Энциклопедия Советской Армии

ПОГОНЫ ДЛЯ СОСТОЯЩИХ В ЗАПАСЕ
И В ОТСТАВКЕ. 1946–1955 Кирилл Цыпленков

В

остребованность особых отличий
для профессиональных военных, состоящих в запасе и в отставке, во все
времена была естественным образом связана с состоянием вопроса о ношении формы
одежды данными категориями лиц.
В начальный период существования Рабоче-Крестьянской Красной Армии до установления в ней единой формы одежды данный вопрос вообще не стоял. Затем в 1922 г.
приказами Реввоенсовета Республики № 1056
и 2517 демобилизованным командирам и адмсоставу (как и красноармейцам) было запрещено использовать знаки принадлежности
к  РККА с ограничением донашивания военной одежды сроком в один год. Принятое
в октябре 1924 г. на фоне массовых сокращений численности армии «Положение о прохождении службы по военному ведомству»
закрепило это ограничение (гл. 5, ст. 101): «Военнослужащим, уволенным с военной службы,
разрешается донашивать в течение одного
года форменную одежду, причём все шифровки и знаки различия должны быть сняты»1.
18 сентября 1925 г. был принят Закон об
обязательной военной службе, впервые давший чёткое определение состояния в запасе:
«Обязательная военная служба слагается из:
а) допризывной подготовки; б) действительной военной службы и  в) состояния в  запасе»2. Согласно статье 10 нового закона, военнообязанные запаса считались состоящими
в рядах РККА только во время нахождения
на сборах — это и  определяло границы их
прав на ношение форменной одежды.
В 1926 г. впервые был произведён переучёт всего начальствующего состава запаса
РККА, учебные сборы стали регулярными,
повышая раз за разом численность привлекаемого переменного состава. Начиная
с  1927 г., планировалось ежегодно призывать на обучение примерно 26 тыс. человек
начсостава запаса3. Выросли и проблемы,
связанные с нехваткой вещевого имущества
и материальной необеспеченностью самих
командиров-запасников4.
9 апреля 1927 г. начальник Военно-хозяйственного управления РККА М.С. Лешко,
ссылаясь на ряд ходатайств командиров запаса о разрешении им носить военную форму «хотя бы в дни революционных и местных
праздников», выступил с предложением расширить права лиц начальствующего состава
запаса на ношение форменной одежды:
«Рассмотрев затронутый вопрос, ВХУ сообщает, что разрешение начсоставу запаса
Реконструкция эскиза петлиц к форме
одежды начсостава запаса РККА со знаками
различия в соответствии с предложением
4-го отдела Управления устройства
и службы войск от 15.04.1927 г. 

64

ношения форменного обмундирования с какими-либо знаками, различающими его от начсостава действительной службы, с  точки
зрения Снабжений надо считать безусловно
целесообразным, так как эта мера побудила
бы у каждого уволенного в запас интерес к сохранению имевшегося у него при увольнении
военного обмундирования и  освежения его
путём приобретения новых вещей, которые
в свою очередь могли бы быть использованы
этими же лицами при очередных сборах как
по переподготовке (прик. РВС СССР с.г. № 17),
так и по другим случаям, т.к. удовлетворение начсостава запаса во время этих сборов
обмундированием, ранее бывшим в пользовании других лиц на этих сборах и вследствие
этого не пригнанным и не достаточно свежим, при наличии достаточного культурного уровня начсостава надо рассматривать,
как явление, диктуемое своевременными условиями, но далеко не целесообразное»5.
Тезисы Начхозупра «привлечь внимание к сбережению» и «повысить культурный
уровень», приведённые в пользу другой заветной цели — требовать явки командиров
запаса на сборы в собственном обмундировании, пробудили благосклонность начальника Управления устройства и службы войск
Главного управления РККА (УУСВ ГУРККА)
А.М. Вольпе. Вопрос о разрешении начальствующему составу запаса ношения военной
формы в  дни революционных и  местных
праздников было решено учесть при переработке Правил о  форме одежды РККА6.
Помощник начальника 4-го отдела этого же
управления А.К. Виноградов в своей справке
от 15 апреля 1927 г. развил идею: «…казалось
бы возможным допустить и знаки различия
по тем должностям, с коих они уволены в запас, но другого (белого цвета), внеся исправление в соответствующие положения о ношении знаков различия»7.

Касаясь проблем на пути подобных решений, стоит отметить, что в рассматриваемый период даже не все представители кадрового начсостава РККА обладали правом
ношения знаков различия служебно-правового положения на петлицах. Например,
значительной части лиц среднего, старшего
и  высшего административного, политикопросветительного, юридического и ветеринарного состава (вне пределов специально
утверждаемого перечня) знаки различия
присвоены не были.
Официально и  ГУРККА, и  органы военного управления на местах продолжали
следовать требованию приказа РВС СССР
о годичном донашивании всеми категориями
уволенных из армии форменного обмундирования со снятыми знаками. Некоторые предлагали пойти ещё дальше по пути запретов.
Так, например, начальник Московского
гарнизона и  командующий войсками округа Б.М. Шапошников в своём отношении от
2 июля 1927 г. убеждал начальника ГУРККА
издать распоряжение о  запрещении повсеместного ношения военной формы одежды
гражданам, не состоящим на военной службе,
с привлечением нарушителей к ответственности через органы милиции.
«За последнее время отмечено, — писал будущий Маршал Советского Союза
и  начальник Генерального штаба, — что
большинство[м] лиц, особенно грубо нарушающих правила ношения военной формы,
являются уволенные из Красной Армии лица
начальствующего состава и красноармейцы.
В  отношении последних имеются приказы
РВС СССР 1922 г. № 2517 и 1924 г. № 1244, допускающие донашивание военного обмундирования в течение одного года со дня увольнения
с военной службы, при чём под знаками различия в данном случае подразумеваются как
знаки различия по должностям, так и петлицы, звезда и приборные сукна и пр. Громадным
же большинством военнослужащих, увольнявшихся из РККА, указанные приказы понимаются лишь в смысле снятия знаков различия
по должностям, всё же остальное, обычно, не
снимается, причём такие граждане, продол-

Рис. Ю. Юрова

В предшествующих номерах «Старый Цейхгауз» рассказал о специальных разновидностях погон Российской императорской армии для отставных офицеров и чиновников
(№ 42, с. 37–40), а также офицеров и генералов, состоящих в запасе (№ 40–41, с. 68).
Невозможно обойти вниманием подобную систему обозначений, действовавшую
в сталинском СССР после Второй мировой войны.

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
жающие носить военную форму, не находят
нужным соблюдать правила ношения военной
формы, не редко, просто правил приличного
ношения одежды»8.
Всесторонне взвешенный текст ответного письма, подписанный начальником ГУРККА В.Н. Левичевым почти месяц спустя гласил: «Главное Управление РККА считает,
что специфическими отличиями военнослужащих, состоящих в рядах Вооружённых Сил
СССР, надлежит считать: знаки различия по
должностям (категориям), шифровку, специальные значки по родам войск и Красную
Звезду. Следовательно, по мнению Главного
Управления РККА, работа Комендантского
аппарата должна быть направлена исключительно к  недопущению ношения бывшими военнослужащими и  частными лицами
специальных, только вооружённым силам
присвоенных, отличительных знаков»9. Исключительная тонкость и  значимость данного вопроса для жизни РККА, а также уже
сделанные шаги навстречу введению особых
отличий для командиров запаса не позволяли отбросить ситуацию с ношением формы
одежды ещё дальше в сторону ужесточения.
«Что же касается петлиц и приборных сукон, — говорилось в соответствующей справке-докладе УУСВ, — то снятие таковых
можно считать необязательным, так как
они служат связующим звеном между ушедшими из армии и состоящими в ней»10.
Поиск такого рода «связующих звеньев»,
вероятно, был продиктован комиссией пленума РВС СССР, которая ещё в  феврале
1924 г. «совершенно секретно» указала на необходимость установления связи комсостава запаса с Красной Армией11. В июле 1925 г.
в  своём секретном докладе о  бедственном
положении комсостава запаса В.Н. Левичев
в числе прочих упомянул и эту задачу: «Создать стимул для командного состава запаса
изучать военное дело и чувствовать себя не
оторванными от Красной Армии»12.
13 июля 1928 г. было утверждено новое
«Положение о  прохождении службы средним, старшим и  высшим начальствующим
составом РККА в мирное время». Теперь регулирующая норма выглядела так (гл. 2, ст.
48): «Уволенным с  военной службы в  кадрах
РККА разрешается донашивать форменную
одежду, причём все знаки различия и значки
по специальностям должны быть сняты»13.
Как нетрудно заметить, от прежнего варианта она отличается отсутствием упоминания
о сроке в один год.
Состоявшаяся отмена ранее действовавшего документа с заложенным в нём ограничением стала важным приобретением в области прав уволенного начсостава на ношение военной формы.
Также, согласно Положению, лицам начальствующего состава запаса, призванным
для переподготовки, полагалось носить военную форму, установленную для начсостава
РККА, со знаками различия по категории состояния на учёте. При этом начсостав, состоящий в переменном составе территориальных войск (в рамках четырёхлетнего срока
своей необычной службы) носил форменную
одежду и на сборах, и в отпусках.
***
Отметим, что помимо «командиров запаса» Закон об обязательной военной службе

1925 г. установил (а в своей новой редакции,
введённой в  действие с  1 августа 1928  г. —
подтвердил14) так называемый резерв РККА —
для военнослужащих начальствующего состава, освобождаемых от занимаемых ими штатных должностей в  кадровом составе армии
при откомандирования их в другие ведомства
для временной работы военного характера.
Этих профессиональных военных никто
не пытался «лишить» военной формы, стоял
лишь вопрос об уместности знаков различия
или каких-то дополнительных её особенностях. Из имевшей место в августе 1927 г. переписки начальника Командного управления
ГУРККА С.Е. Грибова с  Военной коллегией
Верховного суда РСФСР (одним из ведомств,
комплектуемых начсоставом резерва РККА)
видно, что рассматриваемый в  те дни проект будущего «Положения о  прохождении
службы средним, старшим и высшим начальствующим составом РККА в мирное время»
предусматривал норму о сохранении за лицами начальствующего состава, зачисленными
в резерв РККА, права на ношение знаков различия по последним занимаемым ими должностям в кадровом составе15. В тексте реального Положения, увидевшего свет в  июле
1928 г., лицам кадрового начальствующего состава, зачисленным в резерв, напротив, запрещалось носить знаки различия — «поскольку
выполняемая ими работа в гражданских учреждениях не связана с  командованием»16.
***
Понятие о состоянии «в отставке» было
возрождено в РККА лишь в 1935 г. — спустя
10 лет после введения института командиров
запаса, однако полноправные «отставникипенсионеры» появились уже в 1926 г. после
того, как было введено в действие «Положение о государственном обеспечении кадрового начальствующего состава РККА»17. Закон установил для начальствующего состава
небывалую вещь — пенсию за выслугу лет.
После такого нововведения логично было
помечтать и об увольнении с правом ношения формы одежды (тем более что в том же
1926 г. была введена демократичная и немного «старорежимная» форма одежды начсостава вне службы18).
Именно так один из военных пенсионеров РККА, некто П. Березовский в своём
письме от 17 сентября 1927 г. весьма обоснованно ходатайствовал перед руководством
военного ведомства об установлении права
ношения форменной одежды «отставниками» в  качестве одного из пенсионных преимуществ.
«По действующим правилам, — писал
Березовский в пенсионный отдел Наркомата по военным и морским делам, — ношение
военной формы одежды присвоено лишь лицам, состоящим на действительной военной службе и кроме того, насколько известно,
разрешается донашивать форму в течение
года (без петличных знаков) демобилизованным. Приказом РВС СССР № 285 – 1926 г.,
установившим кадровому начсоставу пенсию
за выслугу лет, выделена категория кадрового
начсостава, которой за длительную службу
в РККА даны особые пенсионные преимущества. Но помимо этих преимуществ есть
ещё вопрос живо интересующий военных пенсионеров — это вопрос о сохранении права на
ношение формы одежды и по увольнении от

службы. Военачальникам, привыкшим […] носить военную форму, может быть, сражавшимся в ней в гражданскую войну, естественно тяжело расставаться с  нею и  превращаться в обычного гражданина-обывателя.
С другой стороны, лица, получающие такую
пенсию, несомненно, являются достойными
членами военной семьи, имеющими заслуги
перед РККА […]. Поэтому в знак неразрывной
связи пенсионеров этой категории с  РККА
и в награду за службу в ней и в Красной Гвардии, было бы справедливо указанной категории лиц предоставить право на ношение
форменной военной одежды, с некоторыми,
если нужно, ограничениями и  изменениями.
Подобная мера существует и в иностранных
армиях и была бы целесообразна и у нас»19.
Завязавшаяся переписка между Командным управлением и  УУСВ показывает абсолютную несостоятельность бесспорных
доводов гражданина П. Березовского перед
лицом неумолимых требований приказа РВС
СССР № 1244: «донашивать в течение одного года»... В итоге поднятый было вопрос «о
награждении правом пожизненного ношения
форменной одежды» был с лёгкостью отброшен как «преждевременный». Формальным
же основанием для закрытия темы послужил
тот факт, что минимальная из норм пенсионного устава, учитывающих долгую и беспорочную службу, предполагала выслугу
в 20 лет на должностях кадрового начсостава20 (напомним, что в тот момент РККА ещё
не справила свой 10-летний юбилей).
Ситуация с ношением форменной одежды военными пенсионерами начала исправляться лишь в  июле 1928 г. благодаря уже
упоминавшейся отмене злополучного приказа № 1244, связанной с вводом в действие нового «Положения о прохождении службы».
В 1932 г., когда на основе всех накопленнных к  этому времени правоустанавливающих и  нормативных актов были разработаны и  приняты новые «Правила ношения
формы одежды военнослужащими РККА»,
норма о  лицах начсостава, уволенных со
службы, стала выглядеть так: «Уволенным
в  долгосрочный отпуск, запас или вовсе от
службы разрешается донашивать предметы
военного обмундирования, но без петлиц, знаков различия и красной звезды (фуражечных
лент и эмблем в морском флоте) […] преподавателям и профессорам военных академий,
выслужившим возрастной срок, разрешается
во всех случаях носить защитного цвета китель и тёмно-синие брюки»21.
***
В 1935 г. одновременно с введением (а во
многом — восстановлением) системы персональных воинских званий личного состава РККА в официальный военный лексикон
вернулось и определение «в отставке» — для
добавления к званиям лиц командного и начальствующего состава (например, полковник в отставке), ранее называвшихся «уволенными вовсе с военной службы». К персональным званиям командного и начальствующего состава запаса и переменного состава
территориальных войск (при нахождении их
вне кадров РККА) полагалось добавлять слово «запаса» (например, лейтенант запаса).
Это было установлено новым «Положением
о  прохождении службы командным и  начальствующим составом Рабоче-крестьян-

65

Энциклопедия Советской Армии
ской Красной Армии», утверждённым 21/22
сентября 1935 г.22
В связи с тем, что представители обеих
категорий — «комначсостав запаса» и «комначсостав, зачисленный в отставку» — отныне обладали неограниченным правом на ношение военной формы, их особое положение
требовались зримо обозначить. Тем же документом (глава 4, ст. 26) было предусмотрено:
«Переменный командный и начальствующий
состав территориальных войск, командный
и  начальствующий состав запаса и  в отставке носят петлицы (ст. ст. 47, 55 и 56)
по своему роду войск с особой отличительной
нашивкой на петлицах (рукавах)».
Заметим, что «Положение о  прохождении службы» не содержало подробного
описания петлиц для комначсостава запаса
и  в  отставке, при этом в  тексте документа
(глава 7, ст. 47; глава 8, ст. 55–56) были точно определены случаи использования знаков
различия на петлицах:
«47. Командному и начальствующему составу, зачисленному в  отставку, разрешается ношение военной формы одежды, но без
знаков различия. С  разрешения Народного
Комиссара Обороны Союза ССР отдельным

лицам, состоящим в отставке, может быть
предоставлено право ношения военной формы одежды со знаками различия. Этим лицам
на право ношения военной формы одежды со
знаками различия выдаются Народным Комиссариатом Обороны Союза ССР специальные удостоверения.
[…]
55. Переменный командный и  начальствующий состав территориальных войск,
а также командный и начальствующий состав запаса, носят форму одежды и  знаки
различия только во время прохождения ими
учебных сборов и  курсов переподготовки.
В остальное время этим лицам командного
и начальствующего состава разрешается ношение военной формы одежды, но без знаков
различия.
56. Отдельным лицам переменного командного и начальствующего состава территориальных войск, а также и запаса, по особому разрешению Народного Комиссара Обороны Союза ССР может быть предоставлено право ношения военной формы со знаками
различия и вне учебных сборов и курсов переподготовки. Этим лицам на право ношения
военной формы одежды со знаками различия

выдаются Народным Комиссариатом Обороны Союза ССР специальные удостоверения».
Подробного описания петлиц с отличительной нашивкой для комначсостава запаса
и в отставке не оказалось ни в специальной
инструкции по применению Положения для
всех родов войск и служб РККА, ни среди новых знаков различия командного, начальствующего и рядового состава сухопутных и воздушных сил РККА, утверждённых в декабре
1935 г.23 Не содержали данной информации
и «Правила ношения формы одежды РККА»,
изданные более года спустя в декабре 1936 г.24
Этот документ (глава 1, ст. 10–11) просто воспроизводил статьи из Положения о прохождении службы с единственным уточнением,
что специальные удостоверения на право ношения военной формы со знаками различия
должен выдавать начальник Управления по
начсоставу РККА. На практике именно этот
орган отвечал за разработку отличительных
нашивок «запаса» и «в отставке».
В 1938–1939 гг. Управление по начсоставу
напряжённо отрабатывало проекты нового
Положения о прохождении службы, в тексте
которых встречаются конкретные описания
специальных петлиц, например: «Команднополитический и  начальствующий состав
запаса и  в отставке имеет право носить
военную форму одежды со знаками различия
соответственно присвоенному военному званию, но с продольной (золотой или серебряной) полоской на петлицах»25 (август 1939 г.);
«Начальствующий состав резерва26, запаса
и в отставке имеет право носить военную
форму одежды со знаками различия соответственно присвоенному военному званию
на петлицах того рода войск, к которому он
отнесён. Кроме того, на рукавах, ниже нарукавных знаков, добавляется поперечная золотая полоска-галун»27 (декабрь 1939 г.); «Начальствующий состав запаса и в отставке
имеет право носить военную форму одежды
по роду войск (службы) со знаками различия,
в соответствии с присвоенным военным званием и с особой эмблемой на петлицах, установленной для начальствующего состава запаса»28 (апрель 1940 г.); «начальствующему
составу запаса, ведущему боевую подготовку
в  организациях Осоавиахима, разрешается
ношение военной формы с особо установленными знаками различия»29 (июль 1940 г.) и т.д.
Содержание проектов постоянно корректировалось для соответствия меняющейся законодательной базе: Закону о всеобщей
воинской обязанности от 1 сентября 1939 г.30,
Указу об установлении генеральских званий
от 7 мая 1940 г.31 и других, а в случае принципиальных нововведений запрашивалось
мнение руководства Наркомата обороны.
Например, 19 июня 1940 г. по вопросу об основаниях для увольнения в запас с правом
ношения формы одежды заместитель наркоПроектные петлицы для среднего, старшего
и высшего комначсостава запаса РККА
(а также комначсостава переменного состава
территориальных войск). 1938–1939 гг. 
Частная коллекция
Золотая окантовка (вверху) — командный
состав, серебряная окантовка (внизу) —
начальствующий состав. Вероятно, такие
же петлицы, но без знаков различия
планировались для лиц, зачисленных
в отставку

66

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
75 %

Проектные образцы
погон старшего
офицерского
состава Красной
Армии с особыми
отличительными знаками
о зачислении в запас.
1944 г. 
Частная коллекция
Серебряный поперечный
галун нашит на погоне
для строевых офицеров
(кавалерия), золотой —
на погоне для офицеров
служб (технические
войска). Цветные канты и
подбой уничтожены молью
Проектный погон
генерал-майора
в отставке. 1944 г. 
Коллекция А. Степанова
Особым отличием здесь
является серебряный
зигзаг, вытканный заодно
с цельным золотым галуном
по дореволюционному
образцу. На момент
изготовления образца
подобный зигзаг уже
существовал на погонах
высшего начальствующего
состава железнодорожного
транспорта

ма Е.А. Щаденко дал указание «разрешить
для капитанов и  старше, прослуживших
в  кадрах не менее 10 лет и  откомандовавших ротой»32. Заметим, что звание «капитан»
в  этот период открывало группу старшего
начальствующего состава, ниже которой не
планировалось распространять право ношения полноценной формы одежды уволенными со службы.
В конце 1940 г. утверждение нового Положения о прохождении службы было перенесено на более поздний срок, и  в период
1941–1943 гг. осталось нереализованным уже
по причинам военного времени.

ствующего состава, лицам младшего начальствующего состава сверхсрочной службы,
специалистам рядового состава сверхсрочной
службы и их семьям»34, повысившее размер
пенсий и установившее целый ряд оснований
для их льготного исчисления. При этом для
назначения пенсии по выслуге лет при зачислении в запас и увольнении в отставку был
установлен 25-летний срок выслуги.
До решения вопроса о государственном
обеспечении увольняемых военнослужащих
очередь дошла лишь спустя три года войны.
За это время в Красной Армии были унифицированы воинские звания начальствующе-

го состава, введены новые знаки различия —
погоны 35, схожие с  дореволюционными,
и установлено деление военнослужащих на
рядовой состав, сержантский состав, офицерский состав и генералов36.
28 июня 1944 г. И.В. Сталин подписал
Постановление Государственного комитета
обороны № ГОКО-6116 «О материально-бытовом обеспечении генералов, адмиралов,
комиссаров государственной безопасности,
комиссаров милиции и  старшего офицерского состава Красной Армии, Военно-Морского Флота, войск и органов НКВД СССР
и НКГБ СССР, имеющих срок выслуги 25 лет

***
Серьёзными проблемами увольняемого
комначсостава РККА в  предвоенные годы
являлись крайне недостаточные пенсии и несовершенство материально-бытового обеспечения33. В связи с этим в Закон о всеобщей
воинской обязанности 1939 г. было включено положение (ст. 56), гарантирующее издание специального правительственного акта
по вопросам государственного обеспечения
военнослужащих, выдачи пенсий за выслугу
лет, а также пенсий и пособий семьям.
5 июня 1941 г. СНК СССР принял постановление № 1474 «О пенсиях и пособиях
лицам высшего, старшего и среднего начальПроектный рисунок погон генералов
и старшего офицерского состава Красной
Армии, увольняемых в отставку. 1944 г. 
ТБ Вещевой службы МО РФ. Инв. № 42-а. Л. 7.
Для особых отличий выбрана схема,
существовавшая в дореволюционной России
в начале 1900-х – 1917 гг. В правом нижнем
углу имеется надпись:
«Отклонено при проработке»

67

Энциклопедия Советской Армии
и более, зачисляемых в запас или увольняемых в отставку»37.
Кроме значительного увеличения пенсий по выслуге лет и выходных пособий документ регламентировал целый ряд дополнительных льгот: повышение в звании, обеспечение продовольственными и  промышленными товарами, медицинскую помощь,
право на жилплощадь, обучение детей, выделение бесплатных земельных участков
и  многое другое. В  частности, одно из положений (п. 4а) закрепляло за соответствующими категориями увольняемых со службы право ношения военной формы одежды
«со знаками различия, но с особым отличительным знаком на погонах»38.
Разработку соответствующих новых знаков различия, как обычно, возложили на начальника тыла Красной Армии генерала армии А.В. Хрулёва, а непосредственное исполнение принял на себя Технический комитет
Главного интендантского управления.
***
За основу при проектировании погон для
генералов и старшего офицерского состава,
состоящих в  запасе и  в отставке, была выбрана схема подобных отличий, существовавшая в дореволюционной России в конце
XIX – начале XX вв. Наиболее ранним рисункам и сохранившимся в частных коллекциях
пробным образцам характерна принципиальная идентичность с дореволюционными
погонами.
Например, проектные погоны старшего
офицерского состава Красной Армии в запасе, изготовленные в июне 1944 г., имеют вид
стандартных широких повседневных офицерских погон образца 1943 г. из цельного
металлизированного жаккардового галуна
с  двумя шёлковыми просветами, имеющих
одну поперечную нашивку из гладкого 17-мм
металлизированного галуна цвета, противоположного цвету поля погона вблизи нижнего края погона. Данный вариант обозначения
соответствует образцу 1883 г. для погон офицеров и генералов, состоящих в запасе.
Аналогично датируемый проектный погон генерал-майора Красной Армии в  отставке изготовлен из широкого жаккардового золотого галуна особого переплетения
с зигзагообразной серебряной полоской по
длине галуна. Использованный галун практически не отличим от образца 1899 г. для
погон отставных генералов и адмиралов.
Сохранившийся лист с первыми проектными рисунками погон генералов и старшего офицерского состава Красной Армии,
увольняемых в  отставку, имеет в  правом
нижнем углу надпись: «Отклонено при проработке»39. Цветные рисунки четырёх погон
наглядно демонстрируют, как можно перенести систему отличий, установленную российским императором Николаем II в  1899
и 1904 гг. для отставных генералов и офицеров, на советские повседневные погоны образца 1943 г.
Имеются все основания полагать, что отклонение от «царского» варианта погон для
отставников произошло ещё в  конце июня
1944 г., то есть на самом первом этапе разработки. Об этом свидетельствует двухстраничный документ — проект приказа НКО
СССР «О введении особого отличительного
знака на погонах генералов и старшего офи-

68

Проектные рисунки погон генералов, адмиралов и старшего офицерского состава
Вооруженных Сил СССР, зачисляемых в запас (вверху) и увольняемых в отставку (внизу).
Обращают на себя внимание зигзаги одинакового размера. Март 1946 г. 
ТБ Вещевой службы МО РФ. Инв. № 273-а. Л. 6–8. Инв № 274-а. Л. 12.

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
церского состава, зачисляемых в запас или
увольняемых в  отставку», заготовленный
под датировку июнем 1944 г.40 Лист с  приложением к  проекту приказа несёт на себе
описания поперечных полосок, абсолютно
идентичных впоследствии утверждённым
вариантам отличительных знаков.
Возможно, где-то на уровне самой низкой инстанции разработчикам указали на
нереалистичность создания особой разновидности офицерских погон из цельного металлизированного галуна. Ведь в  условиях
военного времени вырабатываемой металлической волоки едва хватало на изготовление
погон для действующих генералов и полковников, а офицеры чином пониже могли рассчитывать лишь на шёлковые повседневные
погоны. Однако более вероятным представляется другой контраргумент: предлагаемый
образец генеральского погонного галуна
для отставников — серебряный с  золотым
продольным зигзагом — на самом деле уже
существовал! Поле именно такого рисунка имели утверждённые в  сентябре 1943 г.
знаки различия двух высших категорий начальствующего состава железнодорожного
транспорта41.
Так или иначе, но уже в  июне 1944 г.
планируемые особые отличительные знаки «в запасе» и «в отставке» приобрели вид
однотипных поперечных нашивок шириной 28  мм к  стандартным повседневным
погонам генералов и старшего офицерского состава Красной Армии. При этом знак
для уволенных в  отставку генералов стал
уменьшенной копией соответствующего
«царского» погонного галуна, а  знак для
офицерского состава в отставке — его аналогом, но с  уменьшенным зигзагом. Всего
с  учётом золотого и  серебряного поля повседневных погон проектируемое нововведение предполагало внедрение 28-мм галуна
шести разновидностей: серебряного гладкого, золотого гладкого, серебряного с широким золотым зигзагом, золотого с широким
серебряным зигзагом, серебряного с узким
золотым зигзагом, золотого с  узким серебряным зигзагом.
Как показывают документы, неожиданное разнообразие вводимых галунов насторожило разработчиков, и  при следующем
«заходе» на утверждение с очередным проектом приказа НКО СССР о введении особого
отличительного знака на погонах генералов
и старшего офицерского состава, зачисляемых в запас и увольняемых в отставку, к вышеуказанному «многогалунному» варианту
описания был добавлен альтернативный вариант, предполагающий использование во
всех имеющихся случаях только гладкого галуна — золотого и серебряного. Ещё одним
примером «страховки от разнообразия» служит встречающийся на рисунках более эффектный вариант с  одинаково крупными
зигзагами для генералов и офицерского состава в отставке42.
Второе представление проекта на утверждение Народным комиссаром обороны
было подготовлено полтора года спустя  —
в  октябре 1945 г.43 Известно, что к  этому
времени Генералиссимус Советского Союза
И.В. Сталин в силу каких-то причин уже не
принимал своего давнего заместителя (по
НКО) генерала армии А.В. Хрулёва, что выражалось в череде необъяснимых провалов

Сопроводительная
записка к проекту
о введении особых
отличительных
знаков на погонах,
возвращённому
из вышестоящих
инстанций
в Технический
комитет для внесения
изменений, вызванных
созданием 25 февраля
1946 г. единого военного
ведомства — Наркомата
Вооруженных Сил
СССР, объединившего
под своим управлением
армию и флот.
26 февраля 1946 г. 
ТБ Вещевой службы МО
РФ. Инв. № 4809/III. Л. 1.

в процессе утверждения новых видов снабжения и  изменения формы одежды военнослужащих. Характерно, что именно в этот
период начальник тыла Красной Армии стал
брать соответствующие функции главы военного ведомства на себя. Например, параллельный проект — нарукавные шевроны для
сверхсрочнослужащих Хрулёв, спустя месяц,
вынужден был утвердить своим собственным приказом 44. Вопрос введения отличительных знаков (как дополнение к постановлению ГКО) такого решения иметь не мог
в силу своего высокого статуса.
Для третьей попытки продвижения проекта была выбрана форма указа Президиума
Верховного Совета СССР, а временем представления — Первая Сессия Верховного Совета СССР (второго созыва). По сложившейся практике проект указа сопровождала
записка:
«Товарищу СТАЛИНУ.
Государственный комитет обороны постановлением № 6116 от 28 июня 1944 г.
предоставил право ношения военной формы
одежды с особыми отличительными знаками на погонах генералам и  старшему офицерскому составу, имеющим срок выслуги 25
лет и более, уволенным в отставку и зачисленным в запас.
Представляю проект Указа Президиума
Верховного Совета СССР “О введении особых
отличительных знаков на погонах генералов
и  старшего офицерского состава, увольняемых в отставку и зачисляемых в запас по
выслуге 25 лет и более”, образцы и описания
особых отличительных знаков на погонах.
Прошу утвердить.
БУЛГАНИН
“___” февраля 1946 года»45.
Помимо очевидной неконституционности данной просьбы к  главе правительства  — «утвердить» решение представи-

тельного органа власти, составителей записки практически не в чем упрекнуть. Текст
же самого предлагаемого Указа, начинался
менее удачными словами: «Удовлетворить
ходатайство Народного Комиссариата Обороны и ввести для генералов и старшего офицерского состава…»46. Дело в том, что термин
«Народный комиссариат обороны» внезапно
устарел, когда 25 февраля 1946 г. был образован Народный комиссариат Вооружённых Сил47. По этой же причине оказалось
уже недостаточным упоминание «генералов
и  старшего офицерского состава», так как
новое высшее военное ведомство объединило в себе функции руководства Сухопутными вой­сками, военно-воздушными силами
и Военно-Морскими Силами (в составе которых имелись адмиралы).
Потребовалась срочная переработка
проекта с включением в него Военно-Морских Сил. Для этого уже 26 февраля 1946 г.
материалы о введении особых отличительных знаков на погонах были экстренно возвращены в Главное интендантское управление, а  оттуда — в  Технический комитет 48.
В итоге группы военнослужащих с правом
носить особые отличительные знаки на погонах были пополнены адмиралами, а  бу­
дущему Указу потребовалось новое представление.
Четвёртая попытка представить проект
Указа в марте 1946 г. также провалилась. Ак­куратно выверенный текст — «Удовлетворить ходатайство Народного Комиссариата Вооружённых Сил Союза ССР и  ввести
для генералов, адмиралов и  старшего офицерского состава…»49 — вновь безнадёжно
устарел. Это случилось 15 марта 1946 г., когда
по предложению депутата М.С. Гречухи Верховный Совет принял закон о преобразовании Советов народных комиссаров в Советы
Министров, в связи с чем военное ведомство

69

Энциклопедия Советской Армии

70

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
получило очередное новое название — Министерство Вооружённых Сил50, а проект —
новый повод для доработки.
После того как в конце марта завершила свою работу Сессия Верховного Совета
(участниками которой, кстати, являлись народные депутаты Н.А. Булганин и А.В. Хрулёв), упорные попытки «протащить» многострадальный Указ утихли на целых четыре
месяца.
Тем временем 24 июля 1946 г. был введён
в действие новый Устав внутренней службы
Вооружённых Сил СССР 51, одной из первых
статей которого (ст. 6) устанавливалось деление военнослужащих сухопутных войск
и  военно-воздушных сил на новые группы: солдаты, сержанты, офицеры, генералы
и маршалы. Устаревший в одночасье термин
«старший офицерский состав» в  прежнем
тексте документа необходимо было заменить. Составители нового проекта Указа, исПоследний проектный вариант текста Указа
«Об отличительных знаках на погонах…»
с личной правкой и утверждающей пометой
И.В. Сталина. Дата не установлена 
ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 36. Д. 26. Л. 51.
Титульный лист подлинного Указа
Президиума Верховного Совета СССР
от 19 августа 1946 г. «Об отличительных
знаках на погонах генералов, адмиралов
и офицеров, уволенных в запас
и в отставку» с личными подписями
Н.М. Шверника, А.Ф. Горкина, Г.М. Попова,
Г.М. Маленкова, С.М. Будённого,
Ю.И. Палецкиса и М.Ф. Шкирятова, а также
утверждённые цветные рисунки погон
с отличительными знаками 
ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 36. Д. 26. Л. 48–59.

ключив все три слова, вписали на их место
слово «офицеров». Возможно, в этот момент
они ещё не верили, что офицеры сохранили-таки деление на «старших» и «младших»
(чтобы найти эту информацию в уставе, требуется не глядя пролистать все 455 его статей и остановиться на одном из приложений
с перечнем воинских званий).
Согласимся, что внесённая поправка несколько отдалялась по смыслу от основы,
заложенной Постановлением ГКО № 6116.
Ведь, согласно такому указу, не только старшие, но и младшие офицеры получали формальное основание претендовать на увольнение с  правом ношения формы одежды.
Возможно, именно по этой причине новый
проект указа дополнили положением, распространяющим его действие также на лиц,
не выслуживших 25 лет, но имеющих особые
заслуги перед Родиной.
Завершая изучение текста, заметим, что
«маршалы», ранее официально относившиеся к «генералам Красной Армии», а теперь
выделенные в самостоятельную группу военнослужащих, формально оказались выведенными из области применения будущего
указа.
Важным дополнением текста указа стало закрепление инстанций, своим приказом разрешающих ношение военной формы
с особыми отличительными знаками.
Наконец в один из дней августа (вероятнее всего, в понедельник, 19-го) проект указа лёг на стол к И.В. Сталину, который собственноручно внёс в него небольшую малозначимую правку. Все ранее перечисленные
добавления и уточнения, включая самые рискованные, были оставлены без изменений,
а  в левом верхнем углу появилась красная
пометка: «За / И.Сталин»52.

19 августа 1946 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об отличительных
знаках на погонах генералов, адмиралов
и офицеров, уволенных в запас и в отставку» был подписан Н.М. Шверником (до этого свои подписи на титульном листе проекта
указа поставили Г.М. Попов, Г.М. Маленков,
С.М. Будённый, Ю.И. Палецкис и М.Ф. Шкирятов)53.
В связи с  серьёзным расширением границ применения Указа на следующий же
день, 20 августа, И.В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР
№ 1883, отменяющее пункт 4-а Постановления Государственного комитета обороны
№ 611654. Спустя ещё один день, 21 августа,
Указ «Об отличительных знаках на погонах
генералов, адмиралов и офицеров, уволенных
в запас и в отставку» с приложением в виде
чёрно-белых рисунков погон был опубликован всеми центральными газетами55:
«1. Ввести особые отличительные знаки
на погонах генералов, адмиралов и офицеров
Вооружённых Сил СССР, увольняемых в запас
и в отставку.
2. Право ношения этих погонов с  особыми отличительными знаками предоставить генералам, адмиралам и офицерам, выслужившим в Вооружённых Силах 25 и более
лет, а  также тем генералам, адмиралам
и  офицерам, которые имеют особые заслуги перед Родиной, хотя и не имеют выслуги
в 25 лет.
Ношение военной формы с особыми отличительными знаками на погонах разрешать:
а) для генералов и  адмиралов — приказами
Министра Вооружённых Сил СССР; б) для
офицеров — приказами главнокомандующих
Сухопутными войсками, Военно-воздушными
и Военно-морскими силами, а также коман-

Образцы погон для генералов и офицеров ВС СССР в отставке и в запасе, утверждённые
20 ноября 1946 г. председателем Технического комитета генералом С.В. Агинским
в качестве руководящих по структуре галуна и способу нашивки его на погоны 
Частная коллекция

На обороте карты имеется заключение инженера: «Погоны должны пошиваться
в полном соответствии с техническими условиями ТК ГИУ № 1486 от 9 октября 1946 г.,
в частности, верхний срез офицерских погонов должен быть такой же, как и у генеральских»

71

Энциклопедия Советской Армии
дующих родами войск и начальников главных
управлений, непосредственно подчинённых
Министру Вооружённых Сил.
3. Утвердить образцы и описания указанных отличительных знаков»56.
***
Победно преодолев все инстанции и получив утверждение на самом высоком уровне, всесторонне модернизированный проект
всё же не смог учесть в себе всех актуальных
нововведений.
Ещё 4 июня 1946 г. начальник Тыла Вооружённых Сил генерал армии А.В. Хрулёв
утвердил решение Технического комитета:
«Установить единую конфигурацию погонов
для офицерского состава Вооружённых Сил
СССР, по образцу погонов для генералов КА
и офицерского состава ВМФ, т.е. со срезанным верхним углом»57. Внесение последних
поправок перед принятием Указа «Об отличительных знаках на погонах генералов,
адмиралов и  офицеров, уволенных в  запас
и в отставку» аккуратно совпало по времени
с практической работой по подготовке унификации погон офицерского состава сухопутных и Военно-Морских Сил — изготовлением новых лекал и образцов.
20 ноября 1946 г. председатель Технического комитета ГИУ генерал-майор интендантской службы С.В. Агинский утвердил
образец № 95/149-46 «Погоны для генералов
и офицеров ВС СССР в отставке и в запасе».
Утверждённый набор включал в себя следующие непарные съёмные погоны: для старших офицеров ВВС в  запасе, для старших
офицеров артиллерии и бронетанковых во1

2

йск в запасе, генерал-майор интендантской
службы (образца ВМФ), генерал-лейтенант
в  отставке, для старших офицеров интендантской службы в  запасе, генерал-майор
авиации в  запасе, для старших офицеров
инженерно-танковой и артиллерийско-технической служб в  отставке, генерал-майор медицинской, ветеринарной служб или
юстиции в  запасе. Все офицерские погоны
имели пятиугольную конфигурацию, все генеральские (включая погон образца ВМФ) —
шестиугольную.
Между тем, ещё 9 октября 1946 г. изменение конфигурации погон офицеров сухопутных войск было зафиксировано в новом
варианте технических условий на погоны58.
Ввиду очевидного несоответствия утверждаемых образцов они были назначены руководящими только в  отношении структуры
галуна и  способа его нашивки на погоны.
Остальные характеристики образцовых погон следовали из заключения, сделанного
старшим инженером 1-го отделения Техкома
инженер-майором Б.И. Меньковым: «Погоны
должны пошиваться в полном соответствии
с  техническими условиями ТК ГИУ № 1486
от 9 октября 1946 г., в частности, верхний
срез офицерских погонов должен быть такой
же, как и у генеральских»59.
16 апреля 1947 г. председателем Техкома
был утверждён новый образец № 186/128‑46
«Погоны для офицеров, состоящих в  отставке». Образцом являлся один погон для
старших офицеров интендантской службы
в  отставке, имеющий новую (шестиугольную) конфигурацию. Кроме того, на данном
образце был представлен усовершенство3

ванный способ нашивки поперечного галуна, принятый также и  для всех остальных
разновидностей погон: для офицеров в  запасе и для генералов и адмиралов в запасе
и в отставке.
Здесь уместно разобраться в том, что же
представляли собой отличительные знаки
«в отставке» и «в запасе». Указом от 19 авгус­
та 1946 г. были утверждены два описания60:
«ОПИСАНИЕ
отличительного знака на погонах генералов,
адмиралов и старших офицеров,
уволенных в запас.
Отличительный знак представляет собою полоску из галуна шириной 28 мм., нашиваемую поперек погона на его нижнем конце. На золотом погоне полоска из серебряного
галуна, на серебряном погоне, на серебряном
погоне — из золотого галуна.
ОПИСАНИЕ
отличительного знака на погонах генералов, адмиралов и старших офицеров,
уволенных в отставку.
Отличительный знак представляет собою полоску из галуна шириной 28 мм., нашиваемую поперек погона на его нижнем конце. На золотом погоне полоска из серебряного
галуна, на серебряном погоне — из золотого
галуна.
Серебряный галун имеет золотой зигзаг,
а золотой галун — серебряный зигзаг. На генеральском и адмиральском погоне зигзаг располагается во всю ширину галуна, а на погоне старших офицеров — по средней части
галуна».
4

75 %

1) генерал-майор авиации в запасе; 2) генерал-майор медицинской службы, ветеринарной службы или юстиции в запасе;
3) генерал-майор в отставке; 4) генерал-майор интендантской службы ВМФ в отставке. 1946 г.  Частная коллекция

72

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
1

2

3

4

75 %

Погоны для старших офицеров, зачисленных в запас: 1) ВВС, 2) артиллерия и Бронетанковые войска, 3) интендантская служба; для старших
офицеров, уволенных в отставку: 4) инж.-артиллерийская, артиллерийско-техническая и инж.-танковая служба. 1946 г.  Частная коллекция

Образец погон для офицеров в отставке,
утверждённый 16 апреля 1947 г. 
Частная коллекция
На образце представлена новая (шестиугольная)
конфигурация погон офицеров сухопутных войск
и усовершенствованный способ нашивки поперечного
галуна, принятый также и для погон генералов
и адмиралов в запасе и в отставке

73

Энциклопедия Советской Армии
Как следует из содержания описаний,
всего ими предусмотрено шесть типов галуна для нашивки на погоны: галун золотой
без зигзага (1) и галун серебряный без зигзага (2) — для генералов, адмиралов и старших офицеров, состоящих в запасе; галун
золотой с большим серебряным зигзагом
(3) и галун серебряный с большим золотым
зигзагом (4) — для генералов и адмиралов,
состоящих в отставке; галун золотой с малым серебряным зигзагом (5) и галун серебряный с малым золотым зигзагом (6) — для
старших офицеров, состоящих в отставке.
20 октября 1948 г. полковник интендантской службы В.Р. Малайцев утвердил
технические условия Технического комитета ГИУ ВС № 1754 «Галуны к  погонам для
генералов, адмиралов и офицеров ВС СССР,
состоящих в отставке и в запасе» 61. Из описания: «Галуны позолоченные и посеребрённые представляют собой ленты шириной
28 мм гарнитурового и фасонного переплетения, из натурального кручёного шёлка по
основе и металлической или посеребрённой
волоки по утку. Изготовляются галуны на
лентоткацких одночелночных и двухчелночных станках».
Чтобы упростить задачу удовлетворения
заявок на поставку того или иного типа галуна, составители технических условий присвоили каждому из них свой артикул:
«28–БЗ–С» — галун посеребрённый
с большим позолоченным зигзагом;
«28–БЗ–З» — галун позолоченный
с большим посеребрённым зигзагом;
«28–Г–С» — галун посеребрённый без
зигзага (гладкий);
«28–Г–З» — галун позолоченный без зигзага (гладкий);
«28–МЗ–С» — галун посеребрённый
с малым позолоченным зигзагом;

1

2

«28–МЗ–З» — галун позолоченный с малым посеребрённым зигзагом.
Вопросы нашивки галунов на стандартные погоны описывал последний, шестой
раздел технических условий, содержавший
5 пунктов:
«27. Погоны для генералов и  адмиралов
в  отставке и  в запасе пошиваются по ТУ
ТК ГИУ ВС № 1486 с  дополнительной настрочкой галунов шириной 28 мм, изготавливаемых по настоящим техническим условиям.
28. Галуны 28 мм во всех случаях накладываются поперёк погонов на расстоянии
4 ± 1 мм от нижнего их края и настрачиваются со всех четырёх сторон.
29. Галуны 28 мм могут настрачиваться:
на погоны, пошиваемые вновь и на погоны уже
пошитые ранее.
30. На погоны, пошиваемые вновь, для генералов и офицеров в отставке и в запасе галуны 28 мм настрачиваются на погонные галуны с оставлением концов по 1 см с каждой
стороны, которые затем подгибаются под
погонный галун при настрочке последнего на
заготовку погонов. Верхняя и нижняя строчка проходит от краёв нашиваемых галунов
на 0,1 см, а боковые строчки пришива этого
галуна являются продолжением пристрочки
погонного галуна.
31. На погоны, уже пошитые ранее, галуны 28 мм настрачиваются в подгибку концов
на 1 см с каждой стороны. Настрочка подогнутых концов этого галуна на погоны производится по линии продолжения пристрочки погонного галуна погонов. Остальные две
стороны настрачиваются так же, как указано в п. 30 настоящих ТУ».
Изучив ранее описанные образцы, нетрудно заметить, что нашивка галуна на образцовые погоны, утверждённые 20 ноября

4
3

5

75 %

1. Погоны инженервице-адмирала
в отставке
Н.Н. Матусевича,
переделанные из
стандартных погон 
Музей Северного флота
2. Погоны инженер-вицеадмирала в отставке,
переделанные из
стандартных погон 
ЦВММ
3. Погон инженерполковника в запасе.
Артиллерия 
Коллекция Д. Крупенникова
4. Погон инженерполковника в запасе.
Инженерно-береговая
(инженерно-техническая)
служба ВМФ 
Коллекция А. Степанова
5. Погон инженерполковника в отставке.
Инженерно-береговая
(инженерно-техническая)
служба ВМФ 
Коллекция Д. Крупенникова

74

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
1

1946 г., выполнена в  соответствии с  пунк­
том 31 технических условий (как на погоны, пошитые ранее), на образцовый погон,
утверждённый 16 апреля 1947 г., — в соответствии с  пунктом 30 (то есть в  процессе
производства погона). На практике признаком первого способа пришивки служат две
поперечные машинные строчки от сквозной
пришивки краёв галуна, идущие по подбою
погон. В случае применения второго способа
никаких лишних строчек со стороны подбоя
погон не наблюдается.
Стоит отметить, что на практике зачастую применялся третий способ пришивки,
когда галуны сначала настрачивались поперёк готовых погон, а затем их концы пересекали края погонных галунов, огибали канты
погон и  подшивались вручную со стороны
подбоя.
***
31 января 1947 г. заместитель министра
Вооружённых Сил СССР генерал армии
Н.И. Булганин подписал приказ МВС СССР
№ 4 «О порядке применения Указа Прези­
диума Верховного Совета и  Постановления Совета Министров СССР “Об отличи­
тельных знаках на погонах генералов, адмиралов и  офицеров, уволенных в  запас
и в отставку”».
Приказ был нацелен на то, чтобы с 1 июля 1947 г. запретить ношение военной формы
лицам, не имеющим в военном билете специальной отметки о  разрешении ношения
военной формы с особыми отличительными
знаками на погонах. Командующим войсками военных округов предписывалось установить за этим самый строгий контроль.
Для этого им также требовалось к 1 мая
1947 г. произвести учёт всех генералов, адмиралов и  офицеров, подпадающих под
действие Указа от 19 августа 1946 г., и произвести в  отношении них процедуру утверждения их права ношения военной формы. После этого военные комиссариаты на
местах на основании полученных выписок
из соответствующих приказов должны были вносить в военные билеты разрешающую
отметку.

2

3

1. Гвардии майор административной
службы в запасе А.Д. Павленко в
гимнастёрке с погонами обр. 1943 г.
и отличительными знаками обр. 1946 г.
из нестандартного галуна. 1948–1955 гг.
Коллекция К. Зеленова
2. Подполковник интендантской службы
в запасе П.Ф. Лобозов в кителе с погонами
обр. 1943 г. с отличительными знаками
обр. 1946 г. Кировоград, июнь 1950 г. 
Коллекция В. Воскобойникова
3. Полковник в отставке Л.Г. Берлин
в кителе с погонами бронетанковых войск
обр. 1943 г. с отличительными знаками
обр. 1946 г. Конец 1940-х гг.
Коллекция Е. Дрига
4. Генерал-майор танковых войск в запасе
Г.М. Максимов в летней форме одежды
обр. 1943 г. с белым кителем
с отличительными знаками обр. 1946 г.
на погонах. 1947 г.

Первый пункт приказа констатировал
предоставление права ношения погон с особыми отличительными знаками генералам,
адмиралам или офицерам, выслужившим
в Вооружённых Силах 25 и более лет, а также генералам, адмиралам или офицерам, «которые имеют особые заслуги перед Родиной,
хотя и не имеют выслуги в 25 лет».
Из пунктов 2 и  3 приказа становится
очевидно, что к  числу последних мог быть
отнесён практически любой генерал, адмирал или офицер, удостоенный «особого разрешения Министра Вооружённых Сил». Без
такого разрешения отметку в военный билет
автоматически получали Герои Советского
Союза, а  также офицеры, безупречно прослужившие в армии и на флоте и уволенные
в  связи с  ранениями, контузиями, увечьями и болезнью, полученными на войне или
в мирное время при исполнении служебных
обязанностей и  отнесённые в  связи с  этим
к 1-й или 2-й группе инвалидности.
В приложении к приказу имелись полные
тексты Указа Президиума Верховного Сове-

4

та СССР от 19 августа 1946 г. и постановления Совета Министров СССР от 20 августа
1946 г. № 1883, а  также 13 рисунков погон.
Иллюстрации к  Указу воспроизводились
в  первоначальном виде — с  «устаревшей»
пятиугольной формой погон офицеров сухопутных войск. Совершенно очевидно, что
вступившая к  этому времени в  свои права
техническая поправка, устанавливающая
единую конфигурацию погон офицеров Вооружённых Сил, не могла послужить основанием для корректировки материалов высшего законодательного акта.
В конце 1940-х — начале 1950-х гг. в период проработки Правил ношения формы
одежды возникло предложение перейти от
поперечных полосок, существенно нарушающих расположение знаков различия, к специальным погонам для состоящих в запасе
и  в отставке, изготовленным из особого
цельнотканого галуна. В рамках этой разработки были изготовлены проектные рисунки, на которых галуны погон для уволенных
в отставку вновь обращались в подобие сво-

75

Энциклопедия Советской Армии
5

6

8

9

7

5. Полковник медицинской службы
в отставке В.А. Зотов в парадном мундире
обр. 1943 г. с погонами и отличительными
знаками обр. 1946 г. Германия. 1948–1955 гг.
Коллекция К. Цыпленкова
6. Полковник в запасе М.Л. Кагарманов
в кителе с погонами и отличительными
знаками обр. 1946 г. Конец 1940-х гг.
Коллекция Е. Дрига
7. Полковник в запасе П.Ф. Васильев
в парадном мундире обр. 1943 г. для
офицеров войск МВД с отличительными
знаками обр. 1946 г. на погонах.
Ворошиловград, конец 1940-х гг. 
Коллекция К. Зеленова

10

11

8. Инженер-полковник в отставке И.Ф. Буров
в повседневной тужурке обр. 1949 г. для
офицеров ВВС с отличительными знаками
обр. 1946 г. на погонах. Москва, ок. 1955 г.
Коллекция К. Полетики
9. Маршал авиации в отставке
Ф.Я. Фалалеев в повседневной форме
одежды обр. 1949 г. для генералов ВВС
с отличительными знаками обр. 1946 г.
на погонах. Москва, нач. 1950–х гг. 
Коллекция А. Степанова
10. Контр-адмирал в отставке П.П. Киткин
в тужурке с отличительными знаками
обр. 1946 г. на погонах. Ленинград, конец
1940-х гг. ЦВММ
На правой стороне груди — офицерский
нагрудный знак за оборону «Порт-Артура»
обр. 1914 г.
11. Капитан 3-го ранга в запасе в кителе
с отличительными знаками обр. 1946 г.
на погонах. Конец 1940-х гг. 
Коллекция К. Зеленова

76

Старый ÖÅÉÕÃÀÓÇ • 43

Энциклопедия Советской Армии
их прообразов 1899 и 1904 гг., а предлагаемый погон для офицеров Советской Армии
в  запасе напоминал аналог образца 1905  г.
для отставных обер-офицеров, имеющих
орден Св. Георгия62.
***
5 апреля 1955 г. в  преддверии ожидаемого широкомасштабного сокращения
численности Вооружённых Сил был издан
Указ Президиума Верховного Совета СССР
«Об  отмене Указа Президиума Верховного
Совета СССР от 19 августа 1946 г. “Об отличительных знаках на погонах генералов,
адмиралов и  офицеров, уволенных в  запас
и в отставку”»63. Это потребовалось для соответствия законодательству уже готового
к принятию нового «Положения о прохождении воинской службы офицерами, генералами и адмиралами Советской Армии и Военно-морских сил»64, не предусматривавшего
каких-либо отличительных знаков.
19 апреля 1955 г. Министр обороны СССР
Маршал Советского Союза Г.К. Жуков приказал всем офицерам, генералам и адмиралам, состоящим в запасе и в отставке, которым при увольнении из кадров Армии, Флота, войск и органов КГБ при Совете Министров СССР и МВД СССР было разрешено
ношение военной формы одежды с особыми
отличительными знаками на погонах, перей­
ти на ношение военной формы без отличительных знаков на погонах. Начальникам
гарнизонов и военкомам предписывалось:
«разъяснить офицерам, состоящим в запасе
и в отставке, что при ношении ими военной
формы одежды без отличительных знаков на
погонах, т.е. такой же формы одежды, которую носят лица офицерского состава кад­ра,
они обязаны строго соблюдать нормы поведения военнослужащих, предусмотренные
воинскими уставами, иметь безупречный
внешний воинский вид, всегда исправное, чистое и приведённое в должный порядок обмундирование, снаряжение, обувь, носить
форму одежды, соответствующую присвоенному воинскому званию и роду войск
(службе), соблюдать правила ношения орде­
нов, медалей и орденских лент, строго выполнять правила воинской вежливости
и отдания чести»65. ☐

Приказ РВС СССР от 2.10.1924 г. №1244.
Сборник законов (СЗ) СССР. 1925 г. № 62. Ст. 463.
3
Реформа в Красной Армии. Документы и материалы.
1923–1928 гг.: В 2 кн. Кн. 2. М., 2006. С. 28.
4
Реформа в Красной Армии. Документы и материалы.
1923–1928 гг.: В 2 кн. Кн. 1. М., 2006. С. 380–381.
5
Российский государственный военный архив (РГВА).
Ф. 54. Оп. 1. Д. 942. Л. 161-161об.
6
Там же. Л. 160.
7
Там же. Л. 159.
8
Там же. Л. 272–273об.
9
Там же. Л. 271
10
Там же. Л. 272.
11
Реформа... Кн. 1. С. 120.
12
Там же. С. 380–381.
13
Приказ РВС СССР от 13.07.1928 г. № 225.
14
Постановление ЦИК и  СНК СССР от 8 августа
1928 г. // СЗ СССР. 1928. № 51. Ст. 449.
15
РГВА. Ф. 54. Оп. 1. Д. 942. Л. 305.
16
Приказ РВС СССР от 13 июля 1928 г. № 225.
17
Постановление ЦИК и  СНК СССР от 19 марта
1926 г.; приказ РВС СССР от 25 мая 1926 г. № 285.
18
См. приказ РВС СССР от 12 июня 1926 г. № 320.
19
РГВА. Ф. 54. Оп. 1. Д. 966. Л. 33–33об.
20
Там же. Л. 32.
21
Приказ РВС СССР от 18.11.1932 г. № 320.
22
Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) П971/232
от 21.09.1935 г.; Постановление ЦИК и СНК СССР
от 22.09.1935 г. № 19/2135 (СЗ СССР. 1935 г. № 57.
Ст. 469).
23
Постановление СНК СССР от 2.12.1935 г. № 2590;
приказ НКО СССР от 3.12.1935 г. № 176.
24
Приказ НКО СССР от 17.12.1936 г. № 229.
25
РГВА. Ф. 4. Оп. 14с. Д. 1397. Л. 94.
26
Зачёркнуто в документе.
27
РГВА. Ф. 4. Оп. 14с. Д. 1397. Л. 124.
28
Там же. Д. 2616. Л. 82.
29
Там же. Л. 126-об.
30
Ведомости Верховного Совета СССР. 1939. № 32.
31
Ведомости Верховного Совета СССР. 1940. № 15.
32
РГВА. Ф. 4. Оп. 14с. Д. 2616. Л. 109.
33
Там же. Ф. 37837. Оп. 18с. Д. 886. Л. 23.
34
Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ).
Ф. 5446. Оп. 1. Д. 193. Л. 29-40.
35
Указ ПВС СССР от 6 января 1943 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1943. № 2.
36
Указ ПВС СССР от 24 июля 1943 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1943. № 28.
37
Русский архив. Т. 13 (2–3). С. 300–302.
38
Там же.
39
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ.
Инв. № 42-а. Л. 7.
40
См. там же. Инв. № 4809/III. Л. 17–18.
41
См. Указ ПВС СССР от 4.09.1943 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1943 г. № 32).
42
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ.
Инв. № 273-а. Л. 6–8. Инв № 274-а. Л. 12.
43
Там же. Инв. № 4809/III. Л. 9–11.
44
Приказ Начальника тыла КА от 26 ноября 1945 г.
№ 129.
1
2

Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ.
Инв. № 4809/III. Л. 2.
Там же. Л. 3.
47
Указ ПВС СССР от 25 февраля 1946 г. // «Правда».
27 февраля 1946 г. № 49(10131). С. 3.
48
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ.
Инв. № 4809/ III. Л. 1.
49
Там же. Л. 6.
50
Закон СССР от 15.03.1946 г. (Ведомости Верховного
Совета СССР. 1946 г. № 10).
51
Приказ МВС СССР от 24 июля 1946 г. № 29.
52
ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 36. Д. 26. Л. 51.
53
Там же. Л. 48–59.
54
Там же. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 283. Л. 43.
55
См. «Правда». 21 августа 1946 г. № 198 (10280). С. 1–2.
56
Цит. по подлиннику. ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 36. Д. 26. Л. 48.
57
Журнал заседания Технического комитета ТК ГИУ
ВС от 20 мая 1946 г. № 14–46.
58
Технические условия ТК ГИУ ВС № 1486 от 9 октября
1946 г.
59
Карта образца № 95-149/46 от 20.11.1946 г. (частная
коллекция).
60
Цит. по подлиннику. ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 36. Д. 26.
Л. 49–50.
61
Технические условия ТУ ТК ГИУ ВС от 30 октября
1948 г. № 1754
62
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ.
Инв. № 245-а. Л. 13–14.
63
Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 6.
64
Утверждено Постановлением Совета Министров
СССР от 25 апреля 1955 г. № 818-490с; приказ МО
СССР от 29 апреля 1955 г. № 0100.
65
Приказ МО СССР от 19 апреля 1955 г. № 63.
45
46

Автор благодарит за помощь в поиске
документов С.В. Сомонову, С.А. Панарину,
А.Е. Свенцицкую (ГА РФ), И.Н. Селезнёву
(РГАСПИ), сотрудников Центрального
военно-морского музея, а также
Е.В. Ильину, А.Б. Степанова,
В.К. Девятова, А.А. Троня, Н.Н. Царёва,
Е.Ф. Дрига, Д.А. Крупенникова,
В.Ю. Воскобойникова, К.В. Полетику,
К.В. Зеленова
Проектные рисунки погон генералов
и офицеров Советской Армии и адмиралов,
генералов и офицеров Военно-Морских Сил
в запасе и в отставке с новыми вариантами
особых отличий на основе использования
цельного погонного галуна специального
образца. Около 1950 г.  ТБ Вещевой службы
МО РФ. Инв. № 245-а. Л. 13–14
Предлагаемый погон для старших офицеров
в запасе напоминает погоны образца 1905 г.
для отставных обер-офицеров, имеющих
орден Св. Георгия (см. «Старый Цейхгауз» № 42)

77