You are on page 1of 459

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

ИНСТИТУТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
ЦЕНТР АРХЕОЛОГИИ

В. А. ДЕРГАЧЕВ

ТОПОРЫ-КЕЛЬТЫ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ
КАРПАТО-ПОДУНАВЬЯ
Выпуск 2

КЕЛЬТЫ И СЕРПЫ НИЖНЕГО ПОДУНАВЬЯ
SOCKET AXES AND SICKLES FROM LOWER
DANUBE AREA

КИШИНЭУ • 2011

1

CZU 902/904”6377”
2
Д 36
Книга рекомендована к печати
Ученым советом Института культурного наследия
Академии наук Молдовы
Дергачев В.А.
ТОПОРЫ-КЕЛЬТЫ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ КАРПАТО-ПОДУНАВЬЯ
Выпуск 2
КЕЛЬТЫ И СЕРПЫ НИЖНЕГО ПОДУНАВЬЯ
Работа посвящена классификации и систематизации топоров-кельтов и серпов поздней бронзы Нижнего Подунавья. Рассматриваются вопросы хронологии, периодизации и соотношения Нижнедунайских
материалов с Восточнокарпатскими и Северопричерноморскими. Исследование основано на привлечении
всех доступных материалов, большая часть которых была лично обработана автором. Общая база данных
включает 400 находок кельтов и около 600 серпов. Их краткое описание и иллюстрации приводятся в Приложениях 1 и 2. Книга рассчитана на специалистов-археологов, на студентов и аспирантов, осваивающих
процедуру археологического анализа, а также на всех тех, кто интересуется древнейшей историей ЮгоВосточной и Восточной Европы.
The work deals with the classification and systematization of the socket axes and sickles from Late Bronze
of Lower Danube Area. The problems of chronology, periodization, and interrelationships of the Lower Danube
material with findings from Eastern Carpathian and North Black Sea regions are discussed. The study includes
all available materials, the majority of which have been analyzed by the author of the present study. The database
includes 400 of findings of socket axes and ca. 600 sickles, which are briefly described and figured in the Annexions 1 and 2. The work is recommended for researchers and students in archaeology who are interested in the
methodology of the archaeological analysis, as well as for those who are interested in ancient history of Eastern
and South-Eastern Europe.
Volumul include analiza tipologică şi sistematizarea topoarelor-celt şi a secerelor din perioada târzie a epocii
bronzului de la Dunărea de Jos. În discuţie se examinează problemele ce ţin de cronologia, periodizarea şi coraportul complexelor de Dunerea de Jos cu cele din zona Est Carpatică şi Nord Pontică. Cercetarea are ca suport toate
sursele disponibile de documentare. Baza de date include informaţii complete despre 400 de topoare-celt şi peste
600 de seceri. Descrierea succintă şi ilustraţiile acestora sunt inserate în Anexele 1 şi 2.

Работа издана по Совместному Молдо-Российскому проекту 09.820.07.01 UF

DESCRIEREA CIP A CAMEREI NAŢIONALE A CĂRŢII
Дергачев, В. А.
Топоры-кельты поздней бронзы карпато-подунавья / В. А. Дергачев; отв.
ред. М. Т. Кашуба; Акад. наук Респ. Молдова, Ин-т культур. наследия, Центр
археологии. – К. : Б. и., 2011 (Изд.-Полигр. Фирма „Центральная Типография”).
– ISBN 978-9975-78-839-7.
Вып. 2: Кельты и серпы Нижнего Подунавья = Socket Axes and Sickles from
Lower Danube Area. – 2011. – 464 p. : fig., tab. – Tit., paral.: lb. engl., rusă. – Text:
lb. rusă. – Rez.: lb. rom., engl. – Bibliogr.: p. 389-399 (272 tit.). – 400 ex. – ISBN 9789975-53-062-0.
902/904”6377”

ISBN 978-9975-53-062-0

СОДЕРЖАНИЕ

3

От автора ..................................................................................................................................... 12
ВВОДНОЕ
1. Из истории изучения палеометалических изделий поздней бронзы
Нижнего Подунавья ................................................................................................................... 14
2. Состояние проблемы ................................................................................................................. 18
3. Цели исследования и методы ее реализации ......................................................................... 22
4. Общая характеристика базы данных ........................................................................................ 23

Раздел I. КЕЛЬТЫ
1.

Предварительные данные ................................................................................................................ 27
- Из истории изучения. ................................................................................................................. 27
- База данных и принципы ее организации ............................................................................... 28
- О некоторых из общих тенденций развития кельтов Нижнего Подунавья
или проверка на эффект „Кундера” – эффект актуализации начала ............................... 37

2.
а.

Кельты с арковидными фасками ..................................................................................................... .48
Кельты с пещерками на фасках, или тип Дичево/Dičevo............................................................... 49
- География находок ..................................................................................................................... 50
- Технико-морфологические характеристики ............................................................................. 52
- Метрические характеристики ................................................................................................... 55
- О хронологии и пространственно-временном проявлении ................................................... 60
- Соотношение метрических и технико-морфологических показателей ................................. 66
- Заключительные выводы........................................................................................................... 70

б.

Кельты с орнаментированными арковидными фасками. Тип Вырбица A и Пелово .................... 72
- Кельты типа Вырбица А и его варианты.................................................................................. 77
- Кельты типа Пелово .................................................................................................................. 86
- Краткие итоги.............................................................................................................................. 89

в.

Кельты с неорнаментированными арковидными фасками........................................................... 90
- Кельты высоких пропорций. Тип Данку (Есеница-Флорентин).............................................. 92
- Кельты низких пропорций. Тип Окница/Ocniţa ........................................................................ 94
- Происхождение, территория распространения, хронология ................................................. 97
- Итоги анализа ........................................................................................................................... 102
- Основные выводы по кельтам с арковидными фасками ...................................................... 103

3.
а.

Кельты с трапециевидными фасками ............................................................................................ 106
Кельты со сплошными трапециевидными фасками ..................................................................... 106
Кельты с орнаментированными фасками .................................................................................. 106
- Кельты с пещерками на фасках. Тип Горско Косово ............................................................... 106
- Кельты, орнаментированные вертикальными нервюрами. Тип Вырбица Т1А ................... 108
- Соотношение типов.................................................................................................................. 110
Кельты с неорнаментированными фасками .............................................................................. 114
- Кельты низких пропорций. Тип Плоешть/Ploieşti ................................................................. 116
- Кельты высоких пропорций. Тип Касимча/Сasimcea ............................................................. 117
- Соотношение с другими типами ............................................................................................. 120
- Краткие выводы ....................................................................................................................... 125

б.

Кельты с укороченными трапециевидными фасками .................................................................. 127
Кельты с орнаментированными фасками .................................................................................. 128
- Кельты с пещерками на фасках, тип Бэлческу/Bălcescu ....................................................... 128
Кельты, орнаментированные вертикальными нервюрами ..................................................... 128
- Кельты с орнаментированными фасками. Тип Вырбица Т2А ............................................... 130

4
-

Кельты, сочетающие орнаментированные фаски с лесенками на тулове.
Тип Вырбица Т2В ...................................................................................................................... 132
Соотношение с другими типами ............................................................................................. 134
Кельты с укороченными, неорнаментированными трапециевидными фасками.
Тип Логрешть/Logreşti ............................................................................................................ 138
Основные выводы по кельтам с трапециевидными фасками .............................................. 139

4.

Кельты редких форм, c овальным cечением................................................................................. 143

5.
a.
б.

Основные выводы по типологизации кельтов .............................................................................. 145
Категории и типологический набор ............................................................................................... 145
Генетическая направленность развития и диапазоны хронологического бытования .............. 147

6.
а.

Проблема периодизации комплексов ........................................................................................... 152
Периодизация кладов на основе формализованного метода..................................................... 153
- Метрические показатели как хроноиндикаторы ................................................................... 157
Периодизация кладов на основе метрических показателей ....................................................... 168
О длительности накопления и бытования кладов ........................................................................ 172

б.
в.

Раздел II. CЕРПЫ
1.
a.
б.
в.

Предварительные данные .............................................................................................................. 177
Из истории изучения ....................................................................................................................... 177
База данных ..................................................................................................................................... 178
Проверка на эффект „Кундера” – эффект актуализации начала.................................................. 183

2.
а.
б.
в.
г.

Классификация серпов на базе анализа метрических показателей и их соотношений ............ 186
Группировка серпов по максимальной длине, весу и их соотношениям ................................... 187
Группировка серпов по высоте дуги изгиба спинки и ее соотношению
с максимальной длиной ................................................................................................................. 190
Длина лезвийной и рукояточной частей серпов и их соотношение ........................................... 191
Коэффициенты пропорциональности............................................................................................ 193

3.
а.
б.
в.
г.

Характеристика типов ..................................................................................................................... 195
Серпы типа Дичево/Dičevo ............................................................................................................ 195
Серпы типа Дражна/Drajna .......................................................................................................... 198
Серпы типа Вырбица/Vyrbica ........................................................................................................ 202
Соотношение серпов с кельтами ................................................................................................... 205

Раздел III. О НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ КАТЕГОРИЯХ МАТЕРИАЛОВ.
К ВОПРОСУ ОБ ИСТОКАХ ДИЧЕВСКОГО ОЧАГА МЕТАЛЛООБРАБОТКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.

Тесла-долота .................................................................................................................................... 209
Долота желобчатые ......................................................................................................................... 216
Кинжалы-мечи (и кинжалы) ........................................................................................................... 222
Булавки с пластинчатой ромбовидной головкой.......................................................................... 231
Наконечники копий ......................................................................................................................... 234
Бритвы .............................................................................................................................................. 236

5
Раздел IV. АБСОЛЮТНАЯ ХРОНОЛОГИЯ, ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ПЕРИОДОВ, КОМПЛЕКСОВ И ОЧАГОВ МЕТАЛЛОПРОИЗВОДСТВА
И ИХ СООТНОШЕНИЕ С ДРУГИМИ ГРУППАМИ
1.

Абсолютная хронология культур Косложень-Ноуа-Сабатиновка................................................. 241

2.

Краткая характеристика периодов, комплексов и очагов металлопроизводства...................... 246
- Комплексы I-го периода. Дичевский очаг .............................................................................. 246
- Комплексы II-го – переходного периода ................................................................................ 255
- Комплексы III-го периода. Вырбицкий очаг ........................................................................... 260

SUMMARY ................................................................................................................................................ 264
REZUMAT .................................................................................................................................................. 272

ПРИЛОЖЕНИЯ. КАТАЛОГ
ПРИЛОЖЕНИЕ 1. КЕЛЬТЫ
I.

КЕЛЬТЫ С АРКОВИДНЫМИ ФАСКАМИ ........................................................................................... 282

Лист 1 (№№ 1-136)
1. Кельты с пещерками на фасках. Тип Дичево/Dičevo (Карт. 1. Табл. 1-10, №№ 1-136) .............. 282
Лист 2 (№№ 1-56)
2. Кельты с прочими орнаментальными мотивами (Карт. 2. Табл. 11-14, №№ 1-56) ................... 297
Лист 3 (№№ 1-45)
3. Кельты с не орнаментированными фасками (Карт. 3. Табл. 15-17, №№ 1-45) .......................... 306
II.

КЕЛЬТЫ С ТРАПЕЦИЕВИДНЫМИ ФАСКАМИ ................................................................................... 312

Лист 4 (№№ 1-70)
4. Кельты со сплошными трапециевидными фасками (Карт. 4. Табл. 17-21, №№ 1-70) ............... 312
Лист 5 (№№ 1-85)
5. Кельты с укороченными трапециевидными фасками (Карт. 5. Табл. 21-27, №№ 1- 85) .......... 321
Лист 6 (№№ 1-12)
6. Кельты редких форм c овальным сечением (Карт. 6. Табл. 27-28, №№ 1-12) ........................... 332

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. СЕРПЫ
Лист 1 (№№ 1-444)
1. Серпы тип Дичево/Dičevo (Карт. 7. Табл. 29-51, №№ 1-444) ....................................................... 335
Лист 2 (№№ 1-88)
2. Серпы тип Дражна/Drajna (Карт. 8. Табл. 51-56, №№ 1-88) ........................................................ 372
Лист 3 (№№ 1-60)
3. Cерпы тип Вырбица/Vyrbica (Карт. 9. Табл. 56-58, №№ 1-60) ..................................................... 382
ЛИТЕРАТУРА............................................................................................................................................. 389
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ........................................................................................................................... 400
ТАБЛИЦЫ 1-58 .................................................................................................................................401-458

6

CONTENT

Author’s remarks .......................................................................................................................................12
INTRODUCTION
1. On historical prospective of study of socket axes and sickles from Lower Danube Area. ...................14
2. The state of the art..............................................................................................................................18
3. Objectives and methods of research...................................................................................................22
4. Database description...........................................................................................................................23

Section I. SOCKET AXES
1.

Introductive information .....................................................................................................................27
- History of the research.................................................................................................................27
- Database and principles of its organization .................................................................................28
- Some general trends of socket axes from Lower Danube Area, or the test
of the „Kundera effect” – the effect of actualization of the beginning ........................................37

2.
a.

Socket axes with arch-shaped facets ...................................................................................................48
Socket axes with hollows on facets, or the Dichevo type....................................................................49
- Geographical distribution of findings ...........................................................................................50
- Technical-morphological characteristics ......................................................................................52
- Metrical characteristics ................................................................................................................55
- On chronology and space/time occurrence .................................................................................60
- Correlation of metrical and technical-morphological characteristics ..........................................66
- Conclusions ..................................................................................................................................70

b. Socket axes with ornamented arch-shaped facets Virbitza A and Pelovo types .................................72
- Socket axes of Virbitza A type and their variants .........................................................................77
- Socket axes of Pelovo type ...........................................................................................................86
- Brief conclusions ..........................................................................................................................89
с.

Socket axes with non-ornamented arc-shaped facets.........................................................................90
- Socket axes with high proportions. Dancu type (Esenitza-Florentin) ...........................................92
- Socket axes with low proportions. Ocniţa type. ...........................................................................94
- Origins, area of distribution, and chronology ..............................................................................97
- Results of analysis ......................................................................................................................102
- Main conclusions on socket axes with arch-shaped facets ........................................................103

3.
a.

Socket axes with trapezoid facets......................................................................................................106
Socket axes with continuous trapezoid facets ...................................................................................106
Socket axes with ornamented facets ................................................................................................106
- Socket axes with hollows on facets. Gorsko Kosovo type ...........................................................106
- Socket axes ornamented with vertical ribs. Vyrbitza T1A type. ................................................108
- Correlations of the types............................................................................................................110
Socket axes with non-ornamented facets .........................................................................................114
- Socket axes with low proportions. Ploieşti type. ........................................................................116
- Socket axes with high proportions. Сasimcea type. ...................................................................117
- Correlations with other types ....................................................................................................120
- Brief conclusions ........................................................................................................................125

b. Socket axes with short trapezoid facets. ...........................................................................................127
Socket axes with ornamented facets .................................................................................................128
- Socket axes with hollows on facets, Bălcescu type ....................................................................128
Socket axes ornamented with vertical ribs ........................................................................................128
- Socket axes with ornamented facets. Vyrbitza T2A type. ..........................................................130

7
4.

Socket axes with combined ornamented facets and ladder-like ornament on the body.
Vyrbitza T2B type. ......................................................................................................................132
Relationships with other types ..................................................................................................134
Socket axes with short, non-ornamented, and trapezoid facets. Logreşti type. ........................138
Main conclusions on socket axes with trapezoid facets. ............................................................139

Socket axes with unusual shape and oval cross-section....................................................................143

5. Main conclusions on typology of socket axes. ..................................................................................145
a. Categories and typological range ......................................................................................................145
b. Genetic trend of development and chronological range of occurrence ...........................................147
6.
a.

Problem of complex periodization. ...................................................................................................152
Periodization of treasures based on formalized method ..................................................................153
- Metric parameters as chronoindicators. ....................................................................................157
b. Periodization of treasures based on metric parameters ...................................................................168
c. On duration of accumulation and existence of treasures .................................................................172

Section II. SICKLES
1.
a.
b.
c.

Introductive information ...................................................................................................................177
History of studies ..............................................................................................................................177
Database ...........................................................................................................................................178
Test with the „Kundera effect”– the effect of actualization of the beginning ...................................183

2.
a.
b.
c.
d.

Classification of sickles based on metric parameters and their ratios analysis. ................................186
Group of sickles with maximal length, weight, and their ratio. ........................................................187
Sickles grouped according to blade bending and its ratio with respect to maximal length ..............190
Length of cutting and handle parts and their ratio ...........................................................................191
The coefficients of proportionality ...................................................................................................193

3.
a.
b.
c.
d.

Description of types ..........................................................................................................................195
Sickles of Dichevo type ......................................................................................................................195
Sickles of Drajna type ........................................................................................................................198
Sickles of Vyrbitza type......................................................................................................................202
Correlation between sickles and socket axes ....................................................................................205

Section III. SOME ADDITIONAL CATEGORIES OF METAL TOOLS AND ARTIFACTS
ON THE ORIGIN OF DICHEVO CENTER OF METALWORKING
1.
2.
3.
4.
5.
6.

Adze-chisels .......................................................................................................................................209
Grooved chisels .................................................................................................................................216
Sword-daggers (and daggers) ............................................................................................................222
Pins with rhomboid plate heads........................................................................................................231
Spearheads ........................................................................................................................................234
Razors ................................................................................................................................................236

8
Section IV. ABSOLUTE CHRONOLOGY, GENERAL DESCRIPTION OF STAGES,
COMPLEXES, AND METALWORKING CENTERS AND THEIR RELATIONSHIPS
WITH OTHER GROUPS
1.

Absolute chronology of Coslogeni-Noua-Sabatinovka Cultures ........................................................241

2.

Brief description of periods, complexes, and metalworking centers ...............................................246
- First period complexes: Dichevo center .....................................................................................246
- Second period complexes: transitional ......................................................................................255
- Third period complexes: Vyrbitza center...................................................................................260

SUMMARY ................................................................................................................................................264

ANNEXES. CATALOGUE
ANNEX 1. SOCKET AXES.
I.

SOCKET AXES WITH ARCH SHAPED FACETS ......................................................................................282

Plate 1 (№№ 1-136).
1. Socket axes with hollows on facets, the Dichevo type (Map 1. Tab. 1-10, №№ 1-136) ...................282
Plate 2 (№№ 1-56).
2. Socket axes with various ornaments (Map 2. Tab. 11-14, №№ 1-56) ..............................................297
Plate 3 (№№ 1-45).
3. Socket axes with non-ornamented facets (Map 3. Таb. 15-17, №№ 1-45) ......................................306
II.

SOCKET AXES WITH TRAPEZOID FACETS............................................................................................312

Plate 4 (№№ 1-70)
4. Socket axes with continuous trapezoid facets (Map 4. Tab. 17-21, №№ 1-70) ................................312
Plate 5 (№№ 1-85)
5. Socket axes with short trapezoid facets (Map 5. Tab. 21-27, №№ 1- 85) ........................................321
Plate 6 (№№ 1-12)
6. Socket axes with unusual shape and oval cross-section (Map 6. Tab. 27-28, №№ 1-12) ................332

ANNEX 2. SICKLES
Plate 1 (№№ 1-444).
1. Sickles of Dičevo type (Map 7. Tab. 29-51. №№ 1-444) ...................................................................335
Plate 2 (№№ 1-88).
2. Sickles of Drajna type (Map. 8. Tab. 51-56. №№ 1-88) ....................................................................372
Plate 3 (№№ 1-60).
3. Sickles of Vyrbica type (Map 9. Tab. 56-58, №№ 1-60) ....................................................................382

BIBLIOGRAPHY..........................................................................................................................................389
LIST OF ABBREVIATIONS ...........................................................................................................................400
TABLES 1-58 ...................................................................................................................................... 401-458

CUPRINS

9

Cuvînt înainte ............................................................................................................................................. 12
INTRODUCERE
1. Istoricul cercetării topoarelor-celt și a secerelor de la Dunărea de Jos ............................................... 14
2. Stadiul actual al cercetării ................................................................................................................... 18
3. Obiectivele și metodele de cercetare .................................................................................................. 22
4. Caracterizarea bazei de date ............................................................................................................... 23

I. TOPOARE-CELT
1.

Date preliminare ................................................................................................................................. 27
- Istoricul cercetării......................................................................................................................... 27
- Principiile de structurare a bazei de date ..................................................................................... 28
- Despre unele tendinţe generale ale dezvoltării topoarelor-celt de la Dunărea de Jos sau
verificarea „efectului Kunder” – efectul actualizării începutului.................................................. 37

2.
a.

Topoare-celt cu faţetele arcoidale ...................................................................................................... 48
Topoare-celt cu orificii pe părţile late, tipul Dičevo ............................................................................ 49
- Spaţiul de răspîndire a descoperirilor ......................................................................................... 50
- Caracteristicile tehnico-morfologice ........................................................................................... 52
- Indiciile dimensionale ................................................................................................................. 55
- Cronologia și manifestările spaţial-temporale ........................................................................... 60
- Raportul între indiciile dimensionale și tehnico-morfologice ..................................................... 66
- Concluzii finale ............................................................................................................................ 70

b. Topoare-celt cu faţetele arcoidale ornamentate
Tipurile Vyrbica A și Pelovo .........................................................................................................
- Topoare-celt de tip Vyrbica A și variantele acestuia....................................................................
- Topoare-celt de tip Pelovo...........................................................................................................
- Rezultatele sumare......................................................................................................................

72
77
86
89

c.

Topoare-celt cu faţetele arcoidale fără decor..................................................................................... 90
- Topoare-celt cu proporţiile înalte. Tipul Dancu (Esenica-Florentin) ............................................ 92
- Topoare-celt cu proporţiile joase. Tipul Ocniţa ........................................................................... 94
- Originea, spaţiul de răspîndire, cronologia ................................................................................. 97
- Rezultatele analizei ................................................................................................................... 102
- Concluziile principale în cazul topoarelor-celt cu faţetele arcoidale ......................................... 103

3.
a.

Topoare-celt cu faţetele trapezoidale............................................................................................... 106
Topoare-celt cu faţetele trapezoidale............................................................................................... 106
- Topoare-celt cu faţetele ornamentate ..................................................................................... 106
- Topoare-celt cu orificii pe părţile late. Tipul Gorsko Kosovo ..................................................... 106
- Topoare-celt cu decor în formă de nervuri longitudinale. Tipul Vyrbica Т1А ............................ 108
- Raporturile între tipuri .............................................................................................................. 110
Topoare-celt cu faţetele fără decor .................................................................................................. 114
- Topoare-celt cu proporţiile joase. Tipul Ploiești ........................................................................ 116
- Topoare-celt cu proporţiile înalte. Tipul Casimcea .................................................................... 117
- Raporturile cu alte tipuri ........................................................................................................... 120
- Concluzii succinte ...................................................................................................................... 125

b. Topoare-celt cu faţetele trapezoidale scurte ....................................................................................
Topoare-celt cu faţetele ornamentate .............................................................................................
- Topoare-celt cu orificii pe părţile late, tipul Bălcescu ...............................................................
Topoare-celt cu decor în formă de nervuri longitudinale.................................................................
Topoare-celt cu faţetele ornamentate. Tipul Vyrbica Т2А ................................................................

127
128
128
128
130

10
Topoare-celt cu faţetele ornamentate și decor pe corp în formă de „scăriţă”. Tipul Vyrbica Т2B .... 132
- Raporturile cu alte tipuri ........................................................................................................... 134
- Topoare-celt cu faţetele trapezoidale scurte fără decor. Tipul Logrești ..................................... 138
- Concluziile principale în cazul topoarelor-celt cu faţetele trapezoidale .................................... 139
4.

Topoare-celt cu secţiunea ovală ....................................................................................................... 143

5. Concluziile principale în rezultatul taxonomiei topoarelor-celt ....................................................... 145
a. Categoriile și setul tipologic ............................................................................................................. 145
b. Direcţia genetică a dezvoltării și evoluţia cronologică ..................................................................... 147
6.
a.

Problematica periodizării complexelor.............................................................................................
Periodizarea depozitelor în baza metodei formalizării .....................................................................
- Particularităţile dimensionale în calitate de indicii cronologice ................................................
b. Periodizarea depozitelor în baza indiciilor dimensionale .................................................................
c. Cu privire la durata de acumulare și existenţă a depozitelor ...........................................................

152
153
157
168
172

II. SECERI
1.
a.
b.
c.

Date preliminare ..............................................................................................................................
Istoricul cercetării .............................................................................................................................
Baza de date .....................................................................................................................................
Verificarea „efectului Kundera” – efectul actualizării începutului ....................................................

177
177
178
183

2.

Clasificarea tipologică a secerelor în baza analizei indiciilor dimensionale și a proporţiilor
acestora ............................................................................................................................................ 186
a. Clasificarea secerelor în baza lungimii maxime, greutăţii și a raporturilor acestora ........................ 187
b. Clasificarea secerelor în baza înălţimii cotului de la intersecţia lamei și a mânerului
și a raportului cu lungimea maximă ................................................................................................. 190
c. Lungimea lamei și a mânerului secerelor și raportul acestora ......................................................... 191
d. Coeficienţii proporţiilor .................................................................................................................... 193
3.
a.
b.
c.
d.

Caracteristica tipurilor ......................................................................................................................
Seceri de tip Dičevo ..........................................................................................................................
Seceri de tip Drajna ..........................................................................................................................
Seceri de tip Vyrbica .........................................................................................................................
Raportul secerelor cu topoarele-celt ...............................................................................................

195
195
198
202
205

III. ALTE CATEGORII FUNCŢIONALE.
CU PRIVIRE LA ORIGINILE
CENTRULUI DE PRELUCRARE A METALELOR DIČEVO
1.
2.
3.
4.
5.
6.

Dălţile plate ...................................................................................................................................... 209
Dălţile cu toc de înmănușare longitudinal și lamă faţetată pe una din părţile late .......................... 216
Pumnale-spade (și pumnale)............................................................................................................ 222
Ace cu placă rombică ....................................................................................................................... 231
Vîrfuri de lance ................................................................................................................................. 234
Brice ................................................................................................................................................. 236

11
IV. CRONOLOGIA ABSOLUTĂ, CARACTERISTICA GENERALĂ A PERIOADELOR,
COMPLEXELOR ȘI A CENTRELOR DE PRELUCRARE A METALELOR
ȘI RAPORTUL CU ALTE GRUPE
1.

Cronologia absolută a culturilor Coslogeni-Noua-Sabatinovka ........................................................ 241

2.

Caracterizarea succintă a perioadelor, complexelor și a centrelor de prelucrare a metalelor ......... 246
- Complexele I perioade. Centrul de prelucrare a metalelor Dičevo ........................................... 246
- Complexele perioadei a II-a – de tranziţie................................................................................. 255
- Complexele perioadei a III-a. Centrul de prelucrare a metalelor Vyrbica .................................. 260

REZUMAT ................................................................................................................................................. 272

ANEXE. CATALOGUL DESCOPERIRILOR
ANEXA 1. TOPOARE-CELT
I.

TOPOARE-CELT CU FAŢETELE ARCOIDALE .......................................................................................... 282

Lista 1 (№№ 1-136)
1. Topoare-celt cu orificii pe părţile late. Tipul Dičevo (Harta 1. PL. 1-10, №№ 1-136) ........................ 282
Lista 2 (№№ 1-56)
2. Topoare-celt cu motive ornamentale diverse (Harta 2. Pl. 11-14, №№ 1-56) ................................. 297
Lista 3 (№№ 1-45)
3. Topoare-celt cu faţetele fără decor (Harta 3. Pl. 15-17, №№ 1-45) ................................................. 306
II.

TOPOARE-CELT CU FAŢETELE TRAPEZOIDALE .................................................................................... 312

Lista 4 (№№ 1-70)
4. Topoare-celt cu faţetele trapezoidale (Harta 4. Pl. 17-21, №№ 1-70) ............................................. 312
Lista 5 (№№ 1-85)
5. Topoare-celt cu faţetele trapezoidale scurte (Harta 5. Pl. 21-27, №№ 1- 85) .................................. 321
Lista 6 (№№ 1-12)
6. Topoare-celt cu secţiunea ovală (Harta 6. Pl. 27-28, №№ 1-12) ...................................................... 332

ANEXA 2. SECERI
Lista 1 (№№ 1-444).
1. Seceri de tip Dičevo (Harta 7. Pl. 29-51, №№ 1-444) ....................................................................... 335
Lista 2 (№№ 1-88).
2. Seceri de tip Drajna (Harta 8. Pl. 51-56, №№ 1-88) ......................................................................... 372
Lista 3 (№№ 1-60).
3. Seceri de tip Vyrbica (Harta 9. Pl. 56-58, №№ 1-60) ........................................................................ 382

BIBLIOGRAFIE ........................................................................................................................................... 389
LISTA ABREVIERILOR ................................................................................................................................. 400
PLANȘE 1-58 ......................................................................................................................................401-458

12

Посвящаю эту книгу коллегам и
друзьям:
Петре Роман (Бухарест),
Валерию Иотову (Варна) и
Стефану Александрову
(София),
без содействия которых
документация
в многочисленных музеях
Румынии и Болгарии и,
соответственно, подготовка
этой работы
была бы просто невозможной.
ОТ АВТОРА
Предлагаемая работа, как и было обещано, посвящена бронзовым изделиям,
топорам-кельтам, поздней бронзы Нижнего Подунавья. Речь идет, главным образом,
о территории Болгарии и южных областях
Румынии (Олтения, Мунтения и Добруджа), где в период поздней бронзы – раннего
Гальштатта действовал один из крупнейших, своеобразных центров металлопроизводства, изделия которого получили широкое распространение как в северо-западном
направлении – до Трансильвании и Среднего
Подунавья, так и, в особенности, в северовосточном – до Восточного Прикарпатья и
Среднего Поднепровья.
Первоначально, на стадии подготовки первого из задуманной серии томов
по топорам-кельтам юга Восточной и
Юго-Восточной Европы, я предполагал,
что второй из выпусков этой серии будет посвящен лишь безушковым кельтам
с арковидными фасками в противовес
одноушковым, с подобными же фасками,
рассмотренным в уже изданном томе

Dedic această carte colegilor și
prietenilor
Petre Roman (București),
Valerii Iotov (Varna) și
Stefan Alexandrov (Sofia),
fără ajutorul cărora
documentarea
în multitudinea muzeelor
din România și Bulgaria și,
respectiv, realizarea acestei lucrări
ar fi fost imposibilă.
(Дергачев 2010). Однако, как выяснилось
в процессе анализа, развитие безушковых кельтов с арковидными фасками
имеет прямое отношение к возникновению и последующей эволюции кельтов
с трапециевидными фасками, широко
представленных в нижнедунайской традиции. Поэтому, в целях более полного
раскрытия избранной темы в работе
были задействованы практически все
разновидности кельтов, связанные с деятельностью Нижнедунайского центра
металлообработки. Более того, в какойто момент мне показалось этого мало, и
я решил включить в этот выпуск и серпы
(возраст-то – откладывать уж некуда),
что позволило существенно расширить
круг рассматриваемых вопросов.
Основные цели исследования: типология и систематизация кельтов и серпов,
хронология и периодизация комплексов,
определение их соотношения с комплексами поздней бронзы Восточного Прикарпатья и Северного Причерноморья. Особая
задача – обнародование огромного банка
данных по названным категориям ис-

13
точников, которые в силу разных причин
остаются крайне слабо и неудовлетворительно освещенными в имеющейся литературе или же вовсе не известны широкому кругу специалистов.
В методико-методологическом отношении исследование основано на широком
привлечении всех возможных техникотехнологических и, в особенности – археометрических (размерных, весовых) показателей, на анализе их взаимной корреляции, хронологического и пространственного проявления.
Работа разбита на несколько самостоятельных разделов: Вводный, содержащий предварительную информацию
и общую характеристику базы данных,
Раздел 1, посвященный анализу кельтов,
Раздел 2, посвященный анализу серпов,
Раздел 3, содержащий анализ ряда других
функциональных категорий, и Раздел 4, содержащий общую характеристику металлопроизводства Нижнего Подунавья. Работа сопровождена Приложением с полным
каталогом использованных материалов
и их графических иллюстраций. В общей
сложности учтено без малого 400 кельтов
и около 600 серпов, большинство из которых было лично обработано автором на
протяжении последних 10 лет в различных
музейных коллекциях Болгарии, Сербии,
Румынии, Молдовы, Украины и России.
Работа писалась долго, когда – легко,
когда – с длительными заторами, что хорошо заметно по стилю изложения. Но
мне непременно хотелось максимально
разобраться в этом материале и, в то
же время – убедить молодого читателя,
что обращение к проблеме палеометалла, без учета и анализа метрических показателей, просто недопустимо. Как бы
то ни было, я должен был остановиться,
ибо, продолжив, как сказал бы К. Льюис,

я бы задушил не только читателя, но и
самого себя. Говорю об этом, поскольку, к
сожалению, в работу не вошел раздел, посвященный кризису бронзолитейного производства, раздел, основанный на расчете
расходов металла.
Хочу заверить читателя, что подобных работ, где счет идет на тысячи,
на граммы и миллиметры, без ошибок и
неточностей не бывает. Остается надеяться, что большинство из них мне удалось устранить.
Исследование было бы невозможным
без активной, всесторонней помощи
многочисленных коллег, сотрудников различных музейных учреждений, обладателей частных коллекций, которым автор
выражает свою искреннюю, сердечную
признательность. Это десятки людей,
всех не перечислить. Но неизгладимой
в памяти остается помощь и заботы,
оказанные М. Тасич (Сербия), В. Иотов,
С. Александров, В. Славчев, Л. Вагалински, С. Венелинова, В. Илчева, Г. Родославова, И. Илиев (Болгария), P. Roman,
V. Cavruc, M. Wittenberger, R. Ştefănescu,
Gh. Baltag, H. Ciugudeanu, S. A. Luca, G.
Silvia, C. Kocsó, A. Franculeasa, G. Laurentiu (Румыния), В. А. Колесникова, Г. Н.
Тощев, Р. А. Литвиненко, С. Н. Санжаров,
Д. Л. Тесленко, В. Панковский, Я. П.
Гершкович, В. И. Клочко, С. Д. Лысенко,
Д. П. Куштан (Украина), В. С. Бочкарев,
Ю. Ю. Пиотровский (Россия), Е. Н. Савва,
О. Г. Левицкий, М. Т. Кошуба, Е. Ушурелу,
Р. Кройтор (Молдова).
Мой поклон также художнице Ирине
Мидарь, редакторам моего русского языка
и пунктуации – Ларисе Богатой, Лилии
Дергачевой, Наталии Дороган – за компьютерную верстку и добавлю – Надежде
Копорской – за финальную корректуру.

14

ВВОДНОЕ

1. Из истории изучения
палеометаллических изделий
поздней бронзы Нижнего
Подунавья
Металлические изделия поздней бронзы Нижнего Подунавья привлекли к себе
внимание специалистов, главным образом,
начиная с 20-х гг. прошлого века. Это выразилось в появлении целой серии публикаций, посвященных ряду примечательных
кладов, открытых на территории Болгарии
и юга Румынии, которые по своему типологическому составу, существенно отличались
от уже относительно хорошо известных комплексов Трансильвании и Среднего Подунавья, нашедших отражение в известных
сводных работах J. Hampel (1886, 1892,
1896), B. Milleker (1897; 1899; 1906) и др.
Применительно к территории Болгарии,
речь идет о кладе из Горско Косово, вошедшем в сводную работу M. Ebert (1925), о работе Р. Попов, содержащей описание кладов из Самоводене и Семерджиево (Попов
1933) и, конечно же – о работах В. Микова
с первыми данными о кладе из Вырбица 1,
и первыми попытками общего осмысления
известных тогда палеометаллических изделий Болгарии (Миков 1933; 1933а).
В Румынии этот период отмечен публикацией замечательного клада из Drajna de
Jos (Andrieşescu 1925), дополнительной публикацией клада из Şpălnaca 2 (Dumitrescu
1938), содержащих, помимо трансильванских, и целый ряд нижнедунайских типов.
Сюда можно включить и монографию D.
Berciu (1939), также вобравшую в себя ряд
специфических нижнедунайских изделий.
Наконец, на эти же годы приходится обна-

родование первых комплексов с нижнедунайскими изделиями, ставшими известными для Северного Причерноморья: клады
Щетково, Козорезово (Tallgren 1926).
Дальнейшее постепенное наращивание источниковедческой базы по металлическим изделиям Нижнего Подунавья связано преимущественно с 60 и 70-ми гг. XX
столетия. Для Болгарии он ознаменовался
многочисленными публикациями как отдельных находок, так и серии кладов: Лесура, Лесковец, Градешница и др. (Детев
1963; Николов 1964; 1966; 1974). Важным
событием времени стало открытие и публикация таких крупных кладов как Вырбица
2 (Ковачева 1967), Сокол (=Дичево) (Панайотов, Доневски 1977). Большое внимание
было уделено выявлению и публикации
комплексов литейных форм: Сокол (Койчев
1950), Браница, Желю-Войвода, Есеница,
Враца и др. (Аладжов 1969; Бацова-Костова
1971; Тончева 1973; Николов 1974). К середине 70-х годов стал известен неповторимый, в своем роде, клад – мастерская из Побит Камык (Hänsel 1976. Taf. I-III).
Не менее значительными для этого периода стали события в Румынии, сопровождавшиеся открытием и публикацией кладов из Oinacu (Маринеску-Былку 1963),
Nicolae Bălcescu и Gura Dobrogei (Aricescu
1965), Olteni (Alexăndrescu 1966), Putreda
(Isăcescu 1967), Constanţa Palas (Irimia
1968) и др. (Aricescu 1970).
Ряд новых комплексов, содержавших
изделия нижнедунайских традиций, были
обнародованы в этот период и для территории Украины: Маячка (Кривцова-Гракова
1955. Рис. 32), Орехово и Авраамовка (Черных 1976. Табл. 2), и – касательно террито-

15
рии Молдовы – Кишиневский клад (Дергачев 1975. Рис. 11).
Стремительное накапливание источниковедческой базы, а вместе с тем – стремление к ее осмыслению, уже к середине 70-х
годов привело к появлению ряда работ,
посвященных общим проблемам типологического своеобразия, территориальному
проявлению, периодизации и хронологии
металлических изделий поздней бронзы
Нижнего Подунавья.
В 1976 году вышло в свет монографическое исследование B. Hänsel. Занятый
проблемой культур конца бронзы – раннего Гальштатта Нижнего Подунавья, обратившись к металлическим комплексам,
B. Hänsel основное свое внимание сосредоточил на вопросах их периодизации и
соотношения с ранее разработанной для
Трансильвании периодизационной схемой
M. Rusu (1963). Согласно воззрениям автора, клады, известные тогда для Восточного
Прикарпатья и Нижнего Подунавья, были
подразделены на четыре хронологических
горизонта, объединивших в себя разнорегиональные группы.
Первый из горизонтов (Stufe I), условно
обозначенный – „Gura (Dobrogei) – Râşeşti”,
рассматривался как синхронный горизонту Uriu-Domăneşti (BrD=XIII в. до н.э.), по
схеме M. Rusu. В него были включены две
разные территориальные и культурные
группы: одна (собственно – Râşeşti) – характерная для культуры Ноуа Восточного
Прикарпатья и представленная кладами
Râşeşti, Ulmi-Liteni, Băleni, Duda, и вторая
(с подзаголовком – Gura (Dobrogei) – свойственная для Добруджи и представленная
кладами Gura Dobrogei, Nicolae Bălcescu,
Constanţa Palas, Oinacu, а также – для
Северо-Восточной Болгарии с кладами
Сокол (=Дичево), Божурово, Самоводене
(Hänsel 1976. 29 и след. Abb. 3. Karte 1).

Второй горизонт (Stufe II), соответствующий по схеме M. Rusu комлексам типа
Cincu-Suseni Трансильвании (HaA1=XII в.
до н.э.), согласно B. Hänsel, был представлен
несколькими региональными группами, получившими разные названия. Одна из них –
это группа „Bozia–Doljeşti”, под которой подразумевались, с одной стороны, клады Восточного Прикарпатья: Bozia Nouă, Doljeşti,
Ruginoasa, Ciorani и др., а, с другой – клады
Мунтении: Drajna de Jos, Olteni, Putreda.
Вторая группа, обозначенная „Tichirghiol”,
объединяла, с одной стороны, клады румынской Добруджи и Восточной Болгарии
– Tichirghiol, Sâmbăta Nouă 2, Суворово, а,
с другой – клады Олтении и Западной Болгарии – Socu, Logreşti, Флорентин и др. И,
наконец, третья группа, обозначенная –
„Lesura-Vărbica“, была представлена, главным образом, кладами из Северной Болгарии: Лесура, Лесковец, Вырбица 1-2, Горско
Косово, Побит Камык и др. (Hänsel 1976. 36
и след. Abb. 3. Karte 1).
Последние два горизонта (Stufe III-IV),
из-за малочисленности комплексов, не были
разделены между собой и рассматривались
в целом, как совпадающие по времени
комплексам типа Turia-Jupalnic, MoigradTăuteu и, возможно, Fizeşul Gherlei-Sîngherghiul de Pădere (HaA1-HaB2=XI-IX вв.
до н.э.), по схеме M. Rusu. Они были обозначены одним общим названием – „Sâmbăta
(Nouă) I – Mlada Gvardija”, под которое попадали отдельные клады и находки Восточного Прикарпатья (Bârlad, Rafaila; Valea
Rusului), Мунтении (Pietrosu, Boldeşti), Олтении (Pleniţa), Добруджи (Sâmbăta Nouă
1) или Болгарии (Стражица, Продимчец,
Млада Гвардия и др.) (Hänsel 1976. 41 и
след. Abb. 3. Karte 1).
К сожалению, построенная на отдельных, вырванных из общего контекста аналогиях и сопоставлениях, без надлежаще-

16
го определения специфичных для нижнедунайских комплексов типологических
сериаций, предложенная B. Hänsel схема
периодизации кладов интересующей нас
зоны оказалась весьма эклектичной и противоречивой во многих ее составляющих,
как с хронологической, территориальной,
так и с точки зрения типологического своеобразия.
Одновременно с работой B. Hänsel, в
том же 1976 году вышла в свет книга Е.Н.
Черных, посвященная древней металлообработке поздней бронзы Юго-Запада
бывшего тогда СССР (Черных 1976). Работа, по сути своей, носила комплексный характер, вбирая в себя и проблему
технико-технологической характеристики
древних бронз и проблему их типологии,
территориально-хронологического
проявления и, соответственно – реконструкцию основных аспектов металлопроизводства, как относительно самостоятельного
культурно-исторического явления прошлого. Основываясь на большой серии металлографически проанализированных материалов, типологии самих изделий, Е. Н.
Черных отчетливо вычленил из их общей
массы две разнофункциональные группы,
которые, по своим характеристикам, однозначно были связаны с Нижним Подунавьем (Черных 1976. 26, 59). Речь, разумеется, идет о безушковых кельтах (тип К-12) и
о серпах с неотделенными литниками (тип
С-22), известных в Северном Причерноморье по кладам Маячка, Орехово, Козорезово и др., которые типологически, по составу
металла (Группа Пб = Группе XI) и хронологически полностью совпадали с однофункциональными изделиями кладов Добруджи и болгарского Подунавья (Черных
1976. 73, 97, 26, 59, 152).
Год спустя, в 1977 году, была опубликована монография M. Petrescu-Dîmboviţa,

посвященная кладам Румынии, представленным в их хронологической последовательности. Проблема периодизации кладов
поздней бронзы – раннего Гальштатта Румынии, вслед за V. Rusu (1963), была поднята этим исследователем еще в начале
70-х гг. (Petrescu-Dîmboviţa 1971; 1971a).
Но в данном случае речь шла о периодизационной схеме, обеспеченной полным каталогом, представляющим металлические
комплексы со всей территории Румынии,
включая и интересующего нас здесь – Нижнего Подунавья.
Характеризуя последнюю из названных зон, M. Petrescu-Dîmboviţa выделил
присущие ей комплексы в особую, условно
названную – южную группу, которая, в свою
очередь, была подразделена на две региональные подгруппы, одна – для Мунтении
и Олтении, а вторая – для Добруджи.
Согласно этому автору, самый ранний
горизонт, соответствующий периоду BrD, в
Мутении и Олтении представлен кладами
Drajna de Jos, Oinacu и др., а в Добрудже
– кладами Nicolae Bălcescu, Gura Dobrogei,
Costanţa Palas (Petrescu-Dîmboviţa 1977.
22, 78 и далее).
Второй горизонт – период HaA1, по M.
Petrescu-Dîmboviţa, в Олтении представлен кладами Sacoţi и Socu, а в Добрудже
– кладами Techirghiol и Sâmbăta Nouă
2, которые характеризуются, преимущественно, привозными трансильванскими
и центральноевропейскими изделиями
(Petrescu-Dîmboviţa 1977. 24, 120-121).
Последующие два горизонта – периоды HaA2 и HaB1, согласно этому исследователю, в Мунтении представлены кладом Sălcioara, за которым следуют клады
Boldeşti и Pietrosu, в Олтении – кладом литейных форм из Pleniţa и в Добрудже – кладом Sâmbăta Nouă 1 (Petrescu-Dîmboviţa
1977. 24-25, 125, 139-140).

17
Показательно, однако, вот что. При характеристике первой из названных групп,
автор исследования отчетливо оговаривает
ее типологическое своеобразие. Оно выражено в присутствии в ее комплексах (помимо трансильванских и восточнокарпатских
типов), своеобразных безушковых кельтов
типа Ойнаку и серпов с неотделенными
литниками. Но, при этом, кельты типа Ойнаку автор трактует как восточнокарпатские – „восточный вариант трансильванских кельтов”, а серпы с неотделенными
литниками рассматривает как произошедшие из Задунавья – с территории Болгарии
(Petrescu-Dîmboviţa 1977. 22). Более того,
при характеристике остальных, хронологически более поздних групп, обстоятельство,
касающееся своеобразия групп, опускается.
И получается так, что все эти клады – не
более чем разновременные накопления изделий, импортированных или отлитых по
образцам, занесенным из других центров
или очагов металлопроизводства, или же,
что все эти клады ничего общего не имеют
ни с комплексами периода BrD, характеризующимися местными, своеобразными
сериями изделий, ни с кладами Правобережья Дуная. Подобное восприятие кладов Нижнего Подунавья чуть позже будет
отражено и в работе, посвященной серпам
Румынии, опубликованной на немецком
языке (Petrescu-Dîmboviţa 1978), и в более
поздних работах этого автора (PetrescuDîmboviţa 1982).
На рассматриваемый период приходятся и первые попытки осмысления металлических комплексов периода поздней
бронзы, исходящие со стороны болгарских
специалистов. Мы имеем в виду диссертационную работу А. Бонева (1978. 21) и,
в особенности, диссертационную работу
И. Панайотова, целиком посвященную
типологии и хронологии палеометалли-

ческих изделий Болгарии, включая изделия поздней бронзы (Панайотова 1978.
9 и след.). К сожалению, обе эти работы
так и не были опубликованы в полном
объеме. Следуя разработкам И. Панайотова, металлические комплексы поздней
бронзы распадаются на три генетически
взаимосвязанных, но относительно самостоятельных в хронологическом отношении горизонта, а именно: горизонт Сокол
(=Дичево) – Семерджиево, синхронного
горизонтам Uriul–Domăneşti, Râşeşti–
Băleni, Drajna–Oinacu, N. Bălcescu–Gura
Dobrogei по схемам M. Rusu и M. PetrescuDîmboviţa, датированные периодом BrD
или – концом XIV-XIII вв. до н.э.; горизонт
Вырбица 2–Лесура, синхронного горизонтам Cincu–Suseni, Techirghiol по схемам M.
Rusu и M. Petrescu-Dîmboviţa, с датировкой – вторая половина XIII-XII вв. до н.э. и
горизонтом Есеница, соответствующим горизонтам Jupalnic–Turia, Moigrad–Tăuteu
и Sâmbăta Nouă 1 по схемам M. Rusu и
M. Petrescu-Dîmboviţa, с датировкой XI и,
возможно, началом X вв. до н.э.
Заключительным аккордом в систематизации и осмыслении накопленных к середине 70-х годов металлических изделий
поздней бронзы Нижнего Подунавья, вне
сомнения, выступает капитальное монографическое исследование Е.Н. Черных,
посвященное древнейшей металлургии
Болгарии. Работа, как известно, включает
в себя изучение медно-рудных источников,
металлографию находок, их детализированную типологию и, что принципиально
– один из первых каталогов с иллюстрациями подавляющего большинства находок
Болгарии (Черных 1978. 176 и далее). Комплексный подход в сочетании со строгонаучными методами анализа и систематизации данных, как на уровне рассмотрения
отдельных параметров, так и их взаимокор-

18
релирующих сочетаний, позволили Е.Н.
Черных впервые обстоятельно обосновать
неоспоримое своеобразие металлообрабатывающего производства поздней бронзы
Нижнего Подунавья, характеризующегося
наличием двух крупных, относительно самостоятельных очагов металлообработки:
Дичевского и Вырбицкого.
Согласно Е.Н.Черных, Дичевский очаг
представляют болгарские клады Дичево (=Сокол), Суворово 1, Исперих, Тыкач,
Дибич, клад литейных форм из Есеница,
а также клады юга Румынии из Drajna de
Jos, Olteni, N. Bălcescu, Gura Dobrogei и,
по-видимому, Oinacu (Черных 1978. 250).
Вырбицкий же очаг представляют клады Вырбица 1, Вырбица 2, Горско Косово,
Лесура, Продимчец, Стражица, литейные
формы из кладов Сокол, Беляковец, а также, гипотетически, клады из Божурово, литейные формы из клада Желю Войвода и
др. (Черных, там же).
Далее Е.Н. Черных дает подробную
характеристику обоих из выделенных им
очагов металлообработки, но, увы, принципиальнейшие вопросы – вопросы генетического и хронологического (включая относительную хронологию комплексов по каждому из очагов) соотношения этих очагов,
– остались не раскрытыми (Черных 1978.
252 и след., 277-261).
Последовавший за оговоренными работами, тридцатилетний период ознаменовался дальнейшим быстрым накоплением
новых материалов.
Среди наиболее значимых комплексов,
содержащих нижнедунайские изделия, открытых за этот период в Украине – числятся клады Курячьи Лозы (Никитин, Черняков 1981), Староселье (Телегин 1982), Ново
Торяны (Суботiн, Черняков 1982), Бугское
IV (Клюшинцев 1995), а в Молдавии – клад
Dancu (Dergacev 1991).

Серия новых важных кладов с подобными материалами стала известной для
разных областей восточной и южной Румынии. Это клады Ţigăneşti (Florescu A.
1991), Coroteni (Bobi 1981), Mihai Bravu
(Harţuche, Constantinescu 1983), Pietroşani
(Leahu 2003), Casimcea (Simion 2005) и др.
Однако, как и следовало ожидать, подавляющее большинство новых открытий
связано именно с территорией Болгарии.
Но, что показательно – именно болгарские
материалы по-прежнему продолжают оставаться наименее известными широкому
кругу специалистов. Не считая, к примеру,
клада из Овча Могила (Илчева 2000; Krauß
2005), не опубликованными остаются материалы кладов из Пелово (Муз. Плевен),
Лозница (Муз. Шумен), Кубрат (Муз. Разград), Долгопол и многие другие, не говоря
уже о многочисленных единичных находках, разбросанных по разным коллекциям
страны.
И при всем этом, ни одной новой работы, ни одной новой попытки разобраться в
накопившихся противоречиях в понимании одного из наиболее ярких, своеобразных и продуктивных центров металлопроизводства поздней бронзы, каковым, вне
сомнения, был Нижнедунайский центр.

2. Состояние проблемы
Современные представления о Нижнедунайском центре металлообработки
периода поздней бронзы складываются из
суммы знаний, выработанных, главным
образом, на протяжении 70-х годов прошлого столетия. Речь, разумеется, идет не
столько о простой арифметической сумме,
сколько об определенном фонде накопленных представлений, из которого каждый из
обратившихся к этим знаниям современни-

RUSU M.
1963

PETRESCU-DÎMBOVIŢA M.
1977

Трансильвания

Мунтения,
Олтения

UriuDomăneşti

Drajna de J.,
Oinacu,
Olteni,
Putreda,
Logreşti,
Oinacu,
Olteni,
Putreda,
Logreşti

Constanţa P., Oinacu
N.Bălcescu,
G.Dobrogei

Constanţa P., Сокол=Дичево
N.Bălcescu, Семерджиево,
G.Dobrogei, Новград, Самоводине, Русе

Cокол=Дичево,
Семерджиево,
Новград,
Самоводене,
Русе, Вазово

Sacoţi,
Socu

Techirghiol,
Sâmbăta N.II

Techirghiol,
Sâmbăta N.II

Суворово, Лесура, Лесковец,
Вырбица 1-2,
Г.Косово, Желю
Bойвод Побит
Камык, Флорентин

Суворово, Лесура, Лесковец,
Вырбица 1-2,
Гулянци, Градешница, Гор.
Косово, Галатин

Стражица,
Продимчец,
Мл.Гвардия,
Сокол

Есеница

BrD

ГОРИЗОНТЫ

19

HaB3/HaB2

HaB1 HaA2

HaA1

CincuSuseni

Добруджа

JupalnicTuria
MoigradTăuteu

Sălcioara,
Pleniţa
Boldeşti,
Pietrosu

HÄNSEL B.
1976
Мунтения,
Олтения

Drajna de
J., Olteni,
Putreda,
Logreşti,
Socu

Добруджа

Pleniţa
Sâmbăta N.I

Boldeşti
Pietrosu

Sâmbăta N.I,

ПАНАЙОТОВ И.
1978
Болгария

Болгария

ЧЕРНЫХ Е.Н.
1978
Болгария
Вырбицкий
Дичевский
очаг
очаг
Вырбица 1,
Дичево=Сокол
Вырбица 2,
Суворово 1,
Гор.Косово,
Исперих,
Лесура,
Тыкач,
Продимчец.
Дибич,
Стражица,
Браница-?,
Сокол,
Суворово 2-?
Божурово ?,
Желю Войвод

Sîngeorge
de PădureFizeşu Gherlii
ŞomartinVetiş

Рис. 1.

Pădureni

Периодизация металлических комплексов Нижнего Подунавья по M. Petrescu-Dîmboviţa (1977), B. Hänsel (1976),
И. Панайотов (1978) и Е.Н. Черных (1978)

ков, избирательно отдает предпочтение одним воззрениям в противовес другим. Ибо,
по сути, мы имеем в наличии веер субъективных предложений, отличающихся от
автора к автору, а не сколько-нибудь единую, общепринятую и цельную парадигму.
Отмеченное обстоятельство легко проиллюстрировать на примере, скажем, проблемы периодизации комплексов Нижнего Подунавья так, как она виделась на
уровне 70-х гг. разрабатывающим ее исследователям.
На Рисунке 1, в упрощенной форме,
сведены данные по четырем основным периодизационным схемам, предложенным
M. Petrescu-Dîmboviţa (1977. 22 и далее),
B. Hänsel (1976. 29 и след.), И. Панайотов
(1977. 136; 1978. 10) и Е.Н. Черных (1978.
248 и далее). Все эти периодизационные
схемы, как это видно и из составленной таблицы (Рис. 1), разработаны по принципу
выделения отдельных хронологических го-

ризонтов (групп комплексов) и установления их временной последовательности. Все
они, следуя духу времени, были выведены
из „привязки” к периодизационной схеме
трансильванских бронз M. Rusu (1963), и, в
конечном счете – к периодизационной шкале поздней бронзы – раннего Гальштатта
P. Reineсke – H. Müller-Karpe.
Отвлекаясь от предложенных абсолютных датировок, первое, что обращает на
себя внимание из сравнения приведенных
данных (Рис. 1), так это то, что, если по
M. Petrescu-Dîmboviţa, B. Hänsel и И. Панайотову, известные к тому времени клады
Нижнего Подунавья покрывают собой, по
крайней мере, четыре из подраздела схемы
M. Rusu и, соответственно, P. Reineсke, т.е.
периоды BrD, HaA1, HaA2 и HaB1, то по
Е.Н. Черных, выделенные им комплексы
Дичевского и Вырбицкого очагов не распадаются на какие-либо хронологические горизонты, целиком покрывая лишь период

20
BrD и период HaA1. При этом, Е.Н. Черных отчетливо акцентирует внимание на
том, что „Позднее этапа HaA1, т.е. примерно с XII в. до н.э., эти очаги уже не существовали” (Черных 1978. 259). Между тем,
по схеме И. Панайотова (Рис. 1), большинство кладов, причисленных Е.Н. Черных в
одном случае к Дичевскому, а во втором –
к Вырбицкому очагам, составляют разные
хронологические горизонты, первые – более ранний (BrD), вторые – более поздний
(HaA1).
Еще больше разночтений можно обнаружить в вопросах интерпретации хронологических позиций отдельных кладов. Так,
к примеру, уникальный клад литейных
форм из Побит Камык, B. Hänsel определял
временем HaA1 (Рис. 1), а по Е.Н. Черных
– это один из наиболее ранних комплексов,
хронологически предшествующий во времени как Дичевскому, так и, (отчасти ?) Вырбицкому очагам. Именно поэтому, этот комплекс не был включен ни в один из оговоренных очагов (Черных 1978. 250, 259). По
схеме M. Petrescu-Dîmboviţa клады Drajna
de Jos, Olteni, Putreda, Logreşti отнесены к
первому из горизонтов – BrD. В то время как
B. Hänsel интерпретировал эти же клады
как относящиеся к горизонту HaA1 (Рис. 1).
Так что, разночтений предостаточно.
И все это на уровне периодизации – периодизации или, иными словами, относительной хронологии, от корректности которой
прямым образом зависят реконструкции
и интерпретации любого плана, как внутреннего – сугубо источниковедческого (т.е.
чисто археологического), так и внешнего –
иерархически более высокого (культурноисторического).
Между тем, любые выработанные знания, как правило, предобусловлены двумя
основными обстоятельствами: во-первых,
представительностью
источниковедче-

ской базы и, во-вторых, практикующимися
методико-методологическими установками. Оба этих обстоятельства носят относительный характер, но они всегда конкретны по отношению к конкретно взятому промежутку времени.
Легко предъявлять претензии предшествующим поколениям исследователей.
Однако не следует забывать, что каждый
из вышеназванных авторов на уровне середины 70-х гг., в лучшем случае, располагал данными о максимум – 5-6, реже – о
большем количестве кладов по каждому из
рассматриваемых регионов. Исключение
– Болгария, но и она ведь тоже включает
несколько различных регионов. И это при
том, что большинство этих кладов (разбросанных по разным музеям), за редкими
исключениями, были известны по крайне
слабым предварительным публикациям,
без надлежащих, хотя бы суммарных, описаний составляющих их изделий и без четких графических иллюстраций (зачастую с
отсутствием масштаба).
Так вот, возвращаясь к приведенным
выше примерам разночтений материалов.
Трудно себе представить, что при наличии
всего лишь 5-6 кладов и при шестичастности периодизационной схемы поздней
бронзы – раннего Гальштатта, все специалисты дадут однозначное определение точного соответствия каждого клада какому-то
определенному этапу этой схемы. Тем более, когда эти клады, к тому же длительного накопления, каковыми собственно
являются, к примеру, и клад из Drajna de
Jos (240 предметов, представленных многочисленными
разнофункциональными
группами), и клад литейных форм из Побит Камык (более 30 целых и фрагментированных литейных форм с негативами
разнофункциональных изделий). Опираясь на относительно более поздние типы

21
изделий, B. Hänsel (1976. 35, 38, 40-41)
отнес клад Drajna de Jos (атрибутированный M. Petrescu-Dîmboviţa периоду BrD)
и клад из Побит Камык к периоду HaA1.
Руководствуясь преимущественно ранними аналогиями, Е.Н. Черных (1978. 257260) определил последний из упомянутых
кладов как, в целом, предшествующий во
времени и Дичевской, и Вырбицкой группам. И все эти исследователи по своему
правы, поскольку оба эти клада действительно содержат разновременные материалы и периода BrD, и периода HaA1, а
в случае Побит Камык – и конца средней
бронзы. И все это, подчеркиваю – касательно крупных кладов. Что же тогда говорить об определении времени комплексов
с ограниченным числом изделий (Putreda,
Оlteni) или, скажем, клада литейных форм
Logreşti-Moşteni, известного в литературе
по абсолютно непригодным иллюстрациям
(сравните – Petrescu-Dîmboviţa 1977. Pl. 96,
6, 8 и рисунки автора – Табл. 21, 3-4).
Однако же, состояние любой научной
проблемы определяется не только представительностью
источниковедческой
базы, но и практикуемыми принципамиустановками по ее осмыслению, т.е. всей
совокупностью привлекаемых методикометодологических приемов и процедур,
ориентированных на раскрытие содержащихся в объекте исследования связей и отношений и их интерпретацию; обстоятельства, которые так же соподчинены временному фактору. И здесь следует признаться,
что ситуация с осмыслением металлических комплексов с территории Трансильвании, Нижнего Подунавья или Восточного
Прикарпатья сложилась не самым благоприятным образом.
Мы имеем в виду, в первую очередь,
сам принцип разработки периодизации
комплексов, основанный не на тщательной

классификации материалов и анализа их
внутренних связей и отношений, по каждому региону (металлургическому центру
и/или очагам) в отдельности, с последующей их синхронизацией, а через привязку,
осуществляемую на базе сопоставления отдельных более или менее выразительных
и/или надежно датированных находок, к
периодизационным схемам, выработанным
для других, порой достаточно отдаленных,
регионов, что, по сути дела, и произошло с
материалами обозначенных выше регионов. Эта традиция, зародившаяся еще в 2030-х гг. прошлого века (Pârvan 1926; Nestor
1933), и продолженная Fr. Holste (1951;
1962), а затем W.A. Brunn и M. Rusu, привела к относительному упорядочению комплексов Трансильвании (Brunn 1968; Rusu
1963). Далее, уже на протяжении 70-х гг.,
трансильванские материалы станут опорными для разработки периодизации комплексов Восточного Прикарпатья, Олтении и Добруджи (Petrescu-Dîmboviţa 1971;
1971а; 1977; 1978), которые, в свою очередь,
лягут в основу привязки, с одной стороны,
материалов Молдавии (Дергачев 1975) и
Украины (Черных 1976), а с другой – Болгарии (Черных 1978; Панайотов 1978).
Обусловленный запоздалым развитием археологической систематики КарпатоПодунавья, на первых порах этот принцип
разработки периодизации и датировки
местных металлических комплексов, вне
сомнения, имел положительный эффект,
выразившийся в выработке собственных,
самостоятельных региональных схем. Но,
по мере накопления принципиально новых
материалов, все чаще стали обнаруживаться существенные противоречия, как в восприятии изначально выделенных горизонтов (их содержания и хронологии), так и в
трактовке многих старых, и, в особенности,
вновь открытых комплексов. В результате,

22
мы располагаем множеством схем и множеством предложений, но сколько-нибудь
надежно аргументированной схемы нет и
это, в равной степени, касается и интересующего нас здесь Нижнего Подунавья.

3. Цели исследования и методы
ее реализации
Обратившись к материалам Нижнего Подунавья, наша первостепенная задача видится в разработке типологии двух
из основных функциональных категорий
металлических изделий поздней бронзы
– раннего Гальштатта – топоров-кельтов
и серпов, составляющих, по приблизительным расчетам, около 90-95% от общего числа всех изделий, связанных с деятельностью
этого металлообрабатывающего центра.
„Типология” здесь берется в самом широком значении этого понятия: от определения кратных – конкретных типов изделий,
до выявления любых возможных их сочетаний, образующих типологические ряды.
Под кратными типами подразумеваются относительно самостоятельные группы
изделий (типы и/или их варианты), характеризующиеся своеобразным набором
устойчивых сочетаний качеств и свойств,
обладающих определенными – конкретными пространственно-временными параметрами.
Под типологическими рядами понимаются сочетания кратных типов и/или вариантов, взятые в их генетической взаимосвязи как вариации или модификации одних
и тех же исходных качеств и свойств.
Предполагается, что взятые по горизонтали, относительно самостоятельные, одновременные сочетания разнофункциональных типов изделий должны образовывать
особые хронологические срезы, характери-

зующие особенности развития металлопроизводства на определенном конкретном
этапе времени, в одном или нескольких
пространственных локусах.
Те же относительно самостоятельные
сочетания разнофункциональных типов
изделий, рассмотренные в их хронологическом соотношении, должны обнаружиться
как разновременные хронологические горизонты, последовательно сменяющиеся на
одной и той же или разных территориях.
Рассмотренные же через призму существующих между конкретными типами (и/
или их вариантами) генетических связей,
т.е. через призму образованных ими типологических рядов, те же материалы будут отражать общую динамику развития и эволюцию
металлопроизводства Нижнего Подунавья
во всех его основных проявлениях: сущностного своеобразия, структуры, его хронологических и территориальных составляющих.
Таким образом, говоря о типологии изделий как о первостепенной задаче данного исследования, автор, на деле, подразумевает последовательное прохождение и
рассмотрение всего комплекса вопросов,
неминуемо связанного с процедурой типологизации материалов вплоть до их интерпретации. И, поскольку выбранные нами
в качестве объекта исследования топорыкельты и серпы, как уже отмечалось, составляют около 90-95% от общего числа
всех изделий Нижнедунайского центра металлообработки, нам остается надеяться,
что они неизбежно отразят все основные,
выше обозначенные аспекты.
Исследование, что естественно, основано на привлечении всей доступной автору
источниковедческой базы. Вместе с тем,
оно рассчитано на максимальное использование всех доступных и посильных для
автора методов и процедур классификации
и анализа материалов.

23
В последнем случае имеется в виду,
с одной стороны, охват всех возможных,
присущих выбранным категориям изделий качеств и свойств, как-то: техникотехнологических, морфологических, стилистико-орнаментальных. Пристальное, я бы
подчеркнул – акцентированное – внимание будет уделено в работе метрическим
показателям (размерным, весовым), которые, как уже было продемонстрировано
ранее (Дергачев, Бочкарев 2002; Дергачев
2010), и, как увидим и из этого исследования, оказываются чрезвычайно информативными, в особенности при расскрытии
хронологических параметров.
С другой стороны, речь идет о методах
и процедурах обработки и анализа материалов (признаков и свойств), ориентированных на выявление разноколичественных,
а соответственно – и разнокачественных
группировок, отражающих определенные
тенденции, расцениваемые как относительно устойчивые закономерности. Из конкретных, наиболее часто используемых методов, можно назвать корреляцию признаков на координатных полях, выстраивание
линейных графиков, картографирование и
др., которые, помимо содержательной стороны, призваны облегчить зрительное восприятие установленных закономерностей.
И последнее из обстоятельств – интерпретация выявленных закономерностей–
тенденций, по каждому и всем из проанализированных признаков и свойств, при
условии, что общие тенденции не вбирают
противоречия на уровне их частных проявлений.
Особая и не менее важная задача данной работы – актуализация и публикация
известной ныне базы данных по рассматриваемым категориям изделий. Она вызвана
двумя обстоятельствами. Во-первых, непосредственное приложение полной базы

данных позволит читателю легко и быстро
проверить и уточнить любые возможные
недоразумения, связанные с их анализом
и трактовкой материалов. Но главное даже
не это. К сожалению и по совершенно не
понятным причинам, именно материалы
Нижнего Подунавья до настоящего времени крайне слабо представлены в профессиональной литературе. Я имею в виду и
неполноту опубликованных в литературе
комплексов, и далеко не качественный – не
соответствующий нынешним требованиям,
характер этих публикаций, и, разумеется,
множество совершенно не освященных в
литературе находок, разбросанных по музеям разных городов и стран. Долгие годы
основным источником по металлическим
изделиям поздней бронзы Болгарии служила известная работа Е.Н. Черных (1978). Но
за прошедший, более чем 30-летний, период работа эта заметно устарела. К тому же,
как выяснилось, она содержит множество
неточностей в графическом представлении
иллюстрированных материалов, определенно зарисованных простым художником,
а не специалистом-археологом.

4. Общая характеристика базы
данных
Кельты и серпы Нижнего Подунавья,
как и в случае многих других центров и
очагов металлопроизводства поздней бронзы, составляют две из основных, наиболее
важных – в функциональном отношении и
многочисленных – в количественном отношении, категорий металлических изделий.
В общей сложности, в этой работе автору
удалось собрать данные о 400 кельтах и около 600 серпах, которые по своим основным
характеристикам уверенно связываются с
традициями Нижнедунайского металло-

24
обрабатывающего центра, независимо от
конкретного места их производства.
В случае первой из названных категорий, речь, разумеется, идет о безушковых кельтах, единственных и основных,
специфичных для рассматриваемой зоны.
Но в работе учтено и около полутора десятков кельтов, отличающихся наличием
бокового или лобного ушка – признаков,
появившихся, как показывает анализ, на
нижнедунайских изделиях под влиянием
соседних традиций. В случае же серпов –
это орудия, отлитые с торца рукояточной
части или так называемые – „серпы с неотделенными литниками”.
Подавляющее большинство местонахождений этих изделий, что и естественно,
связано с Нижним Подунавьем – Северной
Болгарией и южными областями Румынии
(Добруджа, Олтения и Мунтения). Но их
территориальный разброс гораздо шире:
в северном направлении они встречаются вплоть до Среднего и Нижнего Поднепровья, в западном – до Трансильвании и
Среднего Подунавья, а на юге – до Европейской Турции.
Накопленная база данных объединяет в себе все категории находок: изделия,
входящие в состав кладов, находки с поселений, случайные и безадресные находки,
равно как и литейные формы с негативами
подобных изделий.
База данных была собрана, преимущественно, в результате личной документации автора в более чем 50 музейных и
частных коллекциях Болгарии, Румынии,
Сербии, Р. Молдовы и Украины. Сбор материалов проводился, главным образом,
на протяжении последних 10-15 лет. Стоит отметить, что за мою долгую научную
практику это одна из наиболее полных и
точно документированных коллекций, как
с точки зрения графических изображений,

так и касательно размерных и весовых показателей. В эту базу данных включена
также небольшая коллекция материалов
из музеев Венгрии, Болгарии и Украины,
лично обработанная и любезно представленная В.С. Бочкаревым, С. Алексадровым или же другими коллегами. В остальном речь идет о данных, заимствованных
из многочисленных публикаций разных
лет, различных исследователей. К сожалению, многие из этих публикаций являются неполными в смысле описания каждой из находок. В подавляющем большинстве случаев в них отсутствуют данные о
весовых показателях изделий. Более того,
зачастую они пестрят неточностями и
противоречиями, в особенности, по части,
касающейся принципиально важных для
нас размерных показателей (текстовых и/
или графических). Поэтому эти заимствованные данные требуют осторожного обращения.
Полные данные об использованной
базе источников приведены в конце работы в Приложениях 1 (кельты) и 2 (серпы).
В Приложениях представлены: адреса
находок, с оговоркой характера находки
– комплексные, случайные и пр.; краткое
описание каждого из предметов, с оговоркой, по-возможности, особенностей его
отливки, его морфолого-стилистических
особенностей, состояния (полуфабрикат
или степень утилизации); размерные, и,
при наличии, весовые данные. Иными
словами, речь идет о всех основных показателях, непосредственно использованных в аналитической части работы. Далее
следует – место хранения находки, с указанием, в случаях личной документации,
инвентарного номера, а затем – литературный или архивный источник. В последнем случае мы ограничились приведением одного, реже – двух-трех основных

25
источников, хотя таковых может быть до
десяти и более.
Как и в случае с первым выпуском, который был посвящен одноушковым кельтам с арковидными фасками (Дергачев
2010), при представлении комплексных
находок мы сочли нужным отметить принятую для них датировку. Хотя эти датировки зачастую относительны и противоречивы, они позволяют нам легче ориентироваться в общей ситуации на стадии анализа материалов, вплоть до их детализации и
конкретизации. Для комплексов Румынии
речь идет, в первую очередь, о датировках,
предложенных в работах M. Rusu (1963)
и M. Petrescu-Dîmboviţa (1977; 1978), для
территории Болгарии – работах B. Hänsel
(1976), Е.Н. Черных (1978) и И. Панайотов
(1978), для кладов Венгрии – определения
A. Mozsolics (1967; 1973; 1985; 2000), для
территории бывшей Югославии – работы
K. Vinski-Gasparini (1973) и R. Vasič (1982)
и для территории Молдавии и Украины
– как собственными разработками автора
(Dergačev 1997; 2002), так и определениями В.С. Бочкарева и А.М. Лескова (Leskov
1981; Bočkarev, Leskov 1980).
Все без исключения находки проиллюстрированы в виде простых графических
изображений, приведенных к единому масштабу (кельты – Табл. 1-28, серпы – Табл.
29-58). В случае кельтов, зачастую имеющих различно оформленные фаски, по возможности, мы постарались отобразить их
обе лицевые плоскости.
Как уже отмечалось, помимо техникоморфологических признаков, в аналитической части работы большое внимание
уделено метрическим – размерным и весовым – показателям, как правило, не привлекаемым при разработке типологии металлических изделий. В случае кельтов,
основными и наиболее информативными

признаками выступают их высота и ширина тулова, обычно не подвергаемая вторичным деформациям (в отличие от ширины
лезвия). Особенно ценными в этом отношении выступают также соотношения этих
двух мерных признаков, характеризующие
пропорции изделий.
В случае серпов, чрезвычайно важными для анализа являются такие параметры, как длина изделий (максимальная – с
учетом литниковых отростков и/или без последних), длина лезвийной и рукояточной
частей, их соотношения и, разумеется – вес.
Схема снятия размерных показателей с
кельтов и серпов представлена на Рисунке
2. Хочется обратить внимание, что при личной обработке материалов, все абсолютные
величины снимались штангенциркулем
с оригиналов, а не линейкой – с прорисованных материалов, что неизбежно приводит к заметным отклонениям метрических
данных.

Рис. 2. Схема снятия мерных показателей
Для кельтов: H1 – высота кельта, H2 – глубина втулки, L1 –
ширина тулова, L2 – ширина лезвия
Для серпов: A1 – максимальная длина серпа (с учетом
литника), A2 – длина серпа (без учета литника), B
– длина лезвийной части, C – длина рукояточной
части, D – высота дуги изгиба спинки, S – ширина
лезвия

26
Несколько слов о весовых показателях. В прежние годы при публикации материалов эти параметры, за редкими исключениями, обычно не оговаривались.
В последние годы, ситуация как будто бы
исправляется. Однако и здесь не следует
впадать в ненужные крайности. Мы имеем в виду уровень измерений – до десятых
и сотых грамма (см. Boroffka 2008 а. 388
и Дергачев 2010. 17). Реальное состояние
материалов (обычно покрытых разными
солями и окислами, а с другой стороны –
частая, увы, не оправданная их очистка
в кислотных растворах), как и методические возможности их анализа, делают эти
сверхточные измерения излишними. Дело
в том, что при весе кельтов и серпов приблизительно от 50 до 500-600 граммов,
определение их возможных группировок
выводится из соотношения с метрической
шкалой со значениями в 5-10 граммов, и

никак не меньше. Еще пять-семь лет тому
назад автор пользовался „аптечными” весами, которые неминуемо давали отклонения в 1-2 грамма. В последние годы, как
„европеец”, я стал пользоваться – швейцарскими электронными весами. Но парадокс в том, что любые портативные –
даже электронные весы, также неизбежно
дают погрешность в 1-2 грамма. В этом я
убедился не далее как летом 2010 года,
сравнивая свои измерения с измерениями
немецких коллег по материалам Трансильвании. И это вполне нормально, ибо
абсолютно точными могут быть лишь специальные – стационарные весы. Так что
не будем уж слишком педантичными и
закомплексованными, там где нет резона.
Отклонения в 1-2-3 грамма неизбежны, но
они никак не могут повлиять на объективность выявляемых для этих категорий материалов группировок и тенденций.

27

РАЗДЕЛ I

КЕЛЬТЫ
1. Предварительные данные
Из истории изучения
Несмотря на многочисленность и чрезвычайное разнообразие находок, история
изучения кельтов Нижнего Подунавья
достаточно скромна и сводится, преимущественно, к публикации материалов, а
не к их типологизации и систематизации.
Принципиально отличные в конструктивном отношении от одноушковых и/или
двухушковых кельтов Трансильвании или
Восточной Европы, безушковые кельты
Нижнего Подунавья долгое время рассматривались сообща, зачастую, в контексте
иных территориальных групп, без какихлибо попыток разобраться в их своеобразии
и внутреннем разнообразии. И это касается
как территории Болгарии, так и территории Румынии.
Реальное своеобразие и территориальные особенности распространения
безушковых кельтов были намечены
лишь в начале 60-х гг. прошлого века М.
Маринеску-Былку. Осмысливая материалы опубликованного ею клада из Ойнаку
(содержащего 15 безушковых кельтов, 14
из которых с пещеркой на арковидных фасках) и основываясь на еще редких, по тем
временам, находкам, этот исследователь
впервые обратила внимание, что, хотя „пещерки” характерны как для одноушковых,
так и для безушковых кельтов, последние
дают несколько иной ареал распространения, включающий Мунтению (Drajna), Олтению (Oinacu), Добруджу (Nicolae Bălcescu) и, в особенности, Болгарию (Стражица,

Казанлык, Семерджиево, Горско Косово и
др.). Именно это обстоятельство позволило автору выделить безушковые кельты,
схожие с ойнакскими, в особую группу,
названную – „кельтами юго-восточного
типа” (Маринеску-Былку 1963. 520-521,
524). Однако, рациональные наблюдения
М. Маринеску-Былку практически остались не востребованными и не получили
дальнейшего осмысления ни в работе А.
Арическу, опубликовавшего вскоре серию
новых комплексов с территории Добруджи
(Aricescu 1970), ни в более поздних, обобщающих работах М. Петреску-Дымбовица
(Petrescu-Dîmboviţa 1977; 1978; 1982).
К середине 70-х гг. того же столетия
наблюдения М. Маринеску-Былку были
поддержаны и дополнительно развиты в
работе автора (Дергачев 1975. 36, Рис. 12)
и в монографии Е.Н. Черных (1976. 73,
Рис. 30), которые, рассматривая материалы Молдовы и Украины, однозначно высказались, что редкие для этих территорий
безушковые кельты – явление, связанное
своим происхождением с болгарским Подунавьем, Добруджей и Олтенией.
Проблема металлических комплексов
Нижнего Подунавья в эти же годы была
затронута и в известной работе B. Hänsel,
внимание которого, однако, было сосредоточено преимущественно не на типологии
изделий, а на периодизации кладов (1976.
25-47). Определив относительную хронологию комплексов и характеризуя их
содержание, B. Hänsel одним из первых
вывел наблюдение, что, если безушковые
кельты с арковидными фасками и пещер-

28
кой свойственны, главным образом, ранним комплексам, т.е. горизонту I (соответствующему периоду BrD), то остальные
безушковые кельты с арковидными или
трапециевидными фасками, орнаментированные вертикальными нервюрами или
без таковых, присущи более поздним – IIму и III/IV-ым горизонтам (соответствующие периодам HaA1 и HaA2-HaB) (Hänsel
1976. 32. Abb. 1). И это было весьма ценное
наблюдение.
Первая и наиболее полная классификация и систематизация безушковых кельтов Нижнего Подунавья связана с комплексными исследованиями Е.Н. Черных
(1978). Собрав и обработав большинство
известных тогда материалов (204 орудия
и 25 литейных форм), исследователь разделил их на два подкласса: с арковидными и трапециевидными фасками, выделив
(на основании орнаментальных мотивов) в
каждом из этих подклассов по целому ряду
конкретных типов в буквенно-цифровом
обозначении: применительно к первому
подклассу – К2-К24, а применительно ко
второму – К26-К42 (Черных 1978. 185-200).
Далее, следуя результатам химического
анализа, взаимовстречаемости типов кельтов в закрытых комплексах как между собой, так и с другими функциональными
категориями, а также по их территориальному проявлению, этот автор убедительно
аргументировал наличие в рамках болгарорумынского Подунавья двух, относительно
самостоятельных, генетически связанных
очагов металлообработки: Дичевского,
действующего преимущественно в северовосточных районах Болгарии и румынской
Добруджи и Вырбицкого – с локализацией,
главным образом, в Северо-Западной Болгарии (Там же, 248-254).
Между тем, несмотря на обстоятельность охвата материалов и, в особенности,

высокий методико-методологический уровень исследования, проблема классификации и систематизации (имея в виду, в
последнем случае, вопросы их хронологического соотношения) безушковых кельтов – как одной из ведущих категорий изделий, осталась раскрытой не до конца. А
в результате этого, неправильно понятой
осталась и проблема хронологического соотношения выделенных очагов, которые
были определены Е.Н. Черных как синхронные, как одновременно действующие
на разных территориях.
Из последовавших работ особое значение для понимания безушковых кельтов
Нижнего Подунавья имеет исследование
B. Wanzek (1989), посвященное изучению
литейных форм на предмет определения
технических аспектов отливки этих изделий, принципиально важных в деле разработки их типологии и систематизации.
Таким образом, на данный момент
основной и единственной работой по классификации и систематизации безушковых
кельтов интересующей нас зоны остается
работа Е.Н. Черных. Но, при всех ее неоспоримых достоинства, эта классификация нуждается в серьезных доработках, в
особенности в части, касающейся относительной хронологии и территории распространения тех или иных типов кельтов, а
соответственно – и общей картины их возникновения и эволюции. В существенных
уточнениях нуждается и приведенная в
этой работе база данных, которая, как уже
отмечалось, грешит множеством неточностей в прорисовке изделий.

База данных и принципы ее организации
Как уже было отмечено, база данных
по кельтам нижнедунайских традиций,
в нашем случае, состоит из 400 находок
(точнее – 399 находок, но следует учиты-

29
вать, что, из-за многоплановости проявления отдельных признаков, в нескольких
случаях одни и те же изделия фигурируют
одновременно в разных Листах-Списках),
объединяющих все возможные категории:
изделия из кладов готовых предметов или
их негативов на литейных формах, единичные – случайные находки, находки с
поселений и пр. Полная информация о
всех этих находках представлена в конце
работы в Приложении 1, где все эти материалы организованы в шести самостоятельных Листах-Списках. Подобная организация материалов была продиктована
необходимостью упрощения аналитической части, о чем дополнительно будет сказано несколько позже. Однако, принятая
подача материалов неминуемо привела к
частым повторам – случаям, когда одни и
те же комплексные находки неоднократно

Рис. 3.

повторяются в одних и тех же Листах. А
эти повторы существенно усложняют цельное восприятие всей базы данных. Поэтому, для упрощения ориентации читателя,
мы сочли нужным привести здесь полные
– сводные данные по всем учтенным нами
местонахождениям.
Из-за многочисленности материалов
сводные данные составлены по каждой из
категорий: отдельно для комплексных находок (клады готовых изделий и/или литейных форм) и отдельно для единичных
находок (изделия и/или их негативы на литейных формах). Внутри списков материалы перечисляются по странам (Болгария,
Румыния, Молдова, Украина и др.), а внутри этих стран – в алфавитном порядке.
В целях унификации перечня все названия местонахождений даны в системе центральноевропейской (немецкой)

Комплексные находки (клады готовых изделий и литейных форм – курсивом) с кельтами нижнедунайских традиций

30
транслитерации. Для каждого из местонахождений указываются соответствующие
иллюстрации по таблицам Приложения–
Каталога. Каждый из таких списков сопровождается собственной картой с обозначением локализации места находок (в случае
комплексных находок – аббревиатурой от
названия комплекса, в случае единичных
находок – по порядковому номеру). Все
остальные детали, касательно географического адреса и прочих характеристик
местонахождений, читатель найдет в Приложении 1.
Сводный список комплексов
с кельтами нижнедунайских традиций
Болгария:
1. Agatovo = А. (2 ex.: Л.21* – Табл. 12, 22; Л.4
– Табл. 19, 28);
2. Božurovo = Bo. (5 ex.: Л.1 – Табл. 1, 2-6);
3. Dičevo (=Sokol) = DS. (16 ex.: Л.1 – Табл. 1,
7-12; Табл. 2, 13-19; Л.2 – Табл. 12, 26; Л.4
–Табл. 20, 40; Л.5 – Табл. 24, 41);
4. Dolgopol = Dp. (2 ex.: Л.1 – Табл. 4, 51; Л.6
– Табл. 28, 8);
5. Esenica = Es. (3 ex., л.ф.: Л.3 – Табл. 16,
20а; Л.4 – Табл 19, 37; Табл 20, 38)
6. Florentin = Fl. (2 ex.: Л.3 – Табл. 16, 30-31);
7. Gorsko Kosovo = GK. (29 ex.: Л.1 – Табл. 2,
20-27; Табл. 3, 28-30; Л.2 – Табл. 12, 19-20;
Табл. 13, 29, 37; Л.4 – Табл. 17, 5-6; Табл.
18, 16, 21-24; Л.5 – Табл. 22, 8; Табл. 24, 3440; Табл. 27, 77);
8. Gorsko Slivovo -?2**= GS. (2 ex.: Л.2 – Табл.
12, 21; Л.5 – Табл. 26, 68);
9. Gradešnica = Gr. (1 ex. Л.2 – Табл. 14, 54);
10. Guljancy = Gu. (2 ex.: Л.5 – Табл. 25, 51-52);
11. Kubrat = Kb. (1 ex. Л.1 – Табл. 3, 34);
12. Kazanlyk-? = Kz. (2 ex.: Л.1 –Табл. 3, 32-33);
13. Loznica = Lz. (1 ex. Л.1 – Табл. 3, 36);
14. Ovča Mogila = OM. (32 ex.: Л.1 – Табл. 4,
40-45; Л.2 –; Л.2 – Табл. 12, 14-18; Табл. 13,
30-31 Табл. 14, 55-56; Л.4 – Табл. 18, 25;
Табл. 19, 26-27; Л.5 – Табл. 24, 42-49; Табл.
27, 78-82; Л.6 – 28, 1);
*
Здесь и далее обозначен номер листа по каталогу, Приложение 1.
**
Здесь и далее вопросительным знаком обозначены
предположительные комплексы.

15. Pelovo = Pl. (5 ex.: Л.2 – Табл. 14, 42, 48-49,
53; Л.5 – Табл. 25, 60);
16. Pobit Kamyk = PK. (2 ex., л.ф.: Л.1 – Табл.
4, 47; Л.6 – 28, 4);
17. Prodimčec-? = Pr. (2 ex.: Л.5 – Табл. 25, 57;
Tабл. 26, 69);
18. Rjahovo-? = Rh. (2 ex.: Л.1 – Табл. 4, 49-50);
19. „Ruse” -? = Rs. (3 ex.: Л.1 – Табл. 5, 53-55);
20. Samovodene = Sv. (7 ex.: Л.1 – Табл. 5, 56-62);
21. Semerdžievo = Sm. (1 ex. Л.1 – Табл. 5, 63);
22. „Sofia” = S. (2 ex., л.ф.: Л.5 – Табл. 21, 5a;
Л.6 – Табл. 28, 5).
23. Sokol = Sk. (4 ex., л. ф.: Л.3 – Табл. 16, 32ab,
32c; Л.4 – Табл. 19, 33 ab; Л.5 – Табл. 25, 56);
24. Stražica = St. (5 ex.: Л.1 – Табл. 6, 65; Л.2 –
Табл. 13, 32, 35-36; Л.5 – Табл. 25, 61);
25. „Šumen”- ? = S1. (2 ex.: Л.1 – Табл. 6, 71-72);
26. Tykač = Tk. (1 ex. Л.3 – Табл. 15, 16);
27. Vyrbica 1 = V1. (36 ex.: Л.1 – Табл. 6, 74-76;
Л.2 – Табл. 11, 1-8; Табл. 12, 27-28; Табл.
13, 38-39; Л.3 – Табл. 16, 23-25; Л.4 – Табл.
17, 1-2, 9; Табл. 18, 10, 17-19; Л.5 –Табл. 22,
9-17; Табл. 26, 70-71);
28. Vyrbica 2 = V2. (35 ex.: Л. 2 – Табл. 11, 9-13;
Табл. 13, 40-41; Табл. 14, 51-52; Л.3 – Табл.
16, 26-27; Л.4 – Табл. 17, 3-4; Табл. 18, 20;
Л.5 – Табл. 22, 18-21; Табл. 23, 22-33; Табл.
26, 72-76);
29. Želju Voivoda = Zv. (2 ex., л. ф.: Л. 1 – Табл.
7, 77; Л.4 – Табл. 19, 34 ab);
Румыния:
30. Brădiceşti = Br. (1 ex., л.ф. Л.5 – Табл. 22, 7);
31. Casimcea = Ca. (5 ex.: Л.1 – Табл. 7, 83-84;
Л.4 – Табл. 20, 42-43; Л.6 – Табл. 28, 10);
32. Cireşoia I-? = Ci. (2 ex.: Л.2 – Табл. 14, 44;
Л.4 – Табл. 18, 11);
33. Constanţa Palas = CP. (12 ex.: Л.1 – Табл. 7,
85-91; Табл. 8, 92-96);
34. „Сraiova” -? = Cr. (2 ex.: Л.3 – Табл. 15, 10-11);
35. Drajna de Jos = DJ. (1 ex.: Л.1 – Табл. 8, 97);
36. Logreşti-Moşteni = LM. (2 ex., л.ф.: Л.5 –
Табл. 21, 3-4);
37. Mihai Bravu = MB. (2 ex.: Л.1 – Табл. 8, 98;
Л.4 – Табл. 20, 41);
38. Nicolae Bălcescu = NB. (9 ex.: Л.1 – Табл. 8,
99-105; Л.2 – Табл. 14, 45; Л.5 –Табл. 21,1);
39. Ocniţa = Oc. (1 ex. Л.3 – Табл. 15, 5);
40. Oinacu = Oi. (15 ex.: Л.1 – Табл. 8, 106-108;
Табл. 9, 109-119; Л.3 – Табл. 15, 9);
41. Pietroşani = Pt. (2 ex.: Л.1 – Табл. 9, 121-122);
42. Techirghiol = Tg. (1 ex. Л.6 – Табл. 28, 9);
43. Ulmi-Liteni = UL. (1 ex. Л.1 – Табл. 10, 123);

31
Р. Молдова:
44. Chişinău = Ch. (1 ex. Л.4 – Табл. 20, 51);
45. Dancu = Dn. (5 ex.: Л.1 – Табл. 10, 124-125;
Л.3 – Табл. 15, 1-2; Л.6 – 28, 6);
46. Enichioi = En. (3 ex.: Л.1 – Табл. 10, 135136; Л.2 –Табл. 14, 47)
47. Hristici = Hr. (1 ex. Л.4 – Табл. 20, 50);
48. Lozova = Lv. (1 ex. Л.6 – Табл. 28, 7);

55. Ostrovci = Os. (1 ex., л.ф. Л.4 – Табл. 20, 54);
56. Rajgorodka = Rg. (1 ex. Л.4 – Табл. 21, 68);
57. Starosel’e = Ss. (2 ex.: Л.1 – Табл. 10, 131-132);

Украина:
49. Antonovka = An. (4 ex.: Л.4 – Табл. 20, 5556; Табл 21, 57-58);
50. Avraamovka = Av. (1 ex. Л.1 – Табл. 10, 127);
51. Boržavskoje = Br. (1 ex. Л.3 – Табл. 17, 41);
52. Kurjac’i Lozy = KL. (1 ex. Л.4 – Табл. 21, 59);
53. Majačka -? = Mj. (1 ex. Л.1 – Табл. 10, 129);
54. Orechovo = Or. (1 ex. Л.1 – Табл. 10, 130);

Сербия, Босния, Воеводина, Турция:
61. Dobrinci = Do. (1 ex. Л.3 – Табл. 17, 35);
62. Futog = Ft. (1 ex., Л.3 – Табл. 17, 38);
63. Gornja Bela Reka = GB. (1 ex. Л.3 – Табл.
16, 33);
64. Mali Izvor = MI. (1 ex. Л. 2 – Табл. 12, 24);
65. Privina Glava = PG. (1 ex. Л.3 – Табл. 17, 36);
66. Tekirdag = Td. (1 ex. Л.1 – Табл. 7, 80).

Рис. 4.

Венгрия:
58. Keszthely = Ks. (1 ex. Л.3 – Табл. 17, 40);
59. Palotabozsok = Pb. (1 ex. Л.3 – Табл. 17, 39);
60. Simonfa = Sf. (1 ex. Л.4 – Табл. 21, 69);

Находки единичных кельтов (и их негативов – курсивом) нижнедунайской традиции

32
Сводный список единичных находок
кельтов нижнедунайских традиций
Болгария:
1. Аltimir (Л.5 – Табл. 25, 50);
2. Asenevgrad (Л.2 – Табл. 14, 46);
3. Boaza (Л.1 – Табл. 1, 1);
4. Červen Breg (Л.2 – Табл. 13, 33);
5. Chotnica 1 (Л.1 – Табл. 3, 31);
6. Chotnica 2, л.ф. (Л.5 – Табл. 26, 63);
7. Cakonica (Л.5 – Табл. 25, 62);
8. Dolni Lukovit (Л.4 – Табл. 19, 29);
9. Galatin (Л.5 – Табл. 25, 53);
10. Goce Delčev (Л.2 – Табл. 12, 23);
11. Goljamo Peščene (Л.5 – Табл. 25, 54);
12. „Jambol”, л.ф. (Л.4 – Табл. 19, 36).
13. Judelnik (Л.3 – Табл. 15, 15);
14. Kamenica (Л.5 – Табл. 27, 83);
15. Karabeir (Л.3 – Табл. 16, 22);
16. Karlukovo, л.ф. (Л.2 – Табл. 14, 43);
17-18. Leskovec 1-2 (Л.2 – Табл. 14, 50; Л.5 –
Табл. 25, 55);
19. Lesura (Л.2 – Табл. 12, 25);
20. Ljulin (Л.3 – Табл. 16, 21);
21. Ljuljakovo, л.ф. (Л.1 – Табл. 3, 35);
22. „Lovač” (Л.5 – Табл. 26, 64);
23. Manisčea (Л.5 – Табл. 25, 58);
24. Mitrovci (Л.5 – Табл. 25, 59);
25. Nenovo (Л.1 – Табл. 3, 37);
26. „Nova Zagora” (Л.1 – Табл. 3, 38);
27. Novgrad (Л.1 – Табл. 3, 39);
28. „Pazardžik” (Л.5 – Табл. 27, 84);
29. Pčela (Л.1 – Табл. 4, 46);
30. „Preslav” (Л.1 – Табл. 4, 48);
31. „Razgrad” (Л.1 – Табл. 4, 52);
32. Skalica, л.ф. (Л.1 – Табл. 5, 64);
33. „Stara Zgora” (Л.4 – Табл. 19, 32);
34. Studenica (Л.3 – Табл. 15, 17);
35. „Svilengrad” (Л.1 – Табл. 6, 66);
36-41. „Šumen”1-6 (Л.1 – Табл. 6, 67-70; Л. 3 –
Табл. 15, 18-19;
42. Vazovo (Л.1 – Табл. 6, 73);
43-44. „Vidin”1-2 (Л.3 – Табл. 16, 28-29);
45. Vryv (Л.5 – Табл. 26, 67);
46. „Bolgaria”, л.ф. (Л.1 – Табл. 7, 78);
47. „Bolgaria”, л. ф. (Л.4 – Табл. 19, 35);
Румыния:
48. Bălăbăneşti (Л.4 – Табл. 20, 46);
49. Bălăneşti (Л.4 – Табл. 20, 47);
50. „Botoşani” (Л.6 – Табл. 28, 3);
51. „Braşov” (Л.3 – Табл. 15, 8);
52-53. „Bucureşti” (Л.3 – Табл. 15, 6-7);

54. Căscioarele (Л.1 – Табл. 7, 82);
55. Cârlogani (Л.4 – Табл. 18, 12);
56. Cerat (Л.5 – Табл. 26, 65);
57. Сerna (Л.2 – Табл. 13, 34);
58-61. Cernica, л.ф. (Л.3 – Табл. 17, 44; Л. 4 –
Табл. 20, 44; Л.5 – Табл. 22, 6; Л. 6 – Табл.
28, 11);
62. Corlate (Л.3 – Табл. 15, 14);
63. „Сraiova” (Л.3 – Табл. 15, 12);
64. Găneasa (Л.4 – Табл. 18, 13);
65. Izvoarele (Л.4 – Табл. 17, 7);
66. Izvoru (Л.4 – Табл. 19, 31);
67. Măgura (Л.3 – Табл. 15, 4);
68. Orodel (Л.5 – Табл. 26, 66);
69. Oţeleni (Л.4 – Табл. 20, 49);
70. Petreşti (Л.5 – Табл. 21, 2);
71-72. „Ploieşti” (Л.4 – Табл. 18, 15; Табл. 21, 70);
73. Radovanu (Л.4 – Табл. 19, 30);
74. Sabangia (Л.1 – Табл. 9, 120);
75. Sineşti (Л.4 – Табл. 18, 14);
76. Suharu (Л.3 – Табл. 15, 13);
77. Tercheşti (Л.4 – Табл. 20, 45);
78. Ţibucani (Л.4 – Табл. 20, 48);
79. Urluieni (Л.3 – Табл. 17, 43);
80. Vădeni, л.ф. (Л.6 – Табл. 28, 2);
81. Vutcani (Л.3 – Табл. 15, 3);
Р. Молдова:
82. Capaclia (Л.3 – Табл. 17, 45);
83. Comrat (Л.4 – Табл. 20, 53);
84. „Rîşcani” (Л.1 – Табл. 10, 126);
85. „Tigina/Bender” (Л.4 – Табл. 20, 52);
Украина:
86-87. Černjahiv 1-2 (Л.1 – Табл. 10, 128; Л.4 –
Табл. 21, 62);
88. „Kiev” (Л.4 – Табл. 21, 60);
89. „Srednee Podneprov’e” (Л.4 – Табл. 21, 61);
90. „Kirovograd” (Л.4 – Табл. 21, 63);
91. Vojskovoe (Л.4 – Табл. 21, 64);
92-93. Kapulovka 1-2 (Л.4 – Табл. 21, 65-66);
94. Ljubimovka (Л.4 – Табл. 21, 67);
Россия, Турция, Сербия, Босния и др.:
95. „Pjatigorsk” (Л.5 – Табл. 27, 85);
96. Sterne Dergisi (Л.1 – Табл. 7, 79);
97. Dubravica (Л.3 – Табл. 16, 34);
98. Crkvina (Л.3 – Табл. 17, 37);
99-100. „Deutschland”1-2 (Л.1 – Табл. 10, 134;
Л.3 – Табл. 17, 42);
101. „Österreich” (Л.1 – Табл. 10, 133);

33
Итак, как следует из приведенных сводных данных, в общей сложности мы располагаем информацией о 399 находках кельтов. Из них 298 происходят из 66 различных
закрытых комплексов (включительно 8 комплексов литейных форм с 17 негативами)
(Рис. 3). Остальные 101 предмет (включительно 13 негативов на литейных формах)
представляют единичные – случайные или
безадресные находки (Рис. 4).
На территорию Болгарии приходится
29 кладов (в том числе, 5 литейных комплексов) содержащих 209 предметов (в том
числе 13 негативов) и 47 единичных находок (в том числе 7 негативов) или, в общей
сумме – 256 находок, из которых 236 – готовые изделия, а 20 – негативы. С территории
Румынии происходит 14 кладов с 56 находками (в том числе 2 литейных комплекса с
3 негативами) и 34 единичных находки (в
том числе 5 негативов) или в общей сумме
90 находок, из которых 82 – готовые изделия, а 8 – негативы. На Молдову и Украину, вместе взятых, имеются 14 кладов (в том
числе один литейный комплекс), содержащих 24 предмета (в том числе один негатив)
и 13 единичных находок (в том числе один
негатив) или, в сумме – 37 находок, из которых 36 – готовые изделия, а два – негативы на литейных формах. Из оставшихся 16
предметов, по одному кельту содержится в
9 различных кладах Венгрии (3), республик
бывшей Югославии (5) и Турции (1), а еще
7 единичных находок разбросано по разным странам и коллекциям, от России до
Турции, Австрии и Германии (см. Рис. 3-4).
Таково распределение находок по странам.
Однако для нас куда важнее разброс
этих находок не по странам, а по культурногеографическим зонам, ибо, как следует из
тех же карт, и в случае кладов и комплексов
литейных форм (Рис. 3), и в случае единичных находок (Рис. 4), подавляющее боль-

шинство местонахождений сосредоточено в
Нижнем Подунавье, включающем как его
Правобережье – Болгарию и румынскую
Добруджу, так и его Левобережье – Валахию. Это обстоятельство выглядит гораздо
нагляднее, если данные по категориям находок совместить в единую карту с отображением и их количественных показателей.
Оно представлено на карте – Рисунок 5.
Очевидная, преобладающая концентрация кладов (как по числу местонахождений, так и по численности содержащихся в них кельтов), комплексов и единичных
литейных форм, а также единичных случайных находок, однозначно указывает на
тот факт, что основной зоной производства
и потребления этих кельтов было именно
Нижнее Подунавье; Подунавье, охватывающее как его Правобережье, так и Левобережье: от устья – до, приблизительно, Железных Ворот. На Левобережье Дуная она
включает всю Валахию до Южных Карпат,
а на Правобережье – румынскую Добруджу, всю Северную и отчасти Центральную
Болгарию до Верховьев Марицы и Родоп
(Рис. 5). Это обстоятельство полностью подтверждает правомерность и корректность
предложенного и применяемого нами понятия – „Нижнедунайский центр металлопроизводства” или, применительно к данному конкретному материалу, – „кельты
нижнедунайской традиции”.
С другой стороны, относительно частое
присутствие кладов, единичных находок и,
в единичных случаях, даже литейных форм
к востоку от Карпат до Среднего и Нижнего Поднепровья отчетливо указывают на то,
что эта зона выступала в качестве основной
территории экспорта или коммерциализации кельтов нижнедунайской традиции, в
отличие от Трансильвании или Среднего
Подунавья, где они зарегистрированы лишь
в единичных случаях (Рис. 5, стрелки).

34

Рис. 5.

Зона основной локализации кельтов нижнедунайской традиции (оконтуренное) и зоны их экспорта (стрелки)

Между тем, обратившись еще раз к первым двум (Рис. 3-4) и последней из составленных карт (Рис. 5), внимательный читатель легко обнаружит заметные различия в
локализации и распределении находок (как
по числу местонахождений, так и с учетом
количественных показателей) внутри самого Нижнего Подунавья, т.е. самого ареала
действия этого центра металлопроизводства.
Так, в частности, местонахождения кладов с
кельтами концентрируются, отчасти, в Добрудже и, главным образом, в центральной
части ареала оговоренной зоны (Рис. 3 и
5). В отличие от них, единичные находки
этих изделий приходятся, зачастую, на западную часть ареала (как на левобережье
так и на правобережье Дуная), частично, на
бассейн речки Аржеш в Валахии, и отчасти
на Северо-Восточную Болгарию (Рис. 4 и
5). А, скажем, литейные формы, даже при

их относительной редкости, численно явно
тяготеют к восточной части Болгарии – бассейнам рек Камчия и Тунджы (Рис. 3-4 и 5).
Различия в локализации разных категорий
источников предполагают, с одной стороны,
наличие в рамках Нижнедунайского центра металлообработки нескольких – разных, относительно самостоятельных очагов
по производству кельтов, и, соответственно
– на их предположительно разный хронологический и территориальный диапазон
бытования. С другой стороны, те же обстоятельства однозначно указывают на их возможно сложную в типологическом отношении структуру, в которой нам и предстоит
разобраться.
И действительно, мы должны признаться, что, несмотря на большой опыт и
долгую практику, разработка типологии
кельтов Нижнего Подунавья оказалась

35
делом далеко не простым. Суть в том, что
в большинстве случаев, всякий центр или
очаг металлообработки обычно характеризуется 2-3 основными, четко выраженными
типами изделий с большим или меньшим
числом вариантов, опять-таки – относительно строго выдержанных по проявлению образующих их свойств и признаков.
Кельты же Нижнего Подунавья, как выяснилось, отличаются чрезвычайной вариативностью признаков практически на всех
уровнях и всех плоскостях их проявления.
К примеру, в технологическом отношении
они могут быть отлиты непосредственно
через расширение валикового утолщения
края втулки или через два литниковых канальца, примыкающих к боковым сторонам
края втулки. В конструктивном отношении,
обычно это кельты без ушек, но в ряде случаев они дают одно боковое или одно лобовое ушко, хотя вполне очевидно, что это вторичные, заимствованные элементы. Тулово
кельтов может быть шестигранное, а может
быть овального сечения. Разнообразным
бывает оформление фасок кельтов: арковидные, трапециевидные – сплошные или
в виде укороченных трапеций. Более того,
зачастую встречаются случаи, когда фаски одного и того же кельта имеют разное
оформление, одна фаска – арковидная, а
вторая – трапециевидная. Особым разнообразием отличается, разумеется, орнаментика кельтов, как по отдельным элементам,
так и в композиционном отношении. Причем, очень часты случаи, когда одна фаска
с орнаментом, а вторая – без такового, или,
скажем, случаи, когда одна из фасок дает
одни орнаментальные элементы или композиции, а вторая – совершенно другие.
Принципиально различными бывают их
размеры и вес, а также их пропорции и т.д.
Отмеченная множественность и многоплановое разнообразие образуемых эти-

ми признаками сочетаний существенно
усложняет выделение кратных типов и их
вариантов, а, соответственно, и конечную
организацию этих материалов в прилагаемом в конце работы Каталоге.
Поэтому, чтобы детальнее разобраться в этой массе накопленных материалов,
все кельты были разделены на три относительно самостоятельные категории, в зависимости от оформления их фасок. Подчеркиваю, речь идет об объективных, визуально легко воспринимаемых, морфологотехнологических признаках, имеющих свое
собственное классификационное значение,
к чему мы еще вернемся в дальнейшем
анализе. Для наглядности и лучшей ориентации читателя образцы этих категорий
вынесены на Рисунке 6.
Первую из категорий образуют кельты
с арковидными фасками (Рис. 6, I). В количественном отношении это самая многочисленная группа, составляющая около 58%
от всех привлеченных в нашем каталоге
изделий. Поэтому для упрощения последующего анализа, все эти изделия были разделены на три самостоятельные группы,
отраженные в трех различных Списках –
Листах нашего каталога. В первый из них
включены кельты с арковидными фасками
с пещерками на них (Приложение 1. Лист
1), во второй – кельты, арковидные фаски
которых орнаментированы различными
рельефными нервюрами (Приложение 1.
Лист 2) и в третий – кельты с неорнаментированными арковидными фасками (Приложение 1. Лист 3).
Вторую из категорий образуют кельты
с трапециевидными фасками, разделяющиеся на две подкатегории (Рис. 6, II): А
– изделия со сплошными (высокими) трапециевидными фасками (около 17%), и В –
кельты с укороченными трапециевидными
фасками (около 21%). Поскольку каждая

36

Рис. 6. Основные категории безушковых кельтов:
I – кельты с арковидными фасками: – с пещерками на фасках (Лист 1), – с другими орнаментальными мотивами на фасках
(Лист 2), – с неорнаментированными фасками (Лист 3);
II – кельты с трапециевидными фасками: А – со сплошными трапециевидными фасками (Лист 4), В – с укороченными
трапециевидными фасками (Лист 5);
III – кельты с невыделенными фасками (Лист 6)

из этих подкатегорий представлена относительно небольшим числом находок (в
первом случае 70 изделий, во втором – 85),
каждая из них рассматривается по самостоятельным, отдельным спискам (Приложение 1. Лист 4 и 5), вбирающим все возможные их вариации (как орнаментированные, так и неорнаментированные).
В третью категорию попадают кельты с
овальным сечением тулова или, иначе говоря – кельты с не выделенными фасками
(Рис. 6, III). Это самая малочисленная группа (всего 12 изделий), которая также объе-

динена в единый список, невзирая на возможные вариации (Приложение 1. Лист 6).
Еще раз хочу обратить внимание, что,
если выделенные категории имеют свое собственное классификационное значение, то
организация – группировка изделий по отдельным Листам (за одним исключением –
Лист 1) носит условный – рабочий характер и
ни в коем случае не должна ассоциироваться
с окончательной типологией самих изделий.
Это лишь прием, упрощающий саму процедуру анализа на выявление окончательных
– реальных типов и их вариантов.

37
О некоторых из общих тенденций
развития кельтов Нижнего Подунавья,
или проверка на эффект „Кундера” –
эффект актуализации начала
Под общей тенденцией развития той
или иной совокупности археологического
материала подразумевается направленность его изменчивости, направленность
его эволюции. Как правило, это обстоятельство обычно скрыто от исследователя
и выводится лишь в результате длительного, детального анализа соответствующих технико-морфологических и/или орнаментальных показателей каждой из категорий материалов, путем определения
их хронологии и временной последовательности. Между тем, как подсказывает
элементарная логика, любое изменение
во времени, предполагает изменение не
только технико-морфологических и орнаментальных показателей, но и метрических характеристик. Более того, следуя
накопленному опыту, выясняется, что в
случае металлических изделий многие из
них зачастую подчиняются строго определенной закономерности, выражающейся
в переходе от изначально крупноразмерных, тяжелых изделий, к изделиям меньших размеров и, соответственно – более
легким. Эта закономерность была нами,
надеюсь, сполна продемонстрирована на
примере одноушковых кельтов с арковидными фасками, а саму эту закономерность
мы обозначили как эффект „Кундера” или
„эффект актуализации начала” (Дергачев 2010. 128 и след.).
Эти обстоятельства дают все основания
предполагать, что кельты Нижнего Подунавья, вполне возможно, так же подчиняются этому правилу. Определившись в этом
вопросе, мы, как бы изначально, получим
правильную ориентацию для последующего анализа и осмысления всех его составля-

ющих, как на уровне отдельных категорий,
так и на уровне типов или их вариантов.
Итак, наша задача – проверка кельтов
нижнедунайских традиций на эффект актуализации начала или в более простом
выражении – подчиняются ли эти изделия,
как и ранее проанализированные кельты
Восточного Прикарпатья, тем же закономерностям, имея в виду их развитие или
постепенный переход от крупных, тяжелых, к – малым, легким.
Методическое решение этого вопроса
возможно из анализа метрических (размерных и весовых) показателей и их соотношения с хронологическими индикаторами. А хронологическими индикаторами, в
данном случае, могут выступать лишь комплексные находки. Ранее мы говорили, что
периодизация кладов Нижнего Подунавья
далека от совершенства, и вскоре мы это
продемонстрируем на конкретных случаях. Но, при всем этом, в обобщенном виде
относительная хронология большинства
этих комплексов установлена правильно,
а этого нам вполне достаточно, по крайней
мере, для обнаружения интересующих нас
здесь наиболее значимых тенденций.
В процедурном отношении, решение
задачи строится на взаимной корреляции
обозначенных признаков то ли путем выстраивания метрических шкал и выявления соотношения обнаруженных группировок с соответствующими хроноиндикаторами, то ли путем их анализа на координатных полях. Предполагается, что если
кельты Нижнего Подунавья действительно подчиняются эффекту актуализации
начала, то изделия крупных размеров и с
высокими весовыми показателями должны
соотнестись с наиболее ранними комплексами, а изделия меньших размеров и более
легкие должны выпасть на относительно
более поздние комплексы.

38
Абсолютные значения размерных и весовых показателей читатель может найти
в описательной части Каталога (Приложение 1, Лист 1-5). Там же дана и принятая
датировка кладов. А поскольку принятые
датировки комплексов зачастую, повторяюсь, достаточно приблизительны, в целях
упрощения анализа мы будем пользоваться двумя усредненными показателями,
а именно: комплексы периода BrD-HaA,
имея в виду все комплексы периода BrD и
те из них, которые в определенной степени
содержат в себе и часть раннегальштаттских элементов (т.е. периода HaA1), и комплексы периода HaA-HaB, объединяющие
все комплексы собственно гальштаттского
времени – от периода HaA1 до периода
HaB2/HaB3. Если искомая нами тенденция
действительно присуща изучаемым здесь
кельтам, она непременно должна обнаружиться даже на таком обобщенном уровне
взятых нами хроноиндикаторов.
В анализе были задействованы 58 (из
66) комплексных находок, содержащих 282
кельта (т.е. около 70% всех кельтов). Из-за
малочисленности и аморфности в анализе
не учтены кельты, перечисленные в Листе
6. Из 58 комплексов, 31 клада, содержащих
106 кельтов (или их негативы), по принятой хронологии датируются большинством
специалистов в диапазоне BrD или BrDHaA1. Среди наиболее значимых комплексов из первой группы можно назвать клады
Божурово, Дичево (=Сокол), Самоводене,
Constanţa Palas, Nicolae Bălcescu, Oinacu,
Dancu, Орехово и др., а из второй группы
– клады Долгопол, Drajna de Jos, LogreştiMoşteni, Антоновка и др.
Остальные 27 кладов, на которые приходится 176 кельтов, хронологически оцениваются в пределах периодов от HaA1 до
HaB2/HaB3. Наиболее выразительными
для этого широкого хронологического гори-

зонта выступают клады Горско Косово, Гулянцы, Овча Могила, Пелово, Вырбица 1 и
Вырбица 2, Ocniţa, Староселье и др. Главное, однако, здесь то, что обе хронологические группы вбирают весьма объемные по
численности серии находок, представляющие все основные регионы разброса этих
изделий. Итак, анализ.
На нижеприведенном Рисунке 7 дано
количественное распределение всех учтенных кельтов на шкале высотных показателей. Каждая из ячеек этого рисунка соответствует одному изделию, а проставленные в них аббревиатуры позволяют легко
идентифицировать название содержащего
данную находку клада (см. принятые сокращения в Списке к карте – Рис. 3).
Следуя количественному распределению кельтов, из составленного рисунка отчетливо явствует, что при общем разбросе
высотных показателей от 5,7-6,0 до 14,014,5 см подавляющее большинство изделий (около 65%) дает высоту от 8,0 до 11,0
см. С типологической точки зрения, наблюдаемая концентрация изделий в диапазоне 8,0-11,0 см выдает эпицентр типа, т.е., в
данном случае, наиболее характерную для
нижнедунайской традиции высоту кельтов.
А его периферия, соответственно, – должна
отразить начало и конец этой традиции.
Так вот, наложив на эти данные принятую датировку кладов, мы легко обнаружим, что крупноразмерные кельты свойственны, преимущественно, для кладов
периодов BrD или BrD-HaA1. Клады же
периодов HaA1-HaB2/HaB3, как правило,
характеризуются кельтами относительно
меньших размеров.
Диапазон кельтов первого из хронологических периодов при определенной
внутренней группировке, за редкими –
единичными исключениями, выпадает на
высотный интервал от 9,5 до 14,0 см. При-

39
OM

20

Sf
V2
V2

CP

V2
15

Fl

V2

V2

V2

V2

V2

GS

V2

GK

V1
Pl
10

DS

V1

OM

V2 V2 GK

V1

V1

PG

GK V2 GK

OM

St Sk Gu GB

V1

V2 OM GK V1 DJ

OM

V2 Gr OM OM OM

V1

V2 V2 GK Ss An

OM

V2 St Es OM V2 Pl GK V2 V1 V1 GK St LM V2

OM
OM
5

V2

V1 V2 Gk GK V1 Es GK V2 St An KL Oi Oi MI

OM OM A OM Sk V1 V1 Gk GK V1 V2 Ch V1 GK Pt Dn Oi Oi GK

OM

V1 OM OM V2 Pr V1 V1 Gk V1 V1 V1 Ul V1 NB NB Oi S1 Oi GK

OM V1 V1

Pl OM

Кельты в кладах,
периоды
HaA1-2 - HaB1- 2/3

V2 V2 V2 OM V2 Pr GK V2 V1 Ss LM Oi Oi V2
OM

Gu
V1

Кельты в кладах,
периоды BrD, BrD-HaA1

Dn
Mj

V1 A OM Gk OM Gk V1 V1 An V1 GK NB V1 Pt Sv NB Rh Oi Oi V2 Sk ZV CP

OM Pl OM GK OM V2 Ks OM Ft V1 Fl Ca GK GK Sv Av Oi Rh NB DS Oi Oi V2 Sk Or Rs

MB

CP

CP ZV

CP

CP CP Tk

CP

OM GK V1 OM V2 OM Pl Do Gk V1 DS GS Rg GK Es Ca GK An Ds Sv NB Bo NB DS Lz Oi DS St Kz DS CP CP Ca Dn Kz

Td Ca CP Dp

0 V1 Oi Br V1 GK OM V1 Pb Os DS DS Oc Hr MB NB Sv St Sv DS Sv NB Bo Sv Bo Bo Rs DS Bo DS DS S1 DS DS Kb DS CP CP Dn DS Rs PK
6

Рис. 7.

7

8

9

10

11

12

13

Sm

14.0 cm

Распределение кельтов на шкале высотных показателей и их соотношение с датировкой содержащих их комплексов. В темных ячейках – кельты из комплексов периодов BrD и BrD-HaA1, в светлых – кельты из комплексов
периодов HaA1-2 и периодов HaB1 –HaB2/3. Стрелки – направленность развития. Расшифровка аббревиатур – см.
Сводный список к Рисунку 3

чем, что показательно: если в левой части
их группировки они взаимно сочетаются
с изделиями второго из хронологических
горизонтов, то на правом крыле они, практически, – единственные (Рис.7). Важно
обратить внимание, что именно на правое
крыло этого диапазона приходится подавляющее большинство кельтов из наиболее достоверно датированных комплексов,
атрибутированных периоду BrD. Это клады
Constanţa Palas, Дичево (=Сокол), „Русе”,
Mihai Bravu, Dancu и др. Более того, именно на крайне правое крыло группировки
этих кельтов попадают три из, бесспорно,
наиболее ранних комплексов, содержащих
эти изделия. Имеется в виду кельт из клада Побит Камык (Черных 1978. 256), из
Семерджиево, в котором кельт найден совместно с двухлезвийной секирой (Попов
1933) и клад из Tekirdag в европейской
Турции, датировка которого установлена
по совершенно автономным источникам
(Hansen 2005. 304).

Абсолютно по другому проявляют себя
кельты, характерные для кладов периода
HaA1-HaB2/HaB3. Их высота составляет от
11,0 до 5,7-6,0 см, с наибольшей концентрацией на уровне, приблизительно, от 10,0 до
7,5 см. Это особенно наглядно из специально составленного линейного графика (Рис.
8). Примечательно, однако то, что, если на
правом своем крыле группировка этих из-

Рис. 8.

Линейный график количественного распределения высоты кельтов в зависимости от датировки
содержащих их комплексов (на основании данных Рис. 7, с уплотнением шкалы на один шаг).
Стрелки – направленность развития

40
делий перемежается с левым крылом изделий первой из хронологических групп, то в
своем левом крыле они выступают в качестве единственных.
Подобное проявление сравниваемых
групп принципиально тем, что, с одной стороны (через взаимное перекрытие), они выдают взаимосвязь и преемственность, свойственную для традиций (в данном случае по
высотным показателям), а, с другой стороны
(через полярность их периферийных проявлений), что они – явления разновременные.
И получается, что крупноразмерные изделия являются более ранними, т.е. исходными, а малые – более поздними, вторичными.
Из наиболее значимых комплексов, содержащих кельты этой совокупности, можно назвать клады Горско Косово, Горско Сливово,
Вырбица 1, Вырбица 2, Стражица, Овча Могила, Пелово, Сокол, Ocniţa. Большинство
этих кладов, по распространенному среди
исследователей мнению, датируются преимущественно периодом HaA1 (см. Рис. 1).
Но все дело в том, что эти клады заполняют
собой весь промежуток времени, от периода
HaA1 до периода HaB2/HaB3, т.е. вплоть до
появления и распространения железных изделий. Раз так, то из этого обстоятельства
однозначно напрашивается предположение, что, по крайней мере, некоторые из этих
кладов должны соответствовать по времени
периодам HaA2-HaB1 или периодам HaB1HaB2/HaB3. А, следуя выявленным тенденциям в проявлении высотных показателей,
наиболее поздними в ряду этих комплексов
будут такие клады, как Пелово, Овча Могила, и, отчасти, клад Вырбица 1.
Таким образом, анализ взаимосоотношения высотных показателей кельтов с
принятыми для содержащих их комплексов датировками, однозначно приводит нас
к единственно возможному выводу, а именно: подобно изделиям Восточного Прикар-

патья, кельты Нижнего Подунавья полностью подчиняются эффекту актуализации
начала. Их развитие начинается с крупноразмерных изделий (высотой от 14,0 до
11,0 см), характерных преимущественно
для периода BrD, которые в дальнейшем,
на протяжении периодов HaA1-2 – HaB12/B, постепенно уменьшаются в размерах
до самых миниатюрных (высотой от 11,0 до
6,0 – 5,7 см).
Рассмотрим этот же вопрос, но через
анализ на координатном поле, что предполагает охват дополнительных показателей
и, соответственно, возможности обнаружения каких-то новых характеристик. На

Рис. 9.

Cоотношение высоты (вертикаль) и ширины (горизонталь) тулова кельтов и их соответствие хронологии кладов: 1 – кельты из кладов периодов BrD
и BrD-HaA1; 2 – кельты из кладов периодов HaA1HaB2/3. Стрелка – направленность изменений

41
Рисунке 9, на координатном поле занесены данные по высотным показателям и
ширине тулова все тех же 282 кельтов со
специальным обозначением хронологии
содержащих их комплексов. Как и следовало ожидать из уже установленного ранее,
кельты, содержащиеся в кладах периодов
BrD – BrD-HaA1, и кельты из комплексов
периодов HaA1 – HaB2/3 образуют две относительно самостоятельные, компактные
эллипсовидные группировки, характеризующиеся разными метрическими показателями. Кельты ранних комплексов, как
правило, дают высоту приблизительно от
10,0 до 14,0 см при ширине тулова от 2,8
до 4,2 см. В отличие от них, кельты из более поздних комплексов имеют высоту приблизительно от 11,0 до 6,0 см при ширине
тулова от 2,6-2,8 до 3,7-3,8 см. Взаимосвязь
и преемственность этих группировок отчетливо проявляются в их частичном взаимном наложении на уровне высотных
показателей со значениями от 9,8 до 11,2
см. А это означает, что кельты именно с
этими показателями выступают в качестве
переходных от ранних – массивных к более
поздним – малым кельтам.
Принципиально новое, что дает корреляционное поле, так это вполне заметные
различия в ориентации осей, образованных кельтами эллипсовидных группировок. Ось верхнего эллипса в своем нижнем
конце ориентирована на нулевую точку
координатного поля. Ось же второго – нижнего эллипса, в своей нижней части определенно смещена несколько вправо, против часовой стрелки. А это обстоятельство
указывает на то, что переход от ранних,
крупноразмерных к более поздним, малым
изделиям, одновременно сопровождалось
изменением и их пропорций.
Ранее, в первой из выпущенных на эту
тему монографии, мы уже отмечали, что,

хотя пропорции изделий определяются
из соотношения различных, как правило,
основных метрических показателей, они
имеют свое собственное, самостоятельное
познавательное значение, в особенности
при решении вопросов о преемственности
и/или вариабельности типов и их составляющих (Дергачев 2010. 30). Поэтому рассмотрим этот вопрос детальнее.
На Рисунке 10 представлено количественное распределение коэффициентов
пропорциональности кельтов из тех же,
оговоренных раннее, комплексов, со специальным обозначением хронологии последних. Коэффициенты пропорциональности кельтов вычислены как соотношение
высоты кельтов, разделенное на ширину
их тулова (под краем ободка). Оба эти показателя читатель может найти в описании кельтов в соответствующих Листах
Приложения 1. Как и в предшествующем
случае (Рис. 7), в ячейках рисунка проставлены сокращения от названия кладов, расшифровку которых можно найти в Списке
комплексов к Рисунку 3. На Рисунке 11
те же данные отображены в виде простого
линейного графика, составленного с уплотнением шкалы значений коэффициентов
пропорциональности на один шаг3.
Как и следовало ожидать, оба составленных графика отчетливо демонстрируют, что переход от крупных к малым изделиям одновременно сопровождался изменениями и самих пропорций изделий. Так,
в частности, если изделия крупных размеров, содержащиеся в кладах периодов BrD
– BrD-HaA1, как правило, характеризуются высокими пропорциями с коэффициен3
Прием уплотнения шкалы значений при составлении
линейных графиков объясняется необходимостью „сглаживания” или „выравнивания” возможных неточностей,
допущенных в процессе измерений или реконструкции
мерных показателей (речь все же идет о миллиметрах)
или же как результат усреднения показателей на разных
этапах их анализа.

42
25

20

15

10

5

0

OM
OM
OM
OM
OM
V1
V1
Pl
Pl
Pl
Pb
OM OM OM V2
Gu V1 V1 OM GK
V1 V1 Oi OM GK
2,0

OM
OM
OM
V1
V1
V1
A
V2
V2
Ks
Do
GK
DS

OM
OM
OM
OM
OM
V1
Br
Oc
GK
GK

OM
OM
OM
OM
V1
V1
V1
A
V2
V2
Pl
GK
GK
Hr

OM
OM
OM
OM
OM
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Gr
V2
V2
V2
V2
V2
V2
V2
Sk
GB
GS
GK
GK
GK

V1
V1
Pl
Ft
Pr
Gu
V2
V2
V2
V2
V2
GK
GK
GK
GK
DS

OM
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V2
V2
V2
V2
LM
St
St
GS
GK
NB
S1
Sv
Lz
DS
DS

OM
V1
V1
V2
V2
V2
GK
Av
NB
Kb

OM
V1
Pr
V2
V2
V2
Sk
Ss
St
St
GK
GK
An
Oi
Oi
CP
CP
S1
Sv
Sv
Sv
DS
DS
DS

OM
V2
V2
PG
Ss
GK
GK
DJ
Dn
Ca
Sm
Rs
Rh
DS

3,0

V1
V1
V2
V2
V2
V2
V2
Mj
GK
GK
GK
GK
Td
Sv
Dp
Kz
NB
DS
Bo

V1
ZV
LM
GK
An
Os
Ch
Pt
Oi
MB
CP
Sv
DS
DS
DS
Bo

V2
Sf
GK
GK
GK
An
MB
Or
Dn
Pt
Oi
Oi
NB
NB
Ca
CP
CP
CP
Rs
Rh
DS

ZV
Oi
Oi
Oi
NB
CP
CP
Kz
DS
DS
DS
Bo

MI
Rg
GK
Kl
Oi
Oi
Oi
Oi
NB
NB
NB
Ca
Sv
PK

Sk
Sk
Oi
Oi
CP
Bo
Bo

DS Sv

Кельты в кладах, периоды
BrD, BrD-HaA1

GS GK

Кельты в кладах, периоды
HaA1-2 - HaB1-2/3

Es
Es
Dn
UL Ca
CP CP St An
Rs CP Tk Dn

Fl

Fl

Es

4,0

Рис. 10. Распределение кельтов на шкале коэффициентов пропорциональности тулова с учетом датировки содержащих
их кладов

том пропорциональности приблизительно
от 3,0 до 4,0, то кельты, свойственные кладам периодов HaA1 – HaB2/3, дают обычно
изделия с низкими, приземистыми пропорциями, коэффициент пропорциональности
которых обычно составляет от 3,0 до 2,0
(Рис. 12; Рис. 13). Принципиально, что обе
группы взаимно перекрывают друг друга
на уровне 2,8-3,3 значений коэффициентов пропорциональности – обстоятельство,
указывающее на преемственность групп
по этому показателю. Но первая из групп
является исходной, а вторая – вторичной,
производной. Соответственно, чем левее на
шкале показателей комплексы, тем они,
должно быть, более поздние по времени. А
как следует из Рисунка 10, это – все те же
кельты из кладов Овча Могила, Пелово,
Вырбица 1.
Обратимся к весовым показателям. Выборка по этому показателю включает 209
кельтов, происходящих из наиболее представительных кладов, таких как Дичево

Рис. 11. График количественного распределения кельтов
по коэффициентам пропорциональности их тулова с учетом датировки содержащих их кладов (на
основании данных Рис. 10, с уплотнением шкалы
на один шаг). Стрелки – направленность развития

(Сокол), Вырбица 1 и Вырбица 2, Горско
Косово, Овча Могила, Божурово, Пелово,
Constanţa Palas, Nicolae Bălcescu, Mihai
Bravu, Dancu и многих других, содержащих по одному-два кельта. К сожалению,
при всех наших стараниях, мы так и не
смогли заполучить эти данные для таких
важных кладов как Oinacu, Самоводене и
Стражица.

43

HaB - HaA

BrD

V1

25

20

15

OM

V1

OM

OM

V1

V1

OM

V1

V1

OM

GK

V1

OM OM

GK

V1

OM OM

GK

V1

OM OM

GK

V1

OM OM

GK

V1

OM OM

V1

GK

V1

OM

V1

GK

GK

GK

OM

V1

GK

GK

GK

OM

V1

GK

GK

GK

OM

V1

GK

GK

GK

V1

V1

GK

GK

V2

OM

V1

GK

GK

V2

V2

OM

V1

GK

Gu

V2

V2

OM

V1

GK

GS

V2

V2

OM OM

GK

Gr

V2

V2

V2

V1

OM OM

GK

V2

Pl

V2

V2

V1

V1

OM OM

GK

V2

Oc

V2

Bo

V1

V2

OM OM

Fl

V2

NB

V2

Rh

V2

V2

V1

Pl

V2

NB

V2

Rh

V2

V2

10

5

V1
OM

Gu

Mj
V2

V2

CP

Dn
DJ

MB

V1

Pl

Kl

Fl

NB

NB

NB

Bo

V1

V2

V2

Or

CP

CP

CP

CP

CP

V1

V1

V2

An

Do

NB

Ch

NB

Bo

V1

V2

V2

Tk

S1

DS

CP

CP

CP

S1

GK

Pl

V1

DS

UL

An

An

NB

Bo

V2

V2

V2

Rs

DS

DS

Rs

DS

CP

CP

Dn

GK

Pl

An

DS

NB

DS

Dn

MB

Av

V2

DS

DS

DS

DS

DS

Lz

DS

DS

CP

Rs

Kb

Dn

Sm

0
100

200

300

400

500 gr

Рис. 12. Количественное распределение кельтов по их весовым показателям, с учетом датировки содержащих их кладов.
Стрелка – направленность развития

На Рисунке 12, в знакомой уже манере
представлено количественное распределение кельтов на шкале весовых показателей
с особым обозначением хронологии содержащих их кладов. Как следует из этой иллюстрации, все кельты отчетливо распадаются на две компактные, самостоятельные
группы, разделительная граница между
которыми проходит приблизительно на
уровне 250 граммов. Одна из них объединяет тяжелые изделия весом приблизительно, от 250 до 500, реже – больше, граммов. Вторая же включает легкие изделия
весом от 250 до 60-70 граммов (Рис. 12). Но,
что показательно, если кельты, происходящие из кладов, датированных периодами
HaA1 – HaB2/3, образуют единую монолитную группу, объединяющую все легкие из-

делия, то кельты, происходящие из кладов
периодов BrD – BrD-HaA1, отчетливо распадаются на две компактные, заметно разделенные между собой, самостоятельные
подгруппы, одна из которых характеризуется исключительно легкими изделиями
весом от 100 до 240 г, а вторая – исключительно тяжелыми изделиями весом от 260
до 500 г.
Рассмотрим эти же данные в их проявлении на координатном поле, где весовые
показатели взяты в соотношении с высотными (Рис. 13). Полученные соотношения
обнаруживают все те же две основные группировки кельтов и в тех же хронологических значениях. Одна из групп объединяет
кельты, происходящие преимущественно
из кладов, датированных периодом BrD и

44

Рис. 13. Группировка кельтов по соотношению высотных
(вертикаль) и весовых (горизонталь) показателей
с учетом датировки содержащих их кладов. Особо выделены клады Божурово, Ряхово и Nicolae
Bălcescu, датировка которых противоречит весовым показателям

BrD-HaA1, а вторая – кельты, главным образом, из кладов периодов HaA1 – HaB2/3
(Рис. 13, I-II).
Однако, в этом случае координатное
поле отчетливо демонстрирует прямую
взаимосвязь или взаимозависимость высотных и весовых показателей. Группа
ранних – крупных изделий, высотой приблизительно от 10,5 см до 14,0 см, одновременно выступает и в качестве наиболее
тяжелых изделий – весом от 270-280 до 500
граммов (Рис. 15, I). Более же поздние – изделия малых размеров, высотой от 6,0 до
11,0 см, образующие вторую группировку,
одновременно характеризуются и как более
легкие – весом от 70-80 до 240-250 граммов
(Рис. 13, II). Между тем, принципиальное
различие здесь вот в чем. Если по высот-

ным показателям обе группы на уровне,
преимущественно, десятисантиметрового
диапазона (Рис. 7-9; Рис. 13) частично перекрывают друг друга, то по весовым показателям они лишь соприкасаются, т.е. они
явно смещены друг по отношению к другу
(Рис. 12-13). А это означает, что, хотя оба
из рассматриваемых признаков определенно имеют хронологическое значение, важнейшим из них, по крайней мере на уровне оговоренных хронологических блоков,
выступает – весовой показатель, как более
дискретный.
Так вот, если обратиться к Рисунку 12,
легко можно убедиться в том, что первая
из хронологических групп, включающая
крупные и тяжелые изделия, образована,
главным образом, за счет кладов Дичево,
Семерджиево, „Шумен”, „Русе”, Кубрат,
Constanţa Palas, Mihai Bravu, Dancu, Орехово (Рис. 12, сокращения, соответственно: DS, Sm, S1, Rs, Kb, CP, MB, Dn, Or).
А это, как уже отмечалось и ранее, наиболее надежно датированные комплексы,
однозначно отнесенные большинством
специалистов к периоду – BrD (Рис. 1).
То, что некоторые из этих кладов (Дичево,
Dancu, Антоновка, Aвраамовка и др.) содержат в себе и отдельные малые–легкие
изделия (Рис. 12, диапазон 100-240 г, сокращения: DS, Dn, An, Av) вполне нормально и допустимо, поскольку последние
могли быть включены в состав комплекса
в процессе их более позднего накопления.
Между тем, следуя другим авторам (Рис.
1), в группу ранних комплексов мы отнесли и клады из Nicolae Bălcescu, Божурово
и Ряхово. Однако, как выясняется, составляющие их кельты, как по высотным, так
и по весовым показателям, целиком соотносятся лишь с изделиями, характерными для гальштаттского периода (Рис. 12,
сокращения: NB, Bo, Rh), а это исключает

45
возможность их атрибутирования к периоду BrD. Основываясь на проявлении сугубо размерных показателей (Рис. 7, Рис.
10), этот же вывод напрашивается и применительно к изделиям кладов из Oinacu,
Самоводене и Стражица, весовые данные
которых остались для нас недоступными.
Но об этом – далее.
Последнее из обстоятельств, подлежащее рассмотрению, – это вопрос о территориальном проявлении кельтов, ибо всякое развитие предполагает изменения не
только во времени, но и в пространстве, а
обнаруженные хронологические изменения метрических показателей этих изделий столь значительны, что они не могли
не сказаться и на их пространственном
аспекте.
Для определения общей тенденции
пространственного развития изучаемых
кельтов можно основываться на любом из
ранее проанализированных метрических
признаков, поскольку все они продемонстрировали существенные изменения, и
мы доподлинно знаем хронологическую
направленность этих изменений. Однако,
в целях максимального охвата источников,
воспользуемся высотными показателями,
известными практически для всех изделий,
происходящих как из кладов, так и для случайных единичных находок. Из предшествующего анализа мы достоверно знаем,
что по этому признаку все кельты делятся
на две большие группы: высокие и низкие.
Благодаря привлечению данных по хронологии кладов установлено, что высокие –
крупные кельты являются наиболее ранними, а малые – относительно более поздними. Граница между группами по высотным
показателям заметно перекрывается, и это
вполне нормально (Рис. 9-11). Но, если исходить из данных соотношения высотных
показателей с весовыми (как определяю-

щих, о чем было сказано выше), очевидно,
что предельно высокие значения для кельтов группы малых размеров составляют не
более 11,0 см (Рис. 14-15). Соответственно,
это значение можно принять за пороговое,
т.е. к малым (поздним) кельтам мы будем
относить все изделия высотой до 11,0 см, а
к крупным (ранним) – все изделия высотой
более 11,1 см.
На карте – Рисунок 14, нанесены все
данные по кельтам, содержащимся в кладах или представляющим случайные находки, с различным обозначением крупных и малых изделий. Что выясняется: не
считая периферийного разброса (Среднее
Подунавье, Трансильванию и территории
к Северо-Востоку от Карпат), все местонахождения кельтов Нижнего Подунавья отчетливо распадаются на две самостоятельные, взаимосоприкасающиеся зональные
концентрации.
Одна из этих зон приходится на
Северо-Восточную Болгарию (от Верховьев Тунджи и бассейна Ятрани – к востоку) и румынскую Добруджу, с частичным
охватом и Левобережья Дуная (бассейны
рек Яломица и Аржеш), а вторая – СевероЗападную Болгарию от реки Ятрани до
Тимока, с частичным включением и левобережья Дуная (бассейн р. Жиу и Низовьев Олта) (Рис. 14, I- II).
Первая из зон характеризуется бытованием как крупных, так и малых кельтов,
вторая же – практически только малыми
изделиями. Это обстоятельство отчетливо прослеживается и по комплексным находкам, и по единичным. Так, в частности:
из 36 комплексов (содержащих в общей
сложности 248 кельтов: 43 крупных и 205
малых), 17 из них с 41 крупным кельтом
связаны с восточной зоной и только один
комплекс с двумя крупными изделиями – с
западной зоной (Вырбица 2). Малые изде-

46

Рис. 14. Территориальная группировка кладов (А-B) и единичных находок (С) кельтов крупных
(черные точки – выше 11,1 см) и малых (серые точки – ниже 11,0 см) размеров.
I – исходный, ранний ареал, II – вторичный, поздний ареал. Стрелка – направленность территориального смещения

лия имеются и в первой и во второй зонах.
Но в восточной зоне они встречаются в 15
комплексах, содержащих 55 кельтов, а в
западной – в 12 комплексах, содержащих
150 кельтов.
Схожую картину демонстрируют и
случайные находки. Из 13 крупных кельтов – 12 приходятся на восточную зону, и
только один – на западную (Хотница), а из
57 малых кельтов: 26 на восточную и 31 –
на западную.
Иначе говоря, из общего числа – 56
учтенных крупных кельтов, 53 или 94,6% из
них связаны с восточной зоной. А из общего
числа – 262 малых кельтов, 204 или 78,2% –
связаны с западной зоной (Рис. 14).
Для восточной зоны основными носителями крупных кельтов выступают такие
клады как Constanţa Palas (12 ед.), Casimcea (2), Дичево (9), „Русе” (2), Желю Войво-

да (2), „Казанлык” (2), Побит Камык (1),
Семерджиево (1), а малых – клады Oinacu
(13 ед.), Nicolae Bălcescu (9), Pietroşani (2),
Божурово (4), Дичево (7), Ряхово (2), Стражица (4), Есеница (3) Сокол (4). Для западной зоны, комплексы которой, за одним исключением (Вырбица 2 – 2 ед.), характеризуются лишь малыми кельтами, наиболее
показательными являются клады: Вырбица 1 (36) и Вырбица 2 (33), Овча Могила
(31), Горско Косово (29), Самоводене (7),
Пелово (5) и многие другие, содержащие
по 1-2 кельта.
Зная хронологическую направленность
изменения высотных показателей, из выявленных на Рисунке 14 соотношений, единственно возможный, напрашивающийся
вывод – возникновение и раннее развитие
кельтов нижнедунайской традиции связано с Добруджей и Северо-Восточными

47
районами современной Болгарии. В своей
последующей эволюции – от крупных к малоразмерным изделиям, они продолжают
развиваться на месте, но основный центр
их производства и бытования определенно
смещается к западу – в междуречье Ятрани и Искара (Рис. 14) с большим или меньшим охватом Подунавья вплоть до Железных Ворот.
Иными словами, наблюдаемые для
кельтов Нижнего Подунавья изменения
метрических показателей вбирают в себя
не только хронологические, но и достаточно существенные территориальные преобразования. Что, собственно, и требовалось
доказать.

Выводы
Анализ метрических показателей (размерных и весовых) и их соотношение с датировками, принятыми для содержащих
кельты нижнедунайских традиций кладов,
дают все основания признать следующие
принципиальные моменты:
1. Кельты Нижнего Подунавья, подобно ранее проанализированным кельтам
Карпато-Поднестровья (Дергачев 2010),
целиком подчиняются эффекту актуализации начала. Они начинаются с крупноразмерных изделий – высотой приблизительно от 14,5 до 11,0 см и эволюционируют в сторону уменьшения их размерных
показателей – высотой от 11,0 до 7,0-6,0 см
(Рис. 7-9).
2. Изменение размеров изделий сопровождается изменением пропорции их тулова. Ранние, крупноразмерные изделия характеризуются высокими, стройными пропорциями с коэффициентом соотношения
высоты к ширине тулова приблизительно
от 4,0-3,0, а поздние, малые кельты – приземистыми пропорциями с коэффициентом
от 3,0 до 2,0 (Рис. 10-11).

3. Одновременно с этим, происходит
достаточно резкое изменение весовых показателей. Если вес ранних – крупных
изделий составляет, как правило, от 280300 до 500 г, вес поздних – малых кельтов
обычно колеблется в диапазоне от 270-250
до 60-70 г (Рис. 12-13).
4. Противоречия в проявлении размерных и весовых показателей кельтов из кладов Божурово, Ряхово, N. Bălcescu, а также
кельтов из кладов Oinacu, Pietreşti, Самоводене (с неизвестными весовыми значениями), позволяют ставить под сомнение
правомерность отнесения их к горизонту
BrD (Рис. 1, Рис. 12-13).
5. Изменения метрических показателей кельтов Нижнего Подунавья обнаруживают два относительно самостоятельных культурно-хронологических горизонта их развития, соответствующих, в одном
случае, периоду поздней бронзы или периоду BrD, а во втором – периоду раннего
Гальштатта или периодам HaA-HaB. Первый из них представлен кладами Constanţa Palas, Casimcea, Mihai Bravu, Дичево,
„Русе”, Желю Войвода, „Казанлык”, Побит
Камык, Семерджиево, второй, более поздний – кладами: Nicolae Bălcescu, Oinacu,
Pietreşti, Вырбица 1 и Вырбица 2, Горско
Косово, Овча Могила, Пелово, Божурово,
Самоводене.
6. Развитие метрических показателей кельтов Нижнего Подунавья вбирает в себя не только хронологические, но и
принципиальные территориальные изменения. Возникнув и развиваясь на протяжении периода BrD в зоне, включающей
румынскую Добруджу и Северо-Восточные
районы современной Болгарии, на протяжении раннего Гальштатта (HaA-HaB) они
продолжают развиваться на месте, но их
основной центр производства и бытование
смещается к западу – в междуречье Ятрани

48
и Искара, с заметным охватом право- и левобережья Дуная, почти что – до Железных
Ворот. Соответственно, оба эти региона выступают в качестве относительно самостоятельных, генетически взаимосвязанных
центров развития и эволюции металлопроизводства Нижнего Подунавья. Первый из
них действовал на всем протяжении поздней бронзы и раннего Гальштатта, второй
– главным образом, на протяжении лишь
последнего из периодов (Рис. 14).
Вот такие вот выводы. Мы еще ничего
не знаем о морфологии и/или типологии
кельтов, но мы уже достаточно знаем об об-

щем развитии металлопроизводства Нижнего Подунавья периода поздней бронзы
– раннего Гальштатта – в целом. Это и
есть познание общих тенденций. И все это
лишь на основании анализа метрических
показателей и знания направленности их
развития.
Познав общие тенденции, пора обратиться к частностям, т.е. – собственно к типологии, главное условие реализации которой выражается в том, что каковыми бы
ни были ее конкретные результаты, они ни
в коем случае не должны противоречить
известным уже основным тенденциям.

2. Кельты с арковидными фасками

ния самих типов и их вариантов. Поэтому,
в целях преодоления этого препятствия,
мы сочли необходимым разбить выделенные категории на дополнительные группы
для их последовательного, самостоятельного внутреннего анализа.
В результате, кельты с арковидными
фасками были разделены на три совокупности (Рис. 6, I):
– кельты с пещерками на фасках,
включенные в Лист 1 (см. Приложение 1);
– кельты, арковидные фаски которых
орнаментированы разнообразными
рельефными нервюрами, объединенные в Лист 2 и
– кельты с неорнаментированными
фасками, объединенные в Лист 3.
В две самостоятельные совокупности,
независимо от всех прочих возможных
морфологических или орнаментальных
мотивов, зарегистрированы кельты с трапециевидными фасками, разделенные на
две категории (Рис. 6, II A-B):
– кельты с высокими – сплошными
трапециевидными фасками, включенные в Лист 4 и

Как уже отмечалось, исходным критерием для упорядочения и систематизации
рассматриваемых нами безушковых кельтов
Нижнего Подунавья послужила форма фасок – один из базовых конструктивных элементов, обеспечивающий жесткость изделий
по вертикали. Это абсолютно объективный
морфологический признак, по которому все
наши изделия распадаются на три категории: кельты с арковидными фасками (Рис.
6, I), кельты с трапециевидными фасками
(Рис. 6, II) и кельты с осознанно не выделенными фасками, отличающиеся простым
овальным в сечении туловом (Рис. 6, III).
Между тем, каждая из названных категорий существенно варьирует по множеству иных морфологических или орнаментальных признаков, которые, как правило,
и выступают в качестве типообразующих.
А вариабельность этих признаков для
кельтов Нижнего Подунавья, как уже отмечалось, оказалась столь многообразной,
что зачастую исключает возможность простого визуального распознавания наиболее
существенных их сочетаний, т.е. определе-

49

кельты с укороченными трапециевидными фасками, включенные в
Лист 5.
В отдельный – Лист 6 – занесены кельты третьей категории – с невыделенными
фасками (Рис. 6, III), представленные редкими екземплярами.
Еще раз подчеркиваю. При всей объективности выделенных в наших Листах
групп изделий, эти совокупности ни в коем
случае не должны восприниматься как
представляющие окончательные типы. Это
прием, призванный облегчить определение типов. Единственное исключение из
этого правила составляют изделия, включенные в Лист 1, с которых мы и начнем
наш анализ.

а. Кельты с пещерками на фасках, или тип
Дичево/Dičevo (Приложение 1. Лист 1)
Общие сведения. Основанием для
выделения этой группы кельтов послужили три основных, наиболее характерных,
взаимосочетающихся и, в то же время, визуально легко воспринимаемых морфологических признака – безушковость (в отличие от одно- или двухушковых кельтов),
арковидные фаски (в отличие от трапециевидных) и овальные углубления – пещерки под арочками (отсутствующие на других
безушковых кельтах с арковидными фасками).
Название группы дано от одноименного клада – Дичево (=Сокол) в Болгарии, содержащего 13 подобных изделий (Табл. 1,
7-12; Табл. 2, 13-19).
Благодаря кратности и очевидности
признаков, типологическая самостоятельность этих кельтов была осознана еще в 60-х
годах прошлого века С. Маринеску-Былку,
но, как уже отмечалось, рациональные наблюдения этого автора не были восприняты другими специалистами.

В середине 70-х гг. в работе, посвященной металлическим изделиям Юго-Запада
СССР, Е.Н. Черных выделил эти кельты в
самостоятельный тип с условным обозначением К 12 (Черных 1976. 73), а в работе,
посвященной металлическим изделиям
Болгарии, те же кельты были обозначены
им под условным номером К 18 (Черных
1978. 189).
В своих прошлых работах я предпочитал использовать для обозначения этих
кельтов название „тип Ойнаку” (Дергачев 1997. 21; Dergačev 2002. 165). Однако,
как выяснилось впоследствии, при более
детальном анализе, ойнакские изделия –
производные от дичевских, которые являются исходными и более ранними (в чем
еще предстоит убедить читателя). Поэтому
для обозначения типа правильнее использовать термин „Дичево”, а термин „Ойнаку”
можно сохранить, лишь применительно к
его варианту.
В нашей выборке эти кельты составляют одну из самых многочисленных групп.
Они известны по 56 местонахождениям
(два из которых неустановленные: один
кельт из Австрии и один – из Германии),
объединяющим в общей сложности 1351
единиц находок, что составляет около 34%
от всей выборки или около 57% от числа всех кельтов с арковидными фасками.
Именно поэтому этой группе кельтов мы
уделим самое пристальное внимание, поскольку полученные по ней результаты в
дальнейшем могут быть использованы в
качестве реперных для анализа и осмысления остальных, менее численных групп.
Полные данные по всем местонахождениям, их описания и иллюстрации даны в
1

Когда этот раздел был уже полностью написан, стали
известны еще два кельта этой группы из клада Еникиой.
Они были включены в Каталог (Приложение 1. Лист 1
№№ 135-136, Табл. 10, 135-136), но в аналитической части
учитывались частично.

50
Приложении (Лист 1, Карта 1, Табл. 1-10),
а основные цифровые данные вынесены в
табличной форме на Рисунке 15.
Из 135 находок 130 представлены целыми или фрагментированными отлитыми
изделиями, а пять – негативами на литейных формах (№№ 35, 47, 64, 77-78). Из 130
отлитых изделий 21 (включительно находки без точных адресов) составляют единичные, случайные находки, а 109 происходят
из 30 различных кладов, содержавших, в
22 случаях, по одному–трем кельтам, а в
Кельты типа Дичево
Клады

Единичные

Местонахождения

Единиц
5

1

Боаза № 1

Местонахождения

Единиц
1

1

Божурово №2-6*

2

Дичево № 7-19

13

2

Хотница № 31

1

3

Горско Косово № 20-30

11

3

Неново № 37

1

4

Казанлык-? № 32,33

2

4

Н. Загора № 38

1

5

Кубрат № 34

1

5

Новград № 39

1

6

Лозница № 36

1

6

Пчела № 46

1
1

7

Овч. Могила №40-45

6

7

Преслав № 48

8

Ряхово-? №49-50

2

8

Разград № 52

1

9

Долгопол № 51

1

9

Свиленград № 66

1

10 «Русе» окр.-? № 53-55

3

10 Шумен.окр. №67-70

4

11 Самоводине № 56-62

7

11 Вазово № 73

1

12 Семерджиево № 63

1

12 St. Dergisi № 79

1

13 Стражица № 65

1

13 Căsciorele № 82

1

14 «Шумен»окр.? № 71-72

2

14 Sabangia № 120

1

15 Вырбица 1, № 74-76

3

15 Rîşcani № 126

1

16 Tekirdag № 80

1

16 Черняхово № 128

1

17 Casimcea № 83-84

2

17 Австрия № 133

1

18 Constanţa Pal. №85-96

12

18 Германия № 134

1

19 Drajna d Jos № 97

1

20 Mihai Bravu № 98

1

ВСЕГО

21

21 Nic.Bălcescu № 99-105

7

22 Oinacu № 106-119

14

23 Pietroşani № 121-122

2

24 Ulmi-Liteni № 123

1

1

Люляково № 35

25 Dancu, № 124-125

2

2

Побит Камык № 47

1

26 Авраамовка № 127

1

3

Скалица № 64

1

27 Маячка № 129

1

4

Желю Воевода №77

1

28 Орехово № 130

1

5

«Болгария» № 78

1

29 Староселье № 131-132

2

30 Enichoi №135-136

2

ВСЕГО
ИТОГО

Литейные формы

ВСЕГО

109
56 местонахождений
109

1

5

26

Рис. 15. Сводные данные о находках кельтов типа Дичево.
* – №№ кельтов по Приложению 1. Лист 1. Карта 1

8 – от 5 до 14 изделий. Среди последних
наибольшим числом кельтов выделяются
клады Oinacu – 14 изд., Дичево – 13 изд.,
Constanţa Palas – 12 изд. и Горско Косово –
11 изделий (Рис. 15).
География находок. Как следует из
специально составленной карты – Рис. 16
(см. также Приложение 1. Лист 1. Карта
1), интересующие нас кельты встречаются
от Родоп и Нижнего Подунавья до Восточного Прикарпатья и Среднего Поднепровья. Однако, подавляющее большинство
местонахождений приходится на Нижнее
Подунавье с концентрацией отчасти в румынской Добрудже и, главным образом, в
Северо-Восточной Болгарии. Подобное распределение кельтов в пространстве (независимо от их культурного контекста) дает
основание полагать, что, очевиднее всего,
было два основных центра их производства:
в одном случае – в румынской Добрудже, а
во втором – в Северо-Восточной Болгарии.
(Рис. 16, III-IV).
Как следует из той же карты, при
большом территориальном разбросе рассматриваемые кельты лишь в единичных
случаях встречаются к востоку от Карпат,
в ареале культуры Ноуа, и далее – вплоть
до Среднего Поднепровья – в ареале культуры Сабатиновка (Рис. 16, I-II). Но в ареале культуры Ноуа они известны лишь
по одной случайной находке – Rîşcani (№
126) и одному кельту из клада Ulmi-Liteni
(№ 123), а в ареале культуры Сабатиновка
– по одной случайной находке – Черняхово (№ 128) и, главным образом, по кладам
Dancu (№ 124-125), Enichioi (№ 135-136),
Авраамовка (№ 127), Маячка (№ 129),
Орехово (№ 130), Староселье (№ 131-132).
При этом следует обратить внимание, что
три из этих кладов (Dancu, Enichioi и Орехово), помимо рассматриваемых кельтов,

51

Рис. 16. География распространения кельтов типа Дичево (полную расшифровку местонахождений см.: Приложение 1.
Лист 1. Карта 1)
Условные обозначения: I – ареал культуры Сабатиновка, II – Ноуа, III-IV основные концентрации кельтов,
V – источники меди

как увидим далее, содержат и множество
иных изделий (в особенности, серпов) нижнедунайской традиции, встречающихся и
во многих других комплексах из ареалов
этих культур. Преобладающая встречаемость этих изделиий в кладах (а не в виде
единичных находок) однозначно указывает на то, что присутствие этих кельтов в
ареалах культуры Ноуа и, в особенности –
культуры Сабатиновка – результат их импорта, их коммерциализации, а не местного изготовления.
Что же касается Нижнего Подунавья,
то одна из концентраций этих кельтов
приходится на румынскую Добруджу, где
они практически полностью соотносятся с
ареалом памятников культуры Косложень
(Рис. 16, III), и где они известны по одной
случайной находке – Sabangia (№ 120) и по

22 изделиям, входящим в четыре различных клада: Casimcea (№ 83-84), Constanţa
Palas (№ 85-96), Mihai Bravu (№ 98) и
Nicolae Bălcescu (№ 99-105). Вторая же из
концентраций соотносится с ареалом культуры Зимнича-Пловдив (в иной терминологии – группа Черковна). Она включает
15 единичных случайных находок (№№ 1,
31, 37-39, 46, 48, 52, 66-70, 73, 82) и 75 находок из 17 кладов (главные из них: Дичево
№ 7-19, Горско Косово № 20-30, Овча Могила № 40-45, Самоводене № 56-62, Oinacu
№ 106-119, Божурово № 2-6 и др.). Показательно так же и то, что с этим районом связаны все пять известных литейных форм,
предназначенных для отливки подобных
кельтов (№№ 35, 47, 64, 77 и 78) (Рис. 16,
IV). Отмеченное соотношение дает основание считать, что производство и бытование

52
этих кельтов осуществлялось как в рамках
культуры Косложень, так и у носителей
культуры Зимнича-Пловдив. Судя по соотношению единичных и комплексных находок, их производство осуществлялось как
для собственного потребления, так и на
экспорт, главным образом, в ареалы культур Сабатиновка и Ноуа и крайне редко
– в другие зоны – Tekirdag (№ 80), Sterne
Dergisi (№ 79). В случае культуры Косложень в Добруджи, производство этих кельтов вероятнее всего осуществлялось на базе
сырья из меднорудного местонахождения
Altân Tepe, а в случае ареала культуры
Зимнича-Пловдив в качестве источников
сырья могли быть использованы меднорудные местонахождения из верховьев реки
Тунджа, близ Старой Загоры, Ямбола, к
которым, кстати, тяготеют и четыре из известных находок литейных форм (№ 35, 64,
77-78). На нашей карте основные источники медных руд обозначены звездочками
(Рис. 16, V).
К сожалению, на данный момент мы
еще не располагаем достаточными данными о химическом составе металла кельтов
из кладов Румынии. Самостоятельный
анализ данных, имеющихся для клада Constanţa Palas (Irimia 1982, 344-345,
Tab.1), показывает, что по основным диагностирующим примесям (соотношениям
процентных значений Ag и Bi, Co и Ni или
As и Sb) изделия этого комплекса полностью попадают под химическую группу XII,
выделенную Е.Е. Черных для клада Дичево (Черных 1978. 177. Рис. 90)
Технико-морфологические
характеристики
Все кельты рассматриваемой группы,
как и во многих других случаях, отлиты в
двухстворчатых литейных формах. Одной
из отличительных черт как рассматри-

ваемой, так и подавляющего большинства
других групп кельтов Нижнего Подунавья,
в сравнении с многими другими сериями,
является способ их отливки. Хотя зачастую
этот параметр трудно поддается определению по готовым изделиям, похоже, что
основных методов было два.
Один из них – это литье непосредственно через расширение, предусмотренное для
валикового усиления верхнего края втулки
(Вариант 2 по B. Wanzek – Wanzek 1989. 4749. Abb. 5, 2). Этот метод хорошо документирован литейными формами из Люляково
(Табл. 3, 35), Скалица (Табл. 5, 64), Желю
Войвода (Табл. 7, 77) и, по-видимому, – Побит Камык (Табл. 4, 47). Однако при этом
методе готовые изделия, как правило, не
обнаруживают на валиковом утолщении
каких-либо следов литника.
Вторым методом было литье через два
литниковых канальца, примыкающих
сверху к боковым сторонам края втулки
(Вариант 3 по B. Wanzek – Wanzek 1989.
47. Abb. 5, 3-4). Этот метод хорошо задокументирован по одной безадресной литейной форме (Табл. 7, 78) и многочисленным
готовым изделиям, которые даже после вторичной обработки сохранили по верхним
краям втулки остатки обоих литниковых
отростков (Табл. 2, 20-27; Табл. 3, 28-29;
Табл. 4, 40-41,44; Табл. 5, 57-62 и многие
другие).
Особый метод как будто бы демонстрирует изделие-полуфабрикат из Семерджиево (Табл. 5, 63), отлитый через специальный канал, примыкающий сверху к одной
из широких сторон валикового утолщения
края втулки кельта (Вариант 5 по B. Wanzek – Wanzek 1989. 47-49. Abb. 5, 8).
С конструктивной точки зрения кельты рассматриваемой группы характеризуются простым подпрямоугольным в плане
туловом. Большинство из них обычно име-

53
ют легкое, незначительное, равномерное
расширение к лезвийной части. Любопытно, но при вторичной обработке – отковке,
заточке – лезвийная часть, за единичными
исключениями (Табл. 2, 15), не подвергалась сколько-нибудь заметному расширению (удлинению), как в случае одноушковых или других типов кельтов. В профиле
кельты имеют четко выраженную клиновидную конфигурацию.
Втулка кельтов, как правило, имеет
овальное сечение на всем протяжении ее
глубины. Ее верхний край, обычно ровный по горизонтали, заметно утолщен и
имеет валиковое оформление (с полуовальным сечением). Глубина втулки кельтов
варьирует в зависимости от их размеров и
обычно составляет приблизительно половину, или, чаще всего, около 2/3 от высоты
изделия.
Все кельты имеют арковидно оформленные фаски, характерные для обеих
сторон. Они начинаются на 1-2 см ниже
валикового утолщения края втулки и равномерно расширяются книзу, к лезвийной
части. Их края ровные, но достаточно часто
имеются случаи, когда края выделены в
виде слабо выраженной рельефной нервюры (Табл. 1, 7; Табл. 2, 20, 24, 27; Табл. 3,
28, 34-35; Табл. 4, 42-44, 49 и мн. др.).
Обращают на себя внимание несколько
кельтов, отличающиеся тем, что одна фаска – арковидная, а вторая – арковидно–
подтрапециевидная (Табл 3, 36; Табл. 7, 85;
Табл. 8, 95), укороченно-трапециевидная
(Табл. 3, 29) или сплошная трапециевидная (Табл. 3, 30; Табл. 6, 74; Табл. 10, 123).
Тулово кельтов в верхней части, в промежутке между валиковым утолщением
и арковидными фасками, имеет овальное
сечение, а на уровне последних, за счет
граней арочных фасок, оно обретает шестигранное сечение.

Из общей массы кельтов в конструктивном отношении резко выделяются два
изделия из клада Casimcea, которые, при
всех прочих сходных признаках, отличаются наличием одного лобового ушка (Табл. 7,
82-83).
Одним из наиболее специфичных и,
вместе с тем, диагностирующих признаков рассматриваемых кельтов, являются
овальные углубления – пещерки под основанием арочных фасок. Как правило, они
сквозные, но изредка бывают в виде простых вмятин (Табл. 2, 13; Табл. 3, 29; Табл. 9,
121-122, Табл. 10, 134-?). Форматирование
пещерок обычно предусматривалось на
стадии изготовления литейных форм. Но в
одном случае оно не было предусмотрено, и
отверстие, заменяющее пещерку, было просверлено вторично (Табл. 6, 72).
Как и у одноушковых изделий типа
Рышешть, у рассматриваемых кельтов
пещерки встречаются как на одной, так и
на обеих фасках. Но у первых они чаще
всего присутствуют на обеих фасках, а у
безушковых – преимущественно только
на одной. Более того, в отличие от рышештских, на этих кельтах пещерки значительно чаще оконтурены дополнительными петлевидными нервюрами, которые
иногда заменяют собой саму пещерку. По
конфигурации эти дополнительные элементы бывают простые – овальные, петлевидные или подромбовидные с взаимно
накладывающимися нижними концами,
Ω-образные и пр. (Табл. 1, 6-7; Табл. 3, 28;
Табл. 4, 42-45, 50; Табл. 5, 54-55; Табл. 6,
65, 71 и др.).
Сводные данные о соотношении форм
фасок и их орнаментации (пещерки или
иные элементы) представлены на Рисунке 17. Как следует из этой таблицы, из 135
кельтов лишь семь дают разные конфигурации фасок: одна арковидная, вторая –

54

Рис. 17. Сводные данные об оформлении арковидных фасок кельтов типа Дичево: 1 – одна орнаментирована, вторая –
нет, 2 – обе фаски орнаментированы, 3 – нет сведений о второй фаске, 4 – одна фаска арковидная, вторая – подили трапециевидная (в ячейках №№ кельтов по Приложению 1. Лист 1)

подтрапециевидная или четкая трапециевидная (укороченная или сплошная) (Рис.
17, 4). Из остальных 128 кельтов с обеими
арковидными фасками, 80 дают орнаментальные мотивы лишь на одной из фасок
(Рис. 17, 1), 34 – на обеих фасках (Рис. 17,
2), а для 14 изделий ситуация осталась неизвестной (Рис. 17, 3).
Помимо фасок дополнительные орнаментальные мотивы присутствуют и на
самом тулове кельтов. Обычно это одинарные, двойные или тройные короткие, параллельные нервюры, расположенные в
пространстве между валиковым утолщением края втулки и основанием арковидных
фаскок (Табл. 1, 4, 8, 11; Табл. 2, 14, 18-19;
Табл. 3, 36; Табл. 4, 44-45; Табл. 5, 54-57 и

др.). В ряде случаев – это серия коротких
вертикальных параллельных нервюр, идущих по периметру „шейки” тулова кельтов
(Табл. 1, 12; Табл. 3, 35; Табл. 5, 64; Табл.
7, 77, 79. 80-? и др.). В единичных случаях зарегистрированы линейные нервюры,
опускающиеся по боковым сторонам тулова кельтов (Табл. 3, 34), или же группы косых нервюр (Табл. 1, 5). Сводные данные
об основных и дополнительных элементах
орнамента фасок и тулова кельтов, их соотношение и количественное выражение
дано в таблице Рис. 18.
Таковы основные констатации касательно технико-технологических и стилистических (орнаментальных) особенностей
выделенной группы кельтов. А сейчас об-

55

Рис. 18. Сводные данные об основных и дополнительных элементах орнамента фасок (горизонталь) и тулова (вертикаль)
кельтов типа Дичево в их соотношении (в ячейках – №№ кельтов по Приложению 1, Лист 1).

ратимся к их метрическим показателям,
которые, в силу специфики их информации, дают возможность не только выйти на
дополнительные качественные характеристики, но и раскрыть некоторые аспекты их
внутренней эволюции.
Метрические характеристики
На последующих двух иллюстрациях
приводится документальная регистрация
распределения метрических показателей
кельтов на соответствующих шкалах: в
одном случае – высотных показателей (Рис.
19), во втором – ширины тулова кельтов
(Рис. 20). Обращают на себя внимание два
обстоятельства. Во-первых, чрезвычайный
разброс показателей как по высоте – от 8,0
до 14,0 см (Рис. 19), так и по ширине тулова кельтов – от 2,5-2,8 до 4,3 см (Рис. 20).

С точки зрения типологического метода,
значительный разброс показателя означает, что носящая этот признак совокупность
объектов имела длительную эволюцию,
сопровождающуюся существенными модификациями размерных показателей.
Второе из обстоятельств – это то, что по
количественному распределению каждого
из этих признаков отчетливо просматриваются, по крайней мере, две основные группировки. Это абсолютно очевидно в случае
высотных показателей, по которым все
кельты распадаются на группу относительно малых – высотой от 8,0 до приблизительно 11,2-11,4 см и группу относительно крупных, высоких кельтов – высотой от 11,4-11,5
до 14,0 см (Рис. 19). Менее наглядна, но достаточно осязаема группировка кельтов по
ширине тулова, разделяющаяся на условно

56
«36
«18
«16
«13

10

«32 «12
«06 «17 «09
«31 «21 «02 «14 «08

5

«26 «01 «00 «10 97 «15

«35

91

«23

«22 69 99 74 39 «11

98

87

«05

«19 57 60 71 36 «07

94 89

84

62
41

78 42 65

8

1

«30 93

76 «27 «04 49 29 50 24 67

«29 55 96 86 83 «25

56 82 «03 40 27 13 22 53 35

77 52 72 85 46 73

43 75 59 30 61 44

15 45 «33

0

92

'28

14 58 28

9

5

23 12 21 26 11

3

20

6

2

25 10

10

68
88

54

33 19 70 64 38 37 32 79 «24 «20 48 90
4

17 18 31

11

7

8

34

9

12

66 95 80 16 51 47 «34
13

63

14 cm

Рис. 19. Группировка кельтов типа Дичево по высоте тулова (в ячейках – №№ кельтов по Приложению 1. Лист 1)

«36
«31

«28

62

97

«26 «33

61

93

«16 «21

49

77

«15 «17

42

75

«14 «09

41

73

15

10

5

65

0
2

3

4

«32

«18

«13

96

30

«12

59

29

«30

66

67

«11

58

28

«19 «27

64

«10

57

25

«07 «06

55

«22 «08

50

24

«05

95

«04 «02

45

23

89

«00

82

43

22

99

78

21

«20
«35

88

«29

98

84

53

87

94

70

«24

86

69

46

68

74

52

92

85

48

60

38

54

71

36

91

83

20

44

26

31

18

39

17

47

79

90

56

«03

76

6

13

3

40

19

12

11

37

9

16

72 «34

«23

15

«01

27

5

4

2

33

14

7

1

35

8

10

32

5

6

1

2

3

4

5

6

7

8

7

8

3

4 cm

51

«25

80

34

1

2

3

63
4

5

6

7

8

Рис. 20. Группировка кельтов типа Дичево по ширине тулова (в ячейках – №№ кельтов по Приложению 1. Лист 1)

узкие – шириной тулова от 2,3-2,5 до 3,3 см,
и широкие – шириной тулова от 3,4 до 4,0
и выше см (Рис. 20). Если с типологической
точки зрения большой разброс показателей указывает на длительность эволюции
представляющих эти признаки объектов,
то отчетливые их группировки определенно выдают наличие в рамках этих совокупностей по крайней мере двух разных модификаций или вариантов – временных и/
или пространственных.
Таким образом, даже простая регистрация количественного распределения
метрических показателей на соответствую-

щих шкалах дает все основания утверждать, что выделенная нами группа кельтов, при, казалось бы, полном однообразии
их морфологических показателей, на деле
включает в себя две разные подгруппы,
разные варианты. Постараемся подробнее
разобраться в этом вопросе путем взаимной
корреляции разнометрических и разнокачественных признаков.
На Рисунке 21, на координатном поле,
скоррелированы данные по высоте кельтов
(вертикаль) и ширине (горизонталь) их тулова. Корреляция полностью подтверждает наличие в нашей выборке двух разных

57

Рис. 21. Группировка кельтов типа Дичево по соотношению
высоты (вертикаль) и ширины (горизонталь) тулова; I – кельты крупных размеров, II – кельты малых
размеров. Стрелка – направленность развития

размерных групп. Одну из них представляют высокие – крупные кельты высотой
от 11,3-11,4 см до 14,0 при ширине тулова

«27
«05
78
74
43
39
34

«32
«19
«06
69
61
60
59
44
35
30
15
12
86
85
72
17

9

3,0

15

10

41

75
45
1

«33
«28

71
62
42
36
14
10

5

6

7

8

5

0
4

приблизительно от 3,4 до 4,2 см (Рис. 21, I,
см. так же Рис. 19 и 20). Вторую же, более
уплотненную и, к тому же, более многочисленную группу, образуют кельты меньших
размеров – высотой от 8,0-8,5 до 11,3-11,4
см и с заметно более узким туловом – от
2,5 до 3,5-3,7 см (Рис. 21, II, см. также Рис.
19 и 20).
Обращает на себя внимание то, что,
представляя две разные размерные группы, по своим конфигурациям, обе они на
первый взгляд, дают на корреляционном
поле единую ось, означающую, что составляющие эти группы очень близки по
показателю пропорциональности тулова.
Действительно, если обратиться к этому
показателю, можно убедиться, что по соотношению высоты и ширины тулова все
наши кельты дают близко сходные коэффициенты в пределах приблизительно от 2,5
до 4,0 (Рис. 22). И это важно, поскольку оно
свидетельствует о гомогенности этих групп.
Но, если эти показатели соотнести с показателями по высоте тулова, то легко можно
обнаружить, что при неоспоримом общем
сходстве, они, в массе своей, заметно различны. Крупные кельты характеризуются
преимущественно высокими пропорциями

«31
97
67
53
49
40
28
11
«25
83
70
63
52

58
29
26
23
20
3
«29
80
79
51
32

«36
«26
«21
«07
82
76
57
22
2
«35
98
94
77
18
9
8

1

2

3

«22
«18
«17
«04
«02
50
25
24
21
13
«30
«24
93
90
88
55
37
31

«14
«10
«09
«00
6
«34
«20
92
91
64
46
38
33
19
16
7

«16
«13
«12
«08
«03
«01
99
56
27
84
73
47

«15
«11
5
89
68
66
4

«23
87
54

96
95

65

48

4

5

6

7

8

9

4,0

1

2

Рис. 22. Группировка кельтов типа Дичево по коэффициентам пропорциональности тулова. Серым выделены малые кельты (высотой менее 11,3 см), черным – крупные (более 11,4 см)

58
– от 3,0 до 4,0, а малые – как высокими,
так и относительно малыми, с наибольшей
концентрацией в диапазоне от 2,7 до 3,3,
что особо наглядно из специально составленного линейного графика (Рис. 23).

Рис. 23. Группировка кельтов типа Дичево по коэффициентам пропорциональности тулова с учетом их
размерных различий (см. Рис. 22)

Обратимся к весовым показателям. К
сожалению, из-за частого пренебрежения
этими данными при публикации материалов, мы располагаем информацией о весе
лишь 89 из 135 собранных здесь кельтов. Но
эта цифра представляет 2/3 нашей выборки,
и в этом отношении она вполне репрезентативна и надежна для общих заключений.
На Рисунке 24 приводится документальная регистрация распределения весовых показателей кельтов в соответствии с
данными каталога (Лист 1). Как и в случае
с высотными показателями (Рис. 19), по

этим упорядоченным данным мы видим,
с одной стороны, чрезвычайный разброс
весовых показателей, а, с другой, что в количественном отношении они отчетливо
подразделяются на две большие совокупности – условно – легкие и тяжелые, разделительная граница между которыми проходит на уровне 260 граммов (Рис. 24). Соответственно в группу легких попадают все
изделия весом от 135 до 255 граммов, а во
вторую – кельты весом от 270 до 500 и более
граммов. Первая из групп представлена в
нашей выборке 40 изделиями, а вторая –
49. Обращает на себя внимание достаточно большой разрыв в весовых показателях
этих групп, что лишний раз подчеркивает
значимость этого признака. Среднестатистический вес одного „легкого” кельта
составляет 192,2 г (7.688: 40), в то время,
как тяжелых – 385,9 г (18.912: 49). Иными
словами, речь фактически идет о двойной
разнице, ибо металл, использованный на
отливку одного большого кельта, полностью покрывал возможности отливки двух
малых кельтов.
Общий же вес 89 взвешенных экземпляров составляет 26,600 кг. Соответственно,
среднестатистический вес одного кельта (без
учета их возможной утилизации) составляет не менее 298 граммов. И в таком случае
на производство 126 известных целых экземпляров должно было быть использовано
приблизительно не менее 37,6 кг металла.
8

10

5

15

«23
«01
45
43
42 «33
41 «04
40 «00
30 99
20 44

29
28
27
26
23
22
21

«05
«03
«02
75
74
50 «36
49 «27
25 67
24
5
2
4
1
3

Крупные, более 11,4 см

3

82

14

12
«30

53
11
69
68
52

71
13
10
«29
96
94

97
86
73
48
38
18
17
7

36
91
89
55
46

«24
98
92
85
16
9
8

95
90
87
37

93
88
72
70

«35

Малые, менее 11,4 см

34

«25
«20

54

0
100

200

300

400

Рис. 24. Группировка кельтов типа Дичево по весовым показателям, с учетом их высоты

500gr

«34

63

59
Напомним, что среднестатистический вес
одного кельта типа Рышешть (характеризующихся сходными пещерками), составляет
около 315 г, а на производство всей известной серии из 100 кельтов было израсходовано около 31 кг металла.
А сейчас соотнесем весовые показатели с
показателями по высоте кельтов. Как видно
из составленной иллюстрации (Рис. 25), оба
признака четко скоррелировались между собой, распавшись на две, строго разделенные
между собой, группы: одна (Рис. 25, I), представленная высокими, крупными и, в то же
время, тяжелыми изделиями (высотой от
10,3 до 14 см, при весе от 270 до 500 и более
г), и вторая, объединяющая малые, легкие
изделия (высотой от 7,0 до 11,0 см при весе
от 135 до 255 г) (Рис. 25, II). То, что некоторые тяжелые кельты по высоте дают менее

11,0 см (Рис. 25, I-II), объясняется тем, что
почти за каждым из них скрывается изделие с сильно изношенной лезвийной частью
(для примера см. Табл. 1, 10; Табл. 2, 14;
Табл. 3, 36 и др.). Более того, следует иметь
в виду, что переход от крупных – тяжелых к
малым – легким кельтам осуществлялся не
только путем уменьшения их размеров, но и
за счет отливки изделий с несколько более
тонкими стенками. Поэтому, если учитывать
эти обстоятельства, диапазон крупных изделий, бесспорно, следует начинать с высоты
11,4-11,5 см. В случаях же, когда отдельные
кельты дают несколько уменьшенные размеры, но высокий весовой показатель, предпочтение в их определении следует отдавать
последнему, т.е. весовому показателю.
Абсолютно сходную ситуацию в соотношении размерных и весовых показателей
можно получить и из корреляции весовых
показателей с показателями по ширине
тулова, из которого очевидно, что тяжелые
кельты – весом от 270 и более граммов, как
правило, характеризуются шириной тулова
от 3,3 до 4,4 см, а легкие кельты – весом от
255 и менее граммов, дают ширину тулова в
диапазоне от 2,5 до 3,5-3,6 см (Рис. 26).

Рис. 25. Группировка кельтов типа Дичево по соотношению высотных (вертикаль) и весовых (горизонталь) показателей. I – крупные–тяжелые, II –
малые–легкие кельты. Стрелка – направленность
развития

Рис. 26. Группировка кельтов типа Дичево по соотношению ширины тулова (вертикаль) и весовых показателей (горизонталь). I – крупные–тяжелые, II –
малые–легкие кельты. Стрелка – направленность
развития

60
группы кельтов представляют собой относительно самостоятельные, разновременные горизонты. Проверим этот вывод, обратившись к хронологии представляющих
эти кельты кладов.

Итак, что же получается? По основным
морфологическим признакам кельты, выделенные в тип Дичево, абсолютно идентичны. Все они характеризуются схожими
арковидными фасками в обязательном сочетании с пещерками и/или имитирующими их фигурными нервюрами (Рис. 17-18).
А при этом, по основным метрическим показателям и их сочетаниям, они постоянно демонстрируют две разные устойчивые
группировки. Одна из них объединяет
крупные кельты с высоким, относительно
широким туловом (Рис. 19; Рис. 21, I; Рис.
22-25), отличающиеся высокими пропорциями (Рис. 22-23) и в тоже время высокими
весовыми показателями (Рис. 24; Рис. 25,
I; Рис. 26, I). Вторая группа представлена
изделиями малых размеров с более узким
туловом (Рис. 19; Рис. 21, II; Рис. 22-23), с
заметно более приземистыми пропорциями (Рис. 22-23) и значительно более низкими весовыми показателями (Рис. 24; Рис.
25, II; Рис. 26, II).
Единственно возможным объяснением
выявленному обстоятельству может быть
лишь то, что эти различия имеют хронологическое значение, т.е., разнометрические

О хронологии и пространственновременном проявлении
На Рисунке 27, на шкалу высотных показателей занесены все кельты, происходящие из разных кладов, обозначенных принятыми сокращениями (см. текст к Рис. 3).
Обратим внимание на их составляющие: с
одной стороны, группу больших (т.е. высотой более 11,4 см), а с другой – группу малых (т.е. высотой менее 11,4 см).
В первую из групп попали все 12 кельтов из клада Constanţa Palas, кельты из
кладов Tekirdag, Семерджиево и негатив
кельта из клада Побит Камык, которые,
как уже отмечалось, являются одними из
наиболее ранних комплексов, датирующихся периодом BrD (Рис. 27, сокращения
CP, Tb, Sm и PK). Этим же периодом, однозначно, большинство специалистов определяет клады из „Русе”, „Шумен”, Кубрат,
Казанлык, Mihai Bravu, Casimcea, Dancu

П е р и о д HaA - HaB

П е р и о д BrD

V1

Vyrbica 1

GK

Gor.Kosovo

NB

N. Bălcescu

CP

Consanţa P.

Sm

Semerdzievo

OM

Ov. Mogila

Sv

Samovodene

Oi

Oinacu

DS

Dicevo

PK

Pobit Kamyk

Td

Tekirdag

Rs

«Ruse»

10

5

0

OM
DS OM
8

OM OM
V1
Oi Sv
Sv
Ss Rh
GK
Pt Pt
OM
UL Av GK Bo
OM V1
NB Sv NB Bo
Sv St Sv DS Sv NB NB
9

10

Oi
Sv
GK
GK
GK
GK
NB
NB
NB

Oi
Oi
Oi
V1
Ss
S1
Rh
Bo
DS
DS

En
Oi
Oi
Oi
Oi
Oi
Oi
DJ
Lz
GK
GK
GK
Bo

MB

M.Bravu

Dn

Dancu

En

Oi
Oi
Oi
Rs
GK DS
GK DS Bo
11

Or
Mj
ZV
Kz
DS

Enichioi

En
MB
Rs
DS
DS
CP Ca
DS S1 CP DS Dn Kz
Dn
CP CP CP CP Kb DS CP CP Td
12

13

Ca
Rs
DS
CP
CP Dp
CP CP PK

Sm
14 cm

Рис. 27. Распределение кельтов типа Дичево по высотным показателям в зависимости от датировки содержащих их кладов. Расшифрованы лишь основные клады, остальные см. – Сводный список к Рисунку 3

61
и Орехово, изделия которых, за единичными исключениями, также вошли в группу
крупноразмерных (Рис. 27, соответственно:
Rs, S1, Kb, Kz, MB, Ca, Dn). Особо обращают на себя внимание кельты клада Дичево (=Сокол), всегда всеми безоговорочно
относимые к периоду BrD. Из 13 кельтов
рассматриваемого типа лишь 7 попадают
в группу крупных, а остальные – в группу
малых (Рис. 27, DS), но не будем забывать,
что 6 из них характеризуются тяжелым весом и лишь только один – легким. С этой
же группой соотносится и один из кельтов
клада Enichioi (Рис. 27, En), определенно
датирующийся периодом BrD. Вот, собственно, и все составляющие этой группы.
Вторая группа. Слагающими этой
группы выступают кельты из кладов Горско Косово, Вырбица 1, на которые вместе
приходится 14 кельтов рассматриваемого
типа (Рис. 27: GK, V1). Оба эти клада однозначно атрибутируются и B. Hänsel, и И.
Панайотовым раннему гальштаттскому
периоду (Рис. 1). По своему составу к этим
кладам и, соответственно, к гальштаттскому периоду примыкают изделия из относительно недавно введенного в научный оборот клада из Овча Могила, содержащего
шесть кельтов (Рис. 27, OM). Но что показательно, в эту же группу вошли практически все изделия (37 ед.) кладов Oinacu,
Nicolae Bălcescu, Pietroşani, Самоводене,
Божуро, Ряхово (Рис. 27: Oi, NB, Pt, Sv, Bo,
Rh), которые большинство исследователей,
как правило, датируют периодом BrD (Рис.
1). А по метрическим и весовым показателям подобная датировка просто исключается. Правда, в случае кладов из Oinacu,
Самоводене и Pietroşani мы не располагаем весовыми значениями содержащих их
кельтов. Но они легко вычисляются из соотношения их размерных данных с размерными и весовыми значениями первых трех

надежно датированных кладов, т.е. кладов
Горско Косово, Вырбица 1 и Овча Могила.
На Рисунке 28, представляющем совмещение данных из рисунка 21 и рисунков 25-26, занесены все кельты, для
которых известны весовые показатели, с
разным цветовым обозначением тяжелых
(более 270 г) и легких (менее 260 г) изделий, а также – обозначенные специальными знаками изделия из кладов Oinacu,
Самоводене и Pietroşani, для которых весовые значения остаются неизвестными. Как
следует из этой иллюстрации, все изделия
трех последних из названных кладов, следуя метрическим показателям, полностью

Рис. 28. Группировка кельтов типа Дичево по соотношению размерных и весовых значений и место кельтов из кладов Oinacu, Самоводене и Pietroşani в
системе весовых показателей. Стрелка – направленность развития

62
вписываются в группу легких. А если еще
подробнее вникнуть в значения высоты и
ширины тулова этих кельтов, легко можно
уточнить, что диапазон их весовых значений должен составлять приблизительно от
160-170 до 200-220 граммов, и в этом отношении они оказываются полностью схожими кельтам кладов из Горско Косово, Вырбица 1 и Nicolae Bălcescu.
Таким образом, соотношение выявленных разнометрических групп, с принятой
для содержащих их кладов хронологией,
целиком подтверждает мысль о том, что
они являются относительно разновременными. Но, если крупные – тяжелые кельты характерны для кладов периода BrD, то
малые – легкие изделия, в таком случае,
должны быть отнесены к следующему – более позднему периоду, т.е. к периоду HaA
и, возможно, позже. Соответственно, вопреки бытующим представлениям, следуя метрическим и весовым показателям, названные выше клады Oinacu, Nicolae Bălcescu,
Pietroşani, Самоводене, Божурово, Ряхово
должны рассматриваться не в контексте
кладов периода BrD, а как относительно
более поздние, примыкающие к комплексам раннего Гальштатта.
Эти обстоятельства полностью и самостоятельно подтверждаются и анализом
распределения и взаимовстречаемости
разноразмерных – разновариантных кельтов типа Дичево в закрытых комплексах.
На Рисунке 29 представлен 31 комплекс,
содержащий в общей сложности 110 кельтов рассматриваемого типа. Что показательно. При предлагаемой автором датировке получается, что из 46 крупных – тяжелых изделий (вариант Дичево) лишь
три приходятся на клады периода BrDHaA1 или HaA1 (Drajna de Jos, Долгопол,
Маячка), а остальные – на более ранние
комплексы периода BrD. В то же время,

Рис. 29. Распределение и взаимовстречаемость крупных–
тяжелых (вариант Дичево) и малых–легких (вариант Ойнаку) кельтов в закрытых комплексах, с
учетом поправок на датировку последних

из 64 малых – легких изделий (вариант
Ойнаку) лишь четыре происходят из кладов периода BrD (Enichioi, Дичево, Авраамовка, Ulmi-Liteni), а остальные – из
более поздних кладов периода HaA1 или
HaA-HaB. Принципиально, однако, здесь
то, что несмотря на многочисленность
комплексов и достаточно внушительное
число содержащихся в них изделий, крупные – тяжелые (вариант Дичево) и малые
– легкие (вариант Ойнаку) изделия всего
лишь дважды встречаются в одних и тех
же кладах: Еnichioi и Дичево. Во всех же
остальных случаях они отчетливо распадаются по разным кладам (Рис. 29). И этого
обстоятельства вполне достаточно, чтобы
окончательно признать их относительную
разновременность, как соответственно, и

63
относительную разновременность содержащих их комплексов.
Рассмотрим вопрос о пространственном
проявлении этих же групп, ибо хронологические различия зачастую сопровождаются и территориальными изменениями в
локализации изначально выработанных
традиций. Для этого воспользуемся ранее
составленной картой с локализацией кельтов типа Дичево (Рис. 16), но с той лишь
разницей, что в этом случае кельты обозначены в зависимости от их размерных и
весовых показателей. С одной стороны, это
крупные – выше 11,4 см, тяжелые кельты, весом более 270 г, а с другой – малые
низкие кельты высотой менее 11,4 см при
весе менее 260 г. Единственная поправка
касается тех изделий, которые при малых
размерах дают высокие весовые показате-

ли (т.е. более 270 г). Такие изделия будут
рассматриваться в контексте крупных,
поскольку, как уже отмечалось ранее, их
высота зачастую зависит от длительности
утилизации. На карту нанесены также и
те изделия, для которых неизвестен вес,
ибо из всего предшествующего анализа
очевидно, что крупные изделия, как правило, одновременно являются и тяжелыми, а малые – наверняка легкими. Таковы
условия картографирования – Рис. 30.
Как следует из новой карты, пространственная группировка точек на карте заметно изменилась, образовав две новые
конфигурации. В одну из них попали, с
одной стороны, небольшая концентрация
местонахождений, наблюдаемая ранее
для румынской Добруджи (Рис. 30, I, A), а
с другой – значительная часть концентра-

Рис. 30. Пространственная группировка кельтов типа Дичево по категориям: высокие–тяжелые (I), низкие–легкие (II).
Стрелки – направленность развития

64
ции, зафиксированной ранее для северовосточной Болгарии (Рис. 30, I, B). Вторая
же конфигурация образовалась за счет местонахождений, представляющих западную периферию ранее зафиксированной
северо-восточно-болгарской группы, соответствующей, главным образом, бассейну
реки Янтры и ее верхних притоков до реки
Осым, с частичным охватом и левого берега Дуная (Рис. 30, II).
Первая из обозначенных групп характеризуется сосредоточением как крупноразмерных (а, значит, – хронологически
более ранних), так и малоразмерных (т.е.
более поздних) кельтов или содержащих
их кладов.
Для Добруджи носителями крупноразмерных – тяжелых, и соответственно ранних кельтов, выступают клады Constanţa
Palas, Casimcea, Mihai Bravu и единичное
изделие из Sabangia. Малоразмерные –
легкие, а, значит, и более поздние для этого района, изделия пока что представлены
лишь семью кельтами из клада Nicolae
Bălcescu (Рис. 30, IA).
Для второй подгруппы основными носителями крупных – тяжелых, а, значит, и
ранних кельтов, выступают комплексные
находки из Дичево (12 тяжелых при одном
легком), Семерджиево, „Шумен” (один из
двух), „Казанлык”, Кубрат, Лозница, Долгопол, „Русе”, литейные формы из Побит
Камык, Скалица, Желю Войвода, единичные находки из Неново, „Нова Загора”,
„Преслав“, Пчела и др. Малые же, легкие
кельты, для этой подруппы известны по
кладам Божурово, Ряхово, литейным формам из Люляково, одной безадресной (№ 78)
и ряду единичных находок (из окр. Шумен,
Стражица-?) (Рис. 30, I, B).
В отличие от первой, вторая группа,
за одним исключением (Хотница), характеризуется только малыми – легкими и,

соответственно – относительно более поздними кельтами, сполна представленными
в болгарских кладах Самоводене, Горско
Косово, Овча Могила, Вырбица 1, единичной находкой из Новград, а также на левом
берегу Дуная – клады Oinacu, Pietroşani,
Cascioreli (Рис. 30, II).
Таким образом, пространственное проявление разноразмерных и разновесных
кельтов полностью подтверждает и самостоятельно аргументирует хронологическое значение выявленных групп, которые
одновременно с этим выступают и как разнотерриториальные группы.
Признание отмеченных обстоятельств
позволяет вывести целый ряд новых характеристик, касающихся пространственновременного развития рассматриваемых
здесь кельтов.
Из установленных связей и отношений
совершенно очевидно, что развитие и эволюция кельтов Нижнего Подунавья, в данном случае – кельтов типа Дичево, полностью соподчинена эффекту актуализации
начала, т.е., что их развитие начинается с
крупных – тяжелых изделий с последующей минимализацией их размерных и весовых показателей (Рис. 27-30).
При полном единстве основных морфологических признаков, кельты типа Дичево
на деле включают два относительно самостоятельных разновременных варианта, представленных изделиями разных размеров,
пропорций и разных весовых категорий.
В одном случае речь идет о кельтах, отличающихся крупными размерами, высокими пропорциями и большим весом (высота
более 11,4 см, с коэффициентом пропорциональности тулова от 3,0 до 4,0 и весом более
270 г). Это ранний, исходный вариант. Для
территории Румынии самыми выразительными изделиями этого варианта являются
кельты из клада Constanţa Palas (Табл. 7,

65
85-91; Табл. 8, 92-96), а для территории Болгарии – кельты клада Дичево (Табл. 1, 7-12;
Табл. 2, 13-19). Поскольку это исходный
вариант, за ним должно быть закреплено
исходное название самого типа, т.е. – вариант Дичево (хотя, по сути, самыми ранними определенно являются кельты клада
Constanţa Palas).
Во втором случае речь идет о кельтах,
характеризующихся малыми размерами,
низкими пропорциями и малыми весовыми показателями (высота менее 11,4 см, с
коэффициентом пропорциональности тулова от 2,7 до 3,3 и весом менее 260 г). Это
относительно более поздний вариант, продолжающий развитие предшествующего.
Для территории Болгарии наиболее выразительными носителями этого варианта являются изделия клада Горско Косово
(Табл. 1, 20-27) и Самоводене (Табл. 5, 5662), а для территории Румынии – кельты
клада Nicolae Bălcescu (Табл. 8, 99-105) и
Oinacu (Табл. 8, 106-108; Табл. 9, 109-119).
Поскольку клад Oinacu территориально
входит в ту же группу, что и названные
клады Болгарии (Рис. 30), за этим вариантом можно закрепить название вариант
Ойнаку (или Ойнаку-Самоводене).
Основными носителями кельтов варианта Дичево (высоких, тяжелых изделий)
выступают клады румынской Добруджи –
Constanţa Palas, Mihai Bravu, Casimcea и
клады Северо-Восточной Болгарии – Дичево, Семерджиево, Побит Камык, Кубрат
и др., полностью соответствующие периоду
BrD (Рис. 27-30).
Основными носителями поздних (малых, легких) кельтов варианта Ойнаку являются относительно редкие клады
Добруджи (Nicolae Bălcescu) и СевероВосточной Болгарии (Божурово, Ряхово)
и, главным образом, клады междуречья
Янтры и реки Осым – Самоводене, Горско

Косово, Овча Могила, Вырбица 1, и левобережья Дуная – Oinacu, Pietroşani, датирующиеся периодами HaA, а, возможно, и
несколько позже (Рис. 27-30).
Присутствие кельтов типа Дичево, с
одной стороны, в самых ранних – Constanţa
Palas, Семерджиево, Побит Камык, Дичево,
Mihai Bravu, а, с другой – в поздних металлических комплексах Нижнего Подунавья –
Овча Могила, Вырбица 1, однозначно указывают на то, что (вопреки мнениям B. Hänsel,
Е.Н.Черных и др.) эти кельты развивались
на всем протяжении периода действия этого
центра металлообработки, т.е., как на протяжении периода BrD, так и на протяжении
периодов HaA-HaB. Но период BrD связан с
производством крупных – тяжелых изделий
варианта Дичево, свойственных для Добруджи и Северо-Восточной Болгарии (или
по терминологии Е.Н. Черных – для Дичевского очага металлообработки), а период
HaA-HaB – с производством и бытованием
малых – легких изделий варианта Ойнаку, отливаемых, отчасти, в прежних очагах,
но, главным образом, в центральной части
Северной Болгарии (Вырбицкий очаг –
по Е.Н. Черных) и на левобережье Дуная
(Oinacu и др.) (Рис. 27-30).
С другой стороны, то, что самые ранние
комплексы, носители исходного варианта Дичево, занимают в пространственном
отношении крайне восточные позиции
(Constanţa Palas, Mihai Bravu), а самые
поздние – крайне западные (Овча Могила,
Вырбица 1), выдает то, что развитие этих
изделий вбирает в себя и существенные территориальные изменения, выражающиеся
в постепенной их передаче с востока – на
запад: из Добруджи в Северо-Восточную
Болгарию (в период BrD), а затем и далее –
на запад, в центральные районы современной Северной Болгарии и на левобережье
Дуная (Oinacu) (Рис. 30, стрелки).

66
Соотношение метрических
и технико-морфологических
показателей
Установленные обстоятельства касательно метрических показателей и их хронологии позволяют еще раз вернуться к
вопросу о некоторых из ранее оговоренных
технико-морфологических признаках в целях определения их возможных хронологических позиций. Начнем с дополнительных орнаментальных мотивов, внесенных
в таблицу – Рис. 18.
На Рисунке 31, на шкале высотных показателей представлены все кельты типа
Дичево с особым обозначением, присущим
им: в одном случае (Рис. 31, верхний рисунок) – дополнительных орнаментальных
мотивов на арковидных фасках в виде
разнофигурных петлеобразных нервюр,
а, во втором – дополнительных орнаментальных мотивов в виде рельефных вертикальных нервюр, встречающихся на тулове кельтов.

Рассмотрим первый случай. Следуя
выделенным обозначениям, очевидно, что
орнаменты на фасках в виде петлевидных
нервюр (как правило, оконтуривающих или
замещающих пещерки) встречаются как на
крупных – ранних (высотой выше 11,4 см),
так и на малых – поздних (высотой ниже
11,4 см) изделиях. Из 51 крупного кельта
он зафиксирован лишь на 9, включая и самые крупные (4 ед.), а из 75 малых кельтов
– на 19. Причем, все они приходятся, главным образом, на кельты средних размеров
(9,8-11,4 см), при полном отсутствии на самых малых. Из основных носителей этого
орнаментального мотива особо выделяются
изделия клада Oinacu, на который приходится 10 ед. Зная хронологию разноразмерных кельтов, из оговоренного соотношения
можно заключить, что традиция орнаментации фасок петлевидными нервюрами зародилась еще на самых ранних этапах появления кельтов – т.е., на кельтах варианта Дичево (Constanţa Palas, Побит Камык,

Рис. 31. Соотношение высотных показателей с дополнительными орнаментальными мотивами на фасках (верхний рисунок) и тулове (нижний рисунок) кельтов. Стрелки – направленность развития

67
Дичево), и, в большей или меньшей степени, сохранилась вплоть до начала раннего Гальштатта (Oinacu, Pietroşani, Горско
Косово), после чего она исчезает (Рис. 31,
верхний рисунок).
Иную картину дает орнамент в виде Ω образных нервюр, свойственный лишь для
кельтов наименьших размеров (высотой
8,0-10,0 см). Он зафиксирован всего лишь
на 7 кельтах (Рис. 31, верхний рисунок), четыре из которых происходят из клада Овча
Могила, один из клада Nicolae Bălcescu и
два – случайные находки (безадресная литейная форма – № 78 и, условно, Стражица
№ 65). Следуя оговоренной выше логике,
остается констатировать, что этот орнаментальный мотив более поздний по времени,
чем ранее рассмотренный – петлевидный

и, возможно, составляет модификацию последнего. Он появляется на стадии раннего Гальштатта (Nicolae Bălcescu), получив
наибольшее распространение лишь к концу этого периода (Овча Могила).
Заметно иначе проявляют себя дополнительные орнаментальные мотивы в виде
вертикальных нервюр на туловах кельтов
(Рис. 31, нижний рисунок). Из 51 кельта
крупных размеров он присутствует на 23
из них, а из 82 кельтов малых размеров
– только на 17 изделиях. Причем, 5 из последних к тому же характеризуются тяжелым весом (более 270 г: №№ 12, 14, 36, 69
и 71) и на деле должны рассматриваться
как крупные – тяжелые. Учитывая хронологическую направленность эволюции размерных и весовых показателей, остается

Рис. 32. Пространственное проявление кельтов с дополнительными орнаментальными мотивами на фасках (петлевидные знаки), тулове (линейные вертикальные знаки) и без них (масштабированные кружочки)

68
заключить, что этот орнамент появляется
еще на самых ранних кельтах (Constanţa
Palas, Casimcea, Побит Камык, Дичево и
др.) и бытовал, главным образом, на протяжении периода BrD, когда он присутствует чуть ли не на каждом втором изделии
варианта Дичево. На протяжении периода
HaA-HaB он сохраняется вплоть до самых
поздних этапов (Овча Могила), но носит
спорадический характер.
Сформулированные здесь выводы полностью подтверждаются пространственным
проявлением этих признаков, отраженных
на Рисунке 32. Как следует из составленной карты, если дополнительные орнаментальные нервюры на тулове кельтов
численно превалируют в зоне Добруджи и
Северо-Восточной Болгарии, то петлевидные орнаментальные нервюры тяготеют,
главным образом, к центральным районам
Северной Болгарии и левобережью Дуная.
Первые свойственны преимущественно
для изделий варианта Дичево, и их практика связана, главным образом, с Дичевским и Добруджским очагами металлопроизводства, действующими на протяжении
периода BrD (Рис. 32, I AB). Вторые присущи преимущественно изделиям варианта Ойнаку, производство и бытование
которых связывается, главным образом, с
Вырбицким очагом и лишь спорадически
с Добруджским (Nicolae Bălcescu), действовавшем на протяжении периода HaA-HaB
(Рис. 32, II).
Таковы данные по дополнительным
орнаментальным мотивам кельтов типа
Дичево. Их учет важен еще и потому, что,
как уже отмечалось нами в первом томе по
кельтам (Дергачев 2010. 42-44, 70-73), и
петлевидные нервюры на фасках, и вертикальные нервюры на тулове кельтов отчасти были восприняты в металлопроизводстве Восточного Прикарпатья, где эти орна-

ментальные элементы изредка встречаются на одноушковых кельтах типа Рышешть
и Негрешть, а изредка – и на двухушковых
кельтах Северного Причерноморья.
Другой вопрос, подлежащий рассмотрению – это соотношение приемов отливки
кельтов с их размерными показателями.
Напомним, что кельты типа Дичево обнаруживают два основных метода отливки
изделий: через расширение для валикового утолщения края втулки (в разных вариантах – Варианты 2 и 5 по B. Wanzek), и
через два канальца, примыкавших к боковым сторонам края втулки (Вариант 3 по B.
Wanzek). Оба эти варианта зафиксированы
и по литейным формам, и по готовым изделиям. Но отливка кельтов через расширение для валикового утолщения края втулки обычно не оставляет каких-либо явных
следов на втулке готовых изделий, в особенности, если учесть их последующую очистку
и длительное использование. А в случае же
отливки через два канальца, места последних легко просматриваются в виде незначительных выступов – литниковых отростков,
которые зачастую сохранялись и после длительного использования изделий. Посмотрим, каково соотношение этих приемов в
сравнении с размерными данными изделий
и что из этого можно вывести.
На Рисунке 33, на шкале высотных показателей, представлены все кельты типа
Дичево с особым обозначением приемов их
отливки. Что выясняется?
Практически все пять изделий, документирующие прием отливки через расширение для валикового утолщения, относятся к группе крупноразмерных. Это четыре
негатива на литейных формах, из которых три характеризуются „стандартными”
крупными размерами (Побит Камык №
47, Скалица № 64, Желю Войвода № 77) и
один – малыми, но его положение на самом

69

Рис. 33. Соотношение высотных показателей с приемами отливки кельтов: через расширение для валикового утолщения
(справа) или через два литниковых канальца (слева)

пограничье разноразмерных групп (Люляково № 35) дает возможность условно причислить его и к разряду крупноразмерных
(Рис. 33). А вот готовых изделий, фиксирующих этот метод, нет, за исключением
кельта из Семерджиево (№ 63), который, к
тому же отливался с дополнительным расширением одной из лобовых плоскостей
валикового расширения (Вариант 5 по B.
Wanzek). В эту же группу (крупноразмерных) вошли 7 кельтов, отлитых через два
литниковых канальца (Божурово № 4, Дичево №№ 7-9, „Шумен” № 72, „Русе” № 55,
Орехово № 130). Но, что показательно – все
они тяготеют к левому крылу крупноразмерных, т.е. дают несколько уменьшенные
размеры (Рис. 32).
Зато на группу малоразмерных кельтов, объединяющую 81 изделие (не считая
оговоренный негатив под № 35), на одну
литейную форму (единственный известный, неустановленного происхождения, №
78) приходится 63 готовых изделия с четко
выраженными остатками боковых литниковых отростков. Это большинство кельтов из
кладов Самоводене, Горско Косово, Божурово, Oinacu, Nicolae Bălcescu, Pietroşani и
др. (Рис 32). Получается, что, если на одну
литейную форму, документирующую метод
отливки кельтов через два литниковых ка-

нальца, приходится в общей сложности 70
изделий (63 малых + 7 крупных) с явными
следами применения этого метода, то на
четыре литейных формы, фиксирующих
отливку через расширение для валикового
утолщения – всего одно изделие, да и то с
особыми оговорками.
Различия в группировке рассматриваемых качеств отчетливо прослеживаются и
из их картографирования. Как видно из составленной карты – Рисунок 34, практически все местонахождения кельтов, отлитых
через расширение для валикового утолщения, локализуются в Северо-Восточной
Болгарии, в зоне Дичевского очага (Рис.
34, I). В отличие от них, кельты, отлитые
через два литника, имеются и в Добрудже,
и в Северо-Восточной, и в центральной части Северной Болгарии (включительно левобережье Дуная), где они явно преобладают по численности (Рис. 34, II). Но первые
свойственны преимущественно изделиям
варианта Дичево и связаны с комплексами
периода BrD, а вторые – с кельтами варианта Ойнаку-Самоводене и связаны с комплексами периодов HaA-HaB.
Учитывая хронологию разноразмерных групп кельтов, единственно возможное
объяснение выявленным количественным
соотношениям может быть лишь то, что из-

70

Рис. 34. Локализация кельтов в зависимости от приема их отливки: I – через расширение для валикового утолщения
(а – готовые изделия, b – негативы на литейных формах); II – через два литниковых канальца (а – готовые изделия, b – негативы на литейных формах); III – неустановленный прием

начально кельты типа Дичево отливались
через расширение для валикового утолщения (Побит Камык, Семерджиево и др.).
Однако, уже на протяжении BrD происходит постепенный переход к литью через
два литниковых канальца, метод, который
на протяжении гальштаттского времени
становится основным, ведущим. И в таком
случае получается, что переход от крупноразмерных – тяжелых изделий варианта
Дичево, к малым – легковесным изделиям
варианта Ойнаку, помимо многих других
изменений, был сопряжен и со сменой самой техники отливки этих изделий. А поскольку, как отмечалось ранее, переход
от кельтов варианта Дичево к варианту
Ойнаку сопровождался не только уменьшением размеров кельтов, но и заметным

утоньшением их стенок, вполне возможно,
что переход к литью кельтов через два литниковых канальца вбирал в себя и определенные изменения в структуре состава самого металла – его компонентов.
Заключительные выводы
Детальный анализ технико-морфологических и метрических показателей кельтов, включенных нами в Лист 1, дают все
основания заключить, что все они составляют особый, относительно самостоятельный
тип, за которым предлагается закрепить
название – тип Дичево (=Сокол), по одноименному кладу из Болгарии. Его диагностирующие признаки: безушковость, арковидно оформленные фаски в сочетании с
„орнаментальными” пещерками.

71

Рис. 35. Кельты типа Дичево: вариант Дичево (1-3),
вариант Ойнаку (4-14) и их пространственнохронологические позиции.
1-2 – Constanţa Palas (№№ 92, 90), 3 – Дичево (№
8), 4 – Nicolae Bălcescu (№ 104), 5 – Божурово (№
2), 6 – Ряхово (№ 50), 7-8 – Oinacu (№№ 115, 119),
9 – Pietroşani (№ 122), 10 – Самоводене (№ 57),
11 – Горско Косово (№ 27), 12 – Вырбица 1 (№ 75),
13-14 – Овча Могила (№№ 43,45). Стрелка – направленность развития

Единые по основным морфологическим
признакам, кельты типа Дичево объединяют два относительно самостоятельных
варианта, отличающихся по метрическим
показателям, отчасти дополнительными
орнаментальными мотивами и, очевидно,
разными приемами их отливки.
В одном случае это кельты варианта
Дичево, характеризующиеся крупными
размерами (высота от 11,4 до 14,0, изредка
и более см), высокими пропорциями (коэффициент соотношения высоты к ширине тулова от 3,0 до 4,0) и большим весом (от 270
до 500, изредка – больше г). Помимо пещерок, на их фасках достаточно часто встречаются петлевидные рельефные нервюры разной конфигурации, оконтуривающие или
замещающие собой пещерки. Кроме того,

их тулово, в промежутке между валиковым
утолщением и арковидными фасками, достаточно часто орнаментировано однойдвумя или тремя вертикальными нервюрами, и лишь изредка – сплошной полосой из
таких нервюр. Судя по косвенным данным,
первоначально кельты этого варианта отливались сверху, через расширение, предусмотренное для валикового утолщения
края втулки (в разных вариантах), но несколько позже ведущим становится литье
через два канальца, примыкающие к боковым сторонам края втулки.
Второй вариант – вариант Ойнаку
(или Ойнаку-Самоводене) характеризуется малыми размерами (высота от 5,8-6,0 до
11,4 см), низкими, приземистыми пропорциями (коэффициент соотношения высоты
к ширине тулова от 2,7 до 3,3-3,5) и относительно малым весом (от 120-140 до 250-260
г). Помимо пещерок на их фасках, как и в
случае варианта Дичево, достаточно часто
встречаются петлевидные рельефные нервюры разной конфигурации, оконтуривающие или замещающие собой пещерки.
Но только для них характерен такой своеобразный дополнительный орнаментальный элемент, как Ω-образные нервюры. Подобно изделиям варианта Дичево, на этих
кельтах имеются вертикальные нервюры
на тулове, но они встречаются значительно
реже, нежели на первых. Основным методом отливки этих кельтов было литье через
два канальца, примыкающие к боковым
сторонам края втулки.
Развитие кельтов типа Дичево охватывает весь период действия Нижнедунайского центра металлообработки, включающего как период собственно поздней бронзы, так и период раннего Гальштатта. Но
кельты варианта Дичево представляют
особенности периода BrD, а кельты варианта Ойнаку – особенности периода HaA

72
и, отчасти – позже. Изделия варианта Дичево являются более ранними, исходными,
изделия варианта Ойнаку – более поздние,
производные от первых.
Возникновение и начало производства
кельтов типа Дичево, т.е. его исходного
варианта, определенно связывается с территорией румынской Добруджи и СевероВосточной Болгарии, где одновременно
или с незначительной хронологической
разницей действовали два основных очага
их производства. С переходом от поздней
бронзы к раннему Гальштатту, их производство в этих районах постепенно затухает. Испытав существенные метрические
изменения, основной центр производства
и бытования кельтов варианта Ойнаку
(Самоводене) смещается к западу – в центральную часть современной Северной
Болгарии (междуречье Янтры и Осым, местами до реки Вит), с частичным охватом и
левобережья Дуная.
Из других обстоятельств еще раз хотелось бы обратить внимание читателя на
полную соподчиненность проанализированных кельтов эффекту актуализации
начала, учет которого приобретает не только теоретико-методологическое, но и сугубо
практическое значение. Оно выражается в
том, что, зная точные метрические и весовые показатели любого из кельтов, независимо от условий и контекста их обнаружения, только по этим показателям мы можем
почти безошибочно определить хронологическое положение этого предмета в рамках
принятой периодизации. Более того, именно
благодаря метрическим показателям, нам
удалось отчетливо обнаружить существенные противоречия в принятой датировке
целого ряда крупных комплексов, как то –
клады Oinacu, Nicolae Bălcescu, Самоводене
и др. Однако, к этому вопросу мы еще вернемся в последующих разделах.

б. Кельты с орнаментированными
арковидными фасками.
Тип Вырбица A и Пелово
(Приложение 1. Лист 2. Карта 2)
Критерием для выделения этой группы
кельтов послужили все те же арковидные
фаски, но, орнаментированные, в отличие
от предшествующей группы, не пещерками,
а различными фигурными, дуговидными
или линейными рельефными нервюрами.
Речь идет о скобковидных, петлевидных,
Ω-образных знаках–фигурках, определенно имитирующих и замещающих собой
пещерки или же о высоких дугообразных
или прямых вертикальных, параллельно
расположенных нервюрах, покрывающих
фаски кельтов.
В общей сложности в эту группу вошло
56 кельтов, известных по отлитым изделиям, представленным как коллективными,
так и единичными находками, и в одном
случае по негативу на литейной форме
(Табл. 14, 43). Подавляющее большинство
этих кельтов происходит из кладов. Более
половины из них связаны с тремя основными комплексами: Вырбица 1, содержащий
12 кельтов (Табл. 11, 1-8; Табл. 12, 27-28;
Табл. 13, 38-39), Вырбица 2 (Табл. 11, 9-13;
Табл. 13, 40-41; Табл. 14, 51-52) и Овча Могила (Табл. 12, 14-18; Табл. 13, 30-31; Табл.
14, 55-56), содержащие по девять подобных
кельтов. По три-четыре таких кельта имеются в кладах Горско Косово (Табл. 12, 1920; Табл. 13, 29, 37), Пелово ( Табл. 14, 42,
48-49, 53) и Стражица (Табл. 13, 32, 35-36).
Полный перечень этих изделий содержится в Приложении 1, Лист 2, а их иллюстрации даны в Таблицах 11-14, №№ 1-56.
Метрические характеристики. На
Рисунке 36, на разных шкалах представлено распределение рассматриваемых
кельтов по их основным мерным призна-

73
53
28
20
51
13
39
8
45
49 7 38
5
4 54 34 50 52 37 15 6
9 43 23 1 2 11 19 10

5

0

46

55 12
30 31 22
48
42 14 29 26
33 56 17 16 47 3 18

27
6

7

8

9

1
48
39
31
45
5
24 4
14 3

5

46
17

23 22

0
2

2

49
48
9
26
3

30
14 54
47 22 17 46 16 42

37
45
28
18
6

3

10

53
52
49
40
29
27
7
9

56
53
52
50
39
33
13
31 5
29 4

10

5

33
27

46

35

11, 0 cm

Лист 2, ширина
тулова
55
38
33
10
47
44
11 51 15
2 37 19

36
43
34
21
1

41
35
4.0 cm

Лист 2, ширина
55
лезвия
27
12
8 40
51
15 34
38
25
19 7
43 41 23
44
11 20 32 2 1 10 36
24 21

4

3

0

32
41
44
25 40 36 21 24

3

5

0

28
20
18
13
42
16

56
54
50
32
30
12
8
6
25
26

Лист 2, высота

35

5,0 cm

54
52
51
41
39
37
38
28
36
48 34
20
35
43 12
53 13
45
15 5
8
30 22
29 26 31 9 4 50 7
56 42 16 18 17 19 49 21
55 47 1 14 3 2 11 10

Лист 2,
пропорции

6

2,0

40
44
32
25

24

23

3,0

4,0
Типы - варианты

4
Лист 2, вес
5

0

5

46

48
14
42 17
100

53
30
29 56 54
27 39 33
18 31 4
16 9 3 55

49
50
12
45
47
51 8 52
26 20 37 5 7
19 13 6 15 11
200

2
1

25

41
38 10 40

1

A

7

D

9

B

27

E

4

C

35

F

52

Т. ПЕЛОВО

300 gr

Рис. 36. Группировка кельтов с орнаментированными фасками по высоте (1) и ширине (2) тулова, ширине лезвия (3), пропорциям (4) и весу (5)

кам: высоте, ширине тулова, ширине лезвия, пропорциям и весовым показателям.
Как видно из этих графиков, в отличие
от ранее раcсмотренных (Рис. 7; Рис. 10;
Рис. 12), эти кельты в целом отличаются
достаточно ограниченным диапазоном
разброса по всем показателям и, за одним
исключением (по высоте), хорошо выра-

женной компактностью их распределения
(Рис. 36, 1-5).
По высотным показателям практически все кельты, за отдельными исключениями, полностью вписываются в диапазон
от 6,7-7,0 до 11,0 см. В рамках этого диапазона хорошо просматриваются две размерные группы (высотой до и более 8,0 см)

74
(Рис. 36, 1), но, как увидим далее, они образованы за счет единичных находок, входящих в разные и, к тому же, малочисленные
орнаментальные группы. Поэтому пока, до
обращения к этим орнаментальным группам, мы будем их игнорировать.
Уплотненную группировку эти кельты
демонстрируют по ширине тулова, варьирующей в узком интервале от 3,0 до 3,8 см
(Рис. 36, 2), а также по ширине лезвия – от
3,5 до 4,7 см (Рис. 36, 3). Сказанное в равной
степени касается и весовых показателей, в
основной своей массе концентрирующихся
в диапазоне от 130 до 240 г (Рис. 36, 5). Но,
что особо показательно – это высокая однородность серии по пропорциям тулова изделий, коэффициент пропорциональности
которых лимитирован в интервале от 2,2
до 3,0 (Рис. 36, 4).
Взятые в сравнении с ранее проанализированными кельтами типа Дичево, изделия с орнаментированными арковидными
фасками по метрическим показателям наиболее близки кельтам варианта Ойнаку.
Близки, но не тождественны. И это обстоятельство вполне очевидно из составленной
иллюстрации – Рисунок 37.
Следуя сравниваемым данным, кельты
с орнаментированными арковидными фасками, подобно изделиям варианта Ойнаку, характеризуются относительно малыми
размерами, высотой – менее 11,0 см. Но при
этом минимальная граница компактного
разброса высотных показателей кельтов варианта Ойнаку проходит приблизительно
на уровне 9,0 см (Рис. 37, см. и Рис. 21), а
диапазон компактного разброса высотных
показателей орнаментированных кельтов
раза в два больше и вбирает в себя изделия
высотой, начиная приблизительно с 6,8-7,0
до 11,0 см (Рис. 37). Помня об общих тенденциях эволюции высотных показателей, совпадение высотных показателей этих групп

Рис. 37. Сравнительное соотношение кельтов типа Вырбица А-F и Пелово с кельтами варианта Дичево и
варианта Ойнаку по ширине тулова (горизонталь)
и ширине лезвия (вертикаль)

на уровне 9,0-11,0 см, вполне возможно, говорит об их синхронности. А более растянутый диапазон высотных показателей орнаментированных кельтов – высотой от 9,0 до
7,0 см, в таком случае, должно быть, указывает и на более длительный период их развития, нежели кельтов варианта Ойнаку.
Второе из очевидных обстоятельств,
проступающее из сравнения этих групп,
это – то, что образованные ими на координатном поле эллипсовидные конфигурации явно смещены по горизонтали по отношению друг к другу. Это несовпадение
обусловлено различиями в ширине тулова

75
представляющих эти группы изделий. Но
это одновременно означает и существенные различия в пропорциях их тулова, что
отразилось в заметно различной ориентации самих этих конфигураций (Рис. 37).
И действительно, если совместить данные по пропорциям кельтов типа Дичево
(Рис. 22 и 23) и кельтов с орнаментированными фасками (Рис. 36, 4), легко обнаружить, что, хотя, взятые по отношению к варианту Дичево и кельты варианта Ойнаку,
и кельты с орнаментированными фасками
предстают как изделия малых – приземистых пропорций, значения этих показателей у них разные. Коэффициент пропорциональности у орнаментированных
кельтов составляет от 2,0 до 3,0, а у кельтов
варианта Ойнаку – от 2,7 до 3,5 (Рис. 38).
Показательным является то, что первые
перемежаются со вторыми, подобно тому,
как вторые, т.е. ойнакские, перемежаются
с дичевскими (с коэффициентом пропорциональности от 3,0 до 4,0). Иными словами,
рассмотренные как составляющие единой
цепи, ойнакские изделия, занимающие в
ней центральное положение, с одной стороны, выступают в качестве производных
от дичевских традиций, а с другой – в качестве исходных для изделий с орнаментированными фасками. И это положение

Рис. 38. График соотношения кельтов типа Вырбица А-F и
Пелово с кельтами варианта Дичево и варианта
Ойнаку по пропорциям тулова

вполне согласуется с ранее высказанным
предположением о возможном хронологическом соотношении этих двух групп.
Высокое сходство в проявлении метрических показателей орнаментированных
кельтов и кельтов варианта Ойнаку отчетливо прослеживается и из соотношения их
высотных и весовых показателей, отраженных на Рисунке 39, который мы оставляем
без комментариев.
В свете изложенного, интерес представляет территориальное соотношение
сравниваемых здесь групп. Следуя ранее
установленному (Рис. 30) и составленной
карте – Рисунок 40, основная концентрация изделий варианта Ойнаку приходится, главным образом, на бассейн реки Янтры (включительно ее приток – Росицы), с
частичным охватом и левобережья Дуная
(Рис. 30, II; Рис. 40, II А). В отличие от них,

Рис. 39. Сравнительное соотношение кельтов типа Вырбица А-F и Пелово с кельтами варианта Дичево
и варианта Ойнаку по высоте (вертикаль) и весу
(горизонталь)

76

Рис. 40. Локализация и территориальное соотношение кельтов типа Вырбица А-F, Пелово (II В) и кельтов варианта Дичево
(I) и варианта Ойнаку (II А)

кельты с орнаментированными фасками
(за исключением девяти находок, разбросанных от Попрутья и Добруджи до центральной Болгарии и Сербии), практически целиком приурочены к центральной
части Северной Болгарии – к западу от
бассейна Янтры и Росицы. Их ареал отчасти перемежается с ареалом основной
концентрации кельтов варианта Ойнаку,
но в целом они явно разные (Рис. 40, II В).
Разными являются и основные, представляющие их комплексы. Напомню, в случае ойнакского варианта основными носителями выступают клады Самоводене,
Горско Косово, Oinacu и Pietroşani (хотя
отдельные кельты этого варианта присутствуют и в несколько более западных кладах – Овча Могила, Вырбица 1). В случае
же кельтов с орнаментированными фасками основными их носителями являются
клады Вырбица 1, Вырбица 2, Овча Моги-

ла и Пелово (хотя отдельные подобные изделия имеются и в кладах бассейна Янтры
и Росицы – Горско Косово, Стражица). Из
установленного территориального соотношения получается, что, если ареал основной концентрации изделий варианта Ойнаку выступает в качестве периферийного
образования от основного ареала кельтов
варианта Дичево (Рис. 30, I-II; Рис. 40, I-II
А), то ареал кельтов с орнаментированными фасками – явление периферийное от
ареала кельтов варианта Ойнаку (Рис. 40,
IIА-IIВ). Иными словами, как и в случае с
показателями по пропорциям тулова кельтов (Рис. 38), мы здесь выходим на ту же
последовательность в эволюции рассматриваемых явлений, а именно: ойнакские
изделия – производные от кельтов варианта Дичево, а кельты с орнаментированными фасками – производные от кельтов
варианта Ойнаку.

77
Итак, сравнительный анализ метрических показателей, показателей по пропорциям тулова кельтов, а также их территориальное соотношение однозначно
указывают, по крайней мере, на три принципиальных обстоятельства в проявлении
выделенных здесь кельтов с орнаментированными фасками:
Во-первых, эти кельты сравнительно автономны по отношению к ранее рассмотренным кельтам типа Дичево, имея в
виду как вариант Дичево, так и вариант
Ойнаку.
Во-вторых, их происхождение вероятнее всего связано с модификацией кельтов
варианта Ойнаку, с которыми они отчасти
синхронны во времени.
И, в-третьих, обладая собственной территорией, они обнаруживают самостоятельный очаг производства, отличный от
ареала основной концентрации кельтов варианта Ойнаку, который представляет своего рода промежуточное звено в процессе
общей передислокации металлопроизводства на этапе перехода от поздней бронзы к
раннему Гальштатту из северо-восточных –
в более западные районы севера центральной части Болгарии.
Вот таковы сугубо предварительные
выводы-предположения, вытекающие из
анализа метрических показателей и их соотношений.
Кельты типа Вырбица А
и его варианты
В технико-технологическом отношении все кельты рассматриваемой здесь
категории были отлиты в единой манере:
в двухстворчатых литейных формах с заливкой металла через два канальца, примыкавшие к боковым сторонам верхнего
края втулки. Этот метод хорошо документирован остатками литниковых отростков,

зафиксированных на подавляющем большинстве готовых изделий (Табл. 11, 1-13;
Табл. 12, 15-16, 18, 21-28; Табл. 13, 29-40 и
др.) и по единственной, известной для этой
группы, литейной форме (Табл. 14, 43). Поэтому основным и, пожалуй, единственным
критерием для внутренней классификации
этих кельтов является орнаментика.
Между тем, орнаментика этих изделий
достаточно разнообразна как по расположению, так и по своеобразию образуемых ею
элементов и композиций. Она встречается
и на фасках кельтов, и на их тулове, обычно под валиковым утолщением края втулки. В своей классификации мы, разумеется,
руководствовались, в первую очередь, особенностями орнаментики фасок, поскольку
этот признак положен в основу выделения
самой категории этих изделий и, соответственно, является обязательным для каждого из представляющих ее объектов.
В качестве типообразующих признаков
признан любой фигурный знак и/или композиция, обладающие относительной самостоятельностью, целостностью и встречающиеся на фасках большей или меньшей
серии находок. Что же касается кельтов,
орнаментированных и на фасках и по тулову, типообразующими признаны лишь
те случаи, когда характерные для них элементы или композиции образуют строго
определенные сочетания: конкретный элемент на фасках – с конкретным элементом
на тулове.
Должен признаться, что предлагаемая
в итоге классификация этой категории изделий достаточно условна. Это объясняется
чрезвычайной вариабильностью признаков
(орнаментальных и конструктивных) и достаточно частым их взаимным наложением, т.е. случаи, когда орнаментальные (или
конструктивные) элементы, свойственные
одному варианту или типу, спорадически

78
появляются на отдельных изделиях другого варианта или типа, и – наоборот. Но
главной причиной является удручающе
малое число изделий, представляющих
каждую из выделенных групп: от 4-6 до
9-12 находок.
Отмеченными обстоятельствами вызваны и некоторые сложности в оценке иерархии выделенных групп: тип или вариант.
Наконец, определенные сложности возникли и с обозначением – наименованием
этих групп. Как и многие другие исследователи, я предпочитаю обозначать выделяемые типы по названию клада, содержащего
наиболее характерные изделия. При таком
подходе (в отличие от цифрового или буквенного обозначения), название типа легко
ориентирует читателя-специалиста на исходный контекст (комплекс или культуру).
Однако, в этом случае, самые характерные
изделия из почти что всех выделенных
групп связаны с двумя кладами – Вырбица
1 и Вырбица 2. Но на эти же клады, как
увидим далее, приходится и ряд не менее
характерных изделий из категории с трапециевидными фасками, которые также
заслуживают это „кодовое” название.
После долгих размышлений, в преодолении оговоренных сложностей, мы не нашли иного решения, кроме как обозначить
все выделенные ниже группы (за одним исключением) под общим названием – тип
Вырбица с приставкой-калификативом
„A”, означающим арковидные, сохраняя,
резервируя, тем самым, понятие тип Вырбица „Т” для обозначения кельтов с трапециевидными фасками, о которых речь
впереди. Составляющие же этих типов, т.е.
их варианты, в этих случаях получат свои
собственные буквенные обозначения.
Итак, следуя орнаментальным мотивам, все кельты рассматриваемой категории отчетливо распадаются на семь отно-

сительно самостоятельных групп, шесть из
которых мы атрибутируем типу Вырбица
А с вариантами А-F. Последняя, седьмая группа, отличающаяся более четкими
– кратными признаками, будет рассматриваться как представляющая самостоятельный тип – тип Пелово.
Вариант А (Рис. 41 А). Кельты, фаски
которых орнаментированы скобковидными, дуговидными или Ω-образными рельефными нервюрами. Эти фигурные нервюры, как правило, присутствуют на обеих
фасках и расположены непосредственно
под арочным изгибом фасок, заменяя или
имитируя собой утраченные пещерки, характерные для кельтов типа Дичево.
Таких кельтов всего девять. Три из них
происходят из клада Вырбица 1 (Рис. 41А,
1-3), один из клада Вырбица 2 (Рис. 41А, 4),
два из клада Овча Могила (Рис. 41А, 5-6) и
по одному из кладов Горско Косово, Дичево и Enichioi в Молдове (Рис. 41А, 7-9). Помимо этих фигурных нервюр на фасках, на
отдельных изделиях орнамент встречается
и на тулове. Это единичные или парные высокие дуговидные нервюры, окаймляющие
фаски кельтов (Рис. 41А, 6-7) или же короткие одинарные или групповые вертикальные нервюры, опущенные от утолщенного
края втулки по тулову кельтов, над фасками
и/или по боковым сторонам (Рис. 41А, 2-3,
8-9). Однако орнаментика тулова этих кельтов, в отличие от фасок, не является обязательной (Рис. 41А, 1, 4, 5). Примечательно,
что, как фигурные элементы на фасках,
так и орнаментальные мотивы в виде вертикальных нервюр на тулове этих кельтов,
находят свои истоки в изделиях типа Дичево: первые – преимущественно на кельтах
варианта Ойнаку, вторые – главным образом на кельтах варианта Дичево (Рис. 18, 1,
4; Рис. 31-32), что само по себе указывает на
их генетическую взаимосвязь.

79
В конструктивном отношении рассматриваемые кельты отличаются простым
подпрямоугольным в плане туловом, иногда с легким расширением к прямому или
слабовыраженному дуговидному лезвию.
Они имеют относительно малые размеры

– высота от 7,2 до 9,6 см (но при этом пять
из них дают высоту от 7,2 до 7,8, а четыре
других – от 8,9 до 9,6 см) (Рис. 36, 1А), широкое тулово (под ободком), варьирующее в
интервале от 2,8 до 3,8 см (Рис. 36, 2А) и,
соответственно, характеризуются как изде-

Рис. 41. Кельты типа Вырбица А:
Вариант A: 1-3 – Вырбица 1; 4 – Вырбица 2; 5-6 – Овча Могила; 7 – Горско Косово; 8 – Дичево; 9 – Enichioi;
Вариант В: 10-11 – Вырбица 2; 12-13 – Овча Могила; 14 – Горско Сливово; 15 – Goce Dolčevo; 16 – Mali Izvor; 17 – Пелово;
18 – Асеневград; 19 – Лесура
В скобках – номера по основному каталогу

80
лия относительно низких пропорций с коэффициентом пропорциональности от 2,2
до 2,7 (Рис. 36, 3А). В зависимости от размеров, шесть из этих кельтов дают вес от 110
до 179 г, а три крупных – от 219 до 225 г (Рис.
36, 5А). Средний статистический вес одного
кельта этой группы составляет 177,6 г, соответственно, на отливку девяти экземпляров
ушло около 1,6 кг металла.
Вариант В (Рис. 41 В). Кельты, фаски
которых украшены простыми одинарными
или сдвоенными петлевидными нервюрами, с точкой или продолговатой полоской
по середине. Как и в предшествующем случае, эти фигурные нервюры обычно присутствуют на обеих фасках, расположены
под арочным изгибом фасок и определенно
заменяют, имитируя собой, отсутствующие
пещерки. Строго говоря, таких кельтов
всего пять. По два происходят из кладов
Вырбица 2 (Рис. 41В, 10-11) и Овча Могила
(Рис. 41В, 12-13), и один – из Горско Сливово (Рис. 41В, 14). Но в эту же группу, по
петлевидным нервюрам на фасках, определенно напрашиваются еще пять кельтов,
отличающихся дополнительными орнаментальными элементами на тулове или
же, в конструктивном отношении, наличием бокового ушка. Это кельты из Гоце Долчев и Мали Извор, отличающиеся наличием дополнительного ободка над фасками
(Рис. 41В, 15-16), кельт из клада Пелово,
на котором орнаментированные фаски сочетаются с горизонтальной лесенкой на
тулове, в пространстве между последним и
основным ободком края втулки (Рис. 41В,
17), и еще два кельта с боковыми ушками.
Оба последних кельта отлиты в местных,
специфичных для Вырбицкого очага традициях – через два литниковых канальца,
примыкающие к боковым сторонам края
втулки. Оба они имеют петлевидные рельефные нервюры на фасках: в одном слу-

чае – на обеих фасках, в другом – лишь на
одной из них и, к тому же, в сочетании с
дополнительной горизонтальной лесенкой
на тулове. Один из таких кельтов происходит из Асеневграда, второй – из Лесура
(Рис. 41В, 18-19). Как и в случае с первой
из рассмотренных групп, петлевидные нервюры находят свои прямые истоки в кельтах варианта Дичево и варианта Ойнаку
(Рис. 18, 2-3; Рис. 31-32).
В метрическом отношении кельты рассматриваемой группы демонстрируют заметный разброс по всем основным показателям: по высоте – от 5,5 до 10,8 см, по
ширине тулова – от 2,2 до 3,8 см, по их соотношениям (коэффициент пропорциональности) – от 1,4 до 4,0 и по весу – от 58 до 265
г (Рис. 36, 1-5 В). Если же ориентироваться
лишь на первые пять, оговоренных выше,
строго выдержанных изделия, то диапазон
разброса этих показателей, разумеется, обретет большую гомогенность, и именно они
должны стать опорными при характеристике этой группы. А они, в этом случае, сводятся к следующим показателям: высота –
от 7,3 до 10,8 см, ширина тулова– от 3,0 до
3,7 см, коэффициент пропорциональности
тулова– от 2,4 до 2,8 и вес – от 110 до 265 г
(Рис. 36, 1-5 В). Среднестатистический вес
одного кельта (из шести взвешенных) составляет 199,2 г, следовательно на изготовление всех 10 изделий понадобилось около
2,0 кг металла.
Вариант С (Рис. 42 С). Кельты, фаски
которых орнаментированы одной или двумя концентрически расположенными высокими дуговидными нервюрами, посередине
которых опущена еще одна прямая вертикальная нервюра (Рис. 22 С). Стилистически эта орнаментальная композиция (в ее
центральной части – дуга с вертикальной
нервюрой) как бы отражает дальнейшую
эволюцию первых двух вариантов (А и В) в

81

Рис. 42. Кельты типа Вырбица А:
Вариант С: 1-3 – Вырбица 1; 4, – Вырбица 2; 5 – Овча Могила; 6 – Горско Косово; 7 – Агатово;
Вариант D: 8 – Вырбица 2; 9-10 – Вырбица 1; 11 – Nicolae Bălcescu;
Вариант Е: 12-13 – Вырбица 1; 14 – Горско Косово; 15-16 – Овча Могила; 17 – Червен Брег; 18 – Cerna; 19 – Стражица; 20–
Карлуково; 21– Cireşoaia
В скобках – номера по основному каталогу

плане имитации отсутствующих пещерок.
Как и в предшествующих случаях, это малочисленная группа, представленная всего
семью кельтами. Три из них происходят из
клада Вырбица 1 (Рис. 42 С, 1-3), по одному
– из кладов Вырбица 2 (Рис. 42 С, 4), Овча

Могила (Рис. 42 С, 5), Горско Косово (Рис. 42
С, 6) и Агатово (Рис. 42 С, 7).
Группа отличается достаточно высокой
компактностью по всем основным метрическим показателям и их соотношениям.
За исключением несколько своеобразного

82
экземпляра из Агатово, высота кельтов
колеблется от 7,9 до 9,8 см при ширине
тулова – 3,1-3,3 см и, соответственно, характеризуются достаточно приземистыми
пропорциями с коэффициентом пропорциональности 2,4-2,9. Их вес варьирует от 91
до 200 г (Рис. 36, 1-5 С). Среднестатистический вес одного кельта (из шести взвешенных) составляет 178,5 г, соответственно, на
отливку семи экземпляров ушло около
1,25 кг металла.
Вариант D (Рис. 42 D). Кельты, фаски
которых орнаментированы двумя высокими, концентрически расположенными
дуговидными нервюрами, иногда оканчивающимися рельефными точками. Известны всего лишь по трем экземплярам. Два
из них происходят из клада Вырбица 1,
третий – из клада Вырбица 2 (Рис. 42 D,
8-10). Условно к этой группе можно отнести также кельт из клада Nicolae Bălcescu,
отличающийся тем, что орнамент фасок
сочетается с горизонтальной рельефной
лесенкой, опоясывающей верхнюю часть
тулова (Рис. 42 D, 11). Любопытно обратить внимание, что, если в композиционном отношении орнамент на фасках предшествующей группы через центральную
вертикальную нервюру символически еще
как бы отсылает к утраченным пещеркам,
то в орнаментике изделий этой группы этот
символ полностью исчезает.
Практически все кельты рассматриваемой группы дают те же метрические показатели, что и изделия предшествующей:
высота – 8,8-9,5 см, ширина тулова – 3,13,4 см, коэффициент пропорциональности
тулова – 2,3-2,8 и вес – 177-213 г (Рис 36,
1-5 D). Среднестатистический вес одного
кельта этой группы (из трех взвешенных)
составляет 209,0 г, следовательно, на отливку четырех экземпляров понадобилось
около 0,8-0,9 кг металла.

Вариант Е (Рис. 42 Е). Кельты, фаски
которых орнаментированы простыми, прямыми, вертикально опущенными, рельефными нервюрами (Рис. 42 Е). В двух случаях
такой орнамент присутствует лишь на одной
из фасок (Рис. 42 Е, 12, 14). Известно десять
таких кельтов: по два происходят из клада
Вырбица 1 (Рис. 42 Е, 12-13) и Овча Могила (Рис. 42 Е, 15-16), и один из клада Горско Косово (Рис. 42 Е, 14). В эту же группу по
оформлению фасок мы включили и кельт из
клада Стражица (Рис. 42 Е, 19), который, однако, по метрическим показателям и их соотношениям значительно ближе к изделиям
следующей – шестой группы. В остальном,
это единичные случайные находки из Червен Брег (Рис. 42, 17), литейная форма из
Карлуково (Рис. 42, 20) и находки из Cerna
и Cireşoaia (Рис. 42, 18, 21) в Румынии.
Внимания заслуживает принципиально изменившаяся композиция орнамента.
В двух предшествующих группах высокие
дуговидные нервюры вписаны в контур арковидных фасок. В этом же случае прямые
вертикальные нервюры свободно опущены
с уровня верхнего изгиба арковидных фасок. Эта система сохраняется и для последующей группы.
Не считая двух находок (Стражица и
Cireşoaia), все кельты этой группы в целом
отличаются наименьшими размерами, относительно широким туловом и, соответственно, наиболее приземистыми пропорциями и низкими весовыми показателями.
Их высота колеблется от 6,4 до 8,8 см, ширина тулова – от 3,1 до 3,8 см, а коэффициент пропорциональности тулова – от 1,9 до
2,6. Их вес составляет от 131 до 155 г (Рис.
36, 1-5 Е). Среднестатистический вес одного кельта этой группы (из пяти взвешенных) составляет 140,4 г, следовательно, на
отливку девяти экземпляров понадобилось
около 1,26 кг металла.

83

Рис. 43. Кельты типа Вырбица А, вариант F: 1-2 – Стражица; 3 – Горско Косово; 4-5 – Вырбица 1; 6-7 – Вырбица 2.
В скобках – номера по основному каталогу

Вариант F. (Рис. 43). Кельты, фаски
которых, подобно кельтам предшествующей группы, орнаментированы простыми,
прямыми, вертикально опущенными, рельефными нервюрами, но такая орнаментация фасок сочетается с обязательным орнаментом на тулове в виде горизонтальных
лестничек–поясков из ряда вертикальных,
косых или зигзагообразных нервюр. Зарегистрировано семь таких кельтов. Два из
них происходят из клада Стражица (Рис.
43, 1-2), один – из клада Горско Косово
(Рис. 43, 3) и по два – из кладов Вырбица 1
и Вырбица 2 (Рис. 43, 4-7).
При многих общих характеристиках,
свойственных и вышеописанным группам, эти кельты заметно отличаются более крупными размерами, относительно
более высокими пропорциями и высокими
весовыми показателями. Их высота составляет от 8,5 до 11,4 см, ширина тулова
– от 3,3 до 4,0 см с коэффициентом их соотношения – от 2,6 до 3,0, а их вес (за одним

исключением) – 200-280 г (Рис. 36, 1-5 F).
Среднестатистический вес одного кельта
этой группы (из трех взвешенных) составляет 233,0 г, следовательно, на отливку
семи экземпляров понадобилось около 1,6
кг металла.
При характеристике этой группы, особый интерес привлекает к себе такой элемент орнамента, как лесенка или поясок из
коротких прямых, косых или угловидных
нервюр, горизонтально расположенных
под краем втулки и обычно опоясывающих
шейку кельтов.
Помимо рассматриваемой группы, этот
своеобразный элемент орнамента в разных
вариантах встречается и на кельтах других
групп, как с арковидными фасками (Рис.
41 В, 17-18; Рис.42 D, 11; Табл. 16, 27-28),
так и на изделиях с укороченными трапециевидными фасками, о которых речь еще
впереди (Табл. 26, 70-76, Табл. 27, 77-85).
Имеется он и на других кельтах Нижнего Подунавья, рассмотренных в первой из

84
наших книг (Дергачев 2010. Табл. 15, 126;
Табл. 21, 20-33 и др.).
В стилистическом отношении это сложный, цельный – „законченный” орнаментальный элемент, который, независимо
от его возможной функциональной и/или
семантической нагрузки, не имеет прототипов в местной традиции. Его нельзя
вывести из орнамента в виде 1-2-3 коротких вертикальных нервюр, свойственных
для кельтов варианта Дичево, о которых
сказано ранее. Он не находит себе ни прототипов, ни аналогов в кельтах сопредельных территорий: Среднего Подунавья или
Трансильвании.
Между тем, как известно, этот поясоклесенка в разных его вариантах один из
наиболее характерных орнаментальных
элементов, появившийся еще на самых
ранних кельтах Евразии, т.е. кельтах
типа Сейма-Турбино (Черных, Кузьминых
1989. 38 и след.) (Рис. 44, 1-4). Согласно
многочисленным и обстоятельным разработкам В.С. Бочкарева, недавно объединенных в единую монографию (Бочкарев
2010. 60, 80, 119, 123, 164), „сейминский
поясок-лестничка” впоследствии стал обязательным атрибутом одноушковых кельтов типа Дербедень Южного Приуралья
и Среднего Поволжья (Рис. 44, 5-6), а затем и двухушковых кельтов лабойковскоголоуровских типов Среднего и Нижнего
Поднепровья (Рис. 44, 9-12). В результате
модификации последних на этапе перехода к поздней бронзе, в Среднем Поднепровье складывается ряд новых двухушковых
кельтов, которые, однако, по-прежнему
сохраняют этот орнаментальный элемент,
хотя и в несколько измененном виде. Комментируя еще первые из подобных находок, A.M. Tallgren однозначно определил
их орнамент как восходящий к сейминским традициям (Tallgren 1926. 180-182.

Fig. 105, 6, 13). Это мнение впоследствии
было полностью поддержано И.А. Тереножкиным (1961. 125-126). Ныне число
этих кельтов заметно выросло (Рис. 44,
13-16). Показательно, однако, то, что к началу поздней бронзы кельты лабойковскоголоуровских традиций достаточно широко
распространяются и в Восточном Прикарпатье – в междуречье Сирета и Среднего
Днестра, где они, очевидно, производились
на месте. Ныне здесь известно около 15 подобных кельтов, большинство из которых
орнаментировано в стиле „сейминской
лесенки” и ее производных. Это известный кельт из клада Христич (Рис. 44, 23),
единичные находки из области Ботошань
в румынской Молдове (Рис. 44, 20-22) (Şadurschi, Cerneleanu, Rusu 1986). Три таких
новых изделия стали недавно известны в
Черновицкой и Ивано-Франковской областях (Рис. 44, 17-19) (Iлькiв 2008. 375. Рис.
1-2; Iлькiв, Пивоваров 2010. 3. Рис. 1, 13).
Примечательно, однако, то, что отдельные
сходные или идентичные кельты обнаружены и на территории самой Болгарии,
причем – непосредственно в зоне локализации безушковых кельтов с подобными
орнаментальными лесенками. Это известные находки из Малорада и Галиче (Рис.
44, 24-25) (Черных 1978. Табл. 40, 8,10).
Учитывая все вышесказанное, зная
о постоянных и интенсивных контактах
носителей нижнедунайских и северопонтийских (включительно восточнокарпатских)
металлообрабатывающих
традиций на всем протяжении периода
поздней бронзы, думается, у нас есть все
основания отнести спонтанное появление этого специфичного орнаментального
элемента на безушковых кельтах Нижнего Подунавья на счет заимствований с
севера – из Восточного Прикарпатья или
шире – Нордпонтийской зоны. Но, при-

85

Рис. 44. Происхождение и эволюция орнаментального элемента в виде „пояска-лесенки“
1-4 – Кельты типа Сейма-Турбино (1, 2, 4 – Сейма, 3 – Турбино);
5-7 – Кельты типа Дербедень (5-6 – Дербедень, 7 – быв. Оренбургская губ., 8 – Борма);
9-12 – Кельты типа Лабойковка-Головоурово (9-10 – Лабойковка, 11 – Терешково; 12 ¬ Головоуров);
13-25 – Кельты поздней бронзы лабойковско-головоуровских традиций из Среднего Поднепровья (13– Раскопанцы, 14 – „Украина“, 15 – Бачкурино, 16 – быв. Киевская губ.), Пруто–Днестровья (17 – Незвисько, 18 – Долиняни, 19 – Жиливка, 20 – Ibăneşti, 21 – Socrujeni, 22 – Vorona, 23 – Христич) и Болгарии (24 – Малоград, 25 – Галич);
26-35 – Кельты Нижнего Подунавья с орнаментом в виде „пояска-лесенки“ сейминских традиций (26 – Пелово,
27 – „Видин”, 28 – Nicolae Bălcescu; 29 – Горско Косово, 30 – Вырбица 1; 31-34 – Вырбица 2, 35 – Sâmbăta Nouă 1).
1-4 по Е.Н. Черных, С.В. Кузьминых, 5-7 – В.С. Бочкареву, 8 – Ю.И. Колеву, 9-11 – А.М. Лескову, 12 – С.С. Березанской, 13, 16 – A.M. Tallgren, 14 – Колл. „Платар“, 15 – В.И. Мамонтову, 17-19 – М. Илькову и С. Пивоварову, 21-23
– P. Şadurschi, I. Cerneleanu, C. Rusu, 25 – Е.Н. Черных. Стрелки – направленность передачи

86
нимая это, на мой взгляд, неоспоримое
положение, мы в очередной раз сталкиваемся с определенными хронологическими
противоречиями. Ибо, в рамках принятой
системы, двухушковые кельты с лесенкой
Восточного Прикарпатья датируются началом периода BrD, а безушковые кельты
Подунавья с тем же орнаментом – началом раннего Гальштатта.
Итак, следуя всему вышеизложенному,
несмотря на малочисленность, каждая из
выделенных выше групп кельтов, помимо
своих особых, четко выраженных индивидуальных черт орнаментики, в ряде случаев обнаруживает и свои особые метрические показатели, что по совокупности и позволяет трактовать каждую из этих групп в
качестве самостоятельных типов или типологических вариантов.
Кельты типа Пелово (Рис. 45). Из
общей массы рассматриваемых здесь кельтов, по орнаментальным мотивам принципиально выделяются девять изделий. Три

Рис. 45. Кельты типа Пелово.
Вариант А: 1-2 – Пелово; 3 – Лесковец; 4-5 – Вырбица 2;
Вариант В: 6 – Пелово; 7 – Градешница; 8-9 – Овча Могила.
В скобках – номера по основному каталогу

из них происходят из клада Пелово (Рис.
45, 1-2, 6), по два – из кладов Вырбица 2
(Рис. 45, 4-5) и Овча Могила (Рис. 45, 8-9),
один – из клада Градешница (Рис. 45, 7)
и один – случайная находка из Лесковец
(Рис. 45, 3).
Все эти кельты, в целом, вполне сходны ранее рассмотренным группам. Их размеры колеблются от 6,8 до 9,5 см (включая
как малые, так и более крупные экземпляры), а ширина тулова – от 3,1 до 3,6 см. Они
характеризуются низкими пропорциями с
коэффициентом пропорциональности от
2,2 до 2,7 и, за одним исключением, весом от 130 до 211 г (Рис. 36, 1-5, Пелово).
Общий вес всех девяти экземпляров этой
группы равен около 1,5 кг, следовательно,
средний статистический вес одного кельта
составляет 166,6 г.
Как и ранее описанные, судя по остаткам или следам обломанных литниковых
отростков, эти кельты отливались через
два канальца, примыкающие к боковым

87
сторонам верхнего края втулки (Рис. 45,
2-5, 8-9).
Главное своеобразие и неповторимость
этих кельтов выражается в том, что, при отчетливо выделенных арковидных фасках,
они лишены орнамента. Вернее, он состоит
из одной или двух нервюр, непосредственно окаймляющих края фасок, почти что на
всем их протяжении. Это тонкие, параллельно идущие ребристые нервюры, которые в сочетании со слегка выделенным в
рельефе краем самих арочных фасок образуют подобие тонких каннелюр (Рис. 45).
Одинарные или сдвоенные дуговидные
нервюры, окаймляющие арковидные фаски, встречаются и на других кельтах, но
там они сочетаются с орнаментированными фасками (Рис. 41,7; Рис. 42, 9-10), а в
этом случае – они единственные.
Оригинальность и своеобразие этого орнаментального мотива дают все основания
интерпретировать эти кельты в качестве
особого, самостоятельного типа, закрепив
за ним название тип Пелово, по трем изделиям, входящим в состав одноименного
клада (Рис. 45, 1-2, 6).
Между тем, выделяя этот тип кельтов,
нельзя не обратить внимание на то, что помимо пяти безушковых изделий (Рис. 45,
1-5) в него мы включаем и четыре экземпляра, характеризующихся наличием бокового ушка (Рис. 45, 6-9), что на первый
взгляд нарушает общие принципы самой
классификации, декларированные ранее.
Подобная трактовка материалов объясняется тем, что, как уже было продемонстрировано в первой из работ, посвященной одноушковым кельтам Карпато-Подунавья
(Дергачев 2010. 73-75), появление относительно редких одноушковых – „смешанных” изделий в среде нижнедунайских
традиций носит вторичный характер и
обусловлено влияниями со стороны банат-

ских традиций. Поэтому, в целях отчетливого разграничения этих особенностей,
безушковые изделия – в качестве базовой,
исходной формы, предлагается обозначить
как Вариант А (Рис. 45, 1-5), а одноушковые – в качестве вторичной, „смешанной”
формы – как Вариант В (Рис. 45, 6-9).
В целом, рассмотренные со стилистикокомпозиционной точки зрения и выделенные в рамках рассматриваемой категории
группы изделий, на первый взгляд, как
будто бы выстраиваются в единый эволюционный ряд, в пределах которого первые
два варианта (Рис. 41 А и В) фиксируют
момент окончательного перехода от пещерок, характерных для кельтов типа Дичево, к имитирующим их простым дуговидным или петлевидным фигурным нервюрам, а затем – к все более усложненным
орнаментальным композициям, постепенно утрачивающим исходную символику
пещерок (Рис. 42 D), до перехода к новым
(Рис. 42 Е) и более усложненным композициям, включающим орнаментацию и
фасок и тулова (Рис. 43 F). Однако, подобная трактовка предполагает относительно строгую последовательность развития
этих групп во времени: от вариантов А и
В – к варианту С; от последнего – к варианту D и далее – варианту Е, и, наконец,
от последнего – к варианту F и/или типу
Пелово. А наши материалы, в этом отношении, достаточно противоречивы.
С одной стороны, версия линейной
эволюции орнаментики этих кельтов как
будто бы подтверждается тем, что наиболее ранними среди выделенных вариантов выступают кельты варианта А, т.е.
кельты, открывающие предполагаемый
эволюционный ряд. Один подобный кельт
происходит из клада Дичево (Рис. 41 А, 8),
второй – из клада Еnichioi (Рис. 41 А, 9).
Это наиболее ранние клады, содержащие

88
подобные кельты. Но при этом нельзя забывать, что, хотя основной состав изделий
этих комплексов связан с периодом BrD,
каждый из них содержит и ряд изделий
периода HaA1: в первом случае – это Гальштаттский серп (и не только), а во втором –
кельт варианта Ойнаку. А это не исключает, что и интересующие нас кельты могли
попасть в состав этих кладов на поздних
этапах их накопления, т.е. на протяжении
периода HaA1.
С другой стороны, определенные противоречия возникают и со стороны кельтов группы F, которые, следуя изложенной
версии, могли бы представить финальное
звено оговоренного эволюционного ряда.
Дело в том, что при, в целом, общих сходных метрических показателях именно на
эту группу, как уже отмечалось ранее, приходятся пять (из семи) наиболее крупных
(Рис. 36, 1 F; Рис. 37 F) и три (из четырех
взвешенных) наиболее тяжелых кельта
(Рис. 36, 5 F; Рис. 39 F), известных для всей
серии кельтов с орнаментированными арковидными фасками. Соответственно, если
придерживаться общей тенденции эволюции метрических и весовых показателей,
кельты этой группы следует рассматривать
как наиболее ранние, а остальные группы
– как относительно более поздние, в особенности в случае группы Е.
Учитывая малочисленность изделий
по каждой из выделенных групп, думается,
что по крайней мере первые четыре из них
(варианты А-D) должны рассматриваться
как своеобразные переходные варианты,
отражающие общую тенденцию перехода
от кельтов с пещерками варианта Дичево
и Ойнаку периода поздней бронзы (горизонтов BrD-HaA1) к кельтам без пещерок,
кельтам собственно раннего Гальштатта (т.е. периодов HaA-HaВ). Этот процесс
вполне мог начаться еще на финальных

этапах периода поздней бронзы (Дичево,
Еnichioi), но отдельные изделия могли отливаться и позже.
Общие хронологические позиции кельтов типа Вырбица А и кельтов типа Пелово
отчетливо проступают из представленных
ранее, в одном случае, соотношения их размерных и весовых показателей с данными, свойственными для кельтов варианта
Дичево и варианта Ойнаку (Рис. 37-39), а
в другом – из их территориального соотношения (Рис. 40). Следуя этим соотношениям, все кельты рассматриваемой категории
представляются как отчасти синхронные
изделиям варианта Ойнаку, но в целом
более поздние, более периферийные и в
хронологическом и в территориальном отношении.
Подобная трактовка полностью подтверждается и из взаимовстречаемости
этих групп кельтов в закрытых комплексах.
Она представлена на таблице – Рисунок
46, в которую занесены все сколько-нибудь
значимые клады, содержащие кельты типа
Дичево, и кельты с орнаментированными
фасками типа Вырбица А и Пелово. Всего
учтено 148 изделий, из которых 43 – варианта Дичево, 60 – варианта Ойнаку и 46 –
типа Вырбица А и Пелово. Как следует из
приведенных данных, кельты варианта А
лишь дважды обнаружены в комплексах
периода BrD совместно с кельтами варианта Дичево и варианта Ойнаку (клады
Дичево и Enichioi). Во всех же остальных
случаях кельты с орнаментированными
фасками, за одним исключением (Nicolae
Bălcescu), приходятся главным образом на
четыре из основных кладов периода НаAHaB. Это клады Стражица, Горско Косово,
Вырбица 1 и Овча Могила, содержащие
в общей сложности 21 кельт варианта
Ойнаку и 28 разновариантных изделий
типа Вырбица А и Пелово. Еще 13 таких

89

Рис. 46. Взаимовстречаемость и хронологические позиции кладов с разнотипными и разновариантными кельтами с арковидными фасками

кельтов (восемь – типа Вырбица и пять –
типа Пелово) имеются в кладах Вырбица
2 и Пелово, которые, однако, не содержат
ни одного кельта варианта Ойнаку, – обстоятельство, определенно указывающее
на то, что в рамках рассматриваемой хронологической группы это два из наиболее
поздних комплексов.
Краткие итоги. Изначально выделенные в качестве единой классификационной
категории, кельты с орнаментированными
арковидными фасками (Приложение 1,

Лист 2), как выяснилось в процессе анализа, в целом едины по основным метрическим показателям и их соотношениям, но
различны по орнаментике, по которой они
распадаются на пять относительно самостоятельных типологических вариантов,
обозначенных нами как тип Вырбица
А с вариантами A-F (Рис. 41-43). Несколько особую позицию, как по орнаментике, так и по метрическим показателям,
занимают среди этих изделий кельты, выделенные в самостоятельный тип – тип

90
Пелово с двумя вариантами: вариантом
А – безушковые и вариантом В –
одноушковые (Рис. 45).
Все эти кельты составляют различные временные и территориальные модификации от изделий типа Дичево, возникшие на переходе от поздней бронзы
к раннему Гальштатту. Генетическая
преемственность этих групп обнаруживается как по метрическим показателям
и их соотношениям (Рис. 37-39), так и по
орнаментике, выражающаяся в переходе от кельтов с арковидными фасками с
пещерками варианта Дичево и варианта
Ойнаку к кельтам, у которых пещерки
на фасках были заменены имитирующим
их фигурным или более сложным орнаментом из дуговидных или линейных,
вертикальных рельефных нервюр. Этот
переход связан с общей территориальной
передислокацией металлопроизводства
из Добруджи и северо-восточных районов
нынешней территории Болгарии к западу
– в центральные районы ее северной части, с промежуточным звеном, представленным основной концентрацией кельтов
варианта Ойнаку бассейна Янтры и Росицы (Рис. 40). Время бытования этих кельтов определяется в целом периодом раннего Гальштатта (HaA-HaB), без возможности конкретизации хронологических
границ каждого из конкретных вариантов (Рис. 46). Производство этих кельтов,
по-видимому, в небольших партиях осуществлялось в одних и тех же или разных
мастерских, действующих в центральных
районах современной Северной Болгарии, в рамках Вырбицкого очага металлообработки, и, судя по ограниченному
распространению, было рассчитано более
всего на внутреннее потребление, а не на
экспорт (Рис. 40).

в. Кельты с неорнаментированными
арковидными фасками
(Приложение 1. Лист 3. Карта 3)
Основным критерием для выделения
этой группы кельтов послужили все те же
арковидные фаски, но, в этом случае, лишенные какого-либо орнамента. В общей
сложности в эту группу попало 46 кельтов,
известных по отлитым изделиям или их негативам, представленных как единичными, так и коллективными находками. Полный перечень этих изделий содержится в
Приложении 1, Лист 3, а их иллюстрации
даны в Таблицах 15-17, №№ 1-45.
Между тем, несмотря на единство и
объективность оговоренных критериев, достаточно беглого взгляда на иллюстрации
этих изделий (Табл. 15-17), чтобы понять,
что группа объединяет в себе достаточно
разнородные материалы. Но эти различия
отчетливее всего просматриваются по размерам и пропорциям изделий и гораздо
реже – по дополнительным морфологическим признакам, имея в виду редкие орнаментальные мотивы по тулову кельтов
(Табл. 15, 12; Табл. 16, 25, 27-28, 32 а-с).
Обратимся к метрическим показателям. На Рисунке 47, в привычной манере,
на пяти разных шкалах дано распределение кельтов по пяти основным используемым нами мерным признакам: высоте, ширине тулова, ширине лезвия, пропорциям
и весовым показателям (Рис. 47, 1-5). Как
видно из этих графиков, при достаточно
высоком разбросе показателей практически по каждому из них отчетливо просматриваются две основные группировки.
Например, в случае высотных показателей. При том, что подавляющее большинство изделий группируется в интервале от
5,0-6,0 до 10,0-10,4 см (с наибольшей концентрацией в интервале 7,2-9,2 см), шесть

91
5

0

39
35
45
26
28
44 40
14 34 18 10 3 4 7

43
13 11 9 41
6

7

5
32
27 31
29 38 24 21
15 22 19 20 33 25
8

Лист 3, высота
12
6 30
42 23 36 17 2

9

8 32

10

11

12

1
5

32
31 11

0

13
30
29
20

13 cm

35
22
19
16

40
42
33
36
25
27
23
7 39 12 6
8 24 5 1

14 37

3

4 cm

5

0

Лист 3, ширина лезвия

32

27 41
36
34 15 39
45 44 4 28 25 26 14 20
31 43 21 19 3 30 7 15 18

9
29 8 10

11 13
2

3

4

16 37

1

5 cm
Лист 3, пропорции

5

0

38
24
33
5 42 12

40 32 23 6
35 2 22 17

3

14

41
28
33
34 39 40 18 13 27
43 9 26 35 5 7 24

38
25
22
4

45
19 37 44
11 23 42 36
10 6 12 3 15

2,0

20
29
17
8 21 32 1

3,0

16 2

32c

30 31

4,0
Типы

4
Лист 3, вес

5

0

5

1

Лист 3, ширина
тулова

38
34
28
26
18
21 15 44 41
45 9
3 2 10 17 4 43 32

2

2

16

37

13
11

45
26
35
14 28 27
25 24
29 4 7 5 22 6
10 3 15 31 30 17 2 8
100

200

1

5
23

Ocniţa

1

16
300

Dancu

400

500 gr

Рис. 47. Группировка кельтов с неорнаментированными фасками по высоте (1), ширине тулова (2), ширине лезвия (3),
пропорциям (4) и весу (5)

из них, после заметного разрыва, дают высоту от 11,1 до 13,5 см (Табл. 47, 1).
Также две группировки выявляются и
по ширине тулова. Одна из них – меньшая
по численности (16 ед.), объединяет изделия с шириной тулова от 1,9 до 2,8 см, а
вторая – большая по численности (30 ед.) –
изделия с шириной тулова от 2,9 до 4,0 см
(Рис. 47, 2).
Особо заметно разделение этих изделий на две группы из разброса коэффи-

циентов пропорциональности их тулова
– если большинство кельтов (34 ед.) дают
значения этого показателя в интервале от
1,7 до 3,2, то 12 других – коэффициенты от
3,5 до 4,6 (Табл. 47, 4).
Менее всего отмеченная группировка
прослеживается по весовым показателям.
Но здесь следует напомнить, что этот параметр нам известен лишь для 27 объектов.
Однако тенденция – та же, если 24 из взвешенных кельтов дают от 37-38 до 210 г, то

92
три других – от 269 до 457 г, и разница эта
весьма существенна (Рис. 47, 5).
Куда более отчетливо улавливаются
эти различия из анализа данных на координатном поле. Они представлены на двух
следующих иллюстрациях, одна из которых
включает соотношение высоты кельтов с
шириной их тулова – Рисунок 48, а вторая
– соотношение ширины тулова к ширине/
длине лезвия – Рисунок 49. Ситуация, думаю, предельно ясна, ибо и в первом, и во
втором случаях мы имеем две четко выраженные группировки, явно проступающие
в особенности из пропорций представляющих их изделий.
Итак, следуя анализу метрических
показателей, мы можем с уверенностью
утверждать, что, хотя выделенные нами в

Рис. 49. Группировка кельтов типа Данку-Есеница (Флорентин) и типа Окница по соотношению ширины тулова (горизонталь) к ширине/длине лезвия
(вертикаль)

Лист 3 изделия едины по основному критерию (арковидные фаски, лишенные орнамента), на деле они представляют собой
две разные группы, две разные совокупности. Одну из этих групп образуют кельты,
характеризующиеся высокими пропорциями, а вторую – кельты приземистых пропорций. Рассмотрим каждую из них в отдельности.

Рис. 48. Группировка кельтов типа Данку-Есеница (Флорентин) и типа Окница по соотношению высоты
(вертикаль) к ширине тулова (горизонталь)

Кельты высоких пропорций. Тип
Данку (Есеница-Флорентин) (Рис. 50)
По совокупности наблюдений к этой
группе с уверенностью можно отнести 11
изделий: 10 отлитых предметов и один негатив на литейной форме. По два таких
кельта содержатся в кладах Dancu в Молдове (Рис. 50, 1, 11) и Флорентин в СевероЗападной Болгарии (Рис. 50, 8-9), один – в
кладе Тыкач в Северо-Восточной Болгарии

93

Рис. 50. Кельты высоких пропорций – тип Данку-Есеница (Флорентин). 1, 11 – Dancu; 2 – Vutcani; 3 – Юдельник; 4 – Студеница; 5 – Есеница; 6 – Люлин; 7 – „Видин”; 8-9 – Флорентин; 10 – Тыкач; 12 – „Braşov”; 13-14 – Сокол.
Номера в скобках соответствуют номерам по основному каталогу

(Рис. 50, 10). Остальные – случайные находки, из которых три кельта (Юдельник,
Студеница, Люлин – Рис. 50, 3-4, 6) и негатив на литейной форме (Есеница – Рис.
50, 5) происходят из Северо-Восточной
Болгарии, один кельт (Видин-муз.), повидимому, из Северо-Западной Болгарии
(Рис. 50, 7) и один (Vutcani) – из румынской
Молдовы (Рис. 50, 2). Кроме того, с определенной долей условности к этой же группе
можно отнести негативы кельтов на литейных формах из клада Сокол, в верховьях
Тунджи (Рис. 50, 13-14; Табл. 12, 32 a-b).

Двоякое проявление дает кельт из музея
Braşov (Рис. 50, 12): по высоким пропорциям он попадает в рассматриваемую группу,
а по соотношению ширины тулова и ширины лезвия – в следующую, вторую группу.
Как следует из приведенной иллюстрации (Рис. 50), речь идет о небольших изделиях, которые по конфигурации быстрее
всего напоминают кельты-долота. В 10 случаях их высота составляет от 8,2 до 10,4 см и
только в четырех больше – от 11,0 до 13,5 см
(Рис. 47, 1). Все они отличаются высокими
стройными пропорциями, с коэффициентом

94
соотношения высоты к ширине тулова (под
ободком) от 3,2 до 4,6 (Рис. 47, 4), т.е. их высота в среднем в 3-4 раза больше, нежели ширина тулова. Вес этих кельтов колеблется от
457,0 до 85,0 г. Средний статистический вес
одного кельта этой группы (из десяти взвешенных) составляет 189,0 г, следовательно,
на отливку 11 известных экземпляров понадобилось около 2,1 кг металла. Но, если ориентироваться только на малые изделия (т.е.
с исключением двух крупных экземпляров
из Данку и Тыкач), средний статистический
вес одного такого кельта-долота (из восьми
взвешенных) составляет лишь 141,9 г.
Тулово кельтов обычно сужено в верхней части, с хорошо заметным расширением книзу, к прямому или слабовыраженному дуговидному лезвию (Рис. 47, 2-3). По
этому параметру выделяется лишь кельт из
Брашова (Рис. 50, 12) и один из негативов
на литейной форме из клада Сокол (Рис. 50,
14), тулово которых в плане имеет ровные,
удлиненно-прямоугольные очертания. Все
кельты имеют простые арковидные фаски
и, как правило, лишены какого-либо орнамента. Исключение в этом плане составляют лишь негативы двух изделий из клада
Сокол, на одном из которых предусматривался поясок из вертикальных нервюр под
утолщенным краем втулки (Рис. 50, 13), а
во втором – косые насечки-углубления на
самом утолщении края втулки (Рис. 50, 14).
Все отлитые изделия, которые автору
пришлось лично обработать, за одним исключением – Студеница (Рис. 50, 4), не носят на себе каких-либо отчетливых следов,
указывающих на способ их отливки. Вполне
вероятно, что большинство из них отливались непосредственно через расширение,
предусмотренное для форматирования
утолщенного края втулки. И именно этот
метод документируют собой все три известные литейные формы (Рис. 50, 5, 13-14).

Несмотря на относительную малочисленность (даже при условии исключения
из этой группы специально оговоренных,
условно отнесенных к ней изделий), устойчивые сочетания метрических показателей
(полнее всего отразившиеся в своеобразии
пропорций) охарактеризованных выше
кельтов или кельтов-долот, дают все основания рассматривать их в качестве особого, самостоятельного типа. Учитывая географию их распространения, хронологию
(о чем речь еще впереди), ориентируясь
на самые выразительные находки, наиболее приемлемым представляется двойное
их название – тип Данку-Есеница. Под
первым из терминов подразумевается импортный клад Dancu/Данку в Молдове, содержащий два подобных выразительных
кельта, причем один из них крупных, а
второй – малых размеров (Рис. 50, 1, 11).
Под вторым термином имеется в виду негатив кельта на литейной форме из Есеница
(Рис. 50, 5), напрямую документирующий
производство и бытование этих кельтов
в пределах Северо-Восточной Болгарии.
Впрочем, к этому названию можно добавить и третью составляющую – Флорентин, по двум выразительным изделиям из
одноименного клада (Рис. 50, 8-9), которые,
вместе с находкой без точного адреса из Видинского музея (Рис. 50, 7), вполне возможно указывают на то, что эти изделия могли
отливаться и в пределах Северо-Западной
Болгарии.
Кельты низких пропорций.
Тип Окница/Ocniţa (Рис. 51)
В эту группу попадают 32 находки, из
которых 31 – отлитые изделия и один негатив на литейной форме (Cernica – Табл.
17, 44). Девять из них (включительно литейная форма) представляют единичные
находки (Табл. 15, 4, 13-14; Табл. 16, 22, 34;

95

Рис. 51. Кельты низких пропорций – тип Окница/Ocniţa (выборочно): 1 – Măgura; 2 – Ocniţa; 3-4 – „Bucureşti”; 5 – Oinacu;
6-7, 25 – „Сraiova”; 8 – Corlate; 9-10 – „Болгария”; 11 – Карабеир; 12-13, 26 – Вырбица 1; 14, 27 – Вырбица 2; 15
– Дубравица; 16 – Добринци; 17 – Футог; 18 – Palotabozsok; 19 – Keszthely; 20 – Боржавское; 21 – „Hannover”; 22 –
Urluieni; 23 – Cernica; 24 – Capaclia; 28 – „Видин”; 29 – Crkvina
Номера в скобках соответствуют номерам по основному каталогу

96
Табл. 17, 43-45), разбросанные от Молдовы
до Болгарии и Сербии (Приложение 1. Карта 3, соответствующие номера), а 9 других
– безадресные находки, хранящиеся в разных музейных коллекциях Румынии (Табл.
15, 6-7, 10-12), Болгарии (Табл. 15, 18-19;
Табл. 16, 28) или Германии (Табл. 17, 42).
Из комплексных находок в эту группу попадают по одному кельту из кладов Ocniţa
и Oinacu в Румынии (Табл. 15, 5, 9), три
кельта из кладов Вырбица 1 и Вырбица 2 в
Болгарии (Табл. 16, 23-27) и по одному изделию в шести различных кладах Среднего Подунавья и в одном случае – Верхнего
Потисья (Табл. 17, 35-36, 38-41). Подавляющее большинство репрезентативных изделий этой группы специально вынесены на
Рисунке 51.
Как и в случае вышерассмотренных изделий типа Данку-Есеница (Флорентин),
кельты этой группы характеризуются относительно малыми размерами. Следуя
метрическим данным (Рис. 47, 1) их высота, за одним исключением (№ 37), составляет от 5,7-5,8 до 10,0-10,2 см, с наибольшей концентрацией в интервале 7,0-9,9 см.
Сходными являются и весовые показатели,
составляющие, за несколькими исключениями, приблизительно от 80 до 210 г (Рис.
47, 5). Среднестатистический вес одного
кельта этой группы (из 17 взвешенных) составляет 142,8 г, следовательно, на отливку 31 экземпляра понадобилось не менее
4,4 кг металла.
Между тем, сходные по высотным
и весовым показателям сравниваемые
группы заметно отличаются по ширине
тулова и оформлению лезвийной части
кельтов, что обусловило существенные
различия в пропорциях и общей конфигурации их тулова.
Как уже отмечалось, кельты типа Данку отличаются суженным под ободком ту-

ловом, ширина которого редко превышает
3,0 см, в то время как подавляющее большинство рассматриваемых изделий имеют
ширину тулова от 2,8 до 3,6 см (Рис. 47,
2). Соответственно, при соотношении высотных показателей на ширину тулова,
кельты типа Данку проявляют себя как
изделия высоких, стройных пропорций, а
кельты рассматриваемой группы – как изделия низких, приземистых пропорций.
Если первые, как уже было сказано, дают
коэффициент пропорциональности в интервале от 3,2 до 4,6, то у вторых этот показатель составляет от 2,0 до 3,1 (Рис. 47,
4). Иными словами, в первом случае мы
имеем дело с изделиями, высота которых в
3-4 раза превышает ширину их тулова, а
во втором – всего лишь 2-3 раза. А отсюда
и эффект приземистости, характерный для
большинства этих изделий (Рис. 51).
Однако, сходства и различия кельтов
типа Данку и типа Окница сводятся не
только к отмеченным чертам. Подобно первым, кельты типа Окница характеризуются подпрямоугольным в плане туловом, с
постепенным, большим или меньшим расширением книзу – к лезвийной части. Но
у первых это расширение более акцентировано, нежели у вторых.
При простом визуальном рассмотрении все эти различия порой остаются незаметными. Но они отчетливо проступают из
корреляции соотношения высотных показателей с шириной тулова или – шириной
тулова с шириной/длиной лезвия, ранее
представленных на Рисунках 48 и 49.
Другой параметр – способ отливки
кельтов. Как отмечено ранее, кельты типа
Данку-Есеница (Флорентин) в большинстве своем, вероятнее всего, отливались
непосредственно через расширение, предусмотренное для форматирования утолщенного ободка края втулки. Этот способ

97
отливки зафиксирован и в случае кельтов
типа Окница, по литейной форме из Cernica
(Рис. 51, 23). Но это лишь один случай, а в
десяти других кельты определенно были
отлиты через два канальца, примыкающих
к боковым сторонам верхнего края ободка
втулки, о чем однозначно свидетельствуют
остатки или следы обломов литниковых отростков (Рис. 51, 2, 7, 12-14, 19, 22, 26-27;
Табл. 16, 33). И, полагаю, большинство
остальных кельтов также были отлиты
именно этим способом.
И об орнаменте. Как и кельты высоких пропорций типа Данку, изделия низких пропорций типа Окница, как правило,
лишены орнаментальных мотивов как на
самих арковидных фасках, так и на тулове
изделий. Как в том, так и в этом случаях
имеются единичные изделия с орнаментальными мотивами в виде вертикальных
нервюр на тулове, под ободком (Рис. 50, 1314; Рис. 51, 25-29). Но эти орнаментальные
мотивы эпизодичны, встречаются не более
одного раза и, как в случае с кельтами
типа Данку, не могут оцениваться как обязательные, типообразующие элементы.
Происхождение, территория
распространения, хронология
Чтобы разобраться во всех этих вопросах, начнем с сопоставления данных
рассматриваемых выше типов кельтов с
ранее проанализированными кельтами с
орнаментированными фасками, а затем и
с кельтами типа Дичево.
На Рисунке 52 представлено соотношение высоты и ширины тулова кельтов
рассматриваемых здесь типов, наложенных на те же параметры, характерные
для ранее рассмотренных кельтов с орнаментированными фасками. Как следует из
этой иллюстрации, кельты типа Ocniţa в
образованной ими конфигурации практи-

Рис. 52. Соотношение кельтов типа Данку-Есеница и
Окница с кельтами типа Вырбица А (варианты
A-F) и типа Пелово по высоте (вертикаль) и ширине тулова (горизонталь)

чески полностью соотносятся с эллипсом,
образованным изделиями с орнаментированными фасками. А вот изделия типа
Danсu-Есеница совершенно периферийны
по отношению к орнаментированным и образуют самостоятельную, параллельную
конфигурацию (Рис. 52). Отмеченное проявление групп, в первом случае, указывает
на чрезвычайную близость кельтов типа
Ocniţa с разновариантными и разнотипными кельтами с орнаментированными фасками. Во втором же случае – что кельты
типа Danсu-Есеница по отношению к кельтам с орнаментированными фасками – суть
относительно разные явления.

98

Рис. 53. Соотношение кельтов типа Данку-Есеница и
Окница с кельтами типа Дичево (варианты Дичево и Ойнаку) по высоте (вертикаль) и ширине
тулова (горизонталь)

Еще более показательно в этом плане
соотношение рассматриваемых кельтов с
кельтами типа Дичево. Оно представлено
на Рисунке 53. В составленной иллюстрации обращают на себя внимание два обстоятельства.
Во-первых, при том, что и кельты типа
Dancu-Есеница, с одной стороны, и кельты
типа Окница, с другой, образуют свои собственные группировки, они в целом дают
изделия относительно меньших размеров,
нежели кельты варианта Дичево. Но при
этом кельты типа Dancu-Есеница по высотным показателям соотносятся отчасти с

кельтами варианта Дичево (т.е. с высокими, тяжелыми изделиями) и, главным образом, с кельтами варианта Ойнаку. А изделия типа Окница целиком соответствуют
лишь изделиям малых размеров варианта
Ойнаку, при том, что многие из них дают
даже меньшие показатели, чем последние
(Рис. 53).
Поскольку из ранее приведенного анализа мы достоверно знаем, что разноразмерные изделия вариантов кельтов типа Дичево имеют хронологическое значение (вариант Дичево – более ранние, вариант Ойнаку
– более поздние), из выявленного соотношения рассматриваемых типов с последними
определенно напрашиваются, по крайней
мере, два принципиальных вывода.
Первое – все кельты с неорнаментированными арковиднами фасками (типа
Dancu-Есеница, Окница) возникли из модификаций ранних дичевских изделий
(т.е., варианта Дичево); модификаций, выразившихся в отказе от специфичного для
ранних изделий орнаментального элемента в виде пещерки.
Второе – отмеченные модификации начались еще в период бытования ранних изделий варианта Дичево (т.е., в период BrD)
с появлением кельтов типа Dancu-Есеница
(Рис. 53, соотношение единичных изделий
типа Dancu-Есеница с основным массивом
изделий варианта Дичево), дальнейшее
развитие которых приходится преимущественно на время бытования кельтов варианта Ойнаку (т.е., на период HaA1) (Рис. 53,
соотношение большинства изделий типа
Dancu-Есеница с группировкой изделий
варианта Ойнаку). А вот изделия низких
пропорций – кельты типа Окница, судя по
тем же данным (Рис. 53, их соотношение с
кельтами варианта Ойнаку), похоже, возникли в период, соответствующий времени
бытования кельтов варианта Ойнаку, про-

99
должая свое развитие, по всей вероятности,
и в последующие периоды.
Второе из обращающих на себя внимание обстоятельств – это ориентация центральных осей, образованных сопоставленными группировками. Они принципиально
различны и самостоятельно подтверждают
сформулированные выше выводы.
Отражая своеобразие пропорций, ориентация центральной оси эллипса, образованного изделиями типа Dancu-Есеница,
более всего близка ориентации центральной оси конфигурации, образованной изделиями варианта Дичево. А ориентация
группировки изделий типа Окница почти
полностью совпадает с ориентацией группировки изделий варианта Ойнаку (Рис.
53). Подобное соотношение означает лишь
то, что изделия типа Dancu-Есеница, по
пропорциям, связаны и следуют традициям
раннедичевских изделий (вариант Дичево).
А вот изделия типа Окница, по этому же показателю, более близки и следуют традициям изделий варианта Ойнаку.
Для тех, кто слабо знаком со смыслом и
значениями группировок точек и их ориентации на корреляционных полях, отмеченные выше обстоятельства нагляднее всего
можно показать через простой линейный

Рис. 54. Соотношение кельтов типа Данку-Есеница и
Окница с кельтами типа Дичево (варианты Дичево и Ойнаку) по коэффициентам пропорциональности их тулова (исходные данные: см. Рис. 22 и
Рис. 47, 4)

график – Рисунок 54. Исходные данные по
пропорциям изделий типа Дичево (вариант
Дичево и Ойнаку) представлены на Рисунке 22, а для изделий типа Dancu-Есеница и
Окница – на Рисунке 47, 4.
Как следует из составленной иллюстрации, все без исключения изделия
типа Данку-Есеница (Флорентин) дают
коэффициент пропорциональности тулова
выше 3,0 и полностью соотносятся с правым крылом группировки изделий варианта Дичево. В отличие от них, изделия
типа Окница дают коэффициент пропорциональности тулова менее 3,0 и целиком
соотносятся с крайне левыми показателями изделий варианта Ойнаку (Рис. 54).
Первое из обстоятельств указывает на генетическую близость кельтов типа ДанкуЕсеница с кельтами варианта Дичево,
т.е. наиболее ранними кельтами. Второе
– что кельты типа Окница по сути ближе к
кельтам варианта Ойнаку и являются относительно более поздними.
Между тем, сформулированные выше
(на основании данных метрии и пропорций) выводы о возможной датировке рассматриваемых здесь изделий легко проверяются и самостоятельно подтверждаются
через датировку комплексных находок и
их географию.
Среди изделий типа Данку-Есеница
имеются два топора, отличающиеся крупными размерами и тяжелым весом (более
300 г). Это те два предмета, которые на Рисунке 53 наиболее полно соотносятся с изделиями варианта Дичево. Один из этих
кельтов происходит из клада Dancu в Молдове, второй – из клада Тыкач в Болгарии,
(Рис. 50, 11 и 10; Табл. 15, 1 и 16). Однако, в
составе первого из кладов имеется еще один
экземпляр – несколько меньших размеров,
представляющий как бы окончательно сложившийся вариант этого типа (вариант В)

100
(Рис. 50, 1; Табл. 15, 2). Так вот, оба эти клада – что молдавский, что болгарский, по содержащимся в них изделиям полностью и
безоговорочно вписываются в период BrD
(Рис. 46). А вот остальные комплексные находки, содержащие отлитые изделия (Флорентин – Табл. 16, 30-31) или их негативы
(Есеница – Табл. 16, 20 a-b; Сокол – Табл.
16, 32 а-с) явно более поздние по времени
и, вероятнее всего, должны датироваться
где-то в пределах периода HaA (Рис. 46, см.
и Рис. 1).
Дополнительные данные о датировке
кельтов типа Данку-Есеница и, в особенности, по вопросу о месте их возможного производства, можно почерпнуть из географии
их распространения. Как уже отмечалось
ранее и как это видно из составленной карты – Рисунок 55, эти изделия, при относительной малочисленности, дают три зоны
локализации. Главная и основная из них
– это территория Северо-Восточной Болга-

рии и Верховьев реки Тунджи, на которую
приходятся три известных негатива на литейных формах из Есеницы и Сокол (Табл.
16, 20 а, 32 а-с), кельты из упомянутого уже
клада Тыкач и три единичные находки
из Юдельник, Студеница и Люлин (Табл.
15, 15-17; Табл. 16, 21). Вторую и третью,
на этот раз уже – микрозоны, образуют, с
одной стороны, три кельта, два из которых
входят в состав клада Dancu, и единичная
находка из Vutcani (Табл. 15, 1-3), локализующиеся в Нижнем Попрутье (Рис. 55), а,
с другой стороны, также три кельта, два из
которых происходят из клада Флорентин,
и безпаспортная находка из Видинского
музея (Табл. 16, 29-31), с локализацией в
крайне северо-западном углу современной
Болгарии (Рис. 55). Следуя отмеченному
соотношению, очевидно, что основным местом отливки этих изделий следует считать
Северо-Восточную Болгарию или в ином
понятии – Дичевский очаг металлопро-

Рис. 55. География распространения кельтов типа Данку-Есеница и Окница в контексте изделий варианта Дичево и Ойнаку. 1 – отлитые изделия, 2 – негативы на литейных формах (каждый знак соответствует одной единице). Стрелки – направленность распространения

101
изводства, основная активность которого
падает на период BrD. С этим же очагом
и в рамках того же периода, как уже отмечалось ранее, связан и массовый экспорт
дичевских изделий в Северо-Западное
Причерноморье. Поэтому, появление отдельных изделий рассматриваемого типа
в кладах периода BrD Нижнего Попрутья,
в отмеченном контексте, представляется
вполне допустимым и объяснимым с хронологической точки зрения. Что же касается западноболгарской микрогруппы этих
изделий (Флорентин и из муз. Видин), то
она, вполне возможно, является результатом экспорта готовых изделий. Однако, не
исключается и тот факт, что она может отразить процесс общей передислокации отдельных мастеров металлопроизводства из
восточных в более западные районы нынешней Болгарии, процесс, который реализовывался преимущественно на протяжении периода HaA1. Как бы то ни было, на
сегодняшний день из-за малочисленности
находок уверенно можно утверждать лишь
о том, что кельты типа Данку-Есеница –
продукт, главным образом, Дичевского
очага металлообработки, а их бытование
пришлось преимущественно на вторую половину периода BrD и период HaA1.
Кельты типа Окница. Как уже было
сказано, в отличие от изделий типа ДанкуЕсеница, кельты низких пропорций – типа
Окница, по метрическим данным и пропорциям более всего соотносятся с кельтами варианта Ойнаку (Рис. 53; Рис. 54), что
дает основание рассматривать их как происходящие от последних, и, соответственно, датировать начиная с периода HaA1,
c возможным последующим их развитием
и в более поздние периоды. Обратимся к
комплексным находкам.
Кельты типа Окница встречены более чем в десяти кладах. К сожалению, за

единичными исключениями, большинство
этих комплексов содержат не более одного
подобного кельта. Но зато они присутствуют и в кладах Румынии (Ocniţa, Oinacu –
Табл. 15, 5, 9), и Болгарии (Вырбица 1 и
Вырбица 2 – Табл. 17, 23-27), и в кладах
Сербии и Воеводины (Gornja Bela Reka,
Dobrinci, Privina Glava, Futog – Табл. 16,
33; Табл. 17, 35-36, 38), и в кладах Задунайской Венгрии (Palotabozsok, Keszthely
– Табл. 17, 39-40) и украинского Закарпатья (Боржавское – Табл. 17, 41). Примечательно между тем, то, что, хотя периодизация и датировка этих комплексов, как
известно, обладает определенной автономностью, все эти клады, подчеркиваю – независимо от исходных критериев их датировки (разнящихся от региона к региону),
однозначно оцениваются в рамках периода
HaA1 или несколько шире – HaA1- HaB1.
Это касается и кладов Сербии и Воеводины
(Vasič 1982; Праисториjске оставе I, 1975;
Праисториjске оставе II, 1994), и кладов
Венгрии (Mozsolics 1985) или Украины (Kobal’ 2000), равно как и румынских кладов
из Ocniţa (Chicideanu 1979) и Oinacu (Рис.
46). И эта датировка вполне согласуется с
датой, предложенной в свое время для кладов Вырбица 1 и Вырбица 2 B. Hänsel и
И. Панайотовым (см. Рис. 1).
Как и в случае с кельтами типа ДанкуЕсеница, типологическая самостоятельность и особенности хронологии кельтов
низких пропорций типа Окница целиком
согласуются и с данными их географии.
Если основная концентрация изделий
типа Данку-Есеница связана с районами
Северо-Восточной Болгарии, то основная
группировка местонахождений кельтов
типа Окница приходится частично на центральные районы Северной Болгарии и,
главным образом, на румынскую Олтению
(Рис. 55). Первые целиком инкадрируют-

102
ся в рамки Дичевского очага металлопроизводства по номенклатуре Е.Н. Черных.
Вторые – соотносятся с Вырбицким очагом
металлообработки, взятом, однако, в более
широком территориальном значении, чем у
Е.Н. Черных. Примечательно, что, хотя и в
незначительных объемах, вынос – экспорт
изделий типа Данку-Есеница из СевероВосточной Болгарии был ориентирован на
север – в Северо-Западное Причерноморье
(Dancu, Vutcani) и, отчасти, на запад – в
крайне западные районы Болгарии (Флорентин, „Видин”). Экспорт же изделий типа
Окница был ориентирован преимущественно на запад – на Среднее Подунавье (Рис.
55, стрелки). И надо сказать, что из множества типов изделий нижнедунайской традиции, кельты типа Окница – единственные
сколько-нибудь полно представленные в
Среднем Подунавье, где к этому времени
производство собственных типов топоровкельтов приобрело массовый характер.
Итоги анализа. Объединенные нами
в качестве единой классификационной
категории, кельты с неорнаментированными арковидными фасками (Приложение 1, Лист 3) на деле распадаются на два
разных самостоятельных типа, представляющих различные временные и территориальные модификации изделий типа
Дичево. Они обнаруживаются по метрическим показателям и их соотношениям и
полностью подтверждаются особенностями
пространственно-временного проявления.
Состоятельность каждого из этих типов
можно свести к нижеследующим основным
характеристикам.
Кельты типа Данку-Есеница (Флорентин). Представлены относительно малочисленными экземплярами (10-14 ед.).
Характеризуются крупными (высотой до
13,5 см) и, в основном, изделиями малых
размеров (высотой от 8,0 до 10,5 см). Их

главная особенность – высокие пропорции
за счет относительно высокого, суженного
кверху тулова, при заметно расширенной
лезвийной части. Коэффициент соотношения высоты изделий с шириной их тулова
обычно колеблется в пределах от 3,0 до 4,6
(Рис. 54). Визуально они воспринимаются
как своеобразные топоры-долота (Рис. 50)
и, очевиднее всего, имели какое-то особое
– специализированное применение. Эти
изделия возникли как результат модификации кельтов типа Дичево – его раннего
варианта. Помимо общей конфигурации,
эти модификации выразились в отказе от
такого обязательного для последних орнаментального мотива, как пещерки. За единичными случаями, они лишены какоголибо орнамента как на фасках, так и на
тулове. Отливались эти кельты, вероятнее
всего, непосредственно через расширение,
предусмотренное для форматирования
утолщенного края втулок. Тип сформировался еще на протяжении периода BrD с
последующим развитием и на протяжении
периода HaA1, а, возможно – и позже. Изделия этого типа возникли и отливались в
районах нынешней Северо-Восточной Болгарии, в рамках Дичевского очага металлообработки, откуда отдельные из них, еще
на протяжении периода BrD, вместе с другими местными типами, распространились
вплоть до территории Молдовы (Dancu).
Где-то на протяжении периода HaA1, то
ли как результат экспорта, то ли в целях
его воспроизводства этот тип топоров-долот
в единичных экземплярах появляется в
крайних северо-западных районах нынешней Болгарии (Рис. 55).
Кельты типа Окница. Достаточно
репрезентативная группа (около 30 ед.).
Отличаются малыми размерами (высота
от 5,7-6,0 до 10,0-10,5 см), легким весом (от
37-40 до 200-210 г) и, что особо показатель-

103
но – низкими пропорциями за счет малых
размеров и относительно широкого тулова.
Соотношение максимальной высоты тулова
к его ширине (под ободком) обычно составляет от 2,0 до 3,0-3,1 (Рис. 54). Визуально
они воспринимаются как вполне стройные
малые изделия, но несколько приземистых
пропорций (Рис. 51). За отдельными исключениями, они лишены орнамента. Отливались они, главным образом, через два канальца, примыкающих к боковым сторонам
верхнего края ободка втулки. Как и ранее
описанные, эти изделия являются прямым
продолжением дичевских традиций, но традиций, опосредованных кельтами варианта
Ойнаку. Возникли они, вероятнее всего, в
период общего культурного переоформления Нижнего Подунавья, вызвавшего общую передислокацию основных центров
и очагов металлопроизводства из северовосточных в более западные – центральные
районы нынешней Северной Болгарии и на
румынское левобережье Дуная (Олтении),
где и осуществлялось их производство (Рис.
55). Их появление и наибольшее распространение падает на период HaA1, однако
развивались они и в более поздние периоды
(?). На протяжении периода HaA1 отдельные кельты этого типа распространяются
далеко на север и северо-запад вплоть до
Среднего Подунавья и Верховьев Тисы (Рис.
55). Но этот процесс, скорее всего, носил случайный, а не организованный характер, подобно, скажем, экспорту кельтов типа Дичево в Северо-Западное Причерноморье.
Основные выводы по кельтам
с арковидными фасками
Одна из основных, базовых форм изделий нижнедунайской традиции – кельты с
арковидными фасками, составляющие около 59% от общего числа известных ей кельтов. Они появляются еще на этапе перехода

Рис. 56. Предположительное генетическое (стрелка),
хронологическое и территориальное соотношение кельтов с арковидными фасками типа Дичево (варианты Дичево и Ойнаку), типа ДанкуЕсеница (Флорентин), Вырбица А (варианты
A-F), Окница и Пелово.
I – горизонт периода поздней бронзы, II – горизонт периода, собственно, раннего Гальштатта

от средней к поздней бронзе и в дальнейшем
в разных модификациях бытуют на всем
протяжении поздней бронзы (BrD-HaA1) и
раннего Гальштатта (HaA-HaB).
Эти кельты представлены несколькими относительно самостоятельными типами и вариантами, отличающимися как по
технико-морфологическим и метрическим
показателям, так и в пространственновременном отношении, но при этом отражающими единую их эволюцию, от самых
ранних до самых поздних.
Основные тенденции их эволюции выражаются в следующих характеристиках:
В технико-технологическом отношении
– переход от литья кельтов непосредственно через расширение, предусмотренное
для валикового утолщения края втулки,
к литью через два литниковых канальца,
примыкавших к боковым сторонам края
втулок.

104
В метрическом отношении – переход от
литья крупных – тяжелых кельтов высоких
пропорций, к литью относительно малых –
легких изделий низких пропорций.
В „орнаментальном” отношении – переход от кельтов, фаски которых орнаментировались пещерками, с одной стороны – к
кельтам, фаски которых орнаментировались
фигурными, а затем и простыми вертикальными нервюрами, а с другой – к кельтам с
неорнаментированными фасками.
Все эти изменения, очевидно, были обусловлены общими изменениями культурного контекста на переходе от классических
культур поздней бронзы рассматриваемого
региона к культурам раннего Гальштатта. Эти обстоятельства отчетливее всего
обнаруживаются в общей передислокации
производства этих кельтов из Добруджи
и северо-восточных районов нынешней
Болгарии в более западные районы – центральную часть Северной Болгарии и, отчасти, в Олтению, на левобережье Дуная.
Основной, исходной формой, легшей в
основу эволюции всех остальных кельтов с
арковидными фасками, были кельты типа
Дичево, вариант Дичево. Это наиболее
ранние, крупные, тяжелые кельты высоких пропорций, орнаментированные пещерками. Они возникли и производились
на протяжении периода поздней бронзы
(BrD) в Добрудже и Северо-Восточной Болгарии, откуда они достаточно широко экспортировались и в Северо-Западное Причерноморье. Уже к концу поздней бронзы
(HaA1) на их основе формируются кельты
варианта Ойнаку, характеризующиеся
теми же пещерками, но отличающиеся по
технике исполнения (литье через два литниковых канальца), малыми размерами,
меньшими весовыми показателями и более
приземистыми пропорциями, а также в пространственном отношении. Они достаточно

полно представлены в Северо-Восточной
Болгарии, но с наибольшей концентрацией
уже преимущественно в бассейне р. Янтры,
и ее притоков и, отчасти, на левобережье
Дуная. Отдельные экземпляры по прежнему продолжают экспортироваться в северном направлении – в Низовья Прута.
Одновременно с этим, еще в период поздней бронзы из кельтов варианта Дичево
выделяются кельты типа Данку-Есеница
(Флорентин), отличающиеся полным отсутствием орнамента и особыми – высокими
пропорциями и, возможно, предназначенные для особых функций (кельты-долота ?).
Они производились в рамках мастерских
Северо-Восточной Болгарии, начиная с периода поздней бронзы (BrD) и, преимущественно, на протяжении его финального
этапа (HaА1). Отдельные – ранние экземпляры этих кельтов продолжают встречаться в импортированных комплексах Восточного Прикарпатья (Данку), но некоторые
из них распространяются и в западном направлении – в крайне западные районы
нынешней Болгарии (Флорентин).
Где-то в конце поздней бронзы, в общей
тенденции отказа от орнамента в виде пещерки, на базе кельтов типа Дичево (варианта Ойнаку ?), складываются кельты
типа Окница, отличающиеся отсутствием орнамента на фасках и относительно
малыми, приземистыми пропорциями. Их
бытование приходится, главным образом,
на период (HaА1), но существовали они и
позже, по-видимому, до самого конца раннего Гальштатта. Производились эти кельты частично в рамках Вырбицкого очага,
но более всего как будто бы в мастерских,
приуроченных к отрогам Южных Карпат,
в румынской Олтении. Это – единственный
тип кельтов Нижнего Подунавья, получивший сколько-нибудь заметное распространение на запад – в Среднее Подунавье.

105
Остальные изделия, условно объединенные нами из-за малочисленности в тип
Вырбица А с вариантами A-F и типа
Пелово, отражают собой тенденцию перехода от кельтов, орнаментированных на
фасках пещерками – типа Дичево, к
кельтам, фаски которых орнаментировались имитирующими их (пещерки) фигурными (варианты А и B) или дуговидными (варианты C и D), или же – к формированию принципиально новых орнаментальных мотивов, представленных, в
одном случае, кельтами варианта E и F,
а в другом – кельтами типа Пелово. Первые два варианта (варианты А-B), в силу
их переходного характера, свойственны
как для комплексов периода поздней бронзы (BrD), так и для более поздних (HaA1).
Все же остальные варианты (C-F), как и
кельты типа Пелово – явление, связанное уже исключительно с периодом раннего Гальштатта (HaA- HaВ), а в территориальном отношении – с Вырбицким очагом
в узком значении этого понятия.
Рассмотренные в культурно-хронологическом отношении, выделенные типы и
варианты отчетливо распадаются на две совокупности, два горизонта. Первый из них,
связанный с культурами поздней бронзы,
объединяет в себе кельты типа Дичево
(вариант Дичево и вариант Ойнаку),
типа Данку-Есеница (Флорентин), типа
Окница и варианты A-C типа Вырбица
А, т.е. типы, которые по традиционной схеме P. Reineсke – H. Müller-Karpe – V. Rusu,
соотносятся с периодами BrD-HaA1. Второй
из горизонтов, связанный с культурами
собственно раннего Гальштатта, объеди-

няет в себе продолжающие свое бытование
кельты варианта Ойнаку и типа Окница, кельты вариантов D-F типа Вырбица А и кельты типа Пелово, т.е. типы и
варианты, которые по традиционной схеме
датируются периодами HaA1-HaB2/3.
В пространственном же отношении выделенные типы распадаются на две относительно самостоятельные географические
зоны, соответствующие двум основным
очагам металлопроизводства. С одной стороны, это кельты типы Дичево (вариант
Дичево и, отчасти вариант Ойнаку),
кельты типа Данку-Есеница и вариант
А типа Вырбица А, производство и бытование которых было связано с румынской
Добруджей и районами Северо-Восточной
Болгарии, или в терминологии Е.Н. Черных – с Дичевским очагом металлообработки. С другой стороны – это изделия
варианта Ойнаку, типа Окница и варианты B-F типа Вырбица А, типа Пелово и, возможно частично – типа ДанкуФлорентин, производство и бытование которых было связано с северными районами
Центральной Болгарии и левобережьем
Дуная (Олтения), или по Е.Н. Черных – с
Вырбицким очагом металлообработки,
взятом в более широком территориальном
значении.
Предположительное
генетическое,
хронологическое и территориальное соотношение кельтов с арковидными фасками
типа Дичево и его производных – кельтов типа Данку-Есеница (Флорентин),
Окница, Вырбица А (варианты А-F)
и Пелово в схематической форме дано на
Рисунке 56 (см. так же Рис. 46).

106
3. Кельты с трапециевидными
фасками
По сравнению с арковидными, кельты с
трапециевидными фасками в количественном отношении занимают вторую позицию.
Первые составляют в нашей выборке около
59%, а кельты с трапециевидными фасками
– около 38%. Так что их доля среди кельтов
нижнедунайской традиции весьма высока.
По оформлению фасок эти кельты, как
уже отмечалось и ранее, отчетливо разделяются на две самостоятельные категории. Одну из них составляют кельты с высокими – сплошными трапециевидными
фасками (Рис. 6, II A), вторую – кельты с
укороченными трапециевидными фасками (Рис. 6, II B).

а. Кельты со сплошными
трапециевидными фасками
(Приложение 1. Лист 4. Карта 4;
Табл. 17-21 №№ 1- 70)
В общей сложности нами зарегистрировано 69 подобных кельтов, что составляет около 44,5% от всех трапециевидных,
или около 17% – от всей выборки. Как и
в случае других категорий, они известны, главным образом, по отлитым изделиям (60 ед.) и реже – по негативам на
литейных формах (9 ед.). В конструктивном плане это относительно небольшие
изделия, отличающиеся от ранее рассмотренных тем, что их фаски имеют высокие
трапециевидные очертания, идущие от
утолщенного края втулки до самого лезвия, до его противоположных концов. Соответственно, благодаря боковым граням
трапециевидных фасок, тулово этих кельтов имеет шестигранное сечение на всем
протяжении их высоты.
Между тем, как и в случае кельтов с арковидными фасками, кельты со сплошны-

ми трапециевидными фасками распадаются на две подкатегории: с орнаментированными фасками и без орнамента.
Кельты с орнаментированными
фасками
Мы располагаем данными о 31 подобном кельте. Сугубо визуально они раскладываются на две орнаментальные группы, два разных типа. С одной стороны, это
кельты, чьи фаски орнаментированы все
теми же пещерками (Табл. 17, 1-8). А с другой – кельты, фаски которых орнаментированы простыми, вертикальными, параллельными рельефными нервюрами (Табл.
18, 17-25; Табл. 19, 26-37).
В метрическом отношении обе эти группы в целом демонстрируют сходную, достаточно высокую компактность распределения по всем учтенным нами показателям:
по ширине тулова и ширине лезвия, по весам (Рис. 57, 2-3,5) и, в несколько меньшей
степени, по высоте тулова и пропорциям
(Рис. 57, 1, 4). Однако рассмотрим каждую
из них в отдельности.
Кельты с пещерками на фасках.
Тип Горско Косово (Рис. 58). Малочисленная группа, известна всего лишь по
шести выразительным изделиям. По два
таких кельта входят в состав кладов Вырбица 1, Вырбица 2 (Рис. 58, 1-4), один – в
кладе Горско Косово (Рис. 58, 5) в Болгарии
и один – случайная находка из Izvoarele в
Румынии (Рис. 58, 6). Условно к этой же
группе можно отнести еще один кельт из
клада Горско Косово, отличающийся тем,
что одна из его фасок имеет арковидные
очертания (Рис. 58, 7), равно как и кельт из
клада Ulmi-Liteni из румынской Молдовы
(Рис. 58, 8), ранее включенный в список изделий типа Дичево (Табл. 10, 123).
Кельты отличаются простыми, подпрямоугольными в плане очертаниями, с лег-

107
5

29
19

0

26

6

28
7

37
36
30 27 32
20
22 24 31 38 8
21 23 18 5 6

25

7

8

Лист 4, высота
3
1

17
2

9

4

33 35

10

1

11

12 сm

26
35 23

5

29 22

Лист 4, ширина

25 21

38

0

36

2

8

37

32

19 30

тулова

3

7

31

28

2

6

24 27

4

1

5

17 20 34 18 33

2

3

4 cm
35

5

23
32 27

38

36

37

25

7

30

2

Лист 4, ширина лезвия

22

24 26
0

34

20

29

21

3

31

8

19 28

6

1

4

5

3

2

17

18

33

4

34
5 cm

3
5
Лист 4, пропорции
24 31
26
19

0

4

7

33

3

28 27 22 23

6

30

2

18 25 21 20

5

17 29

1

2,0

34
4

32

37
35

8

36

3,0

38

4,0

5

1

Тип Горско Косово

20

Тип Вырбица Т1А

Лист 4, вес

0

5

19

26

25

7

21

24

17

8

27 23

2

6

5

22

100

4

1

18
20

3

200 gr

Рис. 57. Распределение кельтов с орнаментированными трапециевидными фасками типа Горско Косово и типа Вырбица
Т1А по высоте (1), ширине тулова (2), ширине лезвия (3), пропорциям (4) и весу (5)

ким, незначительным расширением к прямому или слабо выраженному дуговидному
лезвию. Все они имеют сплошные, плоские
трапециевидные фаски, опускающиеся от
самого ободка края втулки до противоположных концов лезвия. Основным идентифицирующим признаком этих изделий
в рамках категории является четко выраженная, сквозная пещерка, расположенная несколько ниже ободка края втулки
и, как правило, присутствующая лишь на
одной из фасок (Рис. 58, 1-7).

Судя по остаткам литниковых отростков, зафиксированных на шести из учтенных нами изделиях, отливались эти кельты через два литниковых канальца, примыкавших к боковым сторонам верхнего
края втулки (Рис. 58, 1-6).
В метрическом отношении кельты характеризуются достаточно компактным распределением всех основных показателей.
За единичными исключениями их высота
составляет 9,3-10,3 см (Рис. 57, 1), ширина
тулова под ободком – 3,0-3,2 см (Рис. 57, 2), а

108

Рис. 58. Кельты типа Горско Косово: 1-2 – Вырбица 1; 3-4 – Вырбица 2; 5, 7 – Горско Косово; 6 – Izvoarele; 8 – Ulmi-Liteni.
В скобках – номера по основному каталогу

коэффициент пропорциональности тулова –
2,9-3,4 (Рис. 57, 4). Их вес колеблется от 146
до 213 г (Рис. 57, 5). Общий вес всех взвешенных изделий составляет 1,4 кг, соответственно среднестатистический вес одного
кельта равен 175,5 г.
Ориентируясь на наиболее выразительные изделия, название этой группы
следовало бы вести от кельтов, входящих
в клад Вырбица 1 (Рис. 58, 1-2) и/или Вырбица 2 (Рис. 58, 3-4). Но поскольку ранее
это название с калификативом „A” уже
было использовано нами применительно
к кельтам с арковидными фасками, а впереди у нас еще не одна группа кельтов с
трапециевидными фасками (опять-таки
более всего связанных с теми же кладами), под которыми мы зарезервировали
то же наименование, но с калификативом
„Т”, название рассматриваемых здесь изделий предлагается вести от клада Горско
Косово, что и было вынесено в название
раздела.

Кельты, орнаментированные вертикальными нервюрами. Тип Вырбица Т1А (Рис. 59)
Достаточно представительная группа.
Включает 21 изделие (Рис. 59), из которых
15 – отлитые, а шесть – негативы на литейных формах. 12 из кельтов происходят из
кладов: три – из клада Вырбица 1 (Рис. 59,
1-3), один – из клада Вырбица 2 (Рис. 59,
4), четыре – из клада Горско Косово (Рис.
59, 5-8), три – из клада Овча Могила (Рис.
59, 9-11) и один из клада Агатово (Рис. 59,
12). Остальные три – единичные случайные находки: одна из Болгарии, две другие
из Олтении (Рис. 59, 13-15). Условно в эту
группу включен и кельт из музея Стара
Загора, отличающийся наличием бокового
ушка (Рис. 59, 22). Из литейных форм одна
(двухстворчатая) происходит из клада Сокол (Рис. 59, 16), одна (также двухстворчатая) из клада Желю Войвода (Рис. 59, 17),
половина одной – из музея Ямбол (Рис. 59,
19), две других – из клада Есеница (Рис.

109

Рис. 59. Кельты типа Вырбица Т1А: 1-3 – Вырбица 1; 4 – Вырбица 2; 5-8 – Горско Косово; 9-11 – Овча Могила; 12 – Агатово;
13 – Долни Луковит; 14 – Radovanu; 15 – Izvoru; 16 – Сокол; 17 – Желю Войвода; 18 – „Болгария”; 19 – Ямбол; 2021 – Есеница; 22 – „Стара Загора”. В скобках – номера по основному каталогу

110
59, 20-21) и одна – безадресная находка
(Рис. 59, 18).
Кельты характеризуются простым подпрямоугольным в плане туловом с легким
расширением книзу, к прямому или слабо
выраженному дуговидному лезвию. Все
они имеют высокие, плоские трапециевидные фаски, опускающиеся от валикового
утолщения края втулки до противоположных концов лезвия. Соответственно, все
они имеют четко выраженное шестигранное в сечении тулово.
В подавляющем большинстве случаев
эти кельты были отлиты через два литниковых канальца, примыкавших к боковым
сторонам края втулки (Рис. 59, 1-11, 13, 1516, 22), но, судя по литейной форме из Желю
Войвода (Рис. 59, 17), некоторые из них
определенно отливались и непосредственно
через расширение, предусмотренное для валикового утолщения края втулки.
Главным и основным идентифицирующим признаком этих кельтов в контексте
остальных изделий с высокими трапециевидными фасками выступает орнамент в
виде двух-трех, иногда – до 6-8 простых, параллельных рельефных нервюр, вертикально опущенных от валикового утолщения
края втулки по фаскам кельтов, занимая,
приблизительно, половину или две трети их
высоты. Этот орнамент, за единичными исключениями (Рис. 59, 1-2), характерен для
обеих фасок. В ряде случаев вертикальные
нервюры завершаются округлыми рельефными точками (Рис. 59, 9, 11, 16, 19).
В метрическом отношении эти кельты
демонстрируют достаточно заметное разнообразие. Среди них имеются как малые, легкие (высотой от 6,5 до 8,2 см при весе 98-130
г), так и относительно крупные (высотой от
11,3 до 12,3 см) изделия, но в большинстве
своем они дают высоту от 8,7 до 10,0 см при
весе от 157 до 216 г (Рис. 57, 1-5 В). Средне-

статистический вес одного кельта (из 11 взвешенных) составляет 165,8 г, следовательно,
на изготовление 16 отлитых изделий должно было уйти около 2,7 кг металла.
В соответствии с ранее оговоренным
принципом, эти кельты мы будем обозначать как тип Вырбица Т1А, в отличие от
сходных по орнаменту, но отличающихся
укороченными трапециевидными фасками кельтов – типа Вырбица Т2, о которых
речь впереди.
Соотношение типов. Относительная
самостоятельность, а вместе с тем и близость выделенных здесь типов, легко выводится из соотношения их метрических
показателей на координатном поле. Как
видно из составленной иллюстрации – Рисунок 60, и кельты типа Горско Косово и

Рис. 60. Группировка кельтов типа Горско Косово и типа
Вырбица Т1А по соотношению высоты (вертикаль) и ширины тулова (горизонталь)

111
кельты типа Вырбица Т1А в основной своей массе образуют свои собственные конфигурации. Но конфигурация, образованная
кельтами типа Горско Косово (с пещерками), практически полностью совмещается
с конфигурацией кельтов типа Вырбица
Т1А, как часть – к целому: первые приходятся на высотный диапазон в 9-10,5 см,
вторые – на диапазон от 10 до 6,5 см. Оба
типа дают ряд исключений, выпадающих
из общих конфигураций. В случае кельтов
с пещерками (тип Горско Косово) исключение составляет кельт из Ulmi-Liteni (Рис.
58, 8), который, как и было оговорено ранее, отнесен к этому типу с определенной
долей условности.
Иное дело, исключения в рамках кельтов типа Вырбица Т1. Их заметно больше и
они явно имеют тенденцию к обособленной
конфигурации. По сути, все просто – речь
идет о кельтах, выделяющихся своими высокими пропорциями – на шкале пропорций (Рис. 57, 4) они дают коэффициенты
пропорциональности выше 3,5. В одном
случае это кельт из Старой Загоры, отличающийся наличием ушка и также приобщенный нами к этому типу условно. Но
в пяти случаях это негативы на литейных
формах из Желю Войвода, Ямбола, одна
безадресная находка и два негатива из Есеница (Рис. 59, 17-21). Пока что мы не имеем ни одного отлитого изделия с подобными пропорциями, но их появление вполне
ожидаемо, и такие изделия, вне сомнения,
следует рассматривать как относительно
самостоятельный тип/вариант от кельтов
типа Вырбица Т1. Примечательно то, что
два из них отличаются крупными размерами и, должно быть, являются относительно
более ранними (Рис. 59, 17,18).
Не считаясь с последней из оговоренных групп, совпадение на векторном поле
кельтов типа Горско Косово с кельтами

типа Вырбица Т1А определенно указывает
на их в целом относительную одновременность, хотя первые по высотным показателям явно претендуют на некоторый временной приоритет по сравнению со вторыми (Рис. 60).
Особый интерес в этом плане представляет, конечно же, соотношение орнаментированных кельтов с трапециевидными
фасками в сравнении с орнаментированными кельтами с арковидными фасками. Оно
дано на двух следующих иллюстрациях. На
первой из них – Рисунок 61 – представлено
соотношение кельтов рассмариваемых здесь
типов с орнаментированными кельтами с
арковидными фасками типа Вырбица А (варианты A-F) и Пелово, а на второй – Рисунок 62 – с кельтами с пещерками на фасках
типа Дичево (вариант Дичево и вариант
Ойнаку). Как и следовало ожидать, кельты
с орнаментированными трапециевидными
фасками типа Горско Косово и типа Вырбица Т1А, вместе взятые, (не считая единичных экземпляров с особыми высокими
пропорциями) практически полностью вписались в конфигурацию, образованную орнаментированными кельтами с арковидными фасками типа Вырбица А (Рис. 61). Это
обстоятельство, даже при незначительном
смещении их центральных осей, однозначно указывает на то что, следуя мерным показателям, эти категории кельтов в целом
должны быть синхронными, т.е., что они
бытовали параллельно, одновременно.
Другое дело – соотношение рассматриваемых здесь категорий в сравнении
с кельтами типа Дичево. Их компактная
конфигурация в целом явно смещена книзу и лишь частично совпадает с конфигурацией, образованной кельтами варианта
Ойнаку, с которыми они, к тому же, обнаруживают единую ориентацию по своим осям.
Показательно, что оба эти качества каса-

112

Рис. 61. Соотношение кельтов с орнаментированными
арковидными фасками типа Вырбица А (варианты A-F) и кельтов с орнаментированными трапециевидными фасками типа Горско Косово и типа
Вырбица Т1А по высоте (вертикаль) и ширине
тулова (горизонталь)

Рис. 62. Соотношение кельтов с орнаментированными
арковидными фасками типа Дичево (вариант
Дичево и вариант Ойнаку) и кельтов с орнаментированными трапециевидными фасками типа
Горско Косово и типа Вырбица Т1А по высоте
(вертикаль) и ширине (горизонталь) тулова

ются как кельтов с пещерками типа Горско
Косово, так и кельтов, орнаментированных
вертикальными нервюрами типа Вырбица
Т1А (Рис. 62). Следуя этим данным, получается, что орнаментированные кельты с
трапециевидными фасками в целом более
поздние по времени, чем кельты варианта Дичево, а отчасти – и кельты варианта
Ойнаку. И это положение распространяется, в том числе и на кельты с пещерками на
трапециевидных фасках типа Горско Косово, которые по высотным показателям заметно уступают основной массе ойнакских
изделий (Рис. 62).

Итак, следуя мерным признакам, мы
приходим к двум основным выводам. Вопервых, что рассматриваемые здесь кельты
со сплошными орнаментированными трапециевидными фасками в целом должны
быть одновременны орнаментированным
кельтам с арковидными фасками типа
Вырбица А (по крайней мере, большинству его вариантов). И, во-вторых, что эти
кельты в целом – позднее кельтов варианта Дичево и только частично – синхронны
кельтам варианта Ойнаку. Из ранее установленных хронологических позиций этих
групп (Рис. 46) такое соотношение должно

113
означать, что кельты с орнаментированными трапециевидными фасками более всего
связаны с ранним Гальштаттом, а не с горизонтами периодов поздней бронзы.
Подобная трактовка полностью подтверждается из взаимовстречаемости
кельтов этих групп в закрытых комплексах, а также из их территориального соотношения.
Как следует из Рисунка 63, подавляющее большинство кельтов с трапециевидными фасками приходится на те же комплексы, что и кельты с орнаментированными фасками типа Вырбица А. Это касается как кельтов с пещерками типа Горско
Косово (шесть из семи комплексных), так

и кельтов с вертикальными нервюрами
типа Вырбица Т1А (13 из 16 комплексных).
Все они связаны с кладами раннего Гальштатта – это клады из Горско Косово, Вырбица 1, Вырбица 2, Овча Могила, Агатово
и в одном случае – негатив на литейной
форме из Сокол (Рис. 63). Исключение, повидимому, составляет негатив на литейной
форме из мастерской Желю Войвода, являющийся как будто бы более ранним по
времени. Но здесь, как и в случае с негативами из Есеницы, мы имеем дело с кельтами, отличающимися особыми – высокими
пропорциями.
Наконец, как и кельты с орнаментированными фасками типа Вырбица А, из-

Рис. 63. Хронологические позиции кладов с разнотипными и разновариантными кельтами с орнаментированными
фасками

114

Рис. 64. Локализация и территориальное соотношение кельтов типа Вырбица А (варианты A-F), Пелово и кельтов типа
Горско Косово и Вырбица Т1.
IAB – ареал кельтов варианта Дичево; IIA – варианта Ойнаку; IIB – типа Вырбица А, Горско Косово и типа Вырбица Т1

делия с трапециевидными фасками с пещерками или вертикальными нервюрами
типа Вырбица Т1 приходятся на одну и ту
же территорию – центральный район Северной Болгарии, к западу от реки Янтры
(Рис. 64), т.е. на Вырбицкий очаг металлообработки. Исключения есть, но они опятьтаки касаются, главным образом, кельтов
с особыми – высокими пропорциями, что
лишний раз говорит об их относительной
автономности.
Кельты с неорнаментированными
фасками
В нашей выборке эти кельты представлены 39 экземплярами. В 36 случаях
это отлитые изделия и только в трех – негативы на литейных формах (Табл. 20, 44,
54; Табл. 21, 67). 18 из них происходят из
разных кладов, а остальные – случайные
находки.

Это относительно небольшие, безушковые кельты со сплошными трапециевидными фасками, опускающимися от
утолщенного края втулки до самого лезвия, его противоположных концов. Следовательно, кельты имеют шестигранное в
сечении тулово на всем его протяжении.
По конструктивным признакам исключение составляет лишь один кельт из муз.
города Ploieşti, отличающийся наличием
лобного ушка и отнесенный нами к данной группе условно (Табл. 21, 70). Многие
из этих кельтов были отлиты через два
литниковых канальца, примыкавших к
боковым сторонам края втулок. Этот метод зафиксирован как по негативам на
литейных формах (Табл. 20, 54), так и по
остаткам литниковых отростков на готовых изделиях (Табл. 17, 9; Табл. 18, 10,
13-15; Табл. 20, 40, 45). Но в подавляющем
большинстве случаев этот признак на го-

115
5

0

67

9

60
49
44
40
63 64 61
14 13 54 62 16 15

10 65

6

7

1

0

2

55
46
43 45 56
42 12 53

8
68
65
61
54
47 53
67 49 45 42

5

68
52
50 66
11 41 47

9

66
70
64 62 58
46 60 48
44 41 43

69
63
56
52

59
55
51
40 57

3

57 59

58
11

41

67
49

2

60
15

9

12 cm

Лист 4, ширина
тулова

50
15
10
14
9 16 12

13

3

5

0

Лист 4, высота

10

2

44

70
69
51
48

11
4 cm

62
59
64
16 46
65
54
69 47 68 12 45 57 53
48 13 14 10 40 43 42 55 70

3

Лист 4, ширина
лезвия
66 61
52 11 50 63 56 58 51

4

5 cm

5

0

4

13
14
9 10 11

16
63 67
15 50 12 40 65

2,0

5

0

5

Лист 4, пропорции

61
59
48
40
46 45
55 15
65 47 9 10 53 52 14 56 13

56
54
55 64 61 51
52 62 60 44

69
57
43
41 66

70
68
59
47
58
48 46 49 42 53 45

3,0

4,0

9

Ploieşti

42

Casimcea

Лист 4, вес
57
16 70
12 58

100

51

41
200 gr

Рис. 65. Распределение кельтов с неорнаментированными трапециевидными фасками типа Ploiești и типа Casimcea по
высоте (1), ширине тулова (2), ширине лезвия (3), пропорциям (4) и весу (5)

товых изделиях не просматривается, из
чего можно сделать предположение, что,
по крайней мере, часть из них отливалась
и непосредственно через расширение для
валикового края втулки.
Как правило, эти кельты лишены орнамента. Исключения имеются, но они
единичны как по мотивам, так и по расположению. В четырех случаях орнамент
представлен в виде дополнительного рельефного ободка, обхватывающего шейку
кельтов (Табл. 20, 44, 52; Табл. 21, 63-64), а
в пяти случаях – это одиночные вертикальные нервюры по боковым сторонам тулова

кельтов (Табл. 20, 40, 55-56; Табл. 21, 57,
61). Орнамент на фасках зафиксирован
лишь для двух кельтов. В одном случае это
угловидные нервюры, расположенные на
верхней части обеих трапециевидных плоскостей (Табл. 20, 53), а в другом – вертикальная нервюра на одной из плоскостей
кельта с лобным ушком (Табл. 21, 70). Таким образом, все эти перечисленные элементы не могут рассматриваться в качестве
типообразующих.
Между тем, единые по оформлению
(т.е. по отсутствию орнаментации), эти
кельты распадаются на две разные группы

116

Рис. 66. Группировка кельтов типа Casimcea и типа Ploiești
по соотношению высоты (вертикаль) и ширины
тулова (горизонталь)

Рис. 67. Группировка кельтов типа Casimcea и типа Ploiești
по соотношению ширины/длины лезвия (вертикаль) и ширины тулова (горизонталь)

по метрическим показателям, а точнее – по
их соотношениям. Это обстоятельство вполне очевидно из разности распределения их
метрических показателей на соответствующих шкалах – Рисунок 65. Но с наибольшей наглядностью эти различия, конечно
же, проступают из анализа их соотношения на векторном поле. В одном случае –
это соотношение высоты кельтов к ширине
их тулова, представленное на Рисунке 66,
а в другом – соотношение ширины тулова
кельтов к ширине/длине их лезвия, представленное на Рисунке 67.
Как следует из обеих этих иллюстраций,
все кельты рассматриваемой группы отчетливо разложились на две совокупности, две
различные конфигурации: одна, объединяющая относительно малые изделия низких
– приземистых пропорций, а вторая – несколько более крупных размеров, но – высоких, стройных пропорций (Рис. 66 и 67).

И эти соотношения дают нам все основания
рассматривать эти совокупности в качестве
особых, самостоятельных типов. Первый из
них мы назовем тип Плоешть/Ploieşti,
по безадресной находке из музея города с
тем же названием (Табл. 18, 13), а второй –
тип Касимча/Casimcea, по двум экземплярам из одноименного клада (Табл. 20,
42-43) в Румынии.
Кельты низких пропорций.
Тип Плоешть/Ploieşi (Рис. 68)
Относительно редкий тип. Представлен
10 изделиями. Два из них происходят из
клада Вырбица 1 (Рис. 68, 1-2), по одному
– из кладов Горско Косово, Дичево (Рис.
68, 8-9) и Hristici в Молдове (Рис. 68, 10).
Остальные пять кельтов – без точных условий нахождения. Один из них происходит
из Центральной Трансильвании (Рис. 68,
3), а четыре – из Олтении (Рис. 68, 4-7).

117

Рис. 68. Кельты типа Ploiești: 1-2 – Вырбица 1; 3 – Cireșoaia; 4 – Cârlogani; 5 – Gănesa; 6 – Sinești; 7 – „Ploiești”; 8 – Горско
Косово; 9 – Дичево; 10 – Hristici. В скобках – номера по основному каталогу

Характеризуются простым, прямоугольным в плане туловом, с легким расширением к прямому или дуговидному
лезвию. Трапециевидные фаски обычно
идут на всю высоту тулова. Их боковые грани хорошо выражены, придают тулову шестигранное сечение, но в ряде случаев эти
грани смягчены – округлены, и тулово обретает овально-подпрямоугольное сечение
(Рис. 68, 1-2, 5, 7). Кельты лишены всякого
орнамента, хотя на боковых сторонах тулова одного из них имеются одинарные вертикальные нервюры (Рис. 63, 9). Судя по
сохранившимся остаткам литников, отливались эти кельты через два литниковых
канальца, примыкавших к боковым сторонам края втулки (Рис. 68, 1-2, 5-7, 9).
В метрическом отношении, за единичными исключениями, кельты выделяются
малыми размерами – высотой от 6,2 до 8,4
см (в одном случае – 9,1 см), относительно
широким туловом – от 3,2 до 4,0 см (и только в одном случае – 2,9 см), и, соответственно, имеют хорошо выраженные низкие,
приземистые пропорции с коэффициентом
пропорциональности тулова в пределах от

1,9 до – 2,7 (Рис. 65, 1-4). В соответствии с
размерами, вес кельтов составляет от 80-90
до 160-165 г (Рис. 65, 5). Среднестатистический вес одного кельта (из восьми взвешенных) составляет 127,8 г. Следовательно, на
производство 10 известных экземпляров
понадобилось около 1,3 кг металла.
Кельты высоких пропорций.
Тип Касимча/Сasimcea (Рис. 69)
Достаточно репрезентативная группа.
Представлена 28 выразительными изделиями (Рис. 69), из которых 25 – отлитые
кельты, а три – негативы на литейных
формах. 10 кельтов происходят из кладов:
один из клада Mihai Bravu и два из клада
Casimcea – в Румынии (Рис. 69, 1-3); один
– в кладе Chişinău в Молдове (Рис. 69, 10);
по одному – в кладах Курячьи Лозы, Райгородка, четыре – в кладе Антоновка на
Украине (Рис. 69, 14-18, 27) и один – в кладе Simonfa в Венгрии (Рис. 69, 28). Остальные – единичные, случайные находки,
происходящие с территории румынской
Молдовы (Рис. 69, 5-9), Молдовы (Рис. 69,
11-12) и Украины (Рис. 69, 19-25). Из трех

118

Рис. 69. Кельты типа Casimcea: 1 – Mihai Bravu; 2-3 – Casimcea; 4 – Cernica; 5 – Terchești; 6 – Bălăbănești; 7 – Bălănești; 8 –
Ţibucani; 9 – Oţeleni; 10 – Chișinău; 11 – Tighina; 12 – Comrat; 13 – Островцi; 14-17 – Антоновка; 18 – Курячьи Лозы;
19 –„Киев”; 20 – „Среднее Поднепровье”; 21 – Черняхив; 22 – „Кировоград”; 23 – Войсковое; 24-25 – Капуловка;
26 – Любимовка; 27 – Райгородка; 28 – Simonfa; 29 – „Ploiești”.
В скобках – номера по основному каталогу

литейных форм с негативами подобных
кельтов одна происходит с поселения культуры Tei IV Cernica близ Бухареста (Рис.
69, 4), одна – из клада литейных форм,
найденного на поселении культуры Ноуа
Островцi на Среднем Днестре (Рис. 69, 13)
и одна – с поселения культуры Белозерка
Любимовка близ устья Днепра (Рис. 69,

26). Уcловно в эту группу включен и кельт
из музея Ploieşti, который при общих сходных характеристиках отличается наличием лобного ушка (Рис. 69, 29), элемент,
который нами воспринимается как вторичный – заимствованный, подобно двум
ранее рассмотренным кельтам типа Дичево из клада Casimcea (Табл. 7, 83-84).

119
В конструктивном отношении кельты
характеризуются простым подпрямоугольным в плане туловом с хорошо выраженным расширением книзу, к дуговидному
лезвию. Судя по полуфабрикатному изделию из клада Mihai Bravu (Рис. 69, 1) и негативу на литейной форме из Cernica (Рис.
69, 4), по крайней мере некоторые из этих
кельтов изначально отливались с подпрямоугольными в плане конфигурациями,
а затем их нижняя часть отковывалась на
расширение, в целях увеличения/удлинения рабочего лезвия. Все кельты имеют высокие, плоские трапециевидные фаски, опускающиеся от валикового утолщения края
втулки до противоположных концов лезвия.
Соответственно, все они имеют четко выраженное шестигранное в сечении тулово.
Эти кельты лишены орнамента. Хотя,
как уже отмечалось, на отдельных экземплярах имеются орнаментальные мотивы
в виде дополнительных горизонтальных
ободков, нервюр под утолщенным краем
втулки (Рис. 69, 4, 11, 22-23), простых вертикальных нервюр по боковым сторонам
тулова (Рис. 69, 14-16, 20), V-образной нервюре на фасках (Рис. 69, 12) или косых насечек по утолщенному краю втулки (Рис.
69, 5), эти элементы не могут рассматриваться как обязательные.
Несколько неопределенным остается
вопрос о способе отливки этих изделий. Следуя, с одной стороны, кельту из Tercheşti
(Рис. 69, 5) и негативу на литейной форме
из Островцi (Рис. 69, 13), а, с другой – негативам из Cernica (Рис. 69, 4) и Любимовки (Рис. 69, 26), эти кельты вполне могли
отливаться обоими из известных способов,
т.е., как через два литниковых канальца,
примыкавших к боковым сторонам края
втулки, так и непосредственно через расширение, предусмотренное для валикового
утолщения края втулки.

Как и большинство других, ранее рассмотренных типов, эти кельты отличаются относительно легким весом в пределах
от 60 до 218 г (Рис. 65, 5). Средний статистический вес одного такого кельта (из 17
взвешенных) составляет 122,6 г, следовательно на отливку 26 целых изделий ушло
не менее 3,19 кг металла.
Главным идентифицирующим признаком кельтов этого типа, в отличие от ранее
рассмотренных кельтов типа Плоешть, являются их пропорции. Как и последние, они
имеют относительно небольшие размеры –
высотой от 5,5-6,5 до 10,4-10,7 см (Рис. 65, 1).
Но ширина тулова первых составляет, как
уже отмечалось, от 3,2 до 4,0 см, а вторых – от
2,0-2,1 до 3,0 см (Рис. 65, 2). Соответственно,
при соотношении этих величин кельты типа
Плоешть с коэффициентом пропорциональности от 1,9 до 2,7 оцениваются и зрительно
воспринимаются как изделия низких – приземистых пропорций, а кельты рассматриваемого здесь типа Касимча, с коэффициентом пропорциональности от 2,7-2,8 до 4,0-4,1
– как изделия высоких пропорций (Рис. 65,
4). Эти принципиальные различия вполне
очевидны из данных, представленных на
Рисунке 65. Так, к примеру, если на шкале
ширины тулова кельты типа Плоешть занимают преимущественно правые позиции,
а кельты типа Касимча – исключительно
левые позиции (Рис. 65, 2), то на шкале
пропорций они как бы меняются местами:
первые переходят в крайне левое крыло, а
вторые – в крайне правое (Рис. 65, 4). Однако, наиболее наглядно это обстоятельство
проступает из соотношения этих групп на
корреляционном поле, представленном на
ранее приведенном Рисунке 66.
Другое важное отличительное свойство
этих кельтов – это уже отмеченная выше
конфигурация их тулова, выражающаяся
в резком расширении лезвийной части, что

120
не характерно для кельтов типа Плоешть.
Это качество хорошо заметно из различий в
группировке изделий этих типов на шкале
ширины тулова в сравнении с их распределением на шкале ширины/длины лезвия
(Рис. 65, 2-3). Но, опять-таки, отчетливее
всего оно обнаруживается из корреляции
этих показателей на векторном поле, представленном на Рисунке 67.
Соотношение с другими типами
Анализируемые здесь кельты находят
наиболее полные соответствия с неорнаментированными кельтами с арковидными фасками, т.е. с кельтами типа ДанкуЕсеница и типа Окница. На Рисунке 70

Рис. 70. Соотношение кельтов типа Dancu-Есеница и Ocniţa с кельтами типа Casimcea и Ploiești по высоте
(вертикаль) и ширине тулова (горизонталь)

совмещены данные по соотношению высотных показателей с шириной тулова кельтов, свойственные, с одной стороны, для
кельтов типа Данку-Есеница и типа Окница, а с другой – для кельтов типа Касимча
и Плоешть, а на Рисунке 71 эти же группы
сравниваются по характерным для их изделий соотношениям, ширине тулова к ширине/длине их лезвия.
Как следует из составленных иллюстраций, сравниваемые пары практически
полностью совпадают, как по образованным ими конфигурациям, так и по их ориентациям. Получается, что кельты типа
Касимча по своим метрическим проявлениям и пропорциям (отраженным в ориентации конфигураций) идентичны кельтам
типа Данку-Есеница, подобно тому, как
кельты типа Плоешть идентичны кельтам
типа Окница (Рис. 70 и 71). Более того, из

Рис. 71. Соотношение кельтов типа Dancu-Есеница и Ocniţa с кельтами типа Casimcea и Ploiești по ширине/
длине лезвия (вертикаль) и ширине тулова (горизонталь)

121
параллельности их конфигураций отчетливо проступает то, что обе эти пары должно быть одновременными.
Cходные по проявлению метрических показателей с кельтами типа ДанкуЕсеница и Окница, кельты типа Касимча
и Плоешть, что и естественно, дают сходное соотношение и в сравнении с кельтами
типа Дичево. Оно представлено на Рисунке 72. Сравнивая эту иллюстрацию с ранее приведенным Рисунком 53, легко обнаружить, что кельты типа Касимча (Рис.
72), подобно кельтам типа Данку-Есеница
(Рис. 53), образуют конфигурации, которые

Рис. 72. Соотношение кельтов вариантов Дичево и Ойнаку с кельтами типа Casimcea и Ploiești по высоте
(вертикаль) и ширине тулова (горизонталь)

по высотным показателям почти наполовину соотносятся с группировкой кельтов
варианта Ойнаку. Как в первом, так и во
втором случае сходной является и направленность этих конфигураций, ориентированных подобно конфигурации, образованной изделиями варианта Дичево (Рис. 53 и
72), что выдает их близость по пропорциям
и, соответственно, указывает на их преемственность и возможную частичную синхронность.
Подобным же образом ведут себя и
кельты типа Плоешть (Рис. 72), которые,
как и кельты типа Окница (Рис. 53), несколько уступают по высотным показателям кельтам варианта Ойнаку, но близки
последним по пропорциям (Рис. 54). Следуя
этому соотношению, кельты типа Плоешть
следовало бы рассматривать как производные и, в целом, более поздние, чем кельты
варианта Ойнаку. И, в несколько завуалированной форме, именно так мы и поступили, интерпретируя случай с кельтами типа
Окница, что было вызвано отсутствием
опорных – комплексных находок.
Хронологическое соотношение рассматриваемых здесь кельтов, как и в других
случаях, определяется через их встречаемость в закрытых комплексах. На Рисунке
73 представлены все клады, содержащие
кельты типа Плоешть и Касимча, кельты
типа Данку-Есеница и Окница и основные
клады с кельтами вариантов Дичево и Ойнаку. Обращают на себя внимание следующие обстоятельства.
Кельты типа Плоешть дважды обнаружены в кладах, надежно датирующихся
периодом BrD (Hristici и Дичево), и дважды в кладах, входящих в блок комплексов
раннего Гальштатта (клад Горско Косово
– один экземпляр и клад Вырбица 1 – два
экземпляра). Ориентируясь на эти, пусть
даже редкие комплексные находки, мы не-

122

Рис. 73. Хронологические позиции кладов с разнотипными и разновариантными кельтами с неорнаментированными арковидными и трапециевидными
фасками

избежно должны признать, что эти кельты
возникли из модификации кельтов варианта Дичево периода BrD и, в большей или
меньшей степени, просуществовали вплоть
до раннего Гальштатта (Рис. 73).
Кельты типа Касимча. С ними ситуация получше. Они содержатся в семи различных кладах (Рис. 73), четыре из которых, составляющих в сумме пять кельтов,
уверенно датируются периодом BrD. Это
клады из Mihai Bravu (1 экз.), Casimcea
(2 экз.), Chişinău и Курячьи Лозы (по 1-му
экз.). Пять таких кельтов происходят из
кладов длительного накопления: периодов
BrD-HaA1, Антоновка (4 экз.) и Райгородка
(1 экз.) и один из клада Simonfa, периода
HaA1, в венгерском Задунавье. Другими
словами, опираясь на эти данные мож-

но заключить, что кельты типа Casimcea,
как и кельты типа Ploieşti, возникли еще
в недрах периода BrD как результат модификации кельтов варианта Дичево, с последующим параллельным развитием на
всем протяжении периода HaA1, вплоть до
начала собственно периода раннего Гальштатта (Рис. 73).
Но, что показательно из той же иллюстрации (Рис. 73): кельты рассматриваемых типов (т.е. Ploieşti и Casimcea) в
своей хронологической протяженности в
большей или меньшей степени параллельны, а значит, – одновременны и кельтам
варианта Ойнаку, и кельтам типа ДанкуЕсеница, и, отчасти, кельтам типа Окница
(думаю, пока еще просто не выявленных в
комплексах периода BrD). А это означает,
что по сути все они должны быть выведены
из кельтов варианта Дичево, как разные
модификации последнего.
Выявленное обстоятельство носит
принципиальный характер прежде всего в
методическом отношении тем, что оно лишний раз демонстрирует, что при определении происхождения и/или хронологии тех
или иных изделий приоритетное значение
имеют не столько собственно метрические
показатели (высота, ширина тулова и пр.),
сколько их соотношения, т.е. – пропорции.
И это вполне объяснимо, поскольку, если
изменение размерных показателей отражает некие инновационные процессы,
связанные со смещением стандартных размерных канонов, то пропорции, вбирая в
себя эти инновации, одновременно отражают и некоторые традиционные стереотипы,
свойственные исходному явлению, на что и
было обращено внимание в соответствующем разделе работы.
Именно поэтому, хотя и кельты типа
Окница и Плоешть, и кельты типа ДанкуЕсеница и Касимча по высотным показате-

123
лям заметно уступают кельтам варианта
Ойнаку (Рис. 53 и Рис. 72), их происхождение нельзя вести от последних. Все они
вместе, включая кельты варианта Ойнаку,
производные от кельтов варианта Дичево,
и представляют различные модификации
последнего. Соответственно, возвращаясь к
вопросу об их соотношении по пропорциям
(Рис. 74), мы должны признать, что, если
кельты варианта Ойнаку представляют
один из основных вариантов в модификации кельтов варианта Дичево, то кельты
типа Окница и Плоешть, с одной стороны,
и кельты типа Данку-Есеница и Касимча,
с другой, составляют противоположно латеральные парные модификации тех же
дичевских традиций.

Рис. 74. Соотношение кельтов вариантов Дичево и Ойнаку с кельтами типа Casimcea и Ploiești, и кельтами типа Данку и Окница по коэффициентам
пропорциональности тулова

В случае кельтов варианта Ойнаку
эти модификации выразились в заметном
одновременном (пропорциональном) сокращении и высоты и ширины тулова (Рис.
21), соответственно, их пропорции остались
близко сходными пропорциям исходных
– дичевских кельтов (Рис. 23 и Рис. 74). В
случае кельтов типа Окница и Плоешть
модификации исходных традиций имели
непропорциональный характер, сопровождающийся более резким уменьшением высоты тулова, нежели его ширины (Рис. 53
и 72) и, в результате, они обрели низкие

– приземистые пропорции, максимально
удаленные от пропорций собственно дичевских кельтов, как образующие одну из
крайних периферий последних (Рис. 54 и
74). В случае же кельтов типа Данку и Касимча изменения исходных традиций также имели непропорциональный характер,
но здесь они выразились в большем сокращении ширины тулова, и в меньшем – его
высоты (Рис. 53 и 72), в результате чего обе
эти группы кельтов обрели высокие, стройные пропорции, представляющие крайне
противоположную (по сравнению с предшествующими) периферию исходных им
дичевским традициям (Рис. 54 и 74).
Между тем, столь существенные модификации в эволюции кельтов варианта Дичево, приведшие к относительно одновременному бытованию, по крайней мере, пяти
самостоятельных,
идентифицированных
нами типов (варианта Ойнаку и типа Окница, Плоешть, Данку и Касимча), неминуемо
предполагают и определенные различия в
их территориальном соотношении.
Ранее, анализируя кельты типа Дичево, было установлено, что переход от ранних, крупноразмерных кельтов варианта
Дичево (периода BrD) к более поздним,
малоразмерным кельтам варианта Ойнаку (периода HaA1), сопровождался одновременным заметным территориальным
смещением производства кельтов с пещерками из Северо-Восточных районов нынешней Болгарии к западу, главным образом, в
бассейн реки Янтры, ее притоков и отчасти
на левобережье Дуная (Рис. 30). И это положение полностью сохраняет свое значение.
Далее, рассматривая неорнаментированные кельты с арковидными фасками типа
Окница и Данку-Есеница (Флорентин) выяснилось, что первые из названных хоть и
встречаются в центральных районах Северной Болгарии, они явно обнаруживают

124
тенденцию к преобладанию на левобережье
Дуная – в Олтении, откуда они в редких
экземплярах начинают распространяться
на северо-запад, вплоть до венгерского Задунавья и Верховьев Тисы (Рис. 55). А вот
вторые – кельты типа Данку-Есеница, территориально определенно тяготеют к традиционным – Северо-Восточным районам Болгарии, откуда они, как и кельты варианта
Дичево или варианта Ойнаку, продолжают
поступать в ареал степных культур Нижнего Попрутья, хотя отдельные их экземпляры появляются и в крайне северо-западной
части Болгарии (Рис. 55). Вопрос – как при
этом проявляют себя кельты с неорнаментированными трапециевидными фасками
типа Касимча и Плоешть, которые, следуя
вышеизложенному, представляются синхронными двум последним типам, т.е. типу
Данку-Есеница и Окница?

Чтобы ответить на него, на составленной карте – Рисунок 75 мы совместили данные по географии распространения кельтов всех этих четырех интересующих нас
типов. Что выясняется?
Несмотря на малочисленность, кельты типа Плоешть практически целиком
наложились на ареал кельтов типа Окница. Как и последние, они встречаются и в
центральной части Севера Болгарии, но в
равной степени – и на левобережье Дуная,
в Олтении, с единичным „выбросом” вплоть
до Центральной Трансильвании (Cireşoia) и
Среднего Днестра (Hristici) (Рис. 75). В отличие от них, кельты типа Касимча более всего
наложились на ареал кельтов типа ДанкуЕсеница, но не полностью. Последние территориально связаны преимущественно с
северо-восточными районами Болгарии, с
распространением вплоть до Низовьев Пру-

Рис. 75. Локализация и территориальное соотношение кельтов с неорнаментированными арковидными фасками типа
Dancu и Ocniţa и кельтов с неорнаментированными трапециевидными фасками типа Casimcea и Ploieşti. Стрелки
– направленность распространения

125
та. Ареал же кельтов типа Касимча заметно
смещен к северу. Он начинается с Низовьев
Дуная (Casimcea, Mihai Bravu) и уходит
глубоко на север и северо-восток – вплоть
до Среднего и Нижнего Поднепровья (Рис.
75). Примечательно то, что, судя по литейной форме с поселения культуры Ноуа у с.
Острiвець (Рис. 69, 13) и литейной форме с
поселения культуры Белозерка у с. Любимовка (Рис. 69, 26), эта форма кельтов определенно была воспринята для воспроизведения в местной среде, чем, по-видимому,
и объясняется относительная многочисленность этих изделий в указанной зоне.
Краткие выводы
Осмысление выявленных хронологических и территориальных соотношений
оговоренных выше типов позволяет сформулировать целый ряд новых положений
касательно общей ситуации развития и
эволюции этих кельтов.
Во-первых, совершенно очевидно, что
возникновение и развитие всех вышеназванных типов – явление, связанное, главным образом, с периодом поздней бронзы,
временем, по ныне принятой периодизации, соответствующим периодам BrD и
HaA1 (Рис. 73).
Некоторые из этих кельтов (вариант
Ойнаку, тип Окница, Плоешть) продолжают бытовать и на протяжении собственно
раннего Гальштатта (по ныне принятой
периодизации – периоды HaA1/2–HaВ2/3)
(Рис. 73). Но главными и наиболее характерными для этого периода выступают уже
кельты с арковидными и трапециевидными
фасками, орнаментированные преимущественно дуговидными или вертикальными
нервюрами типа Вырбица А (в особенности
варианты D-F, типа Пелово) и типа Вырбица Т (включительно тип Горско Косово – с
пещерками) (Рис. 63).

Во-вторых. Изначально основная и, по
сути, единственная форма – кельты варианта Дичево, еще в недрах периода поздней бронзы (по принятой периодизации
– период BrD), помимо перехода к новым
приемам литья (от литья через расширение валикового утолщения к литью через
два литниковых канальца), испытывают
существенные модификации, выразившиеся, с одной стороны в относительно резком
общем уменьшении размеров отливаемых
изделий (и соответственно – их весовых показателей), а с другой – в увеличении типологического, возможно – функционального
и территориального разнообразия этих изделий, в наиболее полном объеме характеризующих поздний этап оговоренного
периода (т.е. период HaA1 по принятой периодизации).
К вопросу об относительно резком сокращении размеров отливаемых изделий
мы еще вернемся в одном из последующих
разделов. Что же касается изменения типологического набора, здесь отчетливо вырисовываются несколько направлений.
Одно из них – сохранение исходных,
традиционных морфолого-конструктивных
(арковидные фаски) и орнаментальных
мотивов (пещерки) с переводом их в менее
значимые по размерам и весовым показателями изделия. Это переход от варианта
Дичево к варианту Ойнаку, о чем ранее
сказано предостаточно.
Второе направление в модификации
исходных кельтов варианта Дичево – сохранение исходных морфолого-конструктивных элементов (арковидные фаски)
при полном отказе от их орнаментации.
Оно реализовалось в двух направлениях.
В одном случае оно привело к возникновению кельтов высоких пропорций типа
Данку-Есеница (Флорентин) (Рис. 50), характерных, преимущественно, для Северо-

126
Восточной Болгарии (Рис. 55 и 75). Во
втором случае – оно сопровождалось возникновением кельтов низких пропорций
типа Окница (Рис. 51), зафиксированных в
центральных районах Северной Болгарии,
но более всего, по-видимому, связанных с
Олтенией (Рис. 55 и 75).
Особый случай в модификации исходных кельтов варианта Дичево, вне сомнения, составляет сохранение традиционных
морфолого-конструктивных элементов (арковидные фаски) с постепенной заменой
традиционных пещерок имитирующими их
фигурными нервюрами, которые впоследствии привели к формированию орнаментальных композиций в виде дуговидных и
вертикальных нервюр, свойственных для
поздних кельтов как с арковидными, так и
трапециевидными фасками. Под первыми
подразумеваются кельты типа Вырбица А,
в особенности варианта А (Рис. 41А), которые хронологически охватывают и рассматриваемый период (см. Рис. 46), но о которых мы здесь умолчали из-за их малочисленности.
Наконец, последнее из существенных
модификаций в эволюции кельтов варианта Дичево – это переход от кельтов с
арковидно-оформленными фасками к кельтам с трапециевидными фасками. Хотя мы
еще не рассмотрели категорию кельтов с
укороченными трапециевидными фасками, должен заметить, что общая тенденция
перевода арковидных фасок в трапециевидные отчетливо документируется по случаям, когда одни и те же кельты дают разно
оформленные фаски: одну арковидную, вторую – под- или собственно трапециевидную.
Эти случаи прослеживаются еще с самого
раннего периода бытования кельтов варианта Дичево (клад Constanţa Palas) и впоследствии (и в виде сплошных, и в виде укороченных трапеций) встречаются и на более

поздних изделиях, на что мы неоднократно
обращали внимание по ходу анализа. Так
вот, применительно к рассматриваемым
здесь типам эти инновации ранее всего, похоже, проявились в появлении двух разных
типов. В одном случае – неорнаментированных кельтов высоких пропорций – типа
Касимча (Рис. 69), исходная территория которых просматривается где-то в Северной
Добрудже и, возможно, Мунтении (Рис. 75).
Во втором случае, речь идет о неорнаментированных кельтах низких, приземистых
пропорций типа Плоешть (Рис. 70), известных в центральных районах Северной Болгарии, но более всего, думаю, связанных с
Олтенией (Рис. 75).
С дальнейшей эволюцией последних, в
комбинации с влияниями кельтов варианта Ойнаку, очевидно, следует рассматривать появление кельтов типа Горско Косово
с трапециевидными фасками с пещерками
(Рис. 58), а в комбинации с кельтами с арковидными фасками, орнаментированными вертикальными нервюрами типа Вырбица А, варианты E-F (Рис. 42Е и Рис. 43) –
появление кельтов типа Вырбица Т1 (Рис.
59), а так же орнаментированных кельтов
с укороченными трапециевидными фасками, о которых речь еще впереди. Однако
все последние из перечисленных типов в
культурно-хронологическом
отношении
характеризуют собой не поздний период
бронзы, а особую ситуацию, обозначаемую
через традиционное понятие – ранний
Гальштатт (Рис. 46 и 63).
Между тем, все эти типологические
модификации и выявленные хронологические и территориальные соотношения
рассмотренных выше типов одновременно
выдают существенные преобразования в
структуре металлопроизводства всего Нижнего Подунавья, произошедшие c переходом от периода BrD к периоду HaA1.

127
Как уже отмечалось ранее, в период
BrD производство кельтов варианта Дичево
было сосредоточено отчасти в Добрудже и,
главным образом, в северо-восточных районах нынешней Болгарии (включительно –
Верховья Тунджи). С переходом к кельтам
варианта Ойнаку, в период HaA1 основное
производство этих кельтов смещается к западу – в бассейн р. Янтры (ее притоков с частичным охватом и левобережья Дуная), регион, который, судя по численности изделий
этого варианта, очевидно, временно, обретает центральное значение в отливке кельтов
нижнедунайских традиций (Рис. 30), откуда
они по инерции продолжают поступать в
Восточное Прикарпатье (Попрутье).
Однако, одновременно с этим, в Подунавье определенно возникают еще две периферийные провинции. Одна из них – восточная, ориентированная на производство
разнотипных неорнаментированных кельтов высоких пропорций, вторая – западная,
где отливались разнотипные неорнаментированные кельты низких пропорций.
Первую из этих провинций представляют
неорнаментированные кельты высоких пропорций с арковидными фасками типа ДанкуЕсеница и кельты высоких пропорций с трапециевидными фасками типа Касимча. Но,
производство кельтов типа Данку-Есеница
связывается с традиционными для дичевских изделий районами Северо-Восточной
Болгарии (включительно Верховья Тунджи)
(Рис. 55), а эпицентр производства кельтов
типа Касимча – значительно севернее и приходится, вероятнее всего, на север Добруджи
и Мунтению (Рис. 75). Показательно то, что
несмотря на относительную малочисленность, реализация и первых и вторых была
по-прежнему ориентирована на степную
зону – к востоку от Карпат (Рис. 75).
Вторую из образовавшихся провинций обнаруживают неорнаментированные

кельты низких пропорций с арковидными
фасками – типа Окница и кельты с трапециевидными фасками – типа Плоешть,
встречающиеся в центральных районах
Северной Болгарии, но производство которых, видимо, связано премущественно с
Олтенией, отрогами Южных Карпат. Показательно, что в отличие от восточных,
распространение этих кельтов, пусть и в
редких экземплярах, более всего ориентировано на Среднее Подунавье и Центральную Трансильванию (Рис. 55 и 75).
Как бы то ни было, уже на этом этапе
исследования совершенно очевидно, что
изменение размерных и весовых показателей изделий, как и диверсификация их
типологического набора органически вбирают в себя как непрерывную преемственность в развитии исходных местных традиций периода BrD, так и кардинальные
преобразования в структуре и организации
производства безушковых кельтов, распространившееся с переходом к периоду HaA1
на все Нижнее Подунавье.

б. Кельты с укороченными
трапециевидными фасками
(Приложение 1. Лист 5. Карта 5;
Табл. 21-27 №№ 1-85)
Кельты с укороченными трапециевидными фасками известны по 85 экземплярам, из которых 78 – отлитые изделия, а
семь – негативы на литейных формах. В
общей выборке они составляют около 21%,
а среди кельтов с трапециевидными фасками – около 55%.
Это относительно небольшие изделия,
подпрямоугольные в плане с легким расширением к прямому или дуговидному
лезвию. В отличие от предшествующей
группы эти кельты имеют несколько укороченные трапециевидные фаски, начинаю-

128
щиеся на один-полтора (иногда и меньше)
сантиметра ниже утолщенного края втулки и опускающиеся до самого лезвия, его
противоположных концов. Соответственно
на уровне шейки, под валиковым утолщением края втулки, они имеют овальное сечение, а на остальной части корпуса – шестигранное.
По оформлению фасок, как и ранее рассмотренные, эти кельты подразделяются
на две подкатегории: орнаментированные
и неорнаментированные.
Кельты с орнаментированными
фасками
Составляют подавляющее большинство
– 79 из 85. По орнаментике они подразделяются на кельты, орнаментированные
пещерками, и кельты, украшенные вертикальными нервюрами.
Кельты с пещерками на фасках,
тип Бэлческу/Bălcescu (Рис. 76, 1)
Увы, пока что этот тип представлен всего лишь одним экземпляром, но его состоятельность в типологическом отношении не
вызывает сомнений, и открытие новых подобных находок вполне ожидаемо.
Кельт происходит из известного клада
Nicolae Bălcescu (отсюда и название типа),
севернее Констанцы, в Добрудже. Это небольшой кельт, отлитый через два литниковых канальца, примыкавших к боковым
сторонам валикового утолщения. Имеет
укороченные трапециевидные фаски, одна
из которых орнаментирована хорошо выраженной сквозной пещеркой. Высота кельта
10,0, ширина тулова 3,1, ширина лезвия
4,0 см, а вес 197 г. Коэффициент пропорциональности его тулова составляет 3,2 (Рис.
76, 1, см. и Табл. 21, 1).
По размерам, пропорциям и оформлению этот кельт хорошо вписывается в

общую стилистику ранее рассмотренных
кельтов варианта Ойнаку и/или типа Горско Косово и должен датироваться периодом HaA1. Подобная датировка полностью
подтверждается и составом клада Nicolae
Bălcescu, содержащего серию серпов, о которых речь еще впереди. Однако пока нельзя
сказать ничего определенного о возможном
месте производства таких кельтов из-за их
единичности.
Кельты, орнаментированные
вертикальными нервюрами
Как уже отмечалось, эти кельты, в рамках рассматриваемой категории трапециевидных, представлены 78 экземплярами и
составляют подавляющее большинство. Из
них 75 – отлитые изделия, а три – негативы на литейных формах.
В конструктивном отношении это относительно небольшие кельты, подпрямоугольных в плане конфигураций, сравнительно низких пропорций, отлитые, как
правило, через два литниковых канальца,
примыкавших к боковым сторонам валикового утолщения края втулок.
Визуально, по орнаментике, как и в
случае с кельтами с арковидными фасками, эти изделия отчетливо распадаются на
две разные группы, два разных типа: кельты, фаски которых орнаментированы вертикальными нервюрами, и кельты, сочетающие в себе орнаментированные фаски
с орнаментом в виде лесенки или псевдолесенки, расположенном над фасками, т.е.
в пространстве между основанием трапециевидных фасок и валиковым утолщением края втулки. Следуя наиболее выразительным изделиям, сполна представленным в кладах Вырбица 1 и Вырбица 2, первые из кельтов мы будем обозначать как
тип Вырбица Т2А, а вторые – как тип
Вырбица Т2В.

129

Рис. 76. Кельты типа Бэлческу/Bălcescu – 1 – Nicolae Bălcеscu и типа Вырбица Т2А: 2-7 – Вырбица 1; 8-13 – Вырбица 2;
14-17 – Горско Косово; 18 – Дичево; 19-23 – Овча Могила; 24 – Алтимир; 25-26 – Гулянцы; 27 – Галатин; 28 – Голямо
Пещене; 29 – Лесковец; 30 – Сокол; 31 – Продимчец; 32 – Манища; 33 – Митровци; 34 – Пелово; 35 – Стражица; 36
– Цаконица; 37 – Хотница 2; 38 – „Ловач”; 39 – Cerat; 40 – Orodel; 41 – Врыв; 42 – Горско Сливово; 43 – Продимчец.
В скобках – номера по основному каталогу

130
Кельты с орнаментированными
фасками. Тип Вырбица Т2А
(Рис. 76, 2-43)
Репрезентативная группа, объединяющая 59 отлитых предметов (Табл. 22, 9-21;
Табл. 23, 22-33; Табл. 24, 34-49; Табл. 25,
50-55, 57-62; Табл. 26, 64-69) и три негатива
на литейных формах (Табл. 22, 7; Табл. 25,
56; Табл. 26, 63). Многие из наиболее выразительных кельтов этого типа для удобства
читателя дополнительно вынесены на Рисунке 76, 2-43.
Большинство кельтов происходят из
кладов. Более половины из них связано с
кладами Вырбица 1 – 9 экз. (Рис. 76, 2-7;
Табл. 22, 9-17), Вырбица 2 – 16 экз. (Рис.
76, 8-13; Табл. 22, 18-21; Табл. 23, 22-33),
Горско Косово – 7 экз. (Рис. 76, 14-17; Табл.
34-40) и Овча Могила – 8 экз. (Рис. 76, 1923; Табл. 24, 42-49). Два таких кельта происходят из клада Гулянцы (Рис. 76, 25-26;
Табл. 25, 51-52) и по одному – из кладов
Дичево/Сокол (Рис. 76,18; Табл. 24, 41),
Лесковец (Рис. 7б, 29; Табл. 25, 55), Продимчец (Рис. 76, 31; Табл. 25, 57), Пелово
(Рис. 76, 34; Табл. 25, 60) и Стражица (Рис.
76,35; Табл. 25, 61). Единичные находки
представлены кельтами из Алтимир (Рис.
76, 24; Табл. 76,24; Табл. 25, 50), Галатин
(Рис. 76, 27; Табл. 25, 53), Голямо Пещене
(Рис. 76, 28; Табл. 25, 54), Манища и Митровцы (Рис. 76, 32-33; Табл. 25, 58-59), Цоканица и Ловач-? (Рис. 36,38; Табл. 25, 62;
Табл. 26, 64). Еще две случайные находки
известны из Cerat и Oradel (Рис. 76, 39-40;
Табл. 26, 65-66) в Олтении. Негативы этих
кельтов известны по литейным формам из
Сокол (Рис. 76, 30; Табл. 25, 56), Хотница
(Рис. 76, 37; Табл. 26, 63) и, с определенной долей условности – из клада Брэдичешть/Brădiceşti (Табл. 22, 7), найденного
на поселении культуры Cozia-Stoicani близ
Ясс. Кроме того, условно, как и ранее, в

эту группу мы включили еще три кельта,
сходные по основным показателям, но отличающиеся наличием бокового ушка. Это
кельты из кладов Продимчец, Горско Сливово и случайная находка из Врыв (Рис. 76,
41-43; Табл. 26, 67-69).
Кельты характеризуются весьма заметным разбросом показателей по высоте тулова – от 5,6-6,0 до 11,1 см (при наибольшей
концентрации в диапазоне от 8,0 до 10,0
см), но – достаточно высокой компактностью по ширине тулова (в основном от 3,0 до
3,6 см) и ширине/длине лезвия (преимущественно от 3,5 до 4,5 см) (Рис. 77, 1-3). Коэффициент пропорциональности их тулова в
основном составляет от 2,0 до 3,2 (Рис. 77,4)
и соответственно они оцениваются как изделия относительно низких пропорций. Их
вес колеблется от 70-80 до 300 г (Рис. 77,
5). Среднестатистический вес одного такого кельта (из 52 взвешенных) составляет
169,1 г. Следовательно, на отливку 59 готовых изделий было израсходовано не менее
10,0 (9,98) кг металла.
Судя по остаткам литниковых отростков, сохранившихся на подавляющем
большинстве этих изделий, отливались
эти кельты через два литниковых канальца, располагавшихся по боковым сторонам
валикового расширения края втулки (Рис.
76, 2-10, 13-17, 19-29, 31, 33, 35, 39, 41-43).
Этот метод дополнительно подтверждается
и двумя литейными формами (Табл. 22, 7;
Рис. 76, 30).
Основным идентифицирующим признаком кельтов этого типа являются укороченные трапециевидные фаски, орнаментированные 2-3, иногда, до 5-6 простыми
вертикально опущенными рельефными
нервюрами.
Фаски обычно начинаются на одинполтора сантиметра ниже валикового утолщения края втулки, хотя достаточно часто

131

83
68
61
57
53
28

5

0

62
13

58
49
48

52
47
16

40

50
43

81
38

82
60
45

6

64
15

46
14
12

44

84
80
42

59
29

7

71
67
56
36
33
17
11

85
79
54
51
39
32

78
37
35

8

84
82
69
68
54
46
45
43
35
31
28
13

10

5

48
0

47
39
16

67

71
57
50
49
44
41
15
14
11

2

2

77
73
69
66
10

48

0
2

65
64
62
59
56
51
42
30
17

85
83
79
76
58
33
32

80
78
77
75
66
63
60
29
25
22
21
12
9

27
20

49

62

58
38

64
47
13

50

60
45
44
42
40

62
58
52
13

81

4

60
49

43

43
41
39
16
12

68
56
52
46
34
28
14

82
80
77
64
50
47
45
16
12

48
40
29
15

59
46
42
36
14

85
79
78
70
68
56
53
33
32

84
83
73
44
38
37
10

81
55
52
36
34
27
26
24
23
19
18

60
47
45

81
52
43

100

5
10

24
23

22
21

11 cm

Лист 5, ширина
тулова
74
73
72
70
37

53
20

10

83
77
71
66
65
61
51
35
32
19
17
11

85
80
79
33
29

82
81
63
59
57
54
53
15

Лист 5, ширина
лезвия

78
73
69
55
37
36

84
76
75
67
30
10
9

74
24
23
22
21

70
26
20

31
27

72
25
18

74
66
57
51
34
28
26
19
17

76
71
63
55
54
20
11
9

75
72
67
65
35
27

5 cm

Лист 5, пропорции
69
61
30
18

39
24
23

41
31
25
22
21

3,0

5

49
48

72
25

4

2,0

58
40
38
13

18

4 cm

3

5

0

75
55
31

3

5

0

74
63
30

10

10

3

Лист 5, высота

9

1

61
40
38

76
70
65
41
34
26
19
9

82
54
46
16

64
50
44
14

77
39
15
11

78
29
28
19
12

71
42

80
68
53
51

50
Тип Вырбица Т2А

35
30
17

83
59
37
32
31

4,0

Лист 5, вес

76
33

79
36
34

73
65
10

200

74

75
9

70
26

27

55
20

24
18

25
22

50
83

23
21

72
300 gr

Тип Вырбица Т2В

Рис. 77. Распределение кельтов с орнаментированными укороченными трапециевидными фасками типа Вырбица Т2А и
типа Вырбица Т2В по высоте (1), ширине тулова (2), ширине лезвия (3), пропорциям (4) и весу (5)

132
это расстояние гораздо меньше. Фаски, как
правило, имеют отчетливые контуры по
всему параметру и опускаются до самого
края лезвия, его боковых концов. Соответственно, на уровне „шейки” тулово кельтов
имеет овальное сечение, а на уровне фасок
– шестигранное.
Однако в отдельных случаях верхняя
перекладина трапеций не обозначена, но
ее конфигурация легко определяется по боковым граням и расположению орнамента
(Табл. 23, 30-31). Достаточно часты случаи,
когда трапециевидные фаски как будто бы
поднимаются до утолщенного края втулки, но на деле это или слабо выраженные,
смягченные грани-выпуклости (Табл. 22, 9,
15, 20; Табл. 24, 38, 40), или же короткие
вертикальные нервюры, при которых шейка кельтов сохраняет свое овальное сечение (Табл. 22, 17; Табл. 23, 26). Лишь в двух
случаях зафиксированы кельты с разными
фасками: одна укороченная трапециевидная, а вторая – сплошная трапециевидная,
но при этом орнамент на последних начинается с уровня орнамента укороченных
фасок (Табл. 22, 11, 21). А на одном кельте
одна фаска укороченная трапециевидная,
а вторая более всего напоминает арковидную конфигурацию (Табл. 25, 51).
Орнамент этих кельтов, как уже отмечалось, обычно состоит из 2-3 до 5-6 простых
рельефных нервюр, вертикально опущенных по поверхности фасок, покрывая приблизительно половину или две трети их высоты. В ряде случаев нижние или верхние
концы этих нервюр обозначены рельефными точками (Табл. 22, 10-11; Табл. 23, 26, 3031; Табл. 24, 47). На отдельных кельтах орнамент фасок состоит как бы из каннелюр –
параллельных вертикальных углубленных
полосок с выступающими боковыми гранями, создающими видимость вертикальных
нервюр (Табл. 24, 47-48; Табл. 25, 50).

Из дополнительных элементов орнамента можно отметить достаточно часто
встречающиеся горизонтальные рельефные
нервюры, опоясывающие верхнюю часть тулова кельтов, соединяющие собой верхние
перекладины трапециевидных фасок обеих
плоскостей (Табл. 22, 12, 15; Табл. 23, 25, 27,
29; Табл. 24, 42, 49; Табл. 25, 56, 60-61). На
отдельных изделиях, как и в случае многих
других типов, на валиковых утолщениях
края их втулок встречаются косые орнаментальные „насечки” (Рис. 76, 8, 30, 37).
Кельты, сочетающие
орнаментированные фаски
с лесенками на тулове.
Тип Вырбица Т2В (Рис. 78)
Известны по 16-ти отлитым изделиям
(Рис. 78; Табл. 26, 70-76; Табл. 27, 77-85).
Большинство из них происходят из кладов:
два из них входят в состав клада Вырбица 1
(Рис. 78, 1-2), пять из клада Вырбица 2 (Рис.
78, 3-7), один из клада Горско Косово (Рис.
78, 8) и пять – из клада Овча Могила (Рис.
78, 9-13). Остальные три – единичные находки: два из них происходят с территории Болгарии (Рис. 78, 14-15) и один из Пятигорского
музея на Северном Кавказе (Рис. 78, 16).
По основным метрическим показателям эти кельты мало чем отличаются от
ранее рассмотренных кельтов типа Вырбица Т2А. Это сравнительно небольшие
изделия высотой от 6,8-7,0 до 10,0-10,7 см,
шириной тулова 3,0-3,6 см и шириной/длиной лезвия 3,9 - 4,5-4,8 см (Рис. 77, 1-3).
Отличаются низкими пропорциями с коэффициентом пропорциональности тулова от
1,9-2,2 до 2,9 (Рис. 77, 4). Вес кельтов колеблется от 108-120 до 240-250 г, и только
в одном случае составляет 301 г (Рис. 77,
5). Среднестатистический вес одного такого кельта (из 14 взвешенных) составляет
187,6 г. Следовательно, на отливку 16 гото-

133

Рис. 78. Кельты типа Вырбица Т2В: 1-2 – Вырбица 1; 3-7 – Вырбица 2; 8 – Горско Косово; 9-13 – Овча Могила; 14 – Каменица; 15 – „Пазарджик”; 16 – „Пятигорск”. В скобках – номера по основному каталогу

вых изделий было израсходовано не менее
3,0 кг металла.
Подобно кельтам типа Вырбица Т2А,
кельты типа Вырбица Т2В, судя по остаткам литниковых отростков (Рис. 78, 1-13),
отливались через два литниковых канальца, примыкавших к боковым сторонам валикового утолщения.
Главная отличительная особенность
этих кельтов обнаруживается в их орнаментике. Как и в случае кельтов типа Вырбица Т2А, укороченные трапециевидные фаски этих кельтов орнаментированы теми
же вертикально опущенными рельефными
нервюрами. Однако в этом случае орнаментированные фаски сочетаются с орнаментом
на тулове, на шейках кельтов, заполняя пространство между валиковым утолщением
края втулок и основанием трапециевидных
фасок. Обычно этот орнамент состоит из горизонтальных поясков – лесенок, образованных из двух горизонтальных параллельных
линий, пространство между которыми заполнено короткими вертикальными, косыми

Рис. 79. Соотношение кельтов типа Вырбица Т2А и типа
Вырбица Т2В по высоте (вертикаль) и ширине
(горизонталь) тулова

134
или угловидными нервюрами (Рис. 78, 2-3, 7,
9; Табл. 26, 71-72, 76; Табл. 27, 78). Иногда
лесенки расположены в два этажа (Рис. 78, 4,
10; Табл. 26, 73; Табл. 27, 79), а в отдельных
случаях оконтуривающие лесенки горизонтальные линии опущены, и короткие нервюры свободно заполняют пространство между
валиковым утолщением края втулок и трапециевидными фасками, образуя как бы
самостоятельный орнаментальный мотив,
лишь напоминающий лесенку (Рис. 78, 1, 5,
8, 11-16; Табл. 26, 70, 74; Табл. 27, 77, 80-85).
Соотношение с другими типами.
Как следует из приведенных характеристик, несмотря на отмеченное своеобразие,
выраженное в присутствии дополнительного орнаментального пояска на шейке
изделий, кельты типа Вырбица Т2В по

всем остальным показателям практически
идентичны изделиям типа Вырбица Т2А.
Это касается как метода их отливки (через
два литниковых канальца), конструктивных особенностей (укороченные трапециевидные фаски), их общих конфигураций
(прямоугольные приземистые очертания
с легким расширением к прямому или
дугообразному лезвию), их орнаментики
(вертикально опущенные нервюры), так и
основных метрических показателей и их
соотношений. Последнее из обстоятельств
особенно наглядно проступает из корреляции, скажем, высоты кельтов на ширину
их тулова, представленной на Рисунке 79,
из которого очевидно, что конфигурация,
образованная кельтами типа Вырбица
Т2В, полностью вписывается в конфигура-

Рис. 80. Хронологические позиции кладов с разнотипными и разновариантными кельтами с арковидными
и трапециевидными фасками

135
цию, образованную кельтами типа Вырбица Т2А, как по размерным показателям,
так и по их ориентации, указывающей на
сходство изделий по коэффициентам пропорциональности их тулова. Следуя этим
данным, определенно можно утверждать,
что оба эти типа должны быть едины и в
хронологическом, и в территориальном отношениях.
И действительно, если обратиться к вопросу о взаимовстречаемости этих типов в
закрытых комплексах, легко обнаружить,
что 13 (из 16) кельтов типа Вырбица Т2В
происходят из четырех кладов, содержащих
одновременно и наибольшее число кельтов
типа Вырбица Т2А (37 из 44 учтенных).
А это клады Вырбица 1, Вырбица 2, Овча
Могила и Горско Косово, однозначно атрибутированные специалистами к горизонту
раннего Гальштатта (Рис. 80).

Соответственно, единство кельтов типа
Вырбица Т2В и типа Вырбица Т2А полностью подтверждается и их территориальным соотношением. Оно представлено на
карте – Рисунок 81. Из этой иллюстрации
видно что, хотя кельты типа Вырбица Т2А
дают несколько больший ареал, охватывающий и центральную и западную части
нынешней Северной Болгарии, их основная концентрация (как по числу местонахождений, так и по численности находок)
приходится на тот же район, что и основная концентрация кельтов типа Вырбица
Т2В, район, ограничивающийся, главным
образом, междуречьем рек Янтры и Вита
(Рис. 81). Следовательно, производство
этих кельтов определенно осуществлялось
в пределах одного и того же очага металлообработки, в рамках одних и тех же мастерских оговоренного района.

Рис. 81. Локализация и территориальное соотношение разнотипных кельтов с трапециевидными фасками.
IAB – ареал кельтов варианта Дичево; IIA – варианта Ойнаку; IIB – типа Горско Косово, Вырбица Т1, Вырбица Т2А
и типа Вырбица Т2В

136
Между тем, абсолютно сходную ситуацию демонстрируют кельты типа Вырбица Т2В и в соотношении как с кельтами
с высокими трапециевидными фасками,
орнаментированными
вертикальными
рельефными нервюрами типа Вырбица
Т1 (не считая кельтов-долот высоких пропорций), так и с большинством вариантов
кельтов с арковидными фасками, орнаментированными фигурными, дуговидными или вертикальными нервюрами типа
Вырбица А.
Сравниваемые по основным метрическим показателям, все эти кельты дают
сходные или близко сходные, взаимоперекрывающиеся группировки-конфигурации,
которые, к тому же, практически полностью совпадают и по своей ориентации, отражая тем самым близость образующих их

изделий и по пропорциям тулова (Рис. 82 и
83). И это вполне объяснимо, поскольку, за
единичными исключениями, подавляющее
большинство изделий этих типов связано с
одними и теми же комплексами – комплексами периода раннего Гальштатта. А это
все те же клады – Вырбица 1, Вырбица 2,
Овча Могила, Горско Косово, а также примыкающие к ним в хронологическом отношении клады Сокол, Стражица, Пелово,
Гулянцы, Горско Сливово, Агатово, Градешница (Рис. 80). И, что естественно, при
незначительных различиях все эти типы
дают одни и те же, сходные пространственные параметры с наибольшей концентраций в междуречье рек Янтры и Вита (Рис.
81; Рис. 84).
Таким образом, суммируя данные по соотношению кельтов с укороченными трапе-

Рис. 82. Соотношение кельтов типа Вырбица Т2А, типа
Вырбица Т2В и типа Вырбица Т1 по высоте (вертикаль) и ширине (горизонталь) тулова

Рис. 83. Соотношение кельтов типа Вырбица Т2А, типа Вырбица Т2В и типа Вырбица А (варианты C-F) по высоте (вертикаль) и ширине (горизонталь) тулова

137

Рис. 84. Локализация и территориальное соотношение кельтов типа Вырбица Т2А-В и кельтов типа Вырбица А (варианты
A-F) и Пелово.
IAB – ареал кельтов варианта Дичево; IIA – варианта Ойнаку; IIB – типа Вырбица Т2А-В, типа Вырбица А и
Пелово

циевидными фасками, орнаментированными вертикальными нервюрами типа Вырбица Т2А и Вырбица Т2В, мы приходим к
выводу, что они, как и кельты со сплошными трапециевидными фасками типа Горско
Косово и Вырбица Т1 (не считая кельтыдолота высоких пропорций), равно как и
большинство кельтов с арковидными фасками, орнаментированными дуговидными
или вертикальными нервюрами типа Вырбица А (варианты А-F) и Пелово, – явление,
целиком связанное с горизонтом раннего
Гальштатта (Рис. 80). Показательными при
этом выступают два важных обстоятельства:
во-первых – резкое возрастание численности кельтов с трапециевидными фасками
взамен кельтов с арковидными фасками
предшествующих периодов; а во-вторых –

преобладающее значение орнамента в виде
вертикальных нервюр, характерного как
для кельтов с трапециевидными фасками
(типа Вырбица Т1, Вырбица Т2А-В), так и
части кельтов с арковидными фасками (тип
Вырбица А, варианты Е и F), широко распространившегося взамен традиционного
для предшествующих периодов орнамента
в виде пещерок и/или имитирующих их фигурных нервюр (Рис. 80).
Основными носителями этих кельтов
выступают такие знаковые клады, как
Вырбица 1, Вырбица 2, Овча Могила, Горско Косово, а также клады Стражица, Пелово, Гулянцы, Горско Сливово, Агатово,
Градешница и др. (Рис. 80).
Бытование всех этих кельтов связано
с Вырбицким очагом металлообработки (в

138
понимании Е.Н Черных), продукция которого распространялась на всю центральную
и западные районы нынешней Северной
Болгарии, но их производство определенно было сосредоточено преимущественно
в мастерских центральных районов этой
зоны, т.е. в междуречье рек Янтры и Вита
(Рис. 81; Рис. 84).
Кельты с укороченными,
неорнаментированными
трапециевидными фасками.
Тип Логрешть/Logreşti (Рис. 85)
Редкий тип. Известен всего лишь по
одному отлитому изделию из Центральной
Трансильвании (Рис. 85, 1) и двум негативам на литейных формах из клада LogreştiMoşteni/Логрешть-Моштень, откуда и название типа (Рис. 85, 2-3; Табл. 21, 3-4). С
определенной долей условности к этому
типу можно отнести также негатив кельта
на литейной форме без точного адреса из
Муз. Арх. в Софии (Рис. 85, 4; Табл. 21, 5,
а), негатив литейной формы с поселения
культуры Tei IV Cernica близ Бухареста
(Рис. 85, 5; Табл. 22, 6), а также один кельт
из клада Горско Косово, отличающийся
тем, что одна из его фасок имеет арковидную форму, из-за чего он был включен и в
Лист 1 (Рис. 85, 6; Табл. 3, 29; Табл. 22, 8).

Это относительно небольшие изделия,
высотой от 8,2 до 10,7 и шириной тулова
от 2,5 до 3,6 см. По соотношению этих показателей они характеризуются как изделия средних пропорций с коэффициентом
пропорциональности 2,9-3,3. Судя по двум
взвешенным изделиям, их вес должен составлять где-то менее 220-230 г.
Кельты (за одним исключением) имеют
подпрямоугольное в плане тулово с заметным расширением к прямому или дуговидному лезвию. Отливались они преимущественно через два литниковых канальца,
примыкавших к боковым сторонам валикового утолщения края втулок (Рис. 85, 2-4,
6). Хотя, судя по литейной форме из Cernica
(Рис. 85, 5), некоторые из них отливались и
непосредственно через расширение, предусмотренное для валикового утолщения
края втулки.
Типологические особенности этих кельтов сводятся к четко выраженным укороченным трапециевидным фаскам. Фаски
обычно начинаются на один-полтора сантиметра ниже валикового утолщения края
втулок и опускаются к низу, до противоположных концов лезвия. Соответственно, в
верхней части тулова кельты имеют овальное сечение, а на уровне фасок – шестигранное. В ряде случаев края фасок как бы

Рис. 85. Кельты типа Logrești/Логрешть: 1 – Petrești; 2-3 – Logrești-Moșteni; 4 – „София”; 5 – Cernica; 6 – Горско Косово.
В скобках – номера по основному каталогу

139
оконтурены рельефно выступающими нервюрами (Рис. 85, 1,3, 6). По этим характеристикам кельты типа Logreşti, не считая
условно отнесенного к этому типу кельта из
Горско Косово (Рис. 85, 6), полностью схожи ранее рассмотренному кельту из клада
Nicolae Bălcescu (Рис. 76, 1), но, в отличие
от последнего, они лишены орнамента.
Ориентируясь на метрические показатели, пропорции кельтов, оформление их фасок, их сходство с кельтом из клада Nicolae
Bălcescu (Рис. 76, 1), а также учитывая кельт
со смешанными признаками из Горско Косово (Рис. 85, 6), время бытования этих кельтов
вне сомнения следует определить периодом
HaA1, а их производство – с Вырбицким очагом металлообработки. Однако, учитывая
локализацию трех из наиболее выразительных изделий из Petreşti и Logreşti (Рис. 85,
1-3), представляется, что их основное производство осуществлялось в мастерских, приуроченных к отрогам Южных Карпат, в румынской Олтении (верховья реки Jiu). Как

бы то ни было, исходя из имеющихся скудных данных, есть все основания полагать,
что рассматриваемые кельты типа Logreşti
входили в тот же набор изделий, что и ранее рассмотренные – неорнаментированные
кельты типа Ocniţa (с арковидными фасками) и типа Ploieşti (со сплошными трапециевидными фасками), с которыми они обнаруживают наиболее полные территориальные
соответствия (Рис. 86).
Основные выводы по кельтам с
трапециевидными фасками (Рис. 87)
В сравнении с кельтами с арковидными
фасками, кельты с трапециевидно оформленными фасками составляют вторую по
значимости категорию изделий, характерных для нижнедунайской традиции. Если
первые представлены около 235 находками (включительно негативы на литейных
формах) и составляют около 59,0% от всей
выборки, то вторые известны по 185 находкам и составляют около 38,0%.

Рис. 86. Локализация и территориальное соотношение кельтов типа Логрешть, Окница и Плоешть

140
Они подразделяются на две разновидности. Одна из них характеризуется
сплошными трапециевидными фасками,
а вторая – укороченными. Каждая из этих
разновидностей распадается на ряд самостоятельных типов, отличающихся по орнаментике и/или пропорциям.
Обе из оговоренных разновидностей
возникли из модификации наиболее ранних кельтов тип Дичево, вариант Дичево;
модификаций, выразившихся в переводе
арковидных фасок в трапециевидные. Начало этого процесса прослеживается еще со
времени, когда среди „классических“ крупных – тяжелых кельтов с арковидными
фасками начинают появляться отдельные
изделия с разно оформленными фасками:
одной – арковидной, а второй – трапециевидной или подтрапециевидной. Самые
ранние подобные изделия зафиксированы
по кладам периода BrD из Constanţa Palas
(Табл.7, 85; Табл. 8, 95), Лозница (Табл.
3, 36), Ulmi-Liteni (Табл. 10, 123), а в ряде
случаев и в более поздних кладах периода
HaA-HaB, как то: Горско Косово (Табл. 3,
29-30), Вырбица 1 (Табл. 6, 74; Табл. 16, 24)
и Гулянцы (Табл. 25, 51).
Судя по единичным изделиям из кладов Constanţa Palas и Лозница, сочетающих в себе одну арковидную, а вторую
– подтрапециевидную фаски (Табл.7, 85;
Табл. 8, 95), а, с другой стороны, по уже
четко сложившимся единичным изделиям
со сплошными трапециевидными фасками
типа Ploieşti и Casimcea, имеющихся в кладах периода BrD (в первом случае – клады
Дичево, Hristici –Табл. 20, 50; во втором –
клады Mihai Bravu, Casimcea, Chişinău и
др. – Табл. 20, 41-43, 51, 55-56), создается
впечатление, что процесс перехода или замены традиционных арковидных фасок
сплошными трапециевидными и укороченными трапециевидными, был одновре-

менным. Но веских аргументов касательно
появления кельтов с четко оформленными
укороченными трапециевидными фасками
еще в период BrD, пока что нет.
Как и в случае эволюции ранее рассмотренных кельтов с арковидными фасками,
процесс модификации и переход к кельтам
с трапециевидно оформленными фасками
связан, главным образом, со временем перехода к периоду HaA1 и вбирает, в основном, те же характеристики, что и при преобразовании первых – арковидных.
В технико-технологическом отношении
– это переход к литью через два литниковых канальца, примыкавших к боковым
сторонам края втулки. Литье непосредственно через расширение, предусмотренное для валикового утолщения края втулки, сохраняется, но, похоже, как и в случае
кельтов с арковидными фасками (типа
Данку-Есеница-Флорентин), лишь применительно к кельтам-долотам высоких
пропорций типа Casimcea.
В метрическом отношении – переход к
литью исключительно малых – легких изделий, однако, как и в случае арковидных,
с четким разграничением на кельты низких – приземистых пропорций (применительно к арковидным – варианта Oinacu,
типа Вырбица А, Ocniţa и др.; применительно к трапециевидным – типа Вырбица Т1, Вырбица Т2 А-В, Ploieşti и др.) и
кельты высоких пропорций (типа ДанкуЕсеница-Флорентин – применительно к
арковидным и типа Casimcea, Вырбица
Т1(в) – применительно к кельтам с трапециевидными фасками).
В плане орнаментики изделий. Подобно кельтам с арковидными фасками сохраняются, заимствуются традиционные орнаментальные пещерки, причем, как применительно к кельтам со сплошными (тип
Горско Косово), так и применительно к

141
кельтам с укороченными трапециевидными фасками (тип Bălcescu). Но таких изделий мало, и вскоре они исчезают из типологического набора. Вместе с тем, одновременно, и опять-таки как и в случае с арковидными кельтами (тип Ocniţa, DancuЕсеница), в производство внедряются
кельты с неорнаментированными фасками. В случае кельтов со сплошными трапециевидными фасками – как низких, приземистых (тип Ploieşti), так и высоких (типа
Casimcea) пропорций. А в случае кельтов
с укороченными трапециями – средних
пропорций (тип Logreşti). И последнее из
направлений – это переход к кельтам, чьи
фаски орнаментировались вертикальными
рельефными нервюрами, характерными и
для кельтов со сплошными трапециевидными фасками (тип Вырбица Т1), и для
кельтов с укороченными трапециевидными фасками (типа Вырбица Т2 А-В), и
которые для комплексов периода раннего
Гальштатта становятся доминирующими в
количественном отношении.
Иными словами, как следует из изложенного, модификация, переход от ранних
крупных – тяжелых кельтов с арковидными
фасками варианта Дичево периода BrD к
разнотипным малым – легким кельтам как
с арковидными, так и с трапециевидными
(сплошными и укороченными) фасками,
вбирающих в себя одни и те же тенденции
и характеристики, выдают то, что дальнейшая эволюция последних на протяжении
периода HaA1 и позже – на протяжение собственно раннего Гальштатта (HaA-HaB), в
основном, шла одновременно и параллельно, но не всегда в рамках тех же хронологических границ и той же территории.
Как уже отмечалось ранее, возникнув
как прямое продолжение традиций кельтов варианта Дичево, кельты с пещерками
на арковидных фасках варианта Oinacu

формируются еще в рамках исходного –
Дичевского очага металлопроизводства, но
их наибольшее производство связано уже,
главным образом, с бассейном реки Янтры
и отчасти левобережьем Дуная (Рис. 30),
где они сполна представлены в комплексах
периода HaA1 и в меньшей степени в более поздних комплексах периода раннего
Гальштатта (Рис. 29; Рис. 46). А вот кельты с теми же пещерками, но со сплошными
трапециевидными фасками типа Горско
Косово (не считая своеобразного кельта из
Ulmi-Liteni), территориально как будто бы
связаны преимущественно с междуречьем
рек Янтры и Вита – т.е. основным эпицентром Вырбицкого очага металлообработки (Рис. 64), где они взаимовстречаются с
кельтами варианта Oinacu, но, похоже,
лишь в наиболее ранних из кладов этого
района (клады Горско Косово, Вырбица 1 и
Вырбица 2 – Рис. 63). Однако, судя по малочисленности (7-8 экз.), бытование этого
типа, в сравнении с ойнакскими, очевидно было весьма кратковременным. Ничего
определенного нельзя сказать в этом плане о кельтах с пещерками на укороченных
трапециевидных фасках типа Бэлческу,
представленного пока что единственным
экземпляром, происходящим из клада периода HaA1 близ Констанцы.
Кельты высоких пропорций с неорнаментированными арковидными или трапециевидными (сплошными или укороченными) фасками. Как первые – тип DancuЕсеница (Флорентин), так и в случае
вторых со сплошными трапециевидными
фасками – тип Casimcea, появляются еще
в период BrD (Рис. 46; Рис. 73), в рамках
Дичевского очага металлопроизводства, где
они продолжают бытовать и на протяжении
периода HaA1. Но первые – тип DancuЕсеница, реализуясь в рамках прежних
границ этого очага – т.е. в северо-восточных

142
районах Болгарии и верховьях Тунджи,
одновременно, возможно, передаются и на
крайне западные районы современной Болгарии – тип Флорентин (Рис. 55). Кельты
же типа Casimcea, хотя территориально
и примыкают к границам ранее действующего Дичевского (Добруджского) очага, их
эпицентр производства явно смещается несколько к северу – на север Добруджи и, повидимому – в Мунтению (Рис. 75).
На период BrD определенно приходится появление и первых неорнаментированных кельтов низких пропорций со
сплошными трапециевидными фасками
типа Ploieşti, и, по-видимому, кельтов с
укороченными трапециевидными фасками типа Logreşti, и кельтов с арковидными фасками типа Ocniţa (Рис. 73). Однако последующая эволюция этих типов, в
отличие от выше рассмотренных, связана
преимущественно с Вырбицким очагом металлообработки, имея в виду как центральные районы севера современной Болгарии,
т.е. – междуречье рек Янтры и Вита, так и,
главным образом, – отроги Южных Карпат
в румынской Олтении (верховья рек Jiu –
Ialomiţa) (Рис. 55; Рис. 75; Рис. 86). Более
того, если кельты типа Dancu-Есеница
(Флорентин) и типа Casimcea, похоже,
бытовали, главным образом, лишь на протяжении периода HaA1, то кельты типа
Ploieşti, Ocniţa и, вполне возможно, и
типа Logreşti, продолжают свое развитие
вплоть до самых финальных этапов периода раннего Гальштатта (Рис. 73).
Наконец, с самым концом периода поздней бронзы (т.е. по принятой хронологии
– периодом HaA1) связывается формирование большинства кельтов с арковидными,
сплошными и укороченными трапециевидными фасками, орнаментированных дуговидными и преимущественно вертикальными нервюрами типа Вырбица А (варианты

С-F), типа Пелово, типа Вырбица Т1 и
типа Вырбица Т2А-В. Но их производство
в отличие от большинства выше рассмотренных типов было сосредоточено исключительно в рамках Вырбицкого очага металлообработки, с эпицентром преимущественно в
междуречье рек Янтры и Вита (Рис. 40; Рис.
64; Рис. 81), а их максимальное бытование,
похоже, целиком падает на период раннего
Гальштатта (Рис. 46; Рис. 63; Рис. 80).
Предположительное генетическое, хронологическое и территориальное соотношение кельтов с арковидными фасками типа
Дичево (вариант Дичево и Ойнаку) и его
производных – кельтов с трапециевидными фасками типа Касимча, Плоешть,
Логрешть, Бэлческу, Горско Косово,
Вырбица Т1 и Вырбица Т2А-В в схематической форме дано на Рисунке 87 (для
сравнения с арковидными см. Рис. 56).

Рис. 87. Предположительное генетическое (cтрелка), хронологическое и территориальное соотношение
кельтов с арковидными фасками типа Дичево
(варианты Дичево и Ойнаку) и кельтов с трапециевидными фасками типа Касимча, Плоешть,
Бэлческу, Горско Косово, Логрешть, Вырбица Т1,
Вырбица Т2А и Вырбица Т2В.
I – горизонт периода поздней бронзы, II – горизонт периода собственно раннего Гальштатта

143
4. Кельты редких форм, c овальным
сечением
(Приложение 1. Лист. 6. Карта 6.
Табл. 28, 1-12)
Категорию представляют кельты с
овальным сечением, или иными словами
– кельты с не обозначенными, не выделенными фасками. Это обычные безушковые
кельты с хорошо выделенным, утолщенным краем втулки, с подпрямоугольным
в плане туловом, с равномерно овальным
или овально-многогранным сечением (Рис.
88).
Это малочисленная группа, объединяющая всего 12 изделий. Они известны как
по отлитым орудиям, так и по негативам
на литейных формах. Как и в случае иных
категорий, имеются изделия, лишенные
всякого орнамента, как и орнаментирован-

ные. Их оформление, как правило, носит
индивидуальный характер.
Следуя имеющимся материалам, можно
говорить о двух хорошо выраженных типах,
представленных в одном случае тремя, а в
другом – двумя выразительными изделиями. Во всех остальных случаях, это пока что
единичные, своеобразные изделия.
Кельты, условно названные – тип
Овча Могила (Рис. 88, 1-3). Известны по
трем экземплярам. Один из них происходит из клада Овча Могила (откуда и название типа) (Рис. 88,1), один – безадресная находка из муз. Botoşani (Рис. 88, 3)
и один – негатив на литейной форме из
Vădeni (Рис. 88, 2).
Это небольшие кельты высотой от 8,0
до приблизительно 10,0 см, с простым подпрямоугольным в плане туловом, с незначительным расширением к дуговидному

Рис. 88. Кельты редких форм c овальным сечением.
1 – Овча Могила; 2 – Vădeni; 3 – „Botoşani” – muz; 4 – Побит Камык; 5 – „София”– муз.; 6 – Dancu; 7 – Lozova;
8 – Долгопол; 9 – Techirghiol; 10 – Casimcea; 11 – Cernica. 12 – „Шумен“ – окр.

144
лезвию и равномерно овальным сечением.
Все три экземпляра лишены какого-либо
орнамента. Один из этих кельтов был отлит через два литниковых канальца, примыкавших к боковым сторонам валикового утолщения края втулки (Рис. 88, 1). Но,
судя по литейной форме из Вэдень, они отливались и через каналец, примыкавший
к одной из широких сторон валикового расширения края втулки (Рис. 88, 2).
Учитывая географический разброс
(Рис. 89, 1-3) и характер находок, можно
полагать, что спорадичная отливка этих
изделий могла осуществляться как в пределах Вырбицкого очага металлопроизводства (Овча Могила), так и в мастерских
правобережья Прута (Vădeni). Время же их
бытования, ориентируясь на клад из Овча

Могила, должно соответствовать финальным этапам раннего Гальштатта (HaB).
Кельты, условно названные – тип Побит Камык (Рис. 88, 4-5). Тип известен
по двум негативам на литейных формах. В
одном случае это двухстворчатая литейная
форма из клада Побит Камык (откуда и название типа) (Рис. 88, 4; Табл. 28, 4 a-b), а
в другом – негатив на безадресной литейной форме из Муз. Арх. в Софии (Рис. 88, 5;
Табл. 21, a-b).
Речь идет о разноразмерных кельтах
(высотой 13,0 и 10,8 см) с хорошо выраженным валиковым утолщением края втулки, подпрямоугольным в плане туловом и
овальным сечением. Оба негатива кельтов
предусмотрены с орнаментом на верхней
части тулова в виде простых, вертикально

Рис. 89. Местонахождения кельтов редких форм, c овальным сечением.
1 – Овча Могила; 2 – Vădeni; 3 – „Botoşani” – muz; 4 – Побит Камык; 5 – „София”– муз.; 6 – Dancu; 7 – Lozova;
8 – Долгопол; 9 – Techirghiol; 10 – Casimcea; 11 – Cernica. 12 – „Шумен“ – окр.

145
свисающих рельефных нервюр, заканчивающихся рельефными точками (Рис. 88,
4-5). Обе литейные формы в верхней части,
по боковым сторонам снабжены литниковыми канальцами для заливки металла
(Рис. 88, 4-5).
Учитывая локализацию (Рис. 89, 4) и
содержание клада из Побит Камык, время содержащегося в этом комплексе негатива кельта определяется самым началом
периода BrD, а их возможное бытование
связывается с Дичевским очагом металлообработки. Время же второго негатива,
учитывая имеющийся на обратной стороне
той же литейной формы негатива кельта
типа Logreşti (Табл. 21, 5 a-b; Рис. 85, 4),
представляется несколько более позднее и,
вероятнее всего, падает на период HaA1.
Косвенно на подобную датировку указывают и относительно малые размеры этого негатива. К сожалению, из-за неизвестности
места происхождения этой литейной формы ничего определенного нельзя сказать о
возможной принадлежности этих кельтов
к тому или иному из известных очагов металлопроизводства.
Характеризуя изделия этого типа нельзя не обратить внимание на чрезвычайно
раннее появление орнамента в виде вертикально свисающих нервюр (Побит Камык),
который, по всей вероятности, впоследствии и послужил основой для формирования орнаментики большинства изделий
периода раннего Гальштатта.
Все остальные изделия рассматриваемой категории представлены единичными
экземплярами, каждый из которых отличается своим собственным своеобразием (Рис.
88, 6-12). Их краткое описание дано в соответствующем разделе Каталога и повторения, думаю, излишни. Напомню лишь, что
три из них происходят из кладов периода
BrD (Dancu, Lozova и Casimcea – Рис. 88,

6-7,10), а два – из комплексов периода HaА1
(Долгопол, Techirghiol – Рис. 88, 8-9). Все
эти комплексы, как и находки из Cernica и
окр. Шумен (Рис. 88, 11-12), территориально приходятся на Северо-Восточную Болгарию, Добруджу и Пруто-Днестровское междуречье (Рис. 89) и соответственно должны
быть связаны с Дичевским очагом металлопроизводства.
Таким образом, категорию кельтов с
овальным сечением тулова пока что можно
рассматривать как результат нерегулярных, спорадичных отливок, осуществляемых на протяжении периодов BrD и HaA1
в рамках Дичевского очага металлообработки, а отчасти и позже, в период HaB, в
разных мастерских Нижнего Подунавья и
Попрутья (тип Овча Могила).

5. Основные выводы по
типологизации кельтов
а. Категории и типологический набор
Детальный анализ основных техникотехнологических, морфологических, орнаментальных и метрических показателей
позволяет нам выделить для Нижнего Подунавья три категории кельтов, различающихся по оформлению фасок. Это кельты с арковидно-оформленными фасками,
кельты с трапециевидными фасками, подразделяющиеся на кельты со сплошными
и укороченными фасками, и кельты без
фасок.
Каждая из этих категорий включает в
себя как орнаментированные, так и неорнаментированные изделия, распадающиеся в
свою очередь на ряд четко выраженных типов, различающихся по орнаментальным
мотивам, размерам, пропорциям, а также
по приемам отливки и в пространственнохронологическом отношении. Сводные

146

Рис. 90. Типология кельтов Нижнего Подунавья. В скобках – число находок

данные по всем выделенным категориям и
представляющих их типам, с обозначением
их количественных проявлений, сосредоточены на Рисунке 90.
Как следует из данных, приведенных
в иллюстрации (Рис. 90), наиболее многочисленную категорию составляют кельты
с арковидными фасками, представленные
236 ед. или 59,2% от всей выборки. Категория объединяет 11 конкретных типов, 9
из которых орнаментированные (191 ед.
– 80,9% от общего числа арковидных или
47,9% от общей выборки), а два – без орнамента (45 ед. – 19,1% или 11,3 от всей
выборки). Среди орнаментированных наибольшим числом выделяются кельты варианта Oinacu (75 ед., что составляет 31,8% от
арковидных или 18,8% от общей выборки)
и варианта Дичево (60 ед. и соответственно
– 25,4% и 15,0%), а остальные типы (Выр-

бица А, типы А-F и Пелово) представлены
от 4 до 10 экземплярами и соответственно
составляют от 1,7 до 4,2% от арковидных
(или от 1,0 до 2,5% от всей выборки). Среди неорнаментированных первое место по
численности занимают кельты типа Ocniţa
(31 ед. – 13,1% или 7,8%), а кельты типа
Dancu-Есеница (Флорентин) – второе (14
ед. – 5,9% или 3,5%).
Кельты с трапециевидными фасками
количественно уступают арковидным, как
по числу находок, так и по числу представляющих эту категорию типов. В общей выборке они представлены 153 экземплярами или 38,3%, из которых 68 (17,0%) – со
сплошными трапециевидными фасками, а
85 (21,3%) – с укороченными.
Как и в случае арковидных, среди кельтов с трапециевидными фасками доминируют орнаментированные – 109 ед. или

147
71,2% (27,3% от общей выборки), тогда как
неорнаментированные представлены 44
экземплярами или 28,8% (11,0% от общей
выборки). Но среди кельтов со сплошными
трапециевидными фасками орнаментированные представлены 29 экземлярами или
42,6% (от общего числа изделий этой подкатегории), а неорнаментированные – 39
изделиями или 57,4%. Среди же кельтов с
укороченными арковидными фасками, орнаментированные представлены 80 единицами или 94,1%, а неорнаментированные
– только 5 экземплярами или 5,9%.
Среди кельтов со сплошными трапециевидными фасками преобладают орнаментированные изделия типа Вырбица Т1 – 22
ед. – 32,4% (или 5,5 от всей выборки), в то
время как кельтов типа Горско Косово имеется всего лишь 7 экз. – 10,3% (или 1,8%).
Среди же неорнаментированных преобладают кельты типа Casimcea – 29 ед., 42,6%
(или 2,5% от всей выборки), а тип Ploieşti –
в меньшинстве (10 ед. – 14,7% или 2,5%).
В случае же кельтов с укороченными
трапециевидными фасками орнаментированные представлены 80 ед. и составляют
94,1% от подкатегории или 20,1% от всей
выборки. Но из них 63 (74,1% или 15,7%)
– типа Вырбица Т2А, 16 (18,8% или 4,0%)
– типа Вырбица 2В и 1 (1,2% или 0,3%) –
типа N. Bălcescu, а неорнаментированные
– типа Logreşti – всего 5 экземпляров (5,9%
или 1,3%).
Третья категория – кельты без фасок,
самая малочисленная группа. Она представлена 10 единицами или 2,5% (по Каталогу – 12 ед.) и объединяет единичные,
оригинальные типы как с орнаментом, так
и без такового.
Таким образом, несмотря на относительно большое число выделенных типов,
наиболее характерными для нижнедунайской традиции выступают, во-первых,

кельты типа Дичево, варианты Дичево
и вариант Oinacu, и типа Вырбица Т2А,
каждый из которых представлен от 60 до
75 экземплярами, составляющими в общей
выборке от 15,0 до 18,8%. Второе место по
значимости занимают кельты типа Ocniţa,
Casimcea, Вырбица Т2В и Dancu-Есеница,
каждый из которых представлен от 14 до 31
экземплярами или от 7,8 до 3,5%. И третье
место приходится на кельты типа Вырбица
А, варианты А-F, типа Пелово, Г. Косово,
Ploieşti, Вырбица Т2В, Logreşti и Овча Могила, каждый из которых представлен от
10 до 3 экземплярами или от 2,3 до 1,0%.
Все остальные типы пока что известны
лишь по одному, реже – двум экземплярам
(Рис. 90).
Полные сводные данные по всем конкретным выделенным типам, содержащим
их кладам или представленных единичными находками и их количественное проявление, вынесены в специальной таблице
– Рисунок 91.

б. Генетическая направленность развития
и диапазоны хронологического
бытования
Рассмотренные в генетическом и хронологическом отношениях все типы кельтов,
представляющие категорию изделий с арковидными и трапециевидными фасками,
выступают как гомогенные группы, возникшие в результате модификации кельтов типа/варианта Дичево периода BrD (по
принятой периодизации) и в дальнейшем,
на протяжении периодов HaA-HaB, образующие два параллельных, относительно
самостоятельных типологических ряда. В
отличие от них, кельты без фасок, с овальным сечением, известные по редким, единичным экземплярам, похоже, представляют особый типологический ряд, составляющие которого спорадически отливались на

148
всем протяжении поздней бронзы и раннего Гальштатта (Рис. 92).
Соответственно сказанному, выступая
в качестве исходного звена для всех последующих типов первых из названных категорий, кельты типа/варианта Дичево являются одними из наиболее ранних. Это один
из самых многочисленных, но при этом по
сути основной и единственный тип, характерный для периода BrD и отсутствующий
в более поздних горизонтах (Рис. 92).
Процесс модификации исходных традиций – кельтов типа/варианта Дичево вызревает еще в недрах периода BrD, но в наибольшем объеме он реализовался на протяжении следующего (по принятой периодизации), периода HaA1. В типологическом
отношении он имел несколько проявлений,
выразившихся в изменении традиционных размеров, пропорций и веса изделий,
оформлении их фасок и орнаментики.
С одной стороны, этот процесс привел
к переходу к повсеместной отливке менее
крупных и, соответственно, более легких
изделий, чем крупные – тяжелые изделия
варианта Дичево. Напомню, последние характеризируются высотой от 11,4 до 14,5 см.
(Рис. 19) при весе от 270-280 до 740 г (Рис.
24). С переходом к новым стандартам, все
кельты периода HaA1 и позже, за редкими
исключениями, дают высоту менее 11,4 см
(Рис. 19; Рис. 36, 1; Рис. 47, 1; Рис. 57, 1;
Рис. 77, 1) при весе менее 270 г (Рис. 24;
Рис. 36, 5; Рис. 47, 5; Рис. 57, 5; Рис. 77, 5).
С другой стороны, произошло раздвоение традиции в оформлении фасок кельтов.
Наряду с продолжающими свое развитие
кельтами с арковидными фасками (Рис.
92, правое крыло) возникают кельты с трапециевидно оформленными как сплошными, так и укороченными фасками (Рис. 90,
левое крыло), получившими впоследствии
самостоятельное, параллельное развитие.

Более того, в рамках каждой из этих
категорий возникают специализированные формы, представленные, с одной стороны, кельтами низких – приземистых
пропорций (Рис. 90, типы Ploieşti, Ocniţa),
а с другой – кельтами высоких пропорций
(Рис. 90, типы Dancu, Casimcea). Но первые
продолжают развиваться до самого конца
периода Гальштатта, а последние – тип
Данку-Есеница (Флорентин) и Касимча –
как будто бы бытуют лишь на протяжении
периода HaA1.
Несколько направлений фиксируются
и в эволюции орнаментики. Одним из них
является сохранение исходных традиционных для кельтов варианта Дичево пещерок на фасках. Они целиком наследуются
малыми – легкими кельтами варианта
Oinacu, бытовавших на протяжении периода HaA1, а отчасти и позже. Но в то же
время пещерки внедряются и в орнаментику новых, появившихся в этот же период,
кельтов как со сплошными (тип Г. Косово),
так и с укороченными трапециевидными
фасками – тип N. Bălcescu, получивших
однако достаточно ограниченное распространение (Рис. 92).
Другое направление – замена традиционных пещерок имитирующими их дуговидными или петлевидными нервюрами.
Этот орнамент характерен для кельтов с
арковидными фасками типа Вырбица А,
варианты А и В, встречающихся в относительно редких экземплярах в разных хронологических горизонтах (Рис.92).
Третье из зафиксированных направлений в модификации традиционной орнаментики – полный отказ от таковой, т.е.
появление и распространение кельтов, лишенных всякого орнамента. Эта ситуация
документируется кельтами как с арковидными (типа Dancu-Есеница и Ocniţa), так
и с трапециевидными – со сплошными

G. Kosovo

G. Slivovo ?

Gradeљnica

Guljancy

Kubrat

Kazanlyk ?

Leskovec ?

Loznica

7

8

9

10

11

12

13

14

Casimcea

Cireşoia ?

Constanţa P.

„Сraiova” ?

Drajna de Jos

Logreşti-M.

Mihai Bravu

N. Bălcescu

33

34

35

36

37

38

39

Vyrbica 1

28

32

Tykač

27

Brădiceşti

„Šumen» ?

26

31

Samovodene

25

Vyrbica 2

Stražica

24

Želju-Voivod

Sokol

23

30

„Sofia”- muz

22

29

„Ruse”

Semerdžievo

21

19

20

Prodimčec ?

Rjahovo ?

18

Pelovo

Florentin

6

17

Esenica

5

Ov. Mogila

Dičevo=S

4

Pobit Kamyk

Dolgopol

3

16

Božurovo

15

Agatovo

2

ТИПЫ /
КОМПЛЕКСЫ

1

№№
п.п.

1,98

1,97

12.85-96

2.83-84

2.71-72

1,63

3.53-55

1,47

1,36

2.32-33

1,34

11.7-13, 16-19

1,51

Dicevo

7.99-105

1.77?

3.74-76

7.56-62

1,65

2.49-50

6.40-45

11. 20-30

2. 14-15

5.2-6

Oinacu

Тип Дичево Лист 1

1,11

3.1-3

2.16-17

1,19

1,26

A

2.9-10

1,42

2.14-15

1,21

B

1,13

3.4-6

1,18

1. 20

1,22

C

1.45?

1,12

2.7-8

D

Vyrbica A. Лист 2

1,44

2.27-28

1,32

2.30-31

1,29

E

2.40-41

2.38-39

2.35-36

1,37

F

2.51-52

3.48-49, 53

2.55-56

1,54

Pelovo
Лист 2

1,16

2.32a,c

2.30-31

1.20a

Dancu
Esen.,
Лист 3

2.10-11

2.26-27

3.23-25

Ocniţa
Лист 3

2.3-4

2.1-2

2.5-6*

G.
Kosov
Лист 4

1.20,

3.17-19

1,33

3.25-27

4.21-24

1,28

T1

1.34?

2.37-38

T1(b)

Vyrbica T Лист 4

1,11

2.9-10

1,16

1. 40

Ploieşti
Лист 4

1,41

2.42-43

Casimcea
Лист 4

1,7

16.18-33

9.9-17

1,61

1.56a

2.57,69

1. 60

8.42-49

1,55

2.51-52

1,68

7.34-40

1,41

Vyrb. T2A
Лист 5

5.72-76

2.70-71

5.78-82

1,77

Vyrb.
T2B
Лист 5

2.3-4

1.5a

1.8*

Logreşti
Лист 5

1,5

1,4

P.
Kamyk
Лист 6

1,1

O.Mogil
Лист 6

L5n1

L6n10

L6n8

Прочие

9

2

2

1

2

12

2

5

1

2

35

36

1

2

7

5

4

2

1

3

2

2

5

2

32

1

1

2

1

2

1

2

29

2

3

16

2

5

2

ВСЕГО

149

9.1,35,39,
67,78, 82,
126,128,
133

45

Chişinău

Hristici

Dancu

Enichioi

Lozova

Antonovka

Avraamovka

Boržavskoje

Kur. Lozy

Majačka ?

Orechovo

Ostrovci

Rajgorodka

Starosel’e

Keszthely

Palotabozsok

Simonfa

Dobrinci

Futog

Gornja B.R.

Mali Izvor

Privina Glav

Tekirdag

ВСЕГО

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

60

15,0

В%

18,7

75

9

2.131-132

1,127

1,136

1.123*

2,2

9

0

0

9

1,47

A

2,5

10

3

3.23, 25,
46

7

1,24

B

1,7

7

0

0

7

C

1,0

4

0

0

4

D

Vyrbica A. Лист 2

2,5

10

3

3.33, 34,
43

7

E

1,7

7

0

0

7

F

2,2

9

1

1. 50

8

Pelovo
Лист 2

3,5

14

6

6.3, 8?,
15, 17,
21, 29

8

2.1-2

Dancu
Esen.,
Лист 3

7,7

31

1,7

7(*)

1

1,7

15

6(+1*)

1.8*

G.
Kosov
Лист 4

16

1,36

1,33

1,38

1,35

1,39

1. 40

1,41

1,9

1,5

Ocniţa
Лист 3

4
22
5,5

4.29-32,

13

T1

2

2.35,36

3

T1(b)

Vyrbica T Лист 4

2,5

10

4

4.12-15

6

1. 50

Ploieşti
Лист 4

2

P.
Kamyk
Лист 6

1

O.Mogil
Лист 6

6

L6n6

L6n6

L6n9

Прочие

1

1

1

1

1

4

1

3

5

1

1

1

1

2

15

1

ВСЕГО

7,2

29

17

17.44-49,
52-53,
60-67,
70?

12

1,69

15,7

63

12

12.50,5354,56,5859,62-67

4,0

16

3

3.83-85

1,2

5(*)

2

2.2,6

0,5

2

0

0

0,7

3

2

2.2-3

2,0

8

2

L6
nn
11-12

100

401

101

101

300

1

1

1

1

1

1

1

1

1

2

1

3(1*)

Logreşti
Лист 5

1

13

Vyrb.
T2B
Лист 5

1,68

51

Vyrb. T2A
Лист 5

1,54

1,59

4.55-58

1,51

Casimcea
Лист 4

Рис. 91. Сводные данные о комплексах и содержащихся в них типах кельтов. В ячейках – первая цифра (до точки) означает число кельтов, остальные цифры – номера кельтов по
соответствующим Листам Каталога.

15

ИТОГО

1. 130

1,129

Всего

ЕДИНИЧНЫЕ

66

1. 80

Ulmi-Liteni

44

1,135

Techirghiol

43

2.124-25

Pietroşani

42

2.121-122

Oinacu

14.106-19

Ocniţa

41

Oinacu

40

Dicevo

Тип Дичево Лист 1

15.31, 37-38,
46, 48, 52, 64,
66, 8-70, 73, 79,
120, 134

ТИПЫ /
КОМПЛЕКСЫ

15.4, 6-7, 12-14,
18-19, 2, 28, 34,
37, 42-45

№№
п.п.

150

151

Рис. 92. Генетическая направленность развития (широкие стрелки), хронологические позиции и диапазон бытования
(узкие стрелки) разнотипных кельтов. Цифры на кельтах – число находок. Основные типы: вариант Дичево, вариант Ойнаку и тип Вырбица Т2А

(типы Casimcea и Ploieşti) и/или укороченными (тип Logreşti) фасками. Подобные кельты относительно широко бытуют
на протяжении периода HaA1, но из них
кельты низких – приземистых пропорций
(типа Ocniţa и Ploieşti) определенно развиваются вплоть до конца раннего Гальштатта (Рис. 92).
Наконец, последнее из направлений –
переход от кельтов, орнаментированных на
фасках пещерками или имитирующими их
фигурными нервюрами, к кельтам, фаски
которых украшены высокими дуговидными (тип Вырбица А, варианты C и D, тип
Пелово) и, главным образом – вертикально
опущенными рельефными нервюрами. Эта
система орнамента широко используется

на кельтах с арковидными (тип Вырбица А,
варианты E и F) и на кельтах со сплошными трапециевидными фасками (тип Вырбица Т1), но в особенности – на изделиях с
укороченными трапециевидными фасками
– типа Вырбица Т2А и Т2В (Рис. 92).
В целом, суммируя общую картину в
намечающейся попериодной модификации
и эволюции орнаментики культов Нижнего Подунавья, особого внимания требуют
следующие обстоятельства (Рис. 92).
1. Основным и практически единственным (не считая кельтов без фасок) для
первого из намечающихся периодов (по
принятой периодизации – BrD) выступают
кельты типа/варианта Дичево (60 ед. или
15,0% от всей выборки), орнаментирован-

152
ные пещерками на фасках и являющиеся
исходными для всех последующих типов.
2. Следующий за ним период (по принятой периодизации – HaA1) сопровождается общей миниатюризацией изделий и
резким расширением их типологического
набора, которые, однако, при этом в большинстве своем сохраняют традиционную
орнаментику в виде пещерок или их имитаций. При множестве возникших в этот
период типов, основными и ведущими для
него выступают кельты варианта Oinacu
(75 ед. или 18,8%), практически идентичные по оформлению кельтам варианта Дичево, но принципиально отличающиеся от
них по размерным и весовым показателям,
а отчасти и по пропорциям.
3. Последний из периодов (по принятой периодизации – HaA-HaB), в отличие
от двух предшествующих, демонстрирует с
одной стороны, значительно возросшее значение кельтов с трапециевидными фасками
по сравнению с арковидными, а с другой –
преобладающее распространение орнамента в виде вертикальных нервюр на фасках.
Основным и наиболее характерным для этого периода выступают изделия типа Вырбица Т2А (63 ед. или 15,8%) (Рис. 92).

6. Проблема периодизации
комплексов
Проблема периодизации комплексов
металлических изделий всегда была и
остается одной из наиболее сложных задач, хотя по сути своей эта проблема всегда
составляла и составляет одну из основных
– конечных целей любого обстоятельного
исследования.
Между тем, как уже отмечалось в историографическом разделе, однажды выработанные еще на протяжении 60-70 гг.

прошлого века, ныне существующие периодизационные схемы, как применительно
к кладам Трансильвании или шире – карпатской зоны, так для кладов Нижнего Подунавья, практически более не обсуждались, хотя все они строились по принципу
аналогии, по принципу домино: трансильванская – на основе альпийской, восточнокарпатская и/или нижнедунайская – на
базе трансильванской и т.д. и т.п. Поэтому
на практике в последние десятилетия вся
процедура периодизации металлических
комплексов фактически свелась не более
чем к приобщению или определению места того или иного вновь открытого клада
к тому или иному из известных „Funde–
горизонтов”. И делается это, как правило,
на основании одного или нескольких более
или менее сходных, более или менее похожих изделий, не считаясь ни со скольконибудь строгой типологией последних, ни с
возможным многокомпонентным составом
кладов (клады длительного накопления),
ни многими другими обстоятельствами.
Как должно быть заметил читатель, до
настоящего момента автор, с определенными оговорками, достаточно широко пользовался такими общеустоявшимися понятиями, как BrD, HaA1, HaA-HaB или другими
возможными их комбинациями. Использование этого инструментария было продиктовано необходимостью как собственной
ориентации, так и лучшей ориентации самого читателя. Далее же мы отказываемся
от этих понятий и попытаемся предложить
свою собственную периодизацию, напрашивающуюся из внутреннего анализа самого изучаемого материала.
Эта периодизация будет разработана в
два этапа с применением двух разных, абсолютно автономных методов анализа.
Первый из этапов основан на применении формализованных методов анализа.

153
Второй – будет построен на анализе сугубо
метрических показателей. Как и естественно, предполагается, что автономное рассмотрение этой проблемы в итоге должно
вывести нас к одним и тем же или, по крайней мере, не противоречащим друг другу
выводам.
Далее, однако же, последует еще третий
этап – периодизация серпов (о которых речь
еще впереди) и, соответственно, определение соотношения между результами, полученными по обеим этим функциональным
категориям, напоминаю – составляющим
вместе не менее 90% от всего металлопроизводства периода поздней бронзы – раннего
Гальштатта Нижнего Подунавья.

а. Периодизация кладов на основе
формализованного метода
Преимущества и условия применения
формализованного подхода для классификации и систематизации археологических
источников изложены в хорошо известной,
ныне несколько подзабытой книге И.С.
Каменецкого, В.И. Маршака и Я.Р. Шера
(1975), к которой мы и отсылаем заинтересованных читателей.
Для решения поставленной задачи
были привлечены все сколько-нибудь значимые, достоверные комплексы металлических изделий, за исключением территориально отдаленных от Нижнего Подунавья
и содержащих менее двух типов изделий.
С другой стороны, в анализе задействованы все типы кельтов, не считая те из них,
которые представлены единичными экземплярами. Таким образом, из общего сводного списка (Рис. 91) для формализованного анализа было отобрано 38 комплексов,
содержащих в общей сложности 265 четко
выраженных типов кельтов (Рис. 93).
Суть анализа выражается в расчете
коэффициента сходства или связи ком-

плексов путем их взаимного попарного
сопоставления по всем содержащим их
признакам-типам с последующей их перегруппировкой в зависимости от степени их
сходства.
Коэффициент сходства (Q), как и в некоторых из прежних наших работах (Дергачев 1980, 66 и след.), был рассчитан по
самой простой для ручной обработки формуле логического „и” и „или”:
Q=

Общее количество признаков и там и там
Общее количество признаков или там или там

Результаты расчетов коэффициентов
сходства для всех взаимно сопоставленных комплексов по содержащим их типам
представлены в таблице – Рисунок 94. А их
графическое отображение, после соответствующей перегруппировки комплексов в
зависимости от значений коэффициентов
сходства, дано на Рисунке 95.
Как следует из последней приведенной
иллюстрации (Рис. 95), все проанализированные комплексы по степени сходства отчетливо разложились на три относительно
самостоятельные группы или три типа комплексов, каждый из которых характеризуется своим собственным, свое-образным набором типов кельтов.
Первую из групп образуют клады
Constanţa Palas, Побит Камык, Семерджиево, Tekirdag, „Шумен”, „Русе”, Казанлык, Дичево, Mihai Bravu, Casimcea,
Enichioi (Рис. 95, верхняя строчка №№ 34,
16, 21, 67, 26, 20, 12, 47, 38, 32, 4, 48). Хронологический приоритет этой группы по
сравнению с последующими легко аргументируется тем, что первые из четырех
названных комплексов, помимо кельтов
поздней бронзы, включают в свой состав
ряд изделий предшествующего – среднего
периода бронзы. Основными и наиболее

154
Тип Дичево
Лист 1
Dicevo Oinacu

Vyrbica A. Лист 2
A

B

C

D

E

F

Pelovo Dancu. Ocniţa Kosov
Лист 2 Лист 3 Лист 3 Лист 4

1

Agatovo

1

2

Božurovo

4

Dičevo=S

5

Esenica

1

6

Florentin

2

7

G. Kosovo

8

G. Slivovo

10

Guljancy

12

Kazanlyk

15

Ov. Mogila

Vyrbica T
Лист 4
T1

Casi- Vyrb. Vyrb.
P.
Ploieşti
Logreşti
mcea
T2A
T2B
Kamyk
Лист 4
Лист 5
Лист 4 Лист 5 Лист 5
Лист 6
T1(b)

ВСЕГО

№№
ТИПЫ /
п.п. КОМПЛЕКСЫ

1

2

5
11

2

11*

5
1

1

1

1

1

1

16

2

3
2

1

2*

4

1

7

1

1

1*

29**

1

2

2

2

2

2
6

16

Pobit Kamyk

17

Pelovo

18

Prodimčec

19

Rjahovo

20

“Ruse”

3

21

Semerdžievo

1

22

„Sofia”

23

Sokol

24

Stražica

1

25

Samovodene

7

26

„Šumen»

28

Vyrbica 1

29

Vyrbica 2

30

Žel. Voivod

32

Casimcea

33

Cireşoia

34

Constanţa P.

35

„Сraiova”

37

Logreşti-M.

38

Mihai Bravu

39

N. Bălcescu

7

41

Oinacu

14

42

Pietroşani

47

Dancu

2

48

Enichioi

1

50

Antonovka

58

Starosel’e

2

2

1

2

2

3

8

5

31

1

1
1

3

2

1

5

2

2

2

2
3
1
1
2
1

1

1

2

1

2

4

1

5
7

2

2
3

3
1

2

3

2

1

1

2

2
2

2

3

2

3

2

2

1

1?

2

9

2

36

16

5

35

1

2

2

2
1

4

1

2

12

12
2

2
2

1

2

1

2

1?

8
1

15

2

2
2

1

4

1

3
4

4

2

67

Tekirdag

1

38

ВСЕГО

39

2
1

64*

9

6

7

4

7

7

7

7

8

6*

13

3

5

7

49

13

3*

2

265**

Рис. 93. Основные комплексы и содержащиеся в них типы, отобранные для формализованного анализа (см. Рис 91)

характерными изделиями этой группы
выступают кельты типа/варианта Дичево (39 ед.) и значительно реже – кельты
варианта Oinacu (3 ед.), типа Casimcea (3
ед.), Dancu-Есеница (2 ед.) и Вырбица А,
вариант А (2 ед.) (Рис. 95). Исследуя клады, содержащие наибольшее число характерных изделий, эту группу можно обозначить как комплексы или клады типа
Constanţa-Дичево.
Вторую из образовавшихся групп составляют клады, главные из которых –

Oinacu, N. Bălcescu, Pietroşani, Самоводене, Божурово, Есеница, Флорентин и др.
(Рис. 95, №№ 50, 6, 5, 23, 30, 19, 58, 42, 2,
25, 39, 41, 24). Ее промежуточное хронологическое положение определяется тем, что
входящие в ее состав комплексы, с одной
стороны, дают заметную связь с комплексами первой из групп, а с другой – с комплексами следующей третьей группы.
Основными из наиболее характерных
типов этой группы выступают, главным
образом, кельты варианта Oinacu (41 ед.),

1
2
4
5
6
7
8
10
12
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
28
29
30
32
33
34
35
37
38
39
41
42
47
48
50
58
67
38

19

7 8 10 12 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
13
13
33
29
28
57
20 83
22 11 11 22 17 11 10 11 22 32 12
10 19 17
40
29
67
,06 13
66
,06 13 13
,06 12 24 39
50
12
57 50
33 29
12
29 1. 0
33 29
50
80 67
22 12 12
11 17 32
40 67 50
29
22 20
33 29
29 44
50

26 28 29 30 32 33 34 35 37 38 39 41 42 47
11 11
15
29
77 50 57
22 19 ,08 11 20 11 79
11 17 13 22 20
40
29
67
65 44 ,06
13
,06
38 50 13
,05 11
11 11
1. 0
67
29
50
67
63 61 ,06
,06
31 26 12
50
33
14
50
33
,05 20
11 11
11
50
40 24 1. 0
80
57
40
40
57
67
40
15
67
40
50
22
10 10
50
17
24 15 29
29
15 10 29
14
22
93 64 44
67
29
50
67
59 ,05
11
11
18 16 11
11
,05 ,04
20 12 50
29
67
50
14

48 50 58 67
25
32

57
22 12

13

13

40
12
40

12

67
67

40
33
50

1. 0

25
20
40
10
,05
40
29 50

29
44

25 13

50
1. 0

67
10
50
40
15

12

61 40
24

ВСЕГО

Tekirdag

Starosel'e

Antonovka

Enichioi

Dancu

Pietroşani

Oinacu

N.Bălcescu

M.Bravu

Logreşti M.

«Craiova»

Constanţa P.

Cireşoia

Casimcea

Zel.Voivod

Vyrbica 2

Vyrbica 1

«Sumen»

Samovodene

Strazica

«Sofia»

Sokol

Semerdzievo

«Ruse»

Rjahovo

Prodimcec

Pelovo

P.Kamyk

6

Ov.Mogila

5

Kazanlyk

Florentin

4

Guljancy

Esenica

2

G.Slivovo

Dicevo

1

G.Kosovo

Bozurovo

№№
п.п.

Agatovo

155

33 40 33
67
18
40
11
24
1.0
29
40
40 50

2
5
16
3
2
29
2
2
2
31
2
5
2
2
3
1
2
4
5
7
2
36
35
2
4
2
12
2
2
2
8
15
2
4
3
4
2
1
265

Рис. 94. Коэффициенты близости/сходства комплексов по взаимовстречающимся в них типам
(сотенные указаны без „0”)

отчасти – типа Casimcea (4 ед.) и DancuЕсеница (4 ед.), и несколько меньше – типа
Вырбица A, вариант F (2 ед.) и типа Вырбица Т2А (2 ед.) (Рис. 95). Ориентируясь на
клады, содержащие наибольшее число характерных изделий, эту группу можно обозначить как комплексы или клады типа
Oinacu-N.Bălcescu-Самоводене.
Последняя, третья группа объединяет
12 кладов, главные из которых – Вырбица
1, Вырбица 2, Овча Могила, Горско Косово,
Пелово и др. (Рис. 95, №№ 22, 33, 37, 7, 15,
28, 29, 17, 8, 10, 18, 1, 35). Ее поздний харак-

тер аргументируется тем, что содержащие
ее комплексы дают достаточно высокую
степень связи с комплексами предшествующей – второй группы, но крайне слабую
связь с комплексами первой группы.
Группа характеризуется достаточно
разнообразным типологическим набором,
главными из которых являются кельты
типа Вырбица Т2А (46 ед.), убывающими
по численности кельтами варианта Oinacu
(20 ед.), кельтами типа Вырбица Т2В (13
ед.), Вырбица Т1 (9 ед.), Горско Косово (7
ед.), Вырбица А, варианты А и С (по 7 ед.)

156

Рис. 95. Группировка комплексов в соответствии со значениями коэффициентов близости и их наиболее характерные
типы (цифры на кельтах – число изделий по каждой группе; единичные типы не отражены).
I – Комплексы типа Constanţa-Dicevo; II – Oinacu-N.Bălcescu-Samovodene; III – Vyrbiсa-Ovča Mogila.
Стрелка – хронологическая направленность

и типа Ocniţa и Пелово (по 7 ед.) (Рис. 95).
Следуя кладам, содержащим наибольшее
число характерных изделий, эту группу
можно обозначить как комплексы или клады типа Вырбица-Овча Могила.
Таким образом, каждая из выявленных
групп или типов комплексов проявляют
себя как составляющие относительно самостоятельный хронологический горизонт,
первый и наиболее ранний из которых
представлен комплексами типа ConstanţaДичево. Относительно более поздними являются комплексы типа Oinacu-N.BălcescuСамоводене, и наиболее поздними выступают комплексы типа Вырбица-Овча Могила
(Рис. 95, I-III).

Каждый из этих горизонтов-комплексов
характеризуется своеобразным набором типов изделий, включающим как общие, но
различающиеся по количественному проявлению, так и свои собственные, не встречающиеся в других горизонтах типы, что
лишний раз подтверждает объективность
выявленных групп.
Так, в частности только лишь для комплексов типа Constanţa-Дичево характерны
кельты типа/варианта Дичево (39 ед.), хотя
в них, в редких экземплярах, присутствуют
и изделия варианта Oinacu, и типа Casimcea
(по 3 ед.) или Dancu-Есеница (2 ед.) и др.
Комплексы типа Oinacu-N.BălcescuСамоводене. Как и первые, включают из-

157
делия варианта Oinacu (41 ед.) и типа
Casimcea, Dancu-Есеница (по 4-5 ед.). Но
первые становятся ведущим, преобладающим типом, а вторые – в явной тенденции к
количественному возрастанию. Более того,
на этот же горизонт приходятся и первые
изделия типа Вырбица A, вариант F и типа
Вырбица Т2А (по 2 ед.).
Комплексы типа Вырбица-Овча Могила. В них резко сокращается число кельтов варианта Oinacu (20 ед.), зато изделия
типа Вырбица Т2А (46 ед.) становятся ведущими, основными. А вместе с тем появляется и ряд новых типов, отсутствующих в
предшествующих горизонтах (Вырбица Т1,
Горско Косово, Пелово и др.) (Рис. 95).
Если полученные горизонты соотнести
с ныне принятой периодизационой схемой, не трудно вычислить, что комплексы
типа Constanţa-Дичево более всего соответствуют горизонту BrD, комплексы типа
Oinacu-N.Bălcescu-Самоводене – горизонту
HaA1, а комплексы типа Вырбица-Овча
Могила – горизонту HaA-HaB.
Между тем, несмотря на объективность,
полученные результаты по периодизации
комплексов представляются автору слишком уж обобщенными и поэтому не вполне
удовлетворяют нас. То, что комплексы и
представляющие их типы составляют три
основных хронологических периода, было
вполне очевидным еще на этапах выделения типов (см. Рис. 29; Рис. 46; Рис. 63). Все
дело в том, что, из-за того, что большинство
кладов-комплексов и типов кельтов в подавляющем большинстве случаев представлены единичными изделиями или
экземплярами, формализованный метод
не позволяет выявить возможные дробные
группировки, хотя наличие таковых отчетливо просматривается из распределения
коэффициентов сходства, представленных
на Рисунке 95 (микрогруппировки в преде-

лах группы II и III). Поэтому предлагаем
еще раз рассмотреть вопрос о периодизации кладов, но в этом случае уже на базе
анализа сугубо метрических показателей.
Метрические показатели
как хроноиндикаторы
Если читатель дошел до этих строк,
остается надеяться, что у него уже нет сомнений в том, что метрические показатели
имманентно вбирают в себя время и соответственно способны выступить в качестве
хроноиндикаторов.
Забудем все вышеизложенное и начнем анализ с трех из ведущих типов кельтов: тип/вариант Дичево, вариант OinacuСамоводене и тип Вырбица Т2А. Напомню,
речь идет о трех конкретных, самых многочисленных типах, представляющих в первом случае 15,0%, во втором – 18,8% и в третьем – 15,8% от общего числа всех известных
кельтов (Рис. 90). Иначе говоря, речь идет
об анализе практически половины (49,6%)
из известных кельтов, и полученные по ним
результаты вполне могут быть приняты как
базовые с экстраполяцией и на все остальные типы. Впрочем, последние тоже не будут обойдены вниманием.
На Рисунке 96, на трех разных шкалах
дано распределение всех кельтов трех оговоренных выше типов в зависимости от их
высотных показателей, с обозначением содержащих их кладов и/или представляющих единичные находки (первые в аббревиатурах, вторые – в цифрах, их расшифровка – см. списки к Рисункам 3 и 4).
Первое, что бросается в глаза из составленной иллюстрации, это то, что мы уже
знаем, а именно: кельты типа/варианта
Дичево дают высотные показатели в диапазоне от 10,0-11,0 до 14,5 см, кельты типа
Вырбица Т2А – диапазон от 5,7-5,8 до 11,2
см, а кельты варианта Oinacu-Самоводене

158
III
C

II

B

A

I

B

A

B

A

← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ←

5

0

67
Sk
GK
58
Gu
OM
V1
53
OM 50
Pl 64 V1 Br
59 Pr St V1
62 OM
V1 OM GK V1 OM GK OM V1 V1 OM OM V2 Gs V2 V2
6

7

65
DS
GK
66
V1
GK Pr V2 63 55
GK V1 V2 V2 V2

54
Gu
GK
V2

8

9

← Тип Vyrbica T2A
V2
V2 V2
V2 V2 V2 V2 V2

10

11

10

5

OM
DS OM «33

0
6

7

5

«28
UL
GK
V1
OM
Sv
OM V1 1 DS
78 Sv St Sv NB

8

82
Av
Sv
Sv

9

«26
Ss Pt
Pt Rh
OM OM
GK Sv
Oi NB
NB Bo
NB Bo
10

GK
GK
GK
GK
Sv
Oi
NB
NB
NB

Ss
Rh
V1
Oi
Oi
Oi
Bo

39
En
GK
GK
GK
Oi
Oi
Oi
Oi
Oi
Oi
Bo

11


69*
6

7

8

9

10


S1* →

DS* DJ → DS*
DS* Lz* Rs DS*
11

13

14 cm

← Тип Dicevo, вариант Oinacu Samovodene

67
GK
GK
Oi
Oi
Oi 35 Bo

Тип/вариант Dicevo →

0

12

12

Or
Mj
ZV
Kz
DS

52
Rs
DS
DS
CP

70
31
S1
CP

64
En
MB
DS
CP
CP
CP

12

13

46
38
Ca
DS
CP

14 cm

68
48
Ca
Rs
73
DS
37
79
CP
Dn Kz 66 Dn «20 CP Dp
Kb DS CP CP Td CP CP PK «34 Sm
13

14 cm

Рис. 96. Группировка кельтов типа/варианта Дичево, варианта Ойнаку и типа Вырбица Т2А по высотным показателям и
их соотношение.
Стрелки (вверху) – хронологическая направленность. Расшифровка аббревиатур и кельтов с цифровыми обозначениями – см. текст к Рисункам 3 и 4. Звездочками отмечены изделия, которые по размерам соотносятся с
ойнакскими кельтами, а по весу – с дичевскими

– диапазон от 8,0-8,5 до 11,0-11,4 см, совпадая отчасти как с первыми, так и со вторыми. Но что при этом наблюдается внутри
каждой из этих групп, каждого из рассматриваемых типов?
Кельты типа/варианта Дичево. При
относительной самостоятельности и кажущейся компактности, эти кельты определенно распадаются на три высотных подгруппы: первая с интервалом приблизительно от 13,0 до 14,5 см, вторая – с интервалом от 12,4 до 13,0 см и третья – от 10,0 до
11,2 см (Рис. 96). Показательно, однако, вот

что. В первую из этих подгрупп попадают
все самые крупные кельты, включительно
те, что в содержащих их кладах сопровождаются изделиями предшествующего –
среднего периода бронзы. Это уже неоднократно оговоренные ранее клады из Семерджиево, Побит Камык и Tekirdag. На эту
же подгруппу приходятся и пять наиболее
крупных кельтов из клада Constanţa Palas,
который также содержит изделия среднего
периода бронзы (два северокавказских серпа варианта Курчанский – Дергачев, Бочкарев 2002, 139. Табл. 45, 584-585).

159
Из общей массы рассматриваемых
кельтов по высотным показателям отчетливо выделяется и небольшая группа кельтов
малых размеров высотой от 10,0 до 11, 2 см.
Но, опять-таки, что показательно – по размерам они полностью соотносятся с первой
из подгрупп кельтов варианта Oinacu, а по
весовым показателям – с основной из подгрупп кельтов варианта Дичево (Рис. 96,
последние отмечены стрелочками). Ранее,
в предшествующих разделах, отдавая предпочтение весовым показателям, мы предложили отнести эти изделия к варианту
Дичево, а на деле, как выясняется, их следовало бы рассматривать как переходные,
промежуточные между, с одной стороны,
собственно дичевскими, а с другой – уже
выделившимися от них малоразмерными
ойнакскими.
Из оговоренного распределения изделий по высотным показателям ясно одно.
Кельты первой подгруппы, т.е. самых крупных размеров, выдают исходное, начальное
звено развития типа/варианта Дичево, а
последние, самые малые изделия – его финальное звено; кельты же средней подгруппы соответствуют периоду его наибольшего
расцвета, что самостоятельно подтверждается еще и тем, что именно эта подгруппа
является самой многочисленной. А все это,
вместе взятое, полностью подтверждает
мысль о том, что выявленные разноразмерные подгруппы имеют свое собственное, самостоятельное хронологическое значение.
Кельты варианта Oinacu-Самоводене.
В отличие от первой и третьей, кельты
этого типа на первый взгляд, отличаются
наибольшей компактностью распределения высотных показателей. Но они тоже
разные, только эта разность определяется
несколько иначе. Как это видно из иллюстрации (Рис. 96), наибольшая компактность и равномерность распределения

этих кельтов приходится на десятисантиметровый диапазон (от 9,9-10,0 до 11,0
см), в то время как девятисантиметровый
(от 8,9-9,0 до 9,9-10,0 см) дает достаточно
резкое численное убывание высотных показателей, а третья подгруппа – высотой
от 7,9-8,0 до 8,9-9,0 см – представлена уже
единичными экземплярами. Принципиально, однако, здесь вот что. Все кельты
кладов Божурово, Oinacu и, за единичными исключениями, кладов N. Bălcescu и
Горско Косово целиком приходятся на десятисантиметровый диапазон, в то время
как из семи кельтов клада Самоводене,
пять попадают в девятисантиметровый
диапазон и только два – в десятисантиметровый. А в случае же клада Овча Могила
четыре кельта приходятся на восьмисантиметровый диапазон и только два – на
десятисантиметровый. Учитывая эти обстоятельства, распределение кельтов варианта Oinacu по трем различным сантиметровым диапазонам также следует рассматривать как имеющее хронологическое
значение.
Еще более наглядную картину в этом
плане демонстрируют кельты типа Вырбица Т2А, отчетливо распределившиеся на
пять относительно различных диапазонов,
условно: 6-, 7-, 8-, 9- и 10-сантиметровой
высоты (Рис. 96). И это распределение полностью подтверждается и из соотношения
кельтов, происходящих из разных кладов.
Так, например. Последняя из групп, соответствующая 10-сантиметровому диапазону, полностью представлена кельтами клада Вырбица 2, который, однако,
при этом дает и четыре кельта, попадающих в 9-сантиметровый и еще четыре – в
8-сантиметровый диапазоны. В отличие же
от него, кельты клада Вырбица 1 дважды
попадают в 9-, дважды – в 8-, трижды – в 7и дважды – в 6-сантиметровый диапазоны.

160
III
C

II

B

A

B

I
A

B

A

← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ←
GK 15
DS Hr 11
8

14 13

V1 V1
6

7

6

Pl OM
7

29
V1

OM

Pl Gr

30 OM 32
GK GK 31
GK GK V1
9

6

7

OM
8

43
13 Cr Oi Br
6

28
Do
14
Pb
V2 34 18 Cr
7

45
19
44 7
22 V2
4 Ks Oc Ft V1
8

OM OM
7

6

50 V2 Pl V2
9

8

OM A

GK

84
OM

85
83 V1 OM

7

7

10

11

12

14 cm

V1
10

11

12

13

14 cm

13

14 cm

8

8

GK
9

13

14 cm

Тип Logreşti
11

12

13

14 cm

←Тип Gorsko Kosovo
11

V2
V2 St

V1

12

Lg

V2
V1 V1 V2
10

9

← Тип Vyrbica T2B
11

10
UL
Gk GK*

12

V2

Lg
GK*

Sf

9

8

37
11

12

13

14 cm

← Тип Vyrbica A, вариант F
St

10

11
← Тип Dancu-Esenica-Florentin

5

0

13

Sk

V2
V1 V2 V2
10

2

V1
6

14 cm

12
42 V1 PG 6
10

OM
V2
9

7
6

← Тип Ploieşti
12
13
← Тип Pelovo

← Тип Vyrbica T1
V2

GB V1
9

8

7

11

←Тип Ocniţa

6
6

10

12
9

67

21
60 29
3
Fl
61
49 15 52 66 Es
63 64 Os 62 44 Sk Rg MB 47

65
6

7

8

46
70
An
48
Ca
53 Sf
Ca 45 An Ch
9

17
Dn
Fl
An KL
10

←Тип Casimcea
An

8? Sk
11

Tk
12

Dn
13

14 cm

Рис. 97. Группировка кельтов относительно малочисленных типов по высотным показателям и их соотношение. В последнем ряду – кельты специфичных, высоких пропорций.
Стрелки (вверху) – хронологическая направленность. Расшифровка аббревиатур и кельтов с цифровыми обозначениями – см. текст к Рисункам 3 и 4

Близко сходную ситуацию дают и кельты
клада Горско Косово: три – на 9-, два – на
8- и два – на 6-сантиметровые диапазоны.
А вот кельты клада Овча Могила целиком
приходятся лишь на 6- (четыре) и (три)
7-сантиметровые диапазоны.
Между тем, отчетливые различия в
группировке кельтов по высотным показателям, характерные для вышерассмотренных, ведущих типов варианта Дичево, ва-

рианта Oinacu и типа Вырбица Т2А, сполна
подтверждаются и из анализа остальных,
относительно малочисленных типов, данные о большинстве из которых сосредоточены на Рисунке 97.
Как следует из этой иллюстрации
(Рис. 97, сверху – вниз), кельты типа
Ploieşti приходятся, главным образом,
на 8-сантиметровый диапазон, с единичным присутствием как в 6- и 7-, так и в

161
9-сантиметровых диапазонах. Кельты типа
Пелово и Вырбица Т1 более всего попадают на 8- и 9-сантиметровые диапазоны,
и лишь в единичных случаях в 6-, 7- или
в 10-сантиметровый. А вот кельты типа
Ocniţa почти равномерно распределяются по всем четырем диапазонам – от 6- до
9-сантиметрового. Совершенно иначе проявляют себя кельты типа Вырбица Т2В,
соответствующие премущественно лишь
трем: 7-, 8- и 9-сантиметровым диапазонам,
или типа Logreşti, типа Вырбица А, вариант F и типа Горско Косово, попадающие
преимущественно в 8-ми и 9-сантиметровые
диапазоны. Особый интерес представляют
кельты специфичных – высоких пропорций
типа Dancu-Есеница (Флорентин) и типа
Casimcea. Первые приходятся, главным образом, на 8- и 10-сантиметровые диапазоны, вторые – на 7-, 8-, но в равной степени
и на 9-сантиметровый диапазоны.
Таким образом, каждый из рассматриваемых типов, обладая своим собственным
высотным диапазоном, в свою очередь распадается на ряд более дробных высотных/
размерных группировок, отражающих
внутреннюю эволюцию каждого из этих
типов. Но в одних случаях эти размерные
группировки совпадают, а в других – нет.
Следуя выявленным соотношениям, получается, что кельты типа/варианта Дичево,
представляющие первый из хронологических периодов, характеризуются преимущественно крупными и очень крупными
изделиями (Рис. 96. I АВ), а кельты варианта Oinacu, представляющие второй хронологический период – преимущественно кельтами средних размеров (Рис. 96.
II АВ). А вот кельты типа Вырбица Т2А,
представляющие третий хронологический
период, хотя в большинстве своем состоят
из изделий малых размеров (Рис. 96. III
А-С), включают в себя и две группы сред-

неразмерных изделий, совпадающих по
высотным показателям с кельтами варианта Oinacu (Рис. 96. II АВ). Следовательно, характеризуя собой, главным образом,
третий – финальный период в развитии
кельтов, бытование изделий типа Вырбица Т2А следует вести, начиная еще со второго периода.
Важно еще раз обратить внимание, на
то, что выводы, сформулированные из анализа трех ведущих типов изделий (Рис. 96),
полностью подкрепляются и данными по
менее многочисленным типам (Рис. 97).
Между тем, зафиксированные различия в группировке кельтов по высотным
показателям, разумеется, не могли не отразиться и на их пропорциях и/или весовых
показателях, но, естественно, в каждом случае – по своему. На Рисунке 98 представлено распределение кельтов по пропорциям
применительно к тем же трем основным
типам: типа/варианта Дичево, варианта
Oinacu-Самоводене и типа Вырбица Т2А.
Как мы уже знаем из предшествующего материала, различные по размерам, но
составляющие прямое продолжение дичевских традиций, кельты варианта OinacuСамоводене по пропорциям в целом дают те
же показатели, что и вариант Дичево (коэффициент от 2,8-3,0 до 3,8-4,0), а кельты типа
Вырбица Т2А существенно отличаются как
от первых, так и от вторых более низкими
пропорциями (коэффициент от 1,8-2,0 до
3,2) (Рис. 98). Взятые в этом соотношении,
эти данные целиком подтверждают выявленные либо формализованным методом,
либо по высотным показателям – три основные хронологические группы, у которых
суть развития их составляющих по рассматриваемому здесь признаку, выражается в
последовательном переходе от кельтов высоких пропорций к кельтам с более низкими
– приземистыми пропорциями.

ПЕРИОДЫ

162
← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ←

62
58
Gu
V1

0
7

8

10

64
50
OM
OM
Pl V1
OM OM V1
2,0

2

GK
V2
OM
V1

59
GK
OM
OM
V1

3

4

53
GK GS
GK Sk
OM V2
V1 V2
5

6

V1
V1
63
55
54
V2

7

8

← Тип Vyrbica T2A

67
65
GK
V2

St
Pr
V2
V2

3,0

GK
V2
V2

DS
V2
V2
V2
V2

1

2

3

4

Sv
GK
GK
GK
GK
Bo

V1
Sv
«26
82
En
Pt
GK
Oi
Bo

2

3

35
Oi
Oi
Тип Dicevo,
GK
вариант Oinacu-Samovodene →
78 DS
39 OM GK
Av Ss 67
1
DS NB Sv Rh
OM «33 Sv OM Sv OM
OM V1 «28 OM V1 Sv Ss

5

0
7

8

2,0

2

3

4

5

6

7

8

3,0

1

7?
5

6

Pt
Rh
GK
GK
GK
NB
NB
Oi
Oi
Bo

Oi
Oi
Oi
NB
Bo

Sv
Oi
Oi
Oi
Oi
NB
NB
NB
GK

Oi
Oi
Bo

UL

4

5

6

7

8

10

Тип/вариант Dicevo →
69*
DS*
DS*
Lz*
S1
DS*
CP
S1* Kb CP

5

0
7

8

2,0

2

3

4

5

6

7

8

3,0

DJ*
Rs*
DS*
70 79
52 Mj
Dn Td
Ca Dp
Sm Kz
1

2

En
MB
ZV
DS
DS
DS
CP

DS*
37
31
Or
Dn
Rs
CP
CP
CP

3

4

«34
«20
64
46
38
Kz
DS
DS
DS 73
CP Ca
CP PK
5

6

7

8

68
66
CP

Rs
CP

7

8

4,0

1

2

St
4,0

CP
CP
4,0

1

2

→ → → → → → → → → → → → → → → →

5

V1
66
Pr
Gu
GK
V2
V2
V2

III

II

I

48
1

2

Рис. 98. Группировка кельтов типа/варианта Дичево, варианта Ойнаку и типа Вырбица Т2А по коэффициентам пропорциональности и их соотношение.
Стрелки – хронологическая направленность. Расшифровка аббревиатур и кельтов с цифровыми обозначениями
– см. текст к Рисункам 3 и 4

Эта общая тенденция, как и следовало
ожидать, сполна отразилась и в данных по
каждому из рассматриваемых здесь типов,
распавшихся на три-четыре относительно
самостоятельные подгруппы, каждая со своими собственными значениями (Рис. 98).
Три основные подгруппы дают кельты
типа/варианта Дичево (Рис. 98, нижний
граф). Они достаточно хорошо выражены
количественно (значения коэффициентов
пропорциональности: 2,8-3,2 – 23 ед.; 3,33,6 – 30 ед.; 3,7-4,1 – 8 ед.), а их состоятельность сполна подтверждается различиями
в распределении кельтов из разных кладов.

Так, в частности, кельты одного из самых
ранних кладов – Constanţa Palas, за двумя
исключениями, приходятся на диапазон
средних (3,3-3,6 – 6 ед.) и высоких (3,7-4,1
– 4 ед.) пропорций, кельты клада Дичево –
лишь на диапазон средних (3,3-3,6 – 7 ед.)
и низких (2,8-3,2 – 4 ед.). Особо обращают
на себя внимание кельты с промежуточными признаками, т.е., те кельты, которые по
высотным показателям соотносятся с ойнакскими, а по весовым показателями – с
дичевскими (на Рис. 98 выделены цветом и
звездочкой). Не считая одного, они все попадают в подгруппу низких – приземистых.

163
Таким образом, получается, что кельты высоких пропорций выступают как наиболее
ранние, а кельты низких – приземистых
пропорций – как наиболее поздние. А это
означает, что пропорции изделий, подобно
высотным показателям, имеют свое собственное хронологическое значение.
Сказанное в равной степени касается и
кельтов варианта Oinacu-Самоводене (Рис.
98, средний граф). Они обнаруживают четыре относительно самостоятельные подгруппы, состоятельность которых, как и в иных
случаях, дополнительно и самостоятельно
подтверждается различным распределением кельтов из разных кладов. Так, в частности, кельты кладов Божурово, Oinacu, N.
Bălcescu, Pietroşani, за единичными исключениями, попадают под диапазон высоких
пропорций (коэффициент от 3,3 до 3,6-3,7),
а кельты клада Горско Косово и Ряхово –
преимущественно на диапазоны средних
и высоких пропорций (коэффициент от 3,0
до 3,4). А, скажем, кельты кладов Самоводене, Овча Могила, Вырбица 1, Староселье
– почти целиком приходятся на диапазоны
низких и средних пропорций (коэффициент от 2,5 до 3,1).
Сходную ситуацию, разумеется, демонстрируют и кельты типа Вырбица Т2А,
обнаруживающие четыре относительно самостоятельные подгруппы (Рис. 98, верхний граф). Из 16 кельтов клада Вырбица
2 шесть приходятся на диапазон средних
пропорций (коэффициент 2,6-2,8), а девять
– на диапазон высоких пропорций (коэффициент 2,9-3,2). Из девяти кельтов клада
Вырбица 1 лишь три дают средние пропорции, а остальные – низких или средненизких пропорций (коэффициент от 1,8 до
2,5). Или, к примеру, кельты клада Горско
Косово характеризуются средне-низкими
и, в единичных случаях – средними и высокими пропорциями, а вот кельты клада

Овча Могила почти целиком инкадрируются в диапазоны низких и средне-низких
пропорций.
Думаю, сказанного предостаточно.
Ясно одно – пропорции изделий, как и их
высотные показатели, несут в себе хронологическую информацию. Соответственно,
наличие в рамках каждого из рассматриваемых типов изделий с разными пропорциями отражает не что иное, как наличие
внутри этих типов относительно самостоятельных, достаточно дробных, разновременных групп изделий. Их общая хронологическая направленность развития
выражается в постепенном переходе от
ранних – кельтов с высокими пропорциями, к кельтам низких – приземистых пропорций (Рис. 98). И эти выводы целиком
согласуются как с данными, полученными
из анализа высотных показателей, так и с
выводами по хронологической последовательности комплексов, определеных через
формализованный анализ.
Единственно, о чем должен предупредить читателя, что, анализируя пропорции
изделий, нельзя ожидать полного – адекватного соответствия определенной „высотной” группы, строго определенной группе
по пропорциям. Объясняется это двумя
причинами, вызванными, с одной стороны,
невозможностью учета степени утилизации
кельтов – износ лезвийной части, сопровождающийся уменьшением общей высоты, а
с другой стороны – невозможностью учета
вторичной деформации верхней, втульчатой части – распорка, сплющенность и пр.,
ведущей к вторичному расширению их исходной ширины, т.е., речь идет о вторичных
деформациях тех метрических параметров,
через которые вычисляются коэффициенты
пропорциональности.
И, вкратце, о весовых показателях.
Они отражены на Рисунке 99. Хотя здесь

164
III

II

I

ПЕРИОДЫ

← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ← ←

5

0

58
64
V1
Pl
54 50 GK
GK OM OM Gu OM OM V1
GK OM OM OM V1 V1 V1 OM

83
V1
59
V2 53 V1 GK
V2 Gu GK V2
GK 65
V2 Gs V2 V2 V2 GK V1

OM
OM
OM
OM
UL
GK
NB
NB GK GK V1
GK
NB GK GK GK
DS OM GK OM NB GK GK Bo

5

0
100

150

200

←Тип Vyrbica T2A
55 V2 V2 V2
V1 V2 V2 V2 V2 V2 V2

1
Rh
Rh
V1
GK
67
NB
En
NB Av Bo
NB Bo Bo

←Тип Dicevo,
вариант Oinacu

82

DS

250

←Тип/вариант
Dicevo

DS*
Rs* DS*
DS* Mj S1*
68 CP DS*
DS* 69* 52 CP Or CP
300

DJ*
73
Lz*
MB
48
Rs
Dn
38 46 CP DS DS
DS DS CP CP CP
350

37
DS
DS
70
CP
CP CP CP CP

400

«20
En Kb Dn
450

Rs


63

500 gr

Рис. 99. Группировка кельтов типа/варианта Дичево, варианта Ойнаку и типа Вырбица Т2А по весовым показателям и их
соотношение.
Стрелки – хронологическая направленность. Расшифровка аббревиатур и кельтов с цифровыми обозначениями
– см. текст к Рисункам 3 и 4. Звездочками отмечены изделия, которые по размерам соотносятся с ойнакскими
кельтами, а по весу – с дичевскими

мы располагаем меньшим числом данных
(отсутствие весовых показателей для таких
важных кладов, как Oinacu, Самоводене и
др.), ситуация предельно ясна. Из иллюстрации очевидно, что каждый из типов обладает своим особым весовым диапазоном,
отражающим вместе общую тенденцию
развития этих изделий от тяжелых – типа/
варианта Дичево (Рис. 99, I), к более легким – варианту Oinacu (Рис. 99, II), а затем
и к еще более легким – типа Вырбица Т2А
(Рис. 99, III).
Но при этом каждый из этих типов дает
и свои собственные весовые группировки, отражающие его внутреннее хронологическое
развитие. Показательно, однако, вот что.
Выступая в качестве прямых продолжателей дичевских традиций, кельты варианта
Oinacu характеризуются группами с более
легким весом, которые не перемежаются с
дичевскими (не считая единичные, оговоренные ранее, промежуточные изделия), что
только подчеркивает общую хронологиче-

скую направленность развития этого показателя. А вот кельты типа Вырбица Т2А, помимо группы, отличающейся наименьшим
весом (Рис. 99, верх, крайне левая группа),
дают еще две группы, которые полностью
совпадают с весовыми группами кельтов варианта Oinacu, и третью – превалирующую
по значениям над последними. Первое из
обстоятельств – совпадение групп, вне сомнения, указывает на относительную одновременность части изделий типа/варианта
Oinacu и типа Вырбица Т2А (Рис. 99, II-III).
Второе обстоятельство – как бы завышенные по сравнению с ойнакскими весовые
показатели части изделий типа Вырбица
Т2А (Рис. 99, первая группа справа), легко
объяснимо с позиций эффекта Кундера (актуализации начала – начала нового типа), о
чем, надеюсь, будет дополнительно сказано
ближе к концу работы.
Таким образом, каждый и все рассматриваемые типы обнаруживают свои собственные размерные и весовые группиров-

165

Рис. 100. Группировка кельтов типа/варианта Дичево, варианта Ойнаку и типа Вырбица Т2А по высотно-весовым показателям и их соотношение.
Стрелка – хронологическая направленность

ки, имеющие самостоятельное хронологическое значение, общая тенденция развития которых заключается в постепенном
переходе от крупных – тяжелых к более
мелким и легким изделиям.
Объективность же, состоятельность
выявленных группировок полностью подтверждается и их взаимной корреляцией,
что представлено на Рисунке 100.
Как следует из этой иллюстрации (Рис.
100), исходя из имеющихся материалов
определенно можно говорить о 8-ми относительно самостоятельных размерно-весовых
группах изделий.

1 – Кельты высотой приблизительно от
13,4 до 14,5 см и весом приблизительно от
450 до 745 г. Это самые крупные, тяжелые,
и, разумеется, самые ранние архаичные
кельты варианта Дичево, встречающиеся
в единичных экземплярах. Их носители
клады: Семерджиево, Constanţa Palas, повидимому – Casimcea, Tekirdag (Рис. 100,
1; Рис. 96; Рис. 99).
2-3 – Кельты высотой приблизительно
от 11,4 до 13,6 см и весом приблизительно от 320 до 340 г. Характерны только для
кельтов варианта Дичево. Их основные
носители клады: Дичево, Constanţa Palas,

166
Casimcea, „Русе”, Dancu, Козорезово и др.
(Рис. 100, 2-3; Рис. 96; Рис. 99).
4 – Кельты высотой приблизительно
от 10,0 до 11,0 см и весом приблизительно
от 250 до 300 г. Характерны для изделий
типа Вырбица Т2А, содержащихся лишь
в кладе Вырбица 2, и небольшой группы
кельтов варианта Дичево, отличающихся
наименьшими размерами. Их носители –
клад Дичево, в единичных экземплярах –
клады Лозница, Русе, Drajna de Jos и др.
В эту же группу по высотным показателям
попадает большинство кельтов варианта
Ойнаку, но по весу они соотносятся с изделиями последующей группы (Рис. 100,
4; Рис. 96; Рис. 99).
5 – Кельты высотой приблизительно от
9,0 до 10,0 см и весом приблизительно от
150 до 240 г. Характерны преимущественно
для изделий варианта Ойнаку и в значительной степени для изделий типа Вырбица Т2А. Основные носители в случае варианта Ойнаку (с большим разбросом весовых
показателей) клады: N. Bălcescu, Горско
Косово (сюда же должна попасть большая
часть кельтов из кладов Самоводене и Ойнаку, для которых весовые показатели не
известны), а в случае изделий типа Вырбица Т2А – клады Вырбица 2, Горско Косово и
в единичных экземплярах – клад Вырбица
1 (Рис. 100, 5; Рис. 96; Рис. 99).
6 – Кельты высотой приблизительно
от 8,0 до 9,0 см, весом приблизительно от
120 до 200 г. Характерны для изделий типа
Вырбица Т2А и в редких случаях для кельтов варианта Ойнаку. Основными носителями изделий типа Вырбица Т2А являются
клады Вырбица 2, Вырбица 1, в единичных
случаях – клады Горско Косово, Продимчец и др. В случае варианта Ойнаку – клад
Овча Могила (Рис. 100, 6; Рис. 96; Рис. 99).
7 – Кельты высотой приблизительно
от 7,0 до 8,0 см, весом приблизительно от

120 до 150 г. Характерны для изделий типа
Вырбица Т2А и в единичных случаях для
кельтов варианта Ойнаку. Основные носители: клады Овча Могила, Вырбица 1, в
единичных экземплярах – клады Вырбица
2, Дичево (Рис. 100, 7; Рис. 96; Рис. 99).
8 – Кельты высотой от 5,6 до приблизительно 7,0 см, весом от 70 до приблизительно 120 г. Это самые малые, легкие и, следует понимать – самые поздние изделия
типа Вырбица Т2А. Их основные носители
– клады Овча Могила и Вырбица 1 (Рис.
100, 8; Рис. 96; Рис. 99).
Рассматриваемые в общей массе материалов разноразмерные и разновесные
группы кельтов, как правило, визуально
не воспринимаются. Но в систематизированном, отселектированном виде и представленные в едином масштабе эти различия по размерным показателям обретают
вполне очевидную конкретность – Рисунок 101.
И наконец, как и в случае с пропорциями, должен предупредить читателя о
частых возможных неадекватных соответствиях между группами с определенными
размерными/высотными показателями и
группами, выявляемыми по весовым показателям. Причиной тому является не
всегда возможный учет степени изношенности изделий и, в особенности – возможных дефектов литья, таких как: неполнота
заливки форм, ведущая к образованию пустот; неплотность пригнанных половинок
литейных форм, приводящая к неоправданному увеличению толщины стенок и
образованию крупных заусениц по боковым сторонам, или, скажем, недостаточно
глубоко вставленные болванки-калаподы,
предназначенные для формовки втулки
кельтов, что может привести к непредвиденному увеличению веса последних. И таких конкретных примеров множество.

167

Рис. 101. Образцы разноразмерных кельтов типа/варианта Дичево (8, 11 – Дичево; 55 – „Русе”; 63 – Семерджиево; 80
– Tekirdag; 90, 92 – Constanţa Palas; 124 – Dancu, см. Приложение 1. Лист 1), варианта Ойнаку (15 – Дичево; 22 –
Горско Косово; 42-43, 45 –Овча Могила; 56, 60 – Самоводене; 75 – Вырбица 1; 100 – N.Bălcescu; 114 – Oinacu, см.
Приложение 1. Лист 1) и типа Вырбица Т2А и Т2В (9, 11-17, 71 – Вырбица 1; 19, 26, 29, 32-33, 73, 76 – Вырбица
2; 36, 39-40, 77 – Горско Косово; 41 – Дичево; 42-44, 47, 49, 79-80 – Овча Могила; 50 – Алтимир; 52 – Гулянцы, см.
Приложение 1. Лист 5)

168
Краткие выводы. Как и предполагалось, размерные показатели (высота, ширина тулова) и их производные (пропорции),
как и весовые показатели, демонстрируют
чрезвычайную чувствительность к временным изменениям. Они обнаруживаются как
группы достаточно стандартизированных
разноразмерных (и весовых) изделий, бытовавших в больший или меньший, но строго определенный, конкретный промежуток
времени. Более того, они, эти показатели,
одновременно вбирают в себя и хронологическую последовательность этих групп, или
иными словами, их общую временную направленность развития и эволюции.
Примечательно и принципиально то,
что эти качества прослеживаются как на
уровне отдельных типов, так и на уровне
их составляющих. Однако же, в первом
случае они отражают особенности относительно крупных временных интервалов
– периодов, а во втором – особенности, характерные для отдельных этапов этих периодов. Именно поэтому, как и в случае с
формализованным методом (Рис. 95), при
анализе метрических показателей основных из типов изделий каждый раз мы выходили на одни и те же – три основных хронологических периода (Рис. 96-100). А вот
что касается внутреннего, более дробного
членения этих периодов, то формализованный подход оказался неэффективным, в то
время как метрические показатели, наоборот, представляются весьма и весьма перспективными.
Особого внимания заслуживают также
зафиксированные в процессе анализа случаи, когда одни клады дают однотипные
кельты одной единственной размерной
группы, а другие – двух или трех разных
размерных групп. Если разноразмерные
группы кельтов отражают разные временные интервалы, то из отмеченного обстоя-

тельства вполне возможно следует, что
в первом случае мы имеем дело с кладами короткого накопления, а во втором – с
кладами длительного накопления. Между
тем, при периодизации кладов вопрос этот,
к сожалению, зачастую даже не принимается во внимание, о чем отчасти сказано в
историографическом разделе.

б. Периодизация кладов на основе
метрических показателей
В предшествующем разделе наше внимание было сосредоточено на анализе типов изделий с целью определения их хронологического соотношения и возможных,
свойственных для них более дробных разновременных группировок.
Задача данного раздела состоит в анализе самого состава кладов с точки зрения
содержащихся в них типов изделий и их
разновременных дробных группировок,
взаимное соотношение которых должно вывести нас на их общую периодизацию. Хотя,
как было продемонстрировано выше, хронологическая чувствительность свойственна
практически всем основным метрическим
показателям, в данном случае в своем анализе мы будем базироваться лишь на высотных показателях, одних из самых характерных и наиболее доступных.
В анализе были задействованы практически все сколько-нибудь значимые клады – всего 28 (с территории Болгарии, Румынии и Украины), содержащие от одного
до 36 кельтов и объединяющие в общей
сложности 242 разнотипных изделия, что
составляет более 60% (60,5) от известных
нам кельтов рассматриваемой традиции.
Сводные данные по всем кладам и содержащим их разнотипным изделиям, упорядоченным в зависимости от размерных
показателей последних, графически представлены на – Рисунке 102. Данные по

169
III
C

II

B

A

OVČA MOGILA

-

Gu

Cr
6

0

Pl Pl Pl Cr A

10
27
13 9 16 19

14
15 12

6

40

27
43
79 42 78

9
13
9 27
28 33 32

38

8

77 29

7

8

7

8

Bozurovo L I - 2-6
Rjahovo LI - 49-50

6

7

9
M. Bravu LI - 98; LIV - 41
DS
41
DS

DS
DS DS
8

Enichioi LI - 135-136; LII-47
Dancu LI 124-125;LIII-1-2

9

Kazanlyk LI - 32-33
Sumen LI - 71-72
En

0
6

7

11

St
Sv Sv St

DS

7
Тип/вариант Дичево

8
Oi

LIV-3-

13

14 cm
LIV-5, 16,

12

13

14 cm

12

13

14 cm

10

11

12

13

14 cm

Ss
Rh
Bo Bo

10

12

13

14 cm

Bo
11

DS*
DS*
10

DS*
Rs* DS*

Rs
DS
DS DS

11

MB
DS DS

DS

12

DS Rs
13

Dn S1* En
10

Kz
11

9
Tekirdag LI- 80

10

11

S1 En Ca Dn Kz
12

14 cm

9
Тип Дичево, вариант Ойнаку

Dn
Ca

Dn
13

94
86
93 96 85 89

88 95

12

13

14 cm
92
91
87 90
14 cm
Td

0
6

LIV-1-2,9-

14 cm

Casimcea LI - 83-84; LIV - 42-43

9

8
Pobit Kamyk LI - 47

14 cm

St
11

Constanţa Palas LI- 85-96
7

13

12
G. Kosovo
LI-20-30; L II-19-20, 29, 37;
21-24 ; LV- 34-40,77

24
22 26
21 25

0
6
Semerdzievo LI- 63

14 cm

12
13
Vyrbica 2
LII-9-13,40-41,51-52; LIII-26-27;
4,20; LV-18-33,72-76

11
29
27
23
20

Ca Ca
8

12

74

Pt
Rh
Ss Bo
Pt Bo

0
0

13

Vyrbica 1
LI-74-76; LII-1-8,27-28,38-39; LIII-23-25;
10,17-19; LV-9-17, 70-71

10

9

8

Guljancy LV-51-52
Prodimcec LV-57,69
Craiova LIII-10-11

11

10

Pietroşani LI- 121-122
Starosel'e LI-131-132

6
7
Dicevo LI-7-19; LII-26;LIV-40; LV-41
Ruse LI - 53-55

12

44 40

28

CONSTANŢA

Oi
Oi
NB
Oi
NB
NB Oi Oi Oi
NB
NB Oi OI Oi
NB NB Oi NB Oi Oi Oi Oi

NB

Oi
6

-

O. Mogila
LI-40-45; LII-14-18,30-31,55-56;
LIV-25-27; LV-42-49,78-82

10

9

N.Bălcescu L I - 99-105; LII-45; LV-1
Oinacu LI-106-119; LIII - 9

0

10
11
20
51
40
76 10
4
52
26 74 75
27 41 72 24 22
73 11 19 30 31 3 20 18 25 23 21

Sv
Sv St Sv Sv Sv

St

11

10
8
7
70 23
9 38 17
76 6 2 1

9

Strazica LI-65; LII - 32,35-36; LV-61
Samovodene LI - 56-62
6

15

9

8

A

DIČEVO

Pelovo LII-42,48-49,53; LV-60
Agatovo LII-22; LIV-28

22
19
21 24 37 37 34
20 36 39 23 35 5 30

16

7

B

OINACU

10

9

12 29

Pl
Pr
9

8

7

6

24
18
28 71
25
5 17
2
4 11 39 1 75 10

3

26

Gu

8

7

0

5

Pr Pl

A

7

6

0

8
26
30
56
16 55
82
14 31 80 18 25
47 43 81 45 17 46 44 42 41 45

49
48

0

A

SAMOVODENE -

7

6

0

B

VYRBICA

I

10

V

11
12
Тип Вырбица Т2А и Т2В

OM

13
Прочие типы

PK

Sm
14 cm

Рис. 102. Клады с кельтами Нижнего Подунавья и их периодизация на основе группировки размерных показателей основных типов кельтов.
Три периода, три основных типа комплексов:
I – ранний период или период поздней бронзы, комплексы типа Констанца-Дичево;
II – средний – переходный период, комплексы типа Ойнаку-Самоводене;
III – поздний период или период раннего Гальштатта, комплексы типа Вырбица-Овча Могила.
Звездочками отмечены изделия, которые по размерам соотносятся с ойнакскими кельтами, а по весу – с дичевскими. Стрелки – хронологическая направленность

170
каждому кладу или группе кладов (в случае комплексов с малым числом находок)
отражены на отдельных высотных шкалах, на которые занесены все содержащие
их разнотипные изделия в зависимости от
их высотных значений. Опорные, ведущие
типы (Дичево, Ойнаку, Вырбица Т2А и
Т2В) обозначены в разной цветовой гамме.
В случаях, когда кладам отведена отдельная шкала, указанные в ячейках номера
соответствуют номерам по Листам Каталога. Когда же высотная шкала включает
данные по нескольким кладам, последние
даны в общепринятых аббревиатурах.
Обратимся к составленной иллюстрации – Рис. 102. Внимание привлекают два
основных обстоятельства. Во-первых, то, что
все клады по содержавшимся в них основным типам отчетливо распадаются на три
крупных блока или группы, определенно
соответствующие трем разным временным
периодам (Рис. 102, I-III). Второе обстоятельство – то, что в рамках каждого из таких
блоков-периодов, клады дают разнотипные
и/или разноразмерные изделия, группировки которых образуют самостоятельные
подпериоды или этапы. В рамках первого и
второго из блоков-периодов отчетливо обозначились по два таких подраздела (Рис.
102, I А-В, II, А-В), а в рамках третьего – три
(Рис. 102, III А-С). Рассмотрим каждый из
этих блоков-периодов в отдельности.
Период I. По сути, объединяет в себе
все учтенные нами клады, содержащие
кельты типа/варианта Дичево. Это 11 кладов, главные из которых – Семерджиево,
Побит Камык, Constanţa Palas, Dancu,
Casimcea, Enichioi, Mihai Вravu, Казанлык, „Русе”, Дичево и др. (Рис. 102, первые
четыре шкалы снизу).
Но что при этом показательно. Первые
три клада – Семерджиево, Побит Камык,
Tekirdag и отчасти Constanţa Palas, т.е.,

клады, которые, как уже оговаривалось
ранее, содержат в себе и изделия средней
бронзы, характеризируются самыми крупными кельтами (высотой более 13 см), попадающими в подраздел I A. А остальные
клады, включительно, отчасти, и клад
Constanţa Palas, дают, главным образом,
изделия лишь малых размеров (от 11,4
до 13,0 см) и соответственно соотносятся
преимущественно с периодом I В. Показательным в этом отношении является клад
Дичево, изделия которого в одном случае
попадают в первую подгруппу, шесть – во
вторую, а восемь других – в еще более поздние группы.
Оценивая оговоренные соотношения с
уверенностью можно утверждать, что все
эти клады, содержащие кельты типа/варианта Дичево, представляют наиболее ранний период их бытования, который, однако, вбирает в себя два относительно самостоятельных подпериода или этапа.
Первый их этих подпериодов – А соответствует началу призводства и бытования
кельтов и представлен изделиями кладов
Семерджиево, Побит Камык, Tekirdag и отчасти Constanţa Palas.
Второй подпериод – В связан с временем
наибольшего их производства и бытования
и представлен изделиями отчасти клада
Constanţa Palas, кладов Dancu, Casimcea,
Enichioi, Mihai Вravu, Казанлык и др. Одним
из позднейших для обеих этих подгрупп, вне
сомнения, является клад Дичево.
Ориентируясь на наиболее выразительные комплексы, за всей этой группой
кладов, представляющих первый – ранний
период бытования кельтов нижнедунайской традиции (типа/варианта Дичево),
можно закрепить уже предложенное ранее
название – комплексы типа ConstanţaДичево. Первая часть этого понятия призвана отразить особенности кельтов ранне-

171
го подпериода или его этапа А, характеризующегося крупноразмерными кельтами, а
вторая – этапа В, отличающегося кельтами
малых размеров (Рис. 102, I А-В).
Период II. Под этот период попадают
девять из учтенных кладов, содержащих,
главным образом, кельты варианта Ойнаку, и один из кладов с большим содержанием кельтов типа Вырбица Т2А и Т2В.
Главные среди первых клады: Божурово,
Oinacu, N.Bălcescu, Горско Косово и др. Во
втором случае имеется в виду клад Вырбица 2 (Рис. 102, 5-9-я шкалы снизу).
Однако же, как и в случае с комплексами первого из периодов, по размерным
показателям изделия попадающих в эту
группу кладов также распадаются на две
самостоятельные подгруппы, одна из которых характеризуется изделиями варианта
Ойнаку высотой приблизительно от 10,0 до
11,4 см, а вторая – высотой от 9,0 до 10,0 см.
Первая из этих групп образована изделиями кладов Божурово, Oinacu, Горско
Косово, отчасти – N. Bălcescu и др., вторая –
изделиями кладов Самоводене и N. Bălcescu
(Рис. 102). Обращает на себя внимание, что с
первой из оговоренных размерных групп соотносится и часть кельтов клада Дичево, но
это те изделия, которые по размерам совпадают с вариантом Ойнаку, а по весовым показателям – с вариантом Дичево (Рис. 102,
аббревиатуры, отмеченные звездочкой). Особую ситуацию демонстрируют кельты типа
Вырбица Т2А и Т2В клада Вырбица 2, часть
из которых приходится на 9-ти, часть – на
10-ти, а отчасти и на более малые сантиметровые диапазоны (Рис. 102, Вырбица 2).
Учитывая хронологическую направленность развития метрических показателей и
отмеченное соотношение типов и содержащих их кладов можно утверждать, что выявленные группировки представляют два разных хронологических подпериода или этапа.

Первый, ранний из этих подпериодов
– этап А связан с массовым бытованием
кельтов варианта Ойнаку, представляющих уменьшенную модификацию дичевских (что подтверждается оговоренными
переходными изделиями клада Дичево),
при одновременном появлении качественно новых типов – Вырбица Т2А и Т2В.
Основными комплексами этого этапа в случае кельтов типа Ойнаку выступают клады
Божурово, Ряхово, Oinacu, Горско Косово и
др., а в случае кельтов типа Вырбица Т2А
и Т2В – клад Вырбица 2 (Рис. 102, II А).
Второй, относительно более поздний из
выделенных подпериодов или этап В характеризируется, с одной стороны, убывающим
значением кельтов варианта Ойнаку, а, с
другой – возрастающим значением кельтов типа Вырбица Т2А и Т2В. Основными
комплексами этого этапа применительно к
кельтам варианта Ойнаку выступают клады Самоводене и, отчасти – N. Bălcescu и
Горско Косово. А применительно к кельтам
типа Вырбица Т2А и Т2В – клад Вырбица
2 и отчасти Вырбица 1.
Опираясь на самые выразительные комплексы, за всей этой группой кладов, представляющих второй – промежуточный период бытования кельтов нижнедунайской традиции (преимущественно варианта Ойнаку)
можно закрепить также уже предложенное
ранее название – комплексы типа OinacuСамоводене. Первая часть этого понятия
призвана отразить особенности кельтов раннего подпериода или этапа А, характеризующегося крупноразмерными кельтами, а
вторая – этапа В, отличающегося кельтами
малых размеров (Рис. 102, II А-В).
Период III. В этот период практически
целиком инкадрируются шесть из учтенных нами кладов. К сожалению, пять из
них представлены разнотипными единичными изделиями (Рис. 102, первая шкала

172
сверху), поэтому основным и наиболее показательным для этого периода является
клад Овча Могила, а также клады Вырбица 1, Вырбица 2 и Горско Косово, в значительной степени, как уже отмечалось, связанные и с предшествующим периодом. В
типологическом отношении это клады, содержащие преимущественно кельты типа
Вырбица Т2А и Т2В, изредка – кельты
варианта Ойнаку и ряд других типов, известных по редким экземплярам (Рис. 102,
1-5-я шкалы сверху).
В отличие от вышерассмотренных, независимо от типов все клады этого периода
характеризируются изделиями наименьших размеров, распадающихся на три самостоятельных подгруппы, соответствующие
6-ти, 7-ми и 8-сантиметровым диапазонам,
а в случае кладов Вырбица 1, Вырбица 2,
и Горского Косово – отчасти и диапазонам,
характерным и для предшествующего периода II (Рис. 102, III А-С, II А-В).
Ориентируясь на наиболее выразительные комплексы, за всей этой группой
кладов, представляющих финальный период бытования кельтов нижнедунайской
традиции, предлагаем закрепить название
– комплексы типа Вырбица-Овча Могила. Первая часть этого понятия призвана отразить особенности кельтов раннего
подпериода, а вторая – поздних, с наименьшими кельтами (Рис. 102, III).
Вот, собственно, и вся периодизация.
Обращаю еще раз внимание, что автономный анализ данных, в одном случае – с
применением формализованного метода,
а во втором – на базе анализа сугубо метрических показателей, вывел нас на одни
и те же хронологические периоды и те же
типы комплексов, что само по себе свидетельствует в пользу объективности последних. Но анализ метрических показателей
позволил существенно дополнить, конкре-

тизировать внутреннее содержание этих
периодов. А это – не мало.
Возвращаясь к общепринятой периодизационной схеме П. Рейнеке и сопоставляя
ее с данными нашей периодизации, нельзя
не заметить, что они почти целиком совпадают во всех их основных разделах. Первый
из периодов нашей схемы соответствует периоду BrD, второй – периоду HaA1-HaA2
и третий – периоду HaB1-HaB3. Но содержание нашей периодизации носит гораздо
более конкретный характер и, главное, она
адекватно отражает внутреннюю специфику собственно нижнедунайских материалов.
Как бы то ни было, совершенно очевидно,
что первый из периодов соответствует времени развития классических культур поздней
бронзы, второй – времени культурного переоформления региона на переходе от культур
поздней бронзы к культурам раннего Гальштатта, а третий – времени бытования культур собственно раннего Гальштатта.
И в заключение раздела – о длительности бытования кладов.

в. О длительности накопления
и бытования кладов
Как хорошо известно, клады бронзовых
изделий, подобно нумизматическим или
любым другим аккумуляциям материальных ценностей, бывают одноразового – краткого и/или многократного – длительного
накопления. Первые, как правило, характеризуются набором материальных ценностей
с достаточно ограниченным временным интервалом, вторые – наборами изделий с разными временными интервалами, зачастую
хронологически весьма отдаленными друг от
друга. Учет этих обстоятельств чрезвычайно
важен в особенности при периодизации комплексов, поскольку, по сути, мы имеем дело
с двумя временными показателями: одним
– раскрывающим длительность накопления

173
клада, и вторым – определяющим время его
зарытия или депозитирования. Между тем,
к великому сожалению, в случае кладов
бронзовых изделий эти обстоятельства крайне редко берутся во внимание.
Обратимся снова к Рисунку 102 и сосредоточимся на составляющих основные, наиболее репрезентативные комплексы (Рис.
102, снизу – вверх). Клад Constanţa Palas
– содержит 12 однотипных кельтов, но по
компактности размерных хроноиндикаторов шесть (5+1) из них приходятся на период I A, а шесть других – на период I В. Еще
более показателен в этом плане клад Дичево, содержащий 16 кельтов. Но из 11 кельтов варианта Дичево по размерным показателям один связан с периодом I А, шесть – с
периодом I В, а четыре – с периодом II А.
Более того, в состав этого клада входят еще
два кельта варианта Ойнаку, один кельт
типа Вырбица А,А, один кельт типа Вырбица Т2А, и один – типа Плоешть, которые по
размерным показателям приходятся на периоды II В, III А и даже – III В (Рис. 102).
Следуя отмеченным соотношениям, получается, что клад Constanţa Palas накапливался, как на протяжении периода I А,
так и в период I В, в конце которого он и
был депозитирован. А вот клад Дичево накапливался начиная с периода I А, в особенности – на протяжении периодов I В и II А,
и далее, отдельными находками – вплоть до
периодов III А и В, последний из которых и
фиксирует время зарытия клада. Обращаю
внимание, что долгое бытование этого клада, включительно и в период раннего Гальштатта, самостоятельно подтверждается и
присутствием в его составе одной пилочки и
типично раннегальштаттского серпа (Черных 1978. Табл. 53, 12; Табл. 63, 4) среднедунайской серии – типа/варианта Pécs по
нашей с В.С. Бочкаревым номенклатуре
(Дергачев, Бочкарев 2002. 286 и след.).

Совершенно иную ситуацию демонстрирует нижеследующая группа кладов. Клад
Божурово включает пять кельтов типа Ойнаку, которые по размерным показателям
целиком попадают на период II А. На этот
же период, за одним исключением (кельт
типа Окница), приходятся практически все
14 (13+1) кельтов типа Ойнаку, входящих в
состав одноименного клада. Не считая одного, высокой компактностью по размерным
показателям выделяются восемь кельтов
(семь из которых типа Ойнаку) из клада N.
Bălcescu, занимающих промежуточное положение на стыке периода II А и II В. Сходную картину дают и практически все семь
(5+2) кельтов типа Ойнаку клада Самоводене, попадающие под период II В. Учитывая высокую компактность и ограниченные
размерные показатели кельтов каждого из
этих кладов, последние следует рассматривать как комплексы короткого накопления
с узкой датировкой в рамках оговоренных
хронологических периодов, а именно: клады Божурово, Ойнаку – периодом II А, клад
N. Bălcescu – на переходе от периода II А к
периоду II В (когда он и был зарыт) и клад
Самоводене – периодом II В (Рис. 102).
А далее – снова группа кладов определенно длительного накопления. Клад Горско Косово. Включает 29 разнотипных кельтов (Рис. 102). Но из 11 кельтов варианта
Ойнаку девять попадают в диапазон, соответствующий периоду II А, а два – периоду
II В. На последний период приходятся и три
кельта типа Вырбица Т2А, которые, однако, как и кельты типа Вырбица Т2В, встречаются вплоть до самых поздних периодов
– III А,В,С. Даже не учитывая остальные
типы, совершенно ясно, что клад этот начал накапливаться еще в период II A и в
дальнейшем пополнялся вплоть до конца
третьего периода, когда он, по-видимому, и
был депозитирован.

174
Интерес представляют клады Вырбица 1
и Вырбица 2, найденные в разные годы, но
в непосредственной близости друг от друга.
Из первого клада сохранилось 36 кельтов, а
из второго – 35. Так вот, кельты клада Вырбица 2 (большинство из которых типа Вырбица Т2А и Т2В), по размерным показателям
соотносятся с периодами II А, II В и III А, с
единичными экземплярами и в диапазонах
периодов III В и С (Рис. 102). В отличие от
него кельты клада Вырбица 1, независимо
от типа, относительно равномерно соотносятся со всеми четырьмя размерными диапазонами, соответствующими периодам II В
и III А,В,С. Следовательно, клад Вырбица
2 интенсивно накапливался на протяжении
периода II А и В и в меньшей степени в период III А, после чего вскоре он, очевидно, и
был предан земле. А клад Вырбица 1 относительно более поздний, он интенсивно накапливался преимущественно на протяжении периодов II В и III А, и отчасти пополнялся и на протяжении периодов III B и III
C, в конце которого он и был депозитирован.
И это при том, что этот клад включает в себя
и отдельные изделия гораздо более раннего времени: вислообушный, проушный топор периода средней бронзы и кельт типа
Рышешть, определенно раннего времени
(крупных размеров) (Ковачева 1967, 52, 57.
Обр. 2а; Обр. 5; касательно кельта – Дергачев 2010. 34 и след., 152 №100). И, наконец,
клад Овча Могила, из 32 кельтов которого в
нашей иллюстрации учтен 31. Как следует
из последней (Рис. 102), судя по размерным
показателям, его накопление началось еще
в период II В, но наиболее интенсивно он пополнялся в период III В и даже в период III
С, в конце которого он, по всей вероятности,
и был захоронен. Однако же, как и в случае
с кладом Вырбица 1, следует учесть, что этот
клад, помимо изделий раннего Гальштатта,
включает в свой состав единичные изделия

(меч-рапира, наконечник копья), относящиеся еще к среднеэлладскому периоду III
А, специально рассмотренные в работе R.
Krauβ (2005. 205 и след.). Так что начало
накапливания изделий обоих этих кладов
можно было бы вести еще с периода средней
бронзы, хотя отдельные – единичные ранние изделия вполне могли быть включены в
состав этих кладов и в более позднее время,
что на деле не поддается учету и проверке.
Для большей наглядности, в несколько упрощенном виде (применительно к тем
же кладам, но с учетом лишь основных –
ведущих типов) исходные данные Рисунка
102 графически дополнительно отражены
на Рисунке 103.
Ситуация, думаю предельно ясна.
Период I – ранний, с комплексами
типа Constanţa Palas-Дичево (связанными
с культурами поздней бронзы). Клады Семерджиево, Tekirdag и Побит Камык, представляющие наиболее ранние комплексы,
сформировались на самом стыке перехода
от средней к поздней бронзе, когда они вскоре и были утеряны (Рис. 103, №№ 1-3). Клад
Constanţa Palas, вобрав в себя единичные
находки средней бронзы, накапливался на
протяжении и периода I A, и периода I В,
в конце которого и был предан земле (Рис.
103, № 4). Клады Casimcea и „Русе” возникли и накапливались на протяжении периодов I А и I В, но последний, очевидно, охватил собой и период II А (Рис. 103, №№ 5-6).
Клады Dancu, Казанлык, Кубрат и Mihai
Bravu, судя по ведущим типам, соотносятся исключительно с периодом II В, в конце которого они, по-видимому, и вышли из
употребления (Рис. 103, №№ 7-10). Клады
„Шумен” и Enichioi накапливались на протяжении периода I В, но просуществовали
до периода II А, когда и были депозитированы (Рис. 103, №№ 11-12). Позднейшим для
первого периода выступает клад Дичево,

175
I

A
B
A

III

B
C

A

Vyrbica 1

Ovča Mogila

13

14

15

16 17 18

19

20

21

22

23

24 25 26 27 28

Stražica
Prodimčec
Guljancy
Pelovo

Vyrbica 2

8 9 10 11 12

Gorsko Kos.

7

Samovodene

5 6

VYRBICA - OVČA MOGILA

N.Bălcescu

4

C

Pietroşani
Rjahovo
Starosel'e

Kazanlyk
Kubrat
Mihai Bravu
«Šumen» 1
Enichioi

1 2 3

B

Oinacu

Dancu

OINACU - SAMOVODENE

Casimcea
«Ruse»

DIČEVO

Constanţa P.

-

B

→→→→→→→→→→→→→→→→→→→

← ← ← ← ← ← ← ←

B

Вариант
Oinacu

II

A

Тип Vyrbica T2A,T2B

I

Вариант
Dičevo

Типы сред.
бронзы

CONSTANŢA

A

Semerdžievo
Tekirdag
Pobit Kamyk

ПЕРИОДЫ

Типы

B

III

Božurovo

A

Типы комплексов

Клады

II

Dičevo

ПЕРИОДЫ

↓↓↓

1 1 1

6

1 1

6

1 1

1
2

1*

2 1 1 1 1

6

1* 1

4*
1

1

13

1 1 1

3

1

9

9

1

2

1

1 1 1

4

5

2 3

8

2 3

1

2

3

3

3 1 1 1 1

1

1

3

1 6

2
Dičevo

1

Oinacu

1

3

1

1

2

2 1 1 1

4

1
1

Vyrbica T2A, T2B

Рис. 103. Длительность накопления кладов на базе численности содержащихся в них основных типов кельтов (исходные
данные см. Рис. 102).
Звездочками отмечены изделия, которые по размерам соотносятся с ойнакскими кельтами, а по весу – с дичевскими. Стрелки – хронологическая направленность

который начал накапливаться еще в период I А, но в особенности в периоды I В и II
А и в дальнейшем сохранился где-то вплоть
до периода III В, когда, по-видимому, и был
утерян (Рис. 103, № 13).
Период II – переходный, с комплексами типа Oinacu-Самоводене (связанными
с переходом от культур поздней бронзы к
культурам раннего Гальштатта). Практически все клады этого периода представляются как соответствующие обоим его подпериодам. Однако, скажем, клад Oinacu
и, похоже, клад Божурово, более всего связаны с периодом II А; клад N. Bălcescu –
больше всего тяготеет к периоду II В (Рис.
103, №№ 14-15, 19), а остальные три клада
– Pietroşani, Ряхово и Староселье, судя по
их единичным экземплярам, дают равное
распределение (Рис. 103, №№16-18). Позднейшую позицию в ряду комплексов этого
периода занимает клад Самоводене, который накапливался преимущественно на
протяжении периода II В и просущество-

вал до периода III А. С рассматриваемым
II-ым периодом определено связывается и
возникновение клада Горско Косово, но он
продолжал существовать и накапливаться
и на протяжении следующего – III-го периода (Рис. 103, №21), поэтому он может интерпретироваться как составляющие части
обоих этих периодов.
Период III – финальный, с комплексами типа Вырбица-Овча Могила (связанными с культурами раннего Гальштатта).
Особую ситуацию в этом разделе занимают
уже оговоренный клад из Горско Косово
и клад Вырбица 2. Основное накопление
клада Горско Косово приходится на период II А, в меньшей степени – на период II
В, и связано, главным образом, с кельтами
варианта Oinacu, но он продолжает свое
существование и на протяжении последующих периодов, вплоть до финального
– периода III В, аккумулируя в себе серию
новых изделий типа Вырбица Т2А и Т2В.
Следовательно, как уже было сказано, его

176
состав можно рассматривать как в контексте комплексов II-го, так и в контексте комплексов III-го периодов, ибо его депозитирование явно приходится на самый конец
последнего из периодов (Рис. 103, № 21).
Несколько особо проявляет себя клад
Вырбица 2. Вобрав в себя единичные изделия средней (проушный топор) и поздней
бронзы (кельт типа Рышешть), его интенсивное накопление приходится как на период II А, так и на период II В и продолжается вплоть до периода III В, когда, по
всей вероятности, он и был захоронен. Но
что показательно: в отличие от прочих кладов периода II А, его накопление (не считая оговоренные выше изделия) связано
исключительно с кельтами типа Вырбица
Т2А и Т2В (Рис. 103, № 22). А поскольку
речь идет о качественно новой типологической серии, учитывая действие эффекта
актуализации начала, я не исключаю, что
размерные показатели кельтов первого из
периодов (II А) носят как бы осознанно завышенные значения, а это означало бы,
что его хронология фактически начинается
с последующего периода II В.
Клады Вырбица 1 и Овча Могила. Накопление первого из кладов, похоже, начинается с периода II А с наибольшими
аккумуляциями в период II В и несколько
меньшими – на протяжении всех этапов
III-го периода, в конце которого он, повидимому, и был предан земле (Рис. 103,
№ 23). А вот клад Овча Могила, содержащий единичные изделия средней бронзы,
интенсивно начал накапливаться с периода II В и, главным образом, на протяжении
всех трех последующих подпериодов – III
А, В и С, в конце последнего из которых он,
очевидно, и был захоронен (Рис. 103, № 24).
Судя по единичным изделиям с периодами
II А и II В связано существование кладов
Стражица и Продимчец (Рис. 103, №№ 25-

26). А вот клады Гулянцы и Пелово, похоже, представляются как одни из наиболее
поздних (Рис. 103, №№ 27-28).
Вот, собственно, и все о длительности
накопления кладов и возможном времени их депозитирования. Учет этих обстоятельств принципиально важен как в целях
более точного определения места каждого
из кладов в выработанной периодизационной схеме, так и, в особенности, при решении вопросов о возможной культурной
принадлежности кладов, ибо, как это следует из анализа, накопление клада может
реализоваться в контексте одной культуры, а дополняться и депозитироваться – в
совершенно ином культурном контексте. И
лучшими примерами в этом плане могут
служить клад Дичево и, по-видимому, клады Горско Косово, Вырбица 2 и Вырбица 1.
В заключение остается напомнить читателю, что проблема длительности накопления кладов и возможного времени их
депонирования, рассматривалась исключительно на базе четырех из основных типов кельтов (типа/варианта Дичево, варианта Ойнаку и типа Вырбица Т2А и Т2В).
Поэтому привлечение в этот анализ других
типов кельтов или иных функциональных
категорий не исключает отдельные уточнения и корректировки. Однако, думаю, что
эти поправки не будут принципиальными.
Следуя общей логике исследования,
далее мы должны были бы обратиться к
вопросу территориально-хронологического
соотношения выделенных комплексов и/
или вопросу об их абсолютной датировке и
многим другим, не менее важным аспектам
проблемы. Однако, чтобы избежать неминуемых повторов, отложим их рассмотрение на заключительные разделы работы,
а в продолжение обратимся (наконец-то) к
одной из самых многочисленных и, посему,
не менее важных категорий – к серпам.

177

РАЗДЕЛ II

CЕРПЫ
1. Предварительные данные
a. Из истории изучения
Для металлопроизводства Нижнего
Подунавья периода поздней бронзы серпы
являются одной из самых многочисленных
категорий изделий. Однако, как и в случае
с кельтами, история их изучения достаточно скромна и сводится, главным образом, к
публикации материалов. Совершенно своеобразные в конструктивном отношении (отлиты с торца рукояточной части), эти изделия, известные в литературе как серпы
с неотделенным литником, впервые привлекли к себе внимание в связи с публикацией клада из Дражна де Жос/Drajna de
Jos, открытого в Румынии в 1916 г. и прекрасно изданного в 1925 г. I. Andrieşescu,
содержавшего 67 таких серпа (Andrieşescu
1925. 379 и след.). Вскоре большая серия
близко сходных серпов (52 ед.) стала известна и для территории Болгарии по кладу Вырбица 1 (Миков 1933).
В послевоенные десятилетия большая
серия серпов нижнедунайской традиции
стала известна по кладам румынской Добруджи из Constanţa Palas (Irimia 1968),
Gura Dobrogei; Nicolae Bălcescu (Aricescu
1970), кладу Дичево/Сокол в Болгарии
(Панайотов, Доневски 1977), Ореховскому
кладу на Украине (Черных 1976. 34) и др.
Первые попытки классификации рассматриваемых серпов приходятся на вторую половину 70-х гг. прошлого столетия.
В своей известной работе, посвященной
серпам Румынии и опубликованной на немецком языке, M. Petrescu-Dâmboviţa раз-

делил серпы с неотделенным литником на
семь самостоятельных типов/вариантов:
Constanţa-Palas, Negreşti, Gura Dobrogei,
Drajna 1-4 (Petrescu-Dâmboviţa 1978. 73-74).
К сожалению, предложенная им классификация, выстроенная на сугубо визуальном
восприятии изделий, остается не более чем
простым историографическим курьезом.
Более реалистичная классификация
этих серпов была предложена Е.Н. Черных, основывавшемся на метрических показателях, и разделившим их на два класса „большие” (длиной по лезвию 190-265 мм
и по хорде 130-250 мм) и „малые” (длиной
по лезвию 110-175 мм и по хорде 80-145
мм), каждый из которых, в зависимости от
отдельных морфологических признаков,
в свою очередь был разбит на несколько
разрядов: в случае больших серпов – на
четыре: С2, С4, С6 и С8, а в случае малых
– на шесть: С14, С16, С18, С20, С22 и С24
(?) (Черных 1978. 207 и след.; 224 и след.).
Однако, как это следует и из самой работы
этого автора, если серпы класса „большие”
и „малые” действительно обнаруживают
разные области распространения (Черных
1978. 224. Рис. 103), то выделение разрядов внутри этих классов носило сугубо
формально-констатационный характер.
Последовавшие десятилетия ознаменовались открытием целого ряда новых кладов с многочисленными серпами,
главные из которых Străoşti (44 серпа) в
Румынии (Motzoi, Lihardopol 1995), клад
Dancu (55 серпов) и недавно – Enichioi (13
серпов) в Молдавии (Dergacev 1991; Дергачев 2010а). Особенно значительными

178
были открытия на территории Болгарии:
клады Кубрат (24 серпа), Лозница (около
115 серпов), округ Шумен (два клада) и
др., большинство из которых, однако, остаются неопубликованными.
Проблема классификации серпов нижнедунайской традиции была отчасти рассмотрена и в опубликованном нами с В.С.
Бочкаревым томе, посвященном серпам
поздней бронзы Восточной Европы (Дергачев, Бочкарев 2002. 258 и след.; Dergačev,
Bočkarev 2006. 311 и след.). Опираясь на
соотношение разных метрических показателей, мы документально подтвердили
состоятельность двух из основных, выделенных еще Е.Н. Черных, типов серпов –
„больших”, обозначенных нами как тип/вариант Дичево, и „малых”, обозначенных
как вариант Вырбица (Дергачев, Бочкарев 2002. 259-262). Одновременно, в этой
же работе, было проведено сравнительное
сопоставление изделий названных типов с
небольшой серией серпов клада Drajna de
Jos, что позволило определить промежуточное положение последних среди двух
первых (Там же, 280-282. Рис. 53). Но по
сути, из-за ограниченности привлеченных
сравнительных материалов, ситуация с типологией этих серпов осталась не до конца
раскрытой.
Таким образом, на данный момент
основными работами по типологии серпов
нижнедунайской традиции остается работа Е.Н. Черных (1978), включающая к тому
же полный каталог конкретных материалов, известных к середине 70-х гг. прошлого века для территории Болгарии, и наша с
В.С. Бочкаревым работа, вбирающая в себя
каталог по серпам, известным для Восточного Прикарпатья (Дергачев, Бочкарев
2002. 259-262). Но, если в работе Е.Н. Черных было учтено 140 больших и 52 малых
серпа, а в нашей с В.С. Бочкаревым – 91

большой серп, то на этом этапе мы уже располагаем данными о более чем 600 „больших” и 60 малых серпах, что существенно
увеличивает общие возможности их анализа и интерпретации.

б. База данных
Как уже было отмечено, база данных
по серпам нижнедунайской традиции (по
состоянию на середину 2010 г.) составляет
более 600 (632) больших и 60 малых серпов,
известных для всей территории их распространения от Среднего Подунавья и Балкан до Среднего Поднепровья. Однако в
анализе и в самом Каталоге нами учтено
588 единиц, из которых 528 – условно большие и 60 – малые. Эти данные объединяют все категории источников: изделия из
кладов готовых орудий или их негативы на
литейных формах, находки с поселений,
единичные – случайные находки, а также
безадресные находки.
Напомню, что подавляющее большинство использованных материалов было
лично зарисовано и измерено автором в
многочисленных коллекциях Болгарии,
Румынии, Молдовы и Украины. Схема снятия метрических показателей с серпов отражена в ранее приведенном Рисунке 2.
Полная информация о всех использованных серпах представлена в конце работы, в Приложении 2, где все эти материалы организованы в трех самостоятельных Листах-Списках, соответствующих
трем разным типам серпов. Эти Листы,
что естественно, были составлены после
первого – предварительного анализа серпов на предмет их классификации, которая, надо сказать, полностью подтвердилась при вторичном – детальном анализе.
Отдельные обнаруженные несоответствия
будут оговорены по ходу дальнейшего изложения.

179
Как и в случае кельтов, в Приложении
2 представлены: адреса находок, с оговоркой характера находки (комплексные, случайные и пр.), краткое описание каждого
из предметов, с оговоркой способа его отливки, его технико-морфологических особенностей, состояния (полуфабрикат) или
степени утилизации, размерные и, при
наличии, весовые данные. Далее следует
место хранения находки, с указанием, в
случаях личной документации, инвентарного номера, а затем – литературный или
архивный источник.
Как и в случае с кельтами, при представлении комплексных находок мы сочли нужным отметить принятую для них датировку,
которая, хотя и не всегда верна, позволяет
легче ориентироваться в общей ситуации
на стадии анализа материалов, вплоть до
их детализации и конкретизации.
Все без исключения находки иллюстрированы в виде простых графических

изображений, приведенных к единому масштабу (Табл. 29-58).
Ниже, для лучшей ориентации читателя, приводятся полные сводные данные по
всем учтенным нами местонахождениям:
отдельно для комплексных находок (клады
готовых изделий и/или литейных форм) и
отдельно для единичных находок (изделия
и/или их негативы на литейных формах).
Внутри списков материалы перечисляются
по странам (Болгария, Румыния, Молдова,
Украина и др.), а внутри этих стран – в алфавитном порядке.
Все названия местонахождений даны
в системе центральноевропейской (немецкой) транслитерации. Для каждого
из местонахождений указываются соответствующие иллюстрации по таблицам
Приложения–Каталога. Каждый из таких
списков сопровождается собственной картой с обозначением локализации места находок (в случае комплексных находок – аб-

Рис. 104. Сводный список комплексов с серпами нижнедунайских традиций

180
бревиатурой от названия комплекса, в случае единичных находок – по порядковому
номеру). Все остальные детали касательно
географического адреса и прочих характеристик местонахождений читатель найдет
в Приложении 2.
Болгария:
1. Batovo = Ba. – (4 ед.: Л. 11* – Табл. 29, 1-4);
2. Branica = Br. (л.ф. с 5-ю негативами: Л.
1 – Табл. 29, 5-9);
3. Čerenča = Ce. – (8 ед.: Л. 1 – Табл. 29, 10-17);
4. Dibič = Di. – (4 ед.: Л. 1 – Табл. 29, 18-19;
Табл. 30, 20-21);
5. Dičevo (=Sokol) = DS. – (122 ед.: Л. 1 – Табл.
30, 22-37; Табл. 31, 38-54; Табл. 32, 55-71;
Табл. 33, 72-87; Табл. 34, 88-105; Табл. 35,
106-135; Табл. 36, 136-143);
6. Dobrič = Do. – (3 ед.: Л. 1 – Табл. 36, 144146);
7. Dulovo = Du. – (6 ед.: Л. 1 – Табл. 36, 147152);
8. Gradešnica = Gr. – (1 ед.: Л. 3 – Табл. 56, 1);
9. Irečekovo = Ir. – (1 ед.: Л. 1 – Табл. 36,
153);
10. Isperich = Is. – (10 ед.: Л. 1 – Табл. 36, 154;
Табл. 37, 155-163);
11. Kubrat = Ku. – (24 ед., учтено 13: Л. 1 –
Табл. 37, 165-177);
12. Loznica = Lz. – (более 115 ед., учтено 36: Л.
1 – Табл. 38, 179-194; Табл. 39, 195-214);
13. „Razgrad” = Rz. – (2 ед.: Л. 1 – Табл. 39, 216217);
14. „Ruse”-okr. = Ru. – (4 ед.: Л. 1 – Табл. 40,
219-222);
15. Suvorovo I = Su. – (5 ед.: Л. 1 – Табл. 40,
223-227);
16. „Šumen”-okr. 1 = S1. – (4 ед.: Л. 1 – Табл. 40,
228-231);
17. „Šumen”-okr. 2 = S2. – (9 ед.: Л. 1 – Табл. 40,
232-235; Табл. 41, 236-240);
18. „Šumen”-okr. 3 = S3. – (4 ед.: Л. 1 – Табл. 41,
241-244);
19. Tykač = Tk. – (3 ед.: Л. 1 – Табл. 41, 245247);
20. Vyrbica 1 = V1. – (52 ед.: Л. 3 – Табл. 57,
9-35; Табл. 58, 36-60);

1

Здесь и далее обозначен номер листа по каталогу, Приложение 2.

Румыния:
21. Cândeşti = Cd. – (1 ед.: Л. 2 – Табл. 51, 1);
22. Cârligu Mare = CM. – (1 ед.: Л. 2 – Табл.
51, 2);
23. Cetatea de Baltă = CB. – (1 ед.: Л. 2 – Табл.
56, 86);
24. Guşteriţa II = Gs. – (7 ед.: Л. 2 – Табл. 54,
58-61; Табл. 55, 62-64);
25. Constanţa Palas = CP. – (21 ед.: Л. 1 – Табл.
42, 255-275);
26. Coroteni = Co. – (2 ед.: Л. 1 – Табл. 43, 276277);
27. Gura Dobrogei = GD. – (17 ед.: Л.1 – Табл.
43, 282-298);
28. Mihai Bravu = MB – (2 ед.: Л. 1 – Табл. 44,
299-300);
29. Drajna de Jos = DJ. – (67 ед., учтено 55: Л.
2 – Табл. 51, 3-12; Табл. 52, 13-28; Табл. 53,
29-44; Табл. 54, 45-57)
30. Străoşti = St. – (44 ед.: Л. 1 – Табл. 44, 304316; Табл. 45, 317-347);
31. Şpălnaca II = Sp. – (4 ед.: Л. 3 – Табл. 55, 5-8);
32. „Mangalia” = Mg. – (3 ед. Л. 2 – Табл. 55,
66-68);
33. Negreşti = Ng. – (2 ед.: Л. 2 – Табл. 55, 69-70);
34. Nicolae Bălcescu = NB. – (9 ед.: Л. 2 – Табл.
55, 71-79);
35. Olteni = Ol. – (3 ед.: Л. 2 – Табл. 56, 80-82);
36. Putreda = Pt. – (1 ед.: Л. 2 – Табл. 56, 83);
37. Ţigăneşti = Tg. – (1 ед.: Л. 2 – Табл. 56, 84);
Республика Молдова:
38. Chişinău = Ch. – (3 ед.: Л. 1 – Табл. 46, 348350);
39. Dancu = Dn. – (55 ед.: Л. 1 – Табл. 46, 351365; Табл. 47, 366-383; Табл. 48, 384-401;
Табл. 49, 402-405);
40. Enichioi = En. – (13 ед.: Л. 1 – Табл. 49, 406418);
Украина:
42. Bugskoe = Bg. – (3 ед.: Л. 1 – Табл. 49, 420422);
43. Kozorezovo = Kz. – (3 ед., учтено 2, Л. 1 –
Табл. 49, 424; Табл. 50, 425);
44. Novo-Trojany = NT. – (1 ед.: Л. 1 – Табл. 49,
427);
45. Orechovo = Or. – (16 ед.: Л. 1 – Табл. 50,
428-440; Табл. 51, 441-443);
Венгрия:
46. Palotabozsok = Pb. – (1 ед.: Л. 2 – Табл. 56,
87).

181

Рис. 105. Сводный список единичных находок серпов нижнедунайских традиций

Болгария:
1. „Jambol” (Л. 1* – Табл. 37, 164);
2. Kusenovo (Л. 1 – Табл. 38, 178);
3. Namereno (Л. 1 – Табл. 39, 215);
4. „Ruse” (Л. 1 – Табл. 40, 218);
5. „Sofia”(Ruse?) – muz. ( Л. 3 – Табл. 56, 4);

Украина:
21. „Ekaterinoslavskaja” gub. (Л. 1 – Табл. 49,
423);
22. Malaja Mečetnja (Л. 1 – Табл. 50, 426);
23. „Ukraina” I (Л. 1 – Табл. 51, 444);
24. „Ukraina” 2 (Л. 2 – Табл. 56, 88).

Румыния:
6. Afumaţi (Л. 1 – Табл. 41, 251);
7. „Brăila”-muz. (Л. 1 – Табл. 41, 252);
8. Briaza (Л. 1 – Табл. 41, 253);
9. Bucureşti-Tei (Л. 1 – Табл. 41, 254);
10. Coslogeni (Л.1 – Табл. 43, 278);
11. Dăeni (Л. 1 – Табл. 43, 279);
12. „Dobrogea” (Л. 1 – Табл. 43, 280);
13. Frăteşti (Л. 1 – Табл. 43, 281);
14. Iaşi (Л. 3 – Табл. 56, 2);
15. Iugani (Л. 2 – Табл. 55, 65);
16. Nazarcea (Л. 1 – Табл. 44, 301);
17. Olteniţa-Gumelniţa (Л. 1 – Табл. 44, 302);
18. Orеviţa Mare ( Л. 3 – Табл. 55, 3);
19. Pietroiu (Л. 1 – Табл. 44, 303);
20. Zebil (Л. 2 – Табл. 56, 85);

Как следует из приведенных сводных
данных, в общей сложности мы располагаем информацией о 691 находке серпов,
из которых нами учтено 588. Из них 564
происходят из 46 различных комплексов
(включительно одна литейная форма с пятью негативами) (Рис. 104), а остальные 24
серпа представляют единичные – случайные или безадресные находки (Рис. 105).
На территорию Болгарии приходится 20
кладов (включительно литейная форма), содержащих 291 серп, одна литейная форма с
пятью негативами и 5 единичных находок,
или, в общей сумме – 301 находка.

182
На территории Румынии известно 17
кладов со 174 находками и 15 единичных
находок, или в общей сумме 189 отлитых
изделий.
Для территории Молдовы зафиксировано три клада, содержащих 71 отлитый
серп, для Украины – четыре клада с 22
серпами и четыре случайные или безадресные находки и для Венгрии – один клад с
одним серпом. Таково распределение находок по странам.
А вот как выглядит распределение кладов и находок по культурно-географическим зонам – Рисунок 106. Очевидная,
преобладающая концентрация кладов
(как по числу местонахождений, так и по
численности содержащихся в них серпов)
и единичных находок однозначно указывает на то, что основной зоной производства и потребления этих серпов было
именно Нижнее Подунавье, охватывающее

северо-восточную часть нынешней Болгарии, румынскую Добруджу и отчасти Олтению. Сравнивая эти данные с ранее представленными данными по распределению
кельтов – Рис. 5, нельзя не обратить внимание на почти полное отсутствие кладов и
единичных серпов к западу от реки Янтры
(исключение – клады Вырбица 1 и Градешница) в Болгарии и на левобережье Дуная
в западной части Олтении (Рис. 106).
Вместе с тем, обращает на себя внимание, с одной стороны, относительно массовое присутствие кладов с серпами к востоку
от Карпат до Среднего и Нижнего Поднепровья, отчетливо указывающее на то, что
эта зона выступала в качестве основной
территории экспорта и их коммерциализации, а, с другой – их крайняя редкость в
Трансильвании и Среднем Подунавье (см.
Рис. 106 в сравнении с Рис. 5).

Рис. 106. География распространения серпов нижнедунайской традиции с учетом количественных показателей. Оконтурена зона производства и бытования, стрелки – направленность экспорта

183
дает основание ожидать, что серпы нижнедунайской традиции так же должны подчиниться этой закономерности.
Закономерность развития бронз от
крупных – тяжелых, к малым – легким
изделиям в своей недавней работе мы обозначали как эффект актуализации начала или условно – эффект „Кундера”
(Дергачев 2010. 131). Принципиальное значение выявления соподчинения изучаемых
материалов отмеченному эффекту, в особенности на начальных этапах исследования,
важно, прежде всего, тем, что оно изначально дает возможность определиться с общей
хронологической направленностью развития того или иного материала. Иными сло-

в. Проверка на эффект „Кундера” –
эффект актуализации начала
Из опыта анализа восточноевропейских, северокавказских и восточнокарпатских серпов мы достоверно знаем, что
практически все серпы поздней бронзы
подчинялись единой закономерности, выражавшейся в постепенном переходе от изначально более крупных, к изделиям меньших размеров (Дергачев, Бочкарев 2002;
Dergačev, Bočkarev 2006). Впоследствии
эта закономерность сполна подтвердилась
и по кельтам восточноприкарпатских типов (Дергачев 2010), и по кельтам самого
Нижнего Подунавья, о чем речь шла в первом разделе книги. В совокупности все это

← ← ← ← ← ← ← ← ← ←

35

30

25

20

15

10

5

0

V1
V1
V1
V1
V1 V1
V1 V1
V1 V1
11

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Gr

12

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Sp

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Gs
Ng

13

V1
V1
V1
Gs
Pt

V1
V1
V1
Gs
Gs
Gs
DJ
V1 Ng

14

Gs
NB
NB
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ Sp
Lz
DJ DJ NB DS
DJ DJ DJ DS
DJ DJ Or DS

15

16

Pb
Gs
Sp
Sp
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Mg
Ol
Or
En
DS
DS
DS

17

V1
S3
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
NB
DJ
DJ
Or
En
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Cd

S3
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Or
Or
Dn
St
Lz
Lz
DS
DS
DS
DS
Ce

18

S3
S3
DJ
DJ
DJ
Or
Or
Kz
Dn
St
St
St
Co
CP
CP
CP
CP
Ru
Rz
Lz
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS

CB
NB
DJ
DJ
DJ
Ol
Or
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
St
MB
GD
Co
CP
CP
Lz
Lz
Is
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Ce
Ce
Ce

19

DJ
DJ
DJ
Mg
Or
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
St
St
St
St
St
St
CP
Tk
S1
Ru
Lz
Du
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Ba
Ol

DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Mg
Or
Or
Or
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
St
St
St
MB
GD
Tk
S2
Lz
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Ce
Ba
Ba

20

NT
NB
DJ
DJ
DJ
Or
En
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
St
St
GD
CP
CP
CP
Ku
Du
Do
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Ce

Or
Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
Ch
St
GD
S2
S2
S2
Rz
Lz
Lz
Lz
Is
Du
Du
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Tg

21

DS

BrD

DJ

BrD-HaA1

Sp

HaA1

V1

HaA-HaB

DS
DJ
V1
DS
DJ
V1

NB
Dn
Dn
Ch
GD
GD
CP
Tk
S2
Su
Su
Do
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS

Dn
Dn
St
GD
GD
CP
CP
S2
S2
Do
DS
DS
Ba

22

DJ
Dn
Dn
Dn
St
CP
CP
S1
Is
Du
DS
DS
Di
Ce
Ce

Or
Kz
Dn
GD
GD
Is
DS
DS
Di

23

Dn
Ch
S2
Su
DS
DS
DS

1

2

Or
Dn
CP
S2
Su
Su Dn
Is Dn
DS Dn CP Di CP

24

25

26

Di
27

28 cm

Рис. 107. Распределение серпов нижнедунайской традиции на шкале максимальной длины в зависимости от датировки
содержащих их кладов. Курсивом показаны полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности. Стрелки – направленность хронологического развития (от больших – к малым). Расшифровка аббревиатур
– см. текст к Рис. 104

184
вами, зная по любым другим средствам информации возможно раннюю или возможно
позднюю датировку составляющих ту или
иную функциональную категорию изделий
и определив их хронологическую направленность, легко восстановить общую последовательность их временного развития: на
перспективу или ретроспективу.
В соответствии с поставленной задачей,
рассмотрим проявление одного из основных
метрических показателей нижнедунайских
серпов в их соотношении с ныне принятой
датировкой содержащих их кладов.
На Рисунке 107 представлено распределение серпов по максимальной длине.
В иллюстрации задействованы все целые
серпы (или серпы, чья максимальная длина легко поддается реконструкции) из всех
сколько-нибудь надежно датированных
комплексов. Всего учтено 405 серпов из 43
разных кладов (последние на Рис. 107 отмечены в принятых аббревиатурах). Датировка кладов указана в соответствующих
описаниях Каталога (Приложение 2) и
сводится к четырем основным хронологическим диапазонам: BrD, BrD-HaA1, HaA1
и HaA-HaB. Поскольку длина серпов, как
правило, зависит от их состояния, полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности обозначены курсивом, а
сработанные или сильно изношенные – без
такового.
Осмысливая документально отраженные на Рисунке 107 данные, убеждаемся,
что все серпы по их максимальной длине
отчетливо распадаются на три-четыре самостоятельные размерные группы, особенно наглядно проступающие из линейного
графика – Рис. 108, группы, которые, подчеркиваю, согласно принятой датировке
содержащих их комплексов, строго соответствуют трем разным хронологическим диапазонам.

Рис. 108. Линейный график распределения серпов по размерам в зависимости от их датировки (исходные данные – Рис. 107). Стрелка – направленность хронологического развития (от больших
– к малым).

Одну из этих групп образуют серпы кладов периода BrD, характеризующиеся, как
правило, наиболее крупными размерами с
максимальной длиной приблизительно от
16,0-17,0 до 25,0-26,0 см. Это самая многочисленная группа (274 ед.), представленная такими крупными кладами как Дичево, Лозница, Черенчеа, Исперих, „Шумен”
2 – в Болгарии; Constanţa Palas, Străoşti,
Gura Dobrogei – в Румынии; Dancu, Enichioi
и Chişinău – в Молдове; Орехово – в Украине (Рис. 107-108).
Вторую и третью группы образуют серпы условно средних размеров с максимальной длиной приблизительно от 14,0-15,0
до 21,0-22,0 см, характерные для кладов,
датированных периодом BrD-HaA1 или
периодом HaA1. Под первый из периодов
попадают серпы, главным образом, кладов Drajna de Jos, Nicolae Bălcescu, Olteni,
Putreda и др. (всего 63 ед.), а под второй
– серпы кладов Guşteriţa 2, Şpălnaca 2,
Palotabozsok и др. (всего 17 ед.).
Последнюю – четвертую группу составляют серпы наименьших размеров,
длиной от 11,0 до 14,0-15,0 см, характерные для кладов Вырбица 1 и Градешница,
датированных где-то в пределах периода
HaA-HaB.

185
Оценивая общие размеры серпов, обращает на себя внимание важность учета таких качеств, как степень их утилизации. Как следует из той же иллюстрации – Рис. 107, в каждой из образованных
групп-пирамид полуфабрикатные изделия и изделия без явных следов сработанности как правило, занимают крайне левые позиции (Рис. 107, 1), а сработанные
или сильно изношенные изделия, наоборот – крайне правые позиции (Рис. 107,
2). Это соотношение особо наглядно из
специально составленного линейного графика – Рисунок 109. Ситуация эта вполне объяснима, поскольку многократная
отковка полуфабрикатных изделий неминуемо вела к удлинению общей длины
серпов. И именно поэтому, скажем, в рамках серпов малых размеров, при общем
диапазоне длины от 11,0 до 14,0-15,0 см
полуфабрикатные и не изношенные изделия дают максимальную длину не более
14,0 см (Рис. 107; Рис. 109). Еще более наглядную картину демонстрируют в этом
плане самые многочисленные – крупные
серпы, общая длина которых составляет
от 16,0-17,0 до 25,0-26,6 см, но при этом
длина полуфабрикатных и неизношен-

Рис. 109. Линейный график распределения серпов по
размерам в зависимости от их датировки с учетом степени их изношенности.
1 – полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов
сработанности,
2 – серпы сработанные (исходные данные – Рис. 107).
Стрелка – направленность хронологического развития (от больших – к малым).

ных изделий выпадает лишь на диапазон
от 17,0 до 22,0 см (Рис. 107; Рис. 109).
Между тем, чрезмерно длительная
утилизация изделий с определенного момента могла привести и к обратному эффекту – укорачиванию их общей длины. И
лучшим примером этой ситуации, думаю,
могут служить самые изношенные в нашей
коллекции серпы клада Constanţa Palas,
шесть из которых (Табл. 42, 255-256, 258260, 262) заняли в нашем графике крайне
левые позиции (Рис. 107, CP).
Однако вернемся к главному, а главное в данном случае то, что, следуя принятым датировкам кладов, однозначно можно утверждать, что серпы нижнедунайской
традиции, подобно серпам других традиций или тем же кельтам, полностью подчиняются эффекту актуализации начала,
или иными словами, что их общая эволюция заключалась в постепенном переходе
от крупноразмерных серпов к серпам малых размеров. Более того, волей-неволей
мы фактически непосредственно вышли
на классификацию этих серпов, отчетливо
распадающихся на три группы, три типа:
серпы крупных размеров, представляющие
самые ранние изделия, за которыми можно сохранить название тип Дичево, серпы
средних размеров, занимающие промежуточное хронологическое положение, за которыми можно закрепить название тип
Дражна (от клада Drajna de Jos) и серпы
малых размеров, представляющие самую
позднюю хронологическую группу с сохранением за ними названия тип Вырбица
(по кладу Вырбица 1).

186
2. Классификация серпов на базе
анализа метрических показателей
и их соотношений
Классификация или типологизация
серпов всегда и везде вызывала особые
сложности, главным образом, из-за кажущейся монотонности представляющих их
признаков. И действительно. В техникотехнологическом отношении все серпы
нижнедунайской традиции отлиты в односторонних закрытых формах с торца рукояточной части – технология, выработанная
и заимствованная из местной традиции
предшествующего, среднего периода бронзы (серпы типа Сафаалан) (Дергачев, Бочкарев 2002. 257 и след.; Dergačev, Bočkarev
2006. 311 и след.). Как и большинство
других жатвенных орудий, они имеют
дуговидно-изогнутую конфигурацию, при
которой лезвийная часть относительно
плавно переходит в рукояточную. Они лишены орнамента или сколько-нибудь иных
визуально значимых и броских морфологических признаков, которые обычно выступают главными и определяющими элементами при классификации изделий других
функциональных категорий.
Но, с другой стороны, серпы, как и
любые другие категории материалов, характеризуются множеством метрических
показателей, которые, подобно техникоморфологическим, в равной степени содержат в себе и время, и пространство, ибо
всякое развитие – это изменение во времени и пространстве. Однако, как ни парадоксально, но при разработке типологии/
классификации археологических источников именно эта категория показателей, как
правило, полностью игнорируется, или, в
лучшем случае, сводится к обозначению
одного или двух из основных метрических
параметров.

Следуя сказанному, типология рассматриваемых здесь серпов целиком основана
на анализе метрических данных и их соотношений (не без учета и ряда техникоморфологических показателей). Главные
из них: максимальная длина серпов, длина серпов без учета литникового отростка,
длина лезвийной и рукояточной частей,
высота дуги изгиба спинки, вес. Все эти измерения при желании можно найти в описании серпов (Приложение 2). К этому следует добавить еще такой важный признак,
как показатель пропорциональности или
коэффициент пропорциональности, определяемый как соотношение между двумя
мерными признаками.
Опираясь на предварительный анализ
перечисленных показателей, все серпы
нижнедунайской традиции отчетливо подразделяются на три большие группы, три
типа: тип Дичево, тип Дражна и тип
Вырбица, по которым они и были организованы в соответствующих листах Приложения 2.
Поэтому, задекларировав окончательные результаты, наша теперешняя задача
– подвести под них надлежащую аргументацию.
В одном из предшествующих параграфов, посвященном определению возможной хронологической направленности
развития серпов, мы представили график
распределения серпов по их максимальной
длине, обнаружив, что они дают три достаточно устойчивые разноразмерные группы, и это, разумеется, так (Рис. 107). Но, в
том случае, следуя поставленной задаче,
данные графика комплектовались в зависимости от принятых датировок кладов. А,
в данном случае, нас не интересует датировка, о ней речь пойдет несколько позже.
Наша теперешняя задача – верификация
гомогенности (в смысле устойчивости обра-

187
максимальной длины по трем выделенным типам. В график включены все целые
серпы, чья максимальная длина легко поддается реконструкции. Всего охвачено 435
серпов, из которых 289 – типа Дичево, 86 –
типа Дражна и 60 – типа Вырбица. Как
следует из иллюстрации, все серпы отчетливо распались на три компактные группы
с разными показателями. Серпы типа Дичево составили крайне правую пирамиду с
диапазоном максимальной длины от 16,517,0 до 25,0-26,0 см, серпы типа Дражна

зованных их признаками сочетаний) пока
что лишь декларированных групп/типов.
Поэтому, все последующие графики и иллюстрации будут заполняться данными
по предварительно составленным Листам,
пока лишь предположительно представляющих три разных типа.

а. Группировка серпов по максимальной
длине, весу и их соотношениям
На Рисунке 110 представлено документальное распределение серпов на шкале

40

35

30

25

20

15

10

5

0

V1
V1
2 V1
3 V1

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1

11
43
17

1
1

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1

12
4
0

7
0

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Ng
Gs

V1
V1
V1
Gr
Pt
Gs
Br

13

V1
V1
V1
Ng
Gs
Gs
Gs
V1 DJ

14

DJ
DJ
DJ
DJ
DJ

V1
Sp
85
65
DJ
DJ
DJ

15

NB
DJ
Or
Br

DJ
DJ
NB
NB
Gs
DJ
DJ
DJ
Lz
DS
DS
DS

16

17

DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Or
Or
Dn
St
Lz
Lz
DS
DS
DS
DS
Ce

18

8 15 4
1 2 4

0
4

0
1

0
3

0
0

1
1

0

0

3

1
1

1
1

0
0

4
1

5
0

3
2

2
0

6
2

7 13 7
2 0 0

1

0

0

0

0

2

4

6
1

61
25
132
Dičevo
157

V1
V1
4
Sp
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1

2
NB
Cd
DJ
V1 DJ
Sp DJ
Sp DJ
Pb DJ
Mg DJ
Ol DJ
Gs DJ
DJ DJ
DJ DJ
DJ «53
DJ Or
DJ En
«54 DS
Or DS
En DS
DS DS
DS DS
DS DS
Br Br

1
2

DJ
DJ
DJ
St
St
St
Co
CP
CP
CP
CP
Or
Or
Kz
Dn
Ru
Rz
Lz
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS

88
Mg
Ol
DJ
DJ
DJ
Dn
Dn
St
St
St Mg NB
CP DJ DJ Tg
Ol Ru DJ DJ «80
CB Du DJ DJ Or
NB DS DJ Or Dn
DJ DS DJ NT Dn
DJ Ce Or Dn Dn
DJ Ce Dn Dn Dn
«44 Ba St Dn Dn
St Or St St Ch
GD «26 St St St
Co Dn GD GD GD
CP Dn Tk CP S2 NB
CP Dn S2 CP Rz «02
Lz Dn DS CP Lz «81
DS Dn Ba Ku Is Dn
Ce Dn Ba Du Du Dn
Or Dn «52 Do Du Ch
DJ
Dn Dn Or DS DS GD «51 «18
Dn Dn Dn DS DS GD Dn Dn
Dn Dn Dn DS DS CP Dn Dn
Dn St Dn «23 DS Tk St Dn
Dn St MB Or DS Su GD CP «15
MB St Tk En DS Su GD CP Or
Lz S1 Lz Dn DS Do CP S1 Kz
Is Lz «64 Dn DS DS CP Is GD
DS DS DS Dn «03 DS DS Du GD
DS DS DS Dn S2 DS Ba DS Is
DS DS DS DS S2 S2 S2 DS DS
DS DS DS DS Lz DS Do Di DS
DS DS DS DS Lz DS «78 Ce DS
DS DS Ce DS DS DS «01 Ce Di
DS DS Br Ce DS DS S2 St Dn

19

20

21

22

23

←←
3
0

2
4

4
2

1
5

2
2

1

1

Dn
Ch
S2
Su
DS
DS
DS

0

1

DS

Dičevo

DJ

Drajna

V1

Vyrbica

1

DS
DJ
V1

2

Or
Dn
CP
S2
Su
Su
Is Dn
DS Dn
«79 Dn CP Di CP

24

25

1
2

Vyrbica

1
2

Drajna

9 11 14 16 24 16 12 7 5 2 1 1 0
1 0 8 9 13 11 16 24 15 13 14 10 7

DS
DJ
V1

1
8

3

Di

26

1

1

27 cm

1

0

0

1

Рис. 110. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по максимальной длине с учетом степени их изношенности. 1 – полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности, 2 – серпы сработанные

188
заняли промежуточную позицию, частично
перекрывая первые, но с основным диапазоном в пределах от 13-14,0 до 20,0-21,0
см, а серпы типа Вырбица заняли крайне
левую позицию с показателями от 10,0-11,0
до 14,0-15,0 см. (Рис. 110).
Еще более отчетливо эти различия проступают из показателей по не- или малоутилизированным серпам (полуфабрикатные изделия и изделия без видимых следов сработанности), максимальная длина
которых в случае типа Дичево составляет
от 17,5 до 22,0 см (с наибольшей концентра40

35

30

25
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
Mg
Mg

20

15

10

5

Ng
Mg

Gr
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
4
3
88
CB
Ng
CP

85
DJ
NB
NB
DJ
DJ
DJ
V1 DJ
V1 V1 DJ
V1 DJ DJ
V1 DJ DJ
DJ DJ CP
DJ DJ CP
DJ NT CP
CP CP CP
CP CP CP
CP CP S2
CP «78 Du
CP Ce Du

DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
NB DJ
NB DJ
DJ Cd
DJ Or
NB Dn
NB GD
DJ GD
DJ GD
DJ GD
DJ CP
DJ Dn S2
NB Dn Du
DJ Dn DS
DJ Ch DS
DJ St DS
DJ St DS
«26 GD Ce
Co GD Ba
CP S1 Ba
CP Rz Or
Tk
Is Or
S2 Du Or
Ce DS Dn
Is DS Dn
Du Rz S2
S1 «64 DS

50
39
16
51
20
120
138

2
Dičevo

0

цией на уровне 19,0-20,5 см), в случае типа
Дражна – от 15,0 до 20,0 см (с наибольшей
концентрацией на уровне 17,0-19,0 см) и в
случае серпов типа Вырбица – 10,5-14,0
см (с наибольшей интенсивностью на уровне 11,5-14,0 см). (Рис. 110, выноска под графиком).
Те же три группы и в той же последовательности, разумеется, обнаруживаются
и по весовым показателям. Эти показатели нам известны всего лишь для 384 серпов, но главное, что они сполна представляют все три группы: тип Дичево – 258

DJ
DJ DJ
DJ DJ
DJ DJ
DJ DJ
DJ DJ
DJ Or
DJ Or
DJ Dn
DJ Dn
DJ Dn
DJ St
Dn St DJ
Dn St Or
Dn St Or
Dn «02 Dn
Dn S2 Dn
Dn Lz Ch
GD Ba St
GD Do GD
Co DS GD
Tk DS Do
S2 DS DS
Ru DS DS
Du DS DS
Do DS DS
DS DS DS
DS DS Or
Ce DS Or
Ba Or En
Or Or Dn
Or Or Dn
Dn Dn Dn
Dn S2 MB
Dn S2 Ru
Dn Lz Lz
Is DS Lz
DS DS DS
DS DS DS
Ce Ce DS

100

DJ
DJ
DJ
DJ
Dn
Dn
Dn
Dn
St DJ
St DJ
St DS
Is DS
DS Dn
DS «52
DS Dn
DS Dn
Ce Dn
En Dn
Dn Dn
Dn St
Dn St
Dn St
Dn Tk
Lz S2
Lz DS Dn
DS DS Dn
DS DS St
DS DS St
DS DS Or
DS DS Dn
DS DS St
DS DS «52
DS DS DS
DS DS DS
DS DS DS
Ce DS DS

St
St
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS

Dn
Dn
En
Dn
Dn
Dn
St
DS
DS

150

DS
DS
DS
DS

Lz
DS
DS
DS

DS

Dičevo

DS

Drajna

V1

Vyrbica

DS
DJ
V1

1

DS
DJ
V1

2

DS

Lz

Lz

200

16
5

19
10

2
1

2

4
2

6
4

7
1

11
0

5
1

2

3

9
2

4

3

2
0

1

2
1
2

1

5

6

8

1
9

2
14

7
16

10
18

11
23

13
14

19
13

23
3

8
4

8
2

250 gr

1
2

Vyrbica

1
2

Drajna

7
2

4

4

1

1

0

0

0

1

Рис. 111. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по весовым показателям с учетом степени их изношенности. 1 – полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности, 2 – серпы сработанные

189
ед., тип Дражна – 71 ед. и тип Вырбица
– 55 ед. (Рис. 111). Как и следовало ожидать, крупные серпы типа Дичево одновременно являются и наиболее тяжелыми
– весом от 60 до 240 г. Но при этом разброс
полуфабрикатных изделий и не сработанных серпов приходится на диапазон от 100
до 220 г (с наибольшей интенсивностью на
уровне 110-200 г), а разброс сработанных,
изношенных изделий – на диапазон от 60
до 200 г (при наибольшей интенсивности
на уровне 80-160 г). Промежуточное положение сохраняют серпы средних размеров типа Дражна весом от 30 до 170 г, но
большинство из несработанных изделий
приходится на диапазон от 80 до 140 г, а
изношенных – на уровне 60-110 г. В отличие же от них серпы малых размеров типа
Вырбица почти целиком приходятся на
диапазон от 4 до 60 г. (Рис. 111).
А вот как выглядит соотношение двух
рассмотренных выше метрических показателей на корреляционном поле – Рис.

112. Подробные комментарии, думается,
излишни. При значительном разбросе показателей, обусловленных вторичными изменениями (разной степени изношенности
изделий), серпы типа Дичево, Дражна и
типа Вырбица отчетливо проявляют себя
как три самостоятельные разноразмерные
и разновесовые группы.
Учитывая известную направленность
хронологической изменчивости метрических показателей, определенно можно
утверждать, что наиболее ранними по времени являются большие – тяжелые серпы
типа Дичево (максимальной длиной, в
основном, от 18,0 до 22,0-23,0 см и весом
от 100 до 200-220 г), им следуют серпы со
средними показателями типа Дражна
(максимальной длиной, в основном, от 14,5
до 20,0 см и весом от 75 до 140-150 г) и завершают хронологический ряд серпы типа
Вырбица, с максимальной длиной от 11,5
до 14,5 см и весом от 40 до 70 г.

Рис. 112. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по соотношению их максимальной длины (горизонталь) и
весовых показателей (вертикаль) с учетом степени их изношенности. 1 – полуфабрикатные изделия и серпы без
явных следов сработанности, 2 – серпы сработанные

190
использование серпов неминуемо сопровождалось выпрямлением дуги изгиба, т.е.
уменьшением ее изначальной величины,
характерной для негативов или полуфабрикатных изделий.
Эти данные, применительно к 434 разнотипным серпам, представлены на Рисунке 113. Здесь мы видим ту же ситуацию.
Каждый из выделенных нами типов дает

б. Группировка серпов по высоте дуги
изгиба спинки и ее соотношению с
максимальной длиной
Другим автономным метрическим показателем является высота дуги изгиба
спинки серпов, показатель, который, как
и многие другие, в значительной степени
зависит от степени утилизации изделия,
ибо многократная отковка и длительное

45

40

35

30

25

20

15

10

5

Ch
S2

0

V1 2
V1 V1
Mg 3
«44 Mg
CP CP

«88 Di

3

4

5

43
17
61
23
131
159

2

0

V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1
V1 V1
V1
V1 V1
V1
V1 V1
V1 V1 V1 Gr V1
V1 V1 V1 V1 Gs
V1 V1 V1 V1 CP
V1 V1 V1 V1 CP
V1 V1 V1 DJ CP 4
V1 Pt V1 GD CP «85
V1 «65 V1 Co CP Tg
V1 CP V1 CP «54 Ng
Sp CP CB «53 Ba CP
Mg CP «81 DS Br Tk
Br «78 CP NT Di Br «64

V1
Ng
Gs
Dn
GD
CP
Rz
DS

6

Gs
Dn
Lz
Is
Du
Ce
Ba

Sp
DJ
Gs
DJ
«26
Dn
Ch
GD
Co
CP
CP
Du
Do
Ba
Lz
Br

DJ
DJ
Or
Dn
St
St
GD
GD
S2
S2
Ku
Ce
S1
Lz

Sp
Pb
Ol
NB
Gs
Or
CP
S2
S2
S1
Is
Du
Du
Do
DS
DS
Di
Ce
Ba
«23
En
Br

7

DJ
DJ
Dn
Dn
Ch
Su
Is
DS
DS
Kz
Dn
St
DS

NB
DJ
Gs
DJ
DJ
Or
Dn
Dn
St
GD
GD
Du
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Ce
Or
Dn
Dn
S2
Rz
DS
Ce
Ce

NB
NB
DJ
NB
DJ
DJ
Ol
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Cd
DJ
Kz
DJ
Dn
DJ
Dn
DJ
Dn
DJ
DJ
Dn
St
DJ
St
DJ
«02
DJ
GD
DJ
DJ
CP
Tk
DJ
Su
DJ
«15
Dn
Lz
Dn
Ol
Is
Dn
DS Sp Dn
DJ
Or NB Dn
DJ
Or Gs St
Or
NB Dn DJ Su
Dn
DJ Dn DJ Su
St
Or Dn St DS DJ DS
St Dn St DS DJ DS
St Dn St Di DJ Or
GD Dn St Or DJ Or
«51 St GD En DJ Dn
«18 Lz DS Dn DJ Dn
Do Lz DS Dn Dn Dn
DS DS DS Dn Dn Dn
DS DS DS St Dn Dn
DS DS Or «01 Su «52
DS DS Or MB DS Lz
DS DS Dn Ru «80 Lz
Ce DS «03 DS St Lz
Or DS MB DS St DS
En DS S2 DS S2 DS
Dn DS Lz DS DS DS
Dn DS Is DS DS DS
Tk DS DS DS DS DS
DS DS DS DS DS DS
DS DS DS DS DS Ce

8

9

DJ
DJ
DJ
Dn
Dn
St
Ru
DS
Or
Dn
Dn
Dn
DS
DS
DS
DS
DS

DS

Dičevo

DJ

Drajna

V1

Vyrbica

2
1

0
0

6
3

3 16 3
5 4 1

8
1

1

1

0

1

0

1

0

0

0

0

1

2
1

0
2

1
3

1
1

3
2

1
1

5
2

4 21 6
0 0 0

1

DS
DJ
V1

2

DJ
DJ
DJ
DJ
Or
Dn
Lz
DS
DJ
DS
DJ
DS
CM
DS DJ Dn
DS S2 «79
DS DS DS

10

2

DS
DJ
V1

DJ

11

12 cm
Vyrbica

0

1

1

0

1

2

1

1
0

0
3

1
1

1
0

2
1

3
1

3

0

1
0

1

1

2

1

0
4

0
2

0
6

2
7

1
2

0
5

0 2 2 3 4 8 7 24 11 17 8 18 9
6 10 10 14 7 14 13 16 9 11 6 5 5

3

0

0
1

2

1

1
0

9

0

3
0

0

0

0

1
2

1
Drajna

1
2

Dičevo

1
2

Рис. 113. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по высоте дуги изгиба спинки. 1 – полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности, 2 – серпы сработанные

191
свои особые показатели, хотя, на первый
взгляд, в случае серпов типа Дичево и
Дражна они почти что перекрываются как
по неизношенным, так и по сработанным
изделиям. А вот изделия типа Вырбица
практически полностью обособились от
первых двух групп (Рис. 113).
Однако, типологическая значимость
этого признака лучше всего проступает из его соотношения с показателями по
максимальной длине, представленного на
Рисунке 114. И здесь мы снова выходим
на те же три четко очерчиваемые группы
серпов: типа Дичево, занимающие на
шкале длины изделий крайне правую позицию, с высотой дуги изгиба спинки для
неизношенных изделий в основном от 8,0
до 11,0 см, а для изношенных – от 6,0 до
10,0 см; типа Дражна, занимающие на
шкале длины промежуточное положение,
с высотой дуги изгиба для неизношенных
изделий в основном от 9,0 до 10,0 см, а для
изношенных – от 6,0-7,0 до 9,5 см, и типа
Вырбица, занимающие на шкале длины

крайне левую позицию, с высотой дуги изгиба спинки от 5,5 до 7,0 см (Рис. 113; Рис.
114). С методической точки зрения обращает на себя внимание большое число и
чрезвычайно большой разброс показателей для изношенных серпов типа Дичево,
что в первом случае (большое число) явно
свидетельствует о длительности их производства и бытования, а во втором (сильная
изношенность) – о длительности их использования, эксплуатации.

в. Длина лезвийной и рукояточной частей
серпов и их соотношение
В процессе анализа крюкастых серпов
Восточного Прикарпатья и Трансильвании
впервые была обнаружена важность учета длины лезвийной и рукояточной частей
серпов и их соотношений, имеющих двоякое значение: с одной стороны, как один из
составляющих элементов типологической
характеристики, а с другой – как один из
принципиально важных показателей технического усовершенствования этих изделий,

Рис. 114. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по соотношению высоты дуги изгиба спинки (вертикаль)
и максимальной длины (горизонталь). 1 – полуфабрикатные изделия и серпы без явных следов сработанности,
2 – серпы сработанные

192
с двоякой ориентацией – экономия металла
и в тоже время – увеличение их эффективности (Дергачев, Бочкарев 2002. 188 и след.;
Dergačev, Bočkarev 2006. 229 и след.).
Рассмотрим проявление этих показателей применительно к исследуемым серпам.
Всего в этом анализе было задействовано
430 серпов. Исходные данные по обозначенным параметрам читатель может найти в описании серпов в соответствующих
Листах Приложения 2.
Картина, надо признаться, получилась
наинагляднейшая (Рис. 115). Если в предшествующих наших иллюстрациях серпы
типов Дичево и Дражна постоянно перекрывали (в большей или меньшей степени) друг друга (Рис. 110-114), то в этом
случае они полностью разошлись по своим
„домам”-группировкам (Рис. 115). И, надо
сказать, одной этой иллюстрации было бы
вполне достаточно для обоснования выделенных нами типов.

Итак, выделенные нами типы дают
абсолютно разные соотношения длины
лезвийной части серпов к длине рукояточной. Крупные, тяжелые серпы типа Дичево, как выясняется, характеризуются
относительно более короткой лезвийной
частью (длина в основном от 10,0 до 14,0
см), нежели рукояточной (длина от 11,0
до 16,0 см). Серпы же средних размеров и
веса типа Дражна, наоборот, дают более
длинную лезвийную часть (в основном от
12,0 до 15,5 см), а рукояточная – короче
(от 10,0 до 13,5 см). А вот малые-легкие
серпы типа Вырбица, хотя на корреляционной таблице и занимают обособленную позицию, т.е. имеют иные значения,
дают то же соотношение, что и серпы типа
Дичево: более короткую лезвийную часть
(от 7,4-7,5 до 9,0 см) при более длинной
рукояточной (от 8,0 до 10,0 см). Иными
словами, мы имеем дело с серпами разных
пропорций, и это обстоятельство вполне

Рис. 115. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по соотношению длины лезвийной (вертикаль) и рукояточной (горизонталь) частей

193
очевидно из расположения этих групп на
корреляционном поле, на котором серпы
типа Дражна и Дичево размещаются
по разным сторонам его оси, а серпы типа
Вырбица приходятся на ту же ось, что и
серпы типа Дичево (Рис. 115). А это означает нечто иное, как то, что серпы типа
Дражна и Дичево характеризуются разными коэффициентами пропорциональности, а тип Вырбица в сравнении с серпами типа Дичево, наоборот – сходными
коэффициентами. Обратимся к этим показателям.

г.

Коэффициенты пропорциональности

В нашем случае коэффициент пропорциональности полотна/тулова серпов был
рассчитан как отношение рукояточной

NB
NB
DJ
DJ
Dn
DS
DS
DS
Di

Or
Or
NT
Or Dn
Or Dn Dn
Or Ch Dn Or
En St Dn Dn
St St Dn Dn
St St Dn Dn
St GD Dn Dn
«02 GD Dn Dn
«01 «79 Ch Dn
MB CP St St
GD CP St GD
CP CP «03 Lz
CP CP CP Is
CP Rz «51 DS
Tk Lz Su DS
S2 Lz Su DS
S1 DS Du DS
Su DS DS DS
DS DS DS DS
DS DS DS DS
DS DS DS DS
DS DS DS DS
DS DS DS DS
DS DS DS Di
DS DS DS Ce
DS DS DS Ce
DS DS DS V1
DJ DS Ce Di V1
DJ Ce Ba Ce V1
St V1 V1 V1 V1
GD V1 V1 V1 V1
Br V1 V1 V1 V1
V1 Sp Gr Sp 2

0,9

1,0

35

30

25

20

15

10

5

0

Pt
DJ

NB
DJ
84
DJ
DJ DJ 85 Br
0,6

Mg
CB
NB
NB
DJ
DJ
Pb
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ Ol DJ Gs DJ
Br DJ DJ DJ Cd
0,7

Gs
Gs
Gs
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
Dn
Br

88
NB
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
St
0,8

Ng
65
Gs
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DJ
DS

Ng
DJ
DJ
DJ
DS

Ol
NB
Gs
DJ
DJ
Ch
Br
V1

Ol
Gs
Mg
CM
Or
En
DS
Ce
V1
V1

части, поделенное на длину лезвийной. В
общей сложности в анализе задействовано
436 серпов, из которых 290 – типа Дичево,
86 – типа Дражна и 60 – типа Вырбица.
Документальное распределение серпов по этому показателю представлено на
Рисунке 116, а для большей наглядности
те же данные отражены в виде линейного графика – Рисунок 117 (с уплотнением
шкалы на один шаг). Как следует из этих
иллюстраций, наши типы отчетливо разложились на три компактные группы:
серпы типа Дичево с коэффициентом
пропорциональности от 0,98 до 1,5, типа
Дражна с коэффициентом от 0,5-0,6 до
0,98, и серпы типа Вырбица, которые
практически характеризуются теми же
показателями, что и серпы типа Дичево,

Or
Or
Kz
Dn
Dn
Dn
Dn
St
CP
CP
CP
Tk
Su
Ru
Lz
Lz
Is
Do
Do
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
V1
V1
V1

Mg
Or
«26
Dn
Dn
St
St
St
St
«80
CP
CP
Tk
Lz
Ku
Is
Du
Do
DS
DS
V1
V1
3

Dn
Dn
Dn
Dn
Dn
St
Co
CP
Tk
Ru
Lz
Lz
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
DS
Di
V1
V1
V1
V1
Sp

Or
Or
Or
Kz
Dn
Dn
Dn «44
GD En
S1 Dn
Rz Dn
78 St
Is Co
Du S2
DS S2
DS Su
V1 DS
V1 DS
V1 V1
V1 V1
V1 V1
V1 V1
1,1

Or
Dn
Dn
Dn
CP
CP
CP
Lz
DS
DS
DS
Ce
V1
V1
V1
V1
V1

Dn
Dn
S2
S2
«15
Lz
Is
DS
DS
DS
V1
V1

Dn
Dn
Ba
V1
4

Or
Dn
Dn
MB
S2
V1
V1
Sp

St
GD
CP
Lz
DS
1,2

DS

Dičevo

DJ

Drajna

V1

Vyrbica

Dn
Dn
GD «23
Du Dn «52
S2 DS S2
DS V1 Ce
V1 V1 Ba

Dn
Dn
Du Dn
Ba DS

Or
GD
GD V1 «81 18

1,3

1,4

→→
«54
S2 «53

86 2 0 0 2 1 1 3 3 2 3 2 10 10 16 11 4 5 4 4 2 0 0 0 0 0 1
60
1 2 0 1 4 4 4 7 3 3 5 6 4 5 2 2 3 0 1 2 0 0 0 0 0 1
290
1 1 0 0 0 0 2 1 1 1 2 4 5 3 28 29 32 24 26 19 23 15 11 12 10 3 5 5 6 3 4 4 2 0 2 0 2 1 0 1 2

Рис. 116. Группировка серпов типа Дичево, Дражна и Вырбица по значениям коэффициентов пропорциональности полотна (длина рукояточной части, поделенная на длину лезвийной)

194

Рис. 117. Линейный график соотношения серпов типа
Дичево, Дражна и Вырбица по значениям коэффициентов пропорциональности полотна (исходные данные – Рис. 116, с уплотнением шкалы
на один шаг).

хотя их гораздо меньше, и они имеют несколько меньший диапазон разброса – от
0,90-0,98 до 1,24-1,30) (Рис. 116; Рис. 117).
Что из этого следует?
Из предшествующего анализа мы
знаем, что серпы типа Дичево являются
древнейшими, а типа Дражна и Вырбица – относительно более поздними. У нас
нет оснований сомневаться в том, что эти
типы гомогенны, т.е., что в типологическом
отношении первые послужили исходной
формой, а вторые и третьи – их производные. При этих условиях выявленное соотношение между рукояточной и лезвийной
частями серпов типа Дичево и Дражна
определенно указывает на то, что переход от первых ко вторым вобрал в себя
два принципиально важных обстоятельства: во-первых, существенные технические улучшения эффективности последних
за счет увеличения/удлинения основной
функциональной – лезвийной части, а
во-вторых – экономию затрат металла за
счет уменьшения/укорачивания вспомогательной – рукояточной части этих орудий.
Другими словами, мы здесь обнаруживаем ту же закономерность, что и в развитии
разновариантных крюкастых серпов Восточного Прикарпатья типа Гермэнешть/

Ghermăneşti (Дергачев, Бочкарев 2002.
188, 226 и след.; Dergačev, Bočkarev 2006.
229 и след.).
Совершенно иное объяснение напрашивается для соотношения серпов типа
Дичево и Вырбица, сходных по показателям пропорциональности, но различных
по размерным данным. Как и тип Дражна, они – производные от дичевских, но их
модификация в этом случае выразилась
в простом копировании исходных форм
(конфигураций), отливаемых, однако, в
предельно „миниатюрных” размерах. А это
означает, что появление этой модификации было обусловлено не столько соображениями улучшения их функциональной
эффективности, сколько – потребностью
экономии металла. И эта ситуация вполне
сопоставима с соотношением ранее рассмотренных кельтов типа/варианта Дичево и варианта Ойнаку, абсолютно идентичных по морфологическим признакам, но
принципиально различных по размерным
и весовым показателям.
Итак, мы рассмотрели все основные метрические показатели и их соотношения,
свойственные серпам нижнедунайской традиции. По проанализированным признакам все они отчетливо распадаются на три
компактные группы, три типа, без каких
либо остатков, т.е. нет каких-либо серпов,
которые бы не укладывались в выделенные группы/типы. Из общей массы использованных материалов определенные несоответствия по отдельным метрическим
показателям проявляют серпы клада
„Mangalia” (Табл. 55, 66-68), Ново-Трояны
(Табл. 49, 427), отдельные серпы клада
Guşteriţa 2 (Табл. 54, 58-60) или, скажем,
три негатива серпов на литейной форме из
Браница (Табл. 29, 7-9) и др. Однако, таких
случаев – буквально единицы, и чаще всего они вызваны сильной изношенностью

195
этих изделий. Единственное исключение
из этого правила составляют четыре серпа
из клада „Шумен” 3, предварительно отнесенные нами к типу Дичево, но которые по
совокупности показателей выпадают из общих закономерностей, и которые должны
быть отнесены к кнопочным серпам венгерских типов (Табл. 41, 241-244).

3. Характеристика типов
а. Серпы типа Дичево/Dičevo
Как уже отмечалось, серпы типа Дичево
составляют самую многочисленную группу.
В общей сложности мы располагаем данными о 528 таких серпах, но часть из них
еще не опубликована или представлена в
мелких фрагментах и в работе учтено лишь
436 экземпляров (по Каталогу 444, за минусом четырех резервных номеров и четырех
серпов клада „Шумен 3”). 418 из последних происходят из комплексных находок
(включительно пять негативов на одиночной литейной форме из Браница), известных для Болгарии (17 кладов с 239 серпами, включительно негативы), Румынии (5
кладов с 86 серпами), Молдовы (3 клада с
71 серпом) и Украины (4 клада с 22 серпами). Остальные 18 серпов представляют находки с поселений, случайные находки или
безадресные находки: 4 – в Болгарии, 11 – в
Румынии и 3 – в Украине. Интерес вызывает количественное распределение серпов
по кладам: лишь один клад содержит один
серп (Ново-Трояны), 13 кладов – по 2-4 серпа, 5 – от 5 до 10 серпов (Суворово 1, Дулово, Черенча, „Шумен” 2 и Исперих), 4 – от
13 до 24 серпов (Gura Dobrogei, Constanţa
Palas, Enichioi, Кубрат и Орехово), два – от
44 до 55 (Străoşti и Dancu) и два клада – от
116 до 122 серпов (Лозница и Дичево) (см.
сводный список к Рис. 104).

Все без исключения серпы были отлиты
в односторонних закрытых литейных формах со стороны торца рукояточной части.
Этот способ отливки легко восстанавливается по готовым изделиям и надежно документирован пока что единственной литейной формой из Браница (Табл. 29, 5-9).
Изначально серпы отливались в виде
полуфабрикатных заготовок, имеющих, как
правило, конфигурацию вопросительного
знака, с относительно более удлиненной
рукояточной частью и несколько меньшей
– лезвийной. Впоследствии, в результате
многократной отковки и длительного употребления, эта конфигурация постепенно
выпрямлялась, вследствие чего максимальная длина серпа увеличивалась, а высота дуги изгиба его спинки уменьшалась,
но при этом соотношение длины рукояточной и лезвийной частей в основном сохранялось прежним (Рис. 118). Именно поэтому полуфабрикатные заготовки этих серпов обычно имеют максимальную длину от
17,5 до 22,0 см и высоту дуги изгиба спинки
от 11,0 до 8,0 см, в то время как сработанные изделия дают максимальную длину от
18,0 до 25,0-26,0 см при высоте дуги изгиба
спинки от 10,0 до 5,0 см (Рис. 114).
С точки зрения соотношения рукояточной и лезвийной частей этих серпов они характеризуются как архаичные серпы высоких пропорций, при которых длина их рукояточной части, как правило, несколько

Рис. 118. Конфигурация полуфабрикатных заготовок серпов типа Дичево (А) и схема ее последующих изменений (В-D)

196
короче их лезвийной части. Соответственно, коэффициент соотношения этих величин обычно колеблется в пределах от 0,98
до 1,2, реже – больше (Рис.116, Рис. 117.).
Важно обратить внимание на такую
тех-нико-морфологическую
особенность
этих серпов, как дополнительная продольная рельефная нервюра по центру лезвий-

ной и рукояточной части изделий, определенно предусмотренная в качестве запаса
металла для последующей неоднократной
отковки лезвийной части. Этот технический элемент задокументирован на десятках полуфабрикатных заготовок или мало
сработанных серпах (Рис. 119, 1-3,13: Табл.
30, 32-37; Табл.31, 38-40, 46-47; Табл. 35,

Рис. 119. Серпы типа Дичево. Образцы наиболее характерных технико-морфологических признаков.
1-3, 13 – дополнительные рельефные нервюры по лезвию; 4-6, 15 – продольная отковка лезвия в два-три этажа;
2-3, 6-9 – серпы с неотделенными литниками; 1, 10-13 – серпы с обломанными литниками; 1,5, 7, 10-15 – серпы с
кнопками на пятках.
1 – Черенча, 2, 4, 7-8, 10, 13 – Дичево, 3, 15 – Орехово, 5 – Străoşti, 6, 12 – Dancu, 9 – Chişinău, 11 – Лозница,
14 – „Шумен” 2. В скобках – номера по Приложению 2. Лист 1.

197
111, 122, 125, 131; Табл. 38, 183, 186, 189;
Табл. 44, 300; Табл. 50, 438 и мн. др.), а
также по негативам на литейной форме из
Браница (Табл. 29, 5-9).
Другая своеобразная техническая черта, редко встречающаяся на серпах других
типов или традиций, – продольная отковка
лезвия в два-три этажа, в результате чего
лезвие обретало дополнительную продольную ребристость, усиливающую его прочность (Рис. 119, 4-6, 15: Табл. 33, 77-79, 8587; Табл. 34, 89, 94, 96, 101; Табл. 36, 144,
150; Табл. 40, 223-227, 234-235; Табл. 44,
304-307, 309-313, 316; Табл. 46, 355-357,
359; Табл. 50, 425,431-434 и мн. др.).
Рассматриваемые серпы характеризуются достаточно большим разнообразием
в оформлении завершения рукояточной
части. Известные в литературе под названием – „серпы с неотделенным литником”,
эти изделия действительно зачастую завершаются неотделенными литниковыми
отростками разных конфигураций (Рис.
119, 2-3, 6-9): в виде несколько сплющенного грибовидного нароста (Табл. 30, 22-31;
Табл. 38, 183; Табл. 45, 322), в виде несколько утолщенного или сплющенного язычка
(Табл. 29, 6-7; Табл. 31, 41, 45,52-54; Табл.
32, 68,71; Табл. 46, 353-358, 360, 364 и мн.
др.), в виде направленного вверх овального нароста (Табл. 29, 10; 31, 49; Табл. 34,
104; Табл. 38, 178, 187; Табл. 46, 348; Табл.
48, 384-387, 390-392, 394-396, 398; Табл. 50,
427, 438-439 и мн. др.) и прочие. Однако,
достаточно часто, независимо от формы
завершения пятки рукояточной части, последняя несет на себе отчетливые следы
обломанного литника (Рис. 119, 1, 10-14) и
это зафиксировано на множестве изделий
(Табл. 29, 1-2, 4, 11, 14-16; Табл. 31, 42-44,
46-48, 50-51; Табл. 36, 136-139, 143; Табл.
38, 179, 189-190; Табл. 41, 238-239, 245, 252;
Табл. 47, 366-367, 369-377, 379-380 и др.).

Другим своеобразным морфологическим элементом серпов рассматриваемого
типа являются кнопочные выступы на пятке рукояточной части, независимо от формы
последней. Зачастую они выражены отчетливо, но во многих случаях они лишь еле
приметны. В общей сложности они зафиксированы на трети из учтенных нами серпов
(Рис. 119, 1, 5, 7, 10-15: Табл. 29, 2-4, 11-12,
14-16; Табл. 30, 22-31; Табл. 33, 73-75, 77, 7982, 84; Табл. 44, 300-301, 304, 306, 311, 313,
316; Табл. 47, 366-377, 379-383 и др.).
Серпы типа Дичево, как уже отмечалось, характеризуются большим разбросом
весовых показателей, варьирующих в диапазоне от 50-60 до 250 г, что объясняется
разной степенью их утилизации. Полуфабрикатные заготовки и серпы без явных следов сработанности обычно дают вес, приблизительно от 100 до 220-240 г при наибольшей концентрации на уровне от 120
до 200 г, а сработанные изделия – от 50-60
до 200 г при наибольшей концентрации на
уровне от 60 до 170 г (Рис. 111). Мы располагаем точными данными о весе 120 полуфабрикатных изделий или серпов без явных
следов сработанности. Их общий вес составляет 19,208 г. Соответственно, среднестатистический вес одного отлитого изделия составлял не менее 160,06 г. И в таком случае
на отливку всех – 528 известных нам серпов
этого типа должно было быть израсходовано не менее 84,5 кг металла.
И последнее – вопрос географии серпов. Ранее, определяя возможное место
производства серпов нижнедунайской традиции, мы пришли к выводу, что оно охватывает достаточно обширную территорию,
включающую северо-восточные районы
нынешней Болгарии, румынскую Добруджу и нижнюю часть левобережья Дуная,
вплоть до Мунтении (Рис. 106, оконтуренное). Так вот, как выясняется, серпы типа

198

Рис. 120. Основная зона производства и бытования серпов типа Дичево. Стрелки – зоны экспорта

Дичево по своим основным местонахождениям обнаруживают гораздо более ограниченное пространство, лимитированное
Северо-Восточной Болгарией и румынской
Добруджей – Рисунок 120. На левобережье
Дуная, в непосредственной близости от его
течения, мы имеем всего лишь один клад
с двумя серпами (Mihai Bravu), две случайные находки (Afumaţi № 251, Frăţeşti
№ 281), три серпа, происходящих с поселений культуры Косложень (Coslogeni №
278, Pietroiu № 303 и Olteniţa-Gumelniţa
№ 302-?), и один – с поселения культуры
Tei IV (Bucureşti-Tei № 254). Все остальные
известные местонахождения этих серпов,
за единичными исключениями, представлены кладами, существенно отдаленными
территориально от обозначенной зоны их
основной концентрации. Поэтому, место
производства и бытования серпов типа
Дичево окончательно определяется тер-

риторией нынешней Северо-Восточной
Болгарии и румынской Добруджи. А все
клады Молдовы, Украины, а также Мунтении (Străoşti и два серпа из клада Coroteni)
следует рассматривать как результат экспорта (Рис. 120, стрелки). Вот, пока что и
все о серпах типа Дичево.

б. Серпы типа Дражна/Drajna
В отличие от вышерассмотренных, серпы типа Дражна известны всего лишь по
100 экземплярам, из которых нами учтено
88. Из них 85 происходят из 12 различных
кладов, а три – единичные находки. По локализации два клада с 12 серпами (Nicolae
Bălcescu – 9 ед. и „Mangalia”– 3 ед.) и одна
случайная находка (Zebil) связаны с румынской Добруджей; четыре клада с 60
серпами (Drajna de Jos – 55, а всего – 67 ед.,
Olteni – 3, Putreda и Cârligu Mare – по 1 ед.)
связаны с Мунтенией, два клада с восемью

199
серпами (Guşteriţa 2 – 7 ед. и Cetatea de
Baltă – 1) – с Трансильванией; три клада
с четырьмя серпами (Cândeşti – 1, Negreşti
– 2 и Ţigăneşti – 1 ед.) и одна случайная находка (Iugani) связаны с румынской Молдовой. Кроме того, один безадресный серп
известен для Украины (№ 88), и еще один
серп входит в состав клада Palotabozsok в
венгерском Подунавье.
Как и в случае серпов типа Дичево, все
перечисленные изделия были отлиты в односторонних закрытых литейных формах со
стороны торца рукояточной части, что надежно документируется остатками литниковых отростков, примыкающих, как правило, к торцу пятки рукояточной части.
Одно из принципиальных различий
серпов типа Дичево и Дражна отражено
в конфигурации отливаемых для них полуфабрикатных заготовок. Если, как уже
отмечалось, заготовки для серпов типа
Дичево, как правило, имели форму вопросительного знака, то полуфабрикатные заготовки серпов типа Дражна обычно имели подковообразную форму с относительно
равными и почти симметричными обеими
их частями (для сравнения: Рис. 118 А
и Рис. 121 А) – лезвийной и рукояточной
(Табл. 51, 3-8, 11-12; Табл. 52, 13—25; Табл.
53, 32, 38; Табл. 55, 70-74 и др.). Но, при
последующей неоднократной отковке заготовок рукояточная часть практически
сохраняла исходную длину, а лезвийная

Рис. 121. Конфигурация полуфабрикатных заготовок серпов типа Дражна (А) и схема их последующих
изменений (В-D)

– существенно удлинялась (Рис. 121; Рис.
122: Табл. 51, 1, 9; Табл. 52, 26-28; Табл. 53,
29-31,34-37, 41,42; Табл. Табл. 54 47-47-56.
60-61; Табл. 55, 62-64, 69, 71-77 и др.). Тем
самым достигался двоякий эффект: с одной
стороны – возможность экономии металла
на неоправданно длинную вспомогательную – рукояточную часть серпа (как в случае серпов типа Дичево), а с другой стороны
– увеличение эффективности серпа за счет
удлинения его основной функциональной
– лезвийной части.
Вторичная многократная отковка и
длительное использование этих серпов обусловили различия в размерных показателях полуфабрикатных заготовок и заметно
или сильно сработанных изделий. Первые,
как отмечалось ранее, обычно имеют максимальную длину в основном от 14,5 до 20,0
см (Рис. 110) при высоте изгиба спинки от
8,8 до 11,0 см (Рис. 113), вторые – максимальную длину от 15,0 до 21,0-22,0 см (Рис.
110) при высоте дуги изгиба от 7,0 до 9,5 см
(Рис. 113).
С другой стороны, переход к новым, более совершенным формам заготовок (подковообразным) обусловил принципиальные различия этих серпов от серпов типа
Дичево по коэффициентам соотношения
длины их рукояточных и лезвийных частей. Если, как уже отмечалось, у последних этот коэффициент составляет от 0,98 до
1,2, то у серпов типа Дражна он колеблется
от 0,6-0,7 до 0,98 (Рис. 116).
Два других существенных отличительных признака серпов типа Дичево
и Дражна – отсутствие на последних дополнительных рельефных нервюр на лезвийной части заготовок (как запас для последующей расковки) и, по-видимому, как
следствие этого, отказ от свойственной для
серпов типа Дичево продольной расковки
лезвия серпов в два-три этажа. Несмотря

200

Рис. 122. Серпы типа Дражна. Образцы наиболее характерных технико-морфологических признаков.
1-3 – полуфабрикатные заготовки; 4-9 – откованные и заточенные изделия; 10-14 – сильно сработанные изделия;
4-5,7-13 – серпы с отверстиями на рукояточной части.
1-2, 4-5, 13 – Drajna de Jos; 3 – Negreşti; 6 – Guşteriţa 2; 7-8,14 – Nicolae Bălcescu; 9-10 – Olteni; 11 – Palotabozsok;
12 – Ţigăneşti. В скобках – номера по Приложению 2. Лист 2.

на множество полуфабрикатных заготовок
и заметно сработанных изделий, дополнительные рельефные нервюры не зафиксированы ни разу, а расковка лезвия в дватри ряда зарегистрирована всего лишь для
одного серпа (Табл. 51, 1).
У серпов типа Дражна, в отличие от
серпов типа Дичево, литниковые отростки,
как правило, не отделены (Рис. 122). Ни
разу не зафиксированы следы их обломов.

Более того, серпы этого типа обычно лишены столь специфичного для серпов типа
Дражна элемента, как кнопочные выступы
на пятке рукояточной части.
Зато лишь только для серпов