Вы находитесь на странице: 1из 3

102

теория

102 теория Òèïè÷íûé àìåðèêàíñêèé «áðàóíñòîóí» (äîì èç êðàñ-

Òèïè÷íûé àìåðèêàíñêèé «áðàóíñòîóí» (äîì èç êðàñ- íî-êîðè÷íåâîãî êèðïè÷à), â XIX âåêå ñòàâøèé îñíîâ- íîé ôîðìîé ìíîãîêâàðòèðíîãî äåø¸âîãî æèëèùà äëÿ ðàáî÷èõ è - îäíîâðåìåííî - ãîëîâíîé áîëüþ è îáúåêòîì ðåêîíñòðóêöèè äëÿ ìåñòíûõ è ôåäåðàëü- íûõ âëàñòåé. Çäåñü êîíöåíòðèðîâàëàñü áåäíîñòü, àíòèñàíèòàðèÿ, áîëåçíè, ïðåñòóïíîñòü. Ïåðâûå çà- êîíû îá óëó÷øåíèè òåíåìåíòîâ (òàê åù¸ íàçûâàëè ýòîò òèï ìíîãîêâàðòèðíîãî, ïëîõîãî ïî êà÷åñòâó æè- ëèùà) áûëè ïðèíÿòû â ÑØÀ åù¸ â 1867 è 1901 ãã. Ôèëàíòðîïè÷åñêèå, áëàãîòâîðèòåëüíûå îðãàíèçà- öèè, êîìïàíèè ñ îãðàíè÷åííîé ïðèáûëüíîñòüþ è ïðîôåññèîíàëüíûå æóðíàëû ðàçâåðíóëè ïðîãðàììû ïðîåêòèðîâàíèÿ è ñòðîèòåëüñòâà «îáðàçöîâûõ òåíå- ìåíòîâ». Ñåãîäíÿ, òùàòåëüíî ðåêîíñòðóèðîâàííûé è èñïîëüçóåìûé â êà÷åñòâå äîõîäíîãî äîìà, ýòîò âå- òåðàí ðûíêà èëëþñòðèðóåò ïðåâðàòíîñòè ñóäüáû îáúåêòà íåäâèæèìîñòè. Âàøèíãòîí, ÑØÀ.

Если

это

форме

квартиры

нимального

кому

вы,

уважаемый

коллега,

полагаете,

статусу,

и

что

социальное

жилище

по

непременно

общественные

по

дешёвые,

а

то

домов,

уступающие

жилищу,

занимаемые

муниципальные

собственности,

рыночному

бесплатные,

арендуемые

основе

ми

качеству

вся

бедно

многоквартирных

стандарта

и

проектируемые

по

стоимости

по

на

и

необходимости

той,

«ещё

не

вписавшейся

в

рынок»,

значит,

ваши

представления

основательно

устарели,

в

целом

не

соответствуют

современному

положению

статья

матизировать

дел

написана

и

в

странах

с

специально

развитыми

жилищными

для

вас.

Автор

задался

рынками,

а

эта

целью

систе

прокомментировать

некоторые

самые распростра

некоторые самые распростра АВ №6 (87) 2005 103 нённые
некоторые самые распростра АВ №6 (87) 2005 103 нённые

АВ

№6

(87)

2005

103

самые распростра АВ №6 (87) 2005 103 нённые заблуждения,

нённые

заблуждения,

стереотипы,

устаревшие

представления

и

откровенные

мифы

о

социальном

жилище,

опровергаемые

совре

Ñîöèàëüíîå æèëèùå ýïîõè óíèôèêàöèè è ñòàíäàðòèçàöèè ñôîðìèðîâàëî ïðèâû÷íûé àðõèòåêòóðíûé îáðàç, íå çíàþùèé ãîñóäàðñòâåííûõ ãðàíèö. Ïåðâîå ôîòî

менной

международной

практикой,

но

имеющие

широкое

хожде

(ñëåâà) ñäåëàíî â Ïåêèíå, âòîðîå (â öåíòðå) - â åù¸ ñîöèàëèñòè÷åñêîé Âàðøàâå. Ñëó÷àéíî ñîöèàëüíîå æèëèùå ýòèõ äâóõ ñòðàí îáúåäèíÿþò è îñîáûå ñòàíäàð-

ние

в

российских

профессиональных

дискуссиях,

в

официальных

òû. Áûë ýòàï, êîãäà â êóõíÿõ ïîëüñêèõ ñîöèàëüíûõ êâàðòèð äîïóñêàëîñü ðàçìåùåíèå ñïàëüíîãî ìåñòà. À íà ïëàíå ñïàëüíè êèòàéñêîé êâàðòèðû è ñåãîäíÿ ìîãóò

документах,

концепциях

и

жилищных

программах.

Приводимый

 

áûòü èçîáðàæåíû òðè êðîâàòè êàê äåëî âïîëíå îáûäåííîå. Àâòîðó äîâåëîñü ïîñåùàòü íîâåíüêèå êâàðòèðû â Ãóàí÷æîó, ãäå ñàíóçåë ñ ïîäâîäêîé êàíàëèçàöèè,

перечень

не

окончателен,

но,

кажется,

наименее

подвергаемые

íî áåç óíèòàçà, òàê æå ïðèâû÷åí äëÿ êèòàéñêîãî íîâîñ¸ëà, êàê êóõíÿ ñ ðîçåòêîé, íî áåç õîëîäèëüíèêà äëÿ ðîññèéñêîãî. Êñòàòè, øâåäñêèé íîâîñ¸ë, íå íàéäÿ

сомнению

псевдоистины

в

нём

отражены.

â êóõíå âíîâü çàñåëÿåìîé êâàðòèðû õîëîäèëüíèêà, áóäåò çàêîííî ñ÷èòàòü, ÷òî åãî îáìàíóëè.

 

Âàæíîñòü íîðì, îáåñïå÷èâàþùèõ îñâåù¸ííîñòü, èíñîëÿöèþ è èñêëþ÷àþùèõ «ïðîñìàòðèâàåìîñòü» íà òàêèõ ïðèìåðàõ ïîñòèãàòü ïðîùå. ã. Øýí÷æýíü, Êèòàé.

Константин

Кияненко

 

Российская мифология социального жилища

МИФ ПЕРВЫЙ: «СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНО ДЛЯ БЕДНЫХ».

Действительно, на ранних этапах развития со циального жилища – в середине XIX – первой половине XX веков – оно было адресовано са мым неимущим, что отразилось и в появив шихся в то время понятиях: «бедное жилище» (poor housing), «жилище для семей с низкими доходами» (low income housing). Но с тех пор многое изменилось. Главное отличие совре менной концепции социального жилища кро ется в том, что оно предназначается той части общества, которой «не по карману» рыночное жилище. То есть домохозяйствам, которые, оплачивая жилище, соответствующее стандар ту, вынуждены тратить больше, чем установ ленный показатель «экономической доступ ности». А они отнюдь не нищие, доходы этой части домохозяйств во всём мире заметно пре вышают «черту бедности». Современное соци альное жилище адресуется людям с относи тельно меньшими доходами, а это очень суще ственное обстоятельство. Для того чтобы убедиться в справедливости этого утверждения, мы не будем рассматри вать уровни доходов обитателей социально го фонда, достаточно взглянуть на роль со циального жилища сегодня в экономически преуспевающих странах Европы. В существу ющем жилищном фонде Франции социаль ное жилище составляет 18%, Германии – 20%, Великобритании – 21%, Австрии – 23%, Дании – 27%, а Голландии – 36%. Ник то ведь не думает, что более трети населения Голландии – богатой страны с завидно эф фективной рыночной экономикой и человеч

ной социальной политикой – принадлежат к категории бедных. Если сравнить приве дённые цифры с показателями доли соци ального жилища в новом строительстве этих же стран, то мы обнаружим, что она снижа ется по отношению к структуре фонда лишь в Голландии, где социальное жилище в четы рёх крупнейших городах и без того составля ет 70%! А вот Германия поддерживает объём нового социального строительства на уровне 20%, Австрия – 34%, Дания – 38%, Франция же в последние годы резко увеличила его до 43% от общего ввода жилья. Заметим, что эти впечатляющие цифры демонстрируют страны, преодолевшие элементарную нехват ку жилищ ещё лет тридцать назад, то есть ко личество жилищ в их фонде давно соответ ствует количеству домохозяйств. Широко распространено заблуждение, что большие объёмы социального жилища могут позволить себе лишь богатые страны. Автору уже приходилось опровергать это ошибочное мнение. Расходы на социальное жилище – вопрос политики, а не экономики. В те време на, когда жилищные условия в европейских странах были хуже, а сами страны – несрав ненно беднее (первые десятилетия после окон чания Второй мировой войны), социальное жилище в большинстве из них было доступно примерно 70% домохозяйств! Лейбористское правительство Великобритании даже изъяло из текста жилищного закона 1949 года понятие «рабочее жилище», чтобы подчеркнуть пред назначение субсидируемых форм всему насе лению. В Дании право на социальное жилище до сих пор не связано с уровнем доходов пре

тендентов. А во многих странах установлен та кой порог доходов, отделяющий клиентов рынка от очередников, что социальное жили ще и сегодня формально оказывается доступ ным большинству домохозяйств.

МИФ ВТОРОЙ: «СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ – ЭТО БЕСПЛАТНОЕ ИЛИ ДЕШЁВОЕ ЖИЛИЩЕ».

Бесплатного социального жилища в мире по существу нет, если не считать ночлежных до мов, где бездомные за деньги благотворите ля или бюджетные могут провести ночь и по лучить элементарную еду. Всё остальное со циальное жилище для его получателей от нюдь не бесплатно. Сравнительно дешёвым социальное жилище было на первом этапе своей истории (при мерно до середины 1970 х гг.). С той поры оно постоянно дорожает и сегодня, как под чёркивают многие источники, устойчиво до роже жилища некоторых сегментов рынка. Причины – в постоянном росте стандарта ка чества, в необходимости осваивать сложные и проблемные городские территории, в том, что размеры социальных жилых комплексов, как правило, меньше коммерческих и здесь невозможно сэкономить за счёт укрупнения и т.п. Поэтому самое дешёвое жилище в фонде большинства стран – частные доходные дома довоенной постройки, там живут и самые бедные домохозяйства, не имеющие права на социальное жилище. Дешёвым для населения социальное жилище делают дотации. Часто говорят, что субсиди рование и есть его главный признак. Такое ут

верждение можно принять, но с одной поп равкой. Существует и несубсидируемое соци альное жилище, которое становится экономи чески доступным части семей в результате то го, что их доходы достаточно высоки для оп латы минимального стандарта при соблюде нии «порога экономической доступности» (то есть когда жилищные расходы не превышают 15 30% от доходов).

МИФ ТРЕТИЙ: «СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ – ЭТО ПОЛНЫЙ АНТИПОД РЫНОЧНОМУ».

Социальное жилище обычно ассоциируется с государственной или муниципальной собственностью, бесприбыльным статусом, арендной формой предоставления, многоэ тажностью и многоквартирностью, а рыноч ное – с частной собственностью, куплей про дажей и, довольно часто, с индивидуаль ным жилым домом. Современная практика лишает этой приятной для понимания опре делённости. К примеру, уже более полувека во всём мире продолжается процесс переда чи социального жилища из рук муниципали тетов в частный сектор – жилищным ассоциа циям, корпорациям, акционерным общест вам и т.п., которые поначалу имели статус бесприбыльных, но в последние полтора два десятилетия всё чаще получают право и на весьма приличную прибыль (порядка 10%). В Голландии социальное жилище уже в ос новном находится в частной собственности. Среди европейских стран лишь Великобрита ния и Дания сохраняют доминирование му ниципалитетов в этой сфере.

Не только названные выше специально соз данные частные организации могут предостав лять социальное жилище. Самые обычные коммерческие лэндлорды также выполняют эту функцию в целом ряде стран. Например, аме риканский очередник может арендовать квар тиру у любого частного домовладельца, если её стоимость не превышает определённого предела. Часть рыночной арендной платы хо зяин получит от арендатора, а другую – из до тационных источников. Тем временем, социальные домовладельцы во многих странах Европы получают право сдавать свои квартиры в коммерческую аренду, обеспечивая лишь приоритет «оче редников». В Германии почти невозможно вычленить социальный жилищный фонд, по тому что это не тип жилища и не тип органи зации владельца, а метод финансирования (субсидирования). Например, сегодня неко торая квартира сдаётся в аренду с субсидией и она – социальная, а завтра её арендует семья с более высокими доходами, которая полностью оплачивает арендную плату. Квартира – рыночная. Так же и в Голландии:

иногда домовладелец определяет, к какому сектору будет отнесена та или иная квартира уже после завершения строительства и ввода дома в эксплуатацию. То, что арендуемые квартиры являются полноправным предста вителем рыночного жилища известно всем, хотя в России доходные дома развиваются пока слабо. Меньше известно другое. Индивидуальный односемейный жилой дом – полноправный представитель социального жилища во мно

104

теория

104 теория Õàðàêòåðíîå äëÿ àðõèòåêòóðû ñåìèäåñÿòûõ ãîäîâ æèëèùå
104 теория Õàðàêòåðíîå äëÿ àðõèòåêòóðû ñåìèäåñÿòûõ ãîäîâ æèëèùå
104 теория Õàðàêòåðíîå äëÿ àðõèòåêòóðû ñåìèäåñÿòûõ ãîäîâ æèëèùå

Õàðàêòåðíîå äëÿ àðõèòåêòóðû ñåìèäåñÿòûõ ãîäîâ æèëèùå Ãîëëàíäèè: ãàëåðåéíûé ëèôòîâûé äîì ñ ïðèñòðîåííûìè ãàðàæàìè. ã. Òèëáóðã.

Ýòàï ïîâûøåíèÿ âûðàçèòåëüíîñòè èíäóñòðèàëüíîé àðõèòåêòóðû «îáîãàùåíèåì ñèëóýòà», äåêîðèðîâàíèåì ôàñàäà ïåðåæèëè è â Íèäåðëàíäàõ, íî òåïåðü ãîëëàí- äñêèå êîëëåãè ïðîñÿò ñâîèõ ãîñòåé èç Ðîññèè íå çàäåðæèâàòüñÿ äëÿ ôîòîãðàôèðîâàíèÿ ýòîãî êîìïëåêñà â Õåðòîãåíáîñå, Ãîëëàíäèÿ. Ìåæäó òåì, óæå â 1970-å ãã., êîãäà ñòðîèëîñü ïîäîáíîå æèëèùå, â ñòðàíå íà÷èíàëèñü äèñêóññèè î òîì, íàïðèìåð, íàñêîëüêî àêòóàëüíî ïðåäîñòàâëÿòü îäèíî÷êå íå îäíî-, à äâóõêîìíàòíóþ êâàð- òèðó, èáî, ïî øèðîêîìó óáåæäåíèþ, íåãóìàííî çàñòàâëÿòü ÷åëîâåêà ñïàòü â òîé æå êîìíàòå, ãäå îí ïðèíèìàåò ãîñòåé.

Áëîêèðîâàííîå æèëèùå, èñïîëüçóåìîå íûí÷å êàê ñîöèàëüíîå, ìîæåò áûòü âåñüìà ñêðîìíûì ïî ðàçìåðó è àðõèòåêòóðå (ñìîòðè õîòü ñïåðåäè, õîòü ñçàäè), íî èíäèâèäó- àëèçàöèÿ îáëèêà êàæäîé áëîê-êâàðòèðû - ïðèâû÷íîå â ïîñëåäíèå ãîäû ðåøåíèå. Ðåêîìåíäóåìûå Ìèíèñòåðñòâîì æèëèùíîãî ñòðîèòåëüñòâà è ãîðîäñêîãî ðàçâèòèÿ ÑØÀ ïëîùàäè ïîäîáíûõ «òàóíõàóçîâ» òàêîâû: ñ äâóìÿ ñïàëüíÿìè - 79-88 êâ.ì., ñ òðåìÿ ñïàëüíÿìè - 93-112 êâ.ì., à ñ ÷åòûðüìÿ -112-126 êâ.ì. (ïî îòå÷åñòâåííîé êëàññè- ôèêàöèè, ýòî ñîîòâåòñòâåííî òð¸õ-, ÷åòûð¸õ- è ïÿòèêîìíàòíûå áëîê-êâàðòèðû). ã.Áëýêñáóðã, øòàò Âèðäæèíèÿ, ÑØÀ.

гих странах мира, в том числе – в Испании, Португалии, Ирландии, США. А в Греции это единственная форма социального жилища, там нет понятия «социальная аренда», но есть «социальное владение». Отличие от коммерческой ситуации прежнее: часть рас ходов по покупке дома оплачивается из дота ций в форме оплаты земельного участка, первоначального взноса или доли ежемесяч ных платежей по ипотечному кредиту, а часть – самим покупателем.

МИФ ЧЕТВЁРТЫЙ: «ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛИЩА – ЭТО ПРОБЛЕМА ЕГО НЕХВАТКИ, ТО ЕСТЬ ПРОИЗВОДСТВА КАК МОЖНО БОЛЬШЕГО ЧИСЛА ЖИЛИЩ».

Этот миф, особенно в его крупнопанельно домостроительной редакции, на Западе по хоронен усилиями Н. Дж.Хабракена, К.Алек сандера, Д.Тёрнера, Ж.Де Карло, Н.Хамди и других. Не вдаваясь в теоретические истоки мифа и его практические последствия (в Рос сии последние известны как нигде более), констатируем лишь сегодняшнее понимание ситуации. Главная проблема социального жилища не в количестве, хотя оно и важно и не в строи тельстве, хотя, как мы увидели на опыте ев ропейских стран, строить придётся помногу и долго. Главная проблема – это проблема единства экономической, жилищной, градо строительной и социальной политики в дру гих сферах (культуры, образования, пере подготовки кадров, обеспечения занятости и т.п.). Не случайно сегодня социальные заст

ройщики и домовладельцы решают все эти вопросы в комплексе. Создание эффектив ной концепции, программы и самого соци ального жилища без такой комплексности категорически невозможно. Установлено также, что самым социально и экономически эффективным способом соз дания социального жилища является ренова ция деградированных городских жилищ с участием самих городских сообществ и при партнёрстве всех государственных, общест венных и неправительственных сил, а не бю рократизированные подходы и обезличен ные технологии. Считается, что концепция социального жилища как крупномасштабной коммунальной услуги полностью себя диск редитировала, и с 1980 х гг. развиваются так называемые «соучаствующие» адресные под ходы его создания. В США и Европе постоян но появляются всё новые специальные «кор порации застройки», которые совместно с жителями, городскими властями, универ ситетами и другими участниками разрабаты вают индивидуальные, локальные програм мы, сочетающие строительство, реконструк цию, конверсию жилищ и обслуживающей инфраструктуры, экологическое оздоровле ние и благоустройство территорий, создание рабочих мест, борьбу с наркоманией и прес тупностью и т.п. Здесь каждый человек из вестен по имени, и каждый квадратный метр жилищ проектируется как арена развёртыва ния его личной судьбы. Это совсем не похо же на известные нам гигантские стройпло щадки, где среди подъёмных кранов и лю безных сердцу строителя свайных полей от

дельного человека не разглядеть никак. Гол ландия ежегодно пополняет свой жилищный фонд на половину за счёт реновации, рекон струкции и конверсии в старых районах, дру гие страны – примерно на четверть и более. Кстати, этот путь был успешно опробован ещё в XIX веке известным инициатором доб ровольных жилищных движений в Великоб ритании Октавией Хилл, но понадобилось почти полтора века, чтобы вернуться к нему. Как показывает практика, вновь построенное или реконструированное жилище очень быстр деградирует без эффективного мене джмента. Этот фактор считают даже более важным для определения качества жилища и жизни в нём, чем собственно строительство или реконструкцию. Наконец, многие европейские страны, США и Канада всячески подчёркивают переход от эпохи социального «жилищного строитель ства» к эпохе «жилища» и «жилой среды». Что они этим хотят подчеркнуть, думается, понятно и без комментариев.

МИФ ПЯТЫЙ: «ОСНОВНОЙ ПОЛУЧАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛИЩА – СЕМЬИ С ДЕТЬМИ».

Современная демографическая ситуация во всём мире и в нашем отечестве полностью оп ровергает это положение, но инерция очень сильна, мы всё ещё проектируем «спальни родителей», «спальни детей», мечтаем об «игровых комнатах» и других атрибутах жи лища, как нам кажется, типичных. Между тем, согласно данным переписи 2002 г., 48% всех российских домохозяйств просто не имеют

АВ

№6

(87)

2005

105

просто не имеют АВ №6 (87) 2005 105 детей, а среди оставшейся

детей, а среди оставшейся половины – только каждая вторая есть так называемая «нуклеар ная» семья с детьми до 18 лет (их теперь – ед ва четверть от всех). Одиночки составляют 20,5% населения, а семьи из двух человек – 27,7%. Из каждой тысячи россиян 428 чело век никогда не состояли в браке, разведены или овдовели. Уже сегодня 20,5% всех наших сограждан это мужчины и женщины пенси онного возраста, а после 2006 года демогра фы ожидают резкого увеличения их количест ва. Бурно увеличивается доля матерей оди ночек: каждые тринадцать месяцев – на один миллион! Добавим к этому 2,3 миллиона че ловек в России, которые вообще живущих вне дома и вне семьи: в детских домах, ин тернатах, приютах, больницах, тюрьмах и ко лониях, казармах. Учитывая, что все указанные «нетипичные» домохозяйства экономически ослаблены, во всём мире они считаются менее перспектив ными для рынка и более вероятными получа телями социального жилища. Вот они то и составят основной контингент будущих оче редников России. Это потребует ещё осмыс ления на уровне теории социального жили ща, коренного пересмотра его типологии и методов проектирования.

МИФ ШЕСТОЙ: «СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ – ЭТО ВЫНУЖЕННАЯ, ЭКОНОМИЧЕСКИ ЗАТРАТНАЯ МЕРА, ЛИШЬ ОБРЕМЕНЯЮЩАЯ РЫНОК НА ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ЕГО ЭФФЕКТИВНЫХ ФОРМ, А ПОТОМ ПОДАВЛЯЮЩАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ

СТАНЕТ РЕСПЕКТАБЕЛЬНЫМИ КЛИЕНТАМИ РИЭЛТОРСКИХ ФИРМ».

Увы, опыт ни одной страны в мире не подтве рждает этого оптимизма или указывает на его оборотные стороны. Можно определённо говорить лишь о перспективе постепенного повышения доли рыночных механизмов

в обеспечении населения жилищем и ослаб

ления роли социальных. Этот процесс, назы ваемый маркетизацией жилищного сектора, начал проявляться в Европе в середине кон

це 1970 х гг., то есть через тридцать лет реа лизации крупномасштабных и успешных жи лищных программ. Но чрезмерная надежда на «саморегулиро вание» и ослабление внимания к социаль ным программам тут же проявляются в кри зисном явлении, с которым вот вот познако мимся и мы – речь идёт о кризисе экономи ческой доступности. Это когда жилищ много, а доступных по цене не хватает, доля жилищ ных расходов семей слишком велика (до 50% доходов и выше). Такова ситуация

в США, где более 13,7 миллиона домохо

зяйств (около 42 миллионов человек) с тру доспособными, постоянно работающими, квалифицированными членами нуждаются

в помощи, которой не получают.

Поскольку, во первых, дифференциация на селения по доходам сохраняется в рыночной экономике всегда, а в тех немногих странах, которые, подобно России, приняли плоскую шкалу налогообложения, она многократно усугублена; поскольку, во вторых, жилище имеет свойство постоянно дорожать, то нет никаких оснований считать социальное жи

Ïðèìåð ñîöèàëüíîãî æèëèùà, âîññîçäàííîãî ïî ïðîãðàììå «ðåâèòàëèçàöèè ñîñåäñòâà» â ðåæèìå ñîó÷àñòèÿ æèòåëåé íà âñåõ ýòàïàõ ðàáîòû, ñèëàìè ìåñòíîé áåñïðèáûëüíîé Êîðïîðàöèè ðàçâèòèÿ òåð- ðèòîðèàëüíîãî ñîîáùåñòâà íà ñðåäñòâà ôåäåðàëü- íîãî ãðàíòà. Íà ôîòî íå ðàçãëÿäåòü, ÷òî àðõèòåêòóð- íàÿ çàäà÷à áûëà çäåñü íå ãëàâíîé: â ðåçóëüòàòå ðå- êîíñòðóêöèè ñìîãëè ïðåîäîëåòü ôèçè÷åñêóþ è ñî- öèàëüíóþ èçîëÿöèþ êâàðòàëà îò îñòàëüíîãî ãîðîäñ- êîãî ñîîáùåñòâà. Ïðîãðàììà ðåêîíñòðóêöèè âêëþ- ÷àëà (òî åñòü îðãàíèçîâûâàëà è îïëà÷èâàëà), ïîìè- ìî ìàòåðèàëüíî-ïðîñòðàíñòâåííûõ, è äðóãèå àñïåê- òû: îáó÷åíèå, ïðîôåññèîíàëüíóþ ïåðåïîäãîòîâêó è òðóäîóñòðîéñòâî æèòåëåé. ã.Ðîàíîê, øòàò Âèðäæèíèÿ, ÑØÀ.

106

теория

106 теория Àâòîð íå ìîæåò óòâåðæäàòü, ÷òî ýòîò èçÿùíûé ïî àð-

Àâòîð íå ìîæåò óòâåðæäàòü, ÷òî ýòîò èçÿùíûé ïî àð- õèòåêòóðå ïîïàðíî áëîêèðîâàííûé äîì-ìîñò, ïåðå- êèíóòûé íàä êðîøå÷íûì ðó÷ü¸ì, - íåïðåìåííî ñîöè- àëüíîå æèëèùå (âîçìîæíî, ýòî ñòîïðîöåíòíàÿ ðû- íî÷íàÿ ñîáñòâåííîñòü). Íî åñëè, âñ¸ òàêè, ïðàâèëü- íûì îêàæåòñÿ ïåðâîå, òî ýòî íèêîãî çäåñü, â Ãîëëàí- äèè, íå óäèâèò. Ãîëëàíäñêèå àðõèòåêòîðû íîâîãî ïî- êîëåíèÿ ñîöèàëüíîãî æèëèùà áîëåå íå îçàáî÷åíû ñòàíäàðòèçàöèåé, ñòðîãèì äåìîãðàôè÷åñêèì àäðå- ñîâàíèåì æèëèù, ôóíêöèîíàëüíîé îáîñíîâàí- íîñòüþ ðàçìåðîâ ïîìåùåíèé (çà ïðåäåëàìè ìèíè- ìóìà ýòî òåðÿåò âñÿêèé ñìûñë), îòâåðãíóòû êîíöåï- öèè «óñðåäí¸ííîé òèïîëîãèè äîìîõîçÿéñòâ», ïðè- âÿçêè ê îáðàçó æèçíè, àíàëèçà ïðîöåññîâ æèçíåäåÿ- òåëüíîñòè. Íàïðîòèâ, ëîçóíãè äíÿ: «ñîöèàëüíî-äå- ìîãðàôè÷åñêàÿ óíèâåðñàëüíîñòü», «ýêñïëóàòàöèîí- íàÿ ãèáêîñòü», «ôóíêöèîíàëüíàÿ àäàïòèðóåìîñòü», àðõèòåêòóðíàÿ èíäèâèäóàëüíîñòü, ïðîåêòèðîâàíèå «ïî ìåñòó». ã.Àììåðñôîðò, Íèäåðëàíäû.

лище приметой лишь переходного периода или периода борьбы с бедностью и форми рования среднего класса в западном смысле слова. К тому же, сегодня широко распрост ранена теория «человеческого капитала», ко торая рассматривает вложение средств в лю бое жилище, в первую очередь в социаль ное, равно как и в образование, здравоох ранение, культуру, – как важнейшие ресурсы развития человека. А концепция Х.Стреттона рассматривает жилище как центральный со циальный и экономический компонент «до машнего сектора экономики», снабжающего два других (частный и общественный) произ водительным трудом; его развитие экономи чески выгодно, а деградация чревата потеря ми. Оценка социального жилища только с точки зрения затрат на него или негативно го влияния на экономическую активность коммерческой подсистемы считается чрез мерно зауженной и необъективной.

МИФ СЕДЬМОЙ: «СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ ДОЛЖНО СООТВЕТСТВОВАТЬ ЛИШЬ МИНИМАЛЬНОМУ УРОВНЮ КАЧЕСТВА».

Как об этом пишет известный американский архитектор и автор книг о социальном жили ще С.Дэвис, «заблуждение заключается в том, что посильное жилище (К – америка нский синоним социального) не должно пре вышать минимального стандарта. Ему следу ет быть основательным, безопасным и чис тым – но не более того. То, что оно должно отвечать культурным и психологическим пот ребностям своих обитателей или иметь каче

ство и удобства рыночного жилища, часто воспринимается как неоправданная трата де нег, особенно, если жилище субсидируемое. Эта пренебрежительная установка привела

к строительству такого жилища, которое бес честит и дискриминирует его жителей, отри цает их достоинство и человечность. Она по губила общественно поддерживаемое жили ще (К – в США)»?. На протяжении полутора веков своей исто рии социальное жилище эволюционировало

в направлении от жёстко фиксированных

стандартов качества (его размеров, оборудо вания, стоимости) к нормированию диапазо нами «от… и до…», затем – к приданию нор мам рекомендательного характера, и, нако нец, к отказу от регламентации стоимости и размеров вообще, как это сделали, напри мер, в Великобритании ещё в 1981 году. С точки зрения уровня комфорта, предостав ляемого социальным жилищем, его развитие связано с постепенным переходом от стан

дартов так называемого «минимального» жилища (1920 1930 е гг.) к стандартам «дос тойного» жилища (1970 е гг.), приближаю щимся к культурным нормам различных групп населения. Общепризнанно, что жёст кость и качественный уровень стандартов есть функция не только экономических воз можностей страны, но и политической воли, господствующих идеологических и профес сиональных установок по отношению к соци альному жилищу. И сегодня этот уровень

в Европе настолько высок, что люди предпо читают правдами и неправдами оставаться

в социальном жилище, когда в результате

жилище, когда в результате АВ №6 (87) 2005 107 Ïðèìåðû îòíîøåíèÿ ê
жилище, когда в результате АВ №6 (87) 2005 107 Ïðèìåðû îòíîøåíèÿ ê

АВ

№6

(87)

2005

107

когда в результате АВ №6 (87) 2005 107 Ïðèìåðû îòíîøåíèÿ ê ñîöèàëüíîìó

Ïðèìåðû îòíîøåíèÿ ê ñîöèàëüíîìó ïðåèìóùåñòâåííî æèëèùó êàê æèëîé ñðåäå. ã. Àììåðñôîðò, Ãîëëàíäèÿ (ôîòî ñëåâà è â öåíòðå).

Ýòîò ïîïàðíî áëîêèðîâàííûé ñîöèàëüíûé äîì (ïî àìåðèêàíñêîé êëàññèôèêàöèè - «äóïëåêñ») ìîæåò áûòü çàíÿò äîìîõîçÿéñòâîì, ñîñòîÿùèì èç äâóõ ðîäñòâåííûõ ñåìåé, èëè äâóìÿ íåçàâèñèìûìè äîìîõîçÿéñòâàìè. Òàêèå òèïû äîìîâ ìîãóò èñïîëüçîâàòüñÿ è êàê ðûíî÷íûå: ñåìüÿ ïîêóïàåò ñïàðåííûé áëîê, çàíèìàåò åãî ïîëîâè- íó, à âòîðóþ - ñäà¸ò â àðåíäó íà âðåìÿ, ïîêà ïîâçðîñëåâøåìó è âñòóïèâøåìó â áðàê ðåá¸íêó íå ïîíàäîáèòñÿ æèëïëîùàäü. Ýòî, â ÷àñòíîñòè, è èìåþò â âèäó, êîãäà ãîâîðÿò îá ýêñïëóàòàöèîííîé è ðûíî÷íîé ãèáêîñòè ñòðîÿùåéñÿ íåäâèæèìîñòè. ã.Âèëüÿìñáóðã, øòàò Âèðäæèíèÿ, ÑØÀ.

роста доходов формально теряют на него право. В ряде европейских стран даже ис пользуют специальный механизм для вытес нения ставших незаконными арендаторов из социального фонда – так называемый «рент ный налог».

МИФ ВОСЬМОЙ: «СТАНДАРТИЗАЦИЯ, ТИПОВОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СБОРНЫЙ ЖЕЛЕЗОБЕТОН – ЛУЧШИЕ СПОСОБЫ СОЗДАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛИЩА КАК БОЛЕЕ БЫСТРЫЕ И ДЕШЁВЫЕ».

Этот миф развенчивает вся зарубежная и оте чественная практика жилищного строительства второй половины ХХ века, что признаёт боль шинство профессионалов, и можно было бы не останавливаться на нём, если бы не одно обстоятельство. Вместе с «водой» панельного железобетона выплёскивают и «ребёнка» ин дустриальности. Между тем, мало кто из специалистов во всём мире сомневается, что будущее за ин дустриальным строительством, но в его тех нологически новых формах, обеспечиваю щих не только удешевление, скорость и масштабы, но и: высокое потребительское качество; экологическую «устойчивость»; гибкость, вариантность и адаптируемость жилищ в строительстве и эксплуатации; воз можность индивидуализации каждого про екта не только по форме, но и по содержа нию, в том числе, с участием будущих жите лей; лёгкость утилизации по истечению срока износа; многофункциональность и так назы ваемое «второе использование» и ряд других

непременных качеств. Такие технологии, с широким привлечением компьютеров, ме няющие привычные представления об уни фикации и методике рационального проек тирования, уже существуют и активно разви ваются. Их поиск и внедрение в программы социального жилища – один из приоритетов Министерства жилищного строительства и городского развития США (HUD). Доля инду стриально возводимого жилища по сравне нию с ремесленным растёт во всех экономи чески развитых странах.

МИФ ДЕВЯТЫЙ: «РОЛЬ АРХИТЕКТОРА В СОЦИАЛЬНОМ ЖИЛИЩЕ НЕВЕЛИКА, А СОЦИАЛЬНАЯ АРХИТЕКТУРА НЕ МОЖЕТ СОПЕРНИЧАТЬ ПО КАЧЕСТВУ С КОММЕРЧЕСКОЙ».

Оставим индивидуальному вкусу каждого из нас оценивать качество той или иной архи тектуры и право выбирать между чувством жгучего стыда за кондитерскую безвкусицу элитных зиккуратов и чувством тоски от со зерцания дотируемых «коробок» в случае не удачи архитектора. Успех и там, и здесь дан ную проблему снимает. А вот о роли архитектора можно и поспорить. По данным С.Дэвиса качество и стоимость со циального жилища на 70% задаётся архитек тором и лишь на оставшиеся 30% – другими обстоятельствами (технологической дисцип линой, квалификацией рабочих и т.п.). Клиент рынка менее зависим и от первого фак тора, и от второго: у него есть свобода отказать ся от неприемлемого проектно строительного продукта и реализовать свою свободу в проце

дуре выбора (хотя и не беспредельного). Оче редник жилищной ассоциации или муниципа литета такой возможности часто лишён и

в большей мере является заложником архитек

тора. Жизнь многих рыночных клиентов разно образнее: питание в ресторанах, пикник на при

роде, отдых в загородном доме, оздоровитель ные комплексы, отпуск на море. Для обитателя социального жилища его дом – и ресторан, и дача, и фитнесс центр, и Канары. Расширить возможность выбора, разнообразить жизнь че ловека здесь несравненно важнее, не только для него, но и для общества в целом. А создаёт эти возможности архитектор, опирающийся на гуманную концепцию социального жилища, продвинутую систему нормирования и совре менную жилищную политику.

Подведём итог. Удалось ли автору полностью развенчать распространённые среди части российских коллег некоторые устаревшие представления о социальном жилище? В краткой статье это едва ли возможно. Но если у кого то зародились сомнения в пра вильности некоторых хронологически совре менных, а по сути архаичных российских подходов к этой сфере жилищного рынка, автор испытает большое удовлетворение. Отечественная архитектура очень нуждается

в людях, способных разрабатывать и разви

вать собственную концепцию социального жилища, соответствующую современным де мократическим и рыночным принципам, то есть в людях информированных и способных преодолевать доставшиеся нам в наследство стереотипы.