Вы находитесь на странице: 1из 166

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВЫ

ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ РАСТЕНИЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОГО


ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

На правах рукописи
У.Д.К.: 632.937: 632.76

ЕЛИСОВЕЦКАЯ ДИНА

РАСТИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТРАКТЫ КАК СРЕДСТВА ДЛЯ


СНИЖЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИИ
КОЛОРАДСКОГО ЖУКА
(LEPTINOTARSA DECEMLINEATA SAY.)

06.01.11 – ЗАЩИТА РАСТЕНИЙ

Диссертация на соискание ученой степени


доктора биологических наук

Научный руководитель Настас Тудор, доктор биологических наук

Автор:

КИШИНЕВ, 2010

1
ACADMIA DE ŞTIINŢE A MOLDOVEI
INSTITUTUL DE PROTECŢIE A PLANTELOR ŞI AGRICULTURĂ
ECOLOGICĂ

Cu titlu de manuscris
C.Z.U.: 632.937: 632.76

ELISOVEŢCAIA DINA

EXTRACTELE VEGETALE CA MIJLOC DE DIMINUARE A


DENSITĂŢII POPULAŢIEI GÂNDACULUI DIN COLORADO
(LEPTINOTARSA DECEMLINEATA SAY.)

06.01.11 – PROTECŢIA PLANTELOR

Teză de doctor în biologie

Conducător ştiinţific Nastas Tudor, doctor în biologie

Autorul:

CHIŞINĂU, 2010
© Elisovetcaia Dina, 2010

3
СОДЕРЖАНИЕ
АННОТАЦИИ .............................................................................................................................. 7
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ...................................................................................................... 10
ВВЕДЕНИЕ ................................................................................................................................. 11
1.РАСТИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТРАКТЫ КАК СРЕДСТВА ПРИРОДНОГО
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЛЯ СНИЖЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИИ
ВРЕДНЫХ НАСЕКОМЫХ...................................................................................................... 16
1.1.Из истории применения биологически активных веществ растительного
происхождения для снижения численности популяции вредных насекомых. ..................... 16
1.2.Современные тенденции в области изучения и применения биологически активных
веществ растительного происхождения в защите растений. .................................................. 21
1.2.1.Вторичные метаболиты растений в качестве возможных средств для снижения
численности популяции вредителей.. ........................................................................................ 21
1.2.2.Препараты растительного происхождения, применяемые в защите растений.. .......... 28
1.3. Колорадский жук в условиях Молдовы и средства биогенного происхождения для
снижения его численности .. ...................................................................................................... 31
Выводы к главе 1 ........................................................................................................................ 44
2.МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.. .......................................................... 46
2.1. Объекты исследований. ....................................................................................................... 46
2.2. Материалы исследований. ................................................................................................... 47
2.3. Методы исследований. ......................................................................................................... 47
2.3.1.Экстракция биологически активных веществ из растительного сырья ........................ 47
2.3.2.Качественное и количественное определение алкалоидов в экстракте из Veratrum
lobelianum ..................................................................................................................................... 49
2.3.3.Лабораторное тестирование растительных экстрактов и их фракций на наличие
инсектицидных, антифидантных и овицидных свойств по отношению к колорадскому
жуку ............................................................................................................................................. 50
2.3.4.Определение действия спиртовых и водных растительных экстрактов из V.lobelianum
на полезную энтомофауну в лабораторных условиях ............................................................. 52
2.3.5.Определение среднелетальных концентраций СК-50 и СК-95 экстракта из
V.lobelianum для колорадского жука ......................................................................................... 54
2.3.6.Определение стабильности хранения экстракта из V.lobelianum .................................. 54
2.3.7.Определение биологической эффективности экстрактов и их фракций по отношению
к колорадскому жуку в полевых условиях ............................................................................... 55

4
Выводы к главе 2 ........................................................................................................................ 57
3.СКРИНИНГ РАСТЕНИЙ ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИДОВ, ЭКСТРАКТЫ
КОТОРЫХ ОБЛАДАЮТ ИНСЕКТИЦИДНЫМИ И АНТИФИДАНТНЫМИ
СВОЙСТВАМИ ПО ОТНОШЕНИЮ К КОЛОРАДСКОМУ ЖУКУ.. ...................... 58
3.1.Лабораторный скрининг растительных экстрактов ……….. ............................................ 58
3.1.1.Определение инсектицидных свойств растительных экстрактов по отношению к
имаго колорадского жука ……….. ............................................................................................ 58
3.1.2.Сравнительная оценка инсектицидной активности экстрактов из растений семейств
Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae по отношению к имаго колорадского жука……….. ....... 60
3.1.3.Определение инсектицидных свойств экстрактов по отношению к личинкам
колорадского жука ……….......................................................................................................... 62
3.1.4. Сравнительная оценка инсектицидной активности экстрактов из растений семейств
Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae по отношению к личинкам колорадского жука ……….. 64
3.1.5.Динамика гибели насекомых в зависимости от способа проникновения действующих
веществ в организм ………......................................................................................................... 66
3.1.6.Определение антифидантных свойств растительных экстрактов по отношению к
имаго и личинкам колорадского жука……….. ......................................................................... 72
3.2.Полевые испытания растительных экстрактов................................................................... 77
3.3.Сравнительная оценка инсектицидной и антифидантной активности фракций и
суммарных экстрактов в лабораторных и полевых условиях ................................................. 81
3.3.1.Определение инсектицидной и антифидантной активности фракций и суммарных
экстрактов в лабораторных условиях по отношению к личинкам колорадского жука ........ 82
3.3.2. Определение инсектицидной и антифидантной активности фракций и суммарных
экстрактов в полевых условиях по отношению к личинкам колорадского жука ................. 94
Выводы к главе 3 ...................................................................................................................... 100
4.ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ РАСТИТЕЛЬНЫХ ЭКСТРАКТОВ ИЗ
VERATRUM LOBELIANUM BERNH. В РЕГУЛИРОВАНИИ ЧИСЛЕННОСТИ
КОЛОРАДСКОГО ЖУКА .................................................................................................... 102
4.1.Сравнительная оценка инсектицидной, антифидантной и овицидной активности
экстрактов из Veratrum lobelianum........................................................................................... 102
4.1.1.Определение суммы алкалоидов в зависимости от способа экстракции.................... 102
4.1.2.Определение инсектицидных свойств экстрактов из V.lobelianum в лабораторных
условиях...................................................................................................................................... 104

5
4.1.3. Определение антифидантных свойств экстрактов из V.lobelianum в лабораторных
условиях...................................................................................................................................... 107
4.1.4. Определение овицидных свойств экстрактов из V.lobelianum в лабораторных
условиях...................................................................................................................................... 108
4.1.5.Действие экстрактов из V.lobelianum на энтомофагов в лабораторных условиях.. ... 110
4.1.6.Определение биологической эффективности экстрактов из V.lobelianum в полевых
условиях...................................................................................................................................... 110
4.2.Количественная оценка и определение стабильности при хранении экстракта из
Veratrum lobelianum... ................................................................................................................ 113
4.2.1.Количественная оценка экстракта по отношению к Leptinotarsa decemlineata... ...... 113
4.2.2.Оценка стабильности экстракта из V.lobelianum при хранении и определение его
биологической эффективности по отношению к L.decemlineata... ....................................... 116
4.3. Определение биологической эффективности экстракта из Veratrum lobelianum для
снижения численности популяции колорадского жука в полевых условиях...................... 118
Выводы к главе 4 ...................................................................................................................... 123
ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ.. ...................................................................... 124
БИБЛИОГРАФИЯ.. ................................................................................................................ 126
ПРИЛОЖЕНИЯ.. ..................................................................................................................... 143
Приложение 1. Схемы получения экстрактов из Veratrum lobelianum .... ........................... 143
Приложение 2. Виды растений, отобранные для получения экстрактов.. ........................... 145
Приложение 3. Виды растений с высокой инсектицидной и антифидантной активностью
экстрактов по отношению к колорадскому жуку.. ................................................................. 153
Приложение 4. Таблицы расчетов для тестирования экстракта из Veratrum lobelianum в
полевых условиях.. .................................................................................................................... 155
Приложение 5. Акты производственной проверки экстракта из Veratrum lobelianum.. .... 156
Приложение 6. Фазы развития колорадского жука.. .............................................................. 158
Приложение 7. Влияние экстракта из Veratrum lobelianum на различные фазы развития
колорадского жука..................................................................................................................... 159
Приложение 8. Тестирование экстракта из Veratrum lobelianum в полевых условиях ...... 161
Приложение 9. Энтомофаги колорадского жука .................................................................... 163
ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ:.. ................................................................... 164
CURRICULUM VITAE.. ......................................................................................................... 165

6
ADNOTARE
Elisoveţcaia Dina - Extractele vegetale ca mijloc de diminuare a densităţii populaţiei
Gândacului din Colorado (Leptinotarsa decemlineata Say.).
Teză de doctor în biologie, Chişinău, 2010, constă din introducere, patru capitole,
concluzii, şi recomandări practice, bibliografie din 207 titluri, 9 anexe, 125 pagini de text de
bază, 17 tabele, 43 figuri. Rezultatele obţinute sunt publicate în 26 lucrări ştiinţifice.
Cuvintele-cheie: extracte, eficacitate biologică, insecticidă, antifidantă, ovicidă, gândacul
din Colorado, Veratrum lobelianum, protecţia plantelor.
Domeniul de studiu: 06.01.11 - protecţia plantelor.
Scopul lucrării: selectarea speciilor de plante ce conţin substanţe biologic active cu
proprietăţi insecticide şi antifidante şi evaluarea eficacităţii biologice a extractelor obţinute
pentru diminuarea densităţii populaţiei gândacului din Colorado.
Obiectivele: identificarea speciilor de plante eficiente după conţinutul de substanţe
biologic active, căutarea şi adaptarea procedeului optimal de extracţie, caracterizarea cantitativă
şi calitativă a extractelor şi evaluarea eficacităţii acestora în experienţele de câmp pentru
diminuarea densităţii populaţiei gândacului din Colorado.
Noutatea şi originalitatea ştiinţifică. În rezultatul investigaţiilor efectuate au fost
evidenţiate pentru prima dată specii de plante, extractele cărora posedă proprietăţi insecticide şi
antifidante şi diminuează densitatea populaţiei gândacului din Colorado. A fost dovedit că pentru
aplicare este oportun a folosi extractele complete. A fost stabilit procedeul optimal de extracţie a
substanţelor biologic active din Veratrum lobelianum Bernh. şi efectuată analiza cantitativă şi
calitativă a acestora. Au fost stabilite termenele optimale de aplicare şi numărul de tratamente
pentru diminuarea densităţii populaţiei gândacului din Colorado.
Semnificaţia teoretică. Rezultatele obţinute argumentează existenţa proprietăţilor
insecticide şi antifidante a extractelor vegetale şi influenţa lor asupra fazelor ontogenetice a
gândacului din Colorado. Rezultatele scontate vor servi ca baza pentru elaborarea a noi mijloace
de origine vegetală.
Valoarea aplicativă a lucrării. Însuşirea metodelor de obţinere, standardizarea şi
păstrarea extractului din V.lobelianum, permite obţinerea acestuia în cantităţi suficiente pentru
aplicare în combaterea gândacului din Colorado la culturile solanacee.
Implementarea rezultatelor ştiinţifice. Procedeul elaborat pentru aplicarea extractului
din V.lobelianum poate fi recomandat pentru utilizarea cu succes în sistemele de protecţie
integrată a culturilor solanacee contra gândacului din Colorado, de asemenea şi ca suport
ştiinţific pentru elaborarea şi înregistrarea altor preparate de origine vegetală.

7
АННОТАЦИЯ
Елисовецкая Дина - Растительные экстракты как средства для снижения
численности популяции колорадского жука (Leptinotarsa decemlineata Say.).
Диссертация доктора биологических наук, Кишинэу, 2010, состоит из введения,
четырѐх глав, выводов и рекомендаций, библиографии из 207 источников, 9 приложений,
125 страниц основного текста, 17 таблиц, 43 рисунков. Результаты опубликованы в 26
научных работах.
Ключевые слова: экстракты, инсектицидная, антифидантная, овицидная,
биологическая активность, колорадский жук, Veratrum lobelianum, защита растений.
Область исследований: 06.01.11 - защита растений.
Цель работы: выявление растений, содержащих биологически активные вещества с
инсектицидными и антифидантными свойствами и оценка биологической эффективности
растительных экстрактов в регулировании численности колорадского жука.
Задачи: выявление эффективных видов растений, выбор оптимального способа
экстракции, количественная и качественная характеристика экстракта и определение его
эффективности в полевых опытах для снижения численности колорадского жука.
Научная новизна и оригинальность. В результате проведенных исследований
были впервые выявлены виды растений, экстракты которых обладают высокой
инсектицидной и антифидантной активностью и снижают численность популяции
колорадского жука. Доказано, что целесообразно использовать суммарные экстракты.
Установлен оптимальный способ экстракции активных веществ из растения V. lobelianum
и дана его количественная и качественная характеристика. Определены оптимальные
сроки и количество обработок для снижения численности популяции колорадского жука.
Теоретическая значимость. Полученные результаты обосновывают наличие
инсектицидных и антифидантных свойств растительных экстрактов и их влияние на
онтогенетические стадии развития колорадского жука. Данные исследования являются
основой для разработки новых средств растительного происхождения.
Практическая ценность работы. Разработанная методика по получению,
стандартизации и хранению экстракта из V.lobelianum позволяет нарабатывать экстракт в
количествах, необходимых для его применения в защите пасленовых культур от
колорадского жука.
Внедрение научных результатов. Разработанный метод применения экстракта из
V.lobelianum может быть рекомендован для использования в интегрированной защите
пасленовых культур от колорадского жука, а также в качестве научной основы для
регистрации растительных препаратов.

8
ABSTRACT
Elisovetcaia Dina - Plant Extracts as Means for reducing of Population Density of the
Colorado potato beetle (Leptinotarsa decemlineata Say.).
A thesis of a Doctor in Biological Science, Chisinau, 2010, consists of introduction, four
chapters, conclusions and recommendations, 207 bibliographic sources, 9 annexes, 125 pages of
the main text, 17 tables, 43 figures. The results are published in 26 scientific works.
Key words: extracts, insecticidal, antifeedal, ovicidal, biological activity, Colorado potato
beetle, Veratrum lobelianum, plant protection.
Study domain: 06.01.11 – plant protection.
Aim of research: plants research which contain biologically active substances with
insecticidal and antifeedal properties and estimation of the biological effectiveness of the plant
extracts in reducing of population density of the Colorado potato beetle.
Objectives: detection of the effective species of the plants, choice of optimal method of
extract, quantitative and qualitative characteristic of the extract and detection of its effectiveness
in field experiments for reducing of population density of the Colorado potato beetle.
Scientific novelty and originality. As a result of the studies for the first time there were
detected the species of the plants, the extracts of which possess of a high insecticidal and
antifeedal activity and reduce the population density of the Colorado potato beetle. There was
proved that is reasonable to use the crude extracts. There was determined the optimal method of
extracting active substances from the plant Veratrum lobelianum and gave him the quantitative
and qualitative characteristics. There were found out the optimal terms and quality of treatments
for reducing of population density of the Colorado potato beetle.
Theoretical significance.
The received results prove the presence of insecticidal and antifeedal properties of plant
extracts and their influence on ontogenetic development stages of the Colorado potato beetle.
These researches are the basis for development of new means of plant origin.
The practical significance of the work. The proved method on receiving, standardization
and storage of the extracts from V.lobelianum allows to acquire the extract in the number
required for it application in protection of Solanaceae cultures from the Colorado potato beetle.
Implementation of scientific results. The developed method of application of the extract
from V.lobelianum may be recommended for use in integrated protection of Solanaceae cultures
from the Colorado potato beetle, and also in quantity of scientific bases for registration of plant
preparations.

9
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

БАВ – биологически активные вещества


ЭПВ – экономический порог вредоносности
а.в. – активные вещества
д.в. – действующее вещество
зм – зеленая масса
см – сухая масса
с/о – сухой остаток
Sp70 – экстракт на основе 70%-ного этилового спирта
Sp96 – экстракт на основе 96%-ного этилового спирта
V1, V2, V3 и V4 - водные экстракты

10
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность и важность рассматриваемой проблемы. Экологическое земледелие в
настоящее время занимает важное место в деятельности практически всех стран. В
последние 10 лет спрос на экологически чистую пищу удвоился, и по прогнозам экспертов
ожидается, что рынок экологически чистой продукции к 2020 году может достичь оборота
в $200– 250 млрд. в год. В Молдове по состоянию на осень 2009 года сертифицировано
более 15 тыс. гектаров земель, на которых возможно производство экологически чистой
сельхозпродукции, и в 2010 году планируется доведение объема экологически чистых
продуктов до 74,5 тысяч тонн [14].
Среди овощных культур, возделываемых в Республике, важное место занимают
плоды и корнеплоды семейства пасленовых (Solanaceae): картофель, а также баклажаны,
томаты и перец. В комплексе мероприятий, направленных на получение высокого и
доброкачественного урожая большое значение имеет борьба с вредителями. Одним из
наиболее опасных вредителей пасленовых, особенно картофеля, является колорадский
жук (Leptinotarsa decemlineata Say., Coleoptera: Chrysomelidae). По уровню численности и
вредоносности его относят к числу супердоминантных вредоносных видов насекомых.
Потери урожая клубней от колорадского жука нередко превышают 30-40% [47, 89]. Также
очень важным моментом является предрасположенность L.decemlineata к выработке
резистентности к широкому диапазону пестицидов в силу его врожденной особенности:
коэволюции жука и его растений-хозяев семейства Solanaceae, содержащих
высокотоксичные глюкоалкалоиды. Уже отмечены первые случаи выработки
резистентности некоторых популяций жука к неоникотиноидам [109, 110, 169], а также к
микробиологическим препаратам на основе экзотоксина бактерии Bacillus thuringiensis
[202]. Все это требует постоянной ротации пестицидов и повышения норм расхода, что
неизбежно вызывает глубокие изменения экосистем, в которые их внедряют. Поэтому
возникает необходимость в разработке принципиально новых средств защиты растений.
Настоящая работа посвящена изучению экстрактов растений, содержащих
биологически активные вещества с инсектицидными и антифидантными свойствами,
применение которых в сельском хозяйстве обеспечит защиту пасленовых культур от
колорадского жука и безопасность для полезной энтомофауны в агроценозах. Экстракты,
содержащие активные вещества, составляют предмет особого интереса для изучения еще
и потому, что они могут быть получены простыми методами и в больших количествах из
доступного растительного сырья и могут содержать комплекс органических соединений
различного строения, затрудняющих выработку резистентности у вредителей.

11
Несмотря на достигнутые успехи в изучении вторичных метаболитов высших
растений и создания на их основе синтетических инсектицидов вопрос продолжает
оставаться актуальным. До настоящего времени в различных странах мира (Канаде, США,
Китае, Индии, Турции, Испании, Германии и др.) проведены испытания более 2000 видов
растений на наличие у них биологически активных веществ, пригодных для снижения
численности вредителей [147]. Исследованиями вторичных метаболитов растений,
обладающих пестицидной активностью, занимаются также в России, Украине, Беларуси и
в других странах СНГ. Вместе с тем, в Молдове аналогичные разработки до настоящего
времени не проводились. Учитывая вышесказанное, нами были проведены исследования
по скринигу растений, произрастающих на территории Молдовы и за ее пределами, и
обладающих биологической активностью против вредителей.
Цель исследований:
Выявление растений, содержащих биологически активные вещества с инсектицидными и
антифидантными свойствами и оценка биологической эффективности растительных
экстрактов в регулировании численности колорадского жука.
Задачи исследований:
 Провести скрининг растений для выявления видов, экстракты которых обладают
инсектицидными и антифидантными свойствами против колорадского жука.
 Определить биологическую эффективность растительных экстрактов в полевых
условиях.
 Провести сравнительную оценку инсектицидной и антифидантной активности
отдельных фракций и суммарных экстрактов.
 Определить оптимальный способ экстракции активных компонентов из V.lobelianum.
 Провести количественную и качественную оценку экстракта из V.lobelianum.
 Определить биологическую эффективность экстракта из V.lobelianum для снижения
численности колорадского жука.
Научная новизна полученных результатов. В результате проведенных исследований
были впервые выявлены виды растений, экстракты которых обладают высокой
инсектицидной и антифидантной активностью и снижают численность популяции
колорадского жука.
Впервые в условиях Молдовы определены инсектицидные и антифидантные
свойства 169 видов растений по отношению к колорадскому жуку. Выявлено 9 видов
растений, экстракты которых способны снижать численность колорадского жука до

12
уровня экономического порога вредоносности. Доказано, что суммарные экстракты
обладают аддитивным эффектом. Установлено инсектицидное, антифидантное и
овицидное действие экстрактов из V.lobelianum на колорадского жука. Проведена
количественная и качественная оценка экстракта из V.lobelianum. Определена
биологическая эффективность экстракта из V.lobelianum для снижения численности
колорадского жука в полевых условиях и установлено его влияние на полезную
энтомофауну. Получен стандартизированный растительный экстракт с высокой
биологической активностью против колорадского жука.
Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные результаты
обосновывают наличие инсектицидных и антифидантных свойств растительных
экстрактов и их влияние на онтогенетические стадии развития колорадского жука. Данные
исследования являются основой для разработки новых средств растительного
происхождения.
Разработаны методические приемы для создания средств растительного
происхождения с целью снижения численности вредных насекомых. Разработана
методика по получению, стандартизации и хранению экстракта из растения вида
V.lobelianum. Разработан метод применения экстракта из V.lobelianum в интегрированной
защите картофеля.
Апробация результатов исследований. Работа выполнялась в рамках государственных
тематик: 03.05.07., 05.04.09., 02.04.06. и 06.407.022 F. (1995-2008 гг.). Материалы
диссертационной работы доложены на 17 научных конференциях и симпозиумах. Основные
положения диссертации доложены и обсуждены на: научно - практических конференциях -
«Tehnologii moderne în agricultură şi protecţia mediului înconjurător» (Chişinău, 2003),
«Стратегия и тактика защиты растений» (Минск, 2006); на международных научно -
практических конференциях - “Cultura plantelor de cîmp - Rezultate şi perspective” (Bălţi,
2004), “Agricultura Durabilă, inclusiv Ecologică - Realizări, Probleme Perspective” (Bălţi,
2007), «Биологическая защита растений, перспективы и роль в фитосанитарном
оздоровлении агроценозов и получении экологически безопасной с/х продукции»
(Краснодар, 2008), “Protecţia integrată a culturilor de cîmp” (Bălţi, 2009), «Фитосанитарная
безопасность агроэкосистeм» (Новосибирск, 2010), «Биологическая защита растений как
основа экологического земледелия и фитосанитарной стабилизации агроэкосистем»
(Краснодар, 2010); на международных научных симпозиумах - “Protecţia integrată a
plantelor: realizări şi probleme” (Chişinău, 2000), “Agricultura modernă-realizări şi perspective”
(Chişinău, 2008); “Protecţia Plantelor – Realizări şi Perspective” (Chişinău, 2009).

13
Публикации. По теме диссертации опубликовано 26 печатных работ, включая 4 статьи в
национальных и международных рецензируемых журналах, 5 тезисов докладов на
национальных и международных конференциях и получен один патент (Кишинэу, 1996).
Структура и объем работы. Материалы диссертационной работы изложены на 125
страницах основного текста, включают в себя введение, четыре главы, выводы и
рекомендации, список литературы из 207 источников, из которых 108 на иностранных
языках, 9 приложений, 17 таблиц и 43 рисунков.
Краткое изложение диссертации
В главе 1 «Растительные экстракты как средства природного происхождения для
снижения численности популяции вредных насекомых» описана история, первые
научные исследования и современные тенденции в области изучения и применения
веществ растительного происхождения для борьбы с вредителями. Описаны основные
препараты растительного происхождения, зарегистрированные или проходящие
регистрацию, обладающие различным спектром действия на вредителей - фитофагов.
Показана вредоносность и особенности биологического развития колорадского жука в
условиях Молдовы, проведен анализ применяемых против него средств биогенного
происхождения. Проведено исследование и анализ существующих данных об
используемых методах экстракции БАВ из растительного сырья, а также мировые
тенденции в области изыскания веществ растительного происхождения, обладающих
биологической активностью протиы фитофага. Константируется нехватка научных
данных относительно средств растительного происхождения, способных регулировать
численность популяции опасного вредителя пасленовых культур.
В главе 2 «Материалы и методы исследований» описывается объект проведенных
исследований, принципы отбора видов растений для скрининга, материалы и методы,
применявшиеся для решения поставленных задач. В качестве объекта исследований
использовали 169 видов растений, произрастающих на территории Молдовы и за ее
пределами. Изучение проводили на яйцекладках, личинках и имаго колорадского жука,
развивающегося на картофеле. Методология исследования включает: применение
различных методов первичного скрининга и тестирования растений на наличие
инсектицидной и антифидантной активности; применение различных способов
экстракции биологически активных веществ; количественную и качественную оценки
экстрактов объемным методом и методом «пробит - анализа» Миллера-Тейнтера;
применение методов определения биологической эффективности в полевых опытах. Для

14
оценки достоверности научных данных, расчета статистических параметров и построения
графических материалов использовали пакет программ Microsoft Excel.
В главе 3 «Скрининг растений для выявления видов, экстракты которых обладают
инсектицидными и антифидантными свойствами по отношению к колорадскому
жуку» приведены результаты изучения инсектицидных и антифидантных свойств
растительных экстрактов, полученных из 169 видов растений, произрастающих на
территории Молдовы и за ее пределами, по отношению к имаго и личинкам колорадского
жука в лабораторных и полевых условиях. Выявлены перспективные виды и определена
их биологическая эффективность в течение 21 суток против личинок колорадского жука
на картофеле. Проведен сравнительный анализ в лабораторных и полевых условиях
отдельных фракций и суммарных растительных экстрактов и показана целесообразность
использования не разделенных экстрактов ввиду их аддитивного действия.
Предлагается для дальнейшего изучения и оценки биологической активности
экстрактов наиболее эффективное растение Veratrum lobelianum Bernh. (сем. Liliaceae).
В главе 4 «Оценка эффективности растительных экстрактов из Veratrum lobelianum
Bernh. в регулировании численности колорадского жука» приведены результаты
сранительной оценки биологической активности экстрактов из V.lobelianum. Проведено
исследование количественного содержания алкалоидов, определены инсектицидная,
антифидантная и овицидная активность экстрактов из V.lobelianum в лабораторных и
полевых условиях. Выявлен оптимальный способ экстракции и дана его количественная
(СК-50 и СК-95) и качественная характеристика для всех фаз развития колорадского жука.
Установлены сроки и температурный диапазон для хранения готового экстракта.
Определена биологическая эффективность экстракта из V.lobelianum на протяжении 21
суток, установлена оптимальная концентрация, а также сроки и количество необходимых
обработок для получения хозяйственной эффективности на уровне химического эталона.
Выявлено влияние экстрактов из V.lobelianum на энтомофагов (Coccinella septempunctata
Linnaeus., Coccinellidae и Chrysopa carnea Steph., Chrysopidae) в лабораторных и полевых
условиях.
В Основных Выводах и Рекомендациях представлены обобщения на основании
полученных результатов, даются рекомендации по внедрению некоторых разработок,
описывается перспектива применения растительных экстрактов в качестве средств
защиты сельскохозяйственных культур от колорадского жука.

15
1.РАСТИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТРАКТЫ КАК СРЕДСТВА ПРИРОДНОГО
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЛЯ СНИЖЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИИ
ВРЕДНЫХ НАСЕКОМЫХ.
С тех пор, как человечество начало заниматься растениеводством, возникла
необходимость вступать в борьбу с сорняками, вредителями и болезнями растений. Было
отмечено, что в ходе эволюции растения приобрели способность вырабатывать различные
биологически активные вещества, способные отпугивать насекомых или оказывать на них
токсичное действие [64, 65, 68, 83, 91, 96]. К веществам, обладающим подобными
свойствами, относятся вторичные метаболиты растений, характеризующиеся большим
разнообразием химической структуры и многообразием выполняемых ими функций,
специфических в пределах отдельных биологических систем [58, 81]. Так, например,
такие классы природных токсинов, как алкалоиды, сапонины, танины, гликозиды,
терпеноиды, фенолы и др., могут выступать в качестве аттрактантов, репеллентов,
детеррентов питания, спаривания и откладки яиц, а также в качестве инсектицидов,
арестантов, ингибиторов синтеза хитина и т.д. [10, 20, 21, 63, 80, 142, 144].
На настоящий момент вопросами использования растительных метаболитов в
качестве средств для снижения численности различных видов насекомых занимаются во
многих странах мира, что доказывает актуальность проблемы [7, 9, 11, 38, 50, 52, 62, 97,
105, 145, 188, 196].

1.1. Из истории применения биологически активных веществ растительного


происхождения для снижения численности популяции вредных насекомых.
Переход к сельскому хозяйству и его развитие в неолите, около 10 тыс. лет назад,
поставил человечество непосредственно перед проблемой конкуренции с насекомыми за
пищу. С появлением растениеводства и монокультуры возникали участки, изобилующие
отдельными видами растений, и неизбежно создавались локальные скопления насекомых-
вредителей, питающихся ими. Идея использования растений для борьбы с вредителями
была высказана еще более 2000 лет назад в трудах Демокрита (460-380 д.н.э.), Гай Плиния
Секунда (23-79 гг. н.э.), Диоскорида (около 40-90 гг. нашей эры) и других авторов [68, 83,
91]. Так, например, Демокрит предлагал для профилактики болезней растений до посева
пропитывать семена соком очитка едкого (Sedum Spp.), а Гай Плиний Секунд (лат. G.
Plinius Secundus) с той же целью советовал добавлять в золу растертые листья кипариса.
Древнеримский врач Педаний Диоскорид в своем пятитомном труде "De Materia medica"

16
указал на возможность употребления порошка из высушенных цветов далматской
ромашки в качестве инсектицида против насекомых [83].
Имеются сведения, что высушенные цветки нескольких видов ромашки
использовались в качестве инсектицида еще в древнем Китае и в средние века в Персии.
Впоследствии наибольшее распространение получил вид Pyrethrum cinerariaefolium Trev.
(сем. Asteraceae), в соцветиях которого накапливается до 1,5% пиретрина. В Европе
высушенные и измельченные соцветия пиретрума, обладающие инсектицидными
свойствами против тараканов, клопов, мух и комаров, стали известны более 300 лет назад
благодаря торговцам из Армении, которые продавали их как персидский порошок
(“Persian dust” или “insectpowder”) [65, 84].
Началом серьезных научных исследований вторичных метаболитов растений можно
считать 1694 г., когда впервые были описаны свойства далматской ромашки, которая в
диком виде росла на Кавказе и в Далмации (район Югославии) [120]. Но лишь в 20-х
годах XX столетия Штаудингер и Ружичка (Hermann Staudinger, Leopold Ruzicka, 1924)
выделили из соцветий ромашки два вещества (пиретрин I и II), обладающих высокой
инсектицидной активностью. Позже были обнаружены и другие компоненты (жасмолин I
и II и цинерин I и II) из цветков P.cinerariaefolium, которые также отвечали за
инсектицидную активность пиретрума [84].
В 30-х годах прошлого века началось производство препаратов из цветков ромашки,
которые первоначально использовались в основном для борьбы с бытовыми насекомыми
и вредителями запасов. Позднее их начали применять и в сельском хозяйстве [65].
Следует отметить, что преимуществом препаратов из далматской ромашки является
быстрое контактное действие против насекомых. К недостаткам же относятся: низкое
содержание действующего начала (0,2-1% в цветах, 0,05-0,15 % в стеблях и листьях),
кратковременность действия и быстрое разрушение под воздействием света, кислорода
воздуха и влаги [48, 54, 117]. Поэтому более перспективным оказалась разработка
синтетических аналогов - пиретроидов, обладающих большей устойчивостью к свету и
другим внешним факторам [80]. Однако длительное применение пиретроидов в сельском
хозяйстве привело к возникновению резистентных рас вредителей [39, 79]. Также,
несмотря на то, что пиретроиды обладают избирательной инсектицидной активностью,
нельзя забывать, что они являются нейротропными препаратами для человека и
высокотоксичны для полезных насекомых, таких как пчелы [130, 184].
В настоящее время в промышленных масштабах пиретрин содержащие ромашки
культивируются в Кении, которая ежегодно экспортирует до 7 тыс.т. экстракта пиретрума

17
(80% от мирового производства) в Северную Америку и Западную Европу. Мировое
производство пиретрина (в виде сухих цветков со средним содержанием активных
веществ 1,3%) в связи с ростом производства синтетических пиретроидов снижается. Так,
например в 1975 году производилось 23 000 т пиретрина, в 1984 году уже только 10 000 т,
а на настоящий момент производится всего около 8 000 т пиретрина в год [168].
В то же время, во всем мире параллельными путями шло изучение и других веществ
растительного происхождения. Помимо пиретрума растительные биологически активные
соединения были получены из табака (никотин), анабазиса (анабазин – изомер никотина),
из корней дерриса, лонхокарпуса, кубэ и некоторых других растений семейства бобовых
(ротенон и его аналоги ротеноиды), а также из семян нима (азадерахтин). Из корней
тропического кустарника квассия горькая (Quassia amara L., сем. Simaroubaceae) были
выделены алкалоиды квассин и рианодин, обладающие инсектицидными свойствами [115,
133, 166, 194].
Так, например, высушенные и измельченные листья табака, а также экстракты из
него еще в XVII веке применяли для борьбы с накожными паразитами, а в более поздние
времена табак использовался, как инсектицид, против сливового долгоносика, тли, а
также для защиты семян от вредителей и болезней. В Средней Азии табаком окуривали
складские помещения, теплицы, а тонко размолотым порошком из высушенных листьев
опудривали растения [68]. В 1828 году Поссельтом и Рейманом из табака Nicotiana
tabacum L. был выделен в чистом виде алкалоид никотин, обладающий инсектицидным и
репеллентным действием [193]. С 1832 года Томасом Фессенденом табак был включен в
список инсектицидов и средств, отпугивающих насекомых. Применение табачных
настоев, отваров и дустов из табака в сельском хозяйстве настолько расширилось, что
никотин начали получать в промышленном масштабе. В настоящее время никотин
извлекается только из махорки, т.к. его содержание в ней выше в 3 раза, чем в табаке.
Выращивается махорка в основном в некоторых республиках СНГ, а также в Германии,
Кении и Венгрии. Так как никотин высокотоксичен для людей и при вдыхании табачной
пыли, и при попадании растворов на кожу, то для нужд сельского хозяйства его
выпускают в основном в виде 40%-ных никотин - сульфатов, не обладающих контактной
активностью. Для борьбы с вредителями растений используют 0,15-0,3%-ные растворы
никотин - сульфата с добавлением щелочных веществ. По причине высокой токсичности
никотина производство и применение инсектицидных препаратов на его основе в
последнее время так же, как и пиретрина, значительно сокращается [193].

18
В начале XIX века было выявлено еще одно инсектицидное растение - анабазис
безлистный Anabasis aphylla L., экстракт которого содержит от 0,5 до 12% суммы
алкалоидов (анабазин, афиллин, афиллидин, лупинин), а также некоторые другие
соединения. Анабазин, являющийся изомером никотина, и содержащийся не только в
сорном среднеазиатском растении анабазисе (ежовнике), но и в табаке, был впервые в
1929 году выделен академиком А. П. Ореховым [63]. Как и никотин, анабазин - сильный
нервный яд контактного действия. Действие препаратов на основе анабазина
кратковременное и эффективность его зависит от непосредственного попадания на
насекомое. Данное свойство и высокая токсичность для теплокровных животных и
человека являются большими недостатками анабазина. Поэтому после
непродолжительного применения для борьбы с вредными насекомыми в сельском
хозяйстве анабазин был снят с промышленного производства [63].
В начале прошлого столетия японские ученые заинтересовались токсичными
свойствами экстрактов из некоторых тропических видов растений, которые на
протяжении нескольких тысячелетий применялись жителями экваториальных стран для
уничтожения хладнокровных животных (в частности, рыб) [138, 163]. В результате из
корней дерриса - Derris elliptica (Wall.) Benth., лонхокарпуса - Lonchocarpus nicou (Aublet)
DC., тефрозии - Tephrosia vogelii Hook.f., Mundulea, Milletia и некоторых других видов
семейства бобовых было выделено производное изофлавоноида Ротенон, являющееся
главным действующим веществом и обладающее инсектицидными свойствами.
Остальные экстрагируемые вещества, так называемые ротеноиды, включали до 10
близких по строению к Ротенону соединений: дегелин, эллиптон, токсикарол, суиатрол и
др. Растения, содержащие ротеноиды, произрастают в Юго-Восточной Азии, Южном
Китае и Индии. Максимальное количество ротенона и ротеноидов (5-13%) содержится в
корнях дерриса и лонхокарпуса [68]. К 1920 году во многих странах мира в сельском
хозяйстве начали широко применять инсектицид, называемый деррис порошком [104, 138,
163]. В первой половине прошлого столетия на мировой рынок поступало около одной
тысячи тонн ротенона в год. Растения, используемые для его производства,
культивировались в экваториальных странах - Бразилии, Эквадоре, Перу, Конго,
Французской Экваториальной Африке, Камбодже, Индонезии и некоторых других.
Главными импортерами были Голландия и Бельгия, чуть менее значительными США и
Франция.
Так как в результате попадания в водоемы и реки ротенон вызывал массовую гибель
хладнокровных животных, поэтому, начиная с середины XX века, его применение

19
значительно сократилось. В последнее время несмотря на возросший интерес науки к
Ротенону, природные инсектициды на его основе пока не находят широкого применения
[175].
Одним из давно известных инсектицидных растений является квассия горькая,
отвары и настои из которой в XVIII веке в некоторых тропических странах
использовались для лечения малярии, а также в качестве антигельминтных средств. В
Европу квассия впервые была завезена шведом Даниэлем Роландром в 1756 году. Позже, в
1835 году, Винкслер выделил из растения активное вещество, названное квассином, а в
1837 году Виггерс детально описал способ его получения. Были отмечены инсектицидные
свойства экстрактов из коры квассии против некоторых видов вредителей, однако
широкому применению экстрактов препятствовала труднодоступность природного
материала [115, 125, 133, 166, 194].
Большое значение в истории природных инсектицидов имеет выделение в 1968 году
азадирахтина из индийского дерева нима Azadirachta indica A. Juss. (Meliaceae) [77].
Строение азадирахтина было точно определено лишь в 1985 и с тех пор предпринимались
неоднократные попытки его синтеза. Экстракт из A.indica содержит около 20 активных
веществ, так называемых лимоноидов, среди которых наиболее изучены азадирахтин,
саланин, мелиантриол и нимбин [155]. Лимоноиды A.indica - вещества, близкие по своему
строению к экдизону – личиночному гормону насекомых, абсолютно не токсичному для
человека. Однако растение нима не произрастает на территории Европейской части,
лучше всего оно акклиматизируется в жарких и влажных местах. Кроме прочего, у
растения есть свои природные враги - фитофаги. Поэтому поиск новых растительных
инсектицидов остается актуальной задачей [95, 154].
Таким образом, очевидно, что, начиная с IV-V веков до н.э., были предприняты
попытки применения веществ растительного происхождения, обладающих мягким и
избирательным действием.
Позже в результате различных экспериментов были изучены свойства многих видов
растений, из некоторых были выделены активные компоненты и установлена их
структура. Все это явилось предпосылкой и серьезной базой для дальнейшего изучения и
широкого продвижения использования экстрактивных веществ растений для
биологического подавления вредных организмов сельскохозяйственных культур.

20
1.2. Современные тенденции в области изучения и применения биологически
активных веществ растительного происхождения в защите растений.
В последние годы проблемы окружающей среды и сохранение здоровья человека
занимают принципиально важное место в социальной жизни современного общества.
Поэтому экологическое земледелие распространяется стремительными шагами, охватывая
все большее количество стран и континентов. В последние несколько десятилетий
интенсифицируются исследования по использованию вторичных метаболитов растений
для интегрированной защиты сельскохозяйственных культур от вредителей и болезней.
Главным образом, усилия направлены на разработку простых и дешевых способов
экстракции содержащихся в растениях активных веществ [10, 52, 96, 97, 101, 198].

1.2.1. Вторичные метаболиты растений в качестве возможных средств для


снижения численности популяции вредителей.
Вторичные соединения, синтезируемые в процессе метаболизма покрытосеменных,
разнообразны по своей природе. Среди них есть относительно простые - терпены, смолы,
эфирные масла. Есть и сложные – алкалоиды (например, в сем. Solanaceae, Liliaceae),
гликозиды, глюкозиналаты (в сем. Asteroceae), фуранокумарины (в сем. Umbeliferae) и
другие [58, 68, 91].
Одним из перспективных направлений использования вторичных метаболитов
многие ученые считают выделение из растений веществ с антифидантными свойствами
[45, 82, 112, 113, 133, 155]. Так, например, разными авторами изучалась антифидантная
активность аллелобетулина и его производных, дитерпеноидов, лимоноидов и некоторых
других соединений, выделенных из различных видов растений, по отношению к
Lepidoptera (Spodoptera littoralis (Boids.)) и Coleoptera (Tribolium castaneum Herbst.,
L.decemlineata и Sitophilus zeamais Motschulsky). В результате было выявлено, что
некоторые компоненты ингибируют питание насекомых в концентрации 0,01мг/см 2 [45,
154].
В растениях семейства Asteraceae в качестве вторичных ростовых веществ
присутствуют полиацетилены и тиофены, которые способны к увеличению своей
биологической активности в присутствии солнечных лучей и УФ. Так, в Канаде (Оттава)
было выявлено наиболее токсичное для чешуекрылых соединение α-тертиэнил, которое
обладало антифидантной активностью по отношению к Euxoa messoria (Harr.) [121].
Другими авторами (Simmonds M.S.J. и др., 1990, Великобритания) были
исследованы 11 растительных полигидроксилированных алкалоидов и изучено их влияние

21
на питание личинок S.littoralis, Spodoptera frugiperda (J.E. Smith), Heliothis virescens
(Fabricius), и Helicoverpa (Heliothis) armigera Hbn. Отмечено, что пирролидин DMDP был
эффективным антифидантом для всех четырех видов Lepidoptera, в то время как
пиперидин фагомин, XZ-1 и пирролизидиновый алексин не проявили активности [186].
Ранее (Hubrecht F., 1988, Бельгия) для гусениц совок Mythimna unipuncta (Haworth),
M.brassicae и S.frugiperda были испытаны в качестве антифидантных веществ две
фракции, выделенные из растения Hedera helix. Одна из фракций (α-хедерин) влияла
также и на выживаемость гусениц [142].
В то же время в Китае (Yang Zhende, 2006) сотрудниками нескольких Университетов
были проведены совместные исследования алкалоидов, выделенных из вида Sophora
alopecuroides L. В результате был отмечен антифидантный эффект по отношению к
Clostera anastomosis (L.) в концентрации алкалоидов 2,5 мг/мл: потребление
обработанного корма снижалось на 62-86% в вариантах без альтернативного выбора
необработанных листьев и на 20-29% - в вариантах с выбором, а также наблюдалось
замедление темпов роста и прироста массы насекомых по сравнению с контролем. Также
экстракты ингибировали яйцекладку у самок C.anastomosis на 53,95-83,55% в зависимости
от концентрации алкалоидов (10-40 мг/мл) [206].
Согласно литературным данным (Shin-Foon Chiu, 2006) известно также, что
китайскими исследователями изучался инсектицидный эффект 9 видов растений местной
флоры, в том числе и алкалоидсодержащих (Veratrum nigrum L.) относительно 40 видов
насекомых. Были выявлены перспективные виды, обладающие контактным, кишечным и
контактно-кишечным действием. Также было отмечено, что токсичность Millettia
pachycarpa Benth. По отношению к гусеницам Pieris rapae L. была выше, чем активность
синтетического пестицида (фенотиазина). Авторы считают возможным и перспективным
культивирование пестицидных растений в качестве доступного источника дешевого сырья
[185].
Алкалоидсодержащие растения испытывались также и в других странах (Израиле,
Италии). Так, например, Каприоли В. с коллегами (1990) изучали активность алкалоидов
люпина (сем. Fabaceae) - люпанина и спартеина. В результате было отмечено, что они
существенно влияли на численность совки S.littoralis, а также обладали афицидным
(картофельная тля) и акарицидным (обыкновенный паутинный клещ) действием [119].
Поиском новых биопестицидов в качестве альтернативных средств защиты
сельскохозяйственных культур от вредителей занимаются в настоящий момент и в Индии
(Kamaraj C. и др., 2008). Из четырех видов растений местной флоры (из кожуры плодов,

22
листвы и цветов) Citrus sinensis (L.) Osbeck, Ocimum canum Sims., Ocimum sanctum Linn
(Tulsi) и Rhinacanthus nasutus (L.) Kurz были выделены экстракты и изучена их
антифидантная и ларвицидная активность по отношению к H.armigera, Sylepta derogata
(F.) и Anopheles stephensi Liston. В результате были выявлены перспективные виды
растений и способы экстракции активных веществ, а также сделан вывод о возможном
использовании растительных экстрактов для снижения численности вредителей [149].
Многочисленные исследования посвящены изучению активности эфирных масел
против различных видов насекомых: тлей, трипсов, белокрылок (Chiasson H., 2004);
проволочников (Waliwitiya R., 2005); пестрокрылок (Siskos E. P., 2007); вредителей
запасов (Lee Eun-Jeong, 2008, Akbar W., 2005), чешуекрылых (Onylaghal J.C. et al., 2004) и
термитов (Raina Ashok, 2007), а также против клещей (Wang Y.N., 2009). Были получены
положительные результаты, однако некоторые авторы отмечают невысокую активность
экстрактов, повышающуюся при комбинированном использовании, например, с
микробиологическими препаратами [106, 133, 159, 172, 180, 187, 199, 200].
Эфиромасличные растения оказались также эффективными против некоторых, так
называемых, «бытовых» насекомых. Так, при изучении инсектицидной активности 34
эфирных растительных масел по отношению к Musca domestica L. (Pavela R., 2008) были
выявлены три перспективных вида (Mentha pulegium L., Origanum compactum Benth.,
Pogostemon cablin Benth.), обладающих контактным и фумигантным действием.
Остальные виды не проявили высокой степени токсичности [176].
При тестировании компонентов эфирного масла (монотерпенов и сесквитерпеновых
лактонов) кипарисовика нутканского желтого Chamaecyparis nootkatensis (D.Don) Spach.,
(Аляска) установлено, что они успешно подавляли нимфальные и имагинальные стадии
Ixodes scapularis Say, Xenopsylla cheopis (Rothchild) и Aedes aegupti L., т.е. обладали
детеррентной активностью против вредителей [172].
Из баланитеса египетского (Balanites aegyptiaca (L.) Delile) были выделены
сапониновые фракции, обладающие ларвицидной активностью против A.aegupti [122,
203]. Бразильскими учеными (Gusmão D.S. et al., 2002) было изучено влияние этанольного
экстракта из Derris urucu (Killip et Smith) Macbride (Lonchocarpus) на личинок четырех
возрастов A.aegupti и установлены концентрации, вызывающие максимальную
ларвицидную активность [138].
В Перу (Кахамарка) также проводились целенаправленные исследования
инсектицидных свойств растений против личинок желтолихорадочного комара A.aegypti.
Изучались свойства 86 токсичных видов в 5 различных экологических зонах (Orozco O.L.,

23
Lentz D.L., 2005). Несмотря на то, что три вида обладали высокой пестицидной
активностью, большинство протестированных растений проявили низкую и умеренную
активность [161]. Учеными (Perez D.D., 2006) этой же страны изучались растения
семейства Euphorbiaceae (Jatropha curcas L.). Было определено, что, несмотря на свои
невысокие инсектицидные свойства (3,3%), экстракт из J.curcas проявил высокую
репеллентную активность (55%) по отношению к личинкам Rhynchophorus palmarum L.
(Curculionidae) [177].
В литературе имеются сведения, что растения семейства Euphorbiaceae изучались и
в Индии (Rahuman A.A. et al., Индия, 2008). Была отмечена невысокая ларвицидная
активность 5 видов тестируемых растений: J.curcas, Pedilanthus tithymaloides (L.) Poit.,
Phyllanthus amarus Schum. et Thonn., Euphorbia hirta L. и Euphorbia tirucalli L. по
отношению к A.aegypti и Culex quinquefasciatus (Say). Испытывались экстракты,
полученные различными растворителями: этилацетатом, бутанолом и петролейным
эфиром. В результате выявлено, что эфирные экстракты из J.curcas и E.tirucalli были
более эффективны, чем остальные [179].
Еще одно растение семейства Euphorbiaceae – Euphorbia myrsinites L., а также
растение Urginea maritima L. из семейства Liliaceae, были изучены в лаборатории и в
полевых условиях по отношению к американскому клеверному минеру Liriomyza trifolii
(Burgess), поражающему томаты Lycopersicon esculentum Mill. (Civelek H.S., Weintraub
P.G., 2004). Отмечено, что в полевых условиях растительные экстракты в сравнении с
химическим эталоном (циромазин) были статистически сравнимы только при высоких
концентрациях (1:25), а в теплице эффективность экстрактов проявлялась и в более
низких концентрациях. Экстракты обладали как системным действием, так и контактным,
и авторы считают, что данные виды растений являются потенциальными кандидатами для
создания новых органических пестицидов [124].
Параллельно с этими работами в Германии в Институте Зоологии (Mainz)
проводились исследования инсектицидных свойств и метаболической активности 121
вида лекарственных и декоративных растений по отношению к Oncopeltus fasciatus Dallas
[107]. Были выявлены 11 экстрактов, обладающих различной степенью токсичности.
Авторы выделяют 5 наиболее перспективных видов (Inula helenium L., Rumex acetosa L.,
Rumex crispus L., Asarum europaeum L. и Calendula officinalis L.), которые ингибировали
рост насекомых, влияли на увеличение нимфальной и преднимфальной стадий, нарушая
личиночные процессы, и приводили в результате к появлению сверхбольшого количества
нимф. Также было обнаружено свойство экстрактов препятствовать нормальному

24
половому развитию O.fasciatus, поэтому в опытах наблюдалось некоторое снижение
плодовитости самок в сравнении с чистым контролем.
В последнее время появляется все больше данных об исследованиях
углеродсодержащих белков, так называемых лецитинов - вторичных метаболитов
растений, влияющих на обменные процессы у насекомых и способных оказывать
инсектицидное действие на фитофагов [134, 164, 197].
Данные литературных источников свидетельствуют о том, что значительная часть
мировых исследований пестицидного воздействия вторичных метаболитов растений
проводилась на различных видах тли: персиковой Myzus persicae (Sulzer), бобовой Aphis
fabae Scopoli, гороховой Acyrthosiphon pisum Harr., картофельной Macrosiphum euphorbiae
Thom., черной осиновой Pachypappa grandis Tullgren и других [9, 119, 123, 127, 128].
Исследователями изучалось афицидное действие таких эфиромасличных растений как
Lavandula pubescens Decne, Tagetes minuta L., Mentha lamandula L. (Аль-саади М.Н., 2006),
а также определялась инсектицидная активность видов, содержащих и другие классы
соединений, - Azadirachta indica A. Juss (neem), Calotropis procera (Aiton) W.T., Polygonum
hydropiper L. и Ipomoea sepiaria J. Koenig ex Roxb (Das B.C., 2008). Были определены
перспективные экстракты и высказана возможность их использования для снижения
вредителей на растениях. Некоторые авторы (Аль-саади М.Н.,2006) отмечали, что
эффективность растительных препаратов (по отношению к A.fabae) была ниже, чем у
стандартных инсектицидов (акарин). Другие авторы (Digilio M.C. et al, 2008) уточняли,
что даже в низких концентрациях экстракты оказывали фитотоксичное действие на
растения [9, 128]. В результате анализа опубликованных в научной литературе данных,
нами выявлено, что среди перспективных растительных препаратов с инсектицидной
активностью по отношению к многочисленным представителям семейства Aphididae
наибольшей активностью характеризуются вещества, выделенные из нима A.indica -
азадирахтин, а также такие соединения как лимоноиды. Они широко изучались в
различных странах мира, в том числе в США, Канаде, Германии, Великобритании,
Шотландии, Шри-Ланка, Индии [108, 122, 138, 151, 174, 203]. Было установлено, что
инсектициды, созданные на основе нима, обладают широким спектром действия против
более 400 видов вредителей.
В Молдове сотрудниками Института Биологической Защиты Растений (Карелина
Т.Н. и др., 1991) совместно с коллегами из Германии, также изучалось инсектицидное и
антифидантное действие препаративных форм на основе азадирахтина (ним) по
отношению к различным видам чешуекрылых насекомых, в том числе для Mamestra

25
brassicae L., Pieris rapae L., H.armigera и Hyphantria cunea Drury, играющих значительную
роль в снижении урожая плодовоовощных культур. В результате была выявлена высокая
чувствительность к препаратам гусениц младших возрастов, наблюдалось ограничение в
количестве потребляемой пищи, отставание в росте и развитии, что приводило к
удлинению личиночного периода и в итоге к летальному исходу. Было установлено, что
гусеницы H.cunea более устойчивы к препаратам, чем гусеницы совок, что требовало
увеличения концентрации действующих веществ до 1%. Применение препаратов против
H.cunea в более низких концентрациях (0,1 и 0,01%) наносило растениям определенный
ущерб [45].
В то же время некоторые авторы (Bomford M.K., Murray B., 1996) отмечают
привыкание насекомых к чистому азадерахтину (но не к сырому экстракту) и
соответственно, к препаратам на его основе [114]. Также в литературе (Isman M.B., 2006)
имеются сведения о слабой эффективности экстрактов из нима против некоторых
вредителей, включая такие виды Tephritidae, как личинки яблонной пестрокрылки и
вишневой мухи [144]. Также для достижения необходимой эффективности при защите
растений от, например, яблонной плодожорки (Cydia pomonella L.) и совки (H.armigera),
возникает необходимость в многократных обработках препаратами нима вследствие их
непродолжительного действия, что экономически нецелесообразно. Эти препараты
обладают слабым контактным действием, а также большим периодом воздействия,
вследствие этого им часто предпочитают синтетические пестициды. Поэтому препараты
на основе нима, несмотря на существующие зарегистрированные препаративные формы
(более 10), на настоящий момент ограниченно применяются в Европе вследствие
остаточных количеств и существующих экологических требований [155, 157, 178]. Что
касается экстрактов на основе азадирахтина и его соединений из растения A.indica, то
необходимо отметить, что они были испытаны также и против вредителей запасов:
Tribolium castaneum и Sitophilus oryzae (L.). Установлено, что токсичность летучих
компонентов нима при топикальном нанесении была выше, чем при фумигации [155].
Кроме экстрактов и препаратов, содержащих азадирахтин и его аналоги, против
вредителей испытывались природные соединения других химических классов. Так,
например, для совки M.brassicae изучалась способность растительных флавонов,
флавонолов, флавононолов и флавононов ингибировать питание, развитие гусениц и
откладку яиц у имаго (Onylaghal J.C. et al., 2004). В результате были выявлены детерренты
и стимуляторы питания, а также вещества, приводящие к уменьшению веса гусеницы и
времени развития гусеницы и куколки [172].

26
Нами также проводилось изучение инсектицидных свойств вторичных метаболитов
растений, принадлежащих к различным классам соединений, по отношению к гусеницам
II-III возраста капустной совки, лугового мотылька (Loxostege sticticalis L., Lepidoptera), а
также к самкам красного боярышникового клеща (Tetranychus viennensis Zacher.,
Acariformes) [28, 33, 34]. В результате установлено, что высоким акарицидным эффектом
против T.viennensis обладали экстракты из Heracleum sp, Buxus sempervirens L. и Ailanthus
altissima (Mill.) Swingle. [34]. Также были выявлены виды растений, экстракты которых в
лабораторных условиях проявили высокую (90-100%) инсектицидную активность против
чешуекрылых. Среди них такие как Narcissus poeticus L., Apium graveolens L., Tussilago
farfara L., Aesculus hippocastanum L., V.lobelianum Bernh., P.cinerariaefolium, Menyanthes
trifoliata L. и некоторые другие [28]. Большинство экстрактов из названных видов
растений проявили и антифидантные свойства против гусениц L.sticticalis [33].
В качестве антифидантов для некоторых видов вредителей запасов, в том числе для
Tribolium confusum Duv. и Sitophilus granarius, исследовались растительные экстракты,
содержащие сесквитерпеновые лактоны, энантиомерные изоалантоланктоны, а также
другие соединения, в том числе, выделенные из грибов. В результате обнаружена сильная
антифидантная активность партенолида для всех протестированных видов жуков, в то
время как инузониолид был сильным аттрактантом [113, 190]. Также авторами (Streibl M.,
Nawrot J., Herout V., 1983) показано, что алантолактон, изолантолактон и энантиомер
изоалантолактона обладали выраженной антифидантной активностью для S.granarius и
двух видов Tribolium [190]. Прекращение питание, а в ряде случаев и нарушения в
развитии T.confusum и S.granarius вызывали биологически активные соединения
растительного (в том числе грибного) происхождения - бисаболангелон, баккенолид А,
геленалин, алантолактон и ятеин [171].
Относительно видов T.castaneum и S.oryzae другими авторами исследовалась
инсектицидная активность спиртового экстракта, полученного из цветов Verbascum
cheiranthifolium Boiss. Была выявлена более высокая чувствительность к экстракту
S.oryzae – на 21 сутки эксперимента смертность имаго достигала 100%. Для обоих
вредителей смертность увеличивалась с увеличением дозы экстракта и
продолжительности воздействия [153].
Таким образом, в различных странах мира проведены испытания более двух тысяч
видов растений на наличие у них вторичных метаболитов с антифидантными,
инсектицидными, акарицидными, детеррентными и репеллентными свойствами против
широкого спектра вредителей-фитофагов сельскохозяйственных культур.

27
1.2.2. Препараты растительного происхождения, применяемые в защите растений.
Как видно из предыдущей главы, среди исследуемых в последние годы соединений
наиболее широко изучены и применены в ряде стран биологически активные вещества из
различных частей нима (A.indica). Экстракты из семян A.indica были испытаны на 150
видах насекомых, 12 видах нематод, 9 видах грибов и оказались активными в отношении
вредителей таких культур, как хлопок, сорго, маис, овощные культуры и вредители
запаса. На основе проведенных исследований в различных странах были получены
препараты на основе биологически активных веществ нима и осуществлена их
регистрация. Так, например, в США в 1991 году была получена заявка на патент
препарата с формулой Margosan-O® (Sundaram K.M.S. et al., 1999), созданного на основе
ним-инсектицида и содержащего 3,0 г/литр-1 азадирахтина и хлорпирифоса [192]. Немного
позже, в 1996 году, в Европе также был зарегистрирован растительный препарат
Нимацаль-ТС (фирма Трифолио-М GmbH, Германия), полученный на основе плодов
A.indica (Хуммель Э., 2006, 2007) [92, 93]. Действующим веществом препарата является
группа лимоноидов, состоящих из азадирахтина А (1%) и других азадирахтинов (Б, Г, В, Д
и др., 0,5%), и ним-субстанций (2,5%). В настоящий момент препарат зарегистрирован во
многих странах, а также находится на стадии регистрации в Российской Федерации [92,
93, 143, 192].
Препарат Нимацаль-ТС успешно применяли в Бельгии (1998) против Thaumetopoea
processionea L. в лабораторных условиях. В Словакии (2001) проводили обработку с
помощью авиации против непарного шелкопряда. В Венгрии (2003) испытали различные
варианты обработки Нимацаль-ТС против I и II поколений минирующей моли Cameraria
ohridella Deschka & Dimic на каштанах. В Германии (1997) Нимацаль-ТС применяли на
виноградниках против филлоксеры Daktulosphaira vitifoliae (Fitch) и на яблоне против тли
Dysaphis plantaginea Passerini, а также против некоторых видов листоверток (Adoxophyes
orana (Fischer von Roslerstamm), Spilonota ocellana (F.), Pandemis heparana Den. et Schiff.)
и зимней пяденицы Operophthera brumata (L.). Однако авторы отмечают, что нимацаль не
эффективен против некоторых вредителей (Rhagoletis carasi L., отдельных видов
плодожорок из семейства Tortricidae, жуков цветоедов Anthonomus pomorum L., A.rubi) из-
за скрытого образа жизни их личинок. Нимацаль-ТС также испытывался и применялся в
Голландии, Эстонии, Литве, Беларуси, Чехии и некоторых других странах [92, 93]. В
Молдове (Karelina T.N. et al., 1992) проводились испытания двух других препаративных
форм препарата Нимацаль: NeemAzal и NeemAzal-S [150].

28
Кроме Нимацаль-ТС, NeemAzal, NeemAzal-S и Margosan-O® в разных странах
зарегистрированы и используются другие препараты на основе азадирахтина, такие как
Azatin-EC®, Neem-EC®, RH-9999 и Neemix® 4.5 [189, 192].
Несмотря на то, что была выявлена относительно высокая биологическая активность
препарата, некоторыми авторами были отмечены и существенные недостатки. Так как
Нимацаль относится к группе кишечных инсектицидов, не имеющих контактного
действия, он эффективен только против личинок. Также, несмотря на то, что препарат
существенно снижает плодовитость самок, смертность насекомых сильно замедлена.
Следовательно, против таких вредителей как колорадский жук, способных за короткое
время наносить существенный урон, препарат может оказаться малоэффективным.
Нимацаль также оказался неэффективным против салатной тли Nasonovia ribisnigri
(Mosley), гороховой плодожорки (Laspeyresia nigricana F.), отдельных видов тлей в
полевых условиях, жуков долгоносиков и жуков из семейства Phyllotreta [80]. Кроме
этого, возможности широкого применения в сельском хозяйстве препаратов на основе
азадирахтина значительно ограничивает произрастание растений, являющихся
источниками сырья, в тропической и субтропической зоне [66].
Наряду с препаратами на основе азадирахтина в настоящее время проходят
испытания для регистрации и зарегистрированы и другие растительные пестициды.
Так, фирма Трифолио-М (Германия) в последние годы интенсивно изучает препарат
из квассии горькой (Quassia amara, сем. Simaroubaceae). Препарат Квассия-МД (д.в.
квассин) разрешен для применения с целью защиты растений, но не зарегистрирован как
инсектицид, и поэтому в настоящее время проводятся его испытания в Германии,
предшествующие регистрации. Квассия-МД относится к кишечным инсектицидам
ограниченного спектра действия и эффективен в основном против вредителей с колюще-
сосущим ротовым аппаратом. Препарат перспективен для профилактических обработок
растений, в первую очередь в теплицах. В то же время, Квассия-МД малоэффективен
против гусениц чешуекрылых и не оказывает влияния на паутинных клещей. В литературе
нет сведений об использовании данного препарата против жесткокрылых, в частности,
против колорадского жука [93].
Одновременно, в России, Украине, Беларуси и в других странах СНГ, идет активный
процесс регистрации и применения препаратов на основе вторичных метаболитов
растений, обладающих биологической активностью против вредителей и патогенов. Так,
на основе тритерпеновых кислот, выделенных из хвои пихты сибирской Abies sibirica L.
Евтушенко Е.В. и соавторами (2004) был создан препарат БИОСИД, природный

29
экологически чистый регулятор роста и индуктор иммунитета к комплексу болезней
растений. Препаративная форма БИОСИДа – водная эмульсия (В.Э.), концентрация - 100
г/л [13, 42, 44].
Кроме БИОСИДа в настоящее время в России зарегистрированы и другие препараты
растительного происхождения, некоторые переданы или подготовлены для передачи на
государственные испытания. В частности, одним из зарегистрированных препаратов на
основе суммы тритерпеновых кислот из хвои пихты сибирской является «СИЛК» [11, 43,
94]. Улучшенная модификация «СИЛКа» - «НОВОСИЛ» также внесен в качестве средства
стимуляции роста и защиты растений в Государственный каталог пестицидов и
агрохимикатов, разрешенных к применению на территории Российской Федерации [43]
Налажено заводское производство данных препаратов. Они применяются на всей
территории России, а также проводятся их экологические испытания в Китае, Пакистане,
Малайзии, Чехии и других странах. Помимо этого, в Институте цитологии и генетики СО
РАН были проведены испытания и поданы заявки на патентование препаратов этого же
класса – «СРЕЗАР», «ЛАРИКСИН» и «РАСТРИМ», полученных из древесины хвойных
деревьев, которые дополняют и превосходят биологическое действие используемых
препаратов «СИЛК» и «НОВОСИЛ». Так, например, биологическая эффективность
предуборочной обработки растений сахарной свеклы и корнеплодов перед закладкой на
хранение препаратом «РАСТРИМ» против комплекса болезней составляет 70-80% [94].
Следует, однако, отметить, что основной упор при регистрации и применении данных
препаратов делается не на инсектицидное, а на их стимулирующее действие.
В то же время, в Краснодаре (Каклюгин В.Я. и др., 2004), во Всероссийском
Институте биологической защиты растений (ВНИИБЗР) создан и недавно запатентован
биопестицид «БИОСТАТ». Препарат представляет собой смесь терпенов биогенного
происхождения (выделенных из эфирного масла кориандра) и их синтетических аналогов
и применяется против некоторых видов тлей, клещей, трипсов, а также против болезней
[42, 43, 51, 100]. «БИОСТАТ» используется для защиты овощных, бахчевых культур,
табака, сои, винограда, яблони и персика от комплекса вредных организмов. При этом
эффективность препарата против различных видов вредителей может варьировать в
широком диапазоне. Так, например, для H.armigera эффективность препарата составляет
65 - 75%, а вот для имаго Eurygaster integriceps Puton (клопа вредная черепашка) и
L.decemlineata только 45 - 55% [90]. При высокой численности фитофагов урон,
наносимый культурам выжившими насекомыми, может быть весьма существенным.
Учитывая высокую плодовитость самок колорадского жука и высокую вредоносность

30
личиночной стадии, эффективность 45-55% является недостаточной для обеспечения
сохранности урожая.
Таким образом, как следует из проведенного нами анализа литературы, в настоящее
время зарегистрированы или готовятся для регистрации ряд растительных препаратов,
обладающих различным спектром действия на вредителей-фитофагов. Однако, несмотря
на существующие исследования и разработки, вопрос снижения численности
колорадского жука по-прежнему остается открытым.

1.3. Колорадский жук в условиях Молдовы и средства биогенного происхождения


для снижения его численности.
Плоды и корнеплоды пасленовых культур являются ценным продуктом питания. В
Молдавии пасленовые представлены следующими культурами: баклажаны, перцы,
томаты, картофель и другие. В комплексе мероприятий, направленных на получение
высокого и доброкачественного урожая этих культур большое значение имеет борьба с
вредителями, распространенными на них. Основным вредителем пасленовых, в частности
картофеля, является колорадский картофельный жук (Leptinotarsa decemlineata Say.).
Первые очаги колорадского жука в Молдавии появились в 1960 году в пограничных
районах, а в настоящее время он распространился по всей территории республики. По
темпам территориальной экспансии и адаптациогенеза инвазийных популяций к условиям
зон вселения вид L.decemlineata не имеет себе равных среди всех видов-вселенцев, или
адвентивных видов насекомых из числа фитофагов, населяющих агросистемы. Такая
экологическая пластичность колорадского жука во многом связана с высокой степенью
полиморфизма данного вида, обусловленной его эволюционной молодостью и
спецификой условий формирования [95, 96].
Колорадский жук в условиях Молдовы дает в основном две генерации в год, в
отдельные годы может начаться развитие неполной третьей генерации. Перезимовавшие
имаго выходят на поверхность, когда температура на глубине почвы 20 см превысит
+11,50С, а среднесуточная температура достигнет +13+140С, что происходит во вторую-
третью декаду апреля, а в отдельные годы – в первую декаду мая. Начало яйцекладки
совпадает с достижением среднесуточной температуры воздуха выше +200С, что в
условиях Молдовы согласно среднемноголетним показателям отмечается со второй
декады мая (рис. П 6.1). Эмбриональное развитие длится в среднем от 5 до 11 дней в
зависимости от среднесуточной температуры воздуха (рис. П 6.2) [46, 88].

31
Известно, что вред от имаго и личинок колорадского жука на картофеле зависит как
от фазы развития культуры, так и от плотности вредителя, т.е. численности и
длительности пребывания на растениях [15, 146].
Наибольший вред фитофаг наносит в период бутонизации картофеля. Так,
установлено, что питание одновременно 10 имаго и 10 личинок вредителя в течение 5
дней на одном растении в фазе бутонизации картофеля вызывает снижение урожая
клубней на 46%. При развитии на растениях того же количества имаго и личинок в период
массового цветения, потери урожая существенно ниже и составляют в среднем 8,5%. В
период образования клубней вредоносность колорадского жука снова возрастает - даже
слабое уничтожение ботвы личинками может сильно сказаться на урожае. Так, при
наличии 10 личинок на одном растении в этот период потери достигают 15 - 30%, при
наличии 15 личинок увеличиваются до 50%, а при 40 и более особей на куст урожай
практически теряется. В то же время в период окончания роста клубней растение более
устойчиво к воздействию фитофага. Даже при полном уничтожении ботвы жуками летней
генерации в данный период урожайность снижается не более чем на 15% или не
снижается совсем [47, 85, 140]. Потери урожая происходят как за счѐт уменьшения числа
клубней, так и за счѐт уменьшения их размеров. Это приводит к снижению их
стандартности. Особенно сильно (до 77%) нарушается стандартность при заселении
жуком растений в период бутонизации. Экономическими порогами вредоносности, при
которых целесообразно проводить обработки посадок картофеля, могут служить
следующие показатели: 1 перезимовавшее имаго и 1 личинка на 1 растение для первого
поколения или 5 летних имаго на 1 растение для второго поколения [88, 102].
Следует отметить, что ряд биологических особенностей L.decemlineata (высокая
плодовитость самок, способность к далеким перелетам, зимовка глубоко в почве под
снежным покровом, большая продолжительность имагинальной жизни, высокая
устойчивость всех стадий развития жука к неблагоприятным условиям среды,
многообразие состояний физиологического покоя, защищающие жука при экстремальных
условиях среды) делают его вредоносность особенно ощутимой. Ситуация осложняется и
способностью вредителя к формированию резистентных популяций [24, 185]. У
колорадского жука наряду с групповой (устойчивость к пестицидам одного класса)
отмечаются перекрестная и множественная резистентность. Последняя характеризуется
утратой эффективности препаратов нескольких химических классов [110, 169].
Несмотря на то, что в XXI веке колорадский жук считается уже самым обычным
вредителем пасленовых культур, борьба с ним из года в год не ослабевает, а наоборот,

32
разрабатываются все новые методы для снижения его численности. Так, за последние 25
лет ежегодные потери урожая картофеля в мире увеличились с 32,3 до 41,1% и, по оценке
экспертов ООН, они достигают 125 - 135 млн. тонн [160]. Исходя из литературных данных
(Яровой В. М., 2005) климатические условия Молдовы являются оптимальными для
массового развития колорадского жука, что может наносить существенный вред урожаю
картофеля и других пасленовых культур [103]. Защита растений позволяет сохранить как
минимум 80 - 85% урожая и снизить предполагаемые потери. Это достигается за счет
проведения всего комплекса агротехнических мероприятий, одним из элементов которого
является защита с помощью биологических агентов [17, 109].
В настоящее время на практике приходится вести борьбу с резистентными
популяциями колорадского жука, отселектированными в результате многолетнего
применения пиретроидных препаратов. В Молдове так же, как и в других странах, на
протяжении нескольких десятков лет массово применялись интенсивные технологии с
использованием, в основном, химических средств защиты. Поэтому на современном
этапе, связанном с разработкой природоохранных систем защиты растений и
экологического земледелия, необходима оперативная приоритетная переориентация на
максимальную биологизацию технологий [14].
Одними из альтернативных химическому является биологический метод защиты
картофеля от L.decemlineata. Он включает в себя применение энтомофагов,
микробиологических препаратов, нематод, а также вторичных метаболитов растений.
Применение энтомофагов. Поскольку в гемолимфе L.decemlineata накапливаются
токсичные стероидные алкалоиды, содержащиеся в побегах и листьях паслѐновых, жуки
несъедобны для большинства птиц и животных. В то же время существуют некоторые
виды птиц (скворцы, фазаны), а также различные виды членистоногих, которые поедают
жуков, личинок и яйца L.decemlineata. Например, паук Xysticus kochi Thorell (Thomisidae)
(Sorokin, 1976) и паук-долгоножка Phalangium opilio L. (Opiliones) питаются яйцами и
охотятся на личинок младших возрастов L.decemlineata [129]. Известен также
паразитический клещ колорадского жука - Chrysomelobia labidomerae Eickwort
(Podapolipidae) [118].
Одновременно, в литературе есть ссылки на то, что некоторые мухи – тахины
откладывают свои яйца в тело личинок жука. Так, из Канады в Европу была завезена
тахина дорифорофага Myiopharus doryphorae (Riley) (Tachinidae) [syn. Doryphorophaga
doryphorae (Riley)] – являющаяся паразитом личинок колорадского жука [162]. Однако в
настоящее время данные виды энтомофагов еще находятся еще в стадии изучения.

33
Специализированные энтомофаги колорадского жука обитают только в Северной и
Южной Америке. Со времени проникновения колорадского жука на Европейский
континент предпринимались неоднократные попытки интродукции его энтомофагов. Так,
при изучении естественных врагов, перспективными для подавления L.decemlineata на
стадии яйца и личинки были признаны хищные клопы щитники периллюс Perillus
bioculatus F. и подизус Podisus maculiventris Say. (Pentatomidae) [16, 88]. Некоторыми
исследователями (Biever и Chauvin, 1992) было отмечено, что наводняющие выпуски
хищников Perillus bioculatus Fabr. и Podisus maculiventris Say. подавляли плотность
L.decemlineata на 62%. При этом потеря листовой массы снизилась на 86%, и урожай
картофеля увеличился на 65% в сравнении с необработанным контролем [41, 87, 148].
В результате исследований, проводимых в Молдове и других странах, были
разработаны технологии разведения и применения клопов периллюса и подизуса. Однако
в итоге акклиматизация хищного клопа периллюса потерпела неудачу, несмотря на
отдельные отмеченные факты его перезимовки в природных условиях. Это произошло по
причине того, что в большинстве европейских стран из-за климатических условий
существует значительный разрыв в сроках появления в природе клопов и их жертвы. А
так как периллюс – узкий олигофаг, питающийся только яйцами колорадского жука, то
при выходе из диапаузы ему определенный период нечем питаться [87, 161].
В этом плане более перспективным считался клоп подизус, т.к. он является
хищником-полифагом, питающимся более 200 видами насекомых, особенно их
личиночными стадиями. Была разработана технология массового разведения личинок
подизуса на большом мучном хрущаке (Tenebrio molitor L., Tenebrionidae), которая
включала наработку пригодных к колонизации личинок хищника применительно к
условиям конкретной природно-климатической зоны [22, 87, 116]. Было установлено, что
одна личинка подизуса за весь период развития (I - V возраста) уничтожает в среднем 250
яиц колорадского жука. Использование подизуса в борьбе с колорадским жуком на
весенних и летних посадках картофеля и баклажана, при соотношении хищник: жертва
(1:15 - 1:20), позволяло снизить численность вредителя на 88 - 100%. Это давало
возможность защитить урожай пасленовых культур (с начала плодообразования) при
полном отказе от химических обработок. Примечательно, что хищник был
высокоэффективен (98 - 100%) и против второй генерации вредителя на летних посадках
картофеля и баклажан при очень жаркой погоде (+31…+34°С), когда использование

34
микробиопрепаратов неэффективно [22]. Но многочисленные попытки акклиматизации
подизуса также потерпели неудачу [16, 103].
В результате было установлено, что и для периллюса и для подизуса более
рентабельной является не акклиматизация, а сезонная колонизация и только на
дорогостоящих культурах, например, на раннем картофеле или на баклажанах [16, 103].
В середине 80-х годов прошлого столетия в различные страны мира из Мексики был
завезѐн специализированный яйцепаразит колорадского жука - эдовум (Edovum puttleri
Grissell, Eulophidae), который откладывает свои яйца в яйца вредителя. В работах многих
авторов (Cappaert D.L., Drummond F.A., Logan P.A., 1991, Lipa J.J., 2008, Ruberson и др.,
1991) показано, что эдовум может успешно использоваться для снижения численности
L.decemlineata [118, 161, 181]. Так, например, согласно исследованиям Lipa J.J. (2008),
применение E.puttleri на полях картофеля обеспечивает эффективность от 82 до 92% [161].
Однако согласно данным других авторов (Ruberson и др., 1991) эффективность эдовума на
картофеле значительно ниже (около 50%). Наибольшая эффективность хищника
достигается на баклажанах (67 - 79%) [181]. Для увеличения эффективности E.puttleri
были предприняты попытки включения в искусственную среду для его питания
дополнительных углеводов [118]. Недостатком яйцепаразита является то, что, в силу
климатических условий (эдовум южанин), E.puttleri в зонах интенсивного выращивания
культурного картофеля не зимует. А разводить этого узкоспециализированного хищника
для массовых выпусков можно, естественно, только на яйцах того же колорадского жука.
Таким образом, ни один из перечисленных видов не адаптировался на европейском
континенте, поэтому их можно применять в борьбе с колорадским жуком лишь методом
сезонной колонизации. Но для этого необходима доступная технология их массового
разведения в лабораторных условиях, которая до последнего времени не разработана.
Кроме описанных видов энтомофагов на данный момент известны и другие хищные
клопы, охотно питающиеся колорадским жуком. Одним из них является Oplomus
nigripennis var. pulcher Dull. (Pentatomidae), найденный в Мексике [41]. Среди
представителей хищных клопов, распространенными на территории Молдовы и охотно
поедающими личинок L.decemlineata, можно назвать синего хищного клопа Zicrona
caerulea L. (Pentatomidae). Синий клоп относится к олигофагам и питается в основном
личинками крупных жуков – листоедов, а также имаго и личинками крестоцветных
блошек (Chrysomelidae: Phyllotreta). Известно, что потребление гемолимфы колорадского
жука не вызывает у Z.caerulea патологических состояний, поэтому он охотно включает
его личинок в свой рацион [41].

35
В то же время в Молдове отмечены и другие хищные энтомофаги колорадского жука
из местной фауны, которые часто питаются отложенными яйцами и личинками вредителя.
Среди них многие виды жужелиц (Coleoptera, Carabidae), которые могут питаться
яйцекладками в начале их появления на всходах картофеля. Некоторыми авторами
(Коваль А. Г., 2005) рассматривается возможность защиты пасленовых культур (томатов и
баклажан) от колорадского жука с помощью хищных жужелиц. Так, при исследовании
полей баклажанов, перцев и томатов в трех регионах (предгорной части Крыма,
центральной части Молдавии и Черноморского побережья Кавказа - в Сочи) выявлено,
что самая большая доля видов жужелиц, питающихся колорадским жуком, была отмечена
в Молдавии – 65,4%. Наиболее значимыми в центральной части Молдавии из семейства
Carabidae являются виды Poecilus cupreus L., Pseudoophonus rufipes (Deg.), Pterostichus
melanarius (Illiger) и Anisodactylus signatus (Panzer). Жужелицы этих видов уничтожают
колорадского жука на различных преимагинальных стадиях его развития, снижая
плотность жука в 2 – 2,6 раза (на 48,8–60,9%) на молодых всходах картофеля [47]. Однако
по мере роста кустов картофеля роль этих полезных насекомых резко подает, так как они
обитатели поверхностного слоя почвы и редко забираются на растения, где жук
откладывает яйца, и развиваются его личинки [47, 99].
Необходимо отметить, что и в Мексике и США (Делвэр) также были выявлены виды
Carabidae (Lebia grandis Hentz и Pterostichus chalcites Say.), имаго которых питаются
яйцекладками и личинками L.decemlineata, в то время как личинки заражают куколок
колорадского жука паразитами [201].
Одновременно в республиках бывшего СССР и за рубежом проводились
исследования по применению видов энтомофагов, принадлежащих семействам
Chrysopidae и Coccinellidae, для снижения численности колорадского жука [47].
Например, выявлено, что вид Coleomegilla maculata (De Geer, 1775) (Coccinellidae)
питается яйцами и личинками младших возрастов L. decemlineata (Groden и др., 1990;
Hazzard и др., 1991), уничтожая до 37,8 % яиц первого поколения и до 58,1 % яиц второго
поколения [141].
В Молдове из кокцинеллид, в рационе которых присутствуют яйца и личинки
L.decemlineata, наиболее часто встречается семиточечная божья коровка C.septempunctata
(Coccinellidae) [33].
Также на территории бывшего СССР было обнаружено три вида Chrysopidae,
питающихся L.decemlineata. Среди них в Молдове наиболее распространена златоглазка
обыкновенная C.carnea [99].

36
Таким образом, несмотря на проводимые исследования, перечень известных в
настоящее время видов энтомофагов, которых возможно использовать для регулирования
численности L.decemlineata охватывает узкий диапазон хищников.
Кроме того, на практике применение специализированных энтомофагов оказалось
проблематично оптимально сочетать из-за сложных межвидовых соотношений, разной
степени адаптивности и экологической валентности акклиматизируемых видов
энтомофагов и инвазийных популяций вредителя к условиям зон вселения, несовпадения
фаз развития адвентивных видов фитофагов и их хищников на новых территориях [97].
В то же время аборигенные виды энтомофагов относятся к полифагам и олигофагам,
поэтому, несмотря на употребление ими в пищу яиц и личинок L.decemlineata, они не
влияют существенно на снижение численности популяции вредителя. Также, такие
хищные насекомые как коровки (Coleoptera, Coccinellidae), златоглазки (Neuroptera,
Chrysopidae) и клопы (Heteroptera – Pentatomidae, Miridae, Nabidae), в весенне-летний
период в первую очередь заселяют посевы зерновых и другие культуры, а на посадки
картофеля переселяются во второй половине лета после уборки зерновых, когда значение
колорадского жука заметно снижается [33]. Также необходимо отметить, что,
аборигенные энтомофаги размножаются в десятки и сотни раз медленнее, чем
колорадский жук, способный откладывать 1500 - 2000 яиц и давать два поколения в год.
Таким образом, в силу вышеперечисленных причин, хищные энтомофаги
(специализированные и аборигенные) в настоящее время пока не нашли широкого
применения в регулировании плотности популяции колорадского жука на посадках
картофеля.
Применение микробиологических препаратов и нематод. В настоящий момент
для снижения численности колорадского жука наиболее широко применяются препараты
микробиологического происхождения на основе Beauveria bassiana (Боверин) и Bacillus
thuringiensis (Битоксибацилин, Бикол и др.) [106, 139, 161].
Так, согласно данным некоторых авторов (Akbar W. et al., 2005, Коломиец Э.И.,
2007), препарат «Боверин» поражает личинок всех возрастов, куколок и имаго. При
обработке растений картофеля Боверином в период появления первых яйцекладок
колорадского жука, погибает 16 - 20% самок, а оставшиеся в живых снижают свою
плодовитость. Однако эти же авторы отмечают, что, хотя применение B.bassiana и
уменьшает численность L.decemlineata на 75%, но все же оно менее эффективно по
сравнению с химическими инсектицидами [10, 50, 106].

37
Одновременно другими авторами была разработана технология применения другого
препарата – «Битоксибациллина» (БТБ) для защиты баклажанов и картофеля от
колорадского жука [10, 158, 170]. В настоящее время в Беларуси (Коломиец Э.И., 2007)
организовано опытно-промышленное производство бацитурина – биоинсектицида для
борьбы с колорадским жуком на основе B.thuringiensis. Кроме токсического воздействия
препарат проявляет и антифидантные свойства: обработанные растения на некоторый
период перестают быть привлекательными для вредителя [50].
Кроме БТБ, бацитурина и некоторых других также изучался и был включен в список
средств, рекомендованных для борьбы с колорадским жуком, препарат «Колорадо» на
основе штамма Bacillus thuringiensis morrisoni (H8) [8]. Авторы (Азизбекян Р.Р. и др.,
1995) отмечают, что препарат «Колорадо» при испытаниях по всем показателям
превосходил БТБ, был близок по биологической эффективности к химическим эталонам и
превосходил их по хозяйственной эффективности.
Другими исследователями (Martin P.A., Blackburn M., Shropshire A.D., 2004) было
выявлено два новых штамма, обладающих активностью против колорадского жука наряду
с B.thuringiensis. Один из исследуемых штаммов был определен как Photorhabdus
luminescens [167].
В России зарегистрирован (2004) в качестве пестицида новый биопрепарат
четвертого поколения на основе метаболитов почвенного актиномицета Streptomyces
avermitilis - «Фитоверм» (концентрат эмульсии, 2 и 10 гл), который можно использовать
против комплекса вредителей, в том числе и против колорадского жука. Выпускается
препарат «Фармбиомед» НБЦ ООО и рекомендован для применения против имаго
L.decemlineata в период массовой яйцекладки (т.к. есть сведения, что препарат проявляет
частичное овицидное действие). Авторы также указывают на перспективность препарата,
полученного на основе Metarhizium anisopliae. В Украине (Инженерно-технологический
институт „Биотехника” Украинской Академии аграрных наук) разработан и
зарегистрирован биологический препарат «Актофит», обладающий инсектоакарицидным
действием, на основе природных авермектинов, которые продуцируются почвенным
грибом – Streptomyces avermitilis. Его эффективность в борьбе с вредителями
сельскохозяйственных культур была исследована в аккредитованных научно-
исследовательских учреждениях – Институте защиты растений УААН, Институте
садоводства УААН, Институт сельского хозяйства Полесья УАНН и Молдавском научно-
исследовательском институте защиты растений. Препарат внесен в перечень пестицидов и
агрохимикатов, разрешенных для использования в Украине. «Актофит» в дозе 2 мл/л (или
38
0,2%). Обладает высокой инсектицидной активностью против личинок колорадского жука
младших возрастов на картофеле, томатах и баклажанах, но не проявляет овицидных
свойств. Для эффективной борьбы с имаго колорадского жука, как первого, так и второго
поколения в южных районах применяется доза препарата в 4 мл/л (0,4%) с интервалом от
4 до 8 дней в зависимости от интенсивности лëта и степени заселения растений. Число
обработок может быть увеличено до 8-10 [98, 101].
Однако, несмотря на положительные результаты, в настоящее время объѐмы
применения микробиологических средств против колорадского жука невелики, что
связано с большой зависимостью эффективности этих препаратов от погодных условий.
Низкий потребительский спрос и необходимость в дорогостоящем оборудовании также
ограничивают объемы выпуска биопрепаратов [50, 87, 97]. Также уже отмечено
возникновение резистентности колорадского жука к эндотоксину B.thuringiensis [127].
В настоящее время проводятся исследования по использованию энтомопатогенных
нематод семейств Steinernematidae и Heterorhabditidae против колорадского жука [40, 78].
Установлено (Иванова Т.С. и др., 2004), что более восприимчивыми являются личинки
младших (I-II) возрастов L.decemlineata, менее – личинки III-IV возраста, и иногда совсем
невосприимчивы оказываются имаго, что значительно сужает потенциал возможного
применения нематод против фитофага. Кроме того, способ внесения патогенных нематод
исключает применение эффективных и экономичных аэрозольных опрыскивателей. Также
нематодные препараты имеют очень непродолжительное время воздействия, а выход
личинок L.decemlineata из яиц растянут по времени, что значительно снижает
эффективность при использовании препаратов данного типа [40]. Невысокая
эффективность нематод была выявлена и польскими учеными. Так, Ропек Д. (2007) при
сравнительном тестировании в лабораторных условиях четырех видов энтомопатогенных
нематод и пяти видов грибов установил, что нематоды по эффективности уступают
грибным препаратам [40, 78].
Таким образом, наиболее изученными на настоящий момент биологическими
агентами для регулирования численности колорадского жука являются энтомофаги, а
также нематодные и микробиологические препараты. Однако применение и
акклиматизация некоторых специализированных видов хищников в условиях Молдовы (и
Европы в целом) потерпели неудачу. Это произошло, в основном, в виду экологической
несовместимости в новых местообитаниях колорадского жука и его специализированных
энтомофагов; наличию областей в пространстве (в силу разной приспособляемости к
климатическим условиям), где хозяин может укрыться от нападения; отсутствию

39
дополнительного хозяина для некоторых специализированных видов хищников и
асинхронности жизненных циклов колорадского жука и хищников на новых территориях.
Что касается использования местных видов энтомофагов, то также существуют
объективные причины, по которым снижение плотности популяции вредителя не
происходит до экономически ощутимых размеров. Это широкая специализация
энтомофагов, разница в уровнях обитания (почвенные жужелицы и обитатель нижнего
(среднего) яруса колорадский жук), более низкий репродуктивный потенциал хищников
по сравнению с фитофагом, высокая токсичность гемолимфы колорадского жука, более
высокая способность к расселению у L.decemlineata, чем у энтомофагов, несовпадение
периодов массового заселения картофеля хищниками и колорадским жуком и др.
Применение микробиологических препаратов также имеет ряд недостатков:
невысокая эффективность по сравнению с химическими пестицидами, большая
зависимость эффективности микробиологических препаратов от погодных условий,
низкий потребительский спрос, необходимость в дорогостоящем оборудовании при
производстве препаратов, возникновение резистентности колорадского жука к
эндотоксину B.thuringiensis, а также аллергические реакции у людей при контакте с
препаратами [50, 87, 97]. Необходимо также учитывать, что у микроорганизмов вполне
возможны изменения, которые могут привести к возникновению мутантных популяций.
Последствия таких изменений могут быть просто катастрофическими.
В то же время установлено, что применение патогенных нематод ограничено
способом их внесения и продолжительностью действия, а также малоэффективно против
личинок старших возрастов и имаго колорадского жука [78].
Одновременно анализ литературы показал, что в настоящее время возрастает роль
природных пестицидов, получаемых из растительного сырья. Многими авторами
отмечается, что использование растительных веществ экологически благоприятнее, чем
синтетических. Это объясняется, во-первых, их более легкой утилизацией в силу
природного происхождения соединений, а, во-вторых, большей избирательностью
действия в силу сложившегося в ходе эволюции равновесия между растениями и
вредителями-фитофагами. Растительные препараты можно получить из природного сырья
в больших количествах доступными способами.
Поэтому, одним из перспективных, на наш взгляд, является направление по
изучению и использованию растительных экстрактов, содержащих биологически
активные вещества, в качестве средств защиты от вредителей - фитофагов.

40
Применение растительных экстрактов для снижения численности популяции
колорадского жука. В качестве средств защиты пасленовых культур от колорадского
жука все более пристальное внимание привлекают препараты растительного
происхождения, получаемые либо простой экстракцией, либо выделением активных
компонентов с последующим добавлением в растворы различных прилипателей,
консервантов и т.д.
При анализе литературных данных об используемых методах экстракции было
установлено, что большинство авторов проводили выделение биологически активных
веществ (БАВ) из растительного материала простой экстракцией (мацерацией или
перколяцией), реже - непрерывным противоточным экстрагированием с перемещением
экстрагента и сырья. В качестве экстрагентов использовали различные растворители, но
чаще всего этиловый и метиловый спирт и дистиллированную воду в соотношении 1:5
или 1:10 [11, 21, 45, 66, 132]. Одновременно в литературе описаны случаи извлечения БАВ
из растений (например, из Satureja hortensis L., сем. Lamiaceae) и методом
сверхкритической жидкостной экстракции. Авторами было установлено преимущество
этого метода, заключающееся в большем выходе суммы активных веществ из
растительного сырья. Однако высокая стоимость и сложность метода пока не сделали его
общедоступным [176].
Относительно выбора способов экстракции большинство авторов сходится во
мнении, что наиболее удобным, доступным и экономичным является способ извлечения
суммы активных веществ методом простой мацерации [11, 20, 45, 67, 132].
В настоящее время наиболее изучены многими авторами, эффективные против
различных стадий колорадского жука, экстракты из пиретрума и нима [92, 93, 144, 152,
158, 165].
На данный момент проводятся исследования по изучению и других веществ
растительного происхождения, обладающих биологической активностью против
L.decemlineata. Так, например, некоторыми авторами (Trdan S. et al., 2007) были выявлены
высокие инсектицидные свойства против колорадского жука очищенного
(рафинированного) масла рапса (Brassica napus L.), которые были подтверждены и при
полевых испытаниях [195].
Поиском растений с инсектицидными свойствами для L.decemlineata занимаются в
настоящее время и в Турции (Gokce A. et al., 2007). Так, турецкими учеными совместно с
коллегами из США изучались антифидантные свойства нескольких видов растений по
отношению к личинкам колорадского жука. В результате были обнаружены

41
перспективные виды и определена концентрация экстракта 20г/кг-1, при которой в течение
24 часов происходит ингибирование питания личинок обработанными листьями
картофеля [136]. Также данными авторами были изучены инсектицидные свойства
метанольных экстрактов из 30 различных видов растений против личинок III возраста
L.decemlineata. В результате были выявлены 5 наиболее перспективных экстрактов:
Chenopodium album L., Humulus lupulus L., Lolium temulentum L., Reseda lutea L. и Solanum
nigrum L. Экстракт из C.album проявил максимальные токсичные свойства 34,9% через 72
часа после обработки [136, 137]. В то же время их коллегами (Erdoğan P., Toros S., 2007,
Турция) изучалось репеллентное действие растительного экстракта Xanthium strumarium
L. в лабораторных условиях на личинок и имаго L.decemlineata. Было установлено
ингибирующее действие экстракта на рост личинок и развитие куколок, увеличивающееся
с ростом концентрации экстракта. Это послужило причиной высокой смертности личинок
и куколок, уродств, а также сокращением количества имаго, вышедших из куколок. В
результате снижалась плодовитость самок и отрождение личинок из отложенных яиц по
сравнению с контролем [132].
Другими авторами (Bentley M.D. et al., 1988, США, Кения) изучалось действие
растительных лимоноидов (лимонина и 10 структурно модифицированных лимонинов) на
личинок IV возраста L.decemlineata. В результате были найдены лимоноиды, содержащие
эпоксидную и фурановую группы, с высокой степенью антифидантности [112]. Другой
лимоноид - эпилимонол также был протестирован (Yong-Biao Liu et al., 2008) на имаго и
на отродившихся личинках колорадского жука. В результате было выявлено влияние на
развитие личинок, выражающееся в отставании роста и развития, что становилось
очевидным к IV возрасту. На имаго эпилимонол оказывал антифидантный эффект только
при попадании на ротовые органы, но не при прямом введении в гемолимфу насекомого
[204].
Также (Yun Hua et al., 1991) изучались антифидантные свойства против
колорадского жука двенадцати тритерпеноидов, выделенных из коры березы черной
Betula nigra L., произрастающей в Америке. Два из них 3β-ацетоксиолеан-12-ен-28-вой
кислоты и 3β- ацетоксиолеан -11-оксо-12-ен-28-новой кислоты (acetoxyolean-12-ene-28-oic
acid and 3β-acetoxyolean-11-oxo-12-ene-28-oic acid) проявили антифидантную активность
[205].
Тестированием растительных экстрактов против личинок L.decemlineata занимались
в Испании, Канаде, США и других странах. Так, например, Скотт И.М. и соавторы
сравнивали эффективность экстрактов, полученных из двух видов семейства Piperaceae
42
(Piper nigrum L. и Piper tuberculatum Jacq.) по отношению к личинкам и имаго
колорадского жука. В результате было установлено, что наиболее восприимчивыми
оказались личинки самого младшего (первого) возраста и только что отрожденные. Было
определено, что экстракт P.nigrum приводит к 70%-ной гибели 4-х дневных личинок в
течение недели после обработки картофеля Solanum tuberosum L. (Solanaceae). Однако
было доказано, что на солнечном свету в полевых условиях экстракт снижал свою
активность на 80% [183].
Исследованиями вторичных метаболитов растений, обладающих пестицидной
активностью, занимаются также в России и Беларуси. Рядом авторов (Каклюгин В.Я.,
2004, Литвинова В.И. и др., 2004) тестировался ряд соединений биогенного
происхождения для определения овицидной, инсектицидной и антифидантной активности
против различных стадий L.decemlineata. В результате двухлетнего лабораторного
изучения выявлена высокая овицидная активность (62,0-100% при концентрации а.в.
1.0%) эфирного кориандрового и фенхелевого масел, α-терпениола, масла гринделии и
3,7-диметил-окта-1-ин-6-ен-3-ола, значительно превышающая активность химического
эталона (децис). На основе лабораторного тестирования было отобрано наиболее
эффективное эфирное фенхелевое масло и проведены его полевые испытания.
Численность личинок на 3 сутки после обработки снижалась на 44,3 - 73,3% [43, 53].
Имеются сведения также и об испытании растительных фитоэкдистероидов (20-
гидроксиэкдизона, α-экдизона, полиподина В и постстерона) на личинках всех возрастов
L.decemlineata (Золотарь Р.М., Быкховец А.И. и др., 2001) при топикальном нанесении и
путем введения в пищеварительный тракт. В результате авторы установили, что
исследуемые фитоэкдистероиды влияли на рост и развитие личинок, а также снижали их
численность [207].
В Молдове (ВНИИБЗР) изучалась биологическая активность экстрактов,
полученных из 17 видов растений, по отношению к колорадскому жуку. В результате
было выявлено шесть экстрактов с высокой антифидантной и репеллентной активностью
по отношению к фитофагу [45].
Таким образом, как видно из проведенного анализа литературы, во многих странах
мира проводятся исследования по изысканию веществ растительного происхождения,
обладающих биологической активностью по отношению к колорадскому жуку. Однако
необходимо отметить, что до настоящего времени против личинок и имаго колорадского
жука протестирована лишь небольшая доля из существующих видов растений, а
исследования носят узкоспецифический характер. Так, в основном изучался

43
антифидантный эффект и влияние веществ природного происхождения на рост и развитие
личинок младших возрастов L.decemlineata. Также, в нашем обзоре отмечено, что до сих
пор не было выявлено эффективных видов растений, экстракты которых в полевых
условиях проявили длительный инсектицидный и антифидантный эффект. Другими
словами, на настоящий момент нет четких указаний на возможность применения
растительных экстрактов для защиты картофеля от колорадского жука.
Выводы к главе 1.
1. В качестве первых растительных инсектицидов, применяемых в защите растений,
использовались в основном цветки ромашки далматской (P.cinerariaefolium), листья
табака (Nicotiana tabacum L.), корни квассии горькой (Quassia amara L.), надземные
части анабазиса безлистного Anabasis aphylla L., корни дерриса (Derris elliptica (Wall.)
Benth.), лонхокарпуса (Lonchocarpus nicou (Aublet) DC.), тефрозии (Tephrosia vogelii
Hook.f.), семена индийского дерева ним (Azadirachta indica A. Juss.) и некоторые
другие.
2. На современном этапе поиском и изучением биологически активных веществ,
пригодных для снижения численности вредителей, занимаются во многих странах
мира: Канаде, США, Китае, Индии, Турции, Испании, Германии, а также в России,
Украине, Беларуси и в других странах СНГ.
3. Препараты растительного происхождения, зарегистрированные и применяемые в
настоящее время, созданы на основе известных веществ, выделенных из ромашки
далматской, нима, квассии и некоторых других. К принципиально новым относятся
препараты, полученные на основе веществ, выделенных из хвои пихты сибирской Abies
sibirica L. и из эфирного масла кориандра (Россия).
4. Колорадский жук в условиях Молдовы проявляет высокую вредоносность,
усугубляемую рядом его биологических особенностей, а также способностью к
быстрой выработке резистентности. Наиболее изученными на настоящий момент
биологическими агентами для снижения численности колорадского жука являются
энтомофаги, а также нематодоцидные и микробиологические препараты. Однако
существующие биологические способы не решают полностью проблему защиты
пасленовых культур от колорадского жука.
5. В Молдове проводились исследования по изучению антифидантного действия
вторичных метаболитов растений против колорадского жука. Однако на настоящий
момент вопрос снижения численности колорадского жука с помощью веществ
растительного происхождения остается актуальным.

44
Таким образом, применение растительных экстрактов для защиты
сельскохозяйственных культур от фитофагов перспективно, так как природные
биопестициды отвечают всем необходимым условиям: избирательностью и
направленностью действия, меньшими, чем у синтетических веществ, устойчивостью к
разложению и токсичностью, и более коротким периодом остаточного воздействия [46].
Все вышеперечисленное послужило мотивацией для проведения предложенных
исследований.
Цель исследований
Выявление растений, содержащих биологически активные вещества с
инсектицидными и антифидантными свойствами и оценка биологической эффективности
растительных экстрактов в регулировании численности колорадского жука.
Задачи исследований
 Провести скрининг растений для выявления видов, экстракты которых обладают
инсектицидными и антифидантными свойствами.
 Определить биологическую эффективность растительных экстрактов в полевых
условиях.
 Провести сравнительную оценку инсектицидной и антифидантной активности фракций и
суммарных экстрактов.
 Определить оптимальный способ экстракции активных компонентов из V. lobelianum.
 Провести количественную и качественную оценку экстракта из V.lobelianum.
 Определить биологическую эффективность экстракта из V.lobelianum для снижения
численности колорадского жука.

45
2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.
Исследования, представленные в данной работе, проведены на базе лабораторий
«Химия Природных Биологически Активных Веществ», «Экологические технологии и
Стандартизация» и «Фитофармация и Экотоксикология». Полевое тестирование
осуществляли на опытном поле Института Защиты Растений и Экологического
Земледелия Академии Наук Молдовы (ИЗРЭЗ АНМ).

2.1. Объекты исследований.


В качестве объектов для исследований служили 169 однолетних и многолетних
видов растений, произрастающих как на территории Молдовы, так и за ее пределами, и
принадлежащих к 48 ботаническим семействам (Табл. П 2.1).
Отбор видов растений для скрининга на выявление инсектицидной и антифидантной
активности их экстрактов по отношению к колорадскому жуку проводили согласно их
ботаническим, химическим и хозяйственным характеристикам [19, 49, 58, 65, 68 - 77, 91,
111]. Для тестирования на инсектицидную и антифидантную активность отбирали виды,
отвечающие следующим требованиям:

1. Наличие в литературе данных на присутствие в составе растений вторичных


метаболитов, обладающих биологической активностью по отношению к
насекомым и клещам, и принадлежащим к таким классам соединений как
алкалоиды, сапонины, гликозиды, флавоноиды, фенолы, дубильные вещества,
кумарины и эфирные масла.
2. Постоянная встречаемость в количествах достаточных для исследований и
возможного практического применения.
3. Наименьшая степень повреждаемости растений вредителями в природных
условиях.
Сбор растительного сырья, а именно листьев, стеблей, цветов, осуществляли в
основном в период цветения – начала плодоношения, т.к. в этот период растения
накапливают наибольшее количество биологически активных веществ. Семена собирали
по мере их созревания. Корни с корневищами собирали осенью, когда концентрация
биологически активных веществ в них максимальна. Растения собирали в соответствии с
методами, принятыми в ботанических и биохимических исследованиях, в течение
вегетативных периодов 1996 – 2008 г.

46
Растительное сырье высушивали при температуре 28-30оС до содержания
гигроскопической влаги 8 - 12% согласно стандартной методике [55].
Высушенное растительное сырье измельчали на электрической лабораторной
мельнице (Тип МРП-1, асинхронный двигатель).
Измельченное растительное сырье хранили в темном месте при температуре воздуха
20 - 22 оС.

2.2.Материалы исследований.
Опыты проводили на яйцекладках, личинках и имаго колорадского жука Leptinotarsa
decemlineata Say. (отряд Coleoptera, семейство Chrysomelidae) ввиду его наибольшей
степени вредоносности в условиях Молдовы и быстрой выработке резистентности к
существующим способам защиты.
В качестве кормового растения использовали картофель сорта «Ирга» среднего
срока созревания (Solanum tuberosum L., Solanaceae), которому колорадский жук наносит
существенный урон.

2.3.Методы исследований.
2.3.1.Экстракция биологически активных веществ из растительного сырья.
Получение экстрактов для лабораторного и полевого тестирования. В качестве
растворителя был использован 96%-ный этиловый спирт, позволяющий экстрагировать из
растительного сырья максимальное количество классов биологически активных веществ
[19, 45, 67, 132].
Измельченное растительное сырье заливали растворителем в соотношении 1:5
(сырье:растворитель). Смесь встряхивали в колбах Эрленмейера на лабораторном
встряхивателе (LT 2, SKLO UNION, Чешская Республика) в течение 4 часов и настаивали
24 часа при температуре +24 (±2)оС. Затем экстракт отфильтровывали через бумажный
фильтр на воронке Бюхнера под вакуумом и упаривали на роторном испарителе до
полного удаления растворителя. Остаток растворяли в четырехкратном количестве 96%-
ного этилового спирта, в результате чего получали 20%-ный (по сухому остатку)
спиртовой раствор. Полученные экстракты хранили при температуре +4оС.
Перед тестированием в лабораторных и полевых условиях 20%-ные экстракты
разбавляли дистиллированной водой до концентрации 2,5% по сухому остатку.
Содержание этилового спирта в рабочих растворах растительных экстрактов не
превышало 12,0%.

47
Кроме спиртовых экстрактов из 9 видов растений были получены эфирные масла.
Процесс экстракции состоял из двух этапов: собственно извлечение компонентов из
растительного сырья петролейным эфиром и последующем удалении растворителя (при
пониженном давлении). В результате был получен «конкрет» с содержанием эфирного
масла от 5 до 20%. Из конкрета эфирные масла извлекали этиловым спиртом. Для этого
конкрет растворяли в спирте. При этом в раствор переходило 20-60% конкрета. Остаток
отфильтровывали при сильном охлаждении для отделения от восков, а спиртовой раствор
обесцвечивали активированным углем и выпаривали в вакууме. Получали абсолютное
масло («абсолю»), которое перед тестированием разбавляли дистиллированной водой до
концентрации 2,5%.
Разделение растительных экстрактов на фракции проводилось в лаборатории
«Химия Природных Биологически Активных Веществ», НИИЗР АНМ (табл. 2.1).

Таблица 2.1. Виды растений, экстракты которых подверглись разделению на фракции.


Количество полученных
№ Вид растения
фракций
1. Ailanthus altissima (Mill.) Swingle. 6
2. Buxus sempervirens L. 6
3. Coronilla varia L. 7
4. Delphinium confusum Popov. 2
5. Delphinium dictyocarpum DC. 7
6. Foeniculum vulgare Mill. 6
7. Petroselinum crispum Nym. 7
8. Veratrum lobelianum Bernh. 14
Итого: 55

Сравнительная оценка инсектицидной и антифидантной активности полученных


фракций и суммарных экстрактов по отношению к личинкам II -III возраста колорадского
жука проводилась в лабораторных и полевых условиях согласно п. 2.3.3. и п. 2.3.7.

Способы получения экстрактов из Veratrum lobelianum. Экстракция из растения


Veratrum lobelianum проводилась 6 способами с использованием различных растворителей
(этилового спирта и дистиллированной воды).
I-II способы: готовили спиртовые экстракты (Sp96 и Sp70) согласно методике,
описанной п.2.3.1. В качестве растворителя использовали 96% и 70% этиловый спирт
(соотношение сырье:растворитель 1:5).

48
III-VI способы: готовили водные экстракты (V1, V2, V3 и V4) согласно схемам (рис. П
1.1 - 1.4).
Полученные экстракты хранили при температуре +4оС.

2.3.2.Качественное и количественное определение алкалоидов в экстрактах из


Veratrum lobelianum.
Качественное и количественное определение алкалоидов в сырье и растительном
экстракте из V.lobelianum проводили согласно стандартной методике [61].
Качественную реакцию на наличие в сырье алкалоидов проводили перед
экстракцией активных компонентов из чемерицы. Для этого навеску (0,1г) измельченного
сырья смачивали раствором аммиака и извлекали пятью миллилитрами хлороформа.
Хлороформное извлечение отфильтровывали и выпаривали в выпарительной чашке на
водяной бане. К остатку прибавляли пять капель концентрированной серной кислоты. В
результате появлялось желто-бурое окрашивание, которое при прибавлении 0,5мл
дистиллированной воды и последующем нагревании переходило в розово-красное, что
говорило о наличии алкалоидов в чемерице.
Количественное определение суммы алкалоидов в экстрактах из V.lobelianum
проводили титрометрическим методом. Для этого 50 мл экстракта помещали в
выпарительную чашку, прибавляли 1 мл 1%-го раствора соляной кислоты и упаривали на
водяной бане примерно до двух миллилитров. Остаток количественно переносили тремя
миллилитрами дистиллированной воды в стеклянную колбу емкостью 250 мл, добавляли 1
мл концентрированного аммиака, 80 мл хлороформа и встряхивали в течение 10 мин.
Содержимое колбы переносили в делительную воронку, и хлороформное извлечение
фильтровали через вату в цилиндр. Фильтрат (60 мл) помещали в делительную воронку,
прибавляли 10 мл раствора аммиака и взбалтывали в течение трех минут. Хлороформное
извлечение фильтровали через фильтр с тремя граммами безводного сернокислого натрия
(Na2SO4) и двумя граммами окиси алюминия (Al2O3), предварительно смоченных
хлороформом, в колбу емкостью 250 мл. В делительную воронку прибавляли хлороформ
два раза по 10 мл и взбалтывали в течение двух минут. Хлороформное извлечение
фильтровали через тот же фильтр в ту же колбу. Фильтр с безводным сернокислым
натрием (Na2SO4) и окисью алюминия (Al2O3) промывали десятью миллилитрами
хлороформа. Хлороформ отгоняли на водяной бане досуха.
Остаток хлороформного извлечения (Х) растворяли при нагревании в десяти
миллилитрах 96%-го этилового спирта, прибавляли десять миллилитров 0,02 N раствора

49
соляной кислоты, десять миллилитров дистиллированной воды и титровали 0,02 N
раствором гидроксида натрия (NaOH) в присутствии смешанного индикатора до перехода
окраски от фиолетово-красной к зеленой.
Смешанный индикатор готовили путем смешивания 100мл 0,1% спиртового
раствора метилового красного с 50мл 0,1% спиртового раствора метиленового синего (в
пропорции 2:1). Переход окраски при титровании происходил от фиолетово-красной к
зеленой (при рН=5,4).
Сумму алкалоидов чемерицы в экстракте в пересчете на протовератрин
рассчитывали исходя из того, что 1мл 0,02 N раствора соляной кислоты (HCl)
соответствовал 0,015039 г алкалоидов в пересчете на протовератрин (С39Н61 NO13).
Для качественного определения алкалоидов в экстрактах из V.lobelianum к
остатку хлороформного извлечения (Х) после упаривания растворителя прибавляли пять
капель концентрированной серной кислоты (H2SO4). Появлялось желто-коричневое
окрашивание, которое при прибавлении 0,5 мл дистиллированной воды и при нагревании
на водяной бане переходило в красное с фиолетовым оттенком. Это свидетельствовало о
наличии в экстракте алкалоидов чемерицы.

2.3.3.Лабораторное тестирование растительных экстрактов и их фракций на


наличие инсектицидных, антифидантных и овицидных свойств по
отношению к колорадскому жуку.
В лабораторных условиях опыты проводили в климокамере с регулируемыми
условиями при заданной температуре +22…+24оС, влажности воздуха 70-80% и 16-ти
часовом фотопериоде.
Тестирование экстрактов на инсектицидные и антифидантные свойства проводили
на имаго и личинках II-III возраста L.decemlineata. Использовали насекомых природной
популяции. Каждый вариант состоял из девяти повторностей по 5 насекомых в каждой.
Субстратом для питания служили молодые листья картофеля стандартного размера.
Листья обрабатывали методом погружения в экстракт и затем выдерживали в вытяжном
шкафу в течение 1 часа до полного испарения растворителя, после чего помещали их в
чашки Петри с насекомыми. Концентрация экстрактов составляла 2,5% по сухому
остатку. Контролем служили варианты обработки листьев 12,0%-ным спиртовым
раствором. Инсектицидную активность (эффективность) определяли по количеству
погибших насекомых за трое суток в сравнении с контролем по формуле 2.1 [1, 23]:
Та ×Сb
И = 100 × Tb ×Ca , (2.1)

50
где: И - инсектицидная эффективность снижения численности насекомых, %;
Тa - средняя численность погибших насекомых в опыте;
Tb - количество опытных насекомых;
Сa - средняя численность погибших насекомых в контроле;
Сb - количество контрольных насекомых;

В случае если Сa=0, то расчеты проводились по формуле 2.2.:


Та
И = 100 × Tb (2.2)

Для анализа полученных результатов нами было принято условное разделение


инсектицидной активности растительных экстрактов на 5 групп в зависимости от их
эффективности (табл. 2.2.):

Таблица 2.2. Шкала инсектицидной активности.

Эффективность, % Уровень инсектицидной активности Группа


0-20 очень низкий (нулевой) V
21-40 низкий IV
41-60 средний (удовлетворительный) III
61-80 высокий II
81-100 очень высокий I

В лабораторных условиях антифидантную активность экстрактов и их фракций


определяли через трое суток после начала опыта. Уровень антифидантной активности
оценивали согласно стандартной шкале в баллах (табл. 2.3) [1, 2, 32, 33].

Таблица 2.3. Шкала антифидантной активности.

Объедание площади Уровень антифидантной


Балл
листовой пластины, % активности
от 0 до 5% очень высокий 1
от 6 до 25% высокий 2
от 26 до 50% средний 3
от 51 до 75% низкий 4
от 76 до 100% очень низкий (нулевой) 5

Овицидную активность экстрактов из Veratrum lobelianum проводили на яйцекладках


L.decemlineata, собранных с контрольных кустов картофеля. Каждый вариант состоял из
трех повторностей по три яйцекладки в каждой. Листья с яйцекладками обрабатывали

51
методом погружения на несколько секунд в экстракт и затем выдерживали в вытяжном
шкафу в течение 1 часа до полного испарения растворителя. Затем их помещали в чашки
Петри. Контролем служили листья с яйцекладками, обработанные 12,0%-ным спиртовым
раствором. Овицидную активность определяли на 10 сутки по формуле 2.3. [1]:
Та ×Сb
О = 100 × Tb ×Ca , (2.3)

где: О - овицидная эффективность, %;


Тa - средняя численность не отродившихся яиц и погибших при отрождении
личинок в опыте;
Tb - количество яиц в опыте;
Сa - средняя численность не отродившихся яиц и погибших при отрождении
личинок в контроле;
Сb - количество яиц в контроле;

В случае если Сa=0, то расчеты проводились по формуле 2.4.:


Та
О = 100 × Tb (2.4)

2.3.4.Определение действия растительных экстрактов из Veratrum lobelianum на


полезную энтомофауну в лабораторных условиях.
Определение действия растительных экстрактов из Veratrum lobelianum на
полезную энтомофауну в лабораторных условиях проводилось в лаборатории «Химия
Природных Биологически Активных Веществ» и в лаборатории «Фитофармация и
Экотоксикология» НИИЗР АНМ.
Изучали действие спиртовых и водных экстрактов, полученных согласно п.2.3.1.
В качестве тест-объектов использовали энтомофагов Coccinella septempunctata
Linnaeus. и Chrysopa carnea Steph. Опыты проводили в климокамере с регулируемыми
условиями при заданной температуре +22…+24оС, влажности воздуха 70-80% и 16-ти
часовом фотопериоде.
Использовали имаго и личинок C.septempunctata природной популяции, собранных с
кустов картофеля. Каждый вариант состоял из четырех повторностей по 5 насекомых в
каждой. Контактное действие спиртового (в концентрации 0,05; 0,1; 0,2; 0,3; 0,4 и 0,5%
алкалоидов в пересчете на протовератрин) и водного (в концентрации 0,05 и 0,1%
алкалоидов в пересчете на протовератрин) экстрактов испытывали в двух вариантах:

52
обработка субстрата и обработка насекомых (топикальное нанесение 0,2 мкл на
дорзальную область).
В первом варианте субстратом служили кружки фильтровальной бумаги, которые
обрабатывали методом погружения на несколько секунд в экстракт и затем выдерживали
в вытяжном шкафу в течение 1 часа до полного испарения растворителя. После
высыхания кружки фильтровальной бумаги помещали в чашки Петри, затем туда
подсаживали насекомых. В качестве субстрата в контроле использовали кружки
фильтровальной бумаги, обработанные водно-спиртовыми растворами соответствующей
(1,2; 2,4; 4,8; 7,2; 9,6 и 12,0%) концентрации или дистиллированной водой и высушенные
в течение 1 часа в вытяжном шкафу.
Во втором варианте в контроле насекомым наносили на дорзальную область водно-
спиртовые растворы соответствующей (1,2 и 2,4%) концентрации или дистиллированную
воду, а субстратом служили не обработанные кружки фильтровальной бумаги.
Инсектицидную активность (эффективность) определяли по количеству погибших
насекомых за трое суток в сравнении с контролем по формуле 2.1.
Использовали лабораторную культуру C.carnea (яйца, личинки и имаго). Все опыты
проводили в 3-х повторностях.
Действие на фазу яйца. Односуточные яйца хищника (в каждой повторности по 20
яиц) обрабатывали методом опрыскивания спиртовым экстрактом в концентрации 0,5%
суммы алкалоидов в пересчете на протовератрин. Затем их помещали в пробирки
Флоринского. В контроле яйца обрабатывали 12% раствором этанола. Регистрировали
отрождение личинок и ежедневно вели наблюдение за личинками до окукливания, и до
вылета имаго.
Действие на личиночную и имагинальную фазы. Оценивали контактное действие
спиртового экстракта на имаго и личинках II-III возраста. Опыты проводили в двух
вариантах: обработка субстрата и обработка насекомых (топикальное нанесение 0,2 мкл
экстракта на дорзальную область). В каждой повторности использовали 10 особей
хищника. Личинок содержали индивидуально.
В первом варианте субстратом служили свежие листья картофеля, которые
обрабатывали методом погружения на несколько секунд в экстракт и затем выдерживали
в вытяжном шкафу в течение 1 часа до полного испарения растворителя. После
высыхания листья помещали в чашки Петри, затем туда подсаживали насекомых. В
качестве субстрата в контроле использовали листья картофеля, обработанные 12,0%-ным

53
спиртовым раствором соответствующей концентрации и высушенные в течение 1 часа в
вытяжном шкафу.
Во втором варианте в контроле насекомым наносили на дорзальную область 12,0%-
ный раствор этанола, а субстратом служили не обработанные листья картофеля.
Личинок златоглазки в процессе опыта подкармливали яйцами зерновой моли
Sitotroga cerealella Oliv. (сем. Gelechiidae), а взрослых особей – 10%-ным водным
раствором сахарозы.
Наблюдения за насекомыми проводили ежедневно. Инсектицидную активность
определяли через каждые 48 ч после обработки в течение 10 суток по количеству
погибших насекомых в сравнении с контролем.

2.3.5.Определение среднелетальных концентраций СК-50 и СК-95 экстракта из


Veratrum lobelianum для колорадского жука.
Вычисление значений среднелетальных концентраций СК-50 и СК-95 для
спиртового растительного экстракта S96 из V.lobelianum производили для имаго и личинок
по возрастам L.decemlineata с помощью графического метода «пробит - анализа»
Миллера-Тейнтера [18]. Гибель насекомых оценивали по пяти концентрациям,
подобранным согласно методике. Значения пробитов, соответствующие полученным для
каждой концентрации экстракта результатам смертности вредителя (среднее значение для
4 повторностей) определяли по таблице (по Блиссу). Линию тренда строили с помощью
пакета программ Microsoft Excel. Перпендикуляры, опущенные на горизонтальную ось из
точек пересечения линии тренда с горизонтальной осью (соответствующей 50 и 95%
гибели), показывал соответствующее ей значение логарифма концентрации экстракта
(СК-50 и СК-95).
Найденные значения показывали, при какой концентрации активных веществ
(алкалоидов) испытуемый растительный экстракт вызывал гибель 50% и 95% популяции
насекомых. Эти значения в дальнейшем были использованы для определения
необходимой концентрации действующих веществ в рабочем растворе для обработки в
зависимости от плотности популяции колорадского жука.

2.3.6.Определение стабильности хранения экстракта из Veratrum lobelianum.


Для определения стабильности готовый экстракт Sp96 из Veratrum lobelianum
разливали по 5 мл в ампулы, которые запаивали и хранили в холодильной камере при
t=+4оС и в термостате при t=+24оС. Через установленное время (1, 3, 5, 10, 20, 33, 90 и 365

54
суток) ампулы вскрывали и определяли (в трех повторностях) сумму алкалоидов в
пересчете на протовератрин согласно методике, описанной в п. 2.3.2. Одновременно
определяли инсектицидную и антифидантную активность исследуемого экстракта (0,1%
суммы алкалоидов в пересчете на протовератрин) в отношении имаго и личинок по
возрастам L.decemlineata согласно методике, описанной в п.2.3.3.

2.3.7.Определение биологической эффективности экстрактов и их фракций по


отношению к колорадскому жуку в полевых условиях.
Тестирование экстрактов и их фракций проводили на опытном поле Института
Защиты Растений и Экологического Земледелия на картофеле. Для определения
биологической эффективности опыт проводили в вариантах, включающих 8 экстрактов и
55 фракций. Концентрация экстрактов и их фракций составляла 0,5% по действующему
веществу. Каждый вариант включал в себя четыре повторности по 15 растений в каждой.
Схема посадки кустов - 0,3 х 0,7 метра. Расстояние между вариантами - 1,0 м.
Полученные результаты сравнивали с эталоном и контролем. Учитывали
заселенность кустов вредителем до обработки и на 1, 3, 7, 14, 21 сутки после обработки.
Биологическую эффективность определяли по формуле 2.5. [1]:
B
E = 100 − A × 100, (2.5)

где: Е - биологическая эффективность снижения численности вредителя в сравнении


с контролем (в %);
А - средняя численность вредителя в контроле;
В - средняя численность вредителя в опытном варианте.

Антифидантную активность (степень поврежденности кустов картофеля) определяли


на 1, 3, 7, 14 и 21 сутки согласно стандартной шкале (табл. 2.3.). Определяли повреждение
листовой поверхности каждого растения, выраженное в баллах. Далее антифидантную
активность рассчитывали по формуле 2.6. [1]:
A 1 +A 2 +⋯+A n
А= , (2.6)
n

где: А - антифидантная активность, балл;


A1, A2, …, An - повреждение листовой поверхности первого куста, второго куста,
…, n-го куста в опыте, балл;
n - количество кустов в опыте (варианте);

55
Тестирование экстракта из V.lobelianum проводили в 2007-2008 гг. на опытном поле
Института Защиты Растений и Экологического Земледелия на картофеле сорта «Ирга»
среднего срока созревания. Схема посадки кустов - 0,3 х 0,7 метра. Расстояние между
вариантами - 1,0 м. Для определения биологической эффективности экстракта из
V.lobelianum опыт проводили в трех вариантах. Каждый вариант включал в себя четыре
повторности, площадь одной повторности составляла 50м2. Опытные участки были
расположены по методике рендомизации (рис. 2.1).

1 3 2 3 1 2
КОНТРОЛЬ ЭКСТРАКТ ЭТАЛОН ЭКСТРАКТ КОНТРОЛЬ ЭТАЛОН

2 1 3 1 2 3
ЭТАЛОН КОНТРОЛЬ ЭКСТРАКТ КОНТРОЛЬ ЭТАЛОН ЭКСТРАКТ

Рисунок 2.1. Схема рендомизированного расположения опытных участков по


тестированию экстракта из V.lobelianum на картофеле (площадь каждой повторности 50м2)

В течение вегетационного периода на поле картофеля проводились агротехнические


мероприятия по борьбе с сорняками.
Экстракт из V.lobelianum испытывали в концентрации 0,1% (водно-спиртовой
раствор, д.в. – сумма алкалоидов, в пересчете на протовератрин 40 г/л) в дозе 7,5 л/га. В
качестве контроля использовали 2,5%-ный спиртовой раствор. В качестве химического
эталона использовали системный инсектицид Регент 25 ЕС (концентрат эмульсии, д.в.
фипронил 25 г/л), в дозе 600 мл/га. Обработки проводились с помощью ранцевого
опрыскивателя "KWAZAR COR" объемом в 12 л. Расход рабочих растворов – 300 лга (30
мл куст).
Биологическую эффективность экстракта V.lobelianum определяли методом учета по
15 растений в каждой повторности [1]. Учитывали заселенность кустов вредителем до
обработки и на 1, 3, 7, 14, 21 сутки после обработки. Биологическую эффективность
определяли по формуле 2.5. Антифидантную активность определяли по формуле 2.6.
Одновременно учитывалась заселенность кустов картофеля энтомофагами:
личинками и имаго семиточечной божьей коровки C.septempunctata, а также
56
яйцекладками, личинками и имаго златоглазки обыкновенной C.carnea. Заселенность на
участках, обработанных экстрактом, сравнивали с контролем и химическим эталоном.
Математическую обработку полученных данных проводили согласно методу
однофакторного дисперсионного анализа с использованием компьютерных методов
обработки данных: пакет программ Microsoft Excel. Для расчета статистических
параметров и построения графиков и диаграмм также использовали ПЭВМ - пакет
программ Microsoft Excel [25].

Выводы к главе 2.
1. В качестве объектов исследований служили 169 видов растений, произрастающих как
на территории Молдовы, так и за ее пределами. При отборе видов растений для
скрининга в основу были положены принципы, разработанные нами в ходе работы.
2. Исследования проведены на яйцекладках, личинках и имаго колорадского жука. В
качестве кормового растения использовали картофель сорта «ИРГА» среднего срока
созревания.
3. При экстракции биологически активных веществ, составлении схем опытов,
качественной и количественной характеристике экстракта из V.lobelianum, решении
вопросов о количестве насекомых в повторности и количестве повторностей, при
решении вопросов учета и продолжительности эксперимента в основу были положены
общепринятые методики лабораторного и полевого экспериментов.
4. Действие растительных экстрактов на полезную энтомофауну в лабораторных и
полевых условиях проводили на различных фазах развития C.septempunctata и
C.carnea.
5. Математическую обработку полученных данных проводили согласно методу
однофакторного дисперсионного анализа с использованием компьютерных методов
обработки данных: пакет программ Microsoft Excel.

57
3. СКРИНИНГ РАСТЕНИЙ ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИДОВ, ЭКСТРАКТЫ КОТОРЫХ
ОБЛАДАЮТ ИНСЕКТИЦИДНЫМИ И АНТИФИДАНТНЫМИ СВОЙСТВАМИ
ПО ОТНОШЕНИЮ К КОЛОРАДСКОМУ ЖУКУ.
Работа посвящена выявлению видов растений, произрастающих как на территории
Республики Молдова, так и за ее пределами, экстракты которых обладают
инсектицидными и антифидантными свойствами и оценке их биологической
эффективности в регулировании численности колорадского жука.
В результате проведенных исследований нами было отобрано 169 однолетних и
многолетних видов растений, принадлежащих к 48 ботаническим семействам (табл. П
2.1). Из отобранных растений были получены экстракты (202) и протестированы на
наличие инсектицидных и антифидантных свойств в лабораторных условиях на имаго и
личинках II-III возраста колорадского жука.

3.1.Лабораторный скрининг растительных экстрактов.


В результате проведенного скрининга на имаго и личинках II-III возраста нами были
выявлены виды растений, экстракты которых проявили высокую инсектицидную и
антифидантную активность.

3.1.1.Определение инсектицидных свойств растительных экстрактов по


отношению к имаго колорадского жука.
В лабораторных условиях была проведена серия опытов по определению
инсектицидной активности по отношению к имаго колорадского жука [32, 35, 37, 59, 60].
В зависимости от проявленного уровня инсектицидной активности экстракты были
условно разделены нами на пять групп согласно стандартной шкале, приведенной в
таблице 2.2.
Большинство из испытанных видов растений (83%) проявили очень низкую
активность по отношению к имаго L.decemlineata или не проявили ее совсем. К ним
относятся, например, такие виды, как Acer negundo L. (сем. Aceraceae), Cotinus coggygria
Scop (сем. Anacardiaceae), Crepis setosa Hall. Fih, Xanthium strumarium L., Taraxacum
officinale Wigg. (сем. Asteraceae), Momordica balsamina L. (сем. Cucurbitaceae),
Chelidonium majus L. (сем. Papaveraceae), Padus avium Mill. (сем. Rosaceae) и другие
(рис.3.1).
Установлено, что 19 экстрактов (9,5%) проявили низкий уровень инсектицидной
активности. К ним относятся, например, экстракты из Aristolochia clematitis L. (сем.

58
Aristolochiaceae), Artemisia taurica M.B. (сем. Asteraceae), Cannabis sativa L. (сем.
Cannabaceae) Tamarix ramosissima Ledeb. (сем. Tamaricaceae) и др.

9,5% 6,5% 0,9%

83,1%
V уровень (очень низкий) 0-20% IV уровень (низкий) 21-40%
III уровень (средний) 41-60% II уровень (высокий) 61-80%
Рисунок 3.1. Долевое соотношение растительных экстрактов с различным уровнем
инсектицидной активности для имаго L.decemlineata.

В то же время 13 экстрактов (6,5%) обладали удовлетворительной (средней)


инсектицидной активностью. Так, например, экстракт из Anemone sylvestris L. (сем.
Ranunculaceae) проявил 42% эффективности, Piper nigrum L. (сем. Piperaceae) - 45%
инсектицидной активности, а экстракты Anabasis aphylla L. (сем.Chenopodiaceae) и Koellia
virginiana (L.) MacM. (сем.Poaceae) по 47% эффективности. Экстракты из 6 видов
растений проявили по 60% эффективности, три из них принадлежат семейству
Ranunculaceae – это Delphinium confusum Popov., D.dictyocarpum DC и D.elatum L.
Высокую инсектицидную активность против имаго колорадского жука проявили
только два экстракта (0,9%): из Veratrum lobelianum Bernh. (Liliaceae) и Coronilla varia L.
(Papilionaceae) – по 80% эффективности.
В качестве активных компонентов виды растений, экстракты которых проявили
средний и высокий уровень инсектицидной активности, содержат алкалоиды, дубильные
вещества, флавоноиды, эфирные масла и глюкозиды [58, 68 - 77, 81].
Таким образом, нами было определена инсектицидная активность тестируемых
экстрактов для имаго L.decemlineata и выявлено два вида растений, проявивших высокий
уровень активности. Также было установлено, что максимальная инсектицидная
активность, которую проявили тестируемые экстракты по отношению к имаго
колорадского жука, не превышала 80%.

59
3.1.2.Сравнительная оценка инсектицидной активности экстрактов из растений
семейств Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae по отношению к имаго
колорадского жука.
Из 48 тестируемых, три семейства представлены наибольшим количеством видов:
Apiaceae - 17, Asteraceae - 24 и Lamiaceae - 29 видами.
В результате сравнительного анализа инсектицидной активности 88 экстрактов,
полученных из данных семейств, было выявлено, что не все протестированные растения,
принадлежащие к одному и тому же семейству, обладали инсектицидной активностью по
отношению к имаго L.decemlineata. Кроме этого обнаружено, что эффективность
экстрактов различных видов одного и того же семейства колебалась в широком диапазоне
(рис.3.2).

16% 7% 4% 2%

47%
37% 89% 98%

а) семейство Apiaceae b) семейство Asteraceae c) семейство Lamiaceaea


Уровни инсектицидной активности, %:

Рисунок 3.2. Долевое соотношение растительных экстрактов из семейств Apiaceae,


Asteraceae и Lamiaceae с различным уровнем инсектицидной активности для имаго
L.decemlineata.

Наибольшее число эффективных экстрактов (от общего числа протестированных)


было выявлено среди видов растений семейства Apiaceae. Так, например три экстракта
(борщевик Монтегацци Heracleum mantegazzianum Somm. et Levier, борщевик Стевена –
H.stevenii Manden. и лазурник трехлопастной - Laser trilobum (L.) Borkh.) проявили низкий
уровень инсектицидной активности (от 21 до 33%). Семь экстрактов сем. Apiaceae
проявили удовлетворительный уровень инсектицидной активности: борщевик сибирский
– H.sibiricum L., борщевик рассеченный – H.dissectum Ledeb., борщевик шероховатый –
H.scabrum Albov., петрушка кудрявая - Petroselinum crispum Nym. и фенхель
обыкновенный - Foeniculum vulgare Mill. (от 40 до 47%) и борщевик шерстистый –

60
H.lanatum Michx. и борщевик Сосновского – H.sosnowskyi Manden. (по 60%). Остальные
экстракты, полученные из растений данного семейства, обладали нулевой или очень
низкой активностью (от 0 до 20%).
В результате анализа полученных данных отмечено, что из 24 протестированных
видов семейства Asteraceae только экстракт из ромашки далматской (Pyrethrum
cinerariaefolium Trev.) проявил удовлетворительные (60%) инсектицидные свойства по
отношению к имаго L.decemlineata. Остальные экстракты из видов данного семейства
обладали очень низким и низким уровнем инсектицидной активности.
Относительно представителей семейства Lamiaceae выявили, что из 29 тестируемых
экстрактов самую высокую эффективность против имаго колорадского жука проявил
экстракт из монарды точечной (Monarda punctata L.) - 40%, что относится к низкому
уровню инсектицидной активности. В то же время инсектицидность остальных видов
данного семейства не превысила 20%, при этом большинство экстрактов растений (из 22
видов) проявили нулевую активность.
Нами было определено, что такие экстракты, как P.crispum, F. vulgare, Apium
graveolens L. (сем. Apiaceae), уже через сутки проявляли токсичное действие по
отношению к 50 - 100% тестируемых имаго L.decemlineata. Так, на протяжении первых
двух суток опыта наблюдали полный или частичный паралич насекомых. Одновременно
отмечали значительное увеличение (в 3-4 раза по сравнению с контролем) экскреции
содержимого кишечника. При этом происходило нарушение нормального метаболизма
кишечника и разжижение экскрементов (диарея). Несмотря на проявленную в первые
сутки токсичность, на третьи сутки опыта от 20 до 50% насекомых с описанными выше
симптомами восстанавливали свою двигательную активность, приступали к питанию и
даже к спариванию и откладке яиц. В результате анализа нами было выявлено, что
большинство экстрактов, оказавших на имаго L.decemlineata кратковременный токсичный
эффект, содержали в качестве основных компонентов эфирные масла и флавоноиды.
Таким образом, выявлено, что биологическая эффективность экстрактов из растений,
принадлежащих семействам Apiaceae и Asteraceae, была существенно выше, чем
эффективность экстрактов из семейства Lamiaceae. Большинство экстрактов, проявивших
высокие инсектицидные свойства, принадлежали к семейству Apiaceae. В результате
лабораторной оценки инсектицидной активности 202 экстрактов из 169 видов растений
нами было выявлено 14 видов, экстракты которых обладают инсектицидными свойствами
по отношению к имаго L.decemlineata: H.lanatum, H.sosnowskyi, F.vulgare,

61
P.cinerariaefolium, A.aphylla, V.lobelianum, C.varia (семена и цветы), P.nigrum, K.virginiana,
A.sylvestris, D.cheilanthum Fisch ex DC., D.confusum, D.dictyocarpum и D.elatum.

3.1.3.Определение инсектицидных свойств экстрактов по отношению к личинкам


колорадского жука.
В результате лабораторного скрининга установлено, что личинки колорадского жука
оказались более уязвимыми к действию экстрактов, чем имаго. Было выявлено, что
низким уровнем инсектицидной активности против личинок обладало на 40% меньше
экстрактов, чем против имаго. Например, экстракты из Conium maculatum L., Levisticum
officinale Koch. (сем. Apiaceae), Acorus calamus L. (сем. Araceae), Allium odorum L. (сем.
Alliaceae) вызывали гибель от 27 до 40% личинок, тогда как против имаго уровень
инсектицидной активности данных экстрактов составлял от 0 до 14%. Значительно
возросла доля экстрактов, проявивших удовлетворительные, а также высокие
инсектицидные свойства. Так, при лабораторном скрининге было выявлено 34 вида
растений, экстракты которых проявили удовлетворительный (средний) уровень
инсектицидной активности. К ним относятся экстракты из видов H.dissectum, Sambucus
racemosa, S.nigra (сем. Caprifoliaceae), Origanum heracleoticum L. (сем. Lamiaceae),
Chenopodium album L. (сем. Chenopodiaceae) и Agrimonia eupatoria L. (сем. Rosaceae) (53 -
56% гибели личинок), а также из Allium subhirsutum (сем. Alliaceae), Monarda Didima,
M.citriodora Cerv. (сем. Lamiaceae), H.trahyloma, Pastinaca sativa L. (сем. Apiaceae),
Tanacetum vulgare L. (сем. Asteraceae), A.aphylla и Menyanthes trifoliata L. (сем.
Menyanthaceae), обладающие 60%-ной эффективностью (рис. 3.3).
6,0% 10,9% 43,8%
13,4%

25,9%
V уровень (очень низкий) 0-20% IV уровень (низкий) 21-40%
III уровень (средний) 41-60% II уровень (высокий) 61-80%
I уровень (очень высокий) 81-100%
Рисунок 3.3. Долевое соотношение растительных экстрактов с различным уровнем
инсектицидной активности для личинок II-III возраста L.decemlineata

62
Доля экстрактов с высоким уровнем инсектицидной активности против личинок
колорадского жука возросла в семь раз по сравнению с имаго. Так, экстракт из вида
H.stevenii обладал 61% ларвицидной активности; экстракты из видов H.lanatum,
M.citriodora, M.punctata приводили к гибели 67% личинок; экстракт из вида Buxus
sempervirens L. (сем. Buxaceae)– к 73% гибели, а ларвицидная активность экстракта из
вида H. scabrum на третьи сутки опыта достигала 76%.
Следует отметить, что значительное число экстрактов (10,9%) проявило очень
высокую (от 81 до 100%) инсектицидную активность по отношению к личинкам
колорадского жука. К ним относятся экстракты из видов L.trilobum (82%), A.graveolens
(82%), Euphorbia stepposa Zoz. (сем. Euphorbiaceae), Galega officinalis L. (сем. Fabaceae ) и
D.cheilanthum (по 87%), а также видов F.vulgare, Vinca minor L. (сем. Apocynaceae),
A.sylvestris (сем. ) и Ailanthus altissima (Mill.) Swingle (сем. Simaroubaceae) (по 93%).
Экстракт из растения вида P.nigrum вызывал гибель 98% личинок колорадского жука.
Доказано, что максимально возможную 100%-ную инсектицидную активность в
лабораторных условиях относительно личинок колорадского жука проявляют экстракты
из следующих 9 видов растений: P.crispum, Monarda citriodora Cerv. (сем. Lamiaceae),
M.punctata, V.lobelianum, C.varia, K.virginiana, D.confusum, D.dictyocarpum и D.elatum.
Таким образом, было выявлено, что из 202 протестированных 34 экстракта из 29
видов растений проявили инсектицидную активность против личинок колорадского жука
от 61 до 100%, из них 15 экстрактов вызывали гибель от 93 до 100 % личинок. Остальные
экстракты не представляют интереса для дальнейшего изучения ввиду слабой
токсичности. Растения, экстракты которых обладали высокой (61-80%) и очень высокой
(81-100%) инсектицидной активностью, принадлежали к 15 семействам: Apiaceae,
Asteraceae, Apocynaceae, Boraginaceae, Buxaceae, Ceratophyllaceae, Euphorbiacea,
Lamiaceae, Liliaceae, Papilionaceae, Piperaceae, Poaceae, Ranunculaceae, Simaroubaceae и
Vitaceae. Большинство из данных семейств представлены только одним высокотоксичным
видом растения, однако в семействах Asteraceae, Lamiaceae и Papilionaceae было
выявлено по два представителя, в семействе Ranunculaceae - четыре, а в семействе
Apiaceae – девять видов, высокотоксичных для личинок колорадского жука.

63
3.1.4.Сравнительная оценка инсектицидной активности экстрактов из растений
семейств Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae по отношению к личинкам
колорадского жука.
Нами также была проведена сравнительная оценка эффективности 88 экстрактов из
трех семейств, представленных наибольшим количеством видов: Apiaceae - 17, Asteraceae
- 24 - и Lamiaceae - 29 видами (рис.3.4).

21% 11% 7% 5% 5%
16% 19%
15%

26% 26% 26% 48% 19% 56%

а) семейство Apiaceae b) семейство Asteraceae c) семейство Lamiaceaea


Уровни инсектицидной активности, %:

Рисунок 3.4. Долевое соотношение растительных экстрактов из семейств Apiaceae,


Asteraceae и Lamiaceae с различным уровнем инсектицидной активности для личинок
II-III возраста L.decemlineata.

Среди протестированных экстрактов из видов семейства Apiaceae нулевую


эффективность против личинок проявил только экстракт из укропа пахучего (Anethum
graveolens L., ). Низкую инсектицидную активность (от 13 до 32%) проявили четыре
экстракта из трех видов растений: C.maculatum, L.officinale и P.crispum (надземная часть и
корень). Средний уровень инсектицидной активности (от 53 до 60%) проявили экстракты
из 5 видов растений: H.mantegazzianum, H.dissectum Ledeb., Heracleum trahyloma Fisch. et
C.A. Mey., P.sativa и Carum carvi L. Остальные 9 экстрактов семейства Apiaceae проявили
по отношению к личинкам L.decemlineata высокий и очень высокий уровень
инсектицидной активности от 61 до 100%. Максимальный результат был достигнут в
вариантах с экстрактами из A.graveolens, F.vulgare и P.crispum – 81; 93 и 100%
эффективности соответственно.
В то же время 7 экстрактов из растений семейства Asteraceae проявили нулевую
активность, а 13 экстрактов обладали низким уровнем ларвицидной активности от 7 до
40%. Из всех протестированных 5 экстрактов проявили средний уровень активности и

64
приводили к гибели от 49 до 60% личинок. Это Achillea ptarmica L., A.taurica, Chamomilla
recutita (L.) Rauschert, T.vulgare и Santolina chamaecyparissus Handb. Только у 2 экстрактов
- Senecio vernalis Waldst et Kit. и P.cinerariaefolium была выявлена высокая - 80%-ная
эффективность. Гибель насекомых выше 80% не вызывал ни один экстракт из растений
этого семейства.
Что касается семейства Lamiaceae, то здесь 9 экстрактов из 41 протестированных
показали нулевую эффективность, 14 обладали крайне низкой активностью - от 7 до 20%,
8 экстрактов проявили слабые инсектицидные свойства - от 27 до 40%. Спиртовые
экстракты из видов Thymus serpyllum L., T.vulgaris L., O.heracleoticum и M.Didima и
M.citriodora (цветы), а также эфирное масло из S.hortensis приводили к гибели 47 - 60%
личинок. Более высокая (67%) ларвицидная активность была отмечена у спиртовыех
экстрактов из видов M.citriodora и M.punctata. Эфирные масла из видов M.citriodora и
M.punctata обладали очень высокой - 100%-ной эффективностью по отношению к
личинкам колорадского жука.
В результате сравнительной оценки инсектицидной активности экстрактов из
семейств Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae нами были выявлены такие же закономерности,
что и для имаго колорадского жука. Было установлено, что большинство экстрактов,
проявивших высокие инсектицидные свойства против личинок колорадского жука,
принадлежали к семейству Apiaceae. Также было выявлено, что биологическая
эффективность экстрактов из различных видов растений, принадлежащих к одному и тому
же семейству, колебалась в очень широком диапазоне: от 0 до 100% для видов,
принадлежащих к семействам Apiaceae и Lamiaceae, и от 0 до 80% для видов,
принадлежащих к семейству Asteraceae. То есть, различные виды растений,
принадлежащие к одному семейству, несмотря на некоторое сходство природы
содержащихся в них соединений, обладают различной степенью инсектицидной
активности.
Была проведена сравнительная оценка инсектицидной активности экстрактов из 9
видов растений, содержащих эфирные масла, полученных двумя различными способами
согласно методике, описанной в 2.3.1. Определено, что только для вида M.punctata
инсектицидная активность эфирного масла («абсолю») была существенно выше, чем у
спиртового экстракта. Для остальных видов растений существенной разницы между
способами экстракции не было выявлено.
Отмечено, что эффективность экстрактов при тестировании на личинках
L.decemlineata, как правило, была в среднем выше на 20-30%, чем при тестировании на

65
имаго. Это было выявлено у экстрактов из Tagetes patula L., Artemisia cina Berg ex Poljak
(сем. Asteraceae), Allium narcissiflorum Vill. (сем. Alliaceae) и др.
В то же время, выявлены виды растений, у которых эффективность экстрактов при
тестировании на личинках была на 50-60% выше, чем при тестировании на имаго
колорадского жука. К ним относятся, например, виды M.citriodora (67%), M.Didima (60%),
Adonis vernalis L. (сем. Ranunculaceae) (53 %), A.eupatoria (53%), V.vinifera L. (67%) и
P.nigrum (98%).
Было установлено, что самая большая разница между значениями инсектицидной
активности против личинок и имаго была у экстрактов: A.altissima (листья, молодая
поросль, з/м) - 73%, S.vernalis и M.citriodora – по 80%, и у экстрактов из видов V.minor и
E.stepposa – по 87%.
По нашему мнению, это объясняется тем, что имаго легко переносят длительную
голодовку, поэтому на протяжении 3 суток могут отказываться от обработанного корма.
Гибель имаго колорадского жука в тестируемых вариантах происходила только в случае,
если экстракты не проявляли сильного антифидантного действия и насекомые питались
обработанными листьями, или при наличии контактного действия у экстрактов. Из-за
физиологических особенностей личинки оказываются более подверженными токсичному
действию экстрактов, чем имаго. В отличие от имаго личинки не способны голодать
длительное время. Поэтому, как только антифидантная активность экстрактов снижается,
личинки приступают к питанию обработанным кормом. Помимо этого, токсичной для
личинок является более низкая концентрация активных компонентов, содержащихся в
экстрактах. Следовательно, и в вариантах с экстрактами, обладающими только
контактным действием, личинки гибнут быстрее, чем имаго. Соответственно, во всех
вариантах, как правило, процент гибели среди личинок выше, чем среди имаго.
В результате проведенного скрининга нами были отобраны виды, экстракты которых
проявили в лабораторных условиях ларвицидную активность от 61 до 100%. Нами было
выявлено 29 видов растений из 15 семейств, экстракты которых проявили высокие и очень
высокие инсектицидные свойства по отношению к личинкам L.decemlineata (табл. П 3.1).

3.1.5.Динамика гибели насекомых в зависимости от способа проникновения


действующих веществ в организм.
Все протестированные экстракты, проявившие высокие инсектицидные свойства,
различались между собой способом проникновения действующих веществ в организм
насекомых и обладали контактным, кишечным и фумигантным действием. Необходимо

66
отметить, что подавляющее большинство экстрактов оказывали смешанное действие на
насекомых: контактно-кишечное, контактное и фумигантное, кишечное и фумигантное, а
также контактно-кишечно-фумигантное.
Одновременно было отмечено, что все экстракты отличались и динамикой гибели
насекомых. Особенно явно это просматривалось на примере личинок колорадского жука.
Исходя из этого, нами было решено условно разделить все экстракты, проявившие при
лабораторном скрининге высокую степень эффективности (от 61 до 100%) по отношению
к личинкам L.decemlineata, на четыре группы:
«1» группа - экстракты, вызывавшие гибель основной массы личинок в первые сутки
опыта;
«2» группа - экстракты, вызывавшие гибель основной массы личинок на вторые
сутки опыта;
«3» группа – экстракты, вызывавшие гибель основной массы личинок на третьи
сутки опыта;
«4» группа - экстракты, вызывавшие равномерную (по дням) гибель личинок на
протяжении опыта.
При сравнительном анализе количества погибших насекомых на первые, вторые и
третьи сутки опыта, выявили, что к первой группе относятся 20 экстрактов из 18 видов
растений (рис.3.5).
100

80
Эффективность, %

60

40

20

1 сутки 2 сутки 3 сутки

Рисунок 3.5. Распределение гибели личинок II-III возраста L.decemlineata


для растительных экстрактов «1» группы.

67
Эффективность экстрактов данной группы составляла от 61 до 100%. При этом было
отмечено, что во всех вариантах (за исключением экстрактов из видов E.stepposa, C.varia
и S.vernalis) гибель насекомых наступала даже при полном отказе от питания
обработанным кормом. Данные виды растений и экстракты из них можно отнести к
высокотоксичным для личинок колорадского жука. Кроме того, экстракты из M.citriodora
и M.punctata (эфирное масло) проявляли максимальную 100-ную% эффективность в
течение первых суток, а экстракты из P.crispum и K.virginiana - 90 и 87% соответственно.
Такую высокую эффективность, достигаемую за короткий отрезок времени, можно
объяснить тем, что экстракты данных видов растений содержат в качестве основного
активного компонента эфирное масло [58, 69 - 77] и обладают в основном контактным, а
также, возможно, и фумигантным, действием.
Ко второй группе, с пиком максимальной гибели личинок, приходящимся на вторые
сутки, относится только экстракт из вида G.officinalis. При этом наблюдалась следующая
динамика: в первые сутки погибло 20% насекомых, питавшихся обработанным кормом, а
еще около 67% личинок были парализованы или малоподвижны, остальные личинки
отказывались от питания. На вторые сутки погибло еще 53,4% опытных насекомых, и на
третьи сутки 13%, т.е. парализованные в первые сутки личинки погибли в следующие
двое суток. Всего эффективность экстракта на третьи сутки опыта составила 87%. Таким
образом, при обработке корма экстрактом из вида G.officinalis все личинки L.decemlineata,
приступившие к питанию, погибли; выжили только насекомые, отказавшиеся от питания.
В составе данного растения содержатся примерно в равных пропорциях алкалоиды,
сапонины и флавоноиды (по 0,5 - 0,9%), а также дубильные вещества [48, 57, 60, 62].
Поэтому токсичные свойства экстракта могут быть обусловлены аддитивным действием
нескольких классов химических соединений. В данном случае мы предполагаем, что
экстракт из растения вида G.officinalis обладает в большей степени кишечным действием
на личинок L.decemlineata (рис.3.6).
В третью группу вошли экстракты из видов A.altissima, V.lobelianum и Vitis vinifera
L. (сем. Vitaceae). За исключением того факта, что максимальный пик гибели личинок
колорадского жука пришелся на последние – третьи сутки опыта, в остальном характер
воздействия на насекомых у всех экстрактов данной группы отличались. Так, в варианте с
экстрактом из вида V.lobelianum в первые сутки опыта личинки только пробовали
питаться обработанными листьями картофеля, но сразу же отказывались от корма и
покидали лист. Через 2-3 часа у насекомых, пробовавших обработанный корм, появлялись
признаки нарушения нормального метаболизма, экскременты разжижались, и их

68
количество увеличивалось в несколько раз по сравнению с контролем. Наступал паралич
насекомых, и через сутки 40% особей погибало. К оставшимся в живых парализованным
личинкам добавлялись новые, приступившие к питанию. На вторые сутки опыта погибло
7% насекомых, а на третьи сутки – 53%. Таким образом, к концу опыта (на 3 сутки) гибель
личинок L.decemlineata в опыте составляла 100% (рис.3.7).

100

80
Эффективность, %

60

40

20

Galega officinalis
1 день 2 день 3 день

Рисунок 3.6. Распределение гибели личинок II-III возраста L.decemlineata


для растительных экстрактов «2» группы.

100
Эффективность, %

80

60

40

20

0
1 2 3 4 5
Варианты
1 день 2 день 3 день

1 Veratrum lobelianum корни с корневищем


2 Vitis vinifera семена
3 Ailanthus altissima молодые побеги с/м
4 Ailanthus altissima молодые побеги, з/м
5 Ailanthus altissima листья, с/м
Рисунок 3.7. Распределение гибели личинок II-III возраста L.decemlineata
для растительных экстрактов «3» группы.

69
Растение V.lobelianum содержит комплекс стероидных алкалоидов [58, 63, 69 - 77],
обладающих в большей степени кишечным, а также контактным действием. В результате
достигается высокая степень гибели личинок, которые даже в незначительном количестве
потребляли обработанный корм.
В варианте с тестированием экстракта из вида V.vinifera наши наблюдения показали,
что также погибали особи, пробовавшие питаться обработанным кормом, но при этом не
наступал паралич насекомых в течение первых часов после начала опыта, не было
отмечено разжижения и увеличения количества экскрементов. Гибель в первые и вторые
сутки была невысокой (7 и 13% соответственно). Основная часть личинок L.decemlineata
погибала на третьи сутки (47%). В результате суммарная эффективность экстракта
составляла 67%. В растении содержатся флавоноиды, таннины и эфирные масла [58, 69,
70], которые, по нашему мнению, оказывают на насекомых в основном кишечное
действие.
При тестировании трех экстрактов из вида A.altissima не было выявлено
существенного отличия в инсектицидной активности, которая составляла от 83 до 87%.
Было отмечено, что в течение первых двух суток личинки L.decemlineata не питались или
ограниченно питались обработанным кормом. Однако токсичное действие экстрактов
проявлялось также и по отношению к насекомым, только посетившим обработанный
корм, но не приступившим к питанию. На третьи сутки опыта личинки начинали питаться.
По нашему мнению, за антифидантные свойства в A.altissima отвечают содержащиеся в
экстракте флавоноиды, которые под влиянием света легко окисляются, изомеризуются и
разрушаются. К третьим суткам голодные особи начинали питаться обработанным
кормом, при этом смертность значительно возрастала, что может быть обусловлено
наличием алкалоидов в экстрактах. Таким образом, токсичность экстракта из вида
A.altissima, обусловлена как контактным, так и кишечным действием.
Выявлено, что к четвертой группе, характеризующейся равномерной гибелью
личинок колорадского жука на протяжении трех суток, принадлежат экстракты семи
видов растений. Действие экстрактов данной группы на насекомых также проявлялось по-
разному, как и в вышеописанных группах. В одном случае, как например, с экстрактами
из A.sylvestris L. и P.nigrum, первоначально у насекомых наблюдался полный или
частичный паралич, затем происходила гибель. Во втором случае (например, экстракты из
растений рода Delphinium) насекомые не теряли подвижность, но становились вялыми,
имела место экскреция содержимого кишечника через ротовую полость, а также
увеличение и разжижение экскрементов, в результате наступала гибель. Эффективность

70
экстрактов данной группы составляла от 73 до 100% (рис. 3.8.). В состав растений данной
группы входят соединения различных химических классов [58], что и обуславливает их
характер действия на насекомых.

100
Эффективность, %

80

60

40

20

1 сутки 2 сутки 3 сутки

Рисунок 3.8. Распределение гибели личинок II-III возраста L.decemlineata


для растительных экстрактов «4» группы.

В результате сравнительного анализа характера действия экстрактов и динамики


гибели насекомых было определено, что:
1. Все экстракты растений, проявившие высокие инсектицидные свойства, условно
можно разделить на четыре группы, которые отличаются между собой по
динамике гибели насекомых.
2. Несмотря на то, что внутри каждой из групп динамика гибели личинок
колорадского жука относительно одинаковая, характер действия экстрактов на
насекомых различен.
3. Конечная эффективность экстрактов не зависела от характера и динамики гибели
насекомых, а только от вида растения и соответственно от качественного и
количественного содержания активных соединений в экстракте.
Таким образом, нами был проведен лабораторный скрининг 202 растительных
экстрактов для выявления видов, экстракты которых обладают инсектицидной
активностью против имаго и личинок колорадского жука.

71
В результате для имаго L.decemlineata было выявлено 14 видов со средним (от 42 до
60%) и высоким (80%) уровнем инсектицидной активности: H.lanatum, H.sosnowskyi,
F.vulgare, P.cinerariaefolium, A.aphylla, P.nigrum, K.virginiana, A.sylvestris, D.cheilanthum,
D.confusum, D.dictyocarpum и D.elatum., а также C.varia и V.lobelianum. В то же время для
личинок L.decemlineata нами было выявлено 29 видов растений, экстракты которых
проявили высокую (от 61 до 80%), и очень высокую (от 82 до 100%) инсектицидную
активность. Также было установлено, что 15 экстрактов вызывали гибель от 93 до 100 %
личинок колорадского жука.
Выявлено, что эффективность экстрактов относительно личинок L.decemlineata, как
правило, была в среднем выше на 20-30%, чем у имаго.
Сравнительный анализ инсектицидной активности растительных экстрактов из
семейств Apiaceae, Asteraceae и Lamiaceae показал, что большинство экстрактов,
проявивших высокие инсектицидные свойства, принадлежали к семейству Apiaceae. Было
определено, что экстракты, оказавшие на имаго и личинок L.decemlineata
кратковременный токсичный эффект, содержали в качестве основного компонента
эфирные масла и флавоноиды. Также выявлено, что различные виды растений,
принадлежащие к одному семейству, несмотря на некоторое сходство природы
содержащихся в них соединений, обладают различной степенью инсектицидной
активности.
Одновременно было установлено, что экстракты растений отличаются между собой
по скорости гибели насекомых. Однако характер действия экстрактов различен и не
зависит от скорости гибели насекомых. Конечная эффективность экстрактов не зависит от
скорости гибели насекомых, также не зависит от характера действия экстрактов, и а
только от вида растения и, соответственно, от качественного и количественного
содержания активных соединений в экстракте.

3.1.6.Определение антифидантных свойств растительных экстрактов по


отношению к имаго и личинкам колорадского жука.
Нами проводился лабораторный скрининг по выявлению антифидантных свойств
202 полученных экстрактов из отобранных видов растений относительно L.decemlineata.
Уровни антифидантной активности определяли согласно шкале, приведенной в п. 2.5.
(табл. 2.3). Нами были объединены в одну группу все экстракты, проявившие
антифидантную активность от 3 до 5 баллов (объедание листовой поверхности от 25 до

72
100%), так как в дальнейшем они не представляли интерес из-за высокой степени
повреждения листьев картофеля.
Больше половины из протестированных экстрактов и против имаго (68,3%), и против
личинок (53,0%) колорадского жука проявили средний и низкий уровень антифидантной
активности или не проявили антифидантных свойств совсем (3 -5 баллов) (рис. 3.9, 3.10).

68,3 %

27,2% 4,5%

1 балл - очень высокий уровень


2 балла - высокий уровень
3 - 5 баллов - средний, низкий и нулевой уровень

Рисунок 3.9. Долевое соотношение растительных экстрактов с различным уровнем


антифидантной активности для имаго L.decemlineata

Отмечено, что по отношению к имаго колорадского жука очень высокий (1 балл)


уровень антифидантной активности продемонстрировали 9 экстрактов из 8 видов
растений: H.stevenii Manden., Castanea sativa Mill. (сем. Fagaceae), M.citriodora, Satureja
montana L. (сем. Lamiaceae), V.lobelianum, C.varia, A.eupatoria и P.nigrum. Также было
доказано, что еще 55 экстрактов из 202 протестированных проявили высокий уровень
антифидантной активности (2 балла) по отношению к имаго L.decemlineata.
Относительно личинок колорадского жука было выявлено 35 экстрактов,
проявивших уровень антифидантной активности в 1 балл и 60 экстрактов, проявивших
уровень антифидантной активности в 2 балла. Кроме уже вышеназванных, к ним
относятся и экстракты из Polygonum divaricatum L., P.sachalinensis (Fr. Schmit) Nakai (сем.
Polygoniaceae), G.officinalis, Syringa vulgaris L. (сем. Oleaceae), Aesculus hippocastanum L.
(сем. Hippocastanaceae), A.calamus, V.vinifera, экстракты из трех протестированных видов
Artemisia, из двух протестированных растений рода Thymus и многие другие.

73
53,0 %
29,7 %

17,3 %

1 балл - очень высокий уровень


2 балла - высокий уровень
3 - 5 баллов - средний, низкий и нулевой уровень

Рисунок 3.10. Долевое соотношение растительных экстрактов с различным уровнем


антифидантной активности для личинок II-III возраста L.decemlineata.

Ограничение в питании и личинок и имаго колорадского жука в вариантах с V.minor,


A.sylvestris, M.punctata, и др. также свидетельствует о наличии высокого уровня (2 балла)
антифидантных свойств экстрактов из данных видов растений. Также было выявлено, что
в вариантах с экстрактами из Salvia officinalis L. (сем. Lamiaceae) и Artemisia absinthium L.
(сем. Asteraceae) имаго и личинки L.decemlineata не только воздерживались от питания, но
и быстро покидали обработанные листья картофеля, удаляясь на максимально возможное
расстояние. Антифидантная активность данных экстрактов в зависимости от фазы
насекомого составляла 1 -2 балла.
Выявлено, что все экстракты, полученные из тестируемых нами видов рода
Heracleum (сем. Apiaceae), оказались сильными антифидантами как для имаго, так и для
личинок колорадского жука [2, 59]. При обработке листьев картофеля данными
экстрактами было отмечено, что насекомые покидали обработанный корм, и несмотря на
то, что изредка приближались к нему, к питанию так и не приступали. Имаго, и, особенно,
личинки, крайне редко (по сравнению с контролем) забирались на обработанные листья.
Было установлено, что повреждение площади листовой пластины в вариантах с
экстрактами рода Heracleum не превышало 5% (1балл). Самые высокие антифидантные
свойства проявил из H.steveni, где повреждение составило менее 1%.

74
Отмечено, что экстракты и из других видов растений из семейства Apiaceae
обладали антифидантным эффектом для колорадского жука. Так, четыре вида, а именно
L.trilobum, F.vulgare, P.sativa и P.crispum (семена) проявили очень высокий уровень (1
балл) антифидантной активности по отношению к личинкам L.decemlineata, и высокий
уровень (2 балла) – по отношению к имаго. Виды L.officinale, A.graveolens и C.carvi
проявили высокий уровень (2 балла) антифидантной активности и против имаго и против
личинок колорадского жука. Необходимо отметить, что экстракт из надземной части
P.crispum обладал высоким антифидантным эффектом только относительно личинок
L.decemlineata, а против имаго колорадского жука он оказал слабое антифидантное
действие (3 балла).
Следует также отметить, что все испытанные нами растения из рода Delphinium
проявили высокие антифидантные свойства. Три из них (D.confusum, D.dictyocarpum и
D.elatum) обладали очень высоким (1 балл) уровнем антифидантной активности по
отношению к личинкам L.decemlineata и высоким (2 балла) по отношению к имаго, а 2
вида (D. cheilanthum и D.consolida) показали высокий уровень (2 балла) антифидантной
активности и для личинок и для имаго L.decemlineata.
В результате экспериментов было доказано, что экстракты из V.lobelianum, C.varia и
P.nigrum, обладали ярко выраженным антифидантным эффектом как для личинок, так и
для имаго L.decemlineata – повреждение листовой пластины составляло менее 1%.
Следует отметить особенности поведения личинок в варианте с обработкой экстрактом
V.lobelianum. Так, часть личинок покидали обработанный лист и больше к нему не
приближались; некоторые - периодически забирались на лист, но не питались; а
некоторые насекомые, взобравшись на обработанный лист, оставались неподвижно сидеть
на нем продолжительное время, однако к питанию не приступали. У насекомых,
пробовавших питаться, отмечалось нарушение нормального метаболизма кишечника и
разжижение экскрементов, тела личинок сморщивались, теряли упругость, становились
мягкими, и имаго и личинки часто изменяли свой цвет – темнели или чернели.
В результате лабораторного тестирования нами был отмечен также еще один
интересный аспект. В некоторых вариантах в течение первых, а иногда и вторых суток,
наблюдался высокий уровень антифидантной активности. При этом насекомые
отказывались от питания, мигрировали с корма и кружили по периметру чашек Петри в
поисках другой пищи, или собирались группами на максимально удаленном расстоянии
от обработанных листьев. Однако, позже (к концу вторых и на третьи сутки) насекомые
все же приступали к питанию и через 3 суток повреждение сотавляло от 25 до 100% в

75
зависимости от варианта. По нашему мнению данные факты свидетельствуют о том, что
вещества, отвечающие в экстракте за антифидантные свойства, испарялись с поверхности
листьев или разлагались.
Таким образом, в результате нами было выявлено, что 96 экстрактов из 86 видов
растений, принадлежащих 32 семействам, проявили уровень антифидантной активности в
1 – 2 балла относительно личинок и имаго L.decemlineata. Самой высокой антифидантной
активностью одновременно против личинок и имаго обладали 5 видов растений:
A.eupatoria, C.varia, H.stevenii, P.nigrum и V.lobelianum.
Важно подчеркнуть, что в результате анализа полученных экспериментальных
данных нами не было отмечено прямой зависимости между наличием у экстрактов
растений высокой инсектицидной и антифидантной активности одновременно. Несмотря
на то, что чаще всего экстракты, проявившие в экспериментах высокие инсектицидные
свойства, обладали также высоким и средним антифидантным эффектом, наблюдалась и
противоположная картина. Так, например, листья картофеля, обработанные экстрактами
из A.aphylla, M.trifoliata, Symphytum officinale L. (сем. Boraginaceae) и некоторыми
экстрактами из растения вида A.altissima хорошо поедались насекомыми, процент
объедания превышал 50-75% от площади листовой пластины.
Таким образом, некоторые экстракты, обладающие высоким инсектицидным
действием на имаго и личинок колорадского жука, проявили очень низкий уровень
антифидантной активности или совсем не проявили антифидантные свойства. Напротив,
несмотря на то, что экстракты из P.sachalinensis и A.eupatoria приводили к
незначительной гибели имаго (6,7 и 0% соответственно) и личинок (26,7 и 53,3%
соответственно), они оказались сильными антифидантами для колорадского жука -
насекомые полностью отказывались от питания (1 балл).
Проанализировав инсектицидные и антифидантные свойства экстрактов из 169
видов растений, в качестве перспективных мы отобрали виды, экстракты которых
обладали:
-высокой (от 61 до 100%) инсектицидной активностью против личинок;
-высоким (1-2 балла) уровнем антифидантной активности против имаго и личинок;
-высокой (1-3 сутки) скоростью гибели личинок.
Учитывая вышесказанное, на первом этапе нами были выделены для полевого
тестирования 17 видов растений (табл. П 3.2.).
Таким образом, в результате лабораторного скрининга было показано, что экстракты
из 17 видов растений наряду с высокими инсектицидными (от 61,3 до 100%) свойствами

76
против личинок колорадского жука, проявили также и высокую антифидантную
активность (1 -2 балла) против личинок и имаго L.decemlineata.

3.2.Полевые испытания растительных экстрактов.


В результате проведенных опытов отмечено, что в полевых условиях тестируемые
экстракты проявили инсектицидные свойства, которые варьировали в широком диапазоне
[30, 59, 60].
Так, у экстрактов из видов V.minor и K.virginiana через сутки после обработки
наблюдался средний уровень инсектицидной активности (55 - 56%) по отношению к
личинкам L.decemlineata, а эффективность экстракта из M.citriodora составляла всего 29%.
В лабораторных условиях данные экстракты вызывали 93 - 100%-ную гибель личинок.
Снижение эффективности экстрактов в полевых условиях объясняется несколькими
причинами. Во-первых, в условиях открытого грунта многие вещества, содержащиеся в
экстрактах, оказывают на насекомых кратковременное воздействие в силу своей высокой
летучести. К таким веществам относятся эфирные масла, различные соединения
флавоновой природы и некоторые другие [58, 68, 91]. В химическом составе экстрактов из
K.virginiana и M.citriodora в основном преобладают эфирные масла, а также флавоноиды и
тритерпеноиды [69 - 77]. Во-вторых, в полевых условиях на кустах картофеля наряду с
личинками младших возрастов присутствуют личинки старших возрастов, которые более
устойчивы к воздействию растительных инсектицидов. В-третьих, в полевых условиях
происходит непрерывное отрождение личинок из яйцекладок, поэтому эффективность
экстрактов, обладающих в основном контактным (и фумигантным) действием, может
быть ниже, чем эффективность экстрактов, обладающих кишечным или контактно-
кишечным действием.
Более высокую инсектицидную активность через сутки после обработки проявили
экстракты из P.crispum, A.graveolens и D.elatum – (от 64 до 67%). Однако необходимо
отметить, что этот результат был также, как и у вышеописанных экстрактов, значительно
ниже по сравнению с лабораторной эффективностью относительно личинок (82 - 100%) и
имаго (40 - 60%) L.decemlineata.
Два других тестируемых экстракта (из S.vernalis и E.stepposa), несмотря на высокую
инсектицидную активность в первые сутки после обработки (74 и 94%), на третьи сутки
опыта снизили свою эффективность (до 65 и 75%).
В результате проведения полевых опытов нами было также установлено, что
некоторые растительные экстракты, несмотря на значительное снижение инсектицидных

77
свойств против L.decemlineata, сохраняют высокий антифидантный эффект. Другие,
наоборот, с понижением инсектицидных свойств, снижают и антифидантность, и, таким
образом, уровень их эффективности сильно падает. Так, например, экстракт из E.stepposa
через семь суток после обработки существенно (до 53%) снизил свои инсектицидные
свойства. Экстракты из B.sempervirens и H.scabrum через 14 суток после обработки
снизили свою эффективность на 30%, а через 21 сутки после обработки эффективность в
обоих вариантах составляла всего по 29%. Поврежденность кустов в конце опыта у
данных экстрактов была разной: у B.sempervirens она превысила 50% (3 балла), у
E.stepposa составляла 2 балла, а в варианте с экстрактом из H. scabrum поврежденность
кустов была незначительной и составляла всего 1 балл - менее 5% объеденной листовой
площади растений. Это свидетельствует о том, что активные вещества растения
B.sempervirens либо малоустойчивы и распадаются за короткий промежуток времени,
либо улетучиваются или легко смываются выпадающими осадками с поверхности
растения. Экстракты из E.stepposa и H.scabrum содержат в своем составе более
устойчивые к разложению соединения, отпугивающие насекомых в течение длительного
времени.
Важно отметить, что значительная часть (а именно, 9) из испытанных нами
экстрактов на протяжении первых 7 суток после обработки проявляла высокие (69-80%) и
очень высокие (84-100%) инсектицидные свойства по отношению к имаго и личинкам
L.decemlineata. Эффективность экстрактов была сравнима с эффективностью химического
эталона Регент 25 ЕС. Было выявлено, что экстракт из растения P.cinerariefolium на
протяжение первой недели после обработки эффективно защищал картофель от
вредителя, проявляя при этом высокие инсектицидные и антифидантные свойства. Также
было отмечено, что выжившие после обработки экстрактом имаго и личинки покидали
обработанные кусты. Через 7 суток после обработки инсектицидная активность экстракта
P.cinerariefolium понизилась с 86% до 69%, однако поврежденность кустов картофеля при
этом не превышала 5% -1 балл. (рис. 3.11, рис. 3.12).
Через 14 суток после обработки эффективность экстрактов из видов B.sempervirens,
C.varia, D.confusum, A.altissima и P.cinerariefolium несколько уступала активности
химического эталона (88%) и составляла от 54 до 65%. Эффективность остальных
экстрактов (H.scabrum, H.stevenii, D.dictyocarpum и V.lobelianum) была сравнима с
эффективностью химического эталона и составляла от 84 до 100%. Самая высокая на этот
период эффективность была отмечена у экстракта из вида V.lobelianum (100%).

78
100

Инсектицидная активность, %
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0

-1 -3 -7 - 14 - 21 сутки после обработки


1 сутки: НСР0,05 =10,4 14 сутки: НСР0,05 =12,2 21 сутки: НСР0,05 = 14,5
Рисунок 3.11. Изменение инсектицидной активности растительных экстрактов по
отношению к L.decemlineata в полевых условиях в течение 21 суток после обработки.
Антифидантная активность,

3
балл

0
Варианты
Контроль Эталон Veratrum lobelianum
Heracleum stevenii Coronilla varia Buxus sempervirens
Delphinium confusum Delphinium dictyocarpum Ailanthus altissima
Heracleum scabrum Pyrethrum cinerariefolium

Рисунок 3.12. Антифидантная активность растительных экстрактов на 21 сутки после


обработки по отношению к L.decemlineata.

79
Через 21 сутки после обработки инсектицидные и антифидантные свойства
большинства тестируемых экстрактов понижаются, а численнось насекомых на
обработанных кустах начинает расти. В вариантах обработки экстрактами из V.minor,
K.virginiana, M.citriodora эффективность снижается до 0 - 5%. Наряду с этим снижаются и
их антифидантные свойства: поврежденность кустов достигает уровня контроля (5
баллов). Поэтому через 14 суток необходимо проводить вторую обработку экстрактами из
данных видов растений.
В то же время эффективность экстрактов из семян C.varia и из молодых листьев
A.altissima на 21 сутки после обработки составляла всего 27 и 47%. Следует отметить, что
поврежденность кустов при этом была незначительной и осталась на прежнем уровне (2
балла), т.е. антифидантные свойства данных экстрактов сохраняются на протяжении как
минимум 21 суток. Нами было выявлено, что несмотря на то, что к концу третьей недели
после обработки эффективность экстракта из P.cinerariefolium снизилась почти в два раза
по сравнению с первоначальной (до 45%), экстракт все еще сохранял высокие
антифидантные свойства, благодаря которым поврежденность картофеля через 21 сутки
после обработки не превышала 1 балла. Поэтому вторую обработку экстрактами из
данных видов растений необходимо проводить не позже, чем через 21 сутки после первой
обработки.
Через 21 сутки после обработки только 2 экстракта продолжали эффективно
защищать картофель от вредителя – это H.stevenii - 92% и V.lobelianum – 100% [6]. Их
эффективность значительно превышала химический эталон (76%), а поврежденность
кустов в опыте составляла менее 5% (1 балл). Данные экстракты наряду с высокой
активностью проявили также персистентность. Поэтому для защиты картофеля от первого
поколения колорадского жука достаточно одной обработки экстрактами из H.stevenii и
V.lobelianum [6].
Результаты полевого тестирования растительных экстрактов согласуются и с
проведенными нами ранее экспериментами [2, 3, 4, 5, 30, 60].
Учитывая полученные данные, можно отметить, что наиболее эффективными
оказались экстракты, содержащие биологически активные вещества нелетучей природы,
кишечного или контактно-кишечного действия, слабо разлагающиеся под действием
солнечных лучей. К таковым относятся экстракты, полученные из видов растений родов
Heracleum и Delphinium: H.stevenii, H.scabrum, D.confusum и D.dictyocarpum; а также
экстракты из видов V.lobelianum, P.cinerariefolium, C.varia, A.altissima и B.sempervirens.
Было доказано, что эффективность экстрактов, полученных из данных растений, через

80
сутки после обработки составляла от 90 до 100%, а на протяжении всего опыта
наблюдался антифидантный эффект. Установлено, что для защиты картофеля от первого
поколения колорадского жука необходимо проведение одной обработки экстрактами из
H.stevenii и V.lobelianum.
Таким образом, определено, что растения, экстракты которых проявили различные
уровни инсектицидной активности по отношению к имаго и личинкам колорадского жука,
накапливают в качестве вторичных метаболитов соединения, принадлежащие к
различным химическим классам. Среди них присутствовали алкалоиды, глюкозиды,
циклитолы, дубильные вещества, флавоноиды, эфирные масла, сапонины, терпеноиды,
гликозиды, смолы, сапонины, азотсодержащие соединения, жирные кислоты [58, 68 - 77,
81]. На основании данных фактов можно предположить, что нет прямой зависимости
между классом химических соединений, содержащихся в растениях и величиной
инсектицидной и антифидантной активности их экстрактов. Однако отмечено, что
наиболее высокоактивными в отношении имаго и личинок колорадского жука были в
основном экстракты, содержащие алкалоиды, дубильные вещества, эфирные масла и
флавоноиды. В полевых условиях было установлено, что экстракты, содержащие эфирные
масла и флавоноиды, обладают меньшей величиной и продолжительностью
инсектицидного и антифидантного воздействия, менее устойчивы к факторам
окружающей среды (температура, свет и пр.). Поэтому в дальнейших исследованиях
считаем целесообразным проводить поиск среди растений, содержащих алкалоиды (в том
числе стероидные) и дубильные вещества. Однако нельзя полностью исключить из
внимания и другие классы химических соединений.

3.3. Сравнительная оценка инсектицидной и антифидантной активности фракций и


суммарных экстрактов в лабораторных и полевых условиях.
В результате лабораторного скрининга и полевых испытаний нами был выявлен ряд
растений, экстракты которых обладали в лабораторных и полевых условиях высокими
инсектицидными и антифидантными свойствами по отношению к личинкам и имаго
L.decemlineata. Полученные данные позволили нам отобрать 8 видов растений (Ailanthus
altissima (Mill.) Swingle., Buxus sempervirens L., Coronilla varia L., Delphinium confusum
Popov., Delphinium dictyocarpum DC, Foeniculum vulgare Mill., Petroselinum crispum Nym. и
Veratrum lobelianum Bernh.) для определения инсектицидной и антифидантной активности
фракций в сравнении с суммарными экстрактами в лабораторных и полевых условиях.

81
3.3.1.Определение инсектицидной и антифидантной активности фракций и
суммарных экстрактов в лабораторных условиях по отношению к личинкам
колорадского жука.
Разделение восьми экстрактов на 55 фракций было осуществлено в лаборатории
«Химия природных Биологически Активных Веществ» (табл. 2.1).
Нами было проведено лабораторное тестирование полученных фракций и
суммарных экстрактов на инсектицидную и антифидантную активность против личинок
II-III возраста L.decemlineata [30].
Из экстракта растения A.altissima было получено шесть фракций («a, b, c, d, e, f»).
При тестировании было отмечено, что фракции «b, c, d, e, f» не отличались высокими
инсектицидными свойствами. Их активность составила от 0 до 13%. В то же время
фракция «a» проявила максимальную эффективность (67%). Однако необходимо
отметить, что значение инсектицидной активности фракции «a» все же статистически
достоверно (существенно) ниже, чем у суммарного экстракта (НСР0,05=3,1). Так как в
результате лабораторного тестирования было выявлено, что при обработке листьев
картофеля суммарным экстрактом погибало на 20,0% больше насекомых, чем в варианте с
наиболее эффективной фракцией «а», можно заключить, что применение суммарного
экстракта A.altissima дает аддитивный результат. Также очевидным является тот факт, что
неактивные фракции «c», «e» и «f» не влияют негативно на эффективность суммарного
экстракта. Следовательно, нет необходимости делить суммарный экстракт на фракции
(рис.3.13).
100 87
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80 67
70
60
50
40
30 13
20 0 7 0 0 0
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f
ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 3,1

Рисунок 3.13. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного


экстракта из A.altissima по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях.

82
В то же время было установлено, что антифидантные свойства фракции «a»
оказались выше, чем у суммарного экстракта: при обработке листьев фракцией «a»
питание личинок L.decemlineata полностью подавлялось. В варианте с обработкой листьев
суммарным экстрактом из A.altissima личинки L.decemlineata все же пробовали питаться,
хотя повреждение не превышало 5% (табл. 3.1).

Таблица 3.1. Сравнительная оценка антифидантной активности фракций и суммарного


экстракта из A.altissima по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 1
b 5
c 5
ФРАКЦИИ
d 5
e 5
f 5
ЭКСТРАКТ - 1
Таким образом, было выявлено, что только фракция «a» обладала высокой
инсектицидной и антифидантной активностью, тогда как остальные выделенные фракции
слабо влияли на питание и гибель личинок L.decemlineata. Исходя из полученных
результатов, было установлено, что суммарный экстракт из A.altissima по инсектицидной
активности значительно превосходит каждую из выделенных фракций, а по
антифидантной активности фракция «a» и суммарный экстракт находятся на одном
уровне (1 балл).
Из экстракта растения B.sempervirens было получено шесть фракций («a, b, c, d, e,
f»). При их тестировании в лабораторных условиях отмечено, что фракции «a», «e», «f» не
токсичны или слабо токсичны для личинок L.decemlineata (0 - 13%). Остальные фракции
(«b», «c», «d» ) проявили слабые инсектицидные свойства (от 27 до 60%), которые были
значительно ниже, чем у суммарного экстракта (рис.3.14).
Было определено, что все полученные фракции проявляют антифидантные свойства,
а четыре из них («a, b, c, d» ) полностью подавляют питание насекомых наравне с
суммарным экстрактом (табл. 3.2).
Высокая степень антифидантной активности у всех выделенных фракций объясняет
полученные ранее результаты в полевых опытах. Так, при тестировании экстракта из
B.sempervirens в полевых условиях, несмотря на существенное снижение инсектицидной

83
активности через семь суток после обработки, степень повреждения кустов картофеля
оставалась низкой (1 балл) на уровне химического эталона Регент 25 ЕС.
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80 73
60
70
60 53
50
40
30
27
20 13
10
7
0 0
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f НСР
ВАРИАНТЫ 0,05 = 3,9

Рисунок.3.14. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного


экстракта из B.sempervirens по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях

Таблица 3.2. Сравнительная оценка антифидантной активности фракций и суммарного


экстракта из B.sempervirens по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 1
b 1
ФРАКЦИИ c 1
d 1
e 2
f 2
ЭКСТРАКТ - 1
Таким образом, при сравнении инсектицидной и антифидантной активности
полученных фракций B.sempervirens были выявлены наиболее активные («c», «d»). В то
же время, как и в случае с A.altissima, здесь также наблюдается аддитивный эффект. В
суммарном экстракте обе фракции усиливают действие друг друга, и за счет этого
достигается более высокий процент гибели насекомых.
При тестировании семи фракций, выделенных из экстракта C.varia, было отмечено,
что две из них («d» и «e») проявляли слабо выраженные инсектицидные свойства (7 -
13%) против личинок L.decemlineata. Остальные пять фракций («a», «b», «c», «e» и «f»)

84
показали высокую и очень высокую инсектицидную активность (от 60 до 87%). Однако
это значительно ниже, чем у суммарного экстракта, эффективность которого составляет
100%. По нашему мнению максимальный эффект достигается за счет синергизма всех
фракций (рис. 3.15).
100 87 100
90
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

80 73 67 73
60
70
60
50
40
30 13
7
20 0
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f g

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 9,8

Рисунок 3.15. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного


экстракта из C.varia по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных условиях

При дальнейших испытаниях нами было выявлено, что шесть из испытанных


фракций («a», «b», «с», «e», «f» и «g») проявили высокие антифидантные свойства. При
тестировании фракций «a», «b», «с», «e» и суммарного экстракта было отмечено, что
личинки не только не питались обработанными листьями картофеля, но и покидали их.
Фракция «d» не обладала антифидантными свойствами, личинки достаточно активно
питались обработанными листьями (табл. 3.3).

Таблица 3.3. Сравнительная оценка антифидантной активности фракций и суммарного


экстракта из C.varia по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 1
b 1
c 1
ФРАКЦИИ d 5
e 1
f 2
g 2
ЭКСТРАКТ - 1
85
Таким образом, эффективность суммарного экстракта C.varia значительно
превосходит эффективность всех отдельно взятых фракций.
При тестировании двух фракций («a» и «b»), выделенных из D.confusum,
установлено, что они обладали крайне низким инсектицидным действием против личинок
колорадского жука – 7 и 27% соответственно. В то же время суммарный экстракт проявил
100% эффективность (рис.3.16).
100 100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80
70
60
50
27
40
30
7
20
0
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ a ФРАКЦИЯ b ЭКСТРАКТ

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 8,9

Рисунок 3.16. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного


экстракта из D.confusum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях

Одновременно было показано, что фракции «a» и «b» проявили высокий уровень
антифидантной активности (1-2 балла). Необходимо отметить, что в варианте с фракцией
«b» питание насекомых полностью подавлялось (табл. 3.4).

Таблица 3.4. Сравнительная оценка антифидантной активности фракций и суммарного


экстракта из D.confusum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 2
ФРАКЦИИ
b 1
ЭКСТРАКТ - 1
В результате разделения суммарного экстракта D.confusum на фракции были
выделены вещества, отвечающие за антифидантные свойства со слабым инсектицидным

86
действием. Таким образом, было доказано, что эффективность суммарного экстракта
D.confusum была значительно выше, чем эффективность фракций «a» и «b».
Нами было выделено 7 фракций из D.dictyocarpum. В результате тестирования было
установлено, что пять фракций «a», «b», «c», «d» и «g» проявили максимальную
эффективность (100%), что было на уровне суммарного экстракта. В то же время две
фракции («e» и «f») не проявили инсектицидной активности (рис.3.17).
100 100 100 100 100 100
100
90
80
ИНСЕКТИЦИДНАЯ
АКТИВНОСТЬ, %

70
60
50
40
30
20
10 0 0 0
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f g

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 0,9


Рисунок 3.17. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного
экстракта из D.dictyocarpum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях

При изучении антифидантных свойств было обнаружено, что самым высоким


эффектом (1 балл), наравне с суммарным экстрактом D.dictyocarpum, обладали фракции
«a» и «b». При обработке листьев фракцией «b» и суммарным экстрактом было отмечено,
что личинки колорадского жука не только не питались обработанным кормом, но и
покидали его. В то же время достаточно высокие (2 балла) антифидантные свойства
проявили четыре фракции («e», «c», «d» и «g»). Однако это было значительно ниже
активности суммарного экстракта. Кроме этого, было установлено, что фракция «f» не
обладала антифидантной активностью (табл. 3.5).
Таким образом, нами было доказано, что не все выделенные фракции из растения
D.dictyocarpum проявляют высокие инсектицидные и антифидантные свойства против
личинок колорадского жука. Пять из них («a», «b», «c», «d» и «g») обладают
инсектицидной и антифидантной эффективностью, одна («e») - только антифидантной
активностью, и одна фракция («f») не проявила ни инсектицидные, ни антифидантные
свойства. Эффективность суммарного экстракта находится на том же уровне, что и

87
эффективность фракций «a», «b», «c», «d» и «g» и значительно превышает эффективность
фракций «e» и «f».

Таблица 3.5. Сравнительная оценка антифидантной активности фракций и суммарного


экстракта из D.dictyocarpum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 1
b 1
c 2
ФРАКЦИИ
d 2
e 2
f 5
g (осадок Al) 2
ЭКСТРАКТ - 1
При испытании шести фракций, выделенных из F.vulgare, нами было отмечено, что
пять из них («b», «c», «d», «e» и «f») проявили высокую инсектицидную активность
против личинок колорадского жука. При тестировании вышеназванных фракций 100%-ная
гибель насекомых наступала в течение первых суток после обработки. В то же время
эффективность суммарного экстракта несущественно отличалась от активности
описанных фракций. Было установлено, что одна из фракций «a» не обладала
инсектицидной активностью (рис.3.18).
100 100 100 100 100 93
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80
70
60
50
40
30
20 0 0
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f
ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 7,1
Рисунок 3.18. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного
экстракта из F.vulgare по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных условиях

88
Одновременно нами было установлено, что эти же пять фракций («b», «c», «d», «e» и
«f») обладали и высокой антифидантной активностью (1 балл) наравне с суммарным
экстрактом. При этом личинки L.decemlineata полностью отказывались от питания.
Фракция «a» проявила средний уровень (3 балла) антифидантной активности (табл. 3.6).

Таблица 3.6. Антифидантная активность фракций из экстракта растения F.vulgare по


отношению к личинкам II-III возраста L.decemlineata в лабораторных условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 3
ФРАКЦИИ b 1
c 1
d 1
e 1
f 1
ЭКСТРАКТ - 1
Таким образом, было установлено, что инсектицидное и антифидантное действие
пяти фракций («b», «c», «d», «e» и «f») F.vulgare по своей эффективности сравнимо с
действием суммарного экстракта.
100 100 100 100 100
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80
70
60
50
40
30
20
0 0 0 0
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f g

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 1,7


Рисунок 3.19. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного
экстракта из P.crispum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных условиях

В результате лабораторного тестирования шести фракций, полученных из экстракта


растения P.crispum, нами были обнаружено, что 4 из них («b», «c», «d» и «g») обладали
высокими инсектицидными и антифидантными свойствами против личинок

89
L.decemlineata. Одновременно отмечено, что три фракции («a», «e» и «f») не проявили
себя ни как антифиданты, ни как инсектициды (рис.3.19, табл. 3.7).

Таблица 3.7. Антифидантная активность фракций из экстракта растения P.crispum по


отношению к личинкам II-III возраста L.decemlineata в лабораторных условиях.
Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a 5
b 1
c 1
ФРАКЦИИ d 1
e 5
f 5
g 1
ЭКСТРАКТ - 1
Таким образом, полученные результаты показывают, что эффективность фракций
«b», «c», «d» и «g» была на уровне суммарного экстракта P.crispum.
Из экстракта растения V.lobelianum фракции извлекались двумя методами:
1. экстракцией растворителями различной полярности
2. методом тонкослойной хроматографии (ТСХ) на закрепленном слое силикагеля.
Было определено контактное и кишечное действие полученных фракций на личинок
колорадского жука двумя способами:
I способ - обработка корма;
II способ - топикальная обработка личинок.
При извлечении первым методом было получено семь фракций («a, b, c, d, e, f» и
«g»). В результате тестирования было установлено, что значительным инсектицидным
эффектом обладали две фракции «b» и «c». Высокая эффективность сохранялась как в
варианте с обработкой листьев, так и при топикальном нанесении фракций на личинок.
При дальнейшем тестировании было установлено, что три фракции («а», «f» и «g»)
проявили инсектицидную активность только при топикальном способе обработки
личинок. По нашему мнению, это свидетельствует о том, что данные фракции обладают
контактным действием. В то же время другая исследуемая фракция («e») проявила
средний уровень инсектицидной активности при обоих способах обработки. Таким
образом, она оказывает и контактное и кишечное действие на уровне 47% и 53%.
Одновременно было установлено, что фракция «d» при топикальном способе обработки
показала эффективность в 2 раза ниже, чем при способе обработки корма. При этом в I

90
способе (кишечное действие) с суммарным экстрактом сравнима только фракция «b», а во
II способе (контактное действие) - фракции «b», «c» и «g». Эффективность остальных
фракций («a», «d» и «e») была значительно ниже эффективности суммарного экстракта
(рис.3.20 – 3.21).

100 100 87 100


ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80
70
53
60 47 47
50
40
30
20
0 0 7
10
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f g

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 4,9


Рисунок 3.20. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного
экстракта из V.lobelianum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях (обработка листьев). Способ I

100 100 100 100


100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

90
80
73
70
60
53 53
50
40
30
27
20
10 0
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a b c d e f g

ВАРИАНТЫ
НСР0,05 = 1,3
Рисунок 3.21. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций и суммарного
экстракта из V.lobelianum по отношению к личинкам L.decemlineata в лабораторных
условиях (топикальная обработка насекомых). Способ II

Большинство выделенных фракций обладали высоким антифидантным эффектом (1


балл), сравнимым с суммарным экстрактом (табл. 3.8.).
91
Таблица 3.8. Антифидантная активность фракций, полученных экстракцией
растворителями различной полярности, из экстракта растения V.lobelianum по отношению
к личинкам II-III возраста L. decemlineata в лабораторных условиях.

Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
а 2
b 1
c 1
ФРАКЦИИ
d 2
e 1
f 2
g 1
ЭКСТРАКТ - 1
Личинки пробовали питаться, но при первых же попытках происходила их
интоксикация, и поэтому наблюдались признаки нарушения нормального метаболизма,
при которых экскременты разжижались и их количество увеличивалось в несколько раз по
сравнению с контролем. Одновременно происходила экскреция содержимого кишечника и
через ротовое отверстие.
Антифидантная активность остальных исследуемых фракций («а», «d» и «f») была
ниже, чем у вышеописанных фракций, о чем свидетельствовало объедание листовой
пластины, которое колебалось в пределах 6 - 25% (2 балла).
При выделении активных компонентов из экстракта V.lobelianum вторым методом
(тонкослойная хроматография на закрепленном слое силикагеля) было также получено 7
(«a2», «b2», «c2», «d2», «e2», «f2» и ««g2 ») фракций. В результате было отмечено, что все
протестированные фракции проявили высокие инсектицидные свойства против личинок
колорадского жука (от 67 до 100%). В то же время установлено, что инсектицидная
активность только четырех фракций («c2», «d2», «e2» и «f2») сравнима с активностью
суммарного экстракта (рис.3.22).
В дальнейших исследованиях нами было установлено, что у личинок наблюдалась
диспепсия, и они отказывались от питания. Насекомые становились вялыми,
малоподвижными, и в результате погибали. После гибели их тела сильно сморщивались
вследствие гидратации, и покровы теряли упругость. Это говорит о том, что все
полученные методом ТСХ фракции оказывают кишечное действие на личинок
колорадского жука, а также обладают высокими антифидантными свойствами (табл. 3.9).

92
93 100 100 100 100 100
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, % 90 80
67
80
70
60
50
40
30
20
10 0
0
КОНТРОЛЬ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ФРАКЦИЯ ЭКСТРАКТ
a2 b2 c2 d2 e2 f2 g2

ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 2,2

Рисунок 3.22. Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций (ТСХ) и


суммарного экстракта из V.lobelianum по отношению к личинкам L.decemlineata в
лабораторных условиях (кишечное действие).

Таблица 3.9. Антифидантная активность фракций, полученных методом ТСХ, из экстракта


растения V.lobelianum по отношению к личинкам II-III возраста L. decemlineata в
лабораторных условиях.

Антифидантная
ВАРИАНТ Фракции
активность, балл
КОНТРОЛЬ - 5
a2 1
b2 1
c2 1
ФРАКЦИИ
d2 1
(ТСХ)
e2 1
f2 1
g2 1
ЭКСТРАКТ - 1

Выявлено, что первым методом разделения было получено только три фракции («b»,
«c» и «g»), обладающих инсектицидной активностью от 87 до 100% (в зависимости от
способов обработки), а при разделении методом ТСХ было получено шесть фракций («a2»,
«b2», «c2», «d2», «e2» и «f2»), обладающих инсектицидной активностью от 80 до 100%.
Кроме инсектицидной активности все вышеназванные фракции обладали и высоким
антифидантным эффектом против личинок L.decemlineata. Однако было установлено, что
не все активные фракции в равной мере проявляют контактные и кишечные свойства. В то

93
же время было доказано, что инсектицидная и антифидантная активность суммарного
экстракта была на уровне или значительно выше, чем эффективность отдельных фракций.
Таким образом, нами было установлено, что целесообразно в дальнейшем
использовать суммарный экстракт из V.lobelianum.
Анализируя полученные данные можно отметить, что при разделении суммарных
экстрактов из 8 видов растений нами был получен ряд активных фракций. В результате
лабораторного тестирования были выявлены как высокоактивные фракции, обладающие
высокими инсектицидными и антифидантными свойствами, так и малоактивные фракции,
проявившие низкий или нулевой уровень активности.
Полученные результаты показали, что разделение растительных экстрактов на
фракции не всегда приводит к усилению инсектицидного и антифидантного эффекта
последних, вместе с тем, фракционирование показывает значимость отдельных групп
биологически активных веществ в суммарном эффекте.

3.3.2.Определение инсектицидной и антифидантной активности фракций и


суммарных экстрактов в полевых условиях по отношению к личинкам
колорадского жука.
В результате проведенного лабораторного тестирования фракций, выделенных из
экстрактов восьми видов растений, для полевых испытаний на картофеле против
колорадского жука были отобраны фракции из семи видов растений, проявившие от 60 до
100% инсектицидной эффективности и обладающие высоким или средним уровнем
антифидантной активности.
Проведенное полевое тестирование показало, что через сутки после обработки
инсектицидная активность фракции «a» из A.altissima была значительно ниже, чем у
суммарного экстракта и химического эталона. К седьмым суткам после обработки
эффективность фракции снизилась до 42%, что было на 34% ниже, чем у суммарного
экстракта. Одновременно было установлено, что эффективность суммарного экстракта из
A.altissima на 7 сутки после обработки была сравнима с химическим эталоном Регент 25
ЕС (рис.3.23).
В результате сравнительного полевого тестирования фракция «d» из B.sempervirens и
суммарного экстракта были выявлены те же закономерности, что и в случае с A.altissima.
Инсектицидная активность фракции была значительно ниже, чем у суммарного экстракта.
Эффективность последнего была сравнима с эффективностью химического эталона
(рис.3.24).

94
100

ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, % 80
60
40
20
0
- - фракция a экстракт

Контроль Эталон
Регент Ailanthus altissima (Mill.) Swingle.
1 день 3 день 7 день НСР0,05 = 17,9
ВАРИАНТЫ

Рисунок 3.23. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта A.altissima по


отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

80
60
40
20
0
- - фракция d экстракт

Контроль Регент
Эталон Buxus sempervirens L.

1 день 3 день 7 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 10,5

Рисунок 3.24. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта


B.sempervirens по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

Сравнительная оценка инсектицидной активности фракций C.varia (фракция «a» и


«b») и суммарного экстракта показала, что через сутки после обработки эффективность
фракции «a» была выше, чем у фракции «b». Эта же закономерность сохранилась и на
третьи, и на седьмые сутки после обработки. Однако следует отметить, что инсектицидная
активность суммарного экстракта была существенно выше, чем у фракций «a» и «b». В то
же время эффективность суммарного экстракта C.varia была на уровне химического
эталона (рис.3.25).

95
100

ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %
80

60

40

20

0
- - фракция a фракция b экстракт

Контроль Эталон
Регент Coronilla varia L.
1 день 3 день 7 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 12,8
Рисунок 3.25. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта C.varia по
отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.
Анализируя данные, полученные при сравнительном тестировании фракций «a» и
«d» из D.dictyocarpum и суммарного экстракта, было установлено, что через сутки после
обработки эффективность фракций была на уровне суммарного экстракта и составляла
около 98%. Несмотря на то, что на 7 сутки после обработки эффективность фракций
уменьшилась, однако она сохранялась на уровне суммарного экстракта. При сравнении с
химическим эталоном было установлено, что эффективность фракций существенно ниже,
в то время как эффективность суммарного экстракта находится на том же уровне
(рис.3.26).

100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ
АКТИВНОСТЬ, %

80
60
40
20
0
- - фракция a фракция d экстракт

Контроль Эталон
Регент Delphinium dictyocarpum DC
1 день 3 день 7 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 5,7
Рисунок 3.26. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта
D.dictyocarpum по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

96
Оценка инсектицидной активности фракций («b», «c», «d», «e» и «f») из F.vulgare и
суммарного экстракта показала их незначительную эффективность на протяжении семи
суток опыта. Так, через сутки после обработки инсектицидная активность фракций
составляла от 53 до 55%, что было на уровне суммарного экстракта (55%). Через семь
суток после обработки произошло существенное снижение эффективности, как
суммарного экстракта, так и фракций. Одновременно было установлено, что
эффективность фракций несущественно отличалась от инсектицидной активности
суммарного экстракта. Также нами было определено, что эффективность фракций
F.vulgare и суммарного экстракта была значительно ниже, чем у химического эталона
(рис.3.27).
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ,

80
60
40
20
%

0
- - фракция фракция фракция фракция фракция экстракт
b c d e f

Контроль Регент
Эталон Foeniculum vulgare Mill.
1 день 2 день 3 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 17,9
Рисунок 3.27. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта растения
F.vulgare по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.
100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

80
60
40
20
0
- - фракция b фракция c фракция d фракция g экстракт

Контроль Эталон
Регент Petroselinum crispum Nym.
1 день 2 день 3 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 11,5
Рисунок 3.28. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта растения
P.crispum по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

97
В результате полевого тестирования фракций («b», «c», «d» и «g») из P.crispum и
суммарного экстракта не было выявлено существенного различия в их эффективности.
Несмотря на то, что в лабораторных условиях эффективность экстракта составляла 100%,
в полевом тестировании эффективность и фракций и суммарного экстракта через сутки
после обработки не превышала 55%, а через семь суток после обработки - 57%. Самая
высокая эффективность была у суммарного экстракта, однако значение это было на
уровне инсектицидной активности фракций и существенно ниже, чем у химического
эталона (рис.3.28).
Очень высокой инсектицидной активностью в полевых условиях обладали фракции
«b», «c2», «d2», «e2» и «f2» из V.lobelianum. Их эффективность даже через неделю после
обработки, также как и активность суммарного экстракта, достигала 100%. В то же время,
было определено, что эффективность фракций «с», «a2», «b2» и «g2» была существенно
ниже, чем у суммарного экстракта. Необходимо отметить, что инсектицидная активность
фракций «b2», «с» и «g2» через сутки после обработки достигала высокого уровня и
составляла от 80 до 97%, а через семь суток после обработки – от 77 до 92%.
Эффективность фракции «a2» была значительно ниже (60 - 63%). Эффективность фракций
«с», «a2» и «g2» на протяжении семи суток тестирования была существенно ниже
активности химического эталона. Инсектицидная активность остальных фракций («b»,
«b2», «c2», «d2», «e2» и «f2») и суммарного экстракта V.lobelianum была на уровне
химического эталона (рис.3.29).

100
ИНСЕКТИЦИДНАЯ АКТИВНОСТЬ, %

80
60
40
20
0
- - фракция фракция фракция фракция фракция фракция фракция фракция фракция экстракт
b c a2 b2 c2 d2 e2 f2 g2

Контроль Эталон
Регент Veratrum lobelianum Bernh.

1 день 2 день 3 день ВАРИАНТЫ НСР0,05 = 3,2


Рисунок 3.29. Инсектицидная активность фракции и суммарного экстракта растения
V.lobelianum по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

98
Результаты антифидантной активности фракций и суммарных экстрактов
представлены в таблице 3.10.

Таблица.3.10. Антифидантная активность фракций и суммарных экстрактов растений


по отношению к личинкам L.decemlineata в полевых условиях.

Вариант Фракции Антифидантная активность, балл


Контроль - 5
Эталон - 1
a 2
Ailanthus altissima
экстракт 1
a 2
Coronilla varia b 2
экстракт 1
a 1
Delphinium dictyocarpum d 2
экстракт 1
b 2
c 2
d 2
Foeniculum vulgare
e 2
f 2
экстракт 2
d 2
Buxus sempervirens
экстракт 1
b 2
c 2
Petroselinum crispum d 2
g 2
экстракт 2
b 1
I способ
c 1
a 1
b 1
c 1
Veratrum lobelianum II способ
d 1
(ТСХ)
e 1
f 1
g 2
экстракт 1

В результате сравнительной оценки было доказано, что антифидантная активность


тестируемых фракций, как правило, была ниже или на уровне суммарных экстрактов.
Также необходимо отметить, что только фракция «a» из D.dictyocarpum, а также все

99
фракции из V.lobelianum, за исключением «g» (ТСХ), проявили антифидантные свойства
на уровне суммарных экстрактов и эталона. Антифидантная активность остальных
фракций была существенно ниже активности химического эталона.
Таким образом, сравнительная оценка активности отдельных фракций экстрактов в
лабораторных и полевых условиях не выявила существенных различий в их
эффективности, а, во многих случаях, свидетельствовала о снижении активности каждой
из фракций по сравнению с исходным этанольным экстрактом. Также в результате
исследований определено, что применение суммарных растительных экстрактов даѐт
аддитивный результат. В силу выявленных закономерностей мы пришли к выводу, что
поиск активного начала вышеисследованных растений не целесообразно осуществлять в
их фракциях. Перспективными могут стать препаративные формы сырого продукта
(исходные суммарные экстракты), что согласуется и с данными, полученными другими
исследователями [46].
В результате проведенного полевого тестирования фракций, выделенных из
экстрактов семи видов растений, нами было отмечено, что наибольшей активностью и
продолжительностью действия обладали пять фракций V.lobelianum («b», «c2», «d2», «e2» и
«f2»). Названные фракции проявили также и высокий антифидантный эффект
относительно личинок L.decemlineata. Эффективность данных фракций была на уровне
суммарного экстракта из растения V.lobelianum. Поэтому для дальнейшего изучения нами
было отобрано растение V.lobelianum, суммарный экстракт которого обладает высокими
инсектицидными и антифидантными свойствами против L.decemlineata.

Выводы к главе 3.
1. Проведенные исследования позволили выявить виды растений, экстракты которых
обладают инсектицидной и антифидантной активностью против колорадского жука.
2. В результате лабораторного скрининга из 169 видов растений в качестве
перспективных было отобрано 17 видов растений с высоким уровнем инсектицидной
(61 - 100%) и антифидантной (1-2 балла) активности против колорадского жука:
Ailanthus altissima (Mill.) Swingle., Apium graveolens L., Buxus sempervirens L., Coronilla
varia L., Delphinium confusum M. Pop., Delphinium dictyocarpum DC., Foeniculum vulgare
Mill., Heracleum scabrum Albov., Heracleum stevenii Manden., Euphorbia stepposa Zoz.,
Koellia virginiana (L.) MacM., Monarda citriodora Cerv., Petroselinum crispum Nym.,
Pyrethrum cinerariefolium L., Senecio vernalis Waldst et Kit., Veratrum lobelianum Bernh. и
Vinca minor L.

100
3. Установлено, что в полевых условиях из отобранных 17 видов растений экстракты
только 9 видов растений характеризовались высокой инсектицидной (69 - 100%) и
антифидантной (1 балл) активностью против колорадского жука: A.altissima,
B.sempervirens, C.varia, D.confusum, D.dictyocarpum, H.scabrum, H.steveni, P.crispum и
V.lobelianum.
4. Определено, что в лабораторных условиях наиболее высокоактивны в отношении
имаго и личинок колорадского жука экстракты, содержащие алкалоиды, дубильные
вещества, эфирные масла и флавоноиды. Установлено, что в полевых условиях
экстракты, содержащие эфирные масла и флавоноиды, обладают меньшей степенью и
продолжительностью инсектицидного и антифидантного воздействия, менее устойчивы
к факторам окружающей среды (температура, свет и пр.). В дальнейших исследованиях
считаем целесообразным проводить поиск среди растений, содержащих стероидные
алкалоиды и дубильные вещества. Однако нельзя полностью исключить и виды
растений, содержащие другие классы химических соединений.
5. Выявлено, что разделение полученных суммарных экстрактов на фракции не приводит
к усилению их инсектицидной и антифидантной активности. Определено, что
суммарные растительные экстракты обладают эффектом аддитивности.
6. Установлено, что в лабораторных и полевых условиях максимальную инсектицидную
(100%) и антифидантную (1 балл) эффективность по отношению к колорадскому жуку
проявил суммарный экстракт из чемерицы Лобеля - Veratrum lobelianum Bernh. (сем.
Liliaceae).

101
4. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ РАСТИТЕЛЬНЫХ ЭКСТРАКТОВ ИЗ VERATRUM
LOBELIANUM В РЕГУЛИРОВАНИИ ЧИСЛЕННОСТИ КОЛОРАДСКОГО ЖУКА.

Исходя из полученных результатов тестирования 202 экстрактов из 169 видов


растений, нами было определено, что наиболее эффективным оказался экстракт из
чемерицы Лобеля [2, 6, 36, 59]. Биологическая активность экстракта заключалась не
только в проявлении инсектицидных свойств, но и в выраженном антифидантном
действии. Исходя из вышеизложенного, нами было выбрано данное растение для оценки
эффективности его экстрактов в регулировании численности колорадского жука.

4.1.Сравнительная оценка инсектицидной, антифидантной и овицидной активности


экстрактов из Veratrum lobelianum.

Известно, что в составе растения чемерицы Лобеля содержится более 20 различных


алкалоидов. Кроме алкалоидов в корневищах содержатся также дубильные вещества и
смолы. В предыдущей главе нами было доказано, что отдельные фракции, выделенные из
чемерицы, усиливают инсектицидную и антифидантную активность суммарного
экстракта. Поэтому нами было проведено исследование по определению наиболее
эффективного способа экстракции активных компонентов чемерицы. В результате серии
опытов по извлечению биологически активных веществ из растения V.lobelianum были
получены шесть экстрактов (2 спиртовых и 4 водных), которые протестировали в
лабораторных и в полевых условиях для определения их эффективности по отношению к
колорадскому жуку [31].

4.1.1.Определение суммы алкалоидов в зависимости от способа экстракции.


До того как экстракты из чемерицы Лобеля были испытаны в лабораторных и
полевых условиях нами было проведено определение суммы алкалоидов в экстрактах для
их количественной характеристики.
В результате анализа было выявлено, что содержание алкалоидов в шести
экстрактах, полученных из чемерицы Лобеля, зависит от способа их извлечения и
колеблется в пределах от 0,22 до 0,28% (в пересчете на протовератрин) при соотношении
сырье:растворитель 1:5. Нами было отмечено, что наиболее полно экстрагируются
активные компоненты чемерицы 70%-ным водным спиртом (Sp70): сумма алкалоидов (в
пересчете на протовератрин) в конечном растворе составляет 0,28%. В результате

102
математического анализа было установлено, что четыре способа экстракции (Sp96, Sp70, V1
и V4) существенно превышают два остальных способа (V2 и V3) по количеству
экстрагируемых активных веществ (алкалоидов). Одновременно было доказано, что
между спиртовыми способами экстракции (Sp96 и Sp70) нет существенной разницы
(рис.4.1).
0,4
Сумма алкалоидов, %

0,26 0,28 0,24 0,22 0,23 0,25


0,3

0,2

0,1

Способ экстракции НСР0,05=0,02

Sp 96-стандарт Sp 70 V1 V2 V3 V4

Рисунок 4.1. Содержание суммы алкалоидов в экстрактах из V.lobelianum,


полученных шестью способами.

Необходимо отметить, что спиртовые экстракты отличаются от водных более вязкой


консистенцией и темным цветом. Это, по нашему мнению, говорит о том, что такие
вещества как таннины, смолы и сахара, также присутствующие в чемерице, лучше
экстрагируются этиловым спиртом. В ходе исследований было доказано, что данный
комплекс веществ обеспечивает более полное прилипание экстракта к растениям,
увеличивая, таким образом, продолжительность его действия.
Таким образом, нами было доказано, что содержание активных веществ в экстрактах
из чемерицы Лобеля достаточно высокое. Извлечение максимального количества
алкалоидов достигается экстракцией этиловым спиртом (70 и 96%-ным) [31].
Для качественной характеристики экстрактов, полученных из чемерицы Лобеля
различными способами, определялась инсектицидная, антифидантная и овицидная
активность в лабораторных условиях на L.decemlineata. Экстракты тестировали имаго,
личинках по возрастам и яйцекладках в концентрации активных веществ (суммы
алкалоидов в пересчете на протовератрин) 0,1%.
103
4.1.2.Определение инсектицидных свойств экстрактов из V.lobelianum в
лабораторных условиях.
В результате проведенных исследований нами было установлено, что все шесть
экстрактов (спиртовые и водные), полученных из V.lobelianum, обладали инсектицидной
активностью как против имаго, так и против личинок L.decemlineata. Однако было
отмечено, что величина инсектицидной активности значительно варьировала в
зависимости от фазы развития вредителя. Так, было выявлено, что относительно имаго
колорадского жука инсектицидная эффективность всех экстрактов была невысокой.
Гибель насекомых колебалась от 20 до 40% в зависимости от способа экстракции. Было
доказано, что наибольшую активность проявили спиртовые экстракты. Все водные
экстракты снижали незначительно численность имаго. При этом нами было отмечено, что
гибель насекомых в данных вариантах была в два раза меньше, чем при обработке
спиртовыми экстрактами (рис.4.2).

100
Инсектицидная активность, %

80

60

40

20
0
0
Способы экстракции НСР0,05=12,6
Sp 96 Sp 70 V1 V2 V3 V4 Контроль

Рисунок 4.2. Инсектицидная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных


шестью способами, по отношению к имаго L.decemlineata в лабораторных условиях.

При математическом анализе полученных результатов было установлено, что между


инсектицидной активностью экстрактов, полученных различными способами, имеется
существенная разница (НСР0,05=12,6). Таким образом, было доказано, что относительно
имаго колорадского жука наиболее эффективными являются спиртовые экстракты (Sp96 и
Sp70). Это подтверждает наше предположение, что при экстракции спиртом наиболее

104
полно извлекаются и другие соединения, содержащиеся в чемерице и влияющие на
биологическую активность ее экстрактов.
При тестировании полученных шести экстрактов на личинках L.decemlineata
установлено, что наиболее уязвимыми были личинки младших возрастов (I-II возраста).
Установлено, что четыре экстракта (Sp96, Sp70, V2 и V4) проявили очень высокие
инсектицидные свойства (93,3-100%), а два экстракта (V1 и V3) – удовлетворительные
(80%). При этом было отмечено, что наибольший процент гибели насекомых приходился
на первые сутки опыта. Также было определено, что три экстракта (Sp70, V2 и V4)
проявили инсектицидную активность на одном уровне с Sp96, а остальные два (V1 и V3)
существенно им уступали по инсектицидному действию (рис.4.3).
100
Инсектицидная активность, %

80

60

40

20
0
0

Способы экстракции НСР0,05=7,1

Sp 96 Sp 70 V1 V2 V3 V4 Контроль

Рисунок 4.3. Инсектицидная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью


способами, по отношению к личинкам I-II возраста L.decemlineata
в лабораторных условиях.

Было отмечено, что эффективность спиртового экстракта Sp96 и водного V4 против


личинок II-III возраста незначительно снизилась в сравнении с их эффективностью против
личинок I-II возраста и составляла 80 - 87%. В то же время эффективность водного
экстракта V3 снизилась более существенно и составляла 60 - 73%. Эффективность
спиртового экстракта Sp70 и водных экстрактов V1 и V2 против личинок II-III возраста
варьировала от 73 до 80%. Таким образом, инсектицидная активность пяти тестируемых
экстрактов (Sp70, V1, V2, V3 и V4) против личинок II-III возраста L.decemlineata была
существенно ниже, чем у спиртового экстракта Sp96 (рис.4.4).

105
100

Инсектицидная активность, %
80

60

40

20
0
0
Способы экстракции НСР0,05=5,3

Sp 96 Sp 70 V1 V2 V3 V4 Контроль

Рисунок 4.4. Инсектицидная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью


способами, по отношению к личинкам II-III возраста L.decemlineata
в лабораторных условиях.
Эффективность четырех экстрактов против личинок старших возрастов (III-IV)
снизилась: у Sp70, V1 и V2 до 40%, а у V3 до 20%. Инсектицидность остальных двух
экстрактов (Sp96 и V4) сохранялась достаточно высокой и составляла 53 - 60%. При
анализе полученных данных было выявлено, что все экстракты, кроме V4 значительно
уступали по своему действию на личинок III – IV возраста L.decemlineata спиртовому
экстракту Sp96 (рис.4.5).
100
Инсектицидная активность,

80

60
%

40

20

0
Способы экстракции НСР0,05=8,3

Sp 96 Sp 70 V1 V2 V3 V4 Контроль
Рисунок 4.5. Инсектицидная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью
способами, по отношению к личинкам III-IV возраста L.decemlineata
в лабораторных условиях.

106
Таким образом, исходя из полученных результатов, было доказано, что среди
водных экстрактов наибольшие инсектицидные свойства против личинок всех возрастов
показал экстракт V4. Также было установлено, что спиртовой экстракт Sp70 проявил
высокие инсектицидные свойства против имаго и личинок младших возрастов
L.decemlineata. Самые высокие инсектицидные свойства и против имаго и против личинок
всех возрастов колорадского жука проявил спиртовой экстракт Sp96 [31].

4.1.3.Определение антифидантных свойств экстрактов из V.lobelianum в


лабораторных условиях.
Одновременно с определением инсектицидной активности нами были установлены
и антифидантные свойства шести тестируемых экстрактов (спиртовых и водных).
Наблюдение за поведением насекомых в течение трех суток опыта обнаружило их
реакцию по отношению к экстрактам, а также различную чувствительность на
отдельных фазах развития. Антифидантную активность экстрактов определяли исходя из
процента объедания площади листовой пластины.
В результате проведенных исследований было установлено, что все шесть
экстрактов, полученных из V.lobelianum, обладали антифидантной активностью как
против имаго, так и против личинок L.decemlineata. Так, против имаго спиртовые
экстракты проявили активность в 1 балл, а водные – 3 балла. Антифидантное действие
спиртовых экстрактов проявлялось в том, что отказавшиеся от питания жуки,
становились вялыми и малоподвижными. В вариантах с водными экстрактами отмечено
частичное объедание листовой пластины (до 3 баллов) [31]. Однако было установлено,
что по окончании опыта (через трое суток) после пересадки выживших имаго на
необработанные листья картофеля, жуки восстанавливались и приступали к питанию.
Более сильное антифидантное действие спиртовых экстрактов, по нашему мнению,
обусловлено более высокой концентрацией дубильных веществ. Таким образом,
выявили, что спиртовые экстракты Sp96 и Sp70 обладали высоким антифидантным
эффектом по отношению к имаго колорадского жука, в то время как водные экстракты
проявили низкие антифидантные свойства (табл. 4.1).
Было доказано, что антифидантная активность спиртовых экстрактов Sp96 и Sp70
относительно личинок всех возрастов L.decemlineata была очень высокой и составляла 1
балл (повреждение не превышало 5%). Водные экстракты (V1, V2, V3 и V4) проявили
дифференцированные антифидантные свойства по отношению к личинкам. Так, против
личинок I-II возраста L.decemlineata все водные экстракты проявили высокие
107
антифидантные свойства. В то же время против личинок старших возрастов водные
экстракты снизили свои антифидантные свойства (2-3 балла).

Таблица 4.1. Антифидантная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью


способами, по отношению к L. decemlineata в лабораторных условиях.
Антифидантная активность, балл
Вариант Личинки
Имаго
I-II возраста II-III возраста III-IV возраста
Контроль 5 5 5 5
спиртовые Sp96 1 1 1 1
экстракты Sp70 1 1 1 1
V1 3 1 2 3
водные V2 3 1 1 2
экстракты V3 3 1 2 3
V4 3 1 1 2
Таким образом, нами было установлено, что антифидантная активность водных
экстрактов существенно отличалась от таковой у спиртовых, и зависела от способа
экстракции и от фазы развития вредителя. Спиртовые экстракты Sp96 и Sp70 проявили
более выраженную антифидантную активность, которая сохранялась на самом высоком
уровне, как для имаго колорадского жука, так и для личинок, независимо от возраста.
Следует также отметить, что антифидантный эффект спиртовых экстрактов не зависел от
способа экстракции.

4.1.4.Определение овицидных свойств экстрактов из V.lobelianum в


лабораторных условиях.
В дальнейших исследованиях нами была определена овицидная активность шести
тестируемых экстрактов. Установлено, что спиртовые и водные экстракты отодвигали сроки
отрождения личинок из яиц на 1-2 дня по сравнению с контролем. Кроме этого, было
отмечено, что тестируемые экстракты подавляли отрождение личинок из яиц на 3,6% - 15,3%.
С поправкой на количество не отродившихся яиц в контроле - 1,6%, количество не
отродившихся яиц в опыте составляло от 3,6% до 13,7%.
Одновременно было установлено, что во всех вариантах личинки L.decemlineata
гибнут в момент отрождения при прогрызании хориона или в течение первых 24 часов

108
после отрождения. В некоторых случаях было отмечено, что большинство личинок
погибали, прежде чем успевали полностью освободиться из хорионов. В результате было
выявлено, что при обработке яйцекладок спиртовыми (Sp96 и Sp70) и водными (V2 и V3)
экстрактами овицидная активность достигала 83- 87%.. В то же время было установлено,
что у остальных двух экстрактов (V1 и V4) овицидная активность была существенно
ниже (65 – 80%) (рис.4.6) [31].
100
Овицидная активность, %

90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
Варианты
КОНТРОЛЬ S96 S70 V1 V2 V3 V4

НСР0,05=3,8

Рисунок 4.6. Овицидная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью


способами, по отношению к L. decemlineata в лабораторных условиях.

Нами было также отмечено, что личинки в опыте отрождаются более слабыми и
малоподвижными - скорость их распространения по листу в полтора – два раза ниже, чем у
личинок в контроле. Было установлено, что отродившиеся из обработанных яйцекладок
личинки, как правило, не съедали свои хорионы и не питались листьями картофеля. В то же
время в контроле отродившиеся личинки поедали свои хорионы, а затем сразу приступали к
питанию листьями картофеля и развивались.
В результате проведенных экспериментов было установлено, так же как и ранее, что
спиртовые экстракты обладали свойствами прилипателя. Это было подтверждено тем, что
личинки, покидавшие хорионы, прилипали к поверхности листа. По нашему мнению, это
происходило вследствие того, что в экстракт переходят, содержащиеся в растении, таннины
и смолы.
Таким образом, было доказано, что овицидное действие экстрактов из V.lobelianum
складывается из непосредственно истинной овицидности и гибели эмбрионов в момент
отрождения. Максимальную овицидную активность проявил спиртовой экстракт Sp96.

109
4.1.5.Действие экстрактов из V.lobelianum на энтомофагов в лабораторных
условиях.
В качестве тест-объектов были отобраны виды, наиболее часто встречающиеся в
агроценозе картофельного поля: семиточечная божья коровка Coccinella septempunctata
Linnaeus. (Coleoptera: Coccinellidae) и златоглазка обыкновенная Chrysopa carnea Steph.
(Neuroptera: Chrysopidae).
В результате лабораторного тестирования шести экстрактов на личинках и имаго
C.septempunctata было отмечено, что как спиртовые, так и водные экстракты не влияли на
жизнеспособность насекомых. Так, выживаемость личинок и имаго во всех вариантах
обработки (субстрата и насекомых) составляла 100%, что было на уровне контроля [59].
Также, в результате опытов было доказано, что спиртовой экстракт из растения
V.lobelianum не нарушал эмбрионального развития златоглазки обыкновенной. Было
выявлено, что обработка спиртовым экстрактом листьев картофеля и насекомых также не
влияла на жизнеспособность лабораторной культуры хищника. Как в опытных вариантах,
так и в контроле, выживаемость личинок составляла 80%, а имаго - 100%. Все
участвовавшие в эксперименте личинки успешно свили коконы, из которых вылетели
нормальные имаго [57].
Таким образом, при изучении действия спиртовых и водных экстрактов из растения
V.lobelianum было выявлено, что они не оказывают контактного действия на личинок и
имаго C.septempunctata, а также на яйца, личинок и имаго C.carnea.

4.1.6.Определение биологической эффективности экстрактов из V.lobelianum в


полевых условиях.
Для определения биологической эффективности шести полученных экстрактов из
V.lobelianum мы провели тестирование против личинок L.decemlineata в полевых
условиях.
В результате эксперимента установлено, что через сутки после обработки
эффективность всех испытанных экстрактов была очень высокой и составляла от 96 до
100%. На третьи сутки опыта большинство экстрактов сохраняли высокий уровень
эффективности, ее снижение было незначительным (до 2,7%). В то же время следует
отметить, что биологическая эффективность водных экстрактов V3 и V4 снизилась более
существенно: на 5 - 9% соответственно (рис. 4.8).

110
100

90
Контроль
80
Эталон
Инсектицидная активность, %

70
S96

60
S70

50
V1

40
V2

30
V3

20
V4

10

0
1 3 7 14 21
НСР0,05= 10,5
Сутки после обработки

Рисунок 4.8. Биологическая эффективность экстрактов из V.lobelianum, полученных


шестью способами, по отношению к L. decemlineata в полевых условиях.

На седьмые сутки после обработки сохранилась высокая эффективность у экстракта


Sp96 (98,9%), тогда как эффективность спиртового Sp70 и водного V4 экстрактов
незначительно снизилась (89,4 – 90,0%). Остальные три экстракта (V1, V2 и V3)
значительно уменьшили свою эффективность (до 54,0 - 79,0%). Эффективность
химического эталона составляла 92,3%.
Через 14 суток после обработки было определено, что эффективность спиртового
экстракта Sp96 превышала химический эталон и составляла 98,9%, а эффективность
экстрактов Sp70 и V4 уступала химическому эталону и составляла 81% и 87,5%
соответственно.

111
Из всех протестированных наименьшую биологическую эффективность проявил
водный экстракт V2. На 14 сутки после обработки его эффективность снизилась до 23,6%,
а на 21 сутки - до 11,5%. Водный экстракт V1 также через 21 сутки после обработки снизил
свою биологическую эффективность до 19,3%. При этом поврежденность кустов
картофеля в данных вариантах превысила 50%, что составляло 3 балла (рис. 4.9).
Поврежденность кустов, балл

5
5
4
3 3
3
2 1 1 1 2 2
1
0

Варианты

Рисунок 4.9. Антифидантная активность экстрактов из V.lobelianum, полученных шестью


способами, по отношению к L. decemlineata в полевых условиях.

Из четырех водных экстрактов самую высокую эффективность против личинок


L.decemlineata проявил экстракт V4. На 21 сутки после обработки она составляла 82,5%.
Однако, несмотря на высокую биологическую эффективность водного экстракта V4,
поврежденность кустов картофеля на данном участке колебалась от 5 до 25% (2 балла).
Нами было установлено, что из шести протестированных экстрактов максимальную
эффективность проявил спиртовой экстракт Sp96. На 21 сутки после обработки она
составляла 91,2% и была на уровне химического эталона (90,7%).
Таким образом, было установлено, что в концентрации 0,1% активных веществ
спиртовой экстракт Sp96 обеспечивал защиту картофеля от колорадского жука на
протяжении 21 дня. Поврежденность кустов составляла 1 балл, что было на уровне
химического эталона.
Полученные данные показали, что оптимальным способом экстракции активных
веществ из чемерицы Лобеля является способ экстракции 96%-ным этиловым спиртом в
соотношении сырье: растворитель 1:5. В дальнейших исследованиях по регулированию

112
численности колорадского жука использован экстракт, полученный вышеуказанным
способом.

4.2. Количественная оценка и определение стабильности экстракта из V.lobelianum


при хранении.

4.2.1.Количественная оценка экстракта по отношению к Leptinotarsa decemlineata


После определения оптимального способа экстракции активных веществ из
V.lobelianum возникла необходимость дать количественную оценку экстракту, т.е.
определить минимальную концентрацию, при которой наступает гибель 50% и 95%
колорадского жука.
Исходя из полученных значений, были построены кривые, по которым было
рассчитано, что для имаго минимальная концентрация СК-50 составляла 0,2% (суммы
алкалоидов в пересчете на протовератрин). В то же время было определено, что для
личинок младших возрастов (I-II и II-III) значения СК-50 отличались между собой
несущественно (1,22 мг/л и 1,6 мг/л) и концентрация, при которой наступала гибель 50%
насекомых, составляла в среднем 0,01%. Нами было установлено, что для личинок III-IV
возраста значение СК-50 существенно возрастало и концентрация а.в. достигала 0,05%.
Таким образом, нами было доказано, что к активным веществам экстракта из V.lobelianum
наиболее чувствительны личинки I-III возраста (рис.4.10 – 4.13).

9 9
8 8
смертность, пробит
смертность, пробит

7 7
6 6
5 5
4 4
3 СК 50=1,22 мг/л 3 СК 50=1,6 мг/л
2 СК 95=16,0 мг/л 2 СК 95=60,0 мг/л
1 1
0 0
0 0,5 1 1,5 2 2,5 0 1 2 3
lg концентрации
lg концентрации

Рисунок 4.10. Чувствительность личинок Рисунок 4.11. Чувствительность личинок


I-II возраста L.decemlineata к концентрации II-III возраста L.decemlineata к
экстракта V.lobelianum. концентрации экстракта V.lobelianum.

113
В дальнейших исследованиях нами также было определено, что СК-95 для имаго
составляла 3,6%. Одновременно было выявлено, что для личинок I-II возраста СК-95
составляла 1,3%. Необходимо отметить, что для личинок II-III возраста значение СК-95
было существенно выше, чем для личинок I-II возраста и составляло 1,6%. Установлено,
что для личинок III-IV возраста СК-95 значительно превышает таковое значение у
личинок младших (I-III) возрастов и составляет 2,5%.

9 9
8 8
7 7
смертность, пробит

смертность, пробит
6 6
5 5
4 4
3 СК 50=5,3 мг/л 3 СК 50=16,0 мг/л
2 СК 95=280,0 мг/л 2 СК 95=500,0 мг/л

1 1
0 0
0 0,5 1 1,5 2 2,5 3 0 0,5 1 1,5 2 2,5 3
lg концентрации lg концентрации

Рисунок 4.12. Чувствительность личинок Рисунок 4.13. Чувствительность имаго


III-IV возраста L.decemlineata к L.decemlineata к концентрации
концентрации экстракта V.lobelianum. экстракта V.lobelianum.

Таким образом, нами были рассчитаны диапазоны минимальной (1,22 -16,0 мгл) и
максимальной (16,0-500,0 мгл) концентраций, в которых погибает от 50 до 95%
популяции L.decemlineata в лабораторных условиях. Также было установлено, что
чувствительность колорадского жука зависит от фазы развития. Полученные данные
позволяют рассчитывать необходимую концентрацию экстракта для обработки в
зависимости от преобладающей фазы вредителя.
Для количественной оценки экстракта в полевых условиях была определена его
инсектицидная и антифидантная активность в зависимости от концентрации. Согласно
полученным данным гибель 95% имаго в лабораторных условиях наступает при
концентрации 500 мгл. Соответственно экстракт был протестирован при пяти значениях
концентраций: х1−2 ≥ (х3 = 500 мгл) ≥ х4−5 (табл. 4.2).

114
Таблица 4.2. Инсектицидная и антифидантная эффективность экстракта из V.lobelianum,
в зависимости от концентрации по отношению к L. decemlineata
в полевых условиях.

Инсектицидная активность на Антифидантная


Концентрация
Вариант n сутки после обработки, % активность на 21
% мг/л 1 3 7 14 21 сутки, балл
Контроль - - 0 0 0 0 0 5
Эталон
0,005 50 99,3 98,7 92,3 92,0 90,7 1
(Регент 25 ЕС)
0,2 2000 100 99,9 99,7 97,8 92,2 1
0,1 1000 100 99,0 98,9 98,0 91,2 1
Экстракт из
0,05 500 98,1 96,0 92,9 88,0 81,2 1
V.lobelianum
0,025 250 97,0 95,4 91,6 85,1 78,3 1
0,013 125 93,5 90,1 84,2 76,7 72,6 2
НСР0,05= 6,8
В результате проведенного полевого тестирования было установлено, что через
сутки после обработки значения эффективности экстракта в зависимости от концентраций
несущественно отличались между собой и были на уровне эталона. В дальнейшем
эффективность экстракта в концентрации от 125 до 500 мг/л существенно снижается. Так,
и на 14, и на 21 сутки после обработки эффективность экстракта при концентрации от 125
до 500 мг/л существенно ниже эффективности экстракта в концентрации от 1000 до 2000
мг/л, а также существенно ниже эффективности эталона. В то же время значения
эффективности экстракта в концентрации от 1000 до 2000 мг/л между собой существенно
не отличались и находились на уровне эталона.
Одновременно было доказано, что антифидантная активность экстракта на 21 сутки
после обработки существенно снижалась при концентрации 125 мг/л, в то время как
антифидантная активность экстракта в концентрациях от 500 до 2000 мг/л находилась на
уровне химического эталона и составляла 1 балл (табл. 4.2).
Таким образом, экстракт в концентрации 1000 мг/л а.в. проявил эффективность на
уровне эталона, значительно превышающую эффективность экстракта в более низких
концентрациях (от 125 до 500 мг/л ) и несущественно отличающуюся от эффективности
при концентрации 2000 мг/л. Поэтому в дальнейшем для полевых опытов экстракт
тестировали в концентрации 0,1% или 1000 мг/л (суммы алкалоидов в пересчете на
протовератрин).

115
4.2.2.Оценка стабильности экстракта из V.lobelianum при хранении и определение
его биологической активности по отношению к L.decemlineata.
По данным некоторых авторов в V.lobelianum присутствуют стероидные алкалоиды,
которые могут содержать такие легко разрушающиеся группировки, как α-кетольную,
гликозидную, сложноэфирную и др. [179]. Поэтому перед нами стояла задача определить
срок хранения готового экстракта, в течение которого он не снижает свою биологическую
активность в отношении колорадского жука.
В результате проведенных опытов нами было доказано, что содержание алкалоидов
(в пересчете на протовератрин) в экстракте V.lobelianum не существенно изменяется в
процессе хранения как при температуре +4оС, так и при температуре +24оС.
Так, определяемое значение при температуре +4оС колебалось в интервале 0,258-
0,260%, т.е. разница между определениями не превышала 0,002%. Эта разница образуется
за счет погрешности метода при определении суммы алкалоидов и не является
существенной. Поэтому отклонение суммы алкалоидов в экстракте при хранении от
исходного значения незначительно и им можно пренебречь. Таким образом, в результате
проведенных исследований нами было установлено, что активные вещества (стероидные
алкалоиды) V.lobelianum являются устойчивыми соединениями, которые при хранении
экстракта в запаянных ампулах при температуре +4оС на протяжении 365 суток не
разрушаются (рис.4.14).
0,262
Содержание алкалоидов, %

0,260 0,260 0,260


0,26

0,259 0,259 0,259

0,259 0,259
0,258

0,258
0,256

1 3 5 10 20 30 90 180 365
Дни
Спиртовой экстракт НСР0,05 = 0,0022

Рисунок 4.14. Динамика содержания алкалоидов в экстракте из V. lobelianum в


зависимости от срока хранения.

116
Одновременно с определением суммарного количества активных веществ в
экстракте нами была установлена зависимость его инсектицидной активности от сроков
хранения. Для этого были заложены опыты по тестированию экстракта, запаянного в
ампулы на личинках и имаго колорадского жука. Чтобы исключить влияние других
факторов на инсектицидную активность экстракта, мы использовали только природную
популяцию колорадского жука. В связи с этим, испытания на 180 сутки опыта не были
проведены по причине отсутствия популяции L.decemlineata в природе.
Полученные результаты доказали, что инсектицидная активность экстракта в
процессе хранения колеблется незначительно [29]. Так, для имаго колорадского жука
определили, что инсектицидная активность экстракта в процессе хранения изменилась
несущественно (33,8 – 40,0%). То же относится и к личинкам колорадского жука по
возрастам. Так, для личинок I-II возраста инсектицидная активность экстракта колебалась
от 98,8 до 100%; для личинок II-III возраста – от 82,2 до 91,5%, а для личинок III-IV
возраста – от 57,8 до 62,2%. Таким образом, было установлено, что для всех изучаемых
фаз колорадского жука не обнаружено существенной разницы между значениями
инсектицидной активности экстракта в зависимости от срока его хранения (табл. 4.3).

Таблица 4.3. Инсектицидная активность экстракта из V.lobelianum по отношению к


L.decemlineata в процессе его хранения.
Инсектицидная активность экстракта на соответствующие
max отклон. от
контроля, ±
сутки хранения, %

НСР0,05
Варианты
Контроль
(первые 3 5 10 20 30 90 365
сутки)
I-II 98,8 98,8 98,8 100 100 98,8 98,8 98,8 1,2 3,9
Личинки по
возрастам

II-III 86,7 82,2 82,2 88,9 91,5 86,7 86,7 82,2 4,8 8,8

III-IV 60,0 57,8 62,2 64,5 62,2 60,0 62,2 60,0 4,5 6,1

Имаго 40,0 33,8 37,8 42,2 40,0 40,0 44,5 33,8 6,2 7,3

Одновременно нами была установлена зависимость антифидантной активности


экстракта от срока хранения для колорадского жука. В результате было доказано, что и
для личинок по возрастам и для имаго колорадского жука антифидантная активность
экстракта в процессе хранения также не уменьшалась и составляла 1 балл.

117
Нами была проведена оценка стабильности экстракта и определение его
биологической активности по отношению к L.decemlineata и при хранении экстракта в
термостате при температуре +24оС. В результате установлено, что содержание алкалоидов
в экстракте V.lobelianum на протяжении 365 суток составляло в среднем 0,259(±0,001)%.
Инсектицидная и антифидантная активность экстракта в зависимости от фазы развития
вредителя также существенно не отличались от определенных нами для режима хранения
при +4оС. Поэтому было доказано, что между различными режимами хранения (при +4 оС
и +24оС) нет существенной разницы. Экстракт можно хранить в диапазоне температур
+4…+24оС.
Таким образом, нами было определено, что содержание алкалоидов, а также
инсектицидная и антифидантная активность экстракта в процессе его хранения в
диапазоне температур +4…+24оС изменяются не существенно на протяжении 365 суток.
Полученные данные подтверждают, что спиртовой экстракт из V.lobelianum сохраняет
свою биологическую активность на протяжении минимум одного года.

4.3. Определение биологической эффективности экстракта из Veratrum lobelianum


для снижения численности Leptinotarsa decemlineata в полевых условиях.

После установления оптимального способа экстракции, его количественной


характеристики, определения стабильности и биологической активности в зависимости от
срока хранения, нами были проведены исследования по выявлению биологической
эффективности экстракта из V.lobelianum для снижения численности L.decemlineata в
полевых условиях.
Тестирование проводили в 2007-2008 гг. на опытных полях Института Защиты
растений и Экологического Земледелия АН РМ. Опыт проводили в трех вариантах.
Каждый вариант включал в себя четыре повторности, площадь одной повторности
составляла 50м2. Расстояние между вариантами - 1,0 м. Сорт картофеля «Ирга» среднего
срока созревания. В течение вегетационного периода на поле картофеля проводились
агротехнические мероприятия по борьбе с сорняками.
Экстракт из V.lobelianum испытывали в концентрации 0,1% (д.в. – сумма алкалоидов,
в пересчете на протовератрин 40 г/л, водно-спиртовой раствор) в дозе 7,5 л/га (300 г
суммы алкалоидов на 1га). В качестве контроля использовали 2,5%-ный спиртовой
раствор. В качестве химического эталона использовали системный инсектицид Регент 25

118
ЕС (д.в. фипронил 25 г/л, концентрат эмульсии), в дозе 0,6 л/га. Расход рабочих растворов
300 лга (табл. П 4.1).
Во всех вариантах обработки проводились в один и тот же день. В течение
вегетационного периода была проведена одна обработка, сроки которой определяли в
зависимости от численности вредителя на опытных участках. Так, в 2007 г обработку
проводили в период первой декады июня (03.06.2007), когда средняя температура воздуха
достигла 23,1оС (средняя многолетняя 18,9оС), относительная влажность воздуха - 55,8%,
а количество выпавших осадков составило 19,0 л/м2 за декаду (средняя многолетняя
сумма осадков за декаду 23,0 л/м2), что по некоторым отмеченным параметрам
отклоняется от среднемноголетних значений. В 2008 г обработку проводили также в
период первой декады июня (05.06.2008), когда средняя температура воздуха достигла
19,0оС (средняя многолетняя 19,5оС), а относительная влажность воздуха - 54,0%.
Количество выпавших осадков за декаду составило 8,0 л/м2 (средняя многолетняя сумма
осадков за декаду 23,0 л/м2), что сильно отклоняется от среднемноголетних значений.
Расчет количества экстракта V.lobelianum, химического эталона Регент 25 ЕС и
рабочей жидкости, использованной при тестировании по вариантам, приведены в таблице
(табл. П 4.2).
К моменту проведения обработки экстрактом из V.lobelianum в 2007 году (03.06.07.)
против I поколения колорадского жука, численность личинок составляла в среднем по 55
особей на 100 растений и была выше экономического порога вредоносности, что и
послужило обоснованием для проведения защитных мероприятий.
К моменту проведения обработки экстрактом из V.lobelianum в 2008 году
(05.06.2008) против I поколения колорадского жука, численность личинок составляла в
среднем по 60 особей на 100 растений и была выше экономического порога
вредоносности, что и послужило обоснованием для проведения защитных мероприятий.
Растения при этом находились в фазе «бутонизации – цветения».
Результаты показали, что эффективность тестируемого экстракта из V.lobelianum
была высокой. Так выявлено, что в течение первых суток происходила гибель 100%
личинок. На 7 сутки после обработки эффективность экстракта против личинок
колорадского жука составляла 98,0 - 98,7%, что находилось на уровне эталона. Через 21
сутки после обработки эффективность растительного экстракта составляла 91,2% в 2007
году и 91,1% в 2008 году (эффективность химического эталона составляла 90,7 и 90,3%
соответственно). Поврежденность ботвы картофеля не превышала 5% (1 балл). На
контрольном участке увеличение численности вредителя за этот период приводило к

119
полному уничтожению листовой поверхности растений (табл. 4.4, Приложение 5, рис. П
8.1 -8.3).

Таблица 4.4. Биологическая эффективность экстракта из V.lobelianum в снижении


численности личинок L.decemlineata на картофеле.
Биологическая эффективность на
Антифидантная
соответствующие сутки после
Вариант активность на 21 сутки
обработки, % после обработки, балл
1 3 7 14 21
2007 год
Контроль 0 0 0 0 0 5
Эталон 99,3 98,7 92,3 92,0 90,7 1
Регент 25 ЕС
Экстракт
100 99,0 98,9 98,0 91,2 1
V.lobelianum
НСР0,05= 6,8
2008 год
Контроль 0 0 0 0 0 5
Эталон 99,4 98,6 91,9 91,2 90,3 1
Регент 25 ЕС
Экстракт
100 99,2 98,8 98,7 91,1 1
V.lobelianum
НСР0,05= 7,1
Статистическая обработка полученных данных, методом дисперсионного анализа,
позволила выявить следующие критерии:
а) тестируемый экстракт из V.lobelianum по своей эффективности против личинок
колорадского жука существенно отличается от контрольного варианта;
б) тестируемый экстракт из V.lobelianum по своей эффективности против личинок
колорадского жука несущественно отличается от варианта Эталон.
Нами также было отмечено, что из обработанных экстрактом V.lobelianum
яйцекладок происходит отрождение от 80 до 95% личинок. Установлено, что в опыте
отродившиеся из обработанных яйцекладок личинки не расползаются по листу и не
приступают к питанию, а погибают (в течение первых 24 часов) при прогрызании и
поедании своих хорионов и не отродившихся яиц (рис. П 7.3, а, b). Было выявлено, что
после гибели личинки, как правило, чернели (рис. П 7.3, а). В то же время в контроле
личинки после отрождения поедают свои хорионы и не отродившиеся яйца и приступают
к питанию сначала на этом же листе, затем и на других листьях, расползаясь в разные
стороны, как правило, на более молодые верхние части растения (рис. П 7.3, c).

120
В результате проведенных опытов в полевых условиях было установлено, что
экстракт из V.lobelianum не обладает фитотоксичностью. Растения в опыте хорошо
развитые, листья зеленые, происходит рост молодых побегов. Кусты картофеля не
отстают в росте по сравнению с контролем и эталоном.
Таким образом, было доказано, что независимо от различных условий проведения
полевого тестирования (агроклиматические условия года, возрастной состав популяции
вредителя и уровень его численности) данный экстракт удовлетворяет требованиям
эффективной защиты картофеля от колорадского жука. При испытании экстракта из
растения вида V.lobelianum, обработанные растения оставались свободными от вредителя
в течение развития целого поколения - повреждение кустов не превышало 1 балл (до 5%),
в то время как в контроле оно достигало 5 баллов (от 51 до 100%). На обработанных
кустах наблюдалась гибель личинок и имаго (рис. П 7.1, a, b). В то же время в контроле
имаго и личинки продолжали питаться и развиваться (рис. П 7.1, с).
В период созревания клубней (01.08.2007, 15.07.2008) определили урожай картофеля
по вариантам. В результате было определено, что благодаря проведенной обработке
удалось существенно сократить потери урожая. Так, на контрольном участке потери
урожая составляли 38,0 - 40,4% по сравнению с участком, обработанным экстрактом из
V.lobelianum. В варианте, где применялся экстракт для снижения численности
колорадского жука, урожай был сравним с химическим эталоном.
Одновременно при тестировании экстракта в полевых условиях определялось и его
влияние на полезную энтомофауну. Так на протяжении опыта не было выявлено гибели
личинок и имаго златоглазки Chrysopa carnea и божьей коровки Coccinella septempunctata.
Кроме этого было отмечено появление свежих яйцекладок, отрождения полноценных
личинок, а в дальнейшем – нормальное питание, развитие и окукливание личинок обоих
видов хищников (рис. П 9.1 – 9.2) [27].
По нашим наблюдениям за весь учетный период (21 сутки) на кустах картофеля,
обработанных экстрактом, численность энтомофагов C.septempunctata и C.carnea
сохранялась на том же уровне, что и в контроле. Так, через трое суток после обработки в
опыте (растительный экстракт) численность C.carnea составляла 0,1 яйцо на 1 куст, также
как и в контроле. Через семь суток после обработки численность яиц C.carnea в опыте и в
контроле возросла до 0,3 яиц на куст. Количество личинок C.septempunctata на 7 сутки
после обработки в химическом эталоне составляло 0,15 особей на куст, тогда как в опыте
и в контроле их численность достигала 0,35 – 0,45 особей на куст.

121
В то же время, на эталонном участке, обработанном Регент 25 ЕС, через сутки не
было зафиксировано ни одного живого имаго и личинки C.carnea и C.septempunctata, а
также в течение последующих шести суток не было отмечено новых случаев откладки яиц
данными видами насекомых. Свежие яйцекладки C.carnea в химическом эталоне
появились только на седьмые сутки после обработки (0,07 яиц на куст).
Через две недели после обработки численность энтомофагов в опыте, также как и в
контроле, возросла. Численность златоглазки в контроле и опыте составляла в среднем 0,9
– 1,0 яиц на куст, а божьей коровки - 2,3 – 2,9 личинки и куколки на 1 куст. В то же время
в химическом эталоне численность яиц C.carnea была в 1,2 раза, а численность личинок и
куколок C.septempunctata в 1,8 раза ниже, чем в контроле и опыте.
В результате было отмечено, что на кустах картофеля, обработанных экстрактом из
чемерицы Лобеля, численность данных видов энтомофагов сохранялась на том же уровне,
что и в контроле и статистически достоверно (в 1,2-3,2 раза) превышала численность
энтомофагов в химическом эталоне. Так, численность личинок C.septempunctata в
вариантах с растительным экстрактом в 3,0 – 3,2 раза превышала численность личинок в
эталоне и была сравнима с контролем. Численность яиц C.carnea в вариантах с
растительным экстрактом в 1,2 – 3,0 раза превышала численность яиц в эталоне и также
была сравнима с контролем.
Таким образом, нами было установлено, что одна обработка растительным
экстрактом из растения вида V.lobelianum в концентрации 0,1% а.в. (суммы алкалоидов в
пересчете на протовератрин) достаточна для защиты посадок картофеля от
отрождающихся личинок колорадского жука летнего поколения в течение минимум трех
недель. Для достижения максимального эффекта обработку растительным экстрактом
лучше всего проводить в период массового отрождения личинок и не позже появления
личинок II - III возраста. При высокой численности колорадского жука второго поколения
для среднеспелых и поздних сортов картофеля необходимо проводить вторую обработку
растительным экстрактом для получения более высокого урожая.
Проведенные нами исследования показали, что при экстракции из растения
V.lobelianum извлекается достаточно высокое количество активных веществ
(концентрация алкалоидов в экстрактах составляет от 0,22 до 0,28%). Экстракт в
концентрации 0,1% а.в. обладает выраженными инсектицидными, антифидантными и
овицидными свойствами, позволяющими защитить поля картофеля от одного из самых
опаснейших вредителей – L.decemlineata. При этом не выявлено негативного влияния

122
растительного экстракта на полезную энтомофауну, что позволяет сохранить природный
баланс агроэкосистемы.

Выводы к главе 4.
1. Проведенные исследования доказали возможность использования растительного
экстракта из V.lobelianum для защиты картофеля от колорадского жука.
2. Доказано, что оптимальным способом экстракции активных веществ из
V.lobelianum является мацерация 96%-ным этиловым спиртом при соотношении
сырье:растворитель 1:5. Экстракт содержит 0,26% алкалоидов (в пересчете на
протовератрин).
3. Определено, что в лабораторных условиях для колорадского жука СК-50 экстракта
из V.lobelianum составляет 1,22-16,0 мгл, а СК-95 - 16,0-500,0 мгл (в пересчете на
протовератрин).
4. Установлено, что концентрациия 0,1% или 1000 мг/л а.в. (в пересчете на
протовератрин) является оптимальной, обеспечивающей эффективность экстракта
из V.lobelianum против колорадского жука на уровне химического эталона.
5. Доказано, что суммарный экстракт из V.lobelianum обладает персистентностью и
при хранении в диапазоне температур +4…+24оС на протяжении 365 суток
сохраняет свою биологическую эффективность.
6. Установлено, что проведение одной обработки 0,1%-ным экстрактом из
V.lobelianum (водно-спиртовой раствор, 7,5 лга, 40гл а.в.) достаточно для
снижения численности колорадского жука первого поколения. Эффективность на 21
сутки после обработки сохранялась на уровне эталона (91,1 - 91,2%), а
поврежденность кустов не превышала 5% (1 балл).
7. Определено, что обработка картофеля экстрактом из V.lobelianum не оказывает
негативного влияния на энтомофагов (C.septempunctata и C.carnea): их численность
сохранялась на уровне контроля и значительно превышала химический эталон (в
1,2-3,2 раза).
8. Доказано, что экстракт из V.lobelianum эффективно снижает численность популяции
колорадского жука, при этом, не оказывая негативного влияния на полезную
энтомофауну агробиоценоза картофельного поля.

123
ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ
1. В результате проведенных исследований были выявлены виды растений, экстракты
которых обладают инсектицидными и антифидантными свойствами. Было установлено,
что экстракт из V.lobelianum обеспечивает защиту картофеля от колорадского жука на
уровне химического эталона.
2. В результате лабораторного скрининга из 169 видов растений было отобрано 17 видов
растений, экстракты которых обладают высоким уровнем инсектицидной (61 - 100%) и
антифидантной (1-2 балла) активности против колорадского жука: Ailanthus altissima
(Mill.) Swingle., Apium graveolens L., Buxus sempervirens L., Coronilla varia L.,
Delphinium confusum M. Pop., Delphinium dictyocarpum DC., Foeniculum vulgare Mill.,
Heracleum scabrum Albov., Heracleum stevenii Manden., Euphorbia stepposa Zoz., Koellia
virginiana (L.) MacM., Monarda citriodora Cerv., Petroselinum crispum Nym., Pyrethrum
cinerariefolium L., Senecio vernalis Waldst et Kit., Veratrum lobelianum Bernh. и Vinca
minor L.
3. Установлено, что в полевых условиях из отобранных 17 видов растений экстракты
только 9 видов растений характеризовались высокой инсектицидной (68,7 - 100%) и
антифидантной (1 балл) активностью против колорадского жука: A.altissima,
B.sempervirens, C.varia, D.confusum, D.dictyocarpum, H.scabrum, H.steveni, P.crispum и
V.lobelianum
4. Выявлено, что разделение суммарных экстрактов на фракции не приводит к усилению
их инсектицидной и антифидантной активности. Определено, что суммарные
растительные экстракты обладают эффектом аддитивности.
5. Установлено, что в лабораторных и полевых условиях максимальную инсектицидную
(100%) и антифидантную (1 балл) эффективность по отношению к колорадскому жуку
проявил суммарный экстракт из чемерицы Лобеля – V.lobelianum.
6. Доказано, что оптимальным способом экстракции активных веществ из V.lobelianum
является мацерация 96%-ным этиловым спиртом при соотношении сырье:растворитель
1:5. Экстракт содержит 0,26% алкалоидов (в пересчете на протовератрин).
7. Определено, что в лабораторных условиях для колорадского жука СК-50 экстракта из
V.lobelianum составляет 1,22-16,0 мгл, а СК-95 - 16,0-500,0 мгл (в пересчете на
протовератрин).
8. Установлено, что 0,1% или 1000 мг/л а.в. (в пересчете на протовератрин) является
оптимальной концентрацией, обеспечивающей эффективность экстракта из
V.lobelianum против колорадского жука на уровне химического эталона.

124
9. Доказано, что суммарный экстракт из V.lobelianum обладает персистентностью и при
хранении в диапазоне температур +4…+24оС на протяжении 365 суток сохраняет свою
биологическую эффективность.
10. Установлено, что проведение одной обработки 0,1%-ным экстрактом из V.lobelianum
(водно-спиртовой р-р, 7,5 лга, 40гл а.в.) достаточно для снижения численности
колорадского жука первого поколения. Эффективность на 21 сутки после обработки
сохраняется на уровне эталона (91,1-91,2%), поврежденность не превышает 5% (1
балл).
11. Определено, что обработка экстрактом из V.lobelianum не оказывает негативного
влияния на энтомофагов C.septempunctata и C.carnea. Их численность сохраняется на
уровне контроля и статистически достоверно превышает химический эталон (в 1,2-3,2
раза).
12. Доказано, что экстракт из V.lobelianum, обладающий высокой биологической
эффективностью, может применяться в качестве средства природного происхождения
для снижения численности популяции колорадского жука, при этом, не оказывая
негативного влияния на полезную энтомофауну агробиоценоза картофельного поля.

Практические рекомендации
1. Экстракты из Ailanthus altissima, Buxus sempervirens, Coronilla varia, Delphinium
confusum, Delphinium dictyocarpum, Foeniculum vulgare, Heracleum scabrum, Heracleum
stevenii, Petroselinum crispum и Veratrum lobelianum могут быть использованы для
снижения численности популяции колорадского жука.
2. Для получения суммарного экстракта из V.lobelianum рекомендуем использовать
разработанную нами методику: экстракция методом мацерации 96%-ным этиловым
спиртом при соотношении сырье:растворитель 1:5, хранение готового экстракта (40гл
а.в.) в герметично закрытых емкостях в диапазоне температур +4…+24оС, срок
хранения - до одного года.
3. Суммарный экстракт из V.lobelianum для снижения численности популяции
колорадского жука рекомендуем использовать в концентрации 0,1% активных веществ
(суммы алкалоидов в пересчете на протовератрин).
4. Рекомендуем проводить по одной обработке картофеля экстрактом из V.lobelianum
против каждого поколения колорадского жука. Оптимальный срок обработки -
массовое отрождение личинок. Норма расхода экстракта 7,5 лга (водно-спиртовой
раствор, 40гл а.в.).

125
БИБЛИОГРАФИЯ
1. Lazari I. Îndrumări metodice pentru testarea produselor chimice şi biologice de protecţie a
plantelor de dăunători, boli şi buruieni în RM. Centrul de Stat pentru atest. produs. chimice
şi biol. de prot. şi stimulare a creşterii plantelor. Chişinău: Tipografia Centrală, 2002. 286 p.
2. Elisoveţcaia D. Substanţe biologic active de proveniență vegetală în combaterea
dăunătorului Leptinotarsa decemlineata Say. În: «Protecţia plantelor de dăunători, boli şi
buruieni în Republica Moldova». Tezele conf. ştiinţifico - practice, Chişinău: MAIP RM,
CSAPCBPSCP, INVV, ICŞCC, ICPP, 1998, p.44-45.
3. Nastas T., Elisoveţcaia D. Extracte vegetale trecut, prezent şi viitor. În: «Protecţia integrată
a plantelor: realizări şi probleme». Tezele Simpozionului internaţional ştiinţific, Chişinău:
MAIP RM, ICPP, CSAPCBPSCP, 2000, p.61-63.
4. Nastas T., Elisoveţcaia D., Bogoutdinova T. Protecţia cartofului cu ajutorul substanţelor
biologic active de origine vegetal. În: «Cultura plantelor de cîmp”- Rezultate şi
perspective», Mater. Conf. intern. ştiințifico-practice MAIA RM, Bălţi, 2004, p.316-317.
5. Poiras A., Vereşceaghin B., Nastas T., Elisoveţcaia D. Cu privire la agrobiodiversitatea
regională ca component important în agricultura durabilă. În: Bull. AŞM ser. Ştiinţă
Biologice şi Chimice, nr.2 (293), Chişinău, 2004, p. 61-64.
6. Popuşoi I., Nastas T., Rusu V., Bolgari T., Elisoveţcaia D., Rehter M. Brevet de invenţie, nr.
882 G 2. Moldova, A 01 N 6300, 3700, 4300. Remediu pentru combaterea gândacului din
Colorado  Inventatori: Popuşoi I. și alt., Solicitant și titular IPBP AȘRM, MD, Data
publicării hotărârii de acordare a brevetului: 31.12.1997, BOPI nr. 1297, Nr. depozit 96-
0131, Data depozit: 16.04.1996.
7. Voloşciuc L. Promovarea strategiei tehnologice şi de cercetare a agriculturii ecologice. În:
Ştiinţa agricolă, 2008, nr. 2, p. 26-29.
8. Азизбекян Р.Р. и др. Новый бактериальный препарат «Колорадо» против
колорадского жука. В: Регион. рекоменд.: Произв. экол. безоп. прод. раст-ва, Пущино.
1995, вып.1, с. 203-205.
9. Аль-Саади М.Н., Башомаила С.М., Слободянюк К.В. Изучение пестицидных свойств
некоторых растений. В: Эл. жур. «Современный научный вестник», Москва. 2006.
http://rusnauka.com/NTSB2006/Biologia/2al-saadi%20m.n..doc.htm (посет. 05.04.2006).
10. Ассортимент средств защиты растений, включающий новые поколения
биопестицидов, БАВ, экологически безопасные пестициды и аналоги природных
соединений. Ч. 1-3. СПб: РАСХН ВИЗР, 2000. 80 c.

126
11. Буров В.Н. и др. Некоторые итоги и перспективы использования пестицидов
растительного происхождения для защиты растений от вредных организмов. В:
Агрохимия. 1995, № 8, с. 70-80.
12. Васина А.Н. Использование растений диких видов для борьбы с вредителями садовых
и овощных культур. Москва: Колос, изд. 2-е, 1972. 80 с.
13. Вигера С.М. Перспективы применения фитонцидного метода в биологической защите
растений. В: Биологическая защита растений – основа стабилизации агроэкосистем.
Мат. докл. межд. научно-практ. конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2004, вып. 3, с. 195-197.
14. Волощук Л.Ф. Достижения и перспективы развития биологической защиты растений
в республике Молдова. В: Инф. Бюлл. ВПРС МОББ, №38, С-Петербург. 2007, с.69-76.
15. Воротынцева А.В. Биологические особенности колорадского жука (Leptinotarsa
decemlineata Say.), его значение как вредителя картофеля, баклажанов, помидоров в
центральной зоне Молдавии и меры борьбы с ним. Авт. дисс. на соиск. уч. ст. канд.
биол. наук. Кишинев, 1971. 17 с.
16. Воротынцева А.Ф. и др. Полевая эффективность сезонной колонизации хищных
клопов периллюса и подизуса в борьбе с колорадским жуком. В: Сб. «Биологическая
регуляция численности вредных организмов». М.: Агропромиздат, 1986, с. 259-260.
17. Гаврилова О.Г. Экономическая эффективность системы защиты растений (На
материалах Ставропольского края) Дис. канд. экон. наук. Ставрополь, 2000. 165 c.
18. Гар К.А. Методы испытания токсичности и эффективности инсектицидов (под ред.
проф. Савздарга Э.Э.). М.: Изд. С/х лит., Журналов и Плакатов, 1963. 288 с.
19. Гейдеман Т.С. Определитель высших растений МССР. К.: Штиинца, 1986. 636 с.
20. Громова Н.Ю., Косивцов Ю.Ю., Сульман Э.М. Технология синтеза и биосинтеза
биологически активных веществ: Учебное пособие. Тверь: ТГТУ, 2006. 84 с.
21. Гудвин Т., Мерсер Э. Введение в биохимию растений. М.: Наука, 1986. т. 2. 312 с.
22. Гусев Г.В., Коваль А.Г. Биологический метод борьбы с колорадским жуком. М.:
Агропромиздат, 1990. 65 с.
23. Долженко В.И. и др. Методические указания по регистрационным испытаниям
инсектицидов, акарицидов, моллюскоцидов и родентицидов в сельском хозяйстве.
СПб.: РАСХН, ВНИИЗР Инновационный Центр Защиты Растений, 2004. 363 с.
24. Долженко В.И., Буркова Л.А. Совершенствование средств и технологий защиты
картофеля от вредителей. В: АГРО XX I, С-Петербург–Пушкин. 2007, № 7-9, с.15-18.
25. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта. Москва: Колос, 1979. 338 с.

127
26. Евтушенко Е.В., Чекуров В.М. Влияние биопрепаратов из хвойных на развитие
защитных реакций у растений пшеницы. В: «Биол. защ. растений - основа стабил.
агроэкосистем». Мат. межд. нп конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2004, вып. 3, с. 176-178.
27. Елисовецкая Д. Влияние растительного экстракта из чемерицы Лобеля на полезную
энтомофауну. În: Analele Universitatii, Studia Universitatis, Seria Ştiinţe ale Naturii. 2010,
nr. 1 (31), p. 78-80.
28. Елисовецкая Д.С. Инсектицидная активность растительных экстрактов против
гусениц капустной совки (Mamestra brassicae L., Lepidoptera: Noctuidae). В:
«Фитосанитарная безопасность агроэкосистeм». Материалы докладов межд. научной
конференции, 2010, НАНОК, НГАУБ, СНИИЗХСХ, Новосибирск, 2010, с. 84-86.
29. Елисовецкая Д. Изменение суммы алкалоидов и биологической активности экстракта
из растения Veratrum lobelianum Bernh. в процессе хранения. În: Analele Universitatii,
Studia Universitatis, Seria Ştiinţe ale Naturii. 2007, nr. 7, p. 186 -189.
30. Елисовецкая Д. Растительные инсектициды и антифиданты в качестве экологически
безопасных средств защиты пасленовых культур от Leptinotarsa decemlineata Say. În:
«Realizări şi perspective în horticultură, viticultură, vinificaţie şi silvicultură». Tezele Simp.
Şt. Intern., Chişinău: MAIA RM, UASM, 2007, v. 15(3), р. 305-308.
31. Елисовецкая Д. Инсектицид природного происхождения для борьбы с Leptinotarsa
decemlineata Say. В: сб. науч. тр. «Стратегия и тактика защиты растений», ИЗР НАН
Беларуси, Минск: ООО "Ан-Принт", 2006, Вып. 30, ч. 1., с. 391-393.
32. Елисовецкая Д.С., Настас Т.Н. Инсектицидная и антифидантная активность
растительного экстракта Senecio vernalis. В: «Биологическая защита растений как
основа экологического земледелия и фитосанитарной стабилизации агроэкосистем».
Мат. докл. межд. научно- практ. конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2010, Вып. 6, с.486-488.
33. Елисовецкая Д.С., Настас Т.Н. Возможность использования растительных экстрактов
для регулирования численности Loxostege (Pyrausta) sticticalis L. În: «Protecţia integrată
a culturilor de câmp». Mater. conf. Inter. Şt.-practice RM: Bălţi, Chişinău, 2009, p. 165-169.
34. Елисовецкая Д.С., Настас Т.Н. Влияние растительных акарицидов на Tetranychus
viennensis Zacher. În: «Protecţia Plantelor – Realizări şi Perspective”. Mat. Simp. Şt. Int.,
Buletin Informațional IOBC-EPRS: Chişinău, 2009, nr.40, p.134-135.
35. Елисовецкая Д., Настас Т. Биологически активные вещества растительного
происхождения в качестве экологически безопасных средств защиты. В:
«Биологическая защита растений - основа стабилизации экосистем». Материалы
докладов межд. научно-практ. конф., ВНИИБЗР, Краснодар, 2008, Вып. 5, с.337-339.

128
36. Елисовецкая Д.С., Настас Т.Н. Инсектицид природного происхождения для борьбы с
Leptinotarsa decemlineata Say. În: «Agricultura Durabilă, inclusiv Ecologică - Realizări,
Probleme, Perspective». Materialele Conferinţei internaţionale Ştiinţifico - Practice, Bălţi:
Presa universitară bălțeană, 2007, p. 61-62.
37. Елисовецкая Д.С., Настас Т.Н., В.A. Одобеску. Биологическая активность экстракта
Ailanthus altissima (Mill.) Swingle. În: «Protecţia Plantelor – Realizări şi Perspective».
Mater. Simpoz. Şt. Intern., Buletin Inform. IOBC-EPRS: Chişinău, 2009, nr.40, p. 172-174.
38. Жученко А.А. и др. Вторичные метаболиты растений как регуляторы стабильности
агроценозов. В: «Культур. раст. для устойчивого с/х в ХХI веке», М. 2005, с. 48-76.
39. Иванов С.Г. Динамика развития резистентности к пиретроидам в Нижегородской
популяции колорадского жука. В: Фитосанитарное оздоровление экосистем. Мат.
докл. II Всерос. съезда по защите растений. СПб: ВИЗР, 2005, с. 26-28.
40. Иванова Т.С. и др. Возможность использования энтомопатогенных нематод для
снижения численности колорадского жука. В: Биол. защ. растений – основа стабил.
агроэкосистем. Мат. межд. нп конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2004, вып. 1, с. 213-214.
41. Ижевский С.С. Экспедиционные сборы энтомофагов колорадского жука в Мексике.
В: Новые данные об экологии и охране флоры и фауны СССР. Мат. докл. МОИП:
Зоол. и ботан. Инст, 1981, с. 96-98.
42. Исмаилов В.Я. и др. Новые результаты испытаний биопестицидов терпенового ряда.
В: Акт. проблемы биол. защ. раст. Мат. н/п конф. Минск: ВНИИБЗР, 1998, с. 56-57.
43. Каклюгин В.Я. и др. Биогенные препараты полифункционального действия для
защиты растений от вредителей и болезней. В: «Биол. защ. растений – основа стабил.
агроэкосистем». Мат. межд. нп конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2004, вып. 2, с. 325-328.
44. Калач В.И., Иванюк В.Г. Биологическая эффективность фитофунгицидов против
грибных болезней на культуре картофеля в Беларуси. В: Биол. защ. раст. - основа
стабил.агроэкосис. Мат. межд.нп конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2004, вып.3, с.218-220.
45. Карелина Т.Н., Пухальская Н.А. Антифидантное действие некоторых растительных
экстрактов на колорадского жука (Leptinotarsa decemlineata Say.). В сб.: Биологически
активные вещества в защите растений. Кишинев: ВНИИБМЗР, 1991, с.52-56.
46. Кахаров К.Х. Биоэкологические особенности колорадского жука и меры борьбы с ним
в условиях Таджикистана. Авт. дисс. на соиск. уч.ст. докт.сх наук, СПб, 2008. 40 с.

129
47. Коваль А.Г. Жужелицы (Coleoptera, Carabidae) полей овощных паслѐновых культур
(видовой состав, экология, биология, энтомофаги колорадского жука). Автореф.дисс.
на соиск. уч.ст.канд. биол. наук, СПб, 2005. 25 с.
48. Кокшарева Н.В., Вековшинина С.В. Синтетические пиретроиды: механизм
нейротоксического действия, поиск средств лечения острых отравлений. Киев. 2000.
http://www.medved.kiev.ua/arhiv_mg/st_2000/00_3_5.htm (посет. 12.10.2009).
49. Кокырцэ П. Обзор состояния биологического разнообразия Республики Молдова.
Министерство окружающей среды и территориального устройства. Кишинев, 2000.
http://enrin.grida.no/biodiv/ru/national/moldova/ (посет. 09.03.2009).
50. Коломиец Э.И. Развитие биологического метода защиты сельскохозяйственных
культур от болезней и вредителей в республике Беларусь. В: Инф. Бюлл. ВПРС
МОББ, №38, СПб, 2007, с.142-145.
51. Курдюмов Н. Наш первый надѐжный биопестицид. Краснодарский край, 2005.
http:www.aris.kuban.ru/ru/nauka/sad/biostat.htm (посет. 12.04.2009).
52. Кюне С. Перспективы и ограничения применения инсектицидов растительного
происхождения в органическом земледелии. В: Инф. Бюлл. ВПРС МОББ, № 38, СПб,
2007, с. 151-154.
53. Литвинова В.И. и др. Испытание препаратов природного происхождения для защиты
картофеля от колорадского жука. В: Биол. защита растений – основа стабилизации
агроэкосистем. Мат. межд. нп конф. Краснодар: ВНИИБЗ, 2004, вып. 2, с. 322-324.
54. Максименко Л.В., Гурова А.И. Эколого-токсикологическая характеристика
пестицидов класса синтетических пиретроидов. В: Вестник Российского универ.
дружбы народов. Серия: Медицина. 2004, №2, с. 102-107.
55. Маркова О.М. и др. Использование физико-химических методов в анализе
лекарственных средств растительного происхождения. В: Вестник ВГУ. Серия химия,
биология, фармация. 2003, №1. с. 99-100.
56. Мокроусова Е.П., Черменская Т.Д. Растительные препараты против вредителей
шампиньонов. В: научно-практ. Журнале АГРО XXI, 1999, № 8.
http://www.agroxxi.ru/arhivmag.php?N=081999&ID=54 (посет. 07 апреля 2009).
57. Мунтян Е., Суменкова В., Язловецкий И., Настас Т., Елисовецкая Д. Действие
экстрактов Чемерицы Лобеля (Veratrum lobelianum) на златоглазку обыкновенную
(Chrysopa carnea). В: «Агрохимия». 2006, № 1, c. 1-4.
58. Муравьева Д.А. и др. Фармакогнозия. Москва: Медицина, 2007, 654 с.

130
59. Настасе Т., Болгарь Т., Елисовецкая Д. Эффективность растительных экстрактов в
борьбе с колорадским жуком. В: «Защита овоще-бахчевых культур и картофеля от
вредителей и болезней». Мат. науч. конф. Тирасполь: ПНИИСХ, 1996, с.194-196.
60. Настас Т., Елисовецкая Д., Одобеску В. Экстракт из семян винограда в защите
растений. В: «Биологическая защита растений как основа экологического земледелия
и фитосанитарной стабилизации агроэкосистем». Мат. докл. межд. научно- практ.
конф. Краснодар: ВНИИБЗР, 2010, Вып. 6, с.451-454.
61. Настойка из корней чемерицы Лобеля - Veratrum lobelianum Bernh. - ФС 42-1051-89.
В: Государственная фармакопея СССР. 11-е изд. Москва: Медицина, 1989. 386 с.
62. Наумова Г.В. и др. Экологически безопасные биологически активные препараты
растительного происхождения и перспективы их использования в овощеводстве. В:
Овощеводство на рубеже третьего тысячелетия. Мат. межд. нп конф. Минск: ИЗР,
2000, с. 159-162.
63. Орехов А.П. Химия алкалоидов. Москва: Изд-во АН СССР, 1955. 859 с.
64. Пасешниченко В.А. Растения – продуценты биологически активных веществ. В:
Соровский образовательный журнал. Биология. 2001, том 7, № 8, с.13-19.
65. Пастушенков Л.В., Пастушенков А.Л., Пастушенков В.Л. Лекарственные растения:
Использование в народной медицине и быту. Ленинград: Лениздат, 1990. 384 с.
66. Пат. 2154942. Российская Федерация, A01N61/00, A01N65/00. Способ получения
средства защиты растений из хвои ели европейской (Picea excelsa L.) / В.Н. Буров и
др.; Заявитель и патентооблад. ВНИИЗР. Опубл. 27.08.2000. http://ru-patent.info/21/50-
54/2154942.html (посет. 20.02.2009).
67. Присный А.В. Биоценотический аспект индивидуального научения у хищных
членистоногих. В: Научные ведомости БелГУ. Химия. 2007, № 5 (36), с. 89 - 95.
68. Райс Э. Природные средства защиты растений от вредителей. М: “Мир”, 1986. 184 с.
69. Растительные ресурсы России и сопредельных государств: Цветковые растения, их
химический состав, использование; ч.1, ч. 2. Доп. к 1-7 т. СПб., 1996. т. 9. 571 с.
70. Растительные ресурсы России и сопредельных государств: Цветковые растения, их
химический состав, использование. СПб.: Наука, 1994. т. 8. 271 с.
71. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейство Magnoliaceae-Limoniaceae. Л.: Наука, 1984. т. 1. 460 с.
72. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейства Paeoniaceae-Thymelaceae. Л.: Наука, 1985. т. 2. 336 с.

131
73. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейства Hydrangeaceae-Haloragaceae. Л.: Наука, 1987. т. 3. 326 с.
74. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейства Rutaceae-Elaeagnaceae. Л.: Наука, 1988. т. 4. 357 с.
75. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейства Caprifoliaceae-Plantaginaceae. Л.: Наука, 1990. т. 5. 328 с.
76. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейства Hippuridaceae-Lobeliaceae. СПб.: Наука, 1991. т. 6. 200 с.
77. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав,
использование; Семейство Asteraceae (Compositae). СПб.: Наука, 1993. т. 7. 352 с.
78. Ропек Д. Возможность биологического уничтожения колорадского жука (Leptinotarsa
decemlineata Say.) - лабораторные исследования. В: Биол. методы в интегр. растен-ве
и защ. раст.: Инфн. Бюлл. ВПРС МОББ, № 36, Познань-Пушкино, 2007, с.60-64.
79. Рославцева, С. А. Мониторинг резистентности колорадского жука к инсектицидам. В:
Агрохимия. 2005, № 2, с.61-66.
80. Саловарова В. П. и др. Введение в биохимическую экологию: учеб. пособие. Иркутск:
Издательство Иркутского государственного университета, 2007. 159 с.
81. Семенов А.А. Очерк химии природных соединений. Новосибирск: Наука, 2000. с. 664.
82. Соколянская М.П. Антифидантная активность аллобетулина и его производных в
отношении личинок колорадского жука. В: Агрохимия. 2005, № 12, с. 48-50.
83. Старые травники и их авторы. Лекарственные растения. В: Медицина и
фармацевтика. 2009. http://www.medicina.kharkov.ua/herbal/oldherb.html. (посет.
15.04.2009).
84. Ткачев А.В. Пиретроидные инсектициды – аналоги природных защитных веществ
растений. В: Химия. Соросовский образ. журнал, 2004, том 8, № 2, с. 56-63.
85. Ушатинская Р.С. Колорадский картофельный жук Leptinotarsa decemlineata Say. В сб.:
Филогения, морф., физиол-я, экол., адаптация, естеств. враги. М: Наука, 1981. 377 с.
86. Фасулати С.Р. Формирование ареала и индукторы микроэволюционных процессов у
колорадского жука в различных зонах инвазий. В: Инф. Бюлл. ВПРС МОББ, № 38,
СПб, 2007, с. 246-250.
87. Филиппов Н.А., Гулий В.В. Актуальные проблемы биологического регулирования
численности вредных организмов. В кн.: Биологическая регуляция численности
вредных организмов. М.: Агропромиздат, 1986. с. 3-12.

132
88. Филиппов Н.А., Мацюк В.А., Яровой В.М. Интегрированная защита овощных культур
и картофеля в условиях промышленных технологий их возделывания. В: Интегр.
защита овощных и плодовых культур. Кишинев, Штиинца, 1985. с.33-41.
89. Филиппов Н.А., Яровой В.М. Вредоносность колорадского жука в Молдавии. В:
Защита овощных растений. Сб. статей. МолдНИИОЗиО. Кишинев: Картя
Молдовеняскэ, 1972. Т. 12, Вып. 3. с. 90-95.
90. Филипчук О.Д. Реализация биологического метода защиты растений в табаководстве.
В: Биол. защ. раст. - основа стабилизации агроэкосистем: Мат. межд. н/п конф.
Краснодар: ВНИИБЗ, 2004, вып. 3, с. 237-239.
91. Харборн Дж. Введение в экологическую биохимию. Москва: Мир, 1985. 312 с.
92. Хуммель Э. Применение растительного инсектицида Нимацаль-Т/С в современной
системе защиты растений. В: Биол. метод защиты растений в интегрированных
технологиях растениеводства. Мат. докл. конфер. МОББ/ВПРС. Познань, 2006, с. 48.
93. Хуммель Э. Применение биопестицидов НимАцаль-ТС® и Квассия-МД® против
вредителей в защищенном грунте. В: Научно-информационном журнале для
специалистов защищенного грунта «Гавриш» 2007, № 6, с.16-20.
94. Чекуров В.М. Новые средства защиты с/х растений биостимуляторы и биопестициды
растительного происхождения [online]. Новосибирск, 2010. http://www.bionet.nsc.ru
/booklet/Rus/RusApplied/RazrabotkiSilkRus.html (посет. 14.02.2009).
95. Черепанов Г.Г. Изучение возможности использования инсектицида на основе вытяжек
из азадирахты (Azadirachta indica) для борьбы с тлей Dysaphis plantaginea на яблонях
в экологических насаждениях. В: РЖ, Эколог. безопасность в АПК. 2001, № 4, с. 955.
96. Черменская Т.Д. Вторичные метаболиты растений и перспективы их использования
при защите тепличных культур от вредителей и патогенов: Авт. дисс. на соиск. уч. ст.
канд. биол. наук. СПб.-Пушкин, 2000. 22 с.
97. Шпаар Д., Бурт У., Фрайер Б. Возможности и проблемы применения и регистрации
биологических средств защиты растений в Германии. В: Инф. Бюлл. ВПРС МОББ,
СПб, 2007, № 38, с.263-266.
98. Штерншис М.В., Цветкова В.П. Использование некоторых препаратов для защиты от
колорадского жука в Сибири. В: Инф. Бюлл. ВПРС МОББ, Познань - Пушкино, 2007,
№ 36, с.65-69.
99. Шувахина Е.Я. Златоглазки против колорадского жука. В: Защ. раст. 1985, № 7, с. 40.

133
100.Щербаков Н.А. Биологическое обоснование применения биопестицидов биостат и
фитоверм в защите плодовых культур и винограда от основных вредителей и
болезней. Авт. дисс. на соиск. уч. ст. канд. сх наук. Краснодар, 2007. 140 с.
101.Щербаков Н.А., Исмаилов В.Я. Возможности применения биопестицида в защите
растений. В: АГРО XX I, С-Петербург–Пушкин, 2007, № 7-9. с. 28-29.
102.Яровой В.М. Биологические особенности и вредоносность колорадского жука на
пасленовых культурах и обоснование мер борьбы с ним в условиях орошаемого
земледелия Молдавии. Автореферат. Кишинев, 1969. 20 с.
103.Яровой В.М. и др. Результаты изучения химических и биологических мер борьбы с
колорадским жуком в Молдавии В: Фитосан. озд. экосис. СПб. 2005, т. II, с. 269-271.
104.Abdullahi Y.M., Muhammad S. Short communication - assessment of the toxic potentials of
some plants powders on survival and development of Callosobruchus maculates. In: African
Journal of Biotechnology. 2004, vol. 3, no. 1, p. 60-62.
105.Abegaz B.M. Novel phenylanthraquinones, isofuranonaphthoquinones, homoisoflavonoids,
and biflavonoids from African plants in the genera Bulbine, Scilla, Ledebouria, and Rhus.
In: Phytochemistry Reviews, 2002, vol. 1, no. 3, p. 299-310.
106.Akbar W. et al. Efficacy of Beauveria bassiana for red flour beetle when applied with plant
essential oils or in mineral oil and organosilicone carriers. In: Journal of Economic
Entomology, 2005, vol. 98, is. 3, p. 683-688.
107.Alexenizer M., Dorn A. Screening of medicinal and ornamental plants for insecticidal and
growth regulating activity. In: Journal of Pest Science, 2007, vol. 80, no. 4, p. 205-215.
108.Aliero B.L. Larvaecidal effects of aqueous extracts of Azadirachta indica (neem) on the
larvae of Anopheles mosquito. In: Afr. Jour. of Biotechnology, 2003, vol. 2 (9), p. 325-327.
109.Alyokhin A. Colorado potato beetle management on potatoes: current challenges and future
prospects. In: Fruit Vegetable and Cereal Science and Biotechnology, Global Science Book,
2009, vol.3, special is. 1, p.10-19.
110.Alyokhin A. et.al. Resistance and cross-resistance to imidacloprid thiamethoxam in the
Colorado potato beetle Leptinotarsa decemlineata. In: Pest Manag. Sc. 2007, v.63, p.32-41.
111.Arnett R.H. American Insects: A Handbook of the Insects of America North of Mexico. 2nd
Edition. CRC Press. Boca Raton, FL, and New York, NY, 2000. 1003 p.
112.Bentley M.D. et al. Structure-activity studies of modified citrus limonoids as antifeedants for
Colorado potato beetle larvae. In: Entomol. Exp. et Appl. 1988, vol.49, no. 3, p. 189-193.
113.Bloszyk E. et al. African plants as antifeedants against stored-product insect pests In:
Journal of Herbs, Spices & Medicinal Plants. 1995, vol. 3, is. 1, p. 25-36.

134
114.Bomford M.K., Isman M. B. Desensitization of fifth instar Spodoptera litura to azadirachtin
and neem. In: Entomol. Experimentalis et Applicata. 1996, vol. 81, is. 3, p. 307-313.
115.Cabras P. et al. Analysis by HPLC of ryanodine and dehydroryanodine residues on fruits
and in Ryania powdery wood. In: J. agr. Food Chem. 2001, vol. 49, n 7, p. 3161-3163.
116.Cañas L.A. et al. Population ecology of Leptinotarsa undecimlineata Stal (Coleoptera:
Chrysomelidae): population dynamics, mortality factors, and potential natural enemies for
biological control of the Colorado potato beetle. In: Biol. Control. 2002, vol. 24 (1), p.50-64.
117.Capinera J.L. Handbook of vegetable pests. San Diego: Academic Press. 2001. 729 p.
118.Cappaert D.L., Drummond F.A., Logan P.A. Incidence of natural enemies of the Colorado
potato beetle, Leptinotarsa decemlineata [Coleoptera: Chrysomelidae] on a native host in
Mexico. In: BioControl. 1991, vol.36, no.3, p. 369-378.
119.Caprioli V. et al. Potenzialita in campo antiparassitario di alcuni alcoloidi del lupino. In:
Inform. Sitopatol. 1990, vol.40. is.1, p.53-57.
120.Casida J.E. Pyrethrum flowers and pyrethroid insecticides. In: Environmental Health
Perspectives. 1980, Vol. 34, p.189-202.
121.Champagne D.E. et al. Photosensitization and feeding deterrence of Euxoa messoria
(Lepidoptera: Noctuidae) by λ-terthlenyl, a naturally occurring thiophene from the
Asteraceae. In: Cellular and Molecular Life Sciences. 1984, vol. 40. no.6, p. 577-578.
122.Chapagain B.P., Wiesman Z. Larvicidal activity of the fruit mesocarp extract of Balanites
aegyptiaca and its saponin fractions against Aedes aegypti. In: Dengue Bull. 2005, vol. 29.
р. 203-207.
123.Chiasson H., Vincent C., Bostanian N. J. Insecticidal Properties of a Chenopodium - Based
Botanical. In: Journal of Economic Entomology. 2004, vol. 97, is. 4, p. 1378-1383.
124.Civelek H.S., Weintraub P.G. Effects of two plant extracts on larval leafminer Liriomyza
trifolii (Diptera: Agromyzidae) in tomatoes. In: J. of Econ. Entomol. 2004, vol. 97, is. 5, p.
1581-1586.
125.Clark E.P. Quassin. I. The Preparation and Purification of Quassin and Neoquassin, with
Information Concerning their Molecular Formulas. In: J. Am. Chem. Soc. 1937, vol. 59, is.
5, p 927-931.
126.Costa S.D., Barbercheck M.E., Kennedy G.G. Sublethal acute and chronic exposure of
Colorado potato beetle (Coleoptera: Chrysomelidae) to the δ-endotoxin of Bacillus
thuringiensis. In: Journal of Economic Entomology. 2000, vol. 93, is. 3, p. 680-689.

135
127.Das B.C., Sarker P.K. Rahman M.M. Aphidicidal activity of some indigenous plant extracts
against bean aphid Aphis craccivora Koch (Homoptera: Aphididae). In: Journal of Pest
Science. 2008, vol. 81, no. 3, p. 153-159.
128.Digilio M.C. et al Insecticide activity of Mediterranean essential oils. In: Journal of Plant
Interactions. 2008, vol. 3, is. 1, p. 17-23.
129.Drummond F., Suhaya Y., Groden E. Predation on the Colorado potato beetle (Coleoptera:
Chrysomelidae) by Phalangium opilio (Opiliones: Phalangidae). In: J. Econ. Entomol.
1990, vol. 83, p. 772-778.
130.Duval J. Home production of pyrethrum. In: Ecol. Agricul. Proj. AGRO-BIO - 360-02E.
McGill Univ., Canada, 1993. http://eap.mcgill.ca/agrobio/ab360-02e.htm (vizitat 07.02.10).
131.EPPO. List of A2 pests regulated as guarantine pests in the EPPO region. 2005.
http://www.eppo.org/QUARANTINE/listA2 (vizitat 12.12.2005).
132.Erdoğan P., Toros S. Investigations on the effects of Xanthium strumarium L. extracts on
Colorado potato beetle, Leptinotarsa decemlineata (Say, 1824) (Coleoptera:
Chrysomelidae). In: Mun. Ent. Zool. 2007, vol. 2, no. 2, p. 423-432.
133.Flores G. et al. Antifeedant activity of botanical crude extracts and their fractions on
Bemisia tabaci (Homoptera: Aleyrodidae) adults: III. Quassia amara (Simaroubaceae). In:
Rev. Biol. Trop. 2008, vol. 56, is. 4, p. 2131-46.
134.Friere M.G.M. et al. Isolation and characterization of isolectins from Talisia esculenta seeds.
In: J Protein Chem. 2001. vol.20, p. 495-500.
135.Gilbert B. et.al. Activities of the Pharmaceutical Technology Institute of the Oswaldo Cruz
Foundation with medicinal, insecticidal and insect repellent plants. In: An. Acad. Bras. Cien.
1999, vol. 71, p. 265-271.
136.Gokce A. et al. Contact and residual toxicities of 30 plant extracts to Colorado potato beetle
larvae. In: Archives of Phytopathology and Plant Protection. 2007, vol. 40 (6), p.441-450.
137.Gökce A. et al. Behavioral response of Colorado potato beetle (Leptinotarsa decemlineata)
larvae to selected plant extracts. In: Pest manag. scien. 2006, vol. 62, no.11, p. 1052-1057.
138.Gusmão D.S. et al. Derris (Lonchocarpus) urucu (Leguminosae) extract modifies the
peritrophic matrix structure of Aedes aegypti (Diptera: Culicidae). In: Memórias do Instituto
Oswaldo Cruz. 2002, vol. 97, no. 2, p. 371-375.
139.Haffani T. Z., Clotier C., Belzile F. J. Bacillus thuringiensis cry3Ca1 protein is toxic to the
Colorado potato beetle Leptinotarsa decemlineata (Say). In: Biotechnology Progress. 2001,
vol. 17, no. 2, p. 211-216.

136
140.Harding C.L., Fleischer S.J., Blom P.E. Population dynamics of the Colorado potato beetle
in an agroecosystem with tomatoes and potatoes with management implications to
processing tomatoes. In: Environmental Entomology. 2002, vol. 31, no. 6, p. 1110-1118.
141.Hazzard R.V. et al. Mortality of eggs of Colorado potato beetle (Coleoptera: Chrysomelidae)
from predation by Coleomegilla maculata (Coleoptera: Coccinellidae). In: Environ.
Entomol. 1991, vol. 20, p. 841-848.
142.Hubrecht F. Proprietes antiappetantes et actions insecticides d’extraits D’Hedera helix L. In:
Ann.Soc. roy.zool. Belg. 1988, vol. 118. no.1, p. 85.
143.Immaraju J.A. The commercial use of azadirachtin and its integration into viable pest
control programmes. In: Pest Management Science. 1998, vol. 54, is. 3, p. 285-289.
144.Isman M.B. Botanical insecticides, deterrents, and repellents in modern agriculture and an
increasingly regulated world. In: Annual Review of Entomology. 2006, vol. 51, p. 45-66.
145.Isman M.B., Akhtar Y. Plant Natural Products as a Source for Developing Environmentally
Acceptable Insecticides. Cap. 10. In: Insecticides Design Using Advanced Technologies (by
Ishaaya I., Nauen R., Horowitz A.). NY, Boston, Dordrecht, London, Moscow: Kluwer
Acad. Publish., 2002, p. 193-222.
146.Jacques R.L., Fasulo T.R.Jr. Colorado Potato Beetle, Leptinotarsa decemlineata (Say) and
False Potato Beetle, Leptinotarsa juncta (Germar) (Insecta: Coleoptera: Chrysomelidae).
UF/IFAS Extention, Florida. 2007. http://creatures.ifas.ufl.edu (vizitat 14.09.2008).
147.James S.Mc. Biologically active substances from higher plants: Status and future potential.
In: Pest Management Science. 2006, vol. 17, is. 5, p. 559-578.
148.Jermy T. The introduction of Perillus bioculatus into Europe to control the Colorado beetle.
in: EPPO Bulletin. 2008, vol. 10, is. 4, p. 475-479.
149.Kamaraj C., Rahuman A.A., Bagavan A. Screening for antifeedant and larvicidal activity of
plant extracts against Helicoverpa armigera (Hübner), Sylepta derogata (F.) and Anopheles
stephensi (Liston). In: Parasitology Research. 2008, vol. 103, no. 6, p. 1361-1368.
150.Karelina T.N. et al. Evaluation of the biological activity of NeemAzal and NeemAzal-S
against Mamestra brassicae L., Pieris rapae and Heliothis armigera. In: Otto D. and Weber
B. (eds.), Insecticides: Mechan. of Action and Resistance. Andover, UK: Intercept Ltd.,
1992, p. 95-106.
151.Khalafalla M.M. et al. Neem callus induction and its larvaecidal activity against Anopheles
mosquito. In: International Journal of Biotechnology & Biochemistry. 2007, vol. 3, is. 1, 8 p.
152.Khambay B.P.S., Jewess P. The potential of natural naphtoquinones as the basis for a new
class of pest control agent. In: Crop Protect. 2000, vol. 19, p. 597-601.

137
153.Khoshnoud H. et al. Insecticidal effects of ethanolic extract from Verbascum
cheiranthifolium Boiss. against two stored-product insect pests species. In: J. of Biol. Sc.
2008, vol. 8(1), p. 191-195.
154.Koul O. Biological Activity of volatile di-n-propyl disulfide from seeds of neem,
Azadirachta indica (Meliaceae), to two species of stored grain pests, Sitophilus oryzae (L.)
and Tribolium castaneum (Herbst). In: J. of Econ. Entomol. 2004, vol. 97 (3), p. 1142-1147.
155.Koul O. Insect growth regulating and antifeedant effects of neem extracts and azadirachtin
on two aphid species of ornamental. In: J. of Biosciences. 1999, vol. 24, no. 1, p.85-90.Koul
O. et al. Activity of some nonazadirachtin limonoids from Azadirachta indica against
Lepidopteran larvae. In: Australian J. of Entomol. 2004, vol. 43, no. 2, p. 189-195.
157.Kumar P., Poehling H.M. Effects of azadirachtin, abamectin, and spinosad on sweetpotato
whitefly (Homoptera: Aleyrodidae) on tomato plants under laboratory and greenhouse
conditions in the humid tropics. In: J. of Econ. Entomol. 2007, vol. 100, is. 2, p. 411-420.
158.Kühne S. et al. Vergleichende Untersuchungen zur Regulierung des Kartoffelkäfers
(Leptinotarsa decemlineata Say) mit Pyrethrum/Rapsöl-, Neemöl-und Bacillus thuringiensis
-Präparaten In: Heß J, Rahmann G.Eds. Ende der Nische, Beiträge zur Wissenschaftstagung
Ökologischer Landbau. Kassel: Kassel university press GmbH., 2005, p. 129-132.
159.Lee Eun-Jeong et al. Toxicity of cassia and cinnamon oil compounds and cinnamaldehyde-
related compounds to Sitophilus oryzae (Coleoptera: Curculionidae). In: J. of Econ.
Entomol. 2008, vol. 101, is. 6, p. 1960-1966.
160.Leptinotarsa decemlineata. In: EPPO Bulletin. 2008, vol. 38, is. 3, p.: 272-274.
161.Lipa J.J. Progress in biological control of the Colorado beetle (Leptinotarsa decemlineata)
in Eastern Europe. In: EPPO Bulletin. 2008, vol. 15, is. 2, p. 207-211.
162.Lopez R., Ferro D.N., Van Driesche R. Overwintering biology of Myiopharus aberrans and
Myiopharus doryphorae (Dipt.: Tachinidae) larval parasitoids of the colorado potato beetle
(Col.: Chrysomelidae). In: BioControl: Springer Netherlands, 1992. vol. 37(2), p. 311-315.
163.Luitgards-Moura J.F. et al. Preliminary assays indicate that Antonia ovata (Loganiaceae)
and Derris amazonica (Papilionaceae), ichthyotoxic plants used for fishing in Roraima,
Brazil, have an insecticide effect on Lutzomyia longipalpis (Diptera: Psychodidae:
Phlebotominae). In: Memórias do Instituto Oswaldo Cruz. 2002, vol. 97, no. 5, p. 737-742.
164.Macedo M.L.R., De Castro M.M., Machado Freire M. Mechanisms of the insecticidal action
of TEL (Talisia esculenta lectin) against Callosobruchus maculatus (Coleoptera:
Bruchidae). In: Archives of Insect Biochem. and Physiology. 2004, vol. 56 (2), p. 84-96.

138
165.Manojlovic Z.A. et al. Effect of Neem extract on Lymantria dispar L. (Lepidoptera:
Lymantriidae) and Leptinotarsa decemlineata Say. (Coleoptera: Chrysomelidae). In: J. of
Pest Sci. 2002, vol. 75, no. 1, p. 19-25.
166.Martin K.P., Madassery J. Direct and indirect somatic embryogenesis on cotyledon explants
of Quassia amara L., an antileukaemic drug plant. In: Vitro Cellular & Developmental
Biology - Plant. 2005, vol. 41, no. 1, p. 54-57.
167.Martin P.A. et al. Two new bacterial pathogens of Colorado potato beetle (Coleoptera:
Chrysomelidae). In: J. of Econ. Entomol. 2004, vol. 97, is. 3, p. 774-780.
168.Mehrdad E. Problem facing the flower industry. In: Registration for Biocontrol Agents in
Kenya. Proceed. of the PCPB/KARI/DFID CPP Workshop, Nakuru, Kenya, 2003.
KARI/PCPB, Nairobi, Kenya, and Nat. Resour. Intern. Ltd., Aylesford, UK, 2004, p. 7-8.
169.Mota-Sanchez D. et al. Resistance and cross-resistance to neonicotinoid insecticides and
spinosad in the Colorado potato beetle, Leptinotarsa decemlineata (Say) (Coleoptera:
Chrysomelidae). In: Pest Manage. Sci. 2006, vol. 62, p. 30-37.
170.Nault B. et al. Colorado Potato Beetle (Coleoptera: Chrysomelidae) feeding, development,
and survival to adulthood after continuous exposure to Bacillus thuringiensis subsp.
tenebrionis-treated potato foliage from the field. In: J. of Econ. Entomol. 2000, vol. 93, is. 1,
p. 149-156.
171.Nawrot J. et al. Action of antifeedants of plant origin on beetles infesting stored products.
In: Acta Entomol.Bohemosl, Poznan. 1986, vol. 83, no. 5, p. 327-335.
172.Onylaghal J.C. et al. Effect of flavonoids feeding preference and development of the crucifer
pest Mamestra configurata Walker. In: J. of Chem. Ecology. 2004, vol. 30, no.1, p. 109-124.
173.Orozco O.L., Lentz D.L. Poisonous plants and their uses as insecticides in Cajamarca, Peru.
In: Economic Botany. 2005, vol. 59, no. 2, p. 166-173.
174.Panellaa N.A. et al. Use of novel compounds for pest control: Insecticidal and acaricidal
activity of essential oil components from heartwood of Alaska Yellow Cedar. In: J. of
Medical Entomol. 2005, vol. 42, no. 3, p. 352-358.
175.Patent Number US4698222. United States Patent. Grinda et al. Extraction of insecticides
from plants / Inventors: Grinda Francoise (Vallauris, FR), Gueyne Jean (Paris, FR).
Assignee: Saphyr SARL, France. Publication Date: 10/06/1987. Appl. Number: 06/576385.
176.Pavela R. et al. The Insecticidal activity of Satureja hortensis L. extracts obtained by
supercritical fluid extraction and traditional extraction techniques. In: Appl. Entom. and
Zool. 2008, vol. 43, no.3, p. 377-382.

139
177.Perez D.D., Iannacone O.J. Effectiveness of botanical extracts from ten plants on mortality
and larval repellency of Rhynchophorus palmarum L., an insect pest of the Peach palm
Bactris gasipaes Kunth in Amazonian Peru. In: Agr. Técnica. 2006, vol. 66, no. 1, p. 21-30.
178.Premachandra W.T.S.D. et al. Effects of neem and spinosad on Ceratothripoides claratris
(Thysanoptera: Thripidae), an important vegetable pest in Thailand, under laboratory and
greenhouse conditions. In: J. of Econ. Entomol. 2005, vol. 98, is. 2, p. 438-448.
179. Rahuman A.A. et.al. Larvicidal activity of some Euphorbiaceae plant extracts against Aedes
aegypti and Culex quinquefasciatus (Diptera: Culicidae). In: Parasitology Research. 2008,
vol.102, no. 5, p. 867-873.
180.Raina A. et.al. Effect of orange oil extract on the Formosan subterranean termite (Isoptera:
Rhinotermitidae). In: Journal of Economic Entomology. 2007, vol. 100, is. 3, p. 880-885.
181.Ruberson J.R. et al. Parasitization by Edovum puttleri (Hymenoptera: Eulophidae) in
relation to host density in the field. In: Ecol. Entomol. 1991, vol. 16, p. 81-89.
182.Sandeson P.D. et al. Adult density and the rate of Colorado potato beetle (Coleoptera:
Chrysomelidae) flight take-off. In: Environ. Entomol. 2002, vol. 31, is. 3, p. 533-537.
183.Scott I.M. et.al. Botanical insecticides for controlling agricultural pests: Piperamides and the
Colorado potato beetle Leptinotarsa decemlineata Say (Coleoptera: Chrysomelidae). In:
Archives of Insect Biochemistry and Physiology. Special Issue: Biorational Insecticides -
Mechanism and Application. 2003, vol. 54, is. 4, p. 212-225.
184.Shafer T.J. et al. Developmental Neurotoxicity of Pyrethroid Insecticides: Critical Review
and Future Research Needs. Environ. Health Perspectives. 2005, vol. 113, no. 2, p. 123-136.
185.Shin-Foon Chiu. Effectiveness of Chinese insecticidal plants with reference to the
comparative toxity of botanical and synthetic insecticides. In: J. of the Sci. of Food and
Agricul., 2006, vol. 1, is. 9, p. 276-286.
186.Simmonds M.S.J. et al. Behavioral and electrophysiological study of antifeedant
mechanisms associated with polyhydroxy alkaloids. In: J. of Chem. Ecol. 1990, vol. 16(11),
p. 3167-3196.
187.Siskos E.P. et al. Insecticidal activity of Citrus aurantium fruit, leaf, and shoot extracts
against adult olive fruit flies (Diptera: Tephritidae). In: J. of Econom. Entomol, 2007, vol.
100(4), p. 1215-1220.
188.Sosa M.E., Tonn C.E. Plant secondary metabolites from Argentinean semiarid lands:
bioactivity against insects. In: Phytochemistry Reviews. 2007, vol. 7, no. 1, p. 3-24.

140
189.Stark J.D. Comparison of the impact of a neem seed-kernel extract formulation, Margosan-O
and chlorpyrifos on non-target invertebrates inhabiting turf grass. In: Pest Management
Science. 1999, vol. 36, is. 3, p. 293-299.
190.Streibl M., Nawrot J., Herout V. Feeding deterrent activity of enantiomeric isoalantones. In:
Biochem.Syst.and Ecol. Prague. 1983, vol. 11, no. 4, p.381-382.
191.Suladze T. et al. Alkaloid accumulation dynamics in Veratrum lobelianum growing in
Georgia and biological activity of Jervine In: Chem. of Nat. Compounds. 2006, vol. 42, no.
1, p. 71-74.
192.Sundaram K.M.S. et al. Formulation selection, and investigation of azadirachtin-A
persistence in some terrestrial and aquatic components of a forest environment. In: Pest
Management Science. 1999, vol. 51, is. 1, p. 74-90.
193.Sung Won Kim. Synthesis and positron emission tomography studies of radioligands
targeting α7 nicotinic acetylcholine receptors in the central nervous system. The Dissertation
for the Degree of Doctor of Phil. in Chem. USA, Stony Brook, 2007, 211 p.
194.Tada A. et al. Examination of original plant of Jamaica quassia extract, a natural bittering
agent, based on composition of the constituents. In: Shokuhin Eiseigaku Zasshi. 2009, vol.
50, is. 1, p. 16-21.
195.Trdan S. et al. Effect of temperature on efficacy of three natural substances to Colorado
potato beetle, Leptinotarsa decemlineata (Coleoptera: Chrysomelidae). In: Acta
Agriculturae Scandinavica, Section B - Plant Soil Science. 2007, vol. 57, is. 4, p. 293-296.
196.Triseleva T.A. Effect of Plants synthesizing biologically active substances - precocenes - on
insects. In: Biology Bulletin. 2003, vol. 30, no. 3, p. 275-280.
197.Van Damme E.J.M. Plant: lectins as part of the plant defense system against insects. In the
Book Induced plant resistance to herbivory, Springer Netherlands, 2008, p.285-307.
http://books.google.ru/books (vizitat 01 noiembrie 2009).
198.Volodin V. et al. Screening plants of European North-East Russia for ecdysteroids. In:
Biochemical Systematics and Ecology. 2002, vol. 30; is. 6, p. 525-578.
199.Waliwitiya R. et al. Insecticidal activity of selected monoterpenoids and rosemary oil to
Agriotes obscurus (Coleoptera: Elateridae). In: J. of Econ. Entomol. 2005, vol. 98, is. 5, p.
1560-1565.
200.Wang Y.N. et al. Methyl palmitate, an acaricidal compound occurring in green walnut
husks. In: J. of Econ. Entomol. 2009, vol. 102, is. 1, p. 196-202.

141
201.Weber D.C. et al. Prey preference and host suitability of the predatory and parasitoid carabid
beetle, Lebia grandis, for several species of Leptinotarsa beetles. In: J. of Insect Science.
2006, vol. 9, p. 1-14.
202.Whalon M.E., Mota-Sanchez D., Hollingworth R. Analysis of global pesticide resistance in
arthropods. In Global pesticide resist. in arthropods. CABI, Wallingford, UK, 2008, p. 5-31.
203.Wiesman Z., Chapagain B. Laboratory evaluation of natural saponin as a bioactive agent
against Aedes aegypti and Culex pipiens. In: Dengue Bull. 2003, vol. 27, p. 168-173.
204.Yong-Biao Liu et al. Effects and modes of action of citrus limonoids against Leptinotarsa
decemlineata. In: Physiological Entomology. 2008, vol. 15, is. 1, p.37-45.
205.Yun Hua et al. Triterpenes from the outer bark of Betula nigra. In: Journal of Wood
Chemistry and Technology. 1991, vol. 11, is. 4, p. 503-516.
206.Zhende Y. et al. Inhibitory effects of alkaloids from Sophora alopecuroids on feeding,
development and reproduction of Clostera anastomosis. In: Frontiers of Forestry in China.
2006, vol. 1, no. 2, p. 190-195.
207.Zolotar R.M. et al. Effect of certain phytoecdysteroids on larvae of Colorado beetle
Leptinotarsa decemlineata. In: Chem. of Nat. Compounds. 2001, vol. 37, no. 6, p. 537-539.

142
Приложение 1.
Схемы получения экстрактов из Veratrum lobelianum

1.Добавление кипящей дистиллированной


Сухое измельченное водой (Н2O) при соотношении сырье:
сырье растворитель = 1:20 и настаивание 15 мин.
на водяной бане при температуре t=100оС.
2.Фильтрование через ватно - марлевый
фильтр.

Фильтрат

Доведение объема фильтрата дистиллированной водой до


первоначального.

Экстракт V1

Рисунок П 1.1. Схема получения водного экстракта V1 из Veratrum lobelianum

Сухое измельченное
1.Добавление кипящей дистиллированной
сырье
Н2O (сырье: растворитель= 1:10) и
настаивание 2 суток при t=20-22 оС.
2.Фильтрование через ватно - марлевый
фильтр.

Фильтрат

Доведение объема фильтрата дистиллированной водой до


первоначального.

Экстракт V2

Рисунок П 1.2. Схема получения экстракта V2 из Veratrum lobelianum

143
Сухое измельченное 1.Добавление дистиллированной Н2O с t=40-
сырье 45оС (сырье: растворитель = 1:10).
2.Подкисление концентрированной серной
кислотой HCl до рН=6,8-7,1 и настаивание
2 суток при t=20-22 оС.
3.Фильтрование через ватно - марлевый
фильтр.

Фильтрат

Доведение объема фильтрата дистиллированной водой до


первоначального.

Экстракт V3

Рисунок П 1.3. Схема получения экстракта V3 из Veratrum lobelianum

Сухое измельченное 1.Добавление дистиллированной Н2O с t=20-


сырье 22оС (сырье: растворитель= 1:20).
2.Настаивание 2-3 часа при t=20-22 оС.
3.Кирячение 25-30 мин. при перемешивании.
4.Фильтрование через ватно - марлевый
фильтр.

Фильтрат

Доведение объема фильтрата дистиллированной водой до


первоначального.

Экстракт V4

Рисунок П 1.4. Схема получения экстракта V4 из Veratrum lobelianum

144
Приложение 2.

Виды растений, отобранные для получения экстрактов.

Таблица П 2.1. Виды растений, отобранные для получения экстрактов, использованных


для скрининга на инсектицидные и антифидантные свойства по отношению к
колорадскому жуку.
Используемые
Наименование семейств и видов растений для экстракции
органы
№ пп
растений
Латинское Русское - способ
экстракции
I. ACERACEAE Juss.
1. Acer negundo L. Клен американский листья, веточки
II. ALLIACEAE J.Agardh.
2. Allium narcissiflorum Vill. Лук нарциссоцветковый листья, стебли
3. Allium narcissiflorum Vill. Лук нарциссоцветковый луковицы
4. Allium odorum L. Лук душистый луковицы
5. Allium subhirsutum L. Лук мохнатый листья, стебли
6. Allium subhirsutum L. Лук мохнатый семена
III. ANACARDIACEAE Lindl.
ветви, листья,
7. Cotinus coggygria Scop. Скумпия кожевенная
соцветия
8. Rhus typhina L. Сумах пушистый ветви, листья
IV. AMARYLLIDACEAE J. St.-Hill.
9. Narcissus poeticus L. Нарцисс поэтический цветки
10. Narcissus poeticus L. Нарцисс поэтический луковицы
V. APIACEAE Lindl.
11. Anethum graveolens L. Укроп пахучий семена
12. Apium graveolens L. Сельдерей пахучий семена
13. Carum carvi L. Тмин обыкновенный семена
14. Conium maculatum L. Болиголов пятнистый листья, стебли
15. Foeniculum vulgare Mill. Фенхель обыкновенный семена
Heracleum dissectum
16. Борщевик рассеченный листья, стебли
Ledeb.
Heracleum lanatum
17. Борщевик шерстистый листья, стебли
Michx.
Heracleum
18. mantegazzianum Somm. et Борщевик Монтегацци листья, стебли
Levier
Heracleum scabrum
19. Борщевик шероховатый листья, стебли
Albov.
20. Heracleum sibiricum L. Борщевик сибирский листья, стебли
Heracleum sosnowskyi
21. Борщевик Сосновского листья, стебли
Manden.
Heracleum stevenii
22. Борщевик Стевена листья, стебли
Manden.

145
Heracleum trahyloma Борщевик шероховато-
23. листья, стебли
Fisch. et C.A. Mey. окаймленный
24. Laser trilobum (L.) Borkh. Лазурник трехлопастной надземная часть
Levisticum officinale
25. Любисток лекарственный надземная часть
Koch.
26. Pastinaca sativa L. Пастернак посевной надземная часть
Petroselinum crispum
27. Петрушка кудрявая надземная часть
Nym.
Petroselinum crispum
28. Петрушка кудрявая корень
Nym.
Petroselinum crispum
29. Петрушка кудрявая семена
Nym.
VI. APOCYNACEAE Juss.
30. Vinca minor L. Барвинок малый надземная часть
VII. ARACEAE Juss.
31. Acorus calamus L. Аир болотный корень
VIII. ARISTOLOCHIACEAE Juss.
32. Aristolochia clematitis L. Кирказон ломоносовидный надземная часть
33. Asarum europaeum L. Копытень европейский надземная часть
IX. ASTERACEAE Dumort.
Achillea filipendulina
Тысячелистник
34. Lam. надземная часть
таволголистный
35. Achillea ptarmica L. Тысячелистник птармика надземная часть
36. Artemisia absinthium L. Полынь горькая надземная часть
37. Artemisia annua L. Полынь однолетняя надземная часть
Artemisia balchanorum
38. Полынь лимонная надземная часть
Krasch.
Artemisia cina Berg ex
39. Полынь цитварная надземная часть
Poljak
Полынь крымская
40. Artemisia taurica M.B. надземная часть
таврическая
Chamomilla recutita (L.)
41. Ромашка ободранная надземная часть
Rauschert
42. Cichorium intybus L. Цикорий обыкновенный надземная часть
43. Cirsium arvense (L.) Scop. Бодяк полевой надземная часть
44. Crepis setosa Hall. fil. Скерда щетинистая листья, веточки
45. Dahlia pinnata Cav. Георгина перистая надземная часть
46. Gnaphalium uliginosum L. Сушеница топяная надземная часть
47. Helianthus tuberosus L. Топинамбур стебли, листья
48. Helianthus tuberosus L. Топинамбур корнеплоды
Helichrysum arenarium
49. Цмин песчаный надземная часть
(L.) Moench
Pyrethrum
50. Ромашка далматская надземная часть
cinerariaefolium Trev.
Santolina
51. Сантолина кипарисовая листья, веточки
chamaecyparissus Handb.
52. Senecio erucifolius L. Крестовник эруколистный надземная часть
53. Senecio vernalis Waldst et Крестовник весенний надземная часть

146
Kit.
54. Tagetes patula L. Бархатцы мелкоцветные надземная часть
надземная часть
55. Tagetes patula L. Бархатцы мелкоцветные
-эфирное масло
56. Tanacetum vulgare L. Пижма обыкновенная надземная часть
надземная часть
57. Tanacetum vulgare L. Пижма обыкновенная
-эфирное масло
Taraxacum officinale
58. Одуванчик лекарственный корни, листья
Wigg.
59. Tussilago farfara L. Мать-и-мачеха надземная часть
60. Xanthium strumarium L. Дурнишник обыкновенный семена
X. BORAGINACEAE Juss.
стебли, листья,
61. Cerinthe minor L. Восковик малый
цветы
62. Cinoglossum officinale L. Чернокорень лекарственный надземная часть
63. Echium vulgare L. Синяк обыкновенный надземная часть
64. Symphytum officinale L. Окопник лекарственный надземная часть
XI. BRASSICACEAE Burnett.
листья, стебли,
65. Brassica napus L. Рапс
соцветия
66. Brassica napus L. Рапс семена
67. Sinapis arvensis L. Горчица полевая надземная часть
XII. BUXACEAE Dumort.
68. Buxus sempervirens L. Самшит вечнозеленый листья, веточки
XIII. CANNABACEAE Endl.
69. Cannabis sativa L. Конопля посевная надземная часть
70. Humulus lupulus L. Хмель обыкновенный надземная часть
XIV. CAPRIFOLIACEAE Juss.
71. Sambucus nigra L. Бузина черная листья, веточки
72. Sambucus racemosa L. Бузина обыкновенная листья, веточки
Viburnum opulus f. sterile
73. Калина Буль-де-неж листья, веточки
DC.
XV. CARYOPHYLLACEAE Juss.
74. Lychnis chalcedonica L. Лихнис халцедонский стебли, листья
75. Saponaria officinalis L. Мыльнянка лекарственная надземная часть
XVI. CHENOPODIACEAE Vent.
76. Anabasis aphylla L. Анабазис безлистный листья, веточки
77. Chenopodium album L. Марь белая надземная часть
XVII. CORNACEAE Dumort.
78. Swida sanguinea (L.) Opiz Свидина кровяно-красная соцветия
XVIII. CUCURBITACEAE
79. Momordica balsamina L. Момордика бальзамическая семена
XIX. ELAEAGNACEAE Juss.
80. Elaeagnus argentea Pursh. Лох серебристый листья, веточки
XX. ERICACEAE Juss.
Arctostaphylos uva-ursi
81. Толокнянка обыкновенная листья, веточки
(L.) Spreng.
XXI. EUPHORBIACEAE Juss.
82. Euphorbia seguieriana Молочай Сегуиера надземная часть

147
Neck.
83. Euphorbia stepposa Zoz. Молочай степной надземная часть
Euphorbia waldsteinii
84. Молочай Вальдштейна надземная часть
(Sojak) Czer.
85. Ricinus communis L. Клещевина обыкновенная семена
XXII. FABACEAE Lindl.
86. Albizia julibrissin Durazz. Альбиция ленкоранская листья, веточки
87. Amorpha fructicosa L. Аморфа полукустарниковая листья, веточки
88. Cassia acutifolia Del. Сенна александрийская листья, веточки
89. Coronilla varia L. Вязель пестрый семена
90. Coronilla varia L. Вязель пестрый цветы
91. Galega officinalis L. Козлятник лекарственный семена
92. Galega orientalis Lam. Козлятник восточный семена
93. Galega orientalis Lam. Козлятник восточный стебли, листья
листья, веточки
94. Gleditsia triacanthos L. Гледичия трехколючковая
зеленая масса
95. Gleditsia triacanthos L. Гледичия трехколючковая цветы
96. Lupinus polyphyllus Lindl. Люпин многолистный семена
Melilotus officinalis (L.)
97. Донник лекарственный надземная часть
Pall.
XXIII. FAGACEAE Dumort.
98. Castanea sativa Mill. каштан настоящий плоды
XXIV. HIPPOCASTANACEAE DC.
Aesculus hippocastanum Конский каштан
99. плоды
L. обыкновенный
XXV. HYPERICACEAE Juss.
100. Hypericum perforatum L. Зверобой продырявленный надземная часть
XXVI. GENTIANACEAE Juss.
Centaurium umbellatum
101. Золототысячник зонтичный надземная часть
Gilib.
XXVII. GROSSULARIACEAE DC.
102. Ribes nigrum L. Смородина черная листья, веточки
XXVIII. JUGLANDACEAE A. Rich ex Kunth
103. Juglans regia L. Орех грецкий листья, веточки
Juglans sieboldiana
104. Орех Зибольда листья, веточки
Maxim
XXIX. LAMIACEAE Lindl.
стебли, листья,
105. Ballota nigra L. Белокудренник черный
соцветия
Calamintha clinopodium
106. Каламинта обыкновенная надземная часть
Benth.
Calamintha grandiflora
107. Душевик крупноцветковый надземная часть
(L.) Moench
Calamintha menthifolia
108. Душевик мятолистный надземная часть
Host.
Calamintha nepeta (L.)
109. Душевик котовниковый надземная часть
Savi
Calamintha sylvatica
110. Душевик лесной надземная часть
Bromf.

148
Calamintha sylvatica надземная часть
111. Душевик лесной
Bromf. -эфирное масло
112. Hyssopus officinalis L. Иссоп лекарственный надземная часть
надземная часть
113. Hyssopus officinalis L. Иссоп лекарственный
-эфирное масло
Hyssopus seravschanicus
114. Иссоп зарафшанский надземная часть
(Dubjan.) Pazij
Hyssopus seravschanicus надземная часть
115. Иссоп зарафшанский
(Dubjan.) Pazij -эфирное масло
116. Leonurus cardiaca L. Пустырник сердечный надземная часть
Lophanthus anisatus надземная часть
117. Лофант анисовый
Benth. -эфирное масло
118. Melissa officinalis L. Мелисса лекарственная надземная часть
119. Mentha piperita L. Мята перечная надземная часть
120. Monarda citriodora Cerv. Монарда лимонная надземная часть
надземная часть
121. Monarda citriodora Cerv. Монарда лимонная
-эфирное масло
122. Monarda citriodora Cerv. Монарда лимонная цветы
123. Monarda punctata L. Монарда точечная надземная часть
надземная часть
124. Monarda punctata L. Монарда точечная
-эфирное масло
125. Monarda Didyma L. Монарда дидима надземная часть
Nepeta transcaucasica
126. Котовник закавказский надземная часть
Grossh.
надземная часть
127. Ocimum basilicum L. Базилик зеленый
-эфирное масло
надземная часть
128. Ocimum gratissimum L. Базилик эвгенольный
-эфирное масло
129. Origanum vulgare L. Душица обыкновенная надземная часть
Origanum heracleoticum
130. Душица белая надземная часть
L.
Origanum heracleoticum надземная часть
131. Душица белая
L. -эфирное масло
Perovskia atriplicifolia
132. Перовския лебедолистная надземная часть
Benth.
133. Rosmarinus officinalis L. Розмарин лекарственный надземная часть
134. Salvia officinalis L. Шалфей лекарственный листья
135. Salvia officinalis L. Шалфей лекарственный эфирное масло
136. Satureja hortensis L. Чабер садовый надземная часть
надземная часть
137. Satureja hortensis L. Чабер садовый
-эфирное масло
138. Satureja montana L. Чабер горный стебли, листья
стебли, листья,
139. Satureja montana L. Чабер горный
цветы
стебли, листья
140. Satureja montana L. Чабер горный
-эфирное масло
стебли, листья,
141. Satureja montana L. Чабер горный цветы
-эфирное масло

149
142. Stachys sylvatica L. Чистец лесной надземная часть
143. Thymus vulgaris L. Тимьян обыкновенный надземная часть
144. Thymus serpyllum L. Тимьян ползучий надземная часть
Ziziphora pedicellata Pazij
145. Зизифора цветоножечная надземная часть
et Vved.
XXX. LILIACEAE Juss.
146. Convallaria majalis L. Ландыш майский надземная часть
Hemerocallis x hybrida
147. Хемерокалис гибридный надземная часть
hort.
Veratrum lobelianum корни,
148. Чемерица Лобеля
Bernh. корневища
XXXI. MALVACEAE Juss.
Китайбелия листья, стебли,
149. Kitaibelia vitifolia Willd.
виноградолистная с/м
Китайбелия листья, стебли,
150. Kitaibelia vitifolia Willd.
виноградолистная з/м
Китайбелия
151. Kitaibelia vitifolia Willd. семена
виноградолистная
XXXII. MENYANTHACEAE Dumort.
152. Menyanthes trifoliata L. Вахта трехлистная листья
XXXIII. OLEACEAE
153. Syringa sp.. Сирень листья, цветы
154. Syringa vulgaris L. Сирень обыкновенная цветы
XXXIV. OROBANCHACEAE Vent.
листья, клубни,
155. Orobanche cumana Wallr. Заразиха подсолнечная
стебли, с/м
листья, клубни,
156. Orobanche cumana Wallr. Заразиха подсолнечная
стебли, з/м
XXXV. PAPAVERACEAE Juss.
листья, стебли,
157. Chelidonium majus L. Чистотел большой
соцветия
XXXVI. PIPERACEAE C.A. Agardh.
158. Piper nigrum L. Перец черный семена
POACEAE Barnhart.
Koellia virginiana (L.)
159. Тонконог надземная часть
MacM.
Sorghum bicolor (L.)
160. Moench var. saccharatum Сорго сахарное стебли, семена
(L.) Mohlenbrock.
XXXVII. POLYGONIACEAE Juss.
Fallopia baldschuanica стебли, листья,
161. Фаллопия бальджуан
(Regel) Holub. соцветия
162. Polygonum divaricatum L. Горец растопыренный листья
163. Polygonum sachalinensis
Горец сахалинский семена
(Fr. Schmit) Nakai
Polygonum sachalinensis
164. Горец сахалинский листья, стебли
(Fr. Schmit) Nakai
Polygonum weyrichii Fr. листья, стебли,
165. Горец Вейриха
Schmidt цветы

150
166. Rumex acetosa L. Щавель обыкновенный надземная часть
XXXVIII. RANUNCULACEAE Juss.
167. Adonis vernalis L. Адонис весенний надземная часть
Anemone japonica Sieb. et
168. Ветреница японская семена
Zuce
169. Anemone sylvestris L. Ветреница лесная семена
Delphinium cheilanthum
170. Живокость губоцветная листья, стебли
Fisch ex DC.
Delphinium confusum M.
171. Живокость спутанная листья, стебли
Pop.
172. Delphinium consolida L. Живокость полевая листья, стебли
Delphinium dictyocarpum
173. Живокость сетчатоплодная листья, стебли
DC.
174. Delphinium elatum L. Живокость высокая листья, стебли
XXXIX. ROSACEAE Juss.
стебли, листья,
175. Agrimonia eupatoria L. Репейничек аптечный
соцветия
ветви, листья,
176. Padus avium Mill. Черемуха обыкновенная
соцветия
177. Padus avium Mill. Черемуха обыкновенная кора
Padus serotina (Ehrh.) ветви, листья,
178. Черемуха поздняя
Agardh. соцветия
Pentaphylloides fruticosa Курильский чай
179. листья, веточки
(L.) O. Schwarz кустарниковый
Spirea x vanhouttei (Briot) цветы, листья,
180. Спирея Вангутта
Zabel. стебли
XL. RUTACEAE Juss.
Citrus paradisi Macfad. & Грейпфрут & кожура
181.
Citrus sinensis (L.) Osbeck Апельсин сладкий- (смесь 1:1)
Dictamnus dasycarpus
182. Ясенец мохнатоплодный листья, веточки
Turcz.
Phellodendron amurense ветви, листья,
183. Бархат амурский
Rupr. соцветия
XLI. SCROPHULARIACEAE Juss.
Linaria genistifolia (L.) стебли, листья,
184. Льнянка дроколистная
Mill. соцветия
стебли, листья,
185. Linaria vulgaris Mill. Льнянка обыкновенная
соцветия
XLII. SIMAROUBACEAE DC.
Ailanthus altissima (Mill.) молодые
186. Айлант высокий
Swingle. побеги, с/м
Ailanthus altissima (Mill.) молодые
187. Айлант высокий
Swingle. побеги, з/ м
Ailanthus altissima (Mill.)
188. Айлант высокий листья, с/м
Swingle.
Ailanthus altissima (Mill.) плоды
189. Айлант высокий
Swingle. недозрелые
XLIII. SOLANACEAE Juss.
190. Capsicum annuum L. Перец стручковый плоды, с/м

151
однолетний
стебли, листья,
191. Datura stramonium L. Дурман обыкновенный
плоды
Lycopersicon esculentum
192. Томат съедобный ботва
Mill.
стебли, листья,
193. Solanum dulcamara L. Паслен сладко-горький
соцветия, плоды
Withania somnifera (L.)
194. Витания снотворная листья, стебли
Dunal.
ветви, листья,
XLIV. TAMARICACEAE Link.
соцветия, с/м
Tamarix ramosissima
195. Тамарикс многоветвистый надземная часть
Ledeb.
XLV. VERBENACEAE J. St.-Hil.
196. Vitex agnus- castus L. Прутняк священный надземная часть
197. Vitex agnus-castus L. Прутняк священный семена
XLVI. VIOLACEAE Batsch.
198. Viola tricolor L. Фиалка трехцветная надземная часть
XLVII. VISCACEAE Batsch.
199. Viscum album L. Омела белая листья, стебли
XLVIII. VITACEAE Juss.
Parthenocissus Девичий виноград ветви, листья,
200.
quinquefolia (L.) Planch. пятилисточковый побеги
201. Vitis vinifera L. Виноград культурный семена
202. Vitis vinifera L. Виноград культурный жмых

Примечание. Всюду, где не указано специально – экстракция проводилась 96% этиловым


спиртом.

152
Приложение 3.

Виды растений с высокой инсектицидной и антифидантной активностью экстрактов


по отношению к L.decemlineata

Таблица П 3.1. Виды растений с высоким уровнем инсектицидной активности экстрактов


по отношению к личинкам L.decemlineata.
№ Наименование вида растения Инсектицидная
Латинское Русское активность, %
I. APIACEAE Lindl.
1. Apium graveolens L. Сельдерей пахучий (сем.) 81,6
2. Foeniculum vulgare Mill. Фенхель обыкновенный 93,3
3. Heracleum lanatum Michx. Борщевик шерстистый 66,6
4. Heracleum scabrum Albov. Борщевик шероховатый 76,2
5. Heracleum sibiricum L. Борщевик сибирский 80,0
6. Heracleum sosnowskyi Manden. Борщевик Сосновского 80,0
7. Heracleum stevenii Manden. Борщевик Стевена 61,3
8. Laser trilobum (L.) Borkh. Лазурник трехлопастной 82,2
9. Petroselinum crispum Nym. Петрушка кудрявая (сем.) 100
II. APOCYNACEAE Juss.
10. Vinca minor L. Барвинок малый 93,3
III. ASTERACEAE Dumort.
11. Pyrethrum cinerariaefolium Trev. Ромашка далматская 80,0
12. Senecio vernalis Waldst et Kit. Крестовник весенний 80,0
IV. BORAGINACEAE Juss.
13. Symphytum officinale L. Окопник лекарственный 80,0
V. BUXACEAE Dumort
14. Buxus sempervirens L. Самшит вечнозеленый 73,3
VI. EUPHORBIACEAE Juss.
15. Euphorbia stepposa Zoz. Молочай степной 86,7
VII. FABACEAE Lindl.
16. Coronilla varia L. Вязель пестрый (семена) 100
17. Coronilla varia L. Вязель пестрый (цветы) 100
18. Galega officinalis L. Козлятник лекарственный 86,7
VIII. LAMIACEAE Lindl.
19. Monarda punctata L. Монарда точечная 66,7-100
IX. LILIACEAE Juss.
20. Veratrum lobelianum Bernh. Чемерица Лобеля 100
X. PIPERACEAE C.A. Agardh.
21. Piper nigrum L. Перец черный 98,0
XI. POACEAE Barnhart.
22. Koellia virginiana (L.) MacM. Тонконог 100
XII. RANUNCULACEAE Juss.
23. Anemone sylvestris L. Ветреница лесная 86,7
Delphinium cheilanthum Fisch ex
24. Живокость губоцветная 100
DC.

153
25. Delphinium confusum M. Pop. Живокость спутанная 100
Живокость
26. Delphinium dictyocarpum DC. 100
сетчатоплодная
27. Delphinium elatum L. Живокость высокая 100
XIII. SIMAROUBACEAE DC.
28. Ailanthus altissima (Mill.) Swingle. Айлант высокий 86,7- 93,3
XIV. VITACEAE Juss.
29. Vitis vinifera L. Виноградные косточки 66,7

Таблица П 3.2. Виды растений с высокой инсектицидной и антифидантной активностью


экстрактов по отношению к имаго и личинкам L.decemlineata, отобранные для полевого
тестирования
Активность
Инсектицидная, Антифидантная,
№ ВИД РАСТЕНИЯ % балл
личинки имаго личинки имаго
Ailanthus altissima (Mill.) Swingle.
1. 93,3 20,0 2 2
(молодая поросль, зм)
2. Apium graveolens L. 81,6 20,0 1 2
3. Buxus sempervirens L. 73,3 18,0 1 2
4. Coronilla varia L. (семена) 100 80,0 1 1
5. Delphinium confusum M. Pop. 100 60,0 1 2
6. Delphinium dictyocarpum DC. 100 60,0 1 2
7. Foeniculum vulgare Mill. 93,3 46,7 1 2
8. Heracleum scabrum Albov. 76,2 40,0 1 2
9. Heracleum stevenii Manden. 61,3 33,3 1 1
10. Euphorbia stepposa Zoz. 86,7 0 2 2
11. Koellia virginiana (L.) MacM. 100 46,6 1 2
12. Monarda citriodora Cerv. 100 20,0 2 2
13. Petroselinum crispum Nym. (семена) 100 40,0 1 2
14. Pyrethrum cinerariefolium L. 80,0 60,0 1 2
15. Senecio vernalis Waldst et Kit. 80,0 0 1 2
16. Veratrum lobelianum Bernh. 100 80,0 1 1
17. Vinca minor L. 93,3 6,7 2 2

154
Приложение 4.
Таблицы расчетов для тестирования экстракта из Veratrum lobelianum

Таблица П 4.1. План тестирования экстракта из Veratrum lobelianum на картофеле сорта


«ИРГА» в 2007-2008 гг.
Способ Количество
Вариант Действующее вещество
применения обработок
Опрыскивание
Контроль Вода в период 1
вегетации
Эталон Опрыскивание
фипронил
РЕГЕНТ 25 ЕС в период 1
0,6 л/га (15 г/га)
( 25 г/л) вегетации
сумма стероидных
Опрыскивание
ЭКСТРАКТ V.lobelianum алкалоидов в пересчете
в период 1
(40 г/л) на протовератрин
вегетации
7,5 л/га (300 г/га)

Таблица П 4.2. Количество экстракта из Veratrum lobelianum, эталона Регент 25 ЕС и


рабочей жидкости, необходимые для тестирования экстракта из Veratrum lobelianum на
картофеле (300 л/га)
Количество растений Количество Количество рабочей
Вариант инсектицида, мл жидкости, мл
повторность

повторность

повторность
растение

растение
На одну

На одно

На одну

На одно

На одну
на 1 га

на 1м2

на 1м2

на 1м2

Контроль 42000 4,2 210 7,2 30,24 1512 7,2 30,24 1512
Эталон
РЕГЕНТ 25 ЕС
(25 г/л) 42000 4,2 210 0,014 0,06 2,94 7,2 30,24 1512
6,0 л/га
ЭКСТРАКТ
V.lobelianum
(40 г/л) 42000 4,2 210 0,018 0,75 37,5 7,2 30,24 1512
7,5 л/га

155
Приложение 5.
Акты производственной проверки экстракта из Veratrum lobelianum

156
157
Приложение 6.
Фазы развития колорадского жука.

Рисунок П 6.1. Имаго и яйцекладки колорадского жука.


ИЗРЭЗ, опытное поле, контроль. 2008 г., фото Елисовецкой Д.С.

Рисунок П 6.2. Отродившиеся личинки колорадского жука.


ИЗРЭЗ, опытное поле, контроль. 2008 г., фото Елисовецкой Д.С.

158
Приложение 7.
Влияние экстракта из Veratrum lobelianum на различные фазы развития
колорадского жука.

а) б)

Рисунок П 7.1. Гибель имаго (а) и личинок (б) колорадского жука после обработки 0,1%-
ным экстрактом из Veratrum lobelianum.
ИЗРЭЗ АНМ, 2007 -2008 гг., фото Елисовецкой Д.

а) б)

Рисунок П 7.2. Имаго (а) и личинки (б) колорадского жука в контроле.


ИЗРЭЗ АНМ, 2007 -2008 гг., фото Елисовецкой Д.

159
а) б)

Рисунок П 7.3. Отродившиеся из яйцекладки личинки колорадского жука в опыте через


семь суток после обработки 0,1%-ным экстрактом из Veratrum lobelianum (а, б)
и отродившиеся из яйцекладки личинки колорадского жука в контроле (с).
ИЗРЭЗ АНМ, 2007 - 2008 гг., фото Елисовецкой Д.

с)

160
Приложение 8.
Тестирование экстракта из Veratrum lobelianum в полевых условиях.

Рисунок П 8.1. Кусты картофеля, обработанные 0,1%-ным экстрактом из


Veratrum lobelianum через 21 сутки после обработки. ИЗРЭЗ АНМ, 2007 г.,
фото Елисовецкой Д.

Рисунок П 8.2. Кусты картофеля в контроле через 21 сутки после начала опыта
ИЗРЭЗ АНМ, 2007 г., фото Елисовецкой Д.

161
Рисунок П 8.3. Кусты картофеля, обработанные 0,1%-ным экстрактом из
Veratrum lobelianum через 21 сутки после обработки. ИЗРЭЗ АНМ, 2008 г.,
фото Елисовецкой Д.

162
Приложение 9.
Энтомофаги колорадского жука

а) б)
Рисунок П 9.1. Имаго (а), личинки (б) и куколка (с)
Coccinella septempunctata.
ИЗРЭЗ АНМ, 2007 – 2009 гг., фото Елисовецкой Д.

с)

а) б) с)

Рисунок П 9.2. Яйцо (а), имаго (б) Chrysopa carnea и личинка (с) C.carnea возле
яйцекладки колорадского жука.
ИЗРЭЗ АНМ, 2007 – 2009 гг., фото Елисовецкой Д.

163
ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Нижеподписавшаяся, заявляю под личную ответственность, что материалы,


представленные в докторской диссертации, являются результатом личных научных
исследований и разработок. Осознаю, что в противном случае, буду нести
ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Елисовецкая Дина

09. 09. 2010

164
CURRICULUM VITAE

Елисовецкая Дина
Дата и место рождения:
24.06.1965,
Кишинев, Молдова

Образование:
1982-1987 – технологический факультет, Технический Университет Молдовы
1996-1998- соискатель, ИБЗР Академия Наук РМ
Профессиональная деятельность:
1987-1991 – лаборатория микробиологии, Всесоюзный научно-исследовательский и
конструкторско-технологический институт плодов и винограда, инженер- микробиолог;
1991-1994 – Институт физиологии животных и человека, Академия Наук, Молдова,
специалист-микробиолог;
1994-1996 - Институт Биологической Защиты Растений, Академия Наук, Молдова,
лаборатория химии природных БАВ, химик – биолог, специалист Iой категории;
1996-2006 - Институт Биологической Защиты Растений, Академия Наук, Молдова,
лаборатория химии природных БАВ, химик – биолог, младший научный сотрудник;
2006-наст. время – Институт Защиты Растений и Экологического Земледелия, Академия
Наук, Молдова, лаборатория “Фитофармация и экотоксикология”, биолог, научный
сотрудник.
Области научной деятельности:
Защита растений. Выделение биологически активных веществ из растений с
инсектицидной, детеррентной, репеллентной, антифидантной и овицидной активностью
против различных видов насекомых и клещей. Разработка способов экстракции и
хранения готовых экстрактов. Применение растительных экстрактов для снижения
численности колорадского жука и некоторых других вредителей (хлопковая совка,
большая картофельная тля, белокрылки, паутинный и боярышниковый клещи).
Выделение и идентификация половых феромонов (хлопковая совка, сливовая
толстоножка), определение динамики численности хлопковой совки в условиях Молдовы.

165
Участие в международных конференциях и симпозиумах: международные и
научно - практические конференции - “Cultura plantelor de cîmp”- Rezultate şi perspective”
(Bălţi, 2004), “Agricultura Durabilă, inclusiv Ecologică - Realizări, Probleme Perspective” (Bălţi,
2007), «Биологическая защита растений, перспективы и роль в фитосанитарном
оздоровлении агроценозов и получении экологически безопасной с/х продукции»
(Краснодар, 2008), “Protecţia integrată a culturilor de cîmp” (Bălţi, 2009), «Фитосанитарная
безопасность агроэкосистeм» (Новосибирск, 2010), «Биологическая защита растений как
основа экологического земледелия и фитосанитарной стабилизации агроэкосистем»
(Краснодар, 2010); международные научные симпозиумы - “Protecţia integrată a plantelor:
realizări şi probleme” (Chişinău, 2000), “Agricultura modernă-realizări şi perspective”
(Chişinău, 2008); “Protecţia Plantelor – Realizări şi Perspective” (Chişinău, 2009).

Участие в национальных конференциях: конференция: “Impactul calamnităților naturale


asupra mediului înconjurător” (Chişinău, 1995), научно-практическая конференция: «Защита
овоще-бахчевых культур и картофеля от вредителей и болезней» (Тирасполь, 1996),
конференция: “Protecţia plantelor de dăunătiri, boli şi buruieni în Republica Moldova”
(Chişinău, 1998), IV конференция Зоологов Республики Молдова: „Diversitatea, valorificarea
raţională şi protecţia lumii animale” (Chişinău, 2001); научно - практические конференции
«Tehnologii moderne în agricultură şi protecţia mediului înconjurător» (Chişinău, 2003),
«Стратегия и тактика защиты растений» (Минск, 2006).
Публикации: На основе материалов диссертации было опубликовано 26 работ, из
которых:
4 статьи в рецензируемых журналах,
1 патент на изобретение (Remediu pentru combaterea gândacului din Colorado.
Brevet de invenţie, 1997, nr. 882 G 2.)
1 Статья в национальном сборнике
10 Статей в международных изданиях
2 статьи на конференциях
8 тезисов конференций
Контактная информация:
Адрес: MD 2009, Пэдурий, 26/1
Телефон: (22) 779655, 079971098, dina.elis.s@gmail.com

166

Вам также может понравиться