Вы находитесь на странице: 1из 364

Феохарий Х. Кессиди

Гераклит

Феохарий Х . Кессиди Гераклит

Кессиди Ф. Х. К36 Гераклит / Отв. ред. А. Е. Зимбули. – 3-е изд., испр., доп. – СПб.: Алетейя, 2004. – 217 с. – (Серия «Античная библиотека. Иссле- дования»). ISBN 5-89329-690-7

Книга представляет собой третье исправленное и дополненное издание, посвященное одному из вы- дающихся древнегреческих философов Гераклиту Эфесскому, влияние которого сказывается и в наш динамичный век. В ней освещаются различные сто- роны мировоззрения древнего мыслителя в кон- тексте исторической и духовной жизни античных по- лисов на рубеже VI–V вв. до н. э. Второе издание вышло в свет также на чешском языке (Прага, 1985), а данное издание на греческом языке находится в производстве.

УДК 94(092)(37) ББК 63.3(0)4-8 К36. Автор и издательство благодарят Чеховский завод «Гидросталь» и лично генерального ди- ректора Александра Дмитриевича Кесова за со- действие в издании этой книги.

Светлой памяти декана и студентов философского факультета МИФЛИ, павших в Великой Отечественной вой- не, посвящаю.

Αρηιφάτους θεοί τιμώσι και άνθρωποι. Павших в бою боги чтут и люди. Гераклит

Предисловие

Современный греческий исследователь Е. Рус- сос (см. Roussos. Heraklit, 1971) подсчитал, что с 1945 по 1970 г. о Гераклите во всем мире было опубликовано примерно столько же работ, сколь- ко с эпохи Возрождения (точнее, с 1499 г.) до окончания Второй мировой войны. Бросается в глаза и другой факт: в настоящее время, как и в прошлом, учение Гераклита привлекает внимание философов самых различных (нередко диамет- рально противоположных) течений и направле- ний. К нему обращаются марксисты, теологи, эк- зистенциалисты, иррационалисты, фрейдисты, персоналисты, идеологи «новых левых» и другие. Невольно возникает вопрос: чем вызван все воз- растающий интерес к философу далекого про- шлого и в чем актуальность его учения? Более или менее обстоятельно ответить на этот вопрос мы попытаемся в процессе изложе- ния. Здесь же отметим, что в свое время такие на- учно-технические достижения, как создание но- вых способов связи (телеграф и радио), новых

Предисловие

средств передвижения (автомобиль, самолет) и освещения (лампочка накаливания, электрическая лампочка), существенно повлияли на жизнь и быт людей, народов и стран. Ныне же в обиход вошли телевидение, компьютер, телекоммуникационные и электронные связи и т. п., ознаменовав инфор- мационно-коммуникационную революцию. По- нятно, что последняя в гораздо большей степени, чем революция научно-техническая, повлияла на умонастроения и мировосприятие людей. Возник- ло ощущение победы человека над такими «огра- ничителями» его жизни и деятельности, как про- странство и время. Иначе говоря, на смену «рас- тянутости» пространства и «замедленности» вре- мени пришло ощущение их «сжатости», «сокра- щенности» (возможность, в частности, получения информации практически мгновенно из любой точки земного шара). Эта «сжатость» пространства и времени рас- пространилась не только на настоящее, но, что не менее важно, и на прошлое. В результате этого нового мироощущения прошлое оценивается как негативно, так и позитивно. Негативная оценка

Предисловие

предполагает, что глобализация повлечет за собой (если уже не повлекла) «распад времен и поколе- ний», а потому прошлое, как уже пройденное, те- ряет свою самоценность и смысл. Это значит, что «каждое поколение очень быстро становится "прошлым", морально устаревшим. "Поиски утра- ченного времени" могут стать занятием лишь изысканной элиты или использоваться в "индуст- рии туризма", но для общества в целом это бес- плодное занятие» (Ерасов, с. 12) 1 . Словом, про- шлое (люди, их деяния, события их жизни) стано- вится предметом для любителей «лавки древно- стей», антикваров. Однако человек существо, обладающее па- мятью, в том числе исторической, и никакие ком- муникационные открытия, граничащие с фанта- стикой, не могут лишить человечество памяти. Более того, «сжатие» времени усиливает, надо

1 Здесь и далее в скобках указывается автор и страницы источника в списке литературы, помещенном в конце книги. Если издание многотомное, указывается также номер тома. Ссылки на античных авторов оформлены в соответствии с общепринятыми цифровыми и буквенными обозначениями.

Предисловие

полагать, у значительной части современного по- коления чувство включенности в исторический процесс. История немыслима вне астрономического времени, но не сводится к нему. Одно из отличий исторического времени от астрономического за- ключается в том, что первое предполагает осозна- ние присутствия прошлого в настоящем 2 , опре- деление своего места в смене времен и поколений, установление «диалога» эпох, стремление извлечь «уроки» из опыта прошлого для «выбора» буду- щего. О повышенном чувстве историзма свиде- тельствует сложившаяся за последние два века традиция отмечать юбилеи выдающихся деятелей как недавнего, так и далекого прошлого. Напом- ним, что Всемирный совет мира в 1961 г. отметил

2 Выдающийся русский историк В. О. Ключевский гово- рил, что прошлое нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не могло убрать свои последствия. Согласно же современному русскому философу А. Ф. Зотову,

бытия уже не только "позади

нас", она с нами сегодня, она "протянута в будущее"» (Зотов,

«история как форма нашего

Предисловие

знаменательную дату – 2500-летие со времени рождения Гераклита Эфесского. В 1978 и 1983 гг. в городах Салоники и Ксанфи состоялись Между- народные конгрессы, посвященные соответствен- но юбилеям Аристотеля и Демокрита. В 2001 г. в Афинах прошла Международная конференция, посвященная 2400-летию со времени смерти Со- крата. Словом, далекая с астрономической точки зрения античность за последние полстолетия ста- ла намного «ближе», чем это имело место в более отдаленном прошлом. В то же время современные научно-техни- ческие и коммуникационные достижения и свя- занные с ними глобальные процессы, решая одни проблемы и открывая новые возможности, созда- ют другие, порой не менее сложные. Такова диа- лектика жизни: любые достижения и приобрете- ния сопровождаются известными потерями и но- выми опасностями. Другими словами, приобретая много, люди, как правило, немало теряют 3 . И если

3 «Превращение Сети, – читаем мы в одном влиятельном философском журнале, – в средство массовой коммуникации

Предисловие

мир в результате глобализации становится взаи- мозависимым, то это означает, что он одновре- менно оказывается и взаимоуязвимым. Трагиче- ские события 11 сентября 2001 г. на Манхэттене, которые потрясли мир, подтверждают сказанное. Глобализация не ослабила, а, напротив, усилила международный терроризм 4 , расширила и активи- зировала криминальную деятельность мафиозных группировок в международном масштабе 5 .

способствовало резкому снижению образовательного, воз- растного, профессионального, материального и культурного уровня аудитории Интернета. Общедоступный характер Сети делает ее объективным зеркалом общества, отражающим порой самые низменные стороны человеческой природы» (Туронок, с. 61). 4 «Вероятно, уже в ближайшие годы даст о себе знать и ядерный и бактериологический терроризм. Как избавиться от него вот кардинальная интегрирующая задача» (Саадбеков, с. 12). 5 «Разнообразные виды незаконного промысла позволя- ют мафиозным группировкам, действующим поверх границ, собирать астрономическую дань – 1,5 трлн. долл. в год. С такими деньгами они могут прибирать к рукам политиков, чиновников, бизнесменов, журналистов, создавая преступ- ные империи» (Кувалдин, с. 13).

Предисловие

В целом же складывающаяся ситуация поро- ждает представление о включенности человека во всемирный исторический процесс и, что более симптоматично, вызывает потребность в самопоз- нании и раскрытии диалектики жизни и бытия, особенно в период, когда течение времени уско- ряется, а мир меняется, как говорится, на глазах. Естественно, что древний мыслитель Гераклит из Эфеса, впервые заговоривший о всеобщем тече- нии и изменении и выразивший этот процесс в ярком и запоминающемся образе реки, в которую невозможно войти дважды, стал в плеяде мысли- телей прошлого одним из наиболее «созвучных» современности. Конрад Лоренц (Lorenz), один из основателей этологии (науки о поведении животных) пишет:

«Для естествоиспытателя запрещены любые абсо- лютные формулировки, даже в области теории познания. Они грех против великого учения Гераклита, что ничто не существует статически, но все течет в вечном становлении» (Лоренц, с. 12).

Предисловие

С высоты XXI в. учение Гераклита представ- ляется подчас наивно-детским. Однако, как гово- рится, «устами младенцев глаголет истина». И глагол (слово, учение) древнего мыслителя о единстве противоположностей и онтологической противоречивости (своего рода раздвоенности) всего сущего не только не устарел за прошедшие тысячелетия, но в связи, например, с проблемой познания, в частности отображения движения в непротиворечивых понятиях, приобрел исключи- тельную актуальность. И, вообще говоря, обсуж- дение проблем, постановка которых наметилась в учении Гераклита, является лишним свидетельст- вом того, что в философии, в отличие от конкрет- ных наук, не бывает в строгом смысле слова «пройденных этапов», т. е. случаев, когда всеми признается, что поставленные в свое время про- блемы получили удовлетворительное разрешение и нет надобности возвращаться к ним. Глубокое понимание современных философ- ских проблем предполагает обращение к истории философии. Главную задачу истории философии мы усматриваем в выявлении идей, потенциально

Предисловие

заключенных в учении того или иного мыслителя, в установлении, так сказать, глубинного их под- текста. Всякое выдающееся философское учение в большей или меньшей степени сходно с художе- ственным произведением в том смысле, что по- зволяет за явным усматривать скрытое, созна- тельно или бессознательно подразумеваемое. Сло- вом, говоря в духе Гераклита, мудрость заключа- ется в поиске и в обнаружении незримого «лого- са» вещей и явлений, их противоречивой приро- ды.

Исследование наследия Гераклита, как, впро- чем, и многих других досократиков, наталкивает- ся на большие трудности. Достаточно сказать, что из сочинений Гераклита до нас дошли лишь фраг- менты и отдельные фразы в контексте идей и сочинений авторов, живших позже эфесского мыслителя и нередко весьма далеких от его умо- настроений. Так, Платон и Аристотель пересказы- вают или цитируют Гераклита часто в целях по- лемики с ним и его сторонниками. А вот, скажем, римский христианский писатель, епископ и бого- слов Ипполит (начало III в. н. э.) в своей книге

Предисловие

«Опровержение всех ересей», стремясь доказать, что распространившаяся в его время ересь некое- го Ноэта имеет своим источником учение Герак- лита, неоднократно ссылается на последнего, приводя многие его высказывания, но при этом, вольно или невольно, окрашивая их в тона своего собственного мировоззрения, т. е. христианизируя язычника Гераклита 6 . Не лучше обстоит дело и с доксографическим материалом, т. е. изложением «мнений» древних

6 Говоря о причинах многообразных толкований Герак- лита вот уже на протяжении тысячелетий, Ε. Φ. Солопов пи- шет: «Как и всякое многостороннее учение, учение Геракли- та содержит в себе основания для более или менее односто- роннего его толкования. Какая сторона при этом выпячивает- ся на передний план, а какая отодвигается на задний это зависит больше от духа времени толкования того или иного учения, чем от самого этого учения» (Солопов, с. 75). Доба- вим, что когда речь идет о Гераклите, то многообразие одно- сторонних толкований его учения объясняется, надо пола- гать, не только «духом времени», но также стилем эфесца, чрезмерно склонного к поэтическим образам, жреческим (непререкаемым) изречениям и загадочным философским высказываниям и парадоксам.

Предисловие

философов более поздними античными писателя- ми, нередко черпавшими свои сведения из вторых рук. Кроме того, сохранившиеся средневековые рукописи главным образом византийских, а также латинских, армянских и арабских авторов, в кото- рых содержится информация о древних филосо- фах, страдают многими дефектами. Дело в том, что в результате неоднократной переписки руко- писей на протяжении веков в них вкрадывались ошибки, искажения, допускались пропуски, не говоря уже о том, что материал, на котором писа- лись и переписывались сочинения, со временем приходил в негодность. Все эти обстоятельства ставят перед учеными в первую очередь задачу установления подлинности текстов древних фи- лософов и правильного их чтения, в нашем же случае определения достоверности фрагментов Гераклита. Вполне понятно, что такого рода зада- ча, решение которой предполагает превосходное знание греческого языка, входит в компетенцию классической филологии. И, надо сказать, за по- следние два столетия филологи проделали огром-

Предисловие

ную работу по собиранию, критическому иссле- дованию и изданию фрагментов Гераклита, а так- же свидетельств о нем. Однако не секрет, что в настоящее время нет почти ни одного сомнитель- ного текста или вызывающих недоверие фраз и отдельных слов, чтение (не говоря уже о толкова- нии) которых стало бы общепринятым 7 .

7 Судя по всему, споры филологов обещают быть беско- нечными. Но не следует отчаиваться: несмотря на расхожде- ния и разногласия, их работа важна и полезна, ибо она помо- гает историкам философии уловить многие оттенки слов и мыслей древних авторов, выяснить более точно содержание их текстов. И если достигнутые результаты довольно скром- ны в сравнении с затраченным трудом, то это, на наш взгляд, объясняется тем, в частности, что филологи-классики ищут смысловое содержание терминов за пределами философской теории, ограничиваясь сферой лингвистики. Иначе говоря, происходит подмена мышления философа мышлением фило- лога или лингвиста. Между тем философское учение по сво- ему содержанию относительно независимо от языка и нужда- ется в первую очередь в философском осмыслении. Попытка же точного описания слова на основе по преимуществу грамматического и семантического субстрата языка приводит к проблематичному результату в силу, кроме всего прочего, открытости, неустойчивости и размытости значения слов в

Предисловие

В настоящей книге мы по мере возможности и необходимости учитывали работы последних де- сятилетий, посвященные критическому исследо- ванию текстов древнего философа, в частности подборку его фрагментов, изданных Г. Керком (Kirk), Μ. Марковичем (Marcovich), Ε. Руссосом (Ρούσσος). По сравнению с известным сборником

том или ином контексте. Получается замкнутый круг: пра- вильное чтение древних текстов предполагает уяснение их философского содержания, а само это уяснение требует пра- вильного чтения текстов. Отсюда и постоянное расхождение между филологами и философами, а также наблюдаемый в

западных странах факт передачи, за редкими исключениями, античной философии, как говорится, «на откуп» филологам. По мнению С. С. Аверинцева (Аверинцев, с. 58), преодоление этого разлада возможно на пути создания «той пограничной области философствующей филологии или филологизирую- щей философии, где подвижный процесс мышления, отло- жившийся в слове, становится объектом литературоведческо-

го анализа Действительно, лишь сочетание филологиче-

ского анализа текстов с философским осмыслением их со- держания является надежной методологической установкой при решении вопроса о достоверности сохранившихся тек- стов древних мыслителей. Однако верно и то, что названную установку легче провозгласить, чем реализовать.

»

Предисловие

фрагментов досократиков, опубликованным Г. Дильсом (Diels) в начале минувшего века и с того времени многократно переиздававшимся, в критических изданиях перечисленных авторов (отличающихся излишним, на наш взгляд, недо- верием к дошедшей до нас информации) заметно убавилось количество фрагментов Гераклита, ра- нее признававшихся подлинными. Из 145 собран- ных фрагментов Герман Дильс считал подлинны- ми 130 и 15 сомнительными или ложными. В. Кранц (Kranz), переиздавший в 1934 г. труд Г. Дильса, прибавил к подлинным еще три фраг- мента из числа отрывков, отнесенных в дильсов- ском сборнике к разряду сомнительных или лож- ных. Керк же в своем издании «Космических фрагментов» Гераклита, напротив, считает сомни- тельными или подложными свыше 20 фрагмен- тов, признаваемых Дильсом аутентичными. М. Маркович, идя по пути, предложенному Кер- ком и некоторыми другими учеными, пришел к выводу, что «из сохранившихся фрагментов Ге- раклита около 35 следует исключить частично или полностью либо как позднейшие фальшивки,

Предисловие

либо как слабые парафразы подлинных фрагмен- тов» (Marcovich, 10, р. 259). В названных сборниках Керка, Марковича и Руссоса фрагменты Гераклита распределены по темам и группам в зависимости от того смыслово- го содержания и значения, которое каждый из них усматривает в том или ином фрагменте. В соот- ветствии с принятым делением Маркович и Рус- сос дают также свою нумерацию фрагментов. Хо- тя тематическое комбинирование фрагментов по- могает установлению структуры учения Геракли- та, а также способствует возникновению целост- ного представления о его мировоззрении, тем не менее этот способ деления отрывков вряд ли можно признать приемлемым и удовлетворитель- ным: ведь классификация фрагментов зависит от истолкования их исследователем. От указанных работ сборник Дильса выгодно отличается тем, что в нем фрагменты эфесца и их нумерация даны в алфавитном порядке (т. е. по именам авторов информации о Гераклите). Не навязывая своей концепции и не обязывая следовать чьей бы то ни было интерпретации учения Гераклита, дильсов-

Предисловие

ский сборник и по сей день остается наиболее удобной и приемлемой системой обозначения фрагментов досократовских мыслителей. Опираясь главным образом на фрагменты, подлинность которых не вызывает сомнения, в настоящей работе мы приводим тексты Гераклита и доксографический материал по книге Дильса Кранца: Die Fragmente der Vorsokratiker. Grie- chisch und Deutsch von H. Diels. Herausgegeben von W. Kranz. Bd. I, 13 Aufl., Dublin; Zurich, 1968. В дальнейшем при ссылках на подборку Дильса Кранца мы придерживаемся общепринятого ус- ловного сокращения (ДК), образованного из на- чальных букв фамилий этих ученых, равно как и нумераций глав и фрагментов, а также литер: А свидетельства, В фрагмент, С подражания. Все даты, связанные с древним миром, обозначаются «до н. э.». В процессе перевода фрагментов Гераклита на русский язык мы, естественно, обращались к уже существующим переводам, внося в них необхо- димые, на наш взгляд, коррективы и уточнения.

Глава I

ЭПОХА

1. Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

Партикуляризм и некоторые черты этно- психологии древних греков. Гераклит один из оригинальнейших мыслителей в истории грече- ской и мировой философии жил в напряженный и критический для греческой истории период. Острая борьба демоса против родовой аристокра- тии привела к падению власти последней и фор- мированию полисной демократии. Шла освободи- тельная война малоазийских греческих полисов и всей Эллады против Персидского царства за свою независимость. В неравной борьбе против пер- сидского колосса даже наиболее крупные из ма- лоазийских полисов потерпели жестокое пораже- ние и пришли в упадок, выйти из которого не смогли полностью и после освобождения. В сфере идейно-духовной жизни полисы испытывали в то время кризис традиционных мифологических представлений о мире и жизни. Неудивительно,

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

что Гераклит, творчество которого в значительной степени отразило пережитые драматические со- бытия, военные столкновения, политические по- трясения и социальные сдвиги, объявил войну (борьбу вообще) «отцом» всего, «царем» всего. История Древней Греции архаического и классического периодов есть история полисов и полисной системы общественной и государствен- ной жизни. За некоторыми исключениями грече- ские полисы были карликовыми городами-госу- дарствами, занимавшими небольшую, если не крохотную, территорию. Так, Спарта после завое- вания Мессении владела самой обширной терри- торией Греции около 8400 кв. км; территория Аттики равнялась приблизительно 2550 кв. км, Аргоса – 1400 кв. км; на острове Эвбея шесть по- лисов делили между собой территорию в 3770 кв. км. А в Фокиде, занимавшей территорию около 1650 кв. км, умещалось не менее 22 полисов; ина- че говоря, каждый полис занимал площадь при- мерно от 70 до 75 кв. км (История Древней Гре- ции, с. 106). Таким образом, партикуляризм как политическая разобщенность, раздробленность

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

характерная особенность греческих полисов до подчинения их сначала Македонии (338 г. до н. э.), а затем Древнему Риму (146-27 гг. до н. э.). Обычный перевод слова «полис» как «город- государство» справедливо считается недостаточно точным, ибо полис состоял не только из городско- го поселения и его центра, но также из сельских поселений (хоры) данного государства. Однако и определение, согласно которому полис есть не- большой по территории и по количеству населе- ния город-государство с окружающей его сель- ской местностью, также не вполне удовлетвори- тельно. Полис это прежде всего политическая орга- низация, гражданская община или сообщество (κοινωνία) некоего количества свободных граж- дан, каждый из которых «участвует в суде и на- родном собрании» при его демократической орга- низации (Аристотель. Политика III, 1, 5) или же обладает правом совещательного голоса (соуча- стия) в органах власти и управления в недемокра- тически (олигархически) организованном полисе (см. также 1, 8).

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

Природная одаренность древних греков и их этнический характер, и прежде всего присущая им агональность (соревновательность, состязатель- ность), во многом определили их достижения в различных областях творчества, которые восхи- щают нас и поныне. Состязательность пронизы- вала практически всю их жизнь и деятельность, будь то публичные обсуждения принимаемых в народном собрании решений, Олимпийские игры, театральные постановки или судебные тяжбы. Даже их боги состязаются. Более того, согласно греческой мифологии, наблюдаемый миропорядок возник в результате победы Зевса над Кроном, а затем над титанами. Установка на агон (άγων) четко обозначена в гомеровском эпосе, родо- племенном периоде греческой истории. «Всегда первенствовать и превосходить других», – читаем мы в «Илиаде» (VI, 203) Гомера. Общеизвестно, что слава Мильтиада не давала спать честолюби- вому Фемистоклу. Философ Гераклит, объявив борьбу источником всего происходящего, сказал, что «лучшие люди одно предпочитают всему:

вечную славу тленным вещам». А его согражда-

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

нин Герострат, горя желанием приобрести извест- ность, поджег (в 356 г. до н. э.) храм Артемиды Эфесской (одно из семи «чудес света»). В своей «Истории» (IX, 72) Геродот счел не- обходимым упомянуть о некоем спартанце по имени Калликрат, который был признан прекрас- нейшим из эллинов, участвовавших в сражении при Платеях (479 г. до н. э.). Смертельно ранен- ный персидской стрелой еще до начала боя, уми- рающий Калликрат больше всего сожалел, что не сумел «совершить какой-либо подвиг», к чему он так стремился. Вообще говоря, только грекам, ко- торые ценили красоту столь же высоко, сколь и мудрость, справедливость и отвагу, могло прийти в голову перед решающим сражением с неприяте- лем выяснять, у кого из них самая привлекатель- ная наружность (можно сказать, что конкурсы красоты, проводимые в наши дни, восходят к ми- фу о Парисе, от которого должна была получить пресловутое «яблоко раздора» одна из главных олимпийских богинь Гера, Афина или Афроди- та).

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

Приводя пример с Калликратом, выдающийся русский историк Ю. В. Андреев пишет, что «со- седние варвары смотрели на греков», которые, где бы ни появлялись, устраивали атлетические и другие состязания, как на «странную породу то ли безумцев, то ли взрослых детей, помешавшихся на состязаниях» (Андреев, с. 188). Историк отме- чает также, что когда один из персидских вель- мож высказал мудрую мысль о том, что «греков невозможно победить, так как они состязаются не ради денег, а ради доблести», то царь персов Ксеркс истолковал это высказывание как признак трусости (см. там же). Для древних греков славное имя (όνομα και κλέος, μέγα όνομα) было нетленным, непреходя- щим; славное имя превосходит всякую матери- альную награду. Согласно легенде, когда Фалеса из Милета спросили, какой награды он желал бы за свое математическое открытие, он заявил, что самой большой наградой для него было бы сохра- нение в памяти поколений именно его имени как автора этого открытия, а не кого-либо другого.

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

Бесспорно, свойственный грекам дух сопер- ничества и стремления к славе, перенесенный в интеллектуальную и духовную сферу, требовал огромного напряжения духовных и физических сил. Это обстоятельство и способствовало дости- жению многих выдающихся результатов в раз- личных областях творческой деятельности, осо- бенно в философии, литературе и искусстве. Од- нако призывая соблюдать «меру во всем» (μηδέν άγαν), сами греки редко придерживались этого мудрого правила. Читая древнегреческих истори- ков, в частности Фукидида, трудно отделаться от впечатления, что жизнь древнегреческих поли- сов это ожесточенная борьба партий (группиро- вок), доходящая порой до открытых столкнове- ний, и почти непрекращающиеся раздоры и войны за свою независимость (автаркию), которую каж- дый из полисов ставил выше всех общенацио- нальных интересов. В отличие от древних римлян древние греки народ гражданской общины, но не государствен- ный в собственном смысле слова. Поразительно, но этот талантливейший из народов хладнокровно

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

себя истреблял в процессе соперничества партий и государств. Дух соперничества, стимулируя к активной деятельности и творческим поискам, являлся не только созидательным началом, но и разрушительным. Злосчастная Пелопоннесская война, явившаяся, по пророческим словам Фуки- дида, великим бедствием для всех эллинов, – пе- чальный тому пример. Спартанский царь Агеси- лай II (ок. 444–360 гг. до н. э.) говаривал: «Бедная Греция! Ты столько погубила своих, сколько хва- тило бы победить всех варваров». По мнению ис- торика Геродиана, старинная болезнь греков – «любовь к несогласию» – погубила Элладу. «Состязание в речах», говоря словами Плато- на, борьба мнений и свобода критики составили ту духовную атмосферу, в которой родились гре- ческая философия и наука, в частности диалекти- ка, как искусство доказывать и опровергать какой- либо тезис. В самом деле, диалектика ориги- нальный продукт греческой национальной куль- туры. Метафизическим фундаментом тезиса о том, что «в споре познается истина», явилась вы- сокая оценка греками свободы как ни с чем не

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

сравнимого дара и уверенности в том, что свобод- ный человек может добиться счастья в рамках возможного собственными усилиями. Внешним выражением внутренней свободы греков явилась их демократия. На демократическом пути разви- тия они достигли таких успехов в различных сфе- рах жизни и творчества, которые оказались не- подвластными закону смерти. Демократическая парадигма греков вдохновляла людей в период Возрождения и последующие периоды европей- ской (и не только европейской) истории. Она и поныне вселяет уверенность в человеческие воз- можности.

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

Становление полисов. Возникновение поли- са как нового типа общественно-политического строя восходит к периоду массовой миграции гре- ческих племен (XII-X вв. до н. э.), наступившему вслед за падением микенской цивилизации (конец XIII в. до н. э.) и завоеваниями дорийцев (XI- IX вв. до н. э.). В процессе дорийского переселе- ния в основном и определилось размещение гре- ческих племен, в частности ионийского, сыграв- шего столь большую роль в последующей исто- рии Древней Эллады. Так, на рубеже XI-X вв. до н. э. ионянами из Аттики, ранее переселившимися сюда из Пелопоннеса, были основаны малоазий- ские греческие полисы (Милет, Эфес, Колофон, Фокея и др.) (см. Геродот I, 145). Благодатный климат, обилие плодородных земель и пастбищ, удобные сухопутные и морские подходы, а также тесные связи с материковой Грецией и соседними странами Древнего Восто- ка все это позволило полисам Ионии в своем экономическом и культурном развитии довольно быстро обогнать метрополию. Тем не менее не- большая территория полисов Малой Азии, как и

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

вообще всей Греции, время от времени станови- лась причиной острых демографических кризи- сов. Вследствие этого для восполнения доходов от земледелия и поддержания численности населе- ния на определенном уровне, греки рано обрати- лись к занятиям ремеслом и торговлей, начали развивать выгодные отрасли земледелия, перио- дически основывали колонии. Колонизация и оживленные связи с гречески- ми полисами метрополии и негреческим миром активизировали производственную и торговую деятельность, содействовали развитию личной инициативы и предприимчивости, расширяли кру- гозор, будили интерес ко всему новому и необыч- ному, способствовали разрушению старых пред- ставлений о мире и возникновению новых. Одна- ко коренные изменения в образе жизни и мышле- нии греков были вызваны борьбой демоса против родовой аристократии. В результате этой борьбы на смену власти родовой аристократии пришла в VII-VI вв. до н. э. так называемая ранняя (стар- шая) тирания. Последняя явилась переходной по-

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

литической формой от господства родовой ари- стократии к власти демоса, полисной демократии. Как и всякая тирания, порожденная исключи- тельными обстоятельствами (общественными смутами, социальными потрясениями и т. п.), ран- негреческая была режимом личной власти, бес- принципным правлением, основанным на полити- ческом насилии (см. Фролов, с. 3–4). Ее особенно- стью являлась внутренняя противоречивость: с одной стороны, первые тираны (обычно често- любцы, выходцы из родовой и имущественной знати), стоя во главе народа и используя его недо- вольство, свергали власть родовой знати и тем самым подготавливали почву для утверждения демократии. С другой же стороны, они стреми- лись отстранить демос от участия в политической жизни (см. Аристотель. Афинская полития VI, 16). До тех пор пока первые тираны выступали на стороне народа, заботились об улучшении его по- ложения и поощряли занятия ремеслами и торгов- лей, они вызывали его доверие и возбуждали его симпатии. Однако поскольку тирания не имела глубоких корней в общественной жизни полисов,

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

психологическом складе народа и его сознании, она была обречена. На рубеже VI–V вв. до н. э. во всех греческих полисах, за исключением мало- азийских, тирания пала. В начале VI в. до н. э. в Эфесе, где насильственно была свергнута власть царского рода Басилидов (из которого, кстати, происходил и Гераклит), сменилось несколько тиранов, в том числе Пиндар и Пифагор (не пу- тать последнего с известным математиком и фи- лософом). После покорения (546 г. до н. э.) малоазий- ских полисов Киром в Эфесе была установлена власть тиранов Афинагора и Комы, ставленников Персии. За поэтические выпады против этих ти- ранов лирик Гиппонакт (ок. 540 г. до н. э.) был изгнан из Эфеса. В период смуты и семимесячно- го царствования Лже-Смердиса (522-521 гг. до н. э.) малоазийские греческие города были осво- бождены от «податей и военной службы на три года» (Геродот III, 67), т. е. стали самостоятель- ными. Если верить Клименту Александрийскому, в период жизни и деятельности Гераклита в Эфесе правил тиран Меланкома (см. ДК 22 А 3).

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

О событиях в Эфесе рассматриваемого перио- да мы располагаем очень незначительной инфор- мацией. В известной степени, однако, о них мож- но судить по тем, которые происходили в сосед- нем Милете, по выражению Геродота (V, 28), «жемчужине Ионии». После тирании Фрасибула (начало VI в.) возобновившаяся в Милете борьба между богатыми владеющими имуществом») и бедными демотами») приняла ожесточенную форму. Сначала верх одержали «демоты», кото- рые изгнали богачей и растоптали их детей на гумне пригнанными туда быками. Затем победу одержали богачи: они сожгли своих врагов (см. Кобылина, с. 32). Каждая из враждующих сторон, победив, охотно прибегала к средствам, которые осуждала у противника. По сообщению Геродота (V, 28), населению Милета, раздираемому гражданскими распрями и страдавшему от смут и неурядиц в течение двух поколений (т. е. 60 лет), пришлось обратиться к посредничеству паросцев для умиротворения враждующих групп. В большинстве случаев по- средниками, выступавшими в роли эсимнетов,

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

т. е. выборных носителей верховной власти, или «выборных тиранов» сроком на один год, явля- лись кто-либо из влиятельных граждан данного полиса. Подчас роль эсимнета-примирителя игра- ли законодатели. К числу первых законодателей, т. е. лиц, запи- савших обычай неписанные законы, – относится Залевк из Локр в Южной Италии (середина VII в. до н. э.) и Драконт из Афин (ок. 624 г. до н. э.). Эта мера, явившаяся уступкой требованиям демо- са, имела далеко идущие исторические последст- вия. Прежде всего писаные законы ограничивали произвол родовой знати, одной из привилегий ко- торой было толкование обычая и осуществление правосудия. Раньше закон (обычай) считался «бо- жественным» установлением. Теперь же, став дос- тупным всякому, он превратился в человеческое установление номос»). А коль скоро это так, то один «номос» может быть изменен или отменен другим таким же «номосом» как более отвечаю- щим новым требованиям и изменившимся усло- виям. Тем самым закон, правовые нормы и поли- тические действия, освобожденные от божествен-

1.1 Ионийские полисы на рубеже VI–V вв. до н. э.

ной санкции, становились предметом публичных обсуждений и свободных дискуссий среди широ- ких слоев народа. Запись обычая, внося сущест- венные изменения в правосознание общества и содействуя росту демократической идеологии, раскрывала вместе с тем относительный характер