Вы находитесь на странице: 1из 36

АНТОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

П. Сергеич

ИСКУССТВО
РЕЧИ НА СУДЕ

ЮРАЙТ
МОСКВА
2010
ББК 2626.34 Н 34
УДК 345 (4)
С32

Сергеич П.
С32 Искусство речи на суде / П. Сергеич : предисловие Г. М. Резни-
ка. — М. : Издательство Юрайт, 2010. — 395 с. — (Антология юридиче-
ской мысли).
ISBN 978-5-9916-0791-9
После некоторого перерыва в нашей стране вновь стали издаваться
речи выдающихся судебных деятелей прошлых лет. Среди них такие имена,
как Плевако, Кони, Урусов, Пороховщиков. Эти выступления представля-
ют большой интерес и для современных юристов не только с точки зрения
юридической (глубина анализа, умение учитывать все детали дела, остроум-
ные находки и убедительные выводы), но и с точки зрения художественной.
Развитие института присяжных заседателей в России дало мощный толчок
развитию судебной риторики. Адвокатам и прокурорам конца XIX века при-
ходилось не просто выступать на судебных заседаниях, а говорить ярко, кра-
сочно и убедительно.
П. Сергеич – псевдоним известного русского юриста Петра Сергееви-
ча Пороховщикова. Его рассуждения о чистоте и точности слога, простоте
речи, о «цветах красноречия» и риторических оборотах во многом актуаль-
ны и сегодня.
Для адвокатов, работников прокуратуры, следователей, аспирантов,
преподавателей, всех, кто интересуется историей российской юстиции.

ББК 2626.34 Н 34
УДК 345 (4)
Покупайте наши книги:
Оптом в офисе книготорга «Юрайт»:
140004, Московская обл., г. Люберцы, 1-й Панковский проезд, д. 1,
тел.: (495) 744-00-12, e-mail: sales@urait.ru, www.urait.ru
В розницу:
в интернет-магазине: www.urait-book.ru, e-mail: order@urait-book.ru,
тел.: (495) 742-72-12
в филиале: г. Москва, Олимпийский проспект, д. 16, подъезд № 1,
с/к «Олимпийский», торговое место 48, тел.: (495) 726-27-04, 688-30-11
Для закупок у Единого поставщика в соответствии с Федеральным законом
от 21.07.2005 № 94-ФЗ обращаться по тел.: (495) 744-00-12, e-mail: sales@urait.ru,
kea@urait.ru

© ООО Резник Г. М., предисловие,


2007
ISBN 978-5-9916-0791-9 © ООО «Издательство Юрайт», 2010
ББК 2626.34 Н 34 СОДЕРЖАНИЕ
УДК 345 (4)
С32
ПРЕДИСЛОВИЕ ....................................................................................................................... 5
ПРЕДИСЛОВИЕ А. ТОЛМАЧЕВА .........................................................................................10
Сергеич П.
Глава I. О СЛОГЕ ........................................................................................................ 34
С32 Искусство речи на суде. — М. : Издательство «Юрайт», 2008. — Чистота слога. О точности слога. Богатство слов.Знание предмета.
395 с. — (Антология юридической мысли). Сорные мысли. О пристойности.Простота и сила. О благозвучии
ISBN 978-5-9916-0005-7 Чистота слога ..........................................................................................................37
О точности слога ....................................................................................................42
После некоторого перерыва в нашей стране вновь стали издаваться Богатство слов ........................................................................................................44
речи выдающихся судебных деятелей прошлых лет. Среди них такие имена, Знание предмета .....................................................................................................48
как Плевако, Кони, Урусов, Пороховщиков. Эти выступления представля- Сорные мысли.........................................................................................................49
ют большой интерес и для современных юристов не только с точки зрения О пристойности......................................................................................................52
юридической (глубина анализа, умение учитывать все детали дела, остроум- Простота и сила ......................................................................................................55
ные находки и убедительные выводы), но и с точки зрения художественной. О благозвучии .........................................................................................................61
Развитие института присяжных заседателей в России дало мощный толчок Глава II. ЦВЕТЫ КРАСНОРЕЧИЯ..................................................................... 67
развитию судебной риторики. Адвокатам и прокурорам конца XIX века при- Образы. Метафоры и сравнения. Антитеза. Concessio. Sermocinatio.
ходилось не просто выступать на судебных заседаниях, а говорить ярко, кра- Другие риторические обороты. Общие мысли
сочно и убедительно. Образы .....................................................................................................................70
П. Сергеич – псевдоним известного русского юриста Петра Сергееви- Метафоры и сравнения .........................................................................................73
ча Пороховщикова. Его рассуждения о чистоте и точности слога, простоте Антитеза ...................................................................................................................77
речи, о «цветах красноречия» и риторических оборотах во многом актуаль- Concessio ..................................................................................................................79
ны и сегодня. Sermocinatio.............................................................................................................83
Для адвокатов, работников прокуратуры, следователей, аспирантов, Другие риторические обороты............................................................................84
Общие мысли ..........................................................................................................90
преподавателей, всех, кто интересуется историей российской юстиции.
Глава III. MEDITATIO ............................................................................................... 96
Поиски истины. Картины. О непрерывной работе.
ББК 2626.34 Н 34 Схема речи
УДК 345 (4) Поиски истины .......................................................................................................98
Картины .................................................................................................................110
О непрерывной работе .......................................................................................116
Схема речи .............................................................................................................119
По вопросам приобретения обращаться в книготорг «Юрайт»
Тел.: (495) 744-00-12. E-mail: sales@urait.ru, www.urait.ru Глава IV. О ПСИХОЛОГИИ В РЕЧИ .............................................................. 122
Характеристика. Житейская психология. О мотиве
Покупайте наши книги: Характеристика ....................................................................................................123
Житейская психология .......................................................................................133
— в нашем офисе: 140004, Московская обл., г. Люберцы, 1-й Панковский про- О мотиве ................................................................................................................136
езд, д. 1;
— через интернет-магазин: www.books.urait.ru; e-mail: books@books.urait.ru. Глава V. ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ОБРАБОТКА РЕЧИ ............................... 143
Юридическая оценка деяния. Нравственная оценка преступления.
О творчестве. Художественная обработка. Идея. Dispositio
Юридическая оценка деяния .............................................................................143
© ООО Резник Г. М., предисловие, 2007 Нравственная оценка преступления.................................................................145
ISBN 978-5-9916-0005-7 © ООО «Издательство «Юрайт», 2008 О творчестве.................................................................................................149

3
СОДЕРЖАНИЕ

Художественная обработка ........................................................................156


Идея................................................................................................................163
DISPOSITIO ..................................................................................................169
Глава VI. СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ ................................................................. 172
О допросе свидетелей. О достоверности свидетельских показаний.
О разборе свидетельских показаний. Об экспертизе
О допросе свидетелей..........................................................................................172
О достоверности свидетельских показаний....................................................200 ПРЕДИСЛОВИЕ
О разборе свидетельских показаний ................................................................206
Об экспертизе .......................................................................................................213
Глава VII. ИСКУССТВО СПОРА НА СУДЕ ................................................... 218 Книга П. Сергеича (псевдоним П. С. Пороховщикова), впер-
Некоторые правила диалектики. Преувеличение. Повторение. О недоговоренном.
Возможное и вероятное. О здравом смысле. О нравственной свободе оратора вые вышедшая в 1910 г., стала заметным событием в юридическом
мире. Перед читающей публикой предстал первый систематичес-
Некоторые правила диалектики .......................................................................219
Probatio ..............................................................................................................222 кий труд об основах судебного красноречия, итожащий без малого
Refutatio .............................................................................................................236 полувековой богатый опыт словесного состязания в российском
Преувеличение .....................................................................................................244 суде. Книга получила высокую оценку коллег по профессии. По-
Повторение ...........................................................................................................247
О недоговоренном ...............................................................................................250 хвально отозвался о ней А. Ф. Кони, отметивший, что «автор —
Возможное и вероятное ......................................................................................254 опытный судебный деятель, верный традициям лучших времен
О здравом смысле .................................................................................................258 судебной реформы, — вложил в свой труд не только обширное зна-
О нравственной свободе оратора......................................................................264
комство с образцами ораторского искусства, но и богатый резуль-
Глава VIII. О ПАФОСЕ ........................................................................................... 270
Рассудок и чувство. Чувства и справедливость. Пафос как неизбежное,
тат своих наблюдений из области живого слова в русском суде».
законное и справедливое. Искусство пафоса. Пафос фактов Выделив главные достоинства книги, и посетовав на то, что
Рассудок и чувство ................................................................................................270
краткий объем рецензии не позволяет коснуться многих ее час-
Чувства и справедливость ...................................................................................281 тей, Кони завершил свой отзыв призывом: «Читайте со вниманием
Пафос как неизбежное, законное и справедливое .........................................289 книгу П. С. Пороховщикова с ее написанных прекрасным, живым
Искусство пафоса .................................................................................................297
Пафос фактов........................................................................................................304
и ярким слогом поучительных страниц веет настоящей любовью к
судебному делу, обращающей его в призвание, а не в ремесло…»
Глава IX. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ........................................ 311
Письменная работа и импровизация. О внимании слушателей. Повторяя этот призыв, я рекомендую читателям обязатель-
Несколько слов обвинителю. Несколько слов защитнику но прочесть также помещенное в настоящем издании предисло-
Письменная работа и импровизация................................................................311
вие к изданию книги 1960 г. — первому за годы советской власти.
О внимании слушателей......................................................................................323 Привлекают внимание сведения о жизни и деятельности Петра
Несколько слов обвинителю ..............................................................................326 Сергеевича Пороховщикова, видного деятеля пореформенного
Несколько слов защитнику .................................................................................332
российского суда, добытые кропотливыми архивными раскопка-
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ.
ми. Безусловно, расширяет кругозор пытливого читателя умелая
А. Ф. Кони. ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ................................................................ 343
подборка высказываний классиков отечественной литературы
ПРИМЕЧАНИЯ................................................................................................................ 359
М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова о су-
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ ................................................................................................. 388
дебном красноречии.
Примечательны акценты, расставляемые предисловием в оцен-
ке книги. «Хрущевская оттепель» второй половины 50-х — начала

5
СОДЕРЖАНИЕ

Художественная обработка ........................................................................156


Идея................................................................................................................163
DISPOSITIO ..................................................................................................169
Глава VI. СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ ................................................................. 172
О допросе свидетелей. О достоверности свидетельских показаний.
О разборе свидетельских показаний. Об экспертизе
О допросе свидетелей..........................................................................................172
О достоверности свидетельских показаний....................................................200 ПРЕДИСЛОВИЕ
О разборе свидетельских показаний ................................................................206
Об экспертизе .......................................................................................................213
Глава VII. ИСКУССТВО СПОРА НА СУДЕ ................................................... 218 Книга П. Сергеича (псевдоним П. С. Пороховщикова), впер-
Некоторые правила диалектики. Преувеличение. Повторение. О недоговоренном.
Возможное и вероятное. О здравом смысле. О нравственной свободе оратора вые вышедшая в 1910 г., стала заметным событием в юридическом
мире. Перед читающей публикой предстал первый систематичес-
Некоторые правила диалектики .......................................................................219
Probatio ..............................................................................................................222 кий труд об основах судебного красноречия, итожащий без малого
Refutatio .............................................................................................................236 полувековой богатый опыт словесного состязания в российском
Преувеличение .....................................................................................................244 суде. Книга получила высокую оценку коллег по профессии. По-
Повторение ...........................................................................................................247
О недоговоренном ...............................................................................................250 хвально отозвался о ней А. Ф. Кони, отметивший, что «автор —
Возможное и вероятное ......................................................................................254 опытный судебный деятель, верный традициям лучших времен
О здравом смысле .................................................................................................258 судебной реформы, — вложил в свой труд не только обширное зна-
О нравственной свободе оратора......................................................................264
комство с образцами ораторского искусства, но и богатый резуль-
Глава VIII. О ПАФОСЕ ........................................................................................... 270
Рассудок и чувство. Чувства и справедливость. Пафос как неизбежное,
тат своих наблюдений из области живого слова в русском суде».
законное и справедливое. Искусство пафоса. Пафос фактов Выделив главные достоинства книги, и посетовав на то, что
Рассудок и чувство ................................................................................................270
краткий объем рецензии не позволяет коснуться многих ее час-
Чувства и справедливость ...................................................................................281 тей, Кони завершил свой отзыв призывом: «Читайте со вниманием
Пафос как неизбежное, законное и справедливое .........................................289 книгу П. С. Пороховщикова с ее написанных прекрасным, живым
Искусство пафоса .................................................................................................297
Пафос фактов........................................................................................................304
и ярким слогом поучительных страниц веет настоящей любовью к
судебному делу, обращающей его в призвание, а не в ремесло…»
Глава IX. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ........................................ 311
Письменная работа и импровизация. О внимании слушателей. Повторяя этот призыв, я рекомендую читателям обязатель-
Несколько слов обвинителю. Несколько слов защитнику но прочесть также помещенное в настоящем издании предисло-
Письменная работа и импровизация................................................................311
вие к изданию книги 1960 г. — первому за годы советской власти.
О внимании слушателей......................................................................................323 Привлекают внимание сведения о жизни и деятельности Петра
Несколько слов обвинителю ..............................................................................326 Сергеевича Пороховщикова, видного деятеля пореформенного
Несколько слов защитнику .................................................................................332
российского суда, добытые кропотливыми архивными раскопка-
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ.
ми. Безусловно, расширяет кругозор пытливого читателя умелая
А. Ф. Кони. ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ................................................................ 343
подборка высказываний классиков отечественной литературы
ПРИМЕЧАНИЯ................................................................................................................ 359
М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова о су-
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ ................................................................................................. 388
дебном красноречии.
Примечательны акценты, расставляемые предисловием в оцен-
ке книги. «Хрущевская оттепель» второй половины 50-х — начала

5
ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

60-х годов пробудила в советском обществе осознание, скажу мяг- нованна и в лучшем случае просить о смягчении уголовной ответ-
ко, недостатков сталинского режима, вселила робкую надежду в ственности.
возможность изменить жизнь страны к лучшему, усовершенство- Вот и автор предисловия 1960 г. в полном согласии с подоб-
вать социалистическое государство, сделать его справедливей и ными воззрениями пишет: «Задача советского суда в каждом от-
человечней. дельном случае — найти истину. К этой цели направлены усилия и
Советский суд представлял собой прямую противополож- обвинения и защиты». Но такое трогательное единение в дости-
ность суду дореволюционному. При царе-батюшке — суд присяж- жении общей цели на корню уничтожает саму возможность судеб-
ных и состязание двух равноправных сторон обвинения и защи- ного спора. И действительно, постепенно советские прокуроры
ты. При власти Советов, читай КПСС, — тройка, состоящая из разучились обвинять, адвокаты, за исключением малой части эли-
судьи-профессионала и двух декоративных фигур народных засе- ты, — защищать, а суды — судить, если понимать правосудие как
дателей, ничего не решавших и заслуженно прозванных в народе деятельность на рассуд, а не на осуд — оправдательные приговоры
«кивалами», а вместо состязательного процесса — неоинквизи- из судебной практики исчезли напрочь.
ционная (розыскная) процедура, движимая инициативой само- Потребность в совершенствовании судебных выступлений
го председательствующего судьи. Прокурор — государственный исчезла. Все растренировались. Какое, уж, тут красноречие…
обвинитель и адвокат — защитник советским уголовно-процессу- Автор анализируемого предисловия хорошо эту непригляд-
альным кодексом предусматривались, но особой роли в разбира- ную картину осознает, но причину — извращение судебных функ-
тельстве дела не играли. Не случайно примерно в половине дел (о ций — не называет. Поэтому вынужден в оценке книги П. Сергеи-
нетяжких преступлениях) прокуроры в судебном процессе вооб- ча смещать акценты на первые два слова ее названия — «искусство
ще участия не принимали, а адвокатов судьи чаще всего просто не речи…»
замечали. Суть розыскного процесса в отличие от состязательно- Полностью разделяя все, что сказано моим предшественни-
го в том, что три процессуальные функции — обвинения, защиты ком о таких достоинствах книги, как страстная любовь к родно-
и решения дела не разъединены, а объединены в деятельности му языку, непримиримость к его засорению, богатая эрудиция,
суда. Суд здесь — не арбитр в споре равноправных сторон обви- ясность, доходчивость, остроумность изложения, чрезвычайная
нения и защиты, председательствующий сам ведет все судебное полезность советов по использованию ораторских приемов, я пе-
следствие: оглашает обвинительное заключение, вызывает свиде- ренесу акцент на два последних слова — «…на суде».
телей, первым допрашивает их и подсудимых, самостоятельно, не Ныне в Россию вернулись суд присяжных и состязательный
интересуясь мнением прокурора и адвоката, оглашает ранее дан- процесс. Обвинитель и защитник наконец-то названы в уголовно-
ные ими показания, назначает экспертизы и т.п. процессуальном законе, как и везде в мире, сторонами; установ-
Под такую неоинквизиционную модель уголовного процесса лено их равноправие; суду воспрещено выступать на стороне об-
советской правовой наукой подводилась теоретическая база: наш винения или защиты; он больше не является органом уголовного
суд в отличие от буржуазного ищет истину. Более того, утвержда- преследования, а создает необходимые условия для исполнения
лось, что задача прокурора и адвоката — помогать суду отыскивать сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления
эту самую истину. предоставленных им прав. Все просто: прокурор обвиняет, адво-
В научных публикациях того времени адвокату, в частности, кат защищает, суд разрешает спор между сторонами.
рекомендовалось — точно так же, как суду — объективно оцени- Сейчас, когда у нас восстановлены (в законодательстве!) прин-
вать всю совокупность имеющихся в деле доказательств, и, если ципы демократического судопроизводства, в полной мере можно
он сочтет виновность обвиняемого, отрицающего свою вину, до- оценить непреходящую ценность глубоких размышлений и прак-
казанной, открыто заявлять, что позиция подзащитного необос- тических советов автора «Искусства речи на суде».

6 7
ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

60-х годов пробудила в советском обществе осознание, скажу мяг- нованна и в лучшем случае просить о смягчении уголовной ответ-
ко, недостатков сталинского режима, вселила робкую надежду в ственности.
возможность изменить жизнь страны к лучшему, усовершенство- Вот и автор предисловия 1960 г. в полном согласии с подоб-
вать социалистическое государство, сделать его справедливей и ными воззрениями пишет: «Задача советского суда в каждом от-
человечней. дельном случае — найти истину. К этой цели направлены усилия и
Советский суд представлял собой прямую противополож- обвинения и защиты». Но такое трогательное единение в дости-
ность суду дореволюционному. При царе-батюшке — суд присяж- жении общей цели на корню уничтожает саму возможность судеб-
ных и состязание двух равноправных сторон обвинения и защи- ного спора. И действительно, постепенно советские прокуроры
ты. При власти Советов, читай КПСС, — тройка, состоящая из разучились обвинять, адвокаты, за исключением малой части эли-
судьи-профессионала и двух декоративных фигур народных засе- ты, — защищать, а суды — судить, если понимать правосудие как
дателей, ничего не решавших и заслуженно прозванных в народе деятельность на рассуд, а не на осуд — оправдательные приговоры
«кивалами», а вместо состязательного процесса — неоинквизи- из судебной практики исчезли напрочь.
ционная (розыскная) процедура, движимая инициативой само- Потребность в совершенствовании судебных выступлений
го председательствующего судьи. Прокурор — государственный исчезла. Все растренировались. Какое, уж, тут красноречие…
обвинитель и адвокат — защитник советским уголовно-процессу- Автор анализируемого предисловия хорошо эту непригляд-
альным кодексом предусматривались, но особой роли в разбира- ную картину осознает, но причину — извращение судебных функ-
тельстве дела не играли. Не случайно примерно в половине дел (о ций — не называет. Поэтому вынужден в оценке книги П. Сергеи-
нетяжких преступлениях) прокуроры в судебном процессе вооб- ча смещать акценты на первые два слова ее названия — «искусство
ще участия не принимали, а адвокатов судьи чаще всего просто не речи…»
замечали. Суть розыскного процесса в отличие от состязательно- Полностью разделяя все, что сказано моим предшественни-
го в том, что три процессуальные функции — обвинения, защиты ком о таких достоинствах книги, как страстная любовь к родно-
и решения дела не разъединены, а объединены в деятельности му языку, непримиримость к его засорению, богатая эрудиция,
суда. Суд здесь — не арбитр в споре равноправных сторон обви- ясность, доходчивость, остроумность изложения, чрезвычайная
нения и защиты, председательствующий сам ведет все судебное полезность советов по использованию ораторских приемов, я пе-
следствие: оглашает обвинительное заключение, вызывает свиде- ренесу акцент на два последних слова — «…на суде».
телей, первым допрашивает их и подсудимых, самостоятельно, не Ныне в Россию вернулись суд присяжных и состязательный
интересуясь мнением прокурора и адвоката, оглашает ранее дан- процесс. Обвинитель и защитник наконец-то названы в уголовно-
ные ими показания, назначает экспертизы и т.п. процессуальном законе, как и везде в мире, сторонами; установ-
Под такую неоинквизиционную модель уголовного процесса лено их равноправие; суду воспрещено выступать на стороне об-
советской правовой наукой подводилась теоретическая база: наш винения или защиты; он больше не является органом уголовного
суд в отличие от буржуазного ищет истину. Более того, утвержда- преследования, а создает необходимые условия для исполнения
лось, что задача прокурора и адвоката — помогать суду отыскивать сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления
эту самую истину. предоставленных им прав. Все просто: прокурор обвиняет, адво-
В научных публикациях того времени адвокату, в частности, кат защищает, суд разрешает спор между сторонами.
рекомендовалось — точно так же, как суду — объективно оцени- Сейчас, когда у нас восстановлены (в законодательстве!) прин-
вать всю совокупность имеющихся в деле доказательств, и, если ципы демократического судопроизводства, в полной мере можно
он сочтет виновность обвиняемого, отрицающего свою вину, до- оценить непреходящую ценность глубоких размышлений и прак-
казанной, открыто заявлять, что позиция подзащитного необос- тических советов автора «Искусства речи на суде».

6 7
ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

П. Сергеич трезво, не впадая в иллюзии, смотрит на состя- остальные. Исторический опыт неумолимо свидетельствует: ро-
зательный процесс и цели сторон. Обвинитель и защитник стре- зыскной процесс в итоге ликвидирует презумпцию невиновнос-
мятся «выиграть дело» — эта терминология вызывала отторжение ти и превращает суд в репрессивный орган. Группировка доводов
в предисловии 1960 г.: как же, они же истину должны искать вмес- сторонами в состязательном процессе по принципу «за» и «про-
те с судом?! тив» перед независимым судом при соблюдении строгой проце-
Вот она суровая правда жизни: «Сознание того, что послед- дуры судебного разбирательства — лучший на сегодняшний день
ствием судебного решения может быть несправедливая безнака- способ беспристрастного разрешения дел. Истина и справедли-
занность или несоразмерное наказание преступника, а иногда и вость с большей надежностью вырастают как раз из столкновения
наказание невиновного обращает спор между обвинителем и за- разных точек зрения, из испытаний доказательств «на разрыв»
щитником в настоящий бой… Суд не может требовать истины от равноправными сторонами обвинения и защиты.
сторон, ни даже откровенности... Ни обвинитель, ни защитник не Эта нехитрая истина о судебной истине становится ясна каж-
могут открыть истину присяжным; они могут говорить только о дому, кто прочтет «Искусство речи на суде».
вероятности».
Генри Резник
Распространенное заблуждение, что судебные дела делятся на
черные и белые, тогда как большинство дел серы. Событие пре- Президент Адвокатской палаты г. Москвы,
ступления целиком в прошлом. Ни стороны, ни суд не были его кандидат юридических наук,
очевидцами. О том, что было в действительности, совершил ли заслуженный юрист России
обвиняемый преступление или не совершал, можно судить только
по оставленным преступлением следам в объективной обстанов-
ке, но главным образом в сознании людей — свидетелей по делу.
Нужно не затушевывать сложность установления истины по
значительной категории дел. Односторонность прокуроров в та-
ких делах неизбежна.
П. Сергеич отмечает, что даже в речах А. Ф. Кони, который
хотел видеть прокурора говорящим судьей, судья не раз уступал
место обвинителю.
А как быть с истиной, она что вообще недостижима, раз никто
из участников судебного процесса ее не ищет? Ответ П. Сергеича
на этот вопрос прям и честен: «В нашем суде существует поговор-
ка: истина есть результат судоговорения. Эти слова заключают в
себе долю горькой правды. Судоговорение не устанавливает ис-
тины, но оно решает дело. Состязательный процесс есть одна из
несовершенных форм общественного устройства, судебные пре-
ния — один из несовершенных обрядов этого несовершенного
процесса».
Используя известный стилистический оборот У. Черчилля в
отношении демократии, можно сказать, что состязательный про-
цесс — наихудшая форма судопроизводства, если не считать все

8
ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

П. Сергеич трезво, не впадая в иллюзии, смотрит на состя- остальные. Исторический опыт неумолимо свидетельствует: ро-
зательный процесс и цели сторон. Обвинитель и защитник стре- зыскной процесс в итоге ликвидирует презумпцию невиновнос-
мятся «выиграть дело» — эта терминология вызывала отторжение ти и превращает суд в репрессивный орган. Группировка доводов
в предисловии 1960 г.: как же, они же истину должны искать вмес- сторонами в состязательном процессе по принципу «за» и «про-
те с судом?! тив» перед независимым судом при соблюдении строгой проце-
Вот она суровая правда жизни: «Сознание того, что послед- дуры судебного разбирательства — лучший на сегодняшний день
ствием судебного решения может быть несправедливая безнака- способ беспристрастного разрешения дел. Истина и справедли-
занность или несоразмерное наказание преступника, а иногда и вость с большей надежностью вырастают как раз из столкновения
наказание невиновного обращает спор между обвинителем и за- разных точек зрения, из испытаний доказательств «на разрыв»
щитником в настоящий бой… Суд не может требовать истины от равноправными сторонами обвинения и защиты.
сторон, ни даже откровенности... Ни обвинитель, ни защитник не Эта нехитрая истина о судебной истине становится ясна каж-
могут открыть истину присяжным; они могут говорить только о дому, кто прочтет «Искусство речи на суде».
вероятности».
Генри Резник
Распространенное заблуждение, что судебные дела делятся на
черные и белые, тогда как большинство дел серы. Событие пре- Президент Адвокатской палаты г. Москвы,
ступления целиком в прошлом. Ни стороны, ни суд не были его кандидат юридических наук,
очевидцами. О том, что было в действительности, совершил ли заслуженный юрист России
обвиняемый преступление или не совершал, можно судить только
по оставленным преступлением следам в объективной обстанов-
ке, но главным образом в сознании людей — свидетелей по делу.
Нужно не затушевывать сложность установления истины по
значительной категории дел. Односторонность прокуроров в та-
ких делах неизбежна.
П. Сергеич отмечает, что даже в речах А. Ф. Кони, который
хотел видеть прокурора говорящим судьей, судья не раз уступал
место обвинителю.
А как быть с истиной, она что вообще недостижима, раз никто
из участников судебного процесса ее не ищет? Ответ П. Сергеича
на этот вопрос прям и честен: «В нашем суде существует поговор-
ка: истина есть результат судоговорения. Эти слова заключают в
себе долю горькой правды. Судоговорение не устанавливает ис-
тины, но оно решает дело. Состязательный процесс есть одна из
несовершенных форм общественного устройства, судебные пре-
ния — один из несовершенных обрядов этого несовершенного
процесса».
Используя известный стилистический оборот У. Черчилля в
отношении демократии, можно сказать, что состязательный про-
цесс — наихудшая форма судопроизводства, если не считать все

8
ПРЕДИСЛОВИЕ

ли бы проявиться. Созданию этих условий в некоторой степени


содействовала русская судебная реформа 60-х годов.
Введение суда присяжных заседателей оживило судебные за-
седания. Это обстоятельство отмечал В. И. Ленин. «Участие на-
родных представителей в суде, — писал он, — есть, несомненно,
начало демократическое». Но здесь же Ленин указывал, что пос-
ледовательное применение этого начала состоит в отмене цен-
ПРЕДИСЛОВИЕ А. ТОЛМАЧЕВА зов: образовательного, собственности, оседлости и проч.
«Среди присяжных, — писал он, — в настоящее время, вследс-
твие исключения рабочих, преобладает нередко особенно реакци-
онное мещанство. Лекарство от этого зла должно состоять в разви-
В 1910 году на прилавках книжных магазинов Петербурга поя- тии демократизма до его последовательной и цельной формы…»*
вилась небогато оформленная книжка: П. Сергеич «Искусство речи Прения сторон в громких и «блестящих» процессах обязыва-
на суде» — можно было прочесть на ее обложке. Книга, несмотря на ли к тому, чтобы и прокурор, и адвокаты, и председатель суда не
немалый объем, быстро раскупалась многочисленными любителя- просто выступали, а выступали убедительно, ярко, доходчиво. Су-
ми русского красноречия. Юристы за незамысловатым псевдони- дебные ораторы осваивали и развивали речевую культуру, углуб-
мом сразу узнавали автора. Петр Сергеевич Пороховщиков — член ляли свои знания, стремились говорить красочно и остроумно.
Петербургского окружного суда. Многие вспоминали его блестя- После долгого перерыва в нашей стране вновь изданы речи
щий доклад «Цветы красноречия на суде», сделанный год назад в выдающихся судебных деятелей того времени. Читатели, позна-
помещении женского коммерческого училища Хворовой. комившиеся с этими речами, могли убедиться, что многие вы-
Маленькое обращение к читателю вызывало не только улыб- ступления представляют интерес не только с точки зрения юри-
ку, но и желание узнать, а чем же на этот раз он порадует цените- дической (глубина анализа, умение учитывать все детали дела,
лей живого слова. остроумные находки и убедительные выводы), но и с точки зре-
«Искусство речи на суде» была не первой книгой Пороховщи- ния художественной.
кова. В юридическом мире пользовалась известностью его первая, Все это, естественно, вызывало интерес русской обществен-
выпущенная в 1908 году, книга «Уголовная защита». Петра Серге- ности к уголовным процессам с участием крупнейших юристов.
евича хорошо знали по его многочисленным статьям в журнале В залах, где шло судебное разбирательство, нередко можно было
«Право», по выступлениям в Обществе любителей ораторского видеть М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского, А. П. Че-
искусства, в котором он состоял товарищем председателя. хова.
Что привлекало читателей к книгам П. С. Пороховщикова? «Я помню, — писал М. Е. Салтыков-Щедрин, — что, когда ад-
Прежде всего содержательное, умное, богатое наблюдениями вокатское сословие впервые выступило на арену общественного
и примерами изложение. В те годы русское судебное красноречие служения, я был очень этим обрадован. Как хотите, а чрезвычай-
накопило немалый опыт. Речи А. Ф. Кони и С. А. Андреевского, но приятно живое слово слышать, хотя бы оно раздавалось по по-
Ф. Н. Плевако и Н. П. Карабчевского поставили Россию на вид- воду подтопа принадлежащих корнету Отлетаеву лугов мельницей
ное место в области ораторского искусства. Прав оказался Фон- купца Подзатыльникова. Это слово казалось тогда как бы естест-
визин, который, анализируя в свое время причины отсутствия в венным продолжением другого слова, которое, при помощи пе-
России ораторов, говорил, что дело не в том, что страна бедна
талантами, а в том, что в ней нет условий, в которых таланты мог- * В. И. Ленин, Соч., т. 18. стр. 278–279.

10 11
ПРЕДИСЛОВИЕ

ли бы проявиться. Созданию этих условий в некоторой степени


содействовала русская судебная реформа 60-х годов.
Введение суда присяжных заседателей оживило судебные за-
седания. Это обстоятельство отмечал В. И. Ленин. «Участие на-
родных представителей в суде, — писал он, — есть, несомненно,
начало демократическое». Но здесь же Ленин указывал, что пос-
ледовательное применение этого начала состоит в отмене цен-
ПРЕДИСЛОВИЕ А. ТОЛМАЧЕВА зов: образовательного, собственности, оседлости и проч.
«Среди присяжных, — писал он, — в настоящее время, вследс-
твие исключения рабочих, преобладает нередко особенно реакци-
онное мещанство. Лекарство от этого зла должно состоять в разви-
В 1910 году на прилавках книжных магазинов Петербурга поя- тии демократизма до его последовательной и цельной формы…»*
вилась небогато оформленная книжка: П. Сергеич «Искусство речи Прения сторон в громких и «блестящих» процессах обязыва-
на суде» — можно было прочесть на ее обложке. Книга, несмотря на ли к тому, чтобы и прокурор, и адвокаты, и председатель суда не
немалый объем, быстро раскупалась многочисленными любителя- просто выступали, а выступали убедительно, ярко, доходчиво. Су-
ми русского красноречия. Юристы за незамысловатым псевдони- дебные ораторы осваивали и развивали речевую культуру, углуб-
мом сразу узнавали автора. Петр Сергеевич Пороховщиков — член ляли свои знания, стремились говорить красочно и остроумно.
Петербургского окружного суда. Многие вспоминали его блестя- После долгого перерыва в нашей стране вновь изданы речи
щий доклад «Цветы красноречия на суде», сделанный год назад в выдающихся судебных деятелей того времени. Читатели, позна-
помещении женского коммерческого училища Хворовой. комившиеся с этими речами, могли убедиться, что многие вы-
Маленькое обращение к читателю вызывало не только улыб- ступления представляют интерес не только с точки зрения юри-
ку, но и желание узнать, а чем же на этот раз он порадует цените- дической (глубина анализа, умение учитывать все детали дела,
лей живого слова. остроумные находки и убедительные выводы), но и с точки зре-
«Искусство речи на суде» была не первой книгой Пороховщи- ния художественной.
кова. В юридическом мире пользовалась известностью его первая, Все это, естественно, вызывало интерес русской обществен-
выпущенная в 1908 году, книга «Уголовная защита». Петра Серге- ности к уголовным процессам с участием крупнейших юристов.
евича хорошо знали по его многочисленным статьям в журнале В залах, где шло судебное разбирательство, нередко можно было
«Право», по выступлениям в Обществе любителей ораторского видеть М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского, А. П. Че-
искусства, в котором он состоял товарищем председателя. хова.
Что привлекало читателей к книгам П. С. Пороховщикова? «Я помню, — писал М. Е. Салтыков-Щедрин, — что, когда ад-
Прежде всего содержательное, умное, богатое наблюдениями вокатское сословие впервые выступило на арену общественного
и примерами изложение. В те годы русское судебное красноречие служения, я был очень этим обрадован. Как хотите, а чрезвычай-
накопило немалый опыт. Речи А. Ф. Кони и С. А. Андреевского, но приятно живое слово слышать, хотя бы оно раздавалось по по-
Ф. Н. Плевако и Н. П. Карабчевского поставили Россию на вид- воду подтопа принадлежащих корнету Отлетаеву лугов мельницей
ное место в области ораторского искусства. Прав оказался Фон- купца Подзатыльникова. Это слово казалось тогда как бы естест-
визин, который, анализируя в свое время причины отсутствия в венным продолжением другого слова, которое, при помощи пе-
России ораторов, говорил, что дело не в том, что страна бедна
талантами, а в том, что в ней нет условий, в которых таланты мог- * В. И. Ленин, Соч., т. 18. стр. 278–279.

10 11
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

чатного станка, посвящало себя пробуждению в сердцах добрых раз делались. Надо сказать, что юристы той поры находились
чувств. Подобно печатному тогдашнему слову, и адвокатское уст- под большим влиянием судебных речей ораторов древности, в
ное слово на первых порах звучало такою убежденностью и страст- частности Цицерона. Широко были распространены труды по
ностью, что Отлетаев и Подзатыльников ничего не понимали, а ораторскому искусству такого теоретика красноречия, каким был
только чувствовали, что слезы градом льются из их глаз; суд же по Квинтилиан. Труды этих замечательных авторов, несмотря на все
выслушании сторон, в величайшем смущении удалялся в совеща- их достоинства, не могли, конечно, удовлетворить потребностей
тельную камеру, не зная, кому присудить протори и убытки»*. общества. Нужны были другие произведения, более близкие к
Конечно, далеко не все судебные ораторы могли равняться жизни. Определенную роль в этом отношении сыграли перевод-
по своему мастерству с такими исполинами устного слова, какими ные работы.
были, скажем, Плевако и Кони. Вскоре появились и труды отечественных авторов. Назовем
Салтыков-Щедрин оставил в своих произведениях немало яз- среди них «Русское судебное красноречие» Глинского, «Судебное
вительных фраз в адрес ораторов, подменявших живое судебное красноречие в России» приват-доцента Московского универси-
слово фразерством и краснобайством. А. П. Чехов с сожалением тета А. Г. Тимофеева. Появились сборники речей выдающихся
писал, что в России много присяжных поверенных и прокуроров, юристов, книги мемуарного типа, например, «Около правосудия»
в которых по существу их профессии до^лжно бы предполагать Н. П. Карабчевского.
ораторскую жилку, много учреждений, которые называются «го- Все эти книги имели, конечно, определенное значение. Но
ворильными», потому что в них по обязанностям службы много авторы их основное внимание уделяли характеристике того или
и долго говорят, но, за немногим исключением, нет людей, умею- иного оратора, иногда удачной, иногда не очень. Систематичес-
щих выражать свои мысли ясно, коротко и просто. кого труда, подводящего итоги русского судебного ораторско-
Под влиянием судебных процессов того времени А. П. Чехов го искусства, не было. Первым таким трудом в России явилась
писал в ноябре 1888 года Е. А. Линтваревой: «Мне кажется, что из книга П. С. Пороховщикова «Искусство речи на суде», которую
меня, если бы я не был косноязычен, выработался бы неплохой А. Ф. Кони назвал «прекрасным, систематическим по судебному
адвокат. Умею коротко говорить о длинных предметах». красноречию сочинением».
А несколько лет спустя, 25 декабря 1891 г., Чехов писал
С. А. Андреевскому: «Для меня речи таких юристов, как Вы, Кони ***
и др., представляют двоякий интерес. В них я ищу, во-первых, Петр Сергеевич Пороховщиков родился в 1867 году в Петер-
художественных достоинств, искусства, и, во-вторых, того, что бурге, в семье штабс-капитана лейб-гвардии Семеновского полка
имеет научное или судебно-практическое значение. Ваша речь по Сергея Александровича Пороховщикова. Его мать — Надежда
поводу юнкера, убившего своего товарища, это — вещь удивитель- Петровна — была дочерью генерал-майора Чайковского, дяди
ная по грациозности, простоте и картинности: люди живые, и я композитора П. И. Чайковского. Обеспеченная дворянская семья
даже дно оврага вижу»**. сумела дать Петру хорошее образование. Петр Сергеевич учился
Как видим, в таких условиях была немалая потребность в сначала в Лицее цесаревича Николая, а затем перешел на юриди-
обобщении опыта судебного красноречия. И такие попытки не ческое отделение Московского университета. История сохранила
мало сведений об этом, да и о других периодах жизни талантливо-
го судебного деятеля.
* Н. Щедрин (М. Е. Салтыков), Полное собрание сочинений, т. XV,
Гослитиздат, 1940, стр. 398–399. 8 декабря 1889 г. было знаменательным днем для Петра Сер-
** А. П. Чехов, Полное собрание сочинений и писем, т. 15, Гослитиздат,
геевича. Двадцатидвухлетний юноша был определен на службу по
1949, стр. 299. ведомству Министерства юстиции кандидатом на судебные долж-

12 13
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

чатного станка, посвящало себя пробуждению в сердцах добрых раз делались. Надо сказать, что юристы той поры находились
чувств. Подобно печатному тогдашнему слову, и адвокатское уст- под большим влиянием судебных речей ораторов древности, в
ное слово на первых порах звучало такою убежденностью и страст- частности Цицерона. Широко были распространены труды по
ностью, что Отлетаев и Подзатыльников ничего не понимали, а ораторскому искусству такого теоретика красноречия, каким был
только чувствовали, что слезы градом льются из их глаз; суд же по Квинтилиан. Труды этих замечательных авторов, несмотря на все
выслушании сторон, в величайшем смущении удалялся в совеща- их достоинства, не могли, конечно, удовлетворить потребностей
тельную камеру, не зная, кому присудить протори и убытки»*. общества. Нужны были другие произведения, более близкие к
Конечно, далеко не все судебные ораторы могли равняться жизни. Определенную роль в этом отношении сыграли перевод-
по своему мастерству с такими исполинами устного слова, какими ные работы.
были, скажем, Плевако и Кони. Вскоре появились и труды отечественных авторов. Назовем
Салтыков-Щедрин оставил в своих произведениях немало яз- среди них «Русское судебное красноречие» Глинского, «Судебное
вительных фраз в адрес ораторов, подменявших живое судебное красноречие в России» приват-доцента Московского универси-
слово фразерством и краснобайством. А. П. Чехов с сожалением тета А. Г. Тимофеева. Появились сборники речей выдающихся
писал, что в России много присяжных поверенных и прокуроров, юристов, книги мемуарного типа, например, «Около правосудия»
в которых по существу их профессии до^лжно бы предполагать Н. П. Карабчевского.
ораторскую жилку, много учреждений, которые называются «го- Все эти книги имели, конечно, определенное значение. Но
ворильными», потому что в них по обязанностям службы много авторы их основное внимание уделяли характеристике того или
и долго говорят, но, за немногим исключением, нет людей, умею- иного оратора, иногда удачной, иногда не очень. Систематичес-
щих выражать свои мысли ясно, коротко и просто. кого труда, подводящего итоги русского судебного ораторско-
Под влиянием судебных процессов того времени А. П. Чехов го искусства, не было. Первым таким трудом в России явилась
писал в ноябре 1888 года Е. А. Линтваревой: «Мне кажется, что из книга П. С. Пороховщикова «Искусство речи на суде», которую
меня, если бы я не был косноязычен, выработался бы неплохой А. Ф. Кони назвал «прекрасным, систематическим по судебному
адвокат. Умею коротко говорить о длинных предметах». красноречию сочинением».
А несколько лет спустя, 25 декабря 1891 г., Чехов писал
С. А. Андреевскому: «Для меня речи таких юристов, как Вы, Кони ***
и др., представляют двоякий интерес. В них я ищу, во-первых, Петр Сергеевич Пороховщиков родился в 1867 году в Петер-
художественных достоинств, искусства, и, во-вторых, того, что бурге, в семье штабс-капитана лейб-гвардии Семеновского полка
имеет научное или судебно-практическое значение. Ваша речь по Сергея Александровича Пороховщикова. Его мать — Надежда
поводу юнкера, убившего своего товарища, это — вещь удивитель- Петровна — была дочерью генерал-майора Чайковского, дяди
ная по грациозности, простоте и картинности: люди живые, и я композитора П. И. Чайковского. Обеспеченная дворянская семья
даже дно оврага вижу»**. сумела дать Петру хорошее образование. Петр Сергеевич учился
Как видим, в таких условиях была немалая потребность в сначала в Лицее цесаревича Николая, а затем перешел на юриди-
обобщении опыта судебного красноречия. И такие попытки не ческое отделение Московского университета. История сохранила
мало сведений об этом, да и о других периодах жизни талантливо-
го судебного деятеля.
* Н. Щедрин (М. Е. Салтыков), Полное собрание сочинений, т. XV,
Гослитиздат, 1940, стр. 398–399. 8 декабря 1889 г. было знаменательным днем для Петра Сер-
** А. П. Чехов, Полное собрание сочинений и писем, т. 15, Гослитиздат,
геевича. Двадцатидвухлетний юноша был определен на службу по
1949, стр. 299. ведомству Министерства юстиции кандидатом на судебные долж-

12 13
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

ности. Ровно через год он получил место «и. д. помощника секре- лал автору «предупреждение». Однако А. А. Пороховщиков не
таря при прокуроре Московской судебной палаты». сложил оружия. Вскоре он пишет новую книгу, назвав ее «ком-
Затем вплоть до 1892 года молодой Пороховщиков влачит ментариями» на свою предыдущую брошюру. Книга эта была
бремя канцелярского работника. Сначала он подвизается в долж- отпечатана в Лейпциге, в типографии Брокгауза, ротационным
ности старшего помощника делопроизводителя государственной способом и вновь Направлена императору. Какое-то количество
канцелярии, затем получает пост младшего делопроизводителя. экземпляров «комментариев» Александр Александрович послал
В начале 1893 года его назначают членом хозяйственного коми- своему племяннику — П. С. Пороховщикову*. В своем письме к
тета канцелярии и переводят в отделение дел государственного дяде от 3 января 1896 г. Петр Сергеевич пишет: «Как только по-
секретаря. лучил через Веру (вероятно, дочь А. А. Пороховщикова. — А. Т.)
В августе 1894 года исполнилось то, о чем мечтал Порохов- известие, что “комментарии” можно доставить через посланного,
щиков. Он получил первый самостоятельный пост на пути, оп- в тот же день отправил их по адресам, и они были доставлены по
ределившем его жизненную линию: был назначен товарищем назначению... Присланный тобою мне экземпляр из-за границы я
прокурора Смоленского окружного суда. Способного и быстро получил и искренне благодарю тебя за книгу и за доверие. Книга
проявившего себя работника в течение ряда лет переводят с мес- эта в настоящее время представляет из себя пучок бумажных лис-
та на место. тьев, и всякий раз, когда я даю кому-нибудь для прочтения, — бо-
В 1895 г. П. С. Пороховщиков был назначен товарищем про- юсь, что уже более ее не увижу; буквально рвут с руками. При моей
курора Московского окружного суда. В архивах этого времени должности, оно не слишком удобно играть роль распространите-
сохранилось одно небольшое воспоминание о нем. Его личность ля сюбверсивных сочинений»**.
вдруг начинает интересовать... работников департамента поли- Как относился П. С. Пороховщиков к сочинениям своего экс-
ции. травагантного дядюшки? Критический дух книжек, без сомнения,
Все началось с дяди Петра Сергеевича — Александра Алексан- импонировал ему, однако есть все основания полагать, что он шел
дровича Пороховщикова, бывшего в 1890—95 гг. редактором-изда- несколько дальше в своих убеждениях и не был настолько наивен,
телем петербургской газеты «Русская жизнь». Одержимый идеей чтобы полагать, будто с помощью царя можно что-то изменить в
«улучшить» самодержавие, А. А. Пороховщиков в своей газете государстве.
подвергал резкой критике финансовую политику правительства, Письмо П. С. Пороховщикова вызвало подозрения директо-
процветавший фаворитизм, вскрывал обнищание России. Вся его ра департамента полиции, и он запросил московского обер-поли-
критика преследовала цель «вразумить» государя, заставить его цмейстера, кто автор письма, подписанного «Твой племянник».
«идти на уступки» народу и тем самым предотвратить «смуты». Так молодой товарищ прокурора впервые попал под негласный
Но даже такая критика пришлась не по нутру царскому правитель- надзор полиции.
ству, и в 1895 году газета была запрещена. Второе столкновение с тайной полицией П. С. Пороховщи-
Тогда А. А. Пороховщиков пишет нечто вроде открытого ков имел несколько позже — в 1904 году, когда работал прокуро-
письма царю, озаглавив его «Самодержавие на святой Руси нака-
нуне XX века. Его расхищение, обезличение и восстановление». * Один экземпляр брошюры сохранился. Он имеется в Государственной
600 экземпляров этого письма, отпечатанного на гектографе публичной исторической библиотеке в Москве.
и сброшюрованного в книгу, он посылает царю, членам царствую- ** Государственный исторический архив Москвы, ф. 63, оп. 16, ед. хр.
щего дома и другим высокопоставленным лицам. 48/1896, л. 23. Письмо подписано: «Твой племянник». Наряду с этим имеет-
ся письмо к тому же А. А. Пороховщикову, подписанное «Твоя Вера». В нем
Если верить самому А. А. Пороховщикову, книга эта до царя говорится: «...Многие спрашивают твою книгу, и знакомые знакомых, а у нас
не дошла, и министр внутренних дел И. Л. Горемыкин лично сде- только Петина — ее уже всю истрепали...».

14 15
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

ности. Ровно через год он получил место «и. д. помощника секре- лал автору «предупреждение». Однако А. А. Пороховщиков не
таря при прокуроре Московской судебной палаты». сложил оружия. Вскоре он пишет новую книгу, назвав ее «ком-
Затем вплоть до 1892 года молодой Пороховщиков влачит ментариями» на свою предыдущую брошюру. Книга эта была
бремя канцелярского работника. Сначала он подвизается в долж- отпечатана в Лейпциге, в типографии Брокгауза, ротационным
ности старшего помощника делопроизводителя государственной способом и вновь Направлена императору. Какое-то количество
канцелярии, затем получает пост младшего делопроизводителя. экземпляров «комментариев» Александр Александрович послал
В начале 1893 года его назначают членом хозяйственного коми- своему племяннику — П. С. Пороховщикову*. В своем письме к
тета канцелярии и переводят в отделение дел государственного дяде от 3 января 1896 г. Петр Сергеевич пишет: «Как только по-
секретаря. лучил через Веру (вероятно, дочь А. А. Пороховщикова. — А. Т.)
В августе 1894 года исполнилось то, о чем мечтал Порохов- известие, что “комментарии” можно доставить через посланного,
щиков. Он получил первый самостоятельный пост на пути, оп- в тот же день отправил их по адресам, и они были доставлены по
ределившем его жизненную линию: был назначен товарищем назначению... Присланный тобою мне экземпляр из-за границы я
прокурора Смоленского окружного суда. Способного и быстро получил и искренне благодарю тебя за книгу и за доверие. Книга
проявившего себя работника в течение ряда лет переводят с мес- эта в настоящее время представляет из себя пучок бумажных лис-
та на место. тьев, и всякий раз, когда я даю кому-нибудь для прочтения, — бо-
В 1895 г. П. С. Пороховщиков был назначен товарищем про- юсь, что уже более ее не увижу; буквально рвут с руками. При моей
курора Московского окружного суда. В архивах этого времени должности, оно не слишком удобно играть роль распространите-
сохранилось одно небольшое воспоминание о нем. Его личность ля сюбверсивных сочинений»**.
вдруг начинает интересовать... работников департамента поли- Как относился П. С. Пороховщиков к сочинениям своего экс-
ции. травагантного дядюшки? Критический дух книжек, без сомнения,
Все началось с дяди Петра Сергеевича — Александра Алексан- импонировал ему, однако есть все основания полагать, что он шел
дровича Пороховщикова, бывшего в 1890—95 гг. редактором-изда- несколько дальше в своих убеждениях и не был настолько наивен,
телем петербургской газеты «Русская жизнь». Одержимый идеей чтобы полагать, будто с помощью царя можно что-то изменить в
«улучшить» самодержавие, А. А. Пороховщиков в своей газете государстве.
подвергал резкой критике финансовую политику правительства, Письмо П. С. Пороховщикова вызвало подозрения директо-
процветавший фаворитизм, вскрывал обнищание России. Вся его ра департамента полиции, и он запросил московского обер-поли-
критика преследовала цель «вразумить» государя, заставить его цмейстера, кто автор письма, подписанного «Твой племянник».
«идти на уступки» народу и тем самым предотвратить «смуты». Так молодой товарищ прокурора впервые попал под негласный
Но даже такая критика пришлась не по нутру царскому правитель- надзор полиции.
ству, и в 1895 году газета была запрещена. Второе столкновение с тайной полицией П. С. Пороховщи-
Тогда А. А. Пороховщиков пишет нечто вроде открытого ков имел несколько позже — в 1904 году, когда работал прокуро-
письма царю, озаглавив его «Самодержавие на святой Руси нака-
нуне XX века. Его расхищение, обезличение и восстановление». * Один экземпляр брошюры сохранился. Он имеется в Государственной
600 экземпляров этого письма, отпечатанного на гектографе публичной исторической библиотеке в Москве.
и сброшюрованного в книгу, он посылает царю, членам царствую- ** Государственный исторический архив Москвы, ф. 63, оп. 16, ед. хр.
щего дома и другим высокопоставленным лицам. 48/1896, л. 23. Письмо подписано: «Твой племянник». Наряду с этим имеет-
ся письмо к тому же А. А. Пороховщикову, подписанное «Твоя Вера». В нем
Если верить самому А. А. Пороховщикову, книга эта до царя говорится: «...Многие спрашивают твою книгу, и знакомые знакомых, а у нас
не дошла, и министр внутренних дел И. Л. Горемыкин лично сде- только Петина — ее уже всю истрепали...».

14 15
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

ром Харьковского окружного суда. (До этого он побывал в той же злополучный министр не был убит, а на его место заступил вско-
должности в Орловском окружном суде.) Началось все опять-таки ре Святополк-Мирский, начавший проводить политику заигрыва-
с письма. ния с либералами.
«Агентурным путем» полиция получила письмо с неразобран- Как бы то ни было, но этот факт красноречиво показывает не
ной подписью, отправленное из Харькова 4 июля 1904 г. в Вологду только взгляды Пороховщикова, но и то, как ревностно царское
к Л. Б. Шадурскому. правительство наблюдало за политической благонадежностью
Поскольку письмо это проливает яркий свет на политическое своих ставленников.
лицо его автора, мы приведем полностью тот отрывок, который Одна из первых статей, написанных Пороховщиковым, была
вызвал пристальное внимание жандармерии. опубликована в журнале «Право» в 1905 году (№ 25). Бурные собы-
«Губернское совещание здесь — отражение твоего описания. тия этого времени заставили молодого юриста высказать свое от-
Те же 35 человек и те же 3 оратора. Предводитель дворянства — ношение к ним. Подлинную сущность происходящих событий он,
один местный помещик, чиновник Министерства финансов, конечно, не понимал. И, разумеется, вряд ли он стал бы приветство-
человек просвещенный и тюй приятель. Провалили (члены гу- вать победу пролетариата в первой русской революции. Он видел в
бернского совещания. — А. Т.) волостной суд, но не могли прова- революции возможность завоевания некоторых демократических
лить волостного устава о наказаниях. По моему требованию был прав для русского общества, причем, если судить с точки зрения
поставлен вопрос о телесном наказании и возмутительной статье буржуазного демократа, стоял на «левых» позициях. Об этом и сви-
11-ой проекта. В результате решение состоялось большинством детельствует его статья, скромно подписанная инициалами П. С.
одного голоса. Предложение мое о всесословном управлении во- Полемизируя с «видными авторитетами», Пороховщиков на-
лости нашло поддержку в лице двух членов совещания. стоятельно требует, чтобы в предстоящих выборах в Думу учас-
Как ты думаешь, если бы по высочайшему изволению тут же твовало все население страны. Особенно возмущают его воззре-
выпороли всю коллегию, не различая по исконному обычаю сто- ния ряда теоретиков, выступавших за введение ценза оседлости
ронников от противников розги, поумнели бы наши задницы, ви- и образования. На убедительных примерах он показывает, что
новат, головы?.. введение этих цензов отстранит от участия в выборах подавля-
Равнодушие к юйне (имеется в виду равнодушие правитель- ющее большинство трудового населения страны. Пороховщиков
ства к начавшейся русско-японской войне. — А. Т.) не менее воз- полагал, что Дума станет подлинно представительным органом,
мутительно, но я все-таки не хочу верить, что мы оправдываем способным ограничить самодержавие.
положение, что народ всегда имеет то правительство, которого Крах Булыгинской думы убедил Сергеича в тщетности его на-
заслуживает. Не хочется верить в это, и, что ни говори, жизнь то дежд, и он больше не делает попыток выступать в печати с общеполи-
здесь, то там пробивает стены и рвет путы»*. тическими статьями. Анализ его печатных выступлений показывает,
Такое письмо не могло не привлечь внимания царских согля- что многое в политической жизни страны, в частности в судопроиз-
датаев. От инстанции к инстанции тщательно снятая копия дошла водстве, ему не нравится. Например, его возмущает недобросовест-
до министра внутренних дел Плеве, который за несколько дней ное отношение к делу большинства защитников, работающих только
до покушения на него успел наложить резолюцию: «Кто автор?». за гонорар и игнорирующих интересы своих подзащитных, если они
И неизвестно еще, какой оборот приняло бы дело для автора, не обладают солидным имущественным состоянием («Первое предуп-
оказавшегося «Петром Сергеевым Пороховщиковым», если бы реждение», «Право» 1909 г. № 14). «...Вы должны знать, читатель, —
напишет он несколько позже, — что пошехонец Иван Сидоров имеет
право на такую же защиту в русском медвежьем углу, как британский
* Государственный исторический архив Москвы, ф. 102, оп. 115, ед.
подданный перед Судом королевской семьи в Лондоне». Он считает
хр. 1281, л. 1.

16 17
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

ром Харьковского окружного суда. (До этого он побывал в той же злополучный министр не был убит, а на его место заступил вско-
должности в Орловском окружном суде.) Началось все опять-таки ре Святополк-Мирский, начавший проводить политику заигрыва-
с письма. ния с либералами.
«Агентурным путем» полиция получила письмо с неразобран- Как бы то ни было, но этот факт красноречиво показывает не
ной подписью, отправленное из Харькова 4 июля 1904 г. в Вологду только взгляды Пороховщикова, но и то, как ревностно царское
к Л. Б. Шадурскому. правительство наблюдало за политической благонадежностью
Поскольку письмо это проливает яркий свет на политическое своих ставленников.
лицо его автора, мы приведем полностью тот отрывок, который Одна из первых статей, написанных Пороховщиковым, была
вызвал пристальное внимание жандармерии. опубликована в журнале «Право» в 1905 году (№ 25). Бурные собы-
«Губернское совещание здесь — отражение твоего описания. тия этого времени заставили молодого юриста высказать свое от-
Те же 35 человек и те же 3 оратора. Предводитель дворянства — ношение к ним. Подлинную сущность происходящих событий он,
один местный помещик, чиновник Министерства финансов, конечно, не понимал. И, разумеется, вряд ли он стал бы приветство-
человек просвещенный и тюй приятель. Провалили (члены гу- вать победу пролетариата в первой русской революции. Он видел в
бернского совещания. — А. Т.) волостной суд, но не могли прова- революции возможность завоевания некоторых демократических
лить волостного устава о наказаниях. По моему требованию был прав для русского общества, причем, если судить с точки зрения
поставлен вопрос о телесном наказании и возмутительной статье буржуазного демократа, стоял на «левых» позициях. Об этом и сви-
11-ой проекта. В результате решение состоялось большинством детельствует его статья, скромно подписанная инициалами П. С.
одного голоса. Предложение мое о всесословном управлении во- Полемизируя с «видными авторитетами», Пороховщиков на-
лости нашло поддержку в лице двух членов совещания. стоятельно требует, чтобы в предстоящих выборах в Думу учас-
Как ты думаешь, если бы по высочайшему изволению тут же твовало все население страны. Особенно возмущают его воззре-
выпороли всю коллегию, не различая по исконному обычаю сто- ния ряда теоретиков, выступавших за введение ценза оседлости
ронников от противников розги, поумнели бы наши задницы, ви- и образования. На убедительных примерах он показывает, что
новат, головы?.. введение этих цензов отстранит от участия в выборах подавля-
Равнодушие к юйне (имеется в виду равнодушие правитель- ющее большинство трудового населения страны. Пороховщиков
ства к начавшейся русско-японской войне. — А. Т.) не менее воз- полагал, что Дума станет подлинно представительным органом,
мутительно, но я все-таки не хочу верить, что мы оправдываем способным ограничить самодержавие.
положение, что народ всегда имеет то правительство, которого Крах Булыгинской думы убедил Сергеича в тщетности его на-
заслуживает. Не хочется верить в это, и, что ни говори, жизнь то дежд, и он больше не делает попыток выступать в печати с общеполи-
здесь, то там пробивает стены и рвет путы»*. тическими статьями. Анализ его печатных выступлений показывает,
Такое письмо не могло не привлечь внимания царских согля- что многое в политической жизни страны, в частности в судопроиз-
датаев. От инстанции к инстанции тщательно снятая копия дошла водстве, ему не нравится. Например, его возмущает недобросовест-
до министра внутренних дел Плеве, который за несколько дней ное отношение к делу большинства защитников, работающих только
до покушения на него успел наложить резолюцию: «Кто автор?». за гонорар и игнорирующих интересы своих подзащитных, если они
И неизвестно еще, какой оборот приняло бы дело для автора, не обладают солидным имущественным состоянием («Первое предуп-
оказавшегося «Петром Сергеевым Пороховщиковым», если бы реждение», «Право» 1909 г. № 14). «...Вы должны знать, читатель, —
напишет он несколько позже, — что пошехонец Иван Сидоров имеет
право на такую же защиту в русском медвежьем углу, как британский
* Государственный исторический архив Москвы, ф. 102, оп. 115, ед.
подданный перед Судом королевской семьи в Лондоне». Он считает
хр. 1281, л. 1.

16 17
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

неправильной практику допуска к защите молодых, только что выпу- творить хищения и убийства. Представим себе, что я говорю
щенных юристов («Стаж и уголовная защита», «Право» 1911 г. № 21); перед свободными и независимыми судьями, — и я буду бесстра-
высказывает ряд серьезных критических замечаний в отношении стен? И зло, этим негодяем сделанное, не воспалит мне сердца,
всего судопроизводства («Председатель и защита на суде», «Право» не отравит языка?»
1910 г. № 13). Он пытается критиковать кассационную практику се- Условия времени заставляли его говорить эзоповским язы-
ната («Существенные и несущественные нарушения в кассационной ком. Поэтому Сергеич ссылается на пример, относящийся будто
практике сената», «Право» 1910 г. № 52). бы к судебной практике древнего мира. Но между строк каждый
В ряде выступлений Пороховщикова сквозит недовольство прочтет, что речь идет о делах, современником которых он был.
подходом присяжных заседателей к делу, на решение которых о «Всесильный наместник власти решил повесить четырех
виновности подсудимого часто оказывает влияние личность под- моих сограждан. Он предал их законному суду, — суд признал, что
судимого, его имущественное положение. В его рассуждении по они не подлежат казни, и приговорил их к другому наказанию.
поводу процесса банкира Кронеберга, истязавшего свою малолет- Этот приговор был также недосягаем для представителя влас-
нюю дочь, явно сквозит мысль, что на решение присяжных оп- ти, как любой из основных законов государства; с минуты объ-
равдать подсудимого оказала влияние не столько защитительная явления приговора жизнь осужденных была ограждена законом,
речь В. Д. Спасовича, сколько чин и положение банкира. была неприкосновенна не только, как жизнь самого проконсула,
«Железнодорожный король раскидал одиннадцать милли- нет, — как жизнь самого монарха или как верховные права народа.
онов чужих денег на грюндерство, любовниц, картины, театры, — Проконсул, презирая закон, отменил приговор, незаконным рас-
с возмущением пишет он в своей книге, — присяжные говорят: поряжением заставил своих подчиненных вновь судить непри-
нет, не виновен». косновенных граждан и, когда незаконный приговор присудил их
Сергеич считает, что защитники должны глубже анализиро- к виселице, утвердил противозаконную казнь...
вать уголовные дела, находить такие слова, которые убеждали бы Мне, сыну родины, брату незаконно повешенных четырех
присяжных решать справедливо. «Должно честно действовать на человек, выпала счастливая доля призвать к ответу преступни-
благородные чувства», — говорит он, и с негодованием пишет о ка, и я буду остерегать судей от негодования против супостата?
недостойных приемах воздействия на присяжных заседателей. Знаю, что за деньги он нанял блестящего защитника, что бла-
В статьях и в своей книге П. Сергеич не раз делает реверан- годаря влиятельным знакомствам до судей и до присяжных уже
сы в сторону судебной реформы и присяжных заседателей. Но дошли соблазнительные просьбы и, может быть, нескрытые угро-
это только дань времени. Между отдельными его рассуждениями зы, — и я не сделал всего, что в моих силах, чтобы выполнить свой
нет-нет да и проскользнет мысль о том, что дело не в отдельных гражданский долг? Пусть выйдет преступник на свободу, пусть
недостатках людей, которым доверено вершить правосудие, дело смеется над этим, как надругался над тем судом! Лишь бы не за-
значительно глубже. Вот почему в абстрактных, казалось бы, говорило во мне чувство сострадания к незаконно повешенным
рассуждениях о рассудке и чувстве у него прорываются горькие людям, лишь бы не взволновались судьи! Что я скажу тогда сиро-
нотки сожаления о том, что суд в царской России зависим, что на там и вдовам незаконно казненных, когда они спросят: наказан
него давит рука угнетателя, рука царизма. ли убийца? Что отвечу на суровый приговор неисполненного
«Я иду обвинять великого преступника, — пишет он в сво- долга?»
ей книге. — Не вора, укравшего шубу, не приказчика, растра- Надеждой на лучшее будущее звучат слова Пороховщико-
тившего деньги, не хулигана, зарезавшего товарища в пьяной ва: «Может быть, истлеют листы этой книги, прежде чем русс-
ссоре, — нет несравненно большего преступника, — человека, кому оратору придется говорить об этих преступлениях перед
занимавшего высокий пост и пользовавшегося властью, чтобы независимыми судьями. Кто знает? Может быть, это время уже

18 19
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

неправильной практику допуска к защите молодых, только что выпу- творить хищения и убийства. Представим себе, что я говорю
щенных юристов («Стаж и уголовная защита», «Право» 1911 г. № 21); перед свободными и независимыми судьями, — и я буду бесстра-
высказывает ряд серьезных критических замечаний в отношении стен? И зло, этим негодяем сделанное, не воспалит мне сердца,
всего судопроизводства («Председатель и защита на суде», «Право» не отравит языка?»
1910 г. № 13). Он пытается критиковать кассационную практику се- Условия времени заставляли его говорить эзоповским язы-
ната («Существенные и несущественные нарушения в кассационной ком. Поэтому Сергеич ссылается на пример, относящийся будто
практике сената», «Право» 1910 г. № 52). бы к судебной практике древнего мира. Но между строк каждый
В ряде выступлений Пороховщикова сквозит недовольство прочтет, что речь идет о делах, современником которых он был.
подходом присяжных заседателей к делу, на решение которых о «Всесильный наместник власти решил повесить четырех
виновности подсудимого часто оказывает влияние личность под- моих сограждан. Он предал их законному суду, — суд признал, что
судимого, его имущественное положение. В его рассуждении по они не подлежат казни, и приговорил их к другому наказанию.
поводу процесса банкира Кронеберга, истязавшего свою малолет- Этот приговор был также недосягаем для представителя влас-
нюю дочь, явно сквозит мысль, что на решение присяжных оп- ти, как любой из основных законов государства; с минуты объ-
равдать подсудимого оказала влияние не столько защитительная явления приговора жизнь осужденных была ограждена законом,
речь В. Д. Спасовича, сколько чин и положение банкира. была неприкосновенна не только, как жизнь самого проконсула,
«Железнодорожный король раскидал одиннадцать милли- нет, — как жизнь самого монарха или как верховные права народа.
онов чужих денег на грюндерство, любовниц, картины, театры, — Проконсул, презирая закон, отменил приговор, незаконным рас-
с возмущением пишет он в своей книге, — присяжные говорят: поряжением заставил своих подчиненных вновь судить непри-
нет, не виновен». косновенных граждан и, когда незаконный приговор присудил их
Сергеич считает, что защитники должны глубже анализиро- к виселице, утвердил противозаконную казнь...
вать уголовные дела, находить такие слова, которые убеждали бы Мне, сыну родины, брату незаконно повешенных четырех
присяжных решать справедливо. «Должно честно действовать на человек, выпала счастливая доля призвать к ответу преступни-
благородные чувства», — говорит он, и с негодованием пишет о ка, и я буду остерегать судей от негодования против супостата?
недостойных приемах воздействия на присяжных заседателей. Знаю, что за деньги он нанял блестящего защитника, что бла-
В статьях и в своей книге П. Сергеич не раз делает реверан- годаря влиятельным знакомствам до судей и до присяжных уже
сы в сторону судебной реформы и присяжных заседателей. Но дошли соблазнительные просьбы и, может быть, нескрытые угро-
это только дань времени. Между отдельными его рассуждениями зы, — и я не сделал всего, что в моих силах, чтобы выполнить свой
нет-нет да и проскользнет мысль о том, что дело не в отдельных гражданский долг? Пусть выйдет преступник на свободу, пусть
недостатках людей, которым доверено вершить правосудие, дело смеется над этим, как надругался над тем судом! Лишь бы не за-
значительно глубже. Вот почему в абстрактных, казалось бы, говорило во мне чувство сострадания к незаконно повешенным
рассуждениях о рассудке и чувстве у него прорываются горькие людям, лишь бы не взволновались судьи! Что я скажу тогда сиро-
нотки сожаления о том, что суд в царской России зависим, что на там и вдовам незаконно казненных, когда они спросят: наказан
него давит рука угнетателя, рука царизма. ли убийца? Что отвечу на суровый приговор неисполненного
«Я иду обвинять великого преступника, — пишет он в сво- долга?»
ей книге. — Не вора, укравшего шубу, не приказчика, растра- Надеждой на лучшее будущее звучат слова Пороховщико-
тившего деньги, не хулигана, зарезавшего товарища в пьяной ва: «Может быть, истлеют листы этой книги, прежде чем русс-
ссоре, — нет несравненно большего преступника, — человека, кому оратору придется говорить об этих преступлениях перед
занимавшего высокий пост и пользовавшегося властью, чтобы независимыми судьями. Кто знает? Может быть, это время уже

18 19
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

близко. Но когда оно придет, в словах обвинителей отразится го- 20 ноября Лев Николаевич прочел эту книгу. «В ней собра-
речь, накопившаяся за полвека молчания». ны, — сказал он, — все самые сильные доводы, какие можно сказать
Невольно вспоминаются слова М. Е. Салтыкова-Щедрина, против религии и какие можно сказать в пользу ее»*. На другой
писавшего, что истинные ораторы могут появляться только в день он отправил переводчику письмо следующего содержания:
таких странах, где долго существовало рабство, диктатура, канце- «Благодарю Вас, Петр Сергеевич, за присылку и перевод в вы-
лярская тайна, ссылка «в места не столь отдаленные». Под давле- сшей степени полезной в наше время книги. Я давно, когда еще мнения
нием этого гнета в сердцах накапливаются раздражение, горечь и мои о религии были неопределенны, читал Parerga line! Paralipomena
страстное желание прорвать плотину паскудства, опутывающего и потому теперь с особенной радостью перечитываю ваш перевод и,
жизнь. И вот, когда плотину гнета «с громом и треском разнесет», начав читать, вижу, что перевод прекрасный. Очень сожалею, что эта
тогда-то и появляются ораторы. Так было во время французской особенно полезная в наше время книга запрещена.
революции. Говоря об ораторах Франции того времени, Щедрин Лев Толстой»**.
восклицал: «Какую массу гнета нужно было накопить, чтоб разом
предъявить миру столько страстности, горечи, раздражения, Царскому правительству даже писания такого далекого от
столько было вылито устами этих людей!»* материализма философа, каким был Шопенгауэр, казались кра-
В 1906—1907 гг. П. С. Пороховщиков переводит извлечения мольными. Правда, через два года арест с книги был снят, и она
из книги А. Шопенгауэра «Parerga und Paralipomena». В 1908 году поступила в продажу.
эта книга под названием «О религии» была отпечатана, но света В том же 1908 году вышла в свет книга Пороховщикова «Уго-
не увидела. ловная защита», а уже в начале следующего года в «Журнале Ми-
В этой небольшой книжке, написанной в виде диалога неких нистерства Юстиции» (№ 2, 3, 5) он печатает отрывки из своей
Филалета и Демофила, идет спор о сущности религии, о поисках новой книги «Искусство речи на суде» под общим заголовком «За-
истины. При этом первый из спорщиков, как писал Порохов- метки о судебной речи».
щиков в предисловии, «отстаивает свободное искание истины», В 1910 году, когда вышло в свет «Искусство речи на суде», По-
причем приводит сильные аргументы против религии, а второй роховщиков, почитатель огромного таланта Л. Толстого, посыла-
«защищает нравственное значение религии». Спорщики не при- ет ему экземпляр этой книги с сопроводительным письмом.
ходят к единому мнению, но аргументы первого оказываются «Дорогой Лев Николаевич! — пишет он. — Позвольте мне
сильнее. По этой причине книга и была запрещена. просить Вас принять написанную мною книгу “Искусство речи на
В ноябре 1908 года П. С. Пороховщиков посылает экземпляр суде”. По общему содержанию книги Вы не можете одобрить ее
перевода в Ясную Поляну — Л. Н. Толстому. «Позвольте просить (Пороховщиков имеет в виду теорию “непротивления злу” Толс-
Вас, — пишет он великому писателю, — принять от меня прилага- того. — А. Т.), но она написана правдиво, а некоторые отрывки,
емый отрывок как выражение горячей любви к Вам и благодар- например, стр. 285—289 (в настоящем издании 259—262. — Ред.),
ности за многие часы чистого счастья, подаренные мне Вашими как думаю, могли бы быть несколько интересны для Вас.
книгами»**. Я был бесконечно рад, что мой перевод диалога Шопенгауэ-
ра “О религии” доставил Вам небольшое удовольствие. Судебная
палата отменила арест, и книга теперь обращена в продажу.
* Н. Щедрин (М. Е. Салтыков), Полное собрание сочинений, т. XIV, Л.,
1936, стр. 178.
** Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Государственного * Н. Н. Гусев, Два года с Л. Н. Толстым, М., 1912 ,стр. 216.
музея Л. Н. Толстого в Москве, инвентарный № 53335. ** Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений, т. 78, стр. 266.

20 21
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

близко. Но когда оно придет, в словах обвинителей отразится го- 20 ноября Лев Николаевич прочел эту книгу. «В ней собра-
речь, накопившаяся за полвека молчания». ны, — сказал он, — все самые сильные доводы, какие можно сказать
Невольно вспоминаются слова М. Е. Салтыкова-Щедрина, против религии и какие можно сказать в пользу ее»*. На другой
писавшего, что истинные ораторы могут появляться только в день он отправил переводчику письмо следующего содержания:
таких странах, где долго существовало рабство, диктатура, канце- «Благодарю Вас, Петр Сергеевич, за присылку и перевод в вы-
лярская тайна, ссылка «в места не столь отдаленные». Под давле- сшей степени полезной в наше время книги. Я давно, когда еще мнения
нием этого гнета в сердцах накапливаются раздражение, горечь и мои о религии были неопределенны, читал Parerga line! Paralipomena
страстное желание прорвать плотину паскудства, опутывающего и потому теперь с особенной радостью перечитываю ваш перевод и,
жизнь. И вот, когда плотину гнета «с громом и треском разнесет», начав читать, вижу, что перевод прекрасный. Очень сожалею, что эта
тогда-то и появляются ораторы. Так было во время французской особенно полезная в наше время книга запрещена.
революции. Говоря об ораторах Франции того времени, Щедрин Лев Толстой»**.
восклицал: «Какую массу гнета нужно было накопить, чтоб разом
предъявить миру столько страстности, горечи, раздражения, Царскому правительству даже писания такого далекого от
столько было вылито устами этих людей!»* материализма философа, каким был Шопенгауэр, казались кра-
В 1906—1907 гг. П. С. Пороховщиков переводит извлечения мольными. Правда, через два года арест с книги был снят, и она
из книги А. Шопенгауэра «Parerga und Paralipomena». В 1908 году поступила в продажу.
эта книга под названием «О религии» была отпечатана, но света В том же 1908 году вышла в свет книга Пороховщикова «Уго-
не увидела. ловная защита», а уже в начале следующего года в «Журнале Ми-
В этой небольшой книжке, написанной в виде диалога неких нистерства Юстиции» (№ 2, 3, 5) он печатает отрывки из своей
Филалета и Демофила, идет спор о сущности религии, о поисках новой книги «Искусство речи на суде» под общим заголовком «За-
истины. При этом первый из спорщиков, как писал Порохов- метки о судебной речи».
щиков в предисловии, «отстаивает свободное искание истины», В 1910 году, когда вышло в свет «Искусство речи на суде», По-
причем приводит сильные аргументы против религии, а второй роховщиков, почитатель огромного таланта Л. Толстого, посыла-
«защищает нравственное значение религии». Спорщики не при- ет ему экземпляр этой книги с сопроводительным письмом.
ходят к единому мнению, но аргументы первого оказываются «Дорогой Лев Николаевич! — пишет он. — Позвольте мне
сильнее. По этой причине книга и была запрещена. просить Вас принять написанную мною книгу “Искусство речи на
В ноябре 1908 года П. С. Пороховщиков посылает экземпляр суде”. По общему содержанию книги Вы не можете одобрить ее
перевода в Ясную Поляну — Л. Н. Толстому. «Позвольте просить (Пороховщиков имеет в виду теорию “непротивления злу” Толс-
Вас, — пишет он великому писателю, — принять от меня прилага- того. — А. Т.), но она написана правдиво, а некоторые отрывки,
емый отрывок как выражение горячей любви к Вам и благодар- например, стр. 285—289 (в настоящем издании 259—262. — Ред.),
ности за многие часы чистого счастья, подаренные мне Вашими как думаю, могли бы быть несколько интересны для Вас.
книгами»**. Я был бесконечно рад, что мой перевод диалога Шопенгауэ-
ра “О религии” доставил Вам небольшое удовольствие. Судебная
палата отменила арест, и книга теперь обращена в продажу.
* Н. Щедрин (М. Е. Салтыков), Полное собрание сочинений, т. XIV, Л.,
1936, стр. 178.
** Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Государственного * Н. Н. Гусев, Два года с Л. Н. Толстым, М., 1912 ,стр. 216.
музея Л. Н. Толстого в Москве, инвентарный № 53335. ** Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений, т. 78, стр. 266.

20 21
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Позвольте мне от всей души пожелать Вам доброго здоровья. Даже отрывочные сведенья об этом русском судебном деятеле
Преданный Вам Я. Пороховщиков»*. свидетельствуют, что и среди членов царского буржуазного суда,
Толстой получил это письмо незадолго до трагических собы- который В. И. Ленин охарактеризовал как слепое орудие беспо-
тий, закончившихся его уходом из дома и смертью. Письмо Поро- щадного подавления эксплуатируемых, были люди, стремившие-
ховщикова на этот раз осталось без ответа. ся к справедливости и по-своему отстаивавшие справедливость.
В 1913 году в предисловии ко второму изданию «Уголовной
защиты» Пороховщиков писал: «В 1908 году, печатая свои замет- ***
ки об уголовной защите первым изданием, я имел за собою очень Прошло 50 лет с тех пор, как книга П. С. Пороховщикова впер-
недолгий судейский опыт. С тех пор я был судьею еще несколько вые увидела свет. И несмотря на то, что написана она была в иных
лет, и, кроме того, мне пришлось быть защитником, а также и под- условиях, человеком, воспитанным и жившим при царизме, со стра-
судимым; до судейской должности я служил в прокуратуре. Таким ниц ее веет свежестью. Источник этой свежести — в страстной любви
образом, благосклонная судьба предоставила мне возможность к родному языку, непримиримости ко всему тому, что засоряет язык,
наблюдать наш уголовный процесс с разнообразных сторон»**. искажает его смысл. Богатая эрудиция, знание предмета помогают
Вплоть до 1917 года П. С. Пороховщиков работал в качестве автору строить изложение ясно, доходчиво и остроумно, в соответс-
члена Петербургского, а потом Петроградского окружного суда. твии с теми требованиями, которые он сам предъявляет к речи.
В 1916 году он был действительным статским советником, имел «В чем заключается ближайшая, непосредственная цель всякой
ордена Анны 2-й и 3-й степеней и Владимира. судебной речи?» — спрашивает он и тем самым определяет смысл и
Судьба Пороховщикова после февральской и Великой ок- содержание предстоящего разговора. — «В том, чтобы ее поняли те,
тябрьской социалистической революции неизвестна. Бурные со- к кому она обращена...». Каждое слово оратора должно быть понима-
бытия тех дней не запечатлели в архивах судеб десятков и сотен емо слушателями совершенно так, как понимает его оратор.
людей, к которым в наши дни вновь пробуждается интерес обще- Но одно дело — речь вообще и совсем другое дело — судебная
ственности. Среди этих событий затерялось имя и Петра Сергее- речь. На суде нужна необыкновенная, исключительная ясность.
вича Пороховщикова***. Слушатели должны понимать без усилий. Каждая деталь здесь
имеет значение. Не поняв чего-либо, слушатели попадут в тупик
или забредут в сторону. А поэтому «не так говорите, чтобы мог
* Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Государственного понять, а так, чтобы не мог не понять вас судья».
музея Л. Н. Толстого в Москве, инвентарный № 53335.
Умение говорить требует, по мнению П. С. Пороховщикова,
** В приведенной выше цитате одно место («мне пришлось быть... также
и подсудимым») вызывает некоторое недоумение. В архивах нет никаких прямых
соблюдения двух внешних условий: чистоты и точности слога и
указаний на то, что Пороховщиков подвергался суду Мало того, в старых докумен- двух внутренних: знания предмета и знания языка. Он вовсе не
тах указывается, что никаким преследованиям и взысканиям он не подвергался. ратует за то, чтобы оратор выражался велеречиво и выспренне.
Один маленький штрих мог бы пролить свет на эту историю, но и он, к Красота слога, по его выражению, «есть роскошь, дозволитель-
сожалению, не нашел отражения в архивных делах. Дело в том, что в форму-
лярном списке о службе Петра Сергеевича имеется указание на то, что 18 ок-
ная для тех, у кого она является сама собой». Но каждый оратор
тября 1911 г. Пороховщиков был уволен от должности члена Петербургского обязан быть неумолим в отношении чистоты своей речи.
окружного суда и причислен к Министерству юстиции, но вскоре вновь вос- Выражая мнение передовых людей своего времени, Поро-
становлен в той же должности. Может быть, этот период и совпадает с при- ховщиков с сожалением констатирует, что судебная речь часто
влечением Пороховщикова к суду, но это только догадка.
засоряется ненужными иностранными словами. Вместо вымыш-
*** Ленинградец А. И. Фаустов, проживший более 40 лет в доме, где жил
П. С. Пороховщиков, и хорошо знавший его семью, полагает, что он еще до ленный говорят фиктивный, вместо внушать — инспирировать,
февральской революции эмигрировал за границу. вместо преобладающий — доминирующий и т.п. «Мы встречаем

22 23
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Позвольте мне от всей души пожелать Вам доброго здоровья. Даже отрывочные сведенья об этом русском судебном деятеле
Преданный Вам Я. Пороховщиков»*. свидетельствуют, что и среди членов царского буржуазного суда,
Толстой получил это письмо незадолго до трагических собы- который В. И. Ленин охарактеризовал как слепое орудие беспо-
тий, закончившихся его уходом из дома и смертью. Письмо Поро- щадного подавления эксплуатируемых, были люди, стремившие-
ховщикова на этот раз осталось без ответа. ся к справедливости и по-своему отстаивавшие справедливость.
В 1913 году в предисловии ко второму изданию «Уголовной
защиты» Пороховщиков писал: «В 1908 году, печатая свои замет- ***
ки об уголовной защите первым изданием, я имел за собою очень Прошло 50 лет с тех пор, как книга П. С. Пороховщикова впер-
недолгий судейский опыт. С тех пор я был судьею еще несколько вые увидела свет. И несмотря на то, что написана она была в иных
лет, и, кроме того, мне пришлось быть защитником, а также и под- условиях, человеком, воспитанным и жившим при царизме, со стра-
судимым; до судейской должности я служил в прокуратуре. Таким ниц ее веет свежестью. Источник этой свежести — в страстной любви
образом, благосклонная судьба предоставила мне возможность к родному языку, непримиримости ко всему тому, что засоряет язык,
наблюдать наш уголовный процесс с разнообразных сторон»**. искажает его смысл. Богатая эрудиция, знание предмета помогают
Вплоть до 1917 года П. С. Пороховщиков работал в качестве автору строить изложение ясно, доходчиво и остроумно, в соответс-
члена Петербургского, а потом Петроградского окружного суда. твии с теми требованиями, которые он сам предъявляет к речи.
В 1916 году он был действительным статским советником, имел «В чем заключается ближайшая, непосредственная цель всякой
ордена Анны 2-й и 3-й степеней и Владимира. судебной речи?» — спрашивает он и тем самым определяет смысл и
Судьба Пороховщикова после февральской и Великой ок- содержание предстоящего разговора. — «В том, чтобы ее поняли те,
тябрьской социалистической революции неизвестна. Бурные со- к кому она обращена...». Каждое слово оратора должно быть понима-
бытия тех дней не запечатлели в архивах судеб десятков и сотен емо слушателями совершенно так, как понимает его оратор.
людей, к которым в наши дни вновь пробуждается интерес обще- Но одно дело — речь вообще и совсем другое дело — судебная
ственности. Среди этих событий затерялось имя и Петра Сергее- речь. На суде нужна необыкновенная, исключительная ясность.
вича Пороховщикова***. Слушатели должны понимать без усилий. Каждая деталь здесь
имеет значение. Не поняв чего-либо, слушатели попадут в тупик
или забредут в сторону. А поэтому «не так говорите, чтобы мог
* Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Государственного понять, а так, чтобы не мог не понять вас судья».
музея Л. Н. Толстого в Москве, инвентарный № 53335.
Умение говорить требует, по мнению П. С. Пороховщикова,
** В приведенной выше цитате одно место («мне пришлось быть... также
и подсудимым») вызывает некоторое недоумение. В архивах нет никаких прямых
соблюдения двух внешних условий: чистоты и точности слога и
указаний на то, что Пороховщиков подвергался суду Мало того, в старых докумен- двух внутренних: знания предмета и знания языка. Он вовсе не
тах указывается, что никаким преследованиям и взысканиям он не подвергался. ратует за то, чтобы оратор выражался велеречиво и выспренне.
Один маленький штрих мог бы пролить свет на эту историю, но и он, к Красота слога, по его выражению, «есть роскошь, дозволитель-
сожалению, не нашел отражения в архивных делах. Дело в том, что в форму-
лярном списке о службе Петра Сергеевича имеется указание на то, что 18 ок-
ная для тех, у кого она является сама собой». Но каждый оратор
тября 1911 г. Пороховщиков был уволен от должности члена Петербургского обязан быть неумолим в отношении чистоты своей речи.
окружного суда и причислен к Министерству юстиции, но вскоре вновь вос- Выражая мнение передовых людей своего времени, Поро-
становлен в той же должности. Может быть, этот период и совпадает с при- ховщиков с сожалением констатирует, что судебная речь часто
влечением Пороховщикова к суду, но это только догадка.
засоряется ненужными иностранными словами. Вместо вымыш-
*** Ленинградец А. И. Фаустов, проживший более 40 лет в доме, где жил
П. С. Пороховщиков, и хорошо знавший его семью, полагает, что он еще до ленный говорят фиктивный, вместо внушать — инспирировать,
февральской революции эмигрировал за границу. вместо преобладающий — доминирующий и т.п. «Мы встречаем

22 23
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

людей, — пишет автор, — которые по непонятной причине из- Читая строчки, проникнутые возмущением против тех, кто
бегают говорить и писать слова: недостаток, пробел, упущение, коверкает русский язык, читатель, быть может, поймает себя на
исправление, поправка, дополнение; они говорят, надо внести том, что и он не совсем верно произносит некоторые слова. Мо-
корректив в этот дефект; вместо слов: расследование, опрос, дозна- жет быть, это заставит его более внимательно относиться к своей
ние, им почему-то кажется лучше сказать: анкета, вместо наука — речи, больше уделять внимания словарям и другим пособиям, по-
дисциплина, вместо связь, измена, прелюбодеяние — адюльтер». могающим совершенствовать культуру языка. Ведь образованный
Актуальность этих высказываний вряд ли можно подвергнуть человек, по мнению Сергеича, должен свободно пользоваться
сомнению. Вспомним, что В. И. Ленин в своих «Размышлениях на всеми современными словами своего языка, за исключением спе-
досуге...» «Об очистке русского языка» писал: «К чему говорить циальных, научных или технических терминов.
“дефекты”, когда можно сказать недочеты или недостатки, или Человек, имеющий богатый запас слов, никогда не затруднит-
пробелы?. ся употребить в нужном месте нужное слово. Сергеич призывает
Не пора ли объявить войну коверканью русского языка?»*. учиться правильному употреблению слов у великих писателей.
Затрудняют понимание речи также сорные слова, порождае- «Если бы, — пишет он, — в первоначальном наброске о смерти
мые тем, что оратор, не владеющий богатым словарем, вынужден Ленского Пушкин написал:
делать частые паузы и заполнять их вводными, ничего не знача- Угас огонь на алтаре,
щими словами. П. Сергеич приводит такой пример. Товарищ про- я думаю, что, перечитав рукопись, он заменил бы слово угас
курора, выступая с речью, в которой обвинял молодого шорника словом потух; а если бы в стихотворении «Я вас любил» было пер-
в том, что он совершил убийство в драке, сделал три паузы. И во воначально сказано:
время каждой из этих пауз он произносил: «Хорошо!». «Невольно …Любовь еще, быть может,
думалось, — замечает автор, — человека убили, что тут хорошего?» В душе моей потухла не совсем,
Если судебный деятель хорошо владеет родным языком, если Пушкин, несомненно, вычеркнул бы это слово и написал бы:
в запасе у него большой выбор слов, они сами придут к нему на угасла не совсем».
память во время его выступления и ему не придется заполнять му- Но то — поэзия, скажет читатель. Конечно. Но и в ораторс-
чительные паузы словами: «так», «так сказать», «вот» и т. п. кой речи, в том числе и судебной, правильное, уместное употреб-
Правильное произношение слов — обязательное условие яс- ление слов играет огромную роль. Чтобы убедиться в этом, гово-
ности речи. Между тем часто можно слышать даже в наши дни, ког- рил А. Ф. Кони, стоит переставить слова в народном выражении
да ораторы делают неправильные ударения в словах. П. Сергеич «кровь с молоком» и сказать «молоко с кровью».
пишет: «У нас говорят: возбу^дил, переве^ден, а^лкоголь, астро^ном, Классическая литература — не единственный источник обо-
злоба^, де^ньгами, уме^ньшить, ходата^йствовать, при^говор вместо гащения словаря оратора. Неисчерпаемые богатства слов таятся
пригово^р...». С сожалением приходится отметить, что до сего вре- в народной речи. «Народный язык, — замечает П. Сергеич, — пре-
мени некоторые даже из перечисленных Сергеичем слов многими восходит наш (имеется в виду язык интеллигенции. — А. Т.) и про-
произносятся по-прежнему неправильно. Да и у нас в суде (и не стотой и частыми образами...»
только в суде!) немало ораторов, которые вместо молодёжь гово- В судебной речи далеко не все равно, какое из казалось бы
рят мо^лодежь, вместо а^либи — али^би, вместо сре^дства — средства^, равнозначных слов употребить. Не все равно сказать: жалость,
вместо обеспе^чение — обеспече^ние и т. п. сострадание или милосердие; обмануть, обольстить или провести;
удивиться, изумиться или поразиться. «Существуют слова: змей,
змея, — пишет Пороховщиков, — выразительные, звучные слова;
* В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 274. казалось бы, их нечего заменять. Однако Андреевский говорит:

24 25
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

людей, — пишет автор, — которые по непонятной причине из- Читая строчки, проникнутые возмущением против тех, кто
бегают говорить и писать слова: недостаток, пробел, упущение, коверкает русский язык, читатель, быть может, поймает себя на
исправление, поправка, дополнение; они говорят, надо внести том, что и он не совсем верно произносит некоторые слова. Мо-
корректив в этот дефект; вместо слов: расследование, опрос, дозна- жет быть, это заставит его более внимательно относиться к своей
ние, им почему-то кажется лучше сказать: анкета, вместо наука — речи, больше уделять внимания словарям и другим пособиям, по-
дисциплина, вместо связь, измена, прелюбодеяние — адюльтер». могающим совершенствовать культуру языка. Ведь образованный
Актуальность этих высказываний вряд ли можно подвергнуть человек, по мнению Сергеича, должен свободно пользоваться
сомнению. Вспомним, что В. И. Ленин в своих «Размышлениях на всеми современными словами своего языка, за исключением спе-
досуге...» «Об очистке русского языка» писал: «К чему говорить циальных, научных или технических терминов.
“дефекты”, когда можно сказать недочеты или недостатки, или Человек, имеющий богатый запас слов, никогда не затруднит-
пробелы?. ся употребить в нужном месте нужное слово. Сергеич призывает
Не пора ли объявить войну коверканью русского языка?»*. учиться правильному употреблению слов у великих писателей.
Затрудняют понимание речи также сорные слова, порождае- «Если бы, — пишет он, — в первоначальном наброске о смерти
мые тем, что оратор, не владеющий богатым словарем, вынужден Ленского Пушкин написал:
делать частые паузы и заполнять их вводными, ничего не знача- Угас огонь на алтаре,
щими словами. П. Сергеич приводит такой пример. Товарищ про- я думаю, что, перечитав рукопись, он заменил бы слово угас
курора, выступая с речью, в которой обвинял молодого шорника словом потух; а если бы в стихотворении «Я вас любил» было пер-
в том, что он совершил убийство в драке, сделал три паузы. И во воначально сказано:
время каждой из этих пауз он произносил: «Хорошо!». «Невольно …Любовь еще, быть может,
думалось, — замечает автор, — человека убили, что тут хорошего?» В душе моей потухла не совсем,
Если судебный деятель хорошо владеет родным языком, если Пушкин, несомненно, вычеркнул бы это слово и написал бы:
в запасе у него большой выбор слов, они сами придут к нему на угасла не совсем».
память во время его выступления и ему не придется заполнять му- Но то — поэзия, скажет читатель. Конечно. Но и в ораторс-
чительные паузы словами: «так», «так сказать», «вот» и т. п. кой речи, в том числе и судебной, правильное, уместное употреб-
Правильное произношение слов — обязательное условие яс- ление слов играет огромную роль. Чтобы убедиться в этом, гово-
ности речи. Между тем часто можно слышать даже в наши дни, ког- рил А. Ф. Кони, стоит переставить слова в народном выражении
да ораторы делают неправильные ударения в словах. П. Сергеич «кровь с молоком» и сказать «молоко с кровью».
пишет: «У нас говорят: возбу^дил, переве^ден, а^лкоголь, астро^ном, Классическая литература — не единственный источник обо-
злоба^, де^ньгами, уме^ньшить, ходата^йствовать, при^говор вместо гащения словаря оратора. Неисчерпаемые богатства слов таятся
пригово^р...». С сожалением приходится отметить, что до сего вре- в народной речи. «Народный язык, — замечает П. Сергеич, — пре-
мени некоторые даже из перечисленных Сергеичем слов многими восходит наш (имеется в виду язык интеллигенции. — А. Т.) и про-
произносятся по-прежнему неправильно. Да и у нас в суде (и не стотой и частыми образами...»
только в суде!) немало ораторов, которые вместо молодёжь гово- В судебной речи далеко не все равно, какое из казалось бы
рят мо^лодежь, вместо а^либи — али^би, вместо сре^дства — средства^, равнозначных слов употребить. Не все равно сказать: жалость,
вместо обеспе^чение — обеспече^ние и т. п. сострадание или милосердие; обмануть, обольстить или провести;
удивиться, изумиться или поразиться. «Существуют слова: змей,
змея, — пишет Пороховщиков, — выразительные, звучные слова;
* В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 274. казалось бы, их нечего заменять. Однако Андреевский говорит:

24 25
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

«Вот когда этот нож, как змий, проскользнул в его руку». Необы- пишет он, как говорит крестьянин о сельских работах, рыбак — о
чайная форма слова придает ему тройную силу». море, ваятель — о мраморе; пусть будут это невежды во всякой дру-
А. Ф. Кони, рецензируя книгу «Искусство речи на суде», заме- гой области, но о своей работе каждый будет говорить определен-
тил, что автор учит на примерах, как нужно говорить, и чаще — но и понятно. Между тем судебные ораторы постоянно смешивают
как не нужно говорить*. И это вполне понятно. На создание этой страховую премию со страховым вознаграждением, кровотечение
книги П. С. Пороховщикова натолкнули многочисленные жиз- с кровоизлиянием и не всегда различают зачинщика от подстрека-
ненные факты, когда защитники, прокуроры и другие судебные теля или крайнюю необходимость от необходимой обороны.
деятели искажали правильное произношение слов, засоряли Современный читатель с сочувствием отнесется к высказы-
речь. К тому же многие отрицательные примеры, приводимые ав- ваниям Пороховщикова по поводу «сорных мыслей». Речь, по
тором, так же, как и положительные, приносят большую пользу. его мнению, должна быть кратка и содержательна. Всяческое
Они заставляют читателей задуматься над тем, а не совершают ли пустословие, разглагольствование, не относящиеся к делу, толь-
и они таких же ошибок, помогают изжить их. ко повредят судебной речи. «Рассуждения о пустяках или о вещах
Возьмем такой пример. Нередко русское слово неизвестно для всем понятных» — вещи, с которыми Сергеич никак не может
чего употребляется рядом с иностранным синонимом. В качестве мириться. Подсудимый признает себя виновным в покушении
иллюстрации Сергеич приводит выдержку из речи юриста: «Об- на убийство в состоянии раздражения, то есть в том, в чем его и
щество, в отличие от отдельного человека, обладает гораздо ббль- обвиняют. Однако судебный оратор в своей речи подробнейшим
шим материальным достатком, а потому и может себе позволить образом объясняет, что такое убийство, что такое покушение на
роскошь гуманности и человечности». Никаких комментариев к вы- убийство, и перечисляет признаки соответствующих статей за-
деленным словам Сергеич не дает. Но разве и так не ясно, что одно кона. Он говорит безупречно, замечает Сергеич, но разве это не
из этих слов излишне? Сергеича возмущает, кроме того, что в по- пустословие?
добных случаях обычно «чужестранец получает первое место». Бич многих наших судебных ораторов — стремление умыш-
Как уже отмечалось, главными «внутренними» средствами на ленно усложнить речь, придать ей видимую наукообразность. Не-
пути к совершенствованию речи Пороховщиков считал знание которые ораторы не решаются говорить кратко, ибо им кажется,
предмета и знание языка. «Человеческая речь была бы совершен- что в таком случае их речь покажется недостаточно умной. Из
ной, — пишет он, — если бы могла передавать мысль с такой точ- книги Сергеича мы узнйем, что еще 50 лет назад юристы страда-
ностью, как зеркало отражает световые лучи. Но это идеальное ли таким же недостатком. Защитник, — пишет автор «Искусства
совершенство, недостижимое и ненужное. Предмет, слабо осве- речи на суде», — хочет объяснить, что подсудимый не успел вы-
щенный, представляется на зеркальной поверхности в таком же везти тележку со двора, а потому нельзя судить о том, хотел ли он
неясном виде; вещь, освещенная ярко, и в зеркале отразится в украсть ее или имел другие намерения, но вместо этих простых и
четких очертаниях. То же можно сказать о человеческом языке: всем понятных слов он произносит: «Тележка, не вывезенная еще
мысль, вполне сложившаяся в мозгу, легко находит себе точное со двора, находилась в такой стадии, что мы не можем составить
выражение в словах; неопределенность выражений обыкновенно определенного суждения о характере умысла подсудимого».
бывает признаком неясного мышления». Эта наукообразность лишь вредит делу, запутывает ясное из-
Нельзя не согласиться с автором, когда он утверждает, что ложение.
только точное знание дает точность выражения. Послушайте, Слово — великая сила, замечает П. Сергеич, но оно в то же
время союзник, всегда готовый стать предателем. «Недавно в за-
* См. А. Ф. Кони, Искусство речи на суде, Избранные произведения,
седании Государственной думы представитель одной политичес-
т. I, Госюриздат, 1959, стр. 113—128. кой партии торжественно заявил: “Фракция нашего союза будет

26 27
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

«Вот когда этот нож, как змий, проскользнул в его руку». Необы- пишет он, как говорит крестьянин о сельских работах, рыбак — о
чайная форма слова придает ему тройную силу». море, ваятель — о мраморе; пусть будут это невежды во всякой дру-
А. Ф. Кони, рецензируя книгу «Искусство речи на суде», заме- гой области, но о своей работе каждый будет говорить определен-
тил, что автор учит на примерах, как нужно говорить, и чаще — но и понятно. Между тем судебные ораторы постоянно смешивают
как не нужно говорить*. И это вполне понятно. На создание этой страховую премию со страховым вознаграждением, кровотечение
книги П. С. Пороховщикова натолкнули многочисленные жиз- с кровоизлиянием и не всегда различают зачинщика от подстрека-
ненные факты, когда защитники, прокуроры и другие судебные теля или крайнюю необходимость от необходимой обороны.
деятели искажали правильное произношение слов, засоряли Современный читатель с сочувствием отнесется к высказы-
речь. К тому же многие отрицательные примеры, приводимые ав- ваниям Пороховщикова по поводу «сорных мыслей». Речь, по
тором, так же, как и положительные, приносят большую пользу. его мнению, должна быть кратка и содержательна. Всяческое
Они заставляют читателей задуматься над тем, а не совершают ли пустословие, разглагольствование, не относящиеся к делу, толь-
и они таких же ошибок, помогают изжить их. ко повредят судебной речи. «Рассуждения о пустяках или о вещах
Возьмем такой пример. Нередко русское слово неизвестно для всем понятных» — вещи, с которыми Сергеич никак не может
чего употребляется рядом с иностранным синонимом. В качестве мириться. Подсудимый признает себя виновным в покушении
иллюстрации Сергеич приводит выдержку из речи юриста: «Об- на убийство в состоянии раздражения, то есть в том, в чем его и
щество, в отличие от отдельного человека, обладает гораздо ббль- обвиняют. Однако судебный оратор в своей речи подробнейшим
шим материальным достатком, а потому и может себе позволить образом объясняет, что такое убийство, что такое покушение на
роскошь гуманности и человечности». Никаких комментариев к вы- убийство, и перечисляет признаки соответствующих статей за-
деленным словам Сергеич не дает. Но разве и так не ясно, что одно кона. Он говорит безупречно, замечает Сергеич, но разве это не
из этих слов излишне? Сергеича возмущает, кроме того, что в по- пустословие?
добных случаях обычно «чужестранец получает первое место». Бич многих наших судебных ораторов — стремление умыш-
Как уже отмечалось, главными «внутренними» средствами на ленно усложнить речь, придать ей видимую наукообразность. Не-
пути к совершенствованию речи Пороховщиков считал знание которые ораторы не решаются говорить кратко, ибо им кажется,
предмета и знание языка. «Человеческая речь была бы совершен- что в таком случае их речь покажется недостаточно умной. Из
ной, — пишет он, — если бы могла передавать мысль с такой точ- книги Сергеича мы узнйем, что еще 50 лет назад юристы страда-
ностью, как зеркало отражает световые лучи. Но это идеальное ли таким же недостатком. Защитник, — пишет автор «Искусства
совершенство, недостижимое и ненужное. Предмет, слабо осве- речи на суде», — хочет объяснить, что подсудимый не успел вы-
щенный, представляется на зеркальной поверхности в таком же везти тележку со двора, а потому нельзя судить о том, хотел ли он
неясном виде; вещь, освещенная ярко, и в зеркале отразится в украсть ее или имел другие намерения, но вместо этих простых и
четких очертаниях. То же можно сказать о человеческом языке: всем понятных слов он произносит: «Тележка, не вывезенная еще
мысль, вполне сложившаяся в мозгу, легко находит себе точное со двора, находилась в такой стадии, что мы не можем составить
выражение в словах; неопределенность выражений обыкновенно определенного суждения о характере умысла подсудимого».
бывает признаком неясного мышления». Эта наукообразность лишь вредит делу, запутывает ясное из-
Нельзя не согласиться с автором, когда он утверждает, что ложение.
только точное знание дает точность выражения. Послушайте, Слово — великая сила, замечает П. Сергеич, но оно в то же
время союзник, всегда готовый стать предателем. «Недавно в за-
* См. А. Ф. Кони, Искусство речи на суде, Избранные произведения,
седании Государственной думы представитель одной политичес-
т. I, Госюриздат, 1959, стр. 113—128. кой партии торжественно заявил: “Фракция нашего союза будет

26 27
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

настойчиво ждать снятия исключительных положений”». Не мно- «Обратите внимание на замечательный случай с собакой». —
гого дождется страна от такой настойчивости», — иронически «Позвольте, с собакой ничего не случилось». — «В этом-то и за-
комментирует эту фразу Сергеич. ключается замечательный случай».
Как научиться говорить просто? П. С. Пороховщиков дает Собака не лаяла потому, что не чужой человек, а свой, тре-
ряд советов судебным ораторам. Опытные ораторы, по его на- нер хотел увести лошадь из хозяйских конюшен, и лошадь убила
блюдениям, нередко вставляют отдельные отрывки из будущей его».
речи в свои случайные разговоры. Высказав несколько раз одну Нелегко в небольшом введении охарактеризовать многочис-
и ту же мысль перед собеседником, оратор привыкает к ясному ленные достоинства книги «Искусство речи на суде». Остается
ее выражению простыми словами и усваивает подходящий естес- только сожалеть, что в наше время приходится обращаться к да-
твенный тон. лекому прошлому, для того чтобы приковать к этим вопросам вни-
Он советует не думать о словах на трибуне. Если сорвалось мание общественности.
неудачное выражение, можно остановиться и поправиться: нет, Читатель найдет в этой книге интересные советы о постро-
это не то, что я хотел сказать. Авторитет выступающего от этого ении обвинительной речи. По поводу этих советов А. Ф. Кони в
не пострадает. Напротив, пауза привлечет внимание слушателей. своей статье «Приемы и задачи обвинения» писал, что ему «труд-
Книга Пороховщикова от начала до конца читается с неослаб- но сказать что-нибудь более полное, содержательное и поучитель-
ным интересом. «В авторе, — пишет А. Ф. Кони, — попеременно ное, чем то, что заключается в замечательной книге П. С. Поро-
сменяют друг друга восприимчивый и чуткий наблюдатель, тонкий ховщикова «Искусство речи на суде».
психолог, просвещенный юрист, а по временам и поэт, благодаря Много любопытного и поучительного, такого, что не ут-
чему эта серьезная книга изобилует живыми бытовыми сценами и ратило своего значения и в наши дни, содержится в книге. Уже
лирическими местами, вплетенными в строго научную канву». сама постановка вопросов в подзаголовках возбуждает интерес:
Не удовлетворяйтесь готовыми объяснениями фактов, при- «О психологии в речи», «О достоверности свидетельских показа-
зывает Сергеич в разделе «Поиски истины» и тут же приводит не- ний», «Искусство спора на суде», «О нравственной свободе орато-
сколько ярких строк в подтверждение выдвинутого тезиса: ра», «Пафос фактов», «Письменная работа и импровизация».
«...Все ошибаются: и потерпевшие, и полиция, и свидетель, По поводу последнего подзаголовка следует сказать несколь-
и следователь. В 1902 году в Англии одна женщина была осужде- ко слов. П. С. Пороховщиков настоятельно рекомендует судеб-
на за убийство своей хозяйки. На суде было установлено, что в ному оратору писать свои речи. «Знайте, читатель, — говорит
доме не было никого, кроме убитой и подсудимой, и что все окна он, — что, не исписав несколько сажен или аршин бумаги, вы не
и двери были заперты изнутри. Однако из позднейшего призна- скажете сильной речи по сложному делу. Если только вы не гений,
ния одного из настоящих убийц выяснилось, что они проникли примите это за аксиому и готовьтесь к речи с пером в руке...».
внутрь дома по доске, перекинутой через узкий переулок из окон При этом автор ссылается на авторитет таких сторонников
верхнего этажа соседнего дома в верхний этаж дома убитой, и, письменной подготовки выступления, какими были Спасович,
совершив убийство, скрылись тем же способом». Пассовер, Андреевский. Однако, признает он, ему приходилось
Примите во внимание то, чего не было, настоятельно сове- слышать иные мнения по этому вопросу, причем от людей, име-
тует он. И тут же поясняет: «В плохом рассказе посредственно- ющих не менее веский голос в ораторском искусстве, чем Спасо-
го современного писателя обстановка происшествия заставляет вич и Андреевский. П. С. Пороховщиков имеет в виду, вероятно,
предполагать преступление; на самом деле человек убит лошадью. А. Ф. Кони — непримиримого противника письменной подготов-
В разговоре героя с полицейским сыщиком встречается остроум- ки к выступлению. Каковы основные аргументы Кони против ут-
ное замечание. верждений Пороховщикова? Обстановка на судебном заседании,

28 29
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

настойчиво ждать снятия исключительных положений”». Не мно- «Обратите внимание на замечательный случай с собакой». —
гого дождется страна от такой настойчивости», — иронически «Позвольте, с собакой ничего не случилось». — «В этом-то и за-
комментирует эту фразу Сергеич. ключается замечательный случай».
Как научиться говорить просто? П. С. Пороховщиков дает Собака не лаяла потому, что не чужой человек, а свой, тре-
ряд советов судебным ораторам. Опытные ораторы, по его на- нер хотел увести лошадь из хозяйских конюшен, и лошадь убила
блюдениям, нередко вставляют отдельные отрывки из будущей его».
речи в свои случайные разговоры. Высказав несколько раз одну Нелегко в небольшом введении охарактеризовать многочис-
и ту же мысль перед собеседником, оратор привыкает к ясному ленные достоинства книги «Искусство речи на суде». Остается
ее выражению простыми словами и усваивает подходящий естес- только сожалеть, что в наше время приходится обращаться к да-
твенный тон. лекому прошлому, для того чтобы приковать к этим вопросам вни-
Он советует не думать о словах на трибуне. Если сорвалось мание общественности.
неудачное выражение, можно остановиться и поправиться: нет, Читатель найдет в этой книге интересные советы о постро-
это не то, что я хотел сказать. Авторитет выступающего от этого ении обвинительной речи. По поводу этих советов А. Ф. Кони в
не пострадает. Напротив, пауза привлечет внимание слушателей. своей статье «Приемы и задачи обвинения» писал, что ему «труд-
Книга Пороховщикова от начала до конца читается с неослаб- но сказать что-нибудь более полное, содержательное и поучитель-
ным интересом. «В авторе, — пишет А. Ф. Кони, — попеременно ное, чем то, что заключается в замечательной книге П. С. Поро-
сменяют друг друга восприимчивый и чуткий наблюдатель, тонкий ховщикова «Искусство речи на суде».
психолог, просвещенный юрист, а по временам и поэт, благодаря Много любопытного и поучительного, такого, что не ут-
чему эта серьезная книга изобилует живыми бытовыми сценами и ратило своего значения и в наши дни, содержится в книге. Уже
лирическими местами, вплетенными в строго научную канву». сама постановка вопросов в подзаголовках возбуждает интерес:
Не удовлетворяйтесь готовыми объяснениями фактов, при- «О психологии в речи», «О достоверности свидетельских показа-
зывает Сергеич в разделе «Поиски истины» и тут же приводит не- ний», «Искусство спора на суде», «О нравственной свободе орато-
сколько ярких строк в подтверждение выдвинутого тезиса: ра», «Пафос фактов», «Письменная работа и импровизация».
«...Все ошибаются: и потерпевшие, и полиция, и свидетель, По поводу последнего подзаголовка следует сказать несколь-
и следователь. В 1902 году в Англии одна женщина была осужде- ко слов. П. С. Пороховщиков настоятельно рекомендует судеб-
на за убийство своей хозяйки. На суде было установлено, что в ному оратору писать свои речи. «Знайте, читатель, — говорит
доме не было никого, кроме убитой и подсудимой, и что все окна он, — что, не исписав несколько сажен или аршин бумаги, вы не
и двери были заперты изнутри. Однако из позднейшего призна- скажете сильной речи по сложному делу. Если только вы не гений,
ния одного из настоящих убийц выяснилось, что они проникли примите это за аксиому и готовьтесь к речи с пером в руке...».
внутрь дома по доске, перекинутой через узкий переулок из окон При этом автор ссылается на авторитет таких сторонников
верхнего этажа соседнего дома в верхний этаж дома убитой, и, письменной подготовки выступления, какими были Спасович,
совершив убийство, скрылись тем же способом». Пассовер, Андреевский. Однако, признает он, ему приходилось
Примите во внимание то, чего не было, настоятельно сове- слышать иные мнения по этому вопросу, причем от людей, име-
тует он. И тут же поясняет: «В плохом рассказе посредственно- ющих не менее веский голос в ораторском искусстве, чем Спасо-
го современного писателя обстановка происшествия заставляет вич и Андреевский. П. С. Пороховщиков имеет в виду, вероятно,
предполагать преступление; на самом деле человек убит лошадью. А. Ф. Кони — непримиримого противника письменной подготов-
В разговоре героя с полицейским сыщиком встречается остроум- ки к выступлению. Каковы основные аргументы Кони против ут-
ное замечание. верждений Пороховщикова? Обстановка на судебном заседании,

28 29
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

утверждает Кони, может измениться, и заранее подготовленная буржуазных устоев, а в буржуазном обществе, говорил В. И. Ленин,
речь станет обузой для оратора. суд только изображал собою защиту порядка.
Что можно сказать по поводу этой полемики? Категорические суждения П. Сергеича о «вечных нереши-
А. Ф. Кони никогда не писал своих речей — и произносил мых вопросах о праве суда и наказания» (см. стр. 86—87) ныне уже
их великолепно. С. А. Андреевский всегда писал свои речи — и не представляются таковыми. Советское право и судебная прак-
произносил их не менее искусно. Все зависит от умения, опыта и тика выработали твердые и определенные решения по всем этим
способностей оратора. Кони был, несомненно, выдающимся ора- вопросам.
тором. Его глубочайшие знания, большой ум и эрудиция помогали П. Сергеич — практик, практик думающий, любящий свое
ему во время речи сосредоточиться всецело на фабуле дела и про- дело, опытный и тонко чувствующий. Поэтому многие его мысли
изнести яркую, последовательную, убедительную речь. и наблюдения продолжают удивлять нас своей остротой. Однако
Может ли так поступить каждый, в том числе и молодой судеб- не нужно быть особо проницательным, чтобы заметить коренной
ный деятель? Нам кажется, нет. Письменная подготовка поможет недостаток ряда его советов. Судебный процесс, по его собствен-
оратору предусмотреть многие детали дела, которые без того легко ному выражению, «суровое дело», но в то же время это словесное
упустить. Написанная речь придаст ему уверенность в ходе выступ- состязание защиты и обвинения. И здесь наряду с целым рядом
ления, позволит не упустить главного, не разменяться на мелочи. приемлемых для нашего времени рекомендаций П. Сергеич со-
Но, если оратор достиг высокого мастерства, может быть, ветует использовать такие приемы, которые давно уже исчезли
действительно, ему и не следует заранее писать свою речь, а огра- из нашей юридической практики. Стремитесь всеми силами рас-
ничиться просто составлением подробного плана. положить к себе присяжных, учит он, корректно подчеркивайте
Внимательный читатель при знакомстве с книгой Порохов- «легкомысленные» ошибки и обмолвки обвинения, старайтесь
щикова, несомненно, заметит отдельные места и советы, которые (опять-таки вежливо и с достоинством) создать у присяжных не-
неприемлемы для современного судебного деятеля. благоприятное впечатление от промахов прокурора.
Прежде всего неправильно было бы думать, что книга П. С. По- «Выиграть дело» — в это выражение Сергеич часто вклады-
роховщикова может служить чем-то вроде пособия советским вает буквальный смысл. Каждого преступника защита может оп-
юристам. Анализируемые им отдельные речи в судебных процес- равдать или добиться для него смягчения наказания, если будет
сах опирались на принципы буржуазного права. Несомненно, придерживаться правильной, с его точки зрения, тактики.
что современный судебный оратор не может не учитывать этого П. Сергеич рекомендует адвокату «найти идею, не только
обстоятельства. Критический подход к содержанию книги по- объясняющую факт, но и оправдывающую преступление». Долг
может ему сделать правильные выводы по выдвигаемым автором же советского защитника активно защищать законные права и
вопросам. интересы обвиняемого, имея в виду, что эта защита не должна пе-
Читатель, конечно, заметит и то обстоятельство, что П. Серге- рерастать в оправдание и защиту преступления.
ич видит идеал будущего суда в создании института «несменяемых В книге Сергеича можно найти яркие страницы, призываю-
и независимых» коронных судей. Буржуазный либерал по своим щие защитников внимательно изучать дело, стараться составить
убеждениям, он не мог подняться выше позиции своего класса. По- объективную картину преступления и путем логических доказа-
нятие справедливости, правосудия, защиты он определяет именно тельств вносить ясность в ход судебного процесса. Наряду с этим
с этой точки зрения. Смутное предчувствие грядущих перемен, на- он считает, что успеха адвокат может добиться, если будет приме-
дежда на создание иного, свободного суда придают страстность его нять всякого рода ораторские приемы. В частности, немалое зна-
словам, искренность его утверждениям. Но надежды эти покоятся чение он уделяет вопросам произнесения защитительной речи,
на зыбкой основе, ибо основа эта не предполагает коренной ломки тембру голоса и т. п.

30 31
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

утверждает Кони, может измениться, и заранее подготовленная буржуазных устоев, а в буржуазном обществе, говорил В. И. Ленин,
речь станет обузой для оратора. суд только изображал собою защиту порядка.
Что можно сказать по поводу этой полемики? Категорические суждения П. Сергеича о «вечных нереши-
А. Ф. Кони никогда не писал своих речей — и произносил мых вопросах о праве суда и наказания» (см. стр. 86—87) ныне уже
их великолепно. С. А. Андреевский всегда писал свои речи — и не представляются таковыми. Советское право и судебная прак-
произносил их не менее искусно. Все зависит от умения, опыта и тика выработали твердые и определенные решения по всем этим
способностей оратора. Кони был, несомненно, выдающимся ора- вопросам.
тором. Его глубочайшие знания, большой ум и эрудиция помогали П. Сергеич — практик, практик думающий, любящий свое
ему во время речи сосредоточиться всецело на фабуле дела и про- дело, опытный и тонко чувствующий. Поэтому многие его мысли
изнести яркую, последовательную, убедительную речь. и наблюдения продолжают удивлять нас своей остротой. Однако
Может ли так поступить каждый, в том числе и молодой судеб- не нужно быть особо проницательным, чтобы заметить коренной
ный деятель? Нам кажется, нет. Письменная подготовка поможет недостаток ряда его советов. Судебный процесс, по его собствен-
оратору предусмотреть многие детали дела, которые без того легко ному выражению, «суровое дело», но в то же время это словесное
упустить. Написанная речь придаст ему уверенность в ходе выступ- состязание защиты и обвинения. И здесь наряду с целым рядом
ления, позволит не упустить главного, не разменяться на мелочи. приемлемых для нашего времени рекомендаций П. Сергеич со-
Но, если оратор достиг высокого мастерства, может быть, ветует использовать такие приемы, которые давно уже исчезли
действительно, ему и не следует заранее писать свою речь, а огра- из нашей юридической практики. Стремитесь всеми силами рас-
ничиться просто составлением подробного плана. положить к себе присяжных, учит он, корректно подчеркивайте
Внимательный читатель при знакомстве с книгой Порохов- «легкомысленные» ошибки и обмолвки обвинения, старайтесь
щикова, несомненно, заметит отдельные места и советы, которые (опять-таки вежливо и с достоинством) создать у присяжных не-
неприемлемы для современного судебного деятеля. благоприятное впечатление от промахов прокурора.
Прежде всего неправильно было бы думать, что книга П. С. По- «Выиграть дело» — в это выражение Сергеич часто вклады-
роховщикова может служить чем-то вроде пособия советским вает буквальный смысл. Каждого преступника защита может оп-
юристам. Анализируемые им отдельные речи в судебных процес- равдать или добиться для него смягчения наказания, если будет
сах опирались на принципы буржуазного права. Несомненно, придерживаться правильной, с его точки зрения, тактики.
что современный судебный оратор не может не учитывать этого П. Сергеич рекомендует адвокату «найти идею, не только
обстоятельства. Критический подход к содержанию книги по- объясняющую факт, но и оправдывающую преступление». Долг
может ему сделать правильные выводы по выдвигаемым автором же советского защитника активно защищать законные права и
вопросам. интересы обвиняемого, имея в виду, что эта защита не должна пе-
Читатель, конечно, заметит и то обстоятельство, что П. Серге- рерастать в оправдание и защиту преступления.
ич видит идеал будущего суда в создании института «несменяемых В книге Сергеича можно найти яркие страницы, призываю-
и независимых» коронных судей. Буржуазный либерал по своим щие защитников внимательно изучать дело, стараться составить
убеждениям, он не мог подняться выше позиции своего класса. По- объективную картину преступления и путем логических доказа-
нятие справедливости, правосудия, защиты он определяет именно тельств вносить ясность в ход судебного процесса. Наряду с этим
с этой точки зрения. Смутное предчувствие грядущих перемен, на- он считает, что успеха адвокат может добиться, если будет приме-
дежда на создание иного, свободного суда придают страстность его нять всякого рода ораторские приемы. В частности, немалое зна-
словам, искренность его утверждениям. Но надежды эти покоятся чение он уделяет вопросам произнесения защитительной речи,
на зыбкой основе, ибо основа эта не предполагает коренной ломки тембру голоса и т. п.

30 31
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ

Слов нет, советский судебный, да и не только судебный, де-


ятель обязан уметь говорить грамотно, культурно, доходчиво.
Никто не станет спорить, что воспитательное значение нашего
суда возрастет, если юристы будут говорить не только по-делово-
му, но и образно, страстно. Однако вряд ли в наши дни защитни-
ку придет в голову пользоваться обмолвками прокурора, чтобы
на этом основании в ущерб правосудию требовать безусловного
оправдания подсудимого. Задача советского суда в каждом отде-
льном случае — найти истину. К этой цели направлены усилия и
обвинения и защиты.
Однако с точки зрения методики построения судебной речи ИСКУССТВО
книга может оказать нашим юристам немалую помощь. Достоинс-
тво книги еще и в том, что она рассматривает различные худо- РЕЧИ НА СУДЕ
жественные приемы речи в тесной связи с содержанием, причем
вопросам содержания явно отдается предпочтение. «Если после
судебного следствия, — пишет Пороховщиков, — самое лучшее
из всего продуманного вами окажется лишним, будь то половина
вашего труда, вы должны выбросить ее из речи со всеми роскош-
ными мелочами... Да, жаль! Там были такие остроумные мысли,
такие блестящие картины! Может быть. Но суд не выставка рос-
коши, а суровое дело»
Отдельные недостатки не умаляют достоинств живой, непос-
редственной и умной книги П. Сергеича Поэтому и хочется за-
кончить это короткое введение словами А. Ф. Кони «...Читайте со This above all: to thine own sejf be true,
вниманием книгу П. С. Пороховщикова: с ее написанных прекрас- And ir must follow, as the night the day,
ным, живым и ярким слогом поучительных страниц веет настоя- Thou canst not then be false to any man
щей любовью к судебному делу, обращающей его в призвание, а не Hamlet, I, 3.1
в ремесло…».
Просмотрите эти заметки, читатель;
А. Толмачев Если что покажется полезным, — прочтите;
Если нет, — бросьте книгу и будьте здоровы.
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ

Слов нет, советский судебный, да и не только судебный, де-


ятель обязан уметь говорить грамотно, культурно, доходчиво.
Никто не станет спорить, что воспитательное значение нашего
суда возрастет, если юристы будут говорить не только по-делово-
му, но и образно, страстно. Однако вряд ли в наши дни защитни-
ку придет в голову пользоваться обмолвками прокурора, чтобы
на этом основании в ущерб правосудию требовать безусловного
оправдания подсудимого. Задача советского суда в каждом отде-
льном случае — найти истину. К этой цели направлены усилия и
обвинения и защиты.
Однако с точки зрения методики построения судебной речи ИСКУССТВО
книга может оказать нашим юристам немалую помощь. Достоинс-
тво книги еще и в том, что она рассматривает различные худо- РЕЧИ НА СУДЕ
жественные приемы речи в тесной связи с содержанием, причем
вопросам содержания явно отдается предпочтение. «Если после
судебного следствия, — пишет Пороховщиков, — самое лучшее
из всего продуманного вами окажется лишним, будь то половина
вашего труда, вы должны выбросить ее из речи со всеми роскош-
ными мелочами... Да, жаль! Там были такие остроумные мысли,
такие блестящие картины! Может быть. Но суд не выставка рос-
коши, а суровое дело»
Отдельные недостатки не умаляют достоинств живой, непос-
редственной и умной книги П. Сергеича Поэтому и хочется за-
кончить это короткое введение словами А. Ф. Кони «...Читайте со This above all: to thine own sejf be true,
вниманием книгу П. С. Пороховщикова: с ее написанных прекрас- And ir must follow, as the night the day,
ным, живым и ярким слогом поучительных страниц веет настоя- Thou canst not then be false to any man
щей любовью к судебному делу, обращающей его в призвание, а не Hamlet, I, 3.1
в ремесло…».
Просмотрите эти заметки, читатель;
А. Толмачев Если что покажется полезным, — прочтите;
Если нет, — бросьте книгу и будьте здоровы.
ГЛАВА I. О СЛОГЕ

рен ненужными вводными предложениями и бессмысленными


междометиями. Будьте внимательны к своим собеседникам, и вы
убедитесь, что они не могут обойтись без этого. У одного только
и слышно: так сказать, как бы сказать, как говорится, в некотором
роде, все ж таки; это последнее слово, само по себе далеко не бла-
гозвучное, произносится с каким-то змеиным пошипом; другой
поминутно произносит: ну; это слово — маленький протей: ну, ну-
ГЛАВА I. ну, ну-те, ну-те-с, ну-ну-ну; третий между каждыми двумя предложе-
О СЛОГЕ ниями восклицает: да! — хотя его никто ни о чем не спрашивает
и риторических вопросов он себе не задает. Окончив беседу, эти
русские люди садятся за работу и пишут: я жалуюсь на нанесение
Чистота слога. О точности слога. Богатство слов. мне побой; он ничего не помнит, что с ним произошло; дерево
Знание предмета. Сорные мысли. О пристойности. было треснуто; все положилися спать. Это — отрывки из следствен-
Простота и сила. О благозвучии
ных актов. В постановлении одного столичного мирового судьи я
нашел указание на обвинение некоего Чернышева «в краже торго-

Ч тобы быть настоящим обвинителем или


защитником на суде, надо уметь гово-
рить; мы не умеем и не учимся, а разучива-
вых прав, выданных губернатором на право торговли». Впрочем,
мировые судьи завалены работой; им некогда заниматься стилис-
тикой. Заглянем в недавние законодательные материалы; мы най-
емся; в школьные годы мы говорим и пишем дем следующие примечательные строки:
правильнее, чем в зрелом возрасте. Доказа- «Между преступными по службе деяниями и служебными
тельства этого изобилуют в любом из видов провинностями усматривается существенное различие, обуслов-
современной русской речи: в обыкновен- ливаемое тем, что дисциплинарная ответственность служащих
ном разговоре, в изящной словесности, в есть последствие самостоятельного, независимо от преступности
печати, в политических речах. Наши отцы или непреступности, данного деяния, нарушение особых, выте-
и деды говорили чистым русским языком, кающих из служебно-подчиненных отношений обязанностей, к
без грубостей и без ненужной изысканнос- которым принадлежит также соблюдение достоинства власти во
ти; в наше время, в так называемом обще- внеслужебной деятельности служащих».
стве, среди людей, получивших высшее об- В этом отрывке встречается только одно нерусское слово; тем
разование, точнее сказать, высший диплом, не менее это настоящая китайская грамота. Необходимо крайнее
читающих толстые журналы, знакомых с напряжение внимания и рассудка, чтобы уразуметь мысль писав-
древними и новыми языками, мы слышим шего. В русском переводе это можно изложить так: служебные
такие выражения, как: позавчера, ни к чему, провинности, в отличие от служебных преступлений, заключают-
нипочем, тринадцать душ гостей, помер вместо ся в нарушении обязанностей служебной подчиненности или не-
умер, выпивал, вместо пил, занять приятелю соблюдении достоинства власти вне службы; за эти провинности
деньги; мне приходилось слышать: заманул устанавливается дисциплинарная ответственность. В подлинни-
и обманил. ке 47 слов, в переложении — 26, то есть почти вдвое меньше. Не
Наряду с этими грубыми орфографи- знаю, есть ли преимущества в подлиннике, но в нем несомненно
ческими ошибками разговор бывает засо- есть ошибка, замаскированная многословием. По прямому смыслу

34 35
ГЛАВА I. О СЛОГЕ

рен ненужными вводными предложениями и бессмысленными


междометиями. Будьте внимательны к своим собеседникам, и вы
убедитесь, что они не могут обойтись без этого. У одного только
и слышно: так сказать, как бы сказать, как говорится, в некотором
роде, все ж таки; это последнее слово, само по себе далеко не бла-
гозвучное, произносится с каким-то змеиным пошипом; другой
поминутно произносит: ну; это слово — маленький протей: ну, ну-
ГЛАВА I. ну, ну-те, ну-те-с, ну-ну-ну; третий между каждыми двумя предложе-
О СЛОГЕ ниями восклицает: да! — хотя его никто ни о чем не спрашивает
и риторических вопросов он себе не задает. Окончив беседу, эти
русские люди садятся за работу и пишут: я жалуюсь на нанесение
Чистота слога. О точности слога. Богатство слов. мне побой; он ничего не помнит, что с ним произошло; дерево
Знание предмета. Сорные мысли. О пристойности. было треснуто; все положилися спать. Это — отрывки из следствен-
Простота и сила. О благозвучии
ных актов. В постановлении одного столичного мирового судьи я
нашел указание на обвинение некоего Чернышева «в краже торго-

Ч тобы быть настоящим обвинителем или


защитником на суде, надо уметь гово-
рить; мы не умеем и не учимся, а разучива-
вых прав, выданных губернатором на право торговли». Впрочем,
мировые судьи завалены работой; им некогда заниматься стилис-
тикой. Заглянем в недавние законодательные материалы; мы най-
емся; в школьные годы мы говорим и пишем дем следующие примечательные строки:
правильнее, чем в зрелом возрасте. Доказа- «Между преступными по службе деяниями и служебными
тельства этого изобилуют в любом из видов провинностями усматривается существенное различие, обуслов-
современной русской речи: в обыкновен- ливаемое тем, что дисциплинарная ответственность служащих
ном разговоре, в изящной словесности, в есть последствие самостоятельного, независимо от преступности
печати, в политических речах. Наши отцы или непреступности, данного деяния, нарушение особых, выте-
и деды говорили чистым русским языком, кающих из служебно-подчиненных отношений обязанностей, к
без грубостей и без ненужной изысканнос- которым принадлежит также соблюдение достоинства власти во
ти; в наше время, в так называемом обще- внеслужебной деятельности служащих».
стве, среди людей, получивших высшее об- В этом отрывке встречается только одно нерусское слово; тем
разование, точнее сказать, высший диплом, не менее это настоящая китайская грамота. Необходимо крайнее
читающих толстые журналы, знакомых с напряжение внимания и рассудка, чтобы уразуметь мысль писав-
древними и новыми языками, мы слышим шего. В русском переводе это можно изложить так: служебные
такие выражения, как: позавчера, ни к чему, провинности, в отличие от служебных преступлений, заключают-
нипочем, тринадцать душ гостей, помер вместо ся в нарушении обязанностей служебной подчиненности или не-
умер, выпивал, вместо пил, занять приятелю соблюдении достоинства власти вне службы; за эти провинности
деньги; мне приходилось слышать: заманул устанавливается дисциплинарная ответственность. В подлинни-
и обманил. ке 47 слов, в переложении — 26, то есть почти вдвое меньше. Не
Наряду с этими грубыми орфографи- знаю, есть ли преимущества в подлиннике, но в нем несомненно
ческими ошибками разговор бывает засо- есть ошибка, замаскированная многословием. По прямому смыслу

34 35
ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ ГЛАВА I. О СЛОГЕ

этих строк различие между должностным преступлением и про- Это писал поклонник чистой русской народности! И чем
ступком заключается не в свойстве деяния, а в порядке преследо- больше мы будем искать, тем больше найдем таких примеров.
вания; это все равно что сказать: убийство отличается от обиды Но где же причина постыдного упадка богатого языка? Ответ
тем, что в одном случае обвиняет прокурор, а в другом — частное всегда готов: виноваты школа, классическая система, неумелое
лицо. Писавший, конечно, хотел сказать не это, а нечто другое. преподавание.
Несколькими строками ниже читаем: «проявление неспособ- Пушкин ли не был воспитан на классиках? Где учились И. Ф. Гор-
ности или неблагонадежности может возбудить вопрос о прекра- бунов или Максим Горький?
щении отношений служебной подчиненности». Здесь отвлеченно- Скажут, виноваты газеты, виновата литература: писатели,
му понятию проявление приписывается способность к рассудочной критики; если так пишут творцы слога и их присяжные ценители,
деятельности. мудрено ли, что те, кто читает их, разучились и писать, и гово-
Примером законченного законодательного творчества может рить? С таким же правом можно спросить: как не стать вором су-
служить ст. 531 уголовного уложения: «Виновный в опозорении разгла- дье, который каждый день судит воров? или: как не победить тому,
шением, хотя бы в отсутствие опозоренного, обстоятельства, его позоря- кого побеждают враги?
щего, за сие оскорбление наказывается заключением в тюрьме». Нет, виноваты не только школа и литература, виноват каж-
В торжественном заседании Академии наук в честь Льва Тол- дый грамотный человек, позволяющий себе невнимание к своей
стого ученый исследователь литературы говорит, что предполага- разговорной и письменной речи. У нас ли нет образцов? Но мы
ет «коснуться творчества великого писателя со стороны лишь неко- не хотим их знать и помнить. Тургенев приводит слова Мериме: у
торых, так сказать, его сторон». Чтобы пояснить свои основные Пушкина поэзия чудным образом расцветает как бы сама собою из
воззрения и быть вполне понятным для аудитории, он высказы- самой трезвой прозы. Удивительно верное замечание, — и делает
вает несколько рассуждений о человеческом познании и, между его иностранец. Перепишите стихи пушкинских элегий, не раз-
прочим, объясняет, что «рациональное мышление не рационалис- деляя их на рифмованные строки, и учитесь по этой прозе. Таких
тично» и что «будущее будет очень психологично». Самая задача, пос- стихов никто никогда не напишет, но такою же хрустальной про-
тавленная себе оратором относительно Толстого, заключается в зой обязаны писать все образованные люди. Этого требует уваже-
том, чтобы «заглянуть, если можно так выразиться, в его нутро». ние к своему народу, к окружающим и к себе. А безупречный слог
В том-то и дело, что так нельзя выражаться. в письме приучает к чистой разговорной речи.
Через месяц или два, 22 марта 1909 г., в том же высоком уч-
реждении тот же знаток родной словесности говорил: «особая,
исключительная, великая гениальность Гоголя». Это втрое хуже, чем ЧИСТОТА СЛОГА
сказать: всегдашний завсегдатай. Слыхали вы, что существует
обыкновенная, заурядная, мелкая гениальность? В чем заключается ближайшая, непосредственная цель всякой
В статье проф. Н. Д. Сергеевского «К учению о религиозных судебной речи? В том, чтобы ее поняли те, к кому она обращена. По-
преступлениях» (Журнал Министерства Юстиции, 1906 г., № 4) этому можно сказать, что ясность есть первое необходимое условие
встречаются следующие выражения: «тяжесть наказания этого хорошего слога; Эпикур учил: не ищите ничего, кроме ясности. Арис-
преступления может быть невысока»; «еврейская и христианская тотель говорит: ясность — главное достоинство речи, ибо очевидно,
религии признают сверхчувственного бога, в существе своем сто- что неясные слова не делают своего дела2. Каждое слово оратора
ящего превыше всяких человекоуподобительных персонифика- должно быть понимаемо слушателями совершенно так, как понима-
ций»; «религиозные убеждения служат почвою образования ряда ет он. Бывает, что оратор почему-либо находит нужным высказаться
особых преступных деяний, окрашенных религиозным моментом». неопределенно по тому или иному поводу; но ясность слога необхо-

36 37

Оценить