Вы находитесь на странице: 1из 16

1

ЛЕКЦИЯ 10
Распространение импульсов в слабонелинейных
керровских средах

При учете дисперсии групповой скорости первого порядка


эволюция огибающей импульса с плоским волновым фронтом
описывается уравнением (9.25):

∂u i sgn( β 2 ) ∂ 2u i −α z
+ = e | u |2 u;
∂z 2 LD ∂τ 2
LNL
(10.1)
 1 β2 f 0
sgn( β 2 ) = 
 −1 β 2 p 0

Здесь
T0 1
LD = , LNL = (10.2)
| β2 | γ P0

- параметры, определяющие протяженность среды, на


которой дисперсионные или нелинейные эффекты оказывают
ощутимое влияние на проходящий световой импульс.

Четыре режима распространения импульсов. В


зависимости от соотношения между протяженностью среды
L и характерными длинами LD , LNL возможны четыре вида
режимов распространения импульса:

1. Режим пассивного распространения:

L << LD , LNL (10.3)

В этом случае ни дисперсионные, ни линейные эффекты не


оказывают существенного влияния на эволюцию импульса.
Действительно, если импульс достаточно гладкий, так что
∂ 2u / ∂τ 2 : 1 , то при данных соотношениях между длинами
можно пренебречь обоими членами в правой части уравнения
(1). В результате u ( z,τ ) = u (0,τ ) , т.е. импульс сохраняет свою
форму. Среда (в качестве которой может выступать,
например, оптическое волокно) играет пассивную роль
простого передатчика световых импульсов, за исключением
уменьшения энергии импульсов за счет оптических потерь.
2

Этот режим пригоден для оптической связи. В таких


системах обычно длина L ~ 50 км, поэтому для выполнения
условия (3) дисперсионная и нелинейная длины должны
составлять величину LD , LNL ~ 500 км для хорошей передачи
импульсов. Исходя из этих условий можно оценить,
требуемые значения длительности импульса Т0 и его
начальной пиковой мощности Р0. При типичных для
световода условиях

λ = 1,55 мкм, | β2|=20 пс2/ км, γ ; 20 Вт-1км-1 (10.4)

дисперсионные и нелинейные эффекты пренебрежимо малы


на линии передачи L ≤ 50 км, если T0 ≥ 100 пс и P0 ≤ 0,1 млВт.

2. Режим дисперсии групповой скорости (ДГС). Он


осуществляется при условиях

L << LNL , L ≥ LD (10.5)

В этом случае можно пренебречь последним членом в правой


части уравнения (1) по сравнению с двумя другими членами
этого уравнения. Тогда эволюция импульса определяется
только эффектом ДГС, а нелинейные эффекты играют
относительно малую роль. Режим с преобладающей ролью
дисперсии имеет место всегда, если параметры импульса и
среды удовлетворяют условию

LD γ P0T02
= =1 (10.6)
LNL | β2 |

В условиях (4) в режиме ДГС импульс длительностью T0 : 1


пс будет распространяться в тех случаях, когда его пиковая
мощность на входе в световод не превышает одного ватта.

3. Режим фазовой самомодуляции импульса (ФСМ). Он


осуществляется в условиях, альтернативных условиям (5)(6),
т.е.

L << LD , L ≥ LNL (10.7)

LD γ P0T02
= ? 1 (10.8)
LNL | β2 |
3

В этом случае для достаточно гладких импульсов ( ∂ 2u / ∂τ 2 : 1 ) в


уравнении (1) можно пренебречь дисперсионным членом.
Следовательно, на эволюцию импульса будет оказывать
ощутимое влияние только нелинейность среды. Чем больше
протяженность импульса, тем проще удовлетворить условию
(8). Для относительно широких импульсов T0 > 100 пс оно
выполняется для импульсов с пиковой мощностью на входе,
превышающей один ватт. Существенно отметить, что даже
при выполнении условий (7),(8) влияние дисперсии может
оказаться значимым, если импульс имеет достаточно крутые
фронты ( ∂ 2u / ∂τ 2 ? 1 ).

4. Режим совместного влияния ДГС и ФСМ. Он


осуществляется если длина среды меньше или порядка
одновременно и LD , и LNL :

L ≤ LD , LNL (10.9)

В области отрицательной дисперсии β 2 < 0 совместное


действие дисперсии и нелинейности могут приводить к
взаимной компенсации друг друга, т.е. образованию
оптического солитона – светового импульса,
распространяющегося в нелинейной среде без изменения
своей формы и спектра. В области нормальной дисперсии β 2
> 0 эффекты ДГС и ФСМ можно использовать для сжатия
импульсов.

Дисперсионное уширение импульсов

В силу условий (5), пренебрежем в уравнении (9.21)


нелинейным членом. В результате эволюция огибающей
импульса буде описываться уравнением:

∂u β 2 ∂ 2u
i = ; T = t − β1 z (10.10)
∂z 2 ∂T 2

Будем решать его при помощи преобразования Фурье,


полагая


∫ u%( z, ω )e
− iωτ
u ( z, T ) = (10.11)
−∞

4

Взяв преобразование Фурье уравнения (10), получаем

∂u% β 2ω 2
i =− u% (10.12)
∂z 2

Решение (12)
1
iβ 2ω 2 z
( z, ω ) = u%
u% (0, ω )e 2 (10.13)

Выражение (13) показывает, что ДГС изменяет фазу в


каждой спектральной компоненте импульса на величину,
зависящую от частоты и длины распространения. Хотя такие
изменения не влияют на спектр импульса (определяемый
величинами | u%( z, ω ) |), они могут изменить форму импульса.
Подставляя (13) в (11), получаем общее решение уравнения
(10)
∞ i
β 2ω 2 z −iωT dω
u ( z, T ) = ∫ u%
(0, ω )e 2 (10.13)
−∞

где u%(0, ω ) - преобразование Фурье импульса на входе в среду:


∫ u%(0, ω )e
iωT
(0, T ) =
u% dT (10.14)
−∞

Для простоты рассмотрим случай гауссова импульса,


имеющего на входе в среду вид
T
u (0, T ) = exp(− ) (10.15)
2T0

где Т0 – полуширина импульса, определяемая по уровню


интенсивности в 1/e раз от ее максимального значения. На
практике чаще используют величину полуширины импульса
T%
0 , определяемую по уровню половины от максимальной

интенсивности:

T%
0 = 2 ln 2T0 ≅ 1, 665T0 (10.16)

Используя (13)-(15) и произведя интегрирование, находим


приведенную амплитуду импульса на расстоянии z от входа в
диспергирующей среду:
5

1  T2 
u ( z, T ) = exp  − 2 =
 2T0 ( 1 − i ( β2 / T0 ) z ) 
2
1 − i ( β 2 / T02 ) z

1  T 2 ( 1 + i ( β 2 / T02 ) z ) 
exp  − 2 =
 2T0 ( 1 + ( β 2 / T0 ) z ) 
2 2 2
1 − i ( β 2 / T02 ) z

1  T2   iT 2 ( ( β 2 / T02 ) z ) 
exp  − 2  exp  − 2 
 2T0 ( 1 + ( β 2 / T0 ) z )   2T0 ( 1 + ( β2 / T0 ) z ) 
2 2 2 2 2 2
1 − i ( β 2 / T02 ) z
(10.17)

Таким образом, гауссовский импульс сохраняет свою форму,


но его длительность монотонно увеличивается

z2
T1 = T1 ( z ) = T0 1 + (10.18)
L2D

Таким образом, ДГС приводит к расплыванию импульса.


Скорость расплывания определяется дисперсионной длиной
LD . При определенной длине световода более короткий
импульс расплывается быстрее, т.к. его дисперсионная
длина меньше. При z = LD гауссовский импульс уширяется в
2
2 раз. На рисунке показана величина | u ( z, T ) | при трех
длинах z = 0,

2 LD , 4 LD , что демонстрирует степень дисперсионного


уширения гауссовского импульса.

Перепишем последнее из выражений (17) в виде


6

u ( z, T ) =| u ( z , T ) | eiφ z ;
  (10.19)
sgn( β 2 )  z / LD T2
φ = φ ( z, T ) = − − tg ( D)
z / L
2  ( 1 + z 2 / L2 ) 2 T02 
 D 

Зависимость фазы комплексной амплитуды от времени


означает, что мгновенная частота импульса отлична от
несущей частоты ω0. Разница частот δω («чирп» импульса)
определяется производной мгновенного значения фазы по
времени:

∂φ z / LD T
δω = − = sgn( β 2 ) (10.20)
∂T ( 1 + z 2 / L2 )
2
T02
D

(знак «-» перед производной соответствует положительно


частотной части поля, для которой зависимость от времени
определяется величиной e−iωt ).

Выражение (20) показывает, что мгновенная частота


меняется линейно по импульсу. Этот случай называется
линейной частотной модуляцией или линейным чирпом .
Частотная модуляция зависит от знака дисперсии. В области
нормальной дисперсии ( β 2 > 0) на переднем фронте ( T < 0)
происходит сдвиг в красную область δω < 0, а на заднем
фронте ( T > 0) – сдвиг в синюю область δω > 0. В области
аномальной ( β 2 < 0) дисперсии имеет место
противоположная ситуация: на переднем фронте мгновенная
частота сдвигается в синюю область δω > 0, а на заднем – в
красную δω < 0 . В обоих случаях сдвиг частоты по импульсу
происходит таким образом, что на переднем фронте
оказываются более быстрые частоты, а на заднем фронте –
более медленные. В результате при любом виде дисперсии
происходит расплывание импульса.
7

Положительный чирп импульса.

При отсутствии частотной модуляции на входе в среду


φ (0, T ) = 0 для данной величины дисперсионной длины LD
импульс расплывается одинаково как при положительной,
так и при отрицательной дисперсии. Ситуация меняется,
если на входе в среду импульс обладал некоторой частотной
модуляцией:

 1 + iC T 
u (0, T ) = exp  −  (10.21)
 2 T0 

В этом случае амплитуда импульса на расстоянии z от входа


в среду дается выражением

1  T 2 (1 + iC ) 
u ( z, T ) = exp  − 2  (10.22)
 2T0 ( 1 − i ( β2 / T0 )(1 + iC ) z ) 
2
1 − i ( β 2 / T02 )(1 + iC ) z

Из которого следует, что длительность импульса на


расстоянии z равна
1/ 2
 sgn( β )Cz  2 z 2 
T1 = T1 ( z ) = T0  1 + 2
 + 2  (10.23)
 L D  LD 

Таким образом, характер уширения импульса зависит от


знака дисперсии β 2 и величины начальной частотной
модуляции (С). При β 2 С > 0 импульс монотонно уширяется.
При β 2 С < 0 импульс сначала сжимается. В этом случае
минимальная длительность достигается на расстоянии
|C |
zmin = LD (10.24)
1+ C2
8

и составляет величину
T0
Tmin = (10.24)
1+ C2

Рисунок демонстрирует изменение ширины импульса в


процессе его распространения в диспергирующей среде при
различных значениях начальной частотной модуляции.

В общем случае дисперсионное уширение чувствительно к


крутизне фронтов импульса. Чтобы рассмотреть это влияние
можно использовать представление импульса в
супергауссовской форме:

 1 + iC  T  2 m 
u (0, T ) = exp  −    (10.25)
 2  T0  
 

где параметр m определяет степень крутизны фронта.


Случай m =1 отвечает гауссовскому импульсу с частотной
модуляцией. При больших значениях m форма импульса
приближается к прямоугольной. Заметим, что импульсы
полупроводникового лазера не могут быть
аппроксимированы гауссовской формой с m = 1.

На рисунке показаны формы импульсов в точках z =0, LD и 2


LD в случае супергауссовского импульса (m =3) без
частотной модуляции (С =0). Видно, что в отличие от
гауссова импульса, супергауссовский импульс не только
уширяется, но и видоизменяет свою форму.
9

Существенно отметить, что гауссовый импульс сохраняет


свою форму только в случае линейной дисперсии. Дисперсия
более высокого порядка (например, β3 ) приводит к искажению
формы огибающей импульса.

На рисунке сплошная линия соответствует случаю, когда


несущая частота точно соответствует нулевой линейной
дисперсии: λ0 = λD ; β2 = 0 . Пунктирной линией показан эффект
малой линейной дисперсии β 2 , когда λ0 и λD точно не
совпадают ( β 2 ≠ 0 ).

Эволюция супергауссовского импульса ( m =3) без частотной


модуляции (С =0) в случае β 2 = 0 и β3 >0:
10

Осцилляции на заднем фронте импульса появляются под


действием дисперсии второго порядка.

Фазовая самомодуляция импульсов (ФСМ)

Поскольку этот эффект обусловлен зависимостью


показателя преломления от интенсивности световой волны,
он, в известной степени, является аналогом явления
самофокусировки. Эффект ФСМ ведет к спектральному
уширению оптических импульсов.

Пренебрегая в уравнении (1) дисперсионным членом,


получаем
∂u i −α z
= e | u |2 u (10.26)
∂z LNL

Решение (26) имеет вид

u ( z, T ) = u (0, T )eiφNL ( z ,T ) ;
2 z 1 (10.27)
φNL = u (0, T ) eff ; zeff = 1 − e −α z  
α →0
→z
LNL α

Из (27)следует, что ФСМ вызывает набег фазы, зависящий от


интенсивности, тогда как форма импульса, определяемая
u (0, T ) , остается неизменной. Максимальный набег фазы
возникает в центре импульса при Т = 0. Поскольку
| u (0, 0) |= 1

zeff
φmax = φNL (0, 0) = = γ P0 zeff (10.28)
LNL
11

Согласно (28) физический смысл длины нелинейности LNL


состоит в том, что при zeff = LNL максимальный набег фазы
равен единице φmax = 1. Для оптического волокна с типичным
значением γ ; 20 Вт-1км-1 в видимом диапазоне LNL = 50 м при
мощности Р0 = 1 Вт и уменьшается обратно пропорционально
с увеличением мощности.

Вследствие зависимости φNL от времени возникает сдвиг


несущей частоты по импульсу (чирп):

∂φNL ∂ | u (0, T ) |2 zeff


δω = − =− (10.29)
∂T ∂T LNL

В данном случае чирп является нелинейным и растет по


величине с длиной распространения (ср. (20)). Другими
словами, генерация новых частотных компонент происходит
непрерывно по мере распространения импульса, вызывая
расширение спектра по отношению к его начальной ширине
при z =0.

Степень спектрального уширения зависит от формы


импульса. Для примера рассмотрим супергауссовский
импульс (25):
12

Чирп, возникающий вследствие ФСМ, имеет несколько


интересных особенностей. Во-первых, он отрицателен на
переднем фронте (красное смещение) и положителен на
заднем фронте (синее смещение). Во-вторых, для гауссова
импульса чирп линейно растет в широкой центральной
области импульса. В- третьих, частотная модуляция
значительно больше для импульсов с крутыми фронтами. В –
четвертых, для супергауссовского импульса чирп появляется
только на его склонах, и не имеет линейного участка.

Спектр импульса можно получить, взяв преобразование


Фурье от выражения | u ( z, T ) (27):
∞ 2

∫ u (0, T ) exp [ iφ ( z, T ) + i (ω − ω0 )T ] dT
2
S (ω ) = u%
( z, ω ) = NL (10.30)
−∞

Наиболее интересной особенностью спектрального


уширения, вызываемого ФСМ, является осциллирующая
структура в центральной части спектра. Как правило, спектр
состоит из многих пиков, из которых крайние – наиболее
интенсивны. Число пиков М линейно зависит от φmax и
приближенно определяется выражением:

 1
φmax ;  M −  π (10.31)
 2

На рисунках представлены ФСМ – спектры для гауссова


импульса:

Теоретический расчет
13

Экспериментальное определение

На спектрах указаны максимальные набеги фазы φmax , соответствующие


пику импульса.

Сравнение ФСМ – уширения спектров для случаев Гауссова и


супергауссовского импульсов без начальной модуляции при
пиковой мощности, соответствующей φmax =4.5 π. Начальный
спектр расположен на несущей частоте ν 0 = ω0 / 2π
14

Влияние дисперсии групповой скорости.

Рассмотренные эффекты ФСМ реально описывают


распространение только достаточно длинных импульсов (Т0
> 100 пс), для которых дисперсионная длина LD много
больше длины световода L и нелинейной длины LNL . С
укорочением импульсов дисперсионная длина становится
сравнимой с длиной световода, что приводит к
необходимости рассматривать совместное действие
эффектов ДГС и ФСМ.

Перепишем уравнение (1) в виде

∂u sgn( β 2 ) ∂ 2u
i = − N 2 e −α z | u |2 u;
∂ξ 2 LD ∂τ 2

(10.32)
z T
ξ≡ , τ=
LD T0

Параметр N вводится следующим образом:

LD γ P0T02
N≡ = (10.33)
LNL | β2 |

Практическое значение параметра N (33) состоит в том, что


решение уравнения (32) полученное при определенном
значении N, можно применить во многих ситуациях,
используя изменение масштаба. Например, если N =1 при Т0
= 1 пс, Р0 = 1мВт, то вычисленные результаты хорошо
применимы к случаю Т0 = 10 пс и Р0 = 10 мВт или Т0 = 0,1 пс,
Р0 =100Вт. Как следует из уравнения (32), величина N
определяет относительное влияние эффектов ДГС и ФСМ на
эволюцию импульса. При N << 1 преобладает дисперсия, а
при N >> 1 , наоборот, доминирует ФСМ. Если N ~ 1, то оба
эффекта играют одинаково важную роль в процессе
эволюции импульса.

На рисунке представлена эволюция формы импульса и его


спектра в случае начальной гауссовой формы без частотной
15

модуляции в области нормальной дисперсии световода β 2 > 0


при N =1 и α =0.

Импульс уширяется значительно быстрее, чем в отсутствие


эффекта ФСМ (т.е. при N =0). Это объясняется тем, что
чирпы, обусловленные обоими эффектами имеют один и тот
же знак, т.е. смещение несущей частоты, обуславливающее
дисперсионное расплывание импульса увеличивается за
счет ФСМ –чирпа.

Ситуация кардинально меняется в области аномальной


дисперсии, в которой знаки ДГС –чирпа и ФСМ -чирпа
противоположны.
16

Импульс сначала несколько уширяется со скоростью много


меньшей, чес при дисперсионном расплывании (без ФСМ), а
затем приходит к стационарному состоянию при z > 4 LD . В то
же время спектр импульса сужается, а не расширяется, как в
случае только ФСМ без ДГС. Описанная ситуация
соответствует эволюции солитона: начальное уширение
гауссова импульса обусловлено тем, что солитон имеет
негауссову форму. Если же начальный импульс имеет форму
гиперболического секанса
1
u (0, T ) = (10.34)
c h ( T / T0 )

то ни форма импульса, ни его спектр не изменяются при


распространении.