Вы находитесь на странице: 1из 5

Неолит лесной полосы Восточной Европы

под ред. Т.И.Алексеевой. М.: Научный мир, 1997.


стр. 18‒28.

В мезолите Восточной Европы большого морфологического разнообразия не


наблюдается. Большинство групп образуют один кластер, куда входят краниологиче-
ские материалы из могильников Звениеки, Попово, Южный Олений остров, Василь-
евка I и III. Наряду с другими отличительными особенностями населения, оставивше-
го эти могильники, являются долихокрания и крупные размеры мозгового отдела че-
репа (рис. 4). Особенно обращает на себя внимание очень большая высота черепа,
очень широкое и относительно невысокое лицо, хотя абсолютные размеры его доста-
точно велики, широкие орбиты, относительно широкий нос.
Это население безусловно европеоидного облика, с сильным выступанием носа
и резко моделированным лицом в области зигомаксиллярного угла. В то же время,
эти особенности сочетаются с некоторой уплощенностью лица в верхней части, в об-
ласти назомалярного угла. На эти особенности неоднократно обращалось внимание в
отечественной антропологической литературе [Гохман, 1958, 1986; Якимов, 1957,
1960; Бунак, 1956, 1958, 1974; Дебец, 1961; Алексеев и Гохман, 19846]. Однако гене-
зис этого типа недостаточно ясен. Во всяком случае, на территории Восточной Евро-
пы в эпоху мезолита он распространен достаточно широко.
За пределами Восточной Европы аналоги ему находим в мезолите Скандинавии
[Schwidetzky and Rosing, 1989; Гохман, устное сообщение, данные в печати], в Чехии
(могильник Лепенский Вир), Югославии (могильник Власац), Греции (могильник Нео
Никомедия) и Северной Африке (могильник Афалу-Бу-Румель). Сводка данных по
зарубежным антропологическим материалам дана в работе [Schwidctzky and Rosing,
1989].
В большинстве зарубежных краниологических серий отсутствуют данные о го-
ризонтальной профилировке лицевого отдела черепа, но сходство в остальных при-
знаках столь велико, что не остается сомнения в генетических связях носителей этого
европеоидного, я бы сказала, несколько архаичного типа, широко распространенного
на территории Европы и даже за ее пределами.
В.П.Алексеев, измеривший углы горизонтальной профилировки на черепах из
могильника Власац (Югославия), показал, что сочетание уплощенного лобноглазнич-
ного отдела со значительной профилированностью лицевого отдела в средней части
характерно и для них [Алексеев, 1979].

Обратимся к неолитическому населению Восточной Европы. Прежде всего, об-
ращает на себя внимание некоторое увеличение черепного указателя. Здесь уже нет
выраженно долихокранных групп, как в эпоху мезолита. Явление брахикефализации
во времени, отмеченное впервые Г.Ф.Дебецом и неоднократно подтвержденное дру-
гими авторами, обнаруживается и на анализируемых материалах. Что касается соот-
ношения других признаков, то оно дает полное основание для поиска преемственно-

1
сти между мезолитическим и неолитическим населением с помощью антропологиче-
ских данных. Наиболее естественно предпринять поиск той своеобразной комбина-
ции, которая столь характерна для большинства мезолитических групп Восточной
Европы.
Сочетание некоторой уплощенности в верхнелицевом отделе и сильной профи-
лированности в средней части лица отмечается у большинства неолитических во-
сточноевропейских групп лесной и лесостепной полосы. Этими особенностями ха-
рактеризуется население Прибалтики, Волго-Окского региона и Днепро-Донецкой
территории. Географически этот ареал почти совпадает с ареалом распространения
носителей подобного сочетания в мезолите.
Если не считать небольшого увеличения черепного указателя у неолитического
населения, которое может быть рассмотрено как признак эпохальной изменчивости, в
неолите в некоторых группах происходит незначительное ослабление выступания но-
са, хотя угол выступания носа остается в пределах европеоидных величин. Кроме то-
го, увеличивается ширина лица и вследствие этого происходит относи- тельное
уменьшение его высоты. В остальном же преемственность между мезолитическим и
неолитическим населением устанавливается достаточно четко.

Создается впечатление, что с эпохи раннего неолита начинается незначитель-
ная «монголизация» того населения, которое в мезолите занимало обширную терри-
торию и характеризовалось выраженными европеоидными чертами со специфиче-
ским сочетанием уплощѐнности горизонтальной профилировки в верхнем отделе и
резкой профилированное в среднем отделе лицевого скелета.
Думаю, что истоки этого типа, несмотря на его весьма широкое распростране-
ние, связаны с северо-западными областями Европы, во всяком случае, именно на
этой территории наблюдается концентрация его своеобразных черт: мезолитические
могильники Скандинавии, Прибалтики, Прионежья. По всей вероятности, население,
оставившее эти могильники, в своем генезисе связывается с кругом мезолитических
культур Балтийского региона.
С культурой ямочно-гребенчатой керамики распространился антропологиче-
ский тип, несущий в себе черты «смягченной монголоидности». В антропологической
литературе он получил название лапоноидного. На генезис и истоки культуры ямоч-
но-гребенчатой керамики взгляды археологов неоднозначны (сводку взглядов см.
[Крайнов, 1987]). Что касается точки зрения антропологов, то есть все основания счи-
тать, что происхождение антропологических черт носителей культур ямочно-
гребенчатой керамики связано с восточными территориями России.

Сторонники метисационной концепции (Е.В.Жиров, Г.Ф.Дебец,
Н.Н.Чебоксаров, М.В. Битов, М.С.Акимова, В.П.Алексеев, К.Ю.Марк, Р.Я.Денисова и
др.) видели в несколько ослабленной горизонтальной профилировке лицевого скелета
на древних черепах Северо-Восточной Европы и Прибалтики следы монголоидной
примеси. Другие рассматривали эти особенности либо как свидетельство независимо-

2
го от монголоидов образования морфологического комплекса уральской расы
(В.В.Бунак), либо как сохранение черт специфических древних протоевропеоидов,
еще не дифференцированных относительно рас первого порядка (В.П.Якимов,
И.И.Гохман). В.П.Алексеев, безоговорочно принимая наличие монголоидной примеси
на этой территории [Алексеев, 1961 в], позднее, не отказываясь в общей форме от
этой точки зрения, высказал предположение о возможности сохранения в изолиро-
ванных (лесных и заболоченных) районах относительно нейтральных морфологиче-
ских комплексов — наследия ранних стадий расообразования [Алексеев, 1984].
Начало дискуссии положила краниологическая серия из Оленеостровского мо-
гильника, датируемого сейчас мезолитическим временем. Эта серия обратила на себя
внимание тем, что при выраженных европеоидных особенностях строения черепа
(длинная и высокая черепная крышка, выступающий нос) горизонтальная профили-
ровка лицевого отдела ослаблена.
Кстати сказать, уплощенность характерна только для верхней его части, в то
время как профилированность средней части лица типично европеоидная. Своеобраз-
ное сочетание углов горизонтальной профилировки, характерное для оленеостровцев,
впоследствии неоднократно отмечалось исследователями в населении других регио-
нов этого времени — в Прибалтике, в Приднепровье, на Дону, в Крыму, в некоторых
районах Западной Европы. Думаю, что выделенный нами с помощью методов много-
мерной статистики мезолитический европеоидный пласт на территории лесной и ле-
состепной полосы Восточной Европы, объединяющий в своем составе население,
оставившее могильники Звейниеки, Попово, Южный Олений остров, Васильевка I и
III, служат подтверждением существования и широкого распространения этой свое-
образной комбинации морфологических признаков.
Вряд ли есть необходимость оспаривать наличие на территории Восточной Ев-
ропы этого европеоидного населения, характеризующегося несколько архаичными
чертами, к которым можно отнести массивность и уплощенность в верхнелицевом
отделе черепа. Судя по нашим данным, черты этого типа достаточно четко прослежи-
ваются в населении верхневолжской и волосовской культур, для которого, помимо
отмеченных специфических особенностей строения лицевого отдела черепа, харак-
терны относительное увеличение дистальных отделов конечностей и увеличение по-
казателей внутренней массивности скелета. Подобные архаичные черты типичны для
населения верхнего палеолита (см. гл. VII).
Не вижу основания оспаривать и наличие монголоидных черт в древнем насе-
лении Восточной Европы — носителях культуры ямочно-гребенчатой керамики.
«Монголизация», как отмечалось выше, на территории Восточной Европы отчетливо
начинает проявляться с эпохи неолита. Наиболее типичные представители этой куль-
туры — население, оставившее Ладожскую стоянку и могильник Караваиха.
Зоны перекрытия между верхневолжской, льяловской и волосовской культура-
ми, отмечаемые по археологическим данным на Сахтышских стоянках и свидетель-
ствующие о периодах сосуществования этих культур, уже сами по себе предполагают

3
сосуществование представителей различных антропологических типов, и как след-
ствие этого, смешение между ними.
Территория Русского Севера Восточно-Европейской равнины с эпохи неолита
становится зоной активного смешения массивного матуризованного европеоидного
населения с представителями монголоидного типа. Различие в облике отдельных
групп населения неолита можно объяснить разным удельным весом обоих компонен-
тов в составе этих групп.
Изученное нами население, оставившее могильники Верхневолжского региона,
демонстрирует разные фазы взаимодействия европеоидов и монголоидов. Наиболее
ранняя краниологическая серия из Ивановского VII, как уже отмечалось, обнаружи-
вает преемственность с мезолитическим населением Восточно-Европейской равнины.
Серия из могильника Сахтыш, датируемая льяловским временем, явно имеет в своем
составе представителей лапоноидного типа. Такими же смягченно монголоидными
чертами характеризуется население, известное по могильнику озеро Ловецкое. Кра-
ниологическая серия из могильника Сахтыш, датируемая волосовским временем, в
значительно большей степени проявляет сходство с европеоидным ранненеолитиче-
ским населением. По всей вероятности, удельный вес пришлого населения в Верхнем
Поволжье в неолитическое время был невелик, что и обусловило возвращение к ис-
ходному антропологическому типу в энеолите.
Судя по всему, подобная картина формирования антропологических черт воло-
совского населения типична для всего ареала волосовской культуры. Антропологиче-
ское разнообразие ее носителей объясняется главным образом различным соотноше-
нием европеоидных и монголоидных компонентов и неравномерным проявлением
черт, восходящих к населению мезолита.
Как же в свете антропологических данных можно трактовать генетические ис-
токи населения, относящегося к волосовской культуре? Обратимся вновь к кластеру,
характеризующему неолитический европеоидный пласт (см. табл. 3). В него входят
представители волосовской, днепро-донецкой и нарвской культур.
Отрицать генетические связи этого населения нет никакого основания. Не вы-
зывает сомнения и то обстоятельство, что истоки неолитического европеоидного пла-
ста, проявляющегося в лесной полосе Восточной Европы, восходят к мезолитическо-
му населению, также широко распространенному на этой территории, но явно тяго-
теющему в своем происхождении к Балтийскому региону.
Следовательно, европеоидный компонент в населении волосовской культуры
генетически увязывается с северо-западными территориями Европы. Некоторую
«монголизацию» населения лесной полосы Восточной Европы мы наблюдаем с эпохи
неолита, с приходом на эту территорию племен культуры ямочно-гребенчатой кера-
мики. Физический тип этого населения не оставляет сомнения в восточных связях. Об
этом убедительно свидетельствует уплощение лицевого отдела черепа, уменьшение
угла выступания носа, уменьшение лобно-поперечного указателя и относительное
увеличение высоты орбит. В то же время, антропологические характеристики наибо-
лее ярких представителей населения культуры ямочно-гребенчатой керамики, извест-

4
ные по Ладожской стоянке и Караваихе, характеризуются очень высоким черепом,
что является признаком, типичным для европеоидного населения мезолита и неолита
лесной зоны Восточной Европы, и совершенно не типичным для представителей мон-
голоидной расы. Думаю, что это наблюдение заставляет сделать предположение о
проникновении монголоидных черт в Восточную Европу в более раннее время, чем
неолит.
Подтверждением этого может быть выявленный Ю.Д.Беневолинской в составе
оленеостровцев морфологический компонент, характеризующийся сочетанием бра-
хикрании, относительно узкого лба, невысокого и очень широкого лица, больших уг-
лов горизонтальной профилировки, слабого выступания носа и альвеолярного про-
гнатизма [Боневоленская, 1984]. Следовательно, можно также предположить, что
население, которое является носителем культуры ямочно-гребенчатой керамики, мог-
ло формироваться на основе мезолитического европеоидного пласта, но с большим
удельным весом монголоидного компонента, чем население волосовской, днепро-
донецкой и нарвской культур.
В заключение следует отметить, что антропологические материалы подтвер-
ждают сложность генезиса волосовской культуры. Ее носители в своем облике выяв-
ляют черты родства с населением, проживающим как к западу, так и к востоку от ос-
новного ареала распространения этой культуры. Западный компонент проявляется в
облике волосовцев значительно сильнее, чем восточный.
В свете данных антропологии убедительным представляется автохтонный ва-
риант генезиса волосовцев. В самом деле, на примере погребений из Сахтышских
стоянок совершенно отчетливо прослеживается преемственность населения на про-
тяжении весьма длительного времени — от раннего неолита (верхневолжская культу-
ра) до энеолита.
Эта преемственность уходит своими корнями в мезолит. Строго говоря, в дан-
ном случае антропология полностью подтвердила точку зрения об автохтонности во-
лосовцев. Однако исходный антропологический пласт, на основе которого формиро-
валось население верхневолжской культуры, в своем генезисе связан с территорией
северо-западной Европы.
Племена культуры ямочно-гребенчатой керамики оказали влияние на антропо-
логический облик населения волосовской культуры, но сила этого влияния, по-
видимому, была различная разных регионах волосовской культурно-исторической
общности. В Верхневолжском регионе, как показали антропологические материалы
из Сахтышских стоянок, она была невелика, хотя и вполне явственна.