Вы находитесь на странице: 1из 19

Громов Сергей Александрович,

канд. юрид. наук

Аренда акций и паев обществ с ограниченной ответственностью


по французскому закону в поддержку малых и средних предприятий

Едва ли не самоочевидной истиной в современной экономической


политике развитых стран является тезис о необходимости всемерной
государственной поддержки малого и среднего бизнеса. С целью поощрения
частной экономической инициативы правительства регулярно разрабатывают и
внедряют комплексы мер, благоприятствующих финансово-хозяйственной
деятельности малых и средних предприятий.
Между тем отличительной чертой такого рода мер является их
преимущественно публично-правовой характер. В литературе справедливо
утверждается, что государственная поддержка выражается в предоставлении
льгот субъектам малого предпринимательства.1 При этом под льготой в теории
права предлагается понимать правомерное облегчение положения субъекта,
позволяющее ему полнее удовлетворить свои интересы и выражающееся как в
предоставлении особых прав (преимуществ), так и в освобождении от
обязанностей; подчеркивается также, что льготы представляют собой
правомерные исключения, законные изъятия из общих правил.2
Понятно, что такого рода меры в поддержку хозяйствующих субъектов не
могут иметь широкого распространения в сфере частного права: последнее, как
это отмечено в п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 2 ГК РФ,3 основано на признании равенства
участников регулируемых им отношений. Отступление же от начал
юридического равенства, как отмечает В. Ф. Яковлев, влечет за собой
ущемление прав и интересов одной из сторон гражданского правоотношения,
деформирует их нормальное развитие, а попытки их построения на началах
неравенства прав и обязанностей сторон влекут за собой, в частности,
нарушение эквивалентности в товарно-денежных связях, что подрывает
заинтересованность одной из сторон, наносит вред ее интересам.4
Ввиду изложенного любые попытки поддержки субъектов малого бизнеса
средствами частного права вызывают повышенный интерес. Этот интерес тем
сильнее, чем больший авторитет с точки зрения частноправовых традиций
имеет государство, принимающее соответствующие меры. Поэтому не может не
привлечь внимание исследователей опыт Франции в деле способствования
развитию малого предпринимательства с использованием именно
частноправовых институтов.
Менее двух лет назад на родине Кодекса Наполеона был принят Закон
№ 2005-882 от 2 августа 2005 г. в поддержку малых и средних предприятий. 5

1
См., напр.: Лаптев В. В. Субъекты предпринимательского права: Учеб. пособие. М.,
2003. С. 132.
2
Малько А. В. Правовые льготы и поощрения // Общая теория государства и права:
Академический курс: В 3 т. Т. 3 / Отв. ред. М. Н. Марченко. 2-е изд., перераб. и доп. М.,
2001. С. 253–254 (гл. 12).
3
СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 5. Ст. 410; 2001. № 49. Ст. 4552; 2006. № 52. Ст.
5496.
4
Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений.
2-е изд., доп. М., 2006. С. 142–143.

1
Данным Законом внесены изменения и дополнения во множество ранее
принятых законодательных актов как частного, так и публичного права.
Среди комплекса мер, предусмотренных указанным Законом, особого
внимания заслуживает установление нового для французского права института
аренды акций и паев обществ с ограниченной ответственностью.6 Так, титул III
кн. II Торгового кодекса7 дополнен новой главой IX «Аренда акций и паев»,
содержащей пять статей и посвященной именно данному институту. В то же
время содержание понятия кредит-аренды (лизинга), изложенное в ст. L. 313-7
Денежно-финансового кодекса,8 дополнено указанием на операции лизинга
акций и паев.
Специфика бестелесных вещей. Своеобразие рассматриваемой
конструкции придает тот факт, что она предполагает передачу и принятие внаем
особых объектов гражданского оборота, квалифицируемых доктриной в
качестве финансовой собственности, являющейся видом бестелесного
имущества.9 Как подчеркивает Р. Саватье, понятиями «доля в товариществе»
или «акция» объединяются права, которые каждому участнику дает членство в
товариществе; они «не сводятся только к обязательственному требованию, хотя
доля и акция предоставляют их собственнику (его часто называют
“держателем”) право требовать свою часть распределяемого дивиденда и
эвентуально свою часть при распределении капитала в случае ликвидации. Но
доля или акция дают своему держателю прежде всего право участвовать в
жизни товарищества. Благодаря наличию доли или акции участники
товарищества или акционеры могут быть включены в состав органов
товарищества — юридического лица либо по крайней мере принять участие в
формировании этих органов. Таким путем они воздействуют на принятие
решений, необходимых во внутренней жизни товарищества. Элемент власти
присоединяется здесь к обязательственному требованию».10

5
Loi n° 2005-882 du 2 août 2005 en faveur de petites et moyennes enterprises // Journal
officiel de la République Française. 2005. 3 août. — Здесь и далее заголовки французских
законодательных и подзаконных актов переводятся с учетом особенностей их
синтаксического построения, зачастую представляющего собой причастный оборот вместо
традиционного ответа на вопрос «о чем?».
6
В настоящей публикации термину «общество» при переводе понятия «la société»
отдается предпочтение перед термином «товарищество» и термину «пай» при переводе
понятия «la part (sociale)» — перед термином «доля» (за исключением случаев цитирования
других работ, использующих иные переводы указанных понятий) ввиду сравнительно
большей распространенности предпочитаемых терминов в современной отечественной
литературе по торговому праву зарубежных стран. См., напр.: Гражданское и торговое
право зарубежных государств: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е. А. Васильев, А. С. Комаров.
М., 2004. С. 253–258; Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учеб. пособие / Под
общ. ред. В. В. Безбаха, В. К. Пучинского. М., 2004. С. 123–148.
7
Code de commerce. Partie législative: Annexe à l’ordonnance n° 2000-912 du 18 septembre
2000 // Journal officiel de la République française. 2000. 21 septembre. Pagination spéciale
(далее — ФТК).
8
Code monétaire et financier. Partie législative: Annexe à l’ordonnance n° 2000-1223 du 14
décembre 2000 // Journal officiel de la Republic français. 2000. 16 décembre. Pagination spéciale
(далее — ДФК). — Возможный перевод «Валютно-финансовый кодекс» представляется
менее удачным, поскольку данный Кодекс не содержит норм о валютном регулировании и
валютном контроле, неуместные ассоциации с которыми вполне могут возникнуть при
переводе слова «monetaire» как «валютный».
9
См. подробнее: Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник: В 2
т. Т. 1 / Отв. ред. Е. А. Васильев, А. С. Комаров. М., 2004. С. 314 и сл.

2
В отечественной литературе уже неоднократно подчеркивалось
своеобразие такого рода имущества в качестве объектов оборота. Так, М. И.
Кулагин отмечал, что «превращение бестелесных прав в распространенный
объект собственности со всей очевидностью демонстрируют устарелость и
неприемлемость трактовки содержания права собственности как совокупности
прав по владению, пользованию и распоряжению. Совершенно ясно, что
пользование, понимаемое как право на извлечение из вещи полезных свойств,
применительно к ценным бумагам (векселю, чеку, акции и др.) абсолютно
лишено всякого смысла».11
Возможность найма бестелесных вещей. Наем бестелесных вещей
признавался принципиально допустимым еще римским правом. В
кодификации Юстиниана можно обнаружить следующую цитату из сочинения
Юлиана: «Я сохраняю узуфрукт не только если сам сдам, но удерживаю его и
если другой, ведя мои дела, сдаст узуфрукт».12 Основываясь на данном тексте,
И. Б. Новицкий высказал мнение, согласно которому «помимо вещей в
подлинном смысле, или вещей телесных, в качестве предмета договора найма в
источниках упоминаются и некоторые права, например, узуфрукт... так
называемые нетелесные вещи, res incorporales».13
Возможность аренды (найма) прав (и даже именно ценных бумаг)
разделялась многими дореволюционными авторами. Так, Н. О. Нерсесов
указывал, что, «если пользование чужими ценными бумагами обусловлено
определенной платой, то будет иметь место договор найма. Этот вид сделки с
ценными бумагами также встречается очень редко: или при представлении
чужих ценных бумаг в залог при договорах подряда или поставки, или при
биржевых операциях, или для приобретения большего числа голосов на общих
собраниях акционеров. Отношения, вытекающие между собственником и
получателем ценных бумаг, будут обсуживаться по началу договора ссуды или
найма, смотря по тому, было ли пользование возмездное или безвозмездное.
Пред третьим же лицом держатель рассматривается как правомерный владелец
данных бумаг».14 Г. Ф. Шершеневич отмечал, что передача ценной бумаги
«может иметь своей целью перенесение фактического владения,
предоставление пользования, например, в процентных бумагах, отдачу на
сохранение, в залог».15 Указания на допустимость найма прав при условии

10
Саватье Р. Теория обязательств: Юридический и экономический очерк / Пер. с фр. Р.
О. Халфиной. М., 1972. С. 96–97.
11
Кулагин М. И. Предпринимательство и право: Опыт Запада // Кулагин М. И.
Избранные труды. М., 1997. С. 252 (§ 2 гл. II).
12
Дигесты Юстиниана. Т. 2. Кн. 5–11 / Пер. с лат.; Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., 2002. С.
204–205 (D. 7.1.12.2).
13
Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. М., 1999. С.
448 (VIII.35. § 139.503).
14
Нерсесов Н. О. О бумагах на предъявителя с точки зрения гражданского права //
Нерсесов Н. О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском
праве. М., 1998. С. 250.
15
Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права: В 4 т. Т. 2. Товар. Торговые сделки. М.,
2005. С. 71.

3
возможности их целесообразного использования нанимателем содержались в
трудах Д. И. Мейера,16 К. П. Победоносцева,17 В. И. Синайского18 и др.
В современной отечественной литературе упоминание о найме ценных
бумаг встречается крайне редко. Ситуацию с выдачей акционером за плату
третьему лицу доверенности на участие в общем собрании акционеров А. Д.
Осиновский квалифицирует в качестве аренды акций,19 хотя очевидно, что в
данном случае сами акции из владения акционера не выбывают и во владение
третьего лица, соответственно, не поступают, а потому предложенная
квалификация указанных отношений в качестве арендных представляется
некорректной. Авторы публикации с говорящим заголовком «Аренда акций —
сомнительная правовая конструкция» на основании отсутствия в действующем
законодательстве норм, разрешающих аренду ценных бумаг, деловой и
судебной практики делают вывод о недопустимости найма такого рода активов
по российскому праву, указывая при этом, что практически цель такой
конструкции может быть достигнута в рамках доверительного управления.20
В отличие от современного российского гражданского права,
признающего возможным объектом аренды лишь телесные вещи и
исключающего наем имущественных прав,21 подобное решение французского
законодателя вовсе не произвело переворота во французском праве. Так, даже в
первоначальной редакции Гражданского кодекса22 «переходу требований и
других бестелесных прав» была посвящена специальная глава VIII титула VI
кн. III.
Возможность сдачи бестелесных вещей внаем и до принятия
рассматриваемого Закона не вызывала сомнений во французской доктрине. Так,
А. Бенабен в изданном до выхода данного документа учебнике по договорному
праву подчеркивает, что, несмотря на упоминание в посвященной объектам
найма ст. 1713 ФГК лишь «имуществ движимых и недвижимых», способное
натолкнуть на мысль об ограничении круга объектов найма исключительно
телесными вещами, внаем могут сдаваться и бестелесные вещи, такие как
торговое предприятие, патентное право или право на товарный знак и даже
ценные бумаги; единственным условием «наймоспособности» объекта является
возможность его использования (в качестве примера объекта, не пригодного к
сдаче внаем, приводится «голое» право собственности — «nue-propriété»).23
Кроме того, во французском праве уже давно существует возможность

16
Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 262.
17
Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Ч. 3. Договоры и обязательства. М.,
2003. С. 344.
18
Синайский В. И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 390.
19
Осиновский А. Многоликая доверенность // Рынок ценных бумаг. 2003. № 6.
20
Жуков А., Лукьянцев А. Аренда акций — сомнительная правовая конструкция // Рынок
ценных бумаг. 2003. № 19.
21
См., напр.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 2. Договоры о
передаче имущества. М., 2000. С. 464.
22
Текст статей Гражданского кодекса (далее — ФГК), не подвергшихся изменению с
1939 г., приводится по: Французский гражданский кодекс 1804 года: С позднейшими
изменениями до 1939 г. / Пер. И. С. Перетерского. М., 1941. — Текст более поздней
редакции ФГК (вплоть до 1 марта 2006 г.) цит. по: Гражданский кодекс Франции (Кодекс
Наполеона) / Пер., коммент. и спр. аппарат В. Захватаева. Киев, 2006.
23
Bénabent A. Droit civil: Les contrats spéciaux civiles et commerciaux. 6 éd. Paris, 2004. P.
217–218.

4
установления узуфрукта на акции (паи), практические последствия которого во
многом схожи с передачей их в аренду.
С учетом внесенных дополнений в ФТК указывается (ст. L. 239-1), что
уставом торгового общества может быть предусмотрена возможность сдачи
акций или паев внаем физическому лицу в смысле ст. 1709 ФГК; указанная
статья дает традиционное определение консенсуального договора
имущественного найма.
Данная новелла представляет несомненный интерес для компаративиста,
как минимум, с двух точек зрения. С одной стороны, весьма любопытны цели,
поставленные перед собой законодателем при проектировании данной правовой
конструкции, обогащающей столь тщательно разработанную систему частного
права таким, прямо скажем, нетривиальным институтом. С другой стороны,
пристального внимания заслуживает подход авторов Закона к решению целого
ряда технических вопросов, неизбежно возникающих при допущении передачи
акций (паев) торговых обществ во временное возмездное владение и
пользование (если о таких категориях уместно говорить применительно к столь
своеобразным объектам оборота).
Поскольку со времени принятия рассматриваемого Закона прошло совсем
немного времени, с целью выявления назначения исследуемого комплекса норм
вполне имеет смысл обратиться к законопроектным материалам.24 Как
справедливо отмечает французский теоретик права Ж.-Л. Бержель, «чтобы
понять мысль законодателя, необходимо исследовать опубликованные работы,
предварявшие принятие закона, содержащие изложение мотивов,
парламентских докладов и дебатов и способные пролить свет на темные места в
текстах и выявить их цель».25
Цели Закона. Основная цель данного Закона заключается в обеспечении
преемственности в управлении малыми и средними предприятиями в
преддверии ожидаемого ухода на пенсию более полумиллиона
предпринимателей — руководителей небольших компаний. В аренде акций
авторы законопроекта видели один из механизмов передачи бизнеса в руки
новых владельцев, готовых взять на себя ответственность за судьбу
предприятия. Меры, предусматриваемые данной новеллой, направлены не на
расширение спектра технологий в области корпоративного менеджмента, а на
создание путей передачи нитей управления малыми предприятиями
потенциальным предпринимателям, готовым проявить соответствующую
инициативу, но желающим в то же время отложить принятие окончательного
решения на определенный срок, своего рода «переходный период», в течение
которого им была бы предоставлена возможность на практике оценить как само
предприятие, так и собственные возможности в деле управления им. На основе
представления об организации, получаемого в течение срока найма
арендатором, последний сможет принять более взвешенное и обоснованное
решение о целесообразности приобретения контроля над бизнесом. Кроме того,
данная правовая конструкция в сочетании с инструментом кредит-аренды
(лизинга) акций и паев обеспечит возможность приобретения соответствующих
активов с рассрочкой их оплаты, что позволит потенциальному приобретателю
24
Весь ход обсуждения и принятия Закона № 2005-882 от 2 августа 2005 г. в поддержку
малых и средних предприятий исключительно подробно освещен на сайте Сената:
http://extranet.senat.fr/dossierleg/pjl04-297.html (2007. 14 марта).
25
Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Пер. с фр.; Под общ. ред. В. И. Даниленко. М.,
2000. С. 426.

5
избежать необходимости единовременной мобилизации финансовых ресурсов,
требуемой, как правило, при иных, традиционных формах отчуждения.
Еще одна цель введения рассматриваемого института заключается в
ограждении самого предприятия, в первую очередь его трудового коллектива, от
негативных последствий одномоментной смены собственника.
Для обеспечения возможности достижения поставленных целей
предложенными законодателем средствами существующим торговым
обществам будет необходимо внести соответствующие изменения в уставы,
поскольку согласно абз. 1 ст. L. 239-1 ФТК допустимость передачи акций или
паев в аренду может быть предусмотрена лишь учредительным документом
организации.
Характеризуя Закон в целом, следует отметить присущий ему высокий
уровень юридической техники, нашедший отражение в том, что законодатель в
большинстве положений не столько формулировал новые нормы, сколько
проявлял заботу о том, как новый институт «впишется» в существующую
систему норм гражданского и торгового права. Этим как раз и обусловлено
привлечение к освещению рассматриваемой правовой конструкции
значительного количества законодательных и подзаконных актов.
Стороны договора. Субъектный состав договора аренды акций (паев)
специфичен. Если на стороне арендодателя может выступать любое лицо,
являющееся акционером или участником соответствующего торгового
общества, то на стороне арендатора в договоре аренды акций (паев), как это
следует из абз. 1 ст. L. 239-1 ФТК, может выступать только физическое лицо.
Смысл данного ограничения объясняется раскрытыми выше особыми
целями издания Закона: намерением законодателя совершенно не охватывалось
предоставление корпорациям новых путей приобретения контроля над малым
бизнесом в собственных интересах. Кроме того, предоставление торговым
обществам права выступать арендаторами акций могло бы стать способом
обхода запрета на так называемое «взаимное участие», выражающееся во
владении дочерним обществом более чем 10 % акций (паев) материнского
общества. Указанный запрет был введен во Франции еще Законом № 66-537 от
24 июля 1966 г. о торговых обществах26 (ст. 358–359) и ныне инкорпорирован в
качестве ст. L. 233-29–L. 233-31 в ФТК. Стоит отметить, что аналогичный
запрет содержался и в п. 1 ст. 23 британского Акта о компаниях 1985 г.,27
положение которого воспроизведено в п. 1 ст. 136 Акта о компаниях 2006 г.28
Для целей применения положений о защите конкуренции, содержащихся
в книге IV ФТК, как арендодатель, так и арендатор признаны владельцами
акций или паев (абз. 3 ст. L. 239-3 ФТК). В отсутствие подобного правила с
введением рассматриваемого института у заинтересованных лиц появилась бы
возможность утверждать, что с рассредоточением пакета акций или паев среди
подконтрольных арендаторов доля арендодателя в уставном капитале торгового
общества уменьшилась до размера, не позволяющего применять к компании и
ее акционерам или участникам нормы антимонопольного законодательства.
Условия заключения договора. Одним из наиболее универсальных
положений корпоративного права, известным большинству развитых
26
Loi n° 66-537 du 24 juillet 1966 sur les sociétés commerciales // Journal Officiel de la
République Française. 1966. 24 juillet.
27
Companies Act 1985. London, 1985.
28
Companies Act 2006 // http://www.opsi.gov.uk/acts/acts2006/ukpga_20060046_en.pdf
(2007. 16 марта).

6
правопорядков, является возможность установления законом или
учредительными документами корпораций, созданных в определенных
организационно-правовых формах, требования о преимущественном праве ее
членов на приобретение отчуждаемых другим членом принадлежащих ему
долей в уставном капитале или о получении им согласия других участников на
отчуждение долей третьим лицам.
Французский законодатель справедливо рассудил, что передача одним из
участников принадлежащих ему акций или паев в аренду влечет для остальных
участников последствия, во многом аналогичные уступке (продаже) долей,
выражающиеся в возникновении у постороннего лица права участия в
принятии решений по вопросам управления деятельностью компании. Поэтому
закрепленные законом или уставом положения о необходимости согласия
акционеров или участников торгового общества на уступку одним из
акционеров или участников своих акций или паев третьему лицу (например на
основании ст. L. 223-13–L. 223-16 ФТК) в силу указания абз. 1 ст. L. 239-3 ФТК
распространяются также на передачу акций или паев в аренду. Очевидно, что в
отсутствие такого правила институт аренды акций и паев мог бы служить
способом обхода положений об обязательности согласия акционеров или
участников на уступку доли.
Несмотря на отмечаемое в литературе по сравнительному правоведению
«развитие повсеместной тенденции, свидетельствующей о свободе форм
заключения сделок», сохраняется требование о соблюдении формы сделок с
имуществом большой хозяйственной значимости.29 Р. Саватье подчеркивает, что
«часто соблюдение определенной формы представляется необходимым для
того, чтобы договор мог действовать и в отношении третьих лиц. Обычно для
этой цели требуется письменная форма договора и доведение о нем до общего
сведения установленным законом способом».30
Ввиду изложенного законодатель установил, что договоры аренды акций
или паев составляются в форме удостоверенного акта или частного акта (в
простой письменной форме), подлежащего регистрации (абз. 1 ст. L. 239-2
ФТК). Понятия удостоверенного и частного акта раскрываются в гл. VI титула
III кн. III ФГК и за исключением обусловленной компьютеризацией
формальной стороны гражданского оборота модернизации, предусмотренной
Законом № 2000-230 от 13 марта 2000 г., адаптирующим доказательственное
право к информационным технологиям и относящимся к электронной
подписи,31 не претерпели существенных изменений со времени издания Кодекса
Наполеона. При этом, поскольку данный договор является синаллагматическим,
или двусторонним (ст. 1102 ФГК), в случае совершения в простой письменной
форме он в силу ст. 1325 ФГК должен быть составлен в двух подлинных
экземплярах (т. е. по количеству сторон с различными интересами).
Регистрация осуществляется в соответствии со ст. 849 Общего налогового
кодекса (далее — ОНК) и заключается в передаче в случаях, предусмотренных
законом, скрепленной подписями сторон копии документа, составленного в
29
Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного
права: В 2 т. Т. 2: Договор. Неосновательное обогащение. Кредит / Пер. с нем. М., 1998. С.
79–80.
30
Саватье Р. Теория обязательств. С. 181.
31
Loi n° 2000-230 du 13 mars 2000 portant adaptation du droit de la preuve aux technologies
de l’information et relative à la signature électronique // Journal officiel de la République française.
2000. 14 mars.

7
простой письменной форме, на хранение в налоговый орган. Данная процедура
в отсутствие нотариального удостоверения позволяет подтвердить факт и дату
совершения сделки в простой письменной форме. Выбор простой или
квалифицированной письменной формы договора оставлен законодателем на
согласованное усмотрение сторон.
Кроме того, Закон предусматривает условия, в зависимость от
соблюдения которых поставлено действие договора аренды в отношении лиц,
не являющихся его сторонами, — во-первых, того торгового общества, акции
или паи которого передаются в аренду по соответствующему договору, и, во-
вторых, прочих третьих лиц.
Несмотря на то что договор аренды связывает стороны с момента его
совершения в требуемой форме, часть его целей может быть достигнута
арендатором не иначе, как посредством выполнения определенных действий
самим торговым обществом. С точки зрения общества при передаче акций или
долей в аренду происходит перемена управомоченного лица в ряде
относительных правоотношений, в которых и воплощается отмеченная выше
власть акционера или участника.
В отношении самого торгового общества в абз. 2 ст. L. 239-2 ФТК сделана
отсылка к ст. 1690 ФГК, гласящей, что «лицо, к которому перешло требование,
считается, по отношению к третьим лицам, приобретателем требования лишь в
силу уведомления о переходе требования, сделанного должнику. Однако это
лицо может быть также признано приобревшим (так в переводе И. С.
Перетерского. — С. Г.) требование в силу выраженного в удостоверенном акте
согласия должника на переход требования».
Важнейшей из обязанностей арендодателя по договору аренды является
передача объекта аренды арендатору. В случае с арендой бестелесных вещей, к
каковым относятся акции и паи торговых обществ, важной правотворческой
задачей является определение юридического факта, приравниваемого по своим
правовым последствиям к передаче вещи телесной. Не случайно во
французской доктрине отмечается, что, в то время как материальная природа
телесных вещей сама по себе достаточна для подтверждения факта их передачи
в глазах третьих лиц, передача вещей бестелесных подтверждается путем
размещения соответствующих сведений в публичных реестрах.32 В силу абз. 3
ст. L. 239-2 ФТК передача акций или долей считается осуществленной со дня,
когда запись об аренде и имени арендатора внесена в реестр акционеров или в
устав общества с ограниченной ответственностью рядом с именем акционера
или участника-арендодателя.
При этом положения ФТК об обществах с ограниченной
ответственностью дополнены нормой, согласно которой соответствующее
изменение может быть внесено в устав управляющим при условии утверждения
этого решения участниками в порядке, предусмотренном для принятия
«обычных решений» (абз. 10 ст. L. 223-18 ФТК). Тем самым Закон, с одной
стороны, императивно устанавливает, что такие решения принимаются
участниками, обладающими более чем половиной паев, а с другой — на случай
отсутствия такого большинства диспозитивно, поскольку иное не
предусмотрено уставом, определяет, что при повторном голосовании решения
принимаются простым большинством поданных голосов (ст. L. 223-29 ФТК).

32
Leplat F. La transmission conventionnelle des créances: Thèse pour le doctorat en droit.
Paris, 2001. P. 260.

8
Специальная норма, рассчитанная на общества с ограниченной
ответственностью, следует ранее уже обозначенной законодателем линии,
выраженной в Ордонансе № 2004-274 от 25 марта 2004 г., упрощающем
правовое регулирование и формальности для предприятий,33 и
предусматривающем внесение в менее сложном по сравнению с обычным
порядке в устав компании изменений, касающихся смены местонахождения
общества. Эта линия обусловлена необходимостью обеспечения достоверности
данных об обществах, содержащихся в их уставах; с этой целью Закон
предусмотрел более легкую процедуру внесения соответствующих изменений в
устав, тогда как стандартная процедура предполагает принятие решений
квалифицированным большинством (три четверти общего количества) голосов
(абз. 2 ст. L. 223-30 ФТК).
Кроме того, всякое заинтересованное лицо наделено правом требовать в
судебном порядке внесения соответствующих изменений в реестр акционеров
или в содержащийся в уставе перечень участников общества и созыва с этой
целью общего собрания акционеров или участников компании (ст. L. 239-5
ФТК). При этом решение принимается председателем суда в рамках ускоренной
процедуры.
Начиная именно с даты внесения изменений в реестр или в устав,
торговое общество обязано направлять арендатору информацию,
предназначенную для акционеров или участников, и обеспечивать участие и
голосование арендатора на общих собраниях.
Существенные условия. Согласно абз. 1 ст. L. 239-2 ФТК под угрозой
недействительности договора аренды акций или паев в нем должен быть
согласован ряд условий, определение перечня которых законодатель
делегировал исполнительной власти, указав, что такой перечень
устанавливается декретом в Государственном совете. Тем самым реальное
введение в действие рассматриваемого института было отложено на период до
принятия соответствующего декрета. Не случайно М. И. Кулагин обратил
внимание на то, что «во Франции во исполнение сколько-нибудь важного закона
почти всегда принимается правительственный декрет, который уточняет,
развивает, дополняет положения законодательного акта. Без такого декрета
закон фактически не может применяться».34
Требуемый нормативно-правовой акт был принят лишь спустя без малого
полтора года после принятия Закона. Декретом № 2006-1566 от 11 декабря 2006
г., изменяющим Декрет № 67-236 от 23 марта 1967 г. о торговых обществах,35
последний документ,36 занимающий, по утверждению М. И. Кулагина, особое
место и являющийся, по существу, продолжением и составной частью
инкорпорированного в ФТК закона о торговых обществах,37 дополнен гл. V bis
«Аренда акций или паев», состоящей из единственной статьи 280-1,
предусматривающей перечень существенных условий договора аренды такого
33
Ordonnance n° 2004-274 du 25 mars 2004 portant simplification du droit et des formalités
pour les entreprises // Journal officiel de la République française. 2004. 27 mars.
34
Кулагин М. И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. С. 201.
35
Décret n° 2006-1566 du 11 décembre 2006 modifant le décret n° 67-236 du 23 mars 1967
sur les sociétés commerciales // Journal officiel de la République française. 2006. 12 décembre.
36
Décret n° 67-236 du 23 mars 1967 sur les sociétés commerciales // Journal officiel de la
République française. 1967. 24 mars (далее — Декрет о торговых обществах).
37
Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо //
Кулагин М. И. Избранные труды. М., 1997. С. 61.

9
рода объектов. К ним отнесены условия о предмете, сроке, цене, условиях
уступки долей (если таковая предусмотрена договором) и условиях
распределения так называемого «ликвидационного остатка».
Существенный характер каждого из этих условий обусловлен
невозможностью (без чрезмерного вмешательства законодателя в частные дела)
восполнения большинства из них — в случае их несогласования сторонами —
диспозитивными нормами.
Вместе с тем в отношении части из условий, отнесенных к
существенным, непосредственно в ст. 280-1 Декрета о торговых обществах
содержится оговорка, восполняющая недостаток условий договора
«негативным» решением вопроса: в отсутствие в договоре условий о порядке
пересмотра размера арендной платы и о переходе акций или паев в
собственность арендатора ставка арендной платы считается твердой, а условие
о переходе долей в собственность арендатора — не включенным в договор.
Предмет договора. Как и в отечественной цивилистике, зачастую
противопоставляющей при определении понятия «предмет (объект) договора»
имущественное благо, перемещение которого опосредствуется данным
договором, действиям сторон, предусматриваемым таким договором,38 во
французской доктрине понятие «предмета договора» является дискуссионным.
Хотя в ФГК указывается, что «предметом договора является то, что одна
сторона обязуется дать, или то, что одна сторона обязуется сделать, или чего
она обязуется не делать» (ст. 1126), предлагается различать понятия «предмет
договора» («общая юридическая операция», осуществляемая сторонами,
направленная на достижение определенной цели), «предмет обязательства»
(существо действия, характер предоставления, совершаемого должником) и
«предмет предоставления» (телесная или бестелесная вещь, предоставляемая во
исполнение обязательства, или оказываемая услуга).39
С учетом изложенного предмет договора аренды акций (паев) можно
охарактеризовать как возмездную передачу арендатору возможностей,
предоставляемых акционеру (участнику) торгового общества принадлежащими
ему акциями (паями).
Предметом предоставления, совершаемого арендодателем во исполнение
обязательства, возникающего из рассматриваемого договора, являются акции
акционерных обществ и паи обществ с ограниченной ответственностью. Таким
образом, круг торговых обществ, доли которых могут быть переданы в аренду,
ограничен лишь компаниями, представляющими собой объединение капиталов.
Такой выбор обусловлен стремлением законодателя оградить компаньонов
потенциального арендодателя, несущих в объединениях лиц неограниченную
ответственность по долгам торгового общества, от возможных рисков
негативных результатов вмешательства арендатора в деятельность компании. И
даже с учетом отмеченного сдержанного подхода Закон ограничивает круг
возможных объектов аренды по двум основным критериям.
С одной стороны, акции или паи далеко не всех акционерных обществ
или обществ с ограниченной ответственностью могут быть переданы в аренду.
38
См., напр.: Иоффе О. С. Обязательственное право // Иоффе О. С. Избранные труды: В
4 т. Т. 3. СПб., 2004. С. 62–63; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 2.
С. 22–23. — Противоположную точку зрения см. в: Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т.
2 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 9–10.
39
Lucas-Puget A.-S. Essai sur la notion d’objet du contrat / Préface de M. Fabre-Magnan.
Paris, 2005.

10
Так, предметом предоставления по договору аренды паев могут быть паи лишь
такого общества с ограниченной ответственностью, которое является
плательщиком налога с компаний40 «по полному праву» или по выбору (абз. 1
ст. L. 239-1 ФТК). Тем самым исключается передача в аренду паев
индивидуального предприятия с ограниченной ответственностью
(разновидность общества с ограниченной ответственностью), единственным
участником которого является физическое лицо, поскольку оно является
плательщиком налога на доход.41
Кроме того, не могут быть переданы в аренду акции или паи торговых
обществ свободных профессий, учрежденных в соответствии с Законом № 90-
1258 от 31 декабря 1990 г.42 Указанные компании в соответствии с данным
Законом создаются в традиционных организационно-правовых формах, однако
предполагают принадлежность не менее половины долей в уставном капитале
участникам, являющимся «свободными профессионалами», т. е.
квалифицированными специалистами в сфере деятельности компании,
благодаря работе которых торговое общество и может осуществлять
деятельность в соответствующей сфере. В силу положений ФТК акции или паи
такого общества свободных профессий могут передаваться в аренду лишь
таким специальным участникам (абз. 5 ст. L. 239-1 ФТК).
Наконец, когда в отношении торгового общества возбуждена процедура
сохранения деятельности неплатежеспособного предприятия под судебным
надзором, в рамках которой акции и паи неплатежеспособной компании,
принадлежащие ее руководителям, блокируются на специальном счете и не
подлежат отчуждению иначе как с разрешения суда (ст. L. 631-10 ФТК),43
передача в аренду таких акций или долей также может быть осуществлена лишь
на условиях, определенных судом, рассматривающим дело о банкротстве (абз. 6
ст. L. 239-1 ФТК). Данная норма направлена на исключение возможности
обхода посредством передачи в аренду норм конкурсного права о блокировке
принадлежащих руководителям пакетов акций или долей торговых обществ в
ходе указанной процедуры банкротства.
С другой стороны, даже в ситуациях, когда само торговое общество
соответствует изложенным выше требованиям, передача в аренду его акций или
паев, относящихся к отдельным, определенным в Законе категориям, также
может быть ограничена законодателем.

40
Термин «l’impôt sur les sociétés» переведен на русский язык как «налог с компаний» в
Конвенции между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской
Республики от 26 ноября 1996 г. «Об избежании двойного налогообложения и
предотвращении уклонения от налогов и нарушения налогового законодательства в
отношении налогов на доходы и имущество» (Бюллетень международных договоров. 1999.
№ 7. С. 19–38).
41
Термин «l’impôt sur le revenu» переведен на русский язык как «налог на доход» в той
же Конвенции.
42
Loi nº 90-1258 du 31 décembre 1990 relative à l’exercice sous forme de sociétés des
professions libérales soumises à un statut législatif ou réglementaire ou dont le titre est protégé et
aux sociétés de participations financières de professions libérales // Journal officiel de la
République française. 1991. 5 janvier.
43
Положения ФТК о процедуре сохранения деятельности неплатежеспособного
предприятия под судебным надзором (титул III кн. VI) действуют в редакции Закона № 2005-
845 от 26 июля 2005 г. о сохранении предприятий: Loi n° 2005-845 du 26 juillet 2005 de
sauvegarde des entreprises // Journal officiel de la République française. 2005. 27 juillet.

11
Применительно к акциям следует иметь в виду, что рассматриваемый
институт рассчитан лишь на именные акции, не обращающиеся на
организованном фондовом рынке (абз. 2 ст. L. 239-1 ФТК). Исключение
возможности передать в аренду акции на предъявителя обусловлено
стремлением обеспечить четкую индивидуализацию лица на стороне
арендодателя. Ограничение, касающееся акций, обращающихся на
организованном фондовом рынке, подчеркивает цель Закона, направленного на
создание правовой конструкции, способствующей облегчению передачи
контроля лишь над малыми и средними предприятиями, тогда как на
организованном фондовом рынке обращаются акции самых крупных
корпораций, а операции с ними носят преимущественно спекулятивный
характер.
Кроме того, не подлежат передаче в аренду акции, бесплатно
предоставленные работникам общества на основании решения общего
собрания акционеров с условием сохранения (неотчуждения) акций
работниками в течение определенного срока в соответствии с положениями
корпоративного и трудового законодательства об акционировании персонала
компаний (ст. L. 225-197-1 ФТК44 и положения гл. II и III титула IV кн. IV
Трудового кодекса).45
Исключается также в силу абз. 3 ст. L. 239-1 ФТК предоставление в
аренду акций и паев:
— во-первых, переданных физическими лицами в управление с
освобождением доходов от обложения налогом на доход;
— во-вторых, являющихся активами (1) французских акционерных
обществ, имеющих статус обществ венчурного финансирования на основании
ст. 1-1 Закона № 85-695 от 11 июля 1985 г., предусматривающего различные
положения экономического и финансового порядка46 (в ред. Закона № 2000-1352
от 30 декабря 2000 г. о финансах на 2001 г.),47 или (2) единоличных обществ
венчурного финансирования, предоставление которым льгот по налогу с
компаний предусмотрено ст. 208 D ОНК в ред. Закона № 2003-1311 от 30
декабря 2003 г. о финансах на 2004 г.;48
— в-третьих, являющихся объектами инвестиций венчурных фондов
отдельных категорий, правовой статус которых определен в ст. L. 214-36, L.
214-41 и L. 214-41-1 ДФК.
В договоре аренды акций или паев должно быть в обязательном порядке
согласовано условие о категории и количестве, а также идентификации акций
или паев, передаваемых в аренду. Идентификация акций или паев
осуществляется путем указания сведений, индивидуализирующих само

44
Законом № 2004-1484 от 30 декабря 2004 г. о финансах на 2005 г. положения ФТК об
акционировании работников анонимных обществ дополнены положениями о бесплатном
предоставлении акций: Loi n° 2004-1484 du 30 décembre 2004 de finances pour 2005 // Journal
officiel de la République française. 2004. 31 décembre.
45
Code du travail. Première partie (législative): Annexe à la loi n° 73-4 du 2 janvier 1973 //
Journal officiel de la République français. 1973. 3 janvier.
46
Loi n° 85-695 du 11 juillet 1985 portant diverses dispositions d’ordre économique et
financier // Journal officiel de la République Française. 1985. 12 juillet.
47
Loi n° 2000-1352 du 30 décembre 2000 de finances pour 2001 // Journal officiel de la
République Française. 2000. 31 décembre.
48
Loi n° 2003-1311 du 30 décembre 2003 de finances pour 2004 // Journal officiel de la
République Française. 2003. 31 décembre.

12
торговое общество, в частности уникального идентификационного номера в
торговом реестре.
В случаях, когда арендодателем является юридическое лицо, переданные
в аренду акции и паи в соответствии с абз. 4 ст. L. 239-2 ФТК подлежат оценке в
начале и по завершении действия договора аренды, а также по окончании
каждого финансового года. Оценка производится на основании данных
бухгалтерского учета торгового общества и удостоверяется ревизором по
счетам.49 Цель данного положения заключается в воспрепятствовании
возможным злоупотреблениям при реализации данной правовой конструкции.
Срок. Существенным условием договора аренды акций или паев как
ввиду отсылки к ст. 1709 ФГК, указывающей на срочный характер договора
найма вещей, так и в силу п. 2° ст. 280-1 Декрета о торговых обществах
является условие о сроке аренды, а также о сроке предварительного
уведомления о расторжении договора. Условие о сроке является существенным
также и потому, что в отличие, скажем, от России, где хозяйственные общества
по общему правилу создаются без ограничения срока,50 во Франции в силу ст.
1838 ФГК и ст. L. 210-2 ФТК организации создаются на срок, который не может
превышать 99 лет.
В изъятие из общего правила о возникновении нового договора найма
(последствия которого определяются статьей, касающейся найма, заключенного
без письменного оформления) в случае, когда по истечении срока владение
оставляется за нанимателем (ст. 1738 ФГК), возобновление договора аренды
акций или паев по истечении его срока согласно абз. 1 ст. L. 239-4 ФТК
возможно не иначе как путем заключения нового договора в порядке и на
условиях, предусмотренных для первоначального договора. Это, в первую
очередь, означает необходимость вновь получить согласие других акционеров
или участников торгового общества на возобновление аренды (см. об этом
выше)".
В случае же невозобновления или досрочного расторжения договора
наиболее «проворная» или «расторопная», как указывается в абз. 2 ст. L. 239-4
ФТК, сторона инициирует исключение из реестра акционерного общества или
устава общества с ограниченной ответственностью ранее внесенной записи об
аренде. При этом, как и в случае с заключением договора, управляющий
общества с ограниченной ответственностью при расторжении или
невозобновлении договора аренды наделен правом самостоятельно исключить
из устава компании запись об аренде пая при условии одобрения такого шага
общим собранием участников в упрощенном порядке (абз. 10 ст. L. 223-18
ФТК), а всякое заинтересованное лицо — правом требовать в судебном порядке
внесения соответствующих изменений в документы общества и созыва с этой
целью общего собрания (ст. L. 239-5 ФТК).
Цена. В силу п. 3° ст. 280-1 Декрета о торговых обществах в договоре
аренды акций должно быть согласовано условие о размере и периодичности
внесения арендной платы. Кроме того, договором может быть предусмотрено
49
Термин «un commissaire aux comptes» переведен на русский язык как «ревизор по
счетам» в переводе ФТК, содержащемся в издании: Гражданское и торговое право
зарубежных стран: Учеб. пособие / Под общ. ред. В. В. Безбаха, В. К. Пучинского. М., 2004.
50
См., напр., п. 5 ст. 2 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 206-ФЗ «Об
акционерных обществах» (СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1) или абз. 2 п. 3 ст. 2 Федерального закона
от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (СЗ РФ.
1998. № 7. Ст. 785).

13
условие о порядке пересмотра размера арендной платы, в отсутствие которого
ставка считается твердой. Поскольку обязательство вносить арендную плату
представляет собой традиционное денежное обязательство, условия его
исполнения в рамках рассматриваемого договора не обладают сколько-нибудь
заслуживающей отдельного внимания спецификой.
Условия передачи. Если договором аренды предусмотрена передача
акций или паев арендатору, соглашение сторон также должно содержать
условия такой передачи. В отсутствие таких условий считается, что акции или
паи по данному договору арендатору в собственность не передаются (п. 4° ст.
280-1 Декрета о торговых обществах).
Аренда акций или паев с условием об одностороннем обещании продать
их с зачетом (по крайней мере частичным) ранее внесенной арендной платы в
силу п. 4 ст. L. 313-7 ДФК признается кредит-арендой (лизингом) с
распространением на отношения сторон специальных правил о данном
институте (ст. L. 313-8–L. 313-11 ДФК).
Условия распределения «ликвидационного остатка». Одним из
основных прав акционера или участника торгового общества является право на
получение в случае ликвидации товарищества или общества части имущества,
оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимости.51 При этом, как
отмечает И. Т. Тарасов, «конечная цель ликвидации заключается в разделе
имущества компании между акционерами».52 Поскольку передача акций и паев
торгового общества в аренду влечет распределение прав акционера или
участника между арендодателем и арендатором, Декрет о торговых обществах
требует от сторон согласования условия о принадлежности права на получение
так называемого «ликвидационного остатка» (п. 5° ст. 280-1).
Иные условия договора. Коль скоро общая характеристика договора
аренды акций и паев содержит отсылку к положениям ФГК о найме вещей,
содержание обязательств сторон в целом аналогично (насколько это возможно с
учетом специфики бестелесного имущества) содержанию обязательств,
возникающих из классического договора найма.
Вместе с тем для аренды акций и паев Закон предусматривает ряд
специальных положений, необходимость установления которых обусловлена
большим значением обеспечения ясности в вопросе о надлежащем субъекте
того или иного конкретного корпоративного права, в том числе отдельные
изъятия из указанного общего правового режима.
Кроме того, арендатору предоставлено право голоса на обычных общих
собраниях акционеров или участников, т. е. по большинству вопросов,
рассматриваемых общим собранием (в частности о направлениях деятельности
компании, об утверждении отчетности общества, о распределении дивидендов);
по вопросам же об изменении устава или национальности общества,
рассматриваемым лишь на чрезвычайных общих собраниях, правом голоса
обладает арендодатель. Такое распределение права голоса на общих собраниях
отличается от диспозитивного правила, заключающегося в предоставлении
узуфруктуарию (см. об этом ниже) права голоса лишь по вопросу о
распределении прибыли, тогда как право голоса по всем другим вопросам
сохранено за «голым» собственником доли, когда речь об узуфрукте на долю в

51
См., напр.: Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права: В 4 т. Т. 1. Введение. Торговые
деятели. М., 2003. С. 435.
52
Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 590 (гл. 17).

14
неторговом товариществе (абз. 3 ст. 1844 ФГК), но совпадает с решением
данного вопроса применительно к узуфрукту акций (абз. 1 ст. 225-110 ФТК).
В отношении же осуществления других прав, предоставляемых
переданными в аренду акциями и долями, арендодатель в силу прямого
указания Закона рассматривается как собственник без права пользования (le nu-
propriétaire), а арендатор — как узуфруктуарий (абз. 2 ст. L. 239-3 ФТК). Такое
законодательное решение доказывает обоснованность утверждения Р. Саватье о
сближении договора имущественного найма с установлением узуфрукта,
указывающего, что «имущественный наем уже не является простым договором,
создающим обязательство. Его можно сейчас рассматривать как договор,
расчленяющий право собственности и, следовательно, договор о передаче
вещи, поскольку имущественный наем уподобляется расчленению права
собственности. Такое расчленение ложится более тяжелым бременем на
собственника, чем предоставление узуфрукта на определенный срок».53
В силу ст. 581 ФГК узуфрукт может быть установлен на любой вид
имуществ — движимых или недвижимых. Институту узуфрукта посвящены
положения гл. I титула III кн. II ФГК, которые не претерпели существенных
изменений со времени издания Кодекса. Далеко не все из них (в частности о
распределении бремени содержания, рисков, улучшений, произведенных в
период пользования) применимы к акциям и паям в силу бестелесной природы
последних, однако целый ряд правовых норм (в первую очередь о
распределении извлекаемых из вещи плодов и доходов (ст. 582–586 ФГК),
бремени налогообложения имущества (ст. 608–609 ФГК) и др.) вполне могут
быть использованы для регулирования отношений сторон.
Важнейшей из норм об узуфрукте, применимых к любому имуществу,
включая бестелесные вещи, является положение, согласно которому
узуфруктуарий пользуется «вообще всеми правами, которыми может
пользоваться собственник, и он пользуется этими правами так же, как сам
собственник» (ст. 597 ФГК), тогда как последний «не может, ни своими
действиями, ни каким бы то ни было образом, причинять ущерб правам
узуфруктуария» (абз. 1 ст. 599 ФГК). Кроме того, узуфрукту акций посвящены
специальные нормы ФТК, устанавливающие, что, во-первых, право на
получение от торгового общества определенной информации принадлежит как
«голому» собственнику, так и узуфруктуарию (ст. L. 225-118 ФТК), и, во-
вторых, преимущественное право подписки, предоставляемое акциями,
обремененными узуфруктом, принадлежит «голому» собственнику, который
вправе уступить данное преимущественное право, с тем, однако, что встречное
предоставление поступает в узуфрукт, а если «голый» собственник не
использует преимущественное право, право его использования или уступки
переходит к узуфруктуарию; при этом по общему правилу вновь приобретенные
при использовании преимущественного права акции также принадлежат на
праве собственности «голому» собственнику и на праве узуфрукта —
узуфруктуарию (ст. L. 225-140 ФТК).
Таким образом, применение к рассматриваемому институту режима
«расчленения права собственности»54 в целом приводит к значительной
законодательной экономии и упрощению нормативного материала. Между тем
использованный законодателем при определении прав арендатора юридико-

53
Саватье Р. Теория обязательств. С. 250–251.
54
Там же. С. 54.

15
технический прием отсылки к правовому статусу узуфруктуария порождает
вопрос о соотношении норм об узуфрукте и об аренде применительно к акциям
и паям в случаях, когда между указанными институтами имеются расхождения.
Так, в изъятие из общей диспозитивной нормы о праве арендатора на
передачу арендованного имущества в поднаем (ст. 1717 ФГК) полученные в
аренду акции и паи согласно абз. 4 ст. L. 239-1 ФТК не могут быть переданы в
субаренду, а равно предоставлены взаем (см. об этом ниже). Мотив такого
запрета заключается в стремлении обеспечить должную прозрачность данной
правовой конструкции и воспрепятствовать ее использованию с целью
«запутать след» действительного (а не номинального, каковым, по существу,
становится собственник) владельца акций или паев. Следует согласиться с Д. И.
Степановым, подметившим, что многоуровневое держание необходимо лишь
для организованного рынка ценных бумаг в целях ускорения совершения
сделок, тогда как для того сегмента внебиржевого рынка, где совершаются
единичные сделки по приобретению ценных бумаг не в спекулятивных целях, а
для передачи прав корпоративного контроля, опосредованное держание
оказывается излишним и опасным, а также порождает дополнительные
транзакционные издержки.55
Вместе с тем, указав, что в отношении других (кроме голосования на
общих собраниях) прав, предоставляемых акциями и паями, арендатор
рассматривается как узуфруктуарий, законодатель дал основания для
постановки вопроса о применимости императивного правила о возможности
сдачи внаем узуфрукта (ст. 595 ФГК).
Кроме того, законодатель оставил открытым вопрос о допустимости
перенайма акций или паев. С одной стороны, прямого запрета на передачу прав
и обязанностей по договору аренды такого рода бестелесных вещей
специальный Закон не содержит, тогда как общий Закон прямо допускает как
продажу или уступку узуфруктуарием узуфрукта (ст. 595 ФГК), так и передачу
арендатором договора аренды другому лицу (ст. 1717 ФГК). С другой стороны,
общая линия специального Закона на ограничение совершения сделок с
переданными в аренду акциями и паями, а также на обеспечение прозрачности
вещных и обязательственных прав на них при применении суждений «a
fortiori»56 позволяет усомниться в соответствии такого рода операций замыслу
законодателя.
Отграничение от смежных институтов. Для большей ясности в вопросе
о правовой природе и правовом режиме аренды акций и паев представляется
целесообразным отграничить данную конструкцию от смежных институтов,
обеспечивающих или временную передачу такого рода объектов другому лицу с
обязательством возврата, или временное предоставление возможностей по
управлению бизнесом.
Наиболее близким к аренде акций и паев, если не по назначению, то по
ряду правовых последствий, институтом является доверительное управление (la
fiducie). Данный институт, который фрагментарно был известен французскому
праву (преимущественно налоговому) и ранее, обрел подробную
регламентацию лишь в начале текущего года, с принятием Закона № 2007-211

55
Степанов Д. И. Защита прав владельца ценных бумаг, учитываемых записью на
счете. М., 2004. С. 10.
56
Бержель Ж.-Л. Общая теория права. С. 426–427.

16
от 19 февраля 2007 г., устанавливающего доверительное управление.57 В силу
данного Закона кн. III ФГК дополнена новым титулом XIV «О доверительном
управлении».58 Поскольку французская версия данного института в общих
чертах сходна с российской, а сравнительный их анализ, хотя и представляет
существенный интерес, не входит в цели настоящей публикации,
представляется вполне корректным для разграничения конструкций аренды и
доверительного управления обратиться с выводам отечественной доктрины.
Так, В. В. Витрянский справедливо отмечает, что «в отличие от арендатора или
ссудополучателя доверительный управляющий получает имущество во
владение и пользование, не имея цели удовлетворения собственных
потребностей за счет указанного имущества. Он должен обеспечить его
сохранность и эффективное использование в отношениях с третьими лицами
для удовлетворения потребностей и интересов собственника имущества и к
выгоде последнего. Поэтому фактические и юридические действия
доверительного управляющего по управлению доверенным имуществом по
существу действительно представляют собой оказание услуги собственнику —
учредителю доверительного управления имуществом».59 Данный вывод
подтверждается также указанием Ю. В. Романца на то, что «в отличие от
аренды, где пользование оплачивает лицо, которому передается имущество, в
договоре доверительного управления услугу оказывает лицо, принимающее
имущество, и, соответственно, при определенных условиях оно имеет право на
вознаграждение».60
Существенным сходством с институтом аренды акций и паев обладает
конструкция займа финансовых инструментов, предусмотренная ст. L. 432-6–L.
432-11 ДФК в ред. Ордонанса № 2000-1223 от 14 декабря 2000 г.61 В целом
последняя подчиняется общим нормам о займе, содержащимся в гл. II титула X
кн. III ФГК, поскольку специальные правила, которыми дополнен ДФК,
относятся в первую очередь к сфере бухгалтерского учета такого рода операций.
Ввиду изложенного аренда и заем акций и паев разграничиваются по тем же
критериям, что аренда и заем безотносительно к своим материальным
объектам.62 Указывая на существенное сходство ссуды (безвозмездного
пользования, отличающегося от аренды лишь по критерию наличия или
отсутствия встречного предоставления) и займа,63 К. П. Победоносцев отмечает,
что «свойство займа яснее обнаружится из сравнения его со ссудою. В ссуде
57
Loi n° 2007-211 du 19 février 2007 instituant la fiducie // Journal officiel de la République
française. 2007. 21 février.
58
Титул XIV «О поручительстве» первоначальной редакции ФГК вместе с рядом
других разделов Кодекса, посвященных обеспечению исполнения обязательств, на
основании Ордонанса № 2006-346 от 23 марта 2006 г., относящегося к обеспечению,
перенесен во вновь образованную кн. IV «Об обеспечении»: Ordonnance n° 2006-346 du 23
mars 2006 relative aux sûretés // Journal officiel de la République française. 2006. 24 mars.
59
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 3. Договоры о
выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 800.
60
Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 432.
61
Ordonnance n° 2000-1223 du 14 décembre 2000 relative à la partie Législative du code
monétaire et financier // Journal officiel de la République française. 2000. 16 décembre.
62
Само собой разумеется, что как в случае аренды, так и в случае займа «передача»
бестелесных вещей осуществляется не путем вручения, а путем совершения необходимых
записей в соответствующих реестрах.
63
Неслучайно нормы о ссуде и займе объединены в один и тот же титул X кн. III ФГК,
включающий три главы — «О займе для пользования, или о ссуде» и «О потребительном
займе, или простом займе», а также «О процентом займе».

17
вещь берется для такого употребления, которым она не истощается и не
уничтожается. Целью займа служит именно употребление истощающее, или
потребление. Отдающий вещь в ссуду не перестает быть ее хозяином... уступая
в чужие руки только употребление, пользование вещью. Займодавец расстается
с вещью совершенно, уступает все свое вещное право, приобретая, взамен того,
право по обязательству, личное требование с должника... Но таково свойство
имущества, составляющего предмет займа, что оно не может сохраниться в
целости и хранить на себе признак вещного права; здесь употребление вещи
состоит именно в потреблении, и должник, получив деньги взаем, становится
вольным их хозяином, обязываясь возвратить (не ту же самую вещь, как в
ссуде, но лишь то же самое количество) вещь, совершенно тождественную in
genere с тою, которую он принял».64 Поскольку заем предполагает потребление
полученного, тогда как потребление акций и паев (равно как и денег) возможно
лишь путем их отчуждения, становится также очевидным, что операции займа
финансовых инструментов должны осуществляться преимущественно в
спекулятивных целях, а не в целях приобретения корпоративного контроля.
С экономической точки зрения во многом аналогичной институту аренды
акций и паев является конструкция найма-управления, или (в переводе Р. О.
Халфиной) «аренды-эксплуатации».65 Данному договору, давно известному
французскому праву,66 во многом аналогичен договор аренды предприятия,
урегулированный положениями § 5 гл. 34 ГК РФ.67 Наиболее существенное
сходство договоров найма-управления и аренды акций (паев) заключается в
приобретении в обоих случаях арендатором контроля над финансово-
хозяйственной деятельностью предприятия в том или ином объеме. В то же
время главное различие следует искать в предметах предоставления,
осуществляемого во исполнение обоих договоров: если по договору найма-
управления таким предметом являются коммерческие фонды (а предметом
договора, соответственно, возмездное пользование совокупностью имуществ,
составляющих такие фонды), то по договору аренды акций и паев — именно
доли участия в уставном капитале торгового общества (поэтому предметом
такого договора является, по существу, возмездное предоставление
возможности реализовывать права на участие в управлении деятельностью
торгового общества, обеспечиваемые акциями или паями). Этим различием
обусловлена и дифференциация правового режима сравниваемых конструкций.
Пробелы. Наиболее существенной лакуной рассматриваемой правовой
конструкции является вопрос об ответственности арендатора перед
арендодателем за принятие решений, повлекших ухудшение имущественного
положения торгового общества. Ни нормы корпоративного права об
64
Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Ч. 3. Договоры и обязательства. М.,
2003. С. 322–323.
65
Саватье Р. Теория обязательств. С. 151. — Поскольку термин «gérance» сам по себе
все же означает «управление», более точным представляется перевод термина «la location-
gérance» как «наем-управление», или «аренда-управление».
66
См., напр.: Loi n° 56-277 du 20 mars 1956 relative à la location-gérance des fonds de
commerce et des établissements artisanaux // Journal officiel de la République française. 1956. 21
mars.
67
Главное различие французской и российской моделей заключается в том, что
коммерческие фонды, предоставляемые в наем-управление по французскому праву, не могут
включать ни недвижимость, ни пассивы, тогда как предприятие по отечественному праву
отнесено именно к недвижимому имуществу и включает наряду с правами также и
обязанности (ст. 132 ГК РФ).

18
ответственности управляющего перед акционерами (участниками), ни тем
более нормы гражданского права об ответственности нанимателя за ухудшение
или уничтожение нанятых вещей, исходя из буквального толкования, интересов
акционеров (участников) в должной мере не защищают. Имущественное
положение управляющего может не позволить ему возместить причиненный
обществу ущерб, а акциям и паям, являющимся объектом аренды, ущерб не
может быть причинен в силу их бестелесной природы.
Кроме того, Закон оставляет возможности для таких действий, не
соответствующих его целям, как приобретение корпоративного контроля над
малым или средним предприятием с целью получения доступа к его
конфиденциальной информации.
Перспективы. С момента вступления в силу дополнения к Декрету о
торговых обществах, содержащего перечень существенных условий договора
аренды акций и паев, прошло лишь несколько месяцев. О какой бы то ни было
практике применения рассмотренного правового института говорить явно
преждевременно. С учетом его сложности и многогранности, с одной стороны,
и неискушенности субъектов малого предпринимательства в тонкостях частного
права — с другой, можно с большой долей уверенности предположить, что
популярность он завоюет еще нескоро. Не исключено, что для достижения той
цели, которую поставил перед собой законодатель, обогащая французскую
правовую систему данной конструкций, деловая практика выберет иные пути,
тем более, что рассматриваемый институт имеет крайне узкую сферу
применения. Справедливости ради следует отметить, что французский
законодатель дал ответы на большинство «технических» вопросов, неизбежно
возникающих при обсуждении проблематики оборота таких идеальных
(бестелесных) объектов, как акции и доли. Между тем данный институт
представляет собой пример моделирования законодателем подсистемы норм
частного права на основе умозрительных конструкций, а не анализа насущных
практических потребностей оборота. Какие плоды даст такой подход, покажет
лишь будущее.

19