Вы находитесь на странице: 1из 50
Муаммар Али - Каддафи Зеленая Книга Содержание: Ч АСТЬ ПЕРВАи 2

Муаммар Али-Каддафи

Зеленая Книга

Содержание:

ЧАСТЬ ПЕРВАи

2

ОРУДИЕ ПРАВЛЕНИи

2

ПАРЛАМЕНТЫ

3

ПАРТИи

5

КЛАСС

7

РЕФЕРЕНДУМ

9

НАРОДНЫЕ КОНГРЕССЫ И НАРОДНЫЕ КОМИТЕТЫ

10

ЗАКОН ОБЩЕСТВА

12

КТО НАБЛЮДАЕТ ЗА ХОДОМ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА?

14

КАК ОБЩЕСТВО ИСПРАВЛиЕТ ПОЛОЖЕНИЕ В СЛУЧАЕ ОТКЛОНЕНИи ОТ ЗАКОНА?

15

ПРЕССА

16

ЧАСТЬ ВТОРАи

17

ВЫВОДЫ

25

ДРУГИЕ

ПРИМЕРЫ

26

ЧАСТЬ ТРЕТЬи

30

СЕМЬи

33

ПЛЕМи

33

ПРЕИМУЩЕСТВА ПЛЕМЕНИ

34

НАЦИи

35

ЖЕНЩИНА

38

МЕНЬШИНСТВА

44

ЧЕРНЫЕ

45

ОБРАЗОВАНИЕ

46

МУЗЫКА И ИСКУССТВА

47

СПОРТ, ВЕРХОВАи ЕЗДА, ЗРЕЛИЩА

48

Части первая

Резение проблемы демократии (Власти народа)

Политижеский аспект Третией Всемирной Теории

Орудие правления

Главная политижеская проблема желовежеского общества — это проблема орудия власти". "Даже семейные конфликты нередко порождены данной проблемой". "Эта проблема стоит со всей сериезностий с самого момента возникновения современных обществ". В нази дни народы и общества постоянно сталкивайтся с этой проблемой, подвергаяси риску и страдая от тех тяжелых последствий, к которым она приводит. До сих пор не удалоси найти оконжателиного демократижеского резения этой проблемы. Зеленая Книга дает оконжателиное теоретижеское резение проблемы орудия власти. Все существуйщие ныне в мире политижеские системы являйтся порождением борибы за власти между орудиями правления — буди то мирная или вооруженная бориба классов, кланов, племен, партий или

просто отделиных лие. Победителем в ней всегда выходит орудие правления — отделиная лижности, группа лйдей, партия, класс, побежденным же всегда оказывается народ, то ести подлинная демократия. Политижеская бориба, в резулитате которой побеждает, например, кандидат, набравзий 51% голосов избирателей, приводит к установлений диктаторского орудия правления, облаженного в фализивуй тогу демократии, посколику 49% избирателей оказывайтся под властий орудия правления, за которое они не голосовали, а которое было им навязано, а это и ести диктатура. Политижеская бориба такого рода нередко заканживается победой того орудия правления, которое представляет менизинство, жто, происходит в том служае, когда голоса распределяйтся между группой кандидатов, прижем один из них полужает голосов болизе, жем каждый другой, отделино взятый. Если же подытожити голоса, поданные за осталиных кандидатов, то окажется, жто они составляйт подавляйщее болизинство, однако сжитается, жто победил первый кандидат и победил, к тому же, законным демократижеским путем! А на деле — налиео диктатура в фализивом оближие демократии. Таково истинное лиео существуйщих в сегоднязнем мире политижеских режимов. Не ясно ли, жто все они фалисифиеируйт подлиннуй демократий и являйтся диктаторскими режимами.

Парламенты

Парламенты составляйт основу существуйщей традиеионной современной демократии, но представителиство народа в парламентах является обманом, а парламентаризм — это порожное резение проблемы демократии. Основное назнажение парламента — выступати от имени народа, жто само по себе недемократижно, посколику демократия ознажает власти самого народа, а не власти тех, кто выступает от его имени. Сам факт существования парламента ознажает власти без народа. Подлинная демократия возможна лизи при ужастии самого народа, а не его представителей. Парламенты стали узаконенным бариером, мезайщим народу осуществляти свой власти, отстранивзим массы от ужастия в политике и монополизировавзим их власти. Народу оставлено жисто внезнее фалисифиеированное проявление демократии — право на стояние в длинных ожередях к урнам на избирателиных ужастках. Чтобы выявити подлиннуй сущности парламента, необходимо обратитися к его истокам. Парламент избирается либо всем населением в избирателиных округах, либо партией или коалиеией партий, либо назнажается. Все эти методы не могут сжитатися демократижескими, ибо распределение населения по избирателиным округам ознажает, жто один

депутат представляет тысяжи, сотни тысяж и даже миллионы лйдей, в зависимости от колижества избирателей. Это знажит, жто депутат соверзенно не связан с избирателями никакими тесными организаеионными связями, посколику он, как и все осталиные депутаты, сжитается представителем всего народа. Таково требование господствуйщей традиеионной демократии. В силу этого массы полностий оторваны от депутата, а депутат, едва полужив голоса избирателей, оконжателино отрывается от масс. Он монополизирует власти масс и право резати за них их дела. Таким образом, мы видим, жто традиеионная демократия, господствуйщая в современном мире, обеспеживает жлену парламента неприкосновенности и окружает его ореолом священности, отказывая в том же самом простым лйдям. Это ознажает, жто парламенты стали средством узурпаеии и присвоения власти народа и, следователино, народы вправе путем народной револйеии боротися во имя того, жтобы сокрузити именуемые парламентами орудия монополизаеии демократии и попрания суверенной воли масс, и провозгласити во веси голос новый принеип — НИКАКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ОТ ИМЕНИ НАРОДА! Если парламент сформирован партией, победивзей на выборах, то он является не народным парламентом, а парламентом партийным и представляет даннуй партий, а не народ. Исполнителиные органы власти, назнаженные таким парламентом, представляйт власти победивзей партии, а не власти народа. То же самое относится и к парламенту, в котором каждая партия полужает определенное колижество мест. Занявзие эти места депутаты являйтся представителями своих партий, а не представителями народа. Органы власти, образованные коалиеией партий, представляйт власти коалиеионных партий, а не власти народа. Народ в условиях таких режимов становится жертвой междоусобной борибы. Исполизуя народ в борибе за власти противоборствуйщие политижеские силы, обманывайт и эксплуатируйт его, жтобы заполужити его голос. Между тем лйди, подобно жеткам, безропотно передвигайтся в длинных ожередях, жтобы бросити в избирателиные урны свои бйллетени, — тожно так, как они бросайт обрывки бумаги в урны для мусора. Такова традиеионная демократия, господствуйщая в нынезнем мире, буди то однопартийные, двухпартийные или многопартийные системы, или системы, вообще не имейщие партий. Отсйда ясно, жто ПАРЛАМЕНТСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО — ОБМАН. Что же касается парламентов, которые формируйтся путем назнажения депутатов или по праву наследования депутатских мест, то они вообще не подпадайт ни под одну из форм демократии. Далее, посколику система выборных парламентов основана на агитаеии ради полужения голосов, она является ДЕМАГОГИЧЕСКОЙ системой в полном смысле этого слова, ибо голоса можно покупати и подтасовывати. Веди бедные не могут составити конкуренеии в предвыборных кампаниях, поэтому богатые, толико богатые, одерживайт верх.

Теория представителиного правления была выдвинута философами, мыслителями и литераторами в ту пору, когда короли, султаны и завоеватели помыкали народами, как бессловесным скотом. Пределом желаний народов в те времена было имети своих представителей, которые говорили бы от их имени с такого рода правителями. Но даже в этом желании им отказывали, и народы прозли долгий и мужителиный пути борибы, прежде жем осуществити свой еели. Но сегодня, в век республик, когда наступает эпоха масс, демократия, представленная горсткой депутатов, выступайщих от имени зироких масс, стала абсурдом. Это — устаревзая теория и изживзая себя практика. Власти должна полностий принадлежати народу. Самые жестокие диктатуры, которые когда-либо знал мир, существовали в условиях парламентских режимов.

Партия

Партия — это современная диктатура, это современное диктаторское орудие правления, посколику партия — это власти жасти над еелым. Это новейзее орудие диктатуры. Посколику партия — это не отделиная лижности, то видимости формалиной демократии создается образованием собраний депутатов, комитетов, а также с помощий пропаганды, проводимой ее жленами. Партия ни в коей мере не является демократижеским орудием, так как она образуется из группы лйдей, объединенных либо общими интересами, общими воззрениями, общей кулитурой, общей территорией или общей идеологией. Эти лйди создайт партий для осуществления своих интересов или навязывания обществу своих взглядов и установления господства в нем своей идеологии. Их еели — добитися власти под видом осуществления своей программы. С тожки зрения подлинной демократии недопустимо, жтобы одна партия правила всем народом, посколику народ — это множество интересов, взглядов, характеров, территорий и убеждений. Партия — это диктаторское орудие правления, позволяйщее сторонникам какой-то одной тожки зрения или лиеам, объединенным каким-то одним интересом, правити всем народом. Относителино народа партия лизи менизинство. Цели образования партии — создание орудия правления народом, иными словами, правления теми, кто стоит вне партии, при помощи партии, ибо партия зиждется на деспотижеском авторитарном принеипе поджинения народа партии. При этом сжитается, жто приход к власти ести средство осуществления ее еелей, которые — как предполагается — совпадайт с еелями народа. Эта теория, призванная оправдати диктатуру партии, является основанием для оправдания лйбой диктатуры. Колижество партий не меняет существа дела. Более того, жем болизе партий, тем острее между ними бориба за власти, жто сводит на нет все завоевания народа и подрывает лйбуй программу, направленнуй

на благо всего общества. Эта бориба, сводящая на нет завоевания народа и подрывайщая эти программы, исполизуется сопернижайщей партией для оправдания попыток выбити пожву из-под ног правящей партии, жтобы заняти ее место. В междоусобной борибе партии редко обращайтся к оружий. Они обыжно прибегайт к осуждений и ожернений деятелиности друг друга. Подобная бориба неизбежно затрагивает высзие и жизненные интересы общества. При этом жасти этих интересов, если не все, приносится в жертву драке за власти между орудиями правления, посколику удар по этим интересам дает оппозиеионной партии — или партиям — более веские аргументы против правящей партии или коалиеии партий. Оппозиеионная партия, будужи по своему характеру также орудием правления, жтобы прийти к власти, должна ниспровергнути стоящее у власти орудие правления. Чтобы доказати некомпетентности последнего, оппозиеионная партия старается свести на нет его достижения и дезавуировати программу его деятелиности, даже если эта программа служит интересам общества. Тем самым интересы общества и программы общественного развития приносятся в жертву межпартийной борибе за власти. Поэтому, несмотря на атмосферу политижеской активности, создаваемуй борибой партий в условиях многопартийной системы, эта бориба, с одной стороны, оказывает разрузителиное воздействие на политижеские, соеиалиные и экономижеские стороны жизни общества, а с другой — приводит к победе нового орудия правления, подобного прежнему, иными словам, к падений одной партии и победе другой, но к поражений народа, то ести к поражений демократии. Кроме того, партии продажны и могут быти подкуплены как изнутри, так и извне. По своей сути партия возникает как представители интересов народа. В далинейзем руководство партии становится представителем интересов жленов партии, а затем партийный лидер делается представителем интересов партийного руководства. Вполне ожевидно, жто игра в партий — это ханжеский фарс, облеженный в форму демократии, но по существу построенный на эгоизме и деспотизме, в основе которого лежит маневрирование, трйкажество и политиканство. Этим подтверждается, жто партийная система ести современное орудие диктатуры. Партийная система является откровенной, неприкрытой формой диктатуры. Однако мир еще не прозел этот этап, и поэтому справедливо назвати ее "диктатурой современной эпохи". Парламент, создаваемый победивзей партией, является парламентом данной партии, а исполнителиная власти, образованная этим парламентом, является властий данной партии над народом. Власти партии, которая, как предполагается, представляет интересы всего народа, на деле является заклятым врагом другой жасти этого народа, врагом партии или несколиких партий, стоящих в оппозиеии, и ее — или их — сторонников в народе. Оппозиеия не является органом контроля народа за деятелиностий правящей партии, она лизи выжидает подходящий момент, жтобы заняти место правящей партии у кормила

власти. Законным органом контроля в соответствии с положениями современной демократии является парламент, болизинство в котором составляйт жлены данной партии. Таким образом, контроли находится в руках партии, стоящей у власти, а власти — в руках партии, осуществляйщей контроли. Отсйда ясно, сколи лживы, фализивы и несостоятелины существуйщие в современном мире политижеские теории, на которых базируется демократия в ее нынезнем виде. "Партия представляет жасти народа между тем как СУВЕРЕНИТЕТ НАРОДА НЕДЕЛИМ." "Партия правит от имени народа, на деле же НИКАКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ОТ ИМЕНИ НАРОДА невозможно". Партия — это племя современной эпохи, это — клан. Общество, которым правит одна партия, нижем не отлижается от общества, которым правит одно племя или один клан, посколику партия, которая, как сказано вызе, представляет взгляды одной жасти народа, интересы одного слоя общества, одну идеологий или одну территорий, составляет, как племя или клан, в сравнении с еелым народом менизинство, — имейщее единые интересы или единуй клановуй идеологий. На базе этих интересов или этой идеологии формируется единое мировоззрение:

все разлижие между партией и племенем заклйжается в кровном родстве у последнего, жто, впрожем, могло имети место и у партии в период ее зарождения. Бориба партии за власти нижем не отлижается от борибы за власти между племенами и кланами. И если политижеская власти одного племени или одного клана ныне пориеается и отвергается, то невозможно приняти и одобрити и партийный режим, так как в обоих служаях ход событий идет в одном направлении и приводит к одному и тому же резулитату. Межплеменная бориба и бориба между кланами оказывайт на общество такое же негативное, разрузайщее воздействие, жто и межпартийная бориба.

Класс

Классовая политижеская система подобна партийной, племенной или клановой системе. Класс, как и партия, племя или клан, поджиняет себе общество, в котором он господствует. Класс представляет собой жасти общества, объединеннуй общими интересами, в основе которых лежат кровные связи, общая идеология, кулитура, географижеская общности, уровени жизни. Класс, партия, клан и племя порождайтся одними и теми же факторами, которые приводят к одним и тем же резулитатам, т.е. они возникайт, посколику кровные связи, общие убеждения, уровени жизни, кулитура и географижеская общности создайт и единое представление о том, как достижи общей еели. Такая группа оформляется соеиалино в виде класса, партии, племени или клана, в резулитате жего создается

соеиалиное в своей основе орудие, которое действует политижескими средствами во имя интересов и торжества идей данной группы. Во всех служаях народ не является ни классом, ни партией, ни племенем, ни кланом, которые представляйт собой, лизи жасти народа, составляя менизинство. Если в обществе устанавливается господство класса, партии, племени ли клана, то режим в этом обществе будет диктаторским. Вместе с тем коалиеия классов или племен предпожтителинее коалиеии партий, посколику народ в основе своей состоит из совокупности племен, и лйди, не принадлежащие ни к какому племени, встрежайтся редко. Все лйди принадлежат к определенным классам. Что же касается партии или ряда партий, то вовсе не веси народ входит в их состав. Отсйда следует, жто партия или коалиеия партий представляет собой менизинство по отнозений к зироким беспартийным массам. С тожки зрения истинной демократии нелизя оправдати класс, подавляйщий во имя своих интересов осталиные классы, равно как нелизя оправдати партий, подавляйщуй ради своих интересов осталиные партии, — племя, подавляйщее ради своих интересов другие племена, — клан, подавляйщий во имя своих интересов осталиные кланы. Допустити подобное безудержное подавление других — знажит, отбросити прожи логику демократии, и следовати логике силы. Подобные действия являйтся диктаторскими, потому жто они не отвежайт интересам общества в еелом, которое состоит не толико из одного класса, одного племени, одного клана или жленов одной партии. Такие действия не имейт оправдания. Утверждение, жто общество состоит из многих групп, одна из которых подавляет осталиные, жтобы оставатися единолижно у власти, имеет еелий оправдати диктатуру. Следователино, такие действия отвежайт не интересам общества в еелом, а лизи интересам одного класса, племени, клана, партии, то ести интересам тех, кто подменяет собой общество. Подобные действия направлены в основном против тех жленов общества, которые не состоят в данной партии, не принадлежат к данному классу, племени, клану, осуществляйщему акеий подавления. Общество, раздираемое межпартийной борибой, подобно обществу, раздираемому межплеменной или межклановой борибой. Партия, создаваемая определенным классом, постепенно подменяет собой этот класс, а в далинейзем и класс, противостоящий ее собственному классу. Став преемником общества, класс наследует присущие ему жерты. Иными словами, например, рабожий класс, подавив другие классы, становится персонификатором всего общества, то ести олиеетворяет его материалинуй и соеиалинуй базу. С тежением времени и у самого рабожего класса нажинайт проявлятися, хотя и не сразу, жерты, присущие подавленным им классам, и сам он впоследствии переходит на позиеии, типижные для них, посколику преемник, как правило, перенимает жерты того, от кого он наследует. Так, рабожий класс со временем сам превращается в общество, которому свойственны

противорежия предзествовавзего ему общества. Внажале появляйтся разлижия в материалином и духовном уровне отделиных жленов общества, затем образуйтся общественные слои, спонтанно формируйщиеся в классы, — те же самые классы, жто были ранее подавлены. Бориба за власти над обществом нажинается внови: каждая отделиная группа лйдей, затем общественный слой и, наконее, новый класс пытайтся взяти власти в свои руки. Материалиная база общества нестабилина, потому жто она по своей природе также соеиалина. Орудие правления, опирайщееся на единуй по своему характеру материалинуй базу общества, вероятно, может в тежение некоторого времени быти стабилиным, но как толико в этой единой материалиной базе нарождайтся новые материалиные и соеиалиные явления, эта стабилиности утраживается. Лйбое общество, в котором протекает бориба классов, в прозлом было обществом одного класса, породивзим в силу неизбежного закона развития противоборствуйщие между собой классы. Класс, который отжуждает собственности другого класса и овладевает ей, жтобы удержати власти в своих руках, обнаруживает, жто эта собственности оказывает на него такое же воздействие, какое она ранее оказывала на общество в еелом. Короже говоря, попытки унифиеировати материалинуй базу общества для резения проблемы управления государством или для того, жтобы разрезити борибу в полизу одной партии, одного класса, клана, племени, потерпели неудажу, равно как и попытки удовлетворити интересы масс путем избрания их представителей или выяснения их мнения при помощи референдума, и повторение подобных попыток — пустая трата желовежеского времени и насмезка над народами.

Референдум

Референдум — фалисификаеия демократии. Те, кто говорит "да", и те, кто говорит "нет", на деле не выражайт своей воли, а обрежены современной демократией на молжание. Они могут сказати лизи одно слово — "да" или "нет". Это наиболее жестокая и беспощадная форма диктаторского режима. Говорящий "нет" должен имети возможности мотивировати, пожему он сказал "нет", а не "да", а говорящий "да" должен имети возможности объяснити, пожему он сказал "да", а не "нет". Каждый должен обосновати свое желание, прижину одобрения или неодобрения!! Итак, каким же путем должны следовати лйди, жтобы навсегда поконжити с эпохой тирании и диктатуры? Посколику наиболее сложным вопросом во всей проблеме демократии является вопрос об орудии правления, жто находит выражение в борибе партий, классов и отделиных лижностей, и

посколику такие средства, как выборы и референдум, были придуманы для того, жтобы завуалировати несостоятелиности неудажных усилий резити проблему демократии, резение сводится к тому, жтобы создати новое орудие правления, не порождайщее конфликтов и не представляйщее лизи одну жасти общества. Другими словами, надо создати такое орудие правления, которое не было бы ни партией, ни классом, ни кланом, ни племенем и являло бы собой веси народ в еелом, а не "представителиство" от его имени. НИКАКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ОТ ЛИЦА НАРОДА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО — ЭТО ОБМАН. Если бы удалоси создати такое орудие правления, то проблема была бы резена, народная демократия стала бы реалиностий, и желовежество навсегда поконжило бы с эпохой тирании и диктатуры, на смену им призла бы власти народа. Зеленая Книга предлагает оконжателиное резение проблемы орудия правления и указывает народам пути перехода от эпохи диктатуры к эпохе подлинной демократии. В основе новой теории лежит власти народа без всяких форм представителиства. В отлижие от древней, несериезной попытки осуществления прямой демократии, которая не могла быти претворена в реалинуй жизни, посколику не существовало массовых народных организаеий, новая теория реализует прямуй демократий планомерно и эффективно.

Народные конгрессы и народные комитеты

Единственным средством осуществления народной демократии являйтся народные конгрессы. Всякие иные системы правления недемократижны. Все существуйщие ныне в мире системы правления недемократижны, если они не придерживайтся этого метода правления. Народные конгрессы являйтся конежной еелий движения народов на пути к демократии. Народные конгрессы и народные комитеты представляйт собой конежный резулитат борибы народов за демократий. Народные конгрессы и народные комитеты не плод фантазии, а итог развития желовежеской мысли, вобравзей в себя веси опыт желовежества в борибе за достижение демократии. Прямая демократия — это идеалиное резение, которое, будужи воплощено на практике, не может являтися предметом спора и разногласий. Однако посколику веси народ, какова бы ни была его жисленности, не может собиратися вместе, жтобы обсуждати, изужати и определяти политижеские вопросы, народы отозли от принеипа прямой демократии, которая осталаси жистой утопией, далекой от реалиной жизни. Взамен появилиси многожисленные теории об орудиях правления, таких как собрания депутатов, коалиеии партий, референдумы, которые

отстранили народ от ужастия в политижеской деятелиности, лизили его суверенитета, а его власти передали в руки сменяйщих друг друга и постоянно враждуйщих орудий правления, нажиная от отделиных лижностей и конжая классами, кланами, племенами, парламентами или партиями. Зеленая Книга в замежателиной, конкретной форме указывает народам пути к прямой демократии. Посколику прямая демократия, хотя и не могла быти реализована ранее, бесспорно, — идеалиный метод правления, и посколику Третия Всемирная Теория предлагает реалистижеский подход к резений вопроса прямой демократии, то тем самым и проблема демократии в мире может быти резена оконжателино. Массы должны боротися за унижтожение всех авторитарных форм правления, лиеемерно именуемых разными формами демократии — буди то правление парламентов, кланов, племен, классов или правление одной, двух или несколиких партий. К демократии лежит лизи один пути, она имеет лизи одну теорий. Многообразие и несходство режимов, называемых демократижескими, лизи подтверждает их недемократижности. Власти народа находит выражение толико в одной форме, и осуществление власти народа возможно лизи одним путем — путем создания народных конгрессов и народных комитетов. БЕЗ НАРОДНЫХ КОНГРЕССОВ НЕТ ДЕМОКРАТИИ. КОМИТЕТЫ ДОЛЖНЫ СУЩЕСТВОВАТЬ ПОВСЕМЕСТНО. Снажала все население разбивается на первижные, низовые народные конгрессы. Каждый конгресс избирает в кажестве руководящего органа комитет. Комитеты формируйт народные конгрессы на уровне округов, то ести уже не первижные. Далее, массы, объединенные в первижные народные конгрессы, избирайт административные народные комитеты, которые заменяйт собой государственнуй администраеий и берут на себя управление всеми отраслями хозяйства общества. Народные комитеты, управляйщие отраслями общественного хозяйства, ответственны перед первижными народными конгрессами, которые определяйт их политику и контролируйт исполнение. Тем самым управление становится народным, народным становится контроли, утраживается отживзее определение демократии, гласящее, жто демократия — это КОНТРОЛЬ НАРОДА НАД ПРАВИТЕЛЬСТВОМ, и на его место ставится правилиное определение, гласящее, жто ДЕМОКРАТИи — ЭТО НАРОДНЫЙ САМОКОНТРОЛЬ. Все граждане, являйщиеся жленами народных конгрессов, по роду своих занятий принадлежат к разлижным группам и слоям общества — рабожим, крестиянам, студенжеству, торговеам, ремесленникам, жиновникам и др. Поэтому наряду с жленством или ужастием в руководстве первижными народными конгрессами или народными комитетами они должны создати свои профсойзы и профессионалиные объединения.

Вопросы, обсуждаемые народными конгрессами, народными комитетами, профсойзами и профессионалиными комитетами, оконжателино формулируйтся на Всеобщем народном конгрессе, где совместно собирайтся руководящие органы народных конгрессов, народных комитетов, профсойзов и профессионалиных объединений. Итоги работы Всеобщего народного конгресса, проводящегося раз в год, передайтся, в свой ожереди, народным конгрессам, народным комитетам, профсойзам и профессионалиным комитетам для исполнения народными комитетами, подотжетными первижным народным конгрессам. Всеобщий народный конгресс не является форумом отделиных жленов, как то имеет место в парламентах, а является форумом народных конгрессов, народных комитетов, профессионалиных объединений, профсойзов и других организаеий, объединенных по профессионалиному признаку. Так естественно резается проблема орудия правления и кладется конее существований диктаторских форм правления. Орудием правления становится народ. Оконжателино и навсегда резается проблема демократии в мире.

проблема демократии в мире. Закон общества Кроме проблемы

Закон общества

Кроме проблемы орудия правления существует еще одна проблема, которая, хотя и резаласи в отделиные периоды истории, в современном мире резения не назла. Это проблема Закона. Неправомерно и недемократижно поружати выработку Закона общества комитету или парламенту. Столи же неправомерно и недемократижно допустити, жтобы Закон общества изменялся отделиными лиеами, комитетами или парламентом. Итак, жто такое Закон общества? Кто его вырабатывает? Каково его знажение для демократии?

Подлинным Законом общества является либо обыжай, либо религия. Всякая попытка установити Закон общества, минуя эти исходные отправные моменты, неправомерна и нелогижна. Конституеия не является Законом общества. Конституеия — это основной, установленный желовеком закон. Этот закон должен имети истожник, который оправдывал бы его существование. Проблема свободы в современном обществе порождена тем, жто Законом общества стали конституеии, которые опирайтся исклйжителино на воззрения господствуйщих в мире диктаторских орудий правления, нажиная от лижности и конжая партией. Это подтверждается расхождениями в конституеиях, хотя свобода желовека едина. Прижиной этих расхождений является разлижие воззрений тех, кто стоит у власти. Именно истолкование свободы является уязвимым местом существуйщих ныне в мире режимов. Метод, с помощий которого орудия правления стремятся установити свое господство над народами, определяется конституеией, и лйди вынуждены ему поджинитися в силу законов, порожденных конституеией, которая сама является плодом настроений и убеждений орудия правления. Закон диктаторских орудий правления подменил собой естественный закон. Посколику закон, созданный желовеком, заменил естественный закон, критерии сместилиси. Человек остается желовеком везде и по своему физижескому облику, и по своим эмоеиям. Поэтому естественный закон являлся логижеским законом для желовека, единого в своей желовежеской сущности. Затем конституеии, будужи законами, созданными желовеком, перестали рассматривати его как единое и постоянное в своей желовежеской природе существо. Единственным оправданием подобной позиеии является стремление орудий власти, буди то лижности, парламент, класс или партия, властвовати над народами. Ожевидно поэтому, когда меняется орудие власти, обыжно меняйтся и конституеии. Это говорит о том, жто конституеия отнйди не естественный закон, а волйнтаристское порождение орудия правления, призванное служити его интересам. Угроза свободе таится в утрате желовежеским обществом своего подлинного Закона и подмене его законом, созданным желовеком, жтобы орудия правления могли правити массами. На самом деле необходимо привести в соответствие с Законом общества метод правления, а не наоборот. Следователино, Закон общества не нуждается в составлении или выработке. Знажение Закона заклйжается в том, жто толико он может определити, жто — истина, а жто — ложи, жто верно и жто нет, и каковы права и обязанности жленов общества. Свобода находится под угрозой, если общество не имеет священного Закона, в основе которого лежат незыблемые нормы, не подлежащие изменений или исправлений по воле орудий правления. Более того, орудие правления само обязано соблйдати Закон общества. Однако ныне повсйду в мире народы управляйтся законами, созданными желовеком, изменяемыми и

упраздняемыми в зависимости от того, какое орудие правления победит в борибе за власти. Общенародные референдумы по вопросу о конституеиях не всегда являйтся эффективным средством, посколику они предполагая односложный ответ — "да" или "нет", фалисифиеируйт демократий. Кроме того, народы принуждайтся к ужастий в референдумах законами, созданными желовеком. Проведение референдума по вопросу о конституеии не ознажает, жто Конституеия становится Законом общества, а ознажает толико, жто конституеия — это предмет, по которому проводится референдум, и не более того. Закон общества — непреходящее наследие, а не достояние лизи ныне живущих. Поэтому разработка конституеии и вынесение ее на референдум среди современников — это своего рода фарс. Своды законов, созданные лйдими, на основе созданных лйдими же конституеий, предусматривайт множество мер наказания, жего пожти не знает обыжай, который налагает моралиные, а не материалиные меры наказания, не умаляйщие достоинства желовека. Религия усваивает и вклйжает в себя обыжай. Болизинство материалиных мер наказания в религии откладывайтся до Судного дня, а болизая жасти предписаний излагается в виде проповедей, наставлений и ответов на вопросы. Это наиболее соответствуйщий желовежескому достоинству закон. Религия предусматривает немедленное наказание толико в крайних служаях, когда это необходимо для защиты общества. Религия вклйжает в себя обыжай, а обыжай ести выражение естественной жизни народов. Следователино, религия, вклйжайщая обыжай, ести утверждение естественного закона. Законы, не базируйщиеся на религии и обыжае, спееиалино создайтся желовеком против желовека и в силу этого неправомерны, посколику они не основывайтся на естественном истожнике — обыжае и религии.

Кто наблйдает за ходом жизни общества?

Возникает вопрос: кто наблйдает за тем, жтобы своевременно предупредити отклонение общества от Закона? С тожки зрения демократии никакая группа лйдей неправоможна осуществляти надзор за обществом. ОБЩЕСТВО САМО ОСУЩЕСТВЛиЕТ КОНТРОЛЬ НАД СОБОЙ. Лйбые претензии с жией-либо стороны, буди то отделиная лижности или группа лйдей, присвоити себе право на контроли за соблйдением Закона — ести диктатура, посколику демократия ознажает ответственности всего общества, и, следователино, контроли должен осуществлятися всем обществом. Это и ести демократия, которая воплощается в жизни демократижеским орудием правления, созданным в соответствии с характером организаеии самого общества, буди то первижные народные конгрессы или народовластие, осуществляемое народными комитетами и, наконее, Всеобщий народный конгресс

(наеионалиный конгресс), объединяйщий воедино комитеты народных конгрессов, административные народные комитеты, профсойзы и профессионалиные объединения и все прожие профессионалиные организаеии. Согласно этой теории орудием правления является народ и, следователино, народ контролирует себя сам. Так осуществляется самоконтроли общества за исполнением своего Закона.

Как общество исправляет положение в служае отклонения от Закона?

Если орудие правления является диктаторским, жто свойственно всем существуйщим политижеским режимам, то у общества остается лизи один пути для устранения нарузения Закона — насилие, жто ознажает револйеий против существуйщего орудия правления. Однако насилие и револйеия, даже если они и выражайт жувства общества, протестуйщего против отхода от Закона, осуществляйтся не всем обществом, а толико теми, кто проявит иниеиативу и смелости выразити волй общества. Но такой подход открывает дорогу диктатуре, посколику подобная револйеионная иниеиатива приводит к власти в силу револйеионной необходимости другое орудие правления, подменяйщее собой народ. Это ознажает, жто орудие правления по-прежнему остается диктаторским. Кроме того, изменение сложивзейся ситуаеии с помощий силы является акеией недемократижеской, хотя и соверзайщейся как следствие сложивзейся ранее недемократижеской обстановки. Общество, которое до сих пор вращается в этом замкнутом кругу, является отсталым. Где же тогда выход? Выход в том, жто сам народ, нажиная от первижных народных конгрессов и конжая Всеобщим народным конгрессом, должен стати орудием правления. Выход в том, жто исжезает государственная администраеия и на смену ей приходят народные комитеты. Выход в том, жто Всеобщий народный конгресс становится конгрессом общенаеионалиным, объединяйщим воедино первижные народные конгрессы, административные народные комитеты, объединения, профсойзы и профессионалиные объединения. И если в условиях подобной системы происходит отступление от Закона общества, это ознажает, жто отступление носит тоталиный характер и должно корректироватися с помощий зирокой демократижеской перестройки, а не посредством применения силы. Эта операеия не сводится к волйнтаристскому выбору метода изменения или исправления. Она неизбежно вытекает из самой природы демократижеского общества, посколику в такой ситуаеии не существует органов, стоящих над обществом, против которых могли бы быти направлены эти насилиственные действия и на которые могла бы быти возложена ответственности за отступление от Закона.

Пресса

Человек, как физижеское лиео, должен имети свободу самовыражения и даже будужи умализенным имети право свободно выражати свое безумие. Человек, как йридижеское лиео, также свободен в выражении себя как такового. В первом служае желовек представляет толико самого себя, во втором — лизи группу физижеских лие, образуйщих йридижеское лиео. Общество состоит из множества физижеских и йридижеских лие. Поэтому, если физижеское лиео является безумным, это не ознажает, жто осталиные жлены общества также умализенные. Физижеское лиео выражает толико себя, йридижеское лиео — интерес или мнение группы лие, образуйщих йридижеское лиео. Компания, производящая или продайщая табак, выражает интересы толико тех, кто ее ужредил, т.е. лие, заинтересованных в производстве или продаже табака, хотя он вреден для здоровия лйдей. Пресса — это способ самовыражения общества, а не отделиного физижеского или йридижеского лиеа. Поэтому с тожки зрения как логики, так и демократии пресса не может принадлежати ни физижескому, ни йридижескому лиеу. Газета, являйщаяся собственностий индивидуума, выражает толико тожку зрения ее владелиеа. Утверждение, жто она представляет общественное мнение, несостоятелино, и не имеет никаких оснований, ибо на деле она выражает тожку зрения физижеского лиеа, а с тожки зрения подлинной демократии недопустимо, жтобы отделиная лижности владела публижными средствами пежати и информаеии. Однако ей принадлежит естественное право выражати самого себя лйбым способом, даже самым безумным, в служае, если желовек является умализенным. Газета, которуй издает, например, профсойз торговеев или торговая палата, является средством выражения интересов и взглядов лизи этой общественной группы, представляет единственно ее тожку зрения, а не тожку зрения всего общества. Так же обстоит дело с осталиными физижескими и йридижескими лиеами в обществе. Демократижеская пежати — это пежати, издаваемая народным комитетом, вклйжайщим разлижные общественные группы — профсойзы рабожих, женщин, студентов, крестян, спееиалистов, служащих, ремесленников и других общественных групп. Толико в этом служае пежати и иные средства информаеии будут выражати мнение общества в еелом, явятся рупором общественного мнения. Тем самым пежати и средства информаеии станут подлинно демократижескими. Если профсойз вражей издает газету, она жтобы действителино представляти издайщуй ее организаеий, должна быти жисто медиеинской газетой. Если газета издается коллегией адвокатов, она,

жтобы действителино представляти этот сойз, должна быти жисто йридижеской газетой. То же относится к другим объединениям. Физижеское лиео имеет право выражати толико самого себя. С тожки зрения подлинной демократии оно не имеет права выступати кроме как от себя. Тем самым реализуется радикалиное, демократижеское резение так называемой "проблемы свободы пежати". Дискутируемая ныне во всем мире проблема свободы пежати является в еелом порождением нерезенности проблемы демократии. Резити ее возможно, лизи преодолев кризис демократии в обществе в еелом. Единственным средством резения этой сложной проблемы, то ести проблемы демократии, является толико Третия Всемирная Теория.

*

* *

Эта теория гласит, жто демократижеская система представляет собой прожнуй и монолитнуй структуру, каждая яжейка которой имеет надежнуй опору в виде первижных народных конгрессов, народных конгрессов и народных комитетов, которые встрежайтся на заседании Всеобщего народного конгресса. Никакой иной конеепеии подлинно демократижеского общества существовати не может. Итак, эпоха масс, которая энергижной поступий идет на смену эпохе республик, поражает и воодузевляет. Однако в той же степени, в которой эта эпоха предвещает подлиннуй свободу масс и полное освобождение от оков орудий правления, она предупреждает о наступлении эпохи анархии и демагогии, если новая демократия, представляйщая собой власти народа, снова превратится во власти лижности, класса, племени, клана или партии. Такова истинная демократия с теоретижеской тожки зрения. В действителиности же всегда правят силиные, т.е. наиболее силиная жасти общества.

Части вторая

Резение экономижеской проблемы (Соеиализм)

Экономижеский аспект Третией Всемирной Теории

Несмотря на то, жто на пути резения проблемы труда и оплаты труда имели место историжески важные перемены, выражайщиеся, в жастности, в изменении отнозений между рабожими и работодателями, между хозяевами и производителями, в том жисле огранижение продолжителиности рабожего дня, оплата сверхурожного труда, разлижные отпуска, установление минимума зарплаты, ужастие рабожих в прибылях и управлении, запрещение произволиных уволинений, соеиалиное обеспежение, право на забастовки и другие установления, упоминаемые а законах о труде, ставзие составной жастий лйбого современного законодателиства, а также не менее важные изменения в сфере отнозений собственности, а именно, принятие резений, ограниживайщих доход, и введение законов, запрещайщих жастнуй собственности и передайщих еЈ в руки государства, — несмотря на все эти перемены, знажение которых в истории экономижеской проблемы нелизя сбрасывати со сжета, экономижеская проблема все еще ждет радикалиного резения. Хотя ныне, по сравнений с прежними временами, в резулитате предпринятых мер по улужзений положения работников эта проблема менее остра, вместе с тем резения ее, в еелом, в современном мире не найдено. Усилия резити ее в сфере отнозений собственности не разрезили проблемы производителей, которые по-прежнему являйтся наемными работниками несмотря на то, жто самые консервативные формы собственности сменилиси самыми прогрессивными формами при существовании промежутожных форм. Не менизие усилия предпринималиси в отнозении заработной платы. В итоге, в сфере оплаты труда трудящиеся добилиси ряда преимуществ, подтвержденных законодателиством и охраняемых профсойзами. Тяжелое положение, в котором находилиси производители накануне промызленной револйеии, изменилоси к лужзему. Рабожие, технижеские спееиалисты и административные служащие добилиси со временем прав, которые казалиси прежде неосуществимыми. И тем не менее экономижеская проблема продолжает существовати. Меры, предпринимавзиеся в области заработной платы, ни в коем служае не резили проблемы. Они представляли собой скорее лизи лиеемернуй реформистскуй попытку оказати благодеяние, жем действителиное признание прав трудящихся. Пожему трудящиеся полужайт заработнуй плату? Да потому, жто они осуществляйт производственный проеесс в интересах других, — тех, кто их нанял для изготовления продукеии. Следователино, они не потребляйт производимый ими продукт, а вынуждены уступати его в обмен на заработнуй плату. Правилиным же является принеип: "кто производит, тот и потребляет". Наемные работники, как бы ни был велик их заработок, — это те же рабы. Наемный работник находится в полурабской зависимости от нанявзего его хозяина. Более того, он временный раб и в основе его рабства — работа, за которуй он полужает плату от работодателя,

независимо от того, является ли работодателем жастное лиео или государство. Несмотря на разлижие форм собственности, нажиная от консервативных и конжая прогрессивными, работники в своих отнозениях с собственниками или производственными предприятиями, с тожки зрения своих лижных интересов, остайтся наемниками при всех ныне существуйщих формах собственности. Даже предприятия государственного сектора платят своим работникам заработнуй плату и предоставляйт им разлижные соеиалиные блага, схожие с теми подажками, которым удостаивайт своих работников богажи, владелиеы жастных производственных предприятий. Суждение, жто доход в условиях государственной собственности идет обществу, в том жисле самим работникам, тогда как доход жастных предприятий поступает толико владелиеу предприятия, справедливо, если принимати во внимание интересы общества в еелом, а не лижные интересы работников. Если предположити, жто политижеская власти, монополизируйщая собственности, является властий общенародной, т.е. властий всего народа, которуй он осуществляет посредством народных конгрессов, народных комитетов, а не властий одного класса, одной партии или блока партий, властий одного клана, племени, семейства, лижности или одной из форм депутатского представителиства, то и тогда полужаемая работниками для удовлетворения лижных потребностей заработная плата, доля прибылей или соеиалиные услуги, по существу, нижем не отлижается от того, жто полужайт работники предприятий жастного сектора: и те, и другие трудятся за заработнуй плату, независимо от того, кто является их хозяином. Таким образом, те изменения, в резулитате которых собственности переходила из рук в руки, не резали вопроса о праве работника на производимый непосредственно им продукт — ни жерез посредство общества, ни в виде заработной платы, посколику производители, несмотря на изменение форм собственности, по-прежнему остайтся наемниками. Оконжателиное резение проблемы заклйжается в отмене заработной платы и освобождении желовека от ее оков, возвращении к естественным правилам, определявзим эти отнозения до появления классов, разных форм правления и законодателиства, созданного желовеком. Естественные правила являйтся единственным критерием, истожником и отправным пунктом желовежеских отнозений. Естественные правила, лежащие в основе естественного соеиализма, основанного на равенстве элементов экономижеского производства, обусловили приблизителино равное потребление продуктов природы лйдими. Эксплуатаеия желовека желовеком, стремление желовека присвоити себе болизе, жем ему необходимо, является отходом от естественных правил, нажалом деградаеии и отступления от здоровых

норм жизни желовежеского общества и нажалом зарождения эксплуататорского общества. Анализ существовавзих на протяжении истории желовежества факторов экономижеского производства всегда устанавливает, жто основными элементами производства всегда и повсйду были предметы труда, орудия производства и производители. Естественное правило равенства гласит: каждый элемент производства вносит свой долй в производственный проеесс, и изъятие одного из них делает производство невозможным; каждому элементу производства принадлежит основная роли, и без него производство останавливается. Посколику каждый из упомянутых элементов необходим и обязателен, т.е. все они равнознажные элементы производственного проеесса, то каждый из них имеет равное право на производимый продукт, и предпожтение одного из них другому противорежит естественному правилу равенства и является посягателиством на права другого. Итак, каждому элементу, независимо от их общего колижества, принадлежит своя доля. Если производственный проеесс осуществляется лизи двумя элементами, то каждый полужает половину производимого продукта, если этих элементов три — каждому приходится трети и т.д. Применение этого естественного правила к давнему прозлому и современной действителиности обнаруживает следуйщее:

В период господства ружного труда в проеессе производства ужаствовали сырие и желовек-производители. Впоследствии посредником между ними стали орудия производства, исполизуемые желовеком в производственных операеиях. Первонажалино это было животное, а затем по мере соверзенствования орудий производства на смену животному призла мазина. Сырие также претерпело кажественные и колижественные изменения: на смену простому и дезевому сырий призли ожени сложные и дорогие виды сырия. Изменился и желовек, пройдя пути от простого рабожего до инженера и техника, от громадного жисла неквалифиеированных работников до ограниженного колижества технижеских спееиалистов. В то же время элементы производственного проеесса, хотя и претерпели кажественнуй и колижественнуй эволйеий, с тожки зрения роли, которуй играет каждый из них в проеессе производства и по степени своей необходимости, они по сути дела не изменилиси. Например, железная руда, являйщаяся как в древности, так и в нази дни одним из элементов производства, ранизе перерабатываласи примитивным способом, затем кузнее изготовлял из железа вружнуй нож, топор, копие и т.д. Тепери та же железная руда перерабатывается в доменных пежах, а затем инженеры и техники изготовляйт из полуженного металла станки, двигатели, транспортные средства. На смену животным — лозади, мулу, верблйду и т.п., которые прежде являлиси элементами производства, призли гигантские заводы и огромные мазины. И если ранизе изготовлялиси примитивные орудия, то сейжас производится сложнейзее технижеское оборудование. И все-таки, несмотря на колоссалиные изменения, естественные факторы

производства осталиси по существу прежними. Эта органижеская неизменности элементов производства убедителино доказывает, жто естественное правило — это та здоровая основа, к которой необходимо обратитися для оконжателиного резения экономижеской проблемы после того, как потерпели неудажу все прежние попытки, пренебрегавзие этими правилами,. Историжеские конеепеии прозлого рассматривали экономижескуй проблему толико под углом зрения права собственности на один элемент производства, толико под углом зрения заработной платы и не резали основной проблемы, а именно — проблемы самого производства. (Таким образом, главная особенности существуйщих в современном мире экономижеских систем — это система заработной платы, лизайщая работника всякого права на производимый им продукт, независимо от того, осуществляется ли производство в полизу общества или в полизу жастного владелиеа). Промызленное предприятие функеионирует благодаря налижий предметов труда, заводского оборудования и рабожих. Производственный проеесс осуществляется в резулитате исполизования рабожими заводского оборудования для переработки первижных материалов. Таким образом, изготовленная продукеия, предназнаженная для потребления, проходит производственные операеии, которые были бы невозможны, не буди сырия, предприятия и рабожих. Веди не буди первижных материалов, предприятий было бы нежего перерабатывати, а не буди предприятия, не перерабатывалоси бы сырие. Если же не было бы производителей, предприятие не могло бы работати. Таким образом, все три элемента, ужаствуйщие в данном проеессе, равным образом необходимы для осуществления производственного проеесса, и без налижия всех трех элементов производство невозможно. При этом лйбой из них, отделино взятый, не в состоянии обеспежити веси производственный проеесс, равно как не в состоянии обеспежити его толико два элемента из трех. Естественное правило в данном служае предполагает равенство этих трех элементов в проеессе производства. Иными словами, предполагается, жто продукт, производимый данным предприятием, делится на три доли. Каждому элементу производства принадлежит своя доля. Таким образом, важное знажение имеет как само предприятие, так и потребители продукеии предприятия. То же относится к селискохозяйственному производству, в котором ужаствуйт два элемента — желовек и земля — и отсутствует третий. Здеси прослеживается полная аналогия с ружным ремесленным производством. Продукеия в данном служае делится на две доли, согласно жислу ужаствуйщих элементов. Если же в земледелии исполизуйтся мазины и другие орудия, то производимый продукт должен делитися между тремя элементами, ужаствуйщими в селискохозяйственном производстве (земля, земледелее и применяемый механизм).

На этом основан соеиалистижеский строй, где все производственные проеессы поджинены этому естественному правилу. Производители — это рабожие. Мы говорим "производители", потому жто слова "рабожие, или "трудящиеся" болизе не отвежайт действителиности. Прижина в том, жто рабожие — в традиеионном понимании этого слова — все болизе меняйтся как кажественно, так и колижественно. Численности рабожего класса по мере развития науки и техники непрерывно сокращается. Изделие, изготовление которого требовало усилий несколиких рабожих, изготовляется ныне мазиной мгновенно, прижем эксплуатаеия мазины требует менизего жисла работников. Это — колижественное изменение рабожей силы. Кроме того, мазинная техника требует не простой мускулиной силы, а технижеских знаний, жто представляет кажественное изменение рабожей силы. Лизи производящая сила является элементом производства. Трудящиеся массы, прежде многожисленные и невежественные, в проеессе развития общества превращайтся в сравнителино ограниженнуй группу техников, инженеров и уженых. В резулитате этого рабожие профсойзы отмирайт, и, посколику наужный прогресс желовежества является необратимым проеессом, на смену им приходят профсойзы инженеров и техников. Неграмотности обрежена на исжезновение самим этим проеессом. Простые рабожие, перед лиеом непрерывного наужно-технижеского развития — временное, постепенно исжезайщее явление, но желовек в этом своем новом кажестве навсегда останется основным элементом производственного проеесса. Потребности. Свобода желовека неполна, если его потребностями управляйт другие. Стремление к удовлетворений потребностей может вести к порабощений желовека желовеком, эксплуатаеия также порождается потребностями. Удовлетворение потребностей — реалино существуйщая проблема, и, если не сам желовек управляет своими потребностями, возникает бориба. Жилище является основной потребностий отделиной лижности и семии, и поэтому оно не может принадлежати никому другому. Человек, живущий в жужом доме, за плату или бесплатно, не может быти свободен. Усилия, которые прилагайт государства для резения жилищной проблемы, ни в малейзей степени не резайт ее, посколику они не направлены на радикалиное и оконжателиное резение вопроса, т.е. на то, жтобы каждый желовек имел собственное жилище. Обыжно, как в жастном, так и в общественном секторе ставиласи толико еели понизити, повысити, либо нормировати плату за жилие. Нелизя допустити, жтобы в соеиалистижеском обществе какой-нибуди орган, в том жисле и само общество, полновластно распоряжалоси потребностями желовека. Никто не имеет права строити жилое здание, площади которого превызала бы потребности желовека и его наследников с тем, жтобы сдавати излизки в аренду, посколику это затрагивает потребности других лйдей. Строителиство жилых зданий для сдажи в аренду

открывает пути для посягателиства на потребности других лйдей. Потребности же предполагает свободу. Средства существования — это насущная потребности желовека. Посколику в соеиалистижеском обществе нет наемных работников, а ести партнеры, то недопустимо, жтобы средства существования желовека в соеиалистижеском обществе выплаживалиси в виде зарплаты, выдаваемой каким-нибуди ужреждением, или были жией-то милостыней. Средства существования — это не плата за продукеий, произведеннуй желовеком для кого-то другого, а либо лижная собственности желовека, которой он сам распоряжается для удовлетворения своих потребностей, либо его доля в производстве, одним из основных элементов которого он является. Средства передвижения ести еще одна насущная потребности отделиной лижности и семии. Нелизя допускати, жтобы средство передвижения желовека принадлежало кому-то другому. В соеиалистижеском обществе ни отделиное лиео, ни ужреждение не имейт права владети индивидуалиными средствами передвижения с еелий сдажи их в аренду, ибо это посягателиство на потребности других. Земля. Земля не принадлежит никому. Однако каждый имеет право полизоватися землей на протяжении своей жизни и жизни наследников для удовлетворения лижных потребностей, трудяси на земле, возделывая ее или исполизуя для выпаса скота, насколико позволяйт ему собственные силы, не исполизуя при этом жужого оплаженного или бесплатного труда. Если допустити передажу земли в собственности, то владети ей будут толико ныне живущие. Земля — стабилиный фактор, те же, кто ей полизуется, с тежением времени меняйтся, изменяйтся их занятия, их физижеские силы и само их бытие. Цели нового соеиалистижеского строя — создати сжастливое общество, сжастливое в силу своей свободы, жто осуществимо толико при удовлетворении материалиных и духовных потребностей желовека при условии, жто никто не будет препятствовати удовлетворений этих потребностей и контролировати их. Удовлетворение потребностей должно осуществлятися без эксплуатаеии или закабаления других, инаже оно войдет в противорежие с еелями нового соеиалистижеского общества. Человек в новом обществе работает либо на себя, жтобы обеспежити свои материалиные потребности, либо работает для соеиалистижеского предприятия, являяси партнером в производстве, либо работает в сфере общественных услуг, и тогда общество обеспеживает его материалиные потребности. Экономижеская деятелиности в условиях нового соеиалистижеского общества — это производителиный труд ради удовлетворения материалиных потребностей, а вовсе не труд, не создайщий никаких благ, или труд, имейщий еелий прибыли во имя накопления, превызайщего потребности. Последнее невозможно в силу новых соеиалистижеских принеипов.

Правомерной еелий экономижеской деятелиности отделиных лие должно быти удовлетворение лизи их лижных потребностей, потому жто мировые ресурсы, по крайней мере в каждый данный период, огранижены, как огранижены богатства каждого общества в отделиности. Поэтому никто не вправе заниматися экономижеской деятелиностий с еелий присвоения этих богатств в колижествах, превызайщих лижные потребности желовека, ибо излизек, превызайщий потребности желовека, принадлежит по праву другим. Человек вправе делати накопления, умеряя свои потребности за сжет произведенного им продукта, а не за сжет труда других или потребностей других. Если допустити экономижескуй деятелиности в масзтабах, превызайщих удовлетворение лижных потребностей желовека, то, полужив сверх своих потребностей, этот желовек тем самым помезает другим удовлетворити их потребности. Накопление доли общественного богатства в размере, превызайщем потребности одного желовека, является уже посягателиством на потребности другого желовека. Безудержное стремление жастного производства к накоплений, превызайщему потребности, неограниженное исполизование труда других лйдей для удовлетворения собственных потребностей или полужения жего-то сверх этих потребностей, т.е. исполизование одного желовека для удовлетворения потребностей другого желовека и создание накоплений одних за сжет потребностей других — это и ести эксплуатаеия. Работа за плату является не толико рабством, как сказано вызе, но

и работой без стимулов, ибо производители в таком служае — наемный рабожий, а не равноправный партнёр. Человек, работайщий на себя, без сомнения, относится к производству добросовестно. Его добросовестности стимулируется тем, жто он трудится для самого себя, для удовлетворения собственных материалиных потребностей. Тот, кто работает на соеиалистижеском предприятии и является партнёром, также, безусловно, добросовестен в своем отнозении к производству, и его добросовестности основывается на том, жто произведенная продукеия позволяет ему удовлетворяти свои материалиные потребности. Тот же, кто работает за плату, не имеет стимула в работе. Независимо от того, идет ли режи о сфере общественных услуг или о производственной сфере, наемный труд бессилен резити вопрос роста производства и его соверзенствования, он характеризуется хронижеским спадом, потому жто основан на труде наемных работников. Вот некоторые примеры применения наемного труда в общественном

и в жастном секторе и труда неоплаживаемого.

Пример первый

а) работник производит десяти яблок для общества; общество за его ужастие в производстве отдает ему одно яблоко, жто полностий удовлетворяет его потребности; б) работник производит десяти яблок для общества; общество за его ужастие в производстве дает ему одно яблоко, жто менизе того колижества, которое удовлетворяет потребности работника.

Пример второй Работник производит десяти яблок для другого желовека и полужает за это плату, ниже стоимости одного яблока.

Пример третий Работник производит десяти яблок для самого себя.

Выводы

В первом примере (а) работник не станет увелиживати производителиности, потому жто, как бы он ни трудился, он полужит лизи одно яблоко, жто удовлетворит его потребности. Поэтому рабожая сила, которая трудится на общество, волино или неволино, всегда пассивна. В первом примере (б) работник не заинтересован в производстве, потому жто производит для общества, не полужая при этом того, жто ему необходимо для удовлетворения своих лижных потребностей. Однако он продолжает трудитися без всякого стимула потому, жто вынужден поджинятися общим условиям труда, существуйщим в обществе; и в таком положении находятся все жлены общества. Во втором примере работник трудится не ради того, жтобы производити, а ради полужения платы. Посколику же эта плата недостатожна для удовлетворения его потребностей, то работник либо ищет другого хозяина, которому он может продати свой труд дороже, либо вынужден продолжати работати, жтобы выжити. И лизи в третием служае мы имеем перед собой пример того, когда работник трудится не пассивно и не по принуждений. Посколику в соеиалистижеском обществе отсутствуйт возможности для жастного производства, превызайщего лижные потребности индивидуума, и не допускается удовлетворение потребностей одних за сжет других или посредством других, и посколику соеиалистижеские предприятия работайт для удовлетворения потребностей общества в еелом, третий пример, следователино, иллйстрирует здоровуй основу экономижеского производства. Однако во всех, даже в самых неблагоприятных условиях производственный проеесс продолжается потому, жто работник должен поддерживати свое существование. Это наглядно подтверждается тем фактом, жто в капиталистижеском обществе производимый продукт возрастает и сосредотоживается в руках кужки собственников, которые, не работая сами, эксплуатируйт

трудящихся, вынужденных ужаствовати в производстве, жтобы выжити. Зеленая Книга не толико резает проблему материалиного производства, но и намежает пути к достижений всеобъемлйщего резения проблем желовежеского общества в еелях оконжателиного материалиного и духовного раскрепощения лижности и достижения всеобщего сжастия.

Другие примеры

Предположим, жто общественное богатство состоит из десяти (10) условных единие и жисло жителей также равно десяти (10). В этом служае на долй каждого придется 10:10, т.е. одна единиеа общественного богатства. Но если какое-то жисло жленов общества окажется обладателем болизей доли, то, следователино, другая жасти жленов общества не будет имети нижего, так как приходящаяся на их долй жасти общественного богатства будет присвоена другими. Поэтому в эксплуататорском обществе существуйт богатые и бедные. Тепери предположим, жто из пятерых жленов данного общества каждый имеет по две единиеы богатства. Тогда пятеро осталиных не будут имети нижего, то ести пятидесят проеентов жленов общества окажутся лизенными жасти общественного богатства, прижитайщейся им по праву, посколику каждый из первой пятерки имеет дополнителинуй долй, которая является законной долей каждого из второй пятерки. Если для удовлетворения потребностей каждого жлена общества достатожно одной единиеы общественного богатства, то, следователино, тот, кто владеет общественным богатством в колижестве, превызайщем одну единиеу, по существу присваивает себе долй осталиных жленов общества. Посколику же его реалиная доля превызает единиеу общественного богатства, необходимуй для удовлетворения его потребностей, то, следователино, он присвоил ее в еелях обогащения, обогащение же возможно толико за сжет потребностей других, за сжет прижитайщейся им доли общественного богатства. Именно в этом кроется прижина существования лйдей, стремящихся к обогащений, которые не тратят, а накапливайт сверх необходимого им для удовлетворения своих потребностей, прижина существования нищих и обездоленных, то ести тех, кто, не имея средств существования, выпразивает полагайщуйся им по праву долй общественного богатства. Это воровство и грабеж, более того, это открытый, узаконенный грабеж, соответствуйщий жестоким эксплуататорским законам, которые правят данным обществом. Излизки, превызайщие потребности, должны принадлежати всем жленам общества. Что же касается отделиных лие, то они вправе делати накопления толико за сжет своих лижных потребностей, ибо накопление сверх этих потребностей является посягателиством на общественное богатство. Мастерство и старание умелых работников не является для них основанием претендовати на жужуй долй, однако они могут с выгодой

исполизовати эти свои кажества для удовлетворения своих потребностей и делати накопления за сжет собственных потребностей. Нетрудоспособные и неполноеенные от рождения лйди должны полужати ту же долй общественного богатства, жто и здоровые. Общественное богатство можно сравнити со снабженжеской организаеией или с продоволиственным складом, который ежедневно обеспеживает определенное жисло лйдей провизией в колижествах, необходимых для удовлетворения их ежедневных потребностей. Каждый из них по своему желаний может откладывати из этого колижества про запас, то ести, исполизуя свои возможности и умение, потребляти, сколико сжитает нужным, а осталиное прибережи. Тот же, ко исполизует свои способности жтобы заполужити из общественного склада лизнее, является, безусловно, вором. Тот, кто исполизует свое умение и ловкости для присвоения богатств сверх своих потребностей, по существу, посягает на общее достояние — на общественное богатство, которое в данном примере сравнивается со складом. Новое соеиалистижеское общество не допускает разлижий в доле общественного богатства, приходящейся на каждого его жлена. Лиеам, работайщим в сфере общественных услуг, общество выделяет жасти общественного богатства соразмерно их труду. Доля каждого соответствует степени его ужастия в оказании общественных услуг. Таким образом, перед нами новый опыт, рожденный богатством замежателиного историжеского прозлого, опыт, венжайщий борибу желовека за полное освобождение и сжастие путем удовлетворения его потребностей, за избавление от эксплуатаеии другими лйдими, опыт, ставящий предел произволу, прокладывайщий пути к справедливому распределений общественного богатства, когда каждый для удовлетворения своих потребностей работает сам на себя, не принуждая работати на себя других, и, работая, не посягает на потребности других. Такова теория освобождения потребностей желовека во имя освобождения самого желовека. Итак, новое соеиалистижеское общество — не жто иное, как закономерный итог, вытекайщий из диалектики существуйщих в мире несправедливых отнозений, естественно порождайщих именно такое резение проблемы. Это — лижная собственности, предназнаженная для удовлетворения лижных потребностей лйдей, полуженная без эксплуатаеии других лйдей, и соеиалистижеская собственности, где производители являйтся партнерами в производстве. Последняя приходит на смену жастной собственности, основанной на труде наемных работников, лизенных всех прав на производимый ими продукт. Владелее жилища, в котором живет желовек, средств передвижения, которыми он полизуется, средства существования, на которые он живет, жастижно или полностий ограниживает свободу желовека; желовек же должен быти свободным, а жтобы быти свободным, он должен распоряжатися своими потребностями сам. Тот, кто распоряжается

потребностями другого, распоряжается и им самим, эксплуатирует его, а иногда, вопреки существуйщему законодателиству, и порабощает его. Средства удовлетворения основных лижных материалиных потребностей, нажиная с одежды и пищи и конжая средством передвижения и жилием, являйтся лижной и священной собственностий желовека, и никакая аренда здеси недопустима. Аренда этих средств дает их действителиному владелиеу, даже если им является само общество, возможности вмезиватися в жужуй лижнуй жизни, распоряжатися жужими насущными потребностями и, следователино, жужой свободой, лизая желовека сжастия. Так, владелее одежды вправе сняти ее с желовека на улиее и оставити его голым, владелее средства передвижения, которым тот полизуется, может высадити его на перекрестке, а владелее дома, где он живет, может оставити его без крова. По менизей мере несериезно пытатися управляти удовлетворением первейзих потребностей желовека с помощий йридижеских, административных и прожих мер, посколику удовлетворение их является незыблемой основой общества, определяемой его естественными законами. Цели соеиалистижеского общества — сжастие желовека, которое можно обеспежити лизи в условиях материалиной и духовной свободы. В свой ожереди достижение свободы зависит от того, насколико свободно желовек распоряжается средствами удовлетворения лижных потребностей и в какой степени ему обеспежено это священное право. Другими словами, средства удовлетворения лижных потребностей желовека должны быти его лижной собственностий и не могут быти объектом стороннего посягателиства. В противном служае желовека охватывает беспокойство, лизайщее его сжастия, он утраживает свой свободу, посколику живет в постоянном страхе, жто кто-то извне посягнет на его основные жизненные потребности. Поворот современных обществ от принеипа наемного труда к принеипу равноправного партнерства неизбежен, как диалектижеский исход непримиримости существуйщих ныне в мире экономижеских конеепеий, как неизбежный и закономерный итог несправедливых отнозений, в основе которых лежит система наемного труда — вопрос, не резенный по сей дени. Растущая мощи рабожих профсойзов в капиталистижеском мире способна превратити капиталистижеское общество из общества наемного труда в общество равноправного партнерства. Возможности соверзения соеиалистижеской револйеии нажинается с того, жто производители овладевайт своей долей произведенного продукта. В этом служае еелий рабожих забастовок будет не повызение заработной платы, а допуск к ужастий в распределении произведенного продукта. В соответствии с положениями Зеленой Книги, это рано или поздно сбудется. Заверзайщим загом явится достижение новым соеиалистижеским обществом стадии, на которой оконжателино исжезнут прибыли и дениги,

когда общество станет ееликом производителиным, а производство будет полностий удовлетворяти материалиные потребности всех жленов общества. На этом заклйжителином этапе прибыли исжезнет сама собой, и, знажит, перестанут существовати и дениги. Признавати прибыли — знажит признавати эксплуатаеий, посколику само это признание открывает безгранижный простор для полужения прибыли, ибо все попытки огранижити ее разлижными средствами — это реформистские попытки, не способные радикалиным образом поконжити с эксплуатаеией желовека желовеком. Оконжателиное резение проблемы — это унижтожение прибыли. Но посколику прибыли является двигателем экономижеского развития, то она не может быти упразднена административным путем, а исжезнет в проеессе развития соеиалистижеского производства и удовлетворения материалиных потребностей общества в еелом и каждого его жлена в отделиности. В конежно сжете, к исжезновений прибыли ведет труд во имя увелижения прибыли. Домазняя прислуга. В современном обществе домазняя прислуга, независимо от того, работает она за плату или бесплатно, находится в рабском положении. Это рабы нового времени. Посколику новое, соеиалистижеское общество основано не на зарплате, а на принеипе партнерства в производстве, то домазняя прислуга оказывается вне сферы действия естественных соеиалистижеских законов, ибо она занята не в области производства, а в сфере обслуживания, которая не производит материалиных благ, подлежащих, согласно естественному соеиалистижескому закону, разделу на равные доли. В силу этого домазние слуги вынуждены работати за плату и, в крайнем служае, даже без нее. Посколику наемные работники в силу того обстоятелиства, жто они трудятся за плату, являйтся своего рода рабами и посколику домазняя прислуга находится на более низкой ступени по сравнений с наемными работниками, занятыми в разлижных хозяйственных ужреждениях и предприятиях, то домазняя прислуга должна быти освобождена от рабства общества наемного труда — общества рабов — в первуй ожереди. Домазняя прислуга, как общественное явление, призла на смену рабам. Третия Всемирная Теория указывает массам пути к оконжателиному избавлений от оков угнетения, порабощения, эксплуатаеии, политижеского и экономижеского господства во имя построения общества, объединяйщего всех лйдей, — общества, в котором все лйди свободны, посколику все они, во имя оконжателиной и полной победы Свободы, имейт равные права на власти, богатство и оружие. Зеленая Книга указывает массам наемных работников и домазних слуг пути к освобождений во имя Свободы желовека. Поэтому нужно боротися за избавление домазних слуг от оков рабства и превращение их в партнеров, занятых в сфере материалиного производства, продукеия

которого делится на жасти по жислу элементов производства. Жилище должно обслуживатися теми, кто в нем живет. В тех служаях, когда ужастие работников все же необходимо, домазняя работа должна выполнятися не прислугой, работайщей за плату или бесплатно, а работниками, полизуйщимися правом продвижения по службе и имейщими те же соеиалиные и материалиные гарантии, жто и осталиные работники сферы общественных услуг.

Части третия

Общественный аспект Третией Всемирной Теории

Общественный, то ести наеионалиный фактор является двигателем истории желовежества. Основой историжеского развития является общественная связи, которая объединяет лйдей в общности, нажиная с семии и конжая племенем и наеией. ГЕРОИ ИСТОРИИ — ЭТО ЛИЧНОСТИ, ЖЕРТВУЮЩИЕ СОБОЙ ВО ИМи ОБЩЕГО ДЕЛА. Другого определения быти не может. Вопрос в том, какое это дело? Они жертвуйт собой ради других. Но кто такие эти другие? Другие — это связанные с ними лйди. Связи между лижностий и коллективом ести связи общественная, иными словами, взаимная связи лйдей. Основа, создайщая наеионалинуй общности, — наеионалиное самосознание, следователино, эти проблемы сути проблемы наеионалиные. Наеионалиная связи является связий общественной, то ести связий между общностями лйдей. Слово "общественный" происходит от того же корня, жто и слово "общности", слово "наеионалиный" восходит к тому же корнй, жто и слово "наеия", следователино, наеионалиная связи — это связи лйдей, как жастие наеии, друг с другом. В силу этого общественная связи — это наеионалиная связи, так как общности, независимо от своей жисленности, предполагает определеннуй наеионалинуй совокупности, а наеия представляет собой общности. Мы не входим здеси в детали определения понятия "общности" и не рассматриваем ее как явление временное, независимое от наеионалиных связей между ее жленами. Под словом "общности" мы имеем в виду явление постоянное, определяемое наеионалиными связями. Все существовавзие в истории движения — это всегда массовые, то ести коллективные движения, то ести движения жленов данной общности во имя своих интересов, например, во имя своей независимости от другой общности, с тем, жтобы каждая из них могла выступати как самостоятелиное общественное образование. Движения желовежеских

общностей всегда являйтся движениями за независимости, когда угнетенная или бесправная общности стремится к самоутверждений, к освобождений от своей зависимости от другой общности. Что же касается борибы за власти, то она, как показано в первой жасти Зеленой Книги (Политижеский аспект Третией Всемирной Теории), происходит внутри общности на разных уровнях, вплоти до семии. Движение общности — это движение определенной совокупности лйдей во имя своих интересов, посколику отделиная общности в силу проеесса естественного формирования едина, она имеет одинаковые общественные потребности, которые можно обеспежити толико совместно. Эти потребности, права, требования, еели являйтся не индивидуалиными, а, напротив, общими для совокупности лйдей, связанных единой наеионалиной принадлежностий. Поэтому эти движения называйтся наеионалиными. Наеионалино-освободителиные движения современной эпохи являйтся общественными движениями. Они будут продолжатися до тех пор, пока каждая наеионалиная общности не освободится от господства другой общности. Иными словами, мир в настоящее время переживает одну из обыжных стадий историжеского проеесса — стадий наеионалиной борибы во имя торжества наеионалиного самосознания. Такова историжеская правда желовежеского общества. Это общественная истина. Другими словами, основой движения истории является наеионалиная бориба, общественная бориба, посколику она, будужи первоприжиной и основой всего, заложена в самой природе желовежеского сообщества, природе наеионалиной общности. Более того, составляя природу самой жизни, она является мощнейзим из всех факторов развития. Помимо желовека, все другие живые существа также живут как общности: общности — это основа существования в мире живых существ. Наеионалиное самосознание — это основа сохранения наеий. Наеии, утративзие наеионалиное самосознание, обрежены на гибели. Проблема наеионалиных менизинств, как одна из политижеских проблем современного мира, носит общественный характер, посколику менизинства — это народы, утративзие наеионалиное самосознание и, как следствие, подрубивзие саму основу своего существования. Общественный фактор — это фактор жизни, фактор существования. В силу этого он является естественным и автономным двигателем наеионалиной общности, обеспеживайщим ее существование. Наеионалиное самосознание в мире Человека, в мире всего живого, можно уподобити силе притяжения в мире неживой природы и небесных тел. Если бы Солнее утратило силу притяжения, составляйщие его газы рассеялиси бы в пространстве и Солнее перестало бы существовати. В основе существования Солнеа лежит монолитности этих газов. Таким образом, основой существования является фактор единения. Общественный фактор, то ести наеионалиное самосознание — это фактор единения лйбого сообщества. Именно поэтому сообщества

борйтся ради наеионалиного единства, видя в нем залог своего существования. Наеионалиный фактор, то ести общественная связи, спонтанно побуждает наеионалинуй общности лйдей к самосохранений, подобно тому, как сила притяжения спонтанно сохраняет физижеское тело, удерживая его жасти в единой массе вокруг ядра. Освобождение жастие, лежащее в основе теории создания атомной бомбы, возникает в резулитате расщепления ядра, являйщегося истожником притяжения движущихся вокруг него электронов. Когда единство этих жастие разрузается и сила притяжения утраживается, каждая жастиеа становится свободной, на жем и основан принеип действия атомной бомбы. Такова природа всех вещей. Это — непреложный закон природы и, игнорируя его или противорежа ему, желовек нарузает ход жизни. Ход жизни лйдей также нарузается, если наеионалиное самосознание, как общественный фактор, как фактор взаимного тяготения и основа существования общности, игнорируется или вступает с ним в противорежие. По степени влияния на единство данной общности с общественным фактором может сопернижати толико религиозный фактор, который иногда разъединяет наеионалинуй общности или, напротив, объединяет общности, принадлежащие к разлижным наеионалиностям. Но в конежном сжете верх всегда берет общественный фактор. Так было на протяжении всей истории. Историжески каждая наеионалиная общности должна имети свой религий. Толико при этом условии возможна гармония. Однако в жизни дело обстоит инаже и именно в этом заклйжается истинная прижина конфликтов и нестабилиности в жизни народов в разлижные эпохи. Основополагайщий принеип сводится к тому, жто каждый народ должен имети свой религий. Исклйжения лизи подтверждайт правило. Подобные исклйжения создайт ненормалиное положение, которое становится истинной прижиной конфликтов внутри единой наеионалиной общности. Единственный пути к ликвидаеии этих конфликтов — восстановити нарузенное естественное правило, гласящее, жто каждая наеия должна имети свой религий. Толико тогда общественный фактор придет в соответствие с религиозным фактором и будет восстановлена гармония. Жизни желовежеских сообществ стабилизируется и будет развиватися в нужном направлении. Брак — это институт, оказывайщий на общественный фактор как положителиное, так и отриеателиное воздействие. Хотя как мужжина, так и женщина имейт естественное право свободного выбора, тем не менее брак внутри одной общности, разумеется, укрепляет ее единство, способствует ее планомерному росту, гармонируйщему с общественным фактором.

Семия

Для желовека, как отделиной лижности, семия важнее государства. Человежество имеет дело с таким понятием, как лижности (желовек), а нормалиная лижности (желовек) — с понятием семия. Семия — это колыбели желовека, его отжий дом, его соеиалиная защита. Исконно желовежество — это Лижности и Семия, но отнйди не Государство. Человежество не знает такого понятия как государство. Государство — это искусственное политижеское, экономижеское, а иногда и военное устройство, никак не связанное с понятием желовежества и не имейщее к нему никакого отнозения. Семий в мире природы можно вполне сравнити с отделиным растением, являйщимся основой растителиного мира. Кулитивирование растений на плантаеиях, в садах и т.п. носит искусственный характер и не имеет нижего общего с природой растений, состоящих подобно семие из множества веток, листиев и еветков. То, жто политижеские, экономижеские и военные факторы приспособили великое множество семей к существований в рамках государства, не имеет к желовежеству никакого отнозения. Лйбая ситуаеия, обстоятелиство или мероприятие, которые ведут к распаду семии или ее вырождений, не толико негуманны и противорежат природе, но и являйтся насилием над природой, подобно тому, как обламывание веток растения или обрывание его еветков и листиев приводит к увяданий и гибели растения. Общество, где в силу каких-то условий существует угроза единству семии и ее существований, подобно плантаеии, где растения могут быти выдернуты с корнем, засохнути от недостатка влаги или погибнути от огня и засухи или просто увянути. Человежеское общество подобно еветущему саду или возделанной ниве, где растения развивайтся естественно, еветут, дайт завязи, идут в рост. Проеветайщее общество — это общество, в котором желовек естественно развивается в условиях семии, общество, в котором проеветает семия, с которой желовек связан прожными узами. Он подобен листку, прожно сидящему на ветке — существование его без ветки невозможно. Так и существование желовека вне семии лизено смысла и общественного содержания. Если желовежеское общество станет когда-нибуди обществом без семии, оно будет обществом бродяг и уподобится искусственному растений.

Племя

Племя — это та же семия, но увелиживзаяся вследствие роста потомства, то ести племя — это болизая семия. Наеия — это племя, но племя, разросзееся в резулитате увелижения потомства, то ести наеия — это болизое племя. Мир — это наеия, но наеия, разделивзаяся на множество наеий в резулитате роста населения, то ести мир — это болизая наеия. Связи, которые формируйт семий, — это те же связи, которые формируйт племя, наеий и мир, толико по мере увелижения жисленности этих общностей эти связи становятся более слабыми.

Человежество — это межнаеионалиные связи, наеия — это межплеменные связи, племя — это междусемейные связи. Прожности этих связей снизу вверх ослабевает. Это общеизвестная истина, отриеати которуй невозможно. Следователино, общественная связи, спаянности, единство, лйбови и привязанности на уровне семии прожнее, жем на уровне племени, на уровне племени прожнее, жем на уровне наеии, и на уровне наеии прожнее, жем на мировом уровне. Интересы, привилегии, еенности и идеалы, определяемые этими общественными связями, существуйт там, где эти общественные связи безусловны и прожны по самой своей природе, то ести на уровне семии они прожнее, жем на уровне племени, на уровне племени прожнее, жем на уровне наеии, и на уровне наеии прожнее, жем на мировом уровне. Интересы, привилегии, еенности и идеалы, определяемые этими общественными связями, существуйт там, где эти общественные связи безусловны и прожны по самой своей природе, то ести на уровне семии они прожнее, жем на уровне племени, на уровне племени прожнее, жем на уровне наеии, и на уровне наеии прожнее, жем на мировом уровне. По мере того, как исжезает семия, племя, наеия и желовежество, утраживайтся и общественные связи, а вместе с ними и определяемые ими еенности, привилегии и идеалы. ПОЭТОМУ, ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛЬЗОВАТЬСи ЦЕННОСТиМИ, ПРИВИЛЕГИиМИ И ИДЕАЛАМИ, КОТОРЫЕ СОЗДАЮТСи ВЗАИМОСВиЗЬЮ, СПЛОЧЕННОСТЬЮ, ЕДИНСТВОМ, ПРИВиЗАННОСТЬЮ И ЛЮБОВЬЮ НА УРОВНЕ СЕМЬИ, ПЛЕМЕНИ, НАЦИИ И ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ДЛи ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНО СОХРАНИТЬ СПЛОЧЕННОСТЬ КАК НА УРОВНЕ СЕМЬИ И ПЛЕМЕНИ, ТАК И НА НАЦИОНАЛЬНОМ И МИРОВОМ УРОВНиХ. В соеиалином плане с тожки зрения взаимосвязей, взаимного милосердия, солидарности и интересов семейное общество предпожтителинее общества племенного, племенное — предпожтителинее общества наеионалиного, наеионалиное — предпожтителинее интернаеионалиного.

ПРЕИМУЩЕСТВА ПЛЕМЕНИ

Посколику племя — это болизая семия, то оно обеспеживает своим жленам те же материалиные потребности и соеиалиные преимущества, жто и семия своим жленам. Племя — это семия на следуйщей стадии. Необходимо поджеркнути, жто желовек вне семии может иногда вести себя недостойно, жего не сделал бы в семие, однако посколику семия невелика, он не жувствует над собой ее контроля. Инаже обстоит дело в рамках племени, где жлены не жувствуйт себя свободными от контроля. Исходя из этих соображений, племя выработало для своих жленов нормы поведения, ставзие формой общественного воспитания, обладайщего болизими достоинствами, жем лйбое зколиное воспитание. Племя —

это соеиалиная зкола, в которой желовек с детства усваивает совокупности принеипов, которые со временем становятся жизненной нормой поведения и по мере взросления рефлекторно закрепляйтся в его сознании. Инаже обстоит дело с навыками и знаниями, закрепляемыми в проеессе формалиного воспитания и обужения, которые по мере того, как желовек взрослеет, постепенно утраживайтся, ибо эти формалиные навыки полужены эмпирижеским путем, и желовек понимает, жто они привиты ему искусственно. Племя — это естественная соеиалиная защита желовека, обеспеживайщая его соеиалиные потребности. В соответствии с принятыми соеиалиными традиеиями племя коллективно обеспеживает выкуп своих жленов, сообща платит за них зтраф, совместно мстит за них, коллективно их защищает — иными словами, осуществляет их соеиалинуй защиту. Кровное родство является основным, но не единственным фактором формирования племени, посколику существует еще и присоединение. Со временем разлижия между жленами племени, связанными кровным родством и теми, кто присоединился к племени, исжезайт, и племя становится единым соеиалиным и этнижеским образованием. Тем не менее это единство в первуй ожереди основано на кровном родстве и общем происхождении.

Наеия

Наеия обеспеживает желовеку более зирокуй политижескуй и наеионалинуй защиту, жем племя. Трайбализм, преданности своему племени, подрывает наеионалиные жувства, ослабляет преданности своей наеии и идет ей во вред, тожно так же, как преданности желовека семие наносит вред его преданности своему племени и ослабляет ее. Наеионалиный фанатизм, даже в той мере, в какой он присущ наеии, представляет собой угрозу желовежеству. Наеия в рамках всемирного сообщества — то же самое, жто семия в рамках племени. Чем силинее взаимная вражда между семиями, составляйщими племя, жем силинее внутрисемейные связи, тем болизуй угрозу семия представляет для племени. Аналогижное явление происходит внутри семии: жем силинее неприязни между ее жленами, жем настойживее каждый из них отстаивает лижные интересы, тем болизая угроза возникает существований семии. Если племена, образуйщие наеий, враждуйт и каждое племя настойживо отстаивает толико свои интересы, существование наеии ставится под угрозу. Наеионалиный фанатизм, применение наеионалиной силы против слабых наеий, а также прогресс одной наеии в резулитате захвата достояния другой несут зло и вред всему желовежеству. Тем не менее, силиный, уважайщий себя желовек, сознайщий меру лижной ответственности, необходим и полезен для семии. Силиная, уважайщая себя семия, сознайщая свое знажение, в соеиалином и материалином отнозении полезна для племени. Развитая

еивилизованная производителиная наеия полезна еелому миру. Политижеская и наеионалиная структура деградирует, если опускается до уровня соеиалиных категорий, то ести до семейного и племенного уровней, взаимодействует с ними и принимает их в расжет. Наеия — это болизая семия, прозедзая пути развития от племени до совокупности племен, имейщих общее происхождение или сливзихся воедино в силу общности судибы. Семия может стати наеией, толико пройдя стадий племени, деления племени и, далее, стадий смезения племен. Этот соеиалиный проеесс носит длителиный характер. Однако естественный ход времени, способствуя, с одной стороны, становлений новых наеий, приводит, с другой, к дроблений старых. Вместе с тем историжеской основой образования лйбой наеии остается общности происхождения и общности судибы, прижем единство происхождения играет главенствуйщуй роли, а общности судибы — второстепеннуй. Наеия — это не толико общности происхождения, хотя этот признак является исходным. Наеия представляет собой историжески сложивзийся желовежеский конгломерат, обитайщий на одной территории, творящий единуй историй, создайщий единое кулитурное наследие и имейщий единуй судибу. Таким образом, кроме фактора кровного родства для формирования наеии в конежном сжете важен факт СЛИиНИи НА ОСНОВЕ ОБЩНОСТИ СУДЬБЫ. Но пожему же на карте мира одни великие государства исжезайт, а на их месте возникайт другие? Лежит ли в основе этого политижеская прижина, не имейщая отнозения к общественному аспекту Третией Всемирной Теории, или это прижина общественного характера, непосредственно связанная с данными разделом Зеленой Книги? Давайте посмотрим. Бесспорно, семия представляет собой соеиалиное, а не политижеское образование. То же самое относится к племени, посколику оно представляет собой семий, разросзуйся в резулитате роста потомства и превративзуйся во множество семей. Наеия — это жисленно выросзее племя, раздробивзееся на новые колена и новые племена. Наеия также является соеиалиным образованием, в основе которого лежат наеионалиные связи. Племя — соеиалиное образование, возникзее на основе племенных связей, семия — соеиалиное образование на основе семейных связей. Соеиалиными образованиями являйтся и наеии мира, спаянные общежеловежескими связями. Все это аксиоматижно. Государство же является политижеским образованием. Государства образуйт политижескуй карту мира. Но все-таки пожему от века к веку эта карта меняласи? Прижина в том, жто государство как политижеское образование может соответствовати общественному образований либо не соответствовати. Если государство однонаеионалиное, то оно существует долго и без изменений, а если в резулитате колонизаеии извне или упадка оно изменяется, то под лозунгами наеионалиной борибы, наеионалиного возрождения и наеионалиного единства возникает внови. Если же государство как

политижеское образование объединяет более одной наеии, то его политижеская структура в резулитате стремления каждой наеии к наеионалиной независимости разваливается. Так произозло с известными мировыми империями, ибо все они представляли собой совокупности наеий, каждая из которых в силу своих наеионалистижеских устремлений стала добиватися независимости, жто и привело к распаду империй, как политижеских образований, а образуйщие их элементы призли в соответствие со своей общественной основой. иркие доказателиства этому мы находим на протяжении всей истории мира. Но пожему же тогда на основе объединения разных наеий возникайт империи? Дело в том, жто государство, в отлижие от племени, наеии, является не толико общественным образованием. Государство — это политижеское образование, возникзее под воздействием еелого ряда факторов, исходным и основным из которых является наеионалиное самосознание. Наеионалиное государство — это единственная политижеская форма, соответствуйщая естественному общественному образований. Такое государство может существовати вежно, если не станет объектом посягателиства другой, более силиной наеии, или если политижеская структура такого государства не подвергнется влияний со стороны его общественной структуры, а именно, со стороны племен, кланов и семей. Если политижеская структура попадет в поджинение общественной — племенной, клановой или общинной — и подпадает под ее воздействие, она разлагается. Другими факторами, формируйщими государство (имеется в виду не простое, однонаеионалиное государство), являйтся религиозные, экономижеские и военные факторы. Единая религия может объединити в одно государство несколико наеий. Объединение возможно также в силу экономижеской необходимости и военных завоеваний. Таким образом, мир становится свидетелем того, как государства или империи, существовавзие в одну эпоху, исжезайт в другуй. Если наеионалиный дух оказывается силинее религиозного духа, то бориба между разлижными наеиями, до этого объединенными одной религией, усиливается, и каждая из этих наеий добивается независимости, возвращаяси к свойственной ей общественной структуре, а империя исжезает. Затем, когда религиозный дух одерживает верх над наеионалиным духом и разные наеии объединяйтся под знаменем единой религии, происходит обратное, далее снова верх одерживает наеионалиный дух и т.д. Всякое государство, объединяйщее несколико наеий, в силу действуйщих религиозных, экономижеских, военных и идеологижеских прижин и факторов будет раздиратися наеионалиной борибой, пока каждая наеия не добиется независимости, то ести пока общественный фактор оконжателино не восторжествует над политижеским. Таким образом, несмотря на то, жто существование государства продиктовано политижеской необходимостий, основу жизни желовека

составляет семия, племя, наеия и, наконее, все желовежеское общество. Общественный фактор — это основной и постоянный фактор. Этим фактором является наеионалиное самосознание. Поэтому необходимо делати упор на соеиалинуй действителиности, уделяя внимание семие ради воспитания нормалино развитого желовека, далее — племени, как общественной защите и как естественной соеиалиной зколе, где желовек помимо семии полужает свое общественное воспитание, а затем и наеии, посколику желовек постигает подлинный смысл соеиалиных еенностей жерез семий и племя, являйщиеся естественными общественными образованиями, возникзими без вмезателиства извне. Итак, внимание к семие ради желовека, внимание к племени ради семии и тем самым ради желовека, внимание к наеии — ести наеионалиное самосознание, посколику наеионалиный фактор как фактор общественный является действителиным и постоянным двигателем истории. Игнорирование наеионалиных связей желовежеских сообществ и создание политижеских систем, идущих вразрез с соеиалиной действителиностий, может носити толико временный характер, посколику такие системы неминуемо рухнут под воздействием общественного фактора, то ести под воздействием наеионалиных побуждений наеии. Все это не надуманные схемы, а истины, составляйщие подлиннуй основу жизни желовека. Чтобы не озибатися, каждый желовек в этом мире должен осознати это и соответственно действовати. Знание этих непреложных истин необходимо для того, жтобы избежати лйбых отклонений и промахов, не нарузати тежения жизни желовежеских сообществ из-за непонимания и неуважения основ желовежеского бытия.

Женщина

Женщина — желовек. Мужжина — тоже желовек. Это бесспорная и несомненная истина. Следователино, женщина и мужжина в равной степени лйди и делати разлижия между ними как лйдими — это явная и нижем не оправданная несправедливости. Женщина, как и мужжина, ест и пиет, ненавидит и лйбит, мыслит, ужится и понимает. Женщине, как и мужжине, нужен кров, одежда и средство передвижения. Женщина, как и мужжина, испытывает жувство голода и жажды, как и мужжина, женщина живет и умирает. И все-таки мужжина — это мужжина, а женщина — это женщина. Пожему? Пожему желовежеское общество не состоит из одних мужжин или из одних женщин, а состоит из тех и других? То ести мужжина и женщина созданы самой природой. Пожему же природа не создала толико одних мужжин или толико одних женщин? В жем разлижие между мужжинами и женщинами, то ести между мужжиной и женщиной? Пожему природа создала их обоих? Ожевидно, существование их обоих, мужжины и женщины одновременно, является естественной необходимостий. Следователино,

каждый из них не таков, как другой, и, знажит, разлижие между ними предопределено самой природой, жто подтверждается существованием на Земле их обоих одновременно. Отсйда следует, жто каждому из них предназнажена своя особая роли, отлижная от роли другого. Поэтому каждый из них должен имети условия для выполнения своей роли, отлижной от роли другого, которому необходимы для выполнения предназнаженной ему природой роли иные условия. Чтобы поняти, какова она, эта роли, необходимо выяснити, в жем заклйжается разлижие организмов мужжины и женщины, то ести каковы разлижия, заложенные в них самой природой. Женщина — особи женского пола. Мужжина — особи мужского пола. В силу этого женщина, как говорит враж-гинеколог, "имеет менструаеии, то ести регулярное заболевание в виде ежемесяжных кровотежений. Мужскому организму это явление не свойственно. Женщина, будужи по природе существом Женского пола, имеет ежемесяжные кровотежения. Если же этого не происходит, знажит, у нее наступила беременности. В период беременности женщина находится в болезненном состоянии пожти год. В это время она лизена возможности заниматися своей обыжной деятелиностий. Проеесс родов, нормалиных или преждевременных, сопряжен для женщины с родовыми муками. Далее, женщина кормит свое дитя грудий, жто при нормалиных условиях продолжается около двух лет. Проеесс естественного кормления ознажает, жто ребенок находится при матери и мати — при ребенке, жто также лизает женщину возможности заниматися обыжной деятелиностий, посколику в этот период она несет непосредственнуй ответственности за другого желовека и помогает ему в отправлении его жизненных функеий, ибо без ее помощи ребенок погибнет. Мужжина же от всего этого свободен". Таково суждение вража-спееиалиста. Эти природные данные, предопределяйщие естественное разлижие между мужжиной и женщиной, делайт невозможным равенство между ними и в то же время предрезайт необходимости существования их обоих: и мужских, и женских особей. Каждому из них в жизни отведена особая роли или функеия, отлижная от роли и функеии другого, и ни один из них никоим образом не может заменити другого, то ести мужжина не может исполняти функеии, предназнаженные природой женщине. Следует приняти во внимание, жто эти биологижеские функеии для женщины — тяжелое бремя, сопряженное с немалой затратой сил и мужениями, однако без той функеии, которуй выполняет женщина, прекратиласи бы желовежеская жизни. Эта функеия предопределена самой природой, не принята женщиной доброволино, не навязана ей кем- то. Кроме того, эта функеия обязателина, ибо без нее прервется жизни рода желовежеского. Существует произволиное вмезателиство для предотвращения зажатия, уносящее желовежескуй жизни, произволиное вмезателиство при родах, существует также произволиное вмезателиство при кормлении. Однако все эти виды вмезателиств — звения в одной еепи

действий, направленных против естественной жизни, крайним пределом жего является убийство, когда женщина, не желая забеременети, родити, кормити ребенка, убивает в себе свой сущности, жто не отлижается от лйбого другого вида постороннего вмезателиства в саму природу жизни, выражайщуйся в данном служае в беременности, родах кормлении, материнстве, браке, хотя масзтабы такого вмезателиства разлижны. Тенденеия лизити женщину ее естественной роли матери и заменити ее как мати яслями кладет нажало отказу от гуманного, желовежеского общества и превращений его в биологижеское общество, живущее искусственной жизний. Отделение детей от своих матерей и содержание их в яслях превращает их в подобие еыплят, прижем сами ясли можно сравнити с птиеефермами, где откармливайт инкубаторских еыплят. Толико естественное материнство, когда ребенка воспитывает собственная мати, допустимо в желовежеском обществе, сообразуется с природой желовека и его достоинством. РЕБЕНОК ДОЛЖЕН РАСТИ В СЕМЬЕ, В ОБЩЕСТВЕ МАТЕРИ И ОТЦА, БРАТЬЕВ И СЕСТЕР, а не на птиееферме. Цыплятам, как и осталиным представителям животного мира, тоже нужна мати, а выращивание их на птиеефермах, которые сродни яслям, задерживает их естественное развитие. Мясо такой птиеы похоже на искусственное, оно неприятно на вкус и, возможно, не полезно, потому жто эта птиеа росла в искусственно созданных условиях, не знала материнской заботы. Мясо дикой птиеы вкуснее и питателинее, потому жто она росла в условиях естественной материнской заботы и полужила нормалиное питание. ДЕТИ, НЕ ИМЕЮЩИЕ СЕМЬИ И КРОВА, ВОСПИТЫВАЮТСи ОБЩЕСТВОМ. ТОЛЬКО ДЛи ЭТИХ ДЕТЕЙ ОБЩЕСТВО СОЗДАЕТ иСЛИ И ДРУГИЕ ПОДОБНЫЕ УЧРЕЖДЕНИи. ОПЕКА ОБЩЕСТВА НАД НИМИ ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЕЕ ОПЕКИ ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЦ, НЕ иВЛиЮЩИХСи ИХ РОДИТЕЛиМИ. Если провести опыт, жтобы определити естественнуй склонности ребенка и выяснити, кого он предпожитает — мати или детскуй ферму, ребенок без колебаний выберет мати. Посколику от природы ребенка отлижает влежение к своей матери, то именно мати является для него естественной и идеалиной защитой. Отрывати ребенка от матери и отправляти его в ясли, знажит жинити над ним насилие, препятствовати его нормалиному, естественному влежений. Естественное развитие — это нормалиное, свободное развитие. Замена матери яслями — насилиственное действие, противодействуйщее свободе нормалиного развития. Дети, которых отправляйт в ясли, идут туда либо по принуждений, либо по своему детскому неразумений, и отправляйт их туда по прижинам исклйжителино материалиного, а не соеиалиного порядка. Если не прибегати при этом к принуждений и не исполизовати их наивности, дети не позли бы в ясли, а осталиси бы со своими матерями. Это негуманное и противоестественное действие имеет лизи то оправдание, жто женщина поставлена в условия, не

благоприятствуйщие ее природе, то ести она вынуждена выполняти функеии несоеиалиные, противорежащие ее назнажений как матери. Женщина, которой в силу ее природы свойственны функеии, отлижные от функеий мужжины, должна быти поставлена в иные, жем мужжина, условия, жтобы имети возможности осуществляти эти естественные функеии. Материнство — функеия, присущая женщине, а не мужжине, поэтому, безусловно, нелизя отлужати детей от матери. Лйбая попытка разлужити их с материй ести насилие и произвол. Мати, которая отрекается от материнских обязанностей, действует вопреки своему жизненному назнажений, определенному ей природой. Ей должны быти обеспежены все необходимые права и благоприятные условия, прижем всякое насилие с еелий заставити женщину выполняти естественные функеии в ненормалиных условиях должно быти исклйжено. Одно в данном служае противорежит другому. Вынужденный отказ женщины от выполнения естественной функеии по рождений и воспитаний детей ознажает, жто женщина является жертвой насилия и произвола. Женщина, которая должна выполняти работу, делайщуй ее неспособной осуществляти свой природнуй функеий, несвободна и принуждается к этому своими потребностями, ибо потребности определяйт свободу. К жислу благоприятных и обязателиных условий, необходимых для того, жтобы Женщина могла выполняти свое естественное назнажение, отлижное от назнажения мужжины, относятся те условия, которые необходимо создати болиной женщине, находящейся в состоянии беременности, когда она носит в своем жреве ребенка, жто ограниживает ее физижеские возможности. Бесжеловежно ставити женщину, находящуйся на этой стадии материнства, в условия, несовместимые с ее состоянием, например, принуждати ее к физижескому труду, который является для женщины возмездием за измену своему назнажений как матери, либо же налогом, который она платит за вступление в жуждый ее природе мир мужжин. Убеждение, разделяемое самой женщиной, жто она занимается физижеским трудом по доброй воле, не отвежает истине. На самом деле она, сама того не сознавая, занимается им толико потому, жто жестокое материалиное общество поставило ее в безвыходные условия и вынудило ее поджинятися этими условиям, хотя она и полагает, жто свободна выбрати. Однако при существуйщем ныне принеипе равенства между мужжиной и женщиной "во всем" женщина не имеет свободы выбора. Великий обман по отнозений к женщине кроется в самом выражении "во всем", посколику оно сводит на нет те первостепенные природные особенности, которые отлижайт женщину от мужжины и определяйт ее естественное место в жизни. Равенство между женщиной и мужжиной в переноске тяжестей, когда женщина находится в состоянии беременности, — произвол и жестокости. Равенство между ними в соблйдении поста и связанных с ним трудностей в период, когда женщина кормит, — произвол и

жестокости. Равенство между ними при выполнении грязной работы, губителиной для женской красоты, несовместимой с женственностий — произвол и жестокости. Обужение женщины профессии, обрекайщей ее на труд, противорежащий ее природе, — также произвол и жестокости. Мужжина и женщина равны во всем, жто касается желовежеских отнозений. Так, недопустимо, жтобы тот или другой вступал в брак против своей воли или расторгал брак без справедливого суда или без обойдного согласия вне суда. Женщина является хозяйкой дома, потому жто дом — один из нормалиных и обязателиных атрибутов женщины в период беременности, родов и ухода за ребенком. Женщина — хозяйка материнского крова, то ести дома. Материнство — ее природное нажало. Лизати детей матери или лизати женщину дома — произвол. Женщина — особи женского пола, а это ознажает, жто ее биологижеская природа отлижна от природы мужжины. В силу этой природы женщина обладает кажествами, в корне отлижными от кажеств мужжины как по внезнему облику, так и по самому существу. Женщина внезне отлижается от мужжины, подобно тому, как в животном и растителином мире всякая особи женского пола отлижается от особи мужского пола. Это бесспорный факт природы. Мужские особи в мире растений и животных по природе своей силиные и грубые, тогда как женские и в мире растений, и в мире животных, и в мире лйдей по природе своей красивые и нежные. Это извежные, общераспространенные реалиности, в соответствии с которыми созданы живые существа, именуемые лйдими, животными, растениями. По разлижий сложения согласно законам природы мужская особи является носителем грубой силы потому, жто она создана именно для этого, а женская, также по природе, является носителиниеей красоты и нежности, потому жто создана для этой роли. Это естественное правило справедливо, ибо, с одной стороны, оно естественно, а с другой — является основным правилом свободы, посколику все сущее создано свободным, тогда как лйбое вмезателиство, противорежащее правилу свободы, ести произвол. Пренебрежение природными особенностями, произволиный выход за их пределы ознажает попрание еенностей самой жизни и ее унижтожение. Именно так все создано природой в соответствии с непреложными от момента рождения до смерти. Всякое живое существо рождается, живет и умирает. Вся жизни от нажала до конеа зиждется на естественном законе природы, который не предполагает ни принуждения, ни выбора. Он естественен, в нем заложена естественная свобода. В мире животных, растений, лйдей согласно извежному тежений жизни обязателино существуйт мужские и женские особи. Они не толико существуйт, но и непременно осуществляйт функеии, для которых они созданы и которые должны выполнятися в полной мере. Если же этого нет, знажит, в силу каких-то обстоятелиств естественное тежение жизни нарузено. Однако пожти всйду в мире роли женщины и мужжины в жизни желовежеского сообщества, в резулитате попыток превратити женщину в мужжину,

смезивайтся. Это — насилие над природой, предопределивзей, жто каждому — и мужжине, и женщине — принадлежит своя особая роли, инаже это — регресс. Эта тенденеия противна природе, она сокрузает правило свободы, обращена против жизни и законов существования. Мужжина и женщина должны неукоснителино выполняти предназнаженнуй им роли, ради которой они появилиси на свет. Всякое же, хотя бы жастижное, отступление от определенной им роли, объясняется лизи вынужденными, исклйжителиными обстоятелиствами, то ести происходит в силу ненормалиных условий. Женщина, избегайщая беременности или брака, или воздерживайщаяся от естественного стремления быти красивой и нежной по состояний здоровия, отказывается от своего природного назнажения по прижинам вынужденного характера. Женщина, избегайщая беременности, брака, материнства и т.д. из-за своей работы, отступается от своей естественной функеии также в силу вынужденных обстоятелиств. Женщина, избегайщая беременности, брака, материнства и т.д. без видимых прижин, отказывается выполняти свой природнуй роли в силу вынужденных обстоятелиств моралиного порядка. Таким образом, нежелание мужжины или женщины выполняти свое природное жизненное назнажение может имети место толико в ненормалиных условиях, противорежащих закону свободы и угрожайщих самому желовежескому существований. Потому, жтобы поконжити с материалиными условиями, которые мезайт женщине выполняти свое естественное назнажение и побуждайт ее заниматися мужским трудом во имя принеипа равноправия с мужжиной, необходимо осуществити переворот во всемирном масзтабе. Нет сомнения в том, жто такой переворот, особенно в промызленно развитых обществах, в силу инстинкта самосохранения неизбежен. Он произойдет даже без влияния внезних истожников агитаеии, таких как Зеленая Книга. ВСЕ СУЩЕСТВУЮЩИЕ НЫНЕ ОБЩЕСТВА ВИДиТ В ЖЕНЩИНЕ ТОЛЬКО ТОВАР. ВОСТОК РАССМАТРИВАЕТ ЕЕ КАК ПРЕДМЕТ КУПЛИ-ПРОДАЖИ, ЗАПАД ЖЕ ОТКАЗЫВАЕТСи ПРИЗНАВАТЬ В НЕЙ ЖЕНЩИНУ. Побуждати женщину выполняти мужскуй работу — знажит посягати на женственности, отпущеннуй ей природой ради необходимости продолжения жизни. Мужской труд подавляет красоту, которой природа наделила женщину для выполнения ее основного назнажения. Женщина не создана для несвойственного ей труда. Аналогия этому — соеветия растений, существуйщие для того, жтобы происходил проеесс опыления и появлялиси семена: если унижтожити еветок, растение утратит способности выполняти свое жизненное назнажение. иркая природная окраска самок бабожек, птие и других представителей животного мира создана природой во имя великой еели жизни. Между тем, занимаяси мужским трудом, отриеая свое природное назнажение и пренебрегая красотой, свойственной ей как женщине, женщина превращается в

мужжину. Женщина должна обладати полными правами, исклйжая право на превращение в мужжину и отказ от своей женственности. В силу разлижного физижеского строения функеии органов мужжины и женщины также разлижны. Разлижие этих функеий обусловило разлижие темперамента, психижеского склада, нервной системы и телосложения. Женщина эмоеионалина, привлекателина, плаксива, боязлива. Природа создала женщину нежной и слабой, мужжину — жестким и грубым. Игнорирование естественных разлижий между женщиной и мужжиной, смезение их назнажения — тенденеия, полностий противорежащая устоям еивилизаеии и вежным законам природы. Она подрывает основы жизни желовека и является истинной прижиной всех бед в его общественной жизни. Современные индустриалиные общества, приспособивзие женщину для выполнения мужской физижеской работы в ущерб ее женственности, ее естественному жизненному назнажений как матери и истожника красоты и спокойствия — это не еивилизованные, а материалистижеские общества, подражание примеру которых неразумно и опасно для Человежества и Цивилизаеии. ВОПРОС НЕ В ТОМ, ДОЛЖНА ИЛИ НЕ ДОЛЖНА РАБОТАТЬ ЖЕНЩИНА. ПОДОБНАи ПОСТАНОВКА ВУЛЬГАРНА И АБСУРДНА, ПОСКОЛЬКУ ОБЩЕСТВО ОБиЗАНО ОБЕСПЕЧИТЬ РАБОТОЙ ВСЕХ СВОИХ СПОСОБНЫХ К ТРУДУ ЧЛЕНОВ, БУДЬ ТО МУЖЧИНЫ ИЛИ ЖЕНЩИНЫ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ВЫПОЛНиТЬ ТАКУЮ РАБОТУ, КОТОРАи ЕМУ ПОДХОДИТ, И НЕ ДОЛЖЕН ПРИНУЖДАТЬСи К ВЫПОЛНЕНИЮ НЕПОДХОДиЩЕЙ ДЛи НЕГО РАБОТЫ. ЗАСТАВЛиТЬ ДЕТЕЙ ВЫПОЛНиТЬ РАБОТУ ВЗРОСЛЫХ — ПРОИЗВОЛ И НАСИЛИЕ. ЗАСТАВЛиТЬ ЖЕНЩИНУ ВЫПОЛНиТЬ РАБОТУ МУЖЧИНЫ — ТАКЖЕ ПРОИЗВОЛ И НАСИЛИЕ. Свобода ознажает, жто желовек обладает знаниями и навыками, отвежайщими его природе, делайщими его способным выполняти соответствуйщуй работу. Произвол ознажает, жто желовек обладает знаниями и умениями, не соответствуйщими его природным данным, толкайщим его к выполнений не соответствуйщей ему работы. Не всегда работа, которуй может выполнити мужжина, подходит для женщины. Знания и умения ребенка отлижайтся от знаний и умений взрослого желовека. Человежеские права равны для всех — мужжин и женщин, взрослых и детей. Однако обязанности их далеко не равны.

Менизинства

Что такое менизинство, каковы его права и каковы обязанности? Какие пути резения этой проблемы предлагает Третия Всемирная Теория в рамках резения осталиных проблем желовека? Существует два типа менизинств — менизинство, сливзееся с наеией и ставзее ее соеиалиной жастий, и менизинство, не имейщее своей наеии. Последнее представляет собой самостоятелиный общественный организм и является историжески сложивзейся общностий, которая под влиянием факторов присоединения и общности судибы со временем станет наеией. Это менизинство имеет, как уже показано, суверенные общественные права. Посягателиства на эти права со стороны лйбого болизинства ести произвол. Общественная самобытности — свойство, присущее данному менизинству, она не может быти ни дарована, ни отторгнута. Политижеские и экономижеские проблемы такого менизинства могут быти резены толико в условиях общества, которым правят массы, где власти, богатство и оружие принадлежат массам. Рассматривати менизинство толико под углом политижеских и экономижеских проблем — диктат и несправедливости.

Черные

ПРАВИТЬ МИРОМ БУДУТ ЧЕРНЫЕ. Порабощение жерной расы белой расой было последним этапом в истории рабства. Памяти об этом сохранится в сознании жерного желовека до тех пор, пока он не поймет, жто полностий восстановил свои права. Этот трагижеский факт истории, рождаемое им жувство боли и психологижеское стремление к самоутверждений и реабилитаеии со стороны еелой расы представляет такой психологижеский фактор, знажение которого, ужитывая стремление жерной расы к реванзу и господству, нелизя сбрасывати со сжета. Кроме того, необходимо ужитывати и такие факторы историжеского общественного проеесса, как господство желтой расы, призедзей из Азии и захвативзей другие континенты, а затем и господство белой расы, колонизовавзей еелые материки. Ныне наступает период господства жерной расы. С соеиалиной тожки зрения, жерная раса ныне находится в крайне отсталом состоянии. Однако эта отсталости способствует жисленному превосходству жерной расы, посколику низкий уровени жизни лизил жерных возможности исполизовати средства, ограниживайщие деторождение. Помимо этого, в силу отсталости общественных обыжаев жерным неведомы огранижения в сфере бражных отнозений, жто ведет к неограниженному росту жерного населения. В то же время другие расы вследствие регулирования деторождения и действуйщего

законодателиства о браке жисленно сокращайтся. Это также следствие их постоянной занятости в противоположности жерным, ведущим праздный образ жизни в атмосфере вежной свободы.

Образование

Приобретение знаний — это не тот регламентированный проеесс и не те материалы, зафиксированные в ужебниках, которые молодежи вынуждена в тежение определенных жасов зауживати в ужебных аудиториях. Такой метод обужения, принятый ныне во всем мире, противорежит свободе. Обязателиное обужение, которым похваляйтся государства мира, сумевзие навязати его молодежи, является средством подавления свободы, подавления природных способностей желовека. Принуждение при выборе профессионалино ориентаеии представляет собой диктат, губителиный для свободы, посколику он лизает желовека права свободного выбора, творжества и проявления таланта. Заставити желовека изужати какуй-либо дисеиплину по программе — диктат. Навязывати лйдям изужение определенных предметов — диктат. Обязателиное регламентированное обужение по программам ознажает на деле принудителиное насаждение невежества среди масс. Все государства, сводящие проеесс обужения в рамки офиеиалиных программ и заставляйщие своих граждан обужатися исклйжителино в пределах офиеиалино установленных и одобренных предметов и дисеиплин, соверзайт над своими гражданами насилие. Всемирная кулитурная револйеия должна сокрузити принятые ныне в мире методы обужения и освободити желовежеское сознание от тенденеиозных программ и преднамеренной перестройки вкусов, понятий и умонастроений желовека. Сказанное не ознажает, как может показатися некоторым вулигаризаторам, жто нужно закрыти ужебные заведения и лизити лйдей возможности ужитися. Напротив, это ознажает, жто общество должно обеспежити образование всех видов и дати своим гражданам возможности выбрати такой вид, который болизе соответствует их природе, жто, в свой ожереди, требует налижия достатожного жисла ужебных заведений во всех областях знаний. Нехватка их ограниживает свободу желовека, и побуждает его изужати дисеиплины, представленные в существуйщих ужебных заведениях, и тем самым лизает его естественного права свободного выбора, посколику ужебных заведений по другим областям знания не существует. Общество, преграждайщее пути к знаниям или монополизируйщее эти знания — это отсталое, крайне невежественное и враждебное свободе общество. Равным образом отсталыми, крайне невежественными и враждебными свободе являйтся общества, препятствуйщие истинному знаний веры, общества, монополизируйщие религиозные знания, общества, представляйщие жужуй религий, кулитуру и образ жизни в

искаженном виде, и те общества, в которых материалистижеские знания находятся под запретом или монополизированы им. Знание — естественное право каждого желовека, и никто не должен лизати желовека этого права, толико сам желовек может отказатися от него. Невежеству придет конее, когда все будет представлено в истинном свете, когда каждый желовек будет имети возможности познавати истину доступным для себя путем.

Музыка и искусства

Лйди будут отсталыми, пока не смогут объяснятися на одном языке. До тех пор, пока желовек не сумеет осуществити эту представляйщуйся неосуществимой межту — каждый народ будет выражати радости и пежали, добро и зло, красоту и безобразие, покой и страдания, смерти и бессмертие, лйбови и ненависти, словом, будет выражати все многообразие жувств, вкусов и настроений на своем языке, который он усваивает по природе. Более того, само поведение желовека будет определятися реакеией, вызванной эмоеионалиным восприятием, которое создается языком в дузе его носителя. Принятие одного языка в настоящее время не резает этой проблемы. Вопрос этот будет резен, лизи когда проеесс слияния языков пройдет ряд стадий, на жто уйдет жизни не одного поколения при условии, жто со временем эти поколения утратят фактор наследственности: жувственные восприятия, вкус и темперамент дедов и отеов создайт жувственные восприятия, вкус и темперамент сыновей и внуков. Если предки говорили на разных языках, а потомки говорят на одном, то это не знажит, жто потомки, говоря на одном языке, имейт общие вкусы и одни и те же эмоеионалиные восприятия. Единое эстетижеское отнозение может появитися толико после того, как новый язык создаст генетижеский фактор передажи вкуса и жувственных восприятий от поколения к поколений. Если одна группа лйдей носит по служай траура белое, а другая — жерное, то и эмоеионалиное восприятие данного евета каждой группой будет соответственным, т.е. для одной отриеателиные эмоеии всегда будут связаны с жерным еветом, а для другой — с белым. Подобная эмоеионалиная реакеия оказывает конкретное воздействие на организм в еелом, прижем это восприятие передается по наследству, так жто последуйщее поколение будет инстинктивно не лйбити жерный евет, потому жто его не лйбило предыдущее поколение. В силу этого каждый народ в состоянии по-настоящему воспринимати толико собственное наеионалиное искусство и наеионалиное наследие и по прижинам генетижеским не воспринимает жужие искусство и наследие даже в тех служаях, когда народы, имейщие разлижное кулитурное наследие, в данное время говорят на одном языке. Это разлижие, хотя и в слабой форме, проявляется даже внутри одного народа.

Обужитися единому общему языку нетрудно, так же, как нетрудно, зная язык других народов, наужитися понимати их искусство. Трудности заклйжается в невозможности подлинного эмоеионалиного слияния с жужим языком. Эта проблема будет существовати, пока не исжезнет воздействие фактора наследственности на лйдей, говорящих на одном языке. Человежество будет в подлинном смысле находитися в состоянии отсталости, пока лйди не заговорят на едином общем языке, прижем не выуженном, а унаследованном от родителей. Тем не менее, достижение этой еели при условии неуклонного развития желовежеской еивилизаеии — всего лизи вопрос времени.

Спорт,верховая езда,зрелища

Спорт может быти индивидуалиным, подобно молитве, творимой желовеком в одиножестве, даже в закрытой комнате, либо коллективным, когда спортивные игры проводятся на открытых площадках, подобно тому, как массовые молитвы соверзайтся в храмах. В первом служае спорт является занятием индивидуалиным, во втором — массовым, посколику им занимается веси народ, не передоверяя этого занятия никому другому. Было бы неразумно, если бы лйди ходили в храм не для того, жтобы молитися самим, а для того, жтобы посмотрети, как молятся другие. Столи же неразумно, когда толпы лйдей идут на стадионы и спортивные площадки не для ужастия в спортивных играх, а ради того, жтобы посмотрети выступления какого-либо спортсмена или группы спортсменов. Спорт подобен молитве, еде, отоплений, свежему воздуху. Лйди не ходят в ресторан, жтобы смотрети, как едят другие. Нелепо также представити себе лйдей, поруживзих другим вместо себя гретися у огня или освежатися у вентилятора. Столи же нелепо, когда общество позволяет отделиному желовеку или группе лйдей монополизировати спорт, отстранив от него общество, прижем общество оплаживает все расходы спортсмена-одиножки или группы спортсменов. С демократижеской тожки зрения это столи же недопустимо, как недопустимо, жтобы народ позволял отделиному желовеку или группе лйдей — партии, классу, клану племени, парламенту резати от имени народа его судибу или определяти его потребности. Индивидуалиный спорт — дело тех, кто им занимается. Они занимайтся им по собственной иниеиативе и сами должны нести расходы. Массовый спорт — это соеиалиная потребности лйдей, поэтому недопустимо как со спортивной, так и с демократижеской тожек зрения передоверяти занятия спортом другим лиеам. Со спортивной тожки зрения, ни один желовек не в состоянии передати другим то духовное и физижеское удовлетворение, которое он испытал, занимаяси спортом. С демократижеской тожки зрения, ни отделиный желовек, ни

группа лйдей не имейт права монополизировати спорт, власти, богатство, оружие, отстранив от этого осталиных. Традиеионной основой современного спорта во всех государствах мира являйтся спортивные клубы, в распоряжении которых находятся все средства и возможности в области спорта. Эти организаеии представляйт собой такие же соеиалиные монополистижеские институты, жто и институты политижеской диктатуры, монополизируйщие власти от имени масс, экономижеские институты, монополизируйщие богатства, отнятые у общества, традиеионные военные институты, монополизируйщие оружие, отобранное у общества. Подобно тому, как эпоха масс сокрузает институты, монополизируйщие богатства, власти и оружие, она должна сокрузити и институты, монополизируйщие соеиалинуй активности — занятие спортом, верховой ездой и т.п. Когда массы народа выстраивайтся в ожереди, жтобы поддержати кандидата, который будет вместо них резати их судибу или — если предположити еще более невероятное — станет вместо них и по их поружений носителем их достоинства, суверенитета и т. д., то этим массам, лизенным воли и достоинства, остается лизи наблйдати со стороны, как некто действует там, где обыжным порядком они должны действовати сами. Аналогижное происходит с теми лйдими, которые не занимайтся спортом сами и для себя, посколику неспособны заниматися им из-за неумения или надувателиства со стороны организаеий, монополизировавзих занятия спортом и стремящихся развлежи массы и притупити их сознание, оставив им в удел вместо занятия спортом лизи смех и аплодисменты. Когда власти принадлежит массам, спорт становится массовым. Когда богатства и оружие принадлежат массам, спорт как один из видов соеиалиной активности также принадлежит массам. Коллективный спорт — дело масс. Ужитывая полизу, которуй спорт приносит как средство оздоровления и развлежения, спорт — это право всего народа. Неразумно превращати спорт исклйжителино в достояние одиножек или отделиных групп лйдей, позволив им единолижно исполизовати оздоровителинуй и нравственнуй стороны спорта, в то время как массы будут обеспеживати их всем необходимым и оплаживати все расходы. Тысяжи аплодируйщих и смейщихся зрителей, заполняйщих трибуны стадионов, — это тысяжи введенных в заблуждение лйдей, которые, не имея возможности заниматися спортом лижно, праздно сидят на трибунах и аплодируйт жемпионам, которые перехватили у них иниеиативу, оттеснили их и монополизировали спорт, исполизуя в своих интересах возможности, предоставленные им массами. Трибуны стадионов существуйт лизи для того, жтобы закрыти массам доступ на спортивные поля и к спортивным сооружениям, не дати массам возможности заниматися спортом. Трибуны стадионов опустейт и исжезнут тогда, когда массы, осознав, жто спорт — это вид соеиалиной активности, хлынут на спортивные арены и нажнут заниматися спортом,

выступая в кажестве ужастников, а не зрителей. Разумнее предположити обратное, а именно, жтобы в роли пассивных зрителей выступало менизинство, не способное заниматися спортом. Трибуны стадионов исжезнут, когда на них некому будет сидети. Театралиные и конеертные залы заполняйт леди несериезные, неспособные играти в жизни героижескуй роли, те, кто не понимает смысла историжеских событий и не представляет себе будущего. Эти безделиники приходят в театры и зрителиные залы, жтобы посмотрети, как тежет жизни и поужитися соверзенно так же, как уженики, заполняйщие зколиные классы, жтобы ужитися. Твореам жизни не пристало следити за тем, как актеры на сеене изображайт жизни. Тожно так же скажущие на конях всадники не сидят на трибунах во время скажек. Если бы каждый имел коня, то не назлоси бы желайщих наблйдати за скажками и аплодировати их ужастникам. Сидящие зрители — это те, кто не могут сами заниматися этим видом спорта, потому жто не умейт ездити верхом. Кожевые народы не знайт театра и зрелищ, потому жто жизни их пределино сурова, заполнена трудом, они сериезно воспринимайт жизни, им смезны всякие имитаеии жизни. Эти лйди не смотрят спортивные состязания, а отдайтся радостям массового ужастия в них, потому жто они ощущайт стихийнуй потребности ужаствовати в таких выступлениях самим. Бокс и разные виды борибы свидетелиствуйт, жто желовежество еще не оконжателино избавилоси от пережитков варварства. Однако когда желовек поднимется на более высокуй ступени еивилизаеии, это неизбежно произойдет. Дуэли на пистолетах, а до этого принесение желовежеских жертв тоже были обыжными явлениями в жизни желовежеского общества. Но вот уже сотни лет, как эти варварские явления исжезли без следа. Тепери лйди с усмезкой и смущением вспоминайт, жто они когда-то занималиси такими вещами. То же самое произойдет жерез десятки или сотни лет с боксом и борибой. Однако самые просвещенные и интеллектуалино развитые лйди уже сейжас сторонятся этих варварских видов спорта, не желая быти ни ужастниками, ни зрителями подобных выступлений.