Вы находитесь на странице: 1из 123

P. Л.

Грегори
R. L. Gregory

THE INTELLIGENT EYE РАЗУМНЫЙ ГЛАЗ


Wiedenfeld and Nicolson
London, 1970

Перевод с английского
А. И. Когана

Издание второе

Москва · 2003
УРСС
ББК 22.6, 28.7, 88

Оглавление
Грегори Ричард Лэнгтон
240с., От переводчика б
Разумный глаз: Пер с англ. Изд. 2-е. — М.: Едиториал УРСС, 2003.
цв. вкл. Предисловие к первому русскому изданию 8
ISBN 5-354-00342-3
1. Предметы и изображения 11
Автор книги -- профессор бионики Эдинбургского университета, один
из крупнейших в мире специалистов по психологии зрения. Отвечая на вопрос, 2. Странные свойства картин 42
«каким образом мозг извлекает сведения о внешнем мире из некоторого узора
пятен света на сетчатке глаза», Р.Л.Грегори компетентно и увлекательно рас- 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры . . 49
сказывает о связях между важнейшими факторами восприятия, о сложнейшем
многогранном процессе зрительного мышления. 4. Фигуры, содержащие искажения формы 87
Текст богато иллюстрирован рисунками, которые позволяют читателю
5. Масштабы вселенной 116
самостоятельно проверить многие факты. Предмет освещается с различных, часто
неожиданных сторон, и потому книга представляет интерес для широкого круга 6. Рисование на плоскости 131
читателей и в особенности для тех, кто интересуется психологией, физиологией,
искусствоведением, языкознанием, астрономией, техникой. 7. Рисование в трехмерном пространстве 155

8. Картины, символы, мысль и язык 169

9. Зримая суть вещей 195

Приложение 1. Стереопроекция и рисование в трехмерном


пространстве 212

Издательство «Едиториал УРСС». 117312, г. Москва, пр-т 60-летия Октября, 9. Приложение 2. Инструмент для усовершенствования
Лицензия ИД №05175 от 25.06.2001 г. Подписано к печати 19.03.2003 г. изображений 217
Формат 60x90/16. Тираж 5000 экз. Печ. л. 15. Зак. №
Отпечатано в ООО «Арт-диал». 129110, г. Москва, ул. Б. Переяславская, 46. Приложение 3. Указания к выполнению некоторых
из описанных в этой книге экспериментов .... 223

Литература 225

Дополнительный список литературы к русскому изданию 232

ИЗДАТЕЛЬСТВО УРСС
НАУЧНОЙ И УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ISBN 5-354-00342-3

E-mail: URSS@URSS.ru
Каталог изданий
в Internet: http://URSS.ru
Тел./факс: 7 (095) 135-44-23
Тел./факс: 7 (095) 135-42-46 © Едиториал УРСС, 2003
От переводчика

здесь для выработки синтетического взгляда на сущность зритель-


ного мышления. Еще одно очень важное качество: автор, несо-
мненно, относится к читателю с уважением — проблема излагается
От переводчика вполне доступно для неспециалиста и в то же время совершенно
всерьез. Это качество тем ценнее, что встречается не так уж часто.
Рисунки играют в книге весьма значительную «инструмен-
Заголовок книги, понятно, метафоричен: глаз служит разуму, тальную» роль: они служат тем наглядным материалом, который
но сам разумом не обладает. Однако научный термин «зрительное заменяет читателю-неспециалисту недоступный для него лабора-
мышление» не воспринимается специалистами как метафора; дело торный эксперимент. Кроме того, ясный и точный подход автора
в том, что нервный аппарат глаза — часть мозга в самом букваль- к анализу зрительного опыта позволит заинтересованному читате-
ном смысле. «Разумный глаз» видит мир как бы сквозь систему лю обратиться к собственному опыту повседневного зрительного
нервных процессов, непрерывно протекающих в мозгу. Физически восприятия и обнаружить, в частности, что нужно (и можно!)
мир доступных зрению предметов состоит из поверхностей, кото- учиться видеть всю жизнь, открывая новое даже в самых привыч-
рые так или иначе выделяются из среды, например, имеют особую ных вещах.
яркость, форму, цвет. Но для живого существа, обладающего вы- Секрет того, что мы видим предметы там, где они есть, и та-
сокоразвитым зрением, это мир предметов, состоящих из вещей кими, какие они есть, заключается в двух вещах: способности глаза
приятных или страшных, теплых или холодных, съедобных или сообщать мозгу о том, как вещи выглядят, и способности мозга
несъедобных на вид. Разумность глаза — до сих пор во многом обогащать зрительный образ сведениями, приобретенными в опы-
загадочная для науки — в том и состоит, что зрение способно те (в том числе и с помощью других органов чувств). Глаз человека
проникать в невидимую суть видимых вещей. Зрение человеческое разумен еще и потому, что в «сиюминутном» опыте восприятия
иногда позволяет узнать не только биологически важные свойства каждого из нас участвует опыт, накопленный предшествующими
предметов, а и такие их качества, которые вообще недоступны поколениями и переданный — в частности при помощи хорошей
органам чувств, но известны разуму. Именно о том, как это про- книги.
исходит, написана книга, которую вам предстоит прочесть.
Несколько слов об авторе книги. А. Коган
Ричард Лэнггон Грегори — психолог, профессор бионики (на-
уки о техническом применении биологических принципов и ме-
ханизмов), ныне преподает в Эдинбургском университете (ранее
работал в Кембриджском университете и преподавал в трех уни-
верситетах США). Изобрел аппарат для рисования лучом света
в трехмерном пространстве, фотокамеру для съемки астрономи-
ческих объектов (эти изобретения описаны в книге). Помимо
специальных работ, написал широко известную популярную книгу
«Глаз и мозг», переведенную на многие языки (в 1970 году она
вышла на русском языке в изд-ве «Прогресс»).
К счастью для читателей данной книги, интересы ее автора
чрезвычайно разносторонни: психология, физиология, искусство-
ведение, языкознание, астрономия, техника — все привлекается
Предисловие к первому русскому изданию

научными, но «формулируемые» вне языковой, математической


или логической символики. Предполагается, что перцептивные1'
гипотезы возникли задолго до появления речи человека вообще,
Предисловие к первому а именно с зарождением таких форм жизни, которые оказались
способными к активному использованию внешней среды. В не-
русскому изданию котором смысле мы, возможно, видим мир как бы сквозь опыт
восприятия древних биологических видовг. Можно принять, что
внешний мир в наше время во многом остался сходным с древним
Появление этой книги в русском переводе вслед за моей миром, поскольку древний опыт восприятия и поведения полезен
предыдущей книгой «Глаз и мозг» -- чрезвычайно высокая честь и сегодня; но в то же время мир изменился радикально — это сле-
для меня. Я очень благодарен профессору А. Р. Лурия, с которым
дует хотя бы из того, что человек создал такие «предметы», которые
имел удовольствие несколько раз встречаться раньше, за участие нельзя увидеть, и даже такие предметы, которые зрительно вос-
в издании первой книги и доктору А. И. Когану за перевод книги
принимаются не такими, каковы они есть, а как нечто совершенно
«Разумный глаз».
иное. В последнем случае речь идет о картинах. Картины не были
Мне доставляет большую радость мысль о том, что люди,
известны ни одному из биологических видов, предшествовавших
живущие в Советском Союзе, разделяют со мной интерес к про- человеку; это — исключительно человеческое творение.
блемам, которые я попытался рассмотреть в этой книге.
В картине отражены индивидуальные «перцептивные гипо-
Все мы обладаем способностью воспринимать предметы и яв- тезы» художника, и поэтому картина -- окно, через которое мы
ления; все мы стремимся понять то, что видим. «Понимать» — можем заглянуть в интимный мир художнического восприятия
значит видеть вещи определенным образом, но нельзя «видеть» мира. Картина — чрезвычайно странный предмет; в одно и то же
не понимая. В английском языке слово «see — видеть» имеет два
время это и обычный кусок бумаги или холста, покрытый краска-
значения: зрительно воспринимать что-либо и понимать что-либо. ми, и нечто совсем иное — отображение предметов, существующих
Так, например, можно сказать: «I see my wife's hat — Я вижу
в ином пространстве и времени или даже вовсе не существующих.
шляпку, принадлежащую моей жене» и «I see my wife's problem — Картины пробуждают, тасуют и меняют наши представления, наши
Я понимаю, как трудно приходится моей жене». перцептивные гипотезы, с помощью которых мы видим и понима-
Удивительно, как часто в языке встречаются феномены, на- ем мир вещей и событий. Поэтому*— при условии, что восприятие
водящие на мысль об аналогии между языком и мышлением.
действительно сродни построению гипотез, — не удивительно, что
Правда, такие сравнения, как хорошо знают философы, бывают
искусство (которое столь сильно воздействует на эти гипотезы)
обманчивы. Но двоякое употребление слова «видеть» ведет нас во все времена оказывало немалое влияние на людей; недаром
не к обманчивой аналогии; напротив — здесь проявляется глу- искусство всегда считалось близким волшебству. Но в этой книге
бокая связь между восприятием и мышлением, поскольку видеть
я выдвигаю еще и другое предположение — о том, что по совсем
вещи и явления можно лишь в ходе процесса, аналогичного реше-
иной линии искусство сродни науке.
нию задач. Все «сенсорные факты» — ощущения — суть вопросы,
задаваемые мозгу рецепторами, а все восприятия — ответы, иногда *' Восприятие и перцепция — синонимы; раньше употреблялся еще термин
верные, иногда неверные. «апперцепция» — активное восприятие, в отличие от «пассивной перцепции»;
В этой книге я предлагаю рассматривать (а это слово — «рас- автор, однако, считает восприятие всегда активным процессом, связанным с по-
строением гипотез о предметах и явлениях. Эта точка зрения, по-видимому, вполне
сматривать» — тоже имеет двойственный смысл!) наши восприятия
обоснована. — Прим. персе.
внешнего мира как гипотезы, по существу сходные с гипотезами

8
Предисловие к первому русскому изданию

В огромном фонде литературы по изобразительному искусству


удивительно редко встречаются работы психологов и физиологов
о значении искусства для науки. В поисках таких работ приходится
возвращаться чуть ли не к периоду Возрождения; к сожалению,
авторы того времени не имели в своем распоряжении необходимых
фактов, поскольку экспериментальное исследование восприятия
началось значительно позднее. Предметы и изображения
В психологических экспериментах повсеместно используются
именно картины-изображения; это вряд ли правомерно, посколь-
ку — если я прав — любая картина представляет собою перцептив-
ный парадокс. Ведь всякий предмет является самим собой, и только Мы окружены предметами. Всю жизнь мы опознаем, класси-
картины имеют двойную природу, и потому они — единственный фицируем, оцениваем и используем предметы. Наши инструменты,
в своем роде класс парадоксальных объектов. Никто, кроме челове- жилища, оружие, пища — предметы. Почти все, что мы ценим,
ка, не способен создавать (а может быть, и воспринимать) картины чем любуемся, чего пугаемся, по чему скучаем, — предметы. Мы
и любые другие символы. Именно сила, заложенная в символах, привыкли к тому, что предметы (объекты) видны повсюду, и по-
подняла мысль выше чисто биологических пределов, в которых этому, наверное, трудно представить себе, что способность нашего
зарождалось мышление; эта сила все еще до конца не познана. зрения видеть предметы все еще загадочна. Тем не менее это так.
Если верно, что появление картин-изображений привело к В сущности, нашим органам чувств предметы доступны лишь
возникновению формальных символов языка и логики, то мы в очень малой степени. Ведь ощущаются не предметы как тако-
должны благодарить первых художников за то, что их творения вые, а мимолетные зрительные формы, дуновения запахов, разоб-
дали начало науке. А теперь именно наука позволяет нам заглянуть щенные тактильные формы, возникающие при легком контакте
в механику человеческого восприятия, в перцептивные механизмы, объекта с кожей руки, а иногда — болевые уколы, оставляющие
с помощью которых мы видим и понимаем друг друга. при слишком тесном соприкосновении с предметом вещественный
Я уверен, что далеко не все будут согласны с моими выводами, след — царапину. Нашим ощущениям непосредственно доступна
но ведь единогласие гораздо менее важно, чем понимание реально лишь малая часть важных свойств объектов. Эти «важные свойства»
существующих различий во взглядах. Спор вообще стимулирует суть свойства физические, благодаря которым вода сохраняет те-
развитие мысли, не говоря уж о том, что взгляды другого человека кучесть, а мосты — неподвижность; «внутреннее устройство» воды
могут послужить для развития собственных воззрений. Я надеюсь, и моста спрятано от глаз. Если вдуматься, мы полагаемся главным
что мысли, которые я старался выразить и развить в этой книге, образом как раз на такие свойства предметов, которые никогда
послужат исходной точкой для конструктивного спора, в ходе ко- не воздействовали на наши органы чувств непосредственно.
торого мы, все вместе, сумеем увидеть окружающий мир и самих Некогда считалось, что поведение индивида определяется сен-
себя более ясно, а затем, по мере углубления нашей способности сорной информацией — той, которая непосредственно и сиюми-
видеть, полюбим то, что увидим. нутно доступна зрению и другим чувствам. Теперь мы знаем,
что это не так; сенсорная информация недостаточно полна. Она
не полна настолько, что совершенно правомерно ставился вопрос,
^—*-* s* пригодна ли она вообще для руководства поведением, содержит ли
она то, что человеку нужно узнать о предмете, чтобы отнестись

11
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

к нему правильно, то есть чтобы решить задачу поведения по отно- И все же Беркли подводит нас к важной проблеме: как мы
шению к данному объекту. Трудность задачи несомненна, и мозг узнаем то, что нам не дано в ощущениях?
сталкивается с этой задачей постоянно. Оптические изображения, формирующиеся на сетчатке глаз
Получая тончайшие намеки на природу окружающих объек- (ретинальные изображения), представляют собой всего-навсего
тов, мы опознаем эти объекты и действуем, но не столько в соот- световые узоры, которые важны лишь постольку, поскольку могут
ветствии с тем, что непосредственно ощущаем, сколько в согласии быть использованы для узнавания неоптических свойств вещей.
с тем, о чем мы догадываемся. Человек кладет книгу не на «тем- Изображение нельзя съесть, как не может есть и оно само; биоло-
но-коричневое пятно», он кладет ее на стол. Догадка преобразует гически изображения несущественны. Этого нельзя сказать о всей
темно-коричневое пятно, ощущаемое глазами, или твердый край, сенсорной информации вообще. Ведь чувства вкуса и прикоснове-
ощущаемый пальцами, в стол — нечто более значащее, чем лю- ния прямо передают биологически важную информацию: предмет
бое пятно или край. Темно-коричневое пятно пропадает, когда твердый или горячий, съедобный или несъедобный. Эти чувства
мы отворачиваемся, но мы уверены, что стол и книга находятся дают мозгу сведения, насущно необходимые для сохранения жиз-
по-прежнему там же, где были. ни; к тому же значимость такой информации не зависит от того,
Епископ англиканской церкви Джордж Беркли (1684-1753) что представляет собой данный объект как целое. Эта информация
поставил под сомнение утверждение о том, что предметы про- важна и помимо опознания объектов. Возникает ли в руке ощуще-
должают существовать, когда человек их не ощущает, — «ибо ние ожога от пламени спички, от раскаленного утюга или от струи
как можно знать это?» Но чтобы не получилось так, что вещь кипятка, разница невелика — рука отдергивается во всех случаях.
ведет «прерывистый образ жизни», — по выражению Бертрана Главное — ощущается жгучее тепло; именно это ощущение переда-
Рассела, — Беркли вводит Бога: предметы существуют постоянно, ется непосредственно, природа же объекта может быть установлена
потому что Бог постоянно наблюдает за ними. И этот же довод позднее. Реакции такого рода примитивны, субперцептивны; это
Беркли использовал позднее как доказательство существования реакции на физические условия, а не на сам объект. Опозна-
бога. Сомнения Беркли и вывод, к которому он пришел, удачно ние объекта и реагирование на его скрытые свойства появляются
гораздо позже.
отражены в известном шуточном стихотворении Рональда Нокса,
В процессе биологической эволюции первыми возникли, по-
написанном в форме вопроса и ответа:
видимому, чувства, обеспечивающие реакцию именно на такие
Однажды ученый юнец физические условия, которые непосредственно необходимы для
Заметил: «Должно быть, Творец сохранения жизни. Осязание, вкус и восприятие изменения тем-
Был весьма удивлен, пературы должны были возникнуть раньше зрения, так как, чтобы
Обнаружив, что клен воспринять зрительные образы, их нужно истолковать — только
Все растет, хоть безлюден Дворец?» так они могут быть связаны с миром предметов. Необходимость
«О сэр! Удивленью — конец: истолкования требует наличия сложной нервной системы (своего
Я всегда наблюдаю Дворец. рода «мыслителя»), поскольку поведение руководствуется скорее
Для того чтобы клен догадкой о том, что представляют собой объекты, чем прямой
Рос исправно, зелен, сенсорной информацией о них.
Существует Возникает вопрос (похожий на знаменитую задачу: «Что было
Ваш вечно раньше — яйцо или курица?»): предшествовало ли появление глаза
Творец». развитию мозга или наоборот? В самом деле — зачем нужен глаз,

12 13
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

если нет мозга, способного интерпретировать зрительную инфор- дует формы, передвигаясь по ним в течение некоторого времени.
мацию? Но, с другой стороны, зачем нужен мозг, умеющий это Движущийся зонд может передать сигналы не только о двумерных
делать, если нет глаз, способных питать мозг соответствующей формах, с которыми он находится в непосредственном контак-
информацией? те, но и о трехмерных телах. Правда, для этого ему потребуется
Не исключено,что развитие шло по пути преобразования слишком много времени, да кроме того, если исследуемый объ-
примитивной нервной системы, реагирующей на прикосновение, ект — живое существо, зондирование тут же обнаружится, что нам
в зрительную систему, обслуживающую примитивные глаза, по- хорошо известно из собственного опыта ^вспомните ощущение
скольку кожный покров был чувствителен не только к прикоснове- щекотки).
нию, но и к свету. Зрение развилось, вероятно, из реакции на дви- Восприятие тактильных ощущений не опосредовано - - это
жущиеся по поверхности кожи тени — сигнал близкой опасности. прямой способ исследования, и радиус его применения ограничен
Лишь позднее, с возникновением оптической системы, способной необходимостью тесного контакта. Но это значит, что если при-
формировать изображение в глазу, появилось опознание объектов. косновение опознает врага — выбирать тактику поведения неко-
По-видимому, развитие зрения прошло несколько стадий: сна- гда. Необходимо немедленное действие, которое именно поэтому
чала концентрировались светочувствительные клетки, рассеянные не может быть ни утонченным, ни даже просто спланированным.
до этого по поверхности кожи, затем образовались «глазные бока- Глаза же проникают в будущее, потому что сигнализируют об уда-
лы», дно которых было устлано светочувствительными клетками. ленных предметах. Очень вероятно, что мозг — каким мы его
Бокалы постепенно углублялись, вследствие чего возрастала кон- знаем — не мог бы развиться без притока информации об отда-
трастность теней, падающих на дно бокала, стенки которого все ленных объектах, информации, поставляемой другими органами
лучше защищали светочувствительное дно от косых лучей света. чувств, особенно зрением. Как мы увидим далее, глаза нуждаются
Хрусталик же, по-видимому, поначалу представлял собой просто в разуме, чтобы опознать объекты и локализовать их в простран-
прозрачное окно, которое защищало глазной бокал от засорения стве, но разумный мозг вряд ли мог бы возникнуть без глаз.
частицами, плавающими в морской воде — тогдашней постоянной Можно без преувеличения сказать, что глаза освободили нервную
среде обитания живых существ. Эти защитные окна постепен- систему от тирании рефлексов, позволив перейти от реактивного
но утолщались в центре, поскольку это давало количественный к тактическому, планируемому поведению, а в конечном счете
положительный эффект — увеличивало интенсивность освеще- и к абстрактному мышлению. Зрительные представления и теперь
ния светочувствительных клеток, а затем произошел качественный еще властвуют над нами и влекут нас. Попробуем рассмотреть
скачок -- центральное утолщение окна привело к возникновению и понять мир видимых объектов, не ограничиваясь тем, как этот
изображения; так появился настоящий «образотворческий» глаз. мир преподносится нам нашими органами чувств.
Древняя нервная система — анализатор прикосновений — полу- Философы, как правило, принимают к рассмотрению только
чила в свое распоряжение упорядоченный узор световых пятен. ту информацию о мире, которую поставляют человеку его органы
Осязание может передавать сигналы о форме предмета дву- чувств. Иное дело физики —- они оперируют данными, получаемы-
мя совершенно различными способами. Когда предмет находится ми с помощью приборов, регистрирующих и такие свойства окру-
в контакте с обширной поверхностью кожи, сигналы о форме жающего мира, которые до изобретения этих приборов не были
предмета поступают в центральную нервную систему через множе- известны. Так, о радиоволнах и рентгеновских лучах всего сто
ство кожных рецепторов одновременно по множеству параллель- лет назад вообще ничего не знали; их открытие изменило наше
ных нервных волокон. Но сигналы, характеризующие форму, могут мировоззрение, хотя мы и не стали воспринимать эти волны и лучи
передаваться и одним пальцем (или иным зондом), который иссле- непосредственно (сенсорно). С позиций эмпирической философии

14 15
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

это явный парадокс: наука пользуется данными тех «наблюдений»,


которые осуществляются самими приборами, при этом довольно
трудно утверждать, что наши чувства являются единственными
источниками прямого знания.
Поскольку восприятие состоит в том, что из сенсорных данных
извлекаются сведения о не ощущаемых непосредственно характе-
ристиках предметов, нет смысла настаивать, что воспринимаемые
нами представления о предметах, то есть наши основные сведения
о них, свободны от примеси абстракций. Мы не только верим тому,
что видим, но до некоторой степени и видим то, во что верим.
Центральная проблема зрительного восприятия состоит в том,
чтобы узнать, каким образом мозг перерабатывает узоры, ложащи-
еся на сетчатку, в представления о внешних предметах. «Узоры»
в таком смысле чрезвычайно далеки от «предметов». Вместо слов
«характерный, непохожий на другие узор» будем применять спе-
циальный термин — паттерн. Под этим словом здесь разумеется
определенный набор условий, поданных на вход рецептора в про-
странстве и во времени. Но зрение воспринимает нечто гораздо
более значительное, чем паттерн, — предметы, существующие
во времени и пространстве.
Прежде всего попробуем разобраться в том, как предметы
отличаются от того, что их окружает. Проблема станет яснее, если
взглянуть на картинку, изображающую предмет, который нелегко
отыскать. На рис. 1 изображена пятнистая собака, сфотографи-
рованная на таком же пятнистом фоне, - - и отыскать собаку
непросто. Помогают увидеть объект контуры, различия в фактуре
и цвете, но границы предметов часто нерезкие, а различия в цвете
обманчивы. Сходные трудности есть в усвоении речи и музыки. Рис. 1. Сфотографирован пятнистый пес; почти все полутона на фотографии
Слова слышны отдельно одно от другого, хотя физически они утрачены (так бывает видно при лунном свете), и все же нетрудно отличить
не разделены ничем; наоборот, физически произносимые слова пятна на теле собаки от сходных пятен фона. Это возможно потому, что в мозгу
сливаются в речи — аналогично тому, как наползают друг на дру- содержится информация не только о форме собачьего тела, но и о многих
га изображения разных предметов на сетчатке глаза. Отдельные тысячах иных вещей
предметы как-то извлекаются из непрерывных паттернов, форми-
рующихся в «приемнике» — рецепторе. Это важный факт. Он свидетельствует о том, что восприятие не вы-
Хорошо известен зрительный феномен «чередование фигуры и водится просто из паттернов возбуждения на сетчатке. Необходим
фона». На рис. 2 изображено лицо — и в то же время нечто совсем еще какой-то тонкий процесс переработки (интерпретации) даже
иное. Восприятие здесь колеблется между двумя возможностями. на таком элементарном уровне.

16 17
1. Предметы и изображения
1. Предметы и изображения

Феномен чередования свя-


зан с именем датского психо-
лога Эдгара Рубина. Он разра-
ботал простые, но остроумные
Рис. 3. Одна из фигур Рубина. При
штриховые рисунки, изображаю- каждом цикле обращения «фигуры»
щие пару форм; взятая в отдель- в «фон» происходит воспринимаемое,
ности, любая форма восприни- но малозаметное субъективное «пре-
мается как объект, но, посколь- образование» той части рисунка, кото-
ку обе формы разграничены од- рая в данный момент оказывается «фи-
ной и той же линией, происхо- гурой», в ту, что видна как «фон»
дит «соперничество» форм. Ка-
ждая из них поочередно «уходит»
в фон, перестает воспринимать-
ся; в это время другая форма оценен более поздними исследователями. По этому поводу Рубин
становится главенствующим объ- писал:
ектом. Этот самопроизвольный «Когда происходит перевертывание фигуры и фона, на-
цикл чередования фигур и фона блюдатель видит, что область рисунка, на которую воз-
Рис. 2. Один из примеров зритель-
весьма характерен для динамиче- действует формообразующий контур, приобретает некую
ного «перевертывания картин»
ской природы процессов воспри- характеристику, родственную той, что позволяет нам на-
ятия. зывать вещи предметами... Даже когда фигура не выглядит
С феноменом чередования связано большое число более тон- похожей на какой-либо знакомый нам предмет, она все же
ких эффектов. Когда в качестве объекта воспринимается часть имеет этот признак — предметность. Под предметностью
рисунка, весь рисунок в целом выглядит совершенно иначе. О фи- мы понимаем некое свойство, общее для всех воспринимае-
гуре, показанной на рис. 3, Рубин писал: мых объектов... »
«Наблюдатель воспринимает попеременно то крест, исчер- В этих словах содержится указание на путь, по которому стоит
ченный радиально, то крест, заполненный концентрически- пойти, чтобы отыскать признаки, руководствуясь которыми мозг
ми дугами. Когда последний становится объектом (прежде решает, что такое объект, а что — пространство между объектами.
объектом был радиальный крест), наблюдатель способен за- Этот путь все еще не пройден до конца.
метить, что концентрические дуги выглядят иначе', когда Наиболее замечателен рис. 4. Здесь поочередно видны то ваза,
они были фоном, то казались непрерывными, словно бы про- то два обращенных друг к другу профиля; в последнем случае
должались под радиальным крестом', став объектом, они «ваза» пропадает и превращается в пространство. Наблюдая, как
обрели четкую отграниченность концентрически заштри- ваза постепенно «тает» и вместо нее возникают два лица, мы
хованных секторов». испытываем странное, несколько даже пугающее чувство. Рубин
Рубин прекрасно сознавал важность своих экспериментов- говорит об этом рисунке:
иллюстраций для проблемы зрительного восприятия объектов. Как «Читатель имеет возможность убедиться не только в том,
ни странно, именно этот аспект его работы был недостаточно
что фон воспринимается как нечто, не имеющее формы,

18 19
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

но и в том, что смысл, вкладываемый нашим восприятием И распространяя это на произведения искусства:
в часть видимого пространства, выступающего как объ-
«Если случается воспринять в качестве объектов те части
ект, „пропадает", когда эту же часть пространства мы
картины, которые задуманы как фон, то нередко возни-
ощущаем как фон».
кает впечатление эстетически неприятных форм. Так,
Он рассматривает далее некоторые следствия этого наблюде- если некто столь несчастлив, что может на картине
ния, имеющие значение для изобразительного искусства, особенно „Сикстинская мадонна" увидеть фон в ^качестве основ-
для эмоционального восприятия изображений. И в этом случае ной фигуры, то он обнаружит выступающую крабью клеш-
значимость задана не одним только изображением, возникающим ню, готовую вцепиться в святую Варвару, и причудливый,
на сетчатке, но и нашим истолкованием его. Он пишет: похожий на клещи инструмент, хватающий святого слу-
жителя».
«Если изображение вдруг напомнит кому-либо фигуру К сожалению, признаки, препятствующие перцептивному че-
уважаемого и любимого учителя, пору милого детства, чело- редованию фигуры и фона (объекта и пространства), все еще
век испытает также и удовольствие, вспомнив о недавней недостаточно известны нам. Но и то немногое, что мы знаем,
встрече с этим учителем на пути в Геттинген. Изобра- важно. Небольшие участки, окруженные более крупными, обычно
жение, похожее на совершенный по форме бюст женщи- воспринимаются как объект, как фигура. Повторяющийся узор
ны, несомненно, также пробудит в человеке определенные воспринимается либо как фигура, либо как фон, но никогда — как
чувства».

Рис. 5. Точно так же переворачивается картина и в том случае, ко-


Рис.4. Зрительное перевертывание этого рисунка приводит к тому, что
гда контраст меняется на противоположный: вместо черных профилей
попеременно видны либо два профиля, обращенных один к другому,
и белой вазы изображена черная ваза на белом фоне
либо ваза

20 21
1. Предметы и изображения
1. Предметы и изображения

то и другое сразу. Прямые линии относятся к фигуре. Эмоциональ- посылок сводится к тому, что психике присущи врожденные прин-
но окрашенные формы также относятся к фигуре, их присутствие
ципы, в соответствии с которыми паттерны стимуляции организу-
делает фигуру доминирующей в целой картине. Помимо всего про-
ются в «целое» (от немецкого слова Gestalt -- целостная форма).
чего на восприятие влияют перцептивная установка наблюдателя
Доказывалась эта «организация в целое» с помощью черно-белых
и его личные интересы.
фигур, составленных главным образом из точек. Дело в том, что
Для своих экспериментов по восприятию Рубин применял
даже наборы из случайно разбросанных тдчек все же не выгля-
почти исключительно штриховые рисунки; то же делают, как пра-
дят как случайные -- глаз различает в них «конфигурации». Так,
вило, все психологи вплоть до наших дней. Но нам придется далее
почти невозможно увидеть три точки при любом соотношении
показать, что в некоторых отношениях рисунок дает глазу весьма
расстояний между ними, без того чтобы не воспринимать при
неестественную информацию. Правда, рисунок позволяет многое
узнать о восприятии, так как с его помощью можно давать глазу этом еще и треугольник. В случайных скоплениях мы видим тре-
точно рассчитанный стимул. Но рисунок - - столь неестествен- угольники, квадраты, ряды - - из хаоса возникают самые разные
ный объект, что результаты исследования могут оказаться весьма фигуры. Узоры, составленные из точек, были использованы для
нетипичными. Чередование объекта и пространства может иметь формулирования «Законов организации». Они были рассмотрены
место не только в условиях, описанных Рубином на примере его в классической статье Макса Вертхеймера «Принципы перцептив-
рисунков, встречается оно и в реальной обстановке (например, ной организации» (1923). Вертхеймер показал, что узоры, вроде
если смотреть на крыши домов на фоне вечернего неба). Чередо- тех, что изображены на рис. 6, воспринимаются как группы то-
вание объекта и пространства заслуживает дальнейшего изучения; чек; точки, разделенные меньшими промежутками, «группируют-
надо узнать, что происходит, когда мы постепенно увеличиваем ся» в пары, они как бы «принадлежат друг другу».
количество данных, показывающих, что некоторая форма является
объектом.
И тут прежде всего возникает вопрос: каким образом некото- Рис. б. На этом рисунке паттерн воспринимается как пары точек
рые паттерны «внушают» нам, что они содержат объекты? Вопрос
этот важен, потому что мы часто видим паттерны, явно обладаю-
щие свойствами «предметности». Так, мы воспринимаем паттерны, С другим примером можно познакомиться на рис. 7: каждый
характерные для листьев, туч, облаков, для тонкой или грубой наклонный ряд воспринимается как целое, и, кроме того, точки
фактуры земной поверхности. А в декоративном узоре содержатся комбинируются в «треугольники». Следовательно, пространствен-
формальные или хаотические паттерны, которые мы воспринима- ная близость способствует перцептивной группировке элементов.
ем именно как узор, не вкладывая в него никакой «предметности».
Хотя порой случается и обратное. Мы почти различаем верблюда
в плывущем по небу облаке, а в колеблющемся пламени костра
нет-нет да и мелькнет чье-то разбойное обличье. В этих случаях
мы видим то, на что намекают преходящие паттерны и случайные
формы; сомнений нет — можно воспринимать паттерны и в то же
время не видеть в них предметов.
Рис. 7. Пример группировки точек по признаку пространственной близости.
В начале века психологи-гештальтисты провозгласили огром- Обычно этот паттерн воспринимается как наклонные триады точек и еще как
ную роль «перцептивной организации» восприятия. Смысл их набор треугольников

22
23
1. Предметы и изображения
1. Предметы и изображения

Несколько иной принцип показан на рис. 8. Кружки и ква-


драты видны раздельно — в разных «рядах». Так обнаруживается
важность сходства в перцептивной группировке. Большое значение
гештальтисты придают тому, что они называют «хорошая фигура»
и «замкнутость», подразумевая при этом, например, геометриче-
скую простоту, особенно уподобление кругу, а также стремление
«организовать части в целостные фигуры, имеющие хорошую фор-
му». Предполагалось, что движение немаловажно для восприятия
предметов, причем связь, сочетание движения частей приводит
к тому, что эти части воспринимаются как одно «целое».

Рис. 9. Самая нижняя из точек наклонного ряда находится гораздо ближе


к точкам вертикального; тем не менее в восприятии она принадлежит ряду
наклонному. Очевидно, тенденция к организации точек в ряды сильнее, чем
тенденция к связыванию точек по близости

объяснение этих наблюдений (врожденные принципы), не соста-


Рис.8. Этот паттерн воспринимается как серия горизонтальных юв: вляет труда. Трудцо другое — возразить против того, что форма
восприятие объединяет сходные символы большинства объектов проста и содержит замкнутый контур, что
части объекта сливаются в одно целое, что объекты часто имеют
Гештальтисты рассматривали свои '«организующие принци- периодическую структуру и периодическую фактуру поверхно-
пы» как нечто врожденное, унаследованное. Личному опыту они стей и т.д. Короче говоря, нет данных, запрещающих гипотезу
не придавали большого значения. Правда, в то время очных о действии организующих принципов при выделении объектов
данных о перцептивном научении было немного, да к му же из паттернов; в этом процессе предпочтение отдается типичным
германская метафизика, подчеркивавшая врожденность психики, характеристикам объектов. Но ведь не исключено, что восприятие
вполне импонировала гештальтистам. Полностью принять наблю- последних, как и сами «принципы» восприятия, развилось путем
дения гештальтистов, отклонив в то же время гештальтистское индуктивного обобщения отдельных примеров. Поскольку в опыте

24 25
1. Предметы и изображения
1. Предметы и изображения

отдельных элементов, а в результате процесса, для которого


главную определяющую роль играет характер целого».
Если бы это было справедливо для нормального процесса
восприятия, мир был бы похож на колышущийся кисель.
Нет возражений против того, что организация «целого» важ-
на, но нетрудно отыскать примеры, свидетельствующие о ее за-
висимости от индивидуального опыта. Например, мы группируем
буквы — языковые символы; это, безусловно, выученный процесс.
Один английский комический актер носил имя НОСМО КИНГ.
Рис. 10. Ряды, состоящие из точек (равно как и сплошные линии), восприни-
Это был его псевдоним, который он буквально «открыл» однажды,
маются в перспективе, если постепенно сближаются (конвергируют). Обычно обнаружив, как преобразилась надпись на двойной двери, ведущей
конвергирующие линии (ряды) благодаря перспективному сжатию изображения в партер, когда дверь распахнулась; до этого там было написано:
с увеличением расстояния вызывают впечатление глубины. На этом рисунке НО СМОКИНГ 0 .
ряды точек воспринимаются скорее как объекты, расположенные в трехмерном Крупнейший немецкий естествоиспытатель Герман Гельм-
пространстве, чем как точки, лежащие в ровной плоскости страницы льц (1821-1894) отводил значительную роль индивидуальному
опыту (обучению) в развитии восприятия. Он писал:
всех людей встречаются в основном сходные объекты, нет ничего «Существуют многочисленные примеры жестких и с неиз-
удивительного, если у всех появятся сходные или даже одинаковые бежностью происходящих ассоциаций идей, причиной кото-
перцептивные обобщения. Такое предположение рассматривалось рых является частое повторение связей... так возникает,
некоторыми гештальтистами, но было ими отвергнуто по сообра- например, связь между словом, составленным из букв, зву-
жениям, не имеющим силы для нас. Тем не менее гештальтисты, чанием и значением этого слова... Факты, подобные назван-
возможно, были правы в том, что существуют и врожденные про- ному, показывают глубочайшее влияние опыта, тренировки,
цессы, организующие целое из частей. Некоторые современные привычки на наше восприятие».
авторы, по-видимому, принимают это положение, но в целом те-
Вряд ли эти слова вызовут какие-либо возражения, но тем
ория гештальта отвергается, как представляющая собой крайнюю
не менее изначальность некоторых организующих перцептивных
степень отсутствия объяснения.
процессов, «заложенных» еще до рождения, остается неопроверг-
Вероятно, мы не погрешим против истины, сказав, что ге- нутой. Такая возможность не вступает в противоречие с принципом
штальтистов интересовало не то, как мы видим объекты, а то, экономии, и потому мы вправе ожидать этого. Сегодня из нейрофи-
как мы видим паттерны, поскольку обычно они пользовались зиологических исследований мы знаем, что некоторые зрительные
очень искусственным зрительным материалом — вроде паттернов, Детекторы формы встроены в сетчатку и в ткань мозга. За послед-
составленных из точек. ние 10 лет это было установлено прямыми записями электрических
Вертхеймер утверждает: потенциалов отдельных нервных клеток глаза и мозга.
Изучение электрической активности участков сетчатки в гла-
«Перцептивная организация идет сверху вниз', видны части
зах лягушки показало, что далеко не все характеристики паттернов
целого — малые и большие, образуются группы] но все это
происходит не путем перебора, сравнения, суммирования ' No smoking (англ.) — не курить. — Прим. перев.

26
27
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

стимуляции находят свое отражение в активности нервных клеток,


а это значит, что в мозг передаются лишь немногие характеристики
стимула. Сигналы к мозгу пойдут, если изменится интенсивность
стимулирующего света, причем одни клетки просигнализируют
включение, другие — выключение света, третьи сработают при
любых изменениях интенсивности (первые называются «он-ре-
цепторами», вторые - - «офф-рецепторами», третьи - - «он-офф-
рецепторами»). Рецепторы, сигнализирующие об изменении ин-
тенсивности, служат, вероятно, и для сигнализации движения,
а это жизненно важно для лягушки — она должна обнаруживать
и ловить мух. Впрочем, это важно для всех животных: движение,
как правило, сигнализирует о появлении потенциальной пищи или
об опасности.
Уже на первой ступени восприятия — в сетчатке — мы обна-
руживаем нервные механизмы, реагирующие на особые паттерны
с различными временными и пространственными характеристи-
ками. В очень интересной статье «Что глаз лягушки рассказывает
мозгу лягушки» Леттвин, Матурана, Маккаллох и Питтс опреде-
ляют несколько специфических механизмов, реагирующих на раз-
личные паттерны. Глаз выделяет движение (объектов), изменение
освещенности и то, что можно назвать «степенью округленности».
Появление маленькой черной тени вызывает сильную импульса-
цию; в ответ пробуждается рефлекс ловли. Этот рефлекс подобен
выстрелу, который происходит при нажиме на спусковой крючок:
лягушка выбрасывает язык в направлении «мухи» мгновенно —
время не тратится ни на какую «переработку зрительной информа-
ции» мозгом. Кстати, мозг лягушки получает от глаз очень немного
информации о паттернах. Вообще с развитием мозга в процессе
эволюции строение глаз становится проще и в то же время от них
поступает в мозг все больше информации. Ретина — не просто
слой светочувствительных клеток, это также «вспомогательная вы-
числительная машина», в которой происходит предварительная
переработка информации — подготовка к мозговой работе. Что же
Рис. 11. Поверхность с четко выраженной фактурой снята под некоторым углом касается жизненно важной информации, например о движении, то
по отношению к вертикали. При рассматривании фотографии неизбежно возни- она от сетчатки передается непосредственно к органам движения;
кает впечатление наклонной поверхности кирпичей, но отнюдь не страницы. Эта это особенно характерно для хорошо развитых глаз (например, глаз
двойственность — часть парадокса, который представляют собой картины кролика); очень вероятно, что то же самое есть и у человека.

28 29
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

образом, третьи -- только на ломаную линию. В исследованной


части поверхности коры головного мозга распределение активно-
сти нервных клеток приблизительно совпадает с пространствен-
ным распределением стимуляции на сетчатке - - как бы некая
грубая «карта» границ электрической активности проецируется
из сетчатки на поверхность затылочных зон коры головного мозга,
но в глубине коры это пространственное соответствие уже не обна-
руживается, и ответом на подробный сетчаточный паттерн является
электрическая активность небольшого числа мозговых клеток.
В одной из следующих работ Хьюбель и Визель показали,
что информация о различных паттернах стимуляции скапливается
в так называемых колоннах, ориентированных перпендикуляр-
но ясно видимым слоям стриарной зоны. Сами функциональные
колонны невидимы глазом и были открыты с помощью тонких ме-
тодических приемов. По-видимому, колонны представляют собой
решение давней проблемы - - как связываются в мозге три про-
странственных измерения, а также цвет, движение и другие пред-
метные характеристики. Прежнее простое представление плоского
«картографического» типа оказалось недостаточным, потому что
ему не хватало размерностей, отражающих в совокупности нечто
Рис. 12. Один из своих основных экспериментов Д. Хьюбель и Т. Визель провели большее, чем просто три пространственных измерения внешних
на одиночных клетках зрительной коры головного мозга кошки. Здесь показана объектов, — ведь сам мозг тоже представляет собой трехмерный
электрическая активность одной клетки, возникающая в ответ на изменения пространственный объект.
простого зрительного раздражителя — линии, ориентированной под разными
Исходя из электрофизиологических данных, можно предпо-
углами к горизонтали. Глаз кошки видит линию (серую), и в данной клетке мозга
ложить, что восприятие строится на основе нервных механиз-
возникают разряды (спайки активности) в зависимости от ориентации этой линии
мов, реагирующих на определенные простые формы, на движение,
на цвет. Эти параметры связываются в уже известных нам корковых
Лет десять назад два американских нейрофизиолога — Д. Хью- колоннах. Логически это похоже на комбинацию букв, образую-
бель и Т. Визель — сделали поистине основополагающее откры- щих слова: существенные признаки, очевидно, представляют собой
тие. Они обнаружили, что различные зрительные сигналы, соот- перцептивный «язык» мозга. Продолжая аналогию, добавим, что
ветствующие разным паттернам стимуляции, вызывают реакцию пока еще совершенно не ясно, каким образом нейронные «сло-
различных клеток мозга. Это открытие было сделано с помощью ва» сочетаются, образуя «предложения», то есть каким образом
микроэлектродов, введенных в зрительную зону коры головного в
ыходы колонн комбинируются для формирования предметного
мозга (в так называемую стриарную зону, расположенную в заты- Неприятия. Предположительно можно сказать, что здесь должна
лочной части мозга) кошки. Оказалось, что одни клетки реагируют быть тесная связь со складами памяти, но что представляют собой
Эт
только на движение в каком-то одном, определенном направле- и хранилища, пока не известно. Мы не знаем даже, являются ли
Та
нии, другие — только на линии, ориентированные определенным ковыми отдельные клетки или память хранится в виде паттер-

30 31
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

нов, вовлекающих большое число клеток; а если верно последнее, Вопрос стоит остро, поскольку любой двумерный паттерн
то процесс сохранения следов стимуляции должен быть подобен может отвечать бесконечному числу возможных трехмерных форм.
процессу сохранения оптических паттернов при голографии в от- Восприятию помогают дополнительные источники информации —
личие от запечатления «точки в точку», характерного для обычного стереоскопическое зрение, параллакс, возникающий при движени-
процесса фотографирования. ях головы. Во всяком случае, остается фактом, что мы почти всегда
Ответы на эти вопросы - - дело будущего, пока же следует достаточно надежно решаем, «ЧТО есть этот объект?», несмотря
изучать феномены восприятия, чтобы подготовить почву для этих на бесконечное число возможных решений.
ответов. Нейрофизиологическое объяснение - - это еще не все. Одни и те же формы в разное время могут воспринимать-
Нельзя понять деятельность нервной системы, не зная того, ка- ся как различные объекты. Подобно тому как рисунки, где фон
ким задачам она служит. Большое число полезных объяснений и фигура попеременно меняются местами, некоторые формы, не-
сформулировано в функциональных терминах, а не в терминах прерывно представляющие в восприятии объект, «колеблются» -
структуры и активности структур. Для сравнения заметим, что ин- попеременно воспринимаются как различные объекты или как
женеру, обслуживающему электронные вычислительные устрой- разные положения в пространстве одного и того же объекта. Здесь
ства, не обязательно глубоко знать физику, чтобы разбираться необходимо вспомнить работы Эдельберта Эймса — американско-
в цепях машины; точно так же математику, знающему логику го психолога, который придумал наиболее поразительные опыты,
машины и умеющему пользоваться ею, не обязательно глубоко основанные на том, что видимые глазом формы весьма неодно-
разбираться в электронике. (Заявление вроде «Я понимаю, почему значны.
она сбежала с Биллом» может иметь вполне реальный смысл, хотя Эймс начинал как художник, а стал известен как автор замеча-
говорящий на самом деле не имеет ни малейшего представления тельных «демонстраций работы зрения». Правда, далеко не всегда
о том, какие физические события происходили у «нее» в мозгу, ясно, как именно работает зрение при этих «демонстрациях». К со-
когда принималось роковое решение.) жалению, сам Эймс писал очень мало, он больше любил смотреть.
Мысль, что восприятие — просто процесс комбинирования Эймс предложил несколько моделей (некоторые из них в мас-
активности разных систем обнаружения паттернов, в ходе которо- штабе 1 : 1 ) , предназначенных для того, чтобы наблюдатель по-
го строится нейронное «описание» окружающих объектов, весьма лучал такое изображение на сетчатке глаза (причем соответству-
заманчива. На самом же деле процесс восприятия - - наверняка ющее знакомому объекту), которое бы существенно отличалось
нечто гораздо более сложное, хотя бы потому, что главная задача от истинной формы модели объекта.'Правда, модель дает такое
воспринимающего мозга — отобрать единственный из многих воз- изображение только при определенном («критическом») положе-
можных способов интерпретации сенсорных данных. Ведь из одних нии наблюдателя и только при условии, что наблюдение ведется
и тех же данных можно «вывести» совершенно разные объекты. одним глазом. Самая известная из моделей — «комната Эйм-
Но воспринимаем мы лишь один объект и обычно воспринимаем са». Когда наблюдатель рассматривает эту комнату одним глазом
верно. Ясно, что дело не только в сочетании, сложении нервных сквозь отверстие, расположенное в критической точке (рис. 13),
паттернов, восприятие строится и из решений. Чтобы понять это, он видит нормальную комнату кубической формы; на самом деле
стоит внимательнее рассмотреть неоднозначность объектов, при- форма комнаты далека от кубической. Ее противоположная стена
чем тут следует иметь в виду, что выделение некоторой области повернута так, что левый угол находится гораздо дальше право-
паттерна как соответствующей объекту, а не просто части фона есть го, но в глазу наблюдателя изображения обоих углов одинаковы.
лишь первый шаг в процессе восприятия. Остается еще принять Чтобы достичь этого результата, Эймс сделал стену постепенно уве-
жизненно важное решение: что есть этот объект! личивающейся по мере приближения к дальнему углу. Так комната

32 2 зак. 47 33
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

Эймса приобрела одну из бесчисленного множества трехмерных


форм, каждая из которых дает в глазу наблюдателя, помещенного
в критической точке, изображение, соответствующее нормальной
Рис. 13. Комната Эймса (в плане). Форма комна-
кубической комнате. Строго говоря, не Эймс был первым иссле- ты резко отлична от прямоугольной, кроме того,
дователем, разработавшим такую ситуацию. Пятьюдесятью годами комната не плоская, тем не менее при ее наблю-
раньше ее предложил Гельмгольц: дении глаз получает обманчивое изображение
нормальной прямоугольной комнаты, потому что
«Глядя на обычную комнату одним глазом, мы уверены, что ее форма искажена так, что все более удаленные
видим ее так же четко и определенно, как обоими глазами. части имеют в то же время больший размер.
На самом деле мы увидели бы ее (одним глазом) точно При правильном выборе соотношений размера
такой даже в том случае, если бы все ее участки были как с расстоянием комната неизбежно кажется на-
угодно отодвинуты или приближены к глазу — лишь бы они блюдателю нормальной, поскольку в его глазу
возникает изображение, соответствующее имен-
оставались в тех же видимых направлениях».
но комнате обычной формы
Но Эймс был действительно первым, кто изготовил такую
Точка
«искаженную» комнату и кто представил, что произойдет, если наблюдения
внутрь такой комнаты поместить объекты известных наблюдате-
лю размеров, удалив их от него на разное расстояние. Результат
показан на рис. 14. Мы видим с критической позиции комнату
Эймса, когда в ней находятся два человека. Один из них кажется
меньше другого, хотя на самом деле они одинакового роста. Тот,
кто кажется меньше ростом, находится примерно вдвое дальше
другого от фотокамеры, поэтому размер фигуры первого человека
на фотопластинке (и в глазу наблюдающего из критической пози-
ции) вдвое меньше размера фигуры второго. Таким образом, дело
здесь не в искажающей иллюзии (описанной в главе 4), а в том, что
наблюдатель, решая эту задачу, ошибочно принимает изменение
размера вместо изменения расстояния до объектов.
Совершенно ясно, что эта комната без введенных в нее лю-
дей или других объектов будет выглядеть нормальной кубичес-
кой комнатой — она дает глазу соответствующее изображение.
Очень может быть, что Гельмгольц не видел необходимости в по-
стройке «искаженной комнаты» только потому, что считал ре-
зультат само собой разумеющимся. Но введение в комнату объ-
ектов сразу изменило ситуацию — перед глазом встала альтер-
натива: наблюдатель должен решить, что имеет место на самом Рис. 14. Так выглядит комната Эймса
деле — комната искажена или люди разного роста? Ответ заранее

34 35
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

предвидеть нельзя, он может быть получен только в результате экс-


перимента. И вот наблюдатель видит комнату кубической (какой
она на самом деле не является), а людей — неравновысокими (хотя
на самом деле они одного роста). Пари было заключено, и мозг
сделал неверную ставку. Пари проиграно, зрение обмануто. Но так
бывает далеко не всегда; утверждают, например, что новобрачная
не обманывается, если в комнате находится ее муж: она продол-
жает видеть его высоким, а комнату — искаженной примерно так,
как это и есть на самом деле. Несомненно, этот эффект можно
с пользой применить для оценки женской преданности.
Если наблюдатель будет изучать комнату, используя для этого
не только зрение, но и длинную палку, он постепенно увидит ill
близкую к истинной форму комнаты. Активное исследование смо-
жет исправить ошибку восприятия, хотя чисто интеллектуальное «Комната Эймса Рис. 16. Так была получена фотография «комнаты
знание не позволяет этого. Чтобы перцептивное и интеллектуаль- комнаты»! Эймса без комнаты». Обе женщины стояли на фоне
ное знания совпали, необходимо действие. Если бы этот факт был белого экрана и на разных расстояниях от фото-
камеры, расположенной низко над полом. Вслед-
известен теоретикам эмпиризма XVIII столетия, развитие филосо-
ствие этого информация о перспективе и о фактуре
фии могло бы пойти совсем иначе. Можно не сомневаться, что
фона была утеряна. Оценить влияние этой утраты
сказанное справедливо и для политических суждений и оценок. на восприятие можно лишь в эксперименте. Так мы
Все ли этим исчерпано? Не совсем. Пусть комната Эйм- получаем сведения о допущениях, которые строит
са — интересная и поучительная демонстрация. Но позволяет ли воспринимающий мозг, и о значении ретиналь-
эта демонстрация вывести точное заключение? Если это так, то ной информации для изменени этих допущений
необходимо показать, что эксперимент допускает контрольную си- в различных условиях наблюдения
туацию. Можно ли найти таковую в пределах искаженной комнаты
или вне ее? никло линейной перспективы, по которой можно было бы судить
Вопрос, несомненно, надо поставить следующим образом: об относительной удаленности этих людей.
что произойдет, если повторить эксперимент Эймса без комнаты\ Большинство наблюдателей, рассматривающих эту фотогра-
Возьмем двух людей, поместим их на «пустом» фоне, причем одного фию, говорят, что человек, стоявший ближе, и на фото виден не-
из них поставим на расстоянии, вдвое меньшем, чем другого, сколько ближе, кроме того, размеры его фигуры намного больше,
Не покажется ли более удаленный человек стоящим на том же чем у другого человека. Иными словами, разница в размерах вос-
расстоянии, что и приближенный, только вдвое меньшего размера? принимается как только отчасти зависящая от расстояния. Таким
А если нет, то чему приписать эффект, получаемый в комнате образом, добавление Эймса к ситуации, предложенной Гельмголь-
Эймса? Цем, не является существенным.
На рис. 15 показана фотография двух человек, один из которых Широко известен также «стул Эймса». Он составлен из не-
был вдвое дальше другого от камеры, — их размеры различаются скольких металлических стержней, поддерживаемых струнами тон-
точно так же, как на фотографии, сделанной в комнате Эймса. кой проволоки, которые сходятся к одной точке. Стержни наблюда-
Фотокамеру к тому же помещали достаточно низко, чтобы не воз- ются из этой точки, так что струны проволоки представляют собой

36 37
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

той интерпретации сенсорных данных, которая является наиболее


вероятной, если исходить из мира реальных объектов. Перцепция
строит что-то вроде гипотез, с помощью которых из сенсорных
данных выводится объективная реальность. К тому же поведение
не полностью контролируется сенсорными данными, а основыва-
ется на допущениях, выведенных в процессе восприятия из этих
данных. Это становится ясным из анализа повседневного опыта:
я кладу книгу на стол, не проверяя предварительно, выдержит ли
он книгу. Я действую в соответствии с тем, как представляю себе
физический объект — стол, а не в соответствии с тем коричневым
пятном, которое находится в моем глазу, когда я смотрю на поверх-
ность стола. Таким образом, процесс восприятия включает своего
рода «блок принятия решений», то есть разум.
Рис. 17. Стул Эймса. Слева — наблюдение ведется из точки, в которую схо- Говоря о восприятии, Гельмгольц употреблял термин «бессо-
дятся струны проволоки, поддерживающие стержни. Справа — вид стула Эймса знательные умозаключения». Автор не совсем понимает, почему
из любой другой точки наблюдения это представление Гельмгольца не стало популярным среди психо-
логов. Гельмгольца особенно занимал тот факт, что, хотя сенсорная
как бы материализованные перспективные линии, соединяющие деятельность начинается на поверхности нашего тела, включая сет-
глаз наблюдателя с концами стержней. Последние расположены чатку глаза, мы все же ощущаем предметы как «вещи, находящиеся
так, что именно отсюда дают в глазу наблюдателя схематическое где-то там», то есть вне нас. К тому же даже иллюзорные ощу-
изображение стула, а из любой другой точки виден просто бес- щения, «проецирующиеся» вовне, бывают чрезвычайно сильными.
порядочный набор стержней. Опыт интересен, но, как и комната Например, если осветить совершенно темную комнату краткой,
Эймса, ничего неожиданного сам по себе не содержит. Если мо- но очень яркой вспышкой света, наблюдатель увидит интенсивный
дель сделана правильно, то она должна восприниматься как любой последовательный образ (послеобраз), в котором будет различима
объект, имеющий на самом деле какую угодно форму, но дающий каждая деталь комнаты. И хотя наблюдатель точно знает, что он
в этой ситуации именно такое изображение на сетчатке глаза, видит лишь «фотографию», оставшуюся в глазу после вспышки,
какое дал бы обыкновенный стул. даже выйдя из комнаты и закрыв за собой дверь, он воспринимает
Замечательно не то, что опыт Эймса всегда удается, если этот видимый послеобраз как подлинную комнату.
не вводятся конфликтующие с заданной моделью элементы (это, Гельмгольц предположил (хоть и не в форме силлогизма, кото-
кстати, само по себе очень интересно), а то, что перцептивная рый дается ниже), что мозг постоянно выводит «бессознательные
система все-таки удовлетворяется одной-единственной интерпре- Умозаключения» такого рода:
тацией ретинальных изображений, формируемых нормальными • Активность фоторецепторов сетчатки (почти вся) вызывается
объектами. Может быть, именно в этом и заключается суть опыта. воздействием внешних объектов.
Удивительно то, что из сонма возможностей мозг обычно извлекает
• Это есть активность фоторецепторов сетчатки.
практически наилучшую.
Нам уже сейчас придется допустить, что процесс восприятия • Значит, она (почти наверное) вызвана воздействием внешних
предусматривает выбор (всегда спорный, нечто близкое к пари) объектов.

38 39
1. Предметы и изображения 1. Предметы и изображения

Нам пора совершенно четко уяснить себе, что в черепе нет есть, а может быть, и навсегда останутся некоторые со-
никакого «человечка», строящего силлогизмы, да Гельмгольц, без мнения относительно степени сходства между этими двумя
сомнения, так и не думал. Но многим людям в его время, а некото- видами психической деятельности, но нет никаких сомне-
рым и теперь (особенно тем, кто не знаком с работой электронных ний в наличии сходства между результатами, к которым
вычислительных машин) может показаться, что выражение «бес- можно прийти с помощью сознательных и бессознательных
сознательные умозаключения», прямо относящееся к восприятию, заключений».

подразумевает присутствие этакого «внутричерепного человечка». Почти вся эта книга, в сущности, посвящена разбору только
Знакомство с ЭВМ снимает даже возможность появления не- что приведенного отрывка из трудов Гельмголыда. Совершенно яс-
доразумений такого рода. У нас больше нет оснований считать но, что в процессе зрения самое важное для животного -- уметь
логические действия исключительно человеческой способностью, различить, что именно (в тех паттернах, которые свет формирует
с необходимостью требующей участия сознания. Свои «бессозна- в его глазах) соответствует объектам, находящимся в поле зре-
тельные умозаключения» при восприятии Гельмгольц описывал ния животного, а что - - пространству между этими объектами.
следующим образом: Следующее по важности - - опознать эти объекты, руководству-
ясь характерными для них паттернами. Но, как мы уже говорили,
«Психическая деятельность, в результате которой мы вос-
видимые объекты представляют собой нечто большее, чем пат-
принимаем определенный объект, находящийся перед нами
терны, которые формируются на поверхности рецепторов, причем
в определенном месте и обладающий определенными при-
для обладателя глаз гораздо важнее именно те свойства объек-
знаками, есть в общем не сознательная, а бессознательная
тов, которые непосредственно не воздействуют на глаза. Как же
деятельность. Ее результат эквивалентен заключению, по-
объекты «извлекаются» из паттернов? Нам предстоит рассмотреть
скольку зарегистрированное воздействие на наши органы
внутреннюю «логику» восприятия. При этом главное мое положе-
чувств позволяет нам сформулировать вывод о возможной
ние заключается в том, что перцепция (восприятие) есть своего
причине этого воздействия', ведь фактически воспринима-
рода способность к решению проблем.
ются только нервные стимулы, вызванные воздействием,
Рисунки, картины, изображения трактуются здесь как замеча-
а никоим образом не сами внешние объекты. По-видимо-
тельные изобретения, для восприятия которых надо вырабатывать
му, такие выводы отличаются от заключений в обычном
особое умение; предполагается, что некогда вслед за картинами
понимании этого слова тем, что заключение, как правило,
появились абстрактные символы и, наконец, письменность. Раз-
продукт сознательного мышления. Так, например, астроном
бирая восприятие объектов, отображенных в рисунках и в символах
приходит к подлинным заключениям, когда он вычисляет
(включая пиктограммы древних языков), я надеюсь показать, что
положение звезды в пространстве, ее удаленность и т.п., Даже человеческая способность к чисто абстрактному мышлению
исходя из перспективных изображений этой звезды, получен- может быть прямо выведена из первых попыток объективной
ных в разные моменты времени и с различных точек земной интерпретации изображений-паттернов, формировавшихся в при-
орбиты. Эти заключения основаны на сознательном приме- митивном глазу.
нении законов оптики. В обычном акте зрения знание этих
законов не фигурирует. И все же позволительно говорить
о психических актах обычного восприятия как о бессозна-
тельных заключениях, отделяя их таким образом от так
называемых сознательных заключений. Безусловно, были,

40
2. Странные свойства картин

восприятие «объектов», которых вообще не существует в реаль-


ном мире.
Если оставить в стороне картины и другие символы, то органы
чувств обслуживают поведение и контролируют его в соответствии
с физическими свойствами окружающих объектов, а не с какими-
либо иными, реальными или воображаемыми, свойствами. В связи
Странные свойства картин с этим способность человека реагировать fca отсутствующие, во-
ображаемые ситуации, представленные в картинах, является важ-
ным этапом в развитии абстрактного мышления. Возможно, что
именно картина была первым шагом прочь от тесной реальности —
тем шагом, без которого реальность нельзя по-настоящему глубоко
Картины ведут двоякое существование. Прежде всего — это понять.
объекты как объекты: узоры на плоских листах бумаги; но в то же Ретинальные изображения объектов не имеют двоякой приро-
время глаз видит в них и совсем другие предметы. Узор состоит ды, свойственной «внешним» картинам. Мы не воспринимаем эти
из пятен, линий, точек, мазков или из фотографического «зерна». изображения одновременно и как паттерны и как нечто иное. Мы
Но эти же самые элементы складываются в лицо, дом, корабль «извлекаем» реальность из паттернов, образующихся в наших гла-
средь бурного моря. Картины — уникальный класс предметов, зах, но мы не можем к тому же еще и рассматривать эти паттерны
потому что они одновременно видны и сами по себе, и как нечто как картину. Это может сделать кто-нибудь другой, заглянув в наши
совсем иное, чем просто лист бумаги, на котором они нарисованы. глаза с помощью специального оптического инструмента. Но изо-
Картины парадоксальны. Никакой объект не может находиться бражение, находящееся в собственном глазу, — всего лишь одно
в двух местах одновременно; никакой объект не может быть одно- из звеньев в цепи информации, циркулирующей в нервной систе-
временно двумерным и трехмерным. А картины мы видим именно ме. Мы столь же неспособны увидеть ретинальные изображения
так. Картина имеет совершенно определенный размер, и в то же в собственных глазах, как и нервную деятельность, протекающую
время она показывает истинную величину человеческого лица, в собственном зрительном нерве и в клетках зрительной зоны соб-
здания или корабля. Картины — невозможные объекты. ственного мозга. Таким образом, ретинальные изображения суть
Впервые в эволюции органического мира с картинами столк- картины лишь для стороннего наблюдателя, но они не имеют
нулись лишь глаза человека. До этого любые предметы были важны двоякой природы, свойственной картинам с точки зрения того
или, напротив, совершенно неинтересны сами по себе. Картина са- человека, в чьих глазах они образуются.
ма по себе пустяковый предмет, ибо что за важность — узор Способность извлекать неоптическую действительность из оп-
из пятен и линий. Картины важны только потому, что глаз видит тических изображений, формирующихся в глазу, — это и есть чудо
в них отсутствующие предметы. Биологически это чрезвычайно зрительного восприятия. То, что мы способны увидеть, выходит
странно. На протяжении миллионов лет животные реагировали Далеко за пределы оптической способности наших глаз. Извлекая
лишь на реально существующую ситуацию или на предвидимые нечто подобное действительности из рассматриваемой картины,
в ближайшем будущем изменения какой-то конкретной ситуации. мы выполняем на самом деле в высшей степени замечательную
Картины же и иные символы вызывают (допускают) реакции, операцию, лишь отчасти похожую на решение задачи по извлече-
направленные на ситуации, весьма отличные от реально суще- нию сведений о реальности из ретинальных изображений. Картины
ствующих в данный момент; более того, они подчас порождают ни в коем случае нельзя назвать обычными объектами; зато они

42 43
2. Странные свойства картин 2. Странные свойства картин

представляют собой чрезвычайно интересный объект для изучения


особенностей восприятия.
Картины по сути дела представляют собой трехмерные объ- Свет
екты, спроецированные на плоскость. Достоверно известно, что
невозможно втиснуть три измерения в одну плоскость, не утратив
при этом никакой информации. Поэтому «глубина» на картинах
всегда неоднозначна. И удивительно то, что мы все-таки способ-
ны разобраться в этих проекциях, хотя любая из них бесконечно
неоднозначна; она могла бы отвечать бесконечному множеству
объективных форм - - и все же мы обычно воспринимаем лишь
одну из них.
Чтобы разобраться в странностях картин, нам следовало бы
сравнить в эксперименте то, что мы видим, глядя на обычные
объекты, с тем, что мы видим, глядя на картины. Для этого надо
рассмотреть непосредственно объект, а также картины, на кото-
Объект
рых изображен этот объект. Можно было бы, конечно, нарисовать
нужные нам объекты, используя линейную перспективу и дру-
гие приемы проективной геометрии, но это -- скучное занятие.
Экран
Есть гораздо более экономное решение задачи — проецирование
теневых изображений наших объектов. Такое решение тем более
удобно, что мы имеем возможность проецировать изображение
с любой точки зрения, в любой перспективе и даже вовсе без пер-
спективы (рис. 18). Если мы возьмем маленький и яркий источник
света и поместим объекты между ним и экраном, то плоские тене-
вые изображения предметов на экране будут выглядеть точно так
же, как если бы мы смотрели на предметы одним глазом из той
точки, где находится наш источник света.
Этот фокус с проекцией теневых изображений предметов чрез-
вычайно пригодится нам в нескольких экспериментах, которые
нетрудно проделать самому читателю. В большинстве случаев в ка-
честве объектов хорошо использовать проволочные каркасы; такие
ОО Глаза

предметы в проекции похожи на рисованные схемы; кроме того,


Рис. 18. Для экспериментальных целей удобно получать картины —
они не имеют скрытых частей — разве что при особых (и немногих)
плоскостные проекции предметов -- с помощью точечного источника
положениях на пути от источника света к экрану. света, отбрасывающего тень предмета на экран. Этот способ удобнее, чем
Если проволочную окружность расположить параллельно эк- способ получения изображений с помощью линз, потому что теневые
рану, она даст тень в форме окружности, но если наклонить ее, проекции обладают бесконечной глубиной резкости и геометрия теневых
тень получится эллиптическая. Чем больше наклонена окружность изображений проста и точна

44 45
2. Странные свойства картин 2. Странные свойства картин

в натуре, тем больше эксцентриситет ее эллиптической проекции. ла бы принадлежать данная проекция, полученная с разных точек
Глядя на экран и зная, что объект представляет собой окруж- наблюдения.
ность, мы воспринимаем теневое эллиптическое изображение как То, что мозг выбирает именно наиболее вероятный из воз-
окружность, но только видимую не прямо, а чуть сбоку, хотя можных ответов, таит в себе и некоторую опасность: трудно,
на сетчатке нашего глаза изображение будет иметь форму эллипса. а иногда просто невозможно воспринять очень необычный пред-
Однако предположим, что нам не известна истинная форма объ- мет, особенно в тех случаях, когда его проекция (его изображение)
екта; тогда окажется, что имеется бесконечное число возможных оказывается такой же, как проекция (изображение) привычных,
вариантов наклона и эксцентриситета, которые дадут ту же самую
проекцию — и то же изображение на сетчатке глаза. Проекция
и ретинальное изображение бесконечно неоднозначны. Потому
точно узнать объект по его изображению мы не сможем, даже если
наша жизнь будет поставлена на карту.
Сказанное справедливо и для более сложных предметов. Рас-
смотрим сделанный из проволоки каркасный куб (рис. 19). Пер-
спективная проекция показывает ближайшую грань куба увеличен-
ной по сравнению с дальней. Это различие в размерах может быть
гораздо более значительным (когда тенеобразующий источник све-
та расположен очень близко к объекту) — и все же по теневой
проекции обычно опознается куб, то есть тело с равными гранями
и прямыми углами, хотя в изображении, получающемся на сетчат-
ке глаза, все это выглядит совершенно иначе. Мы истолковываем
плоскую проекцию предмета как подходящий для возникнове-
ния такой проекции трехмерный объект, хотя «подходящий» вовсе
не значит «сколько-нибудь похожий по форме». И тут же возни-
кают вполне обоснованные сомнения. В самом деле, почему мы
видим это изображение как куб, а не как любую из бесконечно-
го разнообразия форм, которые могли бы дать точно такую же Рис. 19. Каркасный куб. Изменяя расстояние между кубом и источником света,
проекцию? а также изменяя положение куба, мы можем увидеть соответствующие изменения
Например, это вполне могла бы быть проекция усеченной плоскостной проекции теневых изображений, причем теневые проекции меняются
пирамиды, обращенной меньшим своим основанием к тенеобра- точно так же, как менялось бы ретинальное изображение в глазу, наблюдающем
зующему источнику или к глазу. куб из точки, где расположен источник света
По-видимому, не все возможные ответы на вопрос, какой
предмет дал эту проекцию, для нас равнозначны. Мы «предпочи- знакомых предметов. И это не пустяк, так как необычные формы
таем» одни объекты, более часто встречающиеся, другим, встреча- Действительно встречаются и не исключено, что в каком-то случае
ющимся реже. Кубы встречаются чаще, чем усеченные пирамиды, °т правильного восприятия их будет зависеть многое.
и мы видим эту проекцию скорее как куб, нежели как усеченную Мы — на пути к тому, чтобы заняться фундаментальными во-
пирамиду или любую из бесконечного числа форм, которым мог- просами восприятия. Пусть восприятие имеет целью установить,

46 47
2. Странные свойства картин

какому объекту вероятнее всего соответствует данная форма. То-


гда неизбежен вопрос: из какого набора объектов производится
выбор? Во всяком случае, не из всего реального мира объектов,
так как ретинальные изображения явно служат только для того,
чтобы обеспечить выбор из уже запасенного ранее набора объ-
ектов, представленных условными обозначениями в «зрительной
части» мозга. По всей вероятности, восприятие заключается в том,
чтобы опознать настоящее с помощью сведений, накопленных
Неоднозначные,
в прошлом.
Но если зрительно воспринимаемые признаки объектов слу-
ρ парадоксальные
жат для выбора сведений, накопленных в предшествующем опыте,
и смысл видимого мира зависит от ограниченного запаса отве-
и неопределенные фигуры
I
тов, полученных в прошлом, то что же происходит, когда мы
сталкиваемся с чем-то уникальным? Что происходит, когда глазу
предъявляются противоречивые признаки? Что происходит, когда Неоднозначные фигуры
зрительно воспринимаемые признаки, используемые для иденти-
фикации данного объекта с одним из ранее известных, оказываются Поскольку существует бесконечное число возможных трехмер-
неподходящими для опознания одного (и только одного) объекта? ных форм, дающих одну и ту же проекцию на плоскость (одну
Иначе говоря, когда мы получаем противоречивую информацию,
значит ли это, что на «глупый зрительный вопрос» будет дан Рис. 20. Куб Неккера. Это плоскост-
«глупый перцептивный ответ»? ная проекция куба, видимого с очень
Рассматривая картины с целью найти ответ на поставленные большого расстояния. Перспектива от-
вопросы (отметим, что к вопросу художественной ценности кар- сутствует — разницы в размерах гра-
тин такой подход имеет в лучшем случае косвенное отношение), ней нет. При наблюдении фигура
мы можем разобраться в некоторых сторонах перцептивной дея- спонтанно (самопроизвольно) «пере-
ворачивается»: одна объемная проек-
тельности мозга. Правда, картины — чрезвычайно искусственное
ция сменяется другой. По-видимому,
средство исследования, и об этом всегда надо помнить; но, с другой
в данном случае имеется не одно, а два
стороны, то же самое можно сказать почти о любом лабораторном равноправных решения перцептивной
эксперименте. проблемы: что есть данный объект?
Мозг «пробует» каждую из этих ги-
потез поочередно, не останавливаясь
окончательно ни на одной из них

и
ту же картину), нет ничего удивительного, что восприятие может
быть неточным и неоднозначным. Замечательно как раз то, что
нас так редко беспокоит и обманывает неоднозначность оптиче-
ской проекции объектов на сетчатке глаза. На обычные объекты

49
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

в нормальных условиях мы смотрим обоими глазами; так как


каждый глаз получает несколько иную проекцию объекта, мно-
гие глубинные формы воспринимаются однозначно. К тому же
с помощью движений головы мы (сходным образом) избавляемся
от неоднозначности. Однако ни тот, ни другой способ не годят-
ся для восприятия глубины на картинах — и все же мы вос-
принимаем глубину на картинах в основном однозначно. Есть,
впрочем, исключения. Эти исключения показывают, как реагиру-
ет мозг в тех случаях, когда не удается прийти к единственному
решению.
Наиболее известный пример тако-
го рода - - каркасный куб, нарисован-
ный без соблюдения правил перспекти-
вы (ближняя и дальняя грани куба оди-
накового размера); это знаменитый куб
Неккера. Швейцарский кристаллограф Рис. 22. Клякса или предмет? Это один из тестов, характеризующих лич-
Л. А. Неккер описал свой куб в 1832 го- ность. Роршах предложил его, основываясь на том, что наш мозг стремится
увидеть предметы даже в фигурах с очень нечеткой структурой. Куб Неккера
ду. С тех пор — в разных вариациях
дает только две альтернативы восприятия. Клякса содержит бесчисленное
и по разным поводам — куб фигурирует
множество таких альтернатив, причем ни одна из них не довлеет над дру-
в психологических работах. Ретинальное гими. Поэтому каждый выбирает «объект», представляющий для него лично
изображение такого куба получается при наибольший интерес, — в этом проявляются индивидуальные особенности
проекции с любой из двух разных пози- восприятия и другие свойства личности
ций. Поэтому здесь одинаково возмож-
ны два разных ответа на один и тот же оптикой глаза на сетчатку. А иногда вообще непонятно, содер-
вечный вопрос перцепции: что есть этот жит ли данная картина (данное изображение) какой-нибудь объект.
предмет и где он находится? Один об- Так, глядя на «абстрактную» картину,гмы подчас далеко не уверены
щий ответ на эти вопросы дать нельзя - в том, что художник вообще хотел изобразить какие бы то ни было
не хватает информации. И мозг, не да- Рис. 21. Фигура Маха. Еще предметы — пусть даже весьма условно. Впрочем, быть может, он
вая окончательного ответа в этой не- один пример самопроиз- и не хотел этого.
ясной ситуации, принимает поочеред- вольно переворачивающей- Да это и не обязательно. Даже в чернильных пятнах содер-
но каждую из двух возможных гипотез ся фигуры. Она похожа жатся намеки на формы предметов. Этот факт положен в основу
(рис. 20). Другой пример аналогичного на корешок книги, обращен- одного из специальных тестов исследования личности — теста
характера -- каркас полуоткрытой кни- ной к вам то страницами, то Роршаха (рис.22). Так, облака иногда похожи на лицо человека,
обложкой
ги, фигура Маха (рис.21). или на корабль, или еще на что-нибудь, но разве лишь мистик
Глубинная неоднозначность — лишь одна из форм перцептив- и впрямь поверит в небесные портреты или флотилии.
ной неоднозначности. Неясным может оказаться и то, что предста- Намеренно (или случайно) можно создать картину, в кото-
вляет собой объект, показанный на картине или спроецированный Рой «одно и то же» видно как два разных объекта. Наиболее

50 51
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

причем фиксация взгляда на некоторых частях рисунка как бы


способствует удержанию одного изображения, а перенос фиксации
на иные части — появлению другого изображения. Когда кокетливо
повернутая щечка превратится в хищный нос, остальная часть лица
девушки как бы тает, перетекая вслед за носом в другое лицо (почти
так же, как лицо доброго доктора Джекилля исчезает, уступая место
]
зловещей физиономии мистера Хайда) \
Движения глаз способствуют перевертыванию воспринима-
емого изображения; на некоторых картинах фиксация взгляда
на определенных частях изображения выявляет одну из альтерна-
тив; тем не менее движения глаз не обязательны для возникновения
перцептивного перехода; раньше или позже перевертывание на-
ступает и само по себе.
Даже если последнюю картину (или куб Неккера) рассма-
тривать совершенно неподвижным взором, изображение все же
будет перевертываться, хотя и несколько реже. Таким образом,
перцептивный переход происходит в мозгу без участия фак-
Рис. 23. Э. Боринг. «Неоднозначная теща» тора изменения информации, поступающей от глаз (например,
при движениях последних). Как мы увидим позднее, этот мо-
мент имеет немаловажное значение; он относится к числу фак-
известный пример такого рода показан на рис. 23, это картина
тов, подкрепляющих представление о восприятии как об актив-
американского психолога Э. Дж. Боринга. Она воспринимается то
ном процессе (точнее, сложной цепи процессов) преобразования
как портрет прелестной молодой девушки, то как лицо ужасной
ретинальных изображений в поисках их смысловой интерпре-
старухи, причем когда воспринимается один объект, совершенно
тации. Правда, самому сделать взгляд абсолютно неподвижным
«исчезает» другой. Девушка на картине видна в профиль; ресни-
невозможно: глаза совершают непроизвольные маленькие скач-
цы одного глаза осеняют щеку, на шее у нее — черная лента.
ки от одной точки к другой и, кроме того, постоянно слегка
Когда на картине «возникает» старуха, то подбородок юной ле-
дрожат с высокой частотой. И все же мы точно знаем, что пер-
ди превращается в противный громадный нос, а черная лента, цептивные переходы неоднозначных фигур не зависят от движе-
окружавшая шею девы, — в узкую щель жесткого рта «старой ний глаз. Это подтверждается экспериментально, когда изобра-
развалины». Очень любопытно наблюдать за своими ощущения- жение долгое время остается совершенно неподвижным на сет-
ми во время альтернативного восприятия («вывертывания») этой чатке, так что при всех движениях глаз оно строго стабиль-
картины. Значение каждого элемента картины меняется столь но. Новые способы стабилизации ретинального образа требуют
разительно, что трудно поверить в объективную неизменность ри- сложных оптических приспособлений, но читатель может прове-
сунка: один рисунок как будто незаметно и ловко подменяют рить сказанное с помощью старого способа, использующего по-
другим.
Эта картина обычно кажется неизменной до тех пор, пока ' Персонаж-перевертыш из повести Р. Стивенсона «Странные приключения
взгляд не перейдет на новую часть рассматриваемого рисунка, Доктора Джекилля и мистера Хайда». — Прим, перев.

52 53
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

слеобраз. В этом случае понадобится только одна фотографическая Оказалось, что все испытуемые ощущали перевертывание куба
лампа-вспышка. в обоих случаях - - с ощупыванием и без, -- но во втором слу-
Методика такова. Поместите один из неоднозначных рисунков чае перевертывание происходило примерно вдвое чаще. В момент
на удобном расстоянии от глаз; в затемненной комнате установите перевертывания зрительное восприятие и тактильные ощущения
лампу-вспышку, с помощью которой будете освещать рисунок. расходятся: грани куба видны в одном порядке, но ощущаются ру-
Глядя в центр (или на какую-нибудь другую часть) рисунка, еле кой в совершенно ином. Это весьма примечательное переживание
различаемого вами в темноте, дайте вспышку. Через несколько для испытуемого (рис.24).
секунд после вспышки вы увидите яркий послеобраз рисунка,
«спроецированный» вашим глазом на слабо освещенный потолок,
стену или просто на чистый лист бумаги.
Вы обнаружите, что и картина, видимая в послеобразе, «пе-
ревертывается». Не вызывает сомнений, что послеобраз строго
неподвижен относительно сетчатки; как бы ни двигался сам глаз, Рис. 24. Глубинное располо-
изображение остается на одном и том же участке сетчатки. Отсюда жение деталей этого покры-
следует, что движение глаз, мерцание света (или изменение яр- того светящейся краской ку-
кости освещения) и другие моменты, способствующие перцептив- ба перцептивно неоднозначно.
ному изменению видимой картины, не являются обязательными В темноте видно перевертыва-
для возникновения перцептивного перехода; последний может ние куба в глубину, несмотря
происходить спонтанно, то есть вследствие колебаний мозгового на то что он ощущается ру-
ками; таким образом разделя-
«решающего» процесса, без каких-либо внешних побудительных
ются «два мира» — видимый
причин. и тактильно ощущаемый
Но что происходит с этими спонтанными изменениями вос-
приятия, когда имеется дополнительная сенсорная информация,
сигнализирующая мозгу об истинном положении дел? Тут извест-
но еще очень немногое, хотя некоторые эксперименты в этом
направлении и были предприняты автором совместно с одним
исследователем. Мы пользовались не двумерной картиной, а трех- По-видимому, зрительная интерпретация объектов (прежде
мерным объектом, причем так, чтобы сигналы о форме объекта всего это касается взрослого человека) осуществляется на осно-
посылались в мозг через прикосновение в то же самое время, что ве главным образом зрительной информации. Другие источники
и через зрение. сенсорной информации, например прикосновение, хотя и вли-
Опыт проводился в совершенно затемненной лабораторной яют на то, как мы видим предметы, но не определяют всего
комнате; объектом служил куб (со стороной около 10 см), изго- того, что мы воспринимаем зрением. У взрослого человека зре-
товленный из проволоки и окрашенный светящейся краской. Куб ние достаточно автономно; тем не менее мы весьма склонны
жестко крепился к столу за один угол; испытуемый все время полагать, что при развитии - - как эволюционном, так и в дет-
ощупывал куб рукой, неотрывно глядя на него и сообщая (в дик- ском возрасте - - зрение руководствуется прямыми сведениями
тофон), какая грань куба кажется ему более близкой. Такой же об объектах, получаемыми через прикосновение. Необходимы
опыт с каждым испытуемым проводился без ощупывания куба. Широко разветвленные исследования, чтобы установить, в ка-

54 55
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

кой степени другие чувства могут влиять на зрение и исправлять куба, мы установим влияние перспективы (или любого другого
его ошибки. фактора, влияющего на неоднозначность фигуры). Из опыта вид-
Мы упоминали два вида неоднозначности: во-первых, неод- но, что перевертывание по глубине — лишь один из нескольких
нозначность глубины на рисунках (проекциях куба) и, во-вторых, наблюдаемых весьма любопытных эффектов. Прочие эффекты,
неоднозначность содержания рисунков (портрет молодой леди - обнаруживаемые нами в этих экспериментах, показывают раз-
старой ведьмы). ницу между тем, как мозг обращается с -картинами и как -
Так как оба вида перцептивной неоднозначности существенно с объектами.
различаются, им следует дать свои названия: «глубинная неод- Кроме исследования влияния перспективы, мы попытаемся
нозначность» и «неоднозначность содержания». Перейдем теперь также выявить влияние включения второго глаза, то есть влия-
к планированию экспериментов для дальнейшего изучения этих ние стереоскопически воспринимаемой глубины. Посмотрим еще,
феноменов, но тут необходимо учесть, что в обоих случаях потре- ; чему приведет дополнительный фактор - - движение. И на-
буются совершенно разные эксперименты. конец, сравним восприятие нескольких разных картин с не-
Для изучения глубинной неоднозначности, с которой мы на- посредственным восприятием объекта, изображенного на этих
чнем, нужен простейший аппарат; заинтересовавшийся читатель картинах.
легко может изготовить его сам. Результаты опытов многообе- Чтобы провести эти эксперименты, необходима методика,
щающи, и можно рассчитывать на то, что они помогут ответить позволяющая по-разному изображать объекты; придется давать
на основной вопрос: как происходит зрительное восприятие объ картины с перспективой, «дозируя» последнюю от нуля до мак-
ектов? При этом следует помнить, что внезапные изменения вг симума; понадобятся также трехмерные картины, выполняемые
приятия могут происходить и в тех ситуациях, когда изображен с применением стереоскопической техники. Все это достаточно
на сетчатке глаза остается неизменным. Это позволяет, сохра- просто удается, если использовать тени.
няя постоянство изображения, исследовать происходящие в мозгу Воспользуемся чуть усложненной схемой теневой проекции.
центральные процессы принятия решений, и особенно то, как Теневой проектор может давать любую перспективу (в том чи-
на основе сенсорных данных избираются перцептивные гипотезы, сле и нулевую); он же может дать двойное изображение, впол-
то есть альтернативы восприятия. Именно этот вопрос мы считаем не достаточное для стереоскопического восприятия. Сам аппарат
здесь основным, центральным. весьма прост. Это маленький «точечный» источник света, отбра-
Куб Неккера лишен перспективы; его грани точно равны сываюший тень предмета на матовый экран; в качестве предмета
можно сть, к примеру, каркасный куб. Глаз увидит на экра-
по размеру и по форме, тем не менее в любой данный MOÏV чт одна
не плоское изображение предмета. Оно будет иметь перспективу,
из них воспринимается как передняя, а другая — как задн^>1 грань
выраженную тем сильнее, чем меньше расстояние между источ-
куба. На рисунке куба, выполненном с соблюдением перспекти-
ником света и объектом; перспектива здесь будет зависеть только
вы, одна (передняя) грань куба больше другой (задней). Такая
от расстояния. Если бы оно было бесконечно большим, пер-
разница в размерах служит сигналом глубины; мы можем предпо-
спективы не было бы совсем. Вместо того чтобы брать очень
ложить, что введение перспективы в рисунок помешает ю rv «пе- большие расстояния, используем большое параболическое зерка-
ревертываться», поскольку разница в размерах должна ум·, .шить ло: оно позволит нам сделать пучок падающих на экран лучей
неоднозначность фигуры. Проведя опыт и зарегистрировав чи- света параллельным. Источник света при этом поместим в фо-
сло, показывающее, сколько раз в течение определенного отрезка кусе параболического зеркала, а объект — в любой точке оси
времени (порядка нескольких минут) произошло перевертывание от центра зеркала к центру экрана; объекту можно даже придать

56
57
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

постоянноевращение — и тогда у нас будет непрерывно меняюще-


Параболическое
еся изображение.
зеркало Чтобы получить стереоизображение нашего предмета, добавим
еще один «точечный» источник света. Оба источника поместим ря-
дом так, чтобы расстояние между осями объектов было примерно
равно расстоянию между глазами человека" (около 60 миллиме-
тров). Это позволит дать на экран две плоские проекции объек-
та — по одной для каждого глаза наблюдателя. Обе они будут
Один из двух цветных
различаться между собой точно так же, как различаются в нор-
или поляроидных
фильтров; ме ретинальные изображения обычного объекта в обоих глазах
свет наблюдателя. Таким образом, мы получим правильно спроециро-
ванную пару картин — стереопару изображений объекта (рис. 25,
см. цветную вкладку). Осталось лишь устроить так, чтобы правый
Объект глаз получил свою картинку, а левый — свою. Каждую картинку
следует сделать видимой только для одного глаза. Это достигается
Экран с помощью фильтров — поляроидных либо цветных. Пусть теперь
наблюдатель смотрит на экран сквозь очки, в которых правое сте-
Видимое
кло красное, а левое зеленое; тогда каждый глаз получит «свою»
изображение
проекцию объекта. В мозгу обе «проекции» сольются и возникнет
стереоскопический образ объекта. Наблюдатель воспримет этот
образ как трехмерную пространственную фигуру. Прием двойной
проекции, позволяющий нам работать обоими глазами и получать
при этом стереоэффект, особенно важен при изучении незнакомых
предметов.
Сравним теперь то, что получается, когда мы рассматри-
ваем предмет непосредственно, с тем, что мы видим, воспри-
нимая его на кар/пине, при каждом из четырех видов про-
екции. Несмотря на то что перспективу можно в принципе
Цветные или менять плавно, мы будем пользоваться только двумя ее вари-

о антами:
поляроидные очки
Глаза а) перспектива при малом расстоянии между источником света
и объектом;
Рис. 27. Можно скомбинировать проекцию из пары источников (здесь показан
б) нулевая перспектива — при проекции объекта из оптической
только один) для получения стереоизображения с отражением от параболи-
бесконечности.
ческого зеркала — для устранения перспективы. Тогда образ предмета будет
объемным, но не перспективным. Такой образ, невозможный в реальной жизни, Для сравнения возьмем только два предмета: каркасный куб
исключительно полезен для целей нашего эксперимента и усеченную пирамиду.

58 59
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

I'
:
' ' ИШЯ&Ша-:-

Рис.28. Наблюдатель смотрит одним Рис. 29. Наблюдатель смотрит одним Рис. 30. Наблюдатель смотрит одним Рис. 31. Наблюдатель смотрит одним
глазом. Восприятие объекта. Куб вос- глазом. Монокулярная перспектива. глазом. Монокулярная нулевая пер- глазом. Восприятие картины. На карти-
принимается как куб. В глазу изобра- Восприятие картины. Изображение ку- спектива. Восприятие объекта. Каркас- не куб Неккера. Перспектива не дана:
жение дальней грани меньше по раз- ба, точно выполненное в перспектив- ный куб заменен усеченной пирамидой, размеры «ближней» и «дальней» гра-
меру, но при этом она не выглядит ной проекции на плоскости листа, вы- которая обращена к глазу наблюдателя ней куба одинаковы. Они и восприни-
уменьшенной. Все углы имеют вид пря- глядит искаженным: одна грань мень- меньшей по размеру гранью. При этом маются как одинаковые при обоих ва-
мых (хотя в ретинальном изображении ше другой, противоположной. Меньшая мы выбрали такое расстояние, что на риантах перцептивного перевертыва-
на дне глаза они не являются таковыми, грань кажется дальней гранью куба, ретине глаза изображение объективно ния фигуры. (Обратите внимание, одна-
потому что ретинальное изображение но в то же время видно, что она нахо- меньшей грани имеет точно ту же ве- ко, на последующие замечания о важ-
есть перспективная проекция предме- дится в плоскости листа на том же рас- личину, что и изображение объективно ности фактуры плоского листа.) Глуби-
та). Когда куб переворачивается в глу- стоянии от наблюдателя, что и большая большей грани. (Объект устанавлива- на здесь парадоксальна
бину, подобно тому как это происходит (передняя) грань. Глубина здесь пара- ют так: находят то положение и рас-
с кубом Неккера, он уже больше не вы- доксальна: видимая фигура предста- стояние, при которых ближняя грань
глядит как куб. Та грань, что кажет- вляет собой и объемный куб, и плоское точно закрывает дальнюю; затем слег-
ся более удаленной, выглядит сильно изображение. При перцептивном пе- ка его поворачивают, чтобы дальняя
увеличенной, а грань, воспринимаемая ревертывании фигура не меняет фор- грань была видна.) Объект не выглядит
впереди, кажется уменьшенной. Вос- мы в отличие от куба, наблюдаемого как куб. Дальняя грань кажется боль-
принимается не куб, а усеченная пира- в натуре ше ближней. При перцептивном пере-
мида. Это изменение видимой формы вертывании большей кажется та грань,
предмета происходит каждый раз со- которая воспринимается как дальняя.
вершенно внезапно и одинаково у всех Таким образом, объект все время выгля-
наблюдателей дит как усеченная пирамида, но боль-
шей кажется то одна, то другая грань —
та, которая выглядит в данный момент
более удаленной

Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель
К

ы\
60 61
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Рис. 32. Наблюдатель смотрит двумя Рис. 33. Наблюдатель смотрит двумя Рис. 34. Наблюдатель смотрит двумя Рис. 35. Наблюдатель смотрит двумя
глазами. Стереоперспектива. Восприя- глазами. Стереоперспектива. Восприя- глазами. Стереонулевая перспектива. глазами. Стереонулевая перспектива.
тие объекта. Каркасный куб воспри- тие картины. Картина кажется совер- Восприятие объекта. Усеченная пира- Восприятие картины. Физически ближ-
нимается как куб. Все ребра одинако- шенно объемной, нарисованный объ- мида выглядит именно как усеченная няя и дальняя грани куба изображены
вой длины, все углы прямые, несмотря ект выглядит удивительно реальным — пирамида: ближняя грань меньше даль- в плоскости листа одинаковыми по раз-
на то что в ретинальном изображении до того, что трудно отличить его от та- ней, как это и есть в действительно- меру, но выглядят они различно: грань,
каждого глаза дальняя грань куба отра- кого же, но «настоящего» каркасного сти, хотя и та, и другая грани дают которая воспринимается как дальняя,
жена меньшей по размеру, чем ближ- куба, наблюдаемого в натуре. Види- в обоих глазах одинаковые по вели- кажется увеличенной. Увеличенной она
няя грань. Перцептивное перевертыва- мый куб не имеет искажения формы. чине изображения. При перцептивном кажется и при перцептивном перевер-
ние куба случается редко, но оно, без- Иногда (редко) он перевертывается - перевертывании (что случается редко) тывании (что случается редко), но при
условно, может происходить. «Вывер- и тогда стереокартина выглядит иска- грань, кажущаяся более удаленной, вы- этом вся объемная фигура принимает
нутый наизнанку» куб кажется не впол- женной точно так же, как в случае глядит увеличенной странный, как бы нереальный вид
не реальным, искаженным, форма его перцептивного перевертывания реаль-
нарушается подобно тому, как это про- ного каркасного куба
исходит при наблюдении одним глазом;
в частности, грань, которая кажется
дальней, выглядит сильно увеличенной

Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель Что видит наблюдатель

Тч

62 63
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Условия, в которых происходит (да) либо не происходит (нет) искажение* ятия. И поскольку большинство экспериментов по восприятию
проводилось с помощью картин, следует очень осторожно оце-
Глубина воспринимается правильно нивать результаты таких экспериментов, особенно что касается
перенесения выводов, сделанных в экспериментах с картинами,
Монокулярная Монокулярная Стерео-
Стереопер- на восприятие нормальных объектов.
перспектива нулевая нулевая
спектива
перспектива перспектива
Парадоксальные фигуры
Предмет Нет Да Нет Нет (обычно)
Картины сами по себе — просто плоские предметы, содержа-
Картина Нет? Да Нет Да щие узоры из светлых, темных и цветных пятен и полос. В то же
(парадоксально) (парадоксально)
время они открывают глазу совершенно иные предметы, лежащие
Глубина воспринимается навыворот в совершенно ином пространстве. Ни один предмет не может
одновременно быть в двух местах, не может иметь одновременно
Монокулярная Монокулярная Стерео- более чем один набор размеров и более чем одну форму. Но объект,
Стереопер-
перспектива нулевая нулевая
спектива видимый на картине, находится не там, где воспринимается плос-
перспектива перспектива
кость картины, и при этом имеет совсем иные размеры и совсем
Предмет Да Да Да (редко) Да (редко) иной объем.
Все картины парадоксальны — в том смысле, что все они
Картина Да? Да Да (редко) Да (редко)
являются двойственной зрительной реальностью: плоские пред-
(парадоксально) (парадоксально)
меты видны плоскими, но в то же время это совершенно иные,
* Под «искажением» мы понимаем тот случай, когда фигура не выглядит трехмерные предметы, расположенные в ином пространстве. Эта
похожей на куб. Под «парадоксальностью» мы подразумеваем тот случай, когда двойственная реальность — парадокс, свойственный самому суще-
на глубинное расположение деталей фигуры влияет фон: фигура как бы лежит
в плоскости фона и в то же время в квазиглубинном пространстве монокулярного ству картины.
зрения. (Этот парадокс глубины фигуры не имеет места ни при прямом наблюдении Каждый художник свободен в выборе изображаемого мира.
предметов, ни при стереовосприятии картин.) В отличие от фотоаппарата кисть художника не скована геоме-
трическими вариантами перспективы; если художник захочет, то
Наши опыты показали также, что картины могут быть удиви- может придать удаленным предметам тот же или даже больший
тельно мало пригодны для опознания даже знакомых предметов. размер, чем близким предметам (хотя реальные размеры всех этих
Таблица, в которую сводятся основные наблюдения, позволяет предметов могут быть одинаковыми). Художник может как угод-
увидеть, что происходит с каждой из четырех проекций в тех но исказить предметы, заставить далекие объекты перекрывать
случаях, когда фигура воспринимается правильно, и в тех случаях, контуры близких — вообще он может написать вселенную заново.
когда она вывернута по глубине наизнанку. Художник может не только придать плоскости холста види-
Что говорят о восприятии проведенные нами опыты? Многое, мость трехмерного пространства, но и наоборот: сделать так, чтобы
трехмерные, выпуклые предметы казались плоскими, вогнутыми
и в том числе то, что зрительное восприятие картин очень отлича-
и т. д. - - в зависимости от тех или иных приемов изобразитель-
ется от зрительного восприятия обычных, «нормальных» объектов.
ного искусства, примененных им для того, чтобы обмануть наше
А это значит, что картины не являются нормальными предметами
чувство расстояния и рельефа.
для глаз, они представляют совершенно особый случай воспри-
3 зак. 47
65
64
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Рис. 36. Уильям Хогарт. Рыбак (1754). Сочетая различные углы наблюдения
и несколько планов перспективы, Хогарт добивается на первый взгляд обычной,
а на самом деле невозможной композиции Рис.37. Гравюра Мориса Эшера. Изображен водопад, который,
по-видимому, непрерывно струится вверх
Английский живописец Уильям Хогарт намеренно извратил
перспективу в гравюре, изображающей (рис. 36). Поначалу кар- никоим образом не могли бы разыгрываться так, как это показано
тина кажется совершенно обычной, «разумной», но более внима- художником. Гравюра содержит целый ряд зрительных нелепо-
тельный взгляд очень скоро обнаруживает, что реальные сцены стей, парадоксов, связанных с пространственным расположением

66 67
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

удилища и лески, рыбака, моста и других предметрв. Хогарт вполне


достиг своей цели -- доказать силу перспективы, ибо ничто так
хорошо не подтверждает ее могущества, как целенаправленное
извращение.
Немало гравюр, увлекательно показывающих парадоксы изо-
бражения глубины, создал после Хогарта голландский художник
Морис Эшер. Есть у него водопад, непрерывно бегущий вверх
(рис. 37), есть гравюра, на которой довольно трудно понять, к че-
му на самом деле прислонена лестница (рис. 38). Гораздо проще
сделаны и потому еще более поразительны рисунки Л. и Р. Пенро-
узов. Они назвали их «невозможными объектами»; к сожалению,
название неудачное, так как невозможными могут казаться и изо-
бражения, и реальные объекты. Поэтому я буду называть их
«невозможными фигурами», а название «невозможные объекты»
сохраню для реальных предметов, которые могут показаться пара-
доксальными.
Среди невозможных фигур особенно поражает «невозмож-
ный треугольник» (рис. 39). На первый взгляд он вроде бы похож
на нормальный треугольник, но очень скоро понимаешь, что он,
безусловно, необычен. Хотя каждый угол в отдельности выглядит
совершенно нормально, становится ясно, что никакой реальный
объект не может одновременно иметь три угла, повернутые к на-
блюдателю в таких ракурсах. Воспринимающий мозг стремится
отвергнуть мысль, что этот рисунок изображает реально существу-
ющий объект.
На самом деле -- как бы удивительно это ни показалось —
такой предмет можно сконструировать. Его фотографию мы видим
на рис. 40. Фотография совершенно не ретуширована, лишь тща-
тельно подобрана позиция фотокамеры. Предмет сделан из дерева;
никакой специальной теневой окраски или иных способов изме-
нения кажущегося рельефа и формы применено не было. Способ
освещения также не важен. Этот предмет действительно существу-
ет. С той точки, где был расположен объектив фотокамеры, он
и глазу покажется таким же, как на фотографии.
И даже зная ответ — что это не треугольник, а совсем непо-
Рис.38. Гравюра Мориса Эшера, на которой изображен невозможный дом хожий на него трехмерный предмет, — очень трудно увидеть его
таким, каков он есть на самом деле.

68
69
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Ц
Рис.39. Невозможный треугольник Л. и Р. Пенроузов. Может ли такой
треугольник существовать в действительности?

Если мы верно предположили, что восприятие есть процесс,


Рис.40. Здесь дана совершенно неизмененная фотография предмета, который
связанный с выбором подходящей гипотезы о внешнем объекте,
существует — и тем не менее .кажется невозможным
процесс, основанный на той информации, которая преобладает,
то мы в состоянии объяснить, почему трудно правильно увидеть
этот предмет. Верное решение — трехмерный деревянный предмет Особенно интересно, что, понимая разумом правильный ответ
весьма странной формы — является чрезвычайно маловероятным и даже изготовив предмет самостоятельно и затем рассматривая
исходом процесса интерпретации ретинального изображения, по- его со всех сторон, мы все же из критической позиции не вос-
лученного при взгляде н^ этот предмет. Правильный ответ может принимаем этот предмет, как он есть. Правильное перцептивное
быть дан лишь в результате качественного скачка воображения. решение столь маловероятно, что избираемая гипотеза о предмете
В ретинальном изображении не содержится и намека на то, что никогда не оказывается истинной. Вполне очевидно, что процесс
в
перед глазом -- трехмерный предмет; поэтому только приняв, что осприятия, будучи процессом принятия решений, в то же время
это изображение трехмерного предмета, можно увязать три не- Не допускает прямого воздействия отвлеченного знания на выбор
ß
мыслимых в совмещении поворота углов в единую, возможную cex перцептивных решений. Последний вывод имеет большое
в предметном мире форму. теоретическое и практическое значение.

71
70
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Другая, не менее известная невозможная фигура — трезубые


вилы (рис.41). Что такое со средним зубцом? Да и средний ли
это зубец? Если да, то лежит он в той же плоскости, что и два
других, или ниже? Как ни странно, но и то и другое кажется
верным. Но ведь это невозможно: ни один предмет, ни одна часть
предмета не могут находиться в одно и то же время в двух раз-
ных местах. И поэтому средний зубец не может быть в одной
плоскости с двумя другими зубцами и в то же время ниже этих
зубцов, а рисунок показывает именно это. Мы не можем принять
какую-либо перцептивную гипотезу, примиряющую рисунок с ми-
ром объектов, не можем извлечь из ретинального изображения
ни одной подходящей к объективному миру гипотезы, и потому
мы не можем увидеть такой объект. В данном случае различные
части рисунка не удается согласовать между собой, даже приняв
любую маловероятную гипотезу.

Рис.41. Невозможные вилы

Средний зубец непосредственно виден в двух плоскостях од-


новременно. Когда никакая гипотеза не может привести к со-
гласованию элементов изображения, получить реальный объект,
соответствующий этому изображению, невозможно; наш треуголь-
ник — иное дело. Художник может свободно связывать любые Рис. 42. Сделанные с разных позиций фотографии предмета, показанного
элементы фигур, любые композиции, и таким образом создает на рис. 40, позволяют увидеть истинную форму предмета. И все же с одной
перцептивный парадокс, не имеющий однозначного решения. Тот (критической) точки зрения этот предмет по-прежнему кажется парадоксальным,
хотя мы теперь и знаем правду о его подлинной форме. Судите сами, каковы
факт, что невозможный треугольник все-таки изготовлен, пока-
наши представления о вещах
зывает, что проблема может иметь единственное верное решение
в мире объектов, хотя зрительная система и не в состоянии это
решение обнаружить. Его стоит изготовить и потом рассмотреть этот объект, который вы-
Возникает следующий вопрос: почему некоторые формы так глядит невозможным. Пусть ретинальное изображение его ничем
трудны для восприятия? Нарушают ли они какие-то правила или не отличается от фотографии — мы все же знаем, что это матери-
попросту слишком необычны? Конструкция объекта, соответству- альный объект. Изготовлен он из деревянных брусков квадратного
ющего фигуре «невозможный треугольник», показана на рис. 42. сечения. Дерево настоящее, мы это видим - - и все же не можем

72 73
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные,.парадоксальные и неопределенные фигуры

воспринять расположение всех частей предмета в пространстве 2. Картины могут содержать несовместимые указания на глубину
одновременно. Увидеть собственными глазами, как крепкие де- пространства. Поскольку художник свободно выбирает прие-
ревянные бруски соединяются в невозможный и в то же время мы и планы, которыми пользуется для передачи глубины, он
простой объект, несомненно, стоит - - это производит гораздо волен создавать большое число разных вариантов возможного
большее впечатление, чем мимолетная «игра света» или фокусы, парадокса этого рода. Но в мире объектов такой парадокс
основанные на ловкости рук. невозможен.
Поскольку трехмерный объект также может оказаться зри- 3. Картины могут оказаться парадоксальными случайно или на-
тельно невоспринимаемым, ясно, что явление, которое мы опреде- правленно — когда у наблюдателя создается впечатление, при-
лили как парадокс картин, является не единственным парадоксаль- водящее к выбору неверной перцептивной гипотезы вместо
ным явлением зрительного восприятия. Очевидно, что парадок- той, которая необходима, чтобы дать правильную интерпре-
сальную глубину можно обнаружить не только при рассматривании тацию, то есть увидеть картину в соответствии с законами
плоскости картины, так как наш треугольник не лежит в одной нормального объективного мира.
плоскости.
Объект является парадоксальным тогда, когда отсутствует пра- Из опыта с моделью «невозможного треугольника» мы зна-
вильная зрительная гипотеза, позволяющая верно интерпретиро- ем, что глубинный парадокс такого рода не ограничен картинами,
вать ретинальное изображение объекта. В частности, парадок- но может иметь место и в мире трехмерных объектов, рассматри-
сально связанными кажутся части такого объекта, который мы ваемых с определенных критических позиций.
воспринимаем как двумерный, хотя на самом деле он лежит в про- Помимо глубинных парадоксов, картины содержат парадоксы
странстве трех измерений. иного рода. Так, корабль вовсе не надо писать в натуральную вели-
Что касается картин, то парадоксальность глубины может быть чину, чтобы он был воспринят как корабль естественных размеров.
обнаружена в них и независимо от плоскости картины: И если такой рисунок (или трехмерная модель) виден одновре-
менно и в своем подлинном размере и в размере натуральных
а) когда пространство, изображенное на картине, воспринима- масштабов, перцептивный парадокс налицо.
ется неправильно, вследствие того, что не была найдена наи- Мы имеем право сказать, что картина парадоксальна, а не про-
лучшая перцептивная гипотеза, хотя она могла быть найдена; сто необычна, когда она содержит информацию, несовместимую
б) когда на картине даны несовместимые глубинные планы, из- в пространстве. Если же в одной композиции совмещены со-
за чего никакая целостная интерпретация не возможна. вершенно не связывающиеся в единое целое объекты или части
разных предметов соединены в один невероятный составной объ-
Таким образом, мы находим несколько разновидностей пара- ект, но по всем правилам передачи пространства, то такой объект
докса картин: не является логически невозможным (рис. 43). Так, выражение «хи-
1. Все картины парадоксальны в силу того, что каждая из них лый силач» содержит парадокс, в то время как «стеклянная гора»
есть — физически -- узор на плоскости, но — зрительно - обозначает просто маловероятный или даже логически невозмож-
помимо узора на плоскости содержит еще и трехмерное про- ный объект.
странство объемных объектов. В этом заключается двойствен- Одни парадоксы могут быть решены однозначно, другие -
ная реальность картин, делающая их уникальными предметами нет. Когда парадокс возникает вследствие того, что была принята
зрительного восприятия. некоторая противоречивая информация, решить парадокс нельзя,

74 75
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

не отбросив части информации. Но последнее не есть, в сущ-


ности, решение парадокса, а всего лишь - - изменение задачи.
Поддаются решению только те парадоксы, которые обязаны сво-
им происхождением неудачной перцептивной гипотезе. Парадокс
исчезает, если мы способны, например, увидеть «невозможный
треугольник» в его подлинной трехмерной форме, совершенно
непохожей на то треугольное изображение,* которое получается
при наблюдении из критической позиции. Это изображение мы
тогда воспринимаем как особый случай, включенный в общую
перцептивную гипотезу о форме объекта; тогда гипотеза остается
справедливой для любой позиции наблюдения. Наиболее близка
к «истине» та гипотеза, принятие которой не сулит сюрпризов
в новых ситуациях.
Теперь должно быть ясно, что, применяя слово «парадокс»
по отношению к картинам, мы не просто взяли звонкое словечко
из лексикона споров и научных эссе. Восприятие — своего ро-
да мышление. И в восприятии, как и в любом виде мышления,
достаточно своих неоднозначностей, парадоксов, искажений и не-
определенностей. Они водят за нос даже самый разумный глаз,
поскольку именно они являются причинами ошибок (и сигналами
ошибок) как в наиболее конкретном, так и в наиболее абстрактном
мышлении.
Мы можем рассматривать эти симптомы ошибок восприя-
тия — парадоксы, неоднозначность, неопределенность и иска-
жение — как указания на способы, которыми пользуется мозг,
чтобы совершать прыжки от паттернов сенсорной информации
к столь отличным от них воспринимаемым объектам. Когда пры-
жок совершается в неверно выбранном направлении и призем-
ление происходит совсем не в том месте, мы можем, изучив
происшедшее, узнать кое-что о стратегии выбора, свойственной
работе воспринимающего мозга. Исследование ошибок нашего
Рис. 43. В этом рисунке нет комбинации логически несовместимых элементов, зрения позволяет нам увидеть то, что порождает их, заглянуть
тем не менее совмещение их в высшей степени невероятно. Люди-деревья в работу самой сложной функциональной системы на Земле, по-
не существуют в природе, и наше представление о предметах восстает против чувствовать хотя бы очертания процесса, решающего проблемы,
такого сочетания. Мы можем «прочесть» часть рисунка как руку плюс ветвь, палец
недоступные пока ни одной вычислительной машине, — про-
плюс сучок. Автор (Иероним Босх) изощренно пользуется нашим репертуаром
блемы, возникающие каждый раз, когда глаз видит предмет или
запасенных в опыте объект-гипотез
картину.

76 77
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Неопределенные фигуры Если они окажутся не в состоянии предсказать этапы правильно


чередующегося ряда событий, значит, основная гипотеза оши-
Итак, мы пришли к заключению, что картины не слишком хо- бочна, причем ошибка будет именно в том звене, которое даст
рошо отображают структуру трехмерных предметов, если работает ложное предсказание. Поэтому мы сможем использовать успех
монокулярное, а не стереоскопическое зрение. или ошибочность предсказания как признак пригодности или не-
До сих пор мы рассматривали прямо и в разных проекциях пригодности перцептивной гипотезы.
только один предмет -- каркасный куб. Это удобно при изучении Но как реализовать эту идею? Можем ли мы создать достаточ-
грубых искажений, так как у простой правильной фигуры легче но простую ситуацию, позволяющую нам обнаруживать ошибки
оценить неравенство разных частей и таким образом сразу узнать, перцептивных предсказаний?
искажена ли она и как именно. Но что произойдет, если взять Рассмотрим только один определенный тип перцептивных
не правильную фигуру, подобную кубу, а какую-нибудь незна- ошибок. Возьмем случай плоскостной проекции - - двумерную
комую, да еще и случайной формы, например ветку дерева? Она картинку. Пусть ее удастся интерпретировать (увидеть) правиль-
может иметь в натуре различную форму; что перед нами часть дере- но — как изображение структуры трехмерного объекта; позволит ли
ва, мы, конечно, узнаем, но ведь точная структура каждого дерева это предсказать проекцию, которая будет получена с новой точки
неповторима, так что заранее мы не можем ни знать, ни угадать наблюдения! При таком подходе мы получаем прямое указание
форму данной ветки. на способ, с помощью которого сможем исследовать предсказа-
Нам следует выбрать методику для проведения опытов по ис- тельную силу гипотез об объектах. Если новая проекция объекта
следованию точности восприятия различных проецируемых изо- удивит нас, значит, предшествующая гипотеза об объекте была
бражений случайных и незнакомых объектов. Как провести такие ошибочной.
опыты? Надо, по-видимому, попытаться каким-то образом ото- Нельзя допускать, чтобы между двумя опытами — начальным
бразить структуру объекта, предусмотрев в то же время способ и последующим — прошло значительное время, иначе искажения
выявления ошибок восприятия, позволяющий точно описать эти в запоминании могут оказаться ответственными за неожиданный
ошибки. Такой метод существует. вид объекта при рассматривании его с новой позиции. Переры-
Мы выдвинули предположение о том, что «правильно ви- ва между обоими опытами нужно избегать еще и для того, чтобы
деть» -- значит выбирать такие перцептивные гипотезы, которые
любая неожиданность, любое непредвиденное различие между вос-
не только удовлетворяют сиюминутным фактам, но и дают пред-
приятиями объекта в первом и втором опытах были совершенно
сказание о будущих событиях. Описывая восприятие как процесс
ясны наблюдателю.
выбора «гипотез об объектах», мы не заимствуем легкомыслен-
Поэтому начнем с проекции трехмерного объекта и применим
но понятие «гипотеза» из языка научных исследований. Любая
нашу методику теневой проекции. Но только будем постоянно
научная гипотеза лишь тогда имеет силу, когда она способна
вращать объект. Так мы получим непрерывно изменяющуюся,
предсказывать будущие события. То же самое должно быть верно
но периодически повторяющуюся проекцию объекта.
относительно перцептивных гипотез; именно их предсказательная
Если восприятие объекта на основе проецируемого изобра-
сила дает возможность организмам побеждать врагов и приро-
жения окажется верным, то при всех изменениях проекции мы
ду. Предсказания позволяют планировать действие до того, как
настанет время действовать. должны видеть один и тот же объект. Если же форма объекта,
Именно предсказательную способность гипотез об объектах воспринимаемая по его проекциям, меняется, значит, восприятие
мы сможем использовать для проверки правильности этих гипотез. ошибочно, по крайней мере по некоторым из проекций.

78
79
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Укрепим наш объект (каркасный куб, «ветвь дерева», решетку, на то что и в этом случае глаз получает только плоскую про-
подобную скелету кристалла, или просто изогнутый кусок прово- екцию (рис.46, см. цветную вкладку). В то же время куб будет
локи) отвесно на продолжении вала маленького мотора с надежно самопроизвольно «перевертываться» в глубину и с каждым пере-
регулируемой скоростью вращения. Придадим объекту медленное вертыванием видимое направление вращения куба будет меняться
вращение. Установим проектор так, чтобы теневая проекция объ- на противоположное. Это и понятно — для однозначного восприя-
екта была четко видна на экране. Будем наблюдать меняющуюся тия глубины не хватает сенсорной информации (плоская проекция
теневую проекцию объекта. Что при этом произойдет? куба здесь не более информативна, чем в том случае, когда куб
Самый интересный (даже странный) эффект получится, если Неккера нарисован на бумаге); что же касается видимого напра-
объект будет не известной наблюдателю формы (скажем, изогнутый вления вращения, то оно неразрывно связано с доминирующей
кусок проволоки). В течение некоторого времени мы, вероятно, в данный момент гипотезой о глубинном расположении граней
будем видеть просто некую вращающуюся форму, все элементы куба и потому меняется с изменением этой гипотезы. Такие не-
которой поворачиваются с одинаковой скоростью и в одном на- однозначности устраняются стереозрением (рис. 47, см. цветную
правлении. Воспринимаемый объект похож на подлинный: виден вкладку).
жесткий, изогнутый «проволочный» предмет, медленно повора- Выясним теперь, что произойдет, если мы уберем некоторые
чивающийся вокруг оси. Но внезапно он невероятным образом части куба, оставив, например, только одну грань и несколько ре-
изменится: его части обретут собственное независимое «существо- бер либо только часть одной грани и т. д. Если нам удастся узнать,
какую часть объекта нужно сохранить, чтобы объект воспринимал-
вание». Некоторые из них начнут вращаться быстрее, другие -
ся устойчиво (то есть чтобы при изменении проекции сохранялась
медленнее; углы станут меняться, отдельные отрезки изображения
видимая форма), мы сможем установить хотя бы некоторые основ-
уподобятся медленно извивающимся конечностям; перед нами
ные элементы объект-гипотезы, а это значит, что мы определим
окажется уже не жесткая мертвая форма, а ожившая структура,
часть блоков, из которых строится восприятие. Ниже следуют
полная собственного внутреннего движения (рис. 44, см. цветную
некоторые результаты, полученные буквально во всех испытаниях
вкладку).
взрослыми наблюдателями (для которых куб — привычная фигура,
Видя, что согнутая под углом часть проволоки извивается, процедура опыта достаточно обыкновенна и т.д.).
вместо того чтобы вращаться при неизменном угле сгиба, как
положено элементу жесткого предмета, мы узнаем, что воспри- Куб, лишенный двух ребер (рис. 48 и 49, см. цветную вклад-
ятие ошибочно — проецируемое изображение интерпретировано ку), все еще выглядит как устойчивый прочный объект, имеющий
неверно. Только в тех случаях, когда объект-гипотеза соответ- форму куба. Ясно, что в этом случае избираемая объект-гипотеза
ствует подлинному объекту, зрение правильно отображает объект соответствует именно кубу. Добавление стереозрения дает неболь-
как неизменную, но вращающуюся структуру. Стереозрение дает шой эффект: главным образом остановку перевертываний в глуби-
именно такой эффект — форма незнакомого предмета не ме- ну и устранение связанных с ними изменений воспринимаемого
няется при его вращении. Рис.45 (см. цветную вкладку), если направления вращения.
рассматривать его через цветные очки, позволяет кое-что узнать Две противолежащие грани, соединенные одним ребром (рис. 50
об этом эффекте. и 51, см. цветную вкладку), воспринимаются весьма любопыт-
Возьмем каркасный куб; его геометрия проста и форма нам ным образом: оба квадрата остаются квадратами, но лежащими
хорошо знакома; при вращении он все время воспринимается - не в параллельных плоскостях. Каждый квадрат вращается в свою
даже одним глазом — как объект неизменной формы, несмотря сторону; неподвижной остается только точка - - в той вершине

80 81
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

ребра, к которой «подвешен» каждый квадрат; иногда оба квадрата сойдясь почти вплотную, «ножницы» внезапно начинают вращать-
вращаются в одном направлении, иногда — в противоположных. ся, причем видимый угол между лучами воспринимается неизмен-
В отдельных случаях наблюдателю кажется, что оба квадрата по- ным и притом значительно меньшим, чем истинный (примерно
вернуты к нему и скользят один относительно другого. Фактически 30 градусов вместо 90 градусов).
все это время фигура вращается как целое. Ясно, что перцептивная Включение стереозрения снимает обе ложные перцептивные
гипотеза, соответствующая кубу, уже отклонена. гипотезы; фигура видна правильно, форма угла и скорость его
Включение стереозрения в этом случае устраняет перечислен- вращения воспринимаются как постоянные. Такой результат не-
ные ошибки восприятия; виден один неменяющийся, вращающий- сколько неожидан; дело в том, что прямые углы, хотя и служат,
ся объект -- два параллельных квадрата, соединенные отрезком по-видимому, основой для шкалы субъективной оценки размеров,
прямой и воспринимаемые как часть куба. не являются основой для построения объект-гипотез (насколько
позволяет судить об этом данная методика).
Одна грань и одно ребро (рис. 52 и 53, см. цветную вкладку) Мы пока только пробуем установить характерные особен-
выглядят как практически самостоятельные части картины; грань ности перцептивных гипотез об объектах, пользуясь свойствен-
остается квадратной, но ребро редко воспринимается под прямым ной этим гипотезам силой предсказания как показателем тех
углом к этому вращающемуся квадрату, оно ведет «самостоятель- «блоков», из которых состоят гипотезы. Хотелось бы подроб-
ное существование». Очевидно, гипотеза о кубе совсем отставлена нее узнать о том, какие стадии развития проходят эти гипо-
и вместо нее взята гипотеза о квадрате (вращающемся). Ребро, тезы в период «детства», какие особенности гипотез зависят
фактически соединенное с этим квадратом, явно не включено от культуры, какие «блоки» отбираются и, главное, каким обра-
в данную гипотезу, поскольку его видимое движение никак не свя- зом осуществляется отбор и «сборка» блоков и как этот про-
зано с видимым движением квадрата. Из этого следует, что ни- цесс переходит в восприятие. Быть может, приведенное выше
какого допущения об угле (фактически прямом) между ребром краткое описание нескольких опытов, проделанных с помощью
и квадратом вообще нет в гипотезе. одной только методики, окажется достаточным, чтобы показать
Включение стереозрения приводит к четко воспринимаемой всю удивительную силу простого методического приема, кото-
связи ребра с квадратом, так что теперь они видны как один рым мы располагаем для изучения основной проблемы зритель-
вращающийся жесткий объект. ного восприятия: способов формирования предположений, ги-
потез, необходимых разумному глазу для того, чтобы воспри-
Часть грани (рис. 54 и 55, см. цветную вкладку). Удалим нять мир предметов на основе всего лишь мимолетных, текучих
часть последней грани, оставив только один правый угол квадрата. оптических паттернов.
Теперь утрачивается и перцептивная гипотеза квадрата. Возника-
Включение в опыт второго глаза приводит к тому, что почти все
ют две новые перцептивные объект-гипотезы, совершенно разные вращающиеся объекты воспринимаются без внутренних пертурба-
и сменяющие друг друга попеременно, с внезапными и системати- ций формы образа. Добавочная стереоинформация о глубине, как
ческими переходами, обусловленными вращением фигуры, причем правило, оказывается достаточной для верного решения проблемы
фактически ни одна из этих гипотез не верна. Когда плоскость восприятия пространственных отношений. Тем не менее мы зна-
объекта приближается к нормали по отношению к экрану, пе- ем, что натуральный куб иногда воспринимается перевернутым -
рестает восприниматься вращение; вместо этого кажется, будто и не только при стереопроекции, но и при прямом наблюдении
лучи угла сходятся и расходятся наподобие лезвий ножниц; лишь куба двумя глазами. Точно так же фигуры, имеющие явно выражен-

82 83
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры 3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

ные, но неоднозначные признаки глубины (например, сходящи- «перцептивного предрассудка» по отношению к сенсорным «фак-
еся в перспективе прямые), при стереопроекции могут оказаться там». И все же предпочтение, отдаваемое накопленным ранее
воспринятыми неправильно. Иногда полагают, что стереоинфор- сведениям, может оказаться фактором, повышающим надежность
мация решает все вопросы восприятия трехмерной структуры, восприятия, поскольку текущая информация нередко оказывает-
но это неверно. Выраженная перспектива продолжает доминиро- ся менее полной и точной, чем та, что запечатлена в прошлом
вать и над стереозрением, а «переворачивание» фигур в глубину опыте. На это и намекает старая шутка, популярная в среде
(если эти фигуры неоднозначны по глубине) может иметь место ученых: «Не лезь ко мне с фактами, от них может пострадать
даже при участии стереозрения. моя теория». И в науке, и в восприятии такая стратегия мо-
Сознание отвергает стереоскопическое ощущение глубины, жет быть хороша для начала, ибо первые данные часто быва-
когда возникающее на стереооснове восприятие слишком проти- ют не очень определенными и первые факты интерпретируются
воречит привычному. Яркий пример тому — восприятие изображе- нередко неверно.
ний вывернутой наизнанку головы, например внутренней поверх- В особенности интересно то, что плоские проекции (включая
ности отливочной формы или гипсовой маски. Сознание отвергает ретинальные изображения) принимаются нами в качестве про-
такие вывернутые наизнанку формы: воспринимается нормаль- изводных от реального объекта, несмотря на то что фактически
ная выпуклая голова, обычное лицо, хотя стереозрение дает то, конкретная объект-гипотеза неточна. Например, глядя на дерево,
что соответствует истинной форме реальных вещей. По-видимо- мы видим конкретный объект -- дерево, хотя и не можем точ-
му, несмотря на отсутствие многозначности в сигналах о глубине, но сказать, как распределены его ветви в пространстве (рис. 56,
поступающих от стереозрения, они все же не принимаются как см. цветную вкладку). Структура объекта не представлена в мозге
окончательные при восприятии структур. Стереозрение позволяет детально, и все же объект классифицируется правильно: дерево.
разрешить неоднозначности и неопределенности лишь при на- Плоской проекции достаточно, чтобы выбрать объект-гипотезу
блюдении незнакомых фигур, в отношении которых нет заранее (дерево) и даже определить вид, к которому принадлежит это дере-
подготовленных перцептивных гипотез; против гипотез, степень во, но структура данного конкретного дерева не включена в состав
вероятности которых очень высока, свидетельство стереозрения общей перцептивной гипотезы. Чтобы классифицировать дерево,
не принимается.
стереозрение нам не потребуется, но зато оно окажется чрезвы-
Важно отметить, что объект-гипотеза не включает инфор-
чайно полезным для того, чтобы благополучно взобраться на это
мации об определенном расстоянии, специальной ориентации,
дерево (рис.57, см. цветную вкладку). Нам порой кажется, будто
движении или размерах наблюдаемого объекта. (Последнее верно,
мы видим объект или картину очень детально и пространственно
за исключением особых случаев, к которым относится, напри-
точно, но такое ощущение нередко оказывается очень далеким
мер, Луна: она видна всегда и всем, кроме, правда, космонавтов,
от истины, поскольку оно может возникнуть на основе весьма
под одним и тем же углом.) Главное наше положение состоит
в том, что именно для получения этих параметров используют- противоречивых допущений.
ся различные сигналы о глубине, включая стереоинформацию, Точность восприятия пространственных отношений между
причем используются зрительные данные текущего отрезка вре- объектами или частями объекта часто необходима, особенно в ин-
мени, поскольку они не содержатся «внутри» хранимой в памяти женерном деле, где очень важно уметь пространственно точ-
перцептивной гипотезы. И в тех случаях, когда сиюминутные но отображать структуру на рисунках и чертежах. Мы знаем
сенсорные данные несовместимы с прочно укоренившейся ги- Уже, что стереозрение может сильно помочь в таких случаях,
потезой, эти данные могут оказаться отвергнутыми. Такова сила в особенности когда детали структуры не содержатся в рамках

84 85
3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

конкретной объект-гипотезы. Так почему бы нам не включить


стереозрение в рассматривание картин? Почему бы не начать
рисовать в трех измерениях? Эту возможность мы подробно об-
судим позднее. А пока рассмотрим еще один вид перцептивных
ошибок, возникающих при восприятии отдельных картин и пред-
• метов: ошибки искажения формы. Такой поворот темы приво-
дит нас к некоторым, весьма запутанным проблемам; поэтому
нам придется потратить немного времени на изучение вопро-
Фигуры, содержащие
са о том, почему в определенных ситуациях — нередко зна-
комых и к тому же на первый взгляд простых - - зрительные
искажения формы
восприятия искажаются.

Мы уже обнаружили, что картины и предметы — не меньше,


чем утверждения, выраженные письменно или устно, — могут ока-
заться парадоксальными, неоднозначными или неопределенными.
Кроме того, они могут выглядеть искаженными.
Зрительные искажения часто называют просто «иллюзиями»,
но не следует забывать, что есть большое число иллюзий, не име-
ющих отношения к зрению. Искажения могут возникать в связи
с самыми разными типами чувствительности: температурной, вку-
совой, слуховой (громкость и высота звука), зрительной (яркость,
цвет, скорость движения и т.д.).
Некоторые искажения возникают вследствие утомления сен-
сорных рецепторов либо при «адаптации» этих рецепторов к дли-
тельной или интенсивной стимуляции. Это случается с рецепто-
рами любого типа, и постадаптационные искажения восприятия
могут оказаться весьма значительными. Рассмотрим несколько
способов возникновения искажений восприятия в результате ада-
птации разных рецепторов:

1. Адаптация к тяжести.
Если держать в руке в течение нескольких минут тяжелый
груз, а затем освободиться от него, то вес руки ощутимо умень-
шится и она может непроизвольно подняться вверх на десяток
сантиметров.

87
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

2. Адаптация к температуре. 4. Адаптация к громкости и высоте звука.


Этот старинный опыт стоит проверить на себе. Поместите Адаптации такого рода могут оказаться опасными; лучше де-
одну руку в сосуд с холодной, другую в сосуд с горячей водой; монстрировать их в условиях лаборатории — это не составит
подержите их так несколько минут. Затем переместите обе руки большого труда.
одновременно в сосуд с теплой водой. Несмотря на то что теперь
на обе руки действует одинаковая температура, та рука, которая 5. Адаптация к скорости.
была раньше в горячей воде, ощущает холод, а другая восприни- Воспринимаемая скорость дви-
мает тепло — одна и та же вода кажется одновременно и горячей жения часто искажается при вожде-
и холодной. Интересно, что при медленном подогреве (или охла- нии автомобиля: скорость движе-
ждении) воды — настолько медленном, что помещенная в сосуд ния 45 километров в час кажется
рука не ощущает изменения температуры, — феномен адаптации смехотворно малой после получа-
все же действует: искажение происходит так же, как было описано сового непрерывного движения по
выше, хотя адаптация остается неощутимой, неосознаваемой. большой магистрали со скоростью
80-90 километров в час.
Как и при адаптациях других
видов, здесь может произойти иска-
жение, имеющее противоположный
знак. Если вы понаблюдаете в тече-
Рис. 59. Эффект адаптации к дви-
ние нескольких секунд вращающу-
жению содержит парадокс, по-
юся спираль, показанную на рис. 59 скольку спираль одновременно
(для чего поместите ее хотя бы видна как суживающаяся и не-
на диск проигрывателя грамплас- изменная в размере. Последей-
тинок), то вам покажется, что во ствие движения можно перенести
время вращения спираль расши- и на другие объекты
ряется, а после остановки диска
Рис. 58. Предварительная экспозиция в холодной и горячей воде вызвала напра- сжимается.
вленную адаптацию рук, изменив состояние измерительного аппарата в каждой
из них, — поэтому в дальнейшей стадии опыта температура, действующ ча кожу 6. Адаптация к яркости.
обеих рук, оценивается неверно. Мозг не отвергает парадокса, и мы испытываем Адаптация к ярко освещенным участкам дает хорошо извест-
парадоксальное ощущение, хотя сознаем, что соответствующее ему событие ные эффекты, связанные с возникновением зрительных послеобра-
физически невозможно зов — ярких, темных или окрашенных. Если в течение нескольких
секунд смотреть на лампу (стараясь совершенно не двигать глаза-
3. Адаптация к вкусу. По мере адаптации сладкие и ми), а затем перевести взгляд на белую стену или на лист бумаги,
постепенно утрачивают ощущаемую сладость. Подержите ю рту эффект адаптации к белому и черному выступит чрезвычайно
в течение нескольких секунд воду, в которой растворено много резко. Адаптация к яркому свету приведет к возникновению со-
сахара; попробуйте затем на вкус чистую воду — она покажется ответствующего по форме темного участка, который будет теперь
вам теперь определенно соленой. перемещаться вместе со взглядом по серому полю.

88 89
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

Эффекты, зависящие от возникновения яркостных и цветовых С помощью мощной электронной лампы-вспышки можно
послеобразов, поняты в настоящее время довольно хорошо. Если создать на сетчатке весьма впечатляющий фотографически деталь-
фиксировать взгляд на красной птице (рис. 60, см. цветную вклад- ный послеобраз. После того как вспышка такой лампы осветит
ку), то наступит уменьшение чувствительности светоприемников темную комнату, еще в течение нескольких секунд комната будет
сетчатки на том участке, где формируется изображение птицы. видна во всех деталях и притом настолько живо и четко, что по-
Если вместо рисунка использовать светящийся объект, снижение слеобраз может быть ошибочно принят за реальную комнату, пока
л

чувствительности будет еще более резким. Переведя взор на рав- наблюдатель не переведет взгляд или послеобраз не потускнеет.
номерно освещенную поверхность, мы увидим участок, который Эффекты, связанные с возникновением последовательных
соответствует ранее засвеченной зоне сетчатки, более темным - образов, объясняются в основном изменением чувствительности
в результате того, что этот участок, чувствительность которого в сетчатке; не исключено, однако, что при длительном или сильном
воздействии световых раздражителей на глаз наступают некоторые
снизилась во время экспозиции на ярком свете, посылает теперь
изменения и в проекционных зонах мозга.
к мозгу менее сильный сигнал. При этом частота импульсов, иду-
Другой эффект, происхож-
щих по зрительному нерву от ранее засвеченного участка сетчатки,
дение которого менее ясно, так-
снижена так, как если бы на этот участок и в самом деле проеци-
же, по-видимому, связан с со-
ровалась наиболее темная часть наблюдаемого объекта.
стоянием сетчатки — это воз-
Аналогично объясняются цветовые послеобразные явления.
никновение цвета под действи-
Цвет из сетчатки сигнализируется в мозг (почти наверняка) всего ем мелькающего белого света.
по трем каналам. Имеется три типа «колбочковых» рецепторов, Если вы вырежете диск (с. 235)
каждый из которых чувствителен либо к красному, либо к зе- и станете вращать его (напри-
леному, либо к синему цвету. Белый свет активирует все три мер, на проигрывателе грампла-
цветовых канала, и определенное соотношение активности трех стинок), на диске постепенно
каналов «означает» белизну. Относительная активность красного проступит цвет. В зависимости
света больше в «красном канале», зеленого — в «зеленом канале», от скорости и направления вра-
синего — в «синем канале». Разные соотношения активности этих щения диска цвета будут менять-
трех каналов соответствуют ощущениям всех цветовых оттенков. Рис.61. Диск Бэнхема
ся. Перед вами на рис.61 диск
«Трехканальность» цветовоспринимающей системы зрения обусло- Бэнхема. Автор первоначально получил эффект с черно-белым
вила возникновение (да и саму возможность реализации) цветной волчком. Объяснение эффекта заключается скорее всего в том, что
фотографии и цветного телевидения с помощью трех цветов, грубо три ретинальные системы цветоощущения обладают, если говорить
соответствующих тем характеристикам света, на которые реагиру- на языке электроники, различными временными константами.
ют три канала цветового зрения человека, три типа ретинальных Вращающийся диск осуществляет прерывистую стимуляцию ре-
рецепторов цвета. И если одна или две ретинальные цветовоспри- цепторов цвета. Вполне возможно, что рецепторы, чувствительные
нимающие системы адаптированы, то есть утратили часть чувстви- к красному, зеленому и синему цветам, имеют несколько различа-
тельности в результате долгой экспозиции к окрашенному свету, ющиеся временные константы, и поэтому периодические вспышки
то мозг воспримет такой сигнал, который соответствует свету, име- света вызывают различную по уровню активность в трех системах
ющему окраску, дополнительную к окраске света, вызвавшего ада- Цветоощущения, а для мозга такая сигнализация равносильна сиг-
птацию. Поэтому мы видим дополнительный цвет в послеобразе. нализации о цвете. Эту иллюзию преодолеть невозможно, так как

90 91
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

в обоих случаях сигналы, идущие от глаз, идентичны. Если диск числить, заметив расстояние, пройденное в определенный проме-
Бэнхема «показать» телевизионной камере, то на экране телевизора жуток времени; величину скорости можно узнать и по показаниям
также возникнет (объективное) нарушение цветового равновесия. спидометра. Представьте себе, что вы пользуетесь обоими спосо-
Эти изменения цвета по меньшей мере столь же сильны, как бами, причем один из приборов — либо спидометр, либо суммар-
и при прямом наблюдении диска Бэнхема, что объясняется то- ный счетчик пройденного пути — дает неправильные показания.
ждеством физических причин обоих эффектов — видимого глазом Не зная этого, мы обнаруживаем, что в одно и то же время путеше-
и «наблюдаемого» телевизионной камерой. ствовали с разной скоростью, а если спидометр просто не работает,
Описанные искажения (за исключением, пожалуй, эффектов то получится, что в одно и то же время мы двигались и стояли
движения) возникают вследствие адаптации на уровне перифе- на месте. Однако в таких случаях мы приходим к заключению
рических приемников органов чувств, точнее говоря, из-за того, совсем другого рода, то есть предполагаем, что один из приборов
что сенсорные преобразователи энергии теряют настройку. Что ка- дает неверные показания. Мозг же далеко не всегда поступает по-
сается работы мозга, получателя информации, то его положение, добным образом с противоречивой сенсорной информацией: хотя
пожалуй, можно сравнить с положением фотографа, оставившего информация, поступающая по параллельным каналам, и содержит
фотоэкспонометр на солнце, после чего прибор неизбежно утратил иногда противоречие, она учитывается, выступая в восприятии «на
свою чувствительность, либо с положением техника, допустившего, равных правах». Таким образом возникают парадоксы, в том числе
чтобы его измерители расширились под действием высокой темпе- и те, что приводят к искажению восприятия. Так мы начинаем
ратуры. Когда преобразователи и измерители начинают давать иной понимать, что мозг, работающий над интерпретацией сенсорных
ответ при воздействии неизменного сигнала, ошибки шкалирова- данных без помощи извне, подобно «засекреченному ученому»
ния измерений возникнут неизбежно — неверным будет масштаб; существенно ограничен в своих достижениях.
такие ошибки могут быть исправлены лишь с помощью другого Парадоксы такого рода возникают только в тех случаях, ко-
источника информации, который, кстати, привлекается и в том гда информация притекает по различным параллельным каналам.
случае, когда сигналы первого источника слишком маловероятны. Цветоощущение есть пример одноканальной системы, состоящей
Об адаптациях, дающих описанные эффекты, можно сказать, что из трех видов рецепторов, соотношение активности которых опре-
они являются следствием нарушений калибровки сигналов. деляет ощущаемый цвет. В этом случае адаптация приводит лишь
Чрезвычайно странные эффекты возникают при адаптации к изменению цвета, но к парадоксу — никогда. Мы не можем уви-
одного из двух параллельных сенсорных каналов. Например, по- деть какой-либо предмет одновременно целиком красным и це-
следействие движения — эффект, возникающий при наблюдении ликом зеленым — не потому, что реальные предметы никогда
вращающейся спирали, — содержит парадокс: мы видим движение не бывают такими (как объяснили это некоторые философы),
(«расширение») в направлении, противоположном действию ада- а потому, что глаз не способен передавать мозгу неоднозначную
птирующей стимуляции (это и есть последействие), и в то же самое информацию о цвете.
время мы видим, что спираль не меняется в размерах (как и любой Названные эффекты искажения имеют периферическое про-
другой объект, наблюдаемый в период последействия). Расшире- исхождение, так как возникают вследствие изменений чувствитель-
ние, происходящее одновременно с сохранением постоянных раз- ности сенсорных рецепторов — преобразователей притекающей
меров, — вещь невозможная в мире физических объектов; потому извне физической энергии в нервные сигналы. Явления сенсорной
этот эффект парадоксален. адаптации возникают очень легко, а вызванные ими искажения
Нечто подобное может произойти и в жизни, например при восприятия чрезвычайно трудно преодолимы и, следовательно,
определении скорости движения автомобиля. Скорость можно вы- потенциально опасны. Возникает вопрос, не является ли неустой-

92 93
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

чивость сенсорных преобразователей своего рода слабым звеном такие процессы восприятия, которые нельзя не отнести к наиболее
физиологической машины. Но, быть может, легкость, с которой интересным.
наступает адаптация к неизменному физическому воздействию, Искажения эти затрагивают размеры и форму. При иллюзиях
все же имеет какой-то глубокий смысл? Например, болевые ре- искажения фигур одни линии кажутся удлиненными, другие —
цепторы сравнительно мало адаптируются (потому-то зубная боль укороченными, третьи — согнутыми или даже смещенными в сто-
и не притупляется!), значит, адаптация рецепторов — не обяза- рону. Ошибка иногда составляет 30 % и даже больше, то есть имеет
тельное явление. Одно из возможных объяснений, которое мы за- порядок величины, вполне значимый для практики.
имствуем из приборостроения, заключается в предположении, что В некоторых случаях иллюзорные фигуры удивительно про-
адаптация предохраняет систему от более серьезных погрешностей, сты; такова, например, наиболее знаменитая из них — «стрелы»
которые неизбежно возникли бы вследствие дрейфа, свойственно- Мюллера-Лайера (рис.62). Здесь нет ни «танцующих» периоди-
го любой преобразующей системе, если последняя предназначена ческих линий, ни странных незнакомых форм - - вообще ниче-
для генерирования постоянного ответа на неизменный сигнал, то го замаскированного или припрятанного. Стоит просто добавить
есть если система гальванически спарена. Электронные устрой- к черточке наконечники стрел, чтобы черточка стала на вид коро-
ства часто обладают недостатками такого рода. Всюду, где воз- че, а если к этой же черте прибавить оперение стрел, она станет
можно, инженеры используют цепи, спаренные по переменному длиннее. Почему? Каким образом такие простые и понятные глазу
току. Такие цепи хоть и проявляют адаптацию, то есть утрачивают элементы формы обманывают глаз? И что здесь обманывается —
рецепторы сетчатки, связи этих рецепторов между собой или мозг?
длительно поддерживаемый устойчивый сигнал, но зато не дают
Прежде чем взяться за решение этой непростой задачи, подумаем,
ложных сигналов, возникающих при дрейфе составляющих. Для
как объективно измерить такие искажения восприятия.
болевой системы важно передать: есть боль или нет боли; для
Ошибки в оценке длины можно вполне точно измерить, ис-
такого рода систем нет надобности в «спаривании по переменно-
пользуя как эталон «нейтральную» линию, длину которой следует
му току». менять до тех пор, пока она не покажется такой же, как длина
Рассматривавшиеся нами искажения восприятия нарастают искаженной линии. Измерив затем одной и той же линейкой эта-
во времени как результат «адаптации» или «утомления» рецеп- лонную и искаженную линии, мы получим величину искажения,
торного механизма, и мозг получает измененный сигнал. Есть, причем эта величина будет верной даже в ситуации иллюзии, ко-
кроме того, поразительные эффекты зрительных искажений, ко- гда сама линейка воспринимается искаженно. Показания линейки
торые не нарастают, а возникают мгновенно. Они необычайно будут прочитаны правильно, если ее поместить вплотную к из-
реалистичны, практически неизменны при повторениях и почти меряемой линии. На рис. 65 мы видим, как выглядит линейка,
одинаковы для всех, кто их когда-либо наблюдал. Многие из них помещенная на искаженную фигуру, тем не менее ее показания
знакомы еще по детским книгам. От них часто отмахиваются, прочитываются правильно.
как от пустяков, и лишь некоторые монографии по восприятию Некоторые искажения удается измерить, перерисовав фигуры
трактуют их всерьез. Это, несомненно, важные эффекты, хотя бы так, чтобы они не казались искаженными. Рис. 64 показывает
просто потому, что они прекрасно воспроизводимы. В истории на- иллюзию «стрел», но длины фигур здесь действительно различны,
уки не раз бывало так, что эффекты, на первый взгляд пустячные, Чт
о можно проверить с помощью линейки. Этот метод измерения
использовавшиеся только для изготовления игрушек, затем вели взывается «уравниванием». Как и во многих других научных
к решению глубоких научных проблем. Систематические искаже- ^следованиях, он чрезвычайно полезен при изучении восприятия.
ния, возникающие под действием некоторых форм, раскрывают '^есь, однако, возникает одна трудность.

94 95
4. Фигуры, содержащие искажения формы
4. Фигуры, содержащие искажения формы

Рис. 62. Пара фигур Мюллера-


Лайера, дающая иллюзию «стрел».
Вертикальные отрезки прямых -
«древки стрел» — на самом де-
ле имеют одинаковую длину, но
«оперения стрел» увеличивают, а
«острия стрел» уменьшают кажу-
Рис. 64. Фигуры, содержащие ил-
щуюся длину отрезков. Необыч-
люзию Мюллера-Лайера. Длины
ность этой фигуры состоит в том,
отрезков здесь подобраны так,
что искажение заключено в ней
чтобы отрезки казались одинако-
самой; в большинстве других ил-
выми. Этот способ позволяет из-
люзий фон искажает нанесенные
мерить величину искажения
на него линии или иные геометри-
ческие элементы

kiiiiAÉ
Рис. 65. Линейка искажена: на ее видимую длину влияет фигура, содержащая ил-

ι
люзию. Измерение все же удается, если линейку расположить вплотную к фигуре

Рис. 66. Изогнутая ли-


нейка — предмет ма-
ловероятный, и все же
мы видим линейку изо-
гнутой. Совершенно ясно,
что такие иллюзии воз-
никают не просто потому,
что внутренняя вероят-
Рис.63. Аналогичное искажение получается на картинах и фотографиях ность образа перевеши-
с хорошо выраженной перспективой вает свидетельство рети-
нального изображения

96 «зак. 47 97
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

После «искажения» фигуры глаз получает уже не те сигналы, ным местам — прием, не чуждый также инженерам-электроникам
которые получал до этого. Как мы можем оценить влияние та- и невропатологам!).
кого изменения на воспринимающую систему? Вряд ли влияние Связи в нервной системе столь многообразны, что неполад-
будет значительным, но прежде чем утверждать это, нужен опыт. ки в одной ее части могут отразиться на другой, подчас весьма
Возникшая ситуация аналогична принципиальному затруднению, удаленной области системы, которая на вид функционирует со-
получившему в физике имя принципа Гейзенберга: акт измерения вершенно независимо от первой, а на самом деле очень тонко
может изменить само измеряемое явление. Даже способ измерения связана с ней. Но даже в тех чрезвычайно немногочисленных
с помощью нейтральной линии небезупречен, поскольку перво- случаях, где цепь процессов, протекающих вдоль одного и то-
начальная иллюзорная фигура не содержит этой дополнительной го же нервного пути, ясна, локализовать дефекты этого пути очень
линии. О подобных затруднениях надо помнить, но зрительные трудно. Помимо технических трудностей, связанных с регистраци-
искажения следует продолжать измерять с уверенностью, поро- ей активности в нервной системе, имеются и другие сложности,
ждаемой именно простотой применяемых методов. например на удивление нелегкие вопросы трактовки регистриру-
емых данных: ведь помимо всего прочего, мы далеко не всегда
знаем назначение каждой физической части изучаемой системы.
Где находятся искажения — Водопроводчику нужно знать хотя бы простейшие принципы ра-
в глазах или в мозгу? боты узлов системы, иначе ему не установить даже источника
элементарных неполадок. Многие основные процессы, протека-
Нередко бывает очень трудно установить, где именно в нерв- ющие в нервной системе, нам совершенно неизвестны — и по-
ной системе локализована данная функция (либо нарушение этой тому очень трудно локализовать функции. Но прежде чем на-
функции — временное или постоянное). То же самое справедливо чинать думать об их локализации, следует определить функцию,
и в отношении некоторых технических систем. Возьмите, на- понять ее. При этом для понимания частей, их особенностей
пример, водопровод или систему водяного отопления: воздушная и связи между ними чрезвычайно важна вся концепция системы,
пробка может быть где угодно. Опытный водопроводчик спосо- выраженная в виде целенаправленной модели целого. К при-
бен догадаться, что пробка локализована не на прямом участке меру, мы довольно уверенно описываем снижение чувствитель-
трубы, а на одном из ее сгибов; поочередно закрывая одни кра- ности рецепторов сетчатки в качестве причины возникновения
ны и открывая другие, он может определить и тот сгиб, где послеобразов, так как понимаем функцию рецепторов (улавлива-
находится пробка. Но чтобы сделать это, он должен составить ние квантов и преобразование энергии света в зрительные сиг-
в уме (или на бумаге) модель системы и придать ей опреде- налы). Но как нам разобраться в иллюзиях искажения, если мы
ленные общие принципы организации (например, что вода течет не представляем, какого рода функциональные связи обеспечивают
сверху вниз, что она стремится выровнять свои уровни, что горя- восприятие?
чая вода образует пар, который и может создать пробку, если Прежде всего полезно было бы узнать, где возникают искаже-
термостат не в порядке или неверно установлен). Диагности- ния: в глазах (быть может, в связи с их движением) или в мозгу.
ка погрешностей отопительной системы — сравнительно про- Проведение опытов, позволяющих уверенно определить, что ил-
стая вещь, потому что возможные источники неполадок немно- люзии искажения возникают (во всяком случае, первично) в мозгу,
гочисленны и есть несколько довольно простых способов прямо а не в глазах, не требует особенно сложных методик. Это определя-
установить их причину (включая постукивание по подозритель- ется путем предъявления, обычно с помощью стереоскопа, одних

98 99
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

частей фигуры одному глазу, других частей фигуры -— другому. полей зрения»: фигуры, наблюдаемые каждым глазом в стереоско-
Применяют две методики: пе, не всегда сливаются в единую устойчивую фигуру, они как бы
колеблются. Эффект такого рода показан на рис. 67 (см. цветную
1) одну часть фигуры — «тест» («искажаемую часть») — показы-
вкладку). Тем самым были предложены два привходящих фактора,
вают одному глазу, а другую часть фигуры — ее «искажающую
которые могли объяснить ослабление иллюзий при наблюдении
часть» — другому;
фигур в стереоскопе. Шиллер и Винер изучали пять иллюзий ис-
2) фигуру разбивают на точки в случайном порядке и делят кажения (рис.68, см. цветную вкладку) в особых условиях стерео-
надвое так, что ни один глаз не получает ясно различаемой скопии, резко уменьшающих как ощущение глубины, так и фено-
фигуры; лишь после слияния (фузии) сигналов от обоих глаз мен соперничества полей зрения. Они применяли очень короткие
в мозгу зрительно воспринимается уже не случайный узор экспозиции. В результате величина наблюдавшихся иллюзий ока-
из точек, а фигура, содержащая иллюзию. залась тдкой же, как и при обычных условиях наблюдения. Отсюда
Если при проведении опыта по любой из этих методик видна можно заключить, что, по-видимому, тенденция к глубинному
вся фигура, а искажение отсутствует, мы заключаем, что ис- восприятию фигур и (или) соперничество полей зрения действи-
точник искажения находится в системе каждого глаза (вероятнее тельно уменьшают воспринимаемые иллюзорные искажения фигур
всего, в сетчатке). Если же искажение при этом возникает, зна- и, следовательно, эти искажения возникают в мозге, а не в глазу.
чит, оно появляется после того, как в мозгу произошло слияние Этот вывод подтверждается с помощью второй из упоминав-
информации, поступающей от обоих глаз. шихся ранее методик разделения фигур - - когда каждому глазу
Несколько экспериментаторов (Витасек — в 1899, Оваки - предъявляют узор, состоящий на вид из неупорядоченного набора
в 1960, Спрингбек — в 1961 годах) проводили такие опыты и на- точек. Методика эта возникла недавно; ее разработал Бела Юлеш,
шли, что искажения имеют место, но они значительно слабее блистательно исследовавший с ее помощью природу стереоско-
выражены. Позднее этот вопрос исследовался Борингом (1961), пического зрения. В экспериментах, проведенных по методике
Деем (1961), а также Шиллером и Винером (1962). Они изу- «случайный набор точек», иллюзии искажения, включая иллю-
чали влияние условий самого стереонаблюдения на изучаемый зию Мюллера-Лайера, оказались полностью сохраненными. Таким
феномен. Это было необходимо, так как выводы Витасека, Ова- образом, мы имеем все основания полагать, что эти иллюзии
ки и Спрингбека не опровергали предположения о значительной возникают в мозгу.
роли сетчатки в происхождении иллюзии искажения. Такое по- Впрочем, последнее заключение мы сделали с чувством неко-
ложение вещей в науке — не редкость; мы знаем, например, что торой неловкости: слишком много открытых вопросов оставляет
перья падают медленно не потому, что сила тяжести не действу- такой вывод. Хуже всего то, что мы недостаточно осведомлены
ет на пух и перо, а потому, что сопротивление воздуха сильно о работе мозга и потому не можем точно указать тот процесс,
замедляет их падение. Однако сопротивление воздуха вполне мо- который нарушается при наблюдении фигур, создающих иллюзии.
жет быть истолковано сначала как уменьшение силы тяжести, А можно ли понять и объяснить иллюзии, не понимая во всех
и потому необходим эксперимент, при помощи которого можно тонкостях работу мозга? Возвращаясь к аналогиям, можно сказать,
проверить эти две очень разные гипотезы о причинах замедления что наш случай напоминает положение слесаря-водопроводчика,
падения перьев. регистрирующего шум в трубах и ухудшение круговорота воды,
Боринг обратил внимание на то, что при стереоскопическом но не знающего о том, что к образованию воздушных пробок
наблюдении иллюзорно искаженных фигур возникает впечатление приводит пар, а значит, не следует ставить термостат на пере-
глубины. Дей доказал, что при этом происходит «соперничество грев, если пар может повредить работе отопительной системы.

100 101
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

Возможно, не менее подходящим примером будет случай с учени- большинство знакомых предметов содержит избыточную инфор-
ком телевизионного техника, который пробует объяснить причину мацию. У лица два глаза — но довольно увидеть один из них.
искажения телевизионной картинки, не зная того, что ее симме- А раз виден глаз, значит, возле него должен быть и нос. Если
трия задается в системе координат, связанных со строкой и ка- видна голова, значит, рядом — туловище, руки, ноги. Например,
дром, а искажение последних неизбежно приводит и к искажению кинокадры, показываемые крупным планом, были бы совершен-
изображения. но лишены смысла, если бы не наша способность «присочинять»
»

Продолжим эти примеры-аналогии. Положим, телевизионный факты, связывая их с видимыми частями знакомых объектов.
техник в самом деле понимает основные принципы формирования Но для оценки размеров и расстояний эта способность ничего
изображения, но не знает детально конкретных цепей телевизора. не дает. Любой данный объект может иметь несколько разме-
Мог бы он понять и объяснить искажение картинки? Несомненно, ров и может быть удален на самые разные расстояния. Поэтому
техник будет располагать объяснением, правильным в отношении сиюминутная сенсорная информация необходима для формирования
всех телевизоров с общим принципом работы; однако объяснение шкалы оценки размеров и расстояний. В том случае, когда по ка-
не будет содержать указаний на то, какие именно части испор- кой-либо причине шкала оценки размеров и расстояний устана-
чены и почему порча данной детали телевизора должна привести вливается неверно, следует ожидать соответствующих искажений
к нарушению развертки, а следовательно, и к искажению изо- в восприятии размера и расстояния. Поэтому стоит разобрать-
бражения. Но объяснение техника логически удовлетворительно ся, не связаны ли иллюзии искажения с теми особыми видами
и представляет собой шаг вперед — к детальному знанию непола- сенсорной информации, которые используются для установле-
док, необходимому для их устранения. Точно так же и мы нужда- ния шкал воспринимаемых размеров и воспринимаемой удален-
емся в понимании общих принципов работы мозга, чтобы верно ности предметов. Возможно, это послужит ключом к проблеме
оценить значение разных его компонентов — конкретных частей, происхождения иллюзий.
уровней, цепей. Именно в этих общих терминах нам и следует Помимо только что намеченного подхода к проблеме, суще-
пока стремиться понять иллюзии-искажения, а более конкретное ствуют и другие пути ее разрешения. Так, мы могли бы изучать
объяснение должно прийти позже, когда станет лучше известна лишь подлинные компоненты и нервные цепи мозга, совершенно
физиология мозга. не занимаясь теми процессами, которые кажутся нам лежащими
Вернемся назад — к вопросу о том, как мы понимаем воспри- в основе работы мозга. (Это было бы похоже на ознакомление с ра-
ятие. Мы считаем, что восприятие — удивительно эффективный ботой вычислительной машины путем изучения ее металлического
процесс использования явно недостаточной и потому неодно- «тела» при полном незнании ее программ.) Впрочем, часто дей-
значной информации для выбора одной из хранящихся в памя- ствительно очень нетрудно устранить неполадки в электронных
ти гипотез о сиюминутном состоянии внешнего мира. Гипотезы приборах путем обнаружения и замены сгоревшей детали. При
строятся для ответа на вопросы о том, что представляют собой этом совсем не обязательно знать принципы работы прибора или
объекты, какова их величина и какое положение в простран- программу, если речь идет о вычислительной машине. Но случай,
стве они занимают. Особенно важно оценить удаленность объекта рассматриваемый нами, не совсем таков. Занимаясь иллюзиями
от наблюдателя. Расстояние всегда непостоянно (по крайней ме- искажения зрительных форм, мы видим перед собой систему, ко-
ре для земных объектов), поэтому удаленность не включается торая работает нормально (за исключением особых случаев, тех,
в объект-гипотезу. Отсюда следует, что положение любого объекта где системе приходится иметь дело с фигурами, принадлежащими
в пространстве должно быть выведено из сиюминутной сенсорной к определенному классу). К тому же этот дефект обнаруживают
информации. Опознание объектов упрощено благодаря тому, что все экземпляры системы (то есть все люди); поэтому его никак

102 103
4. Фигуры, содержащие искажения формы
4. Фигуры, содержащие искажения формы

00*ΜΜ««······0***Μ«**····
Γ*Η······00··ΜΜΜ····

Рис. 70. Бриджит Райли. Падение. Происхождение эффектов, возникающих


Рис.69. Рисунок Виктора Вазарели (1964). Узор странным образом смещается, при рассматривании таких картин, пока еще во многом загадочно. Безусловно,
меняется. Объяснение здесь, по-видимому, требует привлечения нескольких некоторое значение имеют движения глаз, благодаря которым стимулируются
факторов; определенную роль играют движения глаз, и, кроме того, мозг пытается сетчаточные рецепторы движения, а также умножаются повторные удары одних
«организовать» узор разными способами, не останавливаясь ни на одном, ибо и тех же форм по участкам сетчатки, уже несущим послеобразы; но это наверняка
ищет предметы и не находит их. Абстрактное искусство можно трактовать как далеко не все
чрезвычайно отвлеченные абстракции гипотез об объектах
Рассмотрим теперь и возможность нарушений в работе нерв-
ной цепи. Всякая цепь может подвергаться перегрузкам. С людьми
невозможно отождествить с «перегоревшей деталью». Существуют,
это тоже случается — в так называемых экстремальных ситуациях.
правда, неврологические нарушения зрения, которые, пожалуй, Примеры ситуации, перегружающей зрение, мы видели: эффекты
можно сравнить с порчей «деталей» в системе, но в нашем случае последействия движения, послеобразы, возникающие в результате
такое сравнение не подходит, поскольку мы говорим о «дефекте», действия сильной яркости или цвета.
который имеют все люди.
105
104
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

Очень вероятно, что произведения опарта ^ суть примеры пе- мерцанием, смещением, сплывом, могут переломить устоявшиеся
регрузки нервных (преимущественно сетчаточных) цепей зритель- традиции и помочь нам найти свежий подход к восприятию.
ной системы. Эти произведения построены не на систематическом Но вернемся к нашему предмету — к иллюзиям искажения.
искажении (или нарушении масштаба), а на довольно необычных Может ли быть, что простые, обычные формы, вроде «стрел»
«дерганых» эффектах, возникающих главным образом при рассма- Мюллера-Лайера, «перегружают» нервные цепи? Если это так, то
тривании тесно расположенных и многочисленных линий, крайне такие цепи должны быть очень уж примитивно устроены. А это
сильно контрастирующих с фоном. маловероятно. Пока мы не в состоянии совершенно отклонить
Одним из первых художников, сумевших живо передать дви- такую возможность, хотя она и кажется нам малоправдоподоб-
жение, был Ван Гог; мазки его кисти похожи на застывшие вихри. ной, особенно если вспомнить о замечательной работе зрительной
Но одно дело — передать движение выразительными средствами, системы в целом.
и совсем другое — заставить наблюдателя испытать движение, Поэтому мы предположим, что искажения возникают вслед-
ощутить его. Последнее удается художникам опарта, особенно ствие неверной установки шкал оценки размера и расстояния. По-
Виктору Вазарели (рис. 69) и Бриджит Райли (рис. 70). В их карти- видимому, первый намек на эту идею дал еще в 1896 году А. Тьери,
нах нет и намека на предметность; в них — только конфигурации, который предположил, что фигуры с иллюзорным искажением суть
паттерны, которые колеблются, смещаются и плывут, иногда слег- «скелетные» (каркасные) перспективные рисунки, содержащие
ка, иногда стремительно. Наиболее вероятно, что такие ощущения указания на трехмерность фигуры. Так, фигуру Мюллера-Лайера он
иллюзорного движения возникают как прямое следствие стимуля- представлял себе как рисунок предмета, похожего на козлы, повер-
ции светочувствительных элементов сетчатки глаза, ее детекторов нутые «ножками» прочь от наблюдателя, когда фигура изображала
движения, из-за тремора глаз2\ отрезок прямой, обрамленной оперением стрелы, либо «ножками»
Во всяком случае, эти эффекты, по-видимому, возникают к наблюдателю, когда этот отрезок ограничивался остриями стрел.
в результате «перегрузки» нервных зрительных цепей и в общем Другой, более выразительный пример — сопоставление фигуры
сходны с эффектами, возникающими при утомлении или прие- с тем, как выглядит угол здания на рис. 63. И плоская проекция
ме некоторых медикаментов. Это отнюдь не означает, что такие на бумагу и вид изображения в глазу, который смотрит на какой-
эффекты не представляют интереса для техники живописи; напро- либо реальный угол, по форме совпадают с очертаниями фигуры,
тив, они могут оказаться сильным инструментом в руках худож- содержащей иллюзию Мюллера-Лайера. Точно так же иллюзия
ника, знающего о них и умеющего их использовать для передачи Понзо совпадает в проекции с уходящими вдаль прямыми, напри-
определенных впечатлений и для формирования у зрителя опре- мер с рельсами железнодорожного пути (рис. 71-72).
деленных ощущений. Правда, техника опарта позволяет создавать Здесь интересно то, что части фигуры, соответствующие ее
лишь немногие виды кажущегося движения, причем очень трудно, удаленным компонентам (если принимается перспективная интер-
хотя и возможно, сообщить движение поддающимся опознанию претация фигуры, адекватная миру реальных предметов), кажутся
изображениям предметов. И все же не исключено, что сильные разросшимися в фигуре, содержащей иллюзию. Мы ясно увидим
конфигурации, приковывающие взгляд зрителя своим странным это, сравнив каркасные фигуры, дающие искажение формы при
восприятии, с фотографиями, где типичные для этих искаже-
' Опарт (англ, optical art) — «оптическое искусство». — Прим. перев. ний моменты запечатлены в перспективном изображении. Штри-
Тремор глаз — непроизвольные движения глаз, сопровождающие любую ховые рисунки и фотографии содержат одинаковые искажения
зрительную деятельность; частота тремора около 150 герц. — Прим. перев. (см. рис.62 и 63).

106 107
4. Фигуры, содержащие искажения формы
4. Фигуры, содержащие искажения формы

Если информация о перспективе в глубину действительно ис-


пользуется для выбора шкал воспринимаемого размера и воспри-
нимаемого расстояния, нет ничего удивительного в том, что при
возникающей на плоской поверхности ненормальной перспективе
(не заданной целиком геометрическим сокращением изображе-
ния, пропорционального удаленности объектов) шкала размеров
устанавливается неверно.
В обычных условиях видимый размер предметов остается не-
изменным в довольно большом диапазоне расстояний, несмотря
на то что с увеличением удаленности этих предметов происходит
геометрическое сокращение их ретинальных изображений. Это
свидетельствует о наличии механизма перцептивной компенсации
сокращения размера с расстоянием. Если ключом для такой ком-
пенсации служит именно фактор перспективы, присутствующий

Рис. 71. Иллюзия искажения, принадлежащая перу Понзо. Верхний поперечный


брусок кажется длиннее нижнего, хотя они в действительности равны. Здесь
Рис.72
перспектива дана в плоскости рисунка, поэтому компенсация уменьшения, ко-
торая в нормальных условиях приводит к постоянству размеров, оказывается
в ретинальном изображении, мы тогда должны допустить, что
неподходящей: мы видим верхний брусок не равным нижнему, но увеличенным,
поскольку в глазу величина изображений обоих брусков одинакова
определенные искажения обязательно возникнут, раз они содер-

109
108
4. Фигуры, содержащие искажения формы " 4. Фигуры, содержащие искажения формы

жатся в ретинальном изображении, где нет указаний на различие щейся краской, погасите свет - - и вы устраните фон. Рисунок
расстояний до объектов, поскольку именно эти указания сигнали- в таких условиях в большинстве случаев воспринимается как трех-
зируют о перспективном сокращении размеров предметов с увели- мерная фигура в соответствии с содержащимися в нем элементами
чением расстояния. Другими словами, перспектива, содержащаяся перспективы.
в картине (изображении), дает неправильную шкалу для плоского Можно сделать больше: объективно измерить кажущуюся глу-
объекта -- возникает искажение. Детали картины, которые кажут- бину таких фигур. Тогда мы свяжем величину «глубинности» со сте-
ся более отдаленными, должны быть разросшимися — такими они пенью искажения фигуры, наблюдаемой в плоскости.
и воспринимаются.
Если остановиться в наших рассуждениях на сказанном, то Измерение кажущейся трехмерности картин
может возникнуть желание истолковать происхождение иллюзий
искажения таким же образом, как толкуется изменение видимого Неподготовленному человеку может показаться, что изме-
размера при изменении видимого расстояния. Подобный эффект рить кажущуюся глубину совершенно невозможно - ведь это
мы наблюдали при перцептивном перевертывании куба; к тому же задача, абсолютно непохожая на измерение положения предметов
нам известен закон Эммерта, выведенный при наблюдении зави- во внешнем пространстве. Как можно зафиксировать «внутрен-
симости размеров послеобраза от расстояния до экрана, на фоне нее», воспринимаемое наблюдателем, пространство?
которого этот образ виден. Однако такое истолкование не годится, На первый взгляд кажется, что довольно точные результаты
потому что при иллюзиях искажения фигура все время воспринима- мы получим, попросту регистрируя движение наблюдателя, кото-
ется в плоскости. Правда, в ней всегда выражены перспективные рый касается предметов, расположенных на разных расстояниях
элементы, но, вне всякого сомнения, нет необходимости восприни- от него (такой опыт можно поставить даже с тренированными
мать фигуры Понзо, Мюллера-Лайера и друще в трех измерениях, животными). Пример: набрасывание колец на колышки, удален-
чтобы восприятие этих фигур содержало иллюзию искажения. Мы ные на разные расстояния. Но подобные эксперименты далеки
видим их на плоскости бумажного листа — и все же иллюзия на- от совершенства: регистрируемые ошибки в оценке расстояний со-
лицо, а это совсем не то же самое, что было с перевертывающимся держат не только перцептивные погрешности, но и двигательные
кубом. Куб и подобные ему фигуры меняют видимую форму только несовершенства, а мы не знаем, как велика доля первых. Зада-
в тех случаях, когда они воспринимаются как трехмерные фигуры, ча отделения ошибок восприятия от ошибок исполнения — одна
но не тогда, когда они видны как плоские фигуры. из самых трудных проблем исследования поведения.
Поэтому проблему нельзя считать решенной. Быть может, Мы сумеем найти лучший способ измерения кажущейся глу-
эти искажения окажутся в конце концов никак не связанными бины, если используем бинокулярное наблюдение как дальномер-
со шкалированием размера и расстояния? А может быть, связь су- эталон и его показания будем сравнивать с оценками глубины,
ществует, но она хорошо замаскирована? Тот факт, что искажения виденными при наблюдении одним глазом.
соответствуют перспективным особенностям фигур, показывает, Для этого прежде всего необходимо устранить всю стерео-
что второе предположение ближе к истине. Тогда в чем же за- скопическую информацию, чтобы узнать величину монокулярного
ключается эта скрытая связь? эффекта перспективы при наблюдении плоской фигуры. Затем
Зададим себе сначала такой вопрос: почему эти фигуры, яв- яадо нейтрализовать влияние фона, видимая фактура которого
но содержащие перспективу, не воспринимаются как трехмерные? ложет противоречить перспективе, заключенной в рисунке, отче-
Ответ, по-видимому, ясен. Указания на глубину нейтрализуются возникает перцептивный парадокс. Чтобы выполнить первое
фактурой фона. Доказать это нетрудно. Покройте рисунок светя- условие, достаточно вести наблюдение одним глазом. Выполнение

110 111
4. Фигуры, содержащие искажения формы 4. Фигуры, содержащие искажения формы

второго условия достигается, если покрыть рисунок светящейся


краской и погрузить комнату в темноту. Того же эффекта мож-
но добиться и другим способом: изготовить диапозитив (точнее,
«дианегатив» - прозрачный рисунок на непрозрачном фоне)
и осветить его на просвет слабым равномерным светом (иде-
альный вариант — электролюминесцентная панель, помещенная
непосредственно за «дианегативом»). Теперь осталось найти способ
ввести какой-нибудь указатель в пределы фигуры; этот указатель
должен восприниматься обоими глазами, и его следует сделать
движущимся в глубину, даже сквозь плоскость рисунка. Это до-
стигается оптическими методами.
Указатель представляет собой маленькое пятно света, от-
раженное от полупрозрачного зеркала, которое повернуто под
углом 45 градусов к линии взора, направленного на рисунок;
рисунок рассматривают прямо сквозь полупрозрачное зеркало.
Световое пятнышко видно там же, где находится рисунок,
оптически оно именно там и находится. Если длина светово-
го луча от глаз к указателю оказывается больше, чем от глаз
до рисунка, то указатель виден позади, дальше рисунка; если пер-
вая меньше второй, то указатель виден ближе, перед рисунком.
Осталось сделать так, чтобы рисунок (вернее, фигура) был виден
лишь одному глазу, а указатель -- обоим. Тогда мы сможем ис- Рис. 73. «Ящик Пандоры» — аппарат для измерения кажущейся глубины картин:
пользовать бинокулярное зрение как дальномер для определения 1 — полупрозрачное зеркало; 2 — лоляроидные очки; 3 — проектор светового
удаленности любой части фигуры, воспринимаемой одним глазом; индикатора
это позволит нам промерить воспринимаемые одним глазом рас-
стояния до всех частей фигуры и составить таким образом карту
не будет воспринят — стереоскопически — на том же расстоянии,
зрительного пространства. Цель достигается, если установить по-
ляризаторы света перед картиной и перед одним глазом (крест- что и данный (монокулярно видимый) элемент фигуры.
накрест): перед диапозитивом помещаем лист «поляроида», ориен- Кстати, не обязательно пользоваться одним указателем; их
тируя плоскость поляризации под углом 45 градусов к горизонтали, можно сделать несколько и разместить у разных точек фигуры, что-
перед глазом помещаем такой же фильтр, но ориентированный под бы измерить удаленность всех частей фигуры одновременно. Этот
углом 135 градусов к горизонтали; этот глаз картины видеть не бу- глубиномерный аппарат мы назвали «ящиком Пандоры» (рис.73).

t
дет. Поскольку указатель освещен неполяризованным светом, оба Что получится, когда мы измерим кажущуюся глубину на кар-
глаза видят указатель, но лишь один из них — фигуру, содержащую HHax, содержащих иллюзию? Устранив противоречивую инфор-
искажение. Измерение зрительного пространства производят, пе- 1ацию, которая поступает от стереозрения и от фактуры фона, мы
ремещая световой указатель поочередно к разным частям фигуры олучим доказательство того, что фигуры, содержащие иллюзии
и затем (оптически) приближая или удаляя его до тех пор, пока он скажения, — фигуры Понзо (железнодорожный путь), Мюллера-

112 113
4. Фигуры, содержащие искажения формы
4. Фигуры, содержащие искажения формы
+2
как бы это ни было на самом деле. Этот эффект, безусловно, отли-
чается от эффекта иллюзии искажения плоских фигур, поскольку
8-н
«
I
плоские фигуры искажены без всякой видимой глубины. Отсюда сле-
f дует, что искажения могут возникать двумя разными способами.
ε ο Они появляются либо потому, что глубина видна, либо потому, что
глубина запрограммирована перспективой, но не видна вследствие
VX N' \f V
противодействия фактуры фона. Искажения размеров нет, ко-
гда запрограммированная и видимая глубина совпадают с реальной;
но во всех случаях, когда имеется расхождение видимой или запро-
40 50 60 70 80 90 100 ПО 120 130 140 150 160 170
Угол между «стрелками» и «древками», град
граммированной глубины с реальной, возникает соответствующее
искажение видимого размера.
Рис. 74. Зависимость величины иллюзорного искажения глубины (измеренного
Итак, мы убедились, что расстояние до предмета задается сен-
с помощью «ящика Пандоры») от положения штрихов, ограничивающих отрезки
в фигуре Мюллера-Лайера
сорной информацией, причем перспектива, содержащаяся в рети-
нальном изображении, — чрезвычайно важный элемент такой ин-
Лайера (стрелы) и им подобные — действительно воспринимаются формации. Когда перспектива не соответствует подлинной удален-
в трех измерениях и поддаются промерам также в трех измерениях. ности предметов, возникают ошибки в оценке размеров. Мы убеди-
Меняя степень выраженности перспективных элементов в этих лись также в том, что форма объектов, перевертывающихся в глу-
фигурах, мы находим связь между кажущейся глубиной фигур бину, меняется с каждым перевертыванием, хотя ретинальное изо-
и величиной их перцептивного искажения. На графике (рис. 74) бражение все время остается неизменны**. Вот каковы эти два со-
видна эта экспериментально найденная зависимость: увеличение вершенно разных способа перцептивного шкалирования размеров.
перспективности фигуры приводит к увеличению перцептивного По-видимому, перцептивные перевертывания в глубину со-
искажения. ответствуют попеременному выбору одной из альтернативных ги-
Результаты этих экспериментов позволяют предположить, что потез о том, какой объект представлен в изображении. При этом
каждая гипотеза относится к классу гипотез о трехмерных объ-
перспектива влияет на зрительное шкалирование прямо — даже
ектах, имеющих типичные формы и размеры. Так мы приходим
в тех случаях, когда указаниям перспективы противоречат другие
К мысли о возможности шкалирования размеров и форм в прямой
факторы (например, видимая фактура фона), противодействующие
связи с объект-гипотезой. Выбор неподходящей гипотезы (напри-
непосредственному восприятию глубины. Мы считаем так потому,
мер, вывернутого куба) приводит автоматически к неверной оценке
что иллюзии искажения воспринимаются даже на фоне, имею-
размеров передней и задней граней куба — потому он и выглядит
щем явно видимую фактуру (как, например, на страницах этой
искаженным, хотя при этом нет обманчивой информации, идущей
книги), — фигуры выглядят при этом плоскими, но искаженными.
от ретинального изображения.
Теперь самое важное. Вспомните эксперименты с каркасным
Перейдем теперь к сравнению наших представлений о меха-
кубом. Его видимая форма менялась в соответствии с воспри-
низмах перцептивных искажений с теми представлениями, кото-
нимаемым расстоянием до передней и задней граней. Когда куб
рые, несомненно, имеют отношение к этой проблеме, но в со-
перевертывается в восприятии (при этом его изображение на сет-
вершенно другой области, в физике, когда реальность измеряется
чатке остается неизменным), изменяется видимый размер передней
приборами, шкалы которых построены на основании неверных
и задней граней: дальняя грань всегда кажется больше ближней,
масштабов, как это иногда случается в действительности.

114
5. Масштабы вселенной

Познакомившись с некоторыми древними зданиями, мы мо-


жем утверждать, что еще за несколько тысячелетий до нашей
эры с помощью простых инструментов проводились достаточно
точные измерения; можно не сомневаться, что некоторые основ-
ные суждения, например об установке точных горизонтальных
уровней, выносились не только на основе восприятия, но и пу-
Масштабы вселенной тем рассуждений. Считается, что египтяне "начинали строитель-
ство плоских горизонтальных фундаментов для больших зда-
ний с того, что строили невысокую временную стенку и за-
мкнутую ею площадь заполняли водой на высоту около деся-
ти сантиметров: уровень воды служил "указателем горизонталь-
Подобно тому как машины являются искусственным продол-
ности площадки. Человеческий разум приложил немало усилий,
жением мышц человека, увеличивая их мощность и точность,
чтобы преодолеть физиологическую ограниченность человеческих
измерительные приборы служат продолжением наших органов органов чувств.
чувств. Приборы помогают человеку все дальше и глубже про- Ранние описания вселенной эгоцентричны; они основаны
никать во время и пространство и притом позволяют произ- на сопоставлении ее параметров с физическими и функциональ-
водить разные измерения в пределах системы шкал, постро- ными возможностями человека. С появлением специальных из-
енных на основе общепринятых единиц измерения. Некоторые мерительных приборов возникли другие меры; новые эталоны
физические единицы мер возникли на основе величин, свой- незаметно привели к тому, что центр вселенной уже не связывает-
ственных человеческому телу: фут приблизительно равен длине ся в сознании людей с точкой, в которой находится наблюдатель.
стопы взрослого человека, ярд близок к длине одного шага '. Стало известно, что во вселенной есть вещи, не только слишком
Применять в качестве физических стандартов эталоны, которые малые или слишком далекие, чтобы их можно было отчетливо
«всегда под рукой», очень удобно, но, к сожалению, ни разме- ощутить, но еще и скрытые от чувств, хотя и присутствующие
ры частей тела разных людей, ни функции их органов чувств в среде, непосредственно окружающей человека. Таков огромный
не могут быть достаточно одинаковыми. Такие эталоны годят- диапазон электромагнитного спектра — от гамма-лучей до радио-
ся лишь для самых приблизительных оценок и, увы, совершен- волн; лишь одна его октава — видимый свет — доступна органам
но не подходят ни для техники, ни для науки. В средние ве- чувств, а через них и мозгу без всяких приборов.
ка был сделан следующий шаг к стандартизации мер длины: Животному в окружающем его мире, обширном и большей
статистически определяли величину, равную 1 футу. Делалось частью враждебном, жизненно необходима способность к оцен-
это так. Измеряли длину стопы двенадцати мужчин, первыми ке размеров и расстояний; высокоразвитое зрение дает такую
покидавших церковь после воскресной утренней мессы; сред- способность. В то же время сенсорные системы легко адапти-
няя величина (сумма длин всех двадцати четырех стоп, делен- руются — калибровка их часто нарушается. Несмотря на это,
ная на 24) принималась в качестве стандартной длины, равной мы умеем определять «на глаз» соотношения размеров, а так-
1 футу. же интенсивность света; поэтому нам легко использовать и те
Физические стандарты измерений, где применяются инструмен-
^ Читатель без труда вспомнит русские аналогии: пядь, локоть, сажень и т.д. ты вроде линеек, уровней, фотометров. Даже простые, но умело
Прим. перев. Применяемые инструменты могут в тысячу раз улучшить точность

116 117
5. Масштабы вселенной 5. Масштабы вселенной

перцептивных оценок, хотя природная чув- лирующих жизненно важные отношения


ствительность глаза и уха приближается с окружающим миром. Видеть зна-
к теоретическому пределу любого физи- чит интерпретировать каждый полученный
чески возможного детектора. паттерн в соответствии с предполагаемым
Когда сенсорная информация исполь- устройством мира реальных объектов; та же
зуется для руководства действием, задача задача ставится перед всеми непрямыми
состоит в том, чтобы контролировать с по- способами научных измерений. В обоих
мощью этой информации движения в соот-
случаях выдвигаются и затем проверяются
ветствии с положением и размерами окру-
альтернативные гипотезы -- чтобы откло-
жающих предметов. Чтобы предсказание
нить все, кроме одной. В обоих случаях от-
результатов действий и контроль эффек-
дельные измерения должны быть связаны
тивности этих действий были возможны,
с единой шкалой измерений, выведенной
необходимо соразмерять разнородную сен-
сорную информацию в соответствии с воз- либо из результатов применения прямых
действиями внешнего мира. Дело здесь об- методов измерений, либо из допущений,
стоит точно так же, как в измерительной основанных на гипотезе о природе измеря-
технике: шкалы инструментов не могут емых объектов.
строиться произвольно, в конечном сче- Разовьем дальше тезис о логическом
те любая шкала должна быть основана сходстве зрения с непрямыми методами
на свойствах известных объектов. Неко- измерения в физике. И здесь и там не-
торые измерения являются прямыми (на- обходимы допущения. И здесь и там ве-
пример, измерение длины, выполняемое лика зависимость от прямых измерений.
с помощью линейки), другие — непрямыми И здесь и там необходимы константы —
(измерение температуры с помощью тер- эталоны для построения шкал, выведен-
мометра). ные на основе анализа прошлых успехов
Все единицы измерений основаны на и неудач измерения реального мира. Возь-
выборе строго обусловленной процедуры, мем какой-нибудь пример научного изме-
включающей правила изготовления точных рения и детально разберем его. Посмо-
Рис. 75. Звездные рас- линеек или, скажем, ламп со стандартной трим, например, как измеряются звездные Рис. 76. Глаза сигнали-
стояния астрономы изме- характеристикой излучения. расстояния. зируют о расстоянии до
ряют по параллактичес- Рассматривая ход развития современ- Для измерений звездных расстояний близких объектов спо-
кому смещению звезды ных методов измерения, мы находим здесь астрономы применяют оба метода изме- собом, весьма похожим
относительно «фона» —
глубокую аналогию с определенным перио- рения · прямой и непрямой. Но при- на тот, который применя-
очень удаленных звезд-
дом развития «непрямых органов чувств» — менимость прямого измерения ограничена ют астрономы для изме-
ных образований, кото-
зрения и слуха, возникших уже после по- рения удаленности звезд.
рые можно считать непо- немногими ближайшими к нам звездами.
явления «прямых органов чувств» -- ося- Сигнализируется парал-
движными В отношении более далеких звезд необхо-
зания и вкуса, непосредственно контро- лакс
димо делать некоторые допущения, причем

118 119
5. Масштабы вселенной
5. Масштабы вселенной

всегда приходится считаться с тем, что эти допущения могут ока-


1"3); оно равно произведению радиуса земной орбиты на число
заться ошибочными.
206265; радиус земной орбиты (среднее расстояние до Солнца,
Метод прямого измерения расстояний до звезд эквивален-
равное 150 миллионам километров) является астрономической
тен стереоскопическому зрению. Это геометрический способ,
единицей расстояния.
его результаты, как и результаты стереоскопического восприя-
Сам термин «парсек» произведен от слов «параллакс, равный
тия, в основном однозначны; тем не менее это довольно тон-
одной секунде»; итак, 1 парсек равен 206265 астрономическим
кий способ, и даже незначительные погрешности приборов могут
единицам, или 3,258 светового года. До ближайшей к нам звезды
сильно сказаться на результатах. Метод состоит в измерении ка-
1,31 парсека, или 4,2 светового года.
жущегося смещения ближних звезд относительно дальних при
Для сравнения укажем, что стереоскопическое зрение дей-
смене точки наблюдения (тригонометрический параллакс). При
ствует на расстояниях до нескольких сотен метров. Столь малый
стереоскопическом зрении различие точек наблюдения задано по-
радиус действия объясняется двумя причинами: первая состоит
стоянным расстоянием (базисом) между глазами — оно равно
в том, что разрешающая способность глаза примерно в сто раз
приблизительно 60 миллиметрам. Но для астрономов даже попе-
ниже, чем соответствующая характеристика для телескопа; вторая
речник Земли — недостаточный базис при измерении звездных
(и более важная) — расстояние между глазами (базис стереозре-
расстояний. Замеры они проводят не одновременно, а с интер-
ния) — является ничтожной величиной по сравнению с диаметром
валом в шесть месяцев; в качестве базиса используется попереч-
орбиты Земли.
ник земной орбиты (около 300 миллионов километров). Этим
Наибольшие звездные расстояния, при которых еще возможны
способом было впервые измерено расстояние до звезды; неме
определения тригонометрических параллаксов, близки к 100 пар-
кий астроном Бессель в 1838 году измерил удаленность звезды
секам. При еще больших удаленностях применяется способ, из-
61 Лебедя2^. Его результат составил 0,35" (в угловых секундах).
вестный под названием «определение средних параллаксов»; в его
Уточненный позднее результат равен 0,30". Такой параллакс со-
основе лежит тот (эмпирически установленный) факт, что Солнце
ответствует расстоянию около десяти световых лет. Наибольший
(и Земля вместе с ним) перемещается в пространстве относительно
известный параллакс — меньше 1"; такой параллакс, к приме-
большого числа звезд по направлению к Веге в созвездии Лиры.
ру, может быть получен, если наблюдать предмет 25 миллиме-
Перемещение Солнца порождает у наблюдателя ощущение смеще-
тров в поперечнике с расстояния около пяти километров. Пря-
ния близких к нам звезд; их кажущееся движение характеризуется
мой метод измерения параллакса позволяет измерять расстояния
некоторой кажущейся скоростью, а величина последней зависит
в пределах около 300 световых лет (хотя Туманность Ащ >меды,
от расстояния каждой звезды. Это точная аналогия кажущего-
до которой около двух миллионов световых лет, можно увидеть
ся движения ландшафта, наблюдаемого из окна идущего поезда:
и невооруженным глазом).
ближняя зона местности «движется» быстрее, чем отдаленная. По-
Измерение расстояний в световых годах связано с измерением
скольку наблюдение перспективного смещения звезд производится
параллакса лишь косвенно. Правда, есть и такая единица, кото-
в течение ряда лет (к нашим дням период накопления точных фо-
рая связана с параллаксом непосредственно, — «парсек» Один
тографий звездного неба насчитывает почти.сто лет), появляется
парсек — это расстояние, соответствующее годичному пар шаксу
возможность оценки звездных расстояний, намного превышающих
2
) Годичный параллакс звезды (Беги) впервые был измерен русским ученым
-Точнее, парсек — расстояние, с которого большая полуось земной орбиты,
В.Я.Струве в 1837 году. — Прим, перев.
перпендикулярная к лучу зрения, видна под утлом в l". — Прим. перев.

120 121
5. Масштабы вселенной 5. Масштабы вселенной

те, что доступны прямым тригонометрическим методам, исполь-


зующим в качестве базиса диаметр земной орбиты. Для этого
совершенно необходимо, однако, отличать изменение положе-
ния звезд, возникающее вследствие движения Солнца (и Земли
вместе с ним) по направлению к Веге, от относительного «соб-
ственного движения» отдельных звезд. Движение Солнца сквозь
пространство выводится статистически из результатов наблюдений
кажущегося движения очень большого числа звезд; остаточное
систематическое движение приписывается подлинному движению
Солнца. Вывести величины, характеризующие движение солнеч-
ной системы среди звезд, -- дело сложное; оно требует большого
числа наблюдений и большой вычислительной работы. Между тем
совершенно таким же делом занят мозг человека, движущегося
сквозь многолюдную площадь, или управляющего автомобилем
в густом потоке движения, или ведущего самолет в строю дру-
гих самолетов. Пределы способности мозга к обработке величин
и направлений скоростей, заданных меняющейся перспективой
множества объектов, движущихся относительно некоторой по-
верхности, неизвестны. Исследовать это было бы чрезвычайно
интересно.
Расстояния до далеких звезд приходится измерять непрямыми
способами, при которых применять геометрию уже нельзя. Все эти
способы основаны на некоторых допущениях, не поддающихся
прямой проверке.
Ясно, что если бы собственная светимость всех звезд была
одинакова, то относительные расстояния до звезд можно бы-
ло бы узнать довольно легко, исходя из универсального зако-
на, связывающего блеск звезды с расстоянием до нее (видимый
блеск обратно пропорционален квадрату расстояния). Но свети-
мость звезд (их «абсолютная звездная величина») очень сильно
варьирует, и поэтому видимый блеск звезды может служить лишь
очень приблизительной оценкой ее удаленности. Все же звез-
ды поддаются классификации: исходя из спектров звезд (и еще . 77. В этом звездном скоплении видны объекты весьма разной яркости.
некоторых величин), их можно разбить на группы с известной & среднем чем дальше звезда, тем меньше ее блеск, но некоторые тусклые
ЗВе
зды на самом деле находятся близко, только их собственная светимость мала.
светимостью. Тогда становится возможной и оценка расстояний
Они кажутся далекими, но в действительности это не так
по видимому блеску - при условии, что применяются верно

122 123
5. Масштабы вселенной 5. Масштабы вселенной

выбранные константы для построения шкал оценки светимости


звезды и учитываются все факторы, обусловливающие потерю
света на пути от звезды к наблюдателю. Свет может ослабеть,
проходя сквозь облака межзвездного газа, и это надо обязатель-
но учитывать, чтобы не возникло ошибки в оценке расстояния,
основанной на видимом блеске звезды. Неверно выбранная кон-
станта шкалы приведет к ошибке - - и она будет похожа на те
ошибки в оценке расстояний, которые совершаются зрением
в тумане или в дыму.
Итак, необходимо сделать некоторые обоснованные допуще-
ния о самом объекте, о помехах на пути от объекта к наблюда-
телю и, наконец, о свойствах и калибровке самих измерительных
приборов, прежде чем применять непрямые методы измерения,
не опасаясь, что при этом возникнет систематическая ошибка.
Ошибки такого рода, по-видимому, эквивалентны ошибкам пер-
цептивного шкалирования, вследствие которых возникают иллю- Рис. 78. Спектры звезд различного типа. Солнце принадлежит к звездам среднего
зии искажения. типа, к классу 0. Прочие спектральные типы звезд характеризуются либо меньшей,
Объекты, еще не классифицированные и потому не имеющие либо большей собственной светимостью
надежных оценочных констант, причиняют крупные неприятно-
сти астрономам. Так, например, в отношении недавно откры- нение квазаров тем общим допущениям, которые оказываются
тых звездных объектов.. — квазаров — не известно, являются ли справедливыми при измерении расстояний до других звездных
они необычайно мощными источниками излучения, лежащими объектов.
на огромных расстояниях от нас, или светимость их средняя, Быть может, читателю покажется, что мы совершаем слиш-
а значит, и расстояния — обычного порядка. В данном случае ком смелый прыжок, заявляя, что положение вещей с квазарами
трудность возникла потому, что в спектрах квазаров зарегистриро- в астрономии логически подобно той особой проблеме, которую
вано красное смещение, которое обыкновенно указывает на очень ставят перед глазом картины, воспринимаемые зрением. Но в кар-
большую скорость удаления (смещение возникает в результате тинах действительно есть весьма сходные сомнительные момен-
эффекта Доплера, наличие которого само по себе свидетельствует ты шкалирования. Ретинальное изображение картины содержит
о большой удаленности объекта). Красное смещение, наблюдаемое перспективу, но заданную не геометрическим сокращением раз-
у квазаров, может объясняться либо огромной их удаленностью, меров и формы предметов с увеличением расстояния (поскольку
либо другими причинами. До сих пор не решено, как следует вы- картина плоская); налицо как раз такая ситуация, при которой
бирать константы шкалирования для измерения квазаров; поэтому Должны возникнуть большие ошибки в физических измерениях,
нет согласия и в вопросе о том, являются квазары очень яркими поскольку допущения, обычно вполне надежные, здесь не годят-
и очень далекими объектами или средними по интенсивности из- ся. Нормальные условия неизбежно нарушают точность непрямых
лучения и соответственно менее удаленными; в последнем случае измерений; с этой точки зрения картины могут оказаться со-
в
должна существовать особая причина, ответственная за неподчи- сем никудышными объектами, поскольку в некоторых случаях

124 125
5. Масштабы вселенной 5. Масштабы вселенной

(вспомните Пильтдаунский череп) ^ неверные указания могут быть


даны намеренно, чтобы обмануть глаз. Картины подают на вход
зрительной системы до такой степени искусственную информа-
цию, что приходится удивляться вовсе не тому, что картины иногда
оказываются неоднозначными, неопределенными, парадоксальны-
ми или искаженными, а, напротив, тому, что "мы вообще что-либо
разбираем в них.
Астрономические объекты -- это тоже особые объекты зри-
тельного восприятия; в их отношении мы не можем воспользовать-
ся надежным перцептивным шкалированием, константы которого
выводятся из прямых измерений.

Как мы измеряем Луну и звезды?

Вопрос о восприятии Луны интересен, потому что до не-


давнего времени человек не приближался к ней никогда. Размер
ретинального изображения Луны довольно велик (0,5 градуса,
а это примерно четверть диаметра центральной — «фовеальной» -
области сетчатки). Даже невооруженный глаз различает на поверх-
ности Луны некоторые детали, к тому же в отличие от Солнца
Луна имеет приятную для прямого наблюдения яркость. Тот факт,
что мы не можем просто так прогуляться к Луне и потрогать
ее руками, делает Луну прямо-таки небесным даром исследо-
вателю восприятия, а наблюдения космонавтов лишь помогают
в этом деле.
Разумное представление о расстоянии до Луны и о ее разме-
рах существует по крайней мере последние 2 000 лет, со вре-
мен Гиппарха. Всем образованным людям известно, что рас-
стояние от Луны до Земли · - около 400 000 километров, что
4);
Автор имеет в виду историю знаменитого антропологического подлога.
& 1909 году некий Чарлз Даусон «открыл» фрагмент «древнего человеческого
Рис. 79. Свет отдаленных звезд проходит сквозь огромные газовые облака черепа» (близ Пильтдауна, в графстве Сассекс); в том же месте были найдены затем
е
в созвездии Ориона. Это может привести к ошибке при оценке звездных Ще несколько фрагментов, в том числе сенсационный зуб. Лишь спустя 45 лет (!)
было доказано, что все признаки «древности» черепа — дело рук нашего совре-
расстояний на основе измерения светимости звезд, если не будет внесена Ме
нника. Подробности читатель может найти в книге: Эйдельман Н. Ищу предка.
поправка, основанная на сведениях о поглощении света **.: Молодая гвардия, 1970. — Прим, перев.

126
127
5. Масштабы вселенной 5. Масштабы вселенной

гие
диаметр Луны равен примерно 3 500 километрам и что фор- и ДРУ признаки расстояния, связанные с видимой поверхно-
ма ее близка к шару. Но воспринимается Луна совсем ина- стью Земли, влияют на оценку размера Луны, смещая «нуль шкалы
че, и даже самое точное знание не помогает воспринять Луну размеров».
в ее подлинном виде. Она кажется диском (примерно 30 сан- Возможно, есть нечто удивительное в том, что четкое знание
тиметров в поперечнике) и удалена «на глаз» всего километра подлинных физических параметров Луны не влияет на величину ее
на полтора или около того. Похоже, что все люди приблизи- видимых параметров. Ведь восприятие — это своего рода процесс
тельно одинаково воспринимают размеры и удаленность Луны, решения проблем; очевидно, в данном процессе логическое знание
то есть все мы зрительно оцениваем Луну примерно с одной мало влияет на выбор решения.
и той же ошибкой. Самая массовая и самая огромная иллюзия Тот факт, что Луна кажется больше, когда стоит низко над
в истории человека! горизонтом, заинтересовал еще Птолемея. Он предположил, что
Фактически мы ошибаемся в оценке размеров и удаленно- низкая Луна воспринимается дальше линии горизонта, а высо-
сти Луны в миллион раз! Удивительна, однако, не только эта кая — ближе, отсюда разница в видимых размерах. Фактически
5
гигантская иллюзия; странно, что наше зрение вообще содержит Птолемей предложил объяснение в духе закона Эммерта \ Но это
оценку размера и удаленности Луны. Ведь зрение по самому сво- неверно; обсуждаемый случай не согласуется с законом Эммерта:
ему существу является источником непрямого сигнала о разме- на самом деле Луна, расположенная над горизонтом, кажется од-
ре и расстоянии; логически необходимо исходить из того, что новременно и больше и ближе. Мы могли бы сказать, что причину
калибровка ретинальных изображений осуществляется на осно- тут следует искать в рамках процесса первичного шкалирования
ве прямых измерений -- прикосновений к объекту, числа шагов величин в зрительной системе; увеличение видимого размера без
или времени движения до объекта (при этом регистрируются из- увеличения видимой удаленности похоже на то, что происходит
менения размеров изображения на сетчатке по мере сближения при иллюзиях искажения. Нам следует ожидать именно кажуще-
с объектом), но калибровка такого рода невозможна по отно- гося уменьшения удаленности Луны, когда ее видимый размер
шению к объекту «Луна». Тот факт, что мы все же восприни- возрастает, аналогично тому, как воспринимается в темноте любой
маем Луну как объект, имеющий вполне определенные размеры светящийся объект.
и находящийся на определенном расстоянии, означает, по-види- Греки считали, что звезды — это светящиеся точки, вкраплен-
мому, что перцептивная гипотеза приписывает Луне признаки, ные в поверхность вогнутой сферы, центром которой является
основываясь на аналогиях с земными, знакомыми объектами. Ве- Земля. Мы все еще видим вселенную именно так, хотя и знаем, что
роятно, воспринимаемые размеры и расстояние заданы в случае она совсем другая. Мы видим Солнце, движущееся поперек неба,
Луны неким усреднением этих признаков, взятых по всем объек- хотя знаем, что причина этого кажущегося движения Солнца —
там, которые дают столь же небольшое ретинальное изображение. собственное вращение Земли.
Во всяком случае, сам факт наличия перцептивно определенно- Находясь в движении, мы замечаем, что Луна и звезды «сопро-
го размера и расстояния показывает, что перцептивная систе- в
ождают» нас в пути. Разумом мы понимаем, что они неподвижны,
ма при отсутствии ясной информации принимает искусственную H
O так далеки, что параллактическое смещение их не может быть
оценку, отказываясь от альтернативы — оставить объект вообше
вне шкалы оценок. Закон Эммерта, установленный способом наблюдения, гласит: «При неизмен-
Хорошо известно, что Луна обычно кажется сильно увеличен- >й величине ретинального изображения воспринимаемый размер предмета прямо
п
ной, когда она низко над горизонтом. По-видимому, перспектива Р°порццонален воспринимаемому расстоянию до предмета». — Прим. перев.
•44h«. _

128
5
зак. 47 129
5. Масштабы вселенной

нами замечено. Земные же предметы остаются на вид неподвиж-


ными (параллакс их смещения слишком мал) только в тех случаях,
когда предметы перемещаются вместе с нами; потому и небеса
зрительно «сопровождают» нас в пути. Быть может, меня не со-
чтут слишком большим фантазером, если я допущу, что именно
видимое активное участие небес в перемещениях человека приве-
ло его к вере в то, что звезды не холодные созерцатели земной Рисование на плоскости
суеты, а заинтересованные наблюдатели всех ее индивидуальных
судеб.
По-видимому, искусство с самого начала было связано не толь-
ко с физическими, но также с магическими и религиозными пред-
ставлениями об устройстве мира. Пещерные рисунки, вероятно,
имели отношение к тому, что называется «симпатической магией»;

Рис. 80. Человеческие фигуры


странным образом искажены, по-
скольку их очертания изобра-
жены на рисунке без соблю-
дения правил перспективы, без
учета изменения положений от-
дельных частей тела в зависимо-
сти от конкретной позы. Похо-
же, что типичные перцептивные
гипотезы, отобранные и скомби-
нированные, помещены в плос-
кость картины без всякого уча-
стия шкал, меняющих пропорции
и положения фигур в зависимо-
сти от расстояния и от точки
наблюдения

вполне возможно, что картины считались своего рода талисма-


нами: волшебными знаками добра и зла, способными порождать
Желаемые мысли и настроения не только в людях, но и в богах. Ведь
картины находят подчас на стенах пещер в таких местах, которые
Почти недоступны человеческому взору. А иногда их рисовали одну
Поверх другой — словно потому, что само место обладало магиче-

131

т
I
б. Рисование на плоскости 6. Рисование на плоскости

скими свойствами. Кое-что от магического назначения искусства Но, как мы видим, не всегда важно, что написано на по-
сохранилось и все еще продолжает сохраняться в произведениях лотне. Гроздь винограда или мертвый заяц сами по себе могут
религиозной живописи, включая христианскую. не представлять ни интереса, ни ценности, но картина, на которой
В современном обществе стоимость картины выражается изображены такие, казалось бы, бесполезные вещи, может при-
в деньгах, и цены на них часто «сумасшедшие». Бывает, что ори- нести ее продавцу гораздо больше, чем заработал автор картины
гинал картины оценивается в сотни и даже в тысячи раз дороже, за всю свою жизнь. Могло бы это быть так, е<уш картины — всего
лишь более или менее точное отображение расцветки и формы
предметов? Совершенно ясно, что картина не только отображение
пространственных характеристик вещей, иначе она не могла бы

Рис. 81. Египетский рисунок технического типа. Изображается несколько опе- Рис. 82. Еще пример египетского рисунка. По-видимому, и здесь художник
раций изготовления мебели; видны детали формы инструментов, видно, как не сумел изобразить наклонные поверхности, вследствие чего чрезвычайно
используются последние, но не видно, где режется дерево, поскольку рисунки важная информация о глубине оказалась утраченной
лишены перспективы. Похоже, что египтяне не умели изображать наклонные
поверхности (по Бейкеру, 1966) содержать ничего более интересного и ценного, чем сам отобра-
жаемый предмет.
чем копия, хотя последняя совершенно неотличима от оригинала. Совершенно поразительно, насколько редкое явление в ис-
Ценность картины определяется личностью художника и подлин- кусстве — точная передача пространства. Многие из наиболее
ностью картины. Картины, очевидно, воспринимаются как нечто замечательных произведений живописи совершенно не передают
гораздо более значительное, чем заменители ретинальных изобра- глубины. Правда, умение воспроизвести глубину рассматривает-
жений действительности; случается, что картину ценят выше, чем ся как определенное достижение, но оно не считается особен-
самое реальность. но важным, за исключением некоторых случаев. В то же время
В религиозных картинах превыше всего ставился сюжет, по- на картине обычно изображены предметы, которые мы привыкли
скольку эти картины предназначались для внушения и укрепления видеть объемными. Естественно возникает вопрос: почему столь
веры среди неграмотных людей. часто пренебрегают передачей глубины? В особенности интересно,

132 133

т
I
6. Рисование но плоскости 6. Рисование на плоскости

почему так редко используется строго выдержанная перспектива. ле применялись для технических целей, например для обучения,
Ведь ретинальное изображение построено по законам геометри- ценность их была не столь высокой, какой могла бы быть. В ка-
ческой перспективы (с увеличением расстояния соответственно честве иллюстрации к сказанному стоит рассмотреть изображения
уменьшается размер изображения любого предмета). Так поче- некоторых ремесленных операций (рис. 81 и 82); это в общем весь-
му же художники редко воспроизводят структуру изображения ма реалистические рисунки, изображающие процесс изготовления
в собственном глазу, когда стремятся отобразить глубину на по- мебели; виден детально каждый инструмент, показано, как эти
лотне? Проблема действительно весьма реальная и чрезвычай- инструменты применяются, неясно лишь, где именно нужно резать
но сложная. Хотя ретинальное изображение построено по зако- дерево. Для наших глаз такое упущение чрезвычайно странно -
нам строгой перспективы (как фотография), мы видим окружа- здесь явно утрачены очень важные сведения. Возможно, египтя-
ющий мир совсем не в соответствии с этими законами, потому не просто не умели изображать наклонные поверхности, для чего
что на метрику изображения сильно влияет перцептивное шка- нужна самая простая перспектива. Пусть отсутствие перспекти-
лирование. Шкала, в соответствии с которой мы воспринима- вы в картинах, которые представляют самостоятельную ценность,
ем размеры предметов, сильно противодействует перспективному объяснимо по соображениям, не имеющим никакого отношения
сокращению этих предметов. Даже по одной этой причине мы к технике живописи, но отсутствие глубины на явно технических
не должны ждать от художника соблюдения строгой перспективы. изображениях требует иного объяснения.
Однако вряд ли дело ограничивается только этим; наши глаза,
привыкшие к строго перспективным фотографическим изобра-
жениям, способным вызывать убедительное ощущение глубины,
безусловно, могут подчиняться восприятию геометрически пере-
даваемой глубины. К тому же многие произведения искусства
совсем не содержат перспективы, а значит, показывают не то, что
видит художник (даже с учетом влияния перцептивного шкали-
рования на перспективную структуру ретинального изображения).
Например, египтяне вообще не пользовались приемами переда-
чи глубины. Их картины выглядят почти совершенно плоскими.
Но ведь это совсем не значит, что мир казался египтянам плоским:
их статуи, их бронзовые и деревянные фигуры не плоские, а вполне
реалистические трехмерные предметы, отображающие мир таким
же, каким видим его мы.
Не исключено, что египтяне не передавали глубины в своих
картинах в связи с какой-нибудь древней традицией или религи- Рис.83. Роспись греческой вазы. Видно лимбическое сокращение,
озным запретом. Но кое-что, и весьма существенное, свидетель- но нет подлинной геометрической перспективы
ствует против такого предположения: технические картины, кото-
рые совершенно определенно нельзя назвать ни декоративными, Греки умели изображать наклонные поверхности; вазы они
ни ритуалистическими, также лишены глубины. Это любопытный Расписывали, используя прием укорачивания размеров, и все же
факт, потому что отсутствие глубины мешает рассмотреть подчав °ни, по-видимому, никогда не применяли строгой геометрической
Пе
очень важные детали. Значит, если эти картины и в самом Д^ Рспективы. Насколько мне известно, предметы не изображались

134 135
6. Рисование на плоскости
6. Рисование на плоскости

Лишь Леонардо да Винчи (1452-1519) впервые полностью


в реалистических глубинных планах до начала итальянского Воз- сформулировал принципы геометрической перспективы. От его
рождения, до работ художника и архитектора Джотто (1266-1337), работ на эту тему не осталось ничего, если не считать нескольких
Первое успешное использование приема перспективы относят к ра- страниц в записных книжках. По-видимому, Альберти впервые
ботам архитектора Брунеллески (1377-1446). Кстати, оба они вло- предложил рассматривать картину как окно, сквозь которое мы
жили свой труд в постройку флорентийского собора: Джотто про- смотрим на мир. Леонардо развил эту идею, предположив, что
ектировал колокольню, а Брунеллески -- купол. Хочется думать, «перспектива есть не что иное, как вид из окна, на совершенно
что они и их коллеги художники-архитекторы развивали и исполь- прозрачном стекле которого изображены предметы, находящиеся
зовали перспективу, поскольку это приносило безусловную пользу за окном». Надо сказать, что это научное заключение, а не простая
при решении технических проблем планирования и художествен- фиксация результата наблюдения.
ного проектирования крупных зданий, имеющих новые формы. В 1334 году Джотто был назначен распорядителем работ
По сохранившимся описаниям можно познакомиться с тем, как по строительству собора во Флоренции, причем его главной зада-
это происходило. чей было проектирование и сооружение величественной колоколь-
В первой половине XIV века Джотто приступил к решению ни так, чтобы она гармонировала с уже существовавшей частью
задачи пространственного отображения предметов на плоскости; собора, проект которого был создан Арнольфо ди Камбио; стро-
правда, по критерию геометрической перспективы делал он это еще ительство собора было начато в 1295 году. Совершенно ясно, что
несовершенно. Лишь Брунеллески в начале XV века удалось ре- постройке собора придавалось очень большое значение не только
шить задачу полностью (в панно, изображавших виды Флоренции церковными, но и светскими властями, так как спустя три года
и ныне, к сожалению, утраченных); задача решена верно и в работе после начала строительства Камбио был освобожден от уплаты
скульптора Гиберти «Врата Рая», выполненной для флорентийско- всех налогов силой следующего декрета:
го баптистерия. Гиберти (1378-1455) не оставляет сомнений в том,
что сцены, рельефно изображенные им на двери, были задуманы «Община народа Флоренции, судя по величественному и зри-
как реалистические. Он пишет: мому началу названной работы над названным Храмом, про-
изводимой тем же Мастером Арнолъфусом, надежду имеет
«Я всемерно стремился подражать натуре, насколько это получить храм более почтенный и более прекрасный, чем
было в моих силах... Все они обрамлены так, что глаз может какой-либо иной во всей области Тосканской».
измерить их\ они так правдивы, что, если смотреть издали,
кажутся округлыми. Они выполнены в очень низком рельефе, Когда Джотто приступил к строительству собора, ему необ-
и в плане те фигуры, которые стоят ближе, несколько ходимо было так спроектировать башню, чтобы она вписывалась
увеличены, а те, что удалены, — уменьшены, как и в натуре в ансамбль собора при взгляде на него с любой из многих возмож-
видно. Единство измерения я сохранял от начала до конца ных точек. Для этого Джотто необходимо было совершенно ясно
этой работы». представить пространственные связи существующей части собора
с
будущей башней, в чем ему могли помочь только пространствен-
Альберти (1404-1472), принадлежавший к той же школе, на- но точные рисунки. Быть может, именно такая необходимость
столько овладел законами перспективы, что делал специальные заставила тогдашних художников-архитекторов разработать техни-
«перспективные смотрелки» (как мы бы их теперь назвали), кото- ку перспективного рисунка.
рые зритель разглядывал с определенной позиции, дававшей глазу Интересно, что Джотто спроектировал свою кампанилу
точную перспективу, благодаря чему возникала полная иллюзия (рис. 84) так, что она дает «отрицательную перспективу» : баш-
глубины.
137
136
6. Рисование на плоскости 6. Рисование на плоскости

ня вверху значительно шире, чем у основания. Этим достигнуто


многое; ведь обычно кажется, что высокие здания отклонены на-
зад, поскольку шкала видимого размера несовершенна, особенно
когда наблюдатель смотрит высоко вверх или глубоко вниз; здесь
этот эффект устранен. Существует мнение, что и греки пользо-
вались сходными приемами при постройке своих храмов, а это
свидетельствует об их знакомстве с законами геометрической пер-
спективы. И все же имеющиеся данные не столь убедительны, как
может показаться на первый взгляд. Возьмем Парфенон, стоящий
на Акрополе в Афинах; он был построен между 447 и 432 годами
до нашей эры, при Перикле. Может показаться, что это простое
прямоугольное здание, но фактически это не так. Угловые колонны
поставлены теснее центральных (расстояние 183 сантиметра между
угловыми колоннами и 244 между центральными). Длинная (более
60 метров) горизонталь перистиля изогнута вверх в центре, а угло-
вые колонны и длинные стены слегка наклонены внутрь здания.
Колонны имеют в средней своей части небольшое утолщение —
знаменитый энтазис, необходимый для того, чтобы ствол колон-
ны не казался вогнутым. Колонны перистиля утончаются кверху:
диаметр колонны у основания 188, у вершины 146 сантиметров.
Считается, что эти отклонения от прямоугольной формы предна-
значены для устранения оптических иллюзий. Но тогда мы вправе
ожидать отклонений, направленных в противоположную сторону
(это не относится к энтазису колонн), если намерение строителей
действительно заключалось в том, чтобы предотвратить впечатле-
ние наклона здания назад.
Принято считать, что прообразом греческих храмов служи-
ли древние деревянные строения, скорее всего хижины ранних
европейцев, живших по берегам озер; опорные столбы хижин пре-
вратились в колонны, поперечные брусья — в горизонтальный
архитрав. Бревенчатые строения нетрудно поправить, мы можем
допустить, что их изменяли методом проб и ошибок до тех пор,
пока не получался удачный вариант. Затем их легко было ско-
пировать уже в камне, не нуждаясь при этом в разработанной
c. 84. Кампанила Джотто, собор во Флоренции. Кампанила расширяется квер-
теории перспективы. Во всяком случае, отклонения, наблюда-
: по-видимому, это сделано для того, чтобы компенсировать кажущееся «зава-
емые в обсуждаемом строении, труднообъяснимы с точки зре-
ливание» высоких башен назад, от зрителя
ния теории перспективы. Конечно, трагично, что не сохранилось

138 139
I 6. Рисование на плоскости
6. Рисование на плоскости

буквально ни одной греческой картины, но и без вещественных «В большинстве своих картин он был удивительно точен
доказательств у нас достаточно оснований предположить, что гре- в фактах — до деталей... И все же он изменял относи-
ки не знали геометрической перспективы. Вполне возможно, что тельные размеры зданий и их положение в пространстве
дальнейшее исследование росписи греческих ваз, специально на- с помощью таких приемов, как быстро сходящие на нет
целенное на интересующий нас вопрос, поможет окончательно линии перспективы', он принимал также две и даже более
установить, была ли перспектива открыта в период Возрождения точки наблюдения одновременно, когда рисовал протяжен-
первично или только вторично. ные ландшафты».
Нам, безусловно, интересен ответ на этот вопрос, но и так Несмотря на то что Каналетто обладал и знаниями и необ-
ясно, что изучение и развитие перспективы в период Возрожде- ходимой техникой для достижения совершенной геометрической
ния было вызвано вполне действенной причиной. Перспективу перспективы, он редко (а точнее, никогда) не применял ее без тех
разрабатывали художники и архитекторы. Их интересовало про- изменений, которых требовал его артистизм.
ектирование зданий и отображение собственных идей в форме, Фотографический способ дает картины, безусловно точные
понятной и приемлемой для других людей, а эти идеи, по-види- в смысле подчинения геометрической перспективе, но при этом
мому, требовали, чтобы картина была не только приятна для глаза, фотографии могут быть чрезвычайно неинтересными картинами.
но и достоверна, чтобы на ней изображались реальные предме- Далекие горы утрачивают свое подавляющее величие -- они вы-
ты — так, как они воспринимаются людьми с определенных позиций глядят слишком незначительными. Правда, мы в какой-то мере
наблюдения. научились усваивать правдивую перспективу фотографий, и все же
Вероятно, художники открыли геометрическую перспективу, опытный фотограф для съемки далеких объектов вынужден приме-
не просто глядя перед собой и рисуя то, что видят. Гораздо ве- нять телеобъектив, чтобы воспроизвести насколько возможно пер-
роятнее, что для открытия законов перспективы понадобились цептивное шкалирование размеров, но даже при таких ухищрениях
измерения, а для последовательного применения этих законов — не всегда удается сделать фото «подлинным» или выразительным.
инструменты, главным образом такие, как камера-люцида и ка- Если мы правы и строгая перспектива применяется редко имен-
мера-обскура ^. Оптические проекции, получаемые с помощью но потому, что точные пространственные соотношения обычно
таких инструментов, позволяют сделать набросок натуры прямо несущественны для художника, то неизбежно возникает вопрос:
по контурам изображения. Известно, что мастер перспективы, из- а что же важно для картины? И здесь мы снова, возможно, по-
вестный итальянский живописец Каналетто (1697-1768), широко черпнем подсказку в искусстве, наиболее свободном от третьего
пользовался в своей работе одним из названных инструментов (ка- измерения, — искусстве Египта.
мерой-обскурой). Однако он не позволил себе превратиться в раба Картины, характерные для египетского искусства, очень по-
оптических изображений; так, английский живописец-пейзажист ложи, в сущности, на картины «идентификатора» 2\ Они предста-
Джон Констебль пишет в своем очерке о Каналетто: вляют собой комбинации «стандартных» частей тела и черт лица.

^ Камера-люцида и камера-обскура — «дырочные камеры» (прототипы совре- ^Аппарат, комбинирующий типичные «детали» человеческого лица, изобра-
менных фотоаппаратов). В передней стенке «дырочной камеры» (непрозрачного женные на плоскости или в стереообъеме. Путем последовательного перебора
ящика) прорезано маленькое отверстие; на противоположной стенке (изготовлен- возможных сочетаний разных «овалов лица», «бровей», «носов», «глаз» и т.д. ве-
ной, например, из кальки) формируется всегда четкое, но не очень яркое изобра- Дется поиск «портрета», имеющего сходство с определенным человеческим лицом.
жение всех предметов, попадающих в «угол зрения» отверстия камеры. Наилучший Различные «идентификаторы» нередко используются криминалистами. — Прим.
диаметр отверстия — около 0,5 миллиметра. — Прим. персе. перев.

140 141
l

6. Рисование на плоскости
б. Рисование на плоскости

Рис.85. Египетский бог Нила — герма-


фродит. Обе груди помещены на одной
стороне тела. Детали часто смещались
Рис. 86. Египетская ми- Рис. 87. Возможно, форма пирамиды была под-
странным образом, с тем чтобы показать
ниатюрная пирамида. Па- сказана египтянам перспективным сближением
их в типичной позиции; это характерно солнечных лучей (с гравюры Джемса Несмита)
дают вниз солнечные лу-
и для детского рисунка
чи, руки людей подняты
вверх
Эти очертания весьма характерны и типичны. Глаза всегда да-
ны спереди, даже если лицо изображено в профиль; плечи и торс приветствия... Изображение диска Солнца на протяже-
также показаны спереди, хотя в целом туловище повернуто боком нии веков помещают за головой святого или осененного
к зрителю. Конечный результат производит странное впечатление благодатью лица, как это можно увидеть в восточ-
разобщенности; в конце концов художник оказывается вынужден- ных и в ранних картинах, а также в витраЯсах наших
ным переконструировать человеческое тело — поместить обе груди
храмов».
на одной стороне тела гермафродита, бога Нила (рис. 85), или со-
здать другие не менее странные уродства. Несмит - знающий художник, к то-
Живший в XIX веке английский инженер-конструктор Джемс му же сын хорошо известного шотландского
Несмит был поражен сходством с пирамидой, которое приобретала пейзажиста; свою идею пирамиды он ил-
в перспективе совокупность падающих солнечных лучей. люстрировал в. гравюре (рис. 86). Маленькая
В автобиографии он писал: пирамида из Лувра, о которой упоминает
Несмит, показана на рис. 87. И очень может
«Множествораз, впитывая изысканное зрелище Лучей Солн-
быть, что, если бы египтяне понимали чисто
ца, струящихся вниз, к Земле, сквозь разрывы в обла-
геометрическую природу перспективы, они
ках, открытые над горизонтом, я невольно и неминуемо
не стали бы строить пирамид...
замечал их сходство с формой Пирамиды, а единичный,
Дело не только в том, что в искус-
вертикально падающий луч напоминает обелиск... В Лу-
стве Древнего Египта не применялась пер-
вре... я обнаружил маленькую пирамиду с диском Солн-
спектива; оно вообще не содержит никакой
ца наверху, от него пирамидально нисходят лучи — к
последовательной техники связывания объ-
фигурам, застывшим в египетской позе поклонения: руки
Рис.88. Рисунок ектов в одно целое. Картины представля-
подняты к глазам, дабы защитить их от блеска Солн-
шестилетнего ребенка ют собой комбинации типичных очертаний
ца. Этот жест все еще сохраняется в Египте как знак

143
142
m

б. Рисование на плоскости 6. Рисование на плоскости

Рис. 89/Так выглядит этот предмет


в разных ракурсах. При вращении
его изображение на сетчатке глаза
претерпевает те же изменения

Рис. 90, Так выглядит картина, изо-


бражающая данный предмет, ко-
гда картину вращают. Рётинальное
изображение картины, наблюдаемой
из разных позиций, претерпевает
те же изменения

отдельных частей тела или предмета, а ориентация и соотношение дожник отображает главным образом свои объект-гипотезы. Это
их в пространстве — чисто второстепенный момент. Последний единицы его собственного внутреннего мира. Ранее мы показа-
приносится в жертву главному — изображению основных черт ли, что объект-гипотеза не может содержать сведений о вели-
в характерной для них ориентации. чинах, о расстоянии, об ориентации, поскольку объекты могут
В египетских пиктограммах мы находим тот же принцип находиться в любом пространственном положении относительно
подчеркивания типичных ориентации. Птицы всегда изображены наблюдателя. Отсюда следует, что шкалирование объектов про-
в профиль, глаза у человека всегда располагаются спереди и т.д. исходит в норме путем сопоставления с ситуацией на основе
Быть может, привычные с детства стандартные пиктограммы ме- сиюминутных сенсорных данных. Поэтому мы имеем право пред-
шали египетским художникам выработать технику целостной ком- положить, что объект-гипотезы содержат именно типичные очер-
позиции, требующей верного расположения и связывания частей тания и размеры, которые преобразуются с помощью сенсорной
объектов и фигур. информации непосредственно в процессе восприятия. Если же
Общеизвестно, что художник всегда показывает мир таким, художник отображает главным образом то, что хранится в его моз-
каким именно он, художник, видит его. Попробуем рассмотреть гу, свои «объект-гипотезы», следует ожидать, что в его картинах
в этой связи концепцию «объект-гипотезы». По логике вещей ху- не будет как раз результата шкалирования, поскольку нормальной

144 145
6. Рисование на плоскости
I
6. Рисование на плоскости

Рис.91. Мирет Оппенгейм.


Мех на завтрак (1938)

функцией шкалирования является


именно «укладка» объект-гипотезы
в конкретную ситуацию. Детские ри-
сунки свидетельствуют о том, что
людям легче всего рисовать харак-
терные очертания знакомых предме-
тов и очень трудно - - нетипичные
положения этих предметов, возни-
кающие при совершенно определен-
Рис.92. Все нормально —
ной позиции наблюдения. В этом
обыкновенная чашка чая
отношении древнеегипетская живо-
пись сходна с детским рисунком. Да-
же человеку, изучающему живопись
на уровне нашей культуры, нужно
долго трудиться, прежде чем он смо-
Рис.94. Эмоциональная реакция на этот рисунок Мэнна Рея вызывается
жет правдиво нарисовать фигуру че-
неоптическими свойствами утюга и иголок, известными нам из опыта
ловека. В этом ему поможет знание
анатомии: учащийся должен вырабо-
проделали с помощью простых проволочных фигур, вращающих-
тать свою объект-гипотезу. Художни-
ся в свете источника и отбрасывающих теневые изображения
ку необходимо создать богатый арсе-
на экран. Мы убедились в том, что никакие объекты, кроме са-
нал объект-гипотез, прежде чем он
Рис. 93. Сюрприз возник толь- мых простых и наиболее знакомых, не представлены в объект-
сможет пространственно преобразо-
ко потому, что, рассматривая гипотезе, обеспечивающей предсказание новых проекций-изобра-
вывать реальность, показывая опре-
рис.92, мы подсознательно сде- жений при новых ориентациях вращающегося предмета. Возьмем
деленные аспекты своего объекта.
лали некое допущение — и оно теперь не проволочные скелеты предметов, а массивный знако-
оказалось ложным Прямое отношение к сказанно- мый объект и посмотрим, какого рода преобразования происходят
му имеют эксперименты, которые мы в плоскостной проекции этого предмета, то есть на картине,
146
147

M
6. Рисование на плоскости 6. Рисование на плоскости

где он изображен, при изменении ориентации этого предмета в высшей степени озадачил вид Сатурна. Мы-то прекрасно зна-
(рис. 90). Право, и перед мозгом и перед художником стоит нелег- комы с кольцами планеты, они хорошо видны почти в любой
кая проблема! современный телескоп; Галилей же не имел никакого предста-
Ясно, что индивидуальным особенностям в художническом вления об этом явлении и очень долго не мог разглядеть коль-
отображении мира, то есть тому факту, что личность художника цо. Этот феномен он описал как «тройственный объект», ко-
«просвечивает» сквозь его картины, удивляться не следует. Ведь гда же понял, что наблюдал кольцо, то своевременно не со-
его картины — это сочетания его личных объект-гипотез, «объ- общил об этом.
ективность» же дается лишь специальным обучением. И поэтому Голландский ученый Христиан Гюйгенс (1629-1695) строил
картины заставляют нас увидеть вещи по-новому, так как меняют собственные телескопы; по всей вероятно сти, они были луч-
наши объект-гипотезы. В этом могущество искусства. ше того, которым пользовался Галилей. Но и Гюйгенс не сумел
В современном искусстве наиболее явную и «воинствен- правильно увидеть кольцо Сатурна. На рис. 95 показана серия
ную» игру против объект-гипотез ведут сюрреалисты. Сальва- рисунков, которыми Гюйгенс иллюстрировал свои наблюдения;
дор Дали, Ренэ Магрит, Мирет Оппенгейм, несомненно, вы- фактически это изображения кольца, повернутого в разных ракур-
зывают сильную реакцию зрителя парадоксальными сочетани- сах, но почти все они — невозможные варианты кольца. Впрочем,
ями своих объект-гипотез, иногда забавных, иногда неприят- не следует забывать, что флуктуации изображения в телескопе,
но поражающих. В качестве примера возьмем хотя бы оп- зависящие от атмосферных помех, могут порождать мимолетные
пенгеймовский «Мех на завтрак» (рис. 91). Невозможно взи- искажения восприятия. И все же даже с учетом помех ошиб-
рать на эту картину без содрогания! Изобразительный ка- ки в первом, четвертом, десятом, одиннадцатом и тринадцатом
ламбур здесь перерастает в насилие, возмущая спокойствие рисунках вряд ли могли возникнуть объективно; их, безусловно,
зрителя. не сделал бы ни один из тех наблюдателей, которые знают «ответ».
Если верно, что художник сильно зависит от собственных В конце концов Гюйгенсу все же удалось прийти к правильно-
объект-гипотез, то что же происходит, когда он пытается изобра- му выводу: планета окружена «тонким, плоским кольцом, нигде
зить совершенно незнакомый предмет? В поисках ответа следо- не прикрепленным к телу планеты». Это кольцо трудно увидеть
вало бы поставить эксперименты; однако некоторыми сведени- при помощи маленького телескопа, даже в большой телескоп оно
ями, проливающими свет на этот вопрос, мы уже располагаем. четко видно лишь недолгие мгновения. Рисунки показывают со-
Речь идет о тех случаях в истории науки, когда внимательные всем не то, что видно в телескоп в один из таких моментов;
и опытные наблюдатели старались описать и изобразить пред- каждый рисунок — синтез очень большого числа наблюдений.
меты, дотоле никогда не виданные человеком во всех деталях. Рисунок — это представление о том, как выглядит объект «в
Таких примеров немало, начиная с работ первых микроскопистов действительности». Поэтому вызывает серьезные сомнения воз-
и астрономов, впервые применивших телескоп для наблюдения можность сделать какое бы то ни было единичное «наблюдение»
Луны и планет. какого бы то ни было предмета. Наблюдение, трактуемое как по-
Первые телескопические наблюдения провел Галилео Гали- строение объект-гипотез, требует времени и знаний, иначе оно
лей (1564-1642) между 1609 и 1619 годами; у него был при- не может начаться.
митивный рефрактор3^ с апертурой в 2,5 сантиметра. Галилея
формирует образ. Апертура - одна из величин, от которых зависит раз,
щая сила телескопа; 2,5 сантиметра - весьма малая величина по современнь
' Оптические телескопы бывают двух видов — рефракторы и рефлекторы. В те-
лескопе-рефракторе изображение создается системой линз, в рефлекторе зеркало представлениям. — Прим. перев.

149
148
6. Рисование но плоскости 6. Рисование на плоскости

Рис. 95. Так Христиан Гюйгенс зарисовал планету Сатурн. Он не знал, что планета
окружена кольцом. Не имея подходящей «объект-гипотезы» кольца, он не мог
ни увидеть, ни нарисовать его верно

Нам кажется привлекательной мысль, что любая картина, на-


писанная художником с натуры, отображает не столько натуру,
непосредственно видимую художником во время работы над этой
картиной, сколько комплекс представлений, объект-гипотез, на-
копленных художником в предыдущем опыте. Ведь объект-гипо- Рис.96. Ранние зарисовки Сатурна, сделанные Гевелиусом. По-видимому,
теза не содержит сведений об удаленности предметов; последние и он неверно интерпретировал свои ретинальные изображения
могут находиться на самых разных расстояниях от наблюдателя;
удаленность и ориентация предмета, который находится перед гла- о мире — а мы полагаем, что запасенные представления явля-
зами в данное время, оцениваются с помощью сенсорной информа- ются основным звеном всякой перцепции, то не следует слиш-
ции, доступной именно в этот момент. Если картины в самом деле ком удивляться и тому, что отображение трехмерного простран-
отражают главным образом содержание представлений художника ства возникло уже в поздней истории развития искусства, когда

150 151

а.
6. Рисование, на плоскости
6. Рисование на плоскости

Рис. 98. Зарисовка туманности М-51,


сделанная Гершелем в середине де-
вятнадцатого столетия

Рис. 99. Та же туманность М-51, за-


рисованная Россом, который открыл,
что она имеет спиральную форму

Рис. 100. Современная фотография


той же туманности М-51, получен-
ная на обсерватории Маунт Вилсон
при помощи 100-дюймового телеско-
па. По-видимому, в этой фотографии
достаточно информации для выработ-
ки правильной перцептивной гипоте-
зы даже при отсутствии каких-либо
предварительных знаний у наблюда-
теля. Отсюда ясно, как важно полу-
чить достаточные и по возможности
недвусмысленные данные для того, чтобы увидеть нечто правильно, равно как
Рис. 97. Серия фотографий, показывающих кольца Сатурна в разны, курсах.
и для того, чтобы выдвинуть и проверить хорошую научную гипотезу. Это осо-
Для нас уразуметь то, что показано на фотографиях, не составляет труде to так ли
бенно важно в тех случаях, когда истина кажется невероятной, как это было,
это было бы легко, если бы мы не знали, что Сатурн — шар, опоясанный тонким
плоским кольцом? например, с Гершелем, современники которого понятия не имели о существовании
спиральных туманностей

152
153
6. Рисование на плоскости

появилась необходимость использовать рисунок для технических


нужд, то есть когда картины использовались скорее как инстру-
менты, чем как самостоятельные ценности.
Описание уникальных вещей плохо поддается не только сред-
ствам живописи, но и словесному выражению, потому что в обо-
их случаях точная передача сообщения требует, чтобы «прием-
ник» и «передатчик» владели сходными объект-гипотезами. И если
можно говорить о языке живописи, то это скорее язык поэзии,
Рисование в трехмерном
чем прозы.
пространстве

Попробуем теперь извлечь пользу из тех сведений, что мы


получили при исследовании восприятия объектов, изображен-
ных на картинах. Главное, что мы узнали о картинах, сводится
к следующему: как перспективные, так и неперспективные про-
екции предметов чрезвычайно мало подходят для того, чтобы
ясно и недвусмысленно передавать трехмерную структуру объек-
тов.
Для художников в этом нет ничего неожиданного, поскольку
они слишком хорошо знакомы со всеми трудностями и ограниче-
ниями техники изображения трехмерных предметов на плоскости.
Леонардо да Винчи писал:
«Натуру, рассматриваемую двумя глазами, невозможно пе-
редать на картине так, чтобы и там она видна была
с равной выпуклостью, хотя бы линии, свет, тени и цвет
переданы были совершенно в точности».

Леонардо, правда, не догадывался о том, что разные позиции


наблюдения, занимаемые в пространстве двумя глазами (от чего
и возникает так называемая «диспаратность» ретинальных изо-
бражений), совмещаются затем в мозгу, после чего и ощущается
стереоскопическая глубина. Первый намек на понимание этого
появился удивительно поздно — в «Трактате об оптике», изданном
Джозефом Гаррисом в 1775 году. Гаррис подошел к пониманию
основы стереозрения. Он писал:

155
7. Рисование в трехмерном пространстве
7. Рисование в трехмерном пространстве

«И при помощи параллакса, образующегося за счет рас-


стояния между глазами, мы можем различать, помимо
передней стороны, еще и разные части боковых сторон
предмета... а это дает нам видимый рельеф такого пред-
мета, помогая различить его и отделить от плоскости,
в которой он лежит. Так, нос тем более выделяется, чем
больше мы видим его с обеих сторон лица одновременно!»

Гаррис явно имеет в виду реальность, а не двойные искусствен-


ные картины, поскольку в то время стереоскопа еще не существо-
вало; даже в течение следующих пятидесяти лет никто не видел
стереокартин.
Стереоскоп был изобретен английским физиком Чарлзом Уит-
стоном, скорее всего, в 1833 году; описание стереоскопа автор Рис. 102. Зеркальный стереоскоп Уитстона. Картины, составляющие стереопару,
опубликовал в 1838 году. Идея была прекрасна в своей простоте; могут быть достаточно большими, так как зеркала делают ненужной сильную
конвергенцию (утомляющую глаза наблюдателя)

берутся две картинки, по-разному изображающие один и тот же


предмет: на одной картинке предмет показан так, как его видит
правый глаз, на другой - так, как видит левый; затем человеку од-
новременно показывают эту пару картинок, но так, чтобы каждую
из них видел только один глаз. Результаты, полученные Уитсто-
ном, оказались поразительными. Даже обыкновенные штриховые
рисунки, без всяких оттенков или иных намеков на глубину, вос-
принимались в четком и несомненном рельефе. Линии рисунков
ясно выступали из плоскости, как будто совершенно не находились
в ней. Говоря современным языком, Уитстон полностью устранил
парадокс картин, одним-единственным приемом отделив картину
от ее фона.
В середине девятнадцатого столетия было разработано не-
сколько типов стереоскопа. Но зачем, собственно, нужен какой бы
то ни было аппарат? Почему бы не дать наблюдателю попросту
пару соответствующих картин, так чтобы каждая была видна лишь
одному глазу? Ответ заключается в следующем: во-первых, боль-
шинству людей лишь с очень большим трудом удается сохранять
Рис, 101. Стереоэффект, достигаемый скашиванием глаз к носу;
параллельное направление зрительных осей при взгляде на близ-
усилить конвергенцию помогает булавка

157
156
7. Рисование в трехмерном пространстве 7. Рисование в трехмерном пространстве

кие предметы, так как всегда есть сильное стремление свести оси
обоих глаз к одной точке — конвергировать к близкому предме-
ту; во-вторых, картинки пришлось бы делать очень маленькими.
Второе объясняется тем, что трудно усилить аккомодацию бо-
лее чем на 4 диоптрии, соответственно расстоянию до рисунков
(25 сантиметров) !'; учитывая, что расстояние между глазами всего
около 6 сантиметров, приходится делать картинки маленькими,
иначе они наложатся одна на другую, когда зрительные оси станут
параллельными. Некоторым людям удается, однако, видеть стерео-
картинки крест-накрест (при резко усиленной конвергенции, как
это показано на рис. 101). Так что рассматривание стереокартин
без аппаратуры возможно, но это утомительно и не дает хорошего
стереоэффекта.
Уитстон применил пару зеркал, каждое из которых повернуто
под углом 45 градусов к зрительной оси одного глаза, так что
картинки располагаются по сторонам (рис. 102). Дэвид Брустер
в 1849 году изобрел другую систему стереоскопии — с использова-
нием линз. Картинки невелики, линзы их увеличивают; к системе
добавлены отклоняющие стекла-призмы, что позволяет раздвинуть
центры картинок на расстояние, превышающее базис, но не ме-
шает при этом одновременно рассматривать их и сливать воедино
(рис. 103). Инструмент Брустера гораздо компактней зеркального
стереоскопа и лучше подходит для использования фотографиче-
ских изображений. Он вошел в обиход викторианских гостиных
в пятидесятых годах XIX века, когда дагерротипы стали широко
известны. В сущности, стереоскопия появилась почти одновре-
менно с фотографией, и, хотя к концу столетия она утратила свою
популярность (за исключением сферы научного использования), Рис. 103. Линзовый стереоскоп Брустера
сегодня она снова возрождается.
Фотоаппараты для стереосъемки достать не очень трудно. пленки. Каждая линза дает такую картинку, какую получил бы
Такой аппарат — это обычная фотокамера в варианте «сиамские глаз, расположенный в той же точке. Рассматривать картинки
близнецы»: две линзы в одном теле с катушкой 35-миллиметровой можно либо в ручном стереоскопе, в основе своей сходном с ап-
паратом Брустера (причем картинки так малы, что обыкновенных
*' В оптике используется как линейное, так и диоптрийное исчисление рас-
стояний; между обоими имеется простая (обратная) связь: расстоянию 1 метр линз вполне достаточно и призм не требуется), либо способом
соответствует 1 диоптрия, расстоянию 0,1 метра — 10 диоптрий и т.д. — Прим. проекции. В последнем случае проекция ведется (с диапозити-
перев. вов) через пару обычных проекторов на посеребренный экран; оба

158 159
ι
7. Рисование в трехмерном пространстве
7. Рисование в трехмерном пространстве

изображения совмещаются. В одном проекторе свет поляризован


под углом 45 градусов, в другом - - 135 градусов, а наблюдатель
смотрит через очки, состоящие из поляроидных фильтров, каждый
из которых тоже ориентирован под углом 45 градусов к горизон-
тали и под прямым — к парному фильтру. В итоге правый глаз
получает только «правое», а левый — только «левое» изображение.
Эффект бывает исключительно реалистическим, особенно при
хорошей цветной фотографии, причем движения головы не вызы-
вают соответственного параллактического смещения «предметов»:
стереокартина смещается в ту же сторону, куда движется голо-
ва, как будто предметы переднего плана соединены с головой
наблюдателя.
Довольно скоро стало известно, что при перестановке картин
стереопары (стереоскопия «навыворот», или псевдоскопия: когда
правую картину «показывают» левому глазу, а левую картину -
правому) воспринимаемое глубинное расположение деталей сте-
реокартины меняется на обратное. Однако это происходит не все-
гда, и тут исключения из правил чрезвычайно интересны. Так,
например, невозможно увидеть вогнутый рельеф человеческого
лица (когда нос и прочие выдающиеся части лица представля-
ют собой впадины — рис. 104). А вот статуя, расположенная
в глубине ниши, при псевдоскопии будет выглядеть совершен-
но нормально, зато ниша вывернется и вместе со статуей будет
выпирать из стены, а не восприниматься погруженной в стену
(в последнем случае мы говорили бы о полной неэффективности
псевдоскопии).
(Читатель может сам получить опыт псевдоскопического вос-
приятия, рассматривая стереокартины в этой книге через очки,
повернутые так, чтобы правый глаз смотрел через красный фильтр.)
Этот пример показывает, что стереоскопическая информация
отвергается, когда она дает в высшей степени маловероятный ответ
на вечный вопрос восприятия: если это объект, то что он такое
и как он расположен? Это поразительный пример разумности
Разумного Глаза. Рис. 104. Внутренняя поверхность гипсовой маски лица. Но видно ли, что это-
Вдавленный в глубину нос не такой уж невероятный предмет. вогнутая маска? Вероятность того, что лицо «вдавлено», так мала, что восприятие
начисто отвергает истину
Рассматривая настоящую гипсовую маску лица на близком рассто-
янии и при хорошем освещении, мы видим ее изнутри как лицо,
6 зак, 47
160
7. Рисование в трехмерном пространстве 7. Рисование в трехмерном пространстве

все выпуклые черты которого вдавлены, а все вдавленные вы-


пуклы. В этом случае информация о глубине настолько полна, что
малая вероятность соответствующей гипотезы не мешает правиль-
ному восприятию реальности. Но рассматривая ту же маску при
слабом свете или при ровном освещении, которое не дает теней
или не обнаруживает фактуры, мы воспринимаем лицо с обычны-
ми глубинными конфигурациями. Чтобы мозг отверг привычную
перцептивную гипотезу, нужна сильнейшая, абсолютно недвусмы-
сленная сигнализация, поступающая из аппарата пространствен-
ного зрения, а для того, чтобы сработала привычная гипотеза,
нужно — как все мы знаем по карикатурам — очень немного
информации.
В тех случаях, когда внутренняя поверхность маски восприни-
мается как выпуклое лицо, оно «поворачивается» в соответствии
с движениями головы наблюдателя точно тем же странным мане- Рис. 105. Эскиз машины, рисующей в трех измерениях: стереофотокамера и по-
ром, как это происходит со стереоизображением, проецируемым движный источник света. На пленке получится стереослед движений луча в трех
измерениях. Если сделать так, чтобы стереослед наблюдался в процессе движения,
на экран; только размах движения в последнем случае меньше,
получится машина для рисования в трехмерном пространстве
чем при наблюдении реальной маски или перцептивно «перевер-
нутого» проволочного куба. Дело в том, что маска и куб дают
подлинный параллакс движения, поскольку детали этих предметов Несколько лет назад автору этой книги подумалось, что бы-
действительно находятся на разных расстояниях от наблюдате- ло бы интересно и небесполезно иметь простое устройство для
ля, но параллакс воспринимается мозгом как сигнал вращения автоматического рисования стереокартин. Первый аппарат, по-
объекта, поскольку положение ближних и дальних его частей строенный нами для рисования в трехмерном пространстве, был
в это время перцептивно инвертировано — предмет «вывернут основан на оптическом принципе: рисунки выполняются световой
наизнанку». Исследовать этот эффект в самостоятельных опытах точкой, движущейся в пространстве трех измерений.
с маской и кубом, безусловно, стоит. Не исключено, что именно Рисовать в трех измерениях, располагая стереофотоаппаратом
он лежал в основе старинных храмовых «чудес» — статуи дви- и маленьким источником света, просто: для этого достаточно в тем-
гались, словно живые, провожая каждого верующего поворотом ной комнате открыть полностью оба затвора фотоаппарата и пере-
вдавленных лиц, пока он в священном полумраке пробирался мещать перед ним (в стороны и в глубину) источник света. Кон-
к излюбленному месту. туры движений источника (безразлично, соответствующие очерта-
Первыми стереограммами Уитстона были простые штриховые ниям какого-либо предмета или произвольные) будут запечатлены
рисунки — кубы, цилиндры и тому подобное. Рисунки выпол- на пленке в виде стереопары изображений, поскольку два объекти-
нялись в соответствии с правилами проективной геометрии так, ва фотокамеры «увидят» свет с разных позиций. Однако на практи-
чтобы дать отдельно ракурсы наблюдения с позиций правого и ле- ке такой способ вряд ли удобен, поскольку полученную стереокар-
вого глаза. Эта техника выполнения стереограмм применяется тину можно рассмотреть только после ее завершения, после того,
иногда и сейчас. как фотопленка будет проявлена и снимки отпечатаны. Похоже

163
162
7. Рисование в трехмерном пространстве 7. Рисование в трехмерном пространстве

на рисование с закрытыми глазами, только еще труднее, так как


здесь «рука», выполняющая рисунок, движется в трех измерениях.
Чтобы, сохранив идею, развить и реализовать ее, надо найти
способ сделать оптический след рисунка непосредственно и по-
стоянно видимым в процессе рисования. Этого можно достичь,
если вместо пленки использовать покрытую светящимся составом
пластинку. Поместим пару таких пластинок в подходящий сте-
реоскоп и с помощью двух объективов спроецируем на них наш
рисующий свет — получим парный след, который мы будем ви-
деть стереоскопически, воспринимая непосредственно движение
светового пятна в трехмерном пространстве (светящиеся линии
на темном фоне).
Возможности использования такого устройства ограничены,
поскольку фосфоресцирующие составы обладают очень малым
временем послесвечения. Нам нужно средство, гораздо дольше
сохраняющее светящийся след. Такое средство появилось не так
давно, это инертная электролюминесцентная панель; она дол-
го сохраняет собственное свечение после предварительного воз-
действия света. Стирание картинки с такой панели произво-
дится простым выключением напряжения (100 вольт, постоян-
ный ток).
На рис. 106 показана схема устройства аппарата для рисования
в трехмерном пространстве с помощью электролюминесцентных
панелей, сохраняющих изображение. Работать с таким аппаратом
чрезвычайно увлекательно.
Немало, конечно, и других возможностей для реализации
процесса рисования в трехмерном пространстве. Мы уже зна-
комы со стереопроекцией теневых изображений реальных трех-
мерных объектов; если каждое теневое изображение — «пра- Рис. 106. Эскиз действующего устройства для рисования в трех измерениях;
вое» и «левое» раздельно — обвести прямо на экране цвет- разработано автором. Вместо фотопленки применяются «запоминающие» (инер-
ным мелком или тушью (правое — красным, левое — зеле- ционные) электролюминесцентные панели. Они продолжают хранить светящийся
ным цветом), то полученную стереопару можно рассматривать след после того, как свет перестал действовать на поверхность непосредственно.
через цветные очки. Этот способ удобен для получения сте- Движущаяся пара световых точек — парное изображение точечного источника
реоизображений реальных трехмерных предметов (конечно, при света — представляет собой непосредственно видимое стереоизображение тра-
условии, что они дают хорошие теневые изображения). Способ ектории перемещения источника в трехмерном пространстве. Большие зеркала
и оборачивающие телескопические окуляры дают правильное соотношение всех
подходит главным образом для «скелетных» предметов, сделан-
глубинных перемещений рисующего светового луча
ных из проволоки; объекты могут быть как угодно сложны,

164
7. Рисование в трехмерном пространстве
7. Рисование в трехмерном пространстве

лишь бы при проекции одни части предмета, важные для харак-


тера изображения, не закрывали других частей, не менее важных
в том же отношении.
Очень интересное приложение теневых проекций стереокар-
тин — демонстрация анатомических моделей и кристаллических
структур. Их легко показать большой аудитории на экране любой
стандартной величины, причем модель можно вращать, демонстри-
руя разные ее положения; возникающий при вращении параллакс
движения добавляет пространственную информацию. Сочетание
информации стереозрения с параллаксом движения позволяет од-
нозначно воспринять даже пространство незнакомых форм, в от-
ношении которых это наиболее трудно и наиболее важно. Если
использовать двухцветную (а не поляроидную) стереоскопию, то
можно показать в стереопроекции даже полупрозрачные анатоми-
ческие макеты из пластмассы. Эффективность такого способа на-
глядного обучения очень велика: видны все внутренние структуры
муляжа в точных пространственных позициях сквозь те наружные
структуры, которые создают внешнюю поверхность «тела». У II·
Рис. 107. Простое механическое устройство для рисования в трех измерениях.
Два пера — одно с красными, другое с зелеными чернилами — перемещаются со-
Рисовать можно и прямо на бумаге (а еще лучше — на мо-
вместно над всей поверхностью листа. Глубина задается изменением расстояния
лочном стекле, подсвеченном с обратной стороны) с помощью
между перьями
•довольно простого механического устройства. Основа приспосо-
бления — пара перьев с разноцветными чернилами (красный и зе-
леный цвета); перья закреплены в одном держателе; промежуток Стекло освещают двумя точечными источниками света для
между ними можно менять (благодаря чему возникает различ- получения теневой стереопроекции; в потоке света за стеклом
ная удаленность стереоскопически видимых деталей); держатель помещают объект и, осветив его, наносят двойные очертания сте-
должен свободно перемещаться над всей плоскостью бумаги (сте- реоизображения на поверхность стекла. А спроецировав на стекло
кла). Чем больше промежуток между перьями, тем ближе окажется еще и сетку-шкалу, можно повысить точность рисунка.
нарисованная деталь в стереоскопическом пространстве. Механи- Машину для рисования в трех измерениях можно скомби-
ческое приспособление для закрепления перьев в горизонтальной нировать и с проекцией стереофотографий. Последние проеци-
плоскости и для изменения ширины промежутка между перьями руют на поверхность, предназначенную для рисования, а затем
показано на рис. 107. обводят — точно или с изменениями — парой цветных перьев.
Это простое устройство можно связать с теневым стереопро- Фактически это открывает целый ряд возможностей, полезных для
ектором и рисовать на поверхности молочного стекла 2\ инженеров, художников-конструкторов, даже для студентов, изу-
чающих медицину, так как многим людям нередко очень трудно
2
' Это лучше, чем рисовать на шлифованном стекле, поскольку молочное дает ясно представить себе трехмерные структуры и хорошо усвоить их
более равномерную освещенность; впрочем, при пользовании поляроидами нужно
брать именно шлифованное стекло. строение и связи по плоским картинам.
167
166

.
7. Рисование в трехмерном пространстве

Особенно заманчиво выглядит применение трехмерного ри-


сования в проектировании. Обычно, если рисунок двумерный,
необходимо как минимум наметить окружающие структуры, что-
бы интересующая вас деталь приобрела определенные размеры
и позиции. Так, архитектор, пытаясь, например, показать в своих
эскизах точное положение окна, вынужден рисовать и часть стены,
а также указывать, как расположена эта стена относительно других Картины, символы, мысль
частей здания. Но предположим, что архитектор еще не обдумал
стену; ему нужно показать только определенную позицию окна. и язык
Обычным способом сделать это трудно, но рисуя в трех изме-
рениях, проектировщик может поместить свое окно куда угодно,
а затем рассмотреть и положение частей здания, пространствен-
но связанных с окном. Другими словами, машины, рисующие Наша способность видеть картину как определенный пред-
в трех измерениях, могут стать очень полезными инструментами мет — картину — и как «вместилище» совсем иных предметов
для конструирования любых структур, для демонстрации первых сама по себе замечательна. Но еще более замечательна наша спо-
набросков и детально разработанных проектов. собность использовать определенные формы в качестве символов,
Было бы чрезвычайно интересно использовать машины, рису- которые помогают работе мысли и действуют в роли средства
ющие в трех измерениях, при обучении, чтобы попытаться повы- общения с другими людьми, отделенными от нас пространством
сить точность зрительного восприятия, особенно у детей. Может
и временем.
быть, чаще сочетая активное движение с трехмерным восприятием, История письменности очень богата фактами. Известно не-
удастся обогатить запас объект-гипотез у подрастающего человека; сколько древнейших способов письма, благодаря которым изобра-
нашим объект-гидотезам не помешала бы большая точность, если жения символов сохранились до наших дней — на скальных стенах
учесть сложность и необычность структур, которые современному пещер, на бивнях слонов, на костях, на металле, на папирусных
человеку приходится видеть и проектировать.
свитках в Египте, на кожах, которые употребляли для этой цели
семиты, оставившие после себя свитки Мертвого моря.
Интересно, что самые ранние рисунки выполнены во всех
случаях не в детальной реалистической манере, а в лако-
ничном стиле, напоминающем стиль карикатуры; на них, как
правило, изображены знакомые вещи, часто — сцены охоты
(рис. 108). А вот развились ли лаконичные рисунки на основе
более ранних детальных картин или, напротив, пришли на сме-
ну рисункам, еще более лаконичным, на которых людей, птиц
и зверей изображали с помощью всего лишь нескольких чер-
точек, неизвестно. Ранние китайские идеограммы удивительно
сходны с египетскими иероглифами, хотя те и другие возни-
кли независимо. Основная особенность всех идеограмм состо-

169
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

ющихся по роду связи с устной речью. Письменные знаки могут


\ соответствовать либо произносимым слогам (силлабическое, или
слоговое, письмо), либо буквам алфавита (буквенно-звуковое, или
алфавитное, письмо). Заметим, что ни символы, используемые
слоговым письмом (старинная клинопись и древние иероглифы,
а также современные японские и китайские шрифты), ни сим-
волы алфавитного письма не утратили полностью своего родства
с изображением, с картиной. Язык, впервые достигший значи-
тельной полноты, развился в четвертом тысячелетии до н.э.; это
был язык шумеров. Шрифт шумерского письма — клинопись.
Глиняные дощечки с надписями, выполненными шумерской кли-
нописью, были обнаружены в Месопотамии; расшифровали их
в XIX веке. Образцы более ранней письменности, обнаруженные
в том же районе, не были клинописными; это было рисуноч-
ное письмо, в котором можно различить около 900 различных
символов. Последние постепенно упрощались, и в более поздних
знаках исходные символы-картины едва различимы. (Любопыт-
но, что при переходе от символов-картин к клинописи сначала
изменилась ориентация знаков: примерно в 3200 году до н. э.
знаки, вдавленные в поверхность глиняных дощечек, оказались
повернутыми «вниз головой» по сравнению с первоначальны-
ми символами-картинами. Символы, вырубленные в камне, были
повернуты на несколько столетий позднее. Именно эти древ-
ние повернутые пиктограммы превратились в клинописные буквы
Рис. 108. Пещерная живопись. Фигуры показаны в напряженном движении, первого письменного языка.)
драматизм которого передан очень сильно. Стиль напоминает карикатуру. По-
На этом этапе в простом изобразительном письме появилось
видимому, этот стиль, подчеркивающий самые существенные черты фигур, пред- важное нововведение. Поскольку знаки использовались не толь-
шествовал реалистическому ко для обозначения определенных предметов, но и для выраже-
ния абстрактных понятий, отдельные знаки приобрели несколько
ит в том, что структура знака не передает предмет целиком. значений — символы стали неоднозначными. Возникшая пробле-
Это как бы наброски набросков. ма идентификации значения знака была разрешена с помощью
Идеографическое письмо постепенно превратилось в систему детерминативов (определителей). Последние не произносились,
знаков, отражающих связь с устной речью того времени. Сна- а использовались лишь для того, чтобы указать читателю значение
чала это произошло с месопотамскими, египетскими, критскими символа в данном употреблении. Детерминативы не изобретались
и хеттскими шрифтами; в них, а вслед за ними и во всех остальных специально, их заимствовали из существующих идеограмм. Для
постепенно выявилась связь между начертанием идеографических того чтобы указать произношение, соответствующее данному сим-
знаков и звучанием слова. Существует два типа письма, различа- волу в данном сочетании, употреблялись другие детерминативы —

170 171
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

английски читать без символов, обозначающих гласные. Напри-


мер, можно разобрать, что значит «Th gptns wr vr clvr»2\ По-
нять смысл такой фразы помогает контекст, но ошибки при чте-
Мужчина Женщина нии неизбежны. Обозначение гласных в тексте особенно важно
для правильного чтения вслух, но, возможно, в древности вслух
читали нечасто.
Начало иероглифического письма относится к первому отрез-
ку третьего тысячелетия до н. э. Как и клинопись, оно развивалось
Лошадь Тигр
от пиктограмм к фонетическому письму, в которое в конце кон-
Рис. 109. Ранние пиктограммы. Рис. 110. Ранние китайские пиктограммы. цов и превратилось. Один из очень х-ж—»~^
Постепенно с развитием пись- Это рисунки обычных предметов, выполнен- ранних образцов — палетта Нар-
менности изображения стано- ные в стиле карикатуры. Они удивительно мера — показан на рис. 112. На па-
вятся все более абстрактными похожи на ранние египетские символы, хотя
летте, которая изображает египет-
возникли независимо от них
скую армию, поражающую врагов,
почти так же, как в английском язы- имеются не только пиктографиче-
ке применяется немое «е», чтобы опре- ские, но и фонетические письме-
делить произношение предшествующего на, обозначающие имена и титулы
слога, к примеру «fin(e)» l\ и потому представляющие особый
Древнеегипетское иероглифическое интерес.
письмо известно лучше, чем клинопись. Возможно, что звукосочета-
Слово «иероглиф» образовано от гречес- ния, соответствующие пиктограм-
Женщина Рыба ких слов hieros (святой) и glyphein (вы- мам, впервые появились в резуль-
знак пола
резать, высекать, гравировать), что зна- тате процесса, родственного ро-
Рис. 111. Ранняя месопо- чит «священные, высеченные на камне ждению ребуса или каламбура.
тамская клинопись письмена», хотя иероглифы применялись Ведь собственные имена, такие,
и для текстов, не имевших религиозного как у правителей страны, нельзя
характера. Сами египтяне называли свои письмена «mdw-ntr», что изобразить в виде картинки, хотя Рис. 112. палетта Нармера, Верх-

означало «речь богов». Не исключено, что «mdw-ntr» покажет- вообще некоторые имена и подда- Ний Египет. Это один из самых
ся не слишком легко произносимым звукосочетанием. Египтяне ются такому изображению (напри- ранних образцов египетской пись-
не использовали специальных знаков для обозначения гласных мер, фамилия Горицветов). менности; ясно, что стилизован-
ная
Иероглифическое письмо яв- пиктограмма возникла на осно-
(лишь иногда, в начале слова), хотя в устной речи у них, ко- ве
ляется в сущности двойным пись- А е т а л ь ных рисунков, сгруппиро-
нечно, были гласные звуки. Правда, иногда, как правило, в тек- ванных в информативной последо-
стах учебного характера, например в медицинских текстах, глас- мом, так как каждая мысль пред- вательности «рассказа»
ные все же фигурировали. Между прочим, можно ведь и по- ставлена одновременно пиктограм-
2
Fin [fin] — плавник; fine [fain] — хороший (ая), тонкий (ая) и т. д. — Прим. ^ Автор, по-видимому, «обезгласил» фразу «The Egyptians were very clever», что
перев. в переводе значит «Египтяне были очень умны». — Прим. перев.

172
8. Картины, символы, мысль и язык В. Картины, символы, мысль и язык

мой и фонограммой. Смысл пиктограмм ясен просто из формы Некоторые иероглифические символы за все четыре тысячи
лаконичного рисунка, что же касается фонограмм, то их можно лет существования языка не утратили ясного изобразительного
понять, лишь зная устную речь. сходства с предметом, который они обозначают. Вот некоторые
Назначение детерминативов состоит в том, чтобы избежать, примеры:
насколько это возможно, неоднозначности, возникающей неми-
нуемо, раз всего несколько сотен пиктографических знаков ис- змея, l А* беременная женщина
пользуются для отображения огромного числа разных предметов, Имеются и символы, используемые для обозначения абстракт-
ситуаций, мыслей. ных понятий, например:
На ранних этапах развития других древних языков (а также сила
движение j\> \! J\> свет или время
на примерах современных примитивных наречий) видно такое же
движение — от пиктограмм, изображающих предметы и классы Эти символы явно отображают схематизированные объекты —
предметов, к абстрактным понятиям, связанным с этими объек- ноги и руки, ассоциирующиеся с движением и силой. Находим
тами, и к грамматической письменности, связанной с конкрет- мы и такие символы, которые отображают еще более отвлечен-
ным звучащим языком — живой устной речью. Фонетическими ные понятия, связанные порой с мистическими или магическими
единицами могут служить силлабические символы, как в иерогли-
фическом египетском письме, либо алфавитные знаки-буквы, как представлениями, например: зло
J 20
в европейских языках. Алфавит — одно из величайших изобрете- Почти за каждым египетским словом следует идеографический
ний человека — дает возможность, используя всего около тридцати знак — либо изображение объекта, либо символ, отождествляемый
символов, выразить самые сложные и тонкие мысли, какие только с более широким понятием класса объектов. Например,
αι/ca vwo^ivivi^. -^~.-
t ^7 слово
^^^^
могут возникнуть в мозгу человека. В рамках допустимых комби- ПОП
наций алфавитных символов заключена своего рода математика
смысла.
бык может быть написано как
U Sa™"-Ч W
Примеры успешного использования в письменности таких
причем знак /Г^ изображает животное, а знак 1^^ — шкура —
единиц, где отдельные знаки соответствуют не буквам, а слогам
и даже словам, демонстрируют египетская иероглифическая пись- служит обозначением группы четвероногих животных. Этот знак
менность, миноанская письменность, образцы которой найдены есть детерминатив, указывающий тот общий класс, к которому
на Крите (датируются двадцать восьмым столетием до н. э., а око- следует отнести символ быка. Любой знак, в том числе и тот,
ло второго тысячелетия до н. э. этот шрифт переходит в пиктогра- который является изображением (например, изображением быка),
фический), а также китайская письменность четырех™сячелетлей может использоваться не только для обозначения объекта, но и как
давности. Такие знаки менее удобны, но зато обладают и преиму- фонетический символ, обозначающий звук разговорного языка.
ществами. Некоторые идеографические символы выражают действие
Мы знакомы с тем, как высказываются мысли на языках,
пользующихся алфавитом, например на английском; здесь пер- Гла-
воначальные пиктограммы чувствуются в начертаниях букв лишь конкретно. Стена или крепость обозначается так:
как чрезвычайно отдаленное эхо минувшего. А как люди выра-
жали свои мысли с помощью древних знаков-картин, например гол строить передается знаком стена плюс строитель:
египетских иероглифов?

174
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

Многие человеческие действия передаются знаками-картинами, Ключевым для иероглифического письма явилось изобретение
на которых изображены мужчина или женщина в характерной детерминативов, позволивших прочитывать символы- картины од-
нозначно и включать в изобразительную письменность такие вещи,
позе. Вот несколько примеров: обожать или поклоняться которые невозможно прямо передать рисунком. Особенно инте-
ресен детерминатив, обозначающий свиток папируса. Его изобра-
w
жают так · ι. Это знак, обозначающий абстрактное понятие,
петь 'Ц , терпеть поражение )\, быть похороненным или которое нельзя зарисовать, можно только назвать — письменно
набальзамированным à . В качестве глаголов используются или устно. На ранних этапах развития числа записывали, повто-
ряя знак. Например, чтобы написать два глаза, рисовали ^g*.
Позднее для обозначения чисел стали применять специальные
изображения частей тела: видеть или замечать ^jp^" , пла-
ιηΌ символы:
5
Î5?9 & также изображения животных или цветов, при-
кать / | Г |
I единицы;
Π десятки;
J тысячи;
) десятки тысяч;
чем каждый такой знак может иметь несколько близких значений: С сотни; ^ сотни тысяч.

лететь или улетать , останавливаться , испытывать К примеру, число 1 1 549 записывалось так:
11 £ £ € П П IHM
радость £ £ П Π Ι Ι II
Дроби писали одним из нескольких возможных способов.
Одна из наиболее серьезных трудностей, которые возникают Старинная система, длительно сохранявшаяся для записи цаделов
при передаче мыслей с помощью картин, — выразить отрицание, земли и мер кукурузы, основывалась на делении пополам; это
то есть показать нечто, не имеющее места. Символы, которые весьма любопытная система. Она позволяла записать следующие
указывают на логические связи, часто опускаются; вероятно, они
дроби:
вообще появились далеко не сразу. Давно и часто встречается лишь
один символ такого рода — символ, обозначающий нет; это как бы 1/2 1/4 1/8
рисованный жест: χ Λ е (обе руки). Другие логические связи
записываются так: 1/16 1/32 1/64

если , или Эти символы входили в изображение глаза — правого глаза


I Гора (бога Солнца). В древнем мифе, без сомнения отражающем
В качестве примера отрицательного высказывания возьмем борьбу дня и ночи, добра и зла, бог зла Сет напал на Гора и разо-
фразу: рвал в клочья его глаз. Тот — бог учения, разума и правосудия —
снова сложил части глаза в одно целое, воссоздав «здоровый глаз
Я не знаю его Гора». Возможно, разделение и восстановление «Ока солнечного»
Знак отрицания здесь явно выведен из жеста разведения рук. проникло в фольклор не без влияния наблюдений за солнечными
Не исключено, что тот же знак (жест) явился далеким предком на- затмениями. Во всяком случае, совокупность знаков, обозначаю-
шего собственного математического обозначения вычитания « — ». щих дроби, формирует глаз бога так:

176 177
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

и глазу необученного человека. Нашим глазам эти выразительные


символы-картины говорят очень многое, воссоздавая жизнь людей
и мысли очень давних цивилизаций. Их уже нет, но они говорят
с нами из прошлого. В оставленных ими картинах мы видим при-
надлежавшие древним объект-гипотезы - - единицы их видения
и мышления, их разумные глаза.

Язык — орудие психики


Тот факт, что лишь человек обладает речью, — одна из уди-
вительнейших загадок биологии. Правда, многие животные могут
сигнализировать сородичам об опасности; пчелы могут дать знать
Мы дали лишь весьма сжатый очерк проблемы, тщательное
друг другу о том, что где-то есть нектар, указать, на каком он
исследование которой было бы, безусловно, полезным, посколь- расстоянии от улья и направление полета к нему. Животные, без-
ку важно выяснить, как история письменности освещает вопросы условно, могут выражать свое эмоциональное состояние и воздей-
раннего станрвления человеческого мышления; не исключено, что ствовать на поведение себе подобных специфическими звуками.
такое исследование даст богатые результаты, особенно если мы Но, по-видимому, ни одно животное, кроме человека, не обла-
правы и мышление в самом деле возникло из видения. На пер- дает способностью обсуждать нечто с помощью последовательной
вый взгляд - - а наш очерк и есть первый взгляд - - кажется, системы знаков — словесных или письменных.
что древнейшая письменность возникла в форме изображений тех Справедливо также и то, что ни одно животное не может
предметов, которые можно было непосредственно показать в ри- рисовать картин-существительных. Десмонд Моррис показал, что
сунке. Дадим таким изображениям-знакам название «картины- обезьяны рисуют различные паттерны с довольно расплывчатыми
существительные». Появление знаков-детерминативов, используе- очертаниями, но их рисунки никогда не содержат чего-либо, на-
мых для обозначения общности картин-существительных, сделало поминающего предметы. Самые ранние из картин-существитель-
возможной передачу более отвлеченных понятий, поскольку де- ных — наскальная живопись пещер — определенно выполнены
терминативы позволили избежать неоднозначности при прочтении человеком.
символа, использовавшегося разными способами. Со временем лю- Похоже на то, что способность воспринимать некоторые
ди стали применять символы для передачи все более отвлеченных формы как символы вещей принадлежит исключительно челове-
концепций, поэтому проблема неоднозначности становилась все ку. Предположение, объясняющее нашу уникальную привилегию
острее, а необходимость в применении детерминативов все росла. пользования речью только большим объемом мозга, не совсем
Одновременно символы-картины приобретали связь со звучащим верно. Известна, например, редкая разновидность генетической
словом и начинали использоваться для передачи устной речи. патологии — микроцефалическая карликовость. Рост взрослого
Затем постепенно исходное изобразительное значение символов карлика составляет всего около 60 сантиметров, но пропорции тела
утратилось, стало трудно угадывать смысл иероглифов из сим- при этом соблюдены. Соответственно сильно уменьшен в размерах
волов-картин, обозначающих слова. Все же там, где это было мозг — он меньше мозга взрослого шимпанзе. Весьма вероятно, что
возможно, смысл продолжал передаваться первоначальным спосо- число клеток мозга снижено, так как их размеры и плотность рас-
бом пиктографического письма — в картинах, зачастую понятных положения не изменены. И все же микроцефалические карлики,

178 179

т
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

несмотря на значительное уменьшение размера мозга, пользуются ведущих к выходу из лабиринта. Если этот путь затем преградить,
речью. По крайней мере они говорят и понимают речь не хуже крыса выбирает кратчайший из оставшихся, причем для этого ей
нормального пятилетнего ребенка, а это неизмеримо больше того, нет надобности снова исследовать весь лабиринт. Учитывая, что
на что способен шимпанзе. даже во время изучения лабиринта ошибки при поисках пути
По-видимому, большое значение имеет уникальное свойство не случайны — они совершаются в направлении целеустремлен-
человеческого мозга -- функциональная асимметрия. У большин- ного поиска, — приходится заключить, чтол во время обучения
ства людей главенствующим (доминирующим) является левое по- в мозгу крысы формируется некая внутренняя «карта» лабиринта,
лушарие мозга, причем его доминантность выявляется примерно используемая в дальнейшем для выбора пути.
к тому времени, когда устанавливается речь. При доминировании Известно, что в мозгу крысы формируются простые «гипо-
правого полушария нередко наблюдается дефект речи. Насколько тезы», которые животные последовательно «проверяют». В экспе-
известно, функциональная асимметрия мозга — привилегия ис- рименте, ставшем классическим, крысу окружали со всех сторон
ключительно человеческая. Значимость доминирования пока еще закрытые двери, под каждой дверью располагался световой сигнал.
неясна, но установлено, что некоторые области левого полуша- В любом отдельном опыте включался лишь один сигнал и от-
рия особенно важны для речи. Высказывалось также мнение, пиралась только одна дверь. Крысе предстояло проникнуть через
что именно левое полушарие мозга отвечает за «человеческую» незапертую дверь в помещение, где ее кормили. В противном
случае, прыгнув и наткнувшись на запертую дверь, крыса падала
сущность человека; согласно наблюдениям людей, утверждающих
и начинала свои попытки снова. Единственным указанием на неза-
это, травмы левого полушария приводят к превращению человека
пертую дверь служило положение светового сигнала: его зажигали
в обезьяноподобное существо. Такой человек видит, довольно пра-
либо под незапертой дверью, либо справа от нее, либо в другой
вильно реагирует на обычные предметы, но утрачивает способность
возможной относительной позиции. Крысы начинали с проверки
ориентироваться в символах и использовать их. Похоже, что для
какой-либо одной «гипотезы», например: «нужная дверь располо-
использования символов и обеспечения речи важны не размеры,
жена справа от света», и где бы ни вспыхнул свет, крыса прыгала
а именно особенности строения человеческого мозга.
на дверь, расположенную правее; если ряд последовательных попы-
Необходимо помнить, что зрительное восприятие — понима-
ток такого рода заканчивался неудачей, крыса переходила к другой
емое как способность правильно реагировать с помощью зрения
гипотезе и так далее, пока, наконец, не достигала успеха. Основной
не только на видимые, но и на невидимые свойства предметов -
вывод из этих наблюдений следующий: крысы вели себя не слу-
имеется и у животных, стоящих на эволюционной лестнице много чайным образом, пробуя подряд различные варианты сочетаний
ниже человека. Заметим к тому же, что животные, находящиеся «дверь — свет», они выдвигали одну «гипотезу» за другой и каждую
на уровне развития собаки, кошки или белой крысы, способны систематически проверяли.
к решению довольно сложных проблем поведения, которые можно Животные обладают также способностью применять выучен-
отнести к разряду проблем, требующих «разумности». В лабора- ные виды поведения к несколько измененным ситуациям. Другими
торных условиях (в экспериментах с лабиринтом) крысы нередко словами, некоторая «гибкость тренировки» позволяет животным
3
обнаруживают способность к «инсайту» '. Установлено, что крыса использовать приобретенные в опыте навыки для преодоления
обычно выбирает кратчайший из нескольких возможных путей, обновленных затруднительных ситуаций.
3
В то же время совершенно справедливо мнение, что «разум-
' Термином «инсайт» в психологии обозначают решение задачи, совершаемое
ность» животных чрезвычайно ограничена в сравнении с разумно-
скачком, «по озарению», а не путем последовательного перебора разных способов. — Ст
ью детей, достигших возраста овладения речью.
Прим. перев.

181
180
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

К сожалению, мы не знаем, что именно является истоком пре- «Концепции суть матрицы, налагаемые на то, что дается
восходства человека — использование языка или сама способность непосредственно', они суть способы упорядочения и соподчи-
к овладению речью. (Известные случаи, когда дети вырастали сре- нения сенсорных данных. Концепции не являются только про-
ди волков и не имели возможности в раннем периоде развития дуктом (индивидуального) человеческого сознания, но фор-
познакомиться с речью, не удовлетворяют нас. Не исключено, что мирование концепций — это и есть процесс познания. Хо-
дети были умственно неполноценными с самого начала: есть все тя этот процесс не является исключительно человеческим
основания считать, что столь ненормальная обстановка в раннем по природе... только человеку свойственна особенность обо-
периоде роста ребенка неминуемо должна привести и к другим значать словами определенные виды процесса формирования
отклонениям в его развитии.) концепций».
Речь всегда привлекала внимание философов, поскольку сло-
во — инструмент философии. На ранних этапах развития фило- Восприятие и у животных протекает с участием процесса
4
софской мысли в слове видели атрибут предмета, а не название, активного формирования концепций \ но лишь человек может
которым человек снабдил предмет. Жан Пиаже показал, что дет- давать своим концепциям названия и оперировать ими с помощью
ское мышление именно так трактует названия предметов — как речи. Мы используем речь для того, чтобы извлекать и сопо-
свойства последних; но такова же была трактовка зрелого Ари- ставлять наши концепции, для того, чтобы четко формулировать
стотеля — он считал слово частицей сущности предмета. Такой их — и тем самым подвергнуть испытанию со стороны других лю-
философский взгляд на связь слов и вещей чрезвычайно далек дей. Язык дал людям возможность сталкивать идеи между собой,
от современного. выявлять ошибочные концепции и с помощью взаимной критики
Ясно, что названия вещам, ситуациям, ценностям и концепци- исправлять недостатки опыта и понимания. В наиболее отточенной
ям дает человек. Высказывание «Вначале было Слово» относится форме такая роль языка выступает при обучении. Устная и пись-
к области поэзии, мы никак не можем принять такой порядок менная речь позволяет нам излагать свои мысли последовательно
исторического возникновения языка. В то же время среди лин- и параллельно, хотя собственно языковые концепции — категория
гвистов довольно широко распространено убеждение, что речь над индивидуальная.
имеет и врожденные корни. Конечно, названия вещей во многом Судя по древней истории письменности (например, по еги-
условны, но имеется достаточное количество фактов, указываю- петской иероглифике), ее началом, было рисование картин, со-
щих на общие структурные свойства разных языков, причем эти держащих существенные детали предметов и ситуаций. По мере
свойства отражают некоторые черты, характерные для процесса того как понятия становились все более абстрактными, способ их
переработки информации в мозге человека. Если это верно, то для выражения требовал все более тонких средств — рамки картины
понимания законов речи очень существенно изучение принципов становились тесными для языка. Картины постепенно преврати-
функциональной организации мозга, а понимание структуры речи лись в формальные символы, в упорядоченную речь. В нашей
в свою очередь может дать сведения о том, как работает мозг.
Мы принимаем, что восприятие — прототип мышления. Кон- 4
' Речь, по-видимому, идет о том, что высокоорганизованные животные обла-
цепции возникли из гипотез о внешних объектах, которые сначала дают способностью выделять объективные признаки реальности и ориентироваться
п
были прикованы к предметам и классам предметов, но позднее о этим признакам; именно поэтому поведение животных биологически целе-
сообразно. Выделение объективных признаков — активный процесс. Основное
уплыли из-под сенсорного контроля, чтобы выйти в русло аб- отличие человеческих концепций: человек знает, что он знает, так как для него
страктной мысли и символического языка. существует категория «объективное»; психика животных не содержит этого поня-
В «Биологических основах речи» Леннеберг пишет: тия. — Прим. перев.

182 183
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

«Наиболее поразительной особенностью египетского языка


на всех этапах является его конкретный реализм, сосредо-
точенность на материальных предметах... Оттенки мысли,
заключенные в таких словах, как „возможно", „следовало
бы", „едва ли", а также абстракции вроде „причина",
„побуждение", „долг" принадлежат более поздней стадии
развития языка... Несмотря на то что греки приписывали
египтянам бездну философской мудрости, египтяне, как ни-
какой другой народ, обнаруживают отвращение к отвлечен-
ным рассуждениям и полную погруженность в материальные
интересы».

Если верно, что с развитием письменности мышление по-


степенно стремилось к абстракциям, освобождаясь от конкретных
перцептивных представлений, то чисто умозрительно можно за-
ключить, что для развития мышления были необходимы символы,
Рис. 113. Современные пиктограммы. Эти знаки — международные; их значение так как именно они освободили мозг от тирании сенсорного вос-
понятно людям, говорящим на самых разных языках, вследствие общности опыта приятия. Можно сказать, что тому же делу всегда служат художник
людей в обращении с предметами, а не с языковыми символами и другие и ученый.
условными знаками; точно так же возникали ранние письменности
Чтобы решить, что стоит какой-нибудь инструмент или иное
орудие, нужно всего лишь оценить эффективность его применения.
письменности мы все еще различаем мумифицированные черты ее Преимущества новой машины на фабрике оцениваются по увели-
картинных предков. чению производительности труда. Если последняя возрастает очень
Главным предметом мышления являются объекты — их свой- заметно, становится ясно, что предыдущая машина была относи-
ства, явные и скрытые, поскольку именно это знание необходимо тельно малоэффективной. Таким образом можно узнать не только
для сохранения жизни. И прежде всего мышление занято пред- эффективность новой машины, но и ряд свойств ее предшествен-
сказанием ближайшего будущего, а если надо, и планированием ницы. Возьмем более простой пример, скажем труд плотника; даже
его изменений, направленным на то, чтобы избежать вр ~а или при поверхностном знакомстве становится ясно, что без рубанков,
добиться успеха. Любопытно, что содержание и предмет ранне- пил, сверл работа не может и начаться. Обнаружив это, мы сразу же
го письма -- это не философия и не абстрактные размышления, решим (это мог бы понять даже марсианин), что руки человека
а списки имущества, описания победных войн и тщательно разра- не приспособлены к тому, чтобы с их помощью пилить, строгать,
ботанных ритуалов погребения покойников. Чрезвычайный инте- сверлить.
рес египтян к смерти был, по-видимому, продиктован не мы лями Применим теперь эту аргументацию к исследованию умствен-
о сущности жизни, а стремлением обеспечить продолжена уеты ной вооруженности человека. Хорошо известно, что простейший
земной на небесах. • инструмент — счеты — колоссально увеличивает скорость и надеж-
Сэр Алан Гарднер, автор замечательной «Египетской грамма- ность арифметических действий, выполняемых человеком. Отсюда
следует, что человеческий мозг не очень эффективно справляет-
тики», пишет:

184 185
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

ся с теми задачами, для решения которых нужно хранить числа однозначное решение. Но в процессе восприятия все иначе: при ау-
наготове и быстро и правильно оперировать ими. Наши способ- токинетическом эффекте мы видим свет одновременно неподвиж-
ности к счету столь плохи, что даже несколько бобов, нанизанных ным и движущимся; эффект последействия движения содержит
на палочки, во много раз улучшают эффективность счета, а механи- такой же парадокс; после адаптации одной руки к холодной воде,
ческие медленные арифмометры считают вообще лучше, чем мозг. а другой к горячей теплая вода воспринимается одновременно как
Отталкиваясь от этого, мы можем предположить, что символы, горячая и холодная.
расположенные в соответствии с определенными правилами, то Отправляясь от того, что восприятие допускает парадоксы,
есть письменная речь, служат для восполнения тех недостатков можно, по-видимому, вывести важное философское следствие.
в работе мозга, которые роднят человека с животными. Если Принимая, что мы познаем внешний мир по тем сведениям, кото-
отобрать у человеческого мозга символику, которой он пользуется, рые дают нам органы чувств, мы должны допустить, что обучение
остаток окажется довольно жалким. необходимо не только для того, чтобы узнать явления, которые
Нас привлекает взгляд на восприятие как на процесс, который физически возможны, но и для того, чтобы узнать, какие явления
реализуется в мозге и подобен логическим процессам, например физически невозможны. Другими словами, принимая философию
таким, которые используются при получении и интерпретации эмпиризма, мы обязаны ожидать, что ситуации, невозможные фи-
научных данных, при формулировании различных гипот|з, про- зически и даже логически, не будут автоматически отвергаться
веряемых затем путем спланированных наблюдений. Собственно, нервной системой. Невозможное не определено заранее, до опыта,
мы можем смотреть на науку как на своего рода опосредство- как не дана до опыта и истина, которую мы открываем, укладывая
ванное восприятие. В науке широчайшим образом используются факты в «разумном» порядке. Нам недостает экспериментальной
языковые и математические символы; ее аргументация подчинена философии!
своду общепринятых правил. Настоящая наука требует, например, Философы-эмпирики XVIII века считали восприятие пассив-
соблюдения следующих правил: допущения должны быть недву- ным процессом; мы теперь понимаем восприятие как процесс ак-
смысленными; методика исследования и измерения должна быть тивного построения и апробирования гипотез, процесс, который
точно описана; выводы, сделанные на основе допущений и из- не остается совершенно неизменным в течение жизни индивида.
мерений, должны быть получены как можно более ясным путем. Это значит, что мы не можем рассматривать «сырые» сведения,
Прошло очень много лет, пока из мифов и магии не выросло от- поступающие от органов чувств, как законченные отдельные фак-
четливое, рациональное, формализованное и, как оказалось, очень ты, из которых строится знание, подобно тому как из отдельных
мощное здание науки — инструмента, необходимого для понима- кирпичей возводят дом. Все восприятие пронизано теоретичес-
ния и преодоления сил природы. кими построениями. Более того, перцептивные гипотезы нередко
Мы встретились и с такими фактами, которые показывают, что серьезно расходятся даже с самыми прочными убеждениями наше-
система восприятия далека от полного «рационализма». Например, го интеллекта. Такое расхождение мы видим, например, сравнивая
в тех случаях, когда по двум (или более) параллельным сенсор- каши знания о расстоянии до Луны и о ее размерах с тем, как
М
ным каналам притекает противоречивая информация, восприятие Ь1 воспринимаем Луну. Мы видим Солнце движущимся поперек
н
логически парадоксально. Ученый трактует парадокс, возникший ебосвода, хотя точно знаем, что земля, на которой мы стоим,
в результате противоречия данных, как ясное указание на какую- Движется по отношению к «неподвижным» звездам; для нас легче
п
то ошибку, возникшую либо вследствие использования неверных °нимать, что Земля вращается, но видеть — что она неподвижна
П
приборов, либо из-за погрешности в вычислениях. Во всяком слу- °Д Солнцем, которое движется по небу. Примитивные верования
чае, он не оставит явный парадокс в покое и попытается найти °пРеделяются именно тем, как мы видим вещи.

186 187
8. Картины, символы, мысль и язык
8. Картины, символы, мысль и язык

ревке камень; атомные взаимодействия описывались по аналогии


Не составляет труда показать, что мышление, основанное
с взаимодействием бильярдных шаров; эфир уподобляли студню,
на восприятии, совершает ошибки, когда ситуация выходит за рам-
передающему вибрации света. Неприятности начались после того,
ки непосредственно воспринимаемой последовательности собы-
как было показано, что реальность, описываемая физикой в терми-
тий. Так, все мы в детском возрасте не раз складывали листок
нах восприятия знакомых предметов, становилась парадоксальной,
бумаги; став взрослыми, мы складываем каждый день письма,
если такие описания подвергали строгой экспериментальной про-
газеты. Вообразите, что вам предстоит выполнить следующую опе-
верке. Свет имеет двойную природу: это и волны, и частицы;
рацию. Вы берете лист папиросной бумаги толщиной в сотые ни один предмет не может иметь такой природы. Скорость света
доли миллиметра, очень широкий (чем шире он будет в вашем никак не менялась при измерении ее по направлению вращения
воображении, тем лучше). Теперь сложите лист вдвое, затем еще
Земли и под прямым углом к этому направлению, а это невозмож-
раз вдвое — двойная толщина листа при этом опять удвоилась.
но, если среду, сквозь которую движется свет, представлять себе
Повторите складывание пятьдесят раз. А теперь скажите — какова на основании обычных сенсорных данных.
толщина сложенного листа? На этот вопрос люди обычно отвечают
Физика XX века почти избавилась от вековых перцептив-
неодинаково: от 6 сантиметров до 1 метра. А правильный ответ
ных моделей реальности. Основные концепции квантовой физики
состоит в том, что толщина сложенного листа примерно равна
и некоторые положения теории относительности не имеют ни-
расстоянию до Солнца! Выходит, достичь Солнца столь же про-
каких предметных подобий даже в субъективных представлениях
сто, как пятьдесят раз сложить лист папиросной бумаги! Абсурд?
физиков; поэтому современному физику зачастую бывает нелегко
Тем не менее это так. Математическая концепция возрастания
«интуитивно» прощупывать свой предмет. В этом кроется одна
физических величин по степенному закону явно не очень хоро-
из причин того, что математические способы и машинное модели-
шо представлена в наших перцептивных моделях — потому-то
рование играют все более существенную, нередко доминирующую
интуиция так внезапно и сильно нас подвела. Подходя к задаче
роль в современной физике.
математически, мы видим, что 250 должно быть очень большим
Но в этом положении есть и забавный штрих: в некотором
числом. Поэтому, чтобы включить в сферу восприятия те аспек-
смысле физик не может теперь доверять собственному мышле-
ты мира, которые недоступны прямому чувству, нам необходимы
нию — он должен полагаться больше на обусловленные правила
символы. Расхождение между математически правильным отве-
символических систем. Физика, ее открытия и озарения стали не-
том о толщине сложенного листа (150 миллионов километров)
доступны ученым -- нефизикам, большинство которых не может
и интуитивно «правильным» ответом, основанным на восприятии
12 следить за направлением развития современной физики, а между
(около 150 миллиметров), составляет около 10 . Это расхождение
тем физика претендует на роль основополагающей науки для всех
неимоверно велико. областей естествознания.
Итак, мы видим, что перцептивные модели реальности могут
Быть может, нам удастся примириться с ситуацией, если мы
содержать парадоксы и неимоверно расходиться с реальностью,
поймем, что она является прямым следствием достижений челове-
когда ситуация требует выводов, основанных на экстраполяции.
чества: развития языка и развития измерений. Язык дал человеку
Такие ограничения, свойственные самой природе восприятия, мо-
возможность ясно и определенно выражать логические и число-
гут вполне ощутимо мешать работе физика. Физические теории,
вые связи; измерительная техника позволила человеку увеличить
считавшиеся верными вплоть до конца XIX века, были все без точность и широту восприятия. Эти два решающих достижения
исключения вполне совместимы с восприятием знакомых предме-
человека отделили его от прочего животного царства и позволили
тов, более того, эти теории были прямо связаны с восприятием-
ему совершить необыкновенный шаг — перейти к описанию мира,
Моделью орбиты небесного тела служил раскрученный на ве-
189
188
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

совершенно отличному от того, который воспринимается челове- регистр электромагнитного спектра был неизвестен человеку, ко-
ком непосредственно. Поэтому физики и живут в мире двойных торый знал только свет и тепло. С появлением более современных
представлений — нормальные объект-гипотезы уживаются рядом приборов человек — и только человек — узнал много новых осно-
с абстрактным и нередко противоречивым символическим описа- вополагающих сведений о мире и вследствие этого еще дальше
нием реальности. отошел от своих животных предков. Особенно заметно выступает
Первые инструменты лишь уточнили то, что органы чувств роль новых знаний в истории астрономии. -
сигнализировали мозгу. Мы можем довольно хорошо оцени- Человек наблюдал ночное небо невооруженным глазом в тече-
вать длину и угол, но линейки и угломеры добавляют к этим ние многих тысячелетий. Различными способами результаты этих
оценкам точность, необходимую даже для примитивной техни- наблюдений регистрировались, должно быть, начиная с очень от-
ки. Самые элементарные плотницкие работы, не говоря уже даленных времен, вследствие чего появились календари и ста-
о строительстве, были бы невозможны без таких инструмен- ло возможным предсказание затмений. (Есть предположение,
тов. Кстати, точность, достигаемая при пользовании простей- что Стоунхендж — астрономический указатель для предсказания
шими измерителями, поистине удивительна: Великая пирами- 5
затмений \) Данные, добывавшиеся с помощью простых астроно-
да была построена из каменных блоков, нарезанных с ошиб- мических приборов — квадрантов (рис. 114) — позволяли не только
ками, не превышающими нескольких миллиметров. Здесь уже довольно точно подсчитать движение планет в трехмерном про-
ясно виден разрыв между мышлением и сенсорным воспри- странстве, но и проверить эти подсчеты. Прямым наблюдением
ятием, ограниченность которого послужила толчком к появле- трудно было определить положение небесных светил, тем не менее
нию новых средств оценки, порожденных мышлением; этот раз- полученные измерения (особенно в работах датского астронома
рыв, все расширяясь, привел нас к современной теоретической Тихо Браге) позволили немецкому астроному Иоганну Кеплеру
физике, непосредственное восприятие объектов которой вообще сформулировать его знаменитые три закона движения планет,
невозможно. из которых затем были выведены ньютоновские «Начала» и нью-
Итак, мысленные построения, которые вначале использова- тоновское математическое описание вселенной. И все же здание,
лись только для управления поведением в отсутствие сенсорной построенное Ньютоном, состоит из «кирпичей», соответствующих
информации, пригодной для прямого контроля поведения, «мате- категориям и силам, непосредственно воспринимаемым органами
риализовались» и стали общественным достоянием. Первым эта- чувств. Его вселенная — это все еще сочетание тяг и толчков,
пом «материализации» были картины, затем — символы все возра- плотности, тепла и формы. (Так называемые «вторичные каче-
стающей абстрагированное™; в конце концов мы получили орудие, ства», например цвет, не имели вполне четкого статута, поскольку
позволяющее формально выразить упорядоченную последователь- они существенно зависели от наблюдателя и потому не считались
ность логического обсуждения проблем, да и саму структуру мы- вполне объективными, вполне «внешними».)
сли. Если мысль есть упорядоченная активность нервных цепей, то
языковые системы мы можем представить себе как продолженную э
' Стоунхендж (Stonehenge) — остатки грандиозного каменного сооружения
активность мозга, и в этом случае письменность — лишь первый Из
гигантских глыб, находящегося на равнине Солсбери (графство Девоншир, Ан-
гл
шаг к машинам, способным самостоятельно мыслить. ия). Каменные глыбы были расположены двумя правильными кольцами; вокруг
Современные приборы обнаруживают и измеряют «вещи», вешнего кольца был насыпан земляной вал. Предполагается, что это колоссальное
сооружение было воздвигнуто во втором тысячелетии до н. э. и служило древним
которых органы чувств никогда не «показывали» мозгу. До по- Читателям Британских островов как храмом, так и своеобразным календарем,
явления таких приборов, как радиоприемники и фотоаппараты омогающим определить моменты солнцестояний и равноденствий, а также фаз
с пластинками, чувствительными к невидимым лучам, огромный Уны. — Прим, перев.

190 191
8. Картины, символы, мысль и язык 8. Картины, символы, мысль и язык

Телескоп сделал возможным первое приложение земных функ-


ций (развившихся на Земле в процессе биологической эволюции
и обеспечивающих различение форм и построение объект-гипотез
в рамках нашего восприятия) к соответствующим характеристи-
кам небесных тел. Разрешающая сила телескопа дала человеку
возможность увидеть новые небесные тела, причем не только
новые звезды, но и столь поразительные объекты, как луны
Юпитера. «Несовершенства» небесных тел — пятна на Солн-
це, горы и тени долин на Луне (которая оказалась не полиро-
ванным золотым диском, а планетой, похожей на Землю своим
рельефом) — потрясли древние, прочно укоренившиеся предста-
вления людей; удар почувствовали сильнее всех те, кто верил
в силу философии, основанной лишь на восприятии и рассу-
ждении, кто отрицал значение приборов и наблюдений. Простой
факт существования звезд, невидимых невооруженным глазом,
вызвал сомнения в истинности старинного представления о не-
бесах как о бархатном заднике сцены, на которой разыгрывается
лишь один спектакль: драма человечества. А это в свою очередь
умалило и значимость этого спектакля для вселенной; более то-
го, под сомнение встало даже наличие пьесы и существование
ее Автора...
Кажется странным, что изогнутые поверхности стекол — линз
телескопов и микроскопов — смогли так изменить представление
человека о себе самом. Но это факт — именно стекла показали
нам, что мы живем чуть ли не на задворках вселенной.
Нетрудно догадаться, почему человек начал думать о звездах
очень по-личному. Путешествуя ночью - - пешком или верхом
на лошади, — человек видел, что звезды и Луна сопровождают
его в пути. Мы-то, конечно, знаем, в чем тут дело: звезды и Луна
настолько удалены от нас, что мы не видим их относительного
перемещения в сторону, противоположную направлению нашего
движения; поэтому — относительно видимых земных предметов -
они кажутся движущимися в том же направлении, в котором пе-
ремещается путешественник. Стоит один раз усвоить геометрию
Рис. 114. Астрономический квадрант. Этим инструментом пользо- и принципы шкалирования, как вера в тесную личную связь со все-
вался Тихо Браге. Он сумел точно измерить расстояния до звезд, ленной уйдет навсегда. На место, освободившееся от астрологии,
что позволило ему проверить гипотезу о строении вселенной
встанет астрономия. А человек волен выбирать — либо он будет

192

'
7 зак. 47 193
8. Картины, символы, мысль и язык

Зримая суть вещей

Иногда, глядя на машину или на какой-нибудь процесс, мы

т можем «увидеть», как работает эта машина или как осуществляется


процесс. В этом случае проявляется наша способность «читать»
функцию по структуре.
Рис. 115. Планетарий — простейшая физическая модель солнечной системы.
Люди, выросшие в условиях цивилизации машин, «видят»,
Движения планет представлены сферами, укрепленными на рычагах. Это фор-
мальное подобие, реальной планетной системы помогает нам лучше представить
что если большая шестерня связана цепной передачей с шестерней
ее себе при условии правильного выбора главных параметров
малого диаметра, то первая будет вращаться медленнее второй.
Мы способны «увидеть», что велосипед с большим задним ко-
чувствовать себя одиноким в огромной холодной пустоте вселен- лесом поедет быстрее велосипеда с малым задним колесом, хотя
ной, либо примет стройное, но не доступное восприятию здание, и то и другое колесо будут иметь одну и ту же скорость вра-
построенное наукой. щения. Совсем не так очевидна причина, по которой велосипед
Радиотелескопы добавили нам знания о звездах; эти знания не падает набок, даже когда катится с горы без седока. Инженеры
также лежат вне пределов сенсорного восприятия. Причем ра- умеют «видеть» рабочую функцию деталей весьма сложных систем.
диотелескопы даже не являются прямым продолжением нашего Очень интересная задача — исследовать механизм часов (рис. 116)
зрения; они несут совершенно новую информацию и с ней - и попытаться увидеть функциональное значение колесиков, пру-
новые сюрпризы. Последний из них — пульсары, посылающие жин, крючкового спуска с его хитро изогнутыми налетами, без
во вселенную вспышки радиоактивности с точными интервалами которых часы работать не могут. Если удается верно «увидеть»
порядка одной секунды. это, то можно сказать, что наши объект-гипотезы, относящиеся
Нам придется научиться жить среди несенсорной информа- к часовому механизму, достаточно общи и точны для описания
ции и возникающих из нее мыслимых, но не воспринимаемых принципов функционирования этой системы. Именно богатство
концепций физики. Перед нами стоит вопрос: в какой мере мозг наших объект-гипотез позволяет нам иногда прочесть функцию
человека способен справиться с концепциями, чуждыми опыту, по структуре.
полученному с помощью органов чувств? Наше будущее зависит Пространственное расположение частей, форма каждой части
от того, каким будет ответ на этот вопрос. чрезвычайно важны для работы любой механической системы. Яс-
ное изображение механической системы может быть очень богато
информацией, поскольку картина хорошо передает информацию
о структуре (правда, как мы убедились, с некоторой долей неопре-

195
9. Зримая суть вещей 9. Зримая суть вещей

мах. Зрительная информация, сыгравшая огромную роль в истории


развития человека, да и других видов животных, благодаря своему
значению дистантного анализатора мира, состоящего из объектов,
непосредственно доступных осязанию, отступает на задний план
в научном исследовании объектов, функции которых не определяет
даже их осязаемая структура.
Тем не менее радиоинженеры умеют* «читать» электронные
схемы. Рассмотрев детали схемы и способы их соединения, радио-
инженер видит функциональное назначение схемы и ее деталей.
История символов, используемых в электронике с начала
нашего столетия, аналогична эволюции пиктограмм древней пись-
менности. Сначала символы представляли собой просто реалисти-
ческие изображения деталей. Всего за несколько лет электронные
«пиктограммы» упростились: внешнее сходство ушло безвозвратно,
выделились те формальные признаки деталей, которые определяют
функциональное назначение каждого компонента схемы. Символы
т стали отображать функцию, а не структуру, и форма символа упо-
добилась «абстрагированной карикатуре» объекта. На рис. 117-120
Рис. 116. На этом изображении механизма часов Чарлз Бэббедж в 1826 году показаны примеры эволюции символов, используемых для переда-
показал, что функцию по структуре «прочесть» можно, но с некоторыми огра- чи сведений об электрических цепях; срок этой эволюции — всего
ничениями. Изобретая первую вычислительную машину, Бэббедж разработал
пятьдесят лет.
и специальную символику для обозначения функций, выполняемых разными Чтобы разобраться в символах современной электроники, не-
деталями машины
обходимо хотя бы кое-что знать о теоретических основах этой нау-
ки и совершенно обязательно понимать логику электронных схем.
деленности), а именно структура важна для того, чтобы уразуметь Символы — это слова, элементы языка, возникшего на осно-
механику. ве потребности передавать сведения об особого рода процессах
Что же касается электронных систем (в эту категорию мы и взаимодействиях.
можем включить и нервные системы, в том числе мозг), то они Можно сказать, что именно язык -- речь, язык математики
гораздо меньше зависят и от точного пространственного распо- и специализированные «языки» (например, символический «язык»
ложения составных элементов, и от их формы. Конденсатор или электроники) - - позволяет нам изучать возможные последствия
сопротивление будут хорошо работать независимо от того, какую предполагаемых действий, которые совершаются в сферах, недо-
именно форму для них мы выберем из большого числа возможных ' ступных ни сенсорному восприятию, ни реалистическому изобра-
форм. Несомненно, это же справедливо и в отношении нервных зительному мастерству.
клеток. Короче говоря, те сведения о структуре, которые могут На современной стадии развития языков символами пользу-
быть переданы ее реалистическим изображением, дают очень сла- ются уже не только для отображения одних физических структур
бое представление о функции электронных или нервных систем (их можно передать, пусть даже несовершенно, изобразительными
в сравнении с тем, что они позволяют узнать о механических систе- средствами), но и для отображения структур, относящихся к не-

196 197
9. Зримая суть вещей 9. Зримая суть вещей

Рис. 117. Ранний рисунок мостика Уитстона (1884). Так начиналась современная Рис. 118. Более поздний рисунок мостика Уитстона (1890). Видна неко-
«иероглифика». На этой стадии детали еще рисовались так, как они выглядят, торая стилизация рисунка, подчеркнуты функциональные признаки деталей
без акцента на их функциональных свойствах

материальной сфере мысли, для которой механические свойства


объектов не всегда существенны.
Мозг, как и любая другая функционирующая система, инте-
ресен с весьма различных точек зрения. Далеко не во всех случаях
можно в принципе отыскать наилучший способ описания систе-
мы — общественной, экономической или инженерной; то же самое
справедливо в отношении мозга и его функций. Чтобы найти ответ
на длинный ряд вопросов, нужно прежде всего знать строение
мозга — как видимое невооруженным глазом, так и восприни-
маемое в свете обычной и электронной микроскопии. Например,
для понимания некоторых функций мозга необходимо узнать типы
и количество клеток в разных его областях, выявить связи между
клетками и т. д.
Рис. 119. Еще более поздний рисунок мостика Уитстона (1898). Компоненты цепи
Структурное описание электрической цепи имеет значение
изображаются уже с помощью условных обозначений-символов, раскрывающих
в тех случаях, когда для функционирования системы важен способ
посвященному суть дела
расположения компонентов цепи и распределение связей между
ними. Что касается отдельных характеристик, то они включаются
в описание только в том случае, если изменение данной характе- ваются в принципиальном описании системы: изменение таких
ристики приведет к изменению характеристики системы в целом. характеристик не влияет на параметры ее входа и выхода. А вот
Поэтому ни окраска, ни форма деталей, как правило, не указы- регистрация изменений параметров входа и выхода системы, про-

199
198
9. Зримая суть вещей
9. Зримая суть вещей

понимания причинно-следственных или иных связей. Система,


выраженная в символах, это идеализированный оригинал. Но сим-
волическое описание всегда упрощено, и потому ряд свойств
оригинала в таком описании утрачивается. Вряд ли мы преуве-
личиваем, утверждая, что прогресс физических наук заключается
именно в замене реалистических описаний объектов и явлений по-
строением формальных, абстрактных символических систем. По-
видимому, скоро откроется возможность подойти к описанию ра-
боты мозга тем же способом, оказавшимся столь плодотворным
для физических наук.
Если рассматривать мозг как устройство, предназначенное для
выполнения определенных функций, то как бы сложно ни было
это устройство и сколь бы незначительными ни казались наши све-
дения о нем, становится возможной обоснованная классификация
направлений научного исследования мозга, построенная на тех же
Рис. 120. Рисунок из учебника по электричеству 1890 года издания. Здесь
совмещены три способа изображения системы связи, каждый из которых,
принципах описания и объяснения, которые применяются в отно-
по-видимому, отражает и развитие знаний об элементах этой системы шении инженерных систем. Эта классификация будет выглядеть
примерно так:
исходящих в результате замены тех или иных деталей схемы, часто
Биология Физика
служит основным способом определения важности этих деталей
для функционирования всей системы, а также для того, чтобы ра- Механическое описание, ис-
зобраться в устройстве системы. К этому необходимо сделать одно 1. Анатомия и гистология.
пользующее понятие формы.
замечание: если мы произвели изменение структуры и за этим
не последовало никаких явных изменений функции, мы все же Физиология. Функциональные связи ком-
2.
не вправе заключить, что порядок вещей, предшествовавший из- понентов (например, элек-
менению, несуществен — системы могут приспосабливаться (ада- тронные схемы) и фи-
птироваться) к изменениям частного характера. Иногда функцию зические принципы работы
удаленной или измененной нами детали принимает на себя другая компонентов.
деталь системы. Заключить, что прежняя деталь была «излишней»,
было бы неверно, хотя и соблазнительно. В тех случаях, когда меж- 3. Психология. Логика переработки инфор-
ду структурой и функцией нет ясно видимой связи, очень трудно мации.
понять функциональную организацию системы, пользуясь только
способом регистрации изменений, происходящих в ее работе после
Разные разделы классификации содержат весьма различаю-
замены или изъятия деталей.
щиеся описания одной и той же системы. Очень важно понять,
Именно в этом — основная беда неврологии. Мы отображаем
что совершить переход от описания, относящегося к одному разде-
Функции с помощью символов — другого выхода нет. И симво-
лу, к описанию, соответствующему другому разделу, чрезвычайно
лы замещают собою оригинал, сохраняя то, что существенно для
201
200
9. Зримая, суть вещей 9. Зримая суть вещей

трудно. На этом пути возможны грубые ошибки. Не только факты, тысячи лет спустя было доказано, что обобщенное предсказание
но и логика каждого раздела — совершенно обособленная область. ошибочно — в Австралии обнаружили черных лебедей.
Можно даже сказать, что разрыв между понятиями «сознание» Если бы аргументация была построена по принципу дедукции,
и «переработка информации» имеет тот же порядок, что и раз- вывод никогда не был бы опровергнут. Следовало взять «белый»
рыв между названными категориями описаний систем. Просто мы в качестве определяющей характеристики «лебедя»; тогда появле-
привыкли к фразам вроде «Мозг — орган сознания». ние черных австралийских птиц, похожих во всем, кроме окраски,
Символика электрических цепей, организованная в рамках на лебедей, ничуть не повлияло бы на сделанный ранее вывод,
схем, отражает самые существенные свойства компонентов цепей потому что этих птиц нельзя включить в тот же класс объектов -
и связи между компонентами. Эта символика выросла в особый «лебеди». Новое наблюдение, новый факт может опрокинуть вы-
язык, позволяющий отобразить принципы и способы устройства вод, сделанный путем индукции, но не путем дедукции.
электронных систем. Это в самом деле новый иероглифический Если в основу дедуктивного построения положены верные по-
язык современности. И нам необходим сходный язык для отобра- сы