Вы находитесь на странице: 1из 23
Пролог Глава 1. БИ. Приближение Глава 2. Бессмертие Глава 3. Вкусить

Пролог

Глава 1. БИ. Приближение

Глава 2. Бессмертие

Глава 3. Вкусить бессмертие

Глава 4. Восемь Бессмертных

Глава 5. Неограниченное количество делений

Глава 6. Алхимический метод

Глава 7. СЯО ЧУ. Воспитание малым

Человек в наши дни не только не в состоянии обращать внимание на

Человек в наши дни не только не в состоянии обращать внимание на достижения в развитии сознания, но и даже являть собой Человека, увязнув в бесконечной цикличности перевоплощений и смерти, пребывая в невежестве. Родиться в человеческом облике – еще не значит быть человеком. Поэтому обсуждение бессмертия я адресую тем, кто познал или познает человеческую природу, а значит, готов серьезно разбираться в законах и принципах существования, а не просто реагировать, лишь углубляясь в безответственности в отношении себя. Человек должен освободить себя от трупного проживания еще в процессе жизни, чтобы познать то, что может следовать далее. И это вопрос культивации духа, поэтому он и выносится на рассмотрение широкого круга читателей. Данная тема поднята для всех тех, кто еще в состоянии задавать вопросы и искать на них неоднозначные ответы.

Самое худшее позади. Я есть часть срединного пространства. Хотя прошло не более недели, как я в Китае. Внешне мой вид сливался с тем серо-зеленым цветом, что представлял собой Китай, еще не отошедший от правления Мао Цзэдуна. Однако аромат, исходящий из меня, сейчас напомнил бы мне, скорее, акцию неких антиглобалистов против всяких там Гуччи или Армани. В общем, «Живанши от ЧОМа». После изнурительной поездки в общем вагоне и жары хотелось чего-то свежего, и я направился на поиски отеля. Побродив по вокзальной площади, я наткнулся на зашарпанный отельчик и загрузился внутрь. Я сразу же пошел искать туалет, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Пройдя через небольшой узкий коридор, я попал в холл. Фонтан! В нем бил фонтан! Я протер глаза руками. Мистика! Бросив свой небольшой скарб на пол, я

облокотился на стенку, обрамляющую, так сказать, этот фонтан-бассейн, и моя голова погрузилась в него. В момент опускания из рубашки, из нагрудного кармана, прямо в бассейн выпал фотоаппарат. Я резко отдернулся назад, но было поздно. Вся моя фотосессия ушла, в один момент став юрским периодом.

Я резко запустил руки в воду в глухой надежде, что быстро поднятое

не есть упавшее. Мне понадобилось секунд десять, чтобы намокнуть по пояс, но достать свою «мыльницу». Быстро обтерев ее о штаны, я начал щелкать затворами. Она не собиралась отвечать мне любезностью, поэтому я снова запустил ее в фонтан. Ну, собственно, я сюда не фотографироваться пришел, и с личной историей на тот момент у меня была серьезная борьба, так что одной суетой стало меньше. Итак, что мы имеем? Грязного, немытого меня! А что мы не имеем? Фотоаппарат. Я сидел на краю фонтана, и вокруг меня уже образовалась лужа. Я резко встал и, чтобы не создавать себе дополнительных помех, быстро пошел на выход из гостиницы. Было около шести часов утра. На улицу я вышел так же беспрепятственно, как и вошел, хотя и не сухим. Было очень душно. Я решил двинуться по прямой, которая, судя по

карте, должна была вывести меня к реке Сунхуа (Songhua), к Белой реке. Я определил для себя, что там я искупаюсь и одновременно постираюсь. По дороге купив замороженную воду и наслаждаясь этим столь необходимым для меня «леденцом», я пытался обдумать дальнейшие действия. Однако желание как можно скорее залезть в эту речку, речушечку, вышибало все из моей головы.

Я ускорил шаг и вскоре увидел гибко извивающиеся линии реки.

Хоть еще не было и семи утра, у реки уже стояли люди. Просто толпы китайцев! При приближении передо мной все больше и больше раскрывалась яркая панорама. Все менялось очень быстро. Перед водой, на воде и, возможно, под водой все места были заняты. Резкий гудок заставил меня повернуть голову чуть влево, и белый пароход, из

которого изо всех щелей торчали руки, ноги и головы, подобно дракону, дополнил картину моего восприятия. Да, прибежища мне было не найти в этой утренней массе! Поэтому, распростившись с идиллической мыслью, что я буду в этой очереди первым, я ускорил шаг и, как необъезженный мерин, попер по кратчайшему пути к воде. Не доходя пятнадцати метров до воды, я сбросил свой рюкзак, предварительно переложив в него паспорт и какие- то гроши, и ринулся в воду.

Заприметив небольшую, так сказать, пустоту в реке, я двинулся туда. Но едва сделав шаг в воду, я встал как вкопанный. Предо мною валялась огромная свинья! Это знак? Я автоматически оглянулся на свой рюкзак. Потом снова посмотрел на свинью и опять на рюкзак. Я не помню, сколько раз я это сделал, но могу сказать одно: вопросы были! И их было много. Почему она здесь лежит, почему китайцам нет до нее дела, почему, наконец, они ее не съели?

Я посмотрел на сидящих вокруг сыновей Поднебесной: сытые, что

ли? «Что же ты, зараза, пачкаешь Белую речку?» – вопросил я у покоившейся с миром хрюни. Не отвечает! Ты посмотри! И только тут я обратил внимание на саму воду. Ничего себе Белая! Это был какой-то суп со свининой. И как дальше быть? Беспокойство обрушилось на меня, как яблоко на голову Ньютона. «Враг не пройдет, победа будет за нами, мы за ценой не постоим, береги честь смолоду…» – эти слова, словно защитные мантры, лезли в мою голову. Слава богу, что меня, как Красную Армию, всю жизнь гнули и при этом учили не сдаваться. Как говорится, «нас е**т, а мы крепчаем». Не выйдя из одного состояния помутнения, в которое я попал после мучительного переезда Манчжурия-Харбин, я попал в другое.

* * *

В общем, сало в шоколаде, а вернее, блин в карамели. Но, как бы то ни было, Хрю, нам эта встреча была уготована, и ни ты, ни я не можем от нее отказаться. Интересно, что лучше: жить как свинья или помереть как свинья? Как говорится, был бы выбор, а уж избиратели найдутся… Я стал рассматривать тушу, которую медленно обтекали волны Белой реки. Мне почему-то перестало быть противно, к тому же по отношению к другим я находился в первом партере. На заднем плане, все еще являя собой сцену, маячил пароход. С трубами, дымом … Я поднял голову и уже с умилением посмотрел на это чудо древности, откуда мне все махали руками и приветствовали. По крайней мере, мне так стало казаться.

Я сделал два-три шага назад, уселся на грязно-песочную основу

(другого эпитета здесь просто не подобрать) и продолжил смотреть на свинью. Я смотрел на нее, пытаясь найти хоть какое-то объяснение

случившемуся. Нет, это была не свинья, это была вся моя жизнь, состоящая из свинских поступков, свинских мыслей, свинских движений! Меня начала трясти дрожь: предо мною был я сам. Тот самый я, которого я сейчас умертвляю. Вернее, сначала надо разобраться со своим свинским «Я», а затем можно и с бараньим, и козлиным, и т. д. Собственно, внешне я сейчас также напоминал свинью, которая забралась в поисках некой истины в Китай. Хм! Первое, что я приобрел, так это стал свиньей. Интересно, как меня вымазало! Все-таки что бы ты ни делал, а так запросто от свинского не отмыться. Оно, как жир, въедается в мозги, кожу, в дух человека, и затем мы придумываем себе какие-то идеи, слова, радости, а сами все в свином жире. И самое опасное, что мозги тоже оказываются в этом свином жире. Поэтому-то человечество и любит так копаться во всякой грязи, ища интересы в помойной яме. То, о чем я сейчас думал, было хоть и понятно мне, но выглядело откровением. Ведь мало того, что мы совершаем свинские поступки, так мы еще навязываем себе и окружающим свинские радости! То есть радости эпизодические, непонятно откуда пришедшие и непонятно к чему приводящие. Мы по-свински питаемся, по-свински выстраиваем отношения друг с другом, мы по-свински рожаем и воспитываем детей… Следовательно, и пространство строится под свинское развитие. И это огромное стадо поросят все больше и больше вытесняет человека из среды его обитания. Даже понятие человека уже рассматривается по-свински. Он давно уже стал набором костей, которые радуются свинским эмоциям и называют их жизнью, радостями, любовью… В глазах людей уже нет ничего разумного. Чем отличается модель, мыкающаяся по дорогим бутикам, от тех, кто лазает по помойке в попытке найти что-нибудь съедобное? Да ничем! Оба ковыряются, будучи одержимы желанием что-то найти! Но и это, собственно, не проблема: каждый вправе совать свое свинское состояние куда хочет. Но когда каждый сует свой свинский нос друг к другу, это уже становится привычной коммуникационной системой. В результате нам прописали свинские правила, так как их создают все те же свиньи. Так, подожди, – стал я успокаивать себя. – Главное – не зарываться! Что же я делаю? Я ведь тоже сую свой нос куда-то! Так сказать, выражаю свинскую позицию. Надо бы с собой, свинским, сначала разобраться. Я опять уставился на свинью, лежащую в Белой речке. Но теперь я смотрел на нее как на двойника. Солнце начинало припекать. Я встал, отошел к рюкзаку и опять сел, уставившись на свинью. Сейчас нас отделяло метров десять. Да, но проблема же в том, что я пустился на поиск истины, а сам еще собой представляю чмо! Какую же истину может чмо найти? Мне становилось все беспокойнее. Получается, что я

вышел из дома с желанием найти истину, не понимая, что эта истина из

себя являет. Даже если такой поиск и можно было назвать целью, то, как

и любая другая цель, она была свинской.

* * *

Не понимая задачи, не будучи готов к постижению, я кинул себя наудачу, как бы сняв с себя ответственность. Ну, типа, раз пошел блуждать, разве этого недостаточно? Выходит, что я хитрым образом одну свинскую модель заменил на другую. Как можно в чем-то разобраться, когда ни мозги, ни тело, ни энергия не готовы? Я просто загнал себя в стресс, так как другого пути не нашел! Просто приблизил себя к себе. Ага! Значит пока я в стрессе, я могу обмануть свою свинскую натуру! Ну и ладно, и на том спасибо. Но все-таки, чего я хочу-то? Я опять вопрошающе уставился на свинтуса. А ведь как грамотно лежит, а! Мухи не мешают, люди не подходят, солнышко не жарит… В общем, свин, я по-доброму тебе завидую. По крайней мере, свою свинскую жизнь ты реализовал, а я вот еще продолжаю. Так что мне надо? Задачи, задачи… Пожалуй, я реально их еще не выявил! Единственное, что у меня есть, – это опыт участия в каком-то внутреннем строительстве. Но если нет задачи, то нет и вопросов, а если нет вопросов, то невозможно применить ответ, даже имея его. Так было уже не раз, когда я читал или слышал какие-то истины, которые вдохновляли меня. Они уходили так же, как и приходили, так как свинский мозг не привык что- то удерживать и уж тем более применять это по отношению к себе. Свинский мозг ковыряется вне себя, а в себе самом он не любит ковыряться. Вернее, не умеет. А как уметь, если учителя вокруг тоже со свинским умом? А наличие информации – это тот же мусор, который не удосуживает мозги трудиться. А если мозги не трудятся, то они свинские. То же самое и с телом. Нет, с телом еще хуже: мы его еще научились по- свински развивать и откармливать! И все же, чего я хочу? Как бы мне ни было грустно себе в этом признаться, я просто хочу уйти от свинского состояния. Однако я еще так

и не понял, как это сделать. Конечно, я мог бы говорить красивые фразы

о некоем духовном развитии, но это свинское духовное развитие. Я могу говорить о совершенствовании тела, но и здесь есть масса вопросов, хотя многое в понимании все же достигнуто. Я могу говорить об энергии, но как своими свинскими мозгами можно с ней что-то сделать, если частота мозгов ниже частоты базовых органов? Гонять по телу парашу и называть это энергией – это уже не мой удел. Может, для начала надо выбрать результат – валяться, аки сей свин, или же достичь что-то другого? А чего другого? Сверхсостояния? Сверхсознания? Бессмертия?

Получается, что пока я в свинском состоянии, я могу говорить и рассуждать на тему, которая не доступна мне по моему развитию, по моей физиологии? Хотя, конечно, вопрос «смерть» или «бессмертие» не есть желаемый или не желаемый вопрос. Это вопрос опыта, вопрос знаний. Здесь же надо сначала избавиться от свинских состояний и поступков. Перестать жрать как свинья. Перестать жрать эти отходы, которые выращиваются для нас, уже как для свиней, и т. д., и т. п. То есть это вопрос профессиональной способности разбираться в тех или иных делах. Он даже не спекулятивный. Спекулятивным он может быть, когда более понимающий говорит с менее понимающим. Когда же мы свое свиное рыло суем в вопросы, не предназначенные для свиней, то этого вопроса просто и быть не может. Даже если всех свиней посадить перед Фениксом, то после того, как он взлетит, свиньи останутся свиньями, так как для познания природы Феникса надо для начала стать хотя бы курицей с куриными мозгами. В общем, тупик… Точно! Надо мозги загнать в угол, в тупик! Не давать им вывернуться, тогда можно начинать. О! Я плюхнулся на то, что было под моей спиной (назовем это песком), заложил руки за голову и закрыл глаза. Солнце уже изрядно припекало, но я не обращал на него внимания. Я чувствовал себя хоть и свиньей, но все же загнанной в угол.

Пожалуй, только сейчас я задумался о природе смерти и бессмертия, лежа рядом со свиною тушей. Это был вопрос, который мне предстояло углубленно изучать последующие двадцать лет. И хотя мой предыдущий опыт работы с энергиями и внутренними практиками подспудно как бы готовил меня к этому, но мой возраст еще не давал возможности дать реальное определение этому вопросу. Просто невозможно думать о смерти или воспринимать ее, когда тело наполняется энергией и двигает тебя куда-то, даже если ты этого не хочешь. Сегодня, когда на протяжении более тридцати лет я, так сказать, изучаю этот вопрос, мне есть что сказать. И здесь я оставляю себя на берегу свиной жизни и хочу, собственно, поделиться своими размышлениями на тему бессмертия. Вторая книжка «Отшельник» определилась задачами момента. И если бы я не попал на остров Пэнлай, где и живут эти бессмертные, а вернее, если бы я не понял, как туда попадают, то, наверное, и не стоило бы заводить речь на эту тему. Я не раз общался с бессмертными, пережил различные встречи с ними, но появление на данном острове – это было нечто совсем иное. И так как волей обстоятельств у меня всего два дня, чтобы я мог рассказать Вам о принципах бессмертия, книжка получится ограничена тем ресурсом, который я имею. Но все по порядку. Человечество за время своего существования прошло через несколько этапов в своем отношении как к бессмертию, так и к смерти.

Первый этап можно назвать бессознательным,

когда человеческий мозг был не в состоянии определять, что такое смерть и даже что такое старость. Это было некое животное созерцательное начало, либо сверхсозерцательное. Поэтому для сознания человека той формации мыслей о смерти и старости, как таковых, просто не могло быть. Жизнь была пространственной функцией. Когда и как это происходило, сказать тоже нельзя, так как люди жили не по законам времени, а по законам пространства. Пространство же воспринималось многомерным из-за более разряженного состояния космоса, в результате чего одно пространство могло зримо сосуществовать рядом с другим. Это был период, когда Земля находилась в процессе кристаллизации, а значит, могли существовать две или даже три модели человекоподобных существ. Одни были неразумными (о них уже сказано выше), другие опирались на сверхсознание, позволяющее им удерживать структуру того пространства, в котором они находились. Интересна третья группа

людей, которая существовала между этими двумя. Данная группа должна была быть создана путем взаимодействия сверхразумной и неразумной группы. Ввиду того, что мы находимся в трехмерном пространстве, существует три тока развития энергии. Самый простой – он же и временный. Сверхсложный – его я и определил как сверхсознательный, а вот третий – это тип, способный генерировать энергию как первых, так и вторых существ. Именно это генерирование и определило процесс получения первого человека из кристалла. Если сверхсознательные существа, то есть атланты, получались из энергетических структур (прообразов кристаллов, только состоящих из более тонких энергий), то для несознательных и сознательных, то есть животных и людей, требовалась более плотная субстанция, которая вначале и была выработана из кристаллов. А те, в свою очередь, получились за счет материализации энергетических структур. Таким образом, кристаллы и создали первых людей, как, впрочем, и всех других сущностей и тварей, разница была только в структуре и плотности кристаллических образований – от жидких до твердых. И когда сегодня мы задаемся вопросом «куда мы уходим, зачем и уходим ли куда-то вообще», мы при этом получаем не менее интересный вопрос, связанный с процессом прихода сюда, в наше существование. И этот процесс нисколько не изменился с момента создания тех первичных форм, только сама кристаллизация определяется уже пространством, в котором мы живем, то есть плотностью. И на острове Пэнлай я как раз и наблюдал процесс, так сказать, получения человека из кристалла, когда создается кристаллическая структура, затем из нее делается семя, а из семени – человек. Ясно, что в нашем пространстве одно не может существовать без другого. В этом и заключается один из основных вопросов для тех, кто хочет познать значение энергетической сути. Еще со времен атлантов высшим существам нужны были низшие параллельные формы существ, как и низшим существам были необходимы продвинутые гипербореи. Значит, каких-то частот не хватало и этим сверхсуществам для генерирования своей собственной энергии и энергии созидания, которая сформировала в дальнейшем человека. Здесь же кроется и ответ на вопрос о том, зачем высшим сознаниям и существам взаимодействовать с Землей сейчас. В любом случае, то время можно считать временем сверхорганизованных существ, которых также можно называть людьми, так как у них наличествовали системы тела, способные создавать кристаллические связи, схожие с людскими. Единственная разница состояла в частоте их энергий, но структура их была, несомненно,

совершенней людской. Также это время можно назвать временем кристаллов, делающих людей. Это был некий период Вселенской Лаборатории. Однако наблюдая, как на острове Пэнлай и сейчас делается человек, можно сделать вывод, что ничего не изменилось: мы есть геометрическая модель, полученная из геометрической формы. Разница лишь в параметрах. Именно взаимодействие, видимое в трех мирах, и является ключом к разгадке формы нашего существования. Поэтому время, которое мы связываем с Атлантидой или Гипербореей, – это время формирования кристалло-биологических групп, если можно так сказать. Назовем этот период «периодом Атлантиды», временем, когда плотность Земли позволяла параллельно существовать двум и более мирам. Но для нашей геометрической природы их не могло быть более трех, так как мы есть условие развития энергии в трехмерном пространстве, к которому относится и человек как фактор. Однако те, которые находились в пространстве Атлантиды, не пользовались временем. Следовательно, такое явление, как смерть, для них тоже не могло существовать, так как смерть есть временное понятие. То есть те, кто опирался на энергетические структуры пространства, зависели от них и могли лишь ухудшать или улучшать свою структуру, но никак не освобождаться от нее. Впоследствии существа, полученные из кристаллов, в том числе и неразумные, должны были стремиться попасть обратно в них. Было в высшей степени естественно вернуться туда, откуда пришел. В общем, во времени три структурные группы как бы определились по отношению друг к другу. Все это происходило благодаря более совершенным структурам и связям между ними, которые образовали планеты, расположенные вокруг Земли. Вернее, все они являют собой цельную спираль, в которой свое место занимает и Земля. Сверхсознательные существа, по сути, возникли за счет влияния этих планет, которые наделили пространство будущей Земли своими мини-структурами. Так что есть ли жизнь на Марсе, это не вопрос, она, конечно же, есть. Только находится она в тех частотах, которые обычный человек не видит. Зачем эти структуры наделили жизнью еще одну планету, тоже понятно: им также нужно развиваться и совершенствоваться. В результате была создана лаборатория новых энергий, которые и вырабатывает пространство Земли. Следовательно, все, что могли делать по отношению к себе атланты, – это совершенствовать свою структуру, чтобы не допустить процесса ее разрушения. Здесь, правда, появляется еще один важный вопрос, связанный с переживаниями, которые отличают нас, людей, от всех пространственных групп. Переживания являются тем, чем руководствуется человечество на протяжении всего своего сознательного

существования, и это то, что отличает человека от человека Атлантиды и от неразумного человека. Получается, переживание – это определенный вид эссенции, необходимой не только для самого человека, но и для всей космической модели в целом. Конечно, это вовсе не означает, что у атлантов не могло быть схожих процессов. Но все же переживания, которые получали атланты, не могли осознаваться в полной мере ими самими же. Осознание – это высшее проявление человеческого мозга. Сверхсознание в своей частоте лежит выше переживаний, связанных с деятельностью человеческого мозга, причем усилие Земли и давление магнитного поля не требовали от атлантов дополнительных усилий до того момента, пока Земля не стала, так скажем, уплотняться и огрубляться. Этот период становления также сложно ставить в какие-то временные рамки, так как все еще было в ведении пространства, которое зависело от ритма. Таким образом, мы получаем некое усилие, соотносящееся с условиями существования и развития Земли, где переживания питают и Землю, и всю макрокосмическую модель. Но самое важное, что они позволяют улучшать или ухудшать структуру, которая образовала самого человека, а значит, мы получаем обратную связь человека со структурой, которая продолжает его образовывать. Единственное, что нужно понять, – это то, что переживание есть осознанный процесс, и важно не путать его с эмоциями и даже чувствами. Однако перейдем к следующему периоду.

*

*

*

Следующий период – античный, когда плотность Земли увеличилась, и миры перестали видеть друг друга. Тем не менее, люди этого периода еще ориентировались на пространство. Это период, когда формируется календарь и происходит переход к тотальной зависимости от времени. Хотя надо сказать, что не все культуры переходили на временную зависимость. Например, у тех же майя был пространственный календарь. Собственно, с этого периода мир начинает жить по законам временных изменений. Что, собственно, логично, так как сама Земля изменяет свое отношение к пространству и занимает самостоятельную нишу. До этого она была просто частью другого пространства, находясь как бы на перекрестке измерений. В результате Земля получила свою ось, а значит, вращение и начала жить по отношению к гораздо раньше определившимся планетам. Из статичной она стала динамичной. До этого наша планета не вращалась и была как бы плоской (частью спирали), поэтому понятно, из-за чего многие первичные культуры считали Землю плоской.

Этот же период называется

«периодом потопа»,

когда и произошло формирование людей как класса (откуда, собственно, мы как люди и пошли). До этого момента мы не можем рассматривать людей как людей. Они выкристаллизовывались из Вселенной, которая была (и, собственно, остается) большой центрифугой. То есть люди прошли путь от скрещивания энергетических структур во Вселенной до самопорождения. Это сложно понять, тем более сложно в это поверить, но это реальность, которая – by the way – дошла до нас в различных знаниях. До античного периода люди получались как бы из кристаллов, которые под давлением выделяли саморазвивающуюся жидкость, которую мы назвали бы «сперматозоидом» и «яйцеклеткой». И первые сперматозоид

и яйцеклетка получились за счет «выжимки» из кристалла, но только в

одном флаконе. Можно сказать, что энергетическая структура уже была маткой, которая формировала некую суть. Это стало возможно благодаря усилию, получаемому от вращения самого кристалла и посредством сжатия Земли. Так называемые «Адам»

и «Ева» изначально есть выжимки из кристалла (энергетической

структуры макрокосмоса). Этим, кстати, впоследствии и начнут заниматься различные алхимики, пытающиеся воссоздать процесс трансмутации. Конечно, данный процесс мог происходить на тех участках Земли, где планета набрала определенные электромагнитные характеристики, которые позволили прижиться первым человекоподобным существам. До античного периода получались лишь различные монстры, особи и твари, посему тот период мы и не рассматриваем как человеческий. На самой Земле образование подобных людей могло происходить в зоне влияния пяти планет, то есть в тех местах, где в будущем должны были появиться пять этносов. Сегодня эти места определить крайне сложно, так как позже Земля еще больше сжалась и перекрутилась. Но две базовые точки не могли уйти в никуда: это область культуры Тиауанако в Боливии и Тибетское плато. Первое место сформировало этносы с группой энергетических структур в виде кристаллов Сатурна, второе – в виде кристаллов Юпитера. Третья точка расположена там, где высадился Ной, она образована группой Меркурия. Сегодня это условная точка, так как она сильно сместилась, и в своем сместившемся виде она находится в наши дни где- то в районе горы Арарат. Однако она не представляет собой особой

энергетической важности, так как не соответствует своему первоначальному положению. Места возникновения этносов, сформированных группой Марса и Венеры, исчезли. Они лишь вспыхивают в тех или иных местах, что и порождает постоянный хаос на Земле. Так что факт появления как потопа, так и Ноя связан со структурной группой Меркурия. И здесь для нас интересен сам факт существования Ноя. Это был один из перворожденных от кристаллической формы людей. Если Адама и Евы попросту не было, это были некие вытяжки, то Ной и подобные персонажи реально существовали. Таким же человеком был, к примеру, Виракоча в Боливии, который жил, по разным данным, от 700 до 2500 лет. Tаким был и Заратустра. Как бы то ни было, эти люди обладали достаточным уровнем сверхсознания для того, чтобы пока еще быть способными воспринимать пространство более объемно и поддерживать связь с другими мирами. Но они не имели сознания, поэтому не могли обучать других. В этом же заключалась и проблема Иисуса Христа, который, находясь на сверхсознательном уровне, мог лишь демонстрировать, но практически не мог обучать. Тем не менее, именно в античный период люди начали формировать сознание, хотя пока еще они взаимодействовали с Землей как с временным пристанищем, где они должны были улучшить себя и уйти в иной, по нашим понятиям, совершенный мир. Что, собственно, и предопределило поведение людей этого периода –

периода размножения и поиска мест, позволявших перейти в более совершенное пространство.

Более совершенным считалось пространство, где структура человека не могла разрушаться, а могла только совершенствоваться. Это был уникальный период миграции народов, которые бродили в поисках совершенных пространств. И если они их находили, то там и создавались великие культуры, каковыми были, например, этрусская, кельтская, фракийская и т. д. Впрочем, к античному периоду количество структур возросло с пяти (как во времена Атлантиды) до тринадцати, поскольку изменился ритм существования структур, и они получили размножение, то есть сезонность. И теперь для того, чтобы из тринадцати перейти снова в пять, требовалась переструктуризация. В этот момент начало формироваться время сознательного усилия. Сознание было еще слабо,

но его уже необходимо было сжимать. А для этого требовалось все то же сознание. Надо отметить, что некоторые цивилизации кардинально подошли к решению этого вопроса и стали просто сдавливать черепа, что мы наблюдаем, например, у сапотеков и египтян. Стало необходимо развивать и контролировать ось и пропорцию тела для улучшения циркуляции энергии, чтобы усовершенствовать или переделать структуру. Таким образом, человечество столкнулось с новыми формами структур – восемью структурами, которые определялись осями того пространства, в котором находился человек. И мир получил еще восемь видов структур, помимо двенадцати и пяти видов.

Двенадцать структур – это условие взаимодействия Земли с
Двенадцать структур – это условие взаимодействия
Земли с макрокосмосом, которое наделяет человека
внутренним механизмом существования в зависимости
от угла момента рождения.
Восемь структур – это способность сознания
использовать энергию, которая образуется на Земле, и
формировать структуры, улучшающие базовые и даже
пространственные.
Пять структур – это число кристаллических форм,
необходимых для поддержания трехмерного
пространства.

Хотя восемь форм еще предстояло освоить, именно эта модель и легла в основу первой пропорциональной системы знаний И-Цзин, став основой даосских знаний. Именно даосы первыми зафиксировали эти знания в их материальном проявлении. Все же остальные культуры удерживали их в сознании, поэтому многие знания ушли вместе с ними, нам же остались лишь фрагменты. Некоторые, как те же майя, пытались продолжать удерживаться за пятеричные структуры, по сути, не признавая Землю как таковую и считая ее лишь условием этих пяти структур. Однако именно восемь воссоздаваемых структур, не являющихся статичными по отношению к двенадцати (ведь в покое рассматривается двенадцать структур, в движении – тринадцать) и пяти, и стали основой познания бессмертия как науки, о чем мы поговорим позже.

Собственно, формирование и понимание структур и начало создавать то, чему люди стали поклоняться. Здесь мы говорим о

божественном пантеоне. Однако поскольку сознания и анализа у людей еще не было, мы получили путаницу, которую, впрочем, греки попытались исправить со своими Олимпийскими богами, но в истории развития человечества это приобрело иную, не относящуюся к делу интерпретацию. К тому же здесь они опирались на двенадцать временных структур, что не являлось достаточным.

И все же сонм богов есть преддверие к поиску пути

совершенствования. Бог – это сила, которая могла выразиться той или иной структурой, и каждый бог – это определенное замкнутое пространство. По крайней мере, так это понималось изначально.

Следующий период

(по усилию, но не по времени)

это период развития,

когда люди бросились развивать свою структуру, доводя ее до такого

состояния, где они могли изменить свою частоту, так как в структурах, полученных при рождении, они разрушались.

И это понятно, так как эти структуры уже были временными.

Именно в этот момент начинает развиваться знание о восьми промежуточных структурах, о чем уже было сказано выше. С развитием сознания появившееся состояние смерти стало понимаемым, попутно люди стали понимать, что не все могут уйти, а мест для таких переходов оставалось все меньше в связи с изменением скорости вращения Земли и ее плотности.

Этот период мы можем также назвать

периодом поиска бессмертия,

поскольку от того, каких возможностей могли добиться люди, зависел их, так сказать, удел. Однако указав на бессмертие, мы получаем смерть. Две эти концепции могли возникнуть только одновременно, и это важно понять сегодня, когда человечество пользуется лишь одной концепцией – понятием смертности человека. Для людей прошлого вопрос, зачем они хотят обретения бессмертия, просто не мог стоять, так как это был естественный процесс движения. Например, когда человек едет по дороге, ему же не приходит в голову давить на тормоза, чтобы останавливать движение! Вот так и концепция жизни для наших предков

определялась движением. Если хотите, движение было высшим переживанием состояния человека. А какой бессмертный не любит быстрой езды? Физически люди понимали жизнь как движение. На то были причины, на то была энергия, которая двигала не только тело, но и сознание людей. В общем, концепция бессмертия, зародившись в античные времена, начала изучаться и совершенствоваться уже в пост- античную эпоху. Но это был период, когда люди стали отмерять и фиксировать отрезки, когда они научились не только двигаться, но и останавливаться. Впоследствии мы также находим выражение этого знания в даосской теории двух диаграмм – в теории Фу Си, или теории покоя, и в теории Вэн Ваня, или теории движения. Следует сказать, что хотя люди и стали делиться на смертных и, так сказать, бессмертных, но у них все же оставались ориентиры в лице таких людей, как, например, Ной (950 лет), Мафусаил (970 лет), Заратустра (900 лет), Виракоча (1500 лет) и т. д. У китайцев вообще был целый набор бессмертных императоров, включая Юя, Желтого императора, многих других. Китайцы просто не определяли им время, так как понимали, что императоры были частью пространства. Вернее, принимали это. Одним эти даосы показывали путь к бессмертию, а для других становились просто долгожителями. И это одна из ошибок, которую допустило человечество в своем развитии, спутав две различные формы состояния. Первая форма была выкристаллизованной структурой, а вторая вела к разрушению структуры, если период жизни человека длился дольше, чем он сохранял способность генерировать энергию. Ориентация на временные принципы увела людей от сути вопроса.

*

*

*

Земле не хватало энергетической стабильности как во времена античности, так и в период раннего средневековья, и основные сформировавшиеся этносы пытались как бы сбежать с планеты и перейти в другое частотное поле, что отразилось в концепции постройки астральных городов. Это составляет суть следующего периода –

периода строительства астральных городов

(что по времени соотносится с античностью и периодом раннего средневековья). Этим занимались анасази, сапотеки, майя, кельты, чачапойас, малоазиатские народы, египтяне и т. д.

Надо сказать, что им это удалось, ибо люди перемещались в другие измерения целыми группами. И хотя сегодня те события кажутся многим необъяснимым фактом, речь в данном случае идет именно о способности людей целыми группами выстраивать матрицу перехода. На самом деле здесь нет ничего удивительного. До этого нечто подобное с людьми или их первыми суррогатами сделала природа, материализовав их. Формы, получив дополнительный ресурс от Земли, стали развиваться. При этом они развивались в первую очередь по отношению к человеку, а не по отношению к сверхсуществам. Однако именно человеческая форма впоследствии сама получила инструмент развития сверхсознания за счет сознательного усилия. Но для начала человеку необходимо было познать матрицу рождения. Этот вопрос важен, так как создавалась и материализовывалась модель человека для того, чтобы она, эта модель, затем сама могла воспроизводить, генерировать и преобразовывать энергию. То есть человек прошел период гермафродита, женщины и мужчины. И период жизни человека, так сказать, в физическом теле вообще не имел никакого для него значения, так как разные пространства диктовали разные условия. А вот если человек до 30 – 40 лет не создавал переходный механизм, то он, по сути, отключался и не мог жить дальше. Первые зафиксированные долгожители, возраст которых превышал 120 лет, стали доказательством достижения бессмертия в физическом теле, так как по ритму времени человек, не наделенный сверхсознательным усилием, не может жить более 120 лет. Но самое важное здесь то, что человек стал достигать бессмертия и оставаться на Земле, а не переходить в другое пространство и астральные миры. Здесь, правда, видится и то, что количество мест для перехода сократилось, и люди стали ориентироваться на места переходов из одной частоты в другую. Такими местами являются Шамбала, остров Пэнлай и др. При этом надо помнить, что параллельно с этим мир начал ориентироваться на смерть, и пришло время разных «спасателей», коими и стали религии. Люди начали переориентировать свое сознание с позиции бессмертия на позицию вечной жизни, то есть они стали хотеть бесконечного существования, при этом ничего не делая с собой. Благо еще помнились те, кто долго жил на Земле. И первым хотением стало желание жить именно здесь и подольше. В результате люди с одной стороны стали усиливать и развивать хотение (которое и остановило процесс развития человека, бросив его в создание благ вокруг себя), а с другой стороны начался период развития технологий и поиска эликсира, который активно продолжался до XV – XVII веков. Однако ввиду того, что руководство временем уже было тотальным, алхимики не смогли создать внешний эликсир, так как эликсир опирается только на пространство и зависит от внутреннего движения энергии в нем.

Период Гильгамеша, когда поиск бессмертия опирался на пространство, перешел во временный принцип, который в сознании людей заложили своим примером именно первые известные долгожители – Адам, Ной, Мафусаил и пр. Конечно, нельзя смотреть на все процессы линейно, ибо все они проходили волнами и имели свои результаты. Следует понять, что внешний эликсир может сделать лишь тот, кто понимает пространство. Это одна сторона вопроса, другая же заключается в том, что нужно понимать, для кого и для чего эликсир может быть предназначен. Но сам факт того, что началась трансмутация кристаллов (так сказать, добыча золота), следует признать благом для тех, кому был небезразличен процесс проживания на Земле. Почему золота? Золото имеет самопорождающую энергетическую структуру, что и символизирует процесс алхимии. В природе существует разное количество самопорождающих структур, но золото – самое совершенное для человека. Конечно, не обязательно имеется в виду непосредственно золото, под ним понимается сам процесс. В даосской традиции слово «киноварь» обозначает процесс трансмутации – объем существования энергии в трехмерном пространстве. Именно это потерял человек, и то, что пытаются воссоздать даосские знания, – это обретение возможности восстанавливать объем энергии, чтобы она не протекала по телу линейно. Только в объеме можно создать структуру, которая будет в состоянии абсорбировать энергию. Процесс абсорбции энергии также понимается как создание киновари. Это означает, что киноварь существует как

и как

объем

усилие.

Данная структура также позволяет абсорбировать энергию из пространства и передавать ее человеку. Это позволяет использовать, в том числе, и внешние ингредиенты. Таким образом, создание киновари в теле – внутренний процесс, при условии, конечно, если человек уже не родился с ней. Понятие об этом в Средневековье было достигнуто и в Европе, но существовала проблема как с состоянием самого человека, так и с технологиями, поэтому идея хотя и понималась, а возможности были ограничены. Впрочем, получение эликсира еще не гарантировало бегство от смерти. Все равно необходимы были механизмы усваивания

кристаллических вытяжек. К тому же человек начинал выступать как творец, и это не согласовывалось с христианской концепцией. Так европейские алхимики канули в небытие, следом за алхимиками арабскими. Правда, когда период средневековья сменился периодом технологий, люди получили теоретическую возможность создавать кристаллы и делать эликсиры. Но проблема самого человека при этом усугубилась: он стал еще дальше уходить от природного ритма существования. Даже имеющаяся в нем энергия не могла спокойно развиваться, что же говорить о приобретенной! Возникла удивительная ситуация, когда человечество готово прыгнуть дальше, но буксует из-за личностной необоснованности, когда тело не в состоянии использовать не только кристаллические выжимки, но даже энергетические эссенции и добавки. Каждый день наука доказывает способность человека к регенерации, но говорит о том, что данные механизмы в теле либо не работают, либо отсутствуют. Так мы с вами вкатываемся в период, который назовем

«периодом агрессоров»,

поскольку, не находя опоры в своем внутреннем мире, люди стали внедряться в пространство друг друга и, по сути, начали отнимать друг у друга жизни. С середины XIX века начинается период научно-технической революции, где уже машины стали отвоевывать пространство у человека. Человек стал зависим во всем, взамен получив взаимодействие с «электронным духом». Бывайте!