Вы находитесь на странице: 1из 39

1

Джанов А.В.

ПОХОДЫ СЕЛЬДЖУКСКИХ ВОЙСК НА СУГДАК И В КИЛИКИЮ


В ПРАВЛЕНИЕ АЛА АЛ-ДИНА КАЙКУБАДА I
Поход войск сельджукского султана Ала ал-Дина
Кайкубада I (1219-1237 гг.) в пер. пол. XIII в. на г. Сугдак
(византийскую Сугдею, современный г. Судак)1 стал для
Северного Причерноморья знаковым событием эпохи. Этот,
казалось бы, кратковременный исторический эпизод
обозначил начало активного культурного воздействия тюрко-
малоазийского региона на полуостров и шире - всю степную
зону Восточной Европы. Это влияние известно, прежде всего,
по памятникам архитектуры, декоративного и прикладного
искусства.2 Через несколько десятилетий в Восточном Крыму и
Сугдаке обосновался сельджукид Из ал-Дин Кайкавус II
(правил в Малой Азии с перерывами в 1246-61 гг.). Вслед за
ним на полуостров и в столицу Золотой орды попала волна
анатолийских и ближневосточных эмигрантов, оказавшихся в
свите мятежного султана. Его судьба – наглядный пример син-
теза тюрко-мусульманской и византийской культуры.3 В
течение второй половины XI - начала XIII вв. феномен
византийско-тюркского симбиоза зародился в Малой Азии, а
позднее развивался, в том числе, на почве Таврики. В конце
концов, после столетий контактов все Северное
Причерноморье оказалось под полным политическим контро-

1
Исторические сведения о Судаке см: Васильевский В.Г. Исторические
сведения о Суроже // ЖМНП (Журнал Министерства народного
просвещения). Т. 273, 1889 [репринт // Труды. T. III, -Петроград, 1915,
стр. CLXXIII – CLXXV]; NustazopoÚlou M.G. `H ™n TaurikÍ Cerson»sJ
pÒlij Sougda…a ¢pÕ toà IG/ mšcri toà IE/ a„înoj. -'AqÁnai, 1965;
Джанов А.В. Судакская крепость. Двести лет исследований //
Скржинская Е.Ч. Судакская крепость. История, археология и
эпиграфика. –Киев-Судак-С-Пб.: Академпериодика, 2006, с. 322-357.
2
Башкиров А.С. Сельджукизм в древнем татарском искусстве // Крым.
№ 2,
-М., 1926, с.108-125; Айбабина Е.А. Декоративная каменная резьба
Каффы XIV-XVIII веков. -Симферополь: СОНАТ, 2001, с. 174-177;
Крамаровский М.Г. Золото Чингизидов: культурное наследие Золотой
Орды. –С-Пб.: Славия, 2001, с. 130-138; Крамаровский М.Г.
Сельджукские пояса в Крыму и на Северном Кавказе в XIV в. //
Античная Древность и Средние Века. В. 38, -Екатеринбург, 2008, с.
278-295.
3
Bulgakova V., Islamisch-christlicher Kulturkontakt im nördlichen
Schwarzmeerraum. Sugdaia unter Herrschaft der Seldschuken in: Borgolte
M. et al., Mittelalter im Labor. Die Mediävistik testet Wege zu einer
transkulturellen Europawissenschaft // Europa im Mittelalter. Bd. 10,
-Berlin: Akademieverlag, 2008, p. 262-269.
2
лем и культурным влиянием Османского государства, чьи
основы коренились в Анатолии сельджукидов XIII в.
Сюжет о походе сельджукских войск в правление султана
Ала ал-Дина Кайкубада в Сугдак был очень популярен в
османской исторической литературе.4 По мере изучения и
публикации средневековых турецких источников он привлек
внимание отечественных медиевистов как наиболее ранний
пример турецкой экспансии в Северное Причерноморье. Еще до
открытия и публикации персоязычного оригинала произведения
сельджукского историка Ибн ал-Биби5, из которого и происходи-
ли эксцерпты в поздних османских исторических текстах, были
обозначены основные направления в изучении этого важного
исторического эпизода.
Еще А.А.Куник6 и В.Г.Васильевский7 предложили
рассматривать данные турецких источников в контексте
событий сельджукско-трапезундской войны 20-х гг. XIII в.,
зафиксированных в "Синопсисе чудес св. Евгения" Иоанна
Лазаропула.8 Датировка событий была привязана к един-
ственной абсолютной дате, отмеченной у Лазаропула - 1223 г.
(второй год царствования трапезундского императора Андро-
ника I Гида (1222-1235)).
В этом источнике содержится, пожалуй, единственное
прямое указание на фискальную зависимость Южного Крыма
от Трапезундской империи после завоевания в 1204 г.
Константинополя крестоносцами. Косвенно, о
4
Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской
Порты. T. I (до начала XVIII века), -М., 2005, с. 55, 56; Peacock A.C.S. The
Saljūq Campaign against the Crimea and the Expansionist Policy of the Early
Reign of ‘Alā’ al-Dīn Kayqubād // Journal asiatic society. Series 3, Vol. 16, № 2,
2006, р. 136-137.
5
Персидский сокращенный текст (мухтасар): Houtsma M.H. Histoire
des Seldjoucides d'Asie Mineure d'après I'abrégé du Seldjoucnāmeh d'Ibn-
Bībī // Recueil de texts relatifs à l’histoire des Seljucides / Texte persan
publié... par M.H. Houtsma. Vol. IV, -Leide, 1902; Немецкий перевод
мухтасар-а c дополнениями из рукописи полного текста: Duda Н.W.
Die Seltschukengeschichte des Ibn Bibi. –Kopenhagen: Munksgaard, 1959.
Факсимиле полного текста: İbn Bibî. El-Evāmirü'l-'Alā'iyye Fi'l-
Umūri'l-'Alāa'iyye / Önsöz ve fihristi hazirliyan A.S. Erzi. -Ankara, 1956.
Турецкий перевод: İbn Bibî, El-Evamirü’l-Ala’iye fi’l- Umuri’l-Ala’iye / çev.
Mürsel Öztürk. I-II, -Ankara: T. C. Kültür Bakanlığı Yayınları, 1996.
6
Куник А.А. О связи трапезундско-сельджукской войны с первым
нашествием татар на Северное Причерноморье // Ученые записки
императорской академии наук по первому и третьему отделению. T.
2, вып. 5, 1854.
7
Васильевский В.Г. Исторические…, стр. CLXXIII – CLXXV.
8
Papadopoulos-Kerameus A. Fontes Historiae Trapezuntini. –Petroupolis,
1897; Rosenqvist J.O. The Hagiographic Dossier of St. Eugenius of
Trebizond in Codex Athos Dionysiou 154 (A Critical Edition with
Introduction, Translation, Commentary and Index) // Acta Universitatis
Upsaliensis. Studia Byzantina Upsaliensa. № 5, -Upsala, 1996.
3
принадлежности Таврики Трапезунду в XIII в. свидетельствует
титул трапезундских владык, принятый ими после 1282 г.:
"Цари и самодержцы всего Востока, Иверов и Заморья",9 где
под Заморьем подразумевается Южная часть Крымского
полуострова.10
Оригинальное произведение Ибн ал-Биби стало известно
сначала в основательной турецкой переработке XV в.
Языджиоглу Али.11 Именно этот источник пользовался
популярностью у османских историографов вплоть до конца
XIX в. Переложение Языджиоглу содержит ряд искажений и
дополнений, иногда тенденциозных, включенных с целью воз-
величения основателей османской династии, утверждения
сложившейся при османах родо-племенной иерархии Ана-
толии, а также для обоснования законности завоевательной
политики нового турецкого государства. Ко времени, когда
стал известен текст персидского оригинала, вернее его
сокращенного варианта, составленного, очевидно, еще при
жизни автора его родным братом Амир Насир ал-Дин Яхья, 12
уже сложились представления о датировке похода сельджу-
ков на Судак. В турецком переводе Ибн ал-Биби, хорошо
известном русскоязычным исследователям по пересказу

9
Basile‹j kaˆ aÙtokr£torej p£sij 'AnatolÁj, 'Ib»rwn kaˆ Perate…aj
(Vasiliev A.A. The Foundation of the Empire of Trebizond // Speculum. № 11,
1936, p. 34; Карпов С.П. История Трапезундской империи. –С-Пб.:
Алетейя, 2007, с. 194-195).
10
Ряд исследователей высказывал мнение, что под Заморьем титула
подразумевалась не южная Таврика, а кавказское побережье Черного
моря – Лазика (Bryer A. The Empire of Trebizond and the Pontos. -London:
Variorum, 1980, № III, p. 173). Однако, как справедливо показал
С.П.Карпов поствизантийские греческие тексты однозначно называют
Заморьем именно Южную часть Крымского полуострова. В анонимной
греческой хронике в эпизоде о событиях в Крыму в 1475 г. говорится
о том, что турки захватили “…Кафу, Феодоро и всю Ператию…”. В
следующем месте хронике, повествующем о захвате престола
Селимом I Грозным в 1512 г. вновь идет речь о “…Кафе и всей
Ператие…”. (См.: Ecthesis chronica and chronicon athenarum / ed. S.
Lambros. –London, 1902, p. 33, 50. В INDEX NOMINUM Ператия
ошибочно обозначена в первом случае как provincia in Asia a
Mehemete capta, во втором как principatus Suleimani datur. Тот же
текст с английским переводом см.: Emperors, patriarchs and sultans of
Constantinople, 1375-1513 // The archbishop Iacovos Library of
ecclesiastical and historical sources, № 13 / intr., transl. M. Philippides.
1990, -Brookline, Massachusetts, p. 83, 109.
11
Histoire des Seldjoucides d'Asie Mineure d'après I'abrégé du
Seldjoucnāmeh d'Ibn-Bībī // Houtsma M.H. Recueil de texts relatifs à
l’histoire des Seljucides / Texte turc publié... par M.H. Houtsma. Vol. III,
-Leide, 1897.
12
Köprülü M.F. The Seljuks of Anatolia // Their History and Culture According to
Local Muslim Sources / Transl. and ed. G. Leiser. Vol. I, -Salt Lake City, 1992, р.
10.
4
избранных фрагментов из него П.Мелиоранского,13 в конце
раздела, посвященного захвату сельджуками Сугдака,
содержится указание о том, что после окончания похода
“неверные оставались спокойны до татарской смуты”.
Учитывая дату, приведенную Лазаропулом, не трудно было
усмотреть взаимосвязь двух источников и, далее, казалось бы,
ясное указание на первый поход монгольских войск в Север-
ное Причерноморье в 1223 г.14 Исследовательский посыл в
этом направлении был условно сформулирован уже в названии
первой работы А.А.Куника: "О связи трапезундско-
сельджукской войны с первым нашествием татар на Северное
Причерноморье".15 С этих пор, в отечественной литературе,
поход традиционно датируется в пределах одного - двух лет
ранее 1223 г.,16 реже встречаются и более ранние датировки.
Основное заблуждение заключается уже только в том, что в
персидском оригинале XIII в. указание на "татарскую смуту" от-
13
Мелиоранский П. Сельджук-намэ, как источник для истории
Византии в XII и XIII вв. // Византийский Временник. T. I, в.3-4, с. 613
-640.
14
В Судаке монголы впервые оказались 27 января 1223 г. (См.:
NustazopoÚlou M.G. `H ™n TaurikÍ..., р. 119, № 8.
15
Куник А.А. О связи трапезундско-сельджукской..., с. 734-746.
16
Якобсон А.Л Средневековый Херсонес. XII-XIV вв. // МИА (Материалы и
Исследования по Археологии СССР). № 17, -М.,-Л., 1950, с. 29; Богданова
Н.М. К вопросу о городском самоуправлении в Херсонесе в начале XIII
века // Социальные группы традиционных обществ Востока. Ч. 1, -М., 1985,
с. 44-48, 59, прим. 33; Ченцова В.Г. Материалы к истории Херсона в
средние века // МАИЭТ (Материалы по Археологии, Истории и Этнографии
Таврии). В. V, -Симферополь: Таврия, 1996, с. 171-184. В последних двух
работах с походом Хусам ал-Дина Чупана в Судак связывается еще один
письменный памятник - "Аланское послание епископа Федора"
(Греческий текст и латинский перевод: Theodorus Alaniae episcopus. Notitia
// Patrologiae Grecae. Т. 140, -Turnholti, p. 385-414; Русский перевод:
Кулаковский Ю.А. Епископа Феодора «Аланское послание» // ЗООИД
(Записки императорского Одесского Общества Истории и Древностей). Т.
XXI, 1898 [переиздание в: Кулаковский Ю.А. Избранные труды по истории
аланов и Сарматии. -С-Пб.: Алетейа, 2000, с. 193-218]). С именем малика-
аль-умера Чупана связывается один из персонажей "послания" - Zam£nhj
(возможный варианты чтения Tzam£nhj, Tzamp£nhj). Привлекательная,
в общем, гипотеза наталкивается на важнейшую проблему датировки
произведения. Послание адресовано вселенскому патриарху Герману II
(1223-1240). Факт присутствия аланского епископа Феодора в Никее 4
января 1223 и 6 февраля 1226 г. подтвержден документально
(NustazopoÚlou (-Pelek…dou) M.O. "`AlanikÕj" toà ˜piskÒpou
`Alan…aj Qeodèrou kaˆ ¹ e„j tÕn patriarcikÕn qronÒn ¢n£rrhsij
Germanoà toà B (cronologik¾ diakr…bwsij) // 'Epeithrˆj `Etaire…aj
Buzantinîn Spoudîn. T. 33, -'AqÁnai, 1964, p. 271-278). Все попытки
точно датировать время пребывания епископа Феодора в Таврике по
косвенным данным находятся в зависимости от разнообразных
интерпретаций смутных данных самого послания.
5
сутствует. У Ибн ал-Биби отсутствует сам термин "татарская
смута". Пожалуй, единственным упоминанием первого похода
монголов на запад у Ибн ал-Биби является сообщение о
прибытии посольства от багдадского халифа с известием о
разгроме войск хорезмшаха Мухаммеда (1200-1220) и просьбе о
присылке сельджукским султаном 2000 воинов для защиты
Багдада (1221 г.).17 Первый поход монголов практически не
коснулся владений анатолийских сельджуков. Более значитель-
ный резонанс в Иконийском султанате вызвали столкновения с
монголами, последовавшие в середине 30 – начале 40-х гг. Так
что действительным началом т.н. "татарской смуты" для автора
нашего произведения могли стать первые военные стычки
монголов с сельджуками. Они начались лишь после разгрома
войск и гибели хорезмшаха Джалал ал-Дина Манкбурны (1220-
1231) в 1230 г. Его военное государство, базировалось на
территории Азербайджана и в 1225-30 гг. сдерживало монголов
в Восточном Иране.18 Начавшееся в 1235-43 г. наступление мон-
голов завершилось покорением Восточной Европы и Азии вплоть
до Закавказья. В результате монгольской экспансии турецкое
государство распалось, а династия сельджукидов пресеклась.19
В историографии вопроса о походе сельджуков на Сугдак
оформились два направления. Часть исследователей (в основном
русскоязычные авторы) придерживаются датировки до 1223 г., с
различными вариациями (исходя из ошибочной связи с первым
походом монголов в Северное Причерноморье). Напротив,
зарубежные авторы, касаясь данного вопроса при разработке раз-
личных аспектов истории Малой Азии склонны к датировке
серединой - второй половиной 20-х гг. XIII в. Очевидно, в данном
случае, сказывается знакомство с относительной датировкой
основного источника – произведения Ибн ал-Биби.

Синопсис чудес св. Евгения

Традиционно, сельджукско-трапезундский конфликт


"Синопсиса чудес св. Евгения" датировали на основании
единственной даты, которая зафиксирована самим источником -
1223 г. Исследователи отводили на все обстоятельства этой
истории неоправданно короткий срок, вплоть до одного года.
Уверенности придавала и информация о тех же событиях и с той
же датой в других произведениях трапезундского проис-
хождения.20 Последовательность и хронология событий, изложен-
17
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte…, p. 112-116.
18
Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинов (1197-1231).
-М., 1986.
19
Cahen Cl. Pre-Ottoman Turkey (A general survey of the material and
spiritual culture and history c. 1071-1330). -NY, 1968, p. 269-313.
20
В "Энкомии св. Евгению" Константина Лукита, поздней переработке
"Энкомия св. Евгению" Виссариона, а также в единственной
6
ных Иоанном Лазаропулом, недавно тщательно и, пожалуй,
исчерпывающе, исследована Р.М.Шукуровым и
Д.А.Коробейниковым, которые привлёкли для этого отрывочные
сведения восточных источников.21 Ими была проанализирована
сюжетная схема той части произведения, которая посвящена
трапезундско-сельджукскому конфликту. На основании данных
других источников, определена гипотетическая хронология
главных событий. Полученная схема выглядит следующим
образом:
1. 1223 г. – возобновление договора 1214 г.
между сельджуками и трапезундским
императором Андроником I Гидом (1222-1235);
2. 1225 г. - захват в Синопе сельджукским
наместником Этумом Раисом трапезундского
судна с податями из Херсона и Готии;
3. нападение сельджукского флота на Готию и
окрестности Херсона;
4. ответный поход трапезундских войск на
Карусу и захват Синопа;
5. 1228 г. – возвращение сельджуками Синопа;
6. 1230 г. гибель сельджукского войска у
Трапезунда после битвы при Ясычимене;
7. подписание мирного договора.22
Кроме того, Р.М.Шукуров, на основании известных
письменных источников, подробно рассмотрел все перипетии
борьбы Трапезунда и сельджуков и датировал периоды
военной конфронтации между сторонами 1205-1214, 1225-
1230 гг., 1254-1265, 1277 гг.23
Если предполагать какую-либо связь между событиями,
изложенными у Ибн ал-Биби и Лазаропула, то поход эмира
Чупана в Сугдак, объективно, вписывается в контекст только
второй войны. До 1214 г. сельджуки не имели выхода к
Черному морю и еще некоторое время после того не могли
обладать флотом на нем. После 1238 г. в Сугдаке они,
несомненно, столкнулись бы с силами монголо-татар, а не

трапезундской хронике Михаила Панарета, правда, в последнем случае -


это позднее и, как теперь стало ясно, заимствование из текста
Лазаропула. Подробно См.: Шукуров Р.М. Великие Комнины и Восток
(1204-1461). –С-Пб.: Алетейя, 2001, с. 126, 127.
21
Шукуров Р.М., Коробейников Д.А. Великие Комнины, Синоп и Рум в
1223-1230 гг. (Загадка текста Иоанна Лазаропула) // Причерноморье в
средние века. -М., 1998, с. 178-200; Шукуров Р.М. Великие Комнины...,
с. 116-190. Выводы, сделанные исследователями принимаются не
всеми (См.: Peacock A.C.S. The Saljūq Campaign..., р. 146-148).
22
Шукуров Р.М. Великие Комнины..., с. 145.
23
Шукуров Р.М. Великие Комнины..., с. 186.
7
половцев и русских, пришедших на помощь городу и
сразившихся с сельджуками. Р.М. Шукуров признал, что все
ранее предложенные исследователями варианты датировки
похода "…носят гипотетический характер и выводятся на
основании разных вариантов датировок других ключевых
событий в Анатолии в 20-х гг. XIII в."24 Сам же он уклоняется от
однозначного ответа, склоняясь к дате не позднее 1228 г.

Ибн ал-Биби и проблема достоверности его произведения

Единственным исследованием, полностью посвященным


походу сельджукского войска в Крым, на основании данных
произведения Ибн ал-Биби, долго оставалась большая работа
А.Ю.Якубовского, - участника первых археологических
исследований в Судаке.25 Опираясь на единственную дату,
упомянутую в главах, предшествующих описанию похода -
1221 г. (время постройки крепостных стен Коньи), а также
упоминание о "татарской смуте" из турецкого перевода хро-
ники, он склонялся относить его к периоду между 1221 и
1223 гг. К тому же временному промежутку отнес событие и
А.Пикок, недавно посвятивший исследованию вопроса
большую и обстоятельную статью.26 В его построениях
отправной точкой послужила предполагаемая дата
киликийских походов Кайкубада, которые, по его мнению,
произошли до 1222 г.27
24
Шукуров Р.М. Трапезундская империя и Восток // Карпов С.П.
История Трапезундской..., с 366-367.
25
Якубовский А. Рассказ Ибн-ал-Биби о походе малоазийских турок на
Судак, половцев и русских в начале XIII в. // Византийский временник.
T. 25. 1927 с. 53-76; Yakubovskii A. İbn-i Bībī’nin, XIII asır başında Anadolu
Türklerinin Sudak, Polovets (Kıpçak) ve Ruslara karşı yaptıkları seferin
hikâyesi // Ankara Üniversitesi Dilve Tarih-Coğrafya Fakültesi Dergisi. № XII,
1954, pp. 207–226.
26
Peacock A.C.S. The Saljuq Campaign …, р. 133-149.
27
А.Пикок приводит даты киликийских походов Кайкубада,
обнаруженные им в источниках: 1220, 1225 и 1226 г. Однако ссылки на
источники не вполне достоверны. Автор склоняется к ранней дате из
хронографии Бар-Гебрея, но под 1220 г. источник не информирует ни о
какой угрозе со стороны сельджуков (The Chronography of Gregory Abû'l
Faraj (1225-1286) the son of Aaron, the hebrew physician commony known as
Bar Hebraeus / publ. and transl. Budge E.A.W. Vol. I (translation), -London,
1932, [reprint -Amsterdam: APA-Philo Press, 1976], p. 375-376.). О захвате
Киликийских крепостей Кайкубадом в хронике Бар Гебрея идет речь в
статье, посвященной женитьбе сына пайла Константина - Хетума на
принцессе Забел в1226 г. А.Пикок, странным образом, говорит, о
стремлении киликийского пайла Константина в 1222 г. выдать принцессу
Забел замуж за антиохийского князя Филиппа, что противоречит,
приводимому им самим, источнику. Важно, что к предполагаемой
автором дате - 1220 г. эти события не имеют никакого отношения. Вслед
за многими авторами (См. например: Runciman St. A History of the
8
Необходимо отметить, что очень часто, исследователи,
затрагивающие вопрос о дате похода сельджуков на Сугдак,
опускают анализ источника как такового. В расчет берутся
только интересующие фрагменты. По сути дела, проблема
давно приобрела историографический характер. При ее
разработке авторы балансируют между мнениями своих
предшественников, предлагая иногда совершенно неверо-
ятные решения. На наш взгляд, текст Ибн ал-Биби содержит
немало фактических данных, позволяющих достаточно точно
определить датировку событий.
Подробности биографии историка и рукописной истории
произведения, подробно изложены, во множестве работ и
справочных изданий.28 Ал-Хусайн Ибн Мухаммад Ибн Али ал-
Джафари ал-Ругади Насир ал-Дин Ибн ал-Биби Мунаджжима,
произведение которого посвящено истории династии
сельджукидов с 1192 по 1280 г., конечно же не был
свидетелем каждого из описанных им событий. Его семья
попала ко двору сельджукидов лишь за несколько лет до

Crusades. Vol. III, -Cambrige, 1954 [reprint: Penguin Books, 1978], p. 172;
Kurkjian V.M. A history of Armenia. -NY, 1959, р. 242) А.Пикок повторяет
ошибочный тезис о том, что Константин женитьбой Забел на Филиппе
хотел, якобы организовать киликийско-антиохийский союз против
сельджуков. В хронике Бар Гебрея говорится совершенно о
противоположном - Пайл Константин и в 1222 г. предлагал выдать Забел
замуж за своего сына Хетума (См.: The Chronography of Gregory..., р. 380.).
О том же говорится и в хронике Смбада Спарапета. К собору киликийских
епископов и феодалов в 1222 г. Константин обратился с такими словами:
"Дочь парона (царя Левона I) достигла поры замужества. Вы обсудите, за
кого выдать ее, чтобы нам иметь парона, ибо я хочу мира и покоя для
рода и сына моего" (Цитата дана в переводе Г.Г.Микаеляна в: Микаелян
Г.Г. История Киликийского армянского государства. –Ереван, 1952, с. 292;
у А.Г.Галастяна последние слова переведены как -детей моих. См.: Смбат
Спарапет. Летопись / Пер., с древнеармянского, предисл. и примеч. А.Г.
Галстяна. –Ереван: Айастан, 1974, с. 126-127.). Пайл Константин, судя по
характеристикам различных источников, представлял интересы
киликийской армянской аристократии и был противником латинян и
греков. Период пребывания его у власти характеризуется как "всплеск
армянского национализма в Киликии" (См.: Ghazarian J.G. The Armenian
Kingdom in Cilicia During the Crusades: The Integration of Cilician Armenians
with the Latins, 1080-1393. :Curzon Press, 2000, р. 54). Все попытки
утверждения на киликийском престоле выходцев из латинской Антиохии
провалилась при непосредственном участии пайла Константина.
28
Об Ибн-ал-Биби и его произведении и основная библиография cм.:
Шукуров Р.М. Великие Комнины..., с. 26-29; Savvides A.G.C. Some major
Seljuk, Persian and Ottoman sources regarding Byzantine-Seljuk relations (A
bibliographical survey) // Les Seldjoukides d’Anatolie // Mesogeios. № 25-26,
2005, р. 16-19; Köprülü M.F. The Seljuks of Anatolia…, р. 10, Arendonk van C.
Ibn Bibi // Encyclopеdia of Islam [1 Ed.]. Vol. III, -Leiden, [reprint 1993], p. 369;
Duda H. Ibn Bibi // Encyclopеdia of Islam [2 Ed.]. Vol. III, -Leiden, 1971 [reprint,
1986], p. 737-738.
9
смерти Ала ал-Дина Кайкубада I - в 1233 г.29 Очевидно, он
родился еще при жизни самого султана. Ибн ал-Биби при
составлении своего произведения, кроме различных
документов, к которым он имел доступ, будучи впоследствии
послом и служащим канцелярии Дивана наследников
Кайкубада, использовал произведения своих предшествен-
ников, к счастью таковые имели место быть. В персидской и
вообще восточной традиции это не было чем-то удивитель-
ным, зазорным и тем более предосудительным, близким при-
мером чему является переработка Языджиоглу Али. Большая
часть текста, посвященная правлению Ала ал-Дина
Кайкубада в произведении Биби, оказалась прозаическим
переложением объемного стихотворного произведения хоро-
санца Амир Ахмада Бен Махмуда ал-Туси ал-Кани "Шахнаме",
оказавшегося при дворе анатолийских сельждукидов в 1221-
1222 г. в период первого монгольского вторжения в Иран. 30 В
течении сорока лет он служил придворным поэтом при
особах Ала ал-Дина Кайкубада I, Гийас ал-Дина Кайхусрава I и
Из ал-Дина Кайкавуса II и стал автором множества
произведений религиозного, нравоучительного и
исторического содержания, за что и был удостоен почетного
звания эмира поэтов. Оригинал стихотворной хроники,
состоявшей из тринадцати книг, к сожалению не сохранился,
но о его существовании известно из биографической заметки
в рукописи персидского стихотворного перевода
нравоучительной повести «Калила и Димна», выполненного
тем же Ахмадом ал-Кани в 1260 г. для султана Из ал-Дина
Кайкавуса II, известного по рукописи Британского музея.31
Большая часть "Султаннаме" ал-Кани была посвящена, по-ви-
димому, истории восточных сельджукидов, а раздел о
правлении Кайкубада был написан специально для султана.
Позднее в него вошли стихи в честь его внука Из ал-Дина
Кайкавуса II.32 Отсутствие датировок в этой части
переложения Ибн Биби, объяснимо жанровыми особенно-
стями первоисточника.
Раздел, повествующем о жизни и правлении Кайкубада,
составляет около 45 % всего произведения. Текст его
структурирован на части, заключавшие в себе события
одного года. Как правило, речь идет о военных компаниях,
начинавшихся весной и заканчивавшихся осенью. Иногда, как
в случае с походом на Сугдак и др., события одного года раз-

29
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte…, p. 187-189.
30
Cahen Cl. Pre-Ottoman…, р. 257.
31
Köprülü M.F. The Seljuks… р. 15,16.
32
Cahen Cl. Pre-Ottoman…, р. 257; Köprülü M.F. The Seljuks of Anatolia…, р.
16, 17; Peacock A.C.S. The Saljuq Campaign…, р. 135 со ссылкой на Şafā Dh.
Tārīkh-i Adabiyāt dar Irān. III/i, -Tehran, 1352, p. 494–497.
10
делены на несколько глав, ввиду очевидной важности и
обилия событий.
Состав раздела имеет цельный характер, за
исключением может быть, биографического отступления под
1233 г. Эпический характер ему придает своеобразная
компоновка сюжетов и особенности художественного
оформления. Никаких сомнений в нарушении хронологи-
ческой последовательности событий не наблюдал ни первый
издатель текстов Т. Хутсма, ни автор немецкого перевода
сокращенного персидского варианта - Г. Дуда. Однако,
мнение о том, что "нет никакой причины предполагать, что
Ибн ал-Биби выстроил материал в хронологическом порядке,
а не сделал так преследуя скорее художественные цели и
потому невозможно вывести дату события из его положения
в тексте"33 очень широко распространено, но слабо
аргументировано. Действительно, давно замечено, что к
относительной хронологии Ибн ал-Биби в начале произведе-
ния, предшествующем правлению Кайкубада, следует
относиться с известной долей осторожности. Напротив,
история правления Кайкубада и его наследников изложена
очень подробно. Для периода 1205-1280 гг. "сельджукская
история" Ибн ал-Биби является наиболее достоверным
источником. Как нам кажется, впервые сомнения в
нарушении хронологической канвы впервые высказал
В. Гордлевский, который пользовался трудом Ибн ал-Биби в
турецком переводе Языджиоглы. Очень показательно, что
высказаны они были именно ввиду противоречий при
датировке интересующих нас событий34. Те же сомнения
возникали и у Г.Г. Микаеляна, использовавшего выдержки из
того же Языджиоглу в пересказе П. Мелиоранского.35 Еще
более критично к произведению сельджукского историка
отнесся В.Л. Мыц, предложив оригинальную датировку
похода эмира Хусам ал-Дина Чупана на Сугдак - 1217 г.36
33
См.: Peacock A.C.S. The Saljuq Campaign…, p. 138 со ссылкой на Turan
О. Selçuklular Zamanında Türkiye [7 Ed.]. -Istanbul, 2002 p. 347.
34
Единственным приведенным примером является имя Левона вместо
имени киликийского царя Хетума в интересующем нас сюжете. См.:
В.Гордлевский. Государство сельджукидов в Малой Азии. -М.-Л., 1941,
с. 8.
35
Сомнению подвергается факт уплаты хараджа Киликией
сельджукам, упомянутый Ибн ал-Биби в части посвященной началу
войны между ними в 1215 г. См.: Микаелян Г.Г. История
Киликийского..., с 170-171.
36
Мыц В.Л. К датировке похода эмира Хусам ад Дина Чобана на Судак //
АДСВ (Античная древность и средние века). В. 30, -Екатеринбург, 1999,
с. 176-186; Мыц В.Л. Сельджукско-трапезундские отношения в первой
трети XIII в. и поход эмира Хусам ад Дина Чобана на Судак в 1217 г. //
Проблемы истории, филологии, культуры. В. XI, –М.-Магнитогорск, 2001,
с. 193-205. Удачной эту работу назвать сложно и, пожалуй, следует
11

Обстоятельства похода на Сугдак по Ибн ал-Биби

Три композиционно объединенные эпизода, в одном из


которых говорится о походе малика ал-умера Хусам ал-Дина
Чупана37 на Сугдак, Мубариз ал-Дина Чавли против крепости
Чанчин и Мубариз ал-Дина Эртокуша против прморских
крепостей "франков" начинается с сюжета о жалобе султану
трех мусульманских купцов. Одного из них ограбили на
"хазарской переправе" (т.е. в Крыму), другого - по пути из
Сирии в "вилайете Левона" (Киликийской Армении), а третьего
- франки в море, после отплытия из Антальи.
Как уже упомянуто, "История сельджуков" Ибн ал-Биби
носит иногда чрезмерно риторический характер. Целью
автора было подчеркнуть положительные черты в характере и
действиях султанов, а особенно "идеального правителя" -
Кайкубада. Именно такой назидательный характер имеет и
сюжет о жалобе трех купцов и суде султана, за которым
последовали походы в области обидчиков.
Явно надуманный повод к походам, в источнике является,
скорее всего, поэтическим оборотом, включенным в
отнести к разряду научных курьезов. Появление ее было вызвано
своеобразной интерпретацией похода сельджуков на Сугдак
Г.Ю.Ивакина (См.: Івакін Г.Ю. Знахідка сельджукських монет XIII ст. у
Києві // Старожитності Південної Русі. -Чернігів, 1993, с. 73-76).
Полемический пыл, однако, заставил автора оперировать зачастую
непроверенными данными. Основополагающим аргументом для
В.Л.Мыца в его построениях стало, судя по цитате, краткое и
осторожное замечание В.Гордлевского о том, что "датировка событий у
Ибн ал-Биби иногда сомнительна". Дале, однозначно, без особых
доказательств, идентифицировав "Лифона" киликийского похода
Кайкубада, как киликийского царя Левона I (1186-1219), автор связал
этот поход с противостоянием Левона I и Изз ал-Дина Кайкавуса I, в
1215-16 гг., изложенных у Ибн ал-Биби в соответствующем месте, и (!)
захватом сельджуками Атталии в 1215/16 гг. Рассуждения о последнем
эпизоде выглядят более чем странно. В связи с походом в Судак
источник его не упоминает, хотя в аргументации В.Л.Мыца он занимает
одно из значимых мест. Все это наводит на мысль, что автор был знаком
лишь с фрагментом немецкого перевода хроники в части посвященной
походу на Сугдак. Это и стало главной причиной ошибочного вывода
В.Л.Мыца. Взгляды автора, к сожалению, уже получили уже дальнейшее
развитие в историографии (Байер Х.-Ф. Этнический состав Сугдеи и ее
хинтерланда в 1253 г. по данным Виллельма Ван Рюбрука // АДСВ
(Античная древность и средние века). В. 36, -Екатеринбург, с. 198-199).
37
Личность малика-аль-умера (беглербека) Чупана атабея Кастомону
известна тем, что он был ходатаем за жизнь царевича Ала-ал-Дина
Кайкубада когда в 1214 г. во время борьбы его за престол он был
окружен в крепости Анкары братом Из-ад-Дином Кайкавусом (о
титуле см.: Cahen Cl. Pre-Ottoman Turkey..., р. 228-229). В источнике он
назван в числе самых уважаемых людей страны. См.: Duda H.W. Die
Seltschukengeschichte..., p. 60.
12
историческое повествование с риторической целью. Надо
сказать, что нередко, когда Ибн ал-Биби говорит о начале
завоевательных походов сельджукских султанов, им
приводятся различные благочестивые доводы, очевидно, не
всегда имевшие отношения к современной действительности.
В трех следующих главах Ибн ал-Биби излагает
подробности морского похода и осады Сугдака. Они не раз
цитировались и пересказывались в литературе. В самом
начале рассказа о походе есть одна немаловажная деталь,
ускользавшая из поля зрения большинства исследователей:
приказ об отправке в Сугдак войска, собранного в Синопе, Ала
ал-Дин Кайкубад отдает в кесарийском дворце Кубадие.38
Во время правления Кайкубада было построено три рези-
денции, названых по имени султана: зимняя на берегу
Средиземного моря - Алаийа в Калоноросе (совр. Аланья) и две
летние: Кубадие поблизости Кесарии и Кубадабад в 80
километрах к юго-западу от Коньи.39 Дворец Кубадие, имя
которого упомянуто в интересующем нас фрагменте,
находился недалеко от одной из столиц султаната - Кесарии.
Строительство его было начато в 1224 г. и завершено не
позднее 1226.40 Таким образом, если факт нахождения Ала ал-
Дина Кайкубада I в Кубадие в начале крымского похода сельд-
жуков действительно имел место быть, то события, связанные
с ним, на основании текста Ибн ал-Биби, должны быть
отнесены ко времени между 1224 и 1226 г.

Два похода в Киликию

Далее, у Ибн ал-Биби следует глава о походе


сельджукских войск в Киликию. В самом начале ее Ибн ал-
Биби сообщает, что в то время как войска во главе с Хусам ал-
Дином Чупаном отправились в "земли Кипчака" согласно
высочайшему повелению султана другая армия во главе с
чашнигиром (чашником) Мубариз ал-Дином Чавли41 и эмиром
38
На эту деталь обратил внимание уже Г.Дуда (Duda Н.W. Die
Seltschukengeschichte..., p.131-132).
39
Redford S. Thirteenth-century Rum seljuq palaces and palace imagery //
Muqarnas. V. XI, 1993, p. 219-236.
40
Redford S. Thirteenth-century Rum…, p. 220. На эту дату обратил
внимание Х.Дуда, который был знаком с работой М. Зеки Орала: Oral
М. Zeki. Kayseri’ de Kubadiye Sarayları // Türk Tarih Kurumu: Belleten. №
17, 1953.
41
Мубариз ал-Дин Чавли был стольничим еще при Кайкавусе I (См.: Duda
Н, Die Seltschukengeschichte..., p. 52), за поддержку Кайкавуса во время
мятежа Кайкубада в 1211-1212 годов получил во владение Эльбистан к
северо-востоку от границы с Киликией и в менее чем 70-ти км от
Чанчинберда (См.: Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte..., p. 55). Он был
инициатором возведения Кайкубада на престол в 1219 году (См.: Duda
Н.W. Die Seltschukengeschichte..., p. 90)
13
Комниным Маврозомом42 отправилась в Арменистан
(Киликию). Путь пролегал по скалистой лесной местности, где
было множество крепостей и замков. Рассудив, что для
захвата каждой из них потребуется много времени, было
решено начать осаду ключевой из них – крепости Чанчин
(Ğenğīn)43.
После яростных атак сельджуков гарнизон крепости
отправляет гонцов к некоему Лифону (Левону) с просьбой о
помощи. Левон посылает письма франкам и собирает в долине
войско, готовое прийти на помощь осажденным. Однако, в
42
Эмир Комнинос Маврозом, имя которого осталось неизвестным
являлся, очевидно, одним из представителей семьи Маврозомов
оказавшихся на службе у сельджукских султанов в начале XIII в. (См.:
Duda Н. Die Seltschukengeschichte..., p. 131; о Маврозомах См.:
Гордлевский В. Государство сельджукидов…, с. 27, 178; Cahen Cl. Pre-
Ottoman Turkey..., р. 115, 116, 210. Комнинос Маврозом - один из
служилых придворных эмиров (гулямов) Кайкубада отличился перед
ним султаном, что выдал заговор великих эмиров против султана в
Анталье несколькими годами ранее похода в Киликию (См.: Duda H.
Die Seltschukengeschichte..., p. 117-121, Гордлевский В. Государство
сельджукидов..., с. 88).
43
А.Пикок уверяет, что локализовать местоположение замка Ğenğīn
точно не возможно. Он уверяет, что под этим именем может
скрываться любой из четырех перечисленных им объектов в
Северном Антитавре: Хаджин, Чанчин, Канчин и Копан. Однако, такая
интерпретация неприемлема, в первую очередь, исходя из контекста
произведения Ибн ал-Биби. Совершенно точно, сельджукский
историк четко разделял первые три пункта. Особая глава посвящена
походу сельджукских войск на Хаджин, а при описании киликийско-
сельджукской войны 1215-16 гг. Чанчин и Канчин, одновременно,
являются объектами турецкого похода. Впервые замок Чанчи(н) была
локализован и описан Шарлем Тексье (См.: Texier Ch. De Tarse à
Trébizonde // Revue française. 5-6, -Paris, 1838). Описание крепости
было воспроизведено с дополнениями Гевондом Алишаном (Alishan L.
Sissouan au l’Arméno – Cilicie / trad. V.Langlois. –Venice, St. Lazare, 1899,
p. 214-215). Он расположен на скале Чанчин Калеси (Мериемчи Калеси,
Сарымсак Калеси), возвышающейся среди ущелья ведущего из
Андирина в Гексун, в четырех километрах к северо-западу от Копана
(совр. Гебен) (36º20΄ ВД 37º40΄ СШ). Оригинальное название замка
звучало, очевидно, как Капнисперти (Замок Копана). См.: Hellenkemper
H., Hild F. Kilikien und Isaurien. Tabula Imperii Byzantini. Bd. 5 //
Österreichische Academie der Wissenschaften. Philisophisch-Historische
Klasse. Denkschriften. Bd. 215, -Wien,1990, p. 287,288. Князь Чанчи
Константин присутствовал на коронации Левона I в 1198 г. (См.: Смбат
Спарапет. Летопись ..., с. 116) В описании похода сельджукских войск в
Киликию 1215-1216 гг. Ибн-Биби также упоминает Чанчин наряду с
крепостью Канчин (Канчинберд – более 10 км к северо-востоку от
Копана). Согласно армянским источникам в ходе этой войны оборону
Копана возглавлял некий парон Левон. См.: Смбат Спарапет. Летопись
…, с. 124. В хрисовуле Левона I выданном генуэзцам в 1215 г.
ограничивается свобода торговли во владениях Леона де Копан,
очевидно, ввиду военных действий в этом регионе (См.: Langlois V. Le
14
битве, разразившейся на равнине, сельджуки победили. Левону
удалось бежать с некоторыми людьми. Сельджуки провели под
стенами крепости пленных – франков и "язычников той страны".
Затем ночью под стенами крепости победители устроили пир.
На следующее утро из крепости парламентером прибыл монах,
который целовал землю перед предводителем сельджукского
войска и просил прощения. Мубариз ал-Дин Чавли предложил
сдать крепость, оружие, продовольствие в обмен на свободный
выход жителей, о чем монах потребовал письменный документ.
После сдачи крепости прибыл посланник от Левона. Им было
предложено удвоить харадж, отправлять в войско султана
ежегодно 1000 всадников и 500 стрелков, а также чеканить на
монетах имя "всепобеждающего Хосрова". Затем сельджукам
удалось захватить в этой области еще 30 крепостей.
В следующей главе кратко говорится о захвате крепостей
франков на побережье: Мафга,44 Андушидж,45 Анамор

Trésor des Chartes d'Arménie au Cartulaire de la Chancellerie Royale des


Roupéniens. –Venise, St. Lazare, 1863, p. 126-127, № Х). Касаясь
последнего обстоятельства исследователи, как правило, утверждают,
что Леон де Копан был одним из крупнейших феодалов с которым
Левону I приходилось считаться
44
В тексте Māfġā. Магха, Магва, Магваберд (совр. Mavga Kalesi) в
бассейне р. Каликаднос (Селевкия, совр. Гёксу) к северо-востоку от
города Мут (античный Клаудианополис). Cм. Alishan L. Sissouan… p.
336; Hellenkemper H., Hild F. Kilikien und Isaurien..., p. 338). Во время
коронации Левона I присутствовал князь Кир Исаак – владелец
Магвы, Сика и Палапола (См.: Смбат Спарапет. Летопись..., 117). Этот
персонаж, очевидно, то же лицо, что и Кир Исаак (Керсак) – владелец
Сика, оказавшийся в сельджукском плену в 1215/16 г. вместе с
гундестаблем Константином и неким Василием (Азилем) из Оксена
(совр. Гексун?) (См.: Смбат Спарапет. Летопись..., 124, также
самостоятельный перевод этого фрагмента См.: Микаелян Г.Г.
История Киликийского..., с 170).
45
В тексте Andūšīğ. Антиохия Микра или Крагийская, Antiochea ad
Cragum (на побережье между совр. г. Газипаша и Каледиран)
(Локализацию см.: Bean G.E., Mitford T.B. Sites Old and New in Rough
Cilicia // Anatolian Studies. Vol. 12, 1962, pp. 186, fig 1; Hellenkemper H.,
Hild F. Kilikien und Isaurien..., p. 191-193). Крепость принадлежала
“франкам” еще в конце XII в. – на коронации Левона I в 1198
присутствовал Балдуин – князь Андошцина. См.: Смбат Спарапет.
Летопись..., 117.
15
(Анамур),46 Сик47 и, возможно Силифке (!)48 войсками "старого
служителя султана" атабея Мубариз ал-Дина Эртокуша.
Франки, пытавшиеся сначала сопротивляться, после осады,
ночью взошли на суда и удалились на родину (буквально – в
свою столицу). Кроме поименованных, сельджуки в этой
области захватили еще 40 крепостей. Мубариз ал-Дин
Эртокуш предлагает султану даже подготовить поход против
острова (Кипр).49 За все эти победы предводители войск
осенью были приглашены к султану и удостоены почестей,
после чего правитель отправился зимовать в Анталью. Далее
следуют главы о захвате султаном Эрзинджана и борьбе с
Джалал-ал-Дином хорезмшахом.

Хронология походов в Киликию


Противоречия

Хронология этих двух военных операций сельджуков


против Киликии, как справедливо можно надеяться, могла бы
помочь в датировке похода на Сугдак, поскольку они
происходили. Однако при анализе событий и интерпретации
возникает ряд противоречий, результатом чего становится
смешение различных фактов сельджукско-киликийских
взаимоотношений в первой половине XIII в.
Больше всего недоразумений возникает по поводу имени
основного действующего лица с армянской стороны – Левона.
Киликийский царь Левон I умер в 1219 г. Кайкубад в 1219 г.
занимает сельджукский престол. Г.Г.Микаелян и В.Л.Мыц
однозначно отнесли эти события ко времени правления
Левона I, хотя рассказ о киликийском походе Кайкубада
помещен у Ибн ал-Биби после событий, надежно дати-
46
В 1198 г. крепость Анамур принадлежала князю Халкаму,
одновременно, владетелю Маниона, Ламоса и Жерманика
(Германикополиса – совр. Ermenek). См.: Смбат Спарапет. Летопись…,
с. 117; Hellenkemper H., Hild F. Kilikien und Isaurien..., p. 187-191.
47
Sechin, Siquinium (совр. Softa Kale) в 12 км западнее Анамура (См.:
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte..., p. 331, № 90; Peacock A.C.S. The
Saljuq Campaign …, р.143; Hellenkemper H., Hild F. Kilikien und Isaurien...,
p. 421-423).
48
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte..., p. 331, № 91; Peacock A.C.S. The
Saljuq Campaign …, р. 143 со ссылкой на İbn Bibî, El-Evamirü’l-Ala’iye... V. I,
р. 354. Такое прочтение маловероятно, поскольку и после 1226 г.
Селевкия входила в состав киликийского домена. В одной из армянских
надписей с крепостной стены Селевкии упомянуто имя царя Хетума I
(Langlois V. Inscriptions grecques, romaines, byzantines et arménienns de la
Cilicie. –Paris, 1854, p. 54, № 176; Alishan L. Sissouan... р. 331).
49
Такое косвенное указание на Кипр как центр франков, против которых
действовал Кайкубад, на наш взгляд указывает на то, что эти франки
являлись госпитальерами. Кипр в этот период был крупнейшей базой
госпитальеров в Восточном Средиземноморье.
16
рованных 1221 г. События этих походов некоторые
исследователи связали с вторжением в Киликию в 1215-16 гг.
войск Из ал-Дина Кайкавуса. Есть все основания сомневаться в
такой трактовке.
Обстоятельства сельджукско-киликийской войны 1215-16
гг. и связанных с ней событий, хорошо освещенные
современными армянскими источниками, излагаются и у Ибн
ал-Биби отдельно, в своем месте, а именно, в разделе
посвященном правлению Из ал-Дина Кайкавуса I, после
рассказа о подавлении мятежа Кайкубада и захвате Синопа
(1214 г.). К сюжету о походе в Судак и Киликию в правление
Кайкубада в тексте они не имеют никакого отношения.
В интересующем нас фрагменте упоминается "вилайет
Лифона", в котором ограбили одного из купцов, что
наталкивает на мысль об ошибке автора или недостоверности
его источника. Уже В.Гордлевский и Х.Дуда, следуя порядку
изложения событий историка, считали, что под именем Левона
фигурирует не киликийский царь Левон I, а второй муж его
дочери - Хетум I, коронованный в 1226 г.
Понятие "страна Левона" могло, законным образом, иметь
место еще много лет после смерти первого коронованного
киликийского царя Левона I в 1219 г. Левон не имел детей
мужского пола. Наследницей царства он оставил свою
малолетнюю дочь Забел (Изабеллу) (1212 (?)50 — 1252 гг.). За
смертью Левона последовал семилетний период гражданских
войн в Киликии, завершившийся только после восшествия на
киликийский престол Хетума I (царствовал в 1226-1269). Трон
он получил в 13-ти-летнем возрасте и еще долгое время не
мог принимать участие в решении государственных дел и, тем
более, возглавлять и даже участвовать в военном походе.
Таким образом, полтора десятка лет после смерти Левона
Киликия не имела полноправного главы государства и была
раздираема гражданской войной. Государственными делами
страны руководил регенты – первые 2 года - пайл Кир Адам
(Сирадан), а после него - пайл Константин сын Хетума князя
Лампрона.
По-этому имя противника сельджуков в армянской
компании - Левон, на наш взгляд, не дает оснований
сомневаться в достоверности источника. В восточной
письменной традиции нередко правители государств, вне
зависимости от конкретного звучания, назывались общими
нарицательными именами или традиционными эпитетами,
причиной чему часто была обыкновенная неосведомленность
автора о конкретной обстановке, а также локальные
традиции. Очень часто имя искажалось намеренно - в
качестве художественного приема. Так Ибн ал-Биби иногда
вместо имени Кайкубада применяет эпитет "Хосров", который
50
Смбат Спарапет, Летопись…, с. 166, № 205.
17
должен был отсылать читателя в эпическое прошлое
сасанидского Ирана.
Кроме всего прочего, нигде в тексте Левон не назван пра-
вителем страны. Он собирает войска, возглавляет их в битве с
сельджуками и от него прибывает посланник с мирными пред-
ложениями. Левон мог быть тем же князем Копана, который
успешно защищал свою крепость в ходе войны 1215-1216 гг.
Никакие дополнительные данные из его биографии не
известны.51

Киликия и cельджуки в первой половине XIII в.

Правление парона Левона II стало периодом наивысшего


расцвета киликийского армянского государства. Он сумел
сплотить вокруг себя не только (даже не столько) вассалов
армянского происхождения, но и греческую знать, а также
выходцев из Западной Европы, умело играя на противоречиях
крестоносцев и Византийской империи. В 1198 г. он был
коронован в своей столице - Тарсе королевской короной,
присланной римским папой. Королевский инвеститура
избавляла его от формального подчинения принцам Антиохи,
претендовавшим на политическое господство в регионе.
Византийский император и багдадский халиф также отпра-
вили ему царские регалии. Тем не менее, Левон не спешил
принимать ни одну из сторон в качестве постоянного патрона
и союзника, и всевозможными способами откладывал и
объединение церквей, не отвергая, для вида, такой
возможности в принципе. Воспользовавшись ситуацией,
титулованный царь Левон I расширил территорию своего
государства за счет земель ранее подчиненных сельджукско-
му султанату, в котором бушевали междоусобные войны. В
1205 г. период анархии в сельджукском султанате закончился
с вторичным воцарением Гийас ал-Дина Кайхусрава I (1205-
1211).
В первой половине XIII в. вооруженные конфликты между
сельджуками и армянским государством в Киликии возникали
не раз. Еще в 1205 г. Левон I неудачно пытался захватить
Эльбистан.52 В 1208 г. ему пришлось уступить важную
крепость Бердус в нескольких десятках километров к востоку
от Копана.53 По всей видимости тогда же был потерян и

51
По всей видимости, Левон из Копана был по происхождению
"франком" - в 1198 г. Копаном владел некий Танкред. См.: Смбат
Спарапет, Летопись…, с. 116,124. О такой же интерпретации см:
Edwards R.W., The Fortifications of Armenian Cilicia. -Washington DC,
1987, p. 125.
52
Сбат Спарапет с. 119.
53
Смбат Спарапет. Летопись..., с.120, 121.
18
Мараш.54 Реванш мог состоятся в 1211 г. Войска Левона I
поддержали мятеж Ала ал-Дина Кайкубада против его
старшего брата Из ал-Дина Кайкавуса и некоторое время
удерживали последнего в осаде в Кесарии.55 Кайкавусу
удалось откупиться от армянского царя. Однако, уже осенью
1215 г. после окончательной победы над Кайкубадом,
воспользовавшись болезнью царя и, мстя за позор поражения
в Кесарии, войска Кайкавуса вторглись в Киликию.56 В
сражении в районе г. Копана в плен к сельджукам попали
представители высшей киликийской знати.57 Копан неспроста
стал объектом нападения сельджуков, поскольку с потерей
близлежащего Бердуса и Мараша в 1208 г. он оказался
изолирован от остальных киликийских территорий труднопро-
ходимыми горными цепями. В обмен за освобождение знатных
пленников из сельджукского плена Левон I в 1218 г. был
вынужден передать сельджукам все крепости к северу от
Киликийского Тавра.
Настоящим бедствием для киликийского государства на
долгое время стало отсутствие у Левона I детей мужского
пола. Дочь от первого брака Риту он выдал в 1214 г. замуж за
иерусалимского короля, удалив ее от себя, очевидно, из-за
измены ее матери. Предполагаемого своего наследника -
племянника Рубена-Раймонда в 1216 г. он силой оружия во-
дворил в, принадлежавшей ему по наследству, Антиохии и
ранее захваченной его дядей - Боэмундом IV Одноглазым -
дукой Триполи. В том же году киликийские князья убедили
царя сделать наследницей престола его дочь от второго брака
Забел, освободив их от клятвы на верность Рубену. Он
последовал их просьбам и заключил брачный союз с венгер-
ским королем Андреем отправлявшимся в крестовый поход в
Египет. Мужем Забел должен был стать его сын.
В 1219 г. будучи уже при смерти он назначает регентом
(пайлом) при малолетней дочери Кир Адама (Сирадана), а
советниками при нем гундестабла Константина и католикоса
Ованеса.

54
Ибн ал-Биби упоминает сельджукского наместника Мараша Насрат
ал-Дина при описании похорон Гийас ал-Дина Кайхосрова в 1211 г.
(Duda H.W. Die Seltschukengeschichte..., р. 50).
55
Шукуров Р.М. Великие Комнины..., с. 94-98. Duda Н.W. Die
Seltschukengeschichte…, p. 51-54.
56
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte…, p. 70-76; Смбат Спарапет.
Летопись..., с. 124.
57
Гундестабль парон Константин сын Хетума повелителя Лампрона
(отец Хетума I и будущий регент Киликии), Керсак (Кир Исаак) –
повелитель Сика, Азиль (Василий) – повелитель Оксена (Кокисон, совр.
г. Гексун) (См.: Смбат Спарапет. Летопись..., с.124). Кир Исаак
одновременно был владельцем Сика, Мафги (Maghva) и Палаполы. См.:
Смбат Спарапет. Летопись..., с.117.
19
Кир Адам (Кир-Атом, Сирадан) был сенешалем при Левоне
I. Титул кир, встречающийся в источниках, указывает на его
греческое происхождение.58 Некоторые источники обвиняют
его в неприятии всего армянского, что сказалось,
впоследствии на его судьбе и судьбе его потомков. Он владел
обширной областью на западе Киликии от Калонороса, до
Селевкии, а также замком Гастон на границе с Антиохией. Во
время вторжения войск Из ал-Дина Кайкавуса в Киликию в
1215-16 гг. он не пришел на помощь армянскому войску. Это
стало причиной разгрома армян и пленения киликийских
князей, среди которых был и гундестабл Константин.
После смерти Левона против Кир Адама, очевидно,
выступила армянская придворная партия, которую возглавлял
парон Константин. На это однозначно указывают некоторые
армянские источники.59 Он был убит около 1220 г. асассинами,
подстрекаемыми, очевидно госпитальерами.60 Пайлом и
регентом стал Константин гундестабл.61
Смерть Левона I почти совпала по времени с воцарением
его прежнего союзника Кайкубада. Вслед за освобождением
из заточения и избранием султаном он предпринимает захват
киликийской крепости Калонорос и замка Алара на
средиземноморском побережье.62 Калоноросом в это время
владел Кир Варда (у Ибн ал-Биби - Кир Фарид) - внук Кир
Адама. Кир Варда после долговременной осады сдал свой
замок, отдал в жены султану собственную дочь, взамен полу-
чил в пожизненное владение надел во внутренних областях
сельджукского государства (в районе Акшехира).63
Гибель Кира Адама, захват его владений и удаление его
потомков из Киликии были явно выгодны Константину
гундестаблу, ставшему новым регентом киликийского трона.
Кириакос Гандзакеци даже говорит о дружественных
отношениях Кайкубада и Константина, ставя это в заслугу
последнему.64 Кайкубад ими воспользовался не без выгоды
для себя.
Гибелью регента киликийкого престола поспешил восполь-
зоваться Рубен-Раймонд изгнанный из Антиохии триполийским
дукой Боэмундом, за, что последний был отлучен от церкви.
Притязания Рубена на киликийский престол были поддержаны
58
О греческом происхождении Кира Адама см: Киракос Гандзакеци.
История Армении..., с. 187.
59
Армянский перевод хроники Михаила Сирийца. См.: Микаелян Г.Г.
История Киликийского..., с. 291.
60
Runcimen S. A History of the…, Vol. III, p. 171.
61
The Chronography of Gregory..., р. 379.
62
Duda Н.W. Die Seltschukengeschichte…, p. 104-111.
63
Cahen Cl. Pre-Ottoman Turkey..., р. 177, 210.
64
Киракос Гандзакеци. История Армении / Пер. Л. А. Ханларян. -М.:
Наука, 1976, с.190.
20
римским папой в лице легата Пелагия, которого он посетил в
захваченной крестоносцами Дамиетте. В 1220 г. вместе с
матерью Алисой (племянницей Левона I) он высаживается в
приморском Корикосе. На его сторону стал ряд армянских и гре-
ческих аристократов во главе с маршалом Вахрамом, вынудив-
шим Алису выйти за него замуж. Рубену удалось занять Тарс и
Адану. Однако при Мопсуэстии (Мамистра, Мисис) он был разбит
войсками пайла Константина и заперся в Тарсе. Константину
удалось взять Тарс и Рубен вместе со своей матерью и
сторонниками был казнен.
Ситуация требовала срочного решения династической
проблемы сложившейся в Киликии. Для избрания мужа
принцессе Забел в 1222 г. был созван собор духовенства и
аристократии. Константин предлагал на место будущего царя
одного из пяти своих сыновей, но собор решил по-другому.
Выбор пал на сына антиохийского князя и герцога Триполи
Боэмунда - Филиппа. Нового претендента на киликийский пре-
стол поддержал и папский легат Пелагий. Константину
ненадолго пришлось смириться с ситуацией. Вдову Левона I
Сивиллу попытались выдать за одного из киликийских ари-
стократов, но она, отказавшись от брака, бежала на родину -
Кипр. Филипп сразу же повел в государстве анти-армянскую
политику, устраняя армян с государственных постов и заме-
няя их латинянами. Ненависть армянской аристократии по
отношению к новому царю особенно возросла, когда он
отправил казну и корону Левона I своему отцу в Антиохию.
Заговор против Филлипа возглавил все тот же парон Констан-
тин. В 1224 г. Филипп был захвачен в крепости Тиль. Его жена
Забел удалилась в Селевкию на западе страны и вверила свою
безопасность братьям госпитальерам, которые владели
многими крепостями в этом районе.65 В Селевкию с Кипра

65
Селевкия, в 1198 г. вместе с замком Пунар принадлежала князю
Константину, сыну Хери (Генри) себастоса, владельца Норберда и
Кумардиаса - замка на окраине Селевкии и зятя католикоса Ованеса VI
Ссеци (1203-1221). В 1207 г. Хери себастос вместе со своими сыновьями
(Константином, Чослином (Жосленом), владельцем Синто, Балдуином,
владельцем Андошцина и Купы) попали в немилость к Левону I и были
арестованы. Их замки были конфискованы. Католикос Тер-Ованес тщетно
требовал их освобождения и был вынужден покинуть Киликию,
удалившись в титульную резиденцию Ромклу, находившуюся за
пределами армянского царства. Источники обвиняют его в причастности
к походу сельджукида Гийас ал-Дина Кай-Хусрава (1205-1211) и захвату
Бердуса в 1208 г. Лишь в 1211 г. двое оставшихся в живых братьев -
Жослен и Балдуин были освобождены из заточения (Смбат Спарапет.
Летопись..., с. 116-117, 120, 122.). В 1210 г. Селевкия (Civitas Seleph) была
передана Левоном I ордену иоаннитов вместе с замком Камардиас
(Castellum Camardesium) и замком Норберд (Castellum Novum). За это они
предоставляли киликийскому царю 400 всадников за свой счет (См.:
Langlois V. Le Trésor des Chartes …, p. 112-115, № III-IV.). В 1214 г.
21
прибыла ее мать Сивилла. Антиохийский князь Боэмунд
пытался настойчивыми просьбами вернуть арестованного
Филиппа в Антиохию. Армянская сторона же требовала вер-
нуть царские регалии в Киликию, но просьба так не была
выполнена. Боэмунд решил силой освободить своего сына,
пребывавшего в заключении уже два года.66 Филипп был
выслан, но прожил лишь несколько дней после того, потому,
что его перед освобождением заставили принять яд.67
Боэмунд не решился на дальнейшее продвижение в Киликию
ввиду угрозы Антиохии со стороны эмира Алеппо,
действовавшего в союзе с пайлом Константином.68
После смерти Филиппа пайлу Константину вновь
представился случай женить одного из своих сыновей на
Забел и восстановить могущество киликийского армянского
государства. К царской вдове были посланы армянский патри-
арх и католикос, но молодая женщина (по сути дела еще под-
росток) отвергла предложение, обвинив посланцев в по-
собничестве цареубийцам. Константин с войсками окружает
Селевкию. В то же самое время территории к западу и северу
от Селевкии занимают сельджукские войска. Как и в случае с
первым киликийским походом Кайкубада на Калонорос,
вторжение султана имело, в целом, положительный эффект
для пайла Константина, который теперь, в 1226 г. узурпиро-
вал власть в пользу своего сына Хетума I. Идея женитьбы по-
следнего на Забел исходила непосредственно от Константина
и на этот раз была одобрена собором армянских епископов и
князей. Однако наверняка имелись и противники такого реше-
ния династической проблемы. Против воли Константина
выступили прежде всего латиняне "франки". Очевидно, имен-
но угроза Кайкубада, стала причиной сговорчивости госпи-
тальеров Селевкии и завершилась выдачей беглой принцессы.
На реальную опасность со стороны сельджуков в 1226 г. в
районе Селевкии указывает хроника Абул Фараджа и соответ-
ствующий раздел хроники Смбада Спарапета сложный для
прочтения.69 Оказавшись зажатыми между армянскими и
сельджукскими войсками госпитальеры Селевкии

Иоанниты Селевкии предоставляют Левону 30 000 сарацинских безантов


в качестве приданого для его дочери Риты (Langlois V. Le Trésor des
Chartes…, p. 122-125, № VIII, IX).
66
По мнению многих исследователей, Боэмунд призвал на помощь своих
давних союзников сельджуков. См. напр.: Der-Nersessian S. The Kingdom of
Cilician Armenia // A History of the Crusades, ed. Kenneth M. Setton, 2 ed.,
-Madison: University of Wisconsin Press, 1969, Vol. 2, p. 651. Источники,
правда, не позволяют ни подтвердить, ни опровергнуть
распространенный тезис о сельджукско-антиохийском союзе.
67
The Chronography of Gregory..., р. 280-281; Смбат Спарапет. Летопись...,
с. 127.
68
Runcimen S. A History of the…, Vol. III, p. 171-172.
22
капитулируют и в обмен на денежную компенсацию
оставляют Киликию, чтобы избежать позора военного пораже-
ния. Забел насильно отправляют в Тарс и венчают с Хетумом –
сыном пайла Константина. Он становится новым киликийским
царем.

Дата походов на Сугдак и в Киликию

Поход караманского атабея Эртокуша в изложении Ибн


ал-Биби был направлен на крепости франков (госпитальеров),
локализуемые в непосредственной близости от Селевкии: к
северу и западу от нее. Как мы показали в армянских и
сирийских источниках говорится об угрозе сельджуков фран-
кам в районе Селевкии перед коронацией Хетума I, состояв-
шейся 24 июня 1226 г.
Военные действия против Чанчина были, очевидно,
продолжением военной компании сельджуков на западе
Киликии. Показательно, в свете вышесказанного, что "Левон"
Ибн ал-Биби собирает вблизи Чанчина войско из франков.
Важное значение для датировки второй киликийской
кампании Кайкубада имеет упоминание об обязательстве
армянской стороны чеканить на монетах имя "всепобеждающего
Хосрова". Здесь вместо имени султана использован персидский
литературный эпитет "Хосров". В конечном счете, идет речь об
обязательстве чеканить на киликийских монетах имя
сельджукского султана. Единственным киликийским правите-
лем, чеканившим имя султана Рума на одной из сторон своих мо-
нет, был Хетум I. Хорошо известны датированные монеты, имею-
щие на одной стороне имя "Хетума – царя армян", а на другой
стороне арабскую надпись с именем Гияс ад-Дина Кайхусрава II
(1236-45).70 Еще одна серия недатированных монет несет имя
Хетума и Кайкубада.71 То есть киликийско-сельджукских чекан
появляется в правление Кайкубада, что не противоречит
данным Ибн ал-Биби. Особо подчеркнем, что о чеканке таких
монет до 1226 г. не известно со времени появления первых
монографических изданий, посвященных средневековой
армянской нумизматике.72
69
Смбат Спарапет. Летопись..., с.127-128; Chronique du royaume de la
Petite Arménie, par le connétable Sĕmpad // RHC (Recueil des Historiens
des Croisades) Documents armeniens / ed. et transl. Dulaurier E. T. I,
1869, p. 646; Smbat Sparapet's Chronicle / transl. R.Bedrosian, на
http://rbedrosian.com/css15.htm .
70
Bedoukian P. Coinage of Cilician Armenia. –Danbury: Etats-Unis, 1979, №
794-840.
71
Bedoukian P. Coinage of Cilician…, № 776. Также см: Erkiletlioglu H., Güler
O. Türkiyen selçüklu sultanlari ve sikkeleri. -Kaiseri, 1996, р. 117, № 223.
72
Langlois V. Numismatique de l’Arménie au Moyen Age. –Paris, 1855, p. 55, №
16, pl. IV, № 4; Гамалов-Чураев С.А. Классификация рубенидских монет
23
Походы на Судак и Киликию однозначно произошли в
период правления Ала ал-Дина Кайкубада I и перед или в
самом начале правления Хетума I, то есть не ранее 1226 г.
После событий связанных с походом на Сугдак и в Киликию
Ибн ал-Биби описывает начало строительства дворца
Кубадабад. Резиденция Кубадабад на озере Бейшехир к юго-
западу от Коньи, хорошо известна своей полихромной
керамической плиткой, украшавшей стены дворца.73
Многолетние археологические исследования памятника,
подтвердили датировку окончания его строительства 1235/36
г., высказанную еще М. Зеки Оралом. Строительство его
началось не позднее 1231 г.74 а возможно и ранее.
После изложения событий связанных с походами
сельджукских войск на Судак и Киликию историк описывает
борьбу Ала ал-Дина за Эрзинджан, а далее войну с
хорезмшахом Джалал ал-Дином, закончившуюся разгромом
последнего при Ясычимене в 1230 г. Если хронологическая
последовательность у Ибн ал-Биби верна, то временной про-
межуток, в который могли произойти интересующие нас
события остается неизменным - между началом 1226 - и
началом 1227 гг. Данные других источников подтверждают эту
последовательность событий.
В "летописи" Смбада Спарапета так же, как и в "истории"
Биби, следующим событием за киликийской компанией
является захват сельджукскими войсками Эрзинджана, а
затем Эрзерума. То есть, относительная хронология
сельджукского историка в этой части подтверждается
источником иного происхождения. События вокруг Эрзинд-
жана и Эрзерума разворачивались следующим образом. В
1227 г. против Ала ал-Дина Давудшаха - правителя
Эрзинджана (1225-1228), который до того долгое время
находился в союзе с сельджуками, а теперь, очевидно,
вошедший в союз с правителем враждебного сельджукам
Эрзерума и айюбидами, поднялось восстание эмиров.
Бежавших участников эрзинджанского мятежа благосклонно
принял у себя Ала ал-Дин Кайкубад. В следующем 1228 г.
султан отправляет армию, успешно взявшую Эрзинджан, и
угорожает Эрзеруму. Управлять Эрзинджаном был поставлен
сын и наследник султана малик Гияс ал-Дин (позднее султан

(по К.Сибильяну) // Труды Нумизматической комиссии. Т. IV, 1923, с. 6-7,


табл. II, № 22-23.
73
Otto-Dorn K. Önder M. Bericht über die Grabung in Kubadabad 1965 //
Archäologischer Anzeiger. 1966, р. 170-183; Otto-Dorn K. Önder M. Bericht
über die Grabung in Kubadabad 1966 // Archäologischer Anzeiger. 1969
(1970), р. 438-506.
74
На это указывает датировка некоторых деревянных конструкций из
руин дворца. См.: http://www.arts.cornell.edu/dendro/94adplet.html
http://www.arts.cornell.edu/dendro/99news/99adplet.html.
24
Кайхусрав II в 1236-46 гг.). Эрзерумом сельджуки смогли
овладеть лишь после решающей битвы с войсками
хорезмшаха Джалал ал-Дина при Ясычимене и пленения его
союзника и владельца Эрзерума - Джахан-шаха.
Итак, если хоть сколько-нибудь доверять тексту Ибн ал-
Биби, дата военной компании в Киликию и, соответственно в
Сугдак, однозначно, не должна быть определена ранее 1226 г.
и не позднее начала 1227 г., для чего есть несколько веских
аргументов.
1. В 1226 г. завершено строительство дворца Кубадие
поблизости Кесарии, откуда, судя по данным Ибн ал-
Биби, исходил султанский приказ об отправке войск из
Синопа в Таврику.
2. В том же 1226 г. был коронован Хетум I -
единственный из киликийских царей, чеканивший имя
сельджукских султанов на оборотной стороне своих
монет. Это стало условием мирного соглашения в конце
похода сельджуков в район Копана, происходившего
одновременно с походом на Сугдак.
3. Захват крепостей госпитальеров в районе
Селевкии, происходивший одновременно походом в
Сугдак, на основании армянских и сирийских источников
датируется около июня 1226 г. когда был коронован
новый киликийский царь Хетум I. Кайкубад, очевидно,
вмешался в династическую борьбу в Киликии на стороне
Хетума I и его отца - пайла Константина, устранив
неугодных последнему вассалов, ценой потери
территорий в Памфилии.
4. После окончания этих компаний войска Кайкубада
были заняты наступление на Эрзинджан (1228 г.) и
Эрзерум, а затем борьбой с хорезмшахом Джалал ал-
Дином (1230 г.).
Дата - 1226 г. выводится исключительно на основании
относительной датировки раздела "истории" Ибн ал-Биби,
посвященного правлению Ала ал-Дина Кайкубада I и
подтверждается источниками независимого происхождения
по отношению к тексту Ибн ал-Биби - прежде всего,
"летописью Смбада Спарапета" и "Хронографией" Абул Фа-
раджа.
Этот вывод перекликается с интерпретацией Р.М.Шукурова
трапезундско-сельджукского конфликта "синопсиса чудес св.
Евгения". Начало конфликта датировано им 1225 г., когда был
захвачен корабль с податями из Херсона. Затем, судя по тексту
"синопсиса" последовал поход турецких войск в Таврику. На
основании наших аргументов он произошел в 1226 г. Далее по
сюжету "синопсиса" последовало нападение трапезундских
войск и захват Синопа. Дата этого события остается под
25
вопросом. Войскам Кайкубада удалось отбить Синоп судя по
данным Ибн ал-Асира в 1228 г.
Открытым остается вопрос о времени пребывания
сельджукского гарнизона в Судаке или шире на Крымском
полуострове. Обычно, на наш взгляд ошибочно, крайним сроком
пребывания сельджукского гарнизона в Сугдаке считают дату
появления на полуострове монголов, соответственно, принимая
раннюю дату (до 1223 г.) или позднюю (до 1338/39 г.). Однако
такая интерпретация не подтверждается ни одним со-
временным источником. В.Д.Смирнов и вслед за ним В.Г.Василь-
евский, как намек на бегство турецкого гарнизона в Анатолию
понимал сообщение Ибн ал-Асира о том, что при нападении
монголов в 1223 г. на жители Сугдака бежали в мусульманскую
Анатолию.75 Однако и эта интерпретация не совсем
убедительна. Весь фрагмент выглядит следующим образом.
Татары остановились в Кипчаке. Это земля обильная паст-
бищами зимою и летом; есть в ней места прохладные летом, со
множеством пастбищ, и [есть в ней] места теплые зимою
[также] со множеством пастбищ, т. е. низменных мест на
берегу моря. Прибыли они к городу Судаку; это город
Кипчаков, из которого они получают свои товары, потому что
он [лежит] на берегу Хазарского моря и к нему пристают
корабли с одеждами; последние продаются, а на них по-
купаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, бел-
ки и другие предметы, находящиеся в земле их. Это море
Хазарское есть то море, которое соединяется с
Константинопольским проливом. Придя к Судаку, Татары
овладели им, а жители его разбрелись; некоторые из них со
своими семействами и своим имуществом взобрались на горы,
а некоторые отправились в море и уехали в страну Румскую,
которая находится в руках мусульман из рода Килидж-
арслана.76
О Судаке в данном случае говорится как о городе,
имеющем большое экономическое значение для кипчаков. О
турках не сказано ни слова. Раздел полностью посвящен
кипчакам. Сомнительно, что автор оставил сведения о турках
из Судака по какой-то причине вне текста, тем более, что о
бегстве жителей Судака он, по всей видимости, знал со слов
анатолийских очевидцев. Чуть ниже Ибн ал-Асир говорит о бег-
стве в Анатолию русских торговцев после нападения монголов.
В данном случае, очевидно, идет речь о русских торговцах, ока-
завшихся во время монгольского похода 1223 г. в Таврике или
на Тамани. Маловероятно, чтобы торговцы из самой Руси
75
Смирнов В.Д. Крымское ханство..., с. 56; Васильевский В.Г.
Исторические сведения..., с. CLXXII
76
Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории
Золотой Орды (Извлечения из арабских сочинений). Т. I, -С-Пб., 1884,
с. 26.
26
отважились бы в путешествие речными путями через степи в
Черное море в такое опасное время.
Тогда собрались многие из знатнейших купцов и богачей
Русских, унося с собою то, что у них было ценного, и двинулись
в путь, чтобы на нескольких кораблях переправиться через
море в страны мусульманские. Когда же они приблизились к
гавани, в которую направлялись, то один из кораблей их
разбился и потонул; спаслись только люди. Существовал такой
обычай, что султану принадлежал тот корабль, который
разбивался, и [потому] он забрал с него много вещей.
Остальные корабли уцелели. Рассказывал об этом деле
участвовавший в нем.77
Можно совершенно уверено говорить, что источник
информации Ибн ал-Асира для обеих приведенных отрывков
был одним и тем же. Как нам кажется, этот текст не имеет
никакого отношения к пребыванию сельджукского гарнизона в
Сугдаке, а лишь наглядно иллюстрирует ситуацию в Северном
Причерноморье в период первого похода монголов в Восточную
Европу.
Очевидно, время пребывания турецкого гарнизона в
Сугдаке следует ограничить окончанием трапезундско-
сельджукского конфликта, который Р.М.Шукуров относит к
1230 г. Точнее определить эту дату, на основании
сохранившихся источников, не представляется возможным.
Этот краткий эпизод водворения турецкой власти в городе
имел свое продолжение более чем через тридцать лет после
того. В 1263 г. Сугдак вместе с близлежащим Солхатом был
передан верховным правителем монгольского улуса Джучи в
икта внуку Кайкубада - Изз ал-Дину Кайкавусу. Некоторое
время после его смерти в 1282 г. здесь же, вероятно, правил
сын его Гийас ал-Дин Масуд.

77
Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов..., т. I, с. 27.
27
Приложение I

Из "Хронографии Абул Фараджа..., известного


как Бар Гебрей".
(The Chronography of Gregory Abû'l Faraj (1225-1286) the son
of Aaron, the hebrew physician commony known as Bar Hebraeus /
publ. and transl. Budge E.A.W. Vol. I (translation), -London, 1932,
[reprint -Amsterdam: APA-Philo Press, 1976]).

(р. 375-376) В одиннадцатом месяце в 616 году арабов


[1219 г.], или 1531 году греков [1220 г.], в месяц последнего
канона (kânôn) [январь], умер султан Изз ал-Дин Кайкавус ('Izz
ad-Dîn Kai Kâûs), сын Кайхосрова (Kai Kesrû), сын Кылыч
Арслана (Kelej 'Arslân), повелитель Рума (Bêth Rhômâyê). Он
собрал огромное войско для того, чтобы вести войну против
мелика Ашрафа ('Ashrâf) в Beth Nahrin и когда он появился в
Мелитене (Melitene) заболел чахоткой, из-за этого вернулся
обратно и умер. После этого был освобожден знатью Ала ал-
Дин Кайкубад ('Alâ ad-Dîn Kai Ķûbâd), который был в заточении
в крепости Масара (Masârâ) на горе Бриха (Brîkhâ) и он был
венчан [на царство]. Некоторые говорят, что султан Изз ал-
Дин ('Izz ad-Dîn), еще до своей смерти, лично послал за ним и
освободил его из тюремного заточения и заставил знать
присягнуть ему на верность, потому что у него не было сына,
который бы унаследовал государство. Вначале своего
правления, султан Ала ал-Дин Кайкубад ('Alâ ad-Dîn Kai Ķûbâd)
увидел, что у него много врагов, а именно греки и армяне,
которые окружали его со всех сторон; а также его дядя
господин Эрзерума ('Arzân Ar-Rûm), подружился с маликом
Ашрафом (Mâlik 'Ashrâf) и просил руки его сестры. И через три
года он женился на ней.
В этом же году [668 г.] по армянской эре умер Левон
(Lîôn), царь Киликии. Он был могучим воином в бою и упорным
в преследовании. У него была только дочь, которую звали
Забел (Zabîl). И Сирадан пайл (Sîrâ Dân Pâlî), повелитель
крепостей на южном побережье, получил [на попечение] дочь
царя и царство примерно на два года до того как его убили
исмаилиты...
(р. 379-381) Здесь, на узкой дороге которая ведет по
направлению к церкви Мар Бар Саума (Mâr Bar Şâwmâ),
которая находится в городе Сис (Sîs), исмаилиты набросились
на Сирадана (Sîrâ Dân), регента армянского царства и убили
его. Его место занял пайл парон Константин (Pâlî Bârôn
Constantine), сын парона Васила (Bârôn Bâsîl), дяди короля
Льва (Lîôn). Когда Рубен (Rûfîn) узнал, что царь Левон (Lîôn)
уже умер и что регент Сирадан (Sîrâ Dân) был убит, забрав
28
свою мать, дочь великого царя Рубена, взошел на корабль и
отплыл. Он направился к крепости Корикос (Сyriacus), чтобы
править в Киликии. Господин этой крепости парон Вахрам
(Bârôn Bihrâm), господин Шакада (Shakâd) не только не давал
ему право прохода, но также всячески угрожал ему, если тот
не отдаст ему свою мать в жены, и что он схватит и убьет его.
Тогда Рубен (Rûfîn), будучи весьма встревоженным, пытался
уговорить свою мать. Когда она услышала это, то очень
взволновалась и начала поносить Вахрама. Затем
освобожденные мужчины и женщины убедили её сказав ей,
что это на благо её сына. Только, под таким давлением, она
согласилась, все же говоря при этом: "Для меня это
принудительное прелюбодеяние, а не законный брак". Вахрам,
взяв её в жены, благородно с ней обходился и посвятил себя
службе ей и её сыну. И он выступил против города Тарс
(Ţarsôs) и захватил его.
После того он выступил против Аданы ('Adânâ) и захватил
её. Он также выступил против Мопсуэстии (Mopsuestia) и в то
время пока он осаждал ее, пайл парон Константин (Pâlî Bârôn
Constantine) собрал войско и выступил против них и разбил.
Они бежали, а он преследовал их до города Тарс (Ţarsôs).
Затем он взял город и уничтожил их всех, а именно Вахрама,
Рубена, его мать, дочь Рубена Великого. С этого времени пайл
ожидал, что знатные армяне предложат женить одного из его
сыновей на дочери царя Левона, для того чтобы он стал
царем, а у него было пятеро сыновей. Его оскорбило то, что
они не предложили этого, а решили совсем по-другому. Они
послали за Филиппом, сыном князя Авира (Prayns 'Awîrâ) и
отдали ему [в жены] Забел (Zabil), дочь царя Левона и сделали
его царем Киликии. И он царствовал над ними почти два года,
но его правление было несправедливо, ибо он задался целью
уничтожить всю знать армян и на их места поставить
франков. Он начал относиться к армянам с презрением и
вместо того чтобы называть их fâlhê [т.е. воинами] называл их
fallâhê [т.е. крестьянами, мужичьем] и не позволял им сидеть с
ним за одним столом. И хотя они приходили к его двери
множество раз он приказывал им прийти в другой раз. Таким
образом, его ненависть к армянам возросла.
И когда они уже не были в силах терпеть его тиранию,
они собрались вместе у пайла парона Константина (Pâlî Bârôn
Constantine) и молили его помочь им и придумать способ как
избавиться от него, и очень сожалели, что сделали его царем.
Затем пайл взяв с них клятву, с помощью лазутчиков и
охотников, ночью напал на Филиппа, когда тот был в своей
постели, и вырвали его из объятий королевы. Она подняла
крик, и стала царапать свое лицо ногтями, отбиваться и
кричала: "Сир, Сир", потому, что очень любила его. Но ей
ничего не ответили и не прислушались к ее голосу. Они
29
заковали его в цепи и забрали его из Тиля (Tall Hamdôn), где
они захватили его и отвезли в город Сис (Sîs). Там он пробыл в
тюрьме два года. Хотя его отец был очень силен, он не желал
раздражать армян, чтобы те в ярости не убили его сына. Он
лишь направил послов с просьбой, чтобы отпустили его сына;
он не требовал от них царства. И когда он устал отправлять
послов, лично приехал в Тиль направил им послание, чтобы
ему отдали сына. Они прислушались к его просьбе и привезли
сына в крепость под названием Амуда ('Amudhâ). Они
направили правителю послание, чтобы тот забрал своего
сына, но при этом сказали: "Даже если ты заберешь своего
сына, он не будет жить", потому, что они заставили его
выпить яд, и он смог прожить еще чуть больше десяти дней.
После того князь уехал, выкрикивая проклятия и угрозы, а
Филипп умер через несколько дней и ни один человек не
знает, где он был погребен.
Когда королева узнала что он умер, она была в отчаянии и
направилась в крепость Селевкия (Silâwkyâ) на побережье.
Она нашла пристанище у братьев [госпитальеров], владельцев
крепости и они благородно охраняли её. Также с Кипра
приехала её мать; она была из франков и была дочерью
короля Кипра. Когда отдали ее дочь (Забел) Филиппу, также
хотели выдать замуж и её за сира Джофри (Sir Gofrî),
господина Кипа Сервандского (Kîpâ Serwand), который был
сыном парона Смбата (Bârôn Sûnbâţ), брата парона
Константина пайла (Pâlî Bârôn Constantine). И поскольку она не
соглашалась, они изгнали её из страны и она отправилась на
Кипр. Теперь же она вернулась к своей дочери и они обе жили
в Селевкии (Silâwkyâ), до тех пор пока пайл силой не забрал их
[оттуда]...
(р. 389-390) В это время парон Константин пайл (Pâlî Bârôn
Constantine) отправил Мар Игнатия (Mâr Ignatius), нашего
патриарха, а также Мар Константина (Mâr Constantinus),
католикоса армян к дочери короля Левона, чтобы та приехала
из Селевкии и заключила мир, эта договоренность пошла бы
на пользу христианству. Из-за раскола султан Ала ал-Дин ('Alâ
ad-Dîn), повелитель Рума (Bêth Rhômâyê) стал хозяином многих
крепостей Киликии. Эти два благословенных человека
поехали к ней, но несмотря на их искренние молитвы и
предостережения, она не прислушалась к ним. Более того, она
оскорбила их, назвав друзьями [пособниками] убийц, которые
проливают невинную кровь. Не получив извинений они
вернулись ни с чем. Затем пайл лично поехал туда и просил
братьев госпитальеров отдать ему её. И они ответили: "Наши
дома и крепости – это пристанища для Христиан и мы не
можем отдать женщину, царицу, которая нашла у нас приют."
Затем пайл изобрел способ и с помощью золота выкупил у
них крепость со всем, что находилось внутри, изгнал их и сам
30
стал господином и правителем крепости. Он взял королеву за
руку и насильно заставил её вернуться в Тарс (Ţarsôs). Он
собрал патриархов, епископов, священников и они короновали
её вместе с его сыном Хетумом (Haitûm) и Хетум был
провозглашен царем Киликии в первый день недели
Пятидесятницы, на четырнадцатый день месяца haziran
(Июнь) в 1537 году греков (1226 г.). А царица Забел (Zabîl) 10
лет не соглашалась жить с царем, но после всего этого они
примирились и она родила ему сыновей и дочерей…
31
Приложение II

Из "Летописи Смбада Спарапета"


(Смбат Спарапет. Летопись / Пер., с древнеармянского,
предисл. и примеч. А. Г. Галстяна. –Ереван: Айастан, 1974, с.
118-127.)

В 654 году армянского летоисчисления (1205) царь Левон


наступал на город Апласат [Эльбистан –А.Д.], но не смог им
завладеть. В том же году шах Хосров [Ала ал-Дин Кайхусрав I –
А.Д.], сын Клитч Арслана [Изз ал-Дина Кылыч Арслана II –
А.Д.], пришел из Константинополя и захватил владения
своего отца.
В это же время католикос Тер-Ованес отправился к царю
Левону и там услышал об антиохийской жене царя и тайком
рассказал обо всем царю. Узнав об этом, царь (Левон)
рассердился. Он велел убить многих из числа близких царицы
и даже сам царь сильно избил царицу. Сыну дяди царя Васака
— Константину едва удалось вырвать ее полуживую из рук
Левона. Он приказал заключить царицу в замок Вахка. Он
(Левон) от этой царицы имел дочь, по имени Рита, которую
воспитывала мать царя.
В 655 году армянского летоисчислении (1206) умер принц
Антиохии Бэмунд. Воссел на его место сын Одноглазый,
который был дуком Триполи. Царь Левонy отправился к нему и
показал договор, заключенный с его отцом, согласно которому
наследником принца должен был быть его старший сын, как об
этом мы написали. Но Одноглазый не признал договора и не
придерживался рамок своих прав. Тогда царь опять отправил
договор патриарху Антиохии и потребовал защиты своих прав.
Последний подтвердил права царя (Левона), но дук Антиохии
не согласился. Тогда патриарх проклял его и запретил звонить
в колокола и совершать литургию в Антиохии и хоронить мерт-
вых. Дуку не понравилось это, и он, в конце концов, осмелился
поймать его и посадить в тюрьму, где морил его голодом и
жаждой. Потом Одноглазый отправил людей к патриарху и
повелел: "Подтверди, что я являюсь законным владетелем
Антиохии, и тогда будешь свободным и останешься в живых".
Но патриарх не согласился и умер в тюрьме с голоду и жажды,
не дав ложных показаний. После этого возникла большая
вражда между царем (Левоном) и принцем (Антиохии)...
Султан Хосров-шах, сын Клитч Арслана, единовластно
овладев Румом, начал угрожать царю Левону.
Посоветовавшись с Тер-Ованесом, он со своими войсками
двинулся на Бердус, захватил его и взял в плен владетеля его
Тер-Григора, сына Левона. После этого Бердус не при-
32
надлежал армянскому царству. Это произошло в 657 году
армянского летоисчисления (1208)...
В то время царь Левон по совету своей матери Риты
объявил всем своим вассалам, большим и малым, о будущем
наследнике своего царства, сыне дочери своего брата. Рубене,
ибо сам был уже стар и вдобавок болел: болели руки и ноги
болезнью, названной царской болью. Так как у него не было
наследника, он несколько (раз) показал Рубена всем вассалам
и взял клятву с них о том, что они должны быть послушны ему
после его смерти...
В том же году царь Левон I поехал в Кипр и женился на
сестре короля Кипра Изабел (Сипил). Она была женщиной
мудрой и скромной. Он с собой взял также неродную сестру
своей царицы в жены для молодого Рубена и отпраздновали
свадьбу и обрадовались…
В том же году владетель города Карина Тугрил-шах с
многочисленными войсками, под диктовку Левона, повел
наступление на город Кесарию, сам Левон пошел на помощь
ему со своими войсками. Они объединенными силами воевали
против (Изз-ед-дина) Кай-Кауза - племянника султана, но
ничего не смогли сделать и после нескольких дней битвы
ушли восвояси…
В 663 году армянского летоисчисления (1214) царь Левон
свою дочь Риту выдал замуж за короля Иерусалима Речуана,
который был человеком титанического телосложения,
богопочитаемым, храбрым и воинственным. Прибыл на
кораблях из Акки наставник Госпитальеров в устье Тарса, где
заключили брачный союз с царем Левоном, после чего свадьба
состоялась в Акке.
В 665 году армянского летоисчисления (1216) 14 февраля в
день Сретения Господня царь Левон хитростью и мудростью
захватил Антиохию. Не сумев захватить город войной, он
щедрыми подарками и обещаниями привлек на свою сторону
некоторых из князей, которые ночью открыли ему ворота
(Антиохии), через которые вошло многочисленное войско
(Левона). Он занял все ворота и башни крепостных стен, и улицы
города наполнились войском. Жители города не знали об этом.
Утром, увидев войска, они были поражены и ничего не смогли
сделать. Тогда патриарх и все вельможи взяли Левона и Рубена
и вошли в храм св. Петра, где рукоположили Рубена принцем
Антиохии и все поклялись ему как властителю страны. А те, что
скрывались в крепости, спустя несколько дней также сдались и
пришли на поклон к принцу Рубену, а царь Левон от радости
сиял. Он был рад за успех, ниспосланный ему богом. Те люди,
которым он раньше покорялся, теперь стали его вассалами.
Царь был очень рад за Рубена, ибо тот был красив, высокого
роста, с русыми волосами, подобными золотым нитям, и был
отменным всадником, благороден, выдержан и щедр.
33
В том же году у Левона родилась дочь, которую назвали
Забел. Царь намеревался сделать дочь наследницей своего
царства. Все князья одобрили это и советовали Левону: "Так
как бог одарил тебя чадом, то сделай его хозяином твоего
наследства и освободи нас от клятвы, данной Рубену. Свяжи
нас со своей дочерью, и мы послужим ей как мужчине. Для
Рубена достаточно и того, что ты сделал, утвердив его на
престоле родном". Царь одобрил совет своих князей.
В это время дук Аламанов Тострич со многим войском
вместе с венгерским королем Андреем, который был с
небольшим отрядом, король Иерусалима Ручеан, наставники
ордена Тамплиеров и Госпитальеров, а также легат из Рима со
своими всеми провожающими ушли в Египет, достигли
Темиата, где была построена неприступная крепость около
порта. Но не смогли они с суши взять ее, а сплели лестницу,
поднялись наверх и истребили защитников, и с большими уси-
лиями овладели крепостью. После этого они вышли на сушу,
построили мост на реке, перешли на другую сторону и
осадили город. Против них выступил брат Салах-ед-дина,
султан Египта Этил со своими сыновьями Итимном и Ашрафом.
Они стояли перед Христианскими войсками и не могли ничего
поделать. Когда христианские войска вышли из Акки и
захотели двинуться на Египет, царь венгров вернулся обратно
и по пути пошел в Киликийскую страну.
Царь Левон принял его с большим почетом, повел в город Тарс
и оказал почести. Они решили стать сватами, он своего сына хотел
дать в зятья Левону и сделать наследником престола. Это они
утвердили письменно и клятвой.
Царь Левон отправил Джамбрлая к Чослину — владетелю
Тила, чтобы он пошел за сыном венгерского короля. До этого он
стал сватом также царя Ласкара, отдав ему дочь своего брата
Рубена — Филиппину.
В то же самое время на Левона напал султан Иконии Изз-ед-
дин (Кай-Кауз) из рода сельджуков. Он воспользовался старостью
Левона, который страдал от подагры и у которого отнялись руки и
ноги, дабы отомстить царю за то, что он притеснял его и отнял у
него города Аракли, Ларанд и Кесарию, которые он сначала
захватил, а затем продал им.
Левон назначил своего дядю по матери Константина,
армянского гундстабля, Константина, сына Гетума, и Кирсака,
владетеля Мазот-Хача, командующими войсками. Они со всей
армянской конницей двинулись и расположились на вершине
горы возле Шогакана.
Султан начал усердно сражаться, чтобы овладеть замком.
Но парон Левон — владетель Копана и другие князья,
защищавшие эту крепость, сделали вылазку, напали на врага
и сожгли их катапульты. Таким образом, они были спасены,
как подобает храбрым людям.
34
Султан решил спустить свое войско в долину. Он двинулся
и утром дошел до местности Изти в Шогакане. Парон
Константин Гундстабль со своим войском выступил против
врага; произошла жестокая битва, армия парона Адана не
пошла им на помощь. А турки были довольно многочисленны.
Султан захватил в плен парона Константина, сына Гетума,
владетеля Ламброна, который был его тестем, и Керсака —
владетеля Сики, Азиля из Оксика [Оксена, Кокисона? –А.Д.] и
несколько других князей и рыцарей. Армянское войско было
разбито. Пленников привели к султану, который находился
вблизи Копана. Тогда султан заявил, что с него довольно этого
успеха, и ушел обратно в свою страну, не взяв Копана. Он
повелел заковать пленников в кандалы и бросить в тюрьму.
Они пробыли в плену год и четыре месяца. Но царь Левон
пожалел их, ибо он сам воспитал их всех.
В 668 году армянского летоисчисления (1219) Левон отдал за
них Лулву, реку Исавр и неприступный проход Лазат и освободил
своих князей.
После смерти царя Левона Константин Гундстабль
сторицей отомстил и за него, и за его дочь, ибо царям
полезнее сохранять верных слуг, нежели копить богатство. В
том же году пришел католикос Тер-Ованес к царю Левону и
отдал Ромклу в его владения, ибо его притесняли иноверцы.
Царь в качестве резиденции отдал ему Дразарк, ибо Хери в то
время был мертв.
В том же году внезапно заболел царь Левон и умер. Пока
он был жив, к нему пришли его князья с католикосом Тер-
Ованесом. Предчувствуя свою смерть, Левон попросил, чтобы
его перевезли из Сиса в построенный им самим Акнер и после
смерти похоронили там. По пути он призывал к себе всех и
наставлял хранить единство и быть храбрыми защитниками
страны. Затем он просил защитить его дочь Забел, которую он
оставил наследницей своей страны. Регентом своей дочери
назначил великого князя Сиратана, владетеля многих крепос-
тей и областей от Селевкии до Колонороса которые до сих пор
называются его именем — страной Сиратана. Он был
армянским сенегалом, которому было поручено воспитание
дочери царя. Советниками были назначены Константин Пайл,
патриарх Ованес и все князья. Царь давал много советов.
Когда дошли до деревни Мерване, состояние здоровья царя
Левона сильно ухудшилось, и пришлось остановиться в
деревне. Тут же находился благочестивый вардапет Григор,
который был из Скевры. Он причастил Левона.
Что касается женитьбы сына венгерского короля, как об
этом было сказано выше, согласно клятвам обоих царей,
Левон поручил своим князьям выполнить и это его желание:
выдать замуж его дочь Забел за сына венгерского короля, по
его прибытии в Армению, короновать его царем Армении и
35
подчиниться ему. После чего он поручил, чтобы панихиду
произвели, как подобает, а тело похоронили в монастыре
Акнер. Затем он вызвал к себе святого вардапета Григора и
причастился в грехах, исповедуя православное
вероисповедание, принял причастие от руки вардапета, и
остался доволен богом. Этот день был днем первого мая.
После смерти царя начали спорить о месте похорон тела
царя. Католикос Тер-Ованес хотел, чтобы похороны были в
Дразарке, а князья — в Акнере, как завещал царь. И после
долгих споров решили внутренности похоронить в Акнере, а
тело — в Сисе, внутри церкви. Да помилует его бог и отпустит
грехи его.
В 669 году армянского летоисчисления (1220) армянские и
греческие князья, находившиеся в Киликии, а также парон
Ваграм и другие из Тарса восстали против армянского пайла
Константина с 5000 войском. В это время Константин Пайл
находился в Сисе. Узнав об этом, он с войском численностью в
300 человек пошел навстречу им, прибыл в Сис, но не застал
их там. Затем он двинулся к Адане и встретил неприятеля по
дороге между Аданой и Мсисом. Увидев многочисленную
армию врага, Константин Пайл стал воодушевлять свой отряд,
внушая ему мужество. Они дошли до небольшого моста и там
напали на них, обратили в бегство и гнали до Тарса, но никого
не убивали, а, забрав их коней, оружие и одежду, освободили.
А князья из Тарса вошли в город, закрыли ворота, поднялись
на крепостные стены и начали бой.
В это время один из князей по имени Василь вел
переговоры с Константином Пайлом по поводу сдачи города, и
он согласился дать ему все, что он пожелает. Ночью открыли
ворота, и Константин Пайл со своим отрядом вошел в город,
захватил имущество греков, а князья бежали из города и
укрепились в неприступном и красивом замке. Но мудрый
Константин, армянский пайл, без боя уговорил сдать крепость
и посадил их в тюрьму, впоследствии часть из них была осво-
бождена, а часть умерла там.
В том же году умер католикос Тер-Ованес, которого
похоронили в Дразарке. Собрались епископы и вардапеты, чтобы
утвердить нового армянского католикоса. Князья разделились
на две части, так как не было царя, воле которого подчинились
бы все. Константин Пайл предложил на этот пост Константина
Бардзрбердского, что и сделали они.
Константин Пайл, собрав все духовенство и мирян, сказал
им: "Вы знаете в каком бедственном состоянии застал я
страну и что нам оставили наследники нашего парона (царя
Левона), милостью божьей я до сих пор управлял страной.
Теперь дочь нашего парона достигла брачного возраста.
Готовьтесь все к замужеству ее и приему нашего парона
(правителя), ибо я хочу спокойно жить в моем доме с моими
36
детьми". Все готовились в течение многих дней и в результате
долгих размышлений пришли к выводу, что лучше будет
предложить руку царевны сыну антиохийского принца Алаза
Филиппу, чем приглашать из далеких стран кого-либо. Это
выгоднее тем, что Антиохия находится по соседству и лучше
поможет в случае необходимости.
В 671 году армянского летоисчисления (1222 г.) сын дука
Триполи и принца Антиохии Филипп стал мужем царевны
Забел и был коронован армянским царем, ибо сын венгерского
короля не прибыл в Армению, услышав о смерти царя Левона.
В том же году привели Бэмунда подписать договор,
согласно которому молодой царь (Филипп) должен был жить в
Армении, придерживаться армянской религии и позволять
каждому пользоваться своими правами. Но когда (он) вырос и
достиг 20-летнего возраста, по совету своего отца решил
сместить армянских князей с их постов и назначить на их
место своих ставленников; кроме того, он стал постепенно
вывозить имущество царя Левона и его предков в Антиохию.
Его действия возмутили армянских князей, которые восстали
против него, схватили его в Тиле, лишили трона и бросили в
тюрьму, где он и умер. По этой причине был большой раздор
между Антиохией и Арменией. И это продолжалось до тех пор,
пока назначили пайлом страны парона Константина, после
чего возобновился мир в стране.
В 675 году армянского летоисчисления (1226) Тер-
Константин, католикос, епископы и князья собрались в Тарсе и
выбрали царем молодого Гетума, сына Константина Пайла, и в
жены ему дали Забел, дочь царя Левона. После чего
воцарился мир в стране армянской и год за годом
увеличивалась мощь страны…
В эти дни царице Забел пришла в голову безумная мысль
— уйти к своей матери в замок ордена Госпитальеров, в
Селевкию. Она уехала, поссорившись с царем и со всеми
армянами.
Парон Константин собрал тогда конницу и отправился в
Селевкию, где расположился у входа в город. Рыцари ордена
Госпитальеров придавали большое значение Селевкии и
боялись султана Ала-ед-дина, поэтому хотели оставить замок и
царицу армянам для того, чтобы заключить с ними
дружественный союз. Магистр ордена Бертран дал Кон-
стантину приблизиться к замку и сказал ему: "Так как парон Ле-
вон дал нам этот замок, то мы не можем приказать его дочери
уйти из него. Но мы удалимся, и вы можете захватить крепость
и царицу". Что и сделали. (Конница Константина) захватила
крепость с царицей…
В том же году царица Забел родила первенца, которого назвали
Левоном.
37
После смерти царя и убийства парона Адана умер султан
Изз-ед-дин и наследником его стал брат Ала-ед-дин, человек
мудрый и сведущий в астрономических науках. Собрав много
войска среди хриистиан и турок, он опять отнял у внука Атома
Кир-Варда замок Калонорос и взял его дочь себе в жены,
против ее воли, но так как она была христианкой, то не жила с
ним.
Султан захватил также область Исавр до ворот Селевкии.
А этот город охранялся орденом Госпитальеров с помощью
армян. Парон Константин Пайл был человеком умным и
поступил благоразумно. Он обязался доставлять ежегодно на
военную службу 400 всадников на свои средства, а что
получал от франков, этим и довольствовался.78
Тогда султан (Ала-ед-дин) подумал, что Киликия
находится совсем рядом с его владениями, и что он сможет
покорить ее, когда пожелает. Он покинул эту страну и
отправился в город Ерзнка с многочисленной армией и
захватил его, убив султана. Отсюда он направился на Эрзерум,
который захватил вместе с другими городами от Маназкерта
до области Карин (Каре). Затем он вернулся оттуда и овладел
Мелитинэ, Харбертом, Чмшкацаком, Амидом, Цовком и дошел
до Евфрата, покорив всех. Тем временем египетский султан
пришел на помощь султану Антапа, пошел навстречу ему, но,
не сумев противостоять его продвижению, бежал назад.

78
Перевод А.Г.Галастяна в этом месте неверный. Речь идет о
предоставлении госпитальерами 400 всадников в киликийское
войско по первому требованию. Для сравнения приводим
соответствующий фрагмент французского перевода: …Le baron
Consiantin, baïle, était un homme de tête, et la prudence dirigeait tous les
actes de sa vie. En vertu d'une stipulation, il recevait des Hospitaliers,
chaque année, comme prestation d'hommage, un corps de 400 cavaliers.
Tout ce que les Franks lui offraient en dons volontaires, il le recevant avec
empressement. (Chronique du royaume de la Petite Arménie, par le
connétable Sĕmpad // RHC (Recueil des Historiens des Croisades)
Documents armeniens / ed. et transl. Dulaurier E. T. I, 1869, p. 646)
38
Приложение III

Из "Краткой истории Кириакоса Гандзакеци"


(Киракос Гандзакеци. История Армении / Пер. Л.А.
Ханларян.
-М.: Наука, 1976, с. 187-191)

А благочестивый и всепобеждающий армянский царь


Левон помимо многих свершенных им доблестных дел покорил
[также] окрестные народы; позже, когда скончался владыка
Давид в Аркакахине, приехал мятежный армянский католикос
Иованнес, восседавший в Ромейской крепости, и они
помирились.
А потом заболел и царь Левон болезнью, от которой и
умер. И призвал к себе католикоса Иованнеса и всех
военачальников своего войска, и, поскольку у него не было
сына, а была лишь дочь, он поручил католикосу и всей знати
[своей] посадить ее вместо себя на престол, быть покорными
ей и выдать ее замуж за человека, соответствующего ей по
своим достоинствам. И поручил ее католикосу и двум знатным
ишханам: своему родственнику Константину и Сиру Адану,
ромейцу по исповеданию, а сам благополучно почил смертью в
668 (1219) году армянского летосчисления, процарствовал в
стране победоносно и с доброй славой двадцать и четыре
года.
Вся его страна и все войско глубоко скорбели по поводу
его кончины, ибо христолюбивый царь этот был весьма любим
всеми. После положенного траура подготовили тело его к
погребению. И возникла разноголосица, ибо одни предлагали
похоронить его в царском граде Сисе, а другие — в
монастыре, называемом Акнер, так как [царь] очень любил
этот монастырь из-за добрых порядков его и приятных молитв.
А некоторые сочли неудобным [хоронить царя там], поскольку
местонахождение [монастыря] было окраинное и много было у
него врагов среди иноплеменников. "А вдруг, — говорили они,
— придут, выроют и сожгут его из-за ярой ненависти, которую
они питают к нему". Потом все пришли к единому мнению,
повезли тело его, похоронили в городе Сисе, а сердце и
внутренности повезли в монастырь, называемый Акнер.
Так упокоился в благочестии доблестный и
всепобеждающий царь Левон. А католикос и ишханы привезли
сына владетеля Антиохии, которого именовали принцем,
отдали дочь царя Левона ему в жены и посадили его на
престол. И звали юношу того Филиппом, а царицу Забел. А
когда он пробыл королем четыре года, отец обманул его и
взял у него корону царя Левона и царский трон, который
39
ставили в торжественные дни, и много золота и серебра. А
ишханы, когда увидели, что человек этот [Филипп]
неискренен по отношению к королевству, схватив его,
держали под стражей, покуда не принесет корону и
сокровища, унесенные им. Но отец его не вернул ничего и не
смог помочь ничем своему сыну. И оставался он там, пока не
умер.
Великий ишхан Константин уговорил католикоса и кое-
кого из вельмож посадить на престол его сына Хетума —
мальчика по возрасту, но сильного телом и с красивой
внешностью. Однако царица не соглашалась стать женою
мальчика; она взбунтовалась, отправилась в Селевкию, к
франкам, жившим там, ибо мать ее по происхождению была
из франков с острова Кипр.
И Константин, собрав все войско, осадил город, пока те
вопреки своей воле не выдали ему царицы. И он повез ее и
женил на ней своего сына. И родились у нее сыновья.
Женщина эта была очень благочестивой и здравомыслящей,
любила всех богобоязненных людей, нищих, постоянно
постилась и молилась.
А великий шихан Константин, получив царскую власть для
своего сына Хетума, взял на себя все заботы о государстве и
разумно распоряжался [властью]: одних он подчинил
любовью, с непокорными расправлялся, ссылая, а остальных
предавал смерти. Он установил дружбу и единогласие с
ромейским султаном по имени Аладин, который владел
множеством стран. Так он поступал со всеми окружающими
его народами и восстановил мир во все стороны вокруг своей
страны.