Вы находитесь на странице: 1из 20

УДК 550.34+551.

24

Захаров В.С.
МГУ им. М.В.Ломоносова, Геологический факультет

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОПОДОБИЯ СЕЙСМИЧНОСТИ И СЕТЕЙ


АКТИВНЫХ РАЗЛОМОВ ЕВРАЗИИ.

В работе проводится исследование возможной связи фрактальных


размерностей сети активных разломов, прост ранственного распределения
эпицентров землетрясений и параметра b в законе повторяемости землетрясений
Гутенберга-Рихтера. Получены количественные характеристики самоподобия
сейсмического процесса и сети активных разломов сейсмически активных районов
Евразии. Это самоподобие проявляется в диапазоне 2 3 порядков
пространственных масштабов и по магнитуде. Полученные оценки фрактальной
размерности сети разломов Df и эпицентрального поля De близки для всех
анализируемых районов. Установлено, что в среднем для исследуемых районов
коэффициент, связывающий величины D и b несколько больше теоретического
значения 2 и варьируется в диапазоне 1.9 2.4.

Введение
Геофизическая среда, в которой протекает сейсмический процесс, сильно
неоднородна. Эта неоднородность проявляе тся как в геолого-геоморфологических
характеристиках (геологические разломы, мощности основных верхних оболочек Земли,
типы складчатости, виды эндогенных режимов, рельеф, морфоструктуры и т.д.), так и в
различных геофизических полях (гравитационном, магнитном, тепловом,
гидрогеологических характеристик, аномалий сейсмических скоростей и т.д.), а также в
вещественно-структурных характеристик ах среды. Имеются многочисленные
свидетельства об иерархическом самоподобном строении этих полей и неоднородностей
[Садовский, Писаренко,1991].
Самым тесным образом со структурой неоднородной среды связан сейсмический
процесс, который проявляет характерные свойства иерархической самоподобной системы
в распределении землетрясений по пространству, по времени и по энергии. Самоподобные
(фрактальные) свойства как сейсмического процесса, так и среды, в которой он протекает,
выражаются в значениях фрактальной размерности и параметра b в законе Гутенберга-
Рихтера. Возможный характер теоретической связи между этими величинами представлен
2
в [Касахара, 1985, Turcotte, 1997]. Опубликовано довольно большое количество работ
[Volant, Grasso, 1994, Oncel et al, 1995, Oncel et al, 1996, Oncel et al, 2001, Nanjo, Nagahama,
2000, 2004, Caneva, Smirnov, 2004], в которых проводится практическое исследование этих
соотношений для различных регионов мира. Данная работа направлена на исследование
Евразии.
Целью данной работы является исследование связи фрактальн ых размерностей
сети активных разломов различных регионов Евразии , пространственного рас пределения
эпицентров землетрясений и параметра b в законе повторяемости землетрясений
Гутенберга-Рихтера.

Дискретность и самоподобие блоковой делимости Земли


Вывод о самоподобной иерархии блоковой делимости Земли был сделан в ряде
работ [Садовский, Писаренко,1991, Turcotte, 1997, Горяинов, Иванюк, 2001, Bonnet et al.,
2001]. Такая тектоническая делимость литосферы связана с проявлением неограниченной
когерентности (иначе – дальнего порядка) в структурной организации тектоносферы.
Делимость горных пород обл адает способностью образовывать иерархическую
последовательность, приближенно описываемую геометрической прогрессией с
показателем 2 ÷ 5 (в среднем составляет 3.5±0.9) [Садовский, Писаренко,1991]. Делимость
практически не зависит ни физико -химических свойств породы, ни от способа
образования: природного или вызванного подземными взрывами. Это свойство Садовский
связывал с автомодельностью процессов образования вещества литосферы.
Установленная закономерность ставит под сомнение общепринятые версии пассивног о
трещинообразования и, наоборот, выдвигает на первый план элементы дальнего порядка в
структурах тектоносферы. С последним понятием тесно связан эффект структурного
гомеостазиса – явления, в ходе которого активная согласованная динамика элементов на
микроуровне обеспечивает устойчивость структуры (возможно, динамическую) на
макроуровне.
Таким образом, согласно современным представлениям, литосфера - глубоко
иерархическая (многоуровневая), самоподобная, грубо дискретная среда. Для её
исследования в последне е время активно применяются новые подходы , которые
разработаны в синергетике, теории динамических систем и теори и фракталов.

Теория фракталов
Теория фракталов – активно развивающаяся область знаний, обладающая
мощными инструментами описания сложных самоподобных объектов и процессов
3
[Мандельброт, 2002, Федер, 1991, Шредер, 2001]. Появление этого подхода дает новое
приближение для описания сложных объектов на языке математики, позволяет ввести
количественные характеристики для самоподобия, представление о котором на
качественном уровне давно вошло в разные области знания, в том числе и в науки о
Земле.
Фракталы – объекты, которые обладают масштабной инвариантностью , или
скейлингом, когда каждый элемент несет информацию о целом. Важное место в теории
фракталов занимает понятие фрактальной размерности D , которая является показателем
в степенном законе вида

N ~ r-D , (1)
где r - масштаб рассмотрения, N – количество элементов.
Для практического вычисления D часто используют метод подсчета клеток [ Федер,
1991, Мандельброт, 2002] , при этом размерность носит название клеточной (box
dimension). При этом исследуемый объект покрывается клетками (в трехмерном случае –
кубиками) со стороной, равной r, причём при каждом акте покрытия r изменяется, и
подсчитывается число необходимых для этого клеток N, при различных значениях r. Если
удаётся выделить область скейлинга, т.е. диапазон значений r, для которого зависимость
имеет вид (1), то оценку фрактальной размерности D можно получить по формуле:
ln ( N ) .
D   lim (2)
r0 ln ( r )
Отметим, что часто применяются также другие виды размерности, соответствующие
различным алгоритмам вычисления: корреляционная размерность, массовая размерность и
др.
Фрактальная размерность показывает меру самоподобия рассматриваемой
иерархической совокупности и степень сложности структуры. Мера подобия оценивается
диапазоном масштабов, в котором выполняется однородный степенной закон , а
относительная степень сложности определяется абсолютным значением фрактальной
размерности. Фрактальная размерность дает количественную меру сопоставления
объектов или процессов, как правило, имеющих неодинаковое время формирования и /или
характеризующихся различными физическими величинами.
Фрактальная геометрия занимается изучением свойств, выражаемых степенн ыми
законами, что делает её мощным средством для анализа огромного количества
геологических процессов, описываемых также степенными законами. [Горяинов, Иванюк,
2001, Лукк и др., 1996, Turcotte, 1997].
4
Самоподобие разломной сети
Среди многообразных тектон ических структур разломы и трещиноватость
наиболее просто выразить комплексом количественных параметров и использовать
компьютерную технику для их математической обработки и численного моделирования.
Именно поэтому внедрение математических методов в геотек тонику наиболее интенсивно
и успешно происходит в ее крупном разделе - разломной тектонике [Шерман, 1998].
При изучении разломной тектоники давно уже используется четкое определение
параметров разломов, под которыми понимается численное выражение их простирания,
падения, длины, глубины проникновения, амплитуды и направления смещения, ширины
области влияния, густоты систем трещин, определяющих внутреннее строение разломов,
и др. Однако этих параметров оказывается недостаточно как для описания всей сложности
структур, с которыми имеет дела разломная тектоника, так и при сопоставлении с
результатами, полученными в других отраслях геолого-геофизических знаний. Например,
до сих пор нередко при описании трещинных структур применяются качественные
определения "сложная структура", структуры типа "конского хвоста", и другие. Не
удается избежать и затруднений, связанных с различной размерностью сопоставляемых
величин, а также проследить изменения во времени и пространстве характеристики связей
между анализируемыми стр уктурами. Так, достаточно легко установить
пространственную связь эпицентров некоторых землетрясений с отдельными разломами,
но для сравнения сети разломов региона с его эпицентральным полем землетрясений
нужны другие методы. Применение подходов фрактальной геометрии в разломной
тектонике существенно увеличит возможности применяемых в ней численных методов
[Turcotte, 1997, Шерман, Гладков, 1997, Шерман, 1998, Борняков, 1999, Горяинов,
Иванюк, 2001].
Появление планетарной или локальных регматических (линеам ентных) сетей
большинство исследователей связывает с напряжениями либо ротационной природы, либо
с локальным перераспределением напряжений при тектонических движениях – иначе
говоря, предполагает пассивный отклик на внешние воздействия [Хаин, 2003]. Часто их
привязывают к двум, четырем (реже к шести и более) сериям систематических
направлений относительно меридианов и параллелей». Однако реальная разломная сеть
далека от подобного совершенства. Обычно это разнопорядковая система делимости с
хаотической или слабо выраженной анизотропной организацией (рисунок 1).
5

Рисунок 1. Пример самоподобия и хаотической структуры системы разломов. Числами


показаны характерные масштабы L, по [Bour et al., 2002].

Для адекватного описания такой структуры нужен соответствующ ий аппарат. На


рисунке 2 представлено пример определения фрактальной размерности разломной сети,
представленной на рисунке 1, по [Bour et al., 2002]. Точки, полученные на различных
масштабах рассмотрения, ложатся на одну общую прямую, соответствующую
однородному степенному закону с показателем D = 1.8. Это означает, что процесс
разрушения идет одинаковым образом и не зависит от размеров объекта .
Оценки фрактальной размерности разномасштабной регматической сети ,
полученные в различных работах [Turcotte, 1997, Горяинов, Иванюк, 2001, Bonnet et a.l,
2001, Wilson, 2001, Bour et al., 2002] , указывают на их фрактальное строение в широком
интервале масштабов с размерностью D = 1.1÷1.9. Эти оценки количественно
подтверждают вывод о самоподобной иерархии блоковой дел имости Земли, который
сделан М.А. Садовским [Садовский, Писаренко,1991].
Структура тектоносферы, таким образом, обусловлена «необходимостью»
эффективно диссипировать непрерывно поступающую эндогенную энергию. На это,
помимо упомянутых доводов, указывает фр актальный характер распределения гипо - и
эпицентров землетрясений, сопостававимый в основных чертах с характером структур
делимости [Горяинов, Иванюк, 2001].
6
а б

Рисунок 2. Вычисление фрактальной размерности клеточным методом. (а) Покрытие


разломной сети клетками размером r. (б) Вычисление размерности разломной сети,
представленной на рисунке 1. По горизонтальной оси отложен размер клеток,
нормализованный на характерный масштаб L, по [Bour et al., 2002]. Точки, полученные
на различных масштабах рассмот рения, ложатся на прямую, соответствующую
однородному степенному закону с показателем D = 1.8.

Самоподобие сейсмического режима


Сейсмический режим [Касахара, 1985] — совокупность землетрясений, которые
рассматриваются как точки в координатах пространство-время, снабженные параметром
энергии. Сейсмический режим представляет собой яркий пример самоподобного процесса
По современным представлениям с ейсмический процесс является следствием
деформации горной породы под действием тектонических сил . Поскольку сейсмический
процесс протекает в дискретной, иерархически самоподобной среде, то он также несет
черты иерархичности, дискретности и автомодельности [ Садовский, Писаренко,1991].
Крупные отдельности в системе горной породы могут представлять собой целые
ассоциации более мелких, реагирующи х на внешние воздействия как единое целое.
Система горной породы способна обмениваться массой и энергией как с внешней средой,
так и между составляющими её отдельностями. При этом её отдельности могут достигать
критической энергонасыщенности, терять устойчивость, сбрасывая избыток энергии в
виде упругих волн (землетрясение). Потеря устойчивости может сопровождаться
изменением конфигурации блоков относительно друг друга, их расчленением и
консолидацией. Однако при этом свойства гор ной породы в целом практически не
меняются; не меняется и характер энергомассообмена в системе, иными словами, остается
неизменным и общий характер сейсмического процесса. Согласно этим представлениям
горная порода, в которой происходит сейсмический процес с, должна рассматриваться как
7
самоорганизующаяся система, находящаяся в состоянии динамического равновесия. При
этом сами землетрясения представляют собой резкую потерю устойчивости (катастрофу),
после чего происходит перестройка системы и адаптация к новому устойчивому
состоянию.
Указанные самоподобные (фрактальные) свойства сейсмического режима
проявляются в его пространственно-временных характеристиках в виде степенных
законов распределения [Main, 1996, Turcotte, 1997] .

Фрактальные свойства пространственного распределения очагов землетрясений


Пространственная структура гипо- и эпицентрального поля землетрясений имеет
весьма сложный неоднородный вид, причем эти свойства проя вляются в широчайшем
диапазоне масштабов. Если не учитывать размер очага, то совокупность очагов имеет
характер канторовых множеств (на плоскости для эпицен трального поля, в пространстве
— для гипоцентрального поля).
а б

Рисунок 3. Определение фрактальной размерности распределения гипоцентров. (а)


Разбиение области на кубы с разм ером . (б) Пример вычисления фрактальной
размерности для Калифорнии ( D=1.94), по [Robertson et al., 1995].

По данным современных каталогов землетрясений разными авторами определен


фрактальный характер сейсмичности различных регионов [Robertson et al., 1995, Turcotte,
1997]. Пример вычисления размерности распределения гипоцентров методом подсчета
клеток для Калифорнии, по [Robertson et al., 1995], представлен на рисунке 3. Величина
размерности приближается к 2. В [Volant, Grasso, 1994, Nanjo, Nagahama, 2000, 2004]
определяется корреляционная фрактальная размерность эпицентрального поля, величина
которой находится в пределах от 1 до 2. Взаимосвязь сети разломов и приуроченного к
8
ним поля эпицентров позволяет провести сопоставление их фрактальных размерностей
[Volant, Grasso, 1994]. Согласно исследованиям Шермана (1998), для Байкальской
рифтовой зоны наблюдается совпадение Df (фрактальной размерности сети активных
разломов) и De (фрактальной размерности эпицентрального поля ), причем Df = De = 1.68.
Однако в работах [Nanjo, Nagahama, 2000, 2004] получена более сложная зависимость
между этими характеристиками : De = 0.72 Df + 0.91.
Близкие значения могут указывать на сходство пространственных характеристик
разломов и полей эпицентров и, следовательно, общую сбала нсированность двух
процессов. По всей видимости, ф рактальное строение разломных сетей определяет
особенности фрактальной пространственно -временной динамики землетрясений и
наоборот. Это обстоятельство позволяет оценить некоторые топологические
характеристики системы разломов и трещин, которые недоступны непосредственному
изучению, по аналогичным характеристикам поля очагов землетрясений .

Закон Гутенберга-Рихтера
Классический пример, подтверждающий самоподобие сейсмического режима,
представляет собой закон Г утенберга-Рихтера для распределения землетрясений по
магнитудам, имеющий фундаментальное значение в сейсмологии [Касахара, 1985]:
lg N  bM  a . (3)
Здесь a и b – эмпирические константы, N – количество землетрясений за определенный
промежуток времени с магнитудой, превосходящей M, в определенном регионе.

Рисунок 4. Пример распределения количества землетрясений по магнитудам и оценка


параметра b в законе Гутенберга-Рихтера, по [Volant, Grasso, 1994].

Это соотношение выполняется не для всего возможного диапазона магнитуд, а


только для области спада графика распределения N(M).
Графическое представление этой зависимости называется графиком
повторяемости (рисунок 4). Установлено, что параметр b в законе Гутенберга-Рихтера
9
для различных районов и обстановок варьируется, однако достаточно незначительно: в
диапазоне 0.5 < b < 1.2 [Касахара, 1985]. Константа a является мерой регионального
уровня сейсмичности.
Подобный вид распределения указывает на то, что катастрофические
землетрясения случаются ред ко, но для них не нужно искать специальный механизм – он
тот же самый, что и для менее крупномасштабных событий [ Turcotte, 1997, Горяинов,
Иванюк, 2001]. Т.е. коэффициент b – параметр самоподобия сейсмического режима.
Магнитуда М есть не что иное, как эмпи рическая мера силы землетрясения. Она
пропорциональна логарифму энергии E землетрясения:
lg E  pM  q , (4)
где p и q – эмпирические константы. По Гутенбергу и Рихтеру p = 1.5, q = 11.8, энергия – в
джоулях [Касахара, 1985]. С учётом (3) можно переписать (4) в виде
lg N   d lg E  v , (5)
или
N  vE  d , (6)
где d и v - коэффициенты.
Однородный степенной закон (5), (6) с дробным показателем d, которому
подчиняется распределение землетрясений по энергиям, дает строгое количественное
обоснование представлениям о самоподобии сейсмического режима . Здесь d –
скейлинговый параметр (фрактальная размерность) распределения по энергиям.
Отметим, что землетрясения – это не только события, происходящие в
существующей структуре разломов, они сами эти разломы и формируют. Т.е. должна
существовать взаимная связь свойств дискретной иерархической среды и самоподобного
процесса, в ней протекающего.

Связь между параметром b в законе Гутенберга-Рихтера и фрактальной


размерностью сети активных разломов и эпицентрального поля
Физические механизмы землетрясений, связанные с процессами роста трещин,
дают основания полагать, что длина разрыва зависит от энергии землетрясения и ,
соответственно, от магнитуды.
Эмпирическими методами установлен степенной характер соотношения между
числом землетрясений N и длиной разрывного нарушения l, с которым они связаны [Лукк
и др, 1996, Turcotte, 1997]:
N  l  D , (7)
10
где D – фрактальная размерность , β - константа. Этот закон носит универса льный
характер и выполняется для регионов с различными тектоническими режимами.
Самоподобие сейсмического режима и фрактальные характеристики делимости
земной коры дают основания полагать, что может быть выявлена связь между
характеристиками степенных зако нов, описывающих эти явления.
Сейсмический момент M0 связан с деформациями, происходящие во время
землетрясения соотношением [Касахара, 1985, Fowler, 2005]:
M 0  Au ,

где  - модуль сдвига упругой среды, A – площадь, охваченная разрывом, u - среднее


смещение по разрыву во время землетрясения.
Экспериментально установлено соотношение [Kanamori, Anderson, 1975, Касахара,
1985]
lg M 0  cM w  s .
Это соотношение вводит новую шкалу магнитуд Mw – магнитуду, определяемую по
моменту, c и s – константы. Если сейсмический момент M0 измеряется в Н·м, то
статистические оценки средних значений дают [Касахара, 1985, Fowler, 2005] c ≈ 1.5,
s ≈ 9.1.
В соотношении (8) часто вместо Mw приближенно используют магнитуду Ms,
определяемую по поверхностным волнам:
lg M 0  1.5M s  9.1 . (8)
Кроме того, для M0 имеет место соотношение [Kanamori, Anderson, 1975]:
M 0  A3 / 2 . (9)
Комбинируя (9), (8) и закон Гутенберга–Рихтера (3), получаем:
3b
N  A 2c
, (10)
где  - константа, полученная из комбинации других эмпирических констант. C учетом
того, что A ~ l2, где l – линейный размер, получаем соотношение:
3b
N   1l c
. (11)
Сопоставляя (11) с (7), можем заключить, что:
3b
D .
c
Взяв среднее значение c = 1.5, получаем:
D  2b . (12)
11
Таким образом, это дает возможность определять фрактальную размерность
совокупности разломов по параметру b в законе Гутенберга-Рихтера, построенном по
распределению магнитуд поверхностных волн Ms. Основой этого соотношения является
закон делимости.
Результаты анализа [Oncel et al., 1995, Oncel et al., 1996, Oncel et al, 2001]
показывают, что наблюдается более сложная зависимость между D и b, чем (12). На
рисунке 5 представлены диаграммы в координатах D-b для некоторых районов Японии
[Oncel et al, 2001]. Коэффициент, связывающий эти параметры здесь варьируется в
достаточно широких пределах и даже принимает отрицательные значения.

Рисунок 5. Корреляция D и b для некоторых районов Японии , по [Oncel et al, 2001].

В [Volant, Grasso, 1994, Caneva, Smirnov, 2004] также исследовалось соотношение


между b и D и его изменение с течением времени. Показано , что (12) выполняется
приближенно и не на всех интервалах времени.

Исходные данные и методика анализа


В настоящей работе исслед ована возможная связь между параметром b в законе
Гутенберга-Рихтера и фрактальными характеристиками среды (системы разломов De,
пространственного распределения эпицентров Df) для Евразии. Исходными данными для
работы стали однородный представительный мировой каталог землетрясений PDE
(http://earthquake.usgs.gov) за 1973-2007 гг. и карты активных разломов Евразии [Trifonov,
2004, Соболева и др., 2002]. В анализ были включены различные сейсмически активные
12
регионы (рисунок 6). Выбор регионов, помимо сейсмотектонической активности, был
обусловлен также полнотой анализируемых баз данных. Методика включает три этапа.

Рисунок 6. Сейсмичность (по каталогу землетрясений PDE за 1973-2007 гг.) и сеть


активных разломов Евразии по [Trifonov, 2004, Соболева и др., 2002] , анализируемые в
данной работе. Цифрами обозначены регионы: 1.Альпы, 2.Восточное Средиземноморье,
3.Кавказ, 4.Иран, 5.Афганистан, Пакистан, 6.Памир, Тянь -Шань, 7.Гималаи, Тибет,
8.Алтай, Саяны, 9.Байкал, 10.В осточный Китай, 11.Сахалин, 12.Курилы, 13.Камчатка.

1. Стоятся карты активных разломов для выбранных регионов по данным [Trifonov,


2004, Соболева и др., 2002]. Различные файлы базы по разломам строились по картам
различных масштабов, но в базе эти масштабы не указаны . Однако одно из важнейших
свойств фрактальных структур – инвариантность относительно масштаба , что отмечалось
выше (см. рисунки 1, 2). Это дает некоторые основания полагать, что погрешность наших
оценок будет не слишком велика.
Для пространственного распределения разломов вычислялась фрактальная
размерность Df клеточным методом по графическому растровому изображению сети
разломов с помощью freeware-программы FractalAnalysis (рисунок 7а).
2. Далее, строились карты эпицентров землетрясений. С помощью созданного
автором программного обеспечения клеточным методом вычислялась фрактальная
размерность De распределения эпицентров (рисунок 7б). При этом размер очагов не
учитывался, и источник полагался точечным. Пространственные координаты измерялись
в градусах, сферичность Земли не учитывалась.
3. Затем строились распределения (кумулятивные) землетрясений по магнитудам, и
методом наименьших квадратов определялись параметр b закона Гутенберга-Рихтера
(рисунок 7в). Выше было отмечено, что данное соотношение связывает фракталь ную
размерность, определяемую по сети активных разломов (или по эпицентральному полю),
и параметр b , который получается при анализе закона Гутенберга-Рихтера для
распределения по магнитудам Ms. Однако в каталоге PDE только относительно небольшое
количество записей содержит определения Ms. Поэтому и работе осуществлялся пересчет
13
магнитуд mb, определяемых по объемным волнам, в магнитуды Ms. При этом
использовалось соотношение [Fowler, 2005]
mb  2.94 0.55Ms . (13)

а б в
r, o 5 100000
0.10 1.00 10.00 100.00 1000.00
4 10000
4 b=0.76 10000

De=1.56
3 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-1 0 1 2 3 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

Рисунок 7. Вычисление исследуемых в работе параметров самоподобия для Евразии. (а)


Определение фрактальной размерности сети активных разломов ( Df=1.69), (б) определение
фрактальной размерности De распределения эпицентров, (в) график повторяемости
землетрясений и определение па раметра b (b=0.74), по каталогу PDE за период с 1973 по
2007 год.
Отметим, что в литературе приводятся и другие формулы пересчета магнитуд
[Касахара, 1985]. Все они получены на основании статистического анализа и носят
линейный характер, однако конкретные значения коэффициентов могут отличаться. В
силу линейности преобразования ( 13) получить значения b для распределения по
магнитудам Ms можно, пересчитав из параметра, полученного по распределения по
магнитудам mb.

Результаты исследований
Приведенная методика применялась для всех анализируемых районов Евразии (см.
рисунок 6). Вычисление исследуемых в работе параметров представлено на рисунке 8.

1.Альпы
5 100000
r, o
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

3 1000
3 De=1.49 1000 b=0.66
lg(Nc)

2 100
lg(N)

2 100

1 10
1 10

0 1
0 1 2 3 4 5 6 7 8
-2 -1 0 1 2 Ms
lg(r)

Рисунок 8. Вычисление параметров самоподобия для исследуемых регионов. Слева –


определение фрактальной размерности сети активных разломов Df , в центре определение
фрактальной размерности распределения эпицентров De , справа определение b.
14
2.Восточное Средиземноморье
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

De=1.87 b=0.71
3 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

3.Кавказ
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

De=1.67 b=0.65
3 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

4.Иран
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000
b=0.75
3 De=1.60 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

5.Афганистан, Пакистан
5 100000
r, o
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

3
De=1.63 1000 b = 0.74
3 1000
lg(Nc)

N
lg(N)

2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

6.Памир, Тянь-Шань
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000
b=0.72
3 De=1.66 1000
3 1000
lg(Nc)

N
lg(N)

2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

Рисунок 8. (Продолжение).
15
7.Гималаи, Тибет
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

De=1.71 b=0.75
3 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

8.Алтай, Саяны
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

3 De=1.49 1000
3 b=0.66 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

9.Байкал
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

3 De=1.27 1000
3 b=0.75 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

10.Восточный Китай
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

De=1.47
3 1000
3 b=0.62 1000
lg(Nc)

N
lg(N)

2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

11.Сахалин
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

b=0.56
3 De=1.37 1000
3 1000
lg(Nc)

N
lg(N)

2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

Рисунок 8. (Продолжение).
16
12.Курилы
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 b=0.76 10000

3
De=1.68 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

13.Камчатка
r, o 5 100000
0.01 0.10 1.00 10.00 100.00
4 10000
4 10000

De=1.60 b=0.61
3 1000
3 1000

lg(Nc)

N
lg(N)

N
2 100 2 100

1 10 1 10

0 1 0 1
-2 -1 0 1 2 2 3 4 5 6 7 8
lg(r) Ms

Рис.8. (Окончание).

Таблица 1.
Фрактальные характеристики районов Северной Евразии.
ст.ош. ст.ош.
Регион Df De b Df/b (Df/b) De/b (De/b)
1.Альпы 1.63 1.76 0.66 2.47 0.32 2.66 0.39
2.Восточное Средиземноморье 1.55 1.87 0.71 2.18 0.06 2.63 0.09
3.Кавказ 1.63 1.67 0.65 2.49 0.10 2.56 0.23
4.Иран 1.72 1.60 0.75 2.29 0.05 2.13 0.11
5.Афганистан, Пакистан 1.69 1.63 0.74 2.28 0.08 2.20 0.16
6.Памир, Тянь-Шань 1.60 1.66 0.72 2.21 0.10 2.29 0.24
7.Гималаи, Тибет 1.61 1.71 0.75 2.14 0.08 2.26 0.15
8.Алтай, Саяны 1.75 1.49 0.66 2.65 0.08 2.26 0.18
9.Байкал 1.37 1.27 0.75 1.82 0.09 1.69 0.18
10.Восточный Китай 1.50 1.47 0.62 2.42 0.16 2.37 0.32
11.Сахалин 1.35 1.37 0.56 2.43 0.09 2.45 0.17
12.Курилы 1.33 1.68 0.76 1.76 0.12 2.23 0.18
13.Камчатка 1.39 1.60 0.61 2.27 0.18 2.61 0.30
14.Евразия 1.57 1.56 0.76 2.06 0.20 2.05 0.23

В таблице 1 приведены значения фрактальных размерностей Df и De, параметр b,


определяемый по кумулятивному распределению, а также отношения Df/b и De/b и
стандартные ошибки определения этих отношений. Графически эти резуль таты
представлены на рисунке 9. Полученные результаты сопоставлялись с теоретическим
соотношением (12).
17
3.0

2.5
(De/bc)ср = 2.3
D/b (Df/bc)ср = 2.2
2.0

1.5
D

Df
1.0 De
b
b

Df/b
0.5 De/b

0.0
5.Афганистан,

8.Алтай, Саяны
1.Альпы

10.Восточный Китай

13.Камчатка
12.Курилы
3.Кавказ

4.Иран

11.Сахалин

14.Евразия
9.Байкал
Средиземноморье

6.Памир, Тянь-Шань

7.Гималаи, Тибет
Пакистан
2.Восточное

Рисунок 9. Результаты анализа фрактальных размерностей сети активных разломов Df,


пространственного распределения эпицентров землетрясений De и параметра b в законе
Гутенберга-Рихтера для регионов Евразии. Представлены также отношения Df/b и De/b по
регионам и средние значения ( Df/b)ср и (De/b)ср.

При анализе вычислялись также сопутствующие статистики, такие как


коэффициенты корреляции, коэффициенты Сть юдента и стандартные ошибки
определения всех искомых параметров , для подтверждения достоверности получаемых
оценок.

Обсуждение результатов и выводы


Главным результатом нашего исследования является получение количественных
характеристик самоподобия сейсмиче ского процесса и сети активных разломов, с
которым связано его проявление. Это самоподобие проявляется в диапазоне 2 3 порядков
пространственных масштабов и по магнитуде.
Отметим, прежде всего, близость полученных значений фрактальной размерности
сети разломов Df и эпицентрального поля De. Иерархическая структура блоков
геологической среды и пространственная структура распределения гипоцентров
землетрясений подчиняются одинаковым соотношениям самоподобия. Это дает
возможность изучать структуру среды по свой ствам происходящего в ней сейсмического
процесса. Приводимые здесь результаты являются количественным свидетельством
общей сбалансированность сейсмического процесса и разломообразования. Эти
18
результаты неплохо согласуется с результатами других исследовател ей, о которых
говорилось выше.
Далее, полученные нами соотношения b, Df и De показывают, что приближенно
зависимость (D=2b) выполняется, хотя наблюдается довольно значительные отклонения .
Согласованность фрактального распределения магнитуды (и, следовательно, энергии)
землетрясений и фрактального распределения размеров разрывных нарушений
количественно подтверждают иерархические самоподобные свойства
сейсмотектонического процесса .
Отметим, однако, что в большинстве регионов и в среднем коэффициент,
связывающий D и b несколько больше 2 и варьируется в диапазоне 1.9 2.4, при этом
среднее значение, (Df/b)ср= 2.23, (De/b)ср= 2.30. Это отклонение от теоретической
зависимости может быть связано с тем, что в нашем исследовании мы использовали
пересчет магнитуд, который, как сказано выше, не является однозначным. При
использовании другой формулы пересчета магнитуд (например, по [Касахара, 1985]),
искомый коэффициент (D/b) ближе к 2. Довольно низкая корреляция в некоторых
регионах, скорее всего, получилась из-за недостатка данных, прежде всего по разломам.
Литосфера, как открытая система, подстраивается под внешнее воздействие таким
образом, чтобы эффективно перерабатывать поступающую в нее энергию, которая
накапливается в значительной степени в виде упругой потенциал ьной энергии. Система
дискретностей (неоднородностей) литосферы сама выбирает ту структуру, которая
обеспечивает максимальную степень диссипации упругой энергии, - это является своего
рода адаптацией материи к условиям существования. Таким образом, образов ание
структур отдельностей (неоднородностей) геофизической среды в большом диапазоне
масштабов можно рассматривать как своего рода самоорганизацию среды, служащую для
трансформации поступающей в нее энергии.
С точки зрения современной физики, открытая сло жная система в процессе
эволюции неизбежно приходит к состоянию самоорганизованной критичности, для
которого характерна иерархическая организация неоднородностей (фрактальность) и
степенные законы распределени я параметров [Горяинов, Иванюк, 2001]. И земная кора в
целом, и отдельные её элементы, относятся к классу подобных систем . Это является
причиной того, что фрактальные свойства обнаруживаются в различных геологических
структурах и процессах на различных пространственн о-временных масштабах, в том
числе и в сейсмотектоническом процессе .
19
Литература
Борняков С.А. Механизм сегментации разломов и их фрактальные свойства. (по
результатам физического моделирования). В сб.: Тектоника, геодинамика и процессы
магматизма и метаморфизма. М ., ГЕОС, 1999, с.92 - 96.
Вадковский В.Н., Захаров В.С. Электронное учебное пособие «Динамические
процессы в геологии: первое знакомство с нелинейными системами», 2001.
http://dynamo.geol.msu.ru/courses/DPG.html.
Горяинов П.М., Иванюк Г.Ю. Самоорганизация минеральных систем.
Синергетические принципы геологических исследований. М., ГЕОС, 2001. 312 c.
Касахара К. Механика землетрясений. М., Мир, 1985, 264 с.
Лукк А.А., Дещеревский А.В., Сидорин А.Я., Сидорин И.А. Вариации
геофизических полей как проявление детерминированного хаоса во фрактальной среде.
М., ОИФЗ РАН, 1996. 210 с.
Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы. Москва - Ижевск: Институт
компьютерных исследований, 2002. 656 с.
Садовский М.А., Писаренко В.Ф. Сейсмический процесс в блоковой среде . М.,
Наука, 1991, 96 с.
Соболева О.В., Трифонов Р.В., Востриков Г.А. Современная геодинамика
Альпийско-Гималайского коллизионного пояса. Москва. ГЕОС, 2002, 225 с.
Хаин В.Е. Основные проблемы современной геологии . М., Наука, 2003, 346 с.
Федер Е. Фракталы. М: Мир, 1991. 260 с.
Шерман С.И. Фрактальный анализ в разломной тектонике . // Тектоника и
геодинамика: общие и региональные аспекты. Т .2, М., ГЕОС, 1998, с. 274-276.
Шерман С.И., Гладков А.С. Фракталы в исследовании деструкт ивных зон
литосферы и сейсмичности // Структурные парагенезы и их ансамбли. Ред .: Гончаров
М.А. и др., М, ГЕОС, 1997, с.197-199.
Шредер М. Фракталы, хаос, степенные законы. Ижевск : РХД, 2001. 528 стр.
Bonnet E., Bour O., Odling N.E., Davy P., Main I., Cowi e P., Berkowitz B. Scaling of
fracture systems in geological media . // Reviews of Geophysics, 2001, v.39, 3, pp.347 -381.
Bour O., Davy P., Darcel C., Odiing N. A statistical scaling model for fracture network
geometry, with validation on a multiscale mappi ng of a joint network (Hornelen Basin, Norway).
// J.Geophys.Res., 2002, v.107, B6, doi 10.1029/2001JB000176, ETG 4 – 1 - ETG 4 – 12.
20
Caneva A., Smirnov V. Using the fractal dimension of earthquake distributions and the
slope of the recurrence curve to for ecast earthquakes in Colombia // Earth Sciences Research
Journal, 2004, v.8, №1, pp. 3 – 9.
Fowler C.M.R. The Solid Earth: an introduction to global geophysics. Cambridge,
Cambridge University Press, 2005. 685 p.
Kanamori H., Anderson D.L. Theoretical basi s of some empirical relations in seismology .
// Seis.Soc.Am.Bull., 1975, v.65, pp.1073-1096.
Main I. Statistical physics, seismogenesis, and seismic hazard . // Reviews of Geophysics,
1996, v.34, №4, pp.433-462.
Nanjo K., Nagahama H. Spatial Distribution of Aftershocks and the Fractal Structure of
Active Fault Systems. // Pure and applied geophysics , 2000, v.157, pp.575-588.
Nanjo K., Nagahama H. Fractal properties of spatial distributions of aftershocks and
active faults. //Chaos, Solitons and Fractals , 2004, v.19, pp.387-397.
Oncel A.O., Wilson T.H., Nishizawa O. Size scaling relationships in the active fault
networks of Japan and their correlation with Gutenberg -Richter b values. // Journal of
Geophysical Research, 1994, v.106, pp. 21827-21841.
Oncel A.O., Alptekin O., Main I. Temporal variations of the fractal properties of
seismicity in the western part of the north Anatolian fault zone: possible artifacts due to
improvements in station coverage . // Nonlinear Processes in Geophysics , 1995, v.2, pp.147-157.
Oncel A.I., Wilson T.H., Nishizawa O. Size scaling relationships in the active fault
networks of Japan and their correlation with Gutenberg -Richter b values. // Journal of
Geophysical Research, 2001, vol.106, p.21827 -21841.
Robertson M.C., Sammis C.G., Sahimi M., Martin A.J. Fractal analysis of three -
dimensional spatial distributions of earthquakes with a percolation interpretation. // Journal of
Geophysical Research, 1995, v.100, B1, pp.609 -620.
Trifonov V.G. Active faults in Eurasia: general remarks . // Tectonophysics, 2004, v.380,
3-4, pp. 123-130.
Turcotte D.L. Fractals and Chaos in Geology and Geophysics. Second edition.
Cambridge University Press, Cambridge, 199 7. 398 p.
Volant P., Grasso J.R. The finite extension of fractal geometry and power law distribution
of shallow earthquakes: a geomechanical effect // Journal of Geophysical Research, 1994, v.99,
pp.21879-21889.
Wilson T.H. Scale Transitions in Fracture and Active Fault Networks . // Mathematical
Geology, 2001, v.33, №5, pp.591-613.