.
Это признавал и Олесь. Противник ра-
ботал очень профессионально. Земляне
оказались не готовы к столь дотошному до-
просу.
Их отпустили лишь под вечер. Воины,
изрядно измотанные физически и мораль-
но, сразу отправились в ресторан.
Устроившись в укромном углу и затушив
пару свечей, путешественники делились
впечатлениями. Судя по всему, друзья на-
болтали немало лишнего. Многие факты
абсолютно не состыковывались. Подобное
расхождения наверняка заинтересует тас-
концев, а значит, они попытаются получить
более точные сведения.
Не особенно разбираясь в подаваемых
блюдах, наемники почти до полуночи де-
тально обдумывали легенду. Фактически зе-
мляне создали новое государство, которое в
мире никогда не существовало.
В подробностях разногласия конечно
будут, но это вполне нормальное явление.
Каждый человек мыслит по-разному и вос-
принимает жизнь по-своему.
Особое внимание путешественники уде-
лили системе правления, взаимоотношени-
ям людей и мутантов и экспедиции вокруг
материка. Описание катастрофы должно
совпадать даже в мелочах.
Предположения Храброва и Аято полно-
стью подтвердились. Уже на следующий
день допрос у главнокомандующего повто-
рился.
Мендонцы теперь разговаривали, широ-
ко пользуясь полученной информацией. А
проанализировали ее военные неплохо.
Одна беда — застать наемников врас-
плох провокационными вопросами им не
удалось. То, что чужакам позволили нака-
нуне вечером встретиться, было огромной
ошибкой.
После дня отдыха, когда земляне посчи-
тали проверку законченной, группу неожи-
данно вызвали во дворец. На этот раз путе-
шественниками занялась дипломатическая
служба. Возглавлял комиссию сам Эдуард.
Похлопав чужестранцев по плечам, он
поинтересовался их самочувствием и, слов-
но старый приятель, сел в кресло рядом с
русичем. Догадаться, что Олесь и Тино
являлись лидерами отряда, труда не соста-
вило.
Граф начал беседу издалека. Почти це-
лый час дворянин рассказывал историю
возникновения родного государства.
Постепенно унимиец перешел к взаимо-
отношениям герцогства с соседями. Если
поверить ему на слово, так в этой стране
живут одни ангелы. Мендонцы защищают
слабых, безвозмездно кормят голодных, в
убыток себе торгуют с бедными и могуще-
ственной праведной рукой наказывают же-
стоких и алчных.
Энжелу предоставлялся великолепный
шанс укрыться под крылом сильной и вели-
кодушной державы. Надо лишь передать
армии Альберта часть оружия и всегда под-
держивать «старшего брата» на перегово-
рах.
Далее последовали вопросы о планиров-
ке города союзников и возможности от-
крыть в нем посольство. Понизив голос,
Эдуард попросил найти место получше, по-
ближе к городской стене и с хорошим ви-
дом.
Неумелая хитрость тасконца невольно
заставила Храброва улыбнуться. Удиви-
тельно, но дипломаты действовали гораздо
прямолинейнее военных.
Пятичасовой диалог не привел графа к
желанному успеху. Он получил лишь схема-
тичное изображение Энжела и обещание
помочь в выборе подходящего здания.
На следующий день землянам довелось
пообщаться с городскими торговцами. На-
до отдать им должное, стратегических це-
лей унимийцы не преследовали. Это были
не подставные лица, а настоящие дельцы.
Цены на товары, основные потребности по-
тенциального союзника и возможности
рынка — вот вопросы, которые интересова-
ли мендонцев.
Впрочем, довольно быстро тасконцы по-
няли, что имеют дело с довольно бедной
страной. Ее единственное богатство — ору-
жие, но к нему герцог никого и близко не
подпустит.
Постепенно алчный огонь наживы в гла-
зах торговцев угасал. Отправляться в дли-
тельную и опасную экспедицию ради при-
зрачной прибыли, рискуя жизнью и богат-
ством, унимийцы не хотели.
Уже к полудню разочарованные мендон-
цы покинули гостиницу. Однако главное
испытание ждало воинов впереди.
На седьмые сутки пребывания в столице
герцогства в дверь номера осторожно по-
стучал, а затем вошел симпатичный моло-
дой человек лет двадцати пяти в темно-си-
нем костюме и с деревянной тростью в ру-
ках, вкинув взглядом путешественников, он
с улыбкой произнес:
— Господа, я лейтенант Родман, служба
тайной полиции Великого герцога Менско-
го. Прошу вас следовать за мной…
Несмотря на благообразную внешность,
в голосе тасконца отчетливо звучали сталь-
ные нотки. Сразу чувствовалось, что этот
человек привык к полному и беспрекослов-
ному подчинению людей. Несчастные не
раз умоляли его о пощаде. Ведь стоит трем
следователям вынести смертный приговор,
и беднягу не спасет никакой титул.
Карательная служба Альберта пощады
не знала. А он ей всячески потакал. Прави-
тель ужасно боялся дворцового переворота.
Видимо, герцог неплохо разбирался в ин-
тригах подданных.
Было раннее утро, и земляне еще не зав-
тракали, но спорить с Родманом никто не
решился. Наемники быстро оделись и мол-
ча направились за офицером.
Проходя по коридору, Олесь заметил, с
каким испугом на них взирают два охран-
ника гостиницы. Только сейчас землянин
понял, кто является реальным хозяином
страны.
В истории много подобных случаев. Со-
здавая могущественную секретную органи-
зацию, правитель затевает очень опасную
игру.
Облаченная огромной властью, эта
структура постепенно превращается в за-
крытый клан. Доступ в нее постороннему
закрыт. И в какой-то момент руководители
ведомства начинают вмешиваться в поли-
тику государства, пренебрегая волей влады-
ки.
Пройдя по пустынным улицам Мендона,
путешественники оказались перед трех-
этажным особняком с восьмиугольными ко-
лоннами по всему фасаду.
На нижних окнах виднелись металличе-
ские решетки. Возле входа несли службу че-
тыре солдата в красных мундирах.
Внешняя охрана была невелика. Впро-
чем, внутри здания друзья сразу заметили
трех молодых людей в штатском с автома-
тами наперевес.
Они вытянулись перед Родманом в стру-
ну и беспрепятственно пропустили группу в
холл. Двери позади тотчас закрылись. На
душе стало как-то неспокойно.
Из-за сильного волнения Храбров не су-
мел даже рассмотреть росписи на стенах. А
панно отличались разнообразием пейзажей
и яркостью красок. Чувствовалась работа
древних мастеров.
Между тем, лейтенант сделал чужакам
жест остановиться, а сам куда-то исчез.
Ожидание длилось недолго. Из боково-
го коридора вышел высокий унимиец лет
двадцати двух. С легким презрением в голо-
се тасконец вымолвил:
— Господин Храбров, следуйте за мной.
Пожав плечами, русич неторопливо дви-
нулся за мендонцем. Они прошли до конца
здания и поднялись по лестнице на третий
этаж.
Возле массивной резной двери офицер
отступил в сторону и предложил Олесю
войти первым. Храбров решительно шагнул
вперед и оказался в небольшой, практиче-
ски пустой комнате. Точно в центре стояло
одинокое кресло.
— Присаживайтесь, — послышался уве-
ренный властный голос.
Правила игры стали понятны. Свет от
свечей падал только на середину помеще-
ния, тем самым оставляя дальнюю стену в
темноте. Судя по всему, именно там и рас-
положился тасконец.
Землянину ничего не оставалось, как
иронично улыбнуться. Четыре года назад в
Морсвиле Олесь уже сталкивался с подоб-
ным приемом. Будучи наемником Алана,
Храбров в такой же обстановке вел перего-
воры с представителями Нейтрального сек-
тора.
Русич стоял в середине зала, залитого
лучами Сириуса, а его оппоненты скрыва-
лись в тени крыши. Используемые при до-
просе методы выведения человека из пси-
хологического равновесия примитивны и
однотипны.
Стоило землянину сесть, как унимиец
спросил:
— Вас зовут Олесь Храбров?
— Да, — невозмутимо ответил русич.
— Вы являетесь членом разведыватель-
ной группы, посланной в герцогство Мен-
ское для получения ценной стратегической
информации? — произнес тасконец.
— Это досужие домыслы, — усмехнулся
воин. — Мы обычные путешественники,
потерпевшие кораблекрушение. Хотя в
Мендоне отряд скорее всего оказался бы в
любом случае. Наше судно плыло на север
и пропустить столь крупный город не мо-
гло.
— Значит, вы признаете, что столица
страны являлась главной целью экспеди-
ции энжелцев, — мгновенно отреагировал
незнакомец.
Олесь подался чуть вперед, пытаясь рас-
смотреть собеседника. Его попытка успехом
не увенчалась.
— Как к вам обращаться? — поинтересо-
вался Храбров.
Судя по некоторому замешательству,
унимиец не ожидал подобного вопроса.
Обычно люди здесь трепещут от страха и
на подобные реплики не решаются. Но чу-
жестранец держался спокойно и уверенно.
— Господин полковник, — наконец вы-
молвил тасконец.
— Превосходно, — кивнул головой ру-
сич. — Тогда давайте, господин полковник,
разберемся, чего вы хотите. Обвинить нас в
шпионаже? Думаю, большого труда это не
составит. Любые факты можно перетасо-
вать как угодно. Доказывать обратное — аб-
солютно бесполезно. Если же хотите пого-
ворить по душам — пожалуйста. Мы не со-
бираемся ничего скрывать. Хотя, есть неко-
торые тайны, которые я не выдам даже под
пыткой…
— Наивная самоуверенность! — рассме-
ялся офицер. — В этом кабинете развязыва-
лись языки и не у таких смельчаков. У меня
в подчинении есть отличные специалисты.
Они умеют допрашивать. И поверьте, по-
добное зрелище не для слабонервных. А уж
вытерпеть такую боль…
— Будем считать, что я испугался, — зло
произнес землянин.
Ему начинала надоедать высокомерная
болтовня унимийца. Нет ничего хуже, чем
иметь дело с недалеким человеком.
Однако Олесь ошибся. Тасконец был да-
леко не глуп и иронию почувствовал сразу.
— Вы чересчур наглы, — проговорил
полковник, чуть повысив голос. — Но здесь
не дворец, и устраивать спектакль с по-
единком я не намерен. Мне очень многое
не понравилось в ваших предыдущих пока-
заниях. Ложь! Всюду ложь! Концы с конца-
ми постоянно не сходятся. Ну, например,
зачем рисковать жизнью и огибать мате-
рик, когда можно подняться вверх по тече-
нию Миссини?
— А кто сказал, что энжелцы не плавают
по тому маршруту? — возразил Храбров. —
Просто возникли кое-какие проблемы с
местными жителями…
— Чушь! — громко выкрикнул офи-
цер. — Я внимательно изучил карту. Земли
графства Порленского находятся всего в
трехстах километрах от Энжела. Мы под-
держиваем дипломатические отношения с
этим государством. Агрессивностью оно не
отличается.
— Возможно, — согласился русич. — Но
ответьте на один вопрос. Между странами
восточного побережья разве нет зон, где
обитают никому не подчиняющиеся племе-
на людей и мутантов? Неужели бандиты не
нападают на караваны и случайных путни-
ков?
Олесь оказался не готов к такому пово-
роту событий. Сейчас он пытался приме-
нить в унимийских условиях свой опыт, по-
лученный на Оливии.
Впрочем, другого выхода у землянина не
было. Храбров недооценил противника, а
тот изрядно подкопался под их легенду.
Малейшая ошибка — и мендонец пробьет
огромную брешь в обороне путешественни-
ков.
На мгновение полковник задумался. Вы-
держав паузу, тасконец более спокойным
голосом уточнил:
— И Энжел не в состоянии устранить
эту преграду?
— Почему же, в состоянии, — произнес
русич. — Но есть ли смысл? Терять людей,
гоняться по лесам за призраками, затрачи-
вать огромные средства. Крупномасштаб-
ные операции ни к чему не приводят.
— Тогда вы решили попытать счастья на
другом направлении, — догадался уними-
ец.
— Совершенно верно, — подтвердил
Олесь.
Дальнейший допрос проходил в ровном
размеренном русле.
Офицер задавал конкретные вопросы, а
землянин пытался отвечать на них в духе
созданной легенды.
Лишь спустя некоторое время Храбров
понял, что его оппонент — профессионал
высочайшего класса. Весь ход диалога был
просчитан заранее и успешно осуществлен.
Начав с обвинений и резкого тона, пред-
ставитель тайной полиции заставил русича
нервничать и искать пути спасения. Олесю
поневоле пришлось рассказать гораздо
больше, чем обычно.
Постепенно тасконец ослаблял хватку,
но делал это не случайно. Словно змея,
полковник заползал в душу собеседника,
пытаясь выведать самые сокровенные тай-
ны.
Иногда он снова ужесточал тон, однако
ненадолго. Подобный способ допроса боль-
ших успехов не принес, и унимиец решил
от него отказаться.
Теперь противники беседовали пример-
но на равных, хотя сразу чувствовалось, кто
является хищником, а кто жертвой.
В какой-то момент землянин совершен-
но потерял ощущение времени. На часы
Храбров не смотрел и не знал, как долго
длился его диалог с офицером. Отсутствие
окон и постоянный давящий на глаза свет
сбивали с толку и действовали на нервы.
Наконец, тасконец встал и объявил раз-
говор законченным. Русич с облегчением
вздохнул.
Господи, до чего же он был глуп! Страш-
ная эпопея только начиналась.
Олеся вывели из комнаты и препрово-
дили на этаж ниже. Сопровождавший его
унимиец открыл одну из дверей и предло-
жил чужестранцу войти.
Перешагнув через порог, землянин очу-
тился в темнице. Теперь воин по-настояще-
му почувствовал себя пленником. Узкая ка-
мера, деревянные нары, в углу ведро для
оправления естественных надобностей и
крошечное окошко, связывающее человека
с внешним миром — вот и все, что его ожи-
дало.
На улице уже далеко перевалило за пол-
день. Значит, допрос продолжался более
пяти часов.
Храбров обхватил голову руками. Выхо-
да из сложившейся ситуации он не видел.
Воины путешествовали, сражались, преодо-
левали океан — и все напрасно.
Игра окончена. Ничего изменить уже
нельзя. Дверь тюрьмы прочна, а охранник
суров и безжалостен.
Измотанный физически и морально ру-
сич прилег на жесткое ложе. Однако отдых
подследственного не входил в планы мен-
донцев. Вскоре Олеся разбудили и повели в
соседнюю комнату. Проверка продолжа-
лась.
Судя по голосу, с ним разговаривал дру-
гой офицер. Правда, вопросы он задавал те
же самые. Стало понятно — его хотят измо-
тать.
Но именно тогда землянин и почувство-
вал уверенность в собственных силах. Про-
тивник слаб, и ничего иного придумать не
может.
Ответы Храброва стали гораздо жестче,
ироничнее, прямолинейнее. Порой русич
откровенно издевался над своим оппонен-
том.
Впрочем, унимиец заметно уступал пол-
ковнику в интеллекте и изобретательности.
Ничего не добившись, он отправил Олеся
обратно в камеру.
Визит в тайную полицию продлился че-
тверо суток. Все это время воинов беспре-
рывно допрашивали. Их вызывали и днем,
и ночью.
На самочувствие энжелцев никто внима-
ния не обращал. Путешественников корми-
ли один раз в день ужасной несоленой ба-
ландой.
Несмотря на усталость, голод и жажду,
пленники не сломались. До пыток, к сча-
стью, дело не дошло, но нервы чужестран-
цам мендонцы потрепали изрядно.
Храброва в очередной раз подняли ран-
ним утром. Тихо ругаясь, землянин поплел-
ся за унимийцем.
Шедший впереди офицер неожиданно
повернул к лестнице. Они спустились на
первый этаж и вскоре оказались в холле
здания.
Там уже стояли Карс и Воржиха. Посмо-
трев на друзей, Олесь невольно ужаснулся.
Да и кого не ужаснули бы помятая одежда,
давно не бритая щетина, мутный по-
тускневший взгляд? Эмоций у воинов про-
сто не осталось.
Через пару минут привели и Аято. Надо
отдать должное, самурай держался гораздо
лучше. Хотя и его внешний вид был далеко
не блестящим.
Тино нашел в себе силы улыбнуться и
язвительно заметить:
— Рад вас видеть без петли на шее.
Позади землянина тотчас раздался
жесткий голос:
— Вы еще успеете попасть на виселицу.
— Не исключено, господин полков-
ник, — не оборачиваясь, вымолвил япо-
нец. — Но жизнь — сложная штука и порой
преподносит очень неожиданные сюрпри-
зы.
— О, да, — злорадно рассмеялся таско-
нец. — Подобные угрозы эти стены слыша-
ли не раз. Однако люди, произносившие
их, давно гниют на плато, а я, как видите,
жив и здоров.
Офицер вышел из тени, и русич впервые
сумел рассмотреть мендонца. Невысокого
роста, но очень плотный и жилистый муж-
чина лет сорока пяти с короткими черными
волосами.
В чертах его лица нет ничего примеча-
тельного: мясистый нос, пухлые щеки, тя-
желый квадратный подбородок. Совсем
другое дело — глаза. В зрачках буквально
пылали ненависть и злоба.
Причем унимиец испытывал неприязнь
не только к чужакам. Полковник был оди-
ноким хищником, презирающим все чело-
вечество.
В последний раз окинув взглядом путе-
шественников, тасконец громко произнес:
— Следствие закончено. Приносить из-
винения за жесткий прием в моем учрежде-
нии я не намерен. Такого подхода требует
безопасность государства. Вы — солдаты и
должны это понимать. И хотя лжи в показа-
ниях хватает, предъявить конкретные обви-
нения мы пока не можем. Будь у меня боль-
ше полномочий, вашей группе не удалось
бы скрыть правду. Но радоваться не сове-
тую. Я еще никогда не отступал перед пре-
пятствием, и шанс снова побеседовать нам
обязательно представится. А до тех пор от-
ряд не имеет право покидать пределы Мен-
дона. Любая попытка выбраться за город-
скую стену будет расценена как признание
в шпионаже…
— А если у герцога другие планы? —
возразил Храбров.
— Не тешьте себя напрасными иллюзи-
ями, — иронично усмехнулся унимиец. — У
правителя чересчур много дел, и опекать
чужеземцев он поручил мне.
— По-моему, вы слишком рьяно выпол-
няете свою работу. Иногда излишнее усер-
дие только вредит, — заметил Аято, глядя
прямо в глаза собеседника.
Полковник легко выдержал натиск са-
мурая и искренне расхохотался.
— Я рад, что у вас сохранилось чувство
юмора. Сражаться с сильным противником
гораздо интереснее. Победа над ним при-
носит настоящее удовлетворение. К сожа-
лению, в последнее время все чаще попада-
ются трусы и слюнтяи, распускающие язык
при первом же окрике.
— Да вы сумасшедший! — невольно вы-
рвалось у Вацлава.
— Ничуть, — возразил тасконец. — Я
игрок. И ставка здесь — жизнь. Удивитель-
но, но я давно не встречал столь достойных
оппонентов и, признаюсь честно, мне это
нравится. Берегитесь! Я вошел во вкус.
— Значит, мы пленники? — напрямую
спросил Олесь.
— Конечно, нет! — воскликнул офи-
цер. — Вы гости. Гуляйте, развлекайтесь,
веселитесь. У вас кредит от самого герцога.
Разве подобные привилегии предоставляют
пленным?
Спорить с мендонцем не имело смысла.
Он чувствовал свою силу и нагло издевался
над путешественниками.
Земляне бесцеремонно повернулись
спиной к полковнику и направились к вы-
ходу.
— Вы забыли сказать «до свидания», —
крикнул вдогонку унимиец.
— У нас нет желания еще раз встречать-
ся, — небрежно обронил самурай.
— Напрасно, — рассмеялся офицер.
Друзья покинули здание и быстро заша-
гали в сторону гостиницы. Настроение бы-
ло ужасным, а внешний вид наемников мог
напугать кого угодно.
Гуляющие по улицам дворяне невольно
уступали им дорогу. Многие тасконцы
оглядывались, прекрасно понимая, из како-
го заведения выпустили чужаков. О тайной
полиции в городе говорили только шепо-
том.
Еще большее впечатление произвело по-
явление путешественников на распорядите-
ля. Бедняга смотрел на постояльцев уди-
вленными расширенными глазами, словно
увидел мертвецов, поднявшихся из могилы.
В первое мгновение унимиец даже испуган-
но отступил к стене.
— Чего вылупился? — выплескивая
гнев, воскликнул поляк. — Мы не винова-
ты, что в вашей стране гостям оказывают
столь «теплый» прием. Живо неси в наш
номер хороший обед!
— Будет исполнено, — поспешно проле-
петал служащий.
— Не горячись, — остановил товарища
Тино. — Не вымещай злобу на других.
Воины поднялись наверх и буквально
рухнули в мягкие кресла. Лишь сейчас они
осознали, как близко находились к краю
пропасти.
Хватка тайной полиции немного осла-
бла, но надолго ли?
Сделав несколько глотков крепкого ви-
на прямо из бутылки, Вацлав раздраженно
произнес:
— Сволочи! Всю душу из меня вытяну-
ли. Я уж грешным делом подумал, скоро
свихнусь. А особенно доставал этот полков-
ник. Вот мразь! Придирался к каждому сло-
ву. Стоит чуть ошибиться, и он словно
клещ, впивается тебе в глотку.
— Да, противник действительно серьез-
ный, — согласился японец. — И, думаю,
мерзавец от нас не отстанет. Своей леген-
дой мы его не убедили. Опытный профес-
сионал сразу чувствует ложь. Тасконец про-
сто не знает, с какой стороны подступиться
к отряду. Но судя по отдельным репликам,
негодяй упрям и настойчив. И самое непри-
ятное то, что офицер обладает властью ни-
чуть не меньшей, чем герцог. А может даже
и большей…
— И каковы теперь наши планы? —
спросил властелин.
— Будем искать Хранителей, — спокой-
но вымолвил Храбров. — Задача остается
прежней. Как избавиться от слежки и вы-
браться из Мендона, решим позже.
— Значит, ничего менять не станем? —
уточнил Воржиха.
— Пока нет, — ответил русич.
В этот момент в дверь осторожно посту-
чали. Спустя мгновение посыльный вкатил
в комнату тележку с огромным количе-
ством блюд.
Разговор тотчас прекратился, и путеше-
ственники буквально набросились на еду.
После ужасной тюремной баланды жареное
мясо и фрукты казались райским кушаньем.
Не ограничивали себя воины и в вине. К ве-
черу они были уже абсолютно пьяны.
Когда Сириус склонился к горизонту,
Тино и Олесь ушли спать, а Карс и Вацлав,
наплевав на приличия, громко горланили
какие-то воинственные песни.
Впрочем, поляк продержался недолго и,
скатившись с дивана, уснул прямо на полу.
Таким образом, единственным, кто выдер-
жал это нелегкое испытание, оказался вла-
стелин.
Утренние лучи белой звезды осветили
гостиничный номер. Храбров с трудом от-
крыл опухшие глаза. В голове все кружи-
лось и шумело. Вчера воины сильно пере-
брали.
В дальнем углу лежат осколки разбитой
Воржихой вазы. В пьяном виде Вацлав ино-
гда становится буйным, и успокоить его не
так-то легко. Справиться с дебоширом мо-
жет только мутант, который ничуть не усту-
пал поляку в силе.
Слегка пошатываясь, мимо русича про-
следовал Аято. Самурай скрылся в душевой,
и через несколько секунд оттуда раздались
душераздирающие крики.
Однако они ни у кого не вызвали беспо-
койства. Друзья прекрасно знали, японец
большой любитель поплескаться в ледяной
воде. Этот ритуал Тино неизменно сопрово-
ждал бурным проявлением эмоций.
Вскоре самурай вернулся обратно в ком-
нату. Окинув бодрым взором помещение,
Аято иронично покачал головой и, хлопнув
Воржиху по плечу, произнес:
— Подъем. Пора приводить себя в поря-
док. У нас много дел, а времени потеряно
немало.
Практически до обеда путешественники
готовились к выходу в свет. Друзья чистили
и гладили форму, тщательно отстирывали
тюремную грязь, сбривали четырехдневную
щетину.
Ровно в пятнадцать часов земляне поки-
нули номер и спустились в ресторан. Он
оказался заполнен едва наполовину. По-
явление чужестранцев стало полной неожи-
данностью для посетителей заведения.
Слухи по Мендону распространяются
очень быстро, и потому унимийцы с не-
скрываемым изумлением смотрели на вои-
нов. Кто-то в душе злорадствовал, кто-то
им сочувствовал, а в глазах некоторых за-
стыл неподдельный страх.
Не обращая внимания на взгляды тас-
концев, путешественники сели за централь-
ный столик. Тем самым друзья показывали
дворянам, что их дух не сломлен. Даже по-
сле изматывающих допросов в застенках се-
кретной службы воины сумели сохранить
достоинство и честь.
К гостям тотчас подбежал официант.
— Что желаете? — склонился в услу-
жливом поклоне мендонец.
— Легкое вино, рубленое мясо, поболь-
ше фруктов, а остальное — на ваше усмо-
трение, — небрежно сказал Храбров, уса-
живаясь на ближайший стул.
— Будет исполнено, — отчеканил моло-
дой человек и молниеносно исчез.
— Похоже, наше освобождение является
главной городской новостью, — с улыбкой
вымолвил Карс. — Унимийцы буквально не
спускают с нас глаз. Неужели судьба чужа-
ков так взволновала жителей герцогства?
— Вряд ли, — возразил Аято. — Их по-
разило совсем другое. Мы ведь не просто
вырвались из лап тайной полиции, но и
чувствуем себя превосходно. В Мендоне по-
добное случается не часто. После посеще-
ния древнего здания с колоннами люди
обычно отправляются либо на плато, либо
на каторгу, а в лучшем случае попадают в
опалу. В приличные заведения они уж точ-
но не заходят.
— И неудивительно, — поддержал япон-
ца Олесь. — После примененных изуверами
пыток человек нескоро придет в себя. Иной
бедняга и вовсе остается инвалидом. Рас-
считывать на милосердие полковника не
приходится. Он — безжалостный убийца и
садист.
— Значит, мы исключение из правил, —
произнес Вацлав. — Наверное, мерзавцы
побоялись применять свои методы к ино-
странцам. Отряд представляет здесь друже-
ственное герцогству государство.
— Ты ошибаешься, — проговорил ру-
сич. — Тайная полиция Мендона не выби-
рает средства для достижения цели. Него-
дяи готовы на любые преступления. Посмо-
трите внимательно на людей в зале. При
одном только упоминании карательной
службы на их лицах появляется страх. И
это — цвет общества, высокородные дворя-
не! Они без раздумий дерутся на дуэли из-
за случайно оброненной фразы, но ужасно
боятся попасть в застенки палачей. А поче-
му? Да потому что там не соблюдаются ни-
какие законы. Возможно, и сам Альберт на
крючке у тайной полиции. Ведь смерть его
брата скрыта покровом тайны.
— Думаешь, шантаж? — уточнил Тино.
— Не исключено, — ответил Храбров. —
По сути дела в стране существуют две вла-
сти. Одна — видимая, официальная, дру-
гая — скрытая, незримая. И какая сильнее,
я сказать затрудняюсь. Для нас, во всяком
случае, вторая гораздо опаснее.
— Точно подмечено, — улыбнулся вла-
стелин. — По меньшей мере, три человека
постоянно следят за группой. Остальные
посетители давно успокоились, а эти не вы-
пускают нас из поля зрения. Изображают
простых обывателей.
— Такого поворота событий следовало
ожидать, — кивнул Олесь. — Если проана-
лизировать сложившуюся ситуацию, то
можно прийти к удивительному выводу.
Складывается впечатление, будто кто-то
использует отряд в своей игре. И бал, и
приглашение принцессы — звенья одной
цепи…
— А цель? — недоверчиво спросил по-
ляк.
— Остается только догадываться, —
произнес русич. — Чаще всего люди гры-
зутся за власть. Существует несколько кла-
нов, борющихся за влияние при дворе. Сей-
час в фаворе глава тайной полиции. Это
очевидно. Иначе он не действовал бы столь
нагло и самоуверенно. Но у него есть могу-
щественные враги. Мы, к сожалению —
лишь козырная карта в чьих-то руках.
— Придется действовать предельно
осторожно, — вставил самурай. — Изба-
виться от слежки нам теперь вряд ли удаст-
ся. Полковник даже не скрывал, что хочет
уничтожить группу. И у него есть на то вес-
кие основания. Видимо, мы представляем
для мендонца серьезную угрозу.
— Ужасно не хочется влезать в местные
интриги, — заметил Храбров, отодвигая та-
релку. — Но, чувствую, без этого не обой-
тись. Чтобы не оказаться в роли жертвы,
надо знать, с кем имеешь дело. Придется
посетить ряд высокопоставленных особ.
Надеюсь, они проявят должное гостепри-
имство.
— И тут же поведают тебе все дворцо-
вые секреты, — язвительно вымолвил му-
тант. — Голова дорога тогда, когда нахо-
дится на плечах. Обострять отношения с
тайной полицией тасконцы вряд ли риск-
нут.
— Подобную проблему решить неслож-
но, — усмехнулся Аято. — Я знаю способ,
который замечательно развязывает языки.
— Какой? — поинтересовался поляк.
— Золото, — довольно громко сказал
японец. — К счастью, слитки остались на
месте. Грабить путешественников в планы
карательной службы не входило. А в мен-
донском обществе деньги имеют немалый
вес. Дорогие подарки, выпивка, умышлен-
ный проигрыш в карты, подкуп, наконец —
вариантов более, чем достаточно. Алч-
ность — вечный и неистребимый грех че-
ловечества.
Друзья встали из-за стола и неторопли-
во двинулись к выходу из ресторана. Боко-
вым зрением Олесь видел, как несколько
унимийцев тотчас начали рассчитываться.
Профессионалы обычно себя так не ве-
дут. Либо сотрудники тайной полиции при-
нимают воинов за дураков, либо опять дей-
ствуют им на нервы. Тем самым тасконцы
показывают, что отряд находится под по-
стоянным контролем.
В холле стоял владелец гостиницы. Рас-
терянно хлопая глазами, он мучительно со-
ображал, как ему поступить. Выказывать
уважение чужестранцам опасно, презри-
тельно игнорировать — тоже нельзя. Мож-
но навлечь на себя гнев герцога.
В результате унимиец, не придумав ни-
чего лучшего, решил сбежать на улицу. Од-
нако Тино опередил беднягу.
— Любезнейший! — воскликнул саму-
рай. — Задержитесь на минутку.
Словно подстреленная в полете птица
мужчина замер совершенно в нелепой позе.
Затем обернулся и с дрожью в голосе спро-
сил:
— Вы меня?
— Да, да, — улыбаясь, произнес Аято. —
У нас есть маленькая просьба.
На несчастного унимийца было жалко
смотреть. Позади отряда уже появились
агенты секретной службы. С невозмутимы-
ми отрешенными лицами они расположи-
лись чуть в стороне и бесцеремонно под-
слушивали разговор землян с хозяином за-
ведения. Порой создавалось впечатление,
что у наглецов вот-вот вытянутся уши.
— Я весь внимание, — со скорбной фи-
зиономией сказал тасконец.
— Видите ли, — начал объяснение япо-
нец, — мы очень набожные, верующие лю-
ди и хотели бы помолиться в храме. Но вот
незадача… Никто не знает, где у вас церкви
и есть ли они вообще.
С души владельца гостиницы упала це-
лая скала. Унимиец сразу развернул плечи,
выпрямился, отставил ногу назад и с видом
знатока проговорил:
— В Мендоне сохранился великолепный
собор. Он находится недалеко отсюда, бу-
квально в десяти минутах ходьбы. Выйдите
в парк на центральную аллею и сверните на
северо-запад. Сквозь кроны деревьев сразу
увидите темно-синие купола. Их пять, не
ошибетесь. Есть еще две маленькие цер-
квушки за пределами замка, но там черес-
чур много простолюдинов.
— Благодарим за обстоятельный от-
вет, — вымолвил Тино с легкой насмешкой.
Наемники быстро прошли через парк и
вышли к собору. Сразу было видно, что в
жизни древних тасконцев религия занима-
ла огромное место.
Сооружение хоть и не отличалось гран-
диозностью, тем не менее, производило
сильное впечатление. Правильные симме-
тричные формы, точные линии и велико-
лепное оформление. Архитекторы, строите-
ли и художники, создавая этот шедевр,
вкладывали в него всю душу.
Приблизившись к зданию, путешествен-
ники с нескрываемым восхищением рассма-
тривали настенные фрески. От времени
краски поблекли, потеряли яркость, но сце-
ны из религиозного эпоса Унимы по-преж-
нему завораживали людей.
На одной из картин седовласый старец
раздавал хлеб умирающим крестьянам.
Стоя на коленях, тасконцы в отчаянии про-
тягивали к нему руки, а мужчина с умиро-
творенным выражением лица высыпал бул-
ки из большого мешка.
На другой стене старик, вытянув руки
вперед, останавливал бушующий огненный
шторм. Пламя безжалостно пожирало горо-
да, людей, животных, и лишь немногим
удалось спастись от стихии.
— Воспроизведение местных легенд, —
догадался Храбров.
— Наверное, — согласился самурай. —
И судя по фрескам, унимийцы поклоняются
Единому Богу. Не знаю, почему они приня-
ли его за старца, но двести лет назад дан-
ный культ был широко распространен. Де-
нег на сооружение храмов тасконцы не жа-
лели…
— Чего не скажешь о современных мен-
донцах, — язвительно усмехнулся Карс.
— Почему ты так решил? — удивился
Воржиха.
— Это видно по всему, — развел руками
властелин. — Пренебрежительная речь вла-
дельца гостиницы, заросшая дорожка, мох
и трава на фундаменте собора, обсыпавшая-
ся во многих местах штукатурка. Поток
прихожан сюда явно не велик. Иначе по-
жертвования давно бы пошли на благо-
устройство святыни.
Спорить с мутантом никто не стал.
Окинув взором храм, русич решительно
направился к массивным деревянным две-
рям. Как только Олесь их распахнул, в нос
ударил спертый влажный воздух.
Выдержав паузу, Храбров уверенно шаг-
нул внутрь. В здании царил полумрак.
В первое мгновение путники ничего не
могли разглядеть. Лишь спустя пару минут
перед глазами начали появляться расплыв-
чатые очертания предметов.
Два ряда колонн разделяли просторное
помещение на три ровные части. Справа и
слева виднелись деревянные скамьи, значи-
тельная часть которых оказалась сломана.
— Увы, здесь полное запустение, — тя-
жело вздохнув, вымолвил поляк. — Люди
забыли Бога и погрязли в грехе. Неудиви-
тельно, что в стране правит жестокость. У
мендонцев нет веры, а без нее жить правед-
но нельзя.
Кое-как привыкнув к тусклому освеще-
нию, воины неторопливо двинулись по за-
лу. Каждый шаг по каменному полу отда-
вался гулким эхом. Ничто его не смягчало и
не ослабляло. От подобных звуков в душе
невольно все холодеет, а по спине пробега-
ет нервная дрожь.
Через узкие вытянутые окна под купола-
ми собора в помещение проникали слабые,
тонкие лучи Сириуса. От этого ощущение
заброшенности только усиливалось.
Пройдя около ста метров, наемники
остановились перед огромной статуей. Рас-
смотреть ее целиком не позволяла темнота.
— Похоже, нам тут делать нечего, —
проговорил Карс, разворачиваясь к выходу.
— Ну почему же, — раздался чей-то го-
лос. — Истинно верующий всегда найдет
место, где можно помолиться.
От неожиданности земляне вздрогнули
и тотчас схватились за рукояти мечей.
Между тем, из мрака появился мужчина.
Унимиец спокойно проследовал мимо чу-
жаков, поднялся по едва заметной лестнице
на небольшое возвышение, и почти тут же
вспыхнули четыре восковые свечи. Они бы-
стро разгорелись и осветили значительную
часть зала.
Лишь теперь путешественники смогли
разглядеть гигантскую фигуру.
Как и следовало ожидать, это оказался
старец с длиной седой бородой. Он сидел
на скамье, опустив руки вдоль туловища, и
внимательно смотрел куда-то вдаль. Ниче-
го величественного и божественного в его
позе не было. Усталое, изрезанное морщи-
нами лицо, простая крестьянская одежда и
грустные выразительные глаза…
— Это поздняя работа, — громко сказал
тасконец. — Наши предки начали отно-
ситься к Вельту, как к обычному человеку.
И хотя он не раз спасал людей, скептики
перестали верить в его чудеса. В молодости
я не раз бывал в Оклане. Очень большой
город. Даже странно, что он уцелел во вре-
мя катастрофы. Так вот, в нем сохранился
собор, построенный не меньше двух тысяч
лет назад. Там совершенно иное изображе-
ние могущественного Бога. Ведь Вельт не
только защищает, но и карает. Отступни-
кам пощады не дождаться. Кто знает, может
быть, трагедия, случившаяся с нашим наро-
дом — это расплата за совершенные грехи.
— Однако жителям Мендона урок не по-
шел впрок, — скептически заметил Аято.
Священник внимательно посмотрел на
собеседников. Слова самурая его без сомне-
ния заинтриговали.
Впрочем, во взгляде унимийца не чув-
ствовалось осуждения.
Мало того, прочесть мысли мужчины по
лицу не составляло ни малейшего труда.
Хотя тасконцу и давно перевалило за пять-
десят, в глазах настоятеля храма присут-
ствовало что-то детское и наивное.
— Вы и есть те самые чужестранцы, о
которых постоянно болтают в замке? —
прямо спросил священник.
— Да, — кивнул Олесь. — Судьба сми-
лостивилась над нами и сохранила нам
жизнь во время кораблекрушения. Пути
Господни привели нас в герцогство. Прав-
да, мы не знаем, на каком положении здесь
находимся — гостей или пленников?
— Что делать… — философски произнес
унимиец. — Мир еще очень жесток. А если
говорить о прихожанах, то их не так мало,
как вы думаете. В часы молитвы церкви го-
рода переполнены верующими. Простой
люд не потерял надежду на спасение.
— Тогда почему же пустует столь вели-
чественный собор? — поинтересовался ру-
сич.
— Богатство всему виной, — ответил
мужчина. — Оно развращает людей, делая
их глухими к мольбам страждущих. Добро-
та и милосердие — пустой звук для многих
менских дворян. Душевная чистота этих не-
счастных не волнует. Графы, маркизы, ба-
роны погрязли в сладострастии и пороке.
— Так закройте церковь совсем, — пред-
ложил Карс. — Толку от нее все равно нет.
Вы даже не в состоянии нормально осве-
тить помещение.
— Что правда, то правда, — согласился
тасконец. — Но бедность — не вина, а беда.
Рано или поздно люди поймут свои ошибки
и обратятся к Богу. Плохо, если в этот мо-
мент рядом с ними не окажется пастыря.
Ведь грешникам надо будет помочь, про-
явить сострадание, Направить их на пра-
ведный путь. Потому я и нахожусь здесь…
— Похвальная миссия, — вымолвил япо-
нец. — Мы бы хотели поблагодарить Вель-
та за чудесное спасение. Оказаться в Мен-
доне все же лучше, чем на морском дне. По-
звольте группе сделать небольшой дар хра-
му…
Тино достал из кармана несколько сере-
бряных менских диларов и протянул моне-
ты священнику. Изумленно глядя на чуже-
земцев, унимиец взял деньги в ладони. Ему
еще не верилось, что воины пожертвовали
столь значительную сумму.
— Да хранит вас Господь, — растроган-
но проговорил настоятель собора.
— Скитальцам по бескрайним просто-
рам Унимы его милость не помешает, —
улыбнулся самурай. — Это наш скромный
вклад в доброе дело. Надеюсь, ваши тита-
нические усилия не пропадут напрасно. Ве-
личественный храм должен сверкать красо-
той. Любуясь куполами и фресками, люди
внутренне очищаются. И может хоть кто-то
под воздействием божественной благодати
подаст убогому нищему подаяние.
— Блистательная речь, — восхищенно
заметил тасконец. — Вы прирожденный
проповедник. Теперь понятно, почему на
ваших лицах такая одухотворенность. Жаль,
что местная знать потеряла веру. Когда го-
сударством правят набожные люди, жизнь
простых людей гораздо легче.
— На данную тему можно поспорить, —
вставил Олесь. — Но вряд ли сейчас это
уместно. Мендону действительно не хвата-
ет доброты и милосердия.
— Святой отец, — резко переменил тему
разговора Аято, — мы — жители далекой
южной страны и, к сожалению, были долго
оторваны от остального мира. А потому
есть еще один немаловажный вопрос, на ко-
торый хотелось получить ответ.
— Я весь во внимании, — поспешно про-
изнес мужчина.
— До Энжела дошли обрывочные сведе-
ния о людях, сумевших сохранить знания и
культуру древней цивилизации, — продол-
жил японец. — Они отшельники, стороня-
щиеся общественной суеты. Впрочем, ино-
гда монахи помогают страждущим. Нет ли у
вас информации о них? Где искать затвор-
ников?
На несколько минут священник замол-
чал. Заложив руки за спину и о чем-то раз-
мышляя, унимиец медленно прохаживался
по залу. Наконец, настоятель повернулся к
наемникам и произнес:
— Искренне сожалею, но ничем не могу
помочь. Я беседовал со многими путеше-
ственниками и послами. В одних странах
религия находится на высоком уровне, в
других она пребывает в забвении, а в тре-
тьих люди и вовсе поклоняются новым бо-
гам. Но ничего подобного мне раньше слы-
шать не доводилось. Гораздо чаще странни-
ки говорят об ужасном запустении, царя-
щем на гигантских просторах материка. В
мире правят жестокость и властолюбие, ни-
кто не ценит человеческую жизнь.
— Что ж, видимо, это действительно
только слухи, — разочарованно вымолвил
Тино. — Признаться честно, мы надеялись
найти подтверждение полученным сведе-
ниям в столь развитом и цивилизованном
городе. Ведь в Мендон с разных сторон сте-
каются путники и торговцы. В конце кон-
цов, здесь бывает немало бродяг, изрядно
поскитавшихся по Униме.
— Не огорчайтесь, — воодушевленно
проговорил тасконец. — Перед вами скром-
ный служитель храма, покидавший преде-
лы герцогства лишь однажды. А например,
в церкви восточного сектора есть отец
Кляйн. За свою долгую и интересную жизнь
он немало повидал. Обратитесь к нему. На-
деюсь, удача улыбнется вам.
Поблагодарив священника за напут-
ствие, воины двинулись к выходу. Друзья
уже привыкли к темноте, и потому ударив-
ший в глаза свет заставил их зажмуриться.
На мгновение земляне абсолютно поте-
ряли ориентацию. Только спустя пару ми-
нут наемники смогли спокойно осмотреть-
ся по сторонам.
Буквально в десяти шагах от группы сто-
яли трое мужчин. Мендонцы делали вид,
что разглядывают настенные фрески.
Но в это не поверил бы даже младенец.
По внешнему виду, выражению лиц и пове-
дению узнать сотрудников тайной полиции
труда не составляло.
— А парни начинают действовать на
нервы, — заметил властелин. — Ужасно хо-
чется набить мерзавцам морды. Пусть зна-
ют, с кем имеют дело.
— Нет, вступать в конфликт нельзя ни в
ком случае, — возразил Храбров. — Имен-
но такого поступка они от нас и ждут. Тас-
концы специально демонстрируют бесцере-
монность и навязчивость. Стоит отряду
проявить агрессивность, как полковник тут
же объявит чужестранцев вражескими шпи-
онами. Прежде чем герцог примет решение,
пленников уже прикончат.
— Перспективы далеко не радужные, —
раздраженно вымолвил мутант. — Неужели
теперь придется постоянно таскать агентов
за собой?
— Предлагаю обмануть унимийцев, —
сказал русич. — Спустимся вниз из окна го-
стиницы и уйдем во внешний город. Там
много темных дворов и переулков. Когда
мендонцы опомнятся, мы будем уже слиш-
ком далеко.
— Ты недооцениваешь противника, —
вмешался Тино. — Здесь работают профес-
сионалы. Подобный трюк не пройдет. Три
человека, изображающие из себя любите-
лей, — лишь первое видимое звено органи-
зованной слежки. Я заметил еще двух со-
трудников, умело скрывающихся в парке.
Наверняка нас ждут и в гостинице, и у во-
рот замка, и в других оживленных местах
Мендона.
— Значит, от сопровождения не изба-
виться, — с горечью констатировал Олесь.
— Видимо, нет, — утвердительно кив-
нул японец. — А потому надо очень тща-
тельно продумывать все свои действия. Ка-
ждый шаг должен быть выверен и взвешен.
От отряда ждут ошибки. И допустить ее мы
не имеем права.
Земляне неторопливо двинулись в
обратный путь. Шли молча. Для осмысле-
ния сложившейся ситуации требовалось
время.
Они никогда раньше не попадали под
такой жесточайший пресс. Это не открытая
война, когда враг — перед тобой, и его не-
обходимо уничтожить любой ценой.
Обычная лобовая атака к успеху не при-
ведет. Только детально разработанная опе-
рация с привлечением местных жителей
поможет наемникам вырваться из западни.
К счастью, во дворце у путешественни-
ков есть друзья. Пока тасконцы себя не про-
явили, что впрочем, неудивительно. Группа
находится под наблюдением тайной поли-
ции, и контакты с ней чрезвычайно опасны.
Хозяин гостиницы ждал чужестранцев у
входа. Поведение унимийца заметно изме-
нилось. Он больше не нервничал и посто-
янно улыбался.
В их отсутствие с мендонцем наверняка
пообщались люди полковника. Догадка
вскоре подтвердилась. Подойдя вплотную к
постояльцам, тасконец негромко поинтере-
совался:
— Ну как, побеседовали с преподобным
Дэнисом? Довольно занятный человек.
Многие считают священника сумасшед-
шим.
— Почему? — искренне улыбнулся Вац-
лав.
— Некоторым его поступкам нет разум-
ного объяснения, — произнес унимиец. —
Он ведь принадлежит к одному из самых
древних и титулованных родов Мендона.
Юного графа ждала великолепная карьера.
Поговаривали даже, что герцог хотел на-
значить Дэниса командующим армией. Но
дворянин отправился странствовать на се-
вер. Через три года в столицу вернулся со-
вершенно иной человек. Унаследовав
огромное состояние, настоятель вложил все
средства в старый заброшенный храм.
Сколько денег потрачено впустую!
— Разве плохо быть верующим? — спро-
сил самурай.
— Конечно, нет! — воскликнул владелец
гостиницы. — Но зачем приставать со свои-
ми бредовыми идеями к окружающим?
Дэнис постоянно пытается затащить город-
скую знать на церковные службы. Во время
проповедей священник призывает дворян
помочь нищим и убогим. Глупец! Какой
смысл кормить толпу бездельников…
— Неужели дела отца Дэниса столь пло-
хи? — уточнил Аято.
— Хуже некуда, — ответил тасконец. —
Настоятель собора разорен, фамильный
дом давно продан, прихожан до сих пор у
него нет, а древний храм снова начинает
разваливаться.
— Боюсь, сумасшедший не преподоб-
ный, а весь ваш двор, — с усмешкой вымол-
вил японец и направился к лестнице.
Унимиец долго смотрел вслед удаляю-
щимся чужестранцам. Он так и не понял,
что хотел сказать путешественник.
Деньги и выгода для мендонца были
всегда на первом месте. Иных ценностей
владелец гостиницы не знал и не понимал.
Досужие разговоры о спасении души —
хитроумная уловка для легковерных дура-
ков. Надо жить одним днем, не обращая
внимания на беды и невзгоды других лю-
дей. Моральные принципы лишь мешают
достижению власти и богатства.
.

Глава 5. ТАЙНЫ
ГЕРЦОГСТВА
тех пор, как группа Храброва оказа-

С лась в Мендоне, минуло почти три


месяца. За это время путешественни-
ки ни на шаг не приблизились к своему
освобождению.
Тайная полиция герцогства вцепилась в
них мертвой хваткой и выпускать из поля
зрения не собиралась. И хотя открытого
надзора больше не было, воины постоянно
чувствовали слежку и контроль со стороны
секретной службы. По-прежнему действо-
вал запрет на выезд из города.
Прекрасно понимая всю сложность си-
туации, друзья не падали духом и не теряли
время понапрасну. Они внимательно и
скрупулезно изучали обстановку в стране.
Уже через несколько декад наемники
знали главных действующих лиц дворцо-
вых интриг. Теперь каждое невзначай обро-
ненное слово, каждый жест, каждый нело-
гичный поступок приобретали особый
смысл.
Посещая дома богатых мендонцев, при-
сутствуя на балах, участвуя в азартных
играх, путешественники упорно собирали
важную информацию. В ход шли самые раз-
нообразные методы: от мелкого подкупа до
наглого и откровенного шантажа.
В выборе средств воины не церемони-
лись. Правила игры здесь устанавливали
совсем другие люди.
Первое, что сразу стало понятно —
смерть герцога Эдварда не случайна. Он ча-
сто конфликтовал с братом и однажды даже
отправил Альберта в ссылку.
Очень запутанно рассказывали о «не-
счастном случае» и участники той злопо-
лучной охоты. Основной кортеж при стран-
ных обстоятельствах отклонился в сторону
и забрел глубоко в лес.
Когда дворяне вернулись на дорогу, пра-
витель был уже мертв. Бедняга лежал на зе-
мле, а из груди торчала арбалетная стрела.
Стальной наконечник пробил сердце вла-
дыки насквозь. Ни единого шанса выжить.
Виновник рокового выстрела валялся
чуть в стороне. Начальник охраны Эдварда
майор Стонж разрубил мечом череп пре-
ступника напополам.
Смертоносное оружие оказалось крепко
зажато в руке убийцы. Сомнений в честно-
сти и преданности офицера ни у кого не
возникло. Рассказ майора о произошедшей
трагедии полностью подтвердили шестеро
солдат, сопровождавших герцога в пути.
Таким образом в Мендоне сменилась
власть. Для устрашения народа труп чело-
века, виновного в гибели правителя, пове-
сили на центральной площади города. Це-
лую декаду разлагающийся покойник отра-
влял зловонным запахом близлежащие
окрестности.
С точки зрения простого обывателя, ни-
чего особенного не случилось. Охота —
очень опасное развлечение. Выпущенная из
арбалета стрела пощады не знает.
Однако здравомыслящие граждане стра-
ны не сомневались: это — государственный
переворот. Его активными участниками
являлись люди, которым Эдвард всецело
доверял. Без измены тут не обошлось.
Дальнейшие события разворачивались
стремительно.
В течение полугода четверо охранников
правителя погибли при довольно загадоч-
ных обстоятельствах. Еще один свидетель,
опасаясь за свою жизнь, бежал из герцог-
ства.
Последний же солдат стал правой рукой
главы тайной полиции и его палачом. Он
беспрекословно выполнял любые приказы
господина.
В короткие сроки свита герцога претер-
пела существенные изменения. Должность
начальника секретной службы получил по-
вышенный в звании полковник Эллис
Стонж.
Личность весьма колоритная и неодно-
значная. Тасконец родился в семье просто-
го ремесленника и на собственной шкуре
испытал, что такое бедность и тяжелый
труд.
Кроме того, его отец не отличался мяг-
костью характера и не раз прикладывался
кнутом к спине непослушного сына.
Когда мальчику исполнилось пятна-
дцать лет, на родителя «случайно» упало
огромное бревно. Эллис недолго пережи-
вал утрату и записался в армию.
Время оказалось крайне удачным. Вой-
ска герцогства Бонского вторглись на тер-
риторию страны.
Уже в первых боях юный Стонж проявил
беспримерную храбрость и крайнюю же-
стокость. Особенно он был беспощаден к
дворянам противника.
Тогда на данный факт никто внимания
не обратил. Вскоре Эллису пожаловали чин
капрала, а затем и сержанта. Приближался
звездный час унимийца.
В пылу решающего сражения герцог Эд-
вард увлекся атакой и попал в окружение
врагов. Личная охрана и придворные расте-
рянно топтались на месте. Шансы на спасе-
ние быстро таяли.
И тут в бой вступило подразделение
Стонжа. Израненный, окровавленный Эл-
лис сумел пробиться к правителю. Смелый
поступок сержанта не остался незамечен-
ным. Впервые за долгую историю государ-
ства простолюдину присвоили звание лей-
тенанта.
Четырехлетняя война закончилась, и
полк Стонжа расквартировали в городе
Дройт, на границе с герцогством Бонским.
Это ужасная, глухая «дыра», но новоявлен-
ный офицер умел ждать.
Через пять лет в Мендоне произошла
очередная попытка свергнуть действующе-
го монарха. В заговоре участвовали многие
высокородные дворяне.
Преступников безжалостно казнили, а
Эдвард задумался о собственной безопасно-
сти. Его отца убили в возрасте двадцати се-
ми лет. Покушение совершил маркиз Гранд,
двоюродный брат жены правителя. Вывод
очевиден — доверять придворным нельзя.
Ради клановых интересов они готовы на
все.
Именно тогда герцог и вспомнил об от-
чаянном лейтенанте. Эллиса вызвали во
дворец и включили в состав гвардейской
роты.
Почти год Эдвард присматривался к
офицеру. Главными критериями служили
исполнительность и преданность. Стонж
превосходно себя зарекомендовал. Таско-
нец был готов отдать жизнь за монарха.
Правитель оценил рвение лейтенанта по
достоинству и на одном из балов объявил о
назначении Эллиса начальником своей
личной охраны. Ему тут же вручили капи-
танские эполеты.
Мендонская знать пребывала в шоке.
Если бы дворяне могли предвидеть буду-
щее, то сразу бежали бы из страны.
Герцог и Стонж оказались почти ровес-
никами. Дружескими их отношения нельзя
назвать, но определенная близость все же
присутствовала.
Вскоре офицеру присвоили звание май-
ора. Столь головокружительной карьеры
двор прежде не знал.
Единственное чего не добился Эллис —
пожалования дворянского титула. Трудно
сказать, почему так получилось. Вряд ли
правитель боялся осуждения приближен-
ных. Он к ним никогда не прислушивался.
О причинах подобного поступка теперь
спорить бессмысленно. Эту тайну монарх
унес с собой в могилу.
Влияние начальника охраны быстро ро-
сло. Однако по социальному статусу Стонж
не мог сравниться даже с самым захудалым
бароном.
Все больше начали проявляться отрица-
тельные черты характера офицера. Он был
вспыльчив, злопамятен, жесток. Перечень
«достоинств» Эллиса оказался довольно ве-
лик.
Майор буквально ненавидел знатных
мендонцев. Стонж презирал их и считал
глупцами и мерзавцами. Вероятно, унимиец
был недалек от истины, но его чувство по-
степенно перерастало в навязчивую идею, в
настоящую болезнь.
Не исключено, что герцог был осведо-
млен о главном пороке офицера и держал
своего боевого пса на привязи. Майор не
имел права вызвать на дуэль ни одного дво-
рянина.
Бог мой, какие мученья терпел Эллис! В
мыслях начальник охраны не раз вонзал
клинок в грудь графа или маркиза.
Ужасная пытка продолжалась несколько
лет. Надежда на получение титула не
оправдалась, и преданный служака решился
на предательство.
Скорее всего, претендент на престол
предложил Стонжу выгодную сделку. Офи-
цер согласился и каким-то образом под-
страховался. Ведь после покушения убийцы
обычно заканчивают жизнь на эшафоте.
Эллису повезло гораздо больше. Спустя
три декады после гибели Эдварда — и это
настораживает — тасконец получил титул
барона и возглавил тайную полицию. Сла-
бая беспомощная организация преврати-
лась в мощный механизм сведения старых
счетов.
Уже в первый год пребывания на высо-
ком посту бдительный полковник раскрыл
около десятка «заговоров». Преступников
казнили, а их имущество конфисковали.
Постепенно Стонж опутал всю страну
сетью верных доносчиков и палачей. Любое
неосторожно сказанное слово могло стоить
дворянину жизни.
Наверняка Альберт осознавал, какая
опасность исходит от этого офицера, но из-
бавиться от Эллиса был не в состоянии.
Тяжкий грех братоубийства крепко связы-
вал его с полковником.
По сути дела начальник секретной служ-
бы стал тенью герцога. Он обладал огром-
ной властью и фактически не подчинялся
никому.
Впрочем, на открытый бунт Стонж не
решался. Народ Мендона вряд ли поддер-
жит кровавого диктатора. Унимиец готовил
свержение монарха тщательно и неторо-
пливо.
Но судьба жестоко посмеялась над Эл-
лисом.
Осуществлению грандиозных замыслов
неожиданно помешала женщина. Планы
полковника рухнули в одно мгновение.
Беспощадный убийца с признаками ма-
нии величия и шизофрении безумно влю-
бился. Как назло, объект его мечтаний ока-
зался совершенно недоступен. Единствен-
ная девушка в государстве, которая посмела
отказать Стонжу с пренебрежительной лег-
костью. И что удивительно, офицер терпе-
ливо снес нанесенное оскорбление.
Догадаться, от кого потерял голову все-
сильный начальник тайной полиции, труда
не составляет. Конечно это гордая, свое-
нравная, смелая дочь герцога Эдварда
принцесса Николь.
Она открыто рассмеялась в лицо Элли-
су, когда полковник предложил ей близкую
связь. Официально попросить руки прин-
цессы тасконец не мог по другой причине.
Стонж не являлся дворянином в десятом
поколении. А ведь женитьба на Николь от-
крывала властолюбцу путь к трону.
Офицер прекрасно разбирался в законах
герцогства, касающихся престолонаследия.
Монархом становился только отпрыск муж-
ского рода по прямой линии, ближайший к
старшинству.
Если выражаться более доступно, то
мальчик, рожденный дочерью Эдварда,
имел гораздо больше прав, чем сыновья
Альберта, так как он является внуком стар-
шего из братьев. Сложная система, заста-
вляющая постоянно нервничать действую-
щего правителя.
Герцог прекрасно понимал — племян-
ница достигла совершеннолетия и вот-вот
выйдет замуж. При рождении ребенка муж-
ского пола отец сразу потребует регентства
и дележа власти.
Впрочем, и сама девушка создавала дяде
немало проблем. Принцесса никогда не
скрывала того обстоятельства, что не верит
в случайную смерть Эдварда. Вот уже почти
год Альберт буквально трясся от страха при
одном слове «жених».
Помощь вновь пришла со стороны пол-
ковника Стонжа. Стоило высокородному
барону или графу сделать предложение Ни-
коль, как несчастный тотчас прощался с
жизнью. Бедняга либо погибал при зага-
дочных обстоятельствах, либо отправлялся
на плато, обвиненный в государственной
измене.
Очень скоро все осознали — приближе-
ние к красавице грозит верной гибелью.
Желающих испытать судьбу больше не ока-
залось.
Поначалу это обрадовало правителя, но
вскоре он разобрался в ситуации. Одна
опасность сменилась другой. Эллис — без-
жалостный хищник, и когда видит потен-
циальную жертву, с пути уже не сворачива-
ет.
Принцесса представляла собой слишком
лакомый кусочек. Одновременно заполу-
чить самую красивую девушку страны и
трон — разве не удача?
Между герцогом и офицером началась
негласная война. Стонж пытался склонить
дворян к изменению родовых законов. Но
его попытка успехом не увенчалась.
Правила действовали не одну сотню лет
и вполне устраивали мендонцев. Кроме то-
го, знать хоть и боялась полковника, но не
перестала его презирать и ненавидеть вы-
скочку. Многие догадывались о цене полу-
ченного им баронского титула. Эллису не
помогли ни деньги, ни угрозы, ни казни.
В свою очередь, Альберт сумел провести
закон, запрещающий простолюдинам, слу-
жащим в тайной полиции, допрашивать и
привлекать к суду дворян. Правитель нанес
сильный удар по противнику.
Ведь знать считала ниже собственного
достоинства заниматься слежкой и дозна-
нием, тем более, когда карательное ведом-
ство возглавляет отъявленный проходимец.
В подчинении Стонжа находилось лишь
несколько захудалых обедневших баронов,
жаждущих обогатиться на чужом горе.
Часть из них имела серьезные отклонения в
психике.
Впрочем, внутренняя борьба с началь-
ником секретной службы не мешала герцо-
гу исправно подписывать смертные приго-
воры «бунтовщикам». Дворцового перево-
рота монарх боялся больше, чем Эллиса.
Владыку Мендона не любили ни кре-
стьяне, ни дворяне. Первые — за нищету,
бесправие и грабительские налоги, введен-
ные при правлении Альберта. Вторые за
унижение, причиненное им наглым вы-
скочкой и способ прихода к власти.
Братоубийство еще никому и никогда не
прощалось. Эдварда знать тоже не жалова-
ла, но до открытого обострения отношений
дело не доходило.
Постепенно путешественники понима-
ли, что их внезапное появление нарушило
сложившийся баланс сил. Враждующие сто-
роны пытались использовать чужестранцев
в своих корыстных интересах, не особенно
заботясь о жизнях путешественников.
Герцог хотел любой ценой привлечь к
себе колеблющиеся родовые кланы. Дого-
вор о сотрудничестве с надежным союзни-
ком, усиление армии и сбалансированная
внешняя политика наверняка привели бы к
успеху.
Однако такой ход событий не устраивал
Стонжа.
Всеми возможными способами он ста-
рался дискредитировать иноземцев.
Самый простой способ — обвинение в
шпионаже. К сожалению, допросы с при-
страстием ничего не дали. Развязать языки
энжелцам не удалось.
А тут еще на Эллиса начали давить. Ста-
раясь избежать громкого скандала, полков-
ник отпустил пленников, заявив об обыч-
ной проверке и бдительности. Реакция Аль-
берта на поступок офицера оказалась до-
вольно холодной.
Разобравшись в обстановке, воины при-
ступили к осуществлению задуманного пла-
на.
Первым делом наемники посетили цер-
кви в черте внешнего города. В трудные ми-
нуты человек всегда обращается к Богу.
Преподобный Дэнис не солгал.
В храмах Мендона, расположенных в
бедных кварталах, действительно твори-
лось нечто невообразимое. Во время служ-
бы люди стояли даже на улице. О свобод-
ных местах внутри здания и говорить не
приходится.
Крестьяне и ремесленники молились ис-
кренне и отрешенно. Каждое слово пропо-
ведника падало на благодатную почву и да-
вало всходы.
В речи святого отца звучали простые по-
нятные истины. Настоятель призывал уни-
мийцев добросовестно трудиться, не нару-
шать законы и верить в лучшее. «Не совер-
ши зло!» — вот главный смысл его высту-
плений.
Карс, внимательно слушавший тасконца,
повернулся к друзьям и с горечью произ-
нес:
— Жаль, что эти заповеди неукосни-
тельно соблюдает лишь те люди, от кото-
рых ничего не зависит. Стоит человеку по-
лучить власть, как личные амбиции и инте-
ресы государства сразу начинают преобла-
дать над запросами и нуждами граждан. Я
полностью согласен с преподобным Дэни-
сом. Богатство губит душу. Она становится
жадной, злой и беспощадной…
— Из твоих уст подобное откровение
звучит несколько странно, — вымолвил Ти-
но. — Неужели шесть лет назад ты рассу-
ждал точно так же?
— Конечно, нет, — честно признался
властелин. — Вожди глухи к гласу народа.
Беды и заботы простых людей кажутся им
скучными и мелочными. Рвущиеся к пре-
столу властолюбцы ущербны по своей сути.
Скрывая собственную алчность, они посто-
янно твердят о благе страны. Наглая, бес-
стыдная ложь! Ждать проявления доброты
и милосердия от таких правителей не при-
ходится.
Церковная служба закончилась, и уни-
мийцы неторопливо двинулись к выходу.
Лишь спустя полчаса путешественники
сумели пройти внутрь здания. Уже с порога
стало ясно — по внутреннему убранству
храм несопоставим с собором замка.
Маленькое квадратное помещение, убо-
гие росписи на стенах, кривой пол и един-
ственный купол по центру — вот и все. Ста-
туя Вельта не достигала в высоту и полуто-
ра метров, зато над алтарем всегда горели
свечи, а на подносах лежали скромные по-
жертвования бедняков.
Благодаря проникающим через много-
численные окна лучам Сириуса церковь бы-
ла довольно хорошо освещена. В дальней
части храма воины заметили высокого се-
довласого старца в длинном белом балахо-
не. Со стороны он чем-то напоминал Бога,
которому поклонялись мендонцы.
Услышав приближающиеся шаги, свя-
щенник обернулся. С нескрываемым инте-
ресом разглядывая чужаков, тасконец ров-
ным голосом проговорил:
— Добрый день. Я ждал вас. Отец Дэнис
рассказал мне о своей беседе с верующими
иноземцами. Сейчас мало, кто чтит древние
заповеди…
— Жить без Бога в душе нельзя, — вы-
молвил Олесь.
— Неплохо подмечено, — кивнул ста-
рик. — Я бывал в разных странах, посетил
даже Сендон, город, находящийся на запад-
ном побережье материка, и всюду встречал
и зло, и добро. Неважно, кому поклоняется
человек, главное — какие поступки он со-
вершает. Есть народы, почитающие не-
скольких богов одновременно. И это их
право. Нельзя навязывать людям религию.
Вера в сердце каждого из нас.
— Это утверждение не очень увязывает-
ся со словами настоятеля собора, — произ-
нес Тино.
— Дэнис идеалист, — грустно улыбнул-
ся унимиец, — и часто видит лишь одну
сторону монеты. Бедняга мольбами и уве-
щеваниями пытается смягчить черствые ду-
ши знатных дворян. Если его усилия увен-
чаются успехом, мы станем свидетелями
еще одного чуда Вельта.
— А вы не так оптимистичны, — уди-
вился самурай.
— Годы и опыт, — задумчиво сказал
преподобный Кляйн. — Я прожил долгие
семьдесят лет и многое повидал. К сожале-
нию, милосердие и сострадание проявля-
ются не так часто, как нам бы того хоте-
лось. Миром заправляют сила и жестокость.
Горькая истина, но ее надо признать. После
длительных нелегких скитаний я решил по-
святить себя служению людям. Они нужда-
ются в доброте. В герцогстве тысячи голод-
ных и обездоленных. Кто-то ведь должен
позаботиться о них. Ни монарху, ни пол-
ковнику Стонжу до несчастных нет ни ма-
лейшего дела.
— Вы не боитесь мести тайной полиции
за столь крамольные слова? — спросил Вац-
лав. — Офицеры секретной службы очень
злопамятны.
— Нет, — спокойно проговорил таско-
нец. — Я давно ничего не боюсь. Эллиса
Стонжа помню еще мальчишкой. Он стоял
в левом углу церкви рядом с родителями и
затравленно озирался по сторонам. В его
глазах всегда сверкала злоба. Никогда рань-
ше я не встречал человека, испытывающего
такую лютую ненависть к собственным род-
ным и близким. Мои неоднократные по-
пытки повлиять на ребенка результата не
принесли.
— Неужели у подростка не было дру-
зей? — уточнил Храбров.
— Никогда, — ответил унимиец. — Эл-
лис терпеть не мог сверстников. О род-
ственниках даже не говорю. Года два назад
в страшной нищете умерла мать Стонжа.
Сомневаюсь, что офицер знает о ее кончи-
не. Полковника интересует только власть.
Старый священник в квартале бедняков
вряд ли привлечет внимание тайной поли-
ции. Секретная служба ведет борьбу с при-
дворной знатью и к простому народу отно-
сится, как к насекомому, ползающему под
ногами.
— Почему же люди терпят подобное
унижение? — возмущенно воскликнул по-
ляк.
— Привычка и страх, — произнес слу-
житель храма. — Человек — существо
странное. Люди способны смириться с лю-
бым притеснением. Отчасти это даже хоро-
шо. Я с ужасом представляю, какую резню
устроил бы Эллис в случае мятежа. Поги-
бли бы сотни невинных мужчин, женщин и
детей. Увы, моему народу остается лишь
свыкнуться с тяжелой долей и терпеливо
ждать справедливого и великодушного пра-
вителя.
— Глупость! — не выдержал Карс. — Вы
призываете к вечному рабству и противоре-
чите сами себе. Власть никогда не будет до-
брой. В противном случае монарху не удер-
жать трона. Единственный способ изба-
виться от колодок на шее — сбросить их.
Только борьба сделает человека свобод-
ным.
Старик внимательно посмотрел на чужа-
ков и задумчиво покачал головой. Лишь
сейчас он заметил за спинами путников
притороченные мечи.
Священник выпрямился и довольно
громко проговорил:
— Вы солдаты. И дело даже не в форме
и наличии оружия. В вас живет воинствен-
ный дух. Покорность и смирение чужды от-
чаянным бойцам. Поймите правильно, это
не обвинение, а констатация факта. Смерть
для обычных людей является концом их су-
ществования, а потому вызывает непод-
дельный страх. Для воинов же она — зако-
номерный итог сражения. «Лучше умереть,
чем быть опозоренным!» — великий девиз,
перед которым я преклоняюсь. Вы в состоя-
нии защитить себя. Но что делать несчаст-
ным, лишенным подобного дара? Даже
если у мужчины есть автомат или копье,
храбрости у него не прибавится. А вспо-
мните о женщинах, стариках, детях… Так
устроен мир. Одни должны править, Дру-
гие — подчиняться.
— Наверное, вы правы, — поддержал
тасконца Аято. — В любом случае мы не
можем повлиять на ситуацию в Мендоне.
Здесь свои законы. Вмешательство в чужие
дела чревато серьезными последствиями. У
нас совершенно иные цели. Отец Дэнис
обещал помочь…
— Да, да, — кивнул унимиец. — Он пе-
редал мне вашу просьбу. Признаться чест-
но, не уверен, что моя информация прине-
сет какую-нибудь пользу. Все это было
очень давно. Около полувека назад судьба
занесла странника в графство Окланское.
Большую его часть занимают бескрайние
степи. Для человека, привыкшего к лесам и
горам, — довольно унылое и тоскливое ме-
сто. Когда-то огромные поля служили зер-
новой житницей страны. Десятки крупных
городов, поселков и ферм. Во время ката-
строфы все здания, хоть немного возвыша-
ющееся над поверхностью, превратились в
руины.
— Неужели никто не уцелел? — спросил
Олесь.
— На ваш вопрос трудно ответить сра-
зу, — вымолвил преподобный Кляйн. — С
тех пор минули века. Сейчас степные про-
сторы служат пристанищем для беглых пре-
ступников, мутантов и разнообразных чудо-
вищ. Наш караван двигался к городу Ситлу
и попал в засаду разбойников. В яростной
схватке уцелело лишь двенадцать человек.
То, что не сумели сделать люди, довели до
конца шеки. Тогда я еще не знал, чем это
грозит…
— Хищники? — предположил Воржиха.
— Хуже, — произнес старец, — приро-
жденные убийцы. На территории герцог-
ства подобные твари не водятся. Представь-
те себе огненно-рыжий цвет шкуры, крова-
вые глаза в виде ровного треугольника,
огромный рог на лбу и острые, как сталь-
ной клинок, зубы… Шеки обычно живут и
нападают парами — самец и самка. В холке
они достигают полутора метров и весят
сто — сто двадцать килограммов. При
встрече с ужасным чудовищем у человека
нет ни единого шанса на спасение.
— А если попробовать убежать? — про-
говорил поляк.
— Даже не пытайтесь, — возразил тас-
конец. — Быстроногие убийцы с трудом, но
догоняют лошадь. Кроме всего прочего, у
них есть одна неприятная черта — щеки
никогда не ограничиваются малым. Звери
не остановятся, пока не прикончат послед-
нюю жертву. Насыщение мало интересует
хищников.
— Как же вам удалось спастись? — спро-
сил Храбров.
— Чудом, — вымолвил священник. —
Мы разбежались в разные стороны, надеясь
таким образом ввести тварей в заблужде-
ние. Я прекрасно слышал, как в предсмерт-
ной агонии кричали мои товарищи. Мину-
ло уже почти пятьдесят лет, а вопли не-
счастных до сих пор снятся мне в ночных
кошмарах. Не знаю, был ли я последним, но
прошло не меньше получаса, прежде чем,
сзади раздался рев зверя. Мне ничего не
оставалось, как молить Бога о спасении. В
тот момент, когда шек настиг беглеца,
сверкнул яркий луч, и бездыханное живот-
ное рухнуло в траву.
— Лазер! — догадался русич.
Без сомнения, Олесь допустил грубей-
шую ошибку. С нескрываемым подозрени-
ем унимиец посмотрел на землянина. Судя
по всему, в Мендоне давно забыли о суще-
ствовании столь грозного оружия.
— Вы хорошо осведомлены, — заметил
отец Кляйн. — Неужели видели лазер в
действии? На меня он произвел неизглади-
мое впечатление.
— Нет, энжелцам досталось несколько
древних экземпляров. Но, к сожалению, ка-
рабины в нерабочем состоянии. Время без-
жалостно к предметам старины, — поспеш-
но вставил самурай, сильно толкая товари-
ща в спину.
— Понимаю, — успокоившись, произнес
тасконец. — Поверьте, это очень страшное
оружие. Луч едва не срезал шеку голову, а
ведь кожу хищника не пробить даже кинжа-
лом. Единственный способ уничтожить
кошмарную тварь — попасть ей в верхний
глаз.
— Что же было с вами дальше? — ве-
жливо уточнил Вацлав.
— Меня, совершенно обессиленного и
напуганного, принесли в полуразрушенный
храм, — проговорил священник. — Я хоро-
шо отдохнул и выспался, а когда вышел на
улицу, был поражен увиденным. Люди со-
здали в степи маленький уголок рая. Кро-
шечный пруд, плодовые деревья, посадки
овощей и мирно пасущиеся коны — вот что
предстало моему взору. В давно забытом,
заброшенном месте снова возродилась
жизнь. Поначалу удивляло отсутствие жен-
щин. Причина выяснилась чуть позже. Не-
знакомцы оказались отшельниками. Два
старика и двое юношей.
— Как они называли друг друга? — по-
интересовался японец.
— Старших — учитель, — произнес уни-
миец, — учеников — по имени. Хотя одна-
жды прозвучало странное сочетание слов:
«Хранители веры». Думаю, затворники пы-
тались сберечь древние религиозные кано-
ны. Будущим поколениям без накопленных
предками знаний не обойтись.
Последние слова тасконца никто уже не
слышал. Молчаливо переглядываясь, путе-
шественники внутренне торжествовали.
Наконец-то найдена нить, которая приве-
дет их к цели.
Еще одно удивительное стечение обсто-
ятельств. Именно о таких подсказках и го-
ворил Аргус.
В жизни воинов Света многие события
предопределены заранее. Надо лишь не
расслабляться и обращать внимание на ме-
лочи.
Заметив, что его собеседники сильно
возбуждены и обрадованы, отец Кляйн вы-
молвил:
— Друзья, я стараюсь по мере возмож-
ности помогать людям. Особенно когда они
в чем-нибудь нуждаются. А потому прошу
вас не забывать: описанные мною события
происходили около полувека назад. За про-
шедшие годы в северных степях многое из-
менилось. Графство Окланское — неспо-
койное и опасное место. Торговцы, прибы-
вающие оттуда, постоянно сообщают о
дерзких нападениях бандитов. Возле Ситла
появился человек по имени Родман. Раз-
бойник объявил себя императором Унимы
и собирает сброд со всего материка. По слу-
хам у него уже несколько сотен бойцов. Ма-
ленькая колония отшельников находится
как раз в том районе.
— Спасибо за предупреждение, — по-
благодарил священника Олесь. — Вы дей-
ствительно нам очень помогли. Теперь нам
не придется блуждать в бесцельных поис-
ках по бескрайним просторам Унимы. А что
касается времени, то ведь у старцев были
ученики…
— Но даже им сейчас давно за шестьде-
сят, — уточнил тасконец.
Путешественники вышли из церкви и
неспешно направились к гостинице.
Первая часть миссии выполнена. Наем-
ники выяснили, где расположено убежище
Хранителей.
До него, конечно, далеко, но большие
расстояния никогда не пугали воинов. Веч-
ные скитания — удел маленького отряда.
Карс и Воржиха чуть вырвались вперед,
а Тино слегка отстал.
Русич обернулся к японцу и негромко
спросил:
— Тебя что-то смущает? Не веришь в по-
лученные сведения?
— Наоборот, — иронично усмехнулся
Аято. — Я на сто процентов уверен, в прав-
дивости рассказа настоятеля. Наверняка за-
творники до сих пор скрываются в том по-
луразрушенном храме.
— Тогда в чем дело?
— Мне уже почти сорок лет, — задумчи-
во проговорил самурай. — Значительная
часть жизни позади. Невольно начинаешь
размышлять о пройденном пути. О многом
можно жалеть, допущено немало ошибок.
Но сегодня Тино Аято в очередной раз по-
лучил подтверждение того, что от человека
в этом мире ничего не зависит.
— Ерунда! — возразил Храбров. — Если
Бог и вмешивается в дела смертных, то
только в крайних случаях. В остальное вре-
мя люди предоставлены сами себе. Они со-
вершают безумные глупости, беспрерывно
воюют, убивают друг друга. Разве Всевыш-
ний допустил бы такое, если бы постоянно
следил за нами?
— Не знаю, — неуверенно покачал голо-
вой Тино. — Вдруг подобное положение ве-
щей его вполне устраивает? Ты смотришь
на ожесточенную, безжалостную схватку
насекомых и даже не пытаешься ее прекра-
тить. Почему? Ответ прост — судьба ни-
чтожных тварей тебе безразлична.
— Тогда зачем нас всех собрали вместе?
Обряд посвящения и великая миссия спасе-
ния мира — просто слова? — раздраженно
спросил Олесь.
— Нет, — ответил японец. — Мы дей-
ствительно нужны человечеству. Война
должна закончиться нашей победой. Иначе
грозная неведомая сила растопчет крошеч-
ный муравейник вселенной, как это делала
не однажды. Мне не нравится, что и я, и ты,
и остальные — лишь пешки в большой
игре.
— А не чересчур резко? — вставил
Олесь.
— Ничуть, — произнес японец. — Вду-
майся в некоторые факты. Пятьдесят лет
назад, когда мы еще не родились, в степи
Унимы бежал от чудовища некий человек.
Он не имел ни единого шанса на спасение.
Все его соратники погибли, и Кляйн оста-
вался последним оставшимся в живых. Бед-
няга обязан был умереть. Но тут вход собы-
тий вмешались наши могущественные по-
кровители. Путника спасли Хранители и
сделали это только для того, чтобы спустя
полвека тасконец сообщил о столь знамена-
тельном факте группе чужестранцев. Я —
не сумасшедший и не верю в удивительные
совпадения.
— И какой следует вывод? — поинтере-
совался русич.
— Довольно безрадостный, — улыбнул-
ся Аято. — В течение веков на просторах
Галактики создается поле для игры. Распи-
сываются роли, устанавливаются декора-
ции, готовятся действующие лица. Наконец
настает момент, когда противники выста-
вляют своих бойцов. Все дальнейшее преду-
смотрено сценарием. Воины сражаются,
безжалостно убивая друг друга. Но огром-
ные потери не волнуют игроков. Для них
главное — победа, а какой ценой она добы-
та, неважно. Сейчас отряд идет по маршру-
ту, который давно для нас проложен. Мы не
могли его пропустить.
— Хочешь сказать, что наши решения
абсолютно не влияют на ситуацию? — вы-
молвил Храбров. — Нет, я с тобой не согла-
сен. Наверное, воины Света действительно
выбраны не случайно. Но ведь от нас никто
и не скрывал этого обстоятельства. Аргус
сразу предупреждал о нелегких испытани-
ях. Тино, не забывай, мы ведь разумные су-
щества. Последнее слово все равно останет-
ся за нами. А если отряд не пойдет к Ситлу?
— Чепуха! — резко возразил самурай. —
Ты сам не веришь в то, что сказал. Унима —
огромный материк. Даже сейчас на нем
проживают миллионы людей. Как среди
них найти Хранителей? И учти, отшельни-
ки умело скрываются и о своем существова-
нии не кричат на каждом углу. Группа по-
тратит на поиски годы, а результата не до-
бьется. Выход один — двигаться по предна-
чертанному судьбой пути.
— Возможно, ты и прав, — после долгих
сомнений проговорил Олесь. — Но в таком
случае, силы Тьмы постараются не пустить
группу в Ситл.
— Вот твое самое главное и ценное каче-
ство, — добродушно улыбнулся Тино. —
Мгновенно схватываешь идею и делаешь
логически правильный вывод. Появление
некоего Родмана в графстве Окланском
именно в это время — вряд ли простая слу-
чайность. Я уверен: либо он сам, либо его
ближайший помощник являются воинами
Зла. Без сомнения, враг ждет нас.
— А не легче ли уничтожить Храните-
лей? — спросил русич.
— Сложный вопрос, — пожал плечами
японец. — Не исключено, что Тьма ничего
не знает о поисках отшельников. Просто
любое вмешательство могущественных сил
не остается без внимания противоборству-
ющей стороны. Заметив определенные сле-
ды, игроки передвигают бойцов к месту
предстоящих событий. Ну, а там все реша-
ют обстоятельства…
— Да, перспектива не очень прият-
ная, — заметил Храбров. — Отправляясь на
север, мы сами забираемся в расставленную
для нас западню.
— Именно так, — подтвердил Аято. —
Меня успокаивает лишь одно — разрознен-
ность отряда. Надеюсь, кто-нибудь добе-
рется до цели. Если группа погибнет, дру-
зья тотчас узнают о ловушке. Исчезнет эле-
мент неожиданности, и враг потеряет пре-
имущество.
— Доводы, конечно, веские, — вымол-
вил Олесь. — И, тем не менее, я не настро-
ен столь пессимистично. Мы в состоянии
повлиять на развитие событий. Вспомни
Коуна. Вряд ли союзники разбили бы арка
и освободили Центральную Оливию, не
объедини наша группа их силы. А какой
успех принесло применение тактики зем-
ных сражений! Это наше вмешательство в
корне изменило ситуацию.
— Твои слова, да Богу бы в уши, — снис-
ходительно усмехнулся самурай.
— Я уверен, он их слышит, — спокойно
отозвался русич. — Но ты подал блестящую
мысль. Чтобы выжить и победить, отряд
должен научиться предугадывать опас-
ность. Если мы будем вовремя обнаружи-
вать противника, то избежим многих не-
приятностей. Ты это сейчас наглядно про-
демонстрировал. Родман представляет
угрозу, а значит, надо разгромить его ар-
мию и расчистить путь.
— Каким образом? — поинтересовался
Тино. — Попросить о помощи герцога Мен-
ского или графа Окланского?
— Пока не знаю, — честно признался
Храбров. — Над данной проблемой стоит
поразмышлять. Ведь ставкой в смертельной
игре являются наши жизни.
Вскоре после посещения путешествен-
никами церкви произошло еще одно нема-
ловажное событие. Чужаков пригласили на
прием к командующему войсками герцог-
ства генералу Хиллу.
Тасконец праздновал совершеннолетие
своего сына. Земляне уже сталкивались с
высокородным отпрыском генерала и ниче-
го хорошего о нем сказать не могли. Гру-
бый, заносчивый и невероятно самолюби-
вый, в свои неполные шестнадцать лет
мальчишка сумел нажить себе массу врагов.
Совсем недавно отец выбил ему чин
лейтенанта в кавалерийском полку, и в пер-
вый же день новоявленный офицер сумел
поругаться с командиром эскадрона. Капи-
тан оказался довольно вспыльчивым чело-
веком и вызвал бы наглеца на дуэль, но воз-
раст противника вовремя остановил уни-
мийца.
Теперь преграда исчезла, и командую-
щий уже задумывался о переводе сына.
Как бы там ни было, но визит к Хиллу
позволял наемникам познакомиться побли-
же с представителями высшего военного
командования страны. Иметь подобных
друзей и покровителей никому не помеша-
ет.
В качестве подарка путешественники ку-
пили за огромную сумму превосходно изго-
товленный палаш. На подростка должны
были произвести сильное впечатление ин-
крустация золотом, фигурная рукоять и
сверкающее лезвие. И хотя клинок был не
из лучших, вряд ли это озаботило бы юного
владельца оружия.
По сути дела он по-прежнему оставался
взбалмошным и вредным подростком. Кра-
сивая игрушка чрезвычайно его обрадова-
ла, и лейтенант сразу прицепил ее к поясу.
Глупец! Тасконец не понимал, что всту-
пает в опасную полосу жизни, когда малей-
шая ошибка приводит к гибели.
Забегая вперед, сразу скажем — судьба
молодого человека сложилась трагически.
Спустя шесть декад маркиз поссорился за
карточным столом с дворянином из про-
винции.
К сожалению, мечом генеральский сын
владел гораздо хуже, чем языком. Офицер
получил рану в бок и лишился кисти пра-
вой руки.
Оставшись инвалидом и уйдя со служ-
бы, унимиец тем не менее не успокоился.
Высокомерный болван не учился ни на сво-
их ошибках, ни на чужих.
Через два года пьяный маркиз подрался
с какими-то торговцами и был найден в
сточной канаве с кинжалом в груди.
Наученные горьким опытом воины ре-
шили в танцах не участвовать. Землян, ко-
нечно, тянуло к прекрасной половине, но
сдерживать эмоции и желания они умели.
Лучшим времяпрепровождением наем-
ники считали игру в карты. Занятие, до-
стойное настоящих мужчин. Азарт и риск
бодрят душу, точный расчет развивает
мозг, а выигрыш приносит ощутимую при-
быль.
За столом сидели шестеро — Храбров,
Аято, полковник Освальд, командир кава-
лерийского полка, майор Лемье, начальник
охраны замка, барон Месне и полковник
Кидсон, начальник штаба армии. Одним
словом, компания подобралась довольно
интересная и представительная.
Карс играл плохо и, располагаясь за спи-
ной Олеся предпочитал наблюдать за борь-
бой со стороны. Воржихе отчаянно не вез-
ло, и при крупных ставках поляк никогда
судьбу не искушал.
Слуга принес новую колоду и тотчас
удалился. Надо отдать должное унимий-
цам, они сумели сохранить в государстве
технологию производства бумаги и печат-
ное дело.
Мендон всегда славился своей типо-
графской продукцией. Здесь выпускали
книги, штамповали бланки документов и с
особым искусством делали игральные кар-
ты.
Богатые дворяне нанимали художников,
и те оформляли их на заказ. Каждый род
имел собственный неповторимый вензель.
Таким образом, карты являлись визиткой
определенного менского клана.
Учитывая количество людей и прилич-
ную степень опьянения, сражались в «два-
дцать одно». Игра не требует большого ума
и точности расчета, зато создает веселую,
шумную атмосферу блефа и ошибок. В ней
можно много выиграть и много проиграть.
Первым сдавал Тино. Японец был про-
фессионалом, и банк рос буквально на гла-
зах.
На втором круге солидный куш удалось
сорвать Лемье. И все же основная часть де-
нег досталась самураю.
Собрав монеты в кучу, Аято весело заме-
тил:
— Неплохое начало. Такими темпами я
скоро стану богатейшим человеком Мендо-
на. У меня пятикратная прибыль.
— Действительно недурно, — отклик-
нулся Кидсон. — Но впереди еще немало
партий, а удача имеет свойство поворачи-
ваться спиной в самый неподходящий мо-
мент. Жители герцогства знают это лучше
других.
— Что вы подразумеваете? — поинтере-
совался Олесь.
Полковник несколько замялся, но отве-
тил честно:
— Правление менских монархов. Эдвард
часто принимал решения, вызывающие не-
довольство знати. После несчастного слу-
чая мы рассчитывали на улучшение взаимо-
отношений с властью. Так оно и произо-
шло. Зато появилась другая напасть. И что
хуже, я сказать затрудняюсь.
— В нашей стране бытует одна поговор-
ка, — произнес самурай. — Она не совсем
верна, но тоже имеет право на существова-
ние. «Каждый новый правитель хуже пре-
дыдущего».
— Весьма, весьма спорное утвержде-
ние, — вымолвил Освальд, откидываясь на
спинку стула.
— Полностью с вами согласен, — кив-
нул Тино. — Но здесь важно понять скры-
тый смысл, Прожив десятки лет при одном
монархе, подданные успевают хорошо из-
учить его. Они прекрасно знают, когда вла-
дыка бывает добр, когда зол, когда щедр, а
когда скуп. Многие недостатки уже не бро-
саются в глаза. Люди привыкают к владыке
и пользуются хитроумными лазейками для
получения привилегий. Но вот власть ме-
няется…
— И всё идет наперекосяк, — рассмеял-
ся кавалерист. — Пожалуй, вы правы. На-
чинаются реформы, изменения, издаются
новые законы. Даже если жизнь улучшает-
ся, населению страны трудно приспосо-
биться. Целые поколения выбрасываются
на обочину истории.
— А разве в Энжеле не так? — задал
провокационный вопрос начальник штаба.
— Требуется маленькое уточнение, —
проговорил русич. — He совсем так. В на-
шем государстве принципиально иная си-
стема правления. Главу страны выбирает
народ. Различий между дворянами и про-
столюдинами не существует. У каждого
один голос.
— Республика, — снисходительно кон-
статировал Кидсон. — Я читал о ней в древ-
них книгах. Этот общественный строй был
на Оливии и в Аскании. Признаться честно,
он не произвел на меня сильного впечатле-
ния. Равенство граждан, свобода, возмож-
ность занимать любые посты — не более,
чем наглая ложь и дешевая пропаганда. Де-
магогия, не подтвержденная конкретными
фактами. Если люди не разбиваются на ро-
довые кланы, то они вступают в партии. А
цель у всех одна — власть. Только первые
получают ее по праву рождения, а вто-
рые — с помощью шантажа, подкупа и дис-
кредитации конкурента.
— Мы отвергаем «грязные» методы, —
вставил Храброе.
— Ерунда, — возразил тасконец. — В
книгах много примеров убийств потенци-
альных кандидатов. Уважаемые народом
граждане публично оскорбляют друг друга,
а обыватель радостно потирает руки. Ведь
на глазах у простолюдинов сильные мира
сего опускаются до уровня уличной прости-
тутки и нищего бродяги! Вы, наверное,
обратили внимание на то, что в герцогстве
не издаются газеты. И это не случайно.
Лживые писаки приносят лишь проблемы.
Они пытаются вытащить наружу нижнее
белье людей, до которых иным путем им не
дотянуться. Так кому нужна демократия?
— Но ведь и в герцогстве хватает мер-
завцев, распускающих слухи, — произнес
японец. — А дворцовые интриги? Казно-
крадство, обвинения по доносу, уничтоже-
ние претендентов на престол — неотъемле-
мая часть жизни высшего общества. Стоит
правителю зазеваться, и в его вине тут же
окажется яд.
— Вы неплохо знакомы с местными нра-
вами, — ухмыльнулся Месне.
— Не стану спорить с очевидными фак-
тами, — вымолвил начальник штаба. — Что
есть — то есть. У монархии тоже немало не-
достатков. Однако существует один важный
аргумент, против которого нет весомых до-
водов. Собственность. Герцог — самый бо-
гатый человек в стране. Ему принадлежат и
земли, и природные ресурсы. Он будет вла-
деть Мендоном всегда. Я подчеркиваю по-
следнее слово. Владыке государства неза-
чем воровать самому у себя. У него другие
цели. Интересы знати и простолюдинов не
имеют ни малейшего значения.
— А у нас глава страны выборный, — со-
гласился самурай.
— Правильно, — продолжил уними-
ец. — И он прекрасно понимает, что поль-
зуется привилегиями лишь временно. Срок
правления ограничен, а успеть хочется мно-
го. Первым делом победитель и его партия
начинают грабить собственную державу и
народ. Когда жадность, наконец, утолена,
приходят мысли о расплате. Негодяи пыта-
ются замести следы. Болтливых помощни-
ков уничтожают, опасных оппонентов за-
ключают в тюрьму, конституцию срочно
меняют. Зарвавшийся лидер любой ценой
старается уцепиться за власть. В такой
борьбе средств не выбирают. Честь, досто-
инство и гордость республике не присущи.
Ложь — вот основа существования подоб-
ного государства. Если население узнает
правду о своих правителях, страна тотчас
поднимется на дыбы.
— Восстания случаются везде, — заме-
тил Олесь.
— Речь не о мятежах, — сказал полков-
ник. — Временный глава государства дума-
ет только о личной наживе. А сколько при-
хлебателей кормится возле партийного вы-
движенца? Они вытолкнули его на вершину
и имеют полное право на вознаграждение.
— Новый консул обязательно привлечет
воров к ответственности, — произнес ру-
сич. — Наша страна маленькая, и скрыть
что-нибудь невозможно.
— Именно это вас и спасает, — молние-
носно отреагировал офицер. — Чтобы со-
хранить независимость и быть в постоян-
ной готовности, все энжелцы хорошо во-
оружились. Данный факт, без сомнения, пу-
гает правителя. Ведь достойной поддержки
в случае бунта у него нет. В больших же го-
сударствах ситуация совершенно иная. Ли-
бо вновь избранный глава устраивает побо-
ище с конфискацией имущества… А тогда
достается и правым, и виноватым. Либо,
желая поучаствовать в дележе богатств, он
замалчивает некоторые факты деятельно-
сти предыдущего руководителя. Кстати,
сколько лет правит консул?
— Два года, — ответил Храбров. — Но в
истории был факт, когда один человек воз-
главлял страну девять сроков подряд.
— Замечательно, — улыбнулся Кид-
сон. — Энжел мне определенно нравится.
Совместить монархию и республику одно-
временно довольно непросто. Ведь как я по-
нимаю, этот период запомнился жесткими,
крутыми мерами.
— Я не стану лгать. Вы абсолютно пра-
вы, — вымолвил Олесь. — Но такова была
суровая необходимость. В тот момент стра-
на воевала с дикими племенами.
— То есть это случилось в тот момент,
когда интересы государства оказались вы-
ше личных амбиций, — тотчас вставил пол-
ковник. — И заметьте, люди восприняли
фактический переход к единовластию весь-
ма спокойно. Хотя жить при строгом вожде
не очень то легко.
— Хорошо, я сдаюсь, — рассмеялся зе-
млянин. — Сейчас у меня нет веских дово-
дов, чтобы спорить. Впрочем, одна интерес-
ная мысль все же найдется. Лучший вари-
ант, если две системы совмещены воедино.
Монарх, радеющий за свое отечество, и
парламент, выбранный народом и контро-
лирующий решения правителя. Однако ре-
ально ли это?
— Думаю, нет, — вмешался Освальд. —
Ни один герцог или граф не согласится на
подобное унижение. Каждый хочет властво-
вать самостоятельно.
Постепенно спор о политике затихал.
На передний план вышла новая тема — во-
енная.
Она оказалась близка всем присутствую-
щим, и даже Месне участвовал в разговоре.
Как любой дворянин он неплохо владел
клинком и в трудный момент подлежал
призыву на службу.
Не раскрывая собственных секретов, на-
чальник штаба армии упорно пытался вы-
ведать тактику действий потенциальных
союзников.
Очень скоро выяснилось, что она совер-
шенно неприемлема в войне между госу-
дарствами Центральной Унимы. Местные
армии не обладали большим количеством
огнестрельного оружия, а запасы боеприпа-
сов были давно на исходе.
В Мендоне пытались наладить изгото-
вление пороха, Но пока успехи оставляли
желать лучшего. Не хватало ни ресурсов, ни
технологий, ни заводов.
А значит, победу в сражении, как и в
древние времена, приносило лобовое
столкновение двух противоборствующих
сторон. Огромное значение приобретала
кавалерия.
Интересная беседа, карты и вино бы-
стро поглощают время. Незаметно наступи-
ло утро.
Гости постепенно начали расходиться.
Земляне расплатились за проигрыш в по-
следней партии и поднялись из-за стола.
В ногах присутствовала неестественная
тяжесть, а в голове изрядно шумело. Вацла-
ва сильно качало из стороны в сторону, и
Карсу приходилось его поддерживать.
Путешественники попрощались с игро-
ками, пожелали удачи хозяину дома и на-
правились к двери.
Уже на лестнице их догнал Кидсон.
Слегка прихватив Храброва за локоть, он
негромко произнес:
— Мир входящему.
Русич резко развернулся и удивленно
спросил:
— Вы?
— А почему бы и нет, — улыбнулся тас-
конец. — Расслабьтесь и не привлекайте к
нам внимания. Пусть окружающие считают,
что мы не закончили застольную дискус-
сию. Сегодня в зале было достаточно на-
дежных свидетелей. Месне — человек
Стонжа и специально приставлен к вашей
группе.
— Могли бы и предупредить, — прого-
ворил Олесь.
— Нет. Это лишь усложнило бы ситуа-
цию, — вымолвил полковник. — Зная о
шпионе, люди сразу начинают вести себя
более скованно, следят за каждым сказан-
ным словом. Вы же и так неплохо контро-
лируете свою речь.
— Тогда зачем понадобились провока-
ционные вопросы? — уточнил самурай.
— Что же мне, восхвалять никому неиз-
вестный Энжел? — возразил офицер. — В
конце концов, информация о далекой юж-
ной стране ничего не стоит. Кроме того, по
многим вопросам я выражал собственные
взгляды на общественный строй. Монар-
хия — единственно приемлемый способ
правления. Никому не удастся меня пере-
убедить. Мой род никогда не менял прин-
ципов.
— Похвально, — кивнул Аято. — Но по-
чему вы поддерживаете заговорщиков?
Ведь эта прямая угроза герцогу. Занимая
столь высокий пост, полковник Кидсон ста-
вит под удар все государство.
— Вы не правы, — вымолвил унимиец,
поправляя мундир и выходя на улицу. —
Для меня нет ничего важнее интересов
Мендона. Я готов отдать жизнь за него.
Мои соратники не будут требовать преда-
тельства страны. Впрочем, они и сами ее
патриоты. Что же касается Альберта, то не-
годяй не имеет права занимать трон. Брато-
убийца должен быть казнен.
Последние слова начальник штаба про-
говорил крайне жестко. Сразу чувствова-
лось, рука у Кидсона крепкая и в решающий
момент не дрогнет. В голосе отчетливо
слышались нотки ненависти и презрения.
— Довольно серьезное обвинение, — за-
метил японец. — Оно нуждается в доказа-
тельствах.
— Их вполне достаточно, — произнес
тасконец. — В нашем секретном лагере есть
даже свидетель преступления. На его глазах
начальник охраны Эдварда собственноруч-
но застрелил герцога, а затем зарубил не-
счастного лесничего, впоследствии обви-
ненного в убийстве. Теперь этот грязный
мерзавец издевается над достойнейшими
людьми государства.
— Почему же вы не выступите откры-
то? — спросил русич. — Ведь аресты, про-
водимые тайной полицией, давно вызыва-
ют недовольство простого народа и знати.
— К огромному сожалению, мы опозда-
ли, — с горечью сказал полковник. — Пока
бунтовщики готовили силы, вели пропаган-
ду в армии, стягивали к городу верные ча-
сти, Стонж перешел в наступление. У него
сотни доносчиков… В одну ночь были схва-
чены и казнены почти все руководители
мятежа. Кровожадный убийца не стал до-
жидаться даже вердикта правителя. Впро-
чем, Альберт, напуганный размахом загово-
ра, подписал бы любые документы.
— И давно это случилось? — сочув-
ственно проговорил Тино.
— Около двух лет назад, — ответил уни-
миец. — Мы до сих пор не можем прийти в
себя от прокатившейся по стране волны ре-
прессий. Особенно сильно потери сказыва-
ются в армии. Чтобы обезопасить себя, мо-
нарх уничтожил немало отличных офице-
ров. Заполнять образовавшиеся вакансии
приходится плохо образованными сержан-
тами и капралами. За последние годы гер-
цогство значительно ослабло. Нас больше
никто не боится и не уважает. Недавно я
получил сведения о том, что Бонтон подтя-
гивает войска к границе. Не хочу лгать, мы
сейчас, как никогда, нуждаемся в верных
союзниках. Две сотни автоматов, и ситуа-
ция в корне изменится.
— Предельная откровенность, — вымол-
вил Храброе. — Информация наверняка се-
кретная?
— Разумеется, — горько усмехнулся на-
чальник штаба. — Но добыть ее для хоро-
шего разведчика не составляет труда. Наши
проблемы лежат на поверхности. Внутрен-
ние распри, нехватка вооружения, уничто-
жение или высылка в дальние гарнизоны
лучших офицеров — это же на виду! Сейчас
перед мятежниками не стоит задача свер-
жения Альберта. Будет вполне достаточно
устранения полковника Стонжа. При нем
Мендон буквально разваливается на части.
— Вряд ли заговорщикам удастся убрать
его, — скептически произнес самурай. —
Когда человек попадает в стан врагов, он
быстро учится драться. Эллис знает ка-
ждый шаг потенциального убийцы. Ни
один из дворян не приблизится к нему да-
же на арбалетный выстрел.
— Согласен, — утвердительно кивнул
головой тасконец. — Зато такие шансы по-
явились у чужаков. Мы очень долго пыта-
лись вступить в контакт с принцессой.
Увы… Николь презирает многих из нас, и,
наверное, в чем-то она права. Вам же уда-
лось добиться ее расположения. Причем, в
первый же вечер. Представляю, что твори-
лось со Стонжем, когда он узнал о танце.
Нет ничего ужаснее, чем отверженный рев-
нивый мужчина. Мерзавец не может запо-
лучить девушку и теперь никого к ней не
подпускает. Вот почему полковник так рья-
но взялся за иноземцев. Поверьте, чтобы
освободить группу, потребовалось прило-
жить немало усилий.
— И вы надеетесь на ответную услугу, —
догадался Олесь.
— Да, — честно признался Кидсон. —
Кроме чужестранцев, начальник тайной по-
лиции не встречался ни с кем вот уже де-
сять декад. Как только вы запросите ауди-
енцию у принцессы, чудовище сразу выле-
зет из норы. Заручитесь поддержкой Ни-
коль и заманите его во дворец. Несколько
ударов кинжалом, и все кончено. Остальное
мы обеспечим… Побег из замка, из города,
из страны. Есть надежный канал в графство
Флорское. Оттуда можете спуститься по
Миссини к себе в Энжел.
— Заманчивое предложение, — усмех-
нулся русич. — Но очень рискованное. Од-
на ошибка — и судьба отряда решена. В
случае провала мятежники ничего не теря-
ют, а Эллис избавится от серьезной пробле-
мы. Где гарантия, что группа действитель-
но покинет герцогство?
— Слово дворянина, — гордо сказал
унимиец.
— По-моему, этого слишком много, —
пьяным голосом вставил Вацлав.
— Что? — воскликнул полковник, хвата-
ясь за рукоять меча. — Вы оскорбили мою
честь. Я научу наглеца хорошим манерам!
— Спокойно, — вмешался Аято. — Все
изрядно выпили, а ссора сейчас не нужна
никому. Мы приносим свои глубочайшие
извинения за нанесенную обиду. Что каса-
ется нашей сделки, то ее надо хорошенько
обдумать. Столь ответственные решения
быстро не принимаются.
— Я не требую немедленного ответа, —
более спокойным тоном вымолвил таско-
нец. — Но хочу сразу предупредить, без по-
сторонней помощи отряду из страны не вы-
рваться.
Начальник штаба резко развернулся и
направился в противоположную сторону.
Концовка разговора явно не получилась,
хотя и земляне, и мендонец четко высказа-
ли свою позицию.
Дружеских чувств друг к другу они не
испытывали. Их союз держался исключи-
тельно на взаимной выгоде.
— Похоже на ультиматум, — спустя пару
минут произнес Храбров.
— Так и есть, — ответил японец. — Во-
прос надо поставить иначе — существует
ли у нас выбор?
Сириус уже показался из-за горизонта и
осветил крыши домов.
Сильно подтолкнув Воржиху в спину,
воины двинулись к гостинице. Ночь выда-
лась нелегкой.
Но еще более туманными вырисовыва-
лись перспективы. Путешественники в оче-
редной раз попали в непростую ситуацию.
Клубок событий стремительно запуты-
вался. И чем все закончится, не знал никто.
.

Глава 6. ВОЙНА
рузья обсуждали сложившуюся си-

Д туацию почти декаду. Мятежники


поставили группу перед сложным
выбором — либо рискнуть и оказаться ак-
тивными участниками заговора, либо пы-
таться выбраться из Мендона самостоятель-
но.
Какое зло наименьшее, путешественни-
ки решали до хрипоты в голосе.
При первом варианте абсолютно не ис-
ключена и возможность провокации. Вдруг
Кидсона подослал полковник Стонж? Тогда
чужаков в лучшем случае ждет плато, а в
худшем — отряд уничтожат на месте пре-
ступления. Пролить кровь во дворце здесь
не боятся.
Не стоило забывать и о принцессе. Ее
придется убеждать в необходимости устра-
нения начальника тайной полиции, хотя
данную проблему воины считали наиболее
простой. Николь сама мечтает прикончить
убийцу отца.
Но больше всего землян смущал конеч-
ный этап операции. Не захотят ли дворяне
убрать свидетелей и участников покуше-
ния? Для герцогства это обычное явление…
Человеческая жизнь не стоит ровным
счетом ничего. Несколько снайперов, и
горстку наемников уложат в один залп.
Подобный план легко осуществим. И в
замке, и на границе у бунтовщиков есть
свои люди.
Путешественники бесследно исчезнут в
мендонских лесах. О них никто и не вспо-
мнит.
Несмотря на испытываемые опасения,
друзья были готовы принять предложение
унимийцев.
Тщательно взвесив свои шансы, воины
пришли к выводу, что покинуть страну без
посторонней помощи они действительно не
сумеют. Даже если удастся выбраться из
столицы, отряд станет легкой добычей пре-
следователей.
Чужеземцев сразу обвинят в шпионаже
и организуют погоню. А прорваться силой
через пограничные кордоны, вряд ли удаст-
ся. Да и не нужны такие сложности…
Неизвестно, чем бы закончилось поку-
шение, но ситуация изменилась в один миг.
Хорошо выспавшись и приведя себя в
порядок, земляне отправились в ресторан
на завтрак. Они настолько обленились, что
раньше десяти часов утра уже не вставали.
Обычно к этому времени зал заполнялся
примерно наполовину. Однако сегодня в
помещении оказалось непривычно мало по-
сетителей.
Официанты столпились чуть в стороне
и бурно обсуждали какие-то события. Лишь
после призывного жеста Воржихи один из
них устремился к наемникам.
— Вам как обычно? — услужливо спро-
сил тасконец.
— Да, — утвердительно кивнул головой
поляк. — И скажи, любезный, что случи-
лось? Где все люди? Может, мы пропустили
важный государственный праздник?
— А вы разве не слышали? — удивленно
вымолвил молодой человек.
— О чем? — нетерпеливо произнес Вац-
лав, беря в руку вилку.
— Ранним утром бонтонцы перешли
границу и вторглись на нашу территорию.
Говорят, их армия насчитывает не меньше
пятнадцати тысяч солдат. Враг еще никогда
не собирал столь могущественные силы.
Все защитные заслоны уничтожены, а кре-
пости сожжены. Армия Мендона отступает.
Это война! И признаться честно, никто не
верит в победу…
— У тебя панические настроения, прия-
тель, — снисходительно заметил Тино.
— Если бы только у меня, — тяжело
вздохнув, сказал унимиец. — Выйдите на
улицу и посмотрите, что творится в городе.
Противник еще в четырехстах километрах
от столицы, а паника уже охватила людей.
Многие собирают свое барахло и бегут в
южные леса, надеясь там переждать тяже-
лые времена. Святая наивность! Если Мен-
дон падет, бонтонцы начнут грабеж по всей
стране.
— Откуда такая ненависть к соседям? —
поинтересовался властелин.
— Десятилетия вражды не проходят бес-
следно, — развел руками его собеседник.
Тасконец быстро ушел, а Карс задумчи-
во вымолвил:
— Похоже, здесь начинается настоящее
веселье. Мы совсем забыли, что у герцог-
ства есть сильные противники. Они сами
напомнили о себе…
— Теперь о плане Кидсона можно за-
быть, — произнес Олесь. — Убийство Стон-
жа подорвет устои власти и ослабит мо-
ральный дух мендонцев. Заговорщики на-
верняка отложат операцию до лучших вре-
мен.
— И нам снова придется ждать, — воз-
мущенно сказал Воржиха. — А сколько про-
длится кровавая бойня? Кто в ней победит?
Отряд в очередной раз очутился в самом
центре событий. Скоро в столице будет
жарко. Ведь даже мальчишка из ресторана
знает о плачевном состоянии полков Аль-
берта. Армия бежит, бросая одну позицию
за другой.
— Что верно, то верно, — согласился са-
мурай. — Сбываются худшие прогнозы на-
чальника штаба. Обескровленные репрес-
сиями войска герцога не в состоянии ока-
зать достойного сопротивления бонтонцам.
При таких темпах продвижения враг при-
ступит к осаде города уже декады через две.
— Мы опять стоим перед дилеммой: по-
могать ли мендонцам? — проговорил ру-
сич. — Оставаясь сторонними наблюдате-
лями, наш отряд идет по пути наименьшего
риска. Ни боев, ни обстрелов, ни яростных
стычек. Но разумно ли это? При победе
Альберта, в которой я лично очень сомне-
ваюсь, статус чужаков совершенно не изме-
нится. Мы — заложники дворцовых ин-
триг, а они лишь усилятся. Отряд ни при
каких обстоятельствах не выпустят из сто-
лицы.
Храбров сделал глоток вина и после пау-
зы продолжил:
— А если город падет? Сюда ворвутся
тысячи озлобленных, жаждущих крови сол-
дат. Начнется дикая, ужасная резня. Погиб-
нут женщины, старики, дети. Неужели не-
счастные люди в чем-то виноваты? А како-
вы наши шансы на спасение?
— Невелики, — вставил Аято. — Вы-
рваться из осажденного замка будет нелег-
ко. Кроме того, я не удивлюсь, если началь-
ник тайной полиции предусмотрел подоб-
ный вариант, и группу прикончат сами мен-
донцы. Соглядатаи Стонжа с иноземцев
глаз не спустят…
— Я согласен с Тино, — вымолвил Хра-
бров. — Вывод напрашивается сам собой:
отсидеться за высокими стенами отряду не
удастся.
— Господи! — огорченно воскликнул
поляк. — Снова воевать. Когда же это без-
умие прекратится? Всюду кровь, боль и
смерть. Мы путешествуем по городам, стра-
нам, материкам, и везде одно и то же.
— Боюсь, страшная болезнь поразила
весь мир, — произнес японец. — Власть, не-
нависть, жажда наживы… Да разве мало у
разумных существ пороков, заставляющих
их браться за оружие! История любой стра-
ны — цепь нескончаемых войн и конфлик-
тов. Создавая человека, Бог определенно
где-то ошибся.
— К дьяволу ваши переживания! — вме-
шался мутант. — Я готов хоть сейчас всту-
пить в драку. Признаюсь честно, местная
скука мне порядком надоела. Хорошая би-
тва будоражит кровь и обостряет чувства.
Гораздо больше меня волнует другой во-
прос. Какой прок мендонцам от маленькой
кучки бродяг? Кроме красивой сказки о
собственной стране, мы ведь ничего пред-
ложить не можем. Четыре сильных бойца
бесследно растворятся в огромной армии
герцога. Наши знания и умения здесь не-
применимы. К чужакам никто прислуши-
ваться не будет.
— Пожалуй, ты прав, — сказал Олесь. —
Однако подставлять головы под пули и
стрелы противника в передовых рядах мы
тоже не станем. Много ума для этого не на-
до. Главное, правильно организовать обо-
рону и подготовиться к предстоящим сра-
жениям. Вот, когда опыт оливийских похо-
дов обязательно пригодится. А умирать за
подлеца Альберта у меня желания нет.
— Кто же подпустит иностранцев к ко-
мандованию войсками? Вы болтаете ерун-
ду, — проговорил Вацлав.
— А я в полководцы и не рвусь, —
усмехнулся русич. — Несколько советов,
пара рекомендаций, кое-какие пожелания.
Ну, а чтобы получить доступ к штабным до-
кументам, придется пошевелить полковни-
ка Кидсона. У него от союзников секретов
быть не должно.
Сразу после завтрака друзья направи-
лись в военное ведомство. На улице дей-
ствительно творилось нечто невообрази-
мое.
То и дело мимо проезжали коляски и ка-
реты, нагруженные доверху различным
скарбом. В окнах экипажей мелькали испу-
ганные лица женщин и детей.
Ситуация скорее напоминала не панику,
а массовое бегство. Наверняка в остальной
части города обстановка ничуть не лучше.
Люди разбегались из Мендона, словно
крысы с тонущего корабля. Еще одно неос-
поримое подтверждение скорой гибели го-
сударства.
Впрочем, среди общего безумия и хаоса
многие тасконцы сумели сохранить спокой-
ствие. Солдаты несли службу на постах,
торговцы завозили в замок продукты, а ка-
менщики ремонтировали крепостные сте-
ны. Чуть в стороне с помощью лебедки ра-
бочие поднимали на башни тяжелые кам-
ни.
Неожиданно раздался чей-то грозный
окрик, и через центральные ворота въехала
повозка, запряженная четверкой лошадей.
На ней стояли внушительных размеров чу-
гунные котлы.
Группа горожан тут же приступила к
разгрузке. Без сомнения, и на внешних сте-
нах города идут активные приготовления к
возможной осаде. Столица превратилась в
единый военный лагерь.
Миновав дворец, путешественники по-
дошли к неказистому двухэтажному зданию
квадратной формы. Трудно сказать, какое
учреждение размещалось в нем два века на-
зад, но сейчас здесь находился главный
штаб армии Альберта.
Серые невзрачные стены, узкие прямо-
угольные окна и полное отсутствие архи-
тектурных украшений создавали унылое на-
строение. Строгость и аскетичность строе-
ния полностью соответствовала внутренне-
му содержанию. В общем и целом, сооруже-
ние сильно напоминало обычный барак.
Вход в здание охраняли четыре гвардей-
ца в красных мундирах и офицер в золоче-
ной кирасе и шлеме. В отличие от мирного
времени унимийцы были вооружены не
только мечами и пиками, но и скорострель-
ными карабинами.
Заметив чужеземцев, лейтенант преду-
смотрительно поднял правую руку и громко
произнес:
— Прошу прощения, господа, я выну-
жден вас остановить. В стране объявлено
военное положение, и доступ в штаб разре-
шен только по специальным пропускам.
Предъявите их, пожалуйста.
— У нас нет таких документов, — друже-
любно улыбнулся Тино. — Предпринятые
командующим меры предосторожности мне
определенно нравятся. Во время боевых
действий дисциплина должна быть на пер-
вом месте.
— Полностью согласен, — кивнул голо-
вой офицер.
— Не откажите в маленькой просьбе, —
продолжил самурай. — Передайте полков-
нику Кидсону, что мы хотели бы с ним пе-
реговорить.
— Господа, идет военный совет, — за-
мялся тасконец, — но если это очень важ-
но…
— Важно, — настойчиво сказал Храбров.
— Хорошо, — вымолвил унимиец. — Я
постараюсь. Гвардеец быстро скрылся за
дверью.
Ждать его пришлось недолго. Через
пять минут вместе с лейтенантом вниз спу-
стился капитан Эйнж, адъютант начальни-
ка штаба.
Офицер поздоровался с путешественни-
ками и жестом предложил им войти в зда-
ние. Охрана молча расступилась.
Друзья поднялись на второй этаж, пре-
одолели узкий коридор и оказались в лич-
ном кабинете Кидсона. Несмотря на не-
большие размеры, помещение было обста-
влено довольно рационально.
В самом углу, у окна, находился огром-
ный сейф. Справа от него располагался
письменный стол, а еще дальше — книж-
ный шкаф.
У противоположной стены в ряд стояли
восемь стульев. Над ними висела подробная
карта герцогства. Судя по потускневшим
краскам и отсутствию границ, она доста-
лась мендонцам в наследство от предков.
Самого полковника в кабинете не оказа-
лось.
Наемники остановились возле карты, с
интересом ее разглядывая. На маленьких
листах ощущение масштабности терялось,
зато здесь вся страна лежала, будто на ладо-
ни.
Как и предполагали земляне, двести лет
назад Мендон являлся скромным курорт-
ным городком. Пансионаты, санатории, ре-
стораны, казино — ничего особенного. В
нем постоянно проживало не больше деся-
ти тысяч человек.
Сейчас численность населения выросла
раз в пятнадцать. В четырехстах километрах
севернее Мендона находился крупный пор-
товый город Чикен.
Чья-то рука тщательно его заштрихова-
ла. Объяснять причину такого варварского
поступка никому из присутствующих не по-
надобилось. Война безжалостна.
Дверь тихо открылась, и в помещение
стремительно вошел начальник штаба ар-
мии Альберта. Мгновенно оценив обста-
новку, тасконец достаточно громко произ-
нес:
— Прошу прощения, господа, за столь
нелюбезный прием. Обстоятельства скла-
дываются не лучшим образом. Думаю, вы в
курсе событий. Сами понимаете, о проведе-
нии операции не может идти и речи.
— Разумеется, — проговорил Олесь. —
Однако мы здесь совсем по другому поводу.
Союзники не должны бросать друзей в бе-
де. У нас за плечами богатый военный
опыт. В сложившейся ситуации советы чу-
жестранцев вряд ли помешают…
Полковник удивленно посмотрел на пу-
тешественников. Подобного предложения
от них он не ожидал.
Унимиец неторопливо проследовал к
окну. Слова Храброва застали мендонца
врасплох.
Задумчиво покачав головой, Кидсон на-
конец сказал:
— Я вам доверяю. Вопрос в том, как на
мой поступок отреагируют другие офице-
ры? Ведь чужаков придется ввести в курс
дела, показать места расположения наших
полков и планы дальнейших действий. А
это секретная информация.
— А если обратиться за разрешением к
герцогу? — поинтересовался японец.
— Бесполезно, — пренебрежительно
махнул рукой тасконец. — Альберт пребы-
вает в прострации. Он заперся в своих апар-
таментах и никого к себе не пускает. В ин-
тригах и кознях с ним трудно соперничать,
но в военном деле правитель абсолютно не
разбирается. Я уверен, стоит врагу прибли-
зиться к Мендону на сто километров, как
«могущественный владыка» сбежит из го-
рода, бросив армию на произвол судьбы.
— Великолепно, — вымолвил Аято,
опускаясь на ближайший стул. — А главно-
командующий? Мы с ним неплохо знако-
мы…
— Два часа назад генерал ускакал на за-
пад, — ответил унимиец. — К столице не-
обходимо перебросить некоторые части, и
там требуется его личное присутствие.
— Неужели нет никакого выхода? — ра-
зочарованно произнес русич.
Начальник штаба устроился на краю
стола и судорожно начал стучать пальцами
по пластиковому покрытию.
Кидсон сейчас решал довольно сложную
проблему. Сделать выбор тасконцу было
нелегко.
Еще раз взглянув на землян, полковник
проговорил:
— Я обладаю большой властью и могу
взять ответственность на себя. В конце кон-
цов, союзники имеют право знать, как про-
ходят боевые действия. Подобный шаг на-
верняка вызовет недовольство многих знат-
ных родов. Таким образом, я поставлю под
удар не только себя, но и всю организацию.
Вы понимаете, о чем идет речь? Дав согла-
сие, хочется быть уверенным в реальной
помощи…
— Она будет, — заверил Олесь. — Мы
не раз участвовали в кровопролитных сра-
жениях. Как командовать солдатами, тоже
знаем. Звучит несколько самоуверенно и
откровенно, но война — наша профессия.
Глаза наемника и унимийца встрети-
лись. Кидсон невольно почувствовал огром-
ную внутреннюю силу собеседника.
Его сопротивление оказалось буквально
смято. Отказать Храброву начальник штаба
уже не мог.
— Хорошо, — согласился тасконец. —
Мне нужно предупредить членов Совета. За
вами придет мой адъютант.
Странно дернув головой, полковник на-
правился к двери.
— Маленький совет, Кидсон, — выкрик-
нул вдогонку Храбров. — Пошлите гонцов
по отдаленным гарнизонам и верните в сто-
лицу опытных офицеров. В подобной ситуа-
ции Стонж не посмеет с ними сводить сче-
ты. Без наведения порядка в армии победу
в войне не одержать.
Мендонец на мгновение замер, затем
обернулся и с восхищением в голосе сказал:
— А ведь логично. И как я сам до этого
не додумался? Сразу исчезнет масса про-
блем. Неплохое начало, друзья!
Унимиец быстро покинул помещение, а
самурай тут же набросился на товарища.
— Какого черта, Олесь? — недовольно
произнес Тино. — Я прекрасно видел, что
произошло. Ты воздействовал на его разум
и тем самым выплеснул часть энергии. Если
в городе есть хоть один воин Тьмы, он нас
обнаружит. Не хватало нам только новых
проблем.
— Начальник штаба колебался, и надо
было лишь помочь ему, — попытался
оправдаться русич. — Я очень осторожно
подтолкнул тасконца к принятию правиль-
ного решения. В данном случае наши инте-
ресы совпадают с интересами мендонцев.
Кидсон — неплохой организатор, но пол-
ковнику явно не хватает решительности. О
генерале Хилле не стоит даже говорить.
Смелый рубака с довольно ограниченными
мозгами. Вы представляете, чем закончится
война, если мы не вмешаемся?
— Ты не переоцениваешь свои способ-
ности? — резко возразил Аято. — Здесь не
Оливия! На Униме сражаются хорошо об-
ученные армии. Местные офицеры постига-
ют военную науку не по древним книгам, а
на поле битвы. Их тактическая подготовка
основывается на реальных возможностях
войск.
— Все так, — согласился Храбров. —
Однако я не собираюсь становиться полко-
водцем. Мы вместе должны направить ход
событий в нужное русло. Поражение Мен-
дона нас не устраивает, а значит, для дости-
жения цели хороши любые средства.
— С подобным утверждением можно
поспорить… — начал самурай.
В этот момент в кабинет вошел адъ-
ютант начальника штаба.
— Господа, офицеры ждут вас, — с неко-
торой долей пафоса вымолвил тасконец.
Путешественники поправили одежду и
двинулись вслед за Эйнжем. Миновав не-
сколько коридоров, наемники останови-
лись перед широкой двустворчатой дверью.
Возле нее с обнаженными мечами за-
стыли два гвардейца. Несмотря на военные
действия, они сохранили былую выправку,
и их, как и прежде, отличали прямая осан-
ка, крепкий торс и абсолютно непроницае-
мые лица. Идеальный тип часовых.
Капитан открыл дверь и громко произ-
нес:
— Союзники герцогства!
Сразу бросились в глаза внушительные
размеры помещения и полное отсутствие
окон. В массивных бронзовых канделябрах
горело не меньше трех десятков восковых
свечей.
В центре зала находился большой пря-
моугольный стол. Возле него расположи-
лись шесть высших офицерских чинов Мен-
дона.
Еще пятеро унимийцев стояли у стены.
Вперед выступил полковник Кидсон.
— Прошу, господа. Майор Бригз доло-
жит о сложившейся обстановке, — прогово-
рил тасконец.
От внимания землян не ускользнули
ироничные усмешки, появившиеся на устах
некоторых дворян. Они не верили в реаль-
ную помощь энжелцев.
Мало того, два полковника демонстра-
тивно отошли от стола. Таким образом,
офицеры выражали свое пренебрежение к
решению начальника штаба.
Между тем, высокий темноволосый уни-
миец взял в руки указку и направил ее на
карту.
— По нашим данным, границу перешли
десять тысяч бонтонских солдат, — начал
майор. — Примерно половина из них — на-
емники из диких районов графства Флор-
ского. Зная манеру ведения войны против-
ником, можно предположить, что вторая
группировка, не уступающая первой, идет
сзади на расстоянии одного дневного пере-
хода. Пограничные посты и заслоны ока-
зать серьезного сопротивления врагу не су-
мели. Неприятель продвигается очень бы-
стро и примерно через восемь-девять дней
достигнет Мендона.
— И каков же план компании? — бесце-
ремонно спросил Олесь.
Бригз тотчас взглянул на полковника.
После утвердительного кивка офицер про-
должил:
— К сожалению, разведка сработала
плохо и своевременно не предупредила
штаб о вторжении бонтонцев. Войска раз-
бросаны практически по всей территории
страны. В ближайшие четверо суток мы стя-
нем к столице около семи тысяч бойцов. К
началу штурма количество солдат в гарни-
зоне возрастет до двенадцати тысяч. Столь
укрепленный город противнику не взять
никогда…
— Если я правильно понял, армия гер-
цогства собирается у Мендона, бросая
остальную часть страны на произвол судь-
бы? — вмешался Тино.
— У нас нет другого выхода, — ответил
тасконец. — Соединить все полки в мощ-
ный кулак командование не в силах. Но да-
же если это удастся, поражения в битве не
избежать. Враг имеет почти двукратное
преимущество в численности.
— И что из того? — бесстрастно вымол-
вил японец. — В любом сражении всегда
есть шансы на победу. Ваше же решение
граничит с самоубийством. Неприятель без
серьезных потерь завоюет герцогство, а де-
морализованную армию заставит сложить
оружие.
— Ерунда! — выкрикнул широкоплечий
круглолицый полковник. — Энжелцы —
дилетанты и ничего не понимают в страте-
гии! Обычные солдаты не в состоянии мы-
слить масштабно. Я уверен, бонтонцы сло-
мают себе шею под стенами города.
— Не так резко, Грейвз, — вступил в
спор Кидсон и, посмотрев на путешествен-
ников, добавил: — А вас попрошу обосно-
вать данное утверждение. Ведь наш план
уже начал осуществляться.
— Боюсь, вы поторопились, — произнес
Аято. — Майор сообщил о двух равноцен-
ных вражеских группировках. Первая возь-
мет в кольцо столицу, а вторая захватит се-
верные и восточные территории государ-
ства. Три-четыре дня — и от городских гар-
низонов не останется и следа. Что же каса-
ется Мендона, то его штурмовать никто не
будет. Примерно через десять декад в сто-
лице закончится продовольствие. Избежать
голодного бунта вряд ли удастся. Выход
один — пойти на прорыв блокады. А это
верная гибель.
В зале воцарилась мертвая тишина. Сра-
зу стало ясно — подобный вариант разви-
тия событий в штабе не прорабатывался.
Обычно противник старался как можно
быстрее завершить войну и к длительной
осаде не прибегал.
Надо отдать должное унимийцам, они
умели признавать собственные ошибки.
После выступления самурая офицеры тот-
час приблизились к столу.
Картина действительно складывалась
безрадостная. Путь к Мендону бонтонцам
открыт. Разрозненные, обескровленные по-
терями роты быстро отступают на юг. Еди-
ной линии обороны просто не существует.
— У вас есть какие-то предложения? —
наконец поинтересовался Кидсон.
— Ситуация сложная, — задумчиво про-
говорил Храбров. — Надо любой ценой где-
то задержать врага и максимально его обес-
кровить. Выигрыш во времени позволит со-
средоточить силы и подготовиться к реша-
ющей битве. Попробуйте увеличить чи-
сленность армии за счет крестьян и реме-
сленников. Объявите мобилизацию и при-
зовите на службу все мужское население,
способное носить оружие.
— А если бедняки поднимут бунт? —
нервно воскликнул худощавый русоволо-
сый майор. — Недовольных властью людей
в государстве более чем достаточно.
— Другого выхода все равно нет, —
усмехнулся Карс. — Вы недооцениваете
собственный народ. Жители герцогства
прекрасно осознают опасность, нависшую
над страной. Никому не хочется, чтобы вра-
жеские солдаты грабили дома, насиловали
жен и дочерей.
— Это даст еще примерно десять тысяч
бойцов, — вставил адъютант начальника
штаба. — При самых скромных подсчетах…
— Боюсь, в сражении от них не будет
толку, — скептически заметил полковник с
кавалерийскими нашивками. — Но фланги
ополченцы закроют. Мы не дадим бонтон-
цам прорваться в наш тыл.
Пока шел спор, самурай тщательно из-
учал карту. Он что-то измерял, подсчиты-
вал, временами переходил с места на место.
Минут через десять Тино повернулся к
тасконцам и громко спросил:
— Что такое Кростон?
— Форт, — лаконично сказал Кидсон. —
Его возвели полвека назад, когда война с
герцогством Бонтским длилась семь лет.
Правитель Мендона тогда построил целую
линию подобных защитных сооружений.
Уцелел лишь один.
— Там надежные укрепления? — поин-
тересовался японец.
— Позвольте мне, — вмешался второй
полковник, поначалу отошедший от сто-
ла. — Два года назад я занимался восстано-
влением форта. Это каменная крепость с
восьмиметровыми стенами и шестью баш-
нями по периметру. К сожалению, материа-
ла не хватало, да и сроки поджимали, и по-
тому часть стыков сделана из бревен. Гар-
низон Кростона состоит из четырехсот че-
ловек. Арбалетами солдаты обеспечены хо-
рошо, а вот огнестрельного оружия не хва-
тает…
— Понятно, — утвердительно кивнул
Аято. — Лучшего места для первой схватки
с врагом не найти. Здесь можно зацепиться
и изрядно потрепать нервы противнику.
Форт находится на высоте, вокруг лес, а ря-
дом — единственная дорога. Вряд ли бон-
тонцы оставят у себя в тылу укрепленную
крепость. Неприятель обязательно пойдет
на штурм.
— Но Кростон сейчас к врагу ближе, чем
к Мендону! — удивленно воскликнул
Бригз. — Войска дойдут до него только че-
рез шесть дней. К тому моменту форт уже
падет.
— Такого развития событий допустить
нельзя, — твердо произнес самурай. — Не
исключено, что именно в Кростоне и ре-
шится судьба войны. Это последний шанс…
— Пожалуй, стоит попробовать, — про-
говорил начальник штаба, внимательно
слушавший землянина. — Гонца на север
отправим немедленно. По пути он будет
разворачивать отступающие подразделе-
ния. Если удастся осуществить ваш замы-
сел, в районе форта соберется около полу-
тора тысяч бойцов.
— Маловато, — разочарованно заметил
Тино.
— Возле столицы расквартирован мой
кавалерийский полк. Тысяча отличных
клинков, — вставил полковник Освальд. —
Отдайте приказ, и я выступлю уже через
два часа. Мы пойдем без дневных привалов
и через трое суток достигнем Кростона.
— Нельзя ведь жертвовать элитой! —
возмутился один из унимийцев. — Посылая
полк в самое пекло, герцог теряет лучшие
войска и оставляет столицу без защиты.
— А разве у мендонцев есть выбор? —
зло спросил русич. — Лучше потерять ты-
сячу хороших солдат, чем всю страну.
Посрамленный резким тоном чужака,
офицер поспешно отошел в сторону.
В зале воцарилась гнетущая тишина. И
тасконцы, и путешественники понимали —
судьба государства сейчас в руках полков-
ника Кидсона. Ему предстояло принять не-
простое решение.
Формально начальник штаба не имел
права менять утвержденный план компа-
нии. В крайнем случае он должен был со-
гласовать свои действия с главнокомандую-
щим.
Однако промедление грозило гибелью.
Мендонцы с волнением смотрели на коман-
дира.
— Черт подери! — выругался таско-
нец. — Умираем один раз. Какая разница от
чего — клинка бонтонца или топора пала-
ча? Эйнж, отправьте трех лучших посыль-
ных в Кростон. Пусть лошадей не жалеют.
Дайте им бумаги на право конфискации.
Они могут умереть, но завтра к вечеру ко-
мандир форта должен получить всю необ-
ходимую информацию.
Стоило адъютанту исчезнуть за дверью,
как полковник повернулся к своему помощ-
нику. После небольшой паузы Кидсон про-
должил:
— Майор Бригз, срочно подготовьте
приказ. Кростон удерживать любой ценой.
Войска, находящиеся поблизости, перехо-
дят в подчинение майора Ленка, начальни-
ка местного гарнизона. За непослушание —
казнь без суда и следствия. Форт может
быть оставлен лишь тогда, когда в нем не
останется ни одного живого солдата. Трусы
и беглецы будут безжалостно уничтожать-
ся.
— Слушаюсь, — отчеканил офицер и
сразу направился к выходу.
Неожиданно вперед выступил Карс и
негромко произнес:
— Господин полковник, у меня есть ма-
ленькая просьба. При обороне крепости по-
надобятся сильные и смелые воины. Я уве-
рен, без рукопашной не обойдется. В подоб-
ных делах у меня богатый опыт. Позвольте
чужеземцу сопровождать посыльных.
— Ты ведь не умеешь ездить на лоша-
дях! — изумленно выдохнул Олесь.
— Не беда, — усмехнулся властелин. —
С животными я всегда найду общий язык.
— Если есть желание ввязаться в драку,
не вижу причин для отказа, — вымолвил
унимиец. — Обратитесь к моему адъютан-
ту. Он подберет самого выносливого коня.
— Благодарю, — с довольным видом
сказал мутант.
— Какого дьявола? — едва слышно про-
шептал японец, дергая товарища за рукав
куртки. — Мы ведь договорились не уча-
ствовать в сражениях и понапрасну собой
не рисковать. У группы совсем иная задача.
Возле Кростона развернется настоящее по-
боище. Уцелеют немногие…
— Значит такова судьба, — невозмутимо
произнес Карс. — От исхода этой войны за-
висит успех нашей экспедиции. А потому я
не хочу отсиживаться за чужими спинами,
трясясь за собственную шкуру. Когда речь
идет о жизни и смерти, инициативу лучше
взять в свои руки.
Мутант не стал слушать возражений и
быстро зашагал к двери. Аято ничего не
оставалось, как в бессилии покачать голо-
вой. Если властелин принял решение, он от
него уже не отступит.
— Замечательно! — язвительно заметил
самурай. — Один оказывает давление на
начальника штаба, второй — лезет в самое
пекло. А мне что прикажете делать? Развле-
каться в гостинице? Извините, я воспитан
несколько иначе…
— Не нервничай, — хлопнул товарища
по плечу русич. — Ведь мендонцы приняли
твой план. В подобной ситуации у них не
было другого выбора.
— Именно это меня и настораживает, —
резко повысил голос Тино. — Тасконцы как-
то подозрительно быстро согласились с мо-
им предложением. Надменные, высокомер-
ные дворяне вдруг прислушались к мнению
чужака. Довольно странная уступчивость.
Не помог ли кто-нибудь унимийцам?
— Я тут ни при чем, — мгновенно отреа-
гировал Храбров, — Видимо, мендонцы и
сами понимали, что предпринятые генера-
лом Хиллом меры не спасут страну. Вот и
ухватились за соломинку. Кроме того, вся
ответственность за принятие авантюрного
решения ляжет на плечи Кидсона. Осталь-
ные при неблагоприятном исходе компа-
нии окажутся в стороне. Офицеры лишь
выполняли приказы…
Между тем, события в штабе развива-
лись с невероятной быстротой. Появившая-
ся надежда взбудоражила людей, и они до
хрипоты обсуждали каждый вопрос.
Вскоре полковник Кидсон обернулся к
союзникам и негромко вымолвил:
— Военный совет отклонил предложе-
ние полковника Освальда. Посылать к Кро-
стону весь его полк чересчур рискованно. К
форту двинутся два эскадрона из четырех.
Кавалерия наверняка пригодится герцогу и
в дальнейших сражениях.
— Возможно, — проговорил японец. —
Мы стараемся помочь Мендону советами.
Если они оказались полезными, значит, на-
ше присутствие здесь не напрасно. А пра-
вильно вы поступили или нет, рассудит
время.
Как только командир кавалерийского
полка направился к двери, Олесь и Вацлав
направились к начальнику штаба.
— Позвольте и нам присоединиться к
армии, — произнес русич. — Мы отличные
наездники и не станем обузой для эскадро-
нов. О ходе битвы нужно постоянно сооб-
щать в столицу. Штаб должен быть в курсе
происходящих событий…
Унимиец с подозрением взглянул на зе-
млян. В мозгу Кидсона начали появляться
сомнения в искренности чужаков.
Уж не хотят ли они таким способом убе-
жать из города? О том, что путешественни-
кам запрещено покидать столицу, офицер
конечно знал. Тайная полиция часто умыш-
ленно распространяла подобную информа-
цию, тем самым создавая вокруг жертвы ат-
мосферу отчужденности.
Заметив колебания тасконца, Храбров с
улыбкой сказал:
— Не волнуйтесь, это не попытка побе-
га. Нами движет совсем иное чувство. Не
хочется зависеть от случайных обстоя-
тельств. Кроме того, в Мендоне останется
Тино. Он отличный специалист по оборо-
нительным сооружениям и неплохой так-
тик.
— Вот мерзавцы! — выругался япо-
нец. — Все-таки бросили мня одного.
— Хорошо, — кивнул унимиец. — Беру
ответственность на себя. Присоединяйтесь
к Освальду. Полковник лично возглавит ка-
валерийскую группу. Ваш товарищ будет
находиться при штабе. Мои люди не спу-
стят с него глаз. Осторожность сейчас не
помешает.
Пока тасконцы разрабатывали планы
мобилизации и переброски войск, друзья
уединились в стороне. Несколько секунд
Аято и Храбров молчали.
Первым не выдержал Олесь.
— Тино, так надо, — вымолвил русич. —
Карс первым осознал всю серьезность поло-
жения. Мы просто обязаны взять под кон-
троль ход войны. Вот почему я вызвался. У
меня странное ощущение, будто вторжение
бонтонцев — не простая случайность. Ты
сам говорил: любое странное событие, про-
исходящее рядом с группой, должно вызы-
вать подозрение.
— Слова, слова… — возразил саму-
рай. — А в реальности мы опять по уши
вляпались в дерьмо. Группа вполне могла
следить за развитием событий из этого зда-
ния. В крайнем случае, присоединились бы
к полевому штабу. А что теперь? Карс, слов-
но сумасшедший, будет драться в первых
рядах защитников Кростона, а вы вступите
в бой в самый разгар сражения. Но ведь мы
не имеем дело с Тьмой! Обычная рядовая
война, каких много. Разве нам нужны лиш-
ние потери?
— А как определить, где Тьма, а где
нет? — ответил вопросом на вопрос Хра-
бров. — Может, сейчас она и показывает
свое истинное лицо… Два озлобленных не-
навидящих друг друга народа сошлись в же-
стокой битве. Великолепная почва для Зла!
И разве воины Света не должны останавли-
вать кровопролитие?
— Миротворчество достается слишком
дорогой ценой! — воскликнул Тино. — Вам
ведь придется убивать солдат врага. А если
бы мы оказались на противоположной сто-
роне?
— Вряд ли, — проговорил Олесь. — От-
ряд идет по проторенной для нас колее, и
выскочить из нее не может. Опять же, твои
слова. Сейчас наш ход в игре. И я хочу сде-
лать его сам. Рано или поздно фигурки на
игровом поле превращаются в людей.
— Надеюсь, ты прав, — тяжело вздохнул
японец. Аято подошел к русичу и крепко
его обнял. Проделать ту же процедуру с
Воржихой было гораздо сложнее.
Хлопнув Вацлава по плечу, самурай про-
изнес:
— Удачи. В гущу сражения не лезьте.
Один на один вы уложите любого против-
ника, а от удара в спину не застрахован ни-
кто. Постарайтесь уцелеть.
— Не беспокойся, выживем, — заверил
товарища Храбров. — Ты в свою очередь
поторопи мендонцев. Кростон продержится
не больше пяти-шести дней. Надо реально
смотреть на складывающуюся обстановку.
Враг быстро поймет важное стратегической
значение форта и обрушит на него шквал
атак. В тот момент, когда унимийцы созда-
дут вторую линию обороны, мы отступим.
Если задержитесь надолго, отходить будет
некому.
— Я понял, — вымолвил Тино. — Тас-
концы у меня спать перестанут. Сегодня же
заставлю Кидсона отправить крестьян на
строительство укреплений. Примерно в ста
километрах южнее форта есть удобная вы-
сота. Более подходящего места для решаю-
щей битвы не найти.
— Полковник обязательно прислушает-
ся к твоим советам, — улыбнулся Олесь. —
Он понял, что чужестранцы — не дилетан-
ты и могут принести пользу. И еще… За-
ставь мендонцев собрать все огнестрельное
оружие. У личной охраны дворян слишком
много автоматов и карабинов. Зато его не-
хватка остро ощущается в действующей ар-
мии. Пусть решают судьбу государства на
поле боя, а не в коридорах дворца.
Русич пожал на прощание японцу руку и
зашагал к полковнику Освальду.
Унимиец их давно заждался и нетерпе-
ливо топтался на месте. Сразу чувствова-
лось, офицеру хотелось побыстрее вскочить
на резвого коня и устремиться на север.
Выйдя на улицу, кавалерист честно при-
знался:
— Я искренне рад изменению плана. Ка-
кой толк от моих парней в городе? Им нуж-
на свобода, простор, скорость. Теперь полк
покажет свою истинную силу. Мы сметем
бонтонцев со своего пути.
Вскоре земляне расстались с тасконцем
и отправились в гостиницу. В распоряже-
нии наемников был один час для того, что-
бы подготовиться к длительному походу.
Впрочем, много времени на сборы не
потребовалось. Проверив оружие и боепри-
пасы, Храбров и Воржиха двинулись к ка-
зармам кавалерийского полка.
Заботиться о воде и продовольствии не
имело смысла. Эта прямая обязанность
мендонских командиров.
Да и вряд ли подобные проблемы воз-
никнут. Возле дороги немало деревень и
поселков. В условиях войны местные жите-
ли отдадут защитникам страны последнее.
Уже издали возле зданий была заметна
суета. Из стороны в сторону бегали солдаты
и офицеры, громко ржали лошади, навзрыд
рыдали жены и матери. Некоторые уни-
мийки цеплялись за седла всадников, пыта-
ясь оттянуть момент расставания.
Посреди всеобщего безумия с невозму-
тимым видом стоял полковник Освальд.
Время от времени тасконец отдавал резкие
лаконичные распоряжения. Выполнялись
они неукоснительно.
Постепенно рядом с командиром полка
выстроилась группа кавалеристов. Их на-
считывалось около ста человек. Остальные
мендонцы успокаивали плачущих родствен-
ников.
— А здесь не маловато бойцов? — спро-
сил Олесь, подходя вплотную к Освальду.
— Половина эскадрона, — пояснил офи-
цер. — Главные силы находятся за городом.
Признаюсь честно, не думал, что будет так
сложно сделать выбор. У меня в подчине-
нии немало выскочек и наглецов, но сейчас
все до единого изъявили желание участво-
вать в походе. Я удивлен таким проявлени-
ем патриотизма. Ведь мы отправляемся на
верную гибель.
— Когда враг на пороге твоего дома, лю-
ди не думают о собственном благополу-
чии, — произнес русич. — Забываются ста-
рые обиды, кажутся мелочными прежние
проблемы. Речь идет не о защите собствен-
ной чести, а о спасении родных и близких.
— Чудеса, да и только, — развел руками
полковник. — Герцогство, раздираемое ин-
тригами и склоками, неожиданно сплоти-
лась. Пальцы крепко сжались в кулак. Мно-
гое казавшееся еще вчера нереальным, осу-
ществилось буквально в течение одних су-
ток. Парадокс…
— И да, и нет, — вымолвил земля-
нин. — Война — величайшее зло, но она за-
ставляет нацию мыслить и переживать оди-
наково. Судьба отдельного человека неот-
делима от судьбы страны. В некоторой сте-
пени война — гигантское чистилище, слов-
но сито, просеивающее чистые семена и от-
брасывающее грязь и подлость.
— К сожалению, процесс очищения не
обходится без крови и страданий, — доба-
вил унимиец. — Я с горечью смотрю на мо-
их солдат. Большинство из них назад не
вернется. А ведь они неплохие люди. Где же
справедливость?
— На острие клинка, — улыбнулся
Олесь. — Выживет сильнейший. Историки
восхваляют только победителей. А сели се-
рьезно, то не пытайтесь искать справедли-
вость там, где ее нет и быть не может.
В ожидании приказа командира таскон-
цы выстроились в колонну по четыре.
Взглянув на чужаков, Освальд торжествен-
но сказал:
— Пора. Прощание слишком затяну-
лось.
Взмах руки — и горнист издал высокий
протяжный звук.
К землянам тотчас подвели двух гнедых
лошадей. Между тем, мендонцы вскочили
на коней.
Плач женщин сразу усилился, но теперь
на него никто не обращал внимания. Ко-
лонна начала медленно выдвигаться из сто-
лицы.
Она растянулась метров на триста. На
всех улицах стояли горожане. Многие на
прощание махали солдатам вслед.
Храбров и Воржиха ехали рядом с ко-
мандиром полка в первом ряду. Следом за
ними покачивались в седлах офицеры эска-
дрона.
Неожиданно у внешних ворот дорогу ка-
валеристам преградила группа вооружен-
ных людей. Охрана стояла в стороне и в
происходящие события не вмешивалась.
Судя по одежде и манере поведения, во-
ины столкнулись с сотрудниками тайной
полиции. Мужчины были настроены очень
решительно и агрессивно.
Вперед выступил высокий молодой че-
ловек с орлиным носом и низко опущенной
на глаза шляпой. Унимиец поднял правую
руку вверх и громко выкрикнул:
— Я требую немедленно остановиться!
— Какого черта, барон Плинт! — выру-
гался полковник, узнавший тасконца. —
Мой полк выполняет ответственную задачу,
и промедление чревато тяжелыми послед-
ствиями. Вы можете поплатиться за само-
управство.
На лице офицера тайной полиции по-
явилась едва заметная презрительная
усмешка. Барон абсолютно не боялся воен-
ных.
— Сожалею, маркиз Освальд, но я лишь
выполняю приказ, — проговорил мендо-
нец. — И хочу заметить, отдал его лично
полковник Стонж. Следующие с вами лю-
ди — опасные государственные преступни-
ки. Они не имеют права покидать пределы
столицы. Однако один из них два часа на-
зад убил моего человека и ускакал в неиз-
вестном направлении вместе с тремя преда-
телями.
— При каких обстоятельствах произо-
шел этот инцидент? — мгновенно отреаги-
ровал Олесь.
Плинт даже не повернул голову в сторо-
ну землянина. Тем самым унимиец демон-
стрировал полное пренебрежение к чуже-
странцам.
Поведение негодяя вывело русича из се-
бя.
— Мне повторить вопрос? — резко по-
высил голос Храбров.
— Нам не о чем сейчас говорить, — ух-
мыльнулся барон. — Под пытками вы и так
все расскажете. В тайной полиции немало
хороших специалистов…
— Хватит болтать чепуху, — вмешался
командир полка. — Либо ты представишь
обвинение, либо я прикажу пришпорить
лошадей. Терять время понапрасну у меня
желания нет.
— Хорошо, — пожал плечами таско-
нец. — Правда, я сомневаюсь, что подобные
поступки помогают карьере. За резкость ча-
сто приходится платить…
— Иди к дьяволу, Плинт! — гневно вос-
кликнул кавалерист. — Ты же трус и бега-
ешь от дуэли, как последний подлец. Чем
меня можно запугать? Смертью? Так она
настигнет всех нас уже через несколько
дней. Ситуация изменилась, болван. Идет
война, и страх перед ублюдками, подобны-
ми тебе, уже исчез. Лучше побыстрее гово-
ри, и не вздумай врать. Я не поленюсь и
опрошу охрану.
Лицо барона побелело. Без сомнения он
был шокирован. Столь яростного отпора он
не ожидал.
Привыкнув к безнаказанности, поли-
цейский не сомневался в собственном пре-
восходстве над другими людьми. На греш-
ную планету его опустил обычный солда-
фон…
В первое мгновение унимиец совершен-
но растерялся. Но вскоре пришел в себя и
зло выдавил:
— Пусть будет по-твоему. Когда-нибудь
сочтемся. А теперь о происшествии… Нам
доложили, что чужак пытается покинуть го-
род. Само собой, мы перекрыли все ворота.
Вскоре появились четыре всадника. К уди-
влению стражников, у беглецов оказались
бумаги с подписью герцога и полный про-
пуск. Но приказ есть приказ. Сержант Тор-
сон схватил лошадь мутанта за поводья. В
ответ урод сбил его с ног ударом кулака.
Группа сразу продолжила движение. Стара-
ясь остановить их, сержант выстрелил из
арбалета. Стрела ранила одного предателя
в ногу. Чужак тут же развернулся и разря-
дил свой карабин в голову несчастного.
Полковник приподнялся в седле и же-
стом руки подозвал офицера охраны. Таско-
нец быстро подбежал к маркизу и лихо ко-
зырнул.
— Все так и было, лейтенант? — уточ-
нил Освальд.
— Так точно, — отчеканил юный мендо-
нец.
— А почему вы не вмешались? — спро-
сил командир полка. — Ведь уничтожить
отряд изменников для вас труда не соста-
вляло.
— Так точно, — подтвердил офицер. —
Дело в том, что я знаю этих людей. Они по-
сыльные штаба. В их преданности правите-
лю никто не сомневается. Кроме того, пре-
доставленные бумаги оказались безупреч-
ны.
— Вы допустили серьезный промах, лей-
тенант, — произнес кавалерист, — и будете
сурово наказаны. Из-за нерешительности
охраны чуть не сорвалась важная операция.
— Я могу получить уточнения? — с дро-
жью в голосе сказал унимиец.
— Разумеется, — жестко проговорил
полковник. — В стране объявлено военное
положение, а какие-то вредители мешают
штабу выполнять свои функции. Нужно бы-
ло немедленно прикончить мерзавцев, как
только они потянулись за оружием.
— Что? — истерично завопил Плинт. —
Вы призываете убить сотрудников тайной
полиции? Это государственная измена!
Маркиз, вы арестованы. Немедленно сле-
дуйте за мной!
В наступившей тишине вдруг раздался
громовой хохот Освальда.
— Бог мой, каких идиотов Эллис набрал
к себе на службу! — произнес тасконец. —
Стоит мне махнуть рукой, и мои парни из-
рубят тебя на куски. А теперь все слушайте
внимательно. Чужеземец убил сержанта
лишь в целях самозащиты, тем более при
исполнении секретного задания штаба. Ни
при каких обстоятельствах я не доверю
смысл этого задания ищейкам Стонжа.
Больших дураков мне встречать не доводи-
лось.
— Я требую выдачи преступников, —
пытался возражать барон.
— Заткнись, — грубо оборвал его офи-
цер. — Эти люди продолжат путь. Они едут
вместе с нами на верную смерть. Их посту-
пок должен вызывать уважение. А какой
прок от вас?
Полковник сделал паузу и с презрением
продолжил:
— И вот еще… Передай Стонжу, что
он — отменная сволочь. Я с удовольствием
выпустил бы ему кишки, но сейчас не вре-
мя.
По рядам всадников прошел одобри-
тельный гул. Среди них было немало дво-
рян, родственники которых пострадали от
произвола тайной полиции. Мендонцы
безоговорочно поддерживали своего ко-
мандира.
Между тем Плинт буквально захлебы-
вался от ярости. Надменность и высокоме-
рие исчезли без следа. Руки предательски
тряслись, лицо и шея покрылись багровы-
ми пятнами, язык едва шевелился.
— Вы ответите за свою дерзость! — на-
конец выкрикнул барон.
— Возможно, — откликнулся кавале-
рист. — Но не в этом мире…
Пришпорив коней, эскадрон устремился
на север. Где-то там располагались основ-
ные силы полка.
Проскакав километров пять, маркиз
обернулся к землянам и, довольный собой,
заметил:
— Черт подери, не думал, что для сча-
стья надо так мало. Сколько лет я мечтал о
подобной реплике. Не хватало решительно-
сти… За смелость приходится благодарить
войну. Она позволила мне сбросить нена-
вистные оковы.
— Вы все сделали правильно, — кивнул
головой Храброе. — Теперь тот юный лей-
тенант не будет терзаться сомнениями.
Судьба Родины гораздо важнее интересов
какого-то Стонжа. Внутреннее самосозна-
ние проявляется именно в такие минуты.
— Красивые слова, — улыбнулся пол-
ковник. — Но интересно, как бы вы посту-
пили, послушай я Плинта?
Олесь внимательно посмотрел на собе-
седника и спокойно поднял автомат.
— Так же, как и Карс, — вымолвил ру-
сич. — Разрядил бы в негодяев обойму. Рас-
стрелять пять человек с восьми метров —
большого умения не надо. А вот командир
полка встал бы перед дилеммой — зани-
маться мной или выполнять поставленную
задачу.
— Мне нравится ваша искренность, —
сказал унимиец, натягивая поводья.
Впереди показался лагерь мендонцев.
Известие о предстоящем походе кавалери-
сты уже получили. Эскадроны всадников
лишь ждали новых распоряжений.
Война с Бонтоном вступала в решающую
фазу.
.

Глава 7. БИТВА ЗА
КРОСТОН
осыльные штаба успели как раз во-

П время. Майор Ленк с трудом удержи-


вал своих людей от бегства. На про-
тяжении последних тридцати километров
то и дело попадались разрозненные отсту-
пающие подразделения мендонской армии.
Среди солдат было немало раненых. Их мо-
ральное состояние оставляло желать луч-
шего.
Царила всеобщая паника. Воины любой
ценой старались уйти подальше от фронта.
Как и следовало ожидать, не имеющий
навыка верховой езды властелин пустыни
начал быстро отставать. Впрочем, он ока-
зался не одинок.
Несмотря на перевязку раненый таско-
нец чувствовал себя неважно. В сложившей-
ся ситуации гонцы приняли единственно
верное решение — разделиться.
Первая пара на свежих лошадях поскака-
ла вперед, а вторая останавливала дезерти-
ров.
Выполнить поставленную задачу было
нелегко. Унимийцы с подозрением смотре-
ли на мутанта-чужака. Лишь страх перед
наказанием за предательство заставлял сол-
дат возвращаться назад.
Не обошлось и без инцидентов. Какой-
то сержант попытался пикой ударить Кар-
са. Стальной наконечник пробил куртку и
слегка зацепил бок властелина.
Вождь не сдержался и с силой стукнул
кулаком мендонца по голове. У бедняги не
выдержали шейные позвонки, и он замерт-
во рухнул на землю.
Два десятка бойцов тотчас выхватили
оружие. От кровопролития тасконцев спас
резкий, отрезвляющий окрик второго по-
сыльного. Офицер сумел убедить разъярен-
ных солдат применить свои силы в другом
направлении.
Тем временем защитники форта готови-
лись к предстоящему штурму. Получив при-
каз штаба, Ленк почувствовал уверенность в
собственных силах и развернул кипучую де-
ятельность.
Майор выставил многочисленные посты
на дороге и в лесу. Скрытые дозоры отла-
вливали беглецов и приводили их в Кро-
стон. За пять часов гарнизон крепости уве-
личился больше чем наполовину.
Проявляя жесткость и требователь-
ность, командир форта сумел быстро наве-
сти порядок. С буйными паникерами офи-
цер не церемонился. Четверых повесили на
ближайших деревьях в назидание осталь-
ным.
Ленк совершено не делал различий по
классовому признаку. Один из казенных
был дворянином, но унимийца это не оста-
новило.
Известие о расправе, равно применен-
ной и к простолюдинам, и к знатному чело-
веку, мгновенно облетело Кростон, и авто-
ритет майора в глазах защитников поднял-
ся на небывалую высоту.
Теперь все мендонцы подчинялись ко-
мандиру гарнизона беспрекословно. До лю-
дей начало доходить, что война — не дуэль,
и правил в ней не существует.
Ждать врага пришлось недолго. Если по-
сыльные прибыли к вечеру второго дня
вторжения, то бонтонцы появились к полу-
дню третьего. И хотя это была лишь развед-
ка противника, даже она представляла ре-
альную угрозу.
Кавалеристы остановились на краю по-
ляны и внимательно рассматривали форт.
Сто двадцать километров неприятель
преодолел меньше, чем за трое суток. От
такого успеха могла закружиться голова да-
же у самого осторожного военачальника.
Чуть помедлив, бонтонцы с ходу пошли
в атаку. Видимо, они посчитали, что гарни-
зон давно разбежался, а оставшаяся охрана
не в состоянии оказать достойного сопро-
тивления.
Расплата за эту неосмотрительность по-
следовала незамедлительно. Стоило всад-
никам приблизиться к Кростону, как со
стен на них обрушился град стрел.
Первые ряды были сметены в одно
мгновение. Испуганные животные, потеряв
седоков, разбежались в разные стороны.
Осознав допущенную ошибку, враг по-
пытался развернуться. Но тут из засады вы-
бежали отряды пехотинцев, предусмотри-
тельно оставленные Ленком в лесу.
Пиками и копьями солдаты без труда
добили уцелевших кавалеристов. Мендон-
цы полностью уничтожили разведку про-
тивника. Не спасся ни один.
Эта маленькая победа воодушевила за-
щитников крепости. В действиях людей по-
явилась уверенность и слаженность.
Собрав оружие, отловив лошадей и
спрятав трупы врагов, тасконцы приготови-
лись к более серьезному сражению.
Через три часа на дороге показалась пе-
редовая колонна бонтонцев. Не слыша вы-
стрелов и не получая тревожных донесе-
ний, наступающие действовали довольно
беспечно.
Не обращая внимания на форт, неприя-
тель неторопливо шел на юг. Расстояние до
Кростона медленно, но неуклонно сокраща-
лось.
Чтобы у врага не возникло никаких по-
дозрений, начальник гарнизона приказал
открыть ворота и опустить мост. Без сомне-
ния, майор сильно рисковал, но рассчитал
все верно.
Древнее шоссе пролегало примерно в
шестидесяти метрах от крепости, и устав-
шие от длительного марша солдаты вряд ли
будут заглядывать в брошенный форт.
Как только первые роты противника ми-
новали Кростон, офицер дал сигнал от-
крыть огонь.
Начался сущий ад. Сотни бойцов пали-
ли из арбалетов, луков, автоматов и караби-
нов. Ни патронов, ни стрел тасконцы не жа-
лели. Защитники прекрасно сознавали —
такой удобной мишени у них больше не бу-
дет.
Каждую секунду бонтонцы теряли де-
сятки солдат. Обезумевшие от страха и бо-
ли люди метались из стороны в сторону, но
везде попадали под прицельный огонь про-
тивника.
Единственный шанс спастись — это
укрыться в лесу. Несчастные бросились к
зарослям и наткнулись на спрятавшихся в
них пехотинцев.
Столкновение было, ужасным. Мендон-
цы безжалостно убивали всех — и раненых,
и сдающихся в плен. Крики, кровь, стоны
вводят человека в боевой экстаз, и он пере-
стает что-либо понимать. В таком состоя-
нии воины способны лишь колоть и рубить.
Когда враг окончательно дрогнул и по-
бежал, Ленк вывел из форта свою неболь-
шую армию и двинулся в контратаку.
Впрочем, преследование продолжалось
недолго. Неприятель быстро пришел в себя
и начал разворачивать полки. В разных ча-
стях леса послышалась ответная стрельба.
На дороге то и дело вспыхивали отчаянные
схватки отдельных групп солдат.
Ввязываться в сражение с превосходя-
щими силами противника в планы майора
не входило, и унимиец приказал трубить
сигнал к отступлению.
Вряд ли защитникам Кростона удалось
бы оторваться от бонтонцев, но враг понес
слишком тяжелые потери. Ему требовалось
время для перегруппировки армии и оцен-
ки обстановки.
Спустя несколько минут ворота кре-
пости захлопнулись. Вылазка обошлась гар-
низону в полсотни убитых.
Судя по валявшимся в траве трупам,
противник заплатил за проявленную бес-
печность раз в шесть дороже. И это — не
считая уничтоженных разведчиков. О по-
добном успехе скромный дворянин отда-
ленного форта не мог даже и мечтать.
Ленк стоял на площадке передовой баш-
ни и гордо осматривал окрестности. Бон-
тонцы надолго запомнят Кростон. А ведь
битва лишь начинается.
Неприятель неторопливо приближался
к крепости. Батальоны и полки выдвига-
лись на боевые позиции. Развернуть всю
армию на маленьком пятачке враг не мог,
что создавало ему огромные трудности.
Форт словно кость застрял в горле бон-
тонцев. И долго терпеть помеху они не со-
бирались.
Через два часа после первой стычки
полторы тысячи солдат перешли в насту-
пление. Их атаку поддерживали две сотни
автоматов.
Пули со свистом проносились над стена-
ми Кростона, убивая и раня любого неосто-
рожного наблюдателя.
Вскоре враг преодолел ров и полез на
стены. Стрельба сразу стихла, а в крепости
развернулось жесточайшее сражение.
Кровь лилась буквально рекой. Люди с
отчаянной ненавистью и злобой рубили
друг друга.
Имея трехкратное преимущество в чи-
сленности, неприятель с потерями не счи-
тался. Постепенно чаша весов стала кло-
ниться в сторону бонтонцев.
Бой шел уже не только на стенах, но и
внутри форта. Часть защитников не выдер-
жала натиска и обратилась в бегство.
Люди пытались спастись через южную,
тыловую сторону Кростона. Трудно сказать,
чем бы закончилась схватка, но во фланг
наступающим войскам неожиданно удари-
ла новая сила.
Около четырехсот мендонцев с ярост-
ными криками опрокинули врага и попыта-
лись оттеснить его к лесу.
Впереди отряда скакал могучий мутант с
огромным мечом в руке. Во внешнем виде
властелина было что-то мистическое и
грозное. Словно мифический герой, он бес-
страшно врезался в ряды противника.
Стальной клинок сверкал в лучах Сириуса,
обагряя кровью грешную землю Тасконы.
Следуя за отважным лидером, унимий-
цы дружно атаковали захватчиков.
Бонтонцы окончательно растерялись.
Началась массовая паника.
Побросав оружие, солдаты спрыгивали
со стены и, не оглядываясь, устремлялись
прочь от злополучной крепости.
Через пять минут форт опустел, а авто-
матчики врага, наконец получившие воз-
можность стрелять, снова открыли огонь.
Прибывшее с юга подкрепление по-
спешно укрылось за стенами Кростона. По-
следним в ворота крепости въехал Карс.
Гарнизон встретил мутанта одобрительным
гулом.
Из толпы выступил вперед невысокий
темноволосый мужчина лет тридцати пяти.
Тасконец тяжело дышал, по его щеке текла
тонкая струйка крови, на кирасе была за-
метна внушительная вмятина от удара ко-
пьем.
— Благодарю, — выдохнул начальник
гарнизона, пожимая руку спешившемуся
властелину. — Я майор Ленк. Вы только что
спасли гарнизон форта. А потому хочется
узнать имя смельчака. Герцог по достоин-
ству оценит поступок героя.
— Не сомневаюсь, — хмуро улыбнулся
оливиец. — К сожалению, я не подданный
этого государства. Хотя и искренне рад по-
мочь союзникам…
— Значит, вы и есть тот чужак, о кото-
ром говорили посыльные, — догадался уни-
миец. — Теперь я вижу, что слухи об энжел-
цах ничуть не преувеличены. Ваша страна
должна гордится подобными воинами. Но
откуда взялось столько людей?
— Я встретил их на дороге, — бесстраст-
но пожал плечами Карс. — Там можно со-
брать еще одну армию. Полтысячи бойцов
уж точно… Одна беда — часть горе-вояк
стремительно драпает к Мендону. Осталь-
ные либо еле передвигают ноги, либо
умышленно оттягивают возращение в го-
род. Чтобы не угодить в засаду и не поте-
рять солдат, пришлось разбить лагерь ки-
лометров в двадцати от Кростона. Еще бы
часов шесть — и мы бы удвоили подкрепле-
ние. Звуки интенсивной стрельбы застави-
ли нас поторопиться.
— Довольно разумно, — заметил Ленк,
утирая грязный пот со лба. — Второй груп-
пе сюда будет уже не пробиться. Бонтонцы
наверняка возьмут крепость в плотное
кольцо окружения.
— Я тоже так считаю, — кивнул власте-
лин. — Тем не менее, лейтенант Грегори
продолжает останавливать беглецов. Он
попытается нанести удар в тыл противнику.
Если вылазка не увенчается успехом, войска
отступят километров на пятнадцать и пере-
кроют дорогу. Главное — не допустить про-
рыва врага к столице.
— А вы неплохой тактик, — удивленно
вымолвил тасконец.
— У меня были хорошие учителя и ча-
стая практика, — горько усмехнулся му-
тант.
Захватчики дважды обожглись на по-
спешности и теперь готовились к штурму
основательно. Десятитысячная армия обо-
шла Кростон по лесу и окружила его со всех
сторон.
Тотчас учащенно заработали топоры.
Вековые деревья с ужасным грохотом пада-
ли на землю.
Без лестниц, щитов и тарана укрепления
форта не взять. Противник и так потерял
слишком много людей.
Время от времени снайперы воюющих
сторон обстреливали друг друга. Эту дуэль
мендонцы явно выигрывали. Попасть в
цель на открытой местности гораздо легче,
чем в прячущегося за выступы стены чело-
века.
Однако старания бонтонцев не были на-
прасными. Число раненых и убитых защит-
ников постоянно росло.
Силы гарнизона таяли, а восполнить их
больше не удастся.
Примерно через семь часов после днев-
ного боя на юге снова послышалась стрель-
ба. Собранное Грегори подкрепление отча-
янно прорывалось к крепости.
Но лейтенант уже опоздал. Противник
надежно перекрыл дорогу, и ни один сол-
дат на поле перед Кростоном не выбежал.
Кровавая стычка длилась сорок минут.
Осознав пагубность и бесперспективность
предпринятых действий, мендонцы отсту-
пили.
Преследовать неприятеля захватчики не
решились. Во-первых, бонтонцы опять по-
несли серьезные потери, а во-вторых, ко-
мандиры полков боялись угодить в очеред-
ную засаду.
Войска и так растянулись на несколько
километров. Сначала надо разобраться с
фортом и лишь потом продолжить насту-
пление.
Сириус медленно клонился к горизонту.
Верхушки деревьев уже приобрели неесте-
ственный красноватый оттенок.
Неожиданно в лесу наступила странная
тишина. Смолкли крики, перестали стучать
топоры, не слышались одиночные выстре-
лы. Стих даже ветер, дувший весь день с
океана.
И что удивительно, эта ситуация пугала
людей гораздо больше, чем грохот сраже-
ний. Неизвестность оказалась страшнее ме-
ча или копья.
Защитники крепости то и дело взбегали
на стену, тревожно вглядываясь в наступа-
ющие сумерки. Сейчас никто не думал о
личной безопасности.
Всех волновал один единственный во-
прос — куда делся неприятель? Наверняка
враг задумал какую-нибудь хитрость.
Но вот на поляну выступила группа из
пяти человек. В руках одного отчетливо
виднелся белый флаг.
— Парламентеры! — громко закричал
наблюдатель.
— Оборона Кростона становится инте-
ресным занятием, — усмехнулся майор. —
Придется прогуляться и выслушать требо-
вания противника. Надеюсь, предложения
будут разумными.
— Вряд ли, — бесстрастно вставил
Карс. — В лучшем случае — капитуляция на
выгодных условиях. Но меня больше беспо-
коит приближающаяся ночь. Скоро совсем
стемнеет. Эти переговоры не могут быть
провокацией?
— Исключено, — тотчас возразил
Ленк. — Бонтонцы не опустятся до такой
низости. Война должна проходить по стро-
го установленным правилам. Они их свято
придерживаются и никогда не нарушают.
Штурм не начнется до тех пор, пока мы не
вернемся в форт.
Вместе с начальником гарнизона из кре-
пости вышли три офицера и властелин. Та-
ким образом, установился численный пари-
тет сторон. Этикет на Униме соблюдался
даже во время сражений.
Парламентеров возглавлял седовласый,
но еще крепкий и моложавый полковник.
Идеальная выправка, широко развернутые
плечи, гордо вскинутый подбородок — то
был старый служака.
Офицеры сопровождения оказались мо-
лодыми и необстрелянными. В глаза сразу
бросался их лощеный штабной вид.
Форма захватчиков была сшита из про-
стого материала, имела серый оттенок и
особыми изысками не блистала. Высокий
стоячий воротничок, чуть приталенный
камзол с множеством пуговиц и узкие шта-
ны, заправленные в начищенные до блеска
сапоги — вот и все. На груди военных вид-
нелись нашивки и знаки различия.
Четко козырнув, бонтонец представил-
ся:
— Командир соединения полковник
Пуаре.
— Начальник гарнизона Кростона май-
ор Ленк, — вежливо произнес мендонец.
В этот момент полковник заметил вла-
стелина. После секундного замешательства
он изумленно выдохнул:
— Не думал, что герцог Альберт нару-
шит древние законы! Ведь в вашей армии
никогда не служили мутанты! Неужели в
Мендоне снова произошел переворот, и
сменилась власть?
— Вы заблуждаетесь, — вымолвил май-
ор. — Альберт по-прежнему правит стра-
ной. Карс является представителем наших
союзников. Его государство Энжел заявило
о полной поддержке герцогства в войне и
готово оказать любую помощь.
Ленк говорил уверенно и спокойно, а
потому не дал врагам повода заподозрить
его во лжи. Сразу чувствовалось, что уни-
миец — опытный и азартный игрок.
Именно страсть к картам и привела
офицера к назначению в отдаленный гар-
низон. Крупный выигрыш, дуэль… и опала.
Подобная последовательность была обы-
денным явлением в стране.
После небольшого замешательства Пуа-
ре продолжил:
— Это ничего не меняет. Мы имеем нео-
споримое преимущество. Несколько
дней — и Мендон падет. Так стоит ли уми-
рать понапрасну? Кростон уже вписал в
историю свое имя золотыми буквами. Вы
отрезаны от подкреплений, и сдаться в по-
добной ситуации — единственно разумный
выход. Я лично гарантирую жизнь всем
солдатам.
— И куда же нас отправят? — иронично
спросил майор. — В лагеря военнопленных
на каторжные работы? Я не раз встречался
с беглецами из вашего государства. Более
страшного места, чем рудники Бонтона, не
существует. Лучше умереть в честном бою,
чем влачить свои дни бесправным рабом.
— Обещать что-то еще у меня нет пол-
номочий, — честно признался полков-
ник. — Зато есть приказ казнить на месте
всех оказавших сопротивление. Учтите,
пленных при штурме никто брать не будет.
— Великолепно! — воскликнул Ленк. —
Тем самым вы развязали мне руки. В кре-
пости находятся восемь бонтонских развед-
чиков. Их приходится лечить, кормить,
охранять. При таком раскладе они не дожи-
вут и до утра. Я не привык убивать безоруж-
ных людей, но выбора не осталось.
— Война без жертв не бывает, — с горе-
чью произнес командир соединения. —
Если через час гарнизон форта не даст по-
ложительного ответа, моя армия не оставит
от Кростона камня на камне. У защитников
крепости нет шансов на спасение.
Парламентеры дружно развернулась и
зашагали в разные стороны.
Как и следовало ожидать, противник
требовал немедленной и безусловной капи-
туляции. Вступать в торг и обсуждать какие-
либо условия захватчики не собирались.
Впрочем, защитники форта и не думали
сдаваться, а на переговорах лишь тянули
время.
Ночь предстояла неспокойная. Люди
прекрасно понимали, что вместе с послед-
ними лучами Сириуса неприятель двинется
на штурм Кростона. Солдаты гарнизона го-
товили факелы и разогревали в чанах смолу
и воду.
Под стенами майор приказал разбросать
фашины соломы. Ее будет легко поджечь во
время сражения.
Не успел белый шар скрыться за гори-
зонтом, как в лесу раздались надрывные
звуки труб. Враг пошел в наступление.
И хотя поначалу мендонцы противника
не видели, они знали о приближающейся
опасности. Невольно воины крепче сжима-
ли рукояти мечей и тревожно вглядывались
в густую липкую темноту.
… Все, происходившее затем на стенах
крепости, имеет короткое, но очень точное
название — ад. Пять атак за восемь часов.
Волны бонтонских солдат накатывались с
разных сторон, стараясь любой ценой про-
никнуть внутрь Кростона.
Особенно жарко было возле ворот. Не-
сколько раз штурмующие пытались опу-
стить мост, однако вскоре нужда в нем от-
пала. Трупы животных и людей буквально
до краев заполнили не слишком глубокий
ров.
Применение автоматов в подобных
условиях не приносит должного эффекта, а
потому исход боя решает рукопашная. По-
рой казалось, что неприятель близок к по-
беде.
Бонтонцы сумели захватить две башни и
почти треть крепостной стены. Они уже
подтягивали резервы для удержания плац-
дарма, но тут Ленк и Карс повели в контр-
атаку свой последний резерв. Ценой огром-
ных потерь защитники выбили противника
из форта.
На валу, во рву и под стенами постоянно
раздавались крики и мольбы о помощи. В
пылу сражения о раненых и умирающих ни-
кто не думал.
В сполохах горящей соломы и факелов
шла отчаянная рубка. Кровь несчастных ре-
кой текла по земле.
На людей, умоляющих о пощаде, сверху
лились кипяток и смола, валились тяжелые
камни, летели обезглавленные трупы. Бой-
цы уже ничего не соображали и просто ма-
хали клинком до тех пор, пока либо сами не
падали замертво, либо рядом не оставалось
ни одного врага. Впрочем, последнее случа-
лось крайне редко.
Захватчики тоже не жалели сил и
средств и не давали гарнизону Кростона ни
минуты передышки.
Бесконечный ночной кошмар прекра-
тился лишь ранним утром. Стоило листве
деревьев порозоветь, как из леса послыша-
лись заунывные звуки труб. Штурмующие
крепость подразделения неторопливо и ор-
ганизованно начали отступать.
По мере возможности неприятель под-
бирал раненых солдат. Прошло не больше
пятнадцати минут, а на поле боя уже не
осталось ни одного бонтонца.
Сириус поднимался все выше и выше, и
взору мендонцев предстала ужасающая кар-
тина жестокой битвы. Куда бы люди ни
бросали взгляд — всюду лежали мертвые
тела.
В некоторых местах стена обрушилась, и
горы трупов доставали почти до проломов.
Вид уцелевших воинов оказался еще
страшнее. Их обувь и одежда насквозь про-
питались своей и чужой кровью.
Разгоряченные сражением тасконцы вы-
крикивали оскорбительные реплики в
адрес противника и угрожающе трясли ору-
жием.
Властелин обернулся и с трудом узнал
Ленка. Начальник гарнизона был без кира-
сы и шлема, левая рука, простреленная в
двух местах, безжизненно болталась вдоль
туловища, на бедре кровоточила рана от
скользящего удара мечом.
— Славная получилась драка! — возбу-
жденно воскликнул унимиец. — Кто бы еще
сутки назад сказал, что мы способны на та-
кое! А гарнизон выстоял, удержался! Хотя
нас в десять раз меньше.
— Согласен, — кивнул мутант. — Битва
за Кростон войдет в летописи страны. Но
сейчас надо думать о другом. Враг не сми-
рится с поражением. Пора латать дыры и
собирать оружие…
Как обычно, сделать бывает гораздо
труднее, чем сказать. Две башни, перехо-
дившие из рук в руки, оказались сильно по-
вреждены.
О стенах и говорить нечего. В них зияли
громадные дыры, бревенчатые стыки сгоре-
ли дотла.
Солдаты попытались заложить проломы
камнями, но снайперы бонтонцев тут же от-
крыли интенсивный огонь.
А в сложившейся ситуации каждый че-
ловек на вес золота. Из почти тысячи бой-
цов Ленка до утра дожила только четверть.
Причем около пятидесяти мендонцев име-
ли серьезные ранения и двигались с огром-
ным трудом.
Состояние остальных было немногим
лучше. Бессонная ночь, неимоверная уста-
лость и гигантское количество ушибов и
синяков — этот перечень можно и продол-
жить, но ясно одно: боеспособность вымо-
танных солдат была сейчас близка к нулю.
Моральным удовлетворением служило
лишь то, что противник потерял убитыми
раза в три больше. Целых два часа таскон-
цы выбрасывали за стены трупы. Еще жи-
вых врагов они безжалостно добивали.
Эта страшная ночь ожесточила сердца
людей. О доброте и милосердии защитни-
ки форта не вспоминали.
Даже погибших в бою друзей никто не
хоронил. Покойников сложили в общую ку-
чу, засыпали соломой и подожгли. К небу
потянулся черный удушливый столб дыма.
Ни слез, ни скорбных речей, ни пережи-
ваний. Унимийцы прекрасно знали — их
скоро ждет та же участь. Из плотного коль-
ца окружения не вырваться никому.
К удивлению Карса и начальника гарни-
зона, на повторный штурм неприятель не
решился. И хотя к месту битвы подошла
вторая колонна вторгшихся войск, бонтон-
цы не торопились овладевать Кростоном.
Присутствие захватчиков возле кре-
пости проявлялось лишь в редких выстре-
лах снайперов. Чаще всего они цели не до-
стигали. Подставлять понапрасну голову
под пули врага дураков не оказалось. В
стрелковых дуэлях солдаты гарнизона уча-
ствовать перестали.
Запас патронов у мендонцев практиче-
ски иссяк. Его хватит от силы на пару атак.
Трудности возникли даже с арбалетными
стрелами.
Группы смельчаков, рискуя собой, про-
бирались за стены и извлекали их из валя-
ющихся трупов.
Ближе к полудню стала очевидна еще
одна серьезная проблема. Мертвецы на жа-
ре начали разлагаться и издавать ужасный
запах. Чтобы удержать приступы тошноты,
приходилось закрывать нос и рот мокрыми
тряпками.
Между тем, на поле боя постепенно сле-
тались стаи птиц-падальщиков. Не обращая
внимания на близость людей, они бесцере-
монно разрывали добычу на куски. Изредка
солдаты кидали в хищников камни, но по-
добная мелочь не могла отогнать стервят-
ников. Отлетев чуть в сторону, птица тот-
час находила себе новую поживу.
Воины неплохо отдохнули за дневные
часы и теперь без дела слонялись по форту.
Проводить ремонт стен и башен снайперы
упорно не давали, а заставлять бойцов на-
чальник гарнизона не хотел.
Тасконцы чистили оружие, играли в
карты, рассказывали анекдоты. Несмотря
на многочисленные потери и безнадежное
положение Кростона, унимийцы не падали
духом. Каждый чувствовал себя героем и
знал, ради чего жертвует жизнью.
День уже клонился к концу, а бонтонцы
демонстрировали подозрительное спокой-
ствие. Разумного объяснения поведению
захватчиков защитники крепости не нахо-
дили.
На открытый штурм противник больше
идти не желает. Это очевидно. Но тогда что
он предпримет? Не будет же враг осаждать
полуразрушенный форт?
Ленк и уцелевшие офицеры терялись в
догадках. Загадка казалась неразрешимой.
В отличие от мендонцев, властелин да-
ром времени не терял. Карс взобрался на
башню и внимательно изучал окрестности.
Довольно долго его наблюдения резуль-
тата не приносили. Но ближе к вечеру, му-
тант заметил на дороге подозрительную ко-
лонну. Пары лошадей тащили по шоссе ма-
шины непонятной конструкции. Ничего по-
добного оливиец раньше не видел.
Властелин быстро спустился вниз и со-
общил неприятную новость тасконцам.
Пренебрегая собственной безопасностью,
майор тут же бросился на стену.
— Проклятье! — выругался Ленк. — Те-
перь все встало на свои места. Неприятель
дожидался прибытия катапульт. Бонтонцы
основательно подготовились к штурму
Мендона и заранее построили осадные ма-
шины. По иронии судьбы, именно мы ста-
нем их первой мишенью.
— Это так серьезно? — спросил Карс.
— Это конец, — с горькой усмешкой
сказал офицер. — Мерзавцы сравняют Кро-
стон с землей. Похоже, полковник Пуаре не
лгал. Наши стены для подобных метатель-
ных орудий словно лист бумаги.
Опасения начальника гарнизона под-
твердились довольно быстро. Уже через час
катапульты сделали первый пристрелоч-
ный залп.
Большинство камней пролетело мимо,
но один буквально снес верхнюю часть за-
падной башни. Находившийся в ней наблю-
датель превратился в бесформенное крова-
вое месиво.
Вскоре новая порция гигантских глыб
обрушилась на форт. Процент попадания
неуклонно рос. Люди в панике метались по
крепости, но спасения нигде не находили.
К заходу Сириуса были разрушены все
внутренние постройки, половина башен, а в
стенах зияли огромные дыры. Лазарет с ра-
неными после ряда точных попаданий пре-
вратился в кладбище.
Лишь с наступлением темноты бомбар-
дировка прекратилась. Ленк тотчас вывел
солдат из укрытий. В любой момент могла
начаться атака противника.
Время шло, а враг активных действий не
предпринимал. Нервное напряжение до-
стигло предела. Мендонцы за ночь не со-
мкнули глаз.
Уставший и злой майор встречал утро
возле разбитых в щепки ворот. Проломы и
повреждения уже никто не заделывал. Их
оказалось слишком много.
Изможденные, обессилевшие унимийцы
обреченно смотрели на поднимающийся из-
за горизонта пылающий белый шар. Судьба
Кростона решена.
— Сволочи! — гневно вымолвил началь-
ник гарнизона. — Они не хотят даже доби-
вать нас. Войска двинутся на форт только
тогда, когда здесь будет идеально ровная
поверхность. Прикончить раненых труда не
составит…
— Разумно, — заметил мутант. — К чему
лишние потери? Темп наступления все рав-
но потерян. На месте бонтонцев я поступил
бы точно так же.
Ленк удивленно взглянул на Карса. Чуть
помедлив, офицер произнес:
— Тебе не откажешь в самообладании.
Неужели ты не боишься смерти? Ведь к ве-
черу сегодняшнего дня крепость перестанет
существовать.
— На то воля богов, — не без грустной
иронии улыбнулся властелин. — Чему
быть — того не миновать. Если мне сужде-
но умереть в мендонском форте, значит, так
и случится. Неизбежность надо принимать
мужественно и смело. Тем не менее, я до
последнего вздоха буду сражаться и защи-
щать свою жизнь.
— Интересная философия, — кивнул
тасконец. — Понять ее несложно, а вот при-
держиваться… Такое дано не каждому.
Обстрел крепости возобновился с ран-
него утра. Неторопливо, основательно и ме-
тодично неприятель разрушал укрепления
Кростона.
У стен внутри форта валялись изуродо-
ванные, раздавленные трупы защитников.
Покойников уже никто не убирал.
В подчинении майора осталось не боль-
ше семидесяти человек. Еще три-четыре ча-
са — и уцелеют лишь единицы.
Люди пытались спрятаться в подвалы и
подземные укрытия, но от гигантских глыб
не спасали и они.
На опушке леса появились первые штур-
мовые подразделения. Обнажив мечи, вои-
ны терпеливо ждали сигнала к наступле-
нию.
Неожиданно для всех на южной окраине
поля послышалась разрозненная стрельба.
С каждым мгновением она нарастала. Вско-
ре залпы из автоматов и карабинов слились
в единый звук.
Рискуя попасть под летящий камень,
Ленк и Карс выбрались на край уцелевшей
стены. Их взору предстала удивительная
картина. Отряды захватчиков в ужасе раз-
бегались по полю, а сзади, разворачиваясь в
сплошную линию, во весь опор неслись от-
борные кавалерийские части герцога Аль-
берта.
— Мы спасены! — радостно воскликнул
унимиец.
— Боюсь, вывод чересчур смелый, —
скептически проговорил мутант. — Обра-
тите внимание, пехоты, поддерживающей
атаку, нет. Кольцо окружения прорвала не-
многочисленная горстка отчаянных храбре-
цов. Скоро противник поймет это и поста-
рается отсечь всадников от крепости.
Оливиец ошибся. Бонтонцы приходили
в себя довольно долго. Огромная армия за-
хватчиков совершенно растерялась.
Мощный заслон на дороге оказался раз-
громлен в течение нескольких минут. Ко-
мандование врага пребывало в шоке и сразу
принять правильное решение не сумело.
Между тем, эскадроны Освальда разде-
лились. Половина солдат устремилась к ка-
тапультам, а остальные поскакали к Кро-
стону.
Возле машин началось настоящее побо-
ище. Кавалеристы сходу изрубили прислугу
и приступили к уничтожению механизмов.
На спасение метательных орудий броси-
лись штурмовые отряды. Однако, противо-
стоять натиску конницы они не сумели.
Потеряв десятки людей убитыми и ра-
неными, враг отступил к лесу, ведя интен-
сивную, но беспорядочную стрельбу. Боль-
ше бонтонцы выходить на открытую мест-
ность не решались.
Господство на поле боя, пусть и времен-
но, захватили защитники форта.
Воины Кростона, чудом уцелевшие по-
сле бомбардировки, неторопливо выбира-
лись на поверхность.
Вокруг царил страшный хаос. Башни
крепости разрушены до основания, стены
сохранились лишь фрагментами, ворота и
мост превращены в руины.
Люди с ужасом осматривались по сторо-
нам. Огромные глыбы буквально переме-
шали трупы убитых с землей. Всюду валя-
лись части тел, обрывки одежды, сломан-
ное оружие.
Разобрать, где мертвые враги, а где мен-
донцы, было уже невозможно. Часть солдат
находилась на грани сумасшествия и, не по-
нимая, что происходит, с безумными глаза-
ми бродила по форту.
Две сотни всадников замерли возле рва.
От укреплений форта, когда-то внушавших
уважение, остались лишь бесформенные
груды развалин. Кростон перестал суще-
ствовать. На камнях и в траве лежали сотни
трупов.
Опустив окровавленный меч, командир
полка разочарованно произнес:
— Кажется, мы опоздали. Вряд ли здесь
кто-нибудь уцелел.
— Надо проверить, — взволнованно
возразил Храбров, спешиваясь. — Ведь пока
крепость еще не принадлежит врагу.
Землянин передал поводья ближайшему
тасконцу и направился к разрушенным во-
ротам. То и дело приходилось перешаги-
вать через разлагающиеся, изуродованные
тела убитых людей.
От отвратительного запаха русич поне-
воле закрыл нос рукой. Во рву творилось
нечто невообразимое: распухшие от воды
покойники, мерзкие кровососущие черви и
грязная смердящая жижа.
Кое-как преодолев препятствие, Олесь
сумел добраться до развалин башни. Наде-
жды на благоприятный исход сражения та-
яли с каждой секундой. Карс не мог спа-
стись в таком аду. Однако не успел земля-
нин войти внутрь крепости, как откуда-то
сверху раздался знакомый голос:
— Неужели решил навестить старого
друга?
Храбров поднял глаза и увидел сидяще-
го на стене властелина. Рядом с мутантом
расположился щуплый и грязный мендон-
ский офицер.
Спустя мгновение гигант спрыгнул вниз
и заключил товарища в крепкие объятия.
Похлопав русича по плечу, вождь с призна-
тельностью в голосе проговорил:
— Вы появились очень вовремя. Еще па-
ра часов — и мерзавцы окончательно срав-
няли бы Кростон с землей.
— Жив, чертяга, — утирая предательски
набежавшую слезу, прошептал Олесь. —
Признаюсь честно, я уже начал сомневать-
ся. От форта остались одни развалины. По-
хоже, штаб недооценил противника, а он
подготовился к войне основательно.
— Вы совершенно правы, — подтвердил
унимиец. — Бонтонцы решили раз и навсе-
гда покончить со своим южным соседом.
Столь мощную армию враг никогда не со-
бирал.
Землянин вопросительно взглянул на
Карса. Чуть поспешно властелин сказал:
— Прошу прощения, я вас не предста-
вил. Мой лучший друг Олесь Храбров…
Русич вежливо кивнул.
— Начальник гарнизона майор Ленк, —
продолжил оливиец. — Мы с ним неплохо
здесь повоевали. Славная получилась дра-
ка…
— Заметно, — вымолвил Храбров. —
Трупов больше, чем камней. Эскадроны
прибыли сюда, чтобы помочь удержать кре-
пость. Но задачу придется менять. Защи-
щать по сути дела уже нечего.
— Возражаю! — нервно выкрикнул офи-
цер. — У меня есть приказ оборонять Кро-
стон до последнего солдата. Я призывал
солдат выполнить долг до конца. А теперь,
когда у нас появились шансы на успех, —
сдать форт неприятелю?
В ответ Олесь только пожал плечами.
Указав на кавалеристов, землянин произ-
нес:
— Там находится полковник Освальд.
Именно он принимает окончательные ре-
шения. Мы лишь даем советы.
Воины быстро зашагали к эскадрону
всадников.
Тем временем, события на поле боя раз-
вивались стремительно. Уничтожив ката-
пульты, конница мендонцев разметала пе-
хотные отряды противника и поскакала к
крепости. Разгоряченные схваткой воины
бурно обсуждали перипетии сражения.
Впрочем, бонтонцы тоже постепенно
приходили в себя. К Кростону спешно под-
тягивались отборные части. Все более ин-
тенсивным становился огонь снайперов.
Вскрикнув, схватился за грудь и выпал из
седла один из всадников. Почти тут же ди-
ко заржала лошадь и, подминая седока, по-
валилась на землю.
— Вы чересчур медлили, — нетерпеливо
воскликнул Освальд, заметив приближаю-
щихся защитников форта. — Здесь стано-
вится слишком жарко. Еще четверть часа —
и противник бросит на нас тяжелую кавале-
рию.
— Мы встретим захватчиков достойно,
как делали уже не раз, — гордо ответил
Ленк. — Заводите людей в крепость. Ее сте-
ны послужат укрытием.
Полковнику показалось, что он ослы-
шался. Маркиз склонился к офицеру и тихо
спросил:
— Майор, вы хорошо себя чувствуете?
Какие стены? Перед нами руины. И к вече-
ру враг овладеет ими. Нет! Бездарно терять
полтысячи отличных бойцов я не намерен.
— А приказ штаба? — раздраженно вос-
кликнул начальник гарнизона.
— Когда принималось решение, мы на-
деялись, что укрепления Кростона выдер-
жат штурм и осаду, — вмешался русич. —
Пополнение форту было необходимо, как
воздух. Сейчас же ситуация в корне изме-
нилась. Сутки назад неприятель начал про-
движение на юг в другом направлении.
Здесь осталось около двух тысяч солдат.
Именно по этой причине наш прорыв и
удался. Крепость оправдала возложенные
на нее надежды и задержала захватчиков
почти на трое суток. Оглянитесь вокруг, за-
щищать больше нечего. Будет лучше, если
солдаты отойдут на новый рубеж и созда-
дут вторую линию обороны.
Ленк внимательно слушал союзника,
время от времени отрицательно покачивая
головой. Наконец, унимиец произнес:
— Наверное, вы правы. Эскадронам не-
чего делать в Кростоне. Но это мой форт.
Ни один бонтонец не ступит на его терри-
торию, пока я жив…
Неожиданно на поле появился скачу-
щий во весь опор всадник. Наездник не жа-
лел лошади и нещадно нахлестывал ее пле-
тью.
Спустя пару минут посыльный, с трудом
сдерживая коня, замер возле Освальда. И
животное, и человек едва дышали.
Глотая слова, воин хриплым голосом
прошептал:
— От майора Юланда… Противник да-
вит… с двух сторон. Коридор… не более по-
лучаса…
— Проклятье! — выругался дворянин. —
Мерзавцы разобрались в обстановке и пы-
таются запереть полк в теснине. Мы сами
засунули голову в западню…
Словно в подтверждение слов тасконца,
на северной опушке показались вражеские
войска. Примерно в километре от мендон-
цев разворачивались в линию полторы ты-
сячи всадников. Еще мгновение — и непри-
ятель двинется в атаку.
— Отходим! — громко скомандовал
полковник. — Хватит тратить время на раз-
говоры. По коням! Защитников крепости
сажайте сзади.
Возле майора образовалась группа чело-
век в десять. Израненные, оборванные,
грязные, они смело смотрели в сторону
врага. Сломить таких людей нельзя.
Карс вскочил в седло подведенного Вор-
жихой коня и воскликнул:
— Быстрее, запрыгивайте! Через минуту
будет поздно.
— Нет, — с улыбкой обреченного сказал
начальник гарнизона. — Мы остаемся.
Свой долг надо выполнять до конца. Дайте
нам побольше патронов. Конница бонтон-
цев дорого заплатит за преследование эска-
дронов.
Спорить с Ленком не имело смысла. На
траву полетели магазины к автоматам и ка-
рабинам.
— Прощайте! — с горечью крикнул вла-
стелин, ударяя лошадь пятками по бокам.
Кавалеристы Освальда быстро уходили
на юг. Шальные пули сбивали всадников на
землю, но никто уже не останавливался.
Воины стремительно проносились мимо
лежащих в траве товарищей. Ранены они
или убиты, солдаты не выясняли. Натянуть
поводья — значит, обречь себя на верную
гибель.
Сзади трубили сигнальщики врага. Бон-
тонцы ринулись в погоню.
Возле Кростона противник нарвался на
засаду.
Шквальный огонь буквально выкашивал
всадников. Не обращая внимания на
стрельбу, неприятель упорно двигался на
юг.
Между тем, перед мендонцами возник
вражеский заслон. Выставив копья, сотня
бонтонцев соорудила частокол.
Столкновение получилось ужасным.
Блеск стальных клинков, вопли, кровь —
все смешалось на поле боя. Понеся суще-
ственные потери, полк все же вырвался из
окружения. От ярости и отчаяния воины
безжалостно изрубили солдат противника.
Рискуя загнать коней, эскадроны на
огромной скорости уходили прочь от фор-
та.
Километров через пять кавалеристы до-
стигли первой группы прикрытия. С тру-
дом сдерживая неприятеля, пехотинцы ве-
ли тяжелый бой.
Помощь оказалась, как нельзя кстати.
Оттеснив врага в лес, войска продолжили
отступление.
Лишь через три часа измотанные, устав-
шие, всадники добрались до заранее подго-
товленного рубежа обороны. Его начали
строить двое суток назад, когда Карс соби-
рал беспорядочно отходившие к столице
части.
Сейчас это была сплошная линия рвов,
редутов и завалов…
Десятки снайперов держали в прицеле
дорогу и прилегающие к ней поляну. Как
только эскадроны укрылись за защитными
сооружениями, мендонцы открыли огонь
по наступающему врагу.
Вражеская кавалерия не успела замед-
лить продвижения и превратилась в сплош-
ное месиво людей и животных. Ржание ко-
ней и крики несчастных солдат слились в
единый звук.
Повезло тем, кто умер сразу. Раненых
затаптывали копытами, давили падающими
телами. Вскоре бонтонцы отступили, а сто-
ны умирающих раздавались еще несколько
часов.
Державшийся за стремена Олеся майор
Юланд с трудом разжал онемевшие пальцы.
Унимиец опустился на колени, пытаясь вос-
становить дыхание.
Этот тридцатилетний офицер возгла-
влял отряды прикрытия на дороге. В них
набирали исключительно добровольцев.
Все понимали — шансов вернуться назад
немного.
К сожалению, так и получилось. Из
трехсот бойцов уцелела едва ли четверть.
Тяжелые потери понес и полк Освальда.
Двести человек не возвратились из рейда к
Кростону.
— Ну и гонка! — воскликнул Юланд,
поднимаясь на ноги. — Никогда не думал,
что буду бежать наравне с лошадью…
— Когда жизнь дорога, еще и не то сде-
лаешь… — с улыбкой заметил один из офи-
церов эскадрона.
— Согласен, — кивнул тасконец. — Во-
прос в том, ради чего мы рисковали? Ведь
вы сейчас должны находиться в форте. А
вместо этого вернулись назад. Я мог бы сра-
зу закрыть проход и сохранить своих лю-
дей. Мне же пришлось ждать…
— Судьба крепости предрешена, — с го-
речью вымолвил кавалерист. — Катапульты
противника превратили ее в жалкие руины.
Здешние редуты выглядят гораздо надеж-
нее.
— В таком случае, зачем полк вообще
пробивался к Кростону? Из форта удалось
спасти полсотни бойцов, а не досчитались
мы в десять раз больше. Математика не
очень приятная… — развел руками майор.
— Не забывайте, вы на войне, — вме-
шался Храброе. — Во время сражений
обычная логика часто не приносит успеха.
Крепость держалась трое суток, гарнизон
отбил десятки вражеских атак. Да, прорыв
действительно получился неудачным. Но
зато теперь каждый солдат знает, что его не
бросят на произвол судьбы. Факт немало-
важный. Война только начинается. Благода-
ря этому рейду, неприятель лишился части
осадных машин. Бонтонцы уже не столь
уверены в своих силах.
— Не знаю, не знаю, — пожал плечами
мендонец. — В психологии я разбираюсь
плохо. Господин полковник, а вы как счита-
ете?
Юланд обратился к Освальду, который
находился неподалеку. Крепко зажав левой
рукой поводья, маркиз слегка привалился к
шее лошади.
Ответа на вопрос майора не последова-
ло.
— Господин полковник, — окликнул
унимийца Вацлав.
В следующее мгновение солдаты и офи-
церы уже бежали к командиру полка. Долго
промучившись со стременами и задереве-
невшими пальцами рук, они, наконец, сня-
ли его с седла.
— Лекаря! Быстро! — закричал кто-то.
— Он ему не нужен, — скорбно заметил
властелин. — Пуля пробила сердце. Бедня-
га умер около получаса назад. Это видно по
конечностям и цвету кожи.
— Как же тогда скакала лошадь? — уди-
вленно спросил молодой лейтенант. —
Ведь маркиз ею не управлял.
— Стадный инстинкт, — ответил майор
Айертон. — Животное было охвачено ужа-
сом и бежало вместе с другими. Покойник
судорожно сжимал поводья, а ноги со шпо-
рами держались в стременах. Освальд по-
гиб как настоящий солдат — в седле и с
оружием в руках. Более достойной смерти
для дворянина не придумать.
Командира полка хоронили с большими
почестями. Рядом располагалась братская
могила для пятерых кавалеристов, умерших
от ран. Ради торжественной церемонии не
пожалели даже патронов.
Невольно русич подумал о сотнях тру-
пов, оставшихся в лесу и на поле у Кросто-
на. Хорошо, если местные крестьяне собе-
рут и сожгут их. Ветер развеет прах бойцов
по Униме.
В противном случае окровавленные тела
станут легкой добычей хищников и падаль-
щиков.
Бонтонцы никогда не оскверняли моги-
лы, хотя и похоронами врагов себя не утру-
ждали. Война — величайшее зло. Она не
только приводит к смерти людей, но и не
дает несчастным последнего пристанища.
Двойная жестокость по отношению к греш-
ным душам.
Ближе к вечеру противник подтянул
войска и начал первое массированное на-
ступление на редуты. Его солдатам даже
удалось забраться на укрепления. И тут
снова в бой вступила конница.
Боясь оказаться в окружении, подразде-
ления врага поспешно отступили.
До заката Сириуса оставалось еще два
часа, однако на повторную атаку неприя-
тель не решился. Это настораживало.
Захватчики надолго завязли у форта и
теперь снова теряли время. Вряд ли заслон,
насчитывающий восемьсот человек, мог
удержать многотысячную армию.
Вывод напрашивался сам собой — бон-
тонцы больше не хотели терять солдат в
кровопролитных боях и предприняли об-
ходной маневр. Храбров прекрасно знал,
что две группировки противника обогнули
редуты с запада и востока и углубились ки-
лометров на тридцать.
Возникала реальная угроза окружения.
Враг пытался отрезать мендонцев от столи-
цы.
Дальнейшие события подтвердили
предположения Олеся. В два часа ночи в
лагерь прискакал посыльный с западного
поста. Гонец сообщил о продвижении за-
хватчиков в сторону заслона. Времени на
обсуждение сложившейся ситуации не
осталось. После непродолжительных спо-
ров возглавивший войска майор Айертон
приказал отходить. Чтобы ввести в заблу-
ждение неприятеля, солдаты разожгли ко-
стры поярче, а к деревьям привязали боль-
ных и раненых лошадей. Испуганное ржа-
ние коней создавало иллюзию оживленно-
сти лагеря. Остальным животным обмота-
ли морды тряпками, и бедные существа не-
довольно хрипели.
Покинув укрепления, армия быстрым
маршем двинулась на юг. За несколько ча-
сов предстояло преодолеть около сорока
километров. Любая задержка могла приве-
сти к столкновению с противником. Все
прекрасно понимали, что утром обман рас-
кроется, и захватчики устремятся в погоню.
К тому времени мендонцы уже должны за-
нять новый рубеж обороны.
Ночной переход выдался на редкость
удачным. Враг был уверен в успехе своего
маневра и не особенно спешил. Когда с пер-
выми лучами Сириуса бонтонцы ринулись
в наступление, им казалось — защитники
обречены. А вместо триумфальной победы
неприятель получил давно пустующие ре-
дуты.
В ярости от постоянных неудач против-
ник бросил вперед кавалерию. Около полу-
дня передовые части захватчиков настигли
отступающий заслон.
Бой произошел у маленькой деревеньки
под названием Локс. К счастью, местные
жители успели ее покинуть. Патронов враг
не жалел. Вскоре деревянные дома превра-
тились в пылающие факелы. К небу подни-
мались столбы дыма и снопы искр.
Подготовиться к обороне мендонцы так
и не успели. Сражение получилось жесто-
ким и кровопролитным.
Спустя два часа поле сплошь покрылось
трупами людей и животных. Потери с обе-
их сторон измерялись сотнями. В отчаян-
ной схватке погибли оба старших офицера:
и майор Юланд и майор Айертон. Командо-
вание взял на себя капитан-кавалерист.
Путешественники в гущу боя не лезли,
предпочитая с помощью автоматов и кара-
бинов держать бонтонцев на расстоянии.
Но даже это не спасло Храброва от ранения
в плечо, а Воржиху в бедро. Впрочем, после
перевязки оба землянина вернулись в
строй.
В какой-то момент захватчики откати-
лись назад. Им требовалась небольшая пе-
редышка. К месту битвы подтягивались све-
жие войска. Вскоре они начали обходить
защитников по лесу.
— Похоже, близится развязка, — уныло
заметил поляк. — Еще час — и мерзавцы
возьмут нас в клещи. Прикрыть фланги
просто нечем…
— Что, верно, то верно, — кивнул
Олесь. — Любая игра рано или поздно при-
ходит к логичному финалу. Мы слишком
долго искушали судьбу. Будь противник по-
расторопней, давно бы прикончил группи-
ровку.
— А если снова отойти? — предложил
Вацлав.
— Нельзя, — возразил русич. — Кило-
метрах в тридцати отсюда собираются в
единый кулак полки Мендона. Еще не вре-
мя ставить их под удар. Надо продержаться
хотя бы сутки.
— Иллюзия, — вмешался мутант. — Мы
не сумеем дотянуть даже до вечера. Одна
хорошая атака — и все будет кончено. С та-
кой свирепостью и настойчивостью бон-
тонцы не дрались даже у Кростона. Непри-
ятель отчетливо осознает, что блестяще на-
чатая компания летит ко всем чертям.
— Лично я не собираюсь здесь уми-
рать, — проговорил Воржиха. — Две сотни
уничтоженных вражеских солдат ситуацию
не изменят. Куда лучше сохранить людей
для решающего сражения. Протрубить от-
ход еще не поздно…
— Хорошо, — согласился Храбров. — В
конце концов, захватчики в любом случае к
утру достигнут места сбора.
Авторитет союзников среди офицеров-
мендонцев был необычайно высок. Они ви-
дели, как с энжелцами советовался сам пол-
ковник Освальд.
Смелость и героизм, проявленный чужа-
ками в бою, тоже не остались без внимания.
О подвигах Карса в Кростоне и вовсе ходи-
ли целые легенды. Некоторые факты уни-
мийцы заметно приукрасили, и лет через
двадцать никто не отличит правду от вы-
мысла.
После непродолжительного обсуждения
тасконцы согласились с предложением зе-
млян. Несмотря на огромную ответствен-
ность перед Родиной каждый солдат, тем не
менее, надеялся живым вернуться домой.
И когда предоставляется такой шанс,
почему бы им не воспользоваться…
.

Глава 8. ВЕЛИКОЕ
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
ставив небольшое прикрытие, вой-

О ска поспешно уходили на юг. В ко-


лонне сейчас двигалась не больше
двухсот человек. Чтобы появление против-
ника не стало неожиданностью для основ-
ных сил армии, русич выслал вперед отряд
кавалеристов.
Удивительно, но бонтонцы не преследо-
вали беглецов. Видимо, они посчитали, что
выполнили поставленную задачу. Путь на
Мендон открыт, а задержка составила всего
пять дней.
Группировка благополучно преодолела
тридцать километров и вышла к условлен-
ному месту. Открывшаяся перед ними кар-
тина поразила воинов. На мгновение людей
охватило оцепенение. Даже Олесь, Вацлав и
Карс немного растерялись. Унимийцы со-
вершили настоящее чудо. Поперек
огромного поля с запада на восток тянулась
непрерывная линия рвов и редутов.
Наиболее сильно тасконцы укрепили
центральную высоту. На ее вершине мен-
донцы установили три мощные катапульты.
Таким образом, машины получили возмож-
ность обстреливать почти всю прилегаю-
щую территорию.
Даже получив сообщение о наступлении
врага, крестьяне не прекратили работы.
Сотни людей устанавливали частоколы, ры-
ли ловушки, углубляли ямы.
Зато войска тут же поднялись по тревоге
и выдвинулись на боевые рубежи. На пер-
вый взгляд, здесь находилось около ше-
сти — семи тысяч бойцов. Но любой опыт-
ный военачальник сразу бы догадался, что
где-то еще скрывается резерв.
Как только заслон выступил на поле, к
нему сразу направился отряд всадников.
Олесь насчитал не меньше пятидесяти че-
ловек.
Кавалеристы быстро приближались, и
вскоре Храбров увидел скачущих впереди
генерала Хилла и полковника Кидсона.
Значит, к ним пожаловало высшее военное
командование герцогства.
Единственный уцелевший офицер эска-
дрона замер неподвижно, приложил кли-
нок к плечу и громко закричал:
— Смирно!
Торопливо обнажая оружие, изранен-
ные, уставшие воины вытянулись в струну.
В лучах заходящей звезды не сверкал ни
один меч. Лезвия были настолько обагрены
кровью, что потускнели и скорбно напоми-
нали о загубленных человеческих жизнях.
Часть бойцов едва держалась на ногах, и
друзья поддерживали товарищей под лок-
ти.
Главнокомандующий подъехал к строю
и внимательно посмотрел на вышедших из
окружения солдат. Спустя мгновение гене-
рал обернулся к капитану и жестко спро-
сил:
— Почему вы нарушили приказ и поки-
нули Кростон?
Унимиец низко опустил голову. Оправ-
дываться не имело смысла. Утешало лишь
одно — как старший по званию пострадает
он один. Подчиненные лишь выполняли
его распоряжение.
— Вы знаете, что вас ждет? — вымолвил
Хилл.
— Так точно, — отчеканил капитан. —
Военный трибунал…
Настал момент, когда потребовалось
вмешательство землян. Ведь офицер был
обречен на верную смерть.
Храбров подошел к тасконцам и осто-
рожно произнес:
— Господин генерал, как верный союз-
ник герцога Альберта я прошу о снисхожде-
нии. Этот человек лишь выполнял приказы
старших военачальников. Когда эскадроны
полковника Освальда добрались до Кросто-
на, форт уже перестал существовать. Ката-
пульты врага превратили крепость в груды
развалин. В живых осталось меньше сотни
бойцов. Оборонять оказалось нечего. Ли-
шиться конницы в подобных условиях —
пара пустяков, а потому командир полка
принял единственно верное решение —
отойти на новые рубежи. Медленно отсту-
пая, мы наносили противнику ощутимые
удары и сумели задержать его еще на двое
суток…
— Где маркиз Освальд? — более спокой-
ным тоном уточнил командующий.
— Погиб в бою, — ответил русич. — Он
умер от пули прямо в седле. Майор Ленк
остался прикрывать отход группировки и
навсегда связал свое имя с фортом Кростон.
Я могу перечислить еще с десяток старших
офицеров, павших на поле битвы. Поверьте,
солдаты проявили подлинный героизм и
ничем не запятнали собственную честь. По-
кинутая крепость — не трусость и не ослу-
шание. Командиры просто пытались спасти
подчиненных от бессмысленного уничто-
жения.
Как любой сноб, Хилл не любил призна-
вать свои ошибки, но в глупости его обви-
нить было бы трудно.
Доводы чужака оказались довольно вес-
кими, да и вряд ли моральный дух армии
поднимется, если казнят офицера, смело
сражавшегося за Родину.
Пытаясь выйти из неудобного положе-
ния, унимиец задумчиво проговорил:
— Доложите примерное соотношение
потерь.
Капитан неловко замялся.
Ему тут же на помощь пришел Карс. Вы-
ступив чуть вперед, мутант громко сказал:
— Позвольте мне… Я воевал с самого на-
чала кампании, участвовал почти во всех
сражениях под Кростоном. Армия Мендона
не досчитается двух тысяч человек. У бон-
тонцев убито и ранено в три раза больше.
Кроме того, славная кавалерия полковника
Освальда уничтожила несколько катапульт
врага. На их восстановление уйдет немало
времени.
— Неплохо, — невольно вырвалось у ге-
нерала. — Теперь я вижу, что план дей-
ствий оказался верным, а передо мной сто-
ят настоящие герои. Каждый из солдат бу-
дет отмечен по достоинству. А вам, капи-
тан, присваиваю звание майора и чин ко-
мандира эскадрона.
Главнокомандующий развернул коня и
быстро поскакал обратно. Вместе с ним уе-
хала значительная часть сопровождения.
Лишь Кидсон направился к чужестран-
цам. Полковника на мгновение опередил
Аято. Японец бросился к друзьям и, не
обращая внимания на тасконцев, радостно
обнял товарищей. Ему до сих пор не вери-
лось, что они выбрались живыми из крова-
вой мясорубки.
Самурай прекрасно представлял, какую
цену заплатил противник за взятие форта.
Впрочем, и защитников уцелело немного.
— Приветствую смельчаков, — с улыб-
кой произнес Кидсон. — Как вы заметили,
генерал уже успел присвоить себе славу
успешно проведенной операции. Теперь
врагу к столице не прорваться. Здесь скопи-
лось почти десять тысяч наших солдат. Че-
рез двое суток эта цифра достигнет пятна-
дцати. Силы выровнялись. И я, как никто
другой, знаю, кому герцогство обязано сво-
им спасением. Представители Энжела не
только подали блестящую идею, но и при-
няли активное участие в ее воплощении.
— Боюсь, главные события еще впере-
ди, — заметил русич. — Бонтонцы затрати-
ли огромные средства на вторжение. Они
оставили на полях Мендона четверть ар-
мии. Вряд ли командование захватчиков
смирится с постоянными неудачами. В по-
следних боях мы почувствовали перемену в
настроении противника. Враг жаждет ре-
ванша.
Храбров был абсолютно прав в оценке
событий. Однако в своих прогнозах земля-
нин все-таки ошибся.
Войска герцога Бонского вышли к месту
предстоящего сражения примерно через
час. До самого заката они выстраивались в
боевые порядки, занимая установленные
позиции.
Вскоре передвижение неприятеля скры-
ла темнота ночи. Опасаясь внезапной ата-
ки, защитники редутов выставили усилен-
ное охранение.
Зрелище было незабываемым. Огромное
поле озарилось сотнями ярко пылающих
костров.
Стоя на вершине холма, Олесь созерцал
две широкие светлые полосы — выстроив-
шихся в линию противников, готовых в лю-
бой момент броситься друг на друга.
Невольно землянин перевел взгляд на
звездное небо. Там творилось нечто подоб-
ное. Тысячи сверкающих точек создавали
причудливый неповторимый узор. И труд-
но сказать, чего в нем было больше — пуга-
ющей пустоты или завораживающего могу-
щества.
— О чем размышляешь? — проговорил
Тино, усаживаясь на влажную от вечерней
росы траву.
— О мире, — грустно усмехнулся
Олесь. — Разве мог я десять лет назад, гля-
дя на звезды, подумать об обитаемых пла-
нетах? Конечно, нет. Теперь же меня гло-
жут совсем иные сомнения. Есть ли спра-
ведливость во вселенной? Бог создал чело-
века, но по какой-то чудовищной ошибке
наделил его злобой и жестокостью. Люди
воюют беспрерывно. Достаточно появления
одного одержимого сумасшедшего, и целые
народы и цивилизации превращаются в
обезумевших убийц и грабителей. Почему?
— Непростой вопрос, — вымолвил япо-
нец. — Его и до тебя задавали многие. Лич-
но я пришел к простому и очевидному вы-
воду: любая нация, чтобы подняться на
какую-то высоту, должна преодолеть кру-
тую и опасную лестницу. Каждая ступень —
серьезное испытание. Эпидемии, стихий-
ные бедствия, войны… Да мало ли преград
на пути! Уцелеет лишь тот, кто сумеет отде-
лить добро от зла. Как ты понимаешь, сде-
лать это нелегко. Мы часто сталкиваемся с
подменой понятий. Властители используют
в своих корыстных целях великие лозунги:
«патриотизм», «преданность», «независи-
мость»… Человек несовершенен. И еще не-
скоро станет лучше. Я постоянно вспоми-
наю рассказ Аргуса. Мне не дает покоя одна
мысль: почему Тьма рвется именно к Зе-
мле?
— И ты нашел ответ? — удивленно про-
изнес русич.
— В некотором роде, — неопределенно
пожал плечами самурай. — Человечество —
очень странная раса. Судя по всему, мы не
раз спотыкались на лестнице и скатывались
вниз. Однако каждый раз успевали заце-
питься за край и начинали новое восхожде-
ние. Никто не сравнится с людьми в упор-
стве. Сколько ветвей нашей цивилизации
пустили корни в Галактике? Это, наверное,
известно одному Богу.
— Логика в подобных рассуждениях
есть, — согласился Храбров. — Но я устал
от вселенской злобы. Мой клинок пролил
слишком много крови. Если бы не посвяще-
ние в воины Света, я давно бы спрятался в
глуши подальше от мирской суеты.
— У меня данный этап жизни уже поза-
ди, — с улыбкой промолвил Аято, поднима-
ясь на ноги.
***
Бонтонцы были поражены увиденным.
Военачальники противника находились в
полной прострации.
Только сейчас захватчики, наконец, по-
няли истинное значение заслонов. Вот по-
чему так отчаянно и самоотверженно би-
лись мендонские солдаты.
Время оказалось дороже человеческих
жизней. Потеряв темп вторжения, бонтон-
цы дали возможность врагу собрать значи-
тельные силы и подготовиться к решающе-
му сражению.
Не располагая существенным превос-
ходством в численности, неприятель не ре-
шился начать наступление сходу. Мало то-
го, захватчики сами стали закрепляться на
краю леса.
К удивлению защитников, уже на следу-
ющий день противник приступил к по-
стройке редутов. Снайперы изредка обстре-
ливали позиции врага, но делали это лени-
во и неохотно.
В ходе войны наступило равновесие. Ни
одна из сторон не обладала преимуще-
ством, позволяющим одержать решитель-
ную победу.
Трудно сказать, кого такое положение
устраивало больше. Бонтонцы овладели
огромной территорией, разграбили север-
ные провинции соседа, угнали в плен тыся-
чи крестьян. Успех компании очевиден.
Вторгаться в тыл противника столь глу-
боко им никогда раньше не удавалось. Од-
нако полного разгрома, на который рассчи-
тывал владыка Бонтона, не получилось.
Мендонцам тоже не имело смысла жало-
ваться на судьбу. В очень сложных условиях
они сумели задержать врага, собрать раз-
розненные части воедино и перекрыть до-
рогу на столицу.
Угроза осады и штурма города минова-
ла. К сожалению, изгнать агрессора с род-
ной земли воины Альберта не могли. Рис-
ковать армией и страной ради призрачной
надежды было, по меньшей мере, неразум-
но.
Сжимая зубы от ненависти и презрения,
солдатам приходилось терпеливо ждать
развязки.
Минуло двадцать суток, а противники
по-прежнему пребывали в нерешительно-
сти. За прошедшее время мендонцы увели-
чили численность армии почти вдвое — за
счет добровольцев и ослабления южных по-
граничных гарнизонов.
В лесу и на редутах скопилось около
семнадцати тысяч бойцов. Новобранцев
усиленно готовили к предстоящему сраже-
нию опытные инструкторы.
Каждый день к войскам подвозили
огромное количество продовольствия и
снаряжения. Вся страна, как могла, помога-
ла своим защитникам.
Патриотические настроения буквально
захлестнули герцогство. И дворяне, и тор-
говцы, и простолюдины, не жалея сил и
средств, трудились на благо Родины.
Даже тайная полиция значительно по-
умерила пыл. С начала военной компании
аресту не подвергся ни один офицер. Стонж
прекрасно понимал, какой резонанс в об-
ществе вызовут репрессии, и предпочитал
не злить народ.
Но это лишь одна сторона медали. Была
и другая…
Опустевшие деревни зияли на теле стра-
ны болезненными ранами, разорившиеся
крестьянские семьи медленно умирали от
голода, тысячи нищих и обездоленных ски-
тались по дорогам.
Как и любое государство в подобных
условиях, герцогство несло огромные убыт-
ки от войны. Женщины, старики и дети не
справлялись с гигантским объемом работ в
поле, а мужчин каждый день призывали ли-
бо в армию, либо в охрану.
Постепенно ситуация становилась кри-
тической. Стране грозило полное разоре-
ние. Она рисковала превратиться в безлюд-
ный, заброшенный край.
Голодные изможденные тасконцы брели
поближе к столице. Только там еще дей-
ствовали законы, позволяющие беднякам
найти хоть какое-то пропитание.
В лесах свирепствовали банды разбой-
ников. Мерзавцы окончательно потеряли
человеческий облик и грабили всех без раз-
бора. Среди убитых путников часто находи-
ли женщин и детей.
Подразделения внутренней охраны от-
лавливали и безжалостно казнили преступ-
ников, но их место тут же занимали новые
шайки головорезов.
Для проведения массированной опера-
ции против мародеров у властей не хватало
людей. Лучшие части после формирования
сразу отправлялись на север.
Впрочем, ситуация в бонтонской армии
была ничуть не лучше. Войска находились
на вражеской территории.
Местное население или поспешно ухо-
дило в леса, или оказывало сопротивление.
Не помогал ни террор, ни изгнание из де-
ревень.
Большой проблемой стало продоволь-
ствие. Захватчики находились далеко от
своих баз снабжения. Конвои двигались ме-
дленно и часто подвергались налетам де-
зертиров и повстанцев.
Для поддержания порядка противнику
регулярно приходилось снимать полки с
фронта, что значительно ослабляло удар-
ную группировку. Голод, антисанитария и
огромная скученность солдат приводили к
вспышкам опасных заболеваний.
В любой момент могли взбунтоваться
наемники. С ними намеревались рассчи-
таться после падения Мендона. В столице
герцогства много золота и дорогих вещей.
Однако события разворачивались по со-
вершенно иному сценарию. До победы еще
далеко, а казна уже практически пуста. Му-
танты же не любят сражаться на пустой же-
лудок, не получая должного вознагражде-
ния.
Чтобы избежать дезертирства приходи-
лось обделять собственные войска. А это
вызывало недовольство среди солдат.
Вдобавок ко всему правитель требовал
активизировать военные действия и покон-
чить с южным соседом. Сидя во дворце, в
тысяче километров от места событий, легко
отдавать подобные приказы. Куда сложнее
их выполнить.
Бонтонцы предприняли попытку обойти
противника с фланга. Идея была непло-
хой — рейд по тылам, нарушение коммуни-
каций, захват заложников и продоволь-
ствия. При удачном стечении обстоя-
тельств появлялся шанс отрезать защитни-
ков от Мендона.
Осуществить задуманный план не уда-
лось. Ни одна из трех попыток прорыва не
увенчалась успехом. Каждый раз отряды на-
тыкались на мобильные группы кавалери-
стов и, неся тяжелые потери, возвращались
на исходные позиции.
Армия захватчиков начала выдыхаться.
Генералы нуждались в принципиально но-
вых решениях проблемы.
***
Земляне играли в карты в тени развеси-
стого дерева, когда к ним подскакал по-
сыльный штаба. Натянув поводья, молодой
лейтенант лихо козырнул и громко крик-
нул:
— Господа, меня направил полковник
Кидсон! Он просит вас срочно подойти к
нему. Дело не требует отлагательства.
— Неужели наступление? — удивленно
спросил Воржиха. — Тогда почему не
слышно стрельбы? Да и резервы ведут себя
абсолютно спокойно…
— Нет, — ответил унимиец. — Враг
вряд ли решится атаковать редуты. Неприя-
тель прислал парламентеров, и через два
часа начнутся переговоры. Предполагают,
что со стороны бонтонцев будет даже гене-
рал Жонини…
— В самом деле? — иронично усмехнул-
ся Аято. — Тогда стоит поприсутствовать.
Похоже, мы приближаемся к развязке. Дела
у захватчиков совсем плохи, раз с нами ре-
шил побеседовать главный инициатор
вторжения.
Об этом бонтонском офицере ходило
немало слухов. В иерархии вражеской ар-
мии он занимал едва ли не самое высокое
место. Являясь заместителем верховного
главнокомандующего, он постоянно призы-
вал истребить всех мендонцев до единого.
Не случайно, когда создавалась мощная
группировка для перехода границы, возгла-
вить ее предложили именно Жонини. Уни-
миец призвал на службу многочисленные
отряды мутантов из графства Флорского.
Жестокие кровожадные существа, не знаю-
щие пощады, обрушились на беззащитные
поселения.
Тасконец, одержимый ненавистью к со-
седям, не собирался надолго откладывать
осуществление своих намерений. Специаль-
ные карательные подразделения вырезали
неподчинившиеся деревни, вешали зачин-
щиков бунтов и угоняли в рабство чудом
уцелевших после бойни людей.
Имя этого генерала в герцогстве Мен-
ском ассоциировалось со словом «палач». И
вот теперь непримиримый враг страны
предлагает вступить в переговоры. Факт яв-
но интригующий.
Друзья немедленно отправились в штаб.
Ждали только их. И хотя генерал Хилл не
хотел привлекать союзников к диалогу с
бонтонцами, полковник Кидсон настоял на
присутствии энжелцев. Путешественники
не раз демонстрировали компетентность в
военных и дипломатических вопросах. Со-
веты чужестранцев вряд ли будут лишними.
Главнокомандующему не нравилось, что
иноземцы пользуются в армии огромным
уважением. Хилл не собирался ни с кем де-
литься славой. Он мечтал стать единствен-
ным героем, спасшим герцогство от агрес-
соров.
А вдруг какой-нибудь выскочка докопа-
ется до правды и узнает, кто является ис-
тинным творцом победы? Скандала тогда
не миновать. Тем не менее, портить отно-
шения с союзниками сейчас генерал не
рискнул.
Офицерам подали лошадей, и уже через
пару минут группа всадников выехала из
лагеря. Впереди скакал лейтенант с белым
флагом, а за ним — два десятка гвардейцев
из личной охраны Хилла.
Навстречу мендонцам устремился отряд
противника. По численности эскорт Жони-
ни защитникам не уступал. Парламентеры
встретились приблизительно на середине
поля.
Со стороны бонтонцев выдвинулся худо-
щавый мужчина лет тридцати пяти с узки-
ми черными усами и маленькой аккуратно
подстриженной бородкой. На нем был яр-
кий фиолетовый мундир с золотыми пого-
нами и аксельбантами.
Но гораздо больше Олеся поразил
взгляд унимийца. Колючий, жесткий, не-
обычайно проницательный, он, словно кли-
нок, впивался в тело, пронзая его и нанося
глубокую кровоточащую рану.
— Я генерал Жонини, — надменно вы-
молвил офицер. — Командующий войсками
герцога Бонского. С кем имею дело?
Слегка пришпорив коня, вперед выехал
Хилл.
— Верховный главнокомандующий ар-
мии Великого герцога Менского генерал
Хилл, — представился тасконец.
При слове «Великий» на лице Жонини
появилась презрительная усмешка. По всей
видимости, дипломат из генерала нику-
дышный. Скрывать свои мысли и эмоции
унимиец не только не умел, но и не хотел.
Этот человек привык говорить всегда
то, что думает, не особенно заботясь о по-
следствиях. Возможно, благодаря этому ка-
честву бонтонец и добился столь высокого
положения.
— Генерал, я не собираюсь ходить кру-
гами, — начал Жонини. — Война достигла
той точки, когда ни одна из сторон не в со-
стоянии добиться победы. К сожалению,
мой блестящий план не увенчался успехом.
Признаюсь честно, я рассчитывал увидеть
развалины Мендона… Увы… Мои офицеры
проявили поразительную медлительность,
глупость и недальновидность. Ваши же сол-
даты, наоборот, дрались на удивление отча-
янно и умело. Защита Кростона войдет во
все учебники истории. И хотя начальника
гарнизона форта я приказал распять на уце-
левшей стене крепости, он заслуживает по-
хвалы и уважения.
Выдержав небольшую паузу, тасконец
бесстрастно продолжил:
— Из всего вышесказанного следует
вполне логичный вывод: войну надо пре-
кращать. Мы получили возможность впер-
вые за долгие годы подписать мирный до-
говор. Естественно, в тех территориальных
границах, на которых находятся войска. По-
моему, это справедливо.
Главнокомандующий армии герцога
Альберта выглядел совершенно растерян-
ным. Он не ожидал от бонтонцев такого
предложения. Хилл отличался смелостью и
решительностью в бою, но мыслил доволь-
но туго и медленно.
Зато Жонини мгновенно сориентиро-
вался в сложившейся ситуации. Заметив за-
мешательство противника, генерал усилил
натиск.
— Подумайте о своих людях, — произ-
нес унимиец. — Вы спасете тысячи жизней,
вернете семьям кормильцев. Разве воена-
чальники не должны проявлять благород-
ство и милосердие? А мир на десятки лет?
Упускать такой шанс ни в коем случае не-
льзя. Потомки не прощают ошибок. О вас
будут ходить легенды, в церквях зазвучат
молитвы в честь спасителя отечества.
Найти слабую струну у мендонца не со-
ставило труда. Главнокомандующий стра-
дал тщеславием. Он считал, что его заслуги
перед страной оценены недостаточно, а
придворные интриганы сознательно не да-
ют Хиллу приблизиться к герцогу.
И вот, наконец, появилась возможность
возвыситься, стать национальным героем.
Губы генерала расплылись в довольной
улыбке.
— Все бумаги уже готовы. Их осталось
только подписать, — вымолвил бонтонец.
Жонини сделал едва уловимый жест ру-
кой, и к нему тотчас подъехал один из офи-
церов. В руке у кавалериста находилась не-
большая папка с документами.
Еще минута — и случится непоправи-
мое. Храбров сильно толкнул Кидсона в
бок.
— Оттяните заключение договора, —
прошептал землянин. — Хотя бы на не-
сколько часов.
Полковник вряд ли понимал, зачем это
понадобилось энжелцу, но к Хиллу напра-
вился немедленно. Подойдя вплотную, тас-
конец что-то тихо сказал на ухо генералу.
Тот изумленно взглянул на подчиненно-
го, однако решение изменил.
— Боюсь, вопрос слишком сложный, —
растягивая слова, произнес унимиец. — Не-
обходимо все тщательно обсудить и взве-
сить. Предлагаю встретиться завтра в во-
семь часов утра. Тогда вы и получите окон-
чательный ответ…
По лицу бонтонца пробежала тень недо-
вольства. Он посмотрел на Кидсона так,
будто собирался испепелить его взглядом.
С трудом сдерживая эмоции, командую-
щий войсками противника вымолвил:
— Превосходно! Буду ждать вас завтра.
И подумайте хорошо, генерал. Из героя
можно запросто превратиться в палача. Не
очень приятно, когда твоим именем пугают
детей…
Офицер резко развернул коня и с силой
вонзил ему шпоры в бока. Животное взви-
лось на дыбы и спустя мгновение с беше-
ной скоростью устремилось к лесу. Не
обращая внимания на свиту, военачальник
скакал к своей армии.
Тасконец был в ярости. Как потом узнал
русич, подобное поведение являлось отли-
чительной чертой Жонини. В такие минуты
в него словно вселялся дьявол. Не замечая
никого вокруг, бонтонец мог растоптать ло-
шадью случайных прохожих.
Угрызений совести унимиец никогда не
испытывал. Люди для генерала — всего
лишь материал для осуществления често-
любивых планов.
Между тем, в стане мендонцев события
развивались по похожему сценарию. Хилл
пребывал в ужасном настроении. Только
что из его рук украли лавры спасителя
страны.
О благородстве и великодушии коман-
дующего люди помнили бы в веках. От од-
ной этой мысли начинала кружиться голо-
ва.
— Какого черта? — выругался таско-
нец. — Кидсон, вы сорвали заключение
мирного договора! Если не объясните свое
поведение, я смещу вас с должности. Во
время военных действий у меня есть такие
полномочия. Кроме того, Альберт наверня-
ка согласится с предложением бонтонцев.
Герцогство нуждается в передышке.
— Совершенно верно, — бесцеремонно
вмешался Олесь. — Страна истощена и ра-
зорена. Все силы брошены на поддержание
боеспособности армии. В подобном же по-
ложении находится и противник. Ему даже
хуже — длинные дороги, десятки дезерти-
ров, постоянно бунтующие наемники изма-
тывают его до предела. Уверен, население
Бонтона не очень довольно затянувшейся
военной компанией и огромными потеря-
ми. Не случайно генерал Жонини участвует
в переговорах. Безжалостный убийца, нена-
видящий Мендон, прекрасно понимает не-
завидность своего положения.
— Почему вы так решили? — более спо-
койным тоном уточнил Хилл.
— Еще две-три декады — и армия за-
хватчиков начнет разбегаться, — пояснил
землянин. — Ее не удержат ни казни, ни
деньги. Большинство солдат отправилось
на эту войну, желая обогатиться. Сейчас у
них начинают открываться глаза. Вместо
золота — голод, грязь и кровь.
— Ерунда! — возразил унимиец. — Не-
приятель еще достаточно силен. Заключив
мир, мы сможем распустить часть войск, и
тем самым возродим разрушенную эконо-
мику. Тысячи крепких мужских рук нужны
на полях и в ремесленных мастерских. Вос-
становив снабжение и подготовив хорошую
армию, государство надежно укрепит север-
ные границы. Ни один враг не осмелится
напасть на нас.
— Святая наивность, — иронично рас-
смеялся Тино. — А вы не думаете, что Жо-
нини уже через месяц нарушит заключен-
ный договор? Приведет поредевшие полки
в порядок, наладит поставку продоволь-
ствия, дождется ослабления группировки
противника…
— Он дворянин! — возмутился Хилл. —
И никогда не нарушит данного слова, тем
более скрепленного подписью на докумен-
те.
— Почему бы и нет? — спокойно произ-
нес японец. — Этот человек ненавидит и
презирает Мендон. Зачем ему унижаться и
соблюдать приличия? Народ и герцог Бон-
тонский одобрят поступок военачальника.
Ну, а пленные окажутся либо в цепях, либо
на виселице. Победителей не судят.
— В ваших словах есть доля истины, —
задумчиво сказал командир одного из пе-
хотных полков. — Враг отличается веро-
ломством и коварством. В истории подоб-
ные прецеденты уже случались. Лет сорок
назад захватчики в одностороннем порядке
разорвали временное перемирие и перешли
в наступление. Тогда их удалось остановить
лишь на линии фортов. И какой ценой…
Система обороны, создававшаяся десятиле-
тиями, была полностью разрушена.
— Это случилось давно, — пренебрежи-
тельно махнул рукой генерал. — Сейчас у
власти совершено другие люди.
— Что, верно, то верно, — горько усмех-
нулся начальник штаба. — Не знаю, как у
противника, а в Мендоне правит отъявлен-
ный мерзавец. Никто не припомнит монар-
ха, подозреваемого в братоубийстве! Обыч-
но близкие родственники в дворцовых пе-
реворотах не участвовали.
— Твое счастье, что тебя не слышат лю-
ди Стонжа, — поспешно оборвал полковни-
ка командующий. — Иначе…
— Чепуха! — возразил Кидсон. — Они
сейчас, словно крысы, забрались в глубокие
норы. Их время прошло. Война очистила
нацию от грязной скверны. Вряд ли мерзав-
цы теперь посмеют безнаказанно хватать и
пытать людей. Не очень-то легко обвинить
человека в измене, если он проливал кровь
на полях сражений. Да и чем можно напу-
гать нас? Смертью? Мы к ней давно привы-
кли. Пример Освальда тому подтверждени-
ем.
— Оставим ненужный спор, — поднял
руку Хилл. — На предложение Жонини не-
обходимо дать ответ. Вряд ли солдаты обра-
дуются отказу от мира. Не исключены бес-
порядки.
— Вы недооцениваете своих подчинен-
ных, — заметил Храбров. — Главное — пра-
вильно построить речь. Враги топчут род-
ную землю, насилуют матерей, жен, сестер,
угоняют в рабство детей. Разве подобное
унижение когда-нибудь прощается? Уверен,
люди жаждут мести. На условия врага они
не согласятся.
Весь вечер командиры подразделений
доводили до сведения солдат итоги перего-
воров.
Русич оказался прав. Резкий ответ вер-
ховного главнокомандующего вызвал одо-
брение у бойцов. Мендонцы надеялись
сполна расквитаться с обидчиками.
Рассказы вырвавшихся из окружения во-
инов будоражили армию. То и дело посту-
пали сведения о зверствах бонтонцев на за-
хваченной территории. А ведь у многих тас-
концев на захваченной врагом земле оста-
лись родные и близкие!
Бросить несчастных на произвол судь-
бы — означало предать Родину. Солдаты
были готовы терпеть любые лишения, по-
жертвовать собственной жизнью, лишь бы
изгнать безжалостных убийц из страны.
Ранним утром две группы всадников
вновь встретились на поле. На этот раз ря-
дом с Хиллом стояли полковник Кидсон и
Олесь.
Присутствие посторонних не понрави-
лось Жонини. Унимиец иронично улыбнул-
ся и язвительно произнес:
— Вижу, генерал, вы сегодня в окруже-
нии советчиков. Неужели в армии нет
единства? Вечная беда Мендона… Впрочем,
влезать в ваши проблемы я не собираюсь.
Меня интересует лишь ответ…
— Он отрицательный, — громко прого-
ворил командующий. — Решение принято
единогласно. Солдаты буквально рвутся в
драку. Так что с единством у нас трудно-
стей нет. А вот у вас, я слышал, разбегаются
наемники. Мутанты не любят неудачников.
Выпад Хилла попал точно в цель. Лицо
бонтонца покрылось от гнева красными
пятнами. Офицер судорожно сжал пальцы в
кулак.
У Жонини имелись явные отклонения
психики. Русич не удивился бы, узнав о
припадках генерала.
Вот и сейчас ему понадобилось не мень-
ше минуты, чтобы прийти в себя. Только
очень серьезные проблемы могли заставить
тасконца после такого оскорбления про-
должить переговоры. Изобразив улыбку на
лице, бонтонец с нескрываемой досадой
вымолвил:
— Искренне жаль. Генерал, вы упустили
шанс занести свое имя в летопись истории.
Мирное соглашение на сто лет! Величайшее
достижение наших народов. Мы бы нако-
нец прекратили вражду и стали друзьями.
И основная заслуга принадлежала бы вам…
— Лживая болтовня, — резко возразил
начальник штаба. — Уже через полгода ге-
нерал Жонини разорвет договор и перейдет
новую границу. Все повторится вновь: раз-
рушенные города, сожженные селения, ты-
сячи убитых и раненых. Его-то имя обяза-
тельно окажется в летописях. И каждая бу-
ква будет написана кровью. Доверять пала-
чу — то же самое, что совать голову в пасть
хищнику. Рано или поздно он ее откусит.
— Довольно лестная характеристика мо-
их скромных заслуг, — надменно и презри-
тельно отреагировал офицер. — Вы абсо-
лютно правы, я никогда не считался с мне-
нием других. Если для достижения цели на-
до убить тысячу жалких людишек, церемо-
ниться ни к чему. Милосердие — признак
слабости и трусости.
После небольшой паузы бонтонец про-
должил:
— Ситуация с гарантиями действитель-
но сложная. Кроме слова и подписанного
документа, я ничего предоставить не в со-
стоянии. Но, видно, этого мало…
— К сожалению, — кивнул Хилл.
— Досадно, — произнес Жонини. — В
последнее время мне почему-то не везет.
Сплошные неудачи. Предложите свои усло-
вия заключения мира. Не исключено, что
мы их примем. В конце концов, компромис-
сы являются основой дипломатии.
К подобному повороту событий не были
готовы даже земляне. Командующий войс-
ками противника всегда отличался пре-
дельной жесткостью и упрямством.
Военачальник никого не слушал и часто
спорил с самим герцогом. Судьба слишком
долго благоволила генералу. Пришла пора
платить по счетам.
Олесь первым сориентировался в ситуа-
ции.
— Данный подход в корне меняет суть
дела, — вымолвил Храбров. — Я постара-
юсь высказать ряд первоочередных требо-
ваний. Вы отводите свои войска на метри-
чески сложившееся границы, освобождаете
пленных и угнанных в рабство мендонцев,
выплачиваете денежную компенсацию на
восстановление деревень и пособие вдовам
погибших солдат…
— Вы сумасшедший! — резко выкрикнул
унимиец. — Подобный ультиматум обычно
предъявляют стране, проигравшей войну.
Но ведь не мы, а Мендон находится на гра-
ни гибели. О капитуляции должен думать
Альберт.
— Глубочайшее заблуждение, — отве-
тил русич. — Армия герцогства сейчас
сильна как никогда. У ее бойцов высокий
моральный дух. Они рвутся в бой, надеясь
свести счеты с захватчиками. Остались не-
которые проблемы в экономике страны, но
народ понимает, что победа без жертв не
бывает. Мое предложение ничуть не унижа-
ет достоинство Бонтона. Мирным догово-
ром закрепляется сложившееся равновесие
сил. Вторжение становится трагической
просчетом некоторых недальновидных вое-
начальников.
— Ошибки всегда обходятся нам доро-
го, — вставил Кидсон. — Одни теряют ты-
сячи граждан, другие лишаются золота…
Пока говорил начальник штаба, Жони-
ни не спускал глаз с Олеся. Генерал внима-
тельно изучал его одежду, внешность, ору-
жие.
Уста бонтонца искривились в презри-
тельной усмешке. Сжав кулаки, тасконец
отвернулся. Упреки мендонца ничуть не
волновали Жонини. Как только полковник
замолчал, командующий проговорил:
— Разведчики уже давно докладывали
мне о появлении в столице противника
странных чужеземцев. Слух о дуэли во
дворце герцога Альберта разнесся далеко за
пределы города. К сожалению, малочислен-
ность вашей группы сбила нас с толку. Че-
тыре человека редко когда представляют
реальную силу. Вот где кроется главная
ошибка! Я недооценил врага.
— Учесть абсолютно все невозможно, —
возразил Храбров.
— Почему же… — осклабился уними-
ец. — Чтобы не возникало проблем, надо
хорошо изучить неприятеля. Мы прекрасно
знаем тактику действий мендонцев и пла-
нировали военную компанию, исходя из
нее. Дворяне Альберта трусливы и нереши-
тельны. Они должны были спрятаться за
стены столицы. И вдруг — такое неожидан-
ное решение! Теперь многое стало понятно.
Недаром полковник Пуаре говорил о му-
танте, участвовавшем в обороне Кростона.
В истории не бывает мелочей. Я не уделил
должного внимания отряду чужаков, и бле-
стящий план полетел ко всем чертям…
— Превосходная речь, генерал, — с сар-
казмом заметил Кидсон. — Но хотелось бы
услышать ваш ответ. Соглашается Бонтон
на предъявленные требования или нет?
— Боюсь, у меня нет иного выхода, —
развел руками Жонини. — Правда, имеется
одна сложность. Без подписи нашего пра-
вителя столь важный документ будет не-
действителен. На доставку бумаг уйдет не-
сколько суток. Гонцу предстоит преодолеть
огромное расстояние. Вы, между тем, под-
считайте сумму причиненного ущерба. А
чтобы его не увеличивать, давайте заклю-
чим временное перемирие.
— Отлично! — радостно воскликнул
Хилл.
Почти тут же начальник штаба уточнил:
— На какой срок?
— Дней на пятнадцать, — небрежно вы-
молвил бонтонец. — Небольшая задержка
ничего не изменит.
Русич невольно рассмеялся. Глядя пря-
мо в глаза тасконцу, Олесь восхищенно
произнес:
— Генерал, вас напрасно упрекают в
прямолинейности. Многие дипломаты мо-
гли бы позавидовать такой хитрости и из-
воротливости. Полторы декады в условиях
войны — целая вечность. Я точно знаю, ни-
каких подтверждений со стороны герцога
не нужно. Все это — очередная уловка с це-
лью выиграть драгоценное время. А потому
мы даем на размышление ровно сутки.
— Да будь ты проклят! — не удержался
от гневного возгласа унимиец. — Из какой
преисподней вы появились? Какое вам дело
до Мендона и его жителей? Будь моя воля,
придушил бы подобных выскочек. Борцы за
свободу, за справедливость… Вечно путае-
тесь под ногами, словно сорная трава. И
если ее не скосить, то возникает масса не-
нужных проблем. Но ничего, рано или
поздно я сведу с тобой счеты.
Так и не дав окончательного ответа,
офицер развернул коня и вместе со своей
свитой устремился к лагерю. Переговоры
были прекращены.
Теперь даже командующему мендонской
армии стали ясны истинные цели против-
ника. Враг нуждался в передышке и хотел
добиться ее любой ценой.
Чуть отстав, путешественники возбу-
жденно обсуждали сложившуюся ситуацию.
Активность Жонини в последние дни на-
верняка не случайна. В его действиях чув-
ствовалась определенная нервозность.
— Судя по поведению бонтонцев, у них
возникли очень серьезные трудности, —
вымолвил самурай. — Перебои со снабже-
нием выведут из равновесия кого угодно.
Да и прокормить двадцатитысячную армию
нелегко. Богатством северный сосед Мен-
дона никогда не отличался. Несмотря на
быстрое продвижение, захватить стада ко-
нов и излишки продовольствия противнику
не удалось. Все попытки заняться грабежом
в нашем тылу мы пресекли. По лесам сей-
час бродят банды разбойников и дезерти-
ров. Плохо охраняемая колонна с провиан-
том для бандитов лакомый кусок.
— Получив полторы декады, генерал на-
чнет наводить порядок на захваченной тер-
ритории, — добавил Карс. — Очистит до-
роги, усмирит бунты, казнит зачинщиков.
Лишь вдоволь накормив и выплатив поло-
женное жалование, Жонини сумеет успоко-
ить наемников. До меня дошла информа-
ция, что часть мутантов готова перейти на
сторону мендонцев, если конечно Хилл со-
гласится на их условия. Сделка вполне ре-
альна…
— Вот они, недостатки наемной ар-
мии, — усмехнулся Олесь. — Стоит врагу
предложить чуть больше, и псы войны
продадут бывшего хозяина с потрохами.
Доверять флорцам нельзя. Отчаянно, не
жалея себя, сражаются лишь солдаты, за-
щищающие свою Родину. Но сейчас речь о
другом… Поведение генерала одним только
тяжелым положением в войсках не объяс-
нить. Причина, заставившая бонтонца пой-
ти на переговоры, должна быть гораздо ве-
сомей. Он — человек, не знающий жалости
и сострадания. Судьбы простых людей для
него не имеют ни малейшего значения.
— Я не улавливаю твою мысль, — чест-
но признался Вацлав.
— Жонини не станет унижаться перед
злейшими врагами и просить о мире только
из-за голода в армии, — произнес Хра-
бров. — В конце концов, дворяне себя не
обделят. С мутантами тоже никто церемо-
ниться не будет. Кого-то казнят, кого-то
подкупят, кого-то отправят в ночной рейд.
Для поддержания дисциплины любые сред-
ства хороши. Генерал же — сторонник су-
ровых мер. Они часто дают нужный эф-
фект. Страх заставит солдат терпеть любые
тяготы и лишения войны.
— А не задумал ли унимиец какой-ни-
будь хитрый маневр? — предположил Вор-
жиха. — Пока длится перемирие, полки
бонтонцев обойдут наши редуты и ударят
сразу по столице. В лесу немало тайных
троп. Провести по ним пару тысяч бойцов
труда не составит.
— Нет, — покачал головой Тино. —
Слишком рискованно. Если обман вскроет-
ся, мы окружим и уничтожим просочившу-
юся группировку. А затем перейдем в насту-
пление. Понеся значительные потери, про-
тивник не удержится на своих позициях.
Жонини неплохой стратег и понимает это.
Тасконец не сделает столь опрометчивого
шага. Передышка ему необходима для дру-
гих целей.
— Может, в стране произошел перево-
рот? — неуверенно вымолвил Храбров. —
Или бедняки подняли восстание? Для пода-
вления мятежа герцогской гвардии мало.
Нужно обязательно снимать полки с фрон-
та.
— Мысль интересная, — согласился
японец. — Но вряд ли она верна. Слухи по
Униме разлетаются мгновенно. О бунте
крестьян и ремесленников в Бонтоне мы бы
узнали раньше генерала. От смены прави-
теля ситуация здесь не изменится. Жонини
уже давно никому не подчиняется. Сейчас
именно он диктует условия, а не герцог.
— Так в чем же причина странных по-
ступков генерала? — удивленно спросил
поляк.
— Загадка, — улыбнулся Аято. — Види-
мо, мы не владеем полной информацией.
Когда тщательный анализ не дает результа-
тов, значит, не хватает фактов. Что-то очень
важное ускользнуло от нашего внимания.
— А решать проблему придется, — бес-
страстно заметил властелин.
Всадники пришпорили лошадей и резко
ускорили движение.
Парламентеры покинули поле, и снай-
перы вот-вот возобновят стрельбу. У зе-
млян не было желания попадать под при-
цельный огонь бонтонцев.
Жонини имел зуб на чужестранцев и та-
ким образом вполне мог свести счеты. Об-
винять в вероломстве его никто не будет.
Предположения путешественников
вскоре подтвердились. Послышалось не-
сколько одиночных выстрелов. Пули засви-
стели совсем рядом.
Чтобы не искушать судьбу, друзья не
сговариваясь перешли на галоп. Лишь
укрывшись за редутами, они почувствовали
себя в безопасности.
Начинался еще один обычный, ничем не
примечательный день противостояния. Кто-
то погибнет от случайной пули, кто-то — в
редкой стычке, а кто-то — в схватке лишит-
ся руки или ноги и вернется домой немощ-
ным инвалидом. Война не приносит людям
ничего, кроме горя и страданий.
.

Глава 9. ПЕРЕЛОМ
ротивостояние длилось еще трое су-

П ток. На фронте не было никаких пе-


ремен, и все начали забывать о про-
шедших переговорах. В конце концов, это
мелкий, незначительный эпизод войны.
А она приобретала затяжной характер и
велась на измор. Кто кого пересидит, пере-
терпит. Ни мендонцы, ни бонтонцы не
обладали каким-либо существенным пре-
имуществом. Удача — женщина переменчи-
вая, сегодня благоволит одному, а завтра —
уже другому.
На четвертый день в лагерь на полном
скаку ворвался посыльный из столицы. Воз-
ле штабной палатки унимиец натянул пово-
дья. Измученное животное отчаянно захри-
пело, но остановилось.
Спрыгнув с коня, гонец протянул Хиллу
аккуратно запечатанный пакет. На нем от-
четливо виднелась герцогская печать.
Уже при прочтении первых строк на ли-
це генерала появилась довольная улыбка.
Окинув взглядом подчиненных, командую-
щий громко произнес:
— Господа, очень приятная и долго-
жданная новость. В войне наступает пере-
лом. Наш враг попал в довольно непростое
положение. Как вы знаете, два года назад
бонтонцы вторглись в графство Окланское
и аннексировали значительную часть тер-
ритории. И вот четыре дня назад армия
Оклана перешла границу и стремительно
движется к столице противника. Резервы
Бонтона полностью истощены, и оказать
достойное сопротивление северному соседу
он не в состоянии.
По рядам офицеров прошел возбужден-
ный гул. То и дело раздавались радостные
выкрики.
Некоторые тасконцы поздравляли друг
друга с победой. Сомнений больше не оста-
лось — враг обречен.
— Откуда такие точные сведения? — за-
думчиво спросил Кидсон. — Самая быстрая
лошадь доскачет от Оклана до Мендона
дней за пятнадцать, от границы путь займет
в два раза меньше времени. Все равно не-
увязка…
— В том-то и дело, что сообщение до-
ставлено не по суше, а по морю, — торже-
ственно заявил Хилл. — Как информирует
герцог, наши новые союзники заключили
договор с неизвестным государством. Оно
обладает самыми современными техноло-
гиями. В обмен на участок земли эти люди
предоставили графству огромное количе-
ство огнестрельного оружия. В их распоря-
жении десятки боевых и десантных кора-
блей. Подобная армия способна овладеть
любым портовым городом.
— Неужели чужаки помогают Окла-
ну? — уточнил майор Бронсон.
— Не совсем, — ответил генерал. —
Представители могущественной страны на-
отрез отказались участвовать в сражениях.
Зато выделили делегации графства быстро-
ходный эсминец. Именно на нем и прибы-
ли союзники. Теперь осталось лишь согла-
совать план дальнейших действий.
Унимийцы бурно обсуждали получен-
ную новость, а путешественники незаметно
отошли в сторону. Их разговор не для чу-
жих ушей.
С саркастической усмешкой на устах Ая-
то тихо вымолвил:
— Вот и дождались… Алан готовил втор-
жение на материк ровно полгода. Найдя
сговорчивых правителей, колонизаторы
развернут здесь свои базы и двинутся в
глубь Унимы. Признаюсь честно, я ждал
этого сообщения гораздо раньше. Они даже
задержались.
— Не торопись с выводами, — прогово-
рил Олесь. — Мы знаем лишь об одном
факте. Проникновение на восточное побе-
режье могло начаться и гораздо раньше. Во-
прос в том, почему захватчики стали помо-
гать именно Оклану? Ведь с сильным госу-
дарством куда выгоднее иметь дело…
— Только не тогда, когда хочешь подчи-
нить и ассимилировать весь народ матери-
ка, — возразил Карс. — Гораздо удобнее за-
ключить сделку с марионеточным монар-
хом, который будет полностью зависеть от
тебя и пойдет на любые уступки. Кроме то-
го, граф имеет славу мягкого и слабоволь-
ного правителя. Не случайно бандиты Род-
мана нашли пристанище именно в его стра-
не.
— В твоих словах есть логика, — согла-
сился самурай. — Но каков хитрец Жони-
ни! Армия северян еще не перешла в насту-
пление, а он уже понял, что придется вое-
вать на два фронта. Удивительная прозор-
ливость! Вот почему тасконцу срочно нужен
был мир. Генерал хотел снять войска отсю-
да и закрыть ими образовавшиеся бреши в
обороне…
— В любом случае бонтонцам придется
пойти на такой шаг, — добавил власте-
лин. — Лишь перебросив к столице кавале-
рийские части, герцог сумеет удержать го-
род. Группировка Жонини сразу ослабнет и
потеряет подвижность, а мы воспользуемся
представившимся шансом.
— По-моему, здесь все ясно, — вставил
Храбров. — Не пройдет и декады, как пра-
витель Бонтона объявит о капитуляции. Он
будет вынужден согласиться на позорное
условие мирного договора. Иначе союзни-
ки без жалости и сострадания разрушат
столицу. Солдаты слишком озлоблены и
жаждут крови.
После короткой паузы русич продол-
жил:
— Пора подумать о собственной судьбе.
Мендонцы больше не нуждаются в услугах
советников. Надо возвращаться в город. Без
разрешения Альберта нам страну не поки-
нуть. А оставаться в герцогстве опасно.
Решение землян полностью совпало с
мнением Хилла. Командующему надоело
делить славу с чужаками, и он жаждал изба-
виться от них.
Для ведения переговоров с окланцами в
столицу с группой офицеров отправлялся
полковник Кидсон. Превосходное стечение
обстоятельств. С одной стороны, унимийцы
служили сопровождением, с другой — при-
крытием. Теперь ни у кого не возникнет да-
же мысли, что иноземцы хотят сбежать из
Мендона.
Путешественники до сих пор находи-
лись на положении пленников, и отпускать
группу тасконцы не собирались. Неблаго-
приятную ситуацию следовало изменить.
После активного участия в боевых действи-
ях воины имели на это право. Друзья полу-
чили возможность диктовать собственные
условия.
Дорога до города не заняла много вре-
мени и обошлась без приключений. Ни од-
на банда не решится напасть на хорошо во-
оруженный отряд кавалеристов.
Спустя двое суток всадники въехали в
ворота Мендона. Сразу бросилась в глаза
резко изменившаяся обстановка в столице.
Еще декаду назад люди ходили с обре-
ченным видом, не особенно надеясь на
успех. Закрывались магазины и лавочки, не
работали школы, а зажиточные граждане
старались вывезти из города наиболее цен-
ное имущество.
Сейчас все обстояло иначе. Уже на доро-
ге земляне увидели колонну груженых по-
возок, неторопливо плетущихся в Мендон.
То и дело попадались роскошные кареты и
экипажи.
Угроза штурма столицы миновала, и
знать спешила вернуться к привычной свет-
ской жизни.
Впрочем, некоторые дорого заплатили
за паническое бегство. Тасконцы без конца
болтали о бесчинствах разбойников и де-
зертиров. Кого-то ограбили, кого-то изби-
ли, а кое-кто недосчитался родных и близ-
ких. Ходили ужасные слухи о гибели не-
скольких дворянских семей.
Но сейчас горечь и боль утрат отошла на
второй план. В Мендоне витал дух победы и
радости. Каждый горожанин знал о союзе с
графством Окланским и скором разгроме
ненавистных бонтонцев.
Даже огромное количество нищих, про-
сящих милостыню на площади, не могло
испортить картину торжества. Счастливые
лица, яркие наряды, оживление на улицах,
бойко выкрикивающие цену товара торгов-
цы — по всему было заметно, что всеобщее
ликование захлестнуло столицу.
Солдат и офицеров, пребывающих с
фронта, унимийцы встречали как героев.
Женщины и дети бросали под ноги лоша-
дей букеты полевых цветов.
На одном из перекрестков кавалеристов
обступила восторженная толпа. Потеряв
почти двадцать минут, отряд с большим
трудом выбрался на открытое пространство
и, ускорив движение, устремился к замку.
Гвардейцы у башни отсалютовали на-
чальнику штаба и пропустили всадников
без проверки. Боевые офицеры сейчас в по-
чете.
Встреча с окланскими представителями
оказалась назначена на вечер, и друзья на-
правились в гостиницу — приводить себя в
порядок.
Внешний вид землян наглядно демон-
стрировал их активное участие в сражени-
ях. Грязная, во многих местах разорванная
форма с бурыми пятнами высохшей крови
просто вопияла об этом.
Хозяин заведения был шокирован. Он
привык к холеным лицам и чистой одежде
и с трудом узнал в обросших воинах своих
клиентов.
Война — не прогулка на свежем воздухе,
и тасконец прекрасно понимал это. По пер-
вому же требованию постояльцев владелец
гостиницы предоставил им все необходи-
мое.
Уже через пятнадцать минут в комнате
путешественников появились парикмахеры
и брадобреи.
Тем временем, прачки и портнихи заня-
лись одеждой чужестранцев…
Горячий душ и бутылка крепкого вина
кому угодно поднимут настроение. Спустя
семь часов слуга принес в номер идеально
выстиранную, заштопанную и поглажен-
ную одежду землян.
Отлично отдохнувшие и чудесным обра-
зом преобразившиеся, наемники спусти-
лись в ресторан на ужин. На переговорах
времени перекусить у них не будет.
К столу постоянно подходили какие-то
люди и выражали воинам благодарность.
Удивительно, но о подвигах энжелцев в сто-
лице прекрасно знали.
Раненые солдаты, вывезенные в Мендон
на лечение, довольно подробно описали
оборону Кростона и ход последующего от-
ступления. Эти истории не нуждались в
приукрашивании. Реальные события, про-
исходившие возле форта, гораздо страшнее
и трагичнее и выразительнее любого вы-
мысла.
Изредка перебрасываясь короткими ре-
пликами, друзья неторопливо наслажда-
лись изысканными кушаньями.
Неожиданно Вацлав замер. С его вилки
на пол упал кусок мяса. Наконец, взяв себя
в руки, поляк вымолвил:
— У нас гости…
Путешественники обернулись почти од-
новременно. Прямо к их столу уверенной
походкой шел полковник Стонж.
Унимиец натянуто улыбался, вежливо
здороваясь с сидящими в зале посетителя-
ми.
Следует отдать Эллису должное. Ситуа-
ция в стране изменилась, и глава тайной
полиции тут же изменил характер деятель-
ности своего ведомства. Теперь его люди
активно искали шпионов врага, причем
весьма успешно. В вопросах слежки и сыска
они были настоящими профессионалами.
О сведении счетов с неугодными Стонж
теперь даже не помышлял. Злить сейчас на-
род было бы равносильно самоубийству.
— Добрый вечер, господа, — самым ве-
жливым образом поздоровался офицер. —
Позвольте присесть рядом с вами?
Отказ мог привести к скандалу, и Олесь
молча указал тасконцу на пустующий стул.
Удобно устроившись, полковник наро-
чито громко проговорил:
— Премного благодарен… Официант,
бокал крепкого красного вина!
Пару минут царила полная тишина, на-
рушить которую решился Стонж. Он явно
пришел в ресторан неслучайно. Откинув-
шись на спинку стула и потягивая пьянящее
зелье, унимиец с иронией в голосе произ-
нес:
— Итак, вы в фаворе. Безмозглая толпа
дворян и простолюдинов восхищается сме-
лостью энжелцев. Не знаю, зачем ваша
шайка влезла в драку, но решительный шаг
был сделан вами как нельзя вовремя. И вот
теперь я связан по рукам и ногам. Еще бы!
Чужаки стали едва ли не национальным
символом победы…
— К чему этот сарказм? — осведомился
Аято. — Судя по отдельным репликам,
удачное завершение войны вас ничуть не
радует.
Полковник наклонился вперед, зло
сверкнул глазами и с нескрываемой нена-
вистью выдохнул:
— А чему мне радоваться? Все, что кро-
вью и потом создавалось в последние годы,
рухнуло в бездну. Тайная полиция под мо-
им руководством превратилась в мощную
организацию, заставлявшую мендонцев
трепетать от страха. Одно неосторожно ска-
занное слово — и человек прощался с жиз-
нью, а его семья лишалась дворянских титу-
лов. Я отомстил почти всем выскочкам и
наглецам. Издавая указы, герцог обязатель-
но советовался со мной. К завоеванию тро-
на оставалось сделать последний шаг. И не
самый сложный…
— Николь никогда не согласится стать
вашей женой, — возразил Храбров. —
Принцесса презирает таких негодяев, как
вы.
На мгновение Эллис замер. Стонж из-
умленно смотрел на землянина, а затем ис-
кренне расхохотался.
— Борьба с напыщенными надменными
глупцами сыграла со мной злую шутку, —
выговорил тасконец. — Я расслабился и не-
дооценил нового противника. Почувствовав
опасность, ваша компания начала собирать
информацию о высокопоставленных чинов-
никах Мендона. Логичный ход. Приходится
признать, первый поединок проигран вчи-
стую. Надеюсь, вам удалось откопать более
весомый компрометирующий материал?
— Разумеется, — усмехнулся японец. —
Убийство правителя страны — очень тяж-
кое преступление. Изменнику не избежать
смертной казни. Народ никому не прощает
таких поступков.
— А вот это надо еще доказать, — язви-
тельно заметил офицер. — Должны быть
неопровержимые факты и свидетели. Я лег-
ко представлю данное обвинение как клеве-
ту.
— Кто знает, кто знает… — неопреде-
ленно сказал Тино.
Взгляд унимийца быстро забегал по ли-
цам собеседников, однако ничего прочесть
на них он не сумел. Блефует энжелец или
нет, полковник так и не понял.
Сделав большой глоток вина, Стонж
опять откинулся на спинку стула. Прене-
брежительно махнув рукой, он вымолвил:
— Да какая разница! Сейчас подробно-
сти того «несчастного случая» в лесу уже
никого не интересуют. Мой отлаженный
механизм развалился. Часть людей покину-
ла ведомство, часть меня предала, а остав-
шиеся — полные кретины. С ними престол
не завоюешь. Я оказался у разбитого коры-
та…
— Рано или поздно это должно было
случиться, — спокойно проговорил Карс. —
За грехи всегда приходится платить…
— Ерунда! — раздраженно возразил Эл-
лис. — План превосходно осуществлялся,
пока в городе не появились вы. Когда мне
доложили о дуэли во дворце и гибели баро-
на Ричмонда, я сразу понял — грядут се-
рьезные неприятности. Вот почему вашу
группу арестовали. Признание в шпионаже
или в чем-либо похожем сразу решило бы
проблему. Увы… Зацепиться оказалось не за
что, хотя ложь чувствовалась в каждом ва-
шем слове. Под давлением принцессы на-
чал нервничать герцог. Болван! Альберт ни-
когда не мог правильно проанализировать
ситуацию. К несчастью, вас пришлось отпу-
стить.
— Но слежка осталась, — вставил Вац-
лав. — В любой компании, на любом прие-
ме мы замечали агентов тайной полиции.
— Пустяки, — рассмеялся тасконец. —
Мои палачи при желании выбили бы из вас
все необходимые сведения. Они мастерски
умеют выдергивать ногти, выкалывать гла-
за и сдирать кожу…
— Да ты садист, — презрительно мол-
вил властелин. — Я знаю племена, где при-
нято пожирать людей. Человек для них —
обычная пища, ничем не отличающаяся от
кона. Они убивали свои жертвы, когда ис-
пытывали голод — или для того, чтобы за-
хватить их территории. Тебе же доставляет
удовольствие просто причинять другим
боль.
— А это довольно забавно — наблюдать
за тем, как корчится в мучениях твой враг.
Получаешь истинное наслаждение, — воз-
бужденно произнес полковник. — Когда-
нибудь я поквитаюсь и с вами.
— Предлагаю закончить бессмыслен-
ный разговор, — остановил Стонжа ру-
сич. — Нам абсолютно не хочется слушать
бредни больного человека. Невинной кро-
ви пролито уже достаточно. Пора бы и
остановиться.
— Глупцы, — покачал головой мендо-
нец. — Вы так ничего и не поняли. Из-за
проклятой войны, из-за сумасшествия,
охватившего народ, я почти лишился вла-
сти. Второй раз мне подняться не дадут.
Враги повсюду! Я не успел их уничтожить…
А теперь у меня отбирают и надежду. Види-
те ли, «государственные интересы»… Одна-
ко, Эллис Стонж никогда не сдается. Я при-
вык доводить дела до конца.
— Мы-то здесь при чем? — гневно вос-
кликнул Воржиха.
— Все мои беды — из-за вас. Интуиция
никогда меня не подводила, — спокойно
пояснил унимиец. — Если есть препят-
ствие, его надо устранить. Кое-какие меры
уже предприняты. Я пришел сюда специ-
ально затем, чтобы объявить войну Энжелу.
Берегитесь! Мне терять нечего.
Полковник с силой бросил пустой бокал
в стену и, не обращая внимания на посети-
телей, направился к выходу.
Большинство смотрело в спину Стонжа с
нескрываемой ненавистью. Страх перед
тайной полицией у мендонцев еще не ис-
чез, но произошедший перелом в сознании
очевиден.
Особенно выделялись из общей толпы
солдаты и офицеры, участвовавшие в бое-
вых действиях. Их теперь трудно чем-ни-
будь напугать.
— Я ничего не понял из его болтовни, —
пожав плечами, проговорил поляк. — По-
моему, полковник сошел с ума.
— Не исключено, — откликнулся саму-
рай. — Всю жизнь Эллис преследовал одну
цель: добиться неограниченной власти. Ро-
жденный в бедном городском квартале, он
сумел добраться до небывалых вершин в
местной иерархии. Удача благоволила ему.
— В средствах мерзавец тоже не стес-
нялся, — вставил Карс.
— Согласен, — кивнул Тино. — Сплет-
ни, предательства, убийства — обычный
набор интригана. Стонж не жалел никого:
ни мать, ни родных, ни друзей. Обладая ве-
ликолепным аналитическим умом, таско-
нец весь ход событий разложил по полоч-
кам. Лишь однажды его расчеты дали осеч-
ку. Но любовь к женщине никогда не впи-
сывалась в схемы. Несмотря на отказ Ни-
коль, офицер находился буквально в шаге
от трона…
— И тут налаженная система рухнула, —
добавил Олесь.
— Правильно, — произнес Аято. — Пи-
рамида тотального контроля, создававшая-
ся годами, на деле оказалась обычным кар-
точным домиком. Жизнь Эллиса рассыпа-
лась в прах. У него действительно нет ниче-
го: ни семьи, ни цели, ни идеалов. В душе
он уже мертв. Стонж не без основания счи-
тает нас виновниками своего падения. Хотя
повлиять на решение бонтонцев развязать
войну мы, конечно, не могли.
— В таком состоянии полковник чрез-
вычайно опасен, — заметил мутант. — Уни-
миец способен на самые отчаянные поступ-
ки, вплоть до организации покушения. Его
разум помутился от злобы и отчаяния.
— Вряд ли, — возразил японец. — На-
чальник тайной полиции всегда отличался
выдержкой и рассудительностью. Сего-
дняшний срыв — либо случайность, либо
провокация. Стонж что-то задумал, и свой
план осуществит обязательно.
Время уже поджимало, и друзья поспе-
шили во дворец.
Возле входа их ждал полковник Кидсон.
Тасконец. изменился неузнаваемо. Идеаль-
но выбритый подбородок, терпкий аромат
одеколона и новенькая, сверкающая эполе-
тами и нашивками, парадная форма. Даже
не верилось, что еще несколько часов назад
этот человек, грязный и потный, скакал на
лошади по пыльной дороге.
— Превосходный вид, — с улыбкой ска-
зал Тино.
— Да и вы неплохо выглядите, — отве-
тил офицер.
— До подобного блеска нам далеко, —
восхищенно вставил Воржиха.
— У каждого народа есть особые тради-
ции, — проговорил начальник штаба. — В
Мендоне любят красиво одеваться. Впро-
чем, в данном искусстве мы далеко не пер-
вые. Когда увидите делегацию Оклана, пой-
мете смысл моих слов.
Воины миновали охрану и вошли в цен-
тральный зал. На троне восседал герцог
Альберт. Возле него с шумом и гамом суе-
тилась толпа советников и фаворитов. Лю-
ди, как правило, недалекие и завистливые,
но изощренные во лжи и лести. Для про-
движения по иерархической лестнице этого
зачастую бывает вполне достаточно.
Путешественники и Кидсон сделали па-
ру шагов и невольно остановились. Они
были поражены внешним обликом прави-
теля. В период тяжелых испытаний, когда
страна стояла на краю гибели, герцог про-
явил трусость и слабоволие. В какой-то мо-
мент унимиец сломался.
Страх способен уничтожить человека.
Одни, пересиливая его, идут на подвиг, мо-
лодея душой и телом. Другие сдаются, пе-
рестают сопротивляться и стареют за счи-
танные дни.
Именно это и произошло с Альбертом.
Об этом яснее ясного свидетельствовали
серый цвет лица, сгорбленная фигура, чуть
дрожащие руки герцога.
Даже близость скорой победы не улуч-
шила состояние монарха. Правитель до сих
пор пребывал в странной прострации.
Посмотрев на чужестранцев, герцог про-
изнес:
— Рад видеть вас живыми, господа. Мне
докладывали о той неоценимой помощи,
которую оказали энжелцы Мендону. Такие
услуги никогда не забываются. Очень скоро
ваш отряд сможет покинуть город. Правда,
сперва хочу попросить об одном одолже-
нии…
Альберт неожиданно запнулся. Он огля-
делся по сторонам и попытался изобразить
улыбку.
— Впрочем, о личных делах потом… Мне
доложили, что делегация союзников готова
к переговорам. Желаю вам удачи, — вымол-
вил герцог.
К землянам приблизился распорядитель
и жестом предложил воинам следовать за
ним.
Путешественники, Кидсон и еще пятеро
офицеров двинулись по широким коридо-
рам здания. Сразу чувствовалось, что оно
построено два века назад. На стенах видне-
лось множество старинных приспособле-
ний уже давно не находивших практическо-
го применения.
Потомки древней цивилизации пыта-
лись скрыть образовавшиеся ниши карти-
нами, скульптурами и канделябрами. Но
опытный глаз без труда обнаруживал места
от встроенных голографов, светильников и
систем пожаротушения.
Безопасности строений унимийцы уде-
ляли большое внимание. Двести лет назад
человеческая жизнь представляла огром-
ную ценность.
Сейчас все иначе. За золотую монету
люди убьют кого угодно. Желающих выпол-
нить грязную работу в Мендоне более чем
достаточно.
Земляне и тасконцы поднялись по лест-
нице на второй этаж и оказались в простор-
ном овальном зале.
Посреди помещения стоял длинный
массивный стол. По одну его сторону сиде-
ли представители графства Окланского.
Взглянув на новых союзников, друзья
сразу вспомнили слова начальника штаба
об особенностях одежды. Она действитель-
но отличалась своеобразием. Ни с чем по-
добным наемники раньше не сталкивались.
Удивительными, на их взгляд, были все
эти длинные широкие балахоны разного
цвета, мягкая кожаная обувь и пухлые тюр-
баны с множеством перьев. Как потом узна-
ли путешественники, окланцы считали уни-
зительным ходить с непокрытой головой.
Особо провинившихся дворян лишали этой
привилегии, и бедняга становился посме-
шищем для окружающих.
На одежду иноземцев унимийцы внима-
ния не обращали. Они никому не навязыва-
ли свои обычаи и культуру, уважая нравы
соседей.
После короткого приветствия мендонцы
неторопливо расселись по местам.
Но начать переговоры сразу не удалось.
Все окланцы были необычайно возбуждены
и не спускали глаз с формы наемников.
Тасконцы о чем-то перешептывались,
делая друг другу непонятные знаки. Нако-
нец, один из них громко проговорил:
— Мы не знали, что и вы вступили в
контакт с Аланом. Обсуждать детали будет
гораздо проще. Ведь тайн больше нет…
— Значит, ваш могущественный союз-
ник — Алан? — удивленно воскликнул пол-
ковник Кидсон.
— А кто же еще? — спокойно ответил
окланец. — Государства Унимы прозябают
в варварстве и не обладают столь высокими
технологиями. Когда боевые корабли за-
хватчиков вошли в порт, перед нами встала
дилемма — либо воевать, либо договари-
ваться. Первый вариант означал неминуе-
мую гибель. Две тысячи хорошо экипиро-
ванных десантников уже находились на бе-
регу, а стволы огромных орудий смотрели
на город. В сложной ситуации граф принял
единственно верное решение. В обмен на
часть территорий армия Оклана получила
новейшее оружие и гарантии невмешатель-
ства в государственные дела.
— Действительно, разумно, — согласил-
ся начальник штаба. — Но до сегодняшнего
дня мендонцы абсолютно ничего не знали
о вторжении на планету враждебной циви-
лизации.
— А разве эти люди — не аланцы? —
спросил мужчина, указывая на землян.
— Нет, — произнес офицер. — Они
представляют здесь Энжел. Их страна нахо-
дится на юге материка в устье Миссини.
— Странно, — покачал головой союз-
ник. — Могу поклясться, что форма иден-
тична той, в которую одеты аланские пехо-
тинцы. За минувшие месяцы я хорошо из-
учил их.
— Ничего удивительного, — вмешался
Олесь. — Когда-то Алан являлся колонией
Тасконы и перенял от метрополии основ-
ные принципы военной системы. В том чи-
сле — вооружение и снаряжение, ее неотъ-
емлемые элементы. Мы нашли форму на
древних складах, а они, вероятно, использу-
ют старые модели. Хотя, если честно…
Русич тяжело вздохнул и после паузы
продолжил:
— Мне и моим друзьям было известно о
высадке аланцев. Около полугода назад
наш корабль отправился в экспедицию к
Оливии. Экипаж с удивлением обнаружил,
что жители материка подверглись ассими-
ляции со стороны высокоразвитой цивили-
зации. Там, как в прежние годы, работают
заводы, судоверфи, садятся и взлетают кос-
мические челноки. Отряд поспешил обрат-
но. Хотели предупредить свой народ. Увы,
буря уничтожила корабль, и уцелели лишь
мы четверо. Описывать дальнейшие собы-
тия не имеет смысла.
— Поразительная история! — восклик-
нул окланец. — Теперь становится понятно,
почему Алан выбрал заброшенные степные
земли. В тех местах располагались древние
космодромы. Некоторые наверняка можно
использовать. Захватчики сразу оцепили
значительную территорию и никого туда не
пропускают. При этом численность их ар-
мии увеличивается буквально на глазах.
— Ваши волнения напрасны, — успоко-
ил собеседника Храбров. — Они не нару-
шат заключенный договор. Проблемы Уни-
мы мало интересуют Алан. У колонизато-
ров иные задачи. Десятки тысяч переселен-
цев на орбитальных базах ждут высадки. В
течение нескольких лет внешний вид мате-
рика существенно изменится. Здесь появят-
ся фабрики, разветвленная сеть дорог и
огромные засеянные кражей поля. Посте-
пенно начнется слияние двух народов. Хо-
тите вы того или нет, но процесс ассимиля-
ции захватит всю страну.
— А если кто-то окажет сопротивление
захватчикам? — уточнил Кидсон.
— Его безжалостно уничтожат, — отве-
тил Олесь. — Аланцы не хотят лишних
жертв, но церемониться с несогласными не
станут. Впрочем, это далекая перспектива.
Война с Бонтоном еще не закончена.
Расставив все точки над «i», стороны
приступили к обсуждению плана дальней-
ших действий.
Серьезных разногласий не возникло, а
на деталях офицеры подолгу не останавли-
вались. Они решались в рабочем порядке.
Главное — ударить по противнику одновре-
менно, чтобы Жонини не знал, куда посы-
лать резервы.
Генеральное наступление назначили че-
рез пять суток. К тому моменту окланцы
как раз доберутся до своих войск.
Быстроходный эсминец стоял на рейде
и ждал делегацию союзников. По взаимно-
му соглашению, ни один из матросов на бе-
рег не сошел. Пока что данная территория
закрыта для колонизаторов, а распылять
силы аланцы не хотели.
Судя по всему, экспедиционный корпус
закреплялся в центральной части материка.
Когда ситуация станет благоприятной, вой-
ска двинутся в южном и северном напра-
влении.
Типичная тактика для генералов могу-
щественной цивилизации. Поставленные
задачи захватчики решали последователь-
но, не торопясь. Конечный успех гаранти-
рован.
Переговоры длились больше трех часов
и постепенно приближались к завершению.
Спорных вопросов больше не осталось.
И мендонцы, и окланцы пребывали в хо-
рошем настроении. То и дело слышались
шутки и остроты.
Возглавлявший делегацию северян со-
ветник графа маркиз Сентеб неожиданно
поднялся из-за стола и торжественно про-
изнес:
— Господа, теперь я предлагаю обсудить
самую приятную часть официального визи-
та делегации. Нашим странам предстоит
скоро породниться. Как вы знаете, полгода
назад граф Окланский овдовел. Траур поза-
ди, и правитель решил снова жениться. Гер-
цог Альберт любезно согласился выдать за
него замуж принцессу Николь. Этот брак
свяжет государства неразрывной нитью.
Завтра утром мы отплываем и хотели бы за-
брать невесту с собой. Так будет гораздо
безопаснее и быстрее.
Услышанная новость потрясла офицеров
Мендона. Ведь в беседе с ними монарх ни
словом не обмолвился о данном союзникам
обещании.
И Кидсон, и его люди оказались в дурац-
ком положении. Унимийцы изумленно смо-
трели на командира, а он растерянно хло-
пал глазами.
Аято и его спутники испытывали те же
чувства. Ни земляне, ни тасконцы не знали,
как выпутаться из сложившейся ситуации.
— Принцесса поедет с нами? — повто-
рил вопрос Сентеб.
— Дело в том… я не уполномочен… —
неуверенно вымолвил начальник штаба.
Внезапно в зал с обворожительной
улыбкой на устах вошел граф Эдуард.
— Прошу прощения, — вежливо прого-
ворил мендонец. — Я задержался по делам
и не успел к началу дискуссии. Военные во-
просы вы, видимо, уже согласовали… Что
же касается принцессы Николь…
Дворянин сделал длинную паузу, внима-
тельно разглядывая окланцев. Эдуард был
неплохим физиономистом. По лицам собе-
седников граф определял их настроение и
соответственно выбирал тактику разговора.
Вот и сейчас, унимиец решал непростую
задачу.
— Понимаете ли, господа, принцесса
очень молода, а потому капризна и непо-
стоянна, — произнес Эдуард. — Девушке
нужно подготовиться к встрече с женихом.
У нее чересчур много вещей, которые она
желала бы взять с собой. Отправиться в пу-
тешествие сразу она не в состоянии.
— Сколько времени займут сборы? —
уточнил глава делегации.
— Дней десять, — с доброжелательным
видом ответил граф. — Как любая женщи-
на, Николь хочет предстать перед новым
двором во всем своем блеске. Довольно
скромное желание. Нельзя упрекать прин-
цессу за это.
— Но мы не можем столько ждать! —
воскликнул маркиз. — Наши войска долж-
ны начать наступление одновременно с ва-
шей армией. Успех военной кампании зави-
сит от слаженности наших действий.
— Весьма сожалею, — театрально развел
руками мендонец, — хотя и не вижу здесь
серьезной проблемы. Океан — не лучшее
место для прогулок юной девушки. Стоит
ли рисковать жизнью невесты графа, отпра-
вляя ее на корабле? Сильный шторм спосо-
бен разбить о камни даже аланский эсми-
нец. Через декаду Бонтон объявит капиту-
ляцию, и на восточном побережье Унимы
воцарится мир. Войска захватчиков будут
распущены, а оружие конфисковано. Мы
тем временем снарядим караван, который
двинется в Оклан сухопутным маршрутом.
— Но ведь по лесам бродят банды раз-
бойников и дезертиров, — раздраженно
возразил Сентеб. — Разве они не предста-
вляют угрозы?
— Вы неплохо осведомлены, —
польстил союзнику Эдуард. — Однако эти
трудности легко преодолимы. Для сопрово-
ждения Николь выделена лучшая сотня
гвардейцев. Кроме того, кавалькада минует
наиболее опасные места. Герцог уже разо-
слал гонцов по всем городам, поселкам и
деревням. Поверьте, через два месяца прин-
цесса благополучно достигнет вашей сто-
лицы.
Спорить с графом маркиз не стал. Все
аргументы были исчерпаны.
В конце концов, союзники имеют право
не доверять Алану. Николь — слишком
важная особа, чтобы вверять ее людям, уни-
чтожившим тасконскую цивилизацию две-
сти лет назад.
Глава делегации вежливо поклонился и
с отчаянием в голосе проговорил:
— Граф будет разочарован. В городе уже
все готово для проведения пышной церемо-
нии. Мы никак не ожидали отказа…
— Это ни в коем случае не отказ, —
мгновенно отреагировал мендонец. — Про-
сто небольшая отсрочка. Ожидание лишь
разжигает чувства. Я знаю толк в подобных
вопросах. Николь необычайно красива. Ваш
правитель останется доволен невестой.
— Не сомневаюсь, — вымолвил Сентеб.
Окланцы быстро удалились. Их настроение
резко ухудшилось.
В победе над врагом никто не сомневал-
ся, а вот неудачу с принцессой монарх вряд
ли простит своим дипломатам.
Основная задача визита оказалась невы-
полненной. Успокаивало лишь то, что Аль-
берт поклялся выдать племянницу замуж за
графа. А свое слово дворянин никогда не
нарушит.
Как только союзники вышли из помеще-
ния, Эдуард повернулся к путешественни-
кам и со слащавым выражением лица про-
изнес:
— Господа, герцог просит всех спустить-
ся в тронный зал. У него есть к вашей груп-
пе взаимовыгодное предложение. Думаю,
пребывание в Мендоне вам порядком надо-
ело.
Пожав плечами, друзья направились к
выходу. Следом за ними двинулись офице-
ры, участвовавшие в переговорах.
Унимийцам не было нужды жаловаться
на неудачу. Цель достигнута, и скоро за-
хватчики покинут территорию Родины.
Однако неприятный осадок на душе от
неожиданного появления графа, тем не ме-
нее, остался. В словах и поведении Эдуарда
чувствовалась фальшь.
— Одного не пойму, — тихо пробурчал
Вацлав, — почему брат герцога так сильно
задержался? Огласить решение Альберта
он мог и гораздо раньше. Вряд ли граф дей-
ствительно опоздал… Да и какие сейчас де-
ла?
— Вы плохо знакомы с дворцовыми нра-
вами, — горько усмехнулся Кидсон. —
Эдуард спокойно стоял в соседней комнате
и прекрасно слышал наш диалог с окланца-
ми. Граф хотел знать точную дату совмест-
ного наступления. На основе принятого
плана действий он построил всю тактику
своего выступления. Николь не должна
уплыть с союзниками — вот главная цель
интриги. Что за ней стоит, известно лишь
ему и герцогу.
— А если это простая мера предосто-
рожности? — предположил Храбров. — От-
каз отправить девушку на корабле очень
расстроил окланцев. Объяви Эдуард волю
правителя до переговоров, и они наверняка
выдвинули бы ряд неприемлемых условий.
Ведь именно им помогает Алан. У союзни-
ков на руках все козыри: боеспособная ар-
мия, близость столицы противника и не-
значительное сопротивление со стороны
бонтонцев. А так… Документы подписаны,
и возврата назад нет. Довольно разумный и
хитрый ход.
— Кроме того, принцесса прибудет в се-
верную страну уже после окончательной
победы, — вставил Карс. — Куда более под-
ходящее время для свадьбы.
— Полностью согласен с вашими дово-
дами, — задумчиво сказал Аято. — Но что-
то меня настораживает. Не угодит ли отряд
в западню? Вспомните нашу встречу со
Стонжем в ресторане. Он был явно в курсе
происходящих событий. Боюсь, именно Эл-
лис и повлиял на решение герцога.
— Действительно, складывается такое
впечатление, — поддержал японца полков-
ник. — Тайная полиция жаждет реванша.
Мои люди предупреждают об опасности.
Секретная служба готовит покушения на
высших военачальников страны. Ничего не
поделаешь, борьба за власть…
Миновав коридор, группа вошла в трон-
ный зал.
За прошедшее время здесь абсолютно
ничего не изменилось. Альберт сидел в той
же позе, отрешенно глядя куда-то вдаль.
Возле него суетилась стая мелких подхали-
мов. Без сомнения, многие из них являются
осведомителями Стонжа.
Заметив чужаков, правитель несколько
оживился. Изобразив улыбку, герцог тихим
голосом проговорил:
— Благодарю вас за помощь, господа.
Теперь союз с графством Окланским будет
долгим и прочным. Совместными усилиями
мы разгромим любого врага. Когда же к ко-
алиции присоединится Энжел, юго-восточ-
ная часть Унимы превратится в единый ла-
герь. На всей территории воцарится мир.
Нас ждут годы процветания.
Выдержав небольшую паузу, Альберт до-
бавил:
— К сожалению, у нас возникла малень-
кая проблема. Принцессу Николь нужно до-
ставить в столицу союзного государства.
Алану я не доверяю, а потому предпочел су-
хопутный маршрут. Он будет следующим…
Словно размышляя над различными ва-
риантами, правитель замолчал. Наконец,
герцог поднял глаза, и русич отчетливо за-
метил в них злорадный блеск.
— Земли Бонтона чересчур опасны, —
продолжил мендонец. — Вы минуете сторо-
ной район боевых действий. Отряд сначала
двинется к крепости Дройт, затем пересе-
чет границу и направится к Флорду, столи-
це одноименного графства. У нас друже-
ские отношения с западным соседом, и
трудностей возникнуть не должно.
Оттуда группа по Миссини спуститься к
себе домой, а эскорт пойдет дальше.
— Но ведь севернее Флорда — дикие ме-
ста! — вырвалось у начальника штаба.
— Я знаю, — раздраженно ответил Аль-
берт. — Поэтому к охране моей любимой
племянницы отнесся очень серьезно. Не за-
бывайте, от ее брака зависит судьба всей
послевоенной политики. Мне ничего не
жалко для Николь. Сто лучших гвардейцев
Мендона отправятся в путь с принцессой.
Возглавить экспедицию согласился один из
самых преданных трону людей.
— Кто же он? — поинтересовался Аято,
заранее зная ответ.
— Начальник тайной полиции полков-
ник Стонж, — с пафосом сказал монарх. —
Барон прекрасно осознает, насколько важна
данная миссия и решил взять ее под лич-
ный контроль. Поразительная верность
долгу!
Герцог явно переигрывал. Он и сам был
удивлен решением Эллиса.
Тем не менее, подобный поворот собы-
тий вполне устраивал правителя. Удаление
из страны опасного конкурента давало
шанс укрепить собственную власть.
Альберт не понимал мотивов действий
полковника, но выяснять их не удосужился.
Герцог воспринимал сей факт как должное.
Просчитывать ситуацию на будущее прави-
тель не умел.
— Вы согласны на этот вариант? — не-
терпеливо спросил унимиец.
— Разумеется, — быстро отреагировал
Олесь. — Более короткого пути от Мендона
к Энжелу не существует. Мы даже не надея-
лись на такую удачу. Тем более у нас будет
приятная компания и надежная охрана. Го-
ворят, в прибрежных поселениях графства
купить хорошую лодку не составляет труда.
Премного благодарны за столь лестное
предложение.
— Вот и отлично, — потирая руки, про-
изнес Альберт. — Можете готовиться к по-
ходу. Эскорт двинется в путь ровно через
десять дней.
Аудиенция у правителя завершилась.
Друзья вышли из дворца и на мгновение
остановились на лестнице. После душного
помещения приятно подышать свежим воз-
духом, особенно когда с океана дует прият-
ный прохладный ветерок.
На чистом безоблачном небе мерцали
тысячи звезд. Одной из них является не-
взрачное маленькое Солнце. Впрочем, най-
ти его оказалось непросто. Желтый карлик
терялся среди красных, белых, оранжевых
гигантов.
Но когда Тино указал на едва заметную
точку, на сердце как-то потеплело. Нелегко
представить, что твой дом, твоя планета на-
ходятся в миллиардах километрах отсюда.
Увы, идиллия длилась недолго. Нару-
шил ее Кидсон. Офицер отпустил своих
подчиненных и присоединился к путеше-
ственникам.
— Придуманный герцогом маршрут не-
минуемо приведет к гибели Николь, —
гневно вымолвил полковник.
Храбров обернулся, и в слабом свете фа-
келов увидел, как пылают яростью глаза
тасконца. Кидсон был очень взволнован и
еле сдерживал эмоции.
— Неужели дела так плохи? — уточнил
самурай.
— Хуже некуда, — ответил начальник
штаба. — Графство Флорское — это сплош-
ные горы с узкими тропами, многочислен-
ными перевалами и тоннелями. Засады на
дорогах там не редкость. Часто бандиты бе-
рут путников в кольцо и не дают им отсту-
пить. Сто человек уничтожаются в ущелье
за десять-пятнадцать минут. Однажды мне
довелось попасть в подобную мясорубку.
Мы сопровождали ценный груз, и на эскорт
напал отряд мутантов. Моя рота исчезала
буквально на глазах. Нас спасло только чу-
до — подоспело подкрепление из Флорда.
Опытные бойцы-скалолазы сбили с господ-
ствующих вершин атакующих врагов.
— А почему правитель страны не очи-
стит территорию от разбойников? — недо-
уменно проговорил Воржиха. — Разве мер-
завцы бесчинствуют не на его земле?
— По закону она принадлежит графу, —
утвердительно кивнул мендонец. — В ре-
альности же все иначе. Монарх контроли-
рует лишь местность, прилегающую к реке.
За плодородные поля правитель перегры-
зет горло кому угодно. Безжизненный гор-
ный массив никого не интересует. Он стал
убежищем для изгоев общества со всех
близлежащих государств. В течение не-
скольких веков мутанты стекались в юго-
восточный район графства.
— И их не пытались уничтожить? —
спросил властелин.
— Пытались, — вымолвил офицер. —
Но каждый раз карательные акции закан-
чивались неудачей. Теряя хороших солдат и
затрачивая немалые средства, монарх про-
изводил зачистку территории. Но стоило
войскам уйти обратно в город, как бандиты
возвращались. В конце концов, бесплодные
усилия были прекращены. Ходили слухи о
том, что правитель даже договорился с ли-
дерами мутантов о взаимном ненападении.
Часть дорог в стране стала безопасна. На-
сколько правдива данная информация, я
сказать не могу.
— Значит, все зависит от того, по како-
му шоссе двинется кавалькада, — задумчи-
во произнес Аято. — Стонж наверняка зна-
ет безопасный маршрут. К сожалению, цели
полковника остаются для нас загадкой.
— Есть и хорошая информация, — про-
должил Кидсон. — В горах на границе с
герцогством расположены наши секретные
базы. Там немало смелых и преданных лю-
дей. Я немедленно их извещу. Они постара-
ются прикрыть эскорт до Флорда. Куда
большую угрозу для принцессы представля-
ют северные районы графства. Не случайно
эти места прозвали «дикими». Зона макси-
мального радиоактивного заражения, тяну-
щаяся на тысячи километров.
— Что о ней известно? — поинтересо-
вался Храбров.
— Почти ничего, — ответил таско-
нец. — Выжженные Сириусом скалы и
ужасные кровожадные чудовища. Сведения
довольно противоречивы. Путешествовать
по давно заброшенным дорогам решаются
либо сумасшедшие, либо отчаянные люби-
тели приключений. В живых остаются еди-
ницы. Однако назвать их нормальными
людьми нельзя. Пользы от них немного. От
таких не добиться ни точных карт, ни свя-
занных логичных описаний — ничего.
— Похоже, Альберт действительно ре-
шил устроить для своей племянницы увесе-
лительную прогулку, — с горькой иронией
вымолвил Карс. — Подобный маршрут ско-
рее приведет в ад, чем в Оклан. Особенно
когда проводником тебе служит помощник
дьявола.
— Очень точное замечание, — согласил-
ся полковник. — Но и на этом проблемы не
заканчиваются. Еще полгода назад в граф-
стве Окланском царили мир и порядок.
Бескрайние засушливые степи и бесчислен-
ные стада диких конов — можно сказать,
«сонное царство».
Правда, шеки, безжалостные хищники,
доставляют немало неприятностей людям,
но встречаются они крайне редко. И вот не-
давно, после кратковременной и неудачной
войны с Бонтоном, на западе страны появи-
лась шайка разбойников. — Возглавил ее
некий Родман. Сейчас его армия предста-
вляет вполне реальную силу.
— Неужели мерзавца трудно уничто-
жить? — возмутился поляк.
— Видимо, да, — проговорил Кидсон. —
Делегация Оклана уклонилась от ответа на
этот вопрос. Между тем, разведчики докла-
дывают, что бандиты захватили город Си-
тл. Один из крупных центров государства
пал почти без боя из-за предательства зна-
ти. Наивные глупцы надеялись сохранить
свои богатства, но Родман приказал каз-
нить всех дворян. Я подчеркиваю, всех! И
женщин, и детей, и стариков. Принцесса
Мендона — лакомый кусок для главаря раз-
бойников.
— Теперь понятна твоя озабочен-
ность, — произнес Олесь. — Герцог ничего
не делает напрасно. Он — великий лжец и
интриган. Цель правителя — не обезопа-
сить, а убить Николь. Ведь сын принцессы
и графа Окланского имеет право претендо-
вать на трон герцогства.
— Не совсем так, — иронично улыбнул-
ся унимиец. — Престол принадлежит на-
следнику принцессы. Удивительно, как пле-
мянница Альберта сумела уцелеть в змеи-
ном гнезде дворца. Хотя… Любовь к ней на-
чальника тайной полиции и страх герцога
объясняют многое. Существует еще одно
немаловажное обстоятельство — до совер-
шеннолетия сына государством управляет
его мать.
— Невероятно! — вырвалось у саму-
рая. — Никогда раньше не сталкивался со
столь своеобразными законами. Без ребен-
ка девушка — всего лишь краса и гордость
страны, а с ним — полноправная герцоги-
ня.
— Совершенно верно, — подтвердил
офицер. — Трон передается исключительно
по прямой мужской линии. За двести лет
мы ни разу не отступили от древнего пра-
вила.
Друзья еще долго обсуждали с мендон-
цем детали предстоящего путешествия.
Трудностей воинам придется преодолеть
немало. Слишком много опасностей ожида-
ет эскорт.
Кроме того, в ряды охраны наверняка
внедрятся люди Стонжа. Сотня гвардейцев
окажется раздробленной на несколько
враждебных групп.
Полковник обещал подобрать в отряд
преданных солдат и офицеров, но возмож-
ности начальника штаба довольно ограни-
чены. Оставалось терпеливо ждать развяз-
ки.
.

Глава 10. ГРАФСТВО


СВЯТОЙ ВЕРЫ
орлен был отличным городом для

П отдыха. Группа Стюарта веселилась в


нем почти две декады. Друзья спу-
стили на вино, женщин и развлечения че-
тверть своего капитала. Швыряясь деньга-
ми направо и налево, путешественники
словно пытались возместить годы скитаний
и лишений. Воинам Света не чужды обыч-
ные человеческие радости, а столица граф-
ства их с удовольствием предоставляла.
Но всему хорошему рано или поздно
приходит конец. С трудом открыв глаза по-
сле очередного ночного загула, Пол взгля-
нул на часы. Календарь показывал, что от-
ряд находится в городе уже ровно двадцать
дней. Это предел, который наемники уста-
новили себе войдя в Порлен.
Посмотрев на спящую рядом молодень-
кую брюнетку, шотландец тяжело вздохнул
и, откинув одеяло, резко встал. Голова
ужасно болела, а ноги еле удерживали тело
в вертикальном положении.
— Проклятье! — выругался Стюарт. —
И зачем я вчера так напился. Все! Послед-
ний глоток — и принимаюсь за дела…
Пол взял в руки полупустой кувшин и
приложился к нему секунд на пять. Состоя-
ние улучшилось ненамного, но передви-
гаться он уже мог.
Нетвердой походкой землянин напра-
вился в душевую. Ледяная вода быстро при-
ведет его в чувство.
Сумасшедшие крики шотландца навер-
ное переполошили всю гостиницу. Изрядно
посвежевший воин вернулся в гостиницу и
начал собирать вещи.
Задача была не из легких. За две декады
чистый и аккуратный номер превратился в
полный бедлам. Горничных Стюарт не пус-
кал, опасаясь за золото и оружие. Безуко-
ризненной честностью местный персонал
не отличался и постоянно норовил что-ни-
будь стащить.
Кое-как натянув штаны, Пол неторопли-
во бродил по комнате в поисках рюкзака.
Землянин сам спрятал его пару дней назад
и теперь пытался вспомнить куда.
Снаряжение он обнаружил в углу за
шторой. Подтянув ремни и забросив рюк-
зак за спину, шотландец потянулся к авто-
мату.
В это время сзади раздался сонный го-
лос девушки.
— Дорогой, ты уже уходишь? — спроси-
ла тасконка. Стюарт обернулся. Ночная
красотка приподнялась на локте и призыв-
но отбросила одеяло в сторону.
Длинные распущенные волосы, обна-
женная грудь и томный взгляд производи-
ли неотразимое впечатление. Пол почув-
ствовал сильное влечение, однако менять
свои планы не стал. С разгульной жизнью
следует порвать решительно, не задумыва-
ясь.
— Прости, Элла, пришла пора прощать-
ся. Очень сожалею, но больше мы никогда
не увидимся. Деньги для тебя лежат на сто-
ле. Думаю, ты не в обиде… — проговорил
наемник.
Шотландец покинул помещение и плот-
но закрыл дверь за собой.
Теперь предстояло самое сложное — вы-
таскивать друзей из постелей. Вряд ли их
состояние лучше, чем у него.
Настойчивый стук в дверь — и на поро-
ге появляется покачивающийся из стороны
в сторону полуобнаженный Крис. Пару се-
кунд англичанин непонимающе смотрел на
товарища.
— Какого черта! — раздраженно произ-
нес Саттон. — Еще только девять часов
утра. Раньше двенадцати ведь никогда не
собирались…
— Ситуация изменилась, — грубовато
ответил Стюарт. — Время отдыха истекло,
надо отправляться в путь. Надеюсь, ты не
забыл о встрече у Хостона?
— Да ну ее к дьяволу! — махнул рукой
юноша. — Мы наконец начали жить как
люди. Хорошая гостиница, вкусная еда, от-
личные девочки. И теперь снова окунаться
в грязь, пот и кровь. Не хочу! Поезжайте
без меня…
— Что? — гневно воскликнул шотлан-
дец.
Пол был тяжелее Криса килограммов на
десять и без труда сбил его с ног. В следую-
щее мгновение он бесцеремонно схватил
англичанина за шею и поволок к душевой.
Вскоре раздалось журчание воды и ад-
ские вопли Саттона.
На всю эту картину испуганно взирала
сидящая на кровати юная унимийка. Де-
вушка так растерялась, что даже не додума-
лась закрыться.
Мельком взглянув на ее прелести, шот-
ландец громко сказал:
— Через пятнадцать минут я жду тебя в
коридоре. А пока подниму остальных…
Впрочем, серьезных трудностей больше
ни с кем не возникло. Олан подчинился
приказу беспрекословно и тут же присту-
пил к сбору вещей. О Мелоун и говорить не
стоит.
Рона ждала Стюарта уже в полной эки-
пировке. Открыв землянину дверь, гетера с
улыбкой заметила: