Вы находитесь на странице: 1из 91

МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ И МОЛОДЕЖИ

РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НЕЗАВИСИМЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОЛДОВЫ
ФАКУЛЬТЕТ ПРАВА
КАФЕДРА ПУБЛИЧНОГО ПРАВО

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Конституционное Развитие
Республики Молдова

Автор:

Научный руководитель:
В. И. Мокряк,
Доктор права,
конференциар

Кишинев
2007
2
Содержание
Введение

Глава I Основы теории конституции


1.1 История и теоритические предпосылки возникновения Конституции
1.2 Понятие конституции,сущность, значение, функции

Глава II История конституционного развития Молдовы


2.1 Конституция 1936 года
2.2 Конституция Молдавской Советской Социалистической Республики
1941 года
2.3 Кризис 1991 года. Распад СССР. Перестройка и принятие
конституционных реформ
2.4 Конституционный кризис и принятие Конституции в 1994 году
2.5 Конституционное развитие Молдовы и его проблемы на современном
этапе

Глава III Основы конституционного строя РМ


3.1 Демократия – политический режим РМ
3.2. Верховенство права в Республике Молдова
3.3 Конституционное закрепление принципа разделения властей в
Республике Молдова
3.4 Права и свободы человека и гражданина в Республике Молдова

Выводы и Рекомендации

БИБЛИОГРАФИЯ
3

Введение
Актуальность исследуемой темы и степень её изученности.

Посткоммунистический период государств новой демократии – особенно в постсоветских


государствах, республиках бывшего СССР – характеризуется переходом от общественного стресса
(шокового состояния) к стабилизации и управляемому развитию. В новых независимых
государствах социально-экономические, общественно-политические, государственно-правовые
преобразования все более приобретают системный характер. В обеспечении демократических
преобразований особую роль играет специализированный конституционный контроль в виде
конституционных судов. В переходный период чрезвычайно важно четко определить цель и
задачи, функции и полномочия конституционных судов как составной части "иммунной системы
общества" (Г. Г. Арутюнян). Указанные вопросы не получили однозначного решения в доктрине
конституционного права и конституционного правосудия.Реализация и защита конституционных
прав и свобод граждан, борьба с коррупцией, бедностью, преодоление политических,
экономических и социальных трудностей, связанных с переходом общества от тоталитарного
режима к демократическому правовому государству, к рыночным отношениям, укрепление
гражданского общества, развитие экономической интеграции с государствами Европейского
Союза и СНГ - вот комплекс общих проблем для Республики Молдова.

Республика Молдова, как и другие страны новой демократии Центральной и Восточной


Европы, освободившиеся от тоталитарного режима, строят демократический конституционный
строй. Этим, во-первых, определяется актуальность рассматриваемой в дипломной работе темы.

Во-вторых, тема актуальна еще и тем, что предоставляет возможность сравнить основы
конституционного строя Республики Молдова и бывших советских республик, имеющих
общность, но которые выбрали различные формы правления.

В-третьих, актуальность темы проявляется и в том, что теоретические характеристики


конституций проецируются на общественно-политическую жизнь государства. Исследование
конституционного строя Республики Молдова позволяет научно сопоставить публичные заявления
политиков и практические шаги государственных органов власти в части воплощения в практику
конституционных положений.

На данное время, проблематика, к которой относится тема данного исследования, мало


разработана как отечественными, так и зарубежными исследователями. Тем более отсутствуют в
4
специальной научной литературе сравнительно-правовые исследования. Тема находится в стадии
научных поисков и обоснований в связи с переходом стран от тоталитарного к демократическому
режиму. Настоящее исследование опирается на концептуальные аспекты проблемы,
рассмотренные в научной и учебной литературе, такими авторитетными учеными как: В. Иванов,
Л. Касынюк, Г. Костаки, И. Гучак, Ю. Тодыка, В. Погорилко, П. Мартыненко, М. Баглай, С.
Алексеев, С. Головатый, В. Копейчиков, В. Мелащенко, В. Шаповал, Е. Денчук и др.

Цель и задачи дипломной работы. Целью настоящей дипломной работы является


комплексное сравнительно-правовое исследование основ конституционного строя Республики
Молдова с использованием достижений отечественной и мировой науки в исследованиях
конституционализма.

Поставленная цель реализуется посредством решения следующих задач:

- анализ понятия и сущности конституции правового государства;

- исследование социальной роли, назначения и функции конституции в правовом


демократическом государстве;

- изучение проблем охраны и обеспечения безопасности конституции Республики Молдова;

- раскрытие развития конституционализма в Республике Молдова;


- раскрытие генезиса и эволюции понятия и сущности конституционного строя;

- определение сущности, содержания и места народного суверенитета в построении


конституционного строя Республики Молдова;

Опыт построения современного демократического конституционного строя подсказывает, что


исходить следует из изучения динамики потребностей и интересов, различных по своему спектру
социальных групп, диверсификации их интересов, их столкновений и взаимодействий в кризисных
ситуаций. Нужно также исходить из механизма действия различных социальных сил, а также
механизмов торможения, сдержек и противовесов, обеспечивающих баланс властей и
политических сил.

Необходимость исследования с учетом мирового опыта современного демократического


конституционного строя, вызывается не только требованием ликвидации наследия тоталитарного
государства, но и созданием соответствующих правовых инструментов, т.е. механизмов
недопущения его в будущем.
5
В основу анализа были положены сравнительный и формально-юридический методы. Во
время работы были использованны и такие методы как исторический, системный и др.
6

Глава I Основы теории конституции


История и теоритические предпосылки возникновения
Конституции.
Слово «конституция» происходит от латинского «constitutio» и в переводе на русский язык
означает «постановление», «указ (принцепса)» [12, с. 171]. Следует отметить, что в античности его
содержание было иным, чем даже в новое время. Так в Древней Греции под конституцией
подразумевалось не более чем «установление», «учреждение».

Создание конституции у римлян выражалось техническим термином «rem publicam


constituere». Например, установление о приобретательной давности, в силу которых возникало
право на получение римского гражданства, если лицо в течение трех лет занималось пекарным
ремеслом или построило дом [38, с. 189]. В Древнем Риме конституциями называли правовые
источники различного содержания и значения [10, с. 111]. Кодексы Юстиниана утверждались
конституциями, а в позднем Риме конституциями называли даже акты исполнительной власти -
декреты, эдикты, рескрипты принцепсов (лидеров республики). Во множественном числе он
употреблялся в римскую императорскую эпоху как общее название различных видов предписаний,
указов римских императоров, являвшихся наряду с решениями сената важнейшими
законодательными актами [18, с. 87-88]. В средние века конституциями закреплялись привилегии и
вольности феодалов, но с течением времени понятие конституции эволюционировало.

Согласно В.Л. Даля слово «конституция» означает: образование, установление, устройство


правления, основание государственного управления, а также «основные законы, определяющие
права и обязанности избирательных собраний в отношении их к государю и к народу» [37, с. 152.].
В русском языке на протяжении его истории было немало слов, которые обозначали
приблизительно то же, что и слово конституция. Это - русская правда, уложение, указ, манифест,
декрет, закон [44, с. 9].

В соответствии с концепциями конституционализма, теориями разделения властей и


естественных прав человека цель принятия конституции заключалась в том, чтобы установить
пределы осуществления государственной власти, ограничить ее определенными рамками, не
допустить произвола при ее осуществлении как в отношениях отдельных ветвей власти друг с
другом, так и по отношению к человеческой личности. На это указывал еще профессор А.Д.
Градовский. Он писал: «Основным и общим 8 признаком конституционных форм является то, что
можно назвать самоограничением государственной власти, в силу чего эта власть не является
7
абсолютною, в чьих бы руках она ни находилась, в руках народа или монарха с народным
правительством» [34, с. 3].
Понятие конституции сложилось и оформилось в ходе буржуазных революций. Сам термин
применялся и в период феодализма, но он имел совершенно другое содержание. Первыми
буржуазными конституциями в собственном смысле слова были Американская 1787 года и
Французская 1791 года. В эту же эпоху возникает и институализируется концепция
конституционализма, который понимался как правление, ограниченное конституцией. Концепция
конституционализма, выведенная из идей естественного права, явилась буржуазно-
демократической антитезой феодальной тирании. Теоретики того времени учили, что конституция
не только ограничивает пределы государственной власти, но и устанавливает процедуры
осуществления властных функций. Иными словами, устанавливалась юридическая граница между
сферой приложения верховной государственной власти и правами гражданина-собственника.
Одновременно регламентировалось то, что американская конституция назвала "надлежащей
правовой процедурой". Объективно идеи конституционализма (конституционного государства,
конституционного правления, господства права) были исторически прогрессивными. Следует
иметь в виду, что от обычных правовых норм конституционные нормы отличаются тем, что они
закрепляют в широком смысле слова методы и формы осуществления госу-, дарственной власти.
Предмет правового регулирования конституционных норм качественно отличается от предмета
правового регулирования обычных законов своей высшей политической важностью и
фундаментальностью, поскольку они касаются самых основных условий политического бытия
всего общества. Этим прежде всего объясняется относительная стабильность конституций,
которые не являются продуктом повседневной нормоустанавливающей деятельности. Даты
принятия конституций в истории любого государства являются важнейшими вехами,
отмечающими переломные моменты его развития. Конституция в принципе не может быть актом
законодательного произвола. Ее принятие, как правило, исторически обусловлено. В науке
конституционного (государственного) права понятие "конституция" применяется в двух смыслах.
В формальном смысле - это юридическая конституция, т.е. основной закон государства,
закрепляющий общественно-экономический строй, форму правления и форму государственного
устройства и правовое положение личности. Юридическая конституция представляет собой
документ, предписывающий то, что должно быть. Однако в ходе практического применения
предписаний юридической конституции обстановка меняется. Появляются новые учреждения,
принимаются конституционные, органические и обычные законы, существенно изменяющие и
дополняющие нормы юридической конституции. Иными словами, складывается на практике такой
8
порядок осуществления государственной власти, который может существенно отличаться от
порядка, предписанного юридической конституцией. Этот реальный порядок осуществления
государственной власти называется фактической конституцией или конституцией в материальном
смысле слова. Фактическая и юридическая конституции могут как совпадать, так и расходиться. В
некоторых странах политическая элита стремится править помимо конституции. Этот процесс
сопровождается как официальным культом конституции, так и теоретическим обоснованием
необходимости и целесообразности внеконституционного правления. Примечательно следующее
высказывание американских профессоров Д. Корри и Г. Эбрегэма: "Конституция - это рама или
шасси, на котором установлен работающий двигатель правительства. В границах определенной
терпимости тип и система двигателя могут быть модифицированы без изменения самой рамы.
Конституция вообще должна приспосабливаться к известным изменениям работающих
механизмов правительства". Получается, что, с одной стороны, конституция нужна, так как без нее
не может обойтись ни одно демократическое государство. С другой стороны, конституция
вступает в противоречие с действиями политической элиты. Историческая коллизия между
законностью и целесообразностью каждый раз решается в зависимости от расстановки
политических сил в обществе.
9

Понятие конституции,сущность, значение, функции.


Конституция является основным источником конституционного права, законом, который
определяет наиболее характерные черты, особенности, свойства и другие важнейшие
характеристики государства и права, закрепляет государственно-правовой уклад страны [35, с. 37].

В настоящее время насчитывается более ста действующих конституций. Некоторые из них


приняты свыше ста лет назад. Наиболее старыми являются конституции США 1787 года,
Норвегии 1814 года, Бельгии 1831 года, Аргентины 1853 года, Люксембурга 1868 года, Швейцарии
1874 года. До второй мировой войны были приняты и ныне действуют конституции Австралии,
Мексики, Ливана, Ирландии. Однако большинство конституций появилось после второй мировой
войны. Это конституции стран Азии, Африки, Америки. В послевоенный период были приняты
или существенно изменены конституции многих стран Америки (Бразилия, Боливия, Гондурас,
Доминиканская Республика, Сальвадор, Канада), Европы (Италия, Франция, ФРГ, Дания, Греция,
Испания, Португалия), Азии (Япония, Турция, Ю. Корея, ЮАР, Филиппины). Каждая из ныне
действующих конституций обладает специфическими индивидуальными чертами. В них нашли
отражение социальные, национальные, политические, исторические, религиозные и иные
особенности соответствующих стран. В то же время конституциям присущи некоторые общие,
совпадающие черты. 1. Все конституции в той либо иной форме провозглашают лозунг народного
суверенитета. В этом отношении едины как старые, так и новые конституции. Конституция США
(преамбула): "Мы, народ Соединенных Штатов... торжественно провозглашаем и устанавливаем
настоящую конституцию...". В преамбуле перечисляются "цели образования более совершенного
Союза", но ничего не говорится о власти и ее носителях. Конституция Бельгии 1831 года: "Все
власти исходят от народа. Они осуществляются установленным Конституцией порядком" (ст. 25).
В ст. 1 Конституции Итальянской республики сказано: "Италия - демократическая республика,
основывающаяся на труде. Суверенитет принадлежит народу, который осуществляет его в формах
и в границах Конституции".

Англичанин С.Ф. Стронг определял конституцию как собрание принципов, в соответствии с


которыми регламентируется деятельность органов власти, права управляемых и отношения между
ними, что характеризует принадлежность его английской школе [35, с. 37].

По мнению американца Ч. Берда, конституция – это документ, устанавливающий пределы


активности органов власти, предписывающий границы их полномочий и определяющий свободы
10
граждан. Это типично американский подход, потому что по представлению ведущих
американских мыслителей, политических теоретиков и практиков, государство должно
регулировать отношения между гражданами. И чем меньше оно регулирует отношения, чем
меньше вмешивается в их жизнь, тем лучше [35, с. 37-38]. По мнению доктора-хабилитата права,
профессора В.М. Иванова, конституцию можно определить как систему правовых норм, имеющих
высшую юридическую силу и регулирующих основы отношений между человеком и обществом с
одной стороны, и государством – с другой стороны, а также основы организации самого
государства [45, с. 32-33]. Он считает, что конституция – основной закон государства,
определяющий его общественное и государственное устройство, избирательную систему,
принципы организации и деятельности органов государственной власти и управления, основные
права и обязанности граждан [44, с. 9].

В юридической терминологии Речи Посполитой XVI-XVII в. слово «constіtutіо»


использовалось в значении не основного закона государства, как сегодня. Конституциями
называли постановления Вольного Сейма Речи Посполитой; «поправы статутовы Великого
княжества Литовского» 1566 г., 1588 г., а также, иногда, гетманские статьи в XVII-XVIII веков.
Само название «Пакты и конституции законов и вольностей войска Запорожского» говорит о
совокупности правовых документов, собранных с целью закрепления прав и обязанностей
отдельных сторон.
Понятым для современников содержанием термин «конституция» стал наполняться позднее, в
средние века, и приобрел завершенность уже с наступлением нового времен, когда 9
формировались теории и закладывались основы современного демократического государства. Из
него и возникло выражение «конституция» в смысле устройства государства, которое стало
употребляться в этом значении, как отмечал Г. Еллинек [43, с. 335], только с XVIII столетия.
Конституция регулировала форму правления, форму политико-территориального устройства,
порядок образования и компетенцию центральных органов государственной власти, правовой
статус личности и ее связь с государством.

Конституция - это своеобразный договор между народом, обществом и властями,


государством, в котором народ стремится зафиксировать, возможно, больше прав и свобод, а
власть утвердить такие формы правления, которые позволяют ей успешно выполнять врученные
обществом функции и обеспечить реализацию принципов социальной справедливости.

В современном понимании, как единый правовой акт высшей юридической силы,


закрепляющий права и свободы граждан, определяющий социально-политическое и
11
государственное устройство, конституции появились в качестве противовеса монархии,
абсолютизму в результате победы буржуазно-демократических революций на американском и
европейских континентах. Прототипами европейских конституций стали конституционные хартии
периода провозглашения независимости английских колоний в Америке. Американскую
конституционную идею восприняла Французская революция, а из Франции она распространилась
на другие европейские государства. Научно-обоснованное, фундаментальное конституционное
регулирование снимает необходимость периодических изменений и дополнений в основном
Законе Это придает конституции стабильность и соответственно стабильность самому
конституционному строю, общественному порядку в стране, повышает престиж Конституции, так
как Основной Закон страны должен быть рассчитан на длительный период. На наш взгляд, именно
поэтому конституция США – одна из самых старых и стабильных: «Важной исторической
особенностью политической системы США является то, что она формировалась под воздействием
и на основе старейшей действующей конституции страны. Это придает политической системе
США, ее институтам небывалую устойчивость, стабильность и 10 социальное могущество» [48, с.
3]. В США полномочия политической власти разделены между национальным правительством и
правительством штатов, тогда как в большинстве европейских стран власть концентрируется в
центре – в руках национального правительства. Итак, конституция - это основной закон
государства, который определяет государственное устройство, регулирует образование
представительных (законодательных) и исполнительных органов власти, устанавливает принципы
избирательной системы, фиксирует права и обязанности граждан. Известно несколько способов
принятия конституции: неоктроированные - принятые конституционным собранием, конвентом
(США), учредительным собранием (Италия, Индия), парламентом (Словакия, Республика
Молдова, Украина, Япония), путем референдума (Франция, Греция, Испания, Россия,) и
октроированные (дарованные монархом), т.е. введенные односторонним актом исполнительной
власти - монархом или президентом.

Место и значение конституции в ряду других правовых актов определено её высшей


юридической силой. Она основа всего законодательства страны, поэтому все иные законы должны
приниматься в соответствии с ее положениями. Положения конституций некоторых стран имеют
прямое действие. Таковыми являются и конституции Республики Молдова и Украины. В случае
нарушения какой-либо ее статьи можно, защищать свои права, апеллируя непосредственно к
тексту Основного Закона.
12
Юридическим подтверждением этого является ст. 8 Всеобщей Декларации прав человека 10
декабря 1948 года: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах
компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных
ему конституцией или законом». Американский правовед Ч.Э. Хьюджес считает, что конституция
представляет собой то, что говорят о ней судьи. По нашему мнению, имеется в виду не только
действенность конституции как документа, на который могут реально опираться судьи при
рассмотрении конкретных гражданских, уголовных и других дел, но и то, что конституция
«живет» если конституционные нормы выполняют своё предназначение, в том числе и
непосредственное апеллирование к ним в ходе судебных процессов. Особый статус Конституции
определяет необходимость, в отличие от текущих законов, в гарантиях повышенной стабильности,
в защите от частых (и не всегда оправданных) изменений, зачастую диктуемых политическими
устремлениями.

Целью классификации конституций, считает доктор права В. Еглитис [17, c. 18] познать
данные самые важные, фундаментальные законы, отличить о как-будто формально равных других
политико-правовых актов.

В современном правоведении проводится классификация конституций по ряду признаков. В


зависимости от системы все конституции условно можно разделить на три типа: конституции
идеологические, какими были все советские конституции; конституции власти, главная задача
которых - распределение властных функций и полномочий (большинство конституций относится к
этому типу (например, конституция США); конституции человека, в которых на первом месте
должен стоять человек, его неотъемлемые права и свободы (конституции Испании, Германии,
Италии России, Республики Молдова, Украины). По нашему мнению, более адекватным для
конституций третьего типа является название смешанного типа, т.к. хотя для всех названных
конституций на первом плане закреплены права и свободы человека, распределение властей,
занимает следующее место.

Конституции бывают писаные и неписаные. В большинстве стран конституции писаные и


представляют собой единый акт, регулирующий важнейшие стороны внутренней организации
государства, общественного устройства, права и свободы граждан. Однако есть страны,
конституции которых выглядят по-другому. Исторические особенности развития государства
обусловили нестандартный характер британской конституции. Великобритания не знает
единовременно созданного акта в качестве конституции. Особенности конституции относятся к
форме, но не касаются ее содержания или сущности. По форме британская конституция имеет
13
комбинированный, несистематизированный характер; она слагается из двух частей - писанной и
неписаной. Такой характер имеют все отрасли английского права; поэтому конституционное
законодательство кажется не очень четким, определенным. Британскую конституцию часто
называют неписаной, имея в виду то обстоятельство, что она никогда не была «записана» в едином
акте, Писаная и неписаная ее части имеют, в свою очередь, различные, весьма разнообразные
источники.

Писаная часть включает в себя статусное право, т.е. принятые в различные годы и даже эпохи
парламента, регулирующие вопросы конституционного характера, но ни один из этих законов не
является основным законом, и судебные решения (прецеденты), имеющие своим предметом
вопросы, носящие тот же конституционный характер. Хотя судебные решения объективно имеют
писанный, т.е. зафиксированный на бумаге, характер, тем не менее, доктрина относит их к
неписаной части права. Выражение «писаный» закон означает закон, формально принятый
парламентом, неважно зафиксирован он на бумаге или нет, а термин «неписаный» закон
употребляется для обозначения закона, непринимавшегося парламентом.

Статусное право носит фрагментарный характер, парламентских актов по конституционным


вопросам насчитывается около четырех тысяч, и это число постоянно увеличивается. Не
существует точного списка конституционных соглашений. Никто не может заставить соблюдать
конституционный обычай, для этого нет какого - либо специального органа. Парламент,
теоретический хранитель суверенитета, в любой момент может предложить новое правило,
отменив или упразднив предыдущий обычай. Конституционные соглашения представляют собой
сложившиеся на практике обычаи, которые не пользуются судебной защитой. Соглашениями
(обычаями) регулируются: формирование правительства лидером политической партии, имеющей
большинство мест в Палате общин, осуществление королевских прерогатив и т.д. Некоторые акты
парламента могут рассматриваться как чисто конституционные, целиком, посвященные какому -
либо вопросу конституционного регулирования. К ним, в частности, относятся несколько законов
о составе, взаимоотношениях и полномочиях палат парламента (законы о парламенте 1911 и 1949
гг., Акт о пэрах 1963 г.), законы о правовом положении личности, - например, Хабеас корпус акт
1679 г., Билль о правах 1689 г., (правда, эти акты теперь носят скорее исторический характер,
поскольку были постепенно почти полностью заменены позднейшими законами в области
уголовного и уголовно - процессуального права), законы об избирательном праве (акты о
народном представительстве 1949, 1969, 1974 гг. и др.); законы о местном управлении (акты о
местном управлении 1972 и 1985 гг.). Конституционные нормы содержатся и в законах, в которых
14
регулирование подобных норм является частью акта наравне с другими вопросами, Например, в
Акте о министрах короны 1975 г. наравне с вопросами конституционного характера содержится
много положений, относящихся к административному праву. Конституционные нормы могут
содержаться и в актах делегированного законодательства. Несомненно, что британская
конституция по форме очень отличается от других конституций, хотя и не является абсолютно
уникальной. Подобную форму имеет новозеландская конституция. Основной закон Канады 1982 г.
с изданием Акта о Канаде приобрел систематизированный характер, включив в себя 25 актов,
начиная с 1867 г. регулирующих как конституционные, так и не конституционные вопросы, и
оставив за своими пределами некоторые нормы чисто конституционного характера (например,
касающиеся избирательного права).

Известные русские правоведы Баглай М.В., Габричидзе Б.И., Баранов А.Л. определяют
конституцию по материальному и формальному смыслу [13, с. 77; 16, c. 144; 32, с. 33].
Конституция в материальном смысле - это писаный акт, совокупность актов или конституционных
обычаев, которые, прежде всего, определяют основы общественного строя, форму правления и
территориальное устройство. Конституция также определяет основы организации центральных и
местных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения, а равно провозглашает и
гарантирует права и свободы человека и гражданина.

Большой юридический словарь рассматривает конституцию в материальном смысле как


писаный акт, совокупность актов или конституционных обычаев, которые, прежде всего,
гарантируют общепринятые в мире права и свободы человека и гражданина, а равно определяют
основы общественного строя, форму правления и территориального устройства, основы
организации центральных и местных органов власти, их компетенцию, взаимоотношения и
ответственность, государственную символику и столицу [24, c. 305]. В другом понимании,
конституция в материальном смысле представляет собой совокупность правил, определяющих
различные органы государства и фиксирующие отношения между ними, а также отношения между
ними и гражданами (в случае демократии) или и подчиненными (в случае абсолютной монархии
или диктатуры) [18, c. 93].

Согласно мнению швейцарского исследователя Ж.-Ф. Оббера, существуют и другие взгляды


на определение конституции в материальном смысле. Один из них включает «пространное
определение, составляющее нормативное содержание труда о конституционном праве», другой
выражает «узкое определение, в котором включены правила относящиеся к способу пересмотра
конституции, способу принятия, изменения ординарных законов» [14, c. 101-111].
15
Отечественные правоведы, доктора хабилитат права Г. Костаки и И. Гучяк считают, что
конституция в материальном смысле то ли «распространяется над всеми правилами относительно
передачи и исполнения власти, то ли присутствует или нет в них, независимо от категории текстов,
из которых состоит» [23, c. 103]. Доктор хабилитат права И. Гучяк представляет себе конституцию
в материальном смысле как совокупность правил, записанных или даже незаписанных в
нормативных документах, которые узаконивают, институционализируют и обеспечивают
реализацию публичной власти. Имеет значение, чтобы эти правила носили конституционный
характер, независимо от того в каком нормативном акте включены [23, c. 103].

В формальном смысле, конституция представляет собой закон или группу законов,


обладающих высшей юридической силой по отношению ко всем остальным законам. Конституция
– наивысшая правовая форма, в которой официально закрепляются общесоциальные ценности,
институты и нормы конституционного строя, основы государственно-правового регулирования
качественных общественных связей и отношений государственной власти.

Относительно определения конституции в формальном смысле констатируем, что в


большинстве случаев она рассматривается как «юридический документ, касающийся
политических учреждений, категория, разработка и изменение которой часто подчинено частным
правилам, отличных от предназначенных для принятия ординарных законов» [23, c. 104].

В сокращенном варианте данное определение, по мнению известного румынского


исследователя И. Йоргован, включает совокупность правил установленных по специальным,
отличным друг от друга формам и принятых специфическим органом (учредительное собрание),
согласно специальной процедуре (квалифицированное большинство, ратификация референдумом
и т.д.) [42, c. 57].

Таким образом, в нашем понимании, конституция (в материальном смысле) представляет


собой писаный акт, совокупность актов или конституционных обычаев, которые, прежде всего,
провозглашают и гарантируют права и свободы человека и гражданина, а равно определяют
основы общественного строя, форму правления и территориального устройства, основы
организации центральных и местных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения,
государственную символику и столицу. В формальном смысле конституция представляет собой
закон или группу законов, обладающих высшей юридической силой.

Конституция – это комплекс норм, содержанием которых является принцип народного


суверенитета; основные (фундаментальные) права и свободы человека; принцип законности
16
(правомерности), обязательный для государства и иных субъектов; основы государственного
устройства.

Конституция - наивысшая правовая форма, в которой официально закрепляются ценности,


институты и нормы конституционного строя, основы государственно-правового регулирования
качественных общественных связей и отношений государственной власти. Различаются также
понятия юридической и фактической конституции [37, с. 27]. Фактическая и юридическая
конституция могут совпадать, так и расходиться. В некоторых странах политическая элита
стремится править помимо конституции. Этот процесс сопровождается как официальным культом
конституции, так и теоретическим обоснованием необходимости и целесообразности
внеконституционного правления. Примечательно следующее высказывание американских
профессоров Д. Корри и Г. Эбрегэма:

«Конституция – это рама или шасси, на котором установлен работающий двигатель


правительства. В границах определенной терпимости тип и система двигателя могут быть
модифицированы без изменения самой рамы. Конституция вообще должна приспосабливаться к
известным изменениям работающих механизмов правительства». Получается, что с одной
стороны, конституция нужна, так как без нее не может обойтись ни одно демократическое
государство, а с другой стороны, конституция вступает в противоречие с действиями
политической элиты. Историческая коллизия между законностью и целесообразностью каждый
раз решается в зависимости от расстановки политических сил в обществе.

Юридическая конституция, в материальном и формальном смысле, это всегда определенная


система правовых норм, регулирующих указанный выше круг общественных отношений,
фактическая - сами такие отношения, т.е. то, что реально существует. По мнению профессора И.
Делеану в юридическом смысле конституция представляет собой «правовой акт, который
определяет статус власти в государстве, совокупность юридических правил в которых закреплены
способы передачи власти и её исполнения» [51, c. 260].

По форме конституции делятся на кодифицированные, некодифицированные и смешанного


типа. Кодифицированной является конституция, если она представляет собой единый писаный акт,
регулирующий все основные вопросы конституционного характера. Если те же вопросы
регулируются несколькими писаными актами, то конституция является некодифицированной.
Конституции смешанного типа включают не только парламентские законы и судебные
прецеденты, но также обычаи и доктринальные толкования. По способу изменения конституции
17
делятся на гибкие и жесткие. Первые могут быть изменены путем принятия обычного закона.
Вторые - только путем специальной усложненной процедуры, требующей квалифицированного
большинства голосов членов парламента, а иногда и проведения референдума, ратификации этих
поправок определенным числом субъектов федерации и т.п. Гибкими являются все неписаные
конституции. Следует отметить также, что Конституция США, является одной из самых наиболее
«жестких»: за 200 лет в нее было внесено всего 26 поправок, 10 из них были внесены еще в 1791
году, так называемый Билль о правах. В противоположность юридической конституции
существует, по мнению американских теоретиков, «живая конституция». Другими словами,
Конституция 1787 года действует в настоящее время с многочисленными дополнениями в виде
судебных прецедентов, законов Конгресса, актов президентов. На базе Конституции 1787 года
развивались и совершенствовались и само законодательство, и законодательная техника, и вся
система правозащитных механизмов, что позволило американцам преуспеть во многих
отношениях, а главное, обеспечить стабильность и правопреемственность в своем экономическом
и социальном развитии. В силу гибкости конституционного механизма, обеспечения законности,
серьезных попыток скомпрометировать существовавшие правовые механизмы не
предпринималось в течение двух веков [21, с. 44]. Конституция в любом государстве это правовой
акт высшей юридической силы, своеобразный признак государственности, юридический
фундамент государственной и общественной жизни, главный источник национальной системы
права. Конституция на высшем уровне регулирует общественные отношения, связанные с
организацией власти, правами и свободами, обязанностями человека и гражданина, формами
правления и государственного устройства.

Конституцию можно рассматривать как микромодель общества, его юридический каркас, в


рамках и на основе которого функционирует механизм государственной власти, обеспечиваются
права и свободы граждан.

Регулирующая роль конституции касается всего общественного организма. Она охватывает не


только государственную организацию, но и негосударственные сферы социально-экономическое
устройство, культурную жизнь, отношения в сфере гражданского общества. Никакая конституция
не может обойти взаимоотношения государства с институтами собственности, общественными и
религиозными учреждениями. Нормы конституции, как и право в целом оказывает формирующее
воздействие на различные стороны общественной жизни - государственно-политическую,
экономическую, социальную и духовную.
18
По форме политической власти различаются монархические и республиканские конституции.
Современными монархическими конституциями являются конституции Бельгии, Испании,
Швеции, Японии и др., а к республиканским относятся конституции Италии, Китая, Республики
Молдова, России, США. Украины, Франции, ФРГ и т.д. По формам закрепляемого
государственного устройства конституции подразделяются на: федеральные и унитарные (иногда
приводят и конфедеративные). Федеральная конституция закрепляет принципиальные устои
образования федеративного государства: цели объединения субъектов в единый государственный
союз, государственно – правовой статус целого и частей (федерации и её субъектов),
разграничение компетенции между ними. Она регулирует систему, структуру и порядок
формирования органов законодательной, исполнительной и судебной властей федерации,
определяет их компетенцию, механизм конституционной ответственности. Федеральными
являются конституции США. ФРГ, Индии, России, унитарными конституции Италии, Испании,
Китая, Республики Молдова, России, Украины, Франции.

Конституция является уникальным учредительным правовым актом, юридически


закрепляющим суверенитет, независимость и верховенство государственной власти. Она
выступает правовой основой становления и развития гражданского общества, закрепляет основные
права, свободы и обязанности человека и гражданина, форму государственного устройства,
систему институтов государственной власти и местного самоуправления. Конституция
обеспечивает стабильность конституционного строя, создаёт баланс институтов государственной
власти.

Содержание конституций позволяет говорить о многих из них как об основе всей правовой
системы государства, поскольку ряд их норм являются основополагающими для различных
отраслей права: не только конституционного, но и административного, финансового,
гражданского, трудового и др.

Согласно марксистской теории «первостепенной функцией конституции является отражение и


укрепление состояний социальных конфликтов, а ее сущность определяется социально-
политической борьбой развернувшейся между антагонистическими социальными классами» [17, c.
105]. В работах основоположников марксизма подчеркивается, что конституция является
результатом политических форм классовой борьбы, что она устанавливается господствующим
классом после выигранного сражения, что она отражает соотношение сил в классовой борьбе.
19
Хотя некоторые современные конституционалисты разделяют данную точку зрения,
определяя сущность конституции как социальный компромисс, предназначенный отклонению
любого вмешательства государства в жизнь общества и индивидуума» [12, c. 67], в специальной
литературе эти воззрения подвергаются критике [21, c. 26]. Поэтому мы не согласны с мнением
профессора Баглая М.В., который считает что «конституция – это основной закон государства,
определяющий пределы осуществления государственной власти и предопределяющий
государственный строй страны, принципы правовой системы государства и основы его
взаимоотношений с населением» [34, c. 53]. По убеждению профессора К. Ионеску сущность
«истинно демократичной конституции состоит в политико-правовом отражении историко-
социальных условий 18 существующих в обществе, в определенном моменте времени, а также
общих, основных интересов нации, рассмотренные в перспективе завоевания и осуществления
власти для создания «всеобщего блага» в процессе демократических выборов» [16, c. 115].

Невозможно не согласиться с точкой зрения профессора В. Погорилко, что:

«конституционализм является барометром прогресса и развития всего общества, и кризис


этого общества - это, прежде всего, кризис его конституционализма, главным проявлением
которого являются важные расхождения между фактической и юридической конституцией, между
конституционным правосознанием» [37, c. 13].

Всё сказанное характерно и для Конституций Республики Молдова и Украины. Поэтому


можно утверждать, что конституции Республики Молдова и Украины - это нормативные правовые
акты высшей юридической силы, закрепляющие основы конституционного строя; основы
правового статуса человека и гражданина; унитарное устройство; систему, принципы организации
и деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Сущность конституции состоит в том, что она выражает социальный компромисс или
согласие, достигаемые в момент его принятия различными социально-политическими силами по
коренному вопросу, который она решает,- ограничение пределов вмешательства государства в
жизнь общества и индивидов [15, c. 99]. Большинство зарубежных юристов-государствоведов
ограничиваются формально-юридическим определением конституции, но с учетом ее содержания
в соответствующей стране. Английские государствоведы Е. Уэйд и Г. Филипс писали: «Под
конституцией обычно понимают обладающий особым правовым значением документ, в котором
определяются основы организации, а также функции органов управления государства и
формулируются принципы, определяющие деятельность этих органов» [13, c. 89]. Однако только
20
такой подход к этому документу не позволяет понять, почему принимается та или иная конкретная
конституция, почему она получает именно такое содержание, отличающее ее от других основных
законов, какие причины вызывают необходимость внесения в нее определенных изменений и
дополнений в рамках одного и того же строя, существующего в данной стране.

Ответ на указанные вопросы может дать выявление сущности конституции. Этому вопросу
уделил большое внимание Ф. Лассаль в своей лекции, которая так и называется:

«Сущность конституции». В ней он указал, что «действительная конституция страны - это


фактические соотношения сил, существующих в стране, писаная конституция тогда лишь прочна и
имеет значение, когда является точным выражением реальных соотношений общественных сил».
Дж. Ст. Милль по этому вопросу писал: «Во всякой конституции есть одна сильнейшая сторона, и
если бы обыкновенные конституционные сделки перестали существовать и отдельные элементы
вступили в борьбу, то она бы постоянно одерживала верх. Конституционные правила
применяются на практике только до тех пор, пока они дают перевес в управлении той из сторон,
которая владеет наибольшею действительною силой вне стен парламента». Более глубокое
понимание сущности конституции ассоциируется с реальным государственным строем,
гарантирующим гражданам определенный уровень прав с помощью юридических механизмов их
защиты, а также обеспечивающим режим ограничения государственной деятельности правовыми
средствами. Конституционное регулирование должно соответствовать строгой юридизации
Конституции. Она должна оперировать строгими правовыми понятиями, принципами, нормами
общего принципиального характера. В ней четко должны быть ограничены сферы, которых она
опосредует, что освободит ее содержание от нечеткости и ориентации на постоянно
изменяющиеся явления. Среди них отметим: состояние экономики на момент принятия
Конституции, закрепление данной социальной структуры общества, меняющийся набор
центральных органов и органов местного управления, конкретное правительство, перечень тех или
иных партий, общественных организаций, иных негосударственных учреждений, коллективов и
союзов, их целей, общемировоззренческая характеристика этапа развития общества и др.

Основной Закон представляет собой не столько содержательное, сколько формальное понятие,


позволяющее определить место и роль данного нормативного акта в системе национального
правового регулирования. Под Основным Законом подразумевается систематизированный
нормативный акт, обладающий высшей юридической силой, являющийся правовой базой для
других законов, комплексно регулирующий основополагающие государственно-правовые
отношения. Суммируя выше приведенные определения конституции, предлагаем нашу
21
интерпретацию - систематизированный нормативный акт, обладающий высшей юридической
силой и содержащий совокупность норм права, которые устанавливают высшие органы власти в
государстве, порядок их образования, их функции, их взаимные отношения и компетенции, а
также отношения государства к гражданину и отношения гражданина к государству.

В теории конституционного права при определении юридических свойств конституции, в том


числе и при определении сферы конституционного регулирования, специалисты оперируют и
таким понятием, каким является программность конституции. Данный концепт заключается в том,
что «сформулированные в ней нормы - принципы, нормы – цели определяют основные
направления, цели и задачи дальнейшего развития общества и государства» [21, c. 36].

Принципиальное определение роли Конституции по отношению к обществу и государству –


это важнейший компонент концепции конституционализма. Здесь проявляется взаимодействие
между правом и государством. Общество порождает право и государство. Когда государство
стремится освободиться от права, от издаваемыми законами, творит произвол, грубо и
систематически нарушает собственные законы или издает такие законы, которые представляют
собой антиправо, являются актами санкционированного законом произвола. В этих случаях, если и
есть законность, то она распространяется лишь на граждан, на население, но не на тех, кто
фактически осуществляют власть. При подобном «взаимодействии» права и государства,
конституция носит формальный характер, она фиктивна, декларативна, постоянно нарушается и не
соблюдается властью. В других исторических условиях, связь между правом и государством
приобретает иной вид – тут имеет место авторитет права, власть считается с законом, она
ограничена конституцией, имеет место относительно прочный конституционный строй,
требования соблюдения закона распространяются не только на население, но и на государственные
органы, на должностных лицах государственного аппарата. В таком правовом режиме
действующая конституция действительно играет значительную роль в обществе и государстве [22,
c 120-121].

В данном контексте, в масштабах мирового конституционного опыта, ныне действующие


конституции Республики Молдова и Украины, вписываются в ряд конституций «второго
поколения» [13, c. 381], как и Конституция Российской Федерации и другие конституции стран
новой демократии Центральной и Восточной Европы и бывших советских республик [4; 61].

Этимология слова «конституция» так и определение конституции претерпело значительные


изменения, расширяя или суживая свое содержание, в зависимости от уровня познания феномена
22
конституционализма, групповых интересов и потребностей общества, означая все-таки
систематизированную совокупность писанных или неписанных норм, которые регламентируют
принципы конституционного строя.

В статье 1 Конституции Испании 1978 года сказано: "1. Испания - социальное, правовое и
демократическое государство... 2. Национальный суверенитет принадлежит испанскому народу, от
которого исходят полномочия государства". Конституция Филиппинской республики в редакции
1984 года говорит о "суверенном Филиппинском народе". 2 Все конституции в той либо иной
форме закрепляют институты частной собственности. 3. В конституциях обычно воспроизводятся
и закрепляются основные принципы теории разделения властей. В некоторых конституциях
(итальянская, французская, западногерманская) концепция разделения властей не выражена
семантически точно, она как бы подразумевается, из нее исходят. В других (американская, датская,
японская) принципы разделения властей четко сформулированы в соответствующих статьях.
Принцип разделения властей, дополненный "системой сдержек и противовесов", положен в основу
американской конституции. Три первые главы конституции начинаются следующими
положениями: "Все законодательные полномочия, сим установленные, предоставляются конгрессу
Соединенных Штатов..." (Глава 1, ст. 1); "Исполнительная власть принадлежит президенту
Соединенных Штатов Америки..." (Глава II, ст. 1); "Судебная власть Соединенных Штатов
предоставляется одному Верховному суду..." (Глава III, ст. 1). В японской конституции содержатся
такие предписания по этому предмету: "Парламент является высшим органом государственной
власти и единственным законодательным органом государства" (ст. 41); "Исполнительная власть
осуществляется Кабинетом" (ст. 65); "Вся полнота судебной власти принадлежит Верховному
суду..." (ст. 76). В датской конституции концепция властей сформулирована в одной статье:
"Законодательная власть принадлежит Королю и Фолькетингу совместно. Исполнительная власть
принадлежит Королю, судебная власть - судам" 4. Все конституции устанавливают и закрепляют
форму правления соответствующего государства - республику или монархию. Конституционные
предписания по этому вопросу могут быть различными, но они всегда имеются в тексте основного
закона. Так, конституция США ничего не говорит о форме правления всего Союза, но закрепляет
республиканскую форму правления для штатов: "Соединенные Штаты гарантируют каждому
штату в настоящем Союзе республиканскую форму правления..." (Глава IV, ст. 4). В преамбуле к
конституции Индии сказано: "Мы, народ Индии, торжественно решив учредить Индию 37 как
суверенную демократическую республику... ". Монархическая форма правления большей частью
определяется косвенно или выводится логически из текста конституции, хотя прямых положений
23
по этому поводу может и не быть. Так, в конституции Нидерландов говорится о "территории
Королевства Нидерландов" (Глава 1, ст. 1). Форма правления Японии не определена в тексте
основного закона, но поскольку главой государства является наследственный император, власть
которого ограничена в сфере законодательной и исполнительной, естественно предположить, что
Япония - парламентарная монархия. Аналогичное положение о форме правления содержится в
Конституции Швеции 1974 года: "В государстве главой государства является Король". В
Конституции Испании 1978 года о форме правления сказано прямо: "Политической формой
испанского государства является парламентарная монархия". 5. Конституции устанавливают и
закрепляют форму государственного устройства - унитаризм или федерацию, хотя в самом тексте
основного закона могут отсутствовать прямые предписания об этом (Франция, Япония). В этом
случае как бы предполагается, что само умолчание о форме государственного устройства является
констатацией унитаризма как наиболее распространенного способа национально-политической
организации территории страны. Но и в федеративных государствах далеко не всегда встречается
сам термин "федерация" или его производные. В ряде случаев конституция пользуется
синонимами. Так, конституции США и Индии говорят о Союзе, конституция Австрии содержит
термин "Союзное государство". Конституции Канады и Швейцарии говорят также о Союзе, но в
официальных документах и публикациях они иногда именуются конфедерациями. Прямое
упоминание о федерации содержится в конституциях ФРГ, Аргентины, Бразилии, Венесуэлы,
Мексики. 6. Все конституции в той либо иной форме провозглашают и устанавливают
демократические свободы граждан и подданных. Обычно в самом тексте основного закона
содержится соответствующая глава или раздел. В новейших конституциях, особенно
латиноамериканских, правовое положение человека и гражданина с точки зрения технико-
юридической разработано весьма обстоятельно, со множеством деталей. В то же время имеется
ряд конституций, в основном тексте которых отсутствуют разделы или даже упоминания о правах
и свободах. К их числу относятся конституции США, Франции 1958 года, некоторых
франкоязычных стран Тропической Африки. В первоначальном тексте конституции США не было
специальной статьи или раздела о правовом положении личности, и лишь спустя несколько лет
были приняты первые десять поправок, которые обычно называют Биллем о правах. Во
Французской конституции об этом говорится в преамбуле: "Французский народ торжественно
провозглашает свою принадлежность правам человека и принципам национального суверенитета,
как они определены Декларацией 1789 года, подтвержденной и дополненной в преамбуле к
Конституции 1946 года". 7. Все конституции определяют принципы организации системы высших
органов государственной власти и порядок деятельности составляющих ее подсистем. В их число
24
входят глава государства, правительство, парламент и в некоторых странах высший орган
конституционного надзора. В конституциях устанавливаются также основы регулирования таких
важнейших политических процессов, какими являются выборы, референдум и законодательство.
Круг вопросов, регулируемых конституциями, различен. Однако с определенной степенью
приближения можно вывести общую закономерность, состоящую в том, что старые конституции
обычно более суммарны. Конституции эпохи свободной конкуренции были, по меткому
выражению Наполеона, "краткими и туманными". Наиболее типичным примером является
конституция Соединенных Штатов Америки, содержащая в себе лишь общие принципы
организации центральной государственной власти и распределения компетенции между Союзом и
штатами. Подобная лапидарность основного закона давала возможность управлять более
"свободно", дополняя, видоизменяя и переиначивая конституционные предписания с помощью
обычных законов, нормативных актов исполнительной власти, толкований. Именно в ходе такого
нормотворчества в США была создана "живая конституция", существеннейшим образом
отличающаяся от официального конституционного текста. Конституции, принятые после второй
мировой войны, как правило, более детальны.
25

Глава II История конституционного развития Молдовы


2.1 Конституция 1936 года
Пролетарская революция породила первую советскую конституцию, утверждённую V
Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 года и названную известным советским юристом П.
Стучкой «конституцией гражданской войны». Эта Конституция закрепляла завоевания советской
власти и устанавливала диктатуру пролетариата как сильную и могучую народную власть,
подавляющую эксплуататоров вплоть до полного уничтожения (ст. 9 разд. II). Вместе с тем
Конституция РСФСР устанавливала республиканскую форму правления, федеративное устройство
государства, основанное на свободном союзе равноправных народов, полновластие
представительных органов власти – Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов,
вводило избирательное право. Конституция РСФСР 1919 г. учредила ряд формально-
демократических институтов, однако носила ярко выраженный классовый характер: она
признавала субъектом права трудящийся народ, но не конкретную личность; установленные ею
немногочисленные и в основном политические права могли быть использованы только в интересах
советской власти.

Вторая советская Конституция была принята II съездом Советов СССР 31 января 1924 г. Это
была Конституция Союза ССР, основанная на договоре об образовании СССР от 30 декабря 1922
г. «Декларация» и «Договор» об образовании Союза ССР составили содержание этого Основного
закона, закрепившего принципы советской федерации, разграничившего полномочия
общесоюзных и республиканских государственных органов, определившего систему данных
органов.

Конституцией победившего социализма была названа третья советская Конституция, принятая


5 декабря 1936 г. VIII Чрезвычайным съездом Советов СССР. Этот Основной закон был
значительно более демократическим по содержанию, чем, в частности, Конституция РСФСР 1918
г. Расширение социальной основы государственной власти отразилось в названии
представительных органов (Советы депутатов трудящихся вместо Советов рабочих и крестьянских
депутатов), демократизация избирательной системы: было введено всеобщее равное, прямое
избирательное право при тайном голосовании. Отдельная глава Конституции (гл. 10) оформляла
институт прав и свобод гражданина, был учреждён двухпалатный парламент – Верховный Совет
СССР. Особым достижением было провозглашение широкого круга социально-экономических
прав и закрепление их гарантий. Однако во многом данная Конституция оказалась лишь
26
декларативным документом, ибо полновластие Советов в реальной действительности было
подменено властью партийно-государственного аппарата, политические и личные права граждан
нарушались самой государственной властью в массовом порядке; репрессиям подвергались не
только граждане, но и целые народы и другие социальные общности.

В конце 50-х – начале 60-х годов было принято решение начать работу над новой
конституцией, однако в силу различных, но главным образом политических причин её принятие и
разработка затянулись. 7 октября 1977 года внеочередная седьмая сессия Верховного Совета СССР
девятого созыва приняла новую конституцию СССР. Четвёртая советская Конституция, как было
сказано в её преамбуле, открывала новый этап развития советского общества – этап развитого
социализма, и этому этапу соответствовало новое качественное состояние советского государства
– общенародное государство. Социальной основой государственной власти был признан советский
народ как единая социальная общность.

Анализируя данную выше характеристику советских Конституций, данную профессором


Санкт-Петербургского университета Ю.И. Козлихиным, можно заметить, что каждая из
Конституций отражала очередной этап в развитии советского общества и государства, а в её
основу была заложена доктрина коммунистической партии. Так, первая Конституция отражала
этап революционного перехода от феодального общества к социалистическому обществу,
обоснованный в работах К. Маркса и Ф. Энгельса. Конституция 1924 года оформляла создание
многонациональной советской федерации и мирового социалистического лагеря, и в её основу
была положена ленинская теория решения национального вопроса. Основной закон страны 1936
года, по мнению советского руководства, был свидетельством построения в СССР основ
социализма, и его совершенствование связывалось с демократизацией общества и государства, но
одновременно и с усилением классовой борьбы внутри общества.
27

2.2 Конституция Молдавской Советской Социалистической


Республики 1941 года

Известно, что конституциям Республики Молдова советского периода, как и всем


конституциям социалистического типа, были присущи общие черты, признаки, откровенно
классовый характер. Так, Конституция АМССР 1925 года, 1938 года, МССР 1941 года в качестве
основной задачи определяли установление и упрочение диктатуры пролетариата, полного
подавления буржуазии и построение социализма. Конституция МССР 1978 года подтвердила
преемственность идей и принципов предыдущих конституций. Разработанная и принятая в полном
соответствии с Конституцией СССР 1977 года, она в своем содержании исходила из 55
основополагающих для жизни республики идей научного коммунизма, закрепляла руководящую
роль КПМ (КПСС) в обществе и государстве. В качестве основы экономической системы МССР и
УССР она утверждала государственную (общенародную) и колхозно-кооперативную
собственность, закрепляла плановое ведение хозяйства, основанное на жесткой централизации.

В основу организации государственной власти Конституция МССР и Конституция УССР


закладывала принцип верховенства Советов, которые в действительности подменялись
партийными органами, узурпировавшими власть в своих руках. Далее, Конституция МССР и
Конституция УССР 1978 года, провозглашала и закрепляла политические, социально-
экономические и личные права граждан. Но при этом отсутствовали реальный механизм и
конституционные гарантии их обеспечения (прежде всего политических, личных прав и свобод).
Конституционные права и свободы граждан, как известно, грубо попирались, а конституционное
законодательство не могло обеспечить независимость судов – одного из необходимых устоев
действительно демократического государства.

Наконец, вопреки провозглашенным в конституциях СССР и МССР положениям о


суверенитете Республики Молдова, этот суверенитет был на столько усечен, что по существу,
лишал самостоятельности республики в принятии даже самых элементарных решений, будь то в
области сельского хозяйства, промышленности, социальных отношений, межреспубликанских, а
тем более зарубежных связей. Ущербность, причиненная данными ограничениями для Молдовы –
общеизвестна. Современная конституционная теория предъявляет более высокие требования к
конституции, которые предопределяются тенденциями эволюции демократического
конституционализма в XIX-XX вв. Важнейшими из них, по мнению Б.А. Страшуна [38, c. 21-25],
28
являются демократизация, социализация и интернационализация конституций и в целом
конституционного права.

Конституционная система имеет устойчивый и эффективный характер, если, во-первых,


опирается на фундаментальные ценностные ориентации в политико-государственной и социально-
культурной жизни общества, во-вторых, интегрирует национальный опыт государственно-
правового развития с конституционными достижениями других государств. Современный
конституционализм основывается на творческом развитии демократических идей и правовых
принципов. Его несовершенство носит временный характер, обусловленный переходным
периодом государственности Республики Молдова.

В советский период практическая потребность осуществления подобных функций


отсутствовала. С одной стороны, «советский конституционализм» базировался на концепции
полновластия Советов – как единственных органов государственной власти, правовые акты
которых не предполагалось проверять на конституционность. При этом единообразное понимание
конституционных норм обеспечивалось не правовым, а политическим контролем в условиях
административно-командной системы. С другой стороны, советские конституции во многом не
были реально действующим правом и не использовались правоприменительными органами
непосредственно при вынесении решений.

2.3 Кризис 1991 года. Распад СССР. Перестройка и принятие


конституционных реформ

В научно-аналитических работах, посвященных данной проблеме, рассматриваются


различные причинны падения этого огромного федеративного государства, которому, казалось бы,
не было равных в смысле государственного единства советских народов. Мы в данном аспекте
разделяем одну, на наш взгляд, очень важную сторону этого глобального процесса - безудержное
маневрирование компетенциями федерального центра и субъектов федерации. Возможность
оперативного решения данных конституционно-правовых отношений обусловливалась
бюрократическим централизмом, партийно-бюрократическими методами воздействия на
суверенность союзных республик. Так в 60-е гг. был взят курс на расширение прав союзных
республик, что давало возможность субъектам федерации расширить свои суверенные права и
использовать их более эффективно с учетом местных особенностей и интересов. Но уже с 1965
года снова начинается возврат к строгой централизации, особенно в сфере руководства
29
хозяйством, особенно промышленностью. Переход от территориального к отраслевому принципу
управления кардинально изменил всю систему правоотношений центра и субъектов федерации в
основных отраслях экономики.
Поскольку все совнархозы были ликвидированы и управление промышленностью передано
отраслевым министерствам, созданным как общесоюзные и союзно-республиканские органы, все
управление машиностроением было сосредоточено в руках общесоюзных ведомств, а другие
отрасли промышленности перешли в совместное ведение Союза и республик. В 1967 г. в центре
было сконцентрировано и управление строительством: создано несколько союзно-
республиканских строительных министерств, которым передавались объекты, возводимые ранее
организациями, подчиненными республиканским ведомствам. В 1970 г. в ведение Союза было
передано целиком управление химической и нефтяной промышленностью.
Произошла централизация и в области руководства культурой. С момента возникновения
Советского Союза управление просвещением всегда находилось в компетенции республик.
Теперь, в 1966 г. впервые было создано союзно-республиканское министерство просвещения.
Такая централизация в функционировании государственного механизма огромного
федеративного государства не вписывалась в характер перестроечных процессов. Надо было
изыскивать более привлекательные пути для всех субъектов федерации.
Предполагалось, что союзным республикам будут предоставлены более широкие
экономические и политические права, а центральные власти не будут вмешиваться в решение
вопросов, отнесенных к их ведению. Руководители СССР считали, что как и прежде, гарантией
суверенитета союзных республик будет служить закрепленное в Конституции СССР право выхода
из его состава.
Однако события в республиках вышли за рамки представлений центра, который стал лишь
фиксировать то, что делалось в республиках. Так, закон СССР «О разграничении полномочий
между Союзом ССР и субъектами федерации» от 26 апреля 1990 г. был принят «вдогонку»
решениям ряда республик об их суверенных правах. То же самое произошло и с законом о выходе
из состава СССР, который приняли уже после того, как Литва заявила о своем выходе из состава
Союза.
Единство Советского Союза в большой мере опиралось на единство правящей партии.
Идеология КПСС была глубоко интернациональной. Демократизация внутрипартийной жизни,
критика форм, методов и политической практики КПСС в области межнациональных отношений
парализовали партийное воздействие. Последовавший кризис КПСС, ее раскол, отстранение от
власти позволили открыть дорогу для проникновения и укоренения в сознании части населения и
30
политического руководства республик националистических идей.
Другой важнейшей опорой государственного единства СССР являлась плановая экономика и
централизованное распределение материально-технических ресурсов. Переход к рыночным
принципам организации экономики разрушал экономический фундамент существовавших
политических отношений. Не случайно, что на пути к полной независимости все республики
проходили один и тот же путь:
1) экономическая самостоятельность (внутренний хозрасчет);
2) провозглашение суверенитета, где главную роль играет приоритет республиканского
законодательства над Союзным и перераспределение власти и собственности между Союзом и
республикой в пользу республики;
3) провозглашение независимости и обращение к мировому сообществу с просьбой об ее
признании.
Особый интерес в решении проблемы её связи с СССР вызывала позиция Молдавской
республики, которая на пятой сессии парламента республики прямо заявила: «будущий союз не
может основываться на принципах унитарного государства. Именно республики, являясь
суверенными и независимыми (подчеркнуто нами), должны образовать союз, центр, а не
наоборот...» Мы выступаем против Центра в его нынешнем состоянии, с его бюрократическими
структурами, которые хотят увековечить свое существование за счет суверенных республик».
Здесь, как нам представляется, уместно напомнить о прозорливости наших бывших
парламентариев, которые на той же сессии высказывались и за опасность изоляционизма в
экономике, что «этот путь может привести нас только к еще большему обострению обстановки в
республике».
В подтверждение данного тезиса говорилось, что было бы ошибкой помнить лишь «темные
пятна» прошлого и забыть, что десятки и даже сотни лет народы нынешнего СССР жили,
трудились и страдали вместе. За те более чем 70 лет, что существует СССР, создан единый
хозяйственный механизм.
Уже из этих положений было ясно, что сложности в экономике, с которыми встретится
Молдова, да и другие республики в случае разрыва их хозяйственных связей, прогнозировались
довольно объективно с самого начала. Уже тогда было понятно, что такой шаг для нашей
республики особенно труден, так как мы не располагаем энергетической базой, собственной
нефтью, углем, природным газом, металлом, лесом и др. Только в 1990 году Молдова
импортировала из других республик 6 млн. тонн угля, 2,2 млн. тонн бензина и другого горючего,
4,1 млрд. кубометров газа, более 600 тыс. тонн проката, 1,4 млн. кубометров леса и т.д. Завод
31
«Альфа» в то время поддерживал прямые связи с 178 предприятиями, а тракторный завод - с более,
чем 200. Теперь мы на фактах убеждаемся, к каким трудностям привел разрыв этих связей. В
целом же, в хозяйственном комплексе Молдова импортировала сырье и товары на сумму 4,045
млрд. рублей, а экспортировала их на сумму 4,796 млрд. рублей (в ценах 1990г.).119
Предвидя осложнения, связанные с утратой г экономической интеграции, тем не менее,
позиция республики Молдова относительно ее суверенитета и^ независимости, оставалась
неизменной. «Суверенитет 5 республики нельзя ставить на одни весы с экономическими 1
факторами», подчеркивалось на пятой сессии Парламента Республики Молдова (18-19 декабря
1990 г.).
Там же говорилось и о целесообразности вхождения Молдовы в союз суверенных государств.
Однако, на иных условиях. В этой связи была разработана и предложена концепция Верховного
Совета ССРМ о договоре сообщества суверенных государств в свете Декларации «О суверенитете
ССР Молдова» и проекта нового Союзного договора.
Суть концепции состояла в следующем:
1. Союз образовывается из государств, из суверенных стран, а не из республик. Республика
является формой государственного правления и не может заменить понятия суверенного
государства.
2. Союз является организмом координации действий суверенных государств - учредителей, а
не сверхгосударством с соответствующими государственными атрибутами: территорией,
политической властью, суверенитетом, гражданством, избирательной системой и Конституцией,
единой валютой и т.д.
З. Союз не обладает собственностью. Собственность не может быть общей или ничьей, то есть,
Союза. Она принадлежит суверенным государствам и в той мере, в какой они создали
соответствующие ценности.
4. Нельзя одинаково рассматривать все суверенные государства. Одни из них при заключении
Союзного договора могут выдвигать определенные условия, с которыми необходимо считаться.
Другие могут подписать Договор на определенный срок, а третьи – на неопределенный.
5. В силу своих исторических и родственных прав Республика Молдова высказывается за
восстановление своего суверенитета на территориях, незаконно включенных в состав Украины в
1940 году.
6. Существующие органы Союза необходимо заменить Советом по координации сообщества
суверенных государств и определенными координационными центрами, созданными на
паритетных началах.
32
7. Целью заключения Союзного договора должно быть лишь повышение эффективности
государственной и межгосударственной экономической, социальной, экологической, научно-
технической деятельности и т.д. Существующая ныне форма оказалась неэффективной.
Иными словами, более благоприятной формой со всех точек зрения по концепции,
предложенной Молдовой, был бы союз, основанный на принципах конфедерации. При этом
предполагалось со временем, при благоприятных условиях, перерастание конфедерации в
федерацию без какого-либо ущерба суверенитета ее субъектов. Такой подход к решению данного
вопроса мог бы привести к созданию такого союза, из которого ни одному из суверенных
государств - учредителей не было бы выгодно выходить.
Таким образом, позиция Молдовы заключалась в приоритетности суверенитета, свободы и
независимости даже в ущерб экономическому состоянию, однако она никогда не возводила это в
степень идеала, а стремилась уравнять эти две противоположности.
«Мы хорошо понимаем, - сказал Президент Республики Молдова, - что никакое суверенное
государство не может существовать в политическом плане без того, чтобы не войти в союз с
другими государствами. Но мы за равноправный союз. Более того: благосостояние народа
невозможно обеспечить, изолировавшись в собственных границах. А можно это сделать, только
лишь установив и развивая взаимовыгодные экономические отношения с другими суверенными
государствами».
Так Молдова доказывала свой путь решения вопроса, он был наиболее правильным, но не
воспринятым Центром тогда. Теперь же понят, но с большим опозданием. Однако тогда идея
независимости Молдовы встретила острейшее сопротивление. Она подвергалась нападкам
консервативных и реакционных сил. Особая роль в этом отводилась ортодоксальной части
Компартии и реваншистским элементам из его руководства. Идею независимости пытался
подорвать и генеральный корпус, во многом тогда определявший политику Центра. Противились и
Советы народных депутатов, опасаясь ослабления концепции местного самоуправления.
При всем своеобразии в подходах к решению проблем; однако, все союзные республики были
едины в достижении своего государственного суверенитета.
Так, 12 июня 1990 г. Первый съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию «О
государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической
Республики». В преамбуле этого документа, в частности, говорилось, что съезд торжественно
провозглашает суверенитет РСФСР на всей ее территории и заявляет о решимости создать
демократическое правовое государство, в составе обновленного Союза СССР. Однако в тексте
самой Декларации содержались такие положения, которые противоречили не только Конституции
33
СССР, но и ставили под сомнение возможность существования Союза вообще. В частности, это
касается провозглашения «верховенства Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей
территории РСФСР и признании возможности приостанавливать действие актов Союза ССР...,
вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР» на территории РСФСР.
Одновременно Декларация содержала и положение о необходимости существенного расширения
прав автономных республик, автономных областей, автономных округов «равно, как краев и
областей РСФСР». Впервые в документе важнейшей политической значимости наметился отказ от
национально-территориального принципа построения федерации. Это видно из того, что о правах
краев и областей говорится одновременно с правами национально-территориальных образований.
Программа реализации положений Декларации, перечень конкретных организационно-
правовых мер были сформулированы в Постановлении съезда народных депутатов РСФСР «О
разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (основы нового
Союзного договора)» от 22 июня 1990 г. Этим документом предусматривалось закрепить за СССР
Министерство обороны, КГБ, Министерства гражданской авиации, путей сообщения, морского
флота, связи, энергетики и электрификации, атомной энергетики и промышленности, оборонные
отрасли промышленности и космонавтику в части заказов Министерства обороны и союзных
программ. Из-под управления органов Союза ССР выводились Совет Министров РСФСР, МВД
РСФСР, Российский республиканский банк Госбанка СССР, преобразованный в Государственный
банк России. Определялся исчерпывающий перечень сфер, переданных в ведение Союза ССР,
намечались меры по участию в них России. Таким образом, Декларация существенно ослабляла
СССР как федеративное государство, вносила черты конфедеративного начала. Но несмотря на
это, сохранение за Союзом ССР важнейших функций, обеспечивающих его жизнеспособность,
показывает, что в тот период времени идея упразднения СССР еще не овладела умами всех его
членов и, в частности, Россией. Позднее Верховный Совет РСФСР принял несколько законов для
реализации норм, содержащихся в вышеупомянутых «Декларации» и «Постановлении».
Заметную роль в деле ослабления СССР и создания предпосылок преобразования его из
союзного государства в союз государств сыграл Закон «Об обеспечении экономической основы
суверенитета РСФСР». Этим законом устанавливалось, что общесоюзная собственность есть не
что иное как совместная собственность республик, что РСФСР, как и другие республики, имеет
право на часть золотого запаса, алмазного и валютного фондов. Предполагалось обязательное
согласие республики при определении порядка их использования. По сути дела, здесь впервые был
серьезно поднят вопрос о дележе наследства Союза ССР между республиками.
Процессами, аналогичными тем, что протекали в России и Молдове, были охвачены и другие
34
союзные республики. Конечно, здесь имелась и своя специфика.
Противостояние центра и республик не могло не затронуть вопроса об армии. Республики,
заявившие о выходе из СССР, начинают создавать собственные вооруженные формирования и
полностью игнорируют исполнения Закона о воинской обязанности в СССР, а республики
Прибалтики и Молдова потребовали вывода Советской армии со своей территории.
Самым угрожающим фактором в достижении суверенитета и независимости Молдовы как и
других республик, как мы уже отмечали, было решение Центра любой ценой провести 17 марта
1991 года референдум по вопросу будущего Союза ССР.
Сразу же подчеркнем, что руководство Республики Молдова выступило против проведения
такого референдума на территории Молдовы. При этом нужно было доказательно
аргументировать данное решение, пробудить сознательное отношение к нему населения
республики.
Были сформулированы следующие аргументы:
1. СССР как фактически унитарное и авторитарное государство утратил свое историческое
значение и создал объективные условия для самоуничтожения как империи с явным
преобладанием антидемократизма, зла и насилия. Лишь отдельные примеры: 1940 год - аннексия
Литвы, Латвии, Бессарабии и Северной Буковины; 1956 год -военное вторжение в Венгрию; 1968
год - военное вторжение в Чехословакию; 1979-1989 годы - военное вторжение в Афганистан.
2. СССР имел две истории - одна - грандиозная перестройка общества социалистической
формации с ее героическими созиданиями; другая - это лагеря, забитые «врагами народа», в
качестве которых были объявлены целые нации. Это - два миллиона политзаключенных в 1937
году, что в 10 раз больше, чем в Царской России. Это история организованного голода в целях
обоснования необходимости коллективизации, это история диктатуры и насилия.
З. Преемственноеть авторитарного политического режима в последующие годы: декабрь 1986
год - кровавые события в Алма-Ате; 9 апреля 1989 года - кровавое воскресенье в Тбилиси; 20
января 1990 года - подавление танками людей в Баку; 13 января 1991 года - кровавые события в
Вильнюсе; январь 1991 года - повторение литовского сценария в Риге...
4. Усиление центробежных сил, отталкивающих все республики от СССР и их стремление к
суверенитету и независимости.
5. Неприятие субъектами, в том числе Молдовой, бывшего СССР с его общей Конституцией,
общей собственностью, общим парламентом, общим законодательством, политическим
устройством, общим Президентом.
6. Закон СССР от 27 декабря 1990 года «О всенародном голосовании (референдуме в СССР)»
35
содержал в себе необъективность, поскольку он мог быть принятым 25%+1 голос населения,
внесенного в списки для голосования, т.е. не отражал истинного настроения граждан страны.
7. Еще в большей мере, как мы уже отмечали, отталкивал от СССР его субъектов Закон от 3
апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из
СССР», где «Решение о выходе союзной республики из СССР считается принятым посредством
референдума, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно
проживающих на территории республики и имеющие право голоса».
8. Запутанность формулировок того и другого Закона имели своей целью любыми путями
сохранить Союз ССР в прежних границах, но с еще более жестким централизованным правлением,
не дать возможность республикам осуществить свое право на самоопределение, выход из СССР.
Из изложенного можно сделать следующие выводы:
в целом проект Союзного Договора, протаскиваемый референдумом, имел целью возродить
федерацию, которая скомпрометировала себя в глазах народов, сохранить Центр с его
вертикальными структурами, любой ценой удержать существующую командно-
административную систему;
• Республика Молдова настойчиво добивалась решения вопроса в пользу горизонтальных
связей между всеми суверенными государствами, и лишь затем по их решению определить
полномочия и правовое положение Центра;
• однако все эти предложения Центром не были взяты во внимание из-за традиционной
недооценки инициативы снизу, упрочившейся партократической верхушкой Москвы, Центра,
считавшей идеальными лишь их решения по любому вопросу. Последствия известны.
• как свидетельствуют исследования, аналогичного мнения, исходящего из Молдовы,
относительно Союзного Договора, придерживались республики Средней Азии: Узбекистан,
Киргизия, Туркмения. Белоруссия назначила своих уполномоченных для участия в подготовке
Союзного Договора с наказом добиваться включения в него положений, на деле гарантирующих
суверенитет и независимость государств. Россия рассматривала союз в виде Союза суверенных
государств, обновленной федерации. Украина приняла выжидательную позицию с условием
рассмотрения вопроса о подписании Союзного Договора лишь после того, как будет принята новая
Конституция Украины. Прибалтийские республики, Грузия и Армения вообще высказались
против заключения Союзного договора;
• кризис разваливающегося тоталитарного государства - СССР - по вышеизложенным и
другим причинам стал необратим, он все более углублялся. Общество раздиралось социальными и
межнациональными конфликтами. Неудержимо нарастал спад производства. Резкими темпами
36
снижался жизненный уровень населения по всей стране, создалась угроза обеспечения людей
самым необходимым. На фоне обнищания населения и хаоса в обществе дисциплина и
правопорядок по существу стали понятиями «относительными». В одном эпицентре сошлись
острейшие проблемы, накапливавшиеся десятилетиями и быстротечная разруха экономических и
общественных отношений как последствий непродуманных, субъективистских, порою
неразумных и безграмотных решений, принятых и реализованных в ходе перестройки.
В этой обстановке Президент СССР и руководители РСФСР, Украины, Белоруссии,
Узбекистана, Казахстана, Азербайджана, Таджикистана, Кыргызстана, Туркменистана 23 апреля
1991 года, обсудив положение в стране, сочли необходимым безотлагательно осуществить
согласованные действия: установление конституционного порядка; заключение нового Союзного
Договора с учетом проведенного референдума; принятие новой Конституции СССР; проведение
выборов в Союзные органы власти.
Признавая право Латвии, Литвы, Эстонии, Молдовы, Грузии и Армении самостоятельно
решать вопрос о присоединении к Союзному Договору, вместе с тем посчитали необходимым
установить режим наибольшего благоприятствования для республик, подписавших Союзный
Договор. 123
Известный августовский путч, происшедший в Москве 19-21 августа 1991 года, сорвал
процесс формирования новых союзных отношений между государствами, объявившими себя
суверенными. Страна оказалась на грани катастрофы. Сложившаяся ситуация в стране стала по
существу неуправляемой.
События 19-21 августа явились последней организованной попыткой противодействия распаду
СССР и созданию на его развалинах конфедерации в той или иной форме. Поражение ГКЧП
способствовало дальнейшему подъему децентрализаторских сил по всему пространству СССР.
Деморализованный первый и последний Президент СССР не мог исполнять свои обязанности
гаранта единства и территориальной целостности своего государства. Большинство союзных
республик, ранее объявивших о своем суверенитете, теперь пошло дальше, заявив о
независимости, обратившись к мировому сообществу за ее признанием. Они объявили
собственность Союза республиканской и перестали принимать участие в материальном
содержании органов Союза и в работе органов СССР.
Первыми реально вышли из состава СССР республики Прибалтики, независимость которых
была признана Указом Президента Российской Федерации от 24 августа 1991 г. и постановлением
Государственного Совета СССР от 6 сентября 1991 г.
В отличие от других союзных республик РСФСР была связана с СССР тем, что органы
37
государственной власти и СССР, и России располагались на одной территории, а центральные —
даже в одном городе. После заявления о государственной независимости союзных республик
получалось, что реально на территории России продолжали существовать два президента и два
парламента. Поэтому российскому руководству СССР мешал гораздо больше, чем любой другой
республике. Конечно, такое положение было весьма противоречиво и не могло оставаться
неизменным долго.
Последние недели и месяцы существования СССР были отмечены вытеснением органов СССР
из всех сфер и заменой их российскими. Россия переводит под свой контроль все наследство
Союза ССР на своей территории и за границами СССР.
Однако разрушению СССР объективно препятствовали вековые экономические связи,
объединявшие все республики. Их разрыв означал бы полную остановку всего хозяйства. Поэтому
авторы идеи разрушения Союза почли за благо создать Содружество Независимых Государств —
СНГ.
Судьба СССР была решена на известной Беловежской встрече руководителей трех республик -
Белоруссии, России и Украины 8 декабря 1991 г., когда было подписано Соглашение о создании
СНГ, предусматривавшее роспуск Союза ССР, прекращение действия его законов и ликвидацию
его органов. Соглашение подтолкнуло республики, до сих пор не заявлявшие о своем выходе из
СССР, определиться на будущее. На состоявшейся в Ашхабаде встрече глав республик Казахстана,
Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, не участвовавших в создании СНГ,
было принято решение поддержать минскую инициативу и присоединиться к этому процессу на
равноправных условиях. Совет Республик Верховного Совета СССР 18 декабря 1991 г. счел
необходимым выступить с Заявлением, в котором поддержал действия республик и оценил их как
реальный путь выхода из острейшего политического и экономического кризиса. Поставленные
перед фактом, остальные республики СССР были вынуждены присоединиться к процессу
роспуска СССР.
Конец СССР был положен на встрече президентов 11 республик Союза, состоявшейся в Алма-
Ате 21 декабря 1991 г. В Декларации, подписанной президентами Азербайджана, Армении,
Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Российской Федерации, Таджикистана,
Туркменистана, Узбекистана и Украины, говорилось, что взаимодействие участников содружества
будет осуществляться на принципе равноправия через координирующие институты, формируемые
на паритетной основе и действующие в порядке, определяемом соглашением между участниками
Содружества, которое не является ни государством, ни надгосударственным образованием.
Декларация констатировала, что с образованием СНГ — Союз Советских Социалистических
38
Республик прекращает свое существование. Сохранялось только объединенное командование
военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием.

2.4 Конституционный кризис и принятие Конституции в 1994


году
В мировой практике существует различные формы принятия Конституции, выделяют в
частности три: принятие парламентом, принятие Учредительным собранием и принятие
непосредственно на референдуме. Парламентом была принята например Конституция США.
Учредительное собрание принимало конституции в таких странах, как Италия, Япония,
Португалия. Основное отличие Учредительного собрания от парламента состоит в том, что
парламент -постоянно действующий законодательный и представительный орган, в то время как
Учредительное собрание созывается специально для целей принятия конституции или основ
правовой системы. После выполнения этих задач Учредительное собрание прекращает свою
работу. Принятие Конституции на референдуме, где народ решает судьбу основного закона
представляется не только наиболее демократичным, но и в какой-то степени незыблемым актом
выражающий волю самого народа. Это именно тот случай когда непосредственная демократия
имеет преимущество по сравнению с представительной. Путем всенародного волеизлияния были
приняты конституции многих стран, среди которых Франция, Испания, Россия и другие.
В 1994 году в Республике Молдова был избран путь принятия Конституции Парламентом.
Думаю, что на тот период времени когда общество и государство для своего дальнейшего
поступательного движения, очень нуждалось в наличие основного закона это скорее всего было
оправдано. Ведь именно принятие Конституции позволили консолидировать и укрепить основы
правовой системы уже на базе конституционно зафиксированных положений.
Принятию Конституции Республики Молдова предшествовало очень много важных и
значимых дел, среди которых: и создание ряда комиссий которые непосредственно разрабатывали
текст конституции, и работа с международными организациями и публичное обсуждение
положений проекта и целый ряд семинаров, конференций и круглых столов, которые обеспечили
разработку и принятие в итоге такого текста Конституции, который отвечал основным
требованиям предъявляемым к такого рода законодательным актам.
В основу Конституции Республики Молдова легли основополагающие и общепризнанные
конституционные принципы, среди которых необходимо выделить следующие:
39
- Во-первых, четко зафиксировано что единственным источником власти является народ,
которому принадлежит суверенитет осуществляемый непосредственно и через свои
представительные органы, в формах определенных Конституцией;
- Во-вторых, важным условием и гарантией конституционной демократии является наличие
политического плюрализма, несов-местимого с диктатурой и тоталитаризмом;
- В-третьих, закреплен принцип разделения властей как один из основных конституционных
принципов правового государства;
- В-четвертых, провозглашены гарантии соблюдения прав и свобод человека в соответствии;
Национальный суверенитет предполагает политике-правовое свойство каждой нации, которая
с учетом целого ряда условий (компактность проживания на отдельной территории,
экономических и политических связей с другими народами внутри страны, степени
экономического и культурного развития и др.) добровольно и самостоятельно решает вопрос о
своем самоопределении -выборе ток или иной национально-государственной формы своего
существования, обеспечивающей свободное и всестороннее развитие. Она сохраняет и свободно
развивает свой язык, обычаи, уклад жизни, соответствующие национальные учреждения.
Молдавская нация, представляющая собой титульный этнос, давший название государству, и
национальные меньшинства (русские, украинцы и др.), исторически слившись 8 единый народ
Молдовы, с распадом СССР самоопределились в одном государстве - Республике Молдова.
Не случайно в преамбуле Конституции Республики Молдова лодчеркивается, что Конституция
принимается исходя из непрерывной государственности молдавского народа в историческом и
этническом пространстве его национального становления с учетом стремления к удовлетворению
интересов граждан иного этнического происхождения, составляющих вместе с молдаванами народ
Республики Молдова. Таким образом, Республика Молдова -это государственная форма
самоопределения всего многонационального народа Молдовы и, вместе с тем, всех входящих в
него национальных меньшинств.
«Основу государства, - говорится в ст. 10, п. 1 Конституция Республики Молдова, - составляет
единство народа Республики Молдова. Республика Молдова является общей и неделимой родиной
всех ее граждан».
Понятие национального суверенитета неотделимо от принципа национального равноправия, в
условиях которого соблюдается не только равенство граждан всех национальностей,
проживающих в Республике Молдова и предоставляется возможность нациям, народностям,
этническим группам осуществлять право на самоопределение в области культуры, образования,
развивая национальную культуру, свой язык, организуя обучение на нем.
40
Аналогично закреплено в Конституциях других демократических государств. Так, в
Конституции Белоруссии говорится, что:
Государство регулирует отношения между Социальными, национальными и другими
общностями на Основе принципов равенства перед законом, уважения их Прав и интересов, (ст.
19);
Государство ответственно за сохранение историко-культурного наследия, свободное развитие
культур всех Национальных общностей, проживающих в Республике Ьсларусь. (ст. 15).
Вместе с национальным суверенитетом, Конституция Республики Молдова провозглашает
суверенитет народа, осуществляющего свою власть непосредственно и через свои
представительные органы в формах, определенных Конституцией (ст.2, п.1). Данная
конституционная норма означает, что именно народу Молдовы принадлежит суверенная
государственная власть, обладающая нерховенством и независимостью. Народ Молдовы ни с кем
не делит свою власть, осуществляет ее самостоятельно и независимо от каких-либо социальных
сил, причем исключительно в своих собственных интересах. 199
Закрепленный Конституцией народный суверенитет неделим, имеет и может иметь только
одного субъекта -народ Республики Молдова.
То же, например, в Грузии. «Источником государственной власти является народ.
Государственная власть осуществляется в пределах, установленных Конституцией Грузии.
Народ осуществляет свою власть посредством референдума, других форм непосредственной
демократии и через своих представителей.
Никто не вправе узурпировать или незаконно захватить государственную власть.
Государственная власть осуществляется на основе принципа разделения властей».
Суверенная государственная воля народа Молдовы обязательна для всех центральных и
местных органов государственной власти и управления, для всех организаций и лиц на территории
республики. Ни одно частное лицо, ни одна часть народа, ни одна социальная группа, ни одна
политическая партия или иное общественное объединение не могут осуществлять
государственную власть от своего имени. Узурпация государственной власти является тягчайшим
преступлением против народа - закреплено в Конституции Республики Молдова (ст. 2, п. 2).
Тем самым, конституционно гарантируется важнейший государственно-правовой принцип
общественного строя республики - полновластие (суверенитет) народа Молдовы. А это значит, что
власть должна исходить только от народа как ее единственного источника. Свои властные
полномочия государственные органы получают от народа, избираются народом, осуществляют
свои властные полномочия в строгом соответствии с Конституцией, принятой народом
41
Республики Молдова.
Конституция Республики Молдова установила три основные формы осуществления власти
народом.
1. Непосредственную (прямую) демократию, когда народ осуществляет свою власть
непосредственно путем прямого волеизъявления - референдум, свободные выборы, народные
обсуждения важных вопросов государственной жизни, законопроектов, коллективные и
индивидуальные обращения в республиканские государственные органы и органы местного
самоуправления. При этом следствием выборов и референдумов являются окончательные,
общеобязательные решения. Решения собраний, митингов, итоги обсуждения проектов законов
имеют не обязательное, а совещательное, консультативное, рекомендательное значение для
государственных органов, должностных лиц и граждан.
2. Представительная демократия означает осуществление народовластия через
представительные органы, избираемые непосредственно народом и состоящие из его
полномочных представителей - народных депутатов. Через представительные органы выражается
государственная воля народа. Парламент Республики Молдова, представительные органы ее
субъектов осуществляют законодательную власть, ныражают государственную волю народа в
законах, регулирующих организацию и деятельность других нластных структур, поведение всех
физических и юридических лиц на территории страны.
3. Осуществление народовластия органами местного самоуправления, которые в пределах
своих полномочий действуют самостоятельно. Местное население, представляющее собой часть
народа Молдовы, осуществляет свое волеизъявление путем непосредственной демократии на
местном уровне, участвуя в выборах, референдумах, в работе местных органов самоуправления.
Указанные три основные организационно-правовые формы проявления народовластия
призваны обеспечить на (4еле реализацию народного суверенитета как безраздельно
Господствующего конституционного источника власти в ?еспублике Молдова. Механизмом
реализации „юлитической власти народа Молдовы является его политическая организация в лице
государства как главного »лемента политической системы, в которую входят и политические
партии, общественные организации, днижения. Взятые вместе, они в полном объеме охватывают
отношения, которые составляют само содержание полновластия народа, его суверенитета и
независимости.
Сердцевину всех социально-управленческих отношений составляют отношения политической,
государственной и пасти, поскольку именно в них наиболее последовательно и концентрированно
выражены интересы всего народа Молдовы.
42
Таким образом, полновластие народа - это такая категория, которая неотделима от самой
сущности демократии, закономерно вытекает из самих социально-экономических и
государственно-правовых устоев нового демократического строя и вместе с тем служит главной
гарантией упрочнения этого строя, определяет динамику его развития и последовательного
совершенствования.
Полновластие народа Молдовы, наиболее полно отражающее подлинный демократизм
общественного и государственного строя, проявляет себя прежде всего через государственность,
которая является основным каналом реализации полновластия народа Молдовы, его важнейшей
гарантией.
Главным выразителем и гарантом суверенной воли народа Республики Молдова является
государственный суверенитет, представляющий собой верховенство государственной власти
внутри страны и ее независимость от других государств в международных отношениях.
Верховенство состоит в правомочии устанавливать в обществе единый правопорядок,
правоспособность государственных и общественных организаций, наделять правами и
обязанностями должностных лиц и граждан.
Правовой основой государственного суверенитета Республики Молдова, как мы уже отмечали,
является Конституция и Декларация о независимости Республики Молдова.
Статья первая Конституции Республики Молдова закрепила: "Республика Молдова -
суверенное и независимое, единое и неделимое государство».
Вытекающая из этого конституционного положения сущность государственного суверенитета
Республики Молдова более ярко раскрывается в его свойствах. Таковыми являются: верховенство
государственной власти Республики Молдова; единство этой государственной власти; ее
независимость.
Закрепленное в Конституции верховенство государственной власти Республики Молдова
проявляется в следующем:
- эта власть определяет весь строй правовых отношений в Республике Молдова;
- устанавливает правовую систему страны, общий мопорядок, правоспособность, права и
обязанности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан;
- обеспечивает верховенство на всей территории <нударства Конституции и других законов,
издаваемых
Высшими органами государственной власти Республики Молдова;
- обеспечивает внутреннюю согласованность и единство щшвовых норм, образующих
правовую систему Республики Молдова;
43
- создает посредством закона и права юридическую Основу для образования и
функционирования всех других Органов и организаций, проявляя тем самым суверенитет
Государства по отношению к ним;
- обладает правом отмены и признания ничтожным Любого незаконного проявления другой
общественной власти;
- имеет в наличии специальные средства воздействия, Которыми не располагает никакая
другая общественная Организация.
Верховенство государственной власти, однако, не Исключает ее взаимодействие с
негосударственными политическими организациями при решении разнообразных вопросов
государственной и общественной жизни.
Верховенство власти, согласно Конституции и иущности ее суверенитета, не означает ее
неограниченности. В конституционном государстве власть, хотя и суверенная, всегда ограничена
правом. Как и всякая другая власть в конституционном государстве, государственная власть
основана на праве и ограничена правом.
Право - основной инструмент, при помощи которого Государственная власть обеспечивает
функционирование Конституции, проводит свою политику, выполняет присущие ей задачи и
функции и воздействует на общественные отношения. Организуя и упорядочивая последние в
интересах общества, выражая волю народа Молдовы, государственная власть посредством права
придает этой воле общезначимый и обязательный характер.
Монополия правотворчества, установления норм права и их охрана специальным аппаратом
принуждения, являясь особенностями государственной власти, выступает в то же время в качестве
основных каналов реализации государственного суверенитета Молдовы.
В Конституцию, в нормы права облечены государственно-властные веления народа
Республики Молдова, что позволяет ему (народу) регулировать поведение членов общества и тем
самым осуществлять государственное руководство обществом. В силу этой же причины нормы
права выступают одновременно в качестве политических и правовых императивов.
Право, система правового регулирования общественных отношений, устанавливаемые
государственной властью, также выступают в качестве основного средства выражения суверенной
воли народа и ее реализации.
Закрепленное в Конституции верховенствующее положение государственной власти в
обществе, тем самым, с неизбежностью реализуется в установлении и претворении в жизнь
системы правовых норм, основные особенности которых заключаются в том, что они, во-первых,
являются прямым выражением государственной власти, воплощают ее политику; во-вторых,
44
обеспечиваются в своем применении силой государства; в-третьих, обладают общеобязательным
характером, распространяясь на общество в целом; в-четвертых, реализуются при соблюдении
принципа, единства законности на всей территории Республики Молдова; в-пятых, обладают
механизмом принуждения, гарантирующего властный характер в отношениях властвующего и
подвластных; в-шестых, опосредствуют объективную зависимость государственной власти в
условиях демократического политического режима от народа, формирующего эту власть; в-
седьмых, выполняют регулятивную роль во взаимодействии и взаимном уравновешивании
законодательной, исполнительной и судебной власти.
Единство государственной власти Республики Молдова выражается в наличии единой
системы органов, Осуществляющих в своей совокупности высшую дарственную власть, которая
является, в соответствии Конституцией, единственной суверенной властью в публике и регулирует
все основные стороны жизни, осуществляя свое верховенство по отношению ко гем организациям
и лицам, участвующим в управленческом процессе.
Юридические признаки единства государственной и масти состоят в том, что совокупная
компетенция системы Органов, составляющих высшую государственную власть, Схватывает все
полномочия, необходимые для Осуществления функций государства.
Выражением единства государственной власти Молдовы является и то, что ее различные ветви
Предписывают соответствующим субъектам определенные, Не выходящие за рамки Конституции
Республики Молдова, Правила поведения.
Независимость государственной власти, Провозглашенная в Конституции, проявляется в
самостоятельности Республики Молдова как суверенного государства в отношениях с другими
государствами. Республика Молдова обеспечивает целостность и неприкосновенность своей
территории. Суверенитет Республики Молдова обеспечивается политическими, экономическими и
правовыми гарантиями, включая дипломатическую и военную защиту, деятельность
правоохранительных и других государственных органов. Республика Молдова самостоятельно
определяет и осуществляет внутреннюю и внешнюю политику, является субъектом
международного права.
Исходя из того, что отношения суверенных государств на международной арене
осуществляются в форме взаимных соглашений о подчинении своих действий тем или иным
согласованным правилам, которые приобретают вид норм международного права, Республика
Молдова строит свои инешние отношения с другими государствами на основе строгого
соблюдения норм международного права, равноправного участия в деятельности международных
организаций, уважения и учета суверенитета других государств,
45
В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и
сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 г.,
говорится: «Каждое государство имееч неотъемлемое право выбирать свою политическую,
экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со
стороны какого бы то ни было другого государства».
В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки,
30 июля -1 августа 1975 г.) в числе принципов, руководствоваться которыми взяли на себя
обязательство подписавшие этот важный документ государства (включая позже и Республику
Молдова), закреплен принцип суверенного равенства, взаимного уважения прав, вытекающих из
суверенитета.
Государства-участники прежде всего взяли на себя обязательства уважать права, присущие их
суверенитету, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на
территориальную целостность, на свободу и политическую независимость, на возможность
свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные
системы, равно как и право устанавливать свои законы и административные правила.
В рамках международного права все государства -участники имеют равные права и
обязанности. Они должны уважать право друг друга, определять и осуществлять по своему
усмотрению отношения с другими государствами согласно международному праву и в духе
подписанного в Хельсинки документа.
Государства имеют право самостоятельно и независимо определять свою принадлежность к
международным организациям, а также участие в двусторонних или многосторонних договорах, в
том числе в союзных договорах, они имеют право на нейтралитет.
В числе обязательств, взятых на себя государствами участниками Совещания по безопасности
и сотрудничеству в Европе, содержатся обязательства:
- воздерживаться от всех проявлений силы с целью принуждения другого государства -
участника к отказу от полного осуществления его суверенных прав;
- воздерживаться от любого другого акта военного или политического, экономического или
другого принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам
осуществление другим государством -участником прав, присущих его суверенитету и таким •
«бразом обеспечить себе преимущества любого рода.
Таким образом, во внешнеполитических отношениях действия Молдовы, как и другого
суверенного государства, подчиняются необходимости соблюдать и исполнять общепризнанные и
общеобязательные нормы международного права, а также те отношения и договоры, участником
46
которых они являются, и это вполне конституционно.
Отсюда, когда мы говорим о суверенитете Республики Молдова, как и о другом суверенном
государстве, в международном аспекте, мы понимаем под этим не какой-пибо "абсолютный
суверенитет" или "неограниченную свободу действия". Суверенитет государства в
международных отношениях есть реально существующая независимость государства, которая не
является беспредельной.
Для демократических государств характерны конституционные положения о приверженности
принципам и нормам международного права, признание их приоритета перед национальными, и
даже допущение ограничения суверенитета своего государства в пользу наднациональных
межгосударственных структур. Например, в ст. 24 Германского Основного Закона закреплено:
«1. Федерация может законом передавать суверенные права межгосударственным
учреждениям.
2. В интересах сохранения мира Федерация может включиться в систему взаимной
коллективной безопасности; при этом она может согласиться на ограничение своих суверенных
прав, которые приведут к установлению и обеспечению мирного и прочного порядка в Европе и
между народами мира». Ст. 25 «Общие нормы международного права являются составной частью
федерального права. Они имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают
права и обязанности для жителей федеративной территории».
О приоритете международных норм над национальным правом говорится в ст. 8 п. 2
Конституции Республики Молдова: "Вступлению в силу международного договора, содержащего
положения, противоречащие Конституции, должен предшествовать пересмотр Конституции"; в ст.
4, п. 2: "При наличии несоответствия между пактами и договорами об основных правах человека,
одной из сторон которых является Республика Молдова, и внутренними законами приоритет
имеют международные нормы".
В Конституции Республики Казахстан также закреплено аналогичное положение:
«Международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее
законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора
следует, что для его применения требуется издание закона», (ст. 4, п. 3).
«Все законы, международные договоры, участником которых является Республика,
публикуются. Официальное опубликование нормативных правовых актов, касающихся прав,
свобод и обязанностей граждан, является обязательным условием их применения», (ст. 4, п. 4).
Международно-правовой принцип независимости суверенных государств и, непосредственно
связанные с ним принципы невмешательства во внутренние дела государств и суверенного
47
равенства государств в международном общении, были конкретизированы и закреплены в ряде
решений Организации Объединенных Наций. Такие прогрессивные принципы международного
права, как суверенное равенство государств, обязанность государств мирно разрешать споры,
сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом ООН, добросовестно выполнять
обязательства закреплены в принятой XXV сессией Генеральной Ассамблеи ООН Деклараций о
принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества
между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 г.
В Декларации сказано: «Все государства пользуются суверенным равенством. Они имеют
одинаковые права и обязанности и являются равноправными членами международного общества,
независимо от различий экономического, социального, политического и иного характера».
В частности, понятие суверенного равенства включает следующие элементы:
а) государства юридически равноправны;
б) каждое государство обладает правами, присущими полному суверенитету;
в) каждое государство несет обязанность уважать индивидуальность других государств;
г) территориальная целостность и политическая независимость государств неприкосновенны;
д) каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические,
социальные, экономические и культурные системы;
е) каждое государство несет обязанность выполнять полностью и добросовестно свои
международные обязательства и жить в мире с другими государствами.
Данные положения нашли свое выражение и закрепление в конституциях многих стран.
Например, статья 9 Конституции Японии закрепила, что "японский народ на вечные времена
отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы вооруженной силой или ее
применения, как средств разрешения международных споров... Право на ведение государством
войны не признается" Согласно ст. 2 итальянской Конституции "Италия отвергает войну как
орудие посягательства на
свободу других народов и как способ разрешения международных конфликтов..." Германский
Основной закон в ст. 26 устанавливает:
«1. Действия, способные и предпринимаемые с намерением нарушить мирную совместную
жизнь народов, в особенности подготовить ведение агрессивной войны, противоконституционны.
Они подлежат наказанию".
Ряд государств по примеру Швейцарии объявили о своем постоянном нейтралитете. Так,
согласно Федеративного конституционного закона о нейтралитете Австрии 1955 года она
"добровольно заявляет о своем постоянном нейтралитете... Австрия никогда в будущем не вступит
48
ни в какие военные союзы и не допустит создания на своей территории иностранных военных баз".
О своем нейтралитете объявила себя и Республика Молдова. В ее Конституции (статья 11)
четко закреплено: "(1) Республика Молдова провозглашает свой постоянный нейтралитет. (2)
Республика Молдова не допускает размещения на своей территории вооруженных сил других
государств». Исходя из изложенного, Республика Молдова, являясь суверенным государством,
обязуется соблюдать Устав Организации Объединенных Наций и договоры, одной из сторон
которых она является, строить свои отношения с другими государствами на общепризнанных
принципах и нормах международного права (ст. 8, п. 1 Конституции).
К таким основополагающим принципам относятся:
соблюдение требований взаимного отказа от применения силы или угрозы силой; принцип
суверенного равенства; нерушимости границ территориальной целостности государств; мирного
урегулирования споров; невмешательство во внутренние дела, уважения прав человека и основных
свобод; равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничества между
государствами; добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных
принципов и норм международного права, заключенных Молдовой международных договоров.
Все перечисленные принципы - это принципы современного прогрессивного международного
права, крепленные в том числе в таком важнейшем международном документе, как
Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Получив конституционное закрепление, они отражают последовательный и твердый курс
Республики Молдова, суверенным государством, независимым государством, которого соблюдать
нормы международного права.
Соблюдение норм международного права предусмотрено по существу конституциями всех
демократических стран. Так, в ст. 93 Конституции Испании говорится, что органическим законом
предоставляется раво заключения договоров, передающих международным |>ганизациям или
учреждениям осуществление полномочий, противоречащих Конституции. В каждом случае на
моральные кортесы или Правительство законом слагается обязанность обеспечивать исполнение
договоров или резолюций, исходящих от международных ш наднациональных организаций,
уполномоченных на ;уществление упомянутых функций.
Ирландия признает общепризнанные принципы международного права как свои нормы
поведения в тгношениях с другими государствами. Конституция Ирландии, ст. 29 (п.З)
Действующие положения законов Нидерландов не применяются, если их применение
противоречит общенормативным положениям международных договоров и актов международных
организаций.
49
Азербайджанская Республика строит свои отношения с другими государствами на основе
предусмотренных в международно-правовых нормах и общепризнанных принципах, в том числе
следующих:
суверенное равенство государств, неприменение силы и угрозы применения силы,
территориальная целостность и неприкосновенность государственных границ,
урегулирование споров мирным путем, невмешательство во внутренние дела других
государств, уважение прав и основных свобод человека, равенство народов и их право на
самоопределение, сотрудничество государств, добросовестное выполнение международных
обязательств.
Республикой Молдова выработана собственная внешняя политика, способная обеспечить на
международно и арене безопасность своей страны, национальные, политические и экономические
интересы. Молдовой установлены с другими суверенными государствами отношения дружбы и
сотрудничества, основанные на общепризнанных нормах и принципах международного права, а
также осуществлено вступление страны в качестве полноправного члена в самые престижные
международные организации.
Республика Молдова установила дипломатические отношения более чем со 100 странами
мира. Молдова -полноправный член ООН, ОБСЕ, Совета Европы и других международных
организаций.
Таким образом, конституционно закрепленный и реально упрочившийся государственный
суверенитет Республики Молдова, проложил путь молдавскому народу в правовое, экономическое
и политическое мировое пространство, обозначил и заложил основы качественно новому этапу
развития страны, раскрыл возможности демократическим преобразованиям, проявлениям доброй
воли и свободы народа как главным свойствам суверенитета и независимости страны.

2.5 Конституционное развитие Молдовы и его проблемы на


современном этапе
Пройденный более чем десятилетниий этап конституционного развития в Республике
Молдова показывает, что именно проблемы полномочий ветвей власти, их разделение и
взаимодействие находились больше всего в центре внимания как власти так и общества в целом.
За прошедший с момента принятия период времени в Конституцию Республики Молдова
изменения и дополнения вносились Парламентом пять раз, в результате чего были внесены
50
изменения в 32 статьи, 2 статьи были исключены, а также были включены две совершенно новые
статьи.
До 2000 года текст Конституции был достаточно стабильным и было внесено только одно
изменение 19 июля 1996 года и касалось оно только одной статьи 116 в которой изменялся срок
после которого судьи назначаются на должность до предельного возраста.
Изменения и дополнения внесенные в Конституцию Республики Молдова 5 июля 2000 года
стали своеобразной конституционной реформой. Это было обусловлено тем что она явилась, во-
первых, итогом длительного своеобразного противостояния тогдашнего Президента Республики
Молдова Петра Лучинского с парламентским большинством по вопросу касающемуся
полномочий ветвей власти, особенно полномочий и места президента в структуре власти и
способов его избрания. Во-вторых, изменения коснулись 20 статьей Конституции и стали очень
существенным шагом в сторону парламентской формы правления.
Так получилось, что начиная с этого изменения Конституции и во всех последующих до
настоящего времени случаях Парламент Республики Молдова доверил мне возглавлять
специальные парламентские комиссии по рассмотрению изменений и дополнений в Конституцию
Республики Молдова. Этот факт позволил мне наиболее полно ощутить и понять то
конституционное развитие которое имело место в нашем государстве и оценить степень
обоснованность проведенных конституционных изменений.
Надо признать что 5 июля 2000 года действительно была проведена конституционная реформа
которая имела серьезные политико-юридические последствия для всего нашего общества и
государства. Были внесены изменения в статьи 74, 78, 80, 85, 89, 90, 91, 98, 101, 102, 124, 131, 135,
136,141, а также исключены статьи 82,83 и внесены новые статьи 106' и 106/2. Естественно что
самый большой общественный резонанс имело изменение способа избрания Президента
Республики Молдова, который в соответствии с новыми положениями статьи 78 «избирается
Парламентом тайным голосованием» вместо существовавшего до этого всенародного избрания.
Высказывались мнения что этот факт как и другие внесенные изменения которые касались
Правительства определили переход Республики Молдова к парламентской формы правления.
Считаю что это не совсем так. На мой взгляд мы сделали серьезный шаг в сторону парламентской
формы правления, но не установили ее в полной мере этого понятия.
Инициатива по пересмотру Конституции и голосование по ней 5 июля 2000 года, когда за ее
принятие проголосовало более 90 депутатов Парламента, -это были шаги к укреплению
парламентаризма и демократии в целом в Республики Молдова. Общество было поставлено перед
необходимостью избрания не просто депутатов Парламента, а политической силы, которая через
51
завоевание парламентского большинства получает право избрания и Президента как главы
государства. В результате этого, был исключен один из источников постоянного противостояния,
когда всенародно избранный Парламент находился по разные стороны баррикад с всенародно
избранным Президентом, а принцип разделения властей превращался в «принцип противостояния
властей». Необходимо заметить, что изменение порядка избрания ничуть не меняют сути статуса
Президента как главы государства а его конституционные полномочия в большинстве своем
остались неизменными. Определяющей в этом плане в Конституции Республики Молдова
является статья 77 под названием «Президент Республики Молдова - глава государства», которая
устанавливает, что «Президент Республики Молдова является главой государства, представляет
государство и является гарантом суверенитета, национальной независимости, единства и
территориальной целостности страны». В данном контексте Президент выступает в качестве
объединяющего начала, своеобразного стержня государственности и, как видно, гаранта самой
государственности.
Довольно весомыми явились изменения касающиеся Правительства. В процессе
многочисленных дискуссий, которые имели место до проведения Конституционной реформы в
2000 году сформировалось мнение, которое в определенной мере было обусловлено конкретной
ситуацией, когда в Парламенте не было стабильного большинства и Правительству сложно было
порой отстаивать свои позиции по тем, или иным, ключевым вопросам общественной жизни, что
необходимо конституционно закрепить некоторые положения усиливающие роль Правительства.
В законодательном процессе эта роль усилена положениями части (3) статьи 74 Конституции,
которая гласит что: «Проекты законов представленные Правительством и законодательные
предложения депутатов, одобренные им, рассматриваются Парламентом, в том числе в срочном
порядке, в соответствии с установленным Правительством порядком и приоритетами».
Были внесены также два очень существенных положений: первое о возможности принятия на
себя ответственности Правительством и второе, о делегировании законодательных полномочий
Правительству. Таким образом в Конституции Республики Молдова появились две новые статьи
106' и 106/2 с соответствующими названиями.
Положения этих статьей, особенно статьи 106', пытаются конституционно регулировать ряд
отношений между Парламентом и Правительством в случае, когда есть серьезное разногласие
между позицией исполнительной и законодательной власти и необходим механизм преодоления
возможного кризиса.
Относительно делегирования Правительству ряда законодательных полномочий, то здесь
обоснованно может возникнуть вопрос, если это не противоречит принципу разделения властей, да
52
и положениям статьи 60 Конституции Республики Молдова говорящие о том, что Парламент
является единственной законодательной властью государства. Эти положения заслуживают
внимания и с точки зрения юридической науки и с точки зрения практической реализации.
Еще одно из не менее важных дополнений внесенных в Конституцию Республики Молдова в
2000 году стало положение, касающееся бюджетного регулирования.
В статью 131 была внесена новая часть (1) гласящая: «Любое законодательное предложение
или поправка, влекущая за собой увеличение или сокращение бюджетных доходов или займов, а
также увеличение или сокращение бюджетных расходов, могут быть приняты только после их
одобрения Правительством».
Это положение более четко разграничило компетенцию в сфере бюджетного регулирования,
зафиксировав элемент сдерживания Парламента от принятия любых изменений в бюджете без
согласия Правительства. Этот пример очень наглядно демонстрирует конституционное
становление системы сдержек и противовесов в рамках разделения властей в Республике Молдова.
В процессе данной конституционной реформы были внесены еще целый ряд изменений, среди
которых необходимо выделить исключения из Конституции положений об осуществлении
Прокуратурой общего надзора за соблюдением законодательства.
Проведенная конституционная реформа, как известно, предопределило в дальнейшем целый
ряд общественно-политических изменений. В связи с невозможностью избрания Президента
Республики Молдова был распущен Парламент и практически претворял в жизнь изменения
Конституции от 5 июля 2000 года новый состав Парламента ХУ-го созыва который был избран в
результате парламентских выборов от 25 февраля 2001 года.
Дальнейшее конституционное развитие осуществлялось нынешним Парламентом и касалось
ряда конкретных сфер общественных отношений, судебных органов и Автономно-
территориального образования Гагаузии.
Так, 12 июля 2001 года Парламент Республики Молдова внес изменения в статьи 24, 25, 30, 54
и 55 Конституции, относящиеся к основным правам и свободам человека. В соответствии с
данными изменениями Парламент выполнил одно из обязательств взятых нашей страной при
вступлении в Совет Европы, а именно отменил смертную казнь. Это и другие изменения
касающиеся ограничения осуществления прав и свобод граждан, тайны переписки послужили
дополнительными шагами в следовании нашего государства в русле общепринятых
международных стандартов.
53
Следующим этапом в конституционном развитии стали изменения внесенные в Конституцию
Республики Молдова 21 ноября 2002 года. Изменения коснулись статей 17, 18, 19, 115, 116,122,123
Конституции и коснулись двух аспектов гражданства и судебной власти.
В статьях регламентирующие приобретение, сохранение, ограничение и утрату гражданства
были внесены изменения которые сняли ограничения гласящие, что «граждане Республики
Молдова не могут быть гражданами других государств» открыв возможность к существованию
двойного гражданства. Это было сделано с учетом существующей международной практики и в
связи с реальными тенденциями в получении гражданства других стран гражданами Республики
Молдова.
Этим же конституционным законом были внесены изменения в ряд статей устанавливающие
положения об организации и функционировании судебной власти.
Главным стало положение о переходе от четырехзвенной к трехзвенной системе судебных
инстанций. И теперь в новой редакции часть (1) ст. 115 гласит «Правосудие осуществляется
Высшей судебной палатой, апелляционными палатами и судами».
Это было сделано исключительно в рамках конституционного поля, после консультаций
Европейских институтов, среди которых самая компетентная в этом вопросе Венецианская
Комиссия, и только с целью облегчения доступа граждан к осуществлению правосудия и
уменьшению звеньев в процессе рассмотрения дел.
Изменения Конституции Республики Молдова относительно Автономно-территориального
образования Гагаузии, которые были осуществлены 25 июля 2003 года являл собой очень важный
этап конституционного развития который сопровождался многочисленными консультациями с
различными международными организациями и был направлен на конституционное закрепление
статуса Гагаузии. В этой связи хотел бы остановиться на некоторые моменты этой работы.
В процессе становления в качестве независимого государства, Республика Молдова
столкнулась с рядом проблем, связанных с особенностями некоторых регионов нашей страны. Это
касается Гагаузии в котором компактно проживают гагаузы, и левобережной части Днестра
именуемой Приднестровьем.
К сожалению, если в Гагаузии удалось избежать вооруженного конфликта, то в Приднестровье
этот конфликт имел место в 1992 году, а его последствия до сих пор не устранены, так как эта
территория де-факто не контролируется центральными властями и ее правовой статус еще не
определен.
В связи с необходимостью разрешения этой ситуации, в Конституцию Республики Молдова,
принятую 27 июля 1994 года, была включена статья 111 под названием «Особый статус
54
автономии», устанавливающая в части (1) что «населенным пунктам левобережья Днестра, а также
некоторым населенным пунктам юга Республики Молдова (имеется в ввиду там, где компактно
проживают гагаузы) могут быть предоставлены особые формы и условия автономии с особым
статусом, установленным органическими законами», а в части (2) установлена дополнительная
гарантия, определяющая, что «изменения в эти органические законы, регламентирующие особый
статус, вносятся тремя пятыми избранных депутатов». В соответствии с этими конституционными
положениями, при активном участии Совета Европы и представителей Венецианской Комиссии,
был разработан и принят Парламентом Республики Молдова 22 декабря того же 1994 года Закон
об особом правовом статусе Гагаузии, устанавливающий юридические рамки существования
автономно-территориального образования Гагаузии.
За прошедший после принятия этого закона период, была осуществлена серьезная работа по
юридическому оформлению и организационному становлению автономно-территориального
образования, ознаменовавшейся принятием в 1998 году Уложения Гагаузии (основного закона
автономии), по которому тоже было дано заключение Венецианской Комиссии. Это заключение
Комиссии содержало ряд важных замечаний относительно некоторых положений включенных в
текст Уложения, входящие в противоречие с отдельными положениями Закона о правовом статусе
Гагаузии.
Надо откровенно признать, что принятие в 1994 году Закона о статусе Гагаузии, было не
только юридическим решением, но носило и определенный политический характер для снятия
напряженности в этом регионе и направление ситуации в русло законодательного оформления
правового статуса. Как подчеркивали сами представители Гагаузии, это был акт мудрости и
доброй воли со стороны Парламента Республики Молдова.
После этого хорошего шага необходимо было сделать следующий шаг и внести
соответствующие изменения в Конституцию Республики Молдова и конституционно закрепить
ряд основополагающих положений о Гагаузии. Однако, этого сделано не было. Только нынешний
Парламент ХV-го созыва создал специальную комиссию по выработке предложений по
приведению законодательства в соответствии с Конституцией Республики Молдова, в вопросах
касающихся особого статуса Гагаузии в которую вошли как представители центральных властей,
так и представители автономии. Изучив возникшие вопросы, комиссия, которую мне поручили
возглавлять, пришла к выводу, что для более основательного правового регулирования,
установления конституционных гарантий существования автономии и учитывая, что в
Конституции Республики Молдова нет, не только положений о Гагаузии, но даже само слово
55
Гагаузия отсутствует, необходимо разработать законопроект по изменению Конституции и
включение в нее конституционных положений о Гагаузии.
Был разработан проект закона, который был направлен за подписями 71 депутата Парламента
из 101 в Конституционный Суд Республики Молдова. Одновременно последовало и наше
обращение в Венецианскую Комиссию с просьбой дать заключение по разработанному проекту по
изменению Конституции Республики Молдова, если он соответствует международно-правовым
нормам и европейским моделям конституционного регулирования. Хочу подчеркнуть
Венецианская Комиссия проявила довольно серьезный интерес к нашей просьбе, направив
авторитетную делегацию для изучения положения дел на месте в Республике Молдова, а затем
пригласив меня выступить при обсуждении этого вопроса непосредственно на заседание
Комиссии. В Заключение по данному проекту закона Венецианская комиссия отметила что это
является положительным шагом в конституционном развитии в Республике Молдова и
поддержала его рассмотрение Парламентом.
25 июля 2003 года Парламент Республики Молдова принял закон в внесении изменений и
дополнений в Конституцию Республики Молдова в соответствии с которым был конституционно
закреплен статус Гагаузии, утвержден конституционно ряд основных положений и гарантий,
касающиеся статуса, а также предоставлено право законодательной инициативы Народному
Собранию автономно-территориального образования Гагаузии. Это право позволит
представительному органу автономии напрямую обращаться в Парламент Республики Молдова с
законодательной инициативой в любой области. А положения закрепляющие статус Гагаузии
позволит развиваться автономии более уверенно во всех областях, имея четкие гарантии
существования как самой автономии так и основных институтов.
С принятием этих изменений в Конституцию Парламент Республики Молдова еще раз доказал
свою готовность к установлению такого конституционного регулирования, которое наиболее
полно отвечало бы тем реальностям которые существуют в Республики Молдова и
соответствовало изменяющимся общественным отношениям.
В настоящее время Республика Молдова находится на очень важном этапе конституционного
развития. Прошли почти 13 лет Конституции Республики Молдова, осуществили ее изменение и
дополнение в некоторых очень важных вопросах общественной жизни, но вместе с тем имеем еще
нерешенной приднестровскую проблему, разрешение которой потребует и нового
конституционного регулирования. Будущие конституционные положения должны в полной мере
учитывать накопленный опыт конституционного развития и обеспечить своеобразную
преемственность конституционных положений и самой Конституции как высшего закона
56
общества и государства а поиск возможных форм конституционного регулирования
государственного устройства Республики Молдова должно быть основано на общепризнанных
европейских принципах.
57

Глава III Основы конституционного строя РМ

3.1 Демократия – политический режим РМ

Конституции стран Центральной и Восточной Европы, освободивших от тоталитарного


режима, имеют некоторые особенности в сравнении с конституциями западных стран,
устоявшейся демократии. Это объясняется тем, что страны молодой демократии были вынуждены
избавиться от идей социалистической правовой системы. По этому новые конституции включают
такие принципы основ конституционного строя правового государства как «демократическое
государство», «правовое государство», «социальное государство», «суверенитет народа»,
«верховенство права», «принцип разделения властей», «светское государство» и др.
Демократия – одна из форм правления и политической организации государства, но она
включается нами в более зрелое и целостное общественное явление – конституционный строй.
Государство может само оформлять черты строя и принимать на себя обязательства, касающиеся
соблюдения и гарантирования, демократических начал своего бытия и развития. Но этого
недостаточно, чтобы считать его конституционным. Демократизм государства находит выражение
прежде всего в обеспечении в нём: народовластия; разделения властей на законодательную,
исполнительную и судебную; идеологического и политического многообразия; местного
самоуправления.
С возникновением государства возникает и государственная власть, выступающая как один из
существенных признаков государства. Государственная власть имеет в качестве своих основных
элементов общую волю и силу, способную обеспечить подчинение ей всех членов общества.
Государственную власть характеризует суверенитет государства. Он проявляется в верховенстве
государственной власти, её единстве и независимости. Государственная власть не совпадает
непосредственно с населением и осуществляется особым аппаратом. Таким аппаратом является
государственный аппарат, представляющий совокупность государственных учреждений,
посредством которых реализуется функции государства.
В демократическом государстве единственном источником власти и её носителем выступает
народ. Признание народа в качестве верховного носителя всей власти является выражением
народного суверенитета. Народный суверенитет означает, что народ, ни с кем не деля свою власть,
осуществляет её самостоятельно и независимо от каких бы то ни было социальных сил, использует
исключительно в своих собственных интересах. Следовательно, народовластие есть
58
принадлежность всей власти народу, а также свободное осуществление народом этой власти в
полном соответствии с его суверенной волей и коренными интересами.
В условиях народовластия осуществление власти конституируется, легитимируется и
контролируется народом, т.е. гражданами государства, ибо она выступает в формах
самоопределения и самоуправления народа, участвовать в которых могут все граждане.
Народовластие как форма государства и способ правления превращается, таким образом, в
организационный принцип обладания властью и её осуществления, определяющий, что решение
любых государственных задач или реализация властных полномочий нуждаются в легитимации,
исходящей от народа или восходящей к нему. Представление о народе как исходном и конечном
пункте демократической легитимации является базовым в понимании демократии.
Конституциями Республики Молдова установлена республиканская форма правления. Её
главным, определяющим признаком является выборность и сменяемость главы государства. Этим
республиканская форма правления отличается от монархии, характеризующейся обычно
наследственным статусом главы государства. Республиканской форме правления имманентно
присуща демократия, а демократии - республиканская форма правления. Демократия как равная
для всех свобода дополняет республиканскую форму правления. Демократия республиканского
типа служит этой равной свободе, способствует её подъему и развитию, включая равномерно
распределяемые социальные блага, равные выборы, равный доступ к государственным
должностям, образованию, к собственности, к участию в формированию политической воли, а
также правовой организации сил, претендующих на правительственную власть. Главные
принципы и наиболее характерные черты демократии присущи Республике Молдова.
Демократия выживает благодаря готовности граждан разделять общую судьбу, подчиняясь
правилам игры. Столкновение мнений и интересов между гражданами не выражается
междоусобной вражде. Терпимость и компромисс не проявляется, однако, в отношении тех, кто
отказывается соблюдать правила игры. Граждане, и это общее правила, не включает врагов
демократии в числе своих друзей [47, c. 268-270]. Окончание холодной войны и последующий
распад Советского Союза и его коммунистических сателлитов в Восточной Европе позволили
испытать триумф и вселили оптимизм относительно перспектив распространения либерально-
демократических идей и установления конституционных форм правления. Основы
конституционного строя Молдовы подтвердила деидеологизация конституции, как впрочем, и в
других странах Центральной и Восточной Европы и бывших советских республиках,
освободившихся от тоталитаризма.
59
Конституция Республики Молдова провозглашала даже, что: «Демократия в Республике
Молдова осуществляется в условиях политического плюрализма, несовместимого с диктатурой и
тоталитаризмом» (ст. 5, (1)). В Конституции Украины эта мысль выражена более многогранно:
«Общественная жизнь в Украине основывается на принципах политического, экономического и
идеологического многообразия» (ст. 15).
На содержание конституционных реформ в странах Центральной и Восточной Европы, в том
числе, на вышеприведенных особенностей указал профессор Б.А.Страшун:
«Прожив десятилетия в условиях огосударствления экономики и политико-идеологической
монополии одной партии, страны Центральной и Восточной Европы стремятся включить в
конституции как можно больше положений, обращенных против наиболее одиозных проявлений
социалистического прошлого. Так, согласно ч. 1 (9) венгерской Конституции, «экономика Венгрии
является рыночной», а ч. 1 ст. 6 албанского Закона «Об основных конституционных положениях»
гласит: «Политический плюрализм является одним из основополагающих условий демократии в
Албанском государстве». Порой соответствующие нормы напоминают цитаты из учебников, но,
тем не менее, они вполне могут применяться как властный инструмент против рудиментов и
рецидивов тоталитаризма» [31, c. 8]. В странах западной демократии эти принципы вошли
достаточно прочно в политическое и правовое сознание народов, населении этих стран и
должностных лиц государственного аппарата, по этому в текстах Основных Законов они могут и
не фигурировать отдельно [33; 38].
Движение ряда стран новой демократии из Центральной и Восточной Европы, в том числе и
Республики Молдова, к демократическому конституционному строю отличается несомненным
своеобразием. Кроме того, не следует идеализировать и само демократическое конституционное
правовое государство. Несмотря на это, к сожалению, выявляется, что: «…если в демократических
странах с развитой политической и правовой культурой установилось в той или иной степени
благополучное по фактическому состоянию законодательства и правосудия, а также правовых
идей и правовых критерии поведения, относящиеся к частной собственности, правам и свободам
человека, парламентской демократии и др., то в нашей стране, несмотря на все ожидания, не
состоялось главного в демократических преобразованиях – полного разрыва с системой
коммунизма и формирования свободного демократического общества.
Наиболее общие закономерности развития государства как демократического политического
института выражаются в соотношении гражданского общества и государства. Построение
правового, демократического государства предполагает, прежде всего, становление полноценного
гражданского общества [35; 39; 71; 113]. В демократическом государстве меняется роль
60
государства в обществе. В нем все глубже распространяется понимание того, что право и
демократия – это атрибуты, черты общества. Они возникают и существуют как необходимость его
развития, как одно из условий, факторов его самоорганизации и ограничения власти государства.
Однако в Республике Молдова произошло противоположное. Но, несмотря на эти обстоятельства,
мы не можем согласиться с мнением юристов Токаренко В. и Токаренко Вл. относительно того,
что «…меры по преобразованию в экономике не только не дали серьезных результатов, а привели
к серьезным потерям, новым бедам.
Как было отмечено и раньше, мы не можем со всей уверенностью утверждать, что
Конституция Республики Молдова избежала прежней декларативности. «Вот почему в это
сложное время, которое переживает наша страна, в первую очередь необходимо, чтобы
демократические социальные ценности, которые закреплены в конституции, в законодательстве,
не превратились в пустые декларации, а реально заработали. Конституция должна претворять в
действительность функциональные соглашения с народом, претворять в жизнь предписания
демократического общества» [22, c. 40]. Для современной правовой науки концепции
конституционализма немыслима вне связи с идеей правового государства [19; 23]. Это
демократический конституционализм нового времени. В теоретическом плане такой подход
вытекает из всех представленных рассуждений о понимании права и юридической конституции,
соотношением между обществом, правом и государством. Такая логика исследования вполне
соответствует историческому движению – при определенных социальных предпосылках
конституционное государство приобретает свойства правового государства, основы которого
подлежат закреплению в Основном Законе. В реальной жизни это сложный, противоречивый
процесс, протекающий в каждой стране с присущими ей особенностями, имеющий свои этапы
развития, связанные с различными формами правления и устройства.
Конституции Республики Молдова в первой статье провозглашает государство как правовое.
Выражение «правовое государство» (der Rechtsstaat) является специфическим чисто, немецким
словообразованием. Языки других наций не имеют подобного словосочетания, где бы так емко
соединялись понятия права и государства. Вместе с тем, языки других наций, безусловно,
включают этот институт: в англо-саксонском ему соответствует «rule of law» - «господство права»,
во французском - «regne de lois» - «царствование законов, господство законов» или «limitation des
gouvernants» - «ограничение правителей».
Правовым является такое государство, которое признает в качестве своих непременных
особенностей и институтов разделения властей, независимость суда, законность управления,
правовую защиту граждан от нарушений их прав государственной властью и возмещение ущерба,
61
нанесенного им публичным учреждением. Главное в идее правового государства - связанность
государства правом, гарантирующая предсказуемость и надежность действий государства, защита
граждан от возможного произвола со стороны государства и его органов.
Особого внимание заслуживает проблема соотношения законности и целесообразности. Суть
проблемы состоит в том, что некоторые руководители присвоили себе право, исходя из
собственных представлений об интересах страны или руководимой ими территории, решать
вопрос о том, стоит ли им исполнять тот или иной закон или не стоит.
Говоря об ответственности государства перед гражданами, необходимо подчеркнуть, что для
правового государства не менее важна и ответственность граждан перед государством и
обществом. Осознание такой ответственности приобретает особое значение в условиях, когда
длительное беззаконие и произвол времен тоталитаризма породили безразличие граждан к делам
государства, их отчуждение от государственных и общественных дел. Речь идет, прежде всего, о
возрождении доверия граждан к государству, об их заинтересованности в его делах. Демократия,
правовое государство несовместимы ни со своеволием, ни с безответственностью.
Понятие правового государства, как программа, ограничивающая государство рамками
Конституции и правовых законов, возникло на рубеже XVIII и ХIХ веков. Идеи же и институты
относятся к глубоко лежащим слоям германского и европейского развития права и нацелены на
достижение мирного порядка, гарантируемого государством при помощи права. Фридрих Великий
свыше 200 лет тому назад высказал свою примечательную максиму в отношении правового
государства: «Перед судом должны говорить только законы, а властитель должен молчать» [34, c.
44].
Итак, правовое государство – это государство, управляемое правом, прежде всего,
демократической конституцией и правовыми законами, изданными на основе этой конституции.
Правовое государство выражает соотношения права и закона, ибо смысл правового государства
состоит в обеспечении господства права, а не только и не просто верховенства закона. Речь должна
идти о господстве, верховенстве именно правового закона, а не любого, пусть даже принятого с
соблюдением всех законодательных процедур. Главный смысл такого различения – в признании
специфики права как системы воплощения в нем общепринятых принципов и демократических
ценностей, иначе говоря - общепризнанных международно-правовых стандартов [21, c. 15].
На практике значение такого подхода в правовом государстве состоит в выявление социально-
правовых ценностных ориентиров и требований для различения и противопоставления права и
произвола, для обеспечения соответствия требованиям права всей нормотворческой и иной
деятельности публичной власти. Противоположный подход к господству права, когда
62
отождествляются право и закон. Это открывает, в конечном счете, дорогу юридическому
произволу, властно - принудительному правотворчеству. Об этом наглядно свидетельствует
трагический опыт бывших социалистических стран Европы и постсоветских республик.
Демократический конституционный строй характеризуется, прежде всего, защитой личности
и политических свобод человека, а также умеренностью и связанностью правом всего исполнения
публичной (государственной) власти. Это общество, построенное на уважение личной свободы и
на принципе умеренной, но прочно учрежденной государственной власти, имеющей целю ее
защиту, власти, чей порядок, исходящий от народа, связывает все государственные действия этими
основаниями и стремлением к справедливому и равномерному преобразованию человеческих
отношений. Иными словами, правовое государство олицетворяет собой защиту личной и
политической свобод гражданина, а также умеренность и связанность правом всего исполнения
публичной власти [12, c. 229].
Анализ основ строительства демократического конституционного строя в Республике
Молдова покоится на признании определенных традиционных ценностей европейской правовой
культуры, связанности определенных институтов конституционным правом и национальным
традициям. Основной Закон Республики Молдова, выдержан в духе основных мировых тенденций
развития конституционного права – демократизации, социализации и интернационализации.
Предусматривается развитие системы социальных служб, установление государственных пенсий,
пособий и иных гарантий социальной защиты.
Социальный принцип конституционного строя предусматривает гарантирование
конституцией:
- в сфере образования: общедоступное и бесплатное дошкольное, основное общее и среднее
профессиональное образование. Однако не исключается платное образование, как в
государственных, так и в негосударственных, частных учебных заведениях. - в сфере
здравоохранения: медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях
оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов,
других поступлений. Медицинское страхование может быть обязательным, субъектами которого
являются органы государственного управления, предприятия, учреждения, организация, лица,
занимающиеся предпринимательской деятельностью, и лица свободных профессий, и
добровольным. - в сфере социального обеспечения: государственные пенсии и социальные
пособия, равно как поощряет добровольное социальное страхование, создание дополнительных
форм социального обеспечения и благотворительность.
63
Если последние советские конституции 1978 года содержали отдельную главу
«Экономическая система», являвшуюся к тому же второй в ее структуре, а в ней, по существу,
закреплялись устои огосударствления экономики и даже инструменты хозяйственного управления,
то в действующих конституциях Республики Молдова и Украины такая глава вообще отсутствует.
В них закреплен фундаментальный принцип о признании и равной защите частной,
государственной (публичной) и иных форм собственности.
Утверждение права частной собственности в качестве конституционного принципа
государства - самое кардинальное преобразование в сфере экономики. Его значение
предопределяет чрезвычайную важность большой законодательной работы, связанной с полной и
последовательной реализацией этого принципа. Конституционный статус личности - еще одно из
важнейших достижений на пути преобразования общества. Это убедительное доказательство того,
что наши страны идут по пути демократии и гуманизма, строят правовые государства. Многое
сделано в сфере политических прав и свобод, особенно в создании предпосылок для развития
многопартийности, гласности, информации, деятельности общественных организаций. Есть
определенные успехи в обеспечении экономических свобод, в частности в сфере
предпринимательства. Однако в целом конституционный статус личности реализуется далеко не
полно и непоследовательно. Положение в этой сфере жизни нельзя назвать благополучным.
Определение молдавского государства как социального государства в действующей
Конституции Республики Молдова отсутствует. Хотя оно и провозглашается в Конституции
Украины и, по нашему мнению, оно далеко от практической реализации в жизни современного
украинского общества, поэтому мы склонны считать верным для Республики Молдова и Украины,
определение, данное аналогичному провозглашению России, социальным государством в
Конституции Российской Федерации: «… реальность существования социального государства
напрямую зависит от его материальных возможностей создания условий для осуществления
провозглашенных целей обеспечения достойной жизни и свободного развития. Государство,
постоянно находящееся в нестабильной экономической и политической обстановке, не может
обеспечить и гарантировать принцип социальной государственности. Поэтому закрепленная в
российской Конституции констатация того, что Российская Федерация – социальное государство,
остается пока, к сожалению, всего лишь фикцией и ее надо рассматривать как цель, программную
установку, к которой должно стремиться наше государство» [51, c. 48].
Принцип социального государства впервые был закреплен в Веймарской Конституции 1919
года и получил широкое распространение после второй мировой войны в конституционном
законодательстве многих стран мира, в том числе в Основном Законе Федеративной Республики
64
Германии 1949 года. Однако это понятие в Конституции ФРГ не раскрыто, и его суть может быть
определена лишь посредством анализа конституционных норм в их совокупности [31, c. 34].
Главная задача социального государства - достижение общественного прогресса,
основывающегося на закрепленных правом принципах социального равенства, всеобщей
солидарности и взаимной ответственности. Это государство, на котором лежит ответственность за
удовлетворение социальных потребностей членов общества в сфере культуры, образования,
здравоохранения, социального обеспечения, охраны труда, семьи. Это означает, что государство
берет на себя обязательства заботиться о социальной справедливости, благополучии своих
граждан, их социальной защищенности.
Так Конституция Республики Молдова гарантирует лишь право на труд и защиту труда,
свободный выбор работы, справедливые и удовлетворительные условия труда, а также право на
защиту от безработицы (ст. 43 ч. 1). Разумеется, что такое положение в полной мере обеспечивает
свободу труда, однако ставит под сомнение важнейшее требование социального государства,
согласно которому каждый человек должен заботится о получении трудового дохода для
удовлетворения своих потребностей. Правда, ситуация несколько облегчается тем, что в
Конституции Республики Молдова предусмотрено право на защиту от безработицы.
Ст. 126 Конституции Республики Молдова свидетельствует о том, что экономика Республики
Молдова является рыночной, социально ориентированной, основанной на частной и публичной
собственности и свободной конкуренции. Государство должно обеспечивать: а) регулирование
экономической деятельности и управление принадлежащей ему публичной собственностью в
соответствии с законом; б) свободу торговли и предпринимательской деятельности, защиту
добросовестной конкуренции, создание благоприятных условий для использования всех
производственных факторов; в) защиту национальных интересов в сфере экономической,
финансовой и валютной деятельности; г) стимулирование научных исследований; д) рациональное
использование земли и других природных ресурсов в соответствии с национальными интересами;
е) восстановление и охрану окружающей среды, а также поддержание экологического равновесия;
ж) увеличение количества рабочих мест, создание необходимых условий для повышения
жизненного уровня; з) неприкосновенность инвестиций физических и юридических лиц, в том
числе иностранных.
Для того чтобы в полном объеме каждый человек имел возможность реализовать
принадлежащие ему права и свободы, государство обязано создать также и определенные
политические гарантии. Это в полной мере относится к осуществлению человеком социально-
экономических, политических и личных прав. Следует отметить, что в теории конституционного
65
права среди основ конституционного строя относят также и светский характер государства, под
которым подразумевают государство, в котором взаимоотношения государства и церкви строятся
на основе взаимного невмешательства в дела друг друга и не допускается установление какой-либо
религии.
Светским считается такое государство, в котором не существует официальной,
государственной религии и ни одно из вероучений не признается обязательным или
предпочтительным. В таком государстве религия, её каноны и догматы, а также религиозные
объединения, действующие в нем, не вправе оказывать влияние на государственный строй,
деятельность государственных органов и его должностных лиц, на систему государственного
образования и другие сферы деятельности государства. Светский характер государства
обеспечивается, как правило, отделением церкви от государства и светским характером
государственного образования (отделение школы от церкви). Такая форма взаимоотношений
установлена в ряде стран (США, Франция, Польша и др.). Республика Молдова и Украина
являются светскими государствами т.к. в этих странах «Религиозные культы самостоятельны,
отделены от государства и пользуются его поддержкой …» (ст. 31 ч. (3), (4) Конституции
Республики Молдова) и «Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства,
а школа - от церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная» (ст.
35 Конституции Украины).

3.2. Верховенство права в Республике Молдова

Верховенство права – это центральная категория демократического конституционного


правового строя [28].
Второй основной принцип конституционализма состоит в том, что государственная власть
должна быть ограничена. Западное государствоведение, опираясь на доктрину Д. Локка,
характеризует этот принцип как ограниченное правление [40, c. 55]. Правление в государстве
должно быть ограничено не только самим фактом существования конституции, но и таким
положением вещей, при котором предотвращена возможность сосредоточения власти в одних
руках или в одном органе до такой степени, что она становится угрозой для свободы личности.
Поэтому при конституционализме, как справедливо отмечал Б.А. Кистяковский, власти положены
известные пределы, которых она не должна и не может переступать [18, c. 144].
Ограничение государственной власти должно предполагать возможность контроля за ее
ограниченным характером и предотвращения выхода за установленные законом пределы. Поэтому
66
в конституционном государстве наличие институционального контроля над правителями –
важнейшая гарантия демократического правления. В рамках устойчивой системы власти и
общественного развития этот принцип конституционализма может рассматриваться как способ
положительного воздействия на благонамеренные действия правительства и как средство, с
помощью которого правители, неугодные обществу, могут быть смещены гражданами.
Такой институциональный контроль над правителями вполне может найти свое выражение в
процедуре всеобщих выборов и системе отчетности перед избирателями. Республиканское
правление, основанное на принципах выборности, сменяемости и подотчетности, в этом смысле в
большей степени способно служить созданию, развитию и охране политических институтов,
позволяющих избежать тирании. Поэтому стремление государства к созданию более
репрезентативных институтов является важным гарантом устойчивости их развития. Однако
выбор формы правления не является произвольным и определяется историко-правовыми и
политическими условиями развития конкретной государственности.
Оно было отражено впервые в ст. 8 Конституции Украины 1996 г. и предполагает наличие
справедливого, гуманного, демократического законодательства, воплощающего волю народа,
широких слоев населения.
В Конституции Республики Молдова содержится положения об основах правового
регулирования. Верховенство закона - эта непременная часть молдавской Конституции.
«Конституция Республики Молдова является ее высшим законом. Ни один закон или иной
правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы», гласит
ст. 7. Об этом свидетельствует и тот факт, что в Республике Молдова законодательная,
исполнительная и судебная власти разделены и взаимодействуют при осуществлении своих
прерогатив в соответствии с положениями Конституции (ст.6), а также ряд конституционных
положений о том, что граждане Республики Молдова пользуются правами и свободами,
закрепленными Конституцией и другими законами, и имеют предусмотренные ими обязанности
(ст. 15); все граждане Республики Молдова равны перед законом и властями (ст. 16); Республика
Молдова – демократическое правовое государство, в котором достоинство человека, его права и
свободы, свободное развитие человеческой личности, справедливость и политический плюрализм
являются высшими ценностями и гарантируются (ст. 1); конституционные положения о правах и
свободах человека толкуются и применяются в соответствии с Всеобщей декларацией прав
человека, пактами и другими договорами, одной из сторон которых является Республика Молдова.
При наличии несоответствий между международными договорами об основных правах человека,
67
одной из сторон которых является Республика Молдова, и внутренними законами приоритет
имеют международные нормы (ст. 4).
Верховенство права, в Республике Молдова, выражается также в соблюдение надлежащей
правовой процедуры принятия законов. Правом принятия законов обладают только
законодательные органы государственной власти в обоих государствах. Законы, согласно
Конституциям, подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не
применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности
человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для
всеобщего сведения. Конституция как Основной Закон закладывает базу для определения
принципа верховенства закона в правовой системе. Принцип верховенства права не означает
отказа от выполнения требований закона. В литературе по специальности [18, c. 3] правильно
отмечается, что ссылка на верховенство права не может служить причиной отказа со стороны
судебных органов, органов исполнительной власти применять Конституцию, тот или иной закон,
поскольку одновременно действует и принцип верховенства Конституции и верховенства закона
Украины. Даже если закон не вполне соответствует существующим реалиям, некачественный, это
не может быть основанием отказа от его применения. Все споры о неконституционности закона,
его внеправового характера должны решаться в установленном законом порядке. Этому призваны
Конституционные Суды в сравниваемых нами государствах, которые гарантируют верховенство
Конституции, обеспечивают реализацию принципа разделения государственной власти, на
законодательную, исполнительную и судебную и гарантирует ответственность государства перед
гражданином.
Соотношение конституции и конституционности аналогично соотношению права и закона в
концепции В.С. Нерсесянца. Право – это исторически определенная и объективно обусловленная
форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная
свобода.
Закон (легитимный закон) – нормативный акт, сформулированный в ходе открытого, гласного
политического процесса, формально равный доступ к которому имеют носители разных
ценностных представлений, потребностей и интересов (как правило, принятый в рамках
парламентской процедуры), выражающий (благодаря этому) волю большинства граждан (по
крайней мере, в идеале), направленный на регулирование общественных отношений и
обеспеченный государственным принуждением.
Исследуя принцип, верховенство права, мы пришли к выводу, что основополагающий смысл
демократического конституционного правового строя состоит в обеспечении господства права, а
68
не просто верховенство закона. Речь должна идти о господстве именно правового закона, а не
любого. Главный смысл такого различения – в признании специфики права как системы
воплощения в нем общепринятых принципов и демократических ценностей.

3.3 Конституционное закрепление принципа разделения властей


в Республике Молдова
Помимо просто объективных исторических процессов, которые вели народы к реализации
принципов демократического конституционного строя, существовали также и теоретические
учения о том, каким должно быть государство, как оно должно строиться и как управляться.
Многие мыслители античности как Сократ, Аристотель, Полибий, Цицерон пытались выявить
связи и взаимодействия между правом и государственной властью, которые бы обеспечивали
гармоничное функционирование общества. Ученые древности считали, что наиболее разумна и
справедлива лишь та политическая форма жизни, при которой закон общеобязателен, как для
граждан, так и для самого государства. В своей книге «Политика» Аристотель писал: «Там, где
отсутствует власть закона, нет места и форме государственного строя». Относительно
демократического строя Аристотель подчеркивал: «Демократия пользуется большей в сравнении с
олигархиями безопасностью; существование их более долговечно...» [11, c. 144]. В 1748 году Ш.-Л.
Монтескье публикует свой знаменитый труд «О духе законов», в котором он обосновывает
республиканское государственное устройство с разделением властей. По его мнению, власть
должна разделяться на три ветви: законодательная, исполнительная и судебная. По теории Ш.-Л.
Монтескье все три власти должны были, уравновешивая друг друга, не дать осуществлять
бесконтрольные действия в рамках своей компетенции. «Что бы ни было возможности
злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли
бы взаимно сдерживать друг друга». Ш.-Л. Монтескье считал недопустимым объединение хотя бы
двух ветвей власти в одних руках: «Если власть законодательная и исполнительная будут
соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, т.к. можно опасаться, что монарх
или сенат будет создавать тиранические законы для того, чтобы так же тиранически применять
их…. Не будет свободы..., если судебная не отделена от власти законодательной и
исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан
окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с
исполнительной властью, то судья получает возможность стать угнетателем». Если же произойдет
соединение трех ветвей власти, то, как считал Ш.-Л. Монтескье, неизбежно установление
жесточайшего деспотизма и полная гибель свободы. Целостно развитый Ш.-Л. Монтескье
69
принцип разделения властей, так или иначе, получил конституционное закрепление в большинстве
конституций государств Европы и Америки. Этот принцип определяет построение
институциональных средств власти, тесным образом связан с существованием политической
свободы и предотвращением угрозы концентрации власти в одних руках и поэтому в значительной
степени способен повлиять на устойчивый характер власти. По мнению Ш.-Л. Монтескье, угроза
концентрации власти и, как следствие, злоупотребление ею, может быть предотвращено путем
деления власти на законодательную, исполнительную и судебную. Разделение властей в
современной интерпретации по праву можно считать одним из основных принципов
конституционного строя.
Принцип разделения властей получает свое развитие в теории равновесия, согласно которой
для поддержания баланса властей каждая власть наделяется собственной компетенцией
независимо от других властей, закрепляется самостоятельность правового статуса каждой ветви
власти при осуществлении своих полномочий и каждая ветвь власти наделяется возможностью
противопоставить свое мнение решению другой ветви [17, c. 66]. Задаче поддержания равновесия в
концепции разделения властей служит система «сдержек и противовесов».
«При создании правительства, которое должно управлять одними людьми посредством других
людей, основная трудность состоит в том, что вы должны, во-первых, дать возможность
правительству контролировать управляемых, а во-вторых, вменить ему в обязанность
осуществлять самоконтроль», - писал Джеймс Мэдисон [17, c. 16]. Д. Мэдисон, Т. Джефферсон, Д.
Вашингтон много потрудились над практическим претворением теории разделения властей [17;
144]. Все они пришли к выводу, что из этой конструкции должны следовать: срочность
полномочий должностных лиц; несовместимость депутатского мандата с занятием ответственной
должности в аппарате управления; право вето на законопроекты; право роспуска парламента;
контроль над законодательной властью, осуществляемый народом в ходе выборов;
ответственность высших должностных лиц всех ветвей власти перед верховным
представительным органом; независимость судейского корпуса. На практике «действительно
независимые законодательные органы требуют не только доктрины судебного разбирательства, но
и тщательной защиты независимости законодательства, как по форме, так и по существу. Детали
назначения, срок пребывания в должности, зарплата, статус, обучение и снятие с постов
государственных должностных лиц должны быть определены таким образом, чтобы защитить и
укрепить эту независимость» [28, c. 78].
Творцы конституции явно опасались тирании со стороны большинства, которое передало бы
бразды правления в руки правящего меньшинства, как это часто случалось в европейских странах.
70
Поэтому и самой главной и весомой причиной обращения к разделению властей была
возможность предотвращения с ее помощью узурпации власти одной из ветвей и установления
диктаторского режима. Барьер Конэйбл, представитель от Нью-Йорка, по этому поводу заявил:
«Отцы-основатели не хотели эффективных, авантюристических правительств, боясь, что они
могли бы покушаться на личные свободы. Думаю, что они были правы, и в качестве этому я
указываю на нашу свободу, стабильность и процветание» [14, c. 65].
Итак, в США за основу построения системы государственной власти был взят принцип
разделения властей, который в американских условиях трансформировался в так называемую
систему сдержек и противовесов (checks and balances). Принцип разделения властей проведен
через все важные положения Конституции. Он выражается, в частности, в раздельном и
последовательном изложении правового статуса трех ветвей власти.
Правда, реализация этого принципа в конкретных конституционных нормах и институтах, а
особенно в практике их функционирования, иногда не отличается последовательностью. Не всегда
соблюдается необходимый баланс между законодательной власти и исполнительной. Нередко
слишком слабой оказывается судебная власть. А между тем, взаимное уравновешивание властей
составляет главный смысл принципа разделения властей, препятствующего монополизации власти
каким-либо одним органом или лицом. Недостатки эти объяснимы: на новой демократической
идеологии власти должны, еще вырасти новые поколения носителей публично-властных
полномочий. А пока приходится считаться с определенной социальной инерцией. Настоящая
демократия не может возникнуть с сегодня на завтра, должны сложиться демократические
привычки и традиции», - подчеркивает профессор Б.А. Страшун [31, c. 14].
В современных конституционных государствах сложились разнообразные модели реализации
принципа разделения властей: «гибкая», «жесткая», «смешанная». Идеальный тип, выработанный
Ш.-Л. Монтескье, в различных демократических государствах трансформировался под влиянием
особенностей правовой и политической культуры народов, специфики эволюции государственно-
правовых институтов при переходе к конституционному строю. Конституционная система
разделения властей в государстве с президентской и полупрезидентской формой правления
отвечает требованиям сильной исполнительной власти, однако предоставляет недостаточно
контрольных полномочий парламенту за деятельностью правительства. Дальнейшее ее развитие
потребует введения конституционной ответственности министров, без которого полноценный
конституционный строй, вряд ли возможен.
С провозглашением и утверждением государственной самостоятельности Республики
Молдова разделение властей стало принципом, который был закреплен конституционно в качестве
71
принципа конституционного строя. Принцип разделения властей в Конституции Республики
Молдова закреплен в статье 6 раздела об основах конституционного строя. Ст. 6 гласит: «В
Республике Молдова законодательная власть, исполнительная и судебная власти разделены и
взаимодействуют при осуществлении своих прерогатив в соответствии с положениями
Конституции».
Согласно Конституции, законодательную власть осуществляет Парламент
Республики Молдова, исполнительную – Правительство, а судебную – судебные инстанции.
«Опыт конституционализма свидетельствует о том, что при определении конституционного
статуса правительства как центра исполнительной власти часто возникают острые противоречия. С
одной стороны, задача состоит в том, чтобы наделить правительство конституционными
полномочиями, позволяющие ему эффективно осуществлять стратегические и тактические цели
государственного управления, позитивно воздействовать на общественные процессы.
Правительство должно быть сильным и дееспособным, иначе в его существование не было бы
никакого смысла. Но другая задача, столь же очевидная, требует установление пределов
исполнительной власти и контроля над правительством, именно потому, что громадная власть
способна перерождаться в большой произвол. Любое правительство, даже самое демократическое,
находится под вечным подозрением общественности, особенно либеральной. Найти деликатное
соотношение между средствами первой и второй задач - это совсем не легкое дело для творцов
конституции», - подчеркивает профессор А. Бантуш [45, c. 72-73].
Мы считаем, что разделение единой государственной власти на законодательную,
исполнительную и судебную власти выражается, прежде всего, в осуществлении каждой из них
самостоятельными, независимыми друг от друга структурами государственного механизма. Целью
такого разделения является обеспечение гражданских свобод и законности, создание гарантий от
произвола. В условиях разделения властей одна ветвь государственной власти ограничивается
другой, различные ее ветви взаимно уравновешивают друг друга, действуя, как система сдержек и
противовесов, предотвращая монополизацию власти каким-либо одним институтом государства. В
этом плане профессор А. Бантуш пишет: «Взаимоотношения парламента и правительства в
парламентской республике ни в коем случае не могут строиться по схеме «контрольная инстанция
– подконтрольный орган». Прежде всего, это взаимоотношения сотрудничества самостоятельных
властей, в рамках которых правительство также должно быть наделено определенными
контрольными функциями по отношению к парламенту. Об этой стороне дела часто забывают
разработчики проектов конституций, как в Молдове, так и в других бывших союзных республиках.
В целом же, у правительства должно быть достаточно конституционных средств для того, чтобы
72
отстоять свою самостоятельность и конституционные программы, противодействовать в случае
необходимости любым попыткам какой-либо власти подменять под себя другую. В этом смысле
должны быть четко отработаны конституционные институты, имеющие характер сдержек и
противовесов, механизмов ограничения и контроля» [45, c. 73-74].
Мы согласны с идеей профессора А. Бантуша о том, что: «В отечественном
конституционализме совершенно не развиты институты, несущие в себе идею контроля
правительства над законодательной деятельностью парламента. Да и сама эта идея не утвердилась
пока в сознании тех, кто совсем недавно освоил принцип разделения властей» [45, c. 74].
В Республики Молдова единственным органом законодательной власти является
однопалатный парламент – Парламент Республики Молдова.
Парламент Республики Молдова согласно Конституции Республики Молдова (ст. 60) состоит
из 101 депутата, которые избираются на основе всеобщего, равного и прямого избирательного
права путем тайного голосования сроком на четыре года.
Исходя из реального состояния государственного устройства страны и ее социально-
экономического развития, расстановки политических сил, по нашему мнению, на ближайшую
перспективу конституционно-правовой статус главы государства должен быть, пересмотрен в
сторону увеличения его полномочий, то есть форма правления в Республике Молдова должна быть
ближе к президентской республике. В условиях демократического государства не имеет большого
значения способ формирования президентской власти. В таких государствах, возникающие
разногласия между ветвями власти разрешаются в рамках конституционных принципов. В
условиях же перехода к демократии, в обстановке длительного и сложного процесса ее
становления, когда разногласия между ветвями власти зачастую перерастают в разгон парламента
(например в России), в вооруженные столкновения, в глубокий политический и экономический
кризис (например, в Беларуси, Украине, Молдове), способ формирования президентской власти
имеет очень существенное значение. Прямые выборы президента являются более
демократическими, нежели его избрание Парламентом. Так как Конституция Республики Молдова
провозгласила:
«Национальный суверенитет принадлежит народу Республики Молдова, осуществляющему
его непосредственно и через свои представительные органы в формах, определенных
Конституцией» (ст. 2), следовательно, и Президент Республики Молдова, по нашему мнению,
должен избираться на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном и
свободном голосовании[32, c. 13-14].
73
На такой особый статус Президента Республики Молдова указывается и в литературе по
конституционному праву: «В данном контексте Президент выступает в качестве объединяющего
начала, своеобразного стержня государственности и, как видно, гаранта самой государственности.
Именно это принципиальное положение определяет его особую роль в системе органов власти.
Действительно, в какой-то степени, Президент в качестве главы государства находится в особом
положении в системе разделения властей, получая особый статус с дополнительными
полномочиями. И все же, несмотря на имеющейся некоторую понятийную неопределенность, мы
должны видеть место Президента не в отрыве или в противопоставлении принципу разделения
властей, а в его дополнении и укреплении власти и государственности в целом» [24, c. 5].
Президент от имени государствообразующего народа через его представителей объединенных в
высший законодательный и представительный орган – Парламент получает свою легитимность в
соответствии со статьей 78 Конституции Республики Молдова. В дальнейшем Президент
осуществляет свою деятельность в соответствии с теми конституционными положениями, которые
определяют как его полномочия, так и его отношения со всеми ветвями власти.
В парламентских республиках - Великобритания, Япония, Бельгия и др., глава государства
«царствует, но не управляет», его функции внешне выглядят как представительские. В этом
отношении подчеркивается: «В странах, где форма государственного правления - парламентарная
республика, в условиях стабильного функционирования государственного механизма, глава
государства, который не относится не к одной из «триады властей», не имеющий необходимых
полномочий, может обладать только общим влиянием на принимаемые решения государственного
значения в силу авторитета своего личного авторитета» [25, c. 400-402]. Как считает профессор В.
Гуцуляк, в этом плане «примером может служить статус и реальное влияние на государственные
процессы, происходящие в стране, бывшего президента Чехии Л. Гавела и президента Республики
Молдова В.Воронина. В таких странах возможны и другие ситуации. Авторы законодательной
инициативы, в результате которой были внесены существенные изменения в Конституцию в июле
2000 года, заключавшиеся в ограничении полномочий Президента и изменении порядка его
избрания, вряд ли предполагали, что после очередных парламентских выборов какая-нибудь из
партийных фракций сможет обладать конституционным парламентским большинством. Но
произошло то, что произошло. Вновь избранный состав Парламента избирает лидера
мажоритарной фракции Президентом Республики Молдова. В данной политической ситуации
Президент, обладая ограниченными конституционными полномочиями, играет важную роль и
оказывает существенное влияние на функционирование всего государственного механизма
благодаря авторитету партийного лидера [32, c. 13].
74
Будучи согласны с мнением профессора В. Гуцуляк относительно того, что многое зависит от
личности и авторитета президента, однако здесь мы бы добавили, вслед за профессора Б.Е.
Страшун, что «многое зависит от политической и правовой культуры общества, его готовности
следовать «правилам игры», установленными конституцией» [38, c. 15].
Известно, что процесс становления демократических государств на постсоветском
пространстве происходит в тяжелых условиях политических и экономических кризисов. Об этом
свидетельствуют ситуации и в Молдове, и в Украине, и в России, и в других стран бывшего
социалистического лагеря. «Говоря о роли и месте Президента, хотели бы высказать наше мнение
по поводу изменившейся системы выборов Президента. Считаю, что и сама инициатива по
пересмотру Конституции и голосование по ней 5 июля 2000 года, когда за ее принятие
проголосовало более 90 депутатов Парламента, - это были шагом к укреплению парламентаризма
и демократии в целом в Республики Молдова. Общество было поставлено перед необходимостью
избрания не просто депутатов Парламента, а политической силы, которая через завоевание
парламентского большинства получает право избрания и Президента как главы государства. В
результате этого, был исключен один из источников постоянного противостояния, когда
всенародно избранный Парламент находился по разные стороны баррикад с всенародно
избранным Президентом, а принцип разделения властей превращался в «принцип противостояния
властей». И еще одно необходимо заметить, что изменение порядка избрания ничуть не меняют
сути статуса Президента как главы государства [25, c. 22].
Несмотря, на то, что Президент Республики Молдова не является главой исполнительной
власти и не руководит ею, его конституционные полномочия охватывают широкий спектр
вопросов, особенно в области внешней политики (ст. 86) и в области обороны (ст. 87). Он же
является главнокомандующим вооруженными силами страны. Ст. 88 Конституции
предусматривает и ряд других довольно существенных полномочий в области государственного
управления.
Мы также придерживаемся мнения, что Президент Республики Молдова не является органом
какой-либо из трех властей, так как ни одна из вышеперечисленных функций Президента не
указывает на его принадлежность к какой-либо из ветвей власти. Президент Республики Молдова
только создает базисные условия и обеспечивает гарантии деятельности органов государственной
власти различных ветвей. Президент Республики Молдова, согласно Конституции, является главой
государства, представляет государство и является гарантом суверенитета, национальной
независимости, единства и территориальной целостности страны (ст. 77). Он избирается
75
Парламентом тайным голосованием (ст. 77), на четырехлетний срок и вступает в должность со дня
принесения присяги.
Согласно Конституции, ст. 96, Правительство Республики Молдова обеспечивает проведение
внутренней и внешней политики государств и осуществляет общее руководство публичным
управлением. Правительство состоит из Премьер-министра, первого заместителя и заместителей
Премьер-министра, министров и других членов, определенных органическим законом (ст. 97).
Правительство принимает постановления, ордонансы и распоряжения. Постановления
принимаются для организации исполнения законов. Ордонансы издаются в соответствии с
делегированием законодательных полномочий. Правительство несет ответственность перед
Парламентом и предоставляет Парламенту, его комиссиям и депутатам необходимую
информацию и документы [25]. Члены Правительства имеют доступ на заседания Парламента. В
случае необходимости присутствие членов Правительства обязательно. Правительство и каждый
член Правительства обязаны давать ответы на вопросы и запросы депутатов. Парламент может
принять резолюцию, отражающую его позицию по предмету запроса. Парламент, по предложению
не менее одной четверти депутатов, может выразить недоверие Правительству большинством
голосов депутатов. Предложение о выражении недоверия рассматривается по прошествии трех
дней со дня внесения в Парламент. В результате изменений и дополнений, внесенных в
Конституции Республики Молдова от 5 июля 2000 г. появился институт принятия на себя
ответственности Правительством, который заключается в том, что Правительство вправе принять
на себя ответственность перед парламентом за программу, заявление общеполитического
характера или проект закона. Правительство уходит в отставку, если предложение о выражении
недоверия, внесенное в трехдневный срок с момента представления программы, заявления
общеполитического характера или проекта закона, принято в соответствии с институтом
выражения недоверия Правительству Парламентом. Если Правительство не уходит в отставку,
если предложение о выражении недоверия, внесенное в трехдневный срок с момента
представления программы, заявления общеполитического характера или проекта закона, принято в
соответствии с институтом выражения недоверия Правительству Парламентом, представленный
проект закона считается принятым, а программа или заявления общеполитического характера –
обязательными для Правительства. Новым также в конституционном процессе Республики
Молдова является институт делегирования законодательных полномочий, введенный 5 июля 2000
г., согласно которому в целях реализации программы деятельности Правительства Парламент, по
предложению Правительства, может принять закон, уполномочивающий Правительство издавать
ордонансы в областях, не являющихся предметом органических законов. Уполномочивающий
76
закон устанавливает в обязательном порядке область и дату, до которой могут издаваться
ордонансы. Ордонансы вступают в силу со дня опубликования и не подлежат промульгации. Если
это предусмотрено уполномочивающим законом, ордонансы подлежат утверждению
Парламентом. Проект закона об утверждении ордонансов представляется в срок, установленный
уполномочивающим законом. Несоблюдение этого срока влечет недействительность ордонанса.
Если Парламент не отклоняет проект закона об утверждении ордонансов, ордонансы остаются в
силе. После истечение срока, установленного для издания ордонансов, они могут быть признаны
утратившими силу, приостановлены или изменены только законом Однако по нашему мнению,
жесткое конституционное ограничение ордонансов сферой действия ординарных законов сводит
на нет институт делегирования законодательных полномочий Парламента Правительству. Об этом
красноречиво говорит мизерное количество ордонансов Правительства, изданных начиная с 5
июля 2000 года, хотя институт делегирования законодательных полномочий Парламента
Правительству мог бы играть огромную роль в оперативном администрировании и реализации
программы деятельности Правительства минуя долгий путь принятия законодательных актов
Парламентом.
Даже не принимая во внимание тот факт, что разделение властей не имеет резко очерченных
границ, для срабатывания механизма сдержек и противовесов жизненно необходимо некоторое их
пересечение для сотрудничества ветвей этой власти. Поэтому делегирование законодательных
полномочий, заключающее в издание правительством нормативных актов, фактически
обладающих силой закона, не является нарушением принципа разделения властей или
вмешательство в прерогативах законодательной власти, а является одним из способов
сотрудничества ветвей власти. Конституционное регулирование отношения Парламента с
Правительством занимает очень важное место в системе государственного строительства и
конституционного права. Считаем, что Конституция Республики Молдова предусматривает
довольно существенные положения, определяющие отношения Парламента и Правительства,
создан механизм разделения и взаимодействия законодательной и исполнительной ветвей власти.
Сейчас нужна его более детальная апробация, которая позволит практически оценить
действенность того или иного правового регулирования необходимость его изменения или
дальнейшего развития [22, c. 10].
Разделение властей в государстве должно быть осуществлено таким образом, чтобы избежать
относительного или абсолютного их ослабления. Напротив, задача заключается в том, чтобы через
устройство властей, системы сдержек и противовесов добиться безусловного повышения
эффективности всех властей. Особенно важно рационально распределять конституционные и иные
77
полномочия между президентом, парламентом и правительством, если можно так сказать по
формуле «сильный президент + сильный парламент + сильное правительство».
Когда президент сильный, а парламент и правительство имеют недостаточные полномочия,
тогда действительно, возникает угроза установления режима личной власти, а в худшем случае –
диктатуры.
Если к сильному президенту присоединить только сильный парламент, то личной диктатуры,
наверно, не будет, однако слабое правительство сведет, на нет эффективность государственной
власти. И, наконец, при слабом президенте и парламенте сильное правительство вновь сулит нам
авторитарную перспективу. Словом, ни одно звено в указанной выше цепи не должно быть
ослаблено – в этом суть устройства системы властеотошений в правовом государстве» [35, c. 75-
76].
Одно из важнейших демократических достижений, обусловленное преобразованиями в
Республике Молдова и реализацией Концепции судебно-правовой реформы, видится в создании
Конституционного Суда как единственного органа национальной конституционной юстиции.
Впрочем, «конституционное правосудие все более органично входит в государственно-правовую
систему стран Центральной и Восточной Европы, поставивших перед собой цель формирования
свободного гражданского общества, реальной демократии, создания правового государства, одним
из существенных признаков которого является господство права, Конституции и закона» [29, c. 5].
Понимая самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти как их
известную независимость друг от друга, ее нельзя трактовать как независимость этих органов от
Конституции, как их свободу от контроля общества. «Кризис деятельности исполнительной власти
в последнее десятилетие отмечен в мировом масштабе. Вытеснение из законодательства термина
«государственное управление» породило массу проблем в реализации внутренних и внешних
функций государства и, в первую очередь, при решении задач социально-экономической защиты
населения. Издержки приватизации значительной части государственной собственности породили
в широких масштабах коррупцию и другие экономические преступления. Органы исполнительной
власти все больше осуществляют функции регулирования, а не государственного управления,
обеспечивающего гармоничное развитие всех отраслей и сфер жизнедеятельности государства и
общества, так как многие отрасли и сферы в настоящее время, практически, невозможно
восстановить без государственной поддержки и регулирования.
Вопрос затягивания решения урегулирования приднестровского конфликта, создание псевдо
таможен внутри государства углубляет все эти проблемы по реализации основных функций
жизнедеятельности государства, обеспечения его целостности, экономического суверенитета и
78
национальной безопасности». Сегодня, как в Республике Молдова, так и в Украине, в силу
создавшихся объективных и субъективных причин, нарушаются конституционные социальные
права граждан. Это вызвано социальными, политическими и экономическими глубокими
преобразованиям в обществах, находящихся в переходных периодах. В этой ситуации
руководящая власть должна создать такой экономический порядок, в котором господствовал
критерий справедливого распределения благ.
Если законодательная власть выражает волю суверена – народа, от имени которого создает и
принимает законы, а исполнительная обязана претворять их предписания в жизнь, то судебная
власть создается законодателем для того, чтобы на основании сложившихся между участниками
общественных отношений и правовых норм в предусмотренном законом порядке, разрешить
гражданско-правовой деликт, либо предъявленное лицу обвинение за совершенное преступление,
то есть разрешить правовой конфликт. Разрешая такого рода конфликты, судебная власть
осуществляет очень важный вид государственной деятельности – правосудие.
Судебная власть впервые была учреждена и оформлена в Конституции Республики Молдова
как самостоятельная ветвь власти. В числе приоритетных задач судебной власти защита прав и
свобод человека и гражданина. Судебная власть обладает рядом неотъемлемых признаков,
отличающих ее от других ветвей власти в государстве [51, c. 214]: судебная власть осуществляется
особыми государственными органами – судами, судебная власть осуществляется посредством
гражданского, административного и уголовного судопроизводства; судебная власть
осуществляется в соответствии с четко установленной процессуальной формой (надлежащей
правовой процедурой); решения органов судебной власти не могут быть пересмотрены органами
других ветвей власти.
Согласно Конституции Республики Молдова, правосудие осуществляется именем закона
только судебными инстанциями (ст. 114).Создание чрезвычайных судов запрещено. Ст. 124
Конституции Украины гласит: Правосудие в Украине осуществляется исключительно судами.
Делегирование функций судов, а также присвоение этих функций другими органами или
должностными лицами не допускается. Юрисдикция судов распространяется на все
правоотношения, возникающие в государстве. Приоритетные экономические преобразования в
Республике Молдова, появление частной собственности потребовало создания механизма защиты
частной собственности и, в первую очередь, судебной властью. «Перед государством встала
сложная и ответственная задача осуществить кардинальную реформу молдавского
законодательства, которое соответствовало бы потребностям жизни, эффективно
регламентировало все сферы жизнедеятельности и соответствовало бы мировым стандартом. Эта
79
правотворческая задача решается неудовлетворительно, а потому и не удивительно: юридико-
нормативные факторы плохо работают на преобразования в стране, не способствуют
осуществлению демократических реформ, обеспечению правопорядка и режима законности в
республике, несмотря на обилие принятых парламентом законов и правительством подзаконных
актов. В государстве появились слои населения, которые без его поддержки попросту не выживут,
в силу чего их жизненные интересы диктуют необходимость создания правовых актов и
механизмов защиты, в том числе посредством обращения в судебные инстанции» [51, c. 19-20].
К сожалению, авторитет судебной власти в Республике Молдова упал в силу ее
коррумпированности и дорогих судебных услуг. Воры по-прежнему катаются в джипах, а простой,
рядовой гражданин не доверяет суду. Мы также не можем со всей уверенностью утверждать о
самостоятельности и независимости судебной власти в Республике Молдова, на что неоднократно
указывает оппозиция в Парламенте Республики Молдова. Создается впечатление, что в
Республики Молдова существует слабая судебная власть.
Согласно Конституции, в Республике Молдова судьи судебных инстанций независимы,
беспристрастны и несменяемы согласно закону (ст. 116). В результате изменений, касающиеся
организации судебной системы, осуществлялся переход от четырехзвенной системы к трехзвенной
системе судебных инстанций. На современном этапе в Республике Молдова правосудие
осуществляется Высшей Судебной Палатой, апелляционными палатами и судами. Были
упразднены трибуналы. Это осуществлялось с целью облегчения доступа граждан к
осуществлению правосудия и уменьшению звеньев в процессе рассмотрения дел. Однако
оставляет желать лучшего финансирование государством работников судебной системы,
материально-техническое оснащение судопроизводства.
В государстве с демократическим конституционным строем лишь закон, а не какие бы то ни
было иные соображения, а также посторонние влияния, требования и указания, - основа
правосудия, судебной деятельности. Независимость как решающая характеристика, как
конституционный принцип, отличает именно судебную власть. При решении конкретных дел суды
должны быть независимы даже от вышестоящих судов. Сравнительно-правовой анализ
показывает, что в Конституции Республики Молдова уделено большое внимание судебной власти,
как одно из трех ветвей государственной власти. Ей посвящены отдельные главы, определяющие
организацию судебной системы, функционирования судебных инстанций, статус судей и их
независимость и др.
Судебная власть - специфическая независимая ветвь государственной власти, осуществляемая
путем гласного, состязательного, как правило, коллегиального рассмотрения и разрешения в
80
судебных заседаниях споров о праве. Роль судебной власти в механизме разделения властей
состоит в сдерживании двух других властей в рамках конституционной законности и права,
прежде всего, путем осуществления конституционного надзора и судебного контроля над этими
ветвями власти. Систему органов правосудия могут составлять судебные органы, действующие в
сфере конституционной, общей, хозяйственной, административной и других юрисдикций.
По мнению М.В. Баглая конкретное содержание принципа разделения властей состоит в
следующем [15, c. 132]: законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься
только законодательным; исполнительная власть должна заниматься в основном, исполнением
законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государства и лишь в
некотором отношении парламенту; между законодательным и исполнительным органом должен
быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем
более всей полноты власти на одного из них; судебные органы независимы и в пределах своей
компетенции действуют самостоятельно; ни одна из трех властей не должна вмешиваться в
прерогативы другой власти, а тем более, сливаться с другой властью; споры о компетенции
должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т.е.
Конституционным судом; конституционная система должна предусматривать правовые способы
сдерживания каждой власти двумя другими, т.е. содержать взаимные противовесы для всех
властей. Идея разделения власти все более весомо входит в политико-правовую теорию и практику
молдавского и украинского конституционализма. Однако конституционный принцип разделения
властей в полной мере «срабатывает» при помощи механизма сдержек и противовесов в обществе
с высокой политической и правовой культурой, при стабильном конституционном строе,
эффективно функционирующей экономике. «В условиях переходного периода, нестабильности
экономических процессов, неустоявшейся социальной структуры общества, низкой политико-
правовой культуры населения, парламентариев, госаппарата реально обеспечить принцип
разделения властей не просто, но необходимо, поскольку без разделения властей и результативной
системы сдержек и противовесов не может быть правовой государственности, обеспечения прав и
свобод граждан Украины, формирования дееспособных структур гражданского общества.
Внедрение на практике данного принципа в Украине направлено на рационализацию и
оптимизацию деятельности государственного механизма, всех его структур и повышение на этой
основе эффективности его функционирования» [27, c. 75]. Подводя итог сказанному, мы пришли к
следующему выводу: разделение власти –это краеугольный камень любого общества.
81
3.4 Права и свободы человека и гражданина в Республике Молдова

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью является фундаментальной нормой
конституционного строя, образующей важнейшую основу не только конституционно
организованного общества, но и правовой защиты этого общества от возрождения попыток создать
условия для подавления личности, ущемления её прав, игнорирования индивидуальных интересов
и потребностей людей. Народ, который перманентно не способен или не желает признавать
ценность каждого отдельного человека и соответственно этому действовать, не может быть
организован в подлинно демократическое общество даже с помощью разного рода юридических
инструментов.
Таким образом, авторитет любой организации, включая и государства, вторичен. Нет, и не
может быть признание ценности государства или любой другой организации, если при этом не
признается высшая ценность человека и гражданина. Признание человека, его прав и свобод
высшей ценностью касается каждого человека с его внутренним миром. Однако для реализации
этого принципа важное значение имеют социальные функции конкретного человека, его
ответственность перед другими людьми, обществом в целом и государством. Только в этом случае
принцип признания человека высшей ценностью может быть распространен в равной степени на
всех членов общества. Человек, который не желает признавать достоинство, права и свободы
других людей, никогда не сможет обеспечить собственные достоинство, права и свободы.
Конституция Республики Молдова как Основной Закон устанавливает основные направления
развития социальных процессов. Очень важно, что в ней дается характеристика Республики
Молдова как демократичного и правового государства. Безусловно, это идеал, к которому следует
стремиться. Однако важно, что он есть и государственные и негосударственные институты могут
своей деятельностью обеспечить путь к становлению в Молдове правового государства. Видимо, и
модернизация государственного механизма, которая проводится в границах административной и
других правовых реформ в Молдове, ориентируется на высокие конституционные характеристики
государства. Закрепленная в ст. 1 ч. (3) Конституции Республики Молдова положение о том, что
«достоинство человека, его права и свободы, свободное развитие человеческой личности,
справедливость и политический плюрализм являются высшими ценностями и гарантируются»
коренным образом изменила парадигму между человеком и государством. Не гражданин для
государства, а государство для гражданина. На наш взгляд, в самой Конституции Республики
Молдова заложена философия Основного Закона, в основу которой взяты права человека. И это
главное. И в аспекте становления гражданского общества. Правда, и сделать надо довольно много,
82
чтобы эта концептуальная база взаимоотношения людей, государства и общества реально
заработала. До этого нам еще далеко. Основной Закон Республики Молдова 1994 года закрепил
гарантии частной собственности (ст. 9), установил разделение власти на законодательную,
исполнительную и судебную (ст. 6), провозгласил приоритет прав человека, закрепил верховенство
Конституции Республики Молдова в правовой системе государства (ст. 7), поле деятельности и
нормы, верховенство права и закона, принцип народовластия, республиканскую форму правления
(ст. 1 ч. (2).
В Основном Законе Республики Молдова четко проводится идея независимого правосудия и
судебного конституционного контроля за актами законодательной и исполнительной ветвей
власти. Конституция Республики Молдова 1994 года выполняет консолидирующую роль по
отношению к обществу. Ее анализ с позиции «человеческого измерения» дает основание считать,
что она в полной мере соответствует современным мировым стандартам демократической
конституции.
Важно, что Конституция Республики Молдова позитивно воздействовала на становление
современного конституционного законодательства, которое учитывало позитивные черты
мирового конституционализма. Характерным признаком этого законодательства на современном
этапе является его деидеологизация. В основном Законе Республики Молдова 1994 года, как и в
других законодательных актах, отсутствуют идеологические характеристики сущности
государства, институтов гражданского и государственного строя. Устанавливается, что ни одна
идеология не может устанавливаться государством как обязательная. Происходит гуманизация
всех конституционно-правовых институтов, центр тяжести переносится на обеспечение прав и
свобод человека и гражданина. Определяющей тенденцией конституционно-правового
регулирования является активное деятельное законотворчество (за годы независимости Молдовы
принято не менее тысячи законов). Все это позитивно влияет на развитие государственности, на
обеспечение условий для становления дееспособного гражданского общества. Вместе с тем, в
Конституции Молдовы, согласно принципу политического и идеологического плюрализма,
подтверждается, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве официальной
государственной идеологии» (ст. 5). Формально это один из факторов становления дееспособного
гражданского общества. Однако, не признавая наличие какой-либо общеобязательной идеологии,
не следует полагать, что у государства не может быть идеологии государственного строительства.
Государство объединяет всех граждан, которые проживают на ее территории, и эффективно
защищать их интересы оно может только тогда, когда у него имеется четкая стратегия развития,
которая основывается на соответствующей идеологической доминанте. Полагаем, что за основу ее
83
можно взять идею защиты национальных стратегических интересов страны. Известно, что
конституционные права в общей системе прав занимают ведущее, основополагающее место, они
наиболее важные для личности и общества. Профессор В.М. Иванов выявляет следующие
факторы, отграничивающие конституционные права и свободы [44, c. 191-192]:
1. Значимость данных конституционных прав и свобод для человека и общества. Человеку они
необходимы для утверждения его чести и достоинства, свойственных свободной личности; для
проявления социальной активности, особенно в приобщении к управлению общественными и
государственными делами; создания социально-экономических предпосылок для удовлетворения
жизненно важных материальных и духовных потребностей.
2. Изначальный, а не производный характер принадлежности человеку конституционного
права и свободы. Эти права и свободы, являясь основными, неотчуждаемы и принадлежат
каждому от рождения.
3. Конституционные права и свободы обладают особыми юридическими свойствами и
спецификой их реализации: они это ядро правого статуса личности, основа всех других прав,
закрепляемых другими отраслями права (трудового, гражданского, уголовного,
административного, семейного и др.); их закрепление за каждым человеком и гражданином, либо
за каждым гражданином, а не за отдельными субъектами, как это в отраслевом законодательстве;
их всеобщность, т.е. их единство и равенство для всех без исключения, соответственно для
каждого человека или для каждого гражданина; их единство, а не многообразие основания их
возникновения - принадлежность к гражданству Республики Молдова; особая юридическая форма
их закрепления - Конституция Республики Молдова; е) неотчуждаемость и особый механизм их
реализации, когда основные права выступают в качестве предпосылки ого правоотношения в
конкретной сфере, постоянного, неотъемлемого права каждого участника правоотношения.
Конституционные права и свободы человека и гражданина – это его неотъемлемые права и
свободы, принадлежащие ему от рождения (в надлежащих случаях в силу его гражданства),
составляющие ядро правового статуса личности и защищаемые государством».
В Конституции Республики Молдова второй раздел закрепляет основные права, свободы и
обязанности человека и гражданина. Ст. 16 Конституции Республики Молдова гласит, что
уважение и защита личности составляют первостепенную обязанность государства. При принятии
новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение
содержания и объема существующих прав и свобод». Не допускается пересмотр, следствием
которого было бы упразднение основных прав и свобод граждан или гарантий таковых (ст. 142
Конституции Республики Молдова).
84
В Конституции Республики Молдова, так и в Конституции Украины личные права и свободы
граждан имеют основополагающее значение, о чем свидетельствует конституционное положение,
провозглашающее человека, его права и свободы высшей ценностью, предопределяя в
конституции приоритет прав личности над правами общества и государства.
Низкий уровень правовой культуры должностных лиц и граждан, падение нравственных
ценностей - не лучший фон для обеспечения прав человека и гражданина. Все это требует
комплексного подхода к обеспечению прав человека со стороны государства и гражданского
общества».
Естественным правом человека является его право на жизнь. Это право означает, что
государство гарантирует гражданину защиту от посягательства на его жизнь. В соответствии с
этим правом никто не может быть произвольно лишен жизни (ст. 24, ч. 1 Конституции Республики
Молдова). Подлинная же социальная ценность права измеряется не просто закреплением
определенных, даже самых демократических, справедливых и гуманных положений в законе, а
созданием необходимых социально-экономических, политических, юридических и иных условий
для их фактического осуществления, а, следовательно, для обеспечения надежных гарантий прав
человека на жизнь, неприкосновенность и свободу. Даже правовое государство, закрепленное как
таковое в конституциях многих стран, пока не создает надлежащих условий, форм и способов
защиты и обеспечения этого естественного права человека [36, c. 8]. Известно, что состояние
обеспечения прав человека и гражданина – важный показатель устойчивости общества, его
демократичности.
Следует отметить также и единство прав и обязанностей граждан, ведь нет прав без
обязанностей, как нет и обязанностей без прав. Конституция РМ возлагает в основном обязанности
на государство, закрепляя за гражданами минимум обязанностей. Обязанности, которые
возложены на граждан, полностью соответствуют интересам общества и его членов. Мы не можем
не согласиться с мнением профессора Б.Е. Страшуна: «К сожалению, существует определенный
разрыв между тем, что записано в новых конституционных актах стран Центральной и Восточной
Европы, и реальной политической практикой. Он тем больше, чем ниже уровень политической и
правовой культуры конкретного общества. Однако новые конституции служат важным
инструментом повышения этой культуры, представляя собой авторитетный ориентир для
политической и административной деятельности» [38, c. 16].
85

Выводы и Рекомендации
Закрепляя основы общественного и государственного строя суверенной Молдовы, его
внутренней и внешней политики, правового положения личности. Конституция Республики
Молдова выражает сущностные стороны демократического строя, представляет собой
государственно-правовую модель гуманистического государства и общества Демократическая
гуманистическая сущность Конституции Республики Молдова определяется ее главным целевым
назначением — служить важнейшим государственно-правовым средствам становления, развития и
последовательного совершенствования основ правового государства во всех его проявлениях.
Основные черты характеризуют конституцию как специфическую реальность, оказывающую
решающее воздействие на общественные отношения. Конституция регулирует основополагающие
сферы его жизнедеятельности, что находит свое воплощение в следующих ее характерных чертах:
1) в ее основе полновластие народа Молдовы - народный суверенитет, опирающейся на
экономическую и политическую основу государства и общества;
2) равноправие граждан независимо от национальности во всех сферах хозяйственной,
общественной, государственной, культурной жизни. Преследование по закону за расовую,
национальную и вероисповедную дискриминацию во всех областях жизни равно как и за пропаганду
расовой или национальной исключительности;
3) подлинный демократизм и гуманизм, выражающийся:
а) в привлечении широких масс населения Молдовы к непосредственному и представительному
участию в формировании и деятельности органов власти и управления;
б) в закреплении за всеми гражданами, независимо от имущественного положения, образования
и т. п., равных прав и обязанностей;
в) в заботе государства об обеспечении прав, свобод граждан соответствующими гарантиями;
4) творческая роль конституции в строительстве правового государства, ее программный
характер;
5) конституционное закрепление коренных основ государственного и общественного
устройства, служащих надежной гарантией мирного сотрудничества со всеми государствами;
а) закрепление частной и других форм собственности;
6) реальность провозглашения конституцией правовых положении.
б) Новизна Конституции о чем свидетельствует все ее содержание;
7) научность, вобравшая в себя последние достижения теории и практики демократического
конституционализма;
86
8) расширение сферы конституционного регулирования общественных отношений:
9) преемственность не противоречащих некоторых положений из конституционного развития
Молдовы и зарубежных демократических стран.
К примеру, содержащиеся в Конституции МССР 1978 года общие принципы избирательного
права (равенство, всеобщность, свобода, тайное голосование), ряд прав, свобод и обязанностей
граждан и некоторые другие положения нашли свое закрепление и в Конституции Республики
Молдова 1994 года.
Конституция ФРГ 1949 года, провозгласившая демократические положения на признание
неприкосновенности и неотчужденности прав человека, равноправие мужчин и женщин; свобода
слова, печати, собраний, объединений и многое другое.
Важные демократические положения содержат конституции Франции, Италии, Японии,
Финляндии, Бельгии и др.
Основные принципы и черты Конституции Республики Молдова определили и ее особенности:
1. Конституция Республики Молдова - это политический документ, но в отличии от других
политических документов она принимается в виде Основного закона государства от имени народа и
в ее разработке, практически, участвует весь народ Молдовы. Причем, порядок и механизм
разработки проекта конституции весьма специфичен;
2. Конституция обеспечивается не только мерами убеждения, но и мерами государственного
принуждения (в случае нарушения). На ее страже стоит весь правовой механизм государства.
3. Конституция - как правовой акт, которому присущи особенности и свойства, отличающие его
от иных правовых актов государства. Она обладает особыми юридическими свойствами и, прежде
всего является юридической базой текущего законодательства:
а) Конституция определяет исходные начала и направления всей текущей законодательной
деятельности государства по всем вопросам государственной, культурной и общественной жизни,
обладает высшей юридической силой по отношению всех нормативных актов Молдовы;
б) текущая законодательная деятельность осуществляется в строгом соответствии с нормами
конституции и деятельность эта не может противоречить или расходиться с конституцией;
в) текущая законодательная деятельность конкретизирует и развивает конституционные нормы;
г) в конституции определена сфера разграничения круга вопросов, относящихся к
конституционному и законодательному регулированию;
д) в конституции определяются органы, правомочные принимать и контролировать законы, а
также порядок законодательной деятельности;
87
е) конституционные нормы обеспечиваются более высоким уровнем правовых гарантии их
реализации, закрепляемых как в самой конституции, так и в нормах всех отраслей права;
ж) конституционные нормы имеют специфический предмет регулирования - отношения,
закрепляющие важнейшие принципы и устои экономической, политической и социальной
организации общества, цели общественного развития, задачи и организацию государства, наиболее
важные связи личности с обществом и государством.
Закрепляя основы конституционного строя, Конституция Республики Молдова 1994 года
определила Республику Молдова как суверенное демократическое, правовое государство с
республиканской формой правления, в котором:
- носителем суверенитета и единственным источником власти является
многонациональный народ Республики Молдова;
— социальная политика направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и
свободное развитие человека;
человек, его права и свободы - есть высшая ценность. Признание, соблюдение и зашита прав и
свобод человека и гражданина является обязанностью государства;
признаются, и равным образом защищаются, частная, коллективная, государственная,
муниципальная и иные формы собственности; государственная власть осуществляется на основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную; признается и гарантируется местное
самоуправление; общепризнанные принципы и нормы международного права и международные
договоры Республики Молдова - составная часть ее правовой системы.
88

БИБЛИОГРАФИЯ

I. НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ
1. Конституция Республики Молдова. С изменениями и дополнениями от 5 июля
2000 г. Кишинэу: Молдпрес, 2004, 68 с.
2. Конституция Украины. – Киев: Высшая школа, 1996, 70 с.
3. Конституция США. Сост. Маклаков, В.В. Москва, 1998, 144 с.
4. Конституции стран СНГ и Балтии. Сост. Андреева, Г.Н. Москва, 1999, 464 с.
5. Конституции зарубежных государств. Отв. ред. Маклаков В.В. Москва: БЕК,
2002, 564 c.
6. Конституции зарубежных стран. Сборник. – Москва: Юрлитинформ, 2000, 366
с

II. МОНОГРАФИИ. УЧЕБНИКИ


7. Авакьян, С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. –
Москва, 1997, 354с.

8. Алексеев, С.С. Право: азбука, теория, философия: Опыт комплексного


исследования. – Москва, 1999, 320 c.
9. Андроник, Н. С. Иванов, В. М. Татар, Г. В. Государственный суверенитет
Республики Молдова. Под. ред. Галбена, – А. И. Кишинев, 2000. 452 c.
10. Арановский, К.В. Государственное право зарубежных стран. – Москва:
ИНФРА-М ФОРУМ, 2000, 488 с.
11. Баглай, М.В. Габричидзе, Б.И. Конституционное право России. – Москва:
Инфра-М, 1996, 644 с.

12. Баглай, М.В. Туманов, В.А. Малая энциклопедия конституционного права. –


Москва, 1998, 519 с.

13. Баранов, А.Л. Аспекты конституционного права в России. – Москва, 1995, 264
с.
14. Боботов, С.В. Конституционная юстиция. – Москва: Прогресс, 1994, 264 c.
15. Боер, В.М. Городинец, Ф.М. Григонис, Э.П. Правовое государство: реальность,
мечты, будущее. Под общ. ред. Сальникова, В. П. – Санкт Петербург, 1999, 220 c.
89
16. Большой юридический словарь. – Москва, 1999, 984c.
17. Бромхед, П. Эволюция британской конституции. – Москва: Международные
отношения, 1978, 296 c.
18. Варламова, Н.В. Конституционный процесс в России (1990-1993 гг.). – Москва,
1998, 156 с.
19. Витрук, Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и
процесс. Учебное пособие для вузов. – Москва: Закон и право - ЮНИТИ, 1998, 384 с.
20. Государственное право Российской Федерации: Под ред. О. Е. Кутафина. –
Москва: Юридическая литература, 1996. 658 с.

21. Гражданское общество и правовое государство: Предпосылки формирования.


22. Денчук, Е. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТРОЙ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА И
УКРАИНЫ (СРАВНИТЕЛЬНО - ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) ав. реф. док. дисс. 2005
23. Иванов, В.М. Конституционное право Республики Молдова. – Кишинэу: Изд.
УЛИМ, 2000, 434 с.

24. Иванов, В.М. Конституционное право зарубежных стран (Курс лекций). –


Кишинев, 1998. 308 с.

25. Иванов, В.М. Власть, демократия и социальные контрасты. – Кишинев, 2000,


434 с.
26. Иностранное конституционное право. Под ред. проф. Маклакова, В.В. –
Москва: Юристъ, 1996, 512 с.
27. История политических и правовых учений. Под общей ред. Нерсесянца, В.С. –
Москва: НОРМА, 1996, 356 с.

28. Катков, Д.Б. Корчиго, Е.В. Конституционное право. Отв. ред. Веденеев, Ю.А. –
Москва: Юриспруденция, 1999, 288 с.

29. Кашанина, Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и


новые подходы. – Москва: Юристъ, 1999, 364c.
30. Коваленко, А.И. Правовое государство: концепции и реальность. – Москва,
1993, 356 c.
31. Мишин, А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. –
Москва: Белые альвы, 1996, 398 с.

32. Энтин, Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. Москва:


НОРМА-ИНФРА-М, 2000, 256c.
90
33. Costachi, G. Guceac, I. Fenomenul constitutionalismului in evolutia Republicii
Moldova spre statul de drept. – Chisinau: Tipografia Centrala, 2003, 344 p.
34. Deleanu, I. Drept constitutional si institutii politice. – Bucuresti: Europa Nova, 1991,
586 p.
35. Deleanu, I. Drept constitutional si institutii publice. – Bucuresti: Lumina Lex, 1997,
668 p.
36. Duculescu, Victor Calinoiu, Constanta Duculescu, Georgeta Drept constitutional
comparat. – Bucuresti: Lumina Lex, 1996, 364 p.

III. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ:


38. Бантуш, А. Некоторые проблемы взаимоотношения законодательной и
исполнительной властей. Успешная реформа – решающий фактор в совершенствовании
экономической и правовой деятельности. Материалы международной научно-
теоретической конференции, 29-30 ноября 2000 г. Кишинэу, 2001, с. 72-76.
39. Гуцуляк, В. К вопросу о конституционно-правовом статусе главы государства.
Закон и Жизнь, 2003, Nr. 5, с. 11-14.

40. Денчук, Евгения. Конституционно-правовые аспекты становления социального


государства Украины и Республики Молдова. Конституционное развитие Республики
Молдова на современном этапе. Материалы международной научно-теоретической
конференции (22-23 сентября 2004 г., мун. Бэлць). Кишинев: Tipogr. Centrala, 2004, c. 135-
138.

41. Ефремова, Н.В. Истоки украинского конституционализма и его особенности до


1917 г. Конституционное развитие Республики Молдова на современном этапе. –
Кишинэу: Tipogr. Centrala, 2004, c. 710-719.
42. Иванов, В.М. Корж, М. Функции и механизм действия Конституции
Республики Молдова Конституционное развитие Республики Молдова на современном
этапе. – Кишинэу: Tipogr. Centrala, 2004, c. 452-456.
43. Иванов, В.М. Защита конституции – дело всего народа (Из опыта
конституционной реформы в Украине). Конституционное развитие Республики Молдова
на современном этапе. Материалы международной научно-теоретической конференции
(22-23 сентября 2004 года, мун. Бэлць). Кишинэу: Tipogr. Centrala, 2004, c. 103-106.
44. Иванов, В.М. Костаки, Г.Н. Развитие конституции – процесс объективный.
91
Конституционное развитие Республики Молдова на современном этапе. Материалы
международной научно-теоретической конференции (22-23 сентября 2004 года, мун.
Бэлць). Кишинев: Tipogr. Centrala, 2004, c. 300-306.

45. Капша, T. Формирование правовой базы Республики Молдова как социального


государства. Revista Nationala de Drept, 2001, Nr. 3, c. 62-64.
46. Мишин, В. Правовые аспекты становления гражданского общества в Молдове:
реальность и перспективы. Правовые аспекты гражданского общества в Молдове:
реальность и перспективы, 26-27 февраля 2003. Кишинэу, 2003, с. 16 - 22.
47. Мишин, В. Костаки, Г. Президент в системе разделения властей. Закон и
Жизнь. 2003, Nr. 5, c. 4-7.
48. Мишин, В. Отношение Парламента с Правительством в контексте реализации
принципа разделения властей, Закон и Жизнь, 2003, Nr. 5, с. 7-10.
49. Мишин, Вадим. Конституционное развитие Республики Молдова на
современном этапе. Конституционное развитие Республики Молдова на современном
этапе. Материалы международной научно-теоретической конференции (22-23 сентября
2004 года, мун. Бэлць). Кишинев: Tipogr. Centrala, 2004, c. 21-29.
50. Мишин, В. Костаки, Г. Президент в системе разделения властей. Закон и
Жизнь, 2003, Nr. 5, с. 4-7.
51. Мишин, В. Проблемы разделения властей в государстве в переходном периоде.
Функционирование демократических институтов в правом государстве, 25-26 января
2003. Кишинэу, 2003, с. 17-25.

52. Balmus, V. Costachi, Gh. Reglementarea securitatii constitutionale la etapa


contemporana de dezvoltare constitutionala a Republicii Moldova Конституционное развитие
Республики Молдова на современном этапе. Материалы международной научно-
теоретической конференции (22-23 сентября 2004 года, мун. Бэлць). Кишинев: Tipogr.
Centrala, 2004, c. 362-369.
53. Pusca, Benone. Consideratii cu pricire la regimurile constitutionale.
Конституционное развитие Республики Молдова на современном этапе. Материалы
международной научно-теоретической конференции (22-23 сентября 2004 года, мун.
Бэлць). Кишинэу: Tipogr. Centrala, 2004, c. 208-219.