You are on page 1of 305

1

АЛИШЕР ТАКСАНОВ

УЗБЕКИСТАН:
РЕГИОНАЛЬНЫЕ ЭЛИТЫ,
КОРРУПЦИЯ И
НЕЛЕГАЛЬНЫЙ БИЗНЕС

Ташкент/ Элгг, 2009-2012

2

«В душах их было одно зло.
Они наполнили землю злодеяниями,
Дух лжи доминировал во всех их делах».
(Вильям Шекспир)
«Будучи поставлен во власть, не употребляй на
должности при себе лукавых людей, ибо в чем они
погрешат, за то обвинят тебя как начальника».
(Солон)
«Опыт доказал мне, что власть, не опирающаяся на
религию и законы, не сохранит на долгое время свое
положение и силу. Она подобна нагому человеку,
который заставляет других при встрече с ним с
омерзением опускать глаза».
(Амир Темур, Уложение)
«Вы, злодейству которых не видно конца,
В Судный день не надейтесь на милость творца!
Бог, простивший не сделавших доброго дела,
Не простит сотворившего зло подлеца».
(Омар Хайям)
«Если бы людьми правили ангелы, ни в каком надзоре
над правительством – внешнем или внутреннем – не
было бы нужды. Но при создании правления, в
котором люди будут ведать людьми, главная
трудность состоит в том, что в первую очередь
надо обеспечить правящим возможность надзирать
над управляемыми; а вот вслед за этим необходимо
обязать правящих надзирать за самими собой».
(Джеймс Мэдисон)
«Коррупция – это не стихийное бедствие. Это
хладнокровное, расчетливое лишение шанса на
надежду мужчин, женщин и детей, которые не имеют
возможности защитить себя. Лидеры должны
отбросить словесные игры и начать выполнять свои
обещания по направлению усилий и ресурсов на
совершенствование государственного управления,
повышение прозрачности и подотчетности».
(Дэвид Нуссбаум, исполнительный директор
Transparency International)
«Теневая экономика – это следствие
неэффективности власти, и она же является
питательной средой коррупции».
(Михаил Козак, полномочный представитель
президента России в Южном федеральном округе)
«Коррупция есть корень, из которого вытекает во
все времена и при всяких соблазнах презрение ко всем
законам».
(Томас Гоббс)

3
«Когда народ поднимает голову, труднее всего
удержаться тем, кто сидит у него на шее».
(Владимир Туровский, Канада)
«Zeromax GmbH – компания-сверхмонстр, возникшая
буквально на пустом месте, но в считанные годы
превратившаяся в крупнейшую компанию
Узбекистана, завладев десятками государственных и
частных предприятий. Она просуществовала около
одиннадцати лет - с 1999-го по 2010-й, выкачав из
страны, по самым скромным подсчетам, миллиарды
долларов».
(Сайт «Узньюс.Нет», 22.09.2011)
«Клептократия - правительство, контролируемое
мошенниками, использующими преимущества власти
для увеличения личного богатства и политического
влияния, с помощью расхищения государственных
средств".
(Википедия)
ВВЕДЕНИЕ
Регионы, кланы, коррупция, теневая экономика – явления, имеющие интенсивное
развитие на постсоветском пространстве, особенно на Кавказе и в Центральной Азии, где
переплетаются патриархально-родовые отношения с модернизмом и тенденциями
глобализации, и на базе всего этого создаются, с одной стороны, причудливые, а с другой,
уродливые общественные и государственные системы. Безусловно, все вместе данные
явления формируют специфику регионов, и с этим следует считаться, особенно тем, кто
намерен налаживать экономические и политические контакты. В этих странах свои «правила
игры» и свои традиции, игнорирование их чревато определенными издержками и
последствиями. Те, кто не учитывает это в своей политике, в итоге остаются у «разбитого
корыта». К сожалению, серьезных и глубоких исследований в отношении кланов и теневой
экономики в Узбекистане не проводились ни в советский период, ни, тем более, в годы
независимости – данная тема осталась запретной и по сей день1. Однако это не означает,
что никто не имеет представления об этих явлениях и тенденциях, поскольку не замечать
это невозможно в повседневной политической и экономической деятельности. Зарубежные
инвесторы и бизнесмены, начинающие работать на рынке Узбекистана, в итоге
сталкиваются с неофициальными механизмами и испытывают все их «прелести»2.
«Узбекистан – ключевая страна Средней Азии. Вы почти не слышали о нем до
сегодняшнего дня? Вы услышите гораздо больше в XXI веке. Потому что это бомба
замедленного действия. Социальная и экономическая катастрофа на фоне
государственного террора и демографического взрыва. Страна, где правит семья
Каримовых, расхищающая национальные ресурсы, и службы безопасности, готовые
перегрызть друг друга в борьбе кланов»3, – так пишет издание Le Mond, и автор статьи
Натали Нугайред определенно права в своей оценке. Особенно в части коррупции и кланов,
ставших серьезными угрозами политической и экономической стабильности. Внешние
рейтинги стран зачастую были увязаны с их внутриобщественными процессами, в котором
не оказывалось места демократии и либерализации государственных систем4. «Это постсоветское полицейское государство, которое функционирует в интересах небольшой
1

В отличие от Узбекистана, исследования в Казахстане, Кыргызстане и даже Таджикистане продвинулись
значительно вперед, и поэтому в зарубежной периодике много ссылок на работы национальных экспертов.
Кроме того, подобные темы были доступны и для иностранных антропологов, социологов, историков и
экономистов.
2
Именно они в последствии становятся источниками информации для исследований «Индекса
восприимчивости коррупции» международной организации Transparency International.
3
Наш узбекский партнер.03.07.2009. http://www.inopressa.ru/article/03Jul2009/lemonde/uzbekistan.html.

4
группировки семей, монополизировавших политическую и экономическую жизнь, - отмечал
еще в 2007 году в своем отчете посол США в Ташкенте Джон Пурнелл. - Пребывание в
ближнем кругу больше не основано на лояльности к правящей идеологии или партии, как
это было в советское время, но [основано] на лояльности к президенту, Исламу Каримову.
Он будет переизбран на очередной срок в конце этого года (вероятно, 23 декабря)
независимо от того, что гласит Конституция [этой страны]. [Несмотря на то, что] его
официальные и частные заявления говорят о противоположном, Каримов не заинтересован
в реформе любого рода, но лишь в жестком бюрократическом управлении экономической и
политической системой [Узбекистана]»5. И это мнение следует считать точным по
отношению к кланово-мафиозной социальной управляющей структуре.
После распада СССР разрушилась прежняя схема стратификации, насаждаемая
коммунистической партией, и вместо «привычного» деления пролетариат-крестьянствоинтеллигенция на политической арене появились «новые» силы, которые ранее были
загнаны в подполье, однако при этом умело оперировали действительностью в угоду себе.
В бывших республиках к власти приходили лица, поддерживаемые или местным
сообществом, или населением, или кланами. Нужно заметить, что процессы на
постсоветском пространстве были неодинаковыми, например, нельзя было сравнить
ситуацию в Прибалтике с Кавказом, а Белоруссии и Украины с Центральной Азией,
поскольку общества в этих регионах разительно отличались не только ментальностью и
образом жизни, экономическим укладом и традициями, но и социальной структурой. В
Узбекистане, в частности, у власти всегда были, есть и, вероятнее всего, в ближайшем
будущем останутся клановые группы – особый сегмент восточного общества и ведущий
элемент азиатской деспотии. Они как невидимки – их нельзя узреть, но об их существовании
знают многие. Все перестановки в правительстве или в регионах рассматриваются только с
позиции межклановой борьбы. Мотивация – стремление к монополии власти, к доступу к
экономическим, людским ресурсам, финансовым активам. Диктатор, уже 20 лет стоящий у
руля государственности, лишь оперирует этими процессами, не позволяя одной
региональной элите чрезмерно довлеть над «чужими» районами и отраслями, выходить за
рамки определенных границ, но при этом сохраняет и удовлетворяет их претензии на
ключевые посты. Поэтому кадровые перестановки в узбекском правительстве – это всего
лишь игра краплеными картами, где каждому «тузу», «шестерке», «королю» Исламом
Каримовым уготована своя миссия.
Как говорил эксперт Ариэль Коэн, «Узбекистан – квинтэссенция всего неправильного
в посткоммунистических режимах Средней Азии. После распада советской системы страна
никогда не имела законно избранного лидера или посткоммунистических демократических
институтов. Вместо этого она находилась в застое. Г-н Каримов взял власть, когда Москва
прекратила отвечать на телефонные звонки. Элиты оставались самыми худшими в
советской Средней Азии – раздираемые совокупным влиянием клановой верности,
коррупции и неспособности или нежелания реформироваться и модернизироваться»6. Этим
самым А.Коэном признавалось, что ни во времена Советской власти, ни в
постсоциалистический период Узбекистан не следовал маршруту демократии, а все больше
сворачивался в кокон автаркии и авторитаризма с присущими им негативными
последствиями.
Вот мнение по поводу сложившейся ситуации эксперта Алика Назарова: «В отличие
от политически и экономически развитых стран, где правящий класс формируется в
4

Например, Индекс привлекательности стран Средней Азии, составленный информационным агентством
«Регнум» был составлен «на основе публикаций региональной и международной прессы, а также фокус-группы
россиян (по 99 человек), следящих за событиями в Средней Азии, в регионах вещания (7 федеральных округов)
ИА REGNUM. Максимальный показатель - 10 баллов. Высчитан совокупный коэффициент позитивных и
негативных публикаций в прессе, а также ответов на вопрос «Какую из стран региона Вы бы посетили?»,
заданный респондентам в российских регионах. Рейтинг распределился в следующем порядке: 1. Казахстан 8,7; 2. Туркмения - 5,4; 3. Узбекистан - 4,9; 4. Киргизия - 3,3; 5. Таджикистан - 2,1. Примечательно, что при
высокой медийной активности Узбекистана, большинство респондентов не готово (не хочет) посещать эту
страну». / Средняя Азия в 2009 году - лидеры и аутсайдеры: Рейтинг ИА REGNUM. 3.01.2010.
http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1240458.html.
5
Wikileaks грозится раскрыть секретные документы о коррупции в правительствах стран постсоветской
Средней Азиию 25.11.2010. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1290668280.
6
Вызов Узбекистана. 18.05.2005. http://www.archipelag.ru/authors/cohen/?library=1868.

5
соответствии с принадлежностью к горизонтальным социальным слоям и во многом
благодаря определенным способностям его представителей, в СНГ ситуация оказалась
совершенно иной. На первом месте в постсоветских странах Содружества оказались
этнотерриториальные связи (родство) и принадлежность к определенной профессиональной
группе. Именно данное обстоятельство стало главным при формировании элит государствчленов СНГ, что, в конечном счете, и предопределило кризисный характер их развития в
целом»7.
А.Назаров не одинок в своих оценках. «Одним из ярчайших проявлений
центральноазиатского Бытия стала родоплеменная система, – писал эксперт Ахмет
Мурзабулатов. – Родовые, клановые и племенные признаки играют чрезвычайно важную
роль. Без их учета невозможно разобраться во всех тонкостях и перипетиях регионального
политического процесса... Родовой феномен имеет глубокие корни и в Узбекистане.
Клановая и племенная принадлежность определяют жизнь тамошнего общества.
Могущество узбекских кланов в полной мере было продемонстрировано в 1990 году. В то
время московский Кремль занимался систематическими гонениями аборигенной элиты. Под
видом борьбы с коррупцией раскручивались «хлопковые дела», которые вели следователи
Гдлян и Иванов. Эти уголовные дела привели к массовым репрессиям. Для того чтобы
выжить местный правящий класс инициировал столкновение узбеков с туркамимесхетинцами и киргизами Ферганской долины. Драматический межнациональный конфликт
был предостережением Москве о готовности к масштабному протесту. Кремль понял намек
и прекратил репрессии, местная же элита смогла вздохнуть спокойно»8. Безусловно,
ослабленная союзная власть уже не могла играть роль первой скрипки в национальных
республиках, и поэтому ей приходилось только пассивно наблюдать, как в регионах Кавказа
и Центральной Азии к власти приходят те, кого поддержали местные кланы.
«К началу ХХI в. в большинстве государств Содружества у власти фактически
утвердились авторитарно-тоталитарные режимы, пытающиеся использовать муляжи
демократических институтов, как для внутренних, так и для внешнеполитических целей, –
таково утверждение эксперта Давлета Озоди. – Однако основным богатством и источником
реальной власти стало обладание природными ресурсами, прежде всего, углеводородными.
Правящие кланы, контролирующие основные природные ресурсы в странах бывшего СССР,
создаются как по регионально-земляческому, или семейно-родственному принципу
(Центральная Азия, Кавказ), так и по институционально-профессиональной принадлежности
(Россия, Беларусь). Но вне зависимости от формы образования эти кланы, по сути,
заменили конвенциональное структурирование политического класса. Контроль над
ресурсами превратился в их главную заботу. Содержание и характер режимов, правящих в
большинстве постсоветских стран, позволяют характеризовать их как «кланоформенные
ресурсократии»9. Безусловно, диспозиция клановых структур во всех ветвях власти
определяет региональные предпочтения на экономические активы и, соответственно, их
участие в управлении стратегически важными направлениями хозяйственной и социальной
политики.
Такого же мнения придерживается и эксперт Р.Махкамов, рассматривавший
процессы демократизации в контексте клановых тенденций: «К числу основных факторов,
сдерживающих процессы демократизации на постсоветском пространстве, в Узбекистане в
том числе, в первую очередь следует отнести клановость и коррупцию. Территориальные,
мафиозные, семейно-родственные кланы оказывают существенное влияние на ситуацию в
республиках Центральной Азии. Латентной формой взаимоотношений местечковых элит в
этих странах является скрытое соперничество. В регионе растет осознание того, что
клановость и коррупция препятствуют демократизации каждой из этих республик и
принимают определенные меры по нейтрализации воздействия этих факторов, наиболее
опасными последствиями влияния которых могут быть расстройство всей системы
государственного управления и дискредитация демократических ценностей в общественном
7

Назаров А. Кланократия. Содружество окончательно феодализировалось. 03.12.2004.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1102041060.
8
Мурзабулатов А. Да, азиаты, трайбалисты мы... Центральноазиатское политическое людоедство. 19.09.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1127115600.
9
Озоди Д. «Кланоформенные ресурсократии» обречены. Страны СНГ - особая зона мировой периферии.
12.05.2006. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1147415220.

6
сознании. Почему? Потому что преобразования в этих республиках осуществляются под
прикрытием демократической риторики. И если структурные реформы не принесут
ощутимых, зримых результатов, то идеи демократии в глазах населения будут
дискредитированы. В принципе, такие тенденции в массовых настроениях уже
наблюдаются»10.
Приведем мнение эксперта Александра Князева, утверждавшего, что «с самого
начала пребывания на посту главы государства Ислам Каримов проводил линию на
снижение влияния клановости на ситуацию в государстве и форсированное достижение
этнического единства. Однако преодоление исторически обусловленной межрегиональной
градации, особенно по отношению к элитам, оказалось делом непростым»11. Безусловно,
ключевые позиции в центральных, а особенно региональных органах управления и контроля
занимали выходцы из клановых элит, им принадлежали практически все богатства,
заключенные во вверенных им территориях. С такой мощью в первые годы, а также в
последующие периоды президенту приходилось считаться.
Сам же президент Ислам Каримов, говоря о клановых тенденциях, вынужден был
признавать их наличие и влияние на политико-экономическое состояние страны. Это был
вполне очевидный шаг с его стороны – невозможно было избегать этой темы, в частности,
проводимые им реформы свернулись и позитивных результатов не произошло, и для того,
чтобы найти «стрелочников», стали говорить о криминальных и иных социальных
разрушительных силах. Так, он отмечал: «Пока нет серьезного, глубокого анализа этих
явлений. Их нельзя считать характерной особенностью лишь отстающих в развитии или
переживающих сложный переходный период стран. Этому подвержены и развитые в
промышленном отношении западные страны. В чем кроется опасность этих явлений? К
каким негативным последствиям они способны привести? Все это далеко не праздные
вопросы для нашей молодой независимости, от ответа на которые во многом зависит
судьба граждан нашей страны. Политические организации, в том числе оппозиционного
характера, должны развиваться внутри общества в рамках общенационального масштаба.
Это служит гарантией того, что лидеры и участники таких организаций во главу угла будут
ставить, прежде всего, интересы всего государства и народа, а не той его части, к которой
они принадлежат по признаку собственного происхождения.
Как уже отмечалось, представителей коренных центральноазиатских народов можно
встретить во всех пяти государствах региона. Население наших стран состоит большей
частью из одних и тех же этнических групп (узбеки, казахи, таджики, киргизы, туркмены,
каракалпаки, уйгуры и другие) – меняется лишь их соотношение. В каждой из республик
имеются места компактного проживания лиц той или иной нетитульной нации: узбекские
районы в Казахстане и на юге Ошской области в Кыргызстане, Ленинабадской области
Таджикистана, Дашаузской области Туркменистана, крупные казахские поселения в
Ташкентской и Джизакской областях, преимущественно русские области на севере
Казахстана и т.д.»12 Давая оценку клановости общества и влияния групповых интересов на
политико-экономическое пространство, президент, между тем, не формулировал свою роль
в урегулировании этих процессов, точнее, создании системы сдерживания и противовесов,
позволяющих ему удерживать уже 20 лет свою власть и не позволять нации стирать свои
социальные границы, а регионам интегрироваться в более монолитное состояние. Ведь
противоречия между регионами, элитами, населением способствуют укреплению
авторитаризма, радеющего официально за целостность страны и являющегося гарантом
стабильности при явной клановой борьбе.
Социолог Баходир Мусаев, анализируя политико-государственное устройство
Узбекистана, выразил свою позицию по этому поводу: «...политический режим Узбекистана
– это тип деспотического государства, властвующую элиту которого составляют
административная и аппаратная бюрократия под началом узкой группы кланов. Моя версия
деспотического государства находит и косвенное подтверждение в тенденциях развития
10

Махкамов Р. Соперничество местечковых элит сдерживает демократизацию Узбекистана. 08.12.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1070870400.
11
Причины узбекского бунта - наркотики и клановость, а не исламизм. 19.05.2005.
http://www.kreml.org/opinions/86990767.
12
Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса.
http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/6tom_5_5.htm.

7
социальной структуры Узбекистана, где появляются все признаки расслоения общества на
две большие основные социальные группы. К ним относятся: 1) кланово-номенклатурная
элита, включая ее близкое и дружеское окружение; 2) неимущие (дехкане, интеллигенция,
коммерсанты, занимающиеся мелкооптовой торговлей). Важно подчеркнуть, что неимущие
находятся в жестком подчинении кланово-номенклатурной элите, которая правит ими через
свое государство»13.
Однако есть и противники теории клановости узбекского общества. Они отрицают
такое социальное деление, считая это проявлением искусственной градации. К примеру,
эксперт Ядгар Норбутаев считает данную проблему надуманной. «В Узбекистане, по моим
впечатлениям, клановая структура общества вообще отсутствует, как элемент
политического влияния на развитие событий, – отмечает он. – Если и есть, то клановокорпоративная, а точнее корпоративно-клановая. Она существует как бы на третьем этаже
властной иерархии, т.е. какой-нибудь заместитель министра, не выше, желает видеть своих
земляков в качестве подручных. Так ему кажется надёжней управляться. Корпоративные
связи гораздо сильней. «Газовики» лоббируют свои интересы, а им сопротивляются
«дорожники» или «производители стройматериалов», если эти интересы в чём-то
пересекаются. Постоянно враждуют, а иногда и мирятся продавцы бензина с продавцами
сжиженного газа – вот где кланы! И ещё – не следует путать клановость с кумовством,
наличие близких родственников в окружении начальства.
Не было ведь такого, чтобы сурхандарьинские пошли открытой войной на
кашкадарьинских?! Каримов же, что естественно, старается «разбавить» наиболее
проворных и расторопных «ташкентцев» выходцами из других областей, и это вполне
понятно. Но когда дело касается больших денег, то на кланы (происхождение) никто
внимания не обращает. Узбекские «кланы» – это не чеченские тейпы и даже не казахские
жузы»14.
Другой эксперт Камолиддин Раббимов сомневается в наличии классических кланов в
Узбекистане. По его мнению, это группы интересов вокруг и внутри власти. «Тем более,
географическая привязка этих групп совсем искажает реальность. Например, все знают
Алишера Азизходжаева – он ташкентский, даже из старого города, у него особые
местнические чувства, но он всегда был в команде Исмаила Джурабекова. Возникает
вопрос: какому клану принадлежит А.Азизходжаев? Самаркандскому? Однако это абсурд!
Ташкентскому? Тоже не так, потому что в его команде не только и не столько ташкентцы, –
пишет К.Раббимов. – Как мне кажется, всегда есть текучая конъюнктура, и, исходя из этой
конъюнктуры, чиновники создают крепкие или временные альянсы/дружбы ради сохранения
своих кресел и богатств. Необходимо заметить, что у каждого чиновника есть склонность
сформировать свою команду по основным признакам идентификации внутри Узбекистана:
это национальность + место рождения и регион. Но группы, похожие на кланы, формируются
не только и не столько по этим признакам... Мои наблюдения показывают, что один из
основных факторов формирования и укрепления кланов/групп интересов – это общность
врага (например, для Джурабекова и Азизходжаева общим врагом был Тимур Алимов и
т.д.)»15. Возможно, такой подход К.Раббимова расширяет понятие кланов в Узбекистане и
высвечивает новые мотивы объединения людей в иерархии государственной власти.
Так же однозначно подходит к этой теме и Озода Эркин, она пишет: «У противников
единства узбекского народа любимая тема – клановость, как будто нет иных тем,
отражающих в действительности наболевшие актуальные проблемы общенационального
масштаба. Это и понятно, так как у этих людей нет боли за свою нацию, за землю, которая
их взрастила, нет любви к кишлаку, аулу, городку, где родились. Они давно сорганизовались
в некую группу, я бы так выразилась, «клановой национальности». Время от времени они
устраивают шум от притеснения то ташкентцев, то ферганцев, хорезмийцев, а фактически
под этот шумок прикрывают неблаговидные дела тех или иных руководителей и вносят в
народ раскол и смятение»16.
13

Каримовский фарс - убийца государственности и политического режима Узбекистана. Часть 2-я. 13.10.2004.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1097668440.
14
Из частного письма Ядгара Норбутаева автору Алишеру Таксанову от 29.06.2009.
15
Из частного письма К.Раббимова Алишеру Таксанову от 9 августа 2009 года.
16
Новое «очищение» Ислама Каримова, или О чем умалчивают клановеды. 11.11.2005.

8
В качестве примера того, что клановость не играет никакой роли в политической
системе и в раскладе сил, О.Эркин приводит расположение президента к бывшему мэру
Ташкента Козиму Туляганову: сняв его с поста за ряд должностных преступлений, Ислам
Каримов, между тем, не тронул его нелегальный бизнес: «И коли говорить о Туляганове и
Тулягановых, то надо бы клановедам обращать внимание аудитории на тот факт, что они
являются крупнейшими землеторговцами в Ташкенте и Ташкентской области. Между
прочим, Туляганов – владелец всех автостоянок, рынков г. Ташкента и снимает также
систематически многомиллионный куш со строительства так называемых «банковских»
домов, имеет за рубежом солидные долларовые счета и т.д. и т. п.
Клановеды обо всем этом не могут не знать, но почему-то ни слова не говорят народу
об этих деяниях Туляганова и ему подобных. По-видимому, такая «забывчивость», надо
предполагать, объясняется тем, что лица «клановой национальности» против единства
народа, против своей нации. Истина же состоит в том, что все, от которых И.Каримов, якобы,
избавляется, всецело озабоченный «очищением», на самом деле молятся на него, как на
Бога, ибо он их отпускает «на основе поданного заявления», оставив им награбленные
миллиарды. Вспомним, как И.Каримов отправил на «заслуженный отдых» Тимура Алимова.
Он и его родственники потеряли хоть доллар от своих многомиллионных капиталов? Ведь
не лишились они своих зарубежных вилл и яхт, включая и дворцы в Ташкенте и т.п.
Разумеется, не лишились. Все осталось при них, т.е. при нем и его родственниках. А как
проводил Каримов Исмаила Джурабекова? Он продемонстрировал народу «гласность»,
позволив опубликовать серенькую статейку, а фактически погладил по головке
И.Джурабекова, оставив ему не только награбленное, но и «право» и дальше «доить» всю
хлопкоочистительную промышленность»17.
Несмотря на столь очевидные факты, следует учитывать, что именно клановое
происхождение этих персон не позволяет И.Каримову строго расправляться с
проворовавшимися чиновниками. Более того, президент прекрасно осведомлен, что
противники подготовили огромный пакет компромата на него и его семью, и это может
взорваться подобно бомбе, если начнутся более серьезные чистки и репрессии в отношении
региональных элит. Главе государства приходится лавировать между ними, поскольку он
продолжает опираться на их силу, могущество и влияние. Быть вне поддержки кланов – это
значит потерять власть не только в областях и районах, но и в центральных органах власти.
И только недальновидный политик может игнорировать такие факторы. Естественно,
И.Каримов далек от того, чтобы не ставить на клановую карту в кадровой и внутренней
политике и опираться только на технократов, манкуртов18. Узбекистан – это не
западноевропейское общество, здесь совершенно иные социальные условия и исторические
предпосылки.
Можно согласиться с утверждением Я.Норбутаева о кланово-корпоративных
интересах, поскольку кланы давно приватизировали огромные секторы экономики, к
примеру, денежное обращение и конвертация (Центральный банк), золотодобыча (НГМК) –
в ведении Самаркандско-Джизакского тандема, внешняя торговля (МВЭС) и
разгосударствление (Госкомимущества) – Ташкентского клана. Также разделены по
секторам и интересы других кланов. Часть ресурсов распределяется через министерства и
ведомства и силовые структуры в рамках протекционистской политики региональных элит.
Нужно сказать, что это тонкая и очень сложная борьба, взаимоувязанная с различными
факторами и условиями внутри страны и при внешнем давлении. Кланы быстро вступают во
временные союзы и так же легко денонсируют соглашения, поддерживают друг друга в
случае общих угроз, но и могут в то же время легко ополчиться против бывшего
«соратника», если это сулит выгоду и преимущество. Поэтому интересы корпораций и
других экономических единиц часто подстроены под текущие запросы узких групп во власти
на местах и в центральных органах. И это осознает главный кукловод-клановед Ислам
Каримов. И именно он создает запутанные и сложные схемы в правительстве, чтобы не
позволить элите в итоге сплотиться против себя.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1131657900.
17
Там же.
18
Манкурт - термин, означающий персону, утратившую связь со своим этносом, кланом, культурой и
традицией нации. Близко к понятию космополитизма, но в более уничижительной форме.

9
Кстати, влияние групповых или клановых элит на политическую ситуацию в
различных странах находит отражение в «Рейтинге недееспособности государств мира»
(Failed States Index) от американского журнала Foreign Policy и общественной организации
Американский Фонд Мира (The Fund for Peace). В их отчете за 2011 год Узбекистан
расположен в списке «Государства с уровнем стабильности ниже среднего - опасный
уровень рисков» на 40-м месте (чем ближе к началу списка, тем хуже положение, прим.А.Т.) и имеет показатель по клановому влиянию в 8,7 балла, что является довольно
высоким (у Ирана – 9,2, Руанды – 8,4, Бангладеш – 8,9, Шри-Ланка – 9,5). В связи с этим
уровень делегитимизации и криминализации государственных структур также на
значительной отметке – 8,4, а неравномерность экономического развития – 8,2, нарушения
прав человека – 9,019. Как видно, все эти процессы взаимоувязаны.
Также можно согласиться с мнением О.Эркин, что кадровые вопросы решаются
исключительно в целях и в угоду политическим интересам Ислама Каримова: «Дело в том,
что этот коварный организатор своего рода игр без правил давно вынашивает план своего
спасения и своего окружения, отправляя одного за другим своих самых ближайших,
преданных людей, как мы уже сказали, то на заслуженный отдых, то по заявлению, оставляя
им награбленное. Ислам Каримов заводит игры с народом, как бы демонстрируя: смотрите,
как я очищаю от виновников ваших бед, это они меня подводили, а я же с Вами – с народом.
Те же, кого я снял – вредители и т. п.»20 Понятно, что все беды в экономике и социальных
реформах президент сваливает на подчиненных, и этим самым спускает пар недовольства у
народных масс. Между тем, клановая игра продолжается, и И.Каримов просчитывает не
только все ходы, но и всю партию, поскольку от этого зависит его личное благополучие и
безопасность. Но даже усиление полицейского аппарата и создание атмосферы всеобщего
недоверия и страха не снижает криминального накала. В этом признается прокуратура,
которая на расширенной коллегии в феврале 2007 года отмечала: «Несмотря на
предпринимаемые меры, число зарегистрированных по республике преступлений возросло
на 3,1%. В частности, наблюдался рост преступлений, связанных с умышленным
причинением тяжких телесных повреждений, изнасилований, грабежей, вымогательства и
мошенничества»21. Из этого вытекал вывод, что авторитаризм не гарантировал не только
общественный порядок и безопасность граждан, но и вывод экономики из зоны
криминальных интересов.
Как отмечает аналитик Джонатан Фейзер, «одна из главных причин бесконечного
загнивания этого государства кроется в его экономике. Сама природа теневой экономики
Узбекистана выступает в качестве антитезы механизмов строительства государства в любой
форме. Поочередно то важный средний класс, то руководители приватизации, призванные
облегчить демократизацию, становятся смертельно безжизненными»22. Таким образом,
клановая природа Узбекистана базируется не только на территориальных и
внутринациональных различиях, но и на коррупции и теневой экономике. И чем сильнее
нелегальные процессы, тем интенсивнее и острее протекают противоречия между
регионами, тем меньше результатов от политических и экономических реформ и тем глубже
пропасть между имущими и неимущими слоями населения. Кланы способствуют нагнетанию
напряженности, ибо в неблагополучии они находят свою выгоду. Все это также обостряется
авторитаризмом политической системы, игнорирующей законы и демократию. Коррупция
стала настолько серьезной в республике, что мировая общественность уже не имеет четких
понятий игры в Узбекистане и как реагировать на действия правительства. В отчете
международной организации Transparency International за 2009 год нет сведений о состоянии
коррупции в этой стране наряду с Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном, однако
это не подтверждение того, что данное явление исчезло из общественной жизни, а
признание невозможности собрать достоверную информацию о нелегальных процессах.
Трудности очертить контуры коррупции ведут к тому, что зарубежные инвесторы не желают
19

Failed States Index 2011: рейтинг недееспособности государств мира 2011 года. 20.06.2011.
http://gtmarket.ru/news/state/2011/06/20/2980.
20
Новое «очищение» Ислама Каримова, или О чем умалчивают клановеды. 11.11.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1131657900..
21
Народное слово, 2007, 6 февраля.
22
Узбекистан и Соединенные Штаты: странные сожители. 12.06.2003.
http://www.inosmi.ru/translation/187061.html.

10
рисковать своими капиталами и не втягиваются в экономическое сотрудничество, поскольку
не знают, насколько сложны процессы доступа к ресурсам, к коммерции, к собственности и
т.д. Более того, даже наличие законов не есть гарантия сохранности капиталов и
безопасности хозяйственной деятельности. Любому бизнесмену нужно знать и
неофициальную сторону взаимоотношений с государством, чтобы распределить свои силы
и возможности, однако без наличия таких данных не существует никакой уверенности в
будущем благополучии и прогрессе.
В итоге коррупция разрушает и экономику, и само государство, и общественное
сознание. «Если размер выплачиваемой взятки составляет, скажем, 10%, то следует иметь
в виду, что из кармана продавца будет выплачена весьма незначительная доля этой суммы,
поскольку он просто заложит ее в продажную цену, – писал Джордж Муди-Стюарт. – Однако
увеличение стоимости несопоставимо по степени вреда с другим аспектом: как только
возможность извлечения личной выгоды становится реальностью, в стороны отходят все
прочие, законные критерии присуждения контракта: стоимость, качество, условия поставки и
т.д. В результате выбор падает на далеко не самого оптимального поставщика и/или
подрядчика, и закупаются далеко не лучшие товары»23. Данная цитата как нельзя лучше
демонстрирует далекоидущие последствия теневой экономики, как одного из разрушителей
народного хозяйства. Причем динамику такой тенденции дают политические установки
Ислама Каримова. «Читая прессу, просматривая передачи в эфире, слушая выступления
президента Ислама Каримова, а также ежегодные бравурные отчеты правительства об
итогах хозяйственной деятельности, у малосведущих людей может сложиться впечатление,
что Узбекистан за годы независимости достиг грандиозных успехов в социальноэкономическом развитии, – пишет эксперт Тошпулат Юлдашев. – Но современные
предприятия в Узбекистане можно сосчитать по пальцам. Удельный вес продукции,
основанной на инновациях, высоких технологиях, обеспечивающих конкурентоспособность
экономики, крайне низок. В темпах развития, глубине и масштабах модернизации
производства Узбекистан проигрывает всем странам СНГ. Все проекты по модернизации
промышленности провалены. Свидетельством разительного несоответствия роста
экономических показателей реальной жизни являются, во-первых, катастрофические
масштабы безработицы и нищета большинства граждан в Узбекистане, во-вторых,
отсутствие свободной конвертации валюты, в-третьих, самоизоляция страны, укрепление
государственной границы фортификационными сооружениями, усложнение процедуры её
пересечения, отказ от практического участия в региональных интеграционных процессах изза неконкурентоспособности экономики»24.
Несомненно, коррупционная среда, клановость, нелегальные экономические
отношения породили комплекс серьезных проблем перед страной. Косвенно это
подтверждает эксперт Юлий Юсупов, который на заседании Ташкентского бизнес-клуба
отмечал о сложности развития отечественного предпринимательства. То есть высокие
издержки внешнеэкономических процедур и таможенные платежи, уровень налогового
бремени, проблемы с конвертацией и наличностью порождают определенные теневые
операции. По данным Всемирного Банка по уровню издержек при осуществлении
внешнеэкономических процедур Узбекистан занимает самое невыгодное положение, в
частности, здесь стоимость расходов на осуществление импорта в расчете на 1 контейнер
составляет более $4 тыс. Для сравнения: в большинстве развитых стран этот показатель не
превышает $1 тыс., а в 145 из 177 стран, где проводились исследования, - $2 тыс. Кроме
того, среднее время осуществления экспортных процедур в Узбекистане достигает 44 дня,
что опять же значительно больше по сравнению с другими государствами. В расчете на 1
контейнер стоимость экспорта составляет $1500-1600, при этом в Германии этот показатель
равен $140, в Китае - $390, в Турции - $865 25. Скорее всего, такая ситуация предопределена
не технологическим несовершенством экспортных операций, а наличием излишней
бюрократизацией и налогообложением, порожденных коррупционной средой.
23

Джордж Муди-Стюарт. Коррупция в верхах и во что она обходится обществу. / Экономические реформы
сегодня, 1999, стр. 10.
24
Юлдашев Т. Хилый сум и нелюбимый «пластик». Оазис, № 15 (107), 2009, август.
http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=111&id=826.
25
Ташкентский миллионер начинал с двух рублей в кармане. 30.11.2009. http://vesti.uz/economy//article/20276.

11
Данная книга призвана всего лишь «выцедить» из общественного развития
Узбекистана те элементы, которые образуют фундамент теневой экономики и способствуют
коррупции. Безусловно, невозможно в рамках одного труда охватить все, и поэтому автор
всего лишь отследил часть масштабного процесса, протекающего в республике в течение
последних 20-30 лет. Это также касается того, как происходило распределение должностей
в органах государственного управления и власти, влияния определенных лиц на
перераспределение экономических активов, административных ресурсов страны. Нужно
заметить, что автор испытывал сложности в сборе статистического и фактологического
материала, ибо представители кланов не ангажируют себя и официально не проявляют
свою тягу (приверженность) к родным территориям, боясь обвинений в землячестве. Бывает
так, что выходец из одной региональной группировки переходит в другую, как, к примеру,
было с Рустамом Иноятовым (из Сурхандарьинского в Ташкентский клан), Сагдуллой
Караматовым (из Самаркандско-Джизакского тандема в Ташкентский26) и т.д., в связи с чем
было затруднено отслеживание процессов клановых интересов в правительственных
структурах. Однако в целом была выдержана структура и тенденция клановых реалий,
показана динамика изменений.
Автор был бы рад услышать альтернативные мнения, советы, гипотезы на эту тему, и
готов вступить в дискуссию.
Глава первая. РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭЛИТА И БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ В УЗБЕКИСТАНЕ
Узбекистан, являясь относительно молодым государством27, в то же время сохранил
в себе черты патриархально-родовых и феодальных отношений с элементами восточной
деспотии, и даже 70-летнее правление коммунистической власти не сумело сломать
консервативные и традиционные схемы общественного устройства, быта и культуры. Нужно
сказать, что Советская власть и не стремилась сильно дезавуировать патриархальные
схемы в Центральной Азии, наоборот, она подстраивала их для реализации своих задач, в
частности, для мобилизации сил и ресурсов в острые политико-экономические периоды.
Между тем, тема клановости никогда не поднималась ни в официальной печати, ни в
дискуссиях или в научных трудах, поскольку уже заранее исключался подобный подход.
Такая версия о социальном делении граждан считалась антинаучной и враждебноклассовой, поскольку шла наперекор существующей теории советской стратификации.
И все же при этом следует заметить, что на практике Москва всегда заигрывала с
кланами и опиралась на их силу, авторитет и влияние, считая их важными рычагами
управления регионами и контроля над народными массами. И в этом смысле она достигала
позитивных результатов. Такая политика была, кстати, характерна для взаимоотношений как
с Кавказом, так и с Центральной Азией. Колода национальных кадров всегда тасовалась
Союзным центром, и в нужный момент на игральный стол выбрасывались козыри –
представители тех региональных элит и группировок, которые могли удержать власть и
продолжать политику КПСС на местах. Это было важно, особенно в 1950-х годах, когда
сталинская форма управления претерпела значительные изменения под влиянием
хрущевской «оттепели», а также в связи с передачей части распределительных функций от
отраслевых хозяйств территориальным, это можно было считать какой-то формой
децентрализации и предоставления определенной экономической свободы регионам. То
есть теперь вся мощь государственного аппарата концентрировалась в горизонтальных
схемах – местных советах, исполкомах, производственных структурах. Это предопределило
важность и того, что представители кланов стремились теперь не только в сферы
государственного и общественного управления, но и в низовые структуры – в производства,
градообразующие предприятия, которые влияли на экономическую ситуацию в городах,
районах, областях и оперировали фондами и активами28. Теперь не министерства владели
26

Хотя некоторые эксперты утверждают, что С.Караматов продолжает поддерживать родной клан.
Республика Узбекистан в нынешних границах была образована в рамках национально-государственного
размежевания Центральной Азии коммунистической властью 29 октября 1924 года на базе территорий трех
государств - Кокандского ханства, Хивинского ханства и Бухарского эмирата, а также части Туркестанского
края царской России.
28
Тут стоит привести пример с Ахмаджоном Адыловым из Папского района Андижанской области. Будучи
руководителем местного Агропрома, он сосредоточил в своих руках производственные и финансовые активы,
27

12
всеми запасами региона, а местные органы власти и хозяйствования, правда, такая
политика продолжалась не столь долго. Но даже постхрущевский период не снизил степень
влияния союзно-национальных элит на текущие политические процессы, а при Леониде
Брежневе расцветающая союзная и республиканская коррупция стала мотором
нелегальных отношений кланов с правительственными и партийными органами, в
результате чего из официальной экономики всплыла ее теневая часть. Тем хуже было
положение в публичной сфере, тем сильнее проявлялись криминальные тенденции, тем
интенсивнее вторгались кланы и паразитические структуры в государственный аппарат и
разворовывали национальное богатство страны.
Безусловно, богатство региона также предопределяло социальную направленность
общества, особенно это было заметно в областях, где отмечались предприятия, занятые в
добыче и переработке золота, серебра, металлов, нефти и газа, именно там расцветали в
большей степени коррупционные схемы вывода в «тень» капиталов и финансовых средств,
происходили слияния интересов организованной преступности с местными элитными
группами и властью. Как отмечал эксперт Дмитрий Арапов, «являясь богатейшей по запасам
полезных ископаемых частью центральноазиатского региона (золото, полиметаллы, уран,
газ, нефть и т.д.), обладая достаточными агроресурсами, Узбекистан остаётся страной
острых социальных контрастов. Ему присущи типичные пороки государств афро-азиатского
мира: коррумпированность госаппарата, клановость, трайбализм, непотизм и, что особенно
важно, резкий разрыв между богатейшим меньшинством и беднейшим большинством
населения»29.
Израильский эксперт Леонид Левитин так описал тенденции клановости в
Узбекистане: «Авторитарность и авторитет первых секретарей послесталинской эры не
только поддерживались Москвой, но и опирались на традиционные общественные
структуры: кланы, региональные элиты. И хотя земляческие и прочие сепаратистские связи
публично резко критиковались, предавались, так сказать, политической анафеме, в
реальной жизни они имели очевидное политическое значение, поскольку отвечали
ментальности среднеазиатского общества. Модернизируясь, оно продолжало оставаться
традиционным обществом. Именно в этот период в Узбекистане стали развиваться сверху
донизу, на республиканском, областном и районных уровнях отношения клиентельной
зависимости, протежирование на основе земляческих и клановых связей, взаимной выгоды.
Причем нельзя упускать из виду: непотизм (в смысле покровительства своим людям) для
узбекского общества это совсем не то, что для западного. Во всяком случае, это явление не
отвергается народной моралью, а воспринимается как нечто само собой разумеющееся»30.
«Именно государственный социализм со своей жесткой плановой экономикой,
общественной (обезличенной) собственностью, централизованным распределением благ
стал благодатной почвой для существования и распространения вширь и вглубь
местничества и клановых отношений, – отмечал президент И.Каримов. – В СССР кланы и
местничество приобрели иное качество. Жесткость, а порой и жестокость,
централизованной плановой экономики, общественная собственность стали благодатной
почвой для их распространения. Роль распределителей материальных и других благ
фактически выполняли управленцы различного уровня и ранга. Именно их благосклонности
искали местные власти и руководители отраслей, предприятий, торговли.
Заветным словом, открывающим путь к тому или иному чиновнику, служила личная
рекомендация знакомого или близкого ему человека: родственника, друга, земляка. В свою
очередь, для сохранения и упрочения своей власти такой управленец нуждался в надежном
и лояльном ему окружении. Принцип личной преданности становился одним из критериев
его кадровой политики. Лейтмотивом звучали слова одного из персонажей русской
литературы: «Ну, как не порадеть родному человечку?!» Такая система отношений в
обществе, когда интересы отдельной группы людей или отдельных территорий доминируют
над общими, чрезвычайно порочна и опасна. Это ведет к росту социальной напряженности в
обществе, таит в себе угрозу государству – его стабильности, целостности, способности к
прогрессу. В советский период доминирования призрачных идей не раз происходили
имел сильное влияние на политическую сферу Узбекистана. С его авторитетом считался и первый секретарь ЦК
Компартии Шараф Рашидов, представитель Самаркандско-Джизакского тандема.
29
Перспективы развития современного Узбекистана. 17.02.2006. http://www.apn.kz/publications/article214.htm.
30
Левитин Л. Узбекистан: время перемен. http://biblioteka.org.ua/book.php?id=1121022196&p=16.

13
конфликты на почве столкновения клановых интересов. Они традиционно разрешались с
использованием мощного репрессивного аппарата, а пропагандистская машина оставляла
все происходившее за толстой занавесью умолчания»31.
Нужно заметить, что термин «клан» в узбекской политической среде стал
применяться с начала 1990-х годов, когда на волне независимости стали ярко обозначаться
региональные противоречия и устремления местных элит к сепаратизму и автономии. Уже
тогда становилось ясным, что центральной власти противостоят мощные территориальные
группировки, имеющие поддержку не только в местных сообществах, но и в государственных
структурах, политических партиях, движениях и объединениях. Более того, за кланами
стояли значительные финансовые и производственные активы, обеспечивающие им
экономическое могущество, криминальные группы, а также религиозно-экстремистские
организации.
Между тем, говоря о специфике кланов в общественной структуре, следует
подчеркнуть, что кланы в Узбекистане имеют определенные отличия от общепринятого
трактования32. Свободная энциклопедия «Википедия» обозначает: «Клан (гэльск. clann –
семья или потомство) – у кельтских народов, главным образом ирландцев, шотландцев и
валлийцев (уэльсцев), наименование рода (реже племени); позднее, в период разложения
родовых отношений – группы кровных родственников, потомков одного древнего рода,
носивших
имя
предполагаемого
родоначальника.
Отличительным
признаком
принадлежности к тому или иному клану у шотландцев является килт с характерным для
каждого клана рисунком (тартаном).
В современной этнографической литературе термин клан равнозначен термину род.
C другой стороны, клан как социоантропологический термин обозначает не все родовые
группы, а такие, которые ведут своё происхождение от мифического или легендарного
предка, точную генеалогическую цепочку к которому члены клана не прослеживают. Родовая
группа, члены которой ведут своё происхождение от реального предка, с которым все члены
группы прослеживают точное генеалогическое родство, обозначается как «линидж». Термин
клан также иногда употребляется применительно к мафиозным группировкам»33.
Кланы – это также термин, обозначающий большую семью. Бывший советник
президента Молдавии Виктор Дораш отмечал в этой связи: «Семья – это достаточно
условное определение некой группы, члены которой связаны финансовыми,
организационными, а также партийными и родственными узами и имеют доступ к высшим
властным рычагам... Фактически в дальнейшем события могут развиваться по двум
сценариям: выполнив свою миссию, упомянутая группа затем отойдет (будет отодвинута) в
31

Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса.
http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/6tom_5_5.htm.
32
Клан – это...
«1) у кельтских народов наименование рода, реже - племени; в период разложения родовых отношений - группа
кровных родственников, носивших имя предполагаемого родоначальника; 2) в современной литературе - род;
3) многочисленная система кровных и некровных родственников, поддерживающих постоянные социальные
контакты, действующих солидарно; может включать со всеми ответвлениями до нескольких тысяч человек. /
В.Добреньков, А.Кравченко. Социология. В 3-х томах;
«...родственная группа, выходящая за пределы одной семьи; типична для доиндустриальных обществ»;
«...галльское слово cland или clann, значить семя, а в более общем смысле - дети, потомство. В числе многих
других, оно служит для обозначения той родственной группы, которая лежит в основе родового строя
Ирландии и южной Шотландии. Отсюда это слово перешло в английский язык, сначала в более специальном
значении горного К., впоследствии означая вообще племенную или родовую группу. В наиболее древней своей
форме клановая система лучше всего может быть изучена на ирландских племенах. Ирландский род - tuath слагался из двух классов: 1) самих членов рода и 2) из разношерстного класса рабов, преступников,иностранцев
и их потомков». / Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауз, И.А.Ефрон.
Кроме того, существует понятие «перераспределительный клан» (redistributive chiefdom) - тип экономики и
политической системы в племенном обществе, где контроль над центральной казной объединенного
общественного имущества находится в руках «большого человека» или вождя. Согласно некоторым теориям,
такую форму политической системы можно рассматривать как предшественницу формирования собственно
государства (см. Салинс, 1972; Харрис, 1978). Ведь перераспределительные системы позволяют центру
накапливать ресурсы и использовать их для повышения собственного ранга, для содержания аппарата в виде
священников, солдат и ремесленников, а также для повышения власти и ранга вождя./ Д.Дэвид, Д.Джери.
Большой толковый социологический словарь, 2001.
33
См. Википедия.

14
сторону. Или она сумеет стать некой «разводящей силой», способной консолидировать
устремления различных структур на благо страны, обеспечив в конечном счете переход к
нормальному гражданскому обществу»34. Если кланы обладают экономическими ресурсами,
то их можно иногда рассматривать как некую общественную корпорацию, правляющей
социально-экономическими процессами на конкретной территории. Таким образом
корпоративность также лежит в основе формирования клановых групп.
Близкими к кровнородственным кланам являются понятия чеченского «тейпа»35,
казахского «жуза»36. Как пишет один из исследователей: «Интересен и термин «жуз»,
воспринимаемый многими как понятие «сотня». По В.В. Восторову и С.М. Муканову слово
«жуз» происходит от арабского «джуз» (часть, ветвь) и означает «часть» единого народа,
«связанного многими элементами географической, политико-экономической, языковой и
культурной общности». Иногда в устных генеалогиях термин «жуз» подменяется термином
«арыс» (три жуза соответственно подразделяются на «Ак-арыс», «Жан-арыс» и «Бек-арыс»).
Происхождение этого термина (означающего «дышло», «оглобля») очень древнее и
возводиться к Чингис-хану. Так, согласно «Тайной истории монголов» Чингис-хан передал
Ван-хану кереитскому: «Мы с тобой что две оглобли у кибитки», т.е. два столпа
древнемонгольского государства»37.
Иногда кланы путают с организациями, защищающими корпоративные интересы.
Например, еще в средние века в Европе функционировали цеха – форма организации
производства и собственности, имеющей внутренний устав членов, определяющей статус
каждого работника и четко отработанный менеджмент. Это были закрытые, изолированные
структуры, охранявшие себя от посягательств извне, стремились сохранить консервативный
регламент взаимоотношений. Однако благодаря им происходили технологические
изменения, которые вели к прогрессивной трансформации хозяйств и социальной
структуры. Более того, их экономическая сила и вместе с тем политическое влияние были
настолько велики, что даже носители короны устанавливали с ними определенные
отношения. Цеховые организации имели отраслевое отличие – были мастерские кузнецов,
портных, обувщиков, красильщиков, плотников, кораблестроителей, каменщиков и пр. В
городах существовали целые кварталы, где жили и работали члены цеховых организаций и
их семьи. Однако такая структура разложилась под влиянием промышленной революции.
Кроме того, существует в научном подходе и понятие касты38, которое близко и к
кланам, и к корпоративным структурам, но несет в себе несколько иное содержание. Однако
нужно понимать, что касты, хотя и замкнутые группы людей, обособившиеся вследствие
выполнения специфических социальных функций, наследственных занятий, профессий,
уровня состоятельности, культурных традиций и прочее, но они не всегда увязаны
территориально и не обязательно родственными связями, в некоторых случаях не бывает
общих руководящих органов или признанных лидеров. Например, офицерские касты (внутри
воинских подразделений обособлены от солдат), члены политических партий (обособлены
от членов конкурирующих политических партий), религиозные, а также не интегрированные
34

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1102041060.
Тейп (чечен. сл. «тайп») - средневековая территориальная община, единица родоплеменной организации
вайнахского народа, состоящая из нескольких родовых общин (союзов общин) и самоидентифицирующаяся
общим происхождением от конкретного лица (рода), рода занятий либо происхождения. Само слово «тейп»
происходит от арабского слова «тейфа» и означает «вид, род», оно стало употребляться в Чечне не ранее XVII
веке.
36
Жуз (казах. сл. «союз», из-за омонимии часто неправильно переводят «сотня») - традиционное деление
этнических казахов по следующим особенностям: 1) внутреннее региональное единство; 2) этническое
единство; 3) культурно-хозяйственная общность; 4) общность политического руководства. Всего жузов - три:
Улу жуз (Старший, или Большой, жуз), Орта жуз (Средний, или Срединный, жуз) и Киши жуз (Младший, или
Малый, жуз).
37
Родо-племенная труктура казахского народа. http://art-kaz.kz/auxpage_tribal_structure_kazakhs.
38
Каста (португ. casta - род, поколение, происхождение) - эндогамная группа людей, занимающая строго
ранжированное место в социальной иерархии, связанная с традиционными занятиями и ограниченная
социальной традицией в общении друг с другом. В той или иной форме признаки кастового деления имелись в
общественном строе многих древних и средневековых социумов (например, каста воров в Древнем Египте,
самураев в Японии и т.д.). Только в Индии кастовая организация сформировалась во всеобъемлющую
социальную систему. В современном обществе могут существовать определенные социально-классовые
группы, функционирующие по кастовым механизмам (от элитных до маргинальных).
35

15
национальные меньшинства (обособлены в силу приверженности к другой культуре), касты
футбольных болельщиков (обособлены от болельщиков других клубов), больные проказой
(обособлены от здоровых людей по причине заболевания). Хотя следует тут добавить, что
существует отдельное мнение социологов, что кастой можно считать союз племён и расу.
Известны торговые, жреческие, религиозные, корпоративные и другие касты.
Феномен кастового общества в той или иной степени наблюдается повсеместно, но
статус каст не всегда однороден и сопоставим. Можно сказать, что касты нашли широкое
развитие в Индии, хотя в Центральной Азии они не сложились в мощные общественные
группы. Скорее всего, они были выдавлены или ассимилированы под давлением
совершенно иных исторических и географических условий. В частности, в Узбекистане
главенствующими стали кланы – общественно-политические группы людей, увязанные
территориальными и экономическими факторами, а также родственными связями, и
имеющие относительно главенствующие структуры и признанных лидеров. Эти группы
имеют определенную идеологию, поддерживающую их единство и порядок, чаще
основанную на историческом прошлом, специфике ментальности, традиций, а также
программ по сохранению своей идентификации.
Следует привести мнение кыргызского эксперта Нарына Айыпа, очертившего понятие
клана: «Клан – это некое сообщество людей, которые чаще, чем другие, помогают и
поддерживают друг друга, особенно в кадровых вопросах, и непременно борются за влияние
и власть с другими кланами. Однако так действуют любые группы людей, например,
компания хороших ребят, которые борются с плохими парнями, но является ли такое
сообщество кланом? Сообщества людей могут быть открытыми или закрытыми. Если некая
группа – открытая, когда решения принимаются публично, а деятельность ее более или
менее прозрачна, ни о каких кланах речи быть не может – это просто команда министра,
партия единомышленников (пусть даже политическая), союз журналистов, организация
какого-либо договора или клуб любителей пива. Открытая группа не может быть кланом,
или, если строже, не может быть кланом в чистом виде. Мало того, что иметь общие
интересы – недостаточно, но не выполняется и необходимое условие –
конфиденциальность, поэтому, чтобы некий клан мог работать и быть при этом
эффективным, группа-кандидат должна быть закрытой и механизм принятия решений –
известен только им. То, что члены некой партии продвигают во власть своих однопартийцев
или других сочувствующих – обычная политическая практика, а не клановость»39.
Таким образом, клановость требует определенной латентности и соответствующей
подчиненности интересам сообщества. «Условие закрытости – необходимое условие, а
чтобы они функционировали, нужно выполнение и условия достаточного40 – жестко
структурированной иерархии и дисциплины, – добавляет там же Н.Айып. – Решение главы
(если лидер – один человек) или руководства (если руководит совет или другая некая
группа) клана должно быть законом для его членов, иначе клан неэффективен, а раз он
неэффективен, это и не клан, а дворовая команда».

39

Карл у Клары украл клан. Не вдаваясь глубоко в юго-северные лабиринты киргизской политики... 24.06.2009.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1245868860.
40
Не совсем ясная мысль, однако она показывает в принципе структурную суть кланов, - прим.А.Т.

16
Однако следует внести уточнение: отличие клана от землячества41 в том, что кланы
не просто подтягивают в правительственные органы своих соплеменников/земляков, а
претендуют на политическую роль, им нужна власть в государстве и обществе, они
подчиняют своей воле местное население, прибирают к себе экономические и
административные рычаги влияния. Делается это, чаще всего, скрыто, незаметно, но порой
прослеживается и публичность действий. Например, представитель Намангана
(Андижанский
клан)
Алишер
Усманов,
владелец
многих
промышленных
и
медиаучреждений42, является официальным миллиардером в России, проводит политику
поддержки Узбекистана, имеет тесные контакты с семьей И.Каримова. Многие эксперты
считают, что через этого человека также улаживаются взаимоотношения между диктатором
и региональной знатью, разрешаются межгосударственные и межхозяйственные проблемы.
Эксперты уточняют, что лишь с крупным капиталом и социальной поддержкой можно
претендовать на властные полномочия, а это в условиях восточного общества могут дать
только кланы. В свою очередь, кланы требуют соответствующей отдачи.
«Центральноазиатский племенной уклад основывается на принципе «Большой
семьи», – отмечает эксперт А.Мурзабулатов. – Лица, принадлежащие к одному племени,
объединяются ради защиты своих интересов и борьбы с внешними угрозами. Сплочение
людей по признаку кровного родства ведет к образованию устойчивых и эффективных
общественных группировок. Формирование данных группировок сопровождается
своеобразным разделением функций. Наиболее сообразительные и энергичные лица,
вместе со старейшинами, берут на себя ответственность за судьбу сородичей. Лидерам
кланов вменяется в обязанность обеспечение безопасности и отстаивание интересов своей
группировки. Таким образом, ответственные родовые вожаки становятся покровителями
простолюдинов, а родоплеменная структура получает наименование «патернализма» (от
латинского слова «патер», т.е. отец и покровитель)»43.
Узбекские кланы, возможно, сложились в более позднее время, чем принято
предполагать: так, некоторые эксперты считают, что они возникли в конце XIX - начале XX
веков. Их условием стало разложение средневекового общинно-феодального строя44 под
воздействием капиталистических процессов, в частности, благодаря царской России,
которая требовала от метрополий все больше сырья для промышленности. Это требовало
перестройки общественной структуры и формирования новых слоев населения
(пролетариата, научных кадров, экономистов), играющих не последнюю роль в регионе.
Большое влияние оказали технический прогресс, капитализация местной экономики,
создание индустрии и финансовых центров. Для мобилизации людских и материальных
ресурсов в Центральной Азии требовались политические и социальные рычаги воздействия,
и российские промышленники и администрация через местные влиятельные сословия
41

Землячество — это...
«...форма неуставных взаимоотношений, основанная на традициях поддерживающих земляческие связи.
Наиболее распространенные виды земляческих объединений военнослужащих срочной службы, основанные на
национальном признаке. Дискриминация военнослужащих по национальному, расовому, этническому и
религиозному признаку под понятие «Дедовщина» не подпадает, так как в данном случае не принимается во
внимание такой основной критерий «дедовщины» как разница в сроках службы между нарушителем и
потерпевшим. Это явление называется «землячество». (Википедия);
«..в России различные объединения лиц, уроженцев одного города, уезда, губернии (студентов, обучавшихся в
одном вузе или городе, солдат одной части и др.)». Большой энциклопедический словарь
/http://www.vseslova.ru/index.php?dictionary=bes&word=zemlyachestvo. Идентичный ответ дает и Словарь
исторических терминов А.Крюковских, 1998 г. ;
«...организация, объединявшая студентов-земляков с целью материальной и культурной взаимопомощи».
Толковый словарь русского языка Ушакова. / http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov /article/ushakov/081/us1109509.htm;
«...братство, общество; объединение, община». Словарь русских синонимов; Словарь синонимов Абрамова;
«1) Объединение земляков, уроженцев одной местности, страны, живущих в другой местности, стране. 2) устар.
Одно и то же для нескольких лиц место рождения, жительства». Словарь Ефремовой; Словарь Ожегова.
42
Генеральный директор ЗАО Газпроминвестхолдинг, советник председателя правления ОАО Газпром,
бывший генеральный директор МИФК Интерфин.
43
Мурзабулатов А. Да, азиаты, трайбалисты мы... Центральноазиатское политическое людоедство. 19.09.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1127115600.
44
Считается, что на территории Центральной Азии был азиатский способ производства, имеющий отличия от
феодализма и рабовладельчества.

17
сумели за короткие сроки добиться результатов – подвассальные территории пошли по
капиталистическому пути развития. Регионы, потерпевшие быстрые социальные
трансформации, экономически окрепли и были более сильны, чем другие. Это позволяло
местным сообществам ощущать свое превосходство над другими, и они уже требовали
политических прав на власть и гарантии своего статуса. Так сложились региональные
кланы.
Также следует сказать, что основы кланового деления общества были заложены в
традиционном общинном хозяйстве, которое часто воспринималось учеными как один из
типов азиатского способа производства. По мнению экономиста Игоря Березина, «способ
производства, при котором основные экономические решения принимаются в соответствии с
жестко заданными извне (по отношению к производителю) законами, традициями и
обычаями, но это делается централизовано – государственными органами, которые
стремятся полностью контролировать не только распределение и потребление, но и само
производство, как необходимого, так и прибавочного продукта, а иногда даже и
воспроизводства самого работника, получил название «азиатского», или командноадминистративного»45. Данный общественный строй в классическом понимании отличался
от рабовладельческого или феодального, поскольку основу их функционирования
составляла община, именно в этом и была специфика Востока. В общинной системе
монополия экономики46 привела и к монополии политики.
Нужно отметить, что сущность азиатского способа производства связана с общей
спецификой материально-производственных условий деятельности людей в некоторых
регионах мира, а именно:
- наличие особого типа общественного разделения и кооперации труда, требующие
координации производства в больших масштабах (например, долины рек, на территории
которых возникли первые земледельческие цивилизации);
- ограниченность в ресурсах (природных, материальных);
- наличие достаточного трудоресурсного потенциала.
Данная экономика основывалась на системе тождества, нераздельности власти и
собственности. Поэтому ее еще называли системой «власть-собственность», что особенно
проявлялось в централизованном хозяйстве. Однако необходимо добавить, что
государственная система, основанная на азиатском способе, стремилась к автаркии, то есть
самоизоляции от других систем, к захвату жизненного пространства, построению империи.
Именно в этом прослеживались тенденции территориальных кланов.
Как было сказано выше, при данном способе производства особую роль играла
община, которая сама по себе была монолитной и прочной. В общине практически не было
частной собственности на средства производства, порой и на предметы потребления, и
любой индивидуум входил в систему коллективных взаимоотношений. То есть все, чем
владел человек, что он собой представлял, было опосредовано коллективом. И это важное
обстоятельство наложило отпечаток на все социально-экономические отношения в
государстве. Понятие азиатского способа позволяет оценить общественные процессы в
Узбекистане и осознать специфику кланового деления, ибо клан в упрощенной форме – это
мини-государство, община, махалля с определенными формами управления и контроля,
которой принадлежит территория и которая распределяет все ресурсы в коллективных
(корпоративных) интересах. Однако азиатская система не была идентичной социализму,
хотя в некоторой степени была схожей по некоторым функциям47.
45

Краткая история экономического развития. Москва, Русская деловая литература. 1999, стр. 41.
Государство на Востоке возникло не только при отсутствии частной собственности. Более того, оно
выступало в качестве ее альтернативы. Государственная собственность на землю сочеталась с системой
сельских общин, что давало возможность нормально функционировать этой структуре. Конечно, это означало,
что власти противостоял не отдельный крестьянин или ремесленник, а демократически организованная община,
которая охраняла и представляла интересы своих членов перед государством. В некоторых странах отдельные
общины сохраняли значительную автаркию даже после образования государства (примером может служить
Африка). Поэтому сама центральная власть, стоящая во главе «конгломерата отдельных общин», принимала
деспотическую, единодержавную форму. Эти отношения собственности предполагали особые формы
присвоения прибавочного продукта. Иначе говоря, эксплуатацию общин и общинников государством путем
присвоения земельной ренты с широким использованием методов внеэкономического принуждения.
47
Известно, что при административно-командной системе социальное расслоение общества близко к кастовобюрократическому строю азиатских деспотий, где правящая элита определяет статус отдельных его слоев.
46

18
Таким образом, общественное разделение труда, основанное на земледельческой
общине, в условиях азиатского способа производства предполагало наличие хозяйственной
централизации, которая регулировала бы эту простую кооперацию труда в больших
масштабах для осуществления работ по борьбе со стихией на больших территориях.
Отсюда возникновение сильной централизованной государственной власти, выступавшей
часто в форме «азиатской деспотии» с назначаемыми на определенное время и
сменяемыми чиновниками и развитой бюрократией. Интересы отдельного человека
полностью подчинялись интересам малой группы (семьи, общины, трудового коллектива), та
– большой группе (слоям, классам, кастам), последние – государству. Оно осуществляло
тотальный контроль над поведением и даже образом мыслей каждого гражданина, жестоко
подчиняя своим целям48..Это также наложило свой отпечаток на религиозно-этические и
мировоззренческие нормы, выработало стереотип поведения, заключающийся в отторжении
чужого и защите ближнего. Нужно добавить, что эти формы сохранились и по сей день,
отличая страны Востока, в том числе и Средней Азии, от европейских авторитарностью
режимов. Поэтому, говоря о социальной стратификации Узбекистана, следует отталкиваться
от клановой дифференциации общества и борьбы регионов с целью собственной
выживаемости.
Некоторые эксперты отслеживают клановую структуру республики в различиях и
особенностях, в частности, Максим Оленев в своем анализе указывал: «Узбекские кланы
отличаются от кланов Казахстана и Азербайджана. В Казахстане кланы сформированы на
основе родоплеменных связей; все казахское население делится на три жуза, каждый из
которых состоит из нескольких родов. В Азербайджане кланы, так же как и в Узбекистане,
сложились по территориальному принципу. Однако в Азербайджане это явление
практически совпадает с понятием землячество. Представитель другой национальности, как
правило, не может быть членом клана»49. Специфика же Узбекистана проявилась в том, что
национальность ушла на второй план для региональных элит: в нынешнем состоянии к
кланам относятся и русские, и татары, и корейцы, и евреи, которым близки понятия
трайбализма и которые придерживаются тех правил игры, что сложились в обществе и в
государстве50. В кланах просматриваются черты преданности и профессионализма,
реализация общих целей и защита интересов. В ответ кланы продвигают по службе,
материально стимулируют и обеспечивают относительно стабильную жизнедеятельность.
С другой стороны, не является главным и принадлежность к аристократии – «белой
кости» («ок суяк»). Лидерами кланов могут стать люди из бедных слоев населения,
безродные и незнатные51. Аристократия не обеспечивает особого статуса, хотя при
расстановке кадров учитываются их корни52, к примеру, по данным С.Абашина, таким
знатным по роду являлся председатель Конституционного суда Бахидир Ишанов (1995-1996
годы). В большей степени учитываются заслуги перед региональным сообществом,
возможности предоставлять защиту от репрессий центра и обеспечивать инвестиции в
местную экономику. Речь даже может идти и об организованной преступности. К примеру, в
Лишение места в этой правящей структуре означает одновременно и лишение многих материальных и
социальных привилегий.
48
Шумпеттер Й. Капитализм, социализм, демократия. Москва, 1992, стр. 56.
49
Оленев М. Роды и кланы Средней Азии. Каримовы, Рахмоновы, Ниязовы... (обзор). 11.12.2006.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1165821120.
50
Фактами такой «интернационализации» кланов служат примеры того, что в составе Ташкентского клана были
Виктор Чжен - вице-премьер и председатель Госкомимущества; Фен - экс-хоким Ташкентской области и посол
Узбекистана в Республике Корея; Валерий Тян - экс-глава агентства «Узавианадзор» и глава национальной
авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари»; Вячеслав Голышев - экс-вице-премьер, экс-министр экономики,
госсоветник; Изидор Кочмарик - председатель комитета Законодательной палаты Олий Мажлиса.
51
Примером может служить тот же президент Ислам Каримов, который долгое время вообще воспитывался в
детском доме при живых родителях.
52
В частности, эксперты отмечали: «Какая-то часть “ок-суяк” осталась в сфере политики. Наиболее известный
случай - Бузрук Ходжа Усманходжаев по прозвищу Ишан-бува, который боролся с басмачами, возглавлял
Ферганскую область (1942-52), а потом (1952-77) был начальником Управления эксплуатации Большого
Ферганского канала. Его сын - Ином Усманходжаев возглавлял исполкомы Наманганской, Андижанской
областей, с 1978 г. был председателем Президиума Верховного Совета Узбекской ССР, а после смерти Шарафа
Рашидова в 1983 г. занял высшую должность - Первый секретарь ЦК Компартии Узбекской ССР, в которой
находился до 1988 г., когда его арестовали за подозрения во взяточничестве»./ http://tazar.kg/news.php?i=2523.

19
начале 1990-х годов в Ферганской долине действовали различные отряды, которые хотя и
были призваны решать вопросы правопорядка, однако, по сути, были бандформированиями
с религиозными установками. В их числе такие группы как «Адолат», «Ислом лошкарлари»,
«Товба», «Одамийлик ва инсонпарварлик», некоторые из них затем участвовали в
гражданской войне в Таджикистане на стороне оппозиции. Такие лидеры как Джума
Намангани53 и Тохир Юлдаш позже организовали экстремистскую организацию «Исламское
движение Узбекистана», которая базировалась на территории Афганистана54 и совершила
серию террористических акций в Узбекистане. По некоторым сведениям, ИДУ представляла
интересы Андижанского клана55, поскольку именно на территории Ферганской долины
планировалось создание исламского халифата или государства ФАНО (аббревиатура от
Фергана, Андижан, Наманган, Ош).
По другим версиям, кланы возникли при национально-государственном
размежевании Центральной Азии, когда на базе Кокандского и Хивинского ханств,
Бухарского эмирата, а также Туркестанского генерал-губернаторства России и казахских
ханств были созданы советские республики, в числе которых был и Узбекистан56. Такого
мнения придерживаются эксперты Центральноазиатского агентства политических
исследований: «Развитие политической элиты Узбекистана как таковой фактически
началось с образования в 1924 году Узбекской ССР. До этого времени узбеки хотя и
существовали как этнос давно, но не имели своей государственности»57.
То есть, это были 1920-е годы, период незаконченных капиталистических
преобразований и взятого курса на социализм. Практически это был новый перекрой
региона, населения; прежде жившие под разными государственными образованиями и
политической платформой, они оказались интегрированными в одно целое. Но если
политико-административная часть государственного строительства прошла более-менее
успешно58, то психологически и социально люди были разобщены – узбеки и таджики как
нации не успели сформироваться. В Узбекистане оказались люди, имеющие языковые и
53

Джума Намангани считается выходцем из «ок суяк», и за ним стояли религиозные авторитеты.
Позже она свои базы разместила в Пакистане, Южном Вазиристане, вступая в конфликты с местными
племенами. ИДУ воевало на стороне движения «Талибан» против войск антитеррористической коалиции. По
данным американцев, в одном из боев был убит Джума Намангани.
55
По другим версиям, Д.Намангани и Т.Юлдаш вступили в сговор с представителями СамаркандскоДжизакского тандема, когда И.Каримов осенью 1998 года начал чистки в Самарканде и Навои, в центральных
органах управления, отсекая этот клан от ключевых позиций. В ответ на устранение от власти И.Джурабекова
тандем содействовал ИДУ в реализации преступных намерений, и 16 февраля 1999 года прогремели взрывы в
Ташкенте. Намек был понят, и И.Каримов вернул «серого кардинала» во власть.
56
В контексте образования региональных кланов следует рассматривать исторический процесс формирования
самой республики в рамках нынешних границ. После Великой Октябрьской социалистической революции 7
ноября 1917 года в Петрограде, Россия, Туркестанское генерал-губернаторство было преобразовано в
Туркестанскую Автономную Советскую Социалистическую Республику, в состав которой вошли земли
Кокандского ханства (в том числе и Ташкент). В феврале 1920 года в Хорезмском ханстве и Бухарском Эмирате
произошли революции при поддержке Красной Армии, в результате чего были образованы Хорезмская и
Бухарская Народные Советские Республики, а в 1923 году они вошли в состав СССР. 26 августа 1920 года
значительная часть Туркестанской АССР была преобразована в Киргизскую АССР в составе РСФСР. 14
октября 1924 года была образована Таджикская АССР в составе Бухарской ССР, а также выделена КараКиргизская автономная область (нынешняя Киргизия) в составе Киргизской АССР (нынешний Казахстан).
27 октября 1924 года были официально образованы Узбекская ССР и Туркменская ССР. В состав Узбекской
ССР вошла Бухарская ССР вместе с Таджикской АССР и одной из трех областей, на которые разделили
Хорезмскую ССР. Другая треть Хорезмской ССР была преобразована в Каракалпакскую АО в составе
Киргизской АССР. А оставшаяся треть была преобразована в Туркменскую ССР.
Первой столицей советского Узбекистана в 1924 г. стал Самарканд. В 1930 столица перенесена в Ташкент.
1 февраля 1926 года Кара-Киргизская АО была выделена из состава Киргизской АССР и преобразована в
Киргизскую АССР, в то время как оставшаяся часть бывшей Киргизской АССР превратилась в Казахскую
АССР. 16 октября 1929 года из состава Узбекской ССР была выделена Таджикская АССР и преобразована в
Таджикскую ССР, которая 5 декабря 1929 года вошла в состав СССР.
5 декабря 1936 года Киргизская и Казахская АССР были выделены из состава РСФСР и официально вошли в
Союз ССР на правах ССР, а также Каракалпакская АО была присоединена к Узбекской ССР на правах
автономной ССР.
57
Элита Узбекистана. http://www.compromat.info/main/karimov/elita.htm.
58
Территориальные границы республик Центральной Азии менялись практически до 1960 года, причем они
порой менялись по соглашению приграничных хозяйств, а не по согласованию правительств.
54

20
ментальные отличия, и они продолжали цепляться за то, что укоренилось в их памяти и
привычках – прежние территориальные деления. Базой для клановости стали традиционные
формы общежития – махалли. Вот что пишет о феномене «махалля» эксперт Василий
Демьянов: «Люди, живущие в махалле или кишлаке, связаны узами, подчас более крепкими,
чем родственные, поскольку многие семьи живут по соседству на протяжении нескольких
поколений. Традиции общежития накладывают очень глубокий отпечаток на сознание
каждого индивидуума, ставя коллективное значительно выше личного. Жизнь каждого
узбека от рождения до самой смерти регламентируется махаллинским сообществом.
Каждый обязан вносить свой вклад в жизнь махалли, и каждый вправе рассчитывать на
поддержку в различных жизненных ситуациях. Люди делегируют часть своих прав
сообществу, получая взамен защиту своих семей от различных жизненных коллизий. В
некотором приближении махаллю можно считать своего рода коммуной, только с
азиатскими особенностями»59.
При этом эксперт делал специфическое уточнение, позволяющее определять
лидерство в кланах: «Авторитеты махалли способны повлиять даже на матримониальные
отношения. В некоторых ситуациях выбор молодых может быть не одобрен – чаще всего
люди вынуждены подчиняться, иначе могут быть с позором изгнаны из махалли, что в
условиях Узбекистана является жизненной катастрофой. Неформальный лидер махалли
значит для каждого живущего в этом сообществе гораздо больше, чем любой представитель
официальной власти. Ислам Каримов, президент Узбекистана, был вынужден пойти на то,
чтобы налоговыми инспекторами становились именно эти люди, так как другой возможности
улучшить налоговое администрирование просто не было. Очень характерно, что, с точки
зрения махалли, имеет значение то, как человек ведет себя по отношению к своему
сообществу, но по отношению к «чужакам» критерии добра и зла сильно изменяются. Клан
будет бороться за каждого своего члена, имея взамен безусловную преданность интересам
клана. Не случайно на подавление андижанцев были брошены элитные части из Ташкента.
Местные власти просто не могли поднять руку на своих, тогда как выходцы из других
регионов хладнокровно выполнили приказ и расстреляли митинг…»60
Близко к данным тезисам и мнение Сергея Бирюкова, который отмечал, что «в жизни
народов центральноазиатского региона трудно переоценить значение низшего, базового
уровня самосознания и общественных отношений, то есть системы субэтнических,
родственных, клановых, патрон-клиентарных связей. Например, у узбеков ячейкой общества
является махалля (городской район), организованный как община с элементами
самоуправления, а в сельской местности – кишлак. В рамках остающихся и сегодня по
преимуществу традиционными среднеазиатских социумов кланово-земляческие институты
играют ключевую роль в процессах социализации, идентификации и решения практически
всех вопросов на местах. Советская власть, формально игнорировавшая традиционные
структуры центральноазиатских социумов, из прагматических соображений во многом
способствовала укреплению кланового самосознания. В результате авторитарноиерархическая советская система слилась с традиционной схемой общественных
отношений, основанных на коллективистской солидарности и повиновении «старшим»61.
В итоге после национально-государственного размежевания Центральной Азии в
Узбекистане сложились крупные кланы, которые формировались как группы, сохраняющие:
- традиции, быт и культуру регионов (экс-государств), языки и религии от
ассимиляции;
- экономические отношения и уклад, право на собственность, ресурсы,
обеспечивающие стабильность производства и благополучия;
- общественно-политические отношения между слоями населения, а также
продвижение своих интересов и их защиту;
- территориальное и производственное единство (например, земледелие или
скотоводство, ремесло или торговля), сплоченность и относительную этническую
однородность населения;
59

Демьянов В. В ЦентрАзии революций, подобных украинской или грузинской, быть не может. 16.06.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1118897880.
60
Там же.
61
Элиты-клиентелы как ключевой фактор политического развития центральноазиатских государств. 18.03.2003.
http://old.russ.ru/politics /20030318-bir.html.

21
- идентификацию как особого отличительного от других сообщества и претензии на
привилегии от союзного и республиканского центров.
Практически получалось, что на тот момент сформировались три крупные
общественные группы на территориальной основе:
- Хивинского ханства62 – хорезмский клан, включающий в себя Хорезмскую область и
Каракалпакстан;
- Бухарского эмирата63 – персоязычное население, проживающее на территории
Бухарской, Самаркандской, Навоийской и Джизакской областей, – Самаркандско-Джизакский
тандем;
- Кокандского ханства64 – узбекскоязычное население Андижанской, Наманганской и
Ферганской областей – Андижанский клан.
Однако это не все, процессы протекали и дальше. На базе Туркестанского генералгубернаторства и части казахстанских ханств сформировался Ташкентский оазис, который
включал в себя Ташкентскую и Сырдарьинскую65 области – так сформировался Ташкентский
клан. Чуть позднее на территории Сурхандарьинской и Кашкадарьинской областей появился
Сурхандарьинский клан. Самаркандско-Джизакский тандем имел сильное языковое и
ментальное отличие от тюркских кланов республики, и это породило в какой-то степени
недоверие и противостояние друг другу. Этносоциальный аспект наложился на
взаимоотношения регионов и в борьбе за места в центральных органах власти. С
отделением Таджикистана от Узбекистана в 1920 годах в качестве самостоятельной
республики (ранее она была автономной республикой – прим. автора) эти противоречия
усилились, но протекали скрытно.
Эксперт Иннокентий Адясов считает, что «наиболее крупные и мощные родоплеменно-земляческие
образования
(кланы)
это:
«ферганцы»,
«самаркандцы»,
«ташкентцы». Есть более мелкие кланы (сурхандарьинский, хорезмский, каракалпакский), но
они не играют самостоятельной роли.
1. «Ферганцы», историческая преемственность от элит Кокандского ханства
(андижанцы и особенно наманганцы считаются наиболее исламизированными и
традиционными, собственно ферганцы - напротив, несколько более европеизированными);
2. «Ташкентцы» - старые торговые фамилии местных «ходжей» и их потомков. Ходжи
- в ЦентрАзии это вообще не духовное звание, а клановая привилегированная группа с
элементами сословно-кастовой обособленности.
3. «Самаркандцы» (и родственные им «джизакцы»). Наиболее «неузбекское» по
своей этнической основе образование. Потомки состоятельных арабов, таджиков,
персов-«ирони» и даже казахов в лице обузбеченных кипчаков»66.
По мнению других экспертов, кланы формировались на территориально-родовой и
политической основе, и не всегда границы их сообществ совпадали с административным и
областным делением республики67. В основе их лежали претензии на природные богатства,
то есть на минеральные и сырьевых ресурсы, производственные мощности, объемы
которых не укладывались теперь в четко очертенные территории, где проживало население.
Вода, пастбища, рудники, посевные площади, флора и фауна – все это составляло
экономическую мощь региональных сообществ, имеющих общую историю, быт и уклад
жизни. Исходя из таких предпосылок, сформировались кланы, охватывающие регионы, по
географическим названиям которых и получили свои названия:
- Северный клан (Каракалпакстан и Хорезмская область) – нефть, газ, водные и
рыбные ресурсы;
- Центральный клан (Бухарская, Самаркандская, Джизакская, Навоийская,
Сырдарьинская области) – нефть, газ, золото, уран, металлы, хлопок, шерсть, легкая
промышленность;
62

Часть территории перешла Туркменской ССР.
Часть территории перешла Таджикской ССР.
64
Часть территории перешла Киргизской ССР, Таджикской ССР и Казахской ССР.
65
Часть территории отошла к Джизакской области.
66
Иннокентий Адясов: Кто станет преемником Ислама Каримова? 2.09.2010. http://regnum.ru/news/fdabroad/uzbek/1321115.html.
67
Такое мнение было высказано политологами на одной из конференций в Ташкенте в 2005 году. ФИО
выступавших А.Таксанов не запомнил.
63

22
- Южный клан (Сурхандарьинская и Кашкадарьинская области) – газ, нефть, хлопок,
добывающая отрасль;
- Восточный клан (Ташкентская, Андижанская, Наманганская, Ферганская области) –
металлы, нефть, электроэнергия, тяжелая и легкая промышленность, транспортные
коммуникации в северные направления (основной массив зарубежных грузоперевозок).
Эксперты утверждали, что в индустриальном смысле самым мощным считается
Северный клан, изначально обладающий статусом столицы – это политический и
экономический центр республики. Статистика также обуславливала этот довод: в 2003 году
75% промышленно-производственного потенциала сосредотачивалось в Ташкенте,
Ташкентской, Ферганской, Наманганской областях, а также в Навоийской и Кашкадарьинской
областях (то есть территорий Центрального и Южного кланов). В 1991 году на долю этих
регионов приходилось 57,7% промышленно-производственного потенциала. Таким образом,
за десять лет эти кланы перетянули в свои регионы основную часть инвестиций из
государственного бюджета и иностранных вложений, чем усилили противоречия между
собой.
Следует также отметить другую особенность текущего экономического положения: за
1991-2002 годы высветилась тенденция, когда снижалась доля обрабатывающих отраслей и
увеличивалась доля добывающих. Это говорило о том, что регионы больше предпочитали
торговать сырьем, чем конечной продукцией. Мотивация лежала на поверхности: такие
ресурсы как золото, нефть, газ, хлопок, химические соединения, металлы были ликвидными
на мировых и региональных биржах, тогда как с готовой продукцией нужно было
преодолевать десятки барьеров в виде квот на ввоз, экспортных ограничений, высоких
таможенных и налоговых ставок, конкурентной борьбы, соответствии по качеству и т.д. Это
требовало значительных усилий и выработки стратегии, тогда как это было невозможно при
постоянной пертурбации на местах властвующей элиты. В итоге сложилось, что основная
добывающая индустрия – это 82,9% – сформировалась в трех областях: Кашкадарьинской
(20,5%), Навоийской (39,2%) и Ташкентской (23,2%). То есть в этом отношении мощь
концентрировалась у Центрального клана, и с этим приходилось считаться другим
региональным элитам. В итоге сферы, контролирующие ресурсы, всегда находились в руках
у выходцев из Самарканда, Бухары, Навои. Тут уместно мнение Анатолия Таранцева,
утверждавшего, что «Национальная общность – не единственный (хотя и значимый) фактор,
влияющий на то, как складывается сотрудничество узбекистанских таджиков с другими
родоплеменными кланами. Многое определяется доступом к финансовым ресурсам. При
этом «авлод» является более гибким, чем строго территориальный узбекский клан. Ведущие
представители таджиков, опираясь на поддержку своего «авлода», становятся во главе той
или иной отрасли экономики, распространяя влияние представляемого ими сообщества и
укрепляя его финансовую мощь. Кадровая политика в республике целиком определяется
борьбой между кланами и «авлодом», во время которой узбекские кланы не всегда выходят
победителями»68.
Кланы были заинтересованы в перетягивании к себе иностранных и национальных
инвестиций, и поэтому складывалась определенная диспропорция. В частности,
значительная часть средств направлялась в высокоурбанизированные территории: так, в
2003 году только в столицу поступило 24,0% всех инвестиций, в Кашкадарьинскую – 16,0%,
тогда как в Сырдарьинскую – 1,5%, Джизакскую – 2,3%, Наманганскую – 3,8%. Эксперты
объясняли такую ситуацию тем, что в Министерстве финансов и Министерстве экономики –
органов регулирования финансовых и матриальных потоков – с начала 2000-х годов стояли
представители Восточного клана. Наличие в Министерстве внешних экономических связей,
инвестиций и торговли выходцев из этой региональной элиты также обусловило
нерациональное распределение иностранных капиталов: 41,5% было направлено в
Ташкент, 9,7% – в Андижанскую, 5,9% – Ташкентскую и 5,7% – Ферганскую области, тогда
как в Навоийскую – 8,2%, Кашкадарьинскую – 9,8%. То есть Центральный и Южный кланы
получили не так много, исходя из сравнений территорий.
Однако в территориальном плане многие кланы располагают значительными, но пока
не востребованными природными ресурсами. Так, в Каракалпакстане не используется 65,5%
минерально-сырьевых и топливно-энергетических активов, в Кашкадарьинской области –
63,5%, Ферганской – 62,0%, Наманганской и Ташкентской – 54,0%, Сурхандарьинской и
68

Таджики в Узбекистане: бросок к власти. Часть 1-я. 02.09.2009. http://www.zonakz.net/articles/26326.

23
Навоийской – 50% месторождений. Эксперты полагают, что это проявляется в связи с
нежеланием кланов делиться своими природными богатствами с центральной властью.
Историко-политический опыт данных сообществ демонстрировал, что центральная власть
использовала ресурсы регионов для своих целей. То есть стоящие у власти кланы
хищнически потребляли активы других территорий, свои же стремясь законсервировать для
будущих поколений и усиления своих позиций. Так, например, случилось с Каракалпакским
кланом, потерявшим важный источник своей жизнедеятельности – Аральское море. Ресурсы
– это козырная карта кланов. Именно это и мешает интеграционным процессам. Как
отмечают эксперты, к слову, из Центра экономических исследований, «практически не
развита межрегиональная экономическая интеграция; почти нет совместных проектов и
договоров по совместному использованию ресурсов и производственной инфраструктуры,
смягчению экологической напряженности, решению социально-экономических проблем
между регионами»69.
Диспропорция развития определялась из-за этих проблем, а также из-за большого
объема теневой экономики, которая вымывала из официального оборота значительные
средства и этим самым подрывала самостоятельность местной казны. Так, из 14 регионов
республики в шести (Республика Каракалпакстан, Андижанская, Наманганская, Джизакская,
Сурхандарьинская, Хорезмская области) доходы местных бюджетов (с учетом нормативных
отчислений от общегосударственных налогов) не покрывали их расходов70. В связи с этим
центральное правительство вынуждено было дотировать эти регионы, что делало их
зависимыми от столичного клана. Безусловно, это вызывало точечные удары
правительства, в частности, в последние годы именно в этих областях президент И.Каримов
делал перестановки в хокимиятах и местных структурах власти (отраслевых). Недовольство
вызывалось тем, что, располагая значительными ресурсами, регионы не предпринимали
особых действий по снижению объемов теневого бизнеса, на котором формировалась мощь
местных элит. Не следует отрицать и того, что местные органы власти сами черпали
жизненные силы из «колодца» противоправных операций, естественно, больше для
удовлетворения собственных нужд. Смещая руководство области, глава государства
надеялся, что новый назначенец изменит тенденции к лучшему и обеспечит наполняемость
местного бюджета и увеличит, между делом, и размеры теневых поступлений в
центральные органы.
«В каждом из регионов сложился и свой тип политической элиты, объединенной в
соответствующие кланы... Каждая из региональных элитных групп Узбекистана имеет
отличные от других этнокультурные особенности, – отмечал кыргызский эксперт Александр
Князев. – Дело в том, что процесс формирования узбекского этноса проходил в условиях
отсутствия единой национальной государственности, будучи разделен между Кокандским и
Хивинским ханствами и Бухарским эмиратом. Шло смешение целого ряда различных
этносов (тюрок, арабов, персов, монголов, евреев и т.д.), заодно шла ассимиляция ряда
локальных групп родственных узбекам народов (каракалпаков, казахов, киргизов, таджиков,
туркмен, уйгуров), оказавшихся на территории компактного проживания формирующегося
узбекского этноса. Иногда даже современных узбеков пытаются разделить на две основные
группы: так называемых «чистых» узбеков, проживающих преимущественно в Ферганской
долине, и «ассимилированных», живущих в основном в бассейнах рек Кашкадарьи,
Сурхандарьи и нижней Амударьи.
В силу региональных различий внутри узбекского этноса нет единства. Такое
положение дел естественно отразилось на политической элите, внутри которой постоянно
идет жесткое соперничество представителей разных регионов. В жестко централизованной
системе власти региональные элиты чувствуют серьезное ущемление своих прав и
интересов. Среди отдельных представителей местной элиты в Коканде, Бухаре,
Самарканде и Каракалпакии наблюдаются сепаратистские настроения. И, будучи
отторгнутым элементом своего клана, политический деятель в Узбекистане не может
рассчитывать на политическую карьеру. Это явление продолжает отражать специфику
69

Рабочий доклад «Основные направления реформирования местных органов государственной власти в
Узбекистане, 2004/2007», ЦЭИ-ПРООН, Ташкент, 2005, стр. 12.
70
То есть получалось, что практически весь Северный клан, 50% Восточного и Южного, 1/5 Центрального
кланов находились в зависимости от Министерства финансов, где в последние годы руководителями были
представители Ташкента.

24
национальной самоидентификации, формирования узбекской нации, отражаясь, в том
числе, и на процессах, происходящих в среде оппозиции»71. Так оно и было: для
продвижения по службе требовалась поддержка определенной группы, без нее человек был
обречен на топтание на месте или потерю работы72.
«Региональная общность – не единственный (хотя и значимый) фактор, влияющий на
то, как складывается сотрудничество между отдельными лицами, – так считает эксперт
Андрей Грозин. – Многое определяется доступом к финансовым ресурсам, и подобные
группы являются более гибкими, чем строго территориальный клан. Ведущие представители
кланов, опираясь на поддержку своей региональной группы, становятся во главе той или
иной отрасли экономики, распространяя влияние представляемого ими клана и укрепляя его
финансовую мощь. Кадровая политика в республике целиком определяется борьбой между
кланами»73. Безусловно, отраслевой потенциал мог усилить экономическую силу региона, в
связи с чем предпринимались попытки «захватить» ключевые посты в министерствах и
ведомствах, а также на градообразующих предприятиях.
Приходилось слышать и другие экспертные мнения, согласно которым, к примеру,
кланы образовывались именно в советский период, как попытка защиты нации
(народностей) от русификации и размывания культурной и этнической самоидентификации в
процессе втягивания узбекско- и персоязычных территорий в интеграционные процессы с
чуждыми по ментальности и образу жизни общественно-государственными образованиями.
То есть вначале это были отношения капиталистического характера, когда царская Россия
использовала национальные окраины в качестве сырьевых придатков промышленных
европейских зон, а затем социалистического, когда новая коммунистическая власть
насильственно ломала прежние уклады хозяйствования и традиции, насаждая мораль и
нравственные ценности иного порядка. Особую роль в этом сыграли индустриализация,
коллективизация аграрного сектора, смещение от политики института религии. В тот момент
кланы стремились сохранить лицо общины и этноса, группируясь в особые социальные
группы. Внешне они проводили реформы, но в действительности тормозили их и
подстраивали политические установки к реалиям местных жителей. Чтобы обеспечить
безопасность, они внедрялись в институты управления и контроля. С такой версией тоже
можно согласиться, поскольку в целом она дополняет иные, которые уже рассматриваются
аналитиками в качестве основных при изучении современных политических тенденций в
Узбекистане.
В последнее время появилась трактовка кланов как обособленной экономической
группы, стремящейся сконцентрировать в своей собственности основные активы территории
– финансы, банки, торговлю, производство, обслуживание, образование, здравоохранение,
учет и статистику ресурсов. Это делается путем покупки контрольных пакетов акций
предприятий, создания фирм и организаций, имеющих монопольное право или обладающих
монопольным статусом на ту или иную деятельность, занимающих монопольную нишу на
рынке товаров и услуг. Этническое или социальное происхождение не играет никакой роли
для этой группы, для них главным являются профессионально-технократические стандарты
личности, и именно по таким критериям происходит отбор в клановую структуру (например,
технократами называют вице-премьера Рустама Азимова74 или экс-министра иностранных
дел Садыка Сафаева). Члены продвигают друг друга по вертикали и горизонтали, чтобы
расширить экономическую экспансию, прибрать больше ресурсов, вступают в союзы или
ассоциации с другими группами (власти, пресса, оппозиция, криминал) для укрепления
71

Князев А. Причины узбекского бунта - наркотики и клановость, а не исламизм. 19.05.2005.
http://www.kreml.org/opinions/86990767.
72
В качестве примера А.Таксанов хочет привести свою работу в МИДе, где без «связей» невозможна была
карьера, и поэтому в 1998 году он вынужден был уйти с дипломатической службы.
73
Грозин А. Наследники Тамерлана: клановая система Узбекистана.
http://www.analitika.org/article.php?story=20060102022117762.
74
7 мая 2008 года, американские дипломаты обращаются к личности Р.Азимова. В каблограмме «Странные и
противоречивые события: подготовка почвы для передачи президентской власти в Узбекистане» посол Ричард
Норланд пишет: «Господствующим мнением является то, что ташкентец Азимов отказывается от сомнительной
чести казаться приемником Каримова, понимая, что его политические сторонники еще не солидаризировались с
самаркандскими/бухарскими или ферганскими соперниками, чья поддержка необходима для стабильности в
политической триаде в Узбекистане»./ Вице-премьер Узбекистана глазами американских дипломатов. 13.09.11.
http://www.uznews.net/article_single.php?lng=ru&cid=36&aid=843.

25
своих позиций. Территории становятся размытыми, но больше всего группы
концентрируются в производственных звеньях, процессы диверсифицируются, становятся
многогранными. Для достижения поставленных целей используются «серые» и нелегальные
схемы, поэтому с точки зрения таких групп коррупция выступает как средство, позволяющее
наименьшим путем и с небольшими издержками добиться необходимого результата. Чем
выше коррупция, тем сильнее элита, тем больше ресурсов попадает в сферу ее интересов.
С экономической точки зрения такая трактовка также имеет право на существование.
Считается также, что кланы – это реакция традиционных сообществ на
глобализацию, на интенсивные капиталистические процессы, стирающие границы между
культурами и укладами жизни. Лишь группировка, концентрирующая в себе ресурсы и
установки людей, способна удержать сообщества от распада и обеспечить стабильное
существование. Таким образом, кланы появились с развитием именно капиталистических
отношений. И все же узбекские кланы не имеют такой структуры как сицилийская мафия, то
есть, нет боевых групп, клятвы на верность, строгой подотчетности, четкого
централизованного управления и т.д. Не всегда члены элиты считают себя
принадлежащими к каким-то группировкам, хотя их карьерное продвижение зависит от
влияния земляков и соратников, и, в свою очередь, они берут на себя обязательства
содействовать реализации планов, имеющих узкую направленность. По сути, кланы имеют
относительно аморфную, но в то же время гибкую структуру. Чувство землячества,
однородности, сообщности очень сильно, когда выходцы одного региона попадают в
чуждую, конкурентную и конфликтную среду, именно взаимная поддержка помогает
выживать, укреплять свои позиции, добиваться статуса и удерживать полномочия. Поэтому
любой человек из области, попавший во властные структуры центра, начинает тянуть за
собой соплеменников, чтобы вместе создать «костяк» и противодействовать оппонентам в
аппаратной борьбе. И здесь не играет особой роли профессионализм или квалификация,
главное – общность региона и интересов75. Чем меньше соперников в структуре, тем больше
шансов стать хозяином активов.
В этом аспекте следует согласиться с мнением А.Князева, утверждавшего: «Связи
или конфликты внутри клана или между кланами непосредственно затрагивают
определенный слой людей, располагающих доступом к власти, материальным ценностям,
собственности. Остальная масса населения вовлекается в клановые отношения вольно или
невольно по мере необходимости. Принадлежность к клану позволяет рассчитывать на
продвижение по службе, получение каких-либо благ, улучшение материального положения,
решение собственных проблем. Ядро клана в городе составляет группа родственников по
крови и браку, однокашников и личных друзей лидера, независимо от их родоплеменной
принадлежности, а временами и даже национальности, объединенных продолжительной
совместной деятельностью в определенном регионе (области)»76.
Клановое деление имеет место и в Кыргызстане, и в Казахстане, и в Таджикистане, и
в Туркменистане. В частности, кыргызский политолог Аскарбек Мамбеталиев делает вывод:
«В республике кланы не обязательно представляют интересы племен или регионов. Они –
продукт поклонения определенному лидеру, будь то в маленькой организации или на уровне
правительства. Кыргызам, на мой взгляд, следует развить корпоративные интересы и
ставить их выше личных хотя бы в государственной сфере. Иначе нация
самоуничтожится»77.
Эксперт Тодд Лефко отмечал: «На примере целого ряда стран мы видим
парадоксальную деградацию государственной власти, когда на смену правительству
приходят откровенно криминальные группировки... Обладая большими деньгами и силовым
75

Однажды А.Таксанов беседовал с соседом, работавшем в производственном учреждении «Ташметрострой».
Он сообщал, что представители Хорезмского клана выдавили из управляющей и инженерной среды много
профессиональных кадров, в том числе и из русскоязычных, заменяя людьми, не имевшими соответствующей
профессии и квалификации. Подобный фактор мог иметь тяжкие последствия, так как транспортные
коммуникации, особенно подземный транспорт, необходимо возводить при высоком профессиональном
уровне.
76
Князев А. Причины узбекского бунта - наркотики и клановость, а не исламизм. 19.05.2005.
http://www.kreml.org/opinions/86990767.
77
Мамбеталиев: Деление кыргызов на кланы породило подхалимство. 02.04.2007.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1175504880.

26
ресурсом, криминальные кланы в целом ряде стран подменяют собой правительства,
превращая чиновников в инструмент своего влияния. В войнах между криминальными
кланами правительству (или тому, что от него осталось) остается только принимать сторону
той или другой «семьи»78. Другой автор пишет: «...характер родоплеменной структуры у
казахов, как и у других кочевых народов, был нечетким, что особенно прослеживается в
неустойчивости терминов для обозначения племени и его подразделений. К началу ХХ века
у казахов не было установившегося названия для обозначения каждого звена
родоплеменной структуры. Основным, как бы универсальным был термин «руу» (на
казахском – семя, род и племя вообще). При характеристике родоплеменной структуры
информаторы для определения племени употребляли именно этот термин, лишь изредка –
«тайпа» (араб. – племя, род). Для обозначения подразделений рода ингода употреблялись
термины «ата» (отец, родоначальник), «топ» (группа) «тухум» (плод), реже «ауляд» (дети,
потомки), а для определения низовой семейно-родовой группы использовалось само ее
название с прибавлением слова «туган» (рожденный, родившийся, т.е. потомок). Как
правило, главным отличительным признаком этих подразделений рода являлось наличие
экзогамии (т.е. запрет браков между представителями этого подразделения)»79.
Очень удачное определение клановой психологии приводит эксперт Василий
Демьянов: «Система опознавания «свой – чужой» влияет на принятие кадровых решений.
Предпочтение отдается исключительно своим, так как личная преданность и готовность
выполнять любые распоряжения, даже идущие вразрез с официальными правилами, здесь
не обсуждаются в принципе. Принадлежность к клану является своего рода «пожизненным
наймом». Какую бы должность ни занимал человек, все понимают, что он действует
исключительно в интересах клана, и все его действия рассматриваются только сквозь
призму
баланса
межклановых
отношений.
Представить,
что
в
Узбекистане
высокопоставленный чиновник может перейти в стан оппозиции и публично об этом
объявить, затруднительно. Еще менее вероятно и возвращение отступника в элиту. Более
того, чтобы не оказаться в опале и не подвергнуться гонениям, клан сам вынужден
отказывать в покровительстве своему члену. Это один из принципиальных моментов,
отличающих Узбекистан от других постсоветских республик»80.
Таким образом, узбекские кланы – это исторически сформировавшееся сообщество,
где территориальный признак является более доминантной, чем кровно-родственный или
национальный (этнический), но при этом практика родственных и даже межнациональных
браков может сохраняться; «костяком» является группа неформальных (или, наоборот,
формальных) лидеров, влияющей на распределение экономических активов и ресурсов,
определяющей также социальную, культурную, религиозную политику. Данная группа
является авторитетом для остальной части населения. С экономической точки зрения,
товары, услуги, работы, производимых в данном регионе, являются собственностью клана.
Клан определяет политику взаимоотношений с другими кланами и территориями, хотя это
не обязательно проявляется публично, открыто. Его элита – это часть управленческого
персонала в государственных, партийных, хозяйственных, местных органах власти, крупные
собственники, представители военных и правоохранительных структур, призванных
защищать интересы региона и отстаивать позиции клана в общенациональном уровне.
Уже с первых дней существования Узбекской ССР началась борьба между
региональными
элитами,
которые
сохранились,
несмотря
на
пролетарский
(коммунистический) террор против имущего класса – духовенства, купцов и феодалов и
политику раскулачивания зажиточных крестьян и ремесленников. Союзный центр на тот
момент приоритет отдавал Самаркандско-Бухарскому клану, и об этом даже можно было
судить по тому, что столицей республики до 1930 года был Самарканд и что на руководящих
постах были в основном выходцы из Бухары и Самарканда. Вот что пишут эксперты: «Самая
главная и влиятельная структура современного Узбекистана – это самаркандско-бухарские
клановые элиты, происходящие во многом из главных центров Бухарского эмирата. В
начале существования советского Узбекистана (1924-1930) кланы из Самарканда и Бухары
сохранили свое влияние в руководстве страны, что было подчеркнуто провозглашением
78

Тодд Лефко. Пропавшие государства./ Российские вести, № 16, 2009, 22-29 апреля.
Родо-племенная структура казахского народа. http://art-kaz.kz/auxpage_tribal_structure_kazakhs.
80
Демьянов В. В ЦентрАзии революций, подобных украинской или грузинской, быть не может. 16.06.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1118897880.
79

27
Самарканда столицей новой Узбекской республики. Однако в 1930 году, с перемещением
столицы Узбекской ССР из Самарканда в Ташкент, Сталин сменил руководство уроженцами
из Ферганы. Самым ярким представителем «бухарского клана» в 1920-1930-х годах был
Файзулла Ходжаев, председатель Совнаркома республики в 1925-1937 годов. Однако с его
расстрелом влияние группировки сошло на «нет» лет на двадцать. Только в 1959 году
первым секретарем КПУз был назначен уроженец Джизака 42-летний журналист и писатель
Шараф Рашидов»81.
Исследователь из Словакии Славомир Хорак также изучал этносоциальные процессы
в Средней Азии и выделял клановую систему Узбекистана. В частности, в противовес
Самаркандскому клану он ставил мощь Ферганского: «Главными соперниками
самаркандско-бухарских элит являются ферганские кланы. Традиционно они связаны с
Кокандским ханатом, который был ликвидирован в 1876 году и включен в состав
Туркестанской губернии. В настоящее время эти структуры чувствуют себя ущемленными
из-за отстранения от реальных рычагов центральной власти. Вместе с современными
социальными проблемами это создает взрывоопасную обстановку в Фергане. Фергана –
самый населенный регион Узбекистана, с самым интенсивным сельским хозяйством и также
самый исламизированный регион Центральной Азии. Экономическая и социальная ситуация
(высшая из всех областей Узбекистана безработица) и незначительное влияние в
центральных органах страны – причина стремления некоторых слоев населения к
оппозиционным структурам, прежде всего исламским»82. Нужно согласиться с этим мнением,
действительно, кланы Ферганской долины стремились взять ключевые посты в
политической и экономической сферах, а также иных, которые предопределяли бы высокий
социальный статус83.
Он также пишет: «Ташкент – естественный центр Средней Азии. Благодаря своему
традиционному русскому влиянию и модернизации не был никогда местом, где бы могли
возникнуть прочные клановые структуры на основе махалли и клиентизма. Такие структуры
существуют, но они более возникают между пришедшими из определенного региона со
столетиями укрепленными кланами – т.е. из Самарканда, Бухары, Хивы или Ферганы. Таким
образом, Ташкент является местом переплетения противостоящих клановых структур. Но
все-таки влиятельный слой населения в Ташкенте – это русские, которые, однако, не
создали социальные структуры подобные узбекским махаллям». С этой точкой зрения
трудно согласиться, так как в течение десятилетий Ташкентский клан не только претендовал
на свою особую значимость, поскольку контролировал административный и политический
центр республики – Ташкент, но и располагал соответствующими рычагами –
экономическими и силовыми. Безусловно, наличие большой доли русскоязычного населения
оставило свой отпечаток на региональной элите – большая часть ее отличается высокой
степенью европеизированности, отсутствием консерватизма в мышлении и психологии,
наличием профессионализма, интеллекта. Она также обладала связями с союзными
властными структурами, и эта прослойка обеспечила себе особое положение в
патриархально-советском обществе. С мощью Ташкентского клана всегда считались и в
Фергане, и в Самарканде, и в Москве. Несомненно, о расстановке сил прекрасно были
осведомлены в Кремле, принимая решения или о ротации кадров, или проведении
«зачистки»84.
В то же время С.Хорак замечает относительно авторитета тех или иных элит:
«Последние и меньше всех влиятельные клановые структуры находятся в регионе
исторического Хорезма, т.е. на территории бывшего Хивинского ханата. Хивинские и
ургенчские кланы были всегда в определенной мере автономны от центра85. Наоборот,
представители хорезмских кланов никогда не занимали влиятельные посты в центре. В
81

http://tazar.kg/news.php?i=2523.
Этнический и клановый фактор в Узбекистане. http://www.slavomirhorak.euweb.cz/uzbekskije_klany.htm.
83
Например, наука. Так, представитель Наманганского клана Махмуд Салахитдинов возглавлял
республиканскую Академию наук (1988-1993 годы).
84
Имеется в виду борьба с коррупцией и кланами в 1980-х годах, получившая название «узбекское дело».
85
Несмотря на то, что местные люди определяются как узбеки, они сами чувствуют, что есть разница между
ними и другими регионами Узбекистана. Причиной является, во-первых, географическая изоляция Хорезма
(пески Каракумов) и диалект, отличающийся от литературного языка или ташкентского диалекта и
включающий в себя некоторые черты туркменского языка.
82

28
отношениях с центром здесь существовал какой-то симбиоз, который значил, что
центральные власти не очень вмешивались в местные дела и местные власти не
претендовали на высшие посты в Ташкенте».
Действительно, участие хорезмских кланов в центральных органах власти было
незначительным, во всяком случае, не столь активным и массовым, как у других
региональных элит. Лишь одно время должность председателя Президиума Верховного
Совета занимал выходец из Хивы Назир Матчанов. В последующем представители
Хорезмского клана были в руководствах министерств, ведомств, правда, не всегда в первых
лицах86. Однако даже это можно было считать их серьезным прорывом во власть, особенно
когда Сенат парламента возглавил Ильгизар Собиров87. Можно сказать, что эта
региональная группа находится на предпоследнем месте среди всех кланов.
Некоторые эксперты считают, что кланы концентрируют силы для сепаратизма и при
ослаблении центральной власти они предпримут все, чтобы стать независимыми. Прогноз
на такую ситуацию делают, например, Шухрат Ганиев, Абдусалом Эргашев и Сухробжон
Исмоилов, члены Группы быстрого реагирования (ГБР) по предотвращению пыток. Они
отмечают, что условия эти сформированы историческими факторами: «примером подобного
рода особенностей в стране, фактически начавшей свое существование на развалинах
Бухарского эмирата, Хорезмского и Кокандского ханств, сегодня служат действующие и
контролирующие отрасли экономики одноименные кланы – Бухарский, Ферганские и
Хорезмские. Именно экономическая основа подобного разделения приводит или приведет
Узбекистан к риску распада по территориям, исторически принадлежавшим феодальным
образованиям. То, что это возможно, подтверждается сильными ностальгическими
настроениями среди жителей Ферганской долины, где по различным оценкам от 3 до 5 из 10
опрошенных высказались в пользу отторжения и организации территориального
объединения в рамках бывшего Кокандского ханства. Эти настроения еще более усилились
после трагедии в Андижане, когда действия правительства воспринимались местным
населением, как унижение и удар по народу Ферганы со стороны чиновничьего Ташкента.
Более того, продолжающаяся кадровая политика центрального руководства Узбекистана
способствует борьбе между кланами и приводит к активизации сепаратистских настроений в
выше названных трех регионах Узбекистана»88.
Однако кое-какие изменения произошли в середине 2000-х годов, когда президент
решил растворить силы Андижанского и Ташкентского кланов в правительстве
представителями Хорезмского клана. Более того, это была уступка и Хорезму в связи с тем,
что региональная элита стала выказывать недовольство своим невысоким статусом. В итоге
министром культуры и спорта стал Анвар Жабборов, а председателем Сената Олий
Мажлиса – Ильгизар Собиров. Другое дело, что в 2008 году была сделана зачистка и поста
лишился хоким Хорезмской области Ислом Бободжонов, а вместе с ним рухнула
построенная им схема отношений внутри региональной элиты.
Эксперт Сергей Панарин рассуждает, что внутри кланов не всегда существует
единство, и это также предопределяет расстановку элит в государственном аппарате.
«Кадровая политика в республике в немалой степени определяется борьбой между
кланами, – пишет он. – Условно можно выделить три наиболее важных клана: из Восточного
Узбекистана (Фергана, Андижан, Наманган), из Западного Узбекистана (Самарканд, Джизак,
Сырдарья) и Ташкентский. Последний из них несколько слабее, чем два первых, однако от
того, на чью сторону встанут ташкентцы, зависит в республике очень многое (к этому клану
принадлежит, например, нынешний министр внутренних дел республики). При этом следует
различать ташкентский городской и ташкентский областной кланы: дело в том, что
столичная область населена в основном неузбеками – казахами, корейцами, русскими (а
городской клан – прежде всего узбекский). Соответственно и интересы областного и

86

Например, Илхомбай Тарамуратов, выходец из Каракалпакстана, заместитель председателя Государственного
комитета по геологии и минеральным ресурсам; Ачилбай Раматов - руководитель Государственной
акционерной железнодорожной компании «Узбекистон темир йуллари»; Ровшан Курбанов - экс-заместитель
председателя национальной компании «Узбектуризм».
87
Но даже ему трудно противопоставляться Ташкентскому клану в Законодательной палате Олий Мажлиса.
88
Угроза сепаратизма для Узбекистана - насколько она реальна? 23.03.2008,
http://realuzbekistan.kloop.kg/2008/03/23/ugroza-separatizma-dlya-uzbekistana-%E2%80%93-naskolko-ona-realna.

29
городского кланов нередко могут не совпадать»89. Нужно сказать, что С.Панарин точно
подметил существующие реалии, и поэтому его точка зрения является весьма важной для
осмысления происходящих процессов: «Условность заключается в том, что во всех трех
названных нами группировках внутри истэблишмента и делового мира Узбекистана
существует система сложных взаимоотношений и борьбы. Например, в Коканде,
исторически являющимся столицей и центром Западного Узбекистана, есть как минимум три
наиболее крупных группировки, сплоченных по родовому принципу и принципу личной
преданности. Отношения между ними довольно натянутые. В то же время на внешней арене
они выступают как достаточно сплоченная сила».
Считается, что менее сильный среди всех Сурхандарьинский клан. Действительно, не
было из него значимых фигур во властных структурах Узбекистана в течение долгих лет.
Поэтому в аналитике этому региону уделяется мало внимания. Лишь некоторые
представители занимали, пускай важные, однако далеко не самые центральные посты. К
примеру, главой национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари» был выходец из
Кашкадарьи Арслан Рузметов, сын первого секретаря обкома КПСС Рузмета Гаипова90.
А.Рузметов сконцентрировал в своих руках все международные авиаперевозки, аэропорты и
соответствующую инфраструктуру, поскольку располагал министерскими правами. Даже
после создания государственного органа управления – Госавианадзора – НАК продолжала
определять политику в сфере авиации. Естественно, А.Рузметов был и хозяином всей той
огромной прибыли, что поступала от авиации91.
Однако следует помнить, что Сурхандарья и Кашкадарья – это территории с
огромными природными запасами, и кланы не намерены просто так отдавать их
центральной власти в угоду другим социальным группам. Поэтому сопротивление этих
кланов также сильно, как и стремление к сепаратизму. Более того, Сурхандарьинский клан
больше всего связан с организованной преступностью и наркотрафиком, имеет каналы
поставок из Афганистана. Поэтому И.Каримов дал особые полномочия Службе
национальной безопасности за контролем над регионом, и Ташкентский клан в лице
Рустама Иноятова не позволяет концентрироваться наркобизнесу только у одной
региональной группы. Следует также заметить, что еще в начале 1990-х годов выходцы из
Сурхандарьи, Ферганы и Хорезма выражали недовольство социально-экономической и
политической обстановкой в республике. Это и отмечал А.Князев: «Первой
структурированной оппозиционной силой в Узбекистане, еще в начале 1990-х гг., было
движение «Бирлик». Его опорой стала студенческая молодежь. Это были выходцы из
сельской местности, объединенные в полукриминальные группировки именно по
территориальному признаку: «Суркарш» – в Сурхандарьинской и Кашкадарьинской, и «ФАН»
– в Ферганской, Андижанской и Наманганской областях. А осенью 1991 года на первых в
Узбекистане президентских выборах Мухаммад Солих – лидер партии «Эрк» – набрал свои
12,4% голосов избирателей в основном за счет электората Хорезмской области, откуда он
родом...»92
Трудно согласиться с мнением эксперта Данияра Ашимбаева, отмечающего слабость
Самаркандско-Джизакского тандема. Он пишет: «Элита Узбекистана четко разделена на три
мощные региональные группировки. Каримов относится к исторически самой слабой и
малочисленной из них – он «самаркандец» и «ирони», т.е. узбекизированный иранец/перс. В
отличие от Ниязова (имеется в виду Сапармурат Ниязов, президент Туркменистана, – прим.
А. Т.) он не является безусловным и монопольным вождем для всех 92-х узбекских племен,
и ему не удалось полностью подмять под себя трайбалистскую структуру узбекской
иерархии»93. Это свидетельствует или о слабом представлении ситуации в Узбекистане, или
сознательном преуменьшении роли и значении вышеуказанного клана в угоду
89

Панарин С. Политическое развитие государств Центральной Азии в свете географии и истории региона.
http://www.eavest.ru/archive/panarin.html.
90
Р.Гаипов покончил с собой после предъявленных обвинений следователями Генеральной прокуратуры СССР
в хищениях в особо крупных размерах.
91
Более того, А.Рузметов создал сеть частных коммерческих компаний, которые паразитировали на
национальной авиакомпании, высасывая из нее прибыль.
92
Князев А. Причины узбекского бунта - наркотики и клановость, а не исламизм. 19.05.2005.
http://www.kreml.org/opinions/86990767.
93
Ашимбаев Д. Мир Евразии, № 9, 2005, 13 октября.

30
узбекскоэтническим кланам. Лишь с другим мнением можно полностью согласиться:
«Демократическая» оппозиция давно и основательно разгромлена, но реально президенту
противостоят и местные кланы, и исламские боевые группировки, и, время от времени,
«международная общественность». Ислам Каримов крепко держит власть в своих руках, но
за спиной одного из самых старых (и по стажу, и по возрасту) президентов уже началась
борьба за власть, неотвратимость которой подогревает факт отсутствия наследника
мужского пола94. Информация о том, что творится в кулуарах президентской резиденции в
Ташкенте, редко выходит наружу, но ясно одно – кроме Каримова удержать хаос в границах
Ферганской долины мало кому суждено»95.
Другой эксперт Мирза Салам из Таджикистана уверен, что Самаркандско-Джизакский
тандем виноват в нагнетании узбекско-таджикских отношений и ухудшении двустороннего
сотрудничества: «...костяк правящей ныне в Узбекистане элиты составляют самаркандцы, то
есть не узбеки, а, скорее всего, таджики. Таджики по происхождению, но не по этнической
принадлежности, ибо главным составляющим этнической принадлежности, как известно,
является чувство принадлежности и преданности конкретно взятому этносу. Это, пожалуй,
не секрет, об этой ситуации в Узбекистане, да и по всей Центральной Азии знают все. И
чтобы доказать свою принадлежность к узбекскому этносу, «самаркандской элите»
приходится постоянно «стараться». А какие старания в этом плане могут быть более
убедительными и действенными, чем, мягко говоря, недоброжелательное отношение к
Таджикистану и ко всему таджикскому?»96
Причину этого он видит в том, что в первые годы существования Узбекской ССР у
власти стояли представители Бухары и Самарканда, которые пытались интегрироваться в
узбекский этнос и при этом забывали об интересах своей нации. «Будь на месте
«самаркандской элиты» (или «самаркандского клана»), любая другая правящая элита в
Узбекистане (будь то ферганская, хорезмская, ташкентская и т. п.), отношения между двумя
соседними государствами выглядели бы в гораздо лучшем фоне. Тем более что между
таджиками и узбеками есть много объединяющих начал – общий многовековый
исторический опыт, общности в культуре, традициях, обычаях, обрядах и даже в этническом
мышлении. С учетом этих общностей, кажется, самими дружественными странами в
Центральной Азии должны были быть именно Таджикистан и Узбекистан. Но выходит
наоборот. И в этом «заслуга» именно «самаркандской элиты».
История Центральной Азии изобилует подобными аналогами. Возьмите хотя бы
«синдром» Файзуллы Хаджаева, Абдуррауфа Фитрата, Абдуллы Рахимбаева и нескольких
других советских руководителей Средней Азии начального периода Советской власти,
которые, стремясь угодить пантуркистам и завоевать высокие должности, отказались
признать таджиков (свой собственный народ!) автохтонным населением Средней Азии и
объявили их «пришлыми иранцами». Подобная психология у части самаркандских и
бухарских таджиков вырабатывалась в течение многих веков, начиная еще со времен
Махмуда Ялванджа (также таджика), одного из вдохновителей монголов в их нашествиях и
разрушительных набегах в Центральную Азию. Тогда подобные состоятельные люди, в
основном из числа купцов, желая извлечь максимальную материальную выгоду из
обширных торговых отношений вдоль Великого Шелкового Пути, не гнушались никакими
поступками и стремились угодить любым доминирующим в военно-политическом отношении
силам».
Подобными фактами М.Салам пытается интерпретировать современную геополитику
в Центральной Азии, выявить причину потенциального конфликта между Узбекистаном и
Таджикистаном через этническую несовместимость. По его мнению, «упомянутой элите,
чтобы отвлечь внимание народа от нерешенных социально-экономических проблем и других
внутренних неурядиц, выгодно прибегнуть к классическому политическому приему – поиску
врага или хотя бы недоброжелателя. А какой народ лучше подходит для роли
94

Теоретически это не так. У И.Каримова есть сын Петр от первого брака (супруга Наталья Кучми, скончалась
28 апреля 2008 года). Однако этот человек больше времени проводил за пределами Узбекистана, не знает
узбекский язык и народные традиции. Более того, сам П.Каримов не стремится вернуться на родину,
предпочитая работать в Москве.
95
Ашимбаев Д. Указ. соч.
96
Салам М. Сугубо субъективная дипломатия. Роль «самаркандской элиты» в современных таджико-узбекских
отношениях. 02.02.2009. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1233532500.

31
«недоброжелателя» как свой, собственный? Этим путем можно решить двойную задачу –
определить или «находить» «недоброжелателя» и демонстрировать свою принадлежность и
«преданность» элитной нации. Здесь историкам еще предстоит выяснить – не этим ли
целям служило использование сил мятежного полковника Худайбердыева в подавлении
Андижанского восстания?»97
Следует привести мнение эксперта Шохрата Кадырова, который, изучая клановую
обстановку в Центральной Азии, подчеркивал важные моменты: «Какому из племенных
землячеств внешнее управление отдавало предпочтение? Как работал в республиках
советской Центральной Азии пресловутый принцип «разделяй и властвуй»? Парадокс
состоит в том, что для гегемонии метрополии нужно было не разъединять, а объединять
племенные землячества, причем сильное землячество должно быть слабым, а слабое –
сильным. Для понимания формирования логики этнических предпочтений внешней власти
следует учитывать следующие особенности:
1. Предпочтение отдавалось второстепенным, ослабленным кланам, гарантировано
(в силу своей слабости) не способным держать власть вне метрополии.
2. Теоретически, право править могло быть дано любому отдельно взятому
землячеству, так как каждое из них по определению не могло взять на себя функции
отвечать за весь народ и быть достаточно сильным, чтобы противостоять совокупности
землячеств, отодвинутых на вторые и третьи роли.
3. Под вторыми и третьими ролями именовались должности председателей ЦИК
(Верховного совета), председатели Совета министров республик, а также президенты
Академии наук, председатели творческих союзов. Таким образом, по большому счету
лидерства одного землячества в чистом виде никогда не было. Была структурированная
совокупность фигурантов различных землячеств.
4. Поскольку долгое нахождение у власти делало слабого сильным, отсюда
автоматически срабатывало другое неписанное правило – обязательная смена лидерства
землячеств.
5. В условиях унитарно-централизованного государства единственным племенным
землячеством, способным конкурировать с метрополией в гегемонизме, были кланы
уроженцы столичного ареала. Поэтому контроль метрополии за столичной группировкой
был всегда особенно тщательным»98.
А вот мнение, высказанное на одном из сайтов в Интернете: «В результате
негласного разделения между основными кланами главных отраслей (в частности,
нефтегазовой, финансово-банковской, агропромышленной, торговой) экономики РУ,
сложилась ситуация, когда конкретные персоналии, представляющие конкретные кланы,
используют возможности данных отраслей в своих интересах»99.
Действительно, люди, представляющие клан и стоящие у руля отраслевого или
территориального управления, используют свою власть, чтобы извлекать теневую ренту или
перенаправлять потоки ресурсов в пользу региональных элит и семей. Манипулируя
различными схемами, они влияют на ценообразование, ассортимент и качество продукции,
спрос-предложение, рабочие места и уровень зарплаты. Естественно, и на степень
коррумпированности вверенного учреждения. Хотя нужно заметить, что в Узбекистане нет
ни одного ведомства, которое бы обошла коррупция или нелегальная деятельность.
В статье «Миф об узбекском государстве» писалось: «Большинство современных
историков и исследователей отмечают, что особенностью узбекской клановой системы
является именно доминирование земляческих, а не кровнородственных связей. Возможно,
так оно и есть. Говорить об этом с уверенностью невозможно, потому как никаких полевых
исследований в подтверждение (или опровержение) этого тезиса не проводилось.
Возможно, что в Узбекистане действительно произошла некоторая подмена родовой
самоидентификации на махаллистскую, но это, в принципе, мало что меняет. Все отличие
махаллистского клана – не в качестве, а в количестве объединенных им семей. Просто на
место одной группы, где все друг другу прямые и кровные родственники, пришла у
97

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1233532500.
Кадыров Ш. Этнология управления в Средней Азии: вчера, сегодня, завтра.
http://turkmeny.h1.ru/analyt/a12.html.
99
Наследники Тамерлана. Клановая система Узбекистана. http://www.uzland.info/2005/december/10/03.htm.
98

32
«узбеков» связка (пучок) семей, также переплетенный родственными узами, но менее
прямыми.
Махаллинская психология подменяла собой не только партийную дисциплину, но и
являлась краеугольным камнем мировоззрения, все окружающее пространство четко
делилось по черно-белому принципу на «земляков» – своих, родных, дружественных и
«чужаков» – плохих, посторонних, опасных и т.д. Махалля – это дисперсная «большая»
семья. Вместо большой семьи – большая махалля, с такой же коллективистской
психологией и ответственностью, такими же законами внутреннего общежития»100.
Узбекский правозащитник Толиб Якубов подчеркивал, что «такие взаимоотношения
между людьми, как «махаллачилик» (наверное, узбекский вариант трайбализма), непотизм
(кумовство), клановость и тому подобные являются основными преградами на пути развития
страны и условиями становления в стране репрессивного политического режима.
Фактически Ислама Каримова и в 1989 году, и в последующих «выборных» годах никто не
выбирал – он пришел к власти по назначению и оставался в ней, используя
вышеперечисленные ресурсы»101. В свою очередь политолог Александр Князев отмечал: «В
Центральной Азии по своей сущности советская номенклатура во многом оставалась
традиционной восточной элитой, сформированной по принципу родоплеменной или (и)
региональной принадлежности. В этой среде всегда действовали вертикальные отношения
«патронажа», существование и процветание подобных элит напрямую зависело от того,
насколько близко они подобрались к ключевым позициям в системе распределения.
Несмотря на пятнадцатилетний опыт преобразований, во всех центральноазиатских странах
экономика во многом продолжает иметь распределительный характер. Мало изменился и
характер клановых отношений»102.
Это было заметно по кадровой рокировке руководящих работников того времени.
Известно, что в демократическом государстве существует три взаимоувязанных и в то же
время относительно независимых ветви власти – законодательная, исполнительная и
судебная, плюс негосударственная – пресса. В советский период важными были тоже три
ветви власти:
- партийная (коммунистическая, ЦК, обкомы, райкомы и горкомы) – самая главная;
- правительственная (исполнительная, Совет министров, исполкомы) –
располагающая материальными и административными ресурсами, вторая по значимости;
- представительная (законодательная – Верховный Совет, территориальные Советы
народных
депутатов)

принимающая
нормативные
акты
и
регулирующая
межреспубликанские (также внутренние) связи и контакты с союзным центром в рамках
федеративного устройства, третья по значимости.
Были также иные ветви – профсоюзы, комсомол, суды, однако особой роли в
политическом управлении они не играли, практически они занимали третьестепенное
положение после партии и исполнительной власти. Но они порой являлись стартовыми
платформами для карьерных чиновников, и многие представители кланов проходили
именно эти звенья, прежде чем добирались до высот власти (например, вице-премьер
Рустам Азимов был секретарем комитета комсомола Ташкентского университета, вицепремьер Абдулла Арипов – член Союза писателей).
Именно вышеприведенные три ветви власти представляли интерес для кланов, и
именно они были поделены при поддержке Москвы между тремя ключевыми региональными
элитами – Андижанской, Ташкентской и Самаркандско-Джизакской. Это можно заметить,
если проследить персоналии на тех или иных ключевых постах республики с 1920 годов по
настоящее время (см. таблицу № 1.1). В этом контексте следует привести мнение экспертов
организации «СиФ»: «У чиновников выходцев из Самарканда и Джизака, которые
практически при президенте Каримове захватили все высшие государственные должности,
какие-то особые генетические наклонности к воровству, коррупции, насилию, обману,
жульничеству. Эти свойства ярко проявились еще при Рашидове, который сделал ЦК,
министерства, облисполкомы, горисполкомы вотчиной для самаркандско-джизакской мафии.
100

Миф об узбекском государстве. 16.05.2005. http://www.analitika.org/article.php?story=20050516131837121.
Талиб
Якубов:
«Ислам
Каримов

враг
узбекского
народа».
3.02.2011.
http://www.fergananews.com/article.php?id=6890.
102
Князев А. Причины узбекского бунта - наркотики и клановость, а не исламизм. 19.05.2005.
http://www.kreml.org/today/86990767?mode=print.
101

33
В советском руководстве открыто назвали правящий класс в Узбекистане
самаркандско-джизакским
кланом.
С
годами
накапливались
их
преступления,
разворовывание государственных средств и риски в хлопковых делах, злоупотребления
властью. Все прикрывалось авторитетом Рашидова и выполнением планов по хлопку путем
приписок. Конечно, не без помощи московского высшего чиновничества, которое смотрело
сквозь пальцы на такие трюки, когда вместо хлопка приходили чемоданы с деньгами»103.
Таблица № 1.1. Представители региональных элит в центральных органах
Узбекистана в 1923-2009 годы
ФИО
Должность104
Дата жизни
Сроки
Клан (в т.ч.
руководства
нынешняя
трактовка клана)
Руководители государств
Файзулла
Председатель
Бухарский клан
1896-15.03.1938 05.12.1924 Губайдуллаевич
ревкома
(Самаркандско17.02.1925
Ходжаев
Джизакский тандем)
Председатель
17.02.1925 Совета Народных
17.06.1937
Комиссаров
Узбекской ССР
Юлдаш
Председатель
17.02.1925 Ферганский клан
01.07.1885Ахунбабаев
Центрального
19.07.1938
(Андижанский клан)
28.02.1943
Исполнительного
Комитета Узбекской
ССР
Председатель
21.07.1938 Президиума
28.02.1943
Верховного Совета
Узбекской ССР
Усман Юсупович И.о. Председателя
19.07.1938 Ферганский клан
01.03.1900Юсупов
Верховного Совета
21.07.1938
(Андижанский клан)
07.05.1966
Председатель
07.04.1953 Совета Министров
18.12.1954
Узбекской ССР
Первый секретарь
27.09.1937 ЦК Компартии
04.1950
Абдували
Председатель
22.03.1943 Ферганский клан
Муминов
Президиума
14.03.1947
(Андижанский клан)
Верховного Совета
Амин Ирматович
1903-1973
17.03.1947 Ферганский клан
Ниязов
21.08.1950
(Андижанский клан)
Первый секретарь
1950 ЦК Компартии
22.12.1955
Шараф
Председатель
24.10.191721.08.1950 Джизакский клан
Рашидович
Президиума
31.10.1983
24.03.1959
(СамаркандскоРашидов
Верховного Совета
Джизакский тандем)
Первый секретарь
15.03.1959 ЦК Компартии
31.10.1983
Ядгар Садыковна
Насриддинова
Назар
Маткаримович
Матчанов
103

Председатель
Президиума
Верховного Совета

26.12.1920

24.03.195925.09.1970

Ферганский клан
(Андижанский клан)

01.01.1923

25.09.1970 20.12.1978

Хорезмский клан

Змеиный клубок узбекистанских хокимов. 23.10.2007. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1193103780.
Должности отдельных чиновников менялись в зависимости от назначений: так, человек мог быть
руководителем Верховного совета, затем правительства, потом ЦК партии. С 1991 года произошло разделение
представительной власти на президентскую и парламентскую.
104

34
Инамжон
Бузрукович
Усманходжаев

21.05.1930
Первый секретарь
ЦК Компартии

Акил Умурзакович Председатель
Салимов
Президиума
Верховного Совета
Рафик Нишанович
Нишанов

Председатель
Президиума
Верховного Совета
Первый секретарь
ЦК ЛКСМ

Председатель
Президиума
Верховного Совета
Мусаханов
Председатель
Мирзамахмуд
Верховного Совета
Мирзарахманович Узбекской ССР
Ариф Хакимов

Ферганский клан
(Андижанский клан)

03.11.1983 12.01.1988
1928

1983 -1986

15.01.1926

09.12.1986 09.04.1988

Первый секретарь
ЦК Компартии
Пулат
Киргизбаевич
Хабибуллаев
Мирзаолим
Ибрагимович
Ибрагимов105

20.12.1978 18.12.1983

Ташкентский клан

12.01.1988 23.06.1989
14.10.1936

09.04.1988 06.03.1989

Ферганский клан
(Андижанский клан)

1928

04.1958 02.1963

Наманганский клан
(Андижанский клан)

06.03.1989
-24.03.1990
1912

30.05.1961 22.03.1963

Ташкентский клан

-

1958

Неизвестно

Сагды Хасанович
Сираджинов

1921-1989

13.04.1967 14.03.1980

Андижанский клан

Асадилла
Ашрапович
Ходжаев
Шафкат
Мухитдинович
Юлдашев
Расул Гулямов

1920

14.03.1980 30.03.1985

1943

12.06.1991 28.12.1993

Неизвестно
(возможно,
Ташкентский клан)
Наманганский клан
(Андижанский клан)

-

1958 30.05.1961;
9.04.1988 24.03.1990
12.1993 23.01.2008

Эркин Халилов106

105

И.о. председателя
Верховного Совета,
Председатель Олий
Мажлиса Республики
Узбекистан

Неизвестно
(возможно,
Ташкентский клан)
Навоийский клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)

В 1968-1973 годах являлся министром хлопкоочистительной промышленности, в 1976-1988 годах председателем Госкомспорта. Эти посты числились за Андижанским кланом.
106
Приведем мнение об этой личности эксперта Усмана Хакназарова: «Эркин Халилов - таджик, представитель
самаркандского клана, председатель парламента Узбекистана. Хотя в народе его называют начальником
юридического отдела (юридический отдел - это парламент Узбекистана) аппарата президента страны, его
возможности ничуть нельзя умалять. Очень трусливый человек, трусливее даже президента Каримова. Однако,
как и Каримов, с подчиненными ведет себя как лев. Хотя его финансовые возможности не так велики, как,
например, у Закира Алматова, Рустама Азимова, Уткира Султанова или Мираброра Усманова, однако на трон
его может привести самаркандский клан во главе с Исмаилом Джурабековым. Тогда он может не беспокоиться
о том, что у него относительно меньше финансовых возможностей, чем у остальных: поддержку готов оказать
богатый самаркандский клан». / Хакназаров У. «Кандидаты» в президенты Узбекистана. 18.01.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.

35
Дилором
Ташмухамедова
Мурад
Шарифходжаев
Ильгизар Собиров
Ислам Каримов

Председатель
Законодательной
Палаты Олий
Мажлиса РУ
Председатель
Сената Олий
Мажлиса РУ

Первый секретарь
ЦК Компартии

2008 -...

Ташкентский клан

1932-16.12.2008 27.01.2005 24.02.2006

30.01.1938

02.2006 - ...

Хорезмский клан

23.06.1989 03.11.1990

Самаркандский
клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)

Президент Узбекской
ССР

24.03.1990 1991

Президент
Республики
Узбекистан
Председатель
Кабинета Министров
при Президенте
Республики
Узбекистан
Председатель
Кабинета Министров

1991-...
01.11.1990 13.01.1992

1992 -...

Руководители правительств
Абдулла
Каримович
Каримов
Султан
Сегизбаевич
Сегизбаев
Абдужабар
Абдужабарович
Абдурахманов

Председатель
Совета Народных
Комиссаров

1896 -1940

26.06.1937 10.1937

1899 25.02.1939

10.1937 07.1938

1907-1975

23.07.1938 15.03.1946

Председатель
Совета Министров

15.03.1946 21.08.1950

Абдураззак
Мавлянов107

-

21.08.1950 18.05.1951

Нуритдин
Акрамович
Мухитдинов

06.11.1917 2008

18.05.1951 06.04.1953;
18.12.1954 22.12.1955
22.12.1955 28.12.1957

19.04.1910 06.06.1990

22.12.1955 30.12.1957

Первый секретарь
ЦК Компартии
Сабир Камалович
Камалов

Председатель
Совета Министров
Первый секретарь
ЦК Компартии

107

А.Мавлянов родом из Казахстана.

28.12.1957 15.03.1959

Неизвестно
(возможно,
Ташкентский клан)
Ташкентский клан

36
Мансур Зияевич
Мирза-Ахмедов

31.12.1908 03.05.1971

30.12.1957 16.03.1959

Ариф Алимович
Алимов

26.04.1912

16.03.1959 27.09.1961

Рахманкул
Курбанович
Курбанов
Нармахонмади
Джураевич
Худайбердыев
Гайрат
Хамидуллаевич
Кадыров
Мирахат
Мирхаджиевич
Миркасымов
Шукурулла
Рахматович
Мирсаидов108

12.07.1912

27.09.1961 20.02.1971

10.02.1928

25.02.1971 19.11.1984

07.12.1939

19.11.1984 21.10.1989

02.10.1941

21.10.1989 26.03.1990

14.02.1939

26.03.1990 01.11.1990

Абдулхашим
Муталович
Муталов
Уткир
Тахтамурадович
Султанов109
Шавкат
Мираманович
Мирзияев110

Председатель
Совета Министров

Вице-президент
Узбекистана
Премьер-министр
Республики
Узбекистан

Бухарский клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)
Бухарский клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)
Ташкентский клан

01.11.1990 04.01.1992
1947

13.01.1992 21.12.1995

14.07.1939

21.12.1995 11.12.2003

1957

11.12.2003

Джизакский клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)

Руководители коммунистической партии
Абдулло
Рахимбаевич
Рахимбаев

108

Секретарь
Узбекского комитета
ВКП(б)

06.1896 07.05.1938

12.1923 02.1925

Бухарский клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)

Ш. Мирсаидов родился в Таджикистане, в г. Ленинабаде.
По мнению эксперта Усмана Хакназарова, У.Султанов не является представителем ни Ташкентского, ни
Самаркандского кланов. Он пишет: «Уткир Султанов - уроженец г. Ташкента, выпускник Томского
политехнического института, работал на Ташкентском авиазаводе имени Чкалова. Мать У. Султанова армянка, отец - узбек. На руководящие должности был назначен еще в советские времена благодаря усилиям
армянской мафии, контролировавшей в то время Узбекистан и руководителей-армян. Сейчас возможности
армянской мафии, поддерживающей Султанова, ограничены, поэтому она занимается торговлей золотом,
вывозом драгоценных металлов и камней из Узбекистана. Благодаря криминальным связям этой мафии У.
Султанов находится в тесных связях с российскими и американскими армянскими мафиози. В частности,
благодаря связям с армянской диаспорой США У. Султанов установил дружественные отношения с бывшим
вице-президентом Америки Альбертом Гором»./ Хакназаров У. «Кандидаты» в президенты Узбекистана.
18.01.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.
110
Вот что писал о нем У.Хакназаров: «В плане финансовых возможностей он, конечно, тоже не может
состязаться с Закиром Алматовым, Рустамом Азимовым, Уткиром Султановым или Мираброром Усмановым.
Однако его очень ценит президент Каримов. За что? За то, что он такой же палач. Мирзияева можно назвать
молодым Каримовым: он похож на президента по всем меркам. Во время работы на посту губернатора
Джизакской области он регулярно практиковал публичное избиение глав районных администраций,
председателей колхозов, руководителей местных предприятий». / Хакназаров У. «Кандидаты» в президенты
Узбекистана. 18.01.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.
109

37
Владимир
Иванович Иванов

Первый секретарь
ЦК

1893 15.03.1938

13.02.1925 1927

Ставленник Москвы

Куприян Осипович
Киркиж

17.09.1886 24.05.1932

1927 - 04.1929

Ставленник Москвы

Николай
Фёдорович Гикало

08.03.1897 25.04.1938

04.1929 11.06.1929

Ставленник Москвы

Исаак Абрамович
Зеленский

10.06.1890 15.03.1938

06.1929 12.1929

Ставленник Москвы

Акмаль
Икрамович
Икрамов
Джура Тюрябеков

09.189815.03.1938

12.1929 21.09.1937

Ташкентский клан

-

05.09.1937 21.09.1937

Павел Яковлев

-

21.09.1937 27.09.1937

Неизвестно
(возможно,
Ташкентский клан)
Ставленник Москвы

С. Нурутдинов

-

1950

И.о. Первого
секретаря ЦК

Неизвестно
(возможно,
Ташкентского
клана)

Коммунистический союз молодежи Узбекистана
Малик
Абдураззаков

Первый секретарь
ЦК

-

01.1951 12.1952

Ташкентский клан

Эргаш
Гафурджанов

-

03.1971 03.1982

Рано
Абдуллаева111

-

02.1963 03.1971

Дильшод
Дадажанов

-

12.1985 02.1987

Азиз Насыров112

-

02.1987 09.1991

Бури
Алламурадов

-

03.1982 11.1985

Каюм
Муртазаев113

-

12.1952 -1958

Ферганский клан
(Андижанский клан)

Исан Рахимов

-

06.1941 02.1946

Неизвестно
(возможно,
Ташкентский клан)

Самаркандский
клан
(СамаркандскоДжизакский тандем)
Сурхандарьинский
клан

Трудно не согласиться с мнением эксперта Баходира Мусаева: «К слову, явления
клановости и местничества начинают занимать устойчивые позиции в общественной жизни
Узбекистана благодаря воспроизводству традиций и приобретению ими доминирующего
111

Была секретарем по идеологии (1987), затем арестована, 2 года провела в тюрьме, оправдана Верховным
судом СССР.
112
Позже был хокимом г. Самарканда.
113
Позже был председателем Госкомтруда УзССР (1977-1982).

38
положения в структуре социальных отношений. Например, клановость и составляет
сущностное содержание природы и ресурс власти. Практически, на примере Узбекистана,
клановость и местничество обретают серьезную значимость при определении внутренней, в
частности, кадровой политики. Последней присущи кумовство, протекционизм.
Современный клан в Узбекистане – это родовое корпоративное сообщество людей,
объединенных номенклатурными, кровнородственными, земляческими и иными связями.
Когда мы говорим «корпоративное сообщество», то имеем в виду в первую очередь
номенклатурную корпорацию. На самом деле, в основе клана стоит чиновник, который имеет
власть, позволяющую ему распределять кадровые, природные и материально-финансовые
ресурсы. Соответственно, сама природа власти, наряду с номенклатурой, как первичным его
элементом, неразрывно связана (повторим вновь) с кровнородственными, местническими
отношениями. По существу, режим власти в Узбекистане представляет собой своеобразный
симбиоз номенклатуры с кланами. Фундаментом же самих кланов (и клановости) выступают
личные связи, патронажные, клиенталистские отношения»114. Поэтому вся кадровая
пертурбация могла происходить только под влиянием клановых тенденций.
Итак, вышеприведенная таблица демонстрирует схему интересов региональных
группировок в ветвях власти. В течение основного времени представительную власть
(Верховный Совет) возглавляли выходцы из Андижанского клана, лишь в начале создания
Узбекской республики и в 1950-х годах там восседали представители СамаркандскоДжизакского тандема, и на короткое время она была отдана Хорезмскому клану (1970-е
годы) и Ташкентскому клану (с 1983 по 1988 годы115). Также в противовес председателю
Президиума Верховного Совета избирался председатель Верховного Совета, как правило,
это был представитель Ташкентского клана (но тоже не всегда), однако полномочия этих
лиц были минимальны. Статус-кво изменился в 1990-м году, когда СамаркандскоДжизакский тандем в лице Ислама Каримова (тогда он был лишь одним из представителей
клана, но не лидером в полном смысле слова) окончательно взял государственную власть в
свои руки и продолжает ее держать, несмотря на те чистки, которые президент порой
проводит в «родных» регионах и в центральных органах, тем самым провоцируя на
определенный жесткий ответ116.
Сам И.Каримов утверждает, что стал руководителем республики 23 июня 1989 года,
но на самом деле он возглавил всего лишь Центральный комитет республиканской
коммунистической партии – пускай официальной политической структуры, однако отнюдь не
передовой и уж столь значимой в условиях рассыпающегося Союза117. Видимо, тогда в его
114

Мусаев Б. Несколько критических замечаний в связи с вопросом о кланах Узбекистана. 10.02.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1044879000.
115
В частности, Аким Умурзаков и Рафик Нишанов, причем последний два года возглавлял Президиум
Верховного Совета и два года - ЦК Компартии. По некоторым сведениям, Р.Нишанов - представитель
Ферганского клана, однако этот человек родился, учился в Бостанлыкском районе и провел большую часть
политической жизни именно в Ташкентской области и в столице, а также в России и заграницей. В Москву его
продвигал Ташкентский клан. Поэтому к Ферганской долине он не имеет никакого отношения.
116
«Как и полагается во всех корпорациях, председатель Совета директоров обладает неограниченной властью в
вопросах выработки политической стратегии. Ислам Каримов имеет практически ничем не контролируемое
влияние на политические процессы в стране. Любопытный факт: среди населения республики он не особенно
популярен и далеко не харизматичен. Этому способствует и то, что почти за двадцать лет своего правления он
так и не сумел улучшить экономическое положение граждан. Его власть держится, главным образом, на
беспрекословном подчинении силовых структур республики и также на свойственной народам Востока тяге к
подчинению авторитарным правителям. Но иногда и ему приходится сталкиваться с испытаниями на
прочность. В 1999, 2000, 2004 и 2005 гг. исламские экстремисты не раз устраивали теракты в Ташкенте и в
других городах страны с целью дестабилизировать положение. Узбекская оппозиция пробралась даже в
соседнюю Киргизию и вела оттуда вооруженную борьбу с ненавистным ей Исламом. В мае 2005 г. весь мир
наблюдал за короткой и жесткой расправой Каримова с горсткой оппозиционеров в городе Андижане. Одним
словом, председатель Совета директоров корпорации “Узбекистан” Ислам Каримов держит подчиненных в
ежовых рукавицах и не позволяет им заигрывать с вопросами управления своим детищем-компанией. По
крайней мере, он так считает».
http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=40&tek=7245&issue=200.
117
Считается, что его продвинул на этот пост Рафик Нишанов, который сам стремился уехать в Москву, в
руководство одной из структур Верховного Совета СССР. По другим сведениям, его поддержал Ш.Мирсаидов.
По третьим, И.Каримов взлетел на олимп власти благодаря усилиям И.Джурабекова. В Москве И.Каримова
поддержал Егор Лигачев, однако сам Михаил Горбачев был против.

39
понимании глава партии отождествлялся с государственной должностью исполнительной
власти. Двоякость ситуации заключалась в том, что партийные органы всегда замещали
государственные, но при этом не несли такой ответственности, как последние. На самом
деле И.Каримов стал президентом Узбекской ССР менее чем через год – 24 марта 1990 года
его избрал Верховный Совет республики на безальтернативной основе, преодолев
сопротивление Ташкентского клана. Тогда он сделал стратегически верный ход – избавился
от пут партийной системы и сосредоточился на правительственных прерогативах118. Нужно
заметить, что в те годы формировалось президентско-парламентское устройство
государства, однако после 29 декабря 1991 года в республике установилась абсолютная
президентская власть. Она же быстро трансформировалась в авторитаризм.
Вновь приведем по этому поводу мнение С.Панарина: «Но пока правящая элита
пребывала в растерянности, на первый план вышел секретарь Кашкадарьинского обкома
Ислам Каримов (весьма проблематично, чтобы он в иной обстановке смог стать партийным
руководителем). В отличие от своих предшественников Рашидова и Усманходжаева,
которые на ключевые посты предпочитали выдвигать своих земляков, он стал назначать
чиновников по принципу личной преданности, не забыв тех, кто помог ему прийти к власти,
создавая, таким образом, собственный клан. Вместе с тем он вынужден балансировать,
поддерживая паритет клановых сил в бюрократическом аппарате. Пока ему это более или
менее удается. Сила Каримова в том, что он не терпит около себя крупные политические
фигуры, которые могли бы составить ему конкуренцию»119.
Между тем, правительство в советские годы являлось вотчиной Ташкентского клана,
однако партийный руководитель Шараф Рашидов добился того, что в течение четверти века
исполнительная власть была отдана Самаркандско-Джизакскому клану. Практически
получалось, что в этот период представители этого клана были самыми сильными в
республике, так как сосредоточили в своих руках политико-правительственную власть.
Верховный Совет в лице Андижанского, Ташкентского и Хорезмского кланов в те годы не мог
противостоять его влиянию. Именно в эти годы в Джизакскую, Самаркандскую, Бухарскую и
Навоийскую области были вкачаны огромные инвестиции как со стороны союзного, так и
республиканского бюджетов, были там реализованы грандиозные проекты, в частности, по
созданию современной промышленной базы – добывающей и перерабатывающей, освоения
пустынных земель, строительства дорог и энергетической инфраструктуры, изыскания
новых месторождений энергоресурсов и полезных ископаемых. Нужно сказать, что 19601980-е годы для этих регионов были значительными с точки зрения экономического роста и
укрепления материального благосостояния. Безусловно, кланы имели возможности часть
предоставляемых ресурсов просто перекачивать для собственных нужд, именно этот период
стал основным для усиления экономического могущества Самаркандско-Джизакского
тандема. Однако даже в те годы в правительстве были представители Ферганской долины,
которые оттягивали на себя часть полномочий. Например, в 1940-1950 годах заместителем
председателя Совнаркома был Хабиб Абдуллаев (военная промышленность) из Маргилана.
При этом следует сказать, что в 1980-х годах правительство курировали
представители столичной элиты, однако на должностях заместителей председателя Совета
министров были выходцы из Самаркандско-Джизакского тандема. К слову, в 1957 году
зампредом правительства был самаркандец Мирза-Али Мухаммеджанов120, в 1989 году –
Пулат Абдурахманов (тоже из Самарканда121), а в 1990-х годах – Исмоил Джурабеков из
Джизака. В 2003 году И.Каримов решил взять на вооружение рецепт Шарафа Рашидова и
поставил на пост премьер-министра выходца из Джизака Шавката Мирзияева, сместив
Уткира Султанова (Ташкентский клан). Такие схемы эффективны тем, что позволяют
оправдывать те или иные назначения политической и административной необходимостью. И
хотя весной 2007 года президент внес изменения в действующее законодательство в связи
с принятием закона «Об усилении роли политических партий в обновлении и дальнейшей
демократизации государственного управления и модернизации страны», которое
118

Номинально И.Каримов еще продолжал считаться руководителем и республиканской партии, но к этому
моменту он абсолютно охладел к ней и стал проявлять себя больше как антикоммунист.
119
http://www.igpi.ru/bibl/igpi_publ/vasilev/vasilev-u1.html.
120
В 1957 году он был министром сельского хозяйства УзССР.
121
Впоследствии он был председателем Самаркандского облсовета (1990 год), хокимом Самаркандской области
(1993-1995 годы).

40
предусматривало передачу части полномочий парламенту, на самом деле И.Каримов
оставил за собой право окончательного решения важных государственных вопросов.
В частности, законом трактовалось: «Состав Кабинета Министров формируется
Президентом Республики Узбекистан. Кандидатура Премьер-министра для рассмотрения и
утверждения Законодательной палатой и Сенатом Олий Мажлиса Республики Узбекистан
представляется Президентом Республики Узбекистан после проведения консультаций с
каждой из фракций политических партий, представленных в Законодательной палате Олий
Мажлиса Республики Узбекистан, и депутатами, избранными от инициативных групп
избирателей, в течение месяца после избрания должностных лиц и формирования органов
палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан.
Утвержденной считается кандидатура на должность Премьер-министра, набравшая
большинство голосов от общего числа депутатов Законодательной палаты и членов Сената
Олий Мажлиса Республики Узбекистан. Если при голосовании этой кандидатуре не удалось
набрать большинство голосов от общего числа депутатов Законодательной палаты или
членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, Президент Республики Узбекистан
имеет право после проведения дополнительных консультаций с фракциями политических
партий и депутатами, избранными от инициативных групп избирателей, еще дважды
представлять кандидатуры на должность Премьер-министра.
В случае трехкратного отклонения Законодательной палатой или Сенатом Олий
Мажлиса Республики Узбекистан представленной кандидатуры Премьер-министра
Президент Республики Узбекистан назначает исполняющего обязанности Премьерминистра, распускает Олий Мажлис Республики Узбекистан или одну из его палат»122. Как
видно из этого, при любом неблагоприятном раскладе глава государства вправе повлиять
на политическую ситуацию, распустив парламент или фракцию, этим самым еще раз
продемонстрировав всем, кто в стране хозяин. И это обязаны учитывать кланы, которые
делегируют в представительные органы своих людей.
Говоря о партийных течениях, следует также обозначить точки соприкосновения
интересов элит. В годы советской власти партийная власть переходила от Андижанского
клана к Самаркандско-Джизакскому тандему, и только изредка она доставалась
Ташкентскому клану. Нужно отметить, что это была самая важная ветвь власти, и до 1930
года она практически находилась вне клановых интересов – республиканскую партию
возглавляли ставленники Москвы, выходцы из других частей Союза ССР123. И лишь в 1930-х
(А.Икрамов) и в 1950-х (Н.Мухитдинов) годах первыми секретарями ЦК были люди
Ташкентского клана. Политическая власть ценилась выше всего остального, и за нее
боролись до конца 1980-х годов, пока ослабевшее Политбюро ЦК КПСС перестало
контролировать ситуацию на национальных окраинах и потеряло всякий авторитет у
местных «князей». В итоге, к началу 1990-го года у ЦК Компартии Узбекистана не оказалось
рычагов влияния на государственные институты, поскольку вся власть перешла в
Верховный Совет, а затем и в президентскую систему. Коммунистическая организация
трансформировалась
в
Народно-Демократическую
партию,
возглавлял
которую
представитель Намангана Абдулхафиз Джалалов, директор академического Института
философии и права (он же был «соперником» Ислама Каримова на президентских выборах
2000 года124). Несмотря на свою превосходящую численность по сравнению с другими
партиями, НДПУ перестала играть важную роль в политической системе общества, ведя
свою борьбу за власть лишь в парламенте и против других фракций и партий. Оппоненты
122

Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в
связи с принятием Конституционного Закона Республики Узбекистан “Об усилении роли политических партий
в обновлении и дальнейшей демократизации государственного управления и модернизации страны”». Принят
Законодательной палатой 28 февраля 2007 г., одобрен Сенатом 29 марта 2007 г., подписан президентом 11
апреля 2007 года.
http://www.press-service.uz/ru/#ru/news/show/zakonyi/o_vnesenii_izmeneniye_i_dopolneniye_v_ne.
123
Отдав партийную власть местным кадрам, Москва, однако, ввела институт вторых секретарей, когда в
партийных органах заместителями руководителей были этнические русские (или славяне). Практически было
так же и в министерских и ведомственных учреждениях.
124
На выборах он получил 4,17%, или 505 тыс. голосов, больше всего за него голосовали в регионах
Андижанского клана, особенно в Намангане. 27 декабря 2003 года он был отстранен от руководства партии на
пленуме, на котором А.Джалалов и не присутствовал. Впоследствии его лишили и должности директора
Института философии и права.

41
официально ответили тем же, заявив о своей оппозиционности к крупной партийной
группировке в Олий Мажлисе. Понятно, что это была жалкая игра на фоне жесткого
авторитаризма, подавляющего инакомыслие. К И.Каримову в оппозицию никто из
официальных лиц и движений не становился.
Должности секретарей ЦК (не первого и второго) обычно передавали в порядке
очередности другим регионам, например, от Каракалпакстана был в 1970-1981 годах Юлдаш
Курбанов. Другое дело, что в бурные годы – конец 1980-х-начало 1990-х – были попытки
создания неподконтрольных правительству партий: так, в 1991 году профессор Алим
Каримов организовал и возглавил партию «Озод дехконлар»125, которая была запрещена, а
сам А.Каримов 21 августа 1993 года арестован. Президент не терпел самостоятельных и
ярких личностей, он подавлял их при первой же попытке выступить в качестве политиков.
Возвращаясь к прошлому, необходимо отметить, что Москва в годы Советской власти
умела поддерживать относительный баланс интересов региональных элит. Назначая на
должность представителя одного клана, она вводила в заместители представителя другого,
и это было как в партийных, так и в государственных структурах. Учет велся на уровне
министерств,
ведомств,
комитетов,
профсоюзов,
комсомольской
организации,
правоохранительных органов и т.д. Все это было направлено на то, чтобы не дать кланам
«приватизировать» власть и не усилить сепаратистские тенденции, не дестабилизировать
политическую ситуацию. В этом смысле такие схемы успешно работали до распада
Советского Союза. Причем подчеркнем, любое кадровое решение принималось партийными
органами при консультации с КГБ, и этот метод был также востребован И.Каримовым,
создавшим президентско-силовую схему учета и расстановки кадров126. То есть прежде чем
подписать документ на назначение, глава государства внимательно рассматривал личное
досье на кандидата, учитывал его значимость для региональной элиты, а также насколько
он был коррумпирован, а значит, предан хозяину. Чем жестче и беспринципнее был человек,
тем сильнее была его тяга к силовым методам управления, тем больше было у него шансов
попасть в кресло руководителя министерства или хокимията.
Говоря о ситуации в Узбекистане, приведем мнение «Еженедельного журнала»,
который подчеркивал взаимоотношения нового президента Ислама Каримова с местными
группировками: «Ислам Каримов, оказавшийся незаурядным политиком, сумел не только
подняться над клановыми группировками, но стать гарантом существования самого
узбекского государства в его нынешнем виде. К моменту избрания Каримова президентом
самаркандский клан, выдвинувший из своих рядов и другого знаменитого руководителя
республики – Шарифа Рашидова, значительно уступал по возможностям и ресурсам
ташкентцам. Не случайно в первые годы узбекской независимости рядом с
«самаркандским» президентом Каримовым можно было увидеть «ташкентского» вицепрезидента Ш.Мирсаидова, обладавшего, по мнению многих, реальной властью, но быстро
потерявшего и должность, и положение лидера номенклатурной оппозиции, и даже саму
возможность жить в Узбекистане.
Но и после отставки Ш.Мирсаидова Каримов далеко не сразу ощутил себя
полновластным хозяином страны. Сейчас все это уже история: Каримову удалось не только
победить казавшиеся непобедимыми группировки, но стать арбитром, верховным судьей в
схватке интересов. При этом режим Каримова – это жесткий режим, и неясно, сумеет ли
возможный преемник президента сохранить этот каримовский стиль в будущем. Неясно,
прежде всего, самому Каримову, для которого сохранение Узбекистана именно в нынешнем
его виде – вопрос не просто денег или места в истории, а скорее жизни и смерти. Поэтому
узбекский президент будет стараться править, пока есть силы»127. И в этом будет опираться
на мощь Самаркандско-Джизакского тандема и искать лояльность Ташкентского и
Андижанского кланов. Поэтому одним из первых указов И.Каримова было назначение не
менее сильной личности – Рахима Раджабова из Бухарского клана государственным
секретарем при президенте (до мая 1992 года), а затем, с 12 декабря 1992 года, вицепремьером. Именно этот человек разводил по сторонам огрызающиеся кланы. Также он
125

Партию потом возглавила Нигора Хидоятова из Ташкента.
Председателем КГБ УзССР был выходец из Самарканда Левон Мелкумов (с середины 1970 до 1983 года), он
снабжал необходимыми досье джизакца Шарафа Рашидова, первого секретаря ЦК Компартии.
127
«ЕЖ»: Президент - это надолго. Кому, как и когда перейдет власть постсоветских ветеранов? 06.06.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1054851540.
126

42
раздаст руководящие должности из своего региона: например, министром культуры (19901992 годы) и председателем Ассоциации международных культурных связей будет выходец
из Навоийской области Найим Гоибов.
В докладе службы анализа Центральноазиатского агентства политических
исследований отмечалось: «Представитель самаркандского клана Ислам Каримов пришел к
власти в Узбекистане в июне 1989 года в результате компромисса между элитами
упомянутых кланов. В течение трех последующих лет с положением Каримова укрепились и
позиции самаркандского клана. Это вызвало недовольство элиты ферганского и особенно
ташкентского кланов. Решающее столкновение между самаркандским и ташкентским
кланами произошло в октябре 1991 года. Тогда около 200 депутатов Верховного Совета
выступили с открытым письмом, в котором подвергли резкой критике политику президента. В
частности, они обвинили Каримова в поддержке августовского путча ГКЧП, потребовали
переноса президентских выборов и их проведения на альтернативной основе, ограничения
полномочий президента и отмены цензуры. Инициатором данной антикаримовской акции
был признан тогдашний вице-президент РУ Шукурулло Мирсаидов, выходец из ташкентского
клана. Однако попытка оттеснить Каримова от власти окончилась неудачей. С тех пор и по
настоящее время пока ни один другой клан не решается оспаривать лидирующие позиции
самаркандского клана»128.
Следует привести мнение одного из авторитетных узбекских историков: «К середине
1990-х хорошо прослеживается расстановка сил «реформаторов» и управленцев. Если
первые обязаны были пополнять казну, то другие распределяли ресурсы, расставляли
кадры и охраняли подступы к семье президента. Столпы президентской команды –
Джурабеков, Алимов, Усманов, Хаккулов и Хайдаров – обеспечивали реальный авторитет
«самаркандцев» и так называемых «ташкентцев» в управлении государством. Не случайно
силовики также были выдвинуты из числа этих кланов. В охрану президента подбирались
исключительно самаркандцы, что может быть расценено двояко. Местное наречие фарси
все чаще заменяло государственный язык в коридорах власти и правоохранительных
органов. Такое положение не являлось тайным и зарождало чувство отчужденности в других
регионах, особенно остро било по амбициям Ферганской долины. В Самарканде проживают
зажиточные кланы персов, иранцев, таджиков. На протяжении многих лет они
поддерживаются состоятельными родственниками из-за рубежа. На фарси говорят и
понимают этот язык во многих азиатских странах, в том числе в Афганистане и Иране,
Малайзии, а также Арабских Эмиратах и даже Турции. Естественно, что лидеров
управленцев привлекали деловые отношения с этой частью мусульманского мира и далеко
не официального формата. Кроме того, советники смогли убедить бывшего воинствующего
«коммуниста» Каримова «встать ближе к народу». Строитель светского государства
отправляется совершить «хадж» в Мекку. Его примеру последовали сотни, а то и тысячи
единоверцев «партийцев». Начинается бум строительства мечетей почти в каждой
махалле»129.
Безусловно, влияние персидской народности и культуры на политическую элиту
Узбекистана велико и даже было главенствующим в определенные годы Советской власти.
Тем более это проявляется в годы независимости республики. Такой позиции
поддерживается эксперт Анатолий Таранцев, утверждающий, что «в современный период
таджики составляли значительную часть чиновничьего аппарата Узбекистана. Сломать
традицию не удалось даже в советское время. В советском и постсоветском Узбекистане
главенствовали и продолжают главенствовать в основном таджики и местные иранцы. Не
являясь титульной нацией и будучи за пределами родоплеменных клановых отношений,
таджики, тем не менее, функционируют в стране пребывания как маленькое государство,
которое можно идентифицировать, как известный в Таджикистане общественный институт
самоуправления – «авлод». Это доказывает то, что таджикскому сообществу Узбекистана
присуще те же, что и «авлоду» признаки – обладание всем комплексом систем
жизнеобеспечения, внутриэкономическими территориальными, духовно-культурными,
идеологическими, правовыми и властными механизмами»130.
128

Кто есть кто в узбекской оппозиции. Доклад казахстанских специалистов. 24.10.2002.
http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1035407100.
129
Материал передан А.Таксанову по электронной почте. Автор просил сохранить его имя инкогнито.
130
Таджики в Узбекистане: бросок к власти. 02.09.2009. http://www.zonakz.net/articles/26326.

43
С
другой
стороны,
влиянию
персоязычных
кланов
противопоставляли
узбекскоязычные, в числе которых были и пантюркисты. Именно они предложили в первые
годы независимости взять курс на Турцию и ее модель экономического и политического
развития. До середины 1990-х годов отношения с Анкарой развивались динамично и
интенсивно, тогда как с Ираном, Пакистаном, а также Таджикистаном связи были слабыми
или напряженными. Безусловно, этот факт вызывал раздражение у СамаркандскоДжизакского тандема, требовавшего большего присутствия персоязычных стран – именно
они пробили проект строительства железнодорожной и автомобильной ветки УзбекистанТуркменистан-Иран-Турция-Европа
(Ташкент-Ашгабат-Серахс-Теджен-Мешхед)
для
экспортно-импортных операций. Точка всех транспортных соединений – Иран. Учитывая, что
Ташкентский клан не собирался сдавать своих позиций, И.Каримов, умело оперируя такими
человеческими качествами, как личная неприязнь, политические претензии, тщеславие,
сумел спровоцировать межклановый конфликт на основе отдельных персон. В итоге он в
течение 1993-1995 годов сумел вывести из пространства государственного управления
таких людей, как хоким Ташкента Адхамбек Фозылбеков, вице-премьер Анатолий Возненко,
вице-президент Шукурулло Мирсаидов, представляющих столичную элиту, бывший посол
Узбекистана в России Юсуф Абдуллаев (Самаркандско-Джизакский тандем) и спикер
парламента Шавкат Юлдашев (Андижанский клан). Эти люди своим авторитетом и
значимостью создавали потенциальную угрозу власти И.Каримова. Более того, они имели
поддержку в тюрскоязычном мире.
Понятно, что укреплению Самаркандско-Джизакского тандема способствовали многие
факторы, в числе которых и геополитические: так, ухудшение отношений между Ташкентом
и Анкарой произошло и из-за того, что Турция предоставила убежище ряду политических
оппонентов И.Каримова, в частности, лидеру партии «Эрк» Мадамину Салаю (Мохаммад
Солих). Возможно, это было представлено президенту как сопротивление и козни
узбекскоязычных элит, имеющих контакты с зарубежьем, против самого И.Каримова. Можно
заметить, что с этого момента началась смена представителей столичной элиты на
выходцев из Самарканда, Джизака, Сурхандарьи и Кашкадарьи. Меньше повезло
Хорезмскому клану, так как лидер «Эрка» был родом из этого региона и пользовался
особым уважением у местной элиты, и поэтому до определенной поры представители
севера Узбекистана имели меньше всего значимых постов в центральных органах
республики. Один из экспертов утверждал, что Ислам Каримов настолько сконцентрировал в
своих руках власть, что кланы боялись проявить себя лишними движениями, практически
каждый чиновник был замешан в коррупции, а это позволяло президенту контролировать
ситуацию на местах. Любой, кто вознамерился бы заявить о себе, как о политике, тотчас
был бы обвинен в экономических или служебных преступлениях, и отчасти в этом была бы
правда. Другое дело, что именно И.Каримов создал такую неблагоприятную среду в
бюрократической машине, которая выдавливала честных и порядочных людей, как
ненужные и непригодные элементы для коррупционного функционирования и достижения
корыстных целей.
По этому поводу эксперт Александр Долгих писал: «Ислам Каримов проделал
эволюцию, мало чем отличающуюся от пути любого диктатора. Все дело в сопутствующих
обстоятельствах, которые оказались катастрофичными для Узбекистана. Иначе судьбу этой
страны не назовешь, ибо надо было обладать разрушительной энергией Каримова, чтобы
превратить Узбекистан с его несметными природными и людскими богатствами в жалкие
задворки Центральной Азии и всего пост-советского пространства). Здесь важны два
обстоятельства. Каримов не обладает своей кланово-региональной базой, поэтому он
оказался свободным от какого-либо контроля со стороны хотя бы части общества. Вовторых, вероятно, что из своего трудного детства он вышел хоть и бойцом, но со злобным и
мстительным характером. И то и другое обстоятельства привели к тому, что он никому и
ничему не доверяет, все пытается контролировать сам лично, лезет во всякие дырки. Он
был вынужден вести вечные маневры и интриги в своем окружении, чтобы удержать
контроль власти. В итоге, ни одно узбекское правительство так и не получило карт-бланш
вести дела экономики относительно самостоятельно, как, например, в России и
Казахстане»131.
131

Двоевластие по-узбекски. Конец эпохи Каримова? 4.02.2009. http://www.kyrgyznews.com/news.php?
readmore=2937.

44
То есть вся госудрственная структура была подмята под одного человека. Хотя
следует подчеркнуть, Ислам Каримов взял в практику апробированные методы Москвы и
первое время успешно применял их в своей кадровой политике. Однако у него были иные
цели, которые сводились к старому лозунгу «Разделяй – и властвуй!» Президент назначал
руководить одной областью представителя другой, тем самым сталкивал кланы между
собой. Это позволяло ему смещать недовольство элит в иное русло, переправлять их удары
в пустоту, ослаблять их во внутренней и межклановой борьбе. Хотя, следует отметить, что
кланы порой огрызались, и эти ответные шаги на действия Каримова были
чувствительными. Особенно ярко это проявилось в конце 1990-х годов, когда инерция
реформ, полученная в перестроечное время, прекратилась, и экономика зашла в тупик без
какого-либо ясного маршрута и четкой программы выхода из кризиса. Вину за это И.Каримов
возложил на региональные элиты Самаркандско-Джизакского тандема, поскольку именно их
представители в течение многих лет были в центральных органах власти. Кланы были иного
мнения. Предполагается, что именно кланы при поддержке своих представителей в
правоохранительных органах:
- организовали теракты 16 февраля 1999 года в Ташкенте;
- обеспечили прорыв боевиков из Исламского Движения Узбекистана летом 1999 и
2000 года;
- инициировали теракты в Ташкенте и Ташкентской области в 2004 году;
- содействовали мятежу населения Андижана в 2005 году;
- организовали теракты в Андижанской области в мае 2009 года.
Все эти действия были предопределены экономическими и политическими
интересами региональных элит, выражавших скрытое недоверие и сопротивление
репрессивным действиям Ислама Каримова132. Противостояние кланов, таких ярких
личностей, как Исмоил Джурабеков133 (Самаркандско-Джизакский тандем) и Тимур Алимов
(Ташкентский клан), хорошо описано в статье политолога Усмана Хакназарова «Ислам
Каримов и его «хозяин». Возвращение «серого кардинала» узбекской политики»,
опубликованной на сайте «ЦентрАзия» 2 января 2003 года134. В статье прослеживается
борьба как отдельных персон, так и кланов за должности в центральном правительстве и на
местах. Говоря о причинах кадровых перестановок после февральских терактов в Ташкенте,
У.Хакназаров отмечает: «Если обратить внимание на биографии увольняемых и
назначаемых лиц, то можно увидеть, что первая категория являются уроженцами или
Ташкента и Ташкентской области, или выходцами из Ферганской долины. А назначаемые –
это, в основном, выходцы из Самаркандской или Бухарской областей. Новые лица,
назначаемые на руководящие посты, являются людьми Исмаила Джурабекова, главы
самаркандского клана. А все те, кто были сняты с работы с начала работы Исмаила
Сергей Бирюков писал: «Однако версия теракта как реакции на отставку Джурабекова и “отстрел” его людей
в 1998 г. выдвигалась как полуофициальная. Действия всех сторон в борьбе кланов в Узбекистане было легко
списать на акции исламских радикалов. В начале 1999 г. Каримов снова, по традиции, настаивает на роли
(Ферганской) долины в обострении ситуации и выбирает эту версию как основную идеологическую установку.
Однако в это же самое время активно циркулировали и другие оценки произошедшего. Так, журнал “Эксперт” в
номере от 25 февраля 1999 г. опубликовал статью с анализом ситуации в Узбекистане, где утверждалось, что
представители “удушенного” президентом малого и среднего национального бизнеса весьма недовольны
правящим режимом. Исмоил Джурабеков, возглавлявший в советский период “Главсредазирсовхозстрой” и
затем Госагропром, был назван автором статьи, со ссылкой на “самых информированных аналитиков”, “серым
кардиналом” Узбекистана и единственным возможным лидером противостояния Каримову. Автор статьи в
“Эксперте” утверждал, что Джурабеков навел мосты и с наманганскими муллами, и с московскими и ньюйоркскими "крестными отцами" узбекского происхождения, и с таджикско-афганскими боевиками, и, вероятно,
с чеченским полевым командиром Хаттабом, в лагерях которого прошли подготовку исполнители терактов».
Элиты-клиентелы как ключевой фактор политического развития центральноазиатских государств. 18.03.2003.
http://old.russ.ru/politics /20030318-bir.html.
133
По некоторым сведениям, женой Ислама Каримова – Татьяна Акбаровна Азизова – является дочерью
двоюродного брата Исмоила Джурабекова, то есть племянницей. Иначе говоря, Ислам Каримов и Исмоил
Джурабеков – родственники, хотя и не кровные. По другим, Татьяна есть приемная дочь иранца Акбара,
этническая русская.
134
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1041500820.
132

45
Джурабекова на посту советника президента по вопросам сельского хозяйства до
сегодняшнего дня, являются выдвиженцами ташкентского клана во главе с Тимуром
Алимовым, бывшим советником по кадровым вопросам президента Каримова, ныне
руководителем контрольно-ревизионной инспекции аппарата президента. На эти должности
их приводил сам Т.Алимов, когда был советником президента по кадровым вопросам. А
теперь Джурабеков их начал ликвидировать».
Однако, по мнению У.Хакназарова, террористические акты организовал президент
совместно с Ташкентским кланом, подключив к этому верного Рустама Иноятова с
аппаратом СНБ. Между тем, скорее всего, это Самаркандско-Джизакский клан под
дирижированием И.Джурабекова и поддержке МВД (Закир Алматов) и Исламского движения
Узбекистана (Джума Намангани и Тохир Юлдаш) организовали серию терактов в Ташкенте,
чтобы вернуть статус-кво. Потому что выгоду от этих акций получили именно представители
Самарканда, именно их позиции были заметно усилены во внутриполитическом
межклановом раскладе.
Таким образом, конфликтный потенциал ширился, набирал обороты. Особенно это
проявилось, когда власть стала концентрироваться у одной региональной элиты, которую
возглавлял сам президент. К середине 2000-х годов сложилась такая ситуация, когда все
основные государственные институты находились у Самаркандско-Джизакского тандема:
президентская власть у Ислама Каримова, парламентская – у Эркина Халилова,
исполнительная (правительство) – у Шавката Мирзияева, министерство внутренних дел – у
Баходира Матлюбова, Верховный суд – у Буритоша Мустафаева, Центральный банк – у
Файзуллы Мулладжанова. Нужно заметить, что и ранее ключевые посты в правительстве
занимали выходцы из этого тандема, например, министерство финансов возглавляли
Мамаризо Нормуродов и Бахтияр Хамидов, министерство юстиции – Абдусамат
Палванзаде, вице-премьером был Сагдулла Караматов. В ряде важнейших министерств и
госкомитетов заместителями министров или председателей назначались выходцы из этого
тандема, и у них были особые полномочия по сравнению с другими, равными по рангу, но
занимаемыми представителями иных регионов. Следует при этом сказать о влиянии этой
региональной элиты на общественное движение в республике: так, первым секретарем
Социал-демократической партии «Адолат» («Справедливость») избрали Анвара
Джурабаева, ранее лидером партии «Ватан Тараккиети» («Прогресс отечества») был
Шавкиддин Жураев из Бухары, позже до 2000 года партию возглавлял Ахтам Турсунов из
Самарканда.
Это, естественно, вызывало определенное сопротивление и ответное давление со
стороны других элитных групп. Особенно из-за репрессий в отношении представителей
Ташкентского клана, в частности, бывшего хокима Ташкента Козима Туляганова135, бывшего
министра обороны Кадыра Гулямова, бывшего первого заместителя председателя
Госкомимущества Игоря Яковлева136, бывшего заместителя министра внешних
экономических связей Шахло Абдуллаевой, а также из-за смещения с важных постов многих
других – скажем, министра финансов Рустама Азимова137 на низший по значению пост
135

По данным сайта «Узметроном.Ком», К.Туляганов вернул в казну 1,5 млрд. сумов (что равно было $1,3 млн.)
похищенных средств, однако городской суд приговорил его к 20 годам лишения свободы условно с
испытательным сроком в 1 год.
136
По некоторым сведениям, И.Яковлев был осужден на 14 лет лишения свободы за нанесенный ущерб в $2
млн. По мнению экспертов, все беды за провалы приватизации свалили на этого человека, а другие высшие
чины, в частности, Махмуд Аскаров и Уктам Исмоилов были лишены должностей, однако не понесли
наказание в виде тюремного заключения.
137
Приведем мнение эксперта Усмана Хакназарова: «Рустам Азимов - уроженец г. Ташкента, выпускник
исторического факультета Ташкентского государственного университета, экономического факультета
Ташкентского ирригационного института, а также партийной школы в г. Ташкенте. Трудовую деятельность
начинал на заводе “Фотон”, после окончания университета долгое время (в г. Ташкенте и Джизакской области)
работал секретарем комсомола и компартии. Восхождение Рустама Азимова по служебной лестнице началось
после обретения Узбекистаном независимости: через год президент Каримов назначает его председателем
Национального банка республики. В 1999 году становится министром финансов, а в 2000 - заместителем
премьер-министра. В последнее время занимал пост министра макроэкономики и статистики. По финансовой
мощи Рустам Азимов не уступает Закиру Алматову, а может быть, и превосходит его. Размер состояния
Азимова можно представить по тому, что в свое время бывший генеральный прокурор Узбекистана Буриташ
Мустафаев собрал на него тридцать толстых томов документов, подтверждающих участие молодого банкира в

46
министра экономики и статистики, переназначение министра иностранных дел Садыка
Сафаева в Сенат Олий Мажлиса, Мир-Акбара Рахманкулова с поста секретаря Совета
безопасности тоже в Верхнюю палату парламента, министра МВЭСИТ Алишера Шайхова –
председателем Торгово-Промышленной палаты. Ушла с работы в 2002 году председатель
Совета Федерации профсоюзов Дильбар Джахангирова. Но это часть смещений, имевших
место в те годы. А ведь были притеснения и в ранние периоды. Так, в 1993 году вынужден
был покинуть страну и попросить политическое убежище в США экс-министр юстиции и экспосол Узбекистана Бобур Маликов138, чем настроил против себя и всего клана Ислама
Каримова. Поэтому долгое время представители столицы были на вторых и третьих ролях в
государственной машине управления. Правда, ситуация изменилась к середине 2000-х
годов, и с этим глава государства вынужден был считаться139.
В итоге Ислам Каримов вынужден был сделать определенные уступки: после своих
третьих 2007 года президентских (нелегитимных) выборов он передал Законодательную
палату и Сенат Олий Мажлиса Ташкентскому клану. Ныне в нижней палате более 60%
руководящих мест отдано представителям столичной элиты. Сенат возглавил Ильгизар
Собиров из Хорезма140, но и под его началом были представители Ташкента141, играющие не
последнюю скрипку в парламентском оркестре. Конституционный суд также пока под
началом представителей Ташкента. С другой стороны, следует отметить, что в
распоряжении Шавката Мирзияева тоже выходцы из Ташкентского клана, в частности,
Рустам Азимов, Нодирхон Ханов и Абдулла Арипов, сосредоточившие в своих руках
важнейшие сферы экономики – финансы, коммуникации и связь, строительство и
коммунальное хозяйство. Но все равно влияние ташкентцев не идет в сравнение с мощью
Самарканда, крепнущего под бдительным оком президента. Нужно отметить, что даже в
период, когда премьер-министром был Уткир Султанов из Ташкентского клана, в реальности
властные полномочия находились у Исмоила Джурабекова, вице-премьера. Именно его
голос был важным в правительстве, и именно к его мнению прислушивались все в регионах,
министерствах и ведомствах, а также парламенте. Не зря же И.Джурабекова называли
«серым кардиналом», играющим в политические игры за спиной президента142. Кстати, по
мнению некоторых историков, И.Каримов был во многом обязан ему, поскольку благодаря
этому джизакцу он состоялся как лидер партии и государства. И именно И.Джурабеков
настроил свой клан в поддержку выходца из Самарканда в сложные 1980-е годы.
Генеральную прокуратуру президент, используя систему противовесов и
сдерживания, передал Андижанскому клану, чтобы не допустить взаимного и
окончательного подавления двух крупных силовых структур – МВД и СНБ. Однако
крупных валютных махинациях. Тогда, в конце 90-х годов, Мустафаев не успел использовать их, так как у
власти были уже представители ташкентского клана. Кстати, сейчас эти тома Б. Мустафаева по требованию
Исмаила Джурабекова переданы на вооружение Закира Алматова. В отличие от Алматова Рустам Азимов не
имеет войск, хотя мультимиллионерам никогда не составляло труда собрать на свои деньги нужное себе
войско. Однако у Азимова есть и преимущества перед Закиром Алматовым: молодой ташкентец находится в
хороших отношениях с руководителями мировых финансовых и кредитных институтов. В частности, благодаря
этим связям Азимов является вице-президентом Европейского банка реконструкции и развития». / Хакназаров
У. «Кандидаты» в президенты Узбекистана. 18.01.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.
138
Б.Маликов приходится внуком первому узбекскому президенту Юлдашу Ахунбабаеву, представителю
Ферганского клана.
139
Со слов одного из экспертов, имевшего разговор с экс-госсоветником Т.Алимовым, Ислам Каримов очень
хитер и использует различные комбинации, чтобы держать на расстоянии выходцев всех кланов. «Он держит
всех в ежовых рукавицах, и именно страх вынуждает людей не сопротивляться, забыть о возможных ответных
действиях, организации заговора против президента», - отмечал эксперт, оперируясь на мнении Т.Алимова. В
атмосфере, когда все стучат и доносят друг на друга, выражая свою преданность, когда одни силовые
структуры охотятся за другими, вероятность антиконституционного переворота невысока. ФИО эксперта не
публикуется по его же просьбе.
140
Это второй случай в истории Узбекистана, когда представитель Хорезма занимал высший пост в парламенте.
Первым был председатель Президиума Верховного Совета Назар Матчанов.
141
Следует подчеркнуть, что ранее был представитель Ташкентского клана Мурад Шарифходжаев, соавтор
книги об Исламе Каримове «Человек, определивший эпоху».
142
По мнению некоторых экспертов, он даже манипулировал И.Каримовым, и тому пришлось приложить
немало сил, чтобы скинуть «кардинала» с властного Олимпа, хотя это до 2004 года имело определенные
сложные последствия, например, напряженность в отношениях Самаркандско-Джизакского тандема и главой
государства, всплеск терроризма, как одной из форм борьбы кланов с центральным правительством.

47
региональные элиты провели своих представителей и в Генеральную прокуратуру, в
частности, Алишера Шарафутдинова (столичный клан) из МВД. В свою очередь, сотрудники
Генеральной прокуратуры «осваивают» власть на местах: так, заместитель начальника
управления Батирали Пулатов получил должность хокима Янгиюльского района143. Между
тем, многие эксперты признают, что, несмотря на меньший численный состав в органах
МВД, у чекистов перевес в полномочиях и техническом обеспечении, более того,
представители СНБ внедрены практически во все государственные и неправительственные
структуры, им предоставлены полномочия политического и особенно экономического
контроля, что раньше считалось прерогативой только ведомства Алматова, а также влияния
на кадровые назначения. Можно сказать, что Рустам Иноятов, а вместе с ним и Ташкентский
клан, держит палец на пульсе жизни республики144. Ни одно важное решение И.Каримов не
принимает, не ознакомившись с досье чекистов, будь оно на определенную персону, либо
на действия западных стран в отношении республики.
Следует также подчеркнуть, что в связи с введенными изменениями в Конституцию
по трансформированию Олий Мажлиса в двухпалатный парламент и передачи части
функции законодательному органу и Кабинету Министров, президент заранее сделал
рокировку: в исполнительный орган он поставил главой представителя СамаркандскоДжизакского тандема – Ш.Мирзияева, предварительно убрав с поста премьера ташкентского
Уткира Султанова. Это был ловкий и удачный ход в шахматной партии кадровых рокировок.
В любом случае, власть продолжают удерживать выходцы из Самарканда. Интересно в этом
контексте мнение израильского эксперта Александра Меламеда: «Ислам Каримов жестоко
подавляет все попытки кланов прийти к власти. Хотя Исмаил Джурабеков считался до
недавнего времени (пока шел в русле административно-командных настроений президента)
наиболее влиятельным политиком, однако, в силу разных обстоятельств, прежде всего,
возраста, сам он вряд ли сядет в президентское кресло. В столице Узбекистана считается,
что следующим президентом будет представитель ташкентского клана; однако не
исключено, что, скорее всего, решающее слово в этом вопросе будет принадлежать тем же
самаркандцам»145.
В этом смысле уместно заключение эксперта Андрея Грозина, утверждавшего, что «в
результате негласного разделения между основными кланами главных отраслей (в
частности, нефтегазовой, финансово-банковской, агропромышленной, торговой) экономики
РУ сложилась ситуация, когда конкретные персоналии, представляющие конкретные кланы,
используют возможности данных отраслей в своих интересах. Дистанцированных от кланов
фигур в узбекском правительстве мало, а их роль незначительна. Это, разумеется, не
относится к таким внеклановым фигурам, как Гульнара и Лола Каримовы – дочери
президента, и их бизнес не включен в клановую узбекскую систему. Точнее, в силу своего
положения, они в нее не интегрированы»146.
Таблица № 1.2. Распределение представителей кланов в центральных органах власти
на 20 июня 2009 года147
Ведомство
Руководство
Представляемый клан
Сенат (верхняя палата) Ильгизар
Собиров, Хорезмский клан
Олий Мажлиса
председатель148
143

http://www.uznews.net/news_single.php?lng=ru&sub=hot&cid=4&nid=16938.
Как заметил журналист Дмитрий Карманов о Р.Иноятове, «под контролем его спецслужбы находится почти
вся узбекская номенклатура, и ни одно важное государственное решение не принимается без его одобрения. В
каждом ведомстве и на каждом предприятии СНБ и подведомственные ей службы контролируют буквально
все: умонастроение сотрудников, оборот средств и т.д. Целая сеть своих людей была внедрена генералом
Иноятовым повсюду. Сотрудники “конторы” работают в различных узбекских фирмах, банках, в органах
местного самоуправления. Надзор за экономической безопасностью - одна из основных обязанностей генерала
от СНБ». http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=40&tek=7245&issue=200.
145
Примеряя халат Амира Тимура. Современный Узбекистан. Часть 2-я. 15.04.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1050354240.
146
Грозин А. Наследники Тамерлана: клановая структура Узбекистана.
http://www.analitika.org/article.php?story=20060102022117762.
147
Составлено по порталам органов государственной власти Республики Узбекистан.
148
До избрания на эту должность имел практику работы в органах суда и юстиции, работал хокимом (главой
администрации) Кошкупирского района Хорезмской области.
144

48
Законодательная (нижняя) Дилором Ташмухамедова,
палата Олий Мажлиса
председатель
Хуршид Достмухаммедов,
заместитель председателя
Исмаил Саифназаров,
заместитель председателя
Адхам Шадманов, заместитель
председателя
Акмаль Саидов, председатель
Комитета
Зие Азамат Хамид,
председатель Комитета
Изидор Кочмарик, председатель
Комитета
Алишер Муминов, председатель
Комитета
Аслитдин Рустамов, заместитель
председателя
Абдурафик Ахадов,
председатель Комитета
Илхом Насриев, председатель
Комитета
Ахтам Турсунов, председатель
Комитета
Нурдинжон Исмоилов,
председатель Комитета
Кабинет Министров
Шавкат Мирзияев, премьерминистр
Эргаш Шаисматов, заместитель
– руководитель комплекса по
вопросам геологии, ТЭК,
химической, нефтехимической и
металлургической
промышленности
Рустам Азимов, первый
заместитель – министр
финансов, руководитель
комплекса экономики и внешних
экономических связей
Нодирхон Ханов149, заместитель
– руководитель комплекса по
вопросам коммунальной сферы,
транспорта, капитального
строительства и стройиндустрии
Абдулла Арипов, заместитель –
руководитель комплекса по
вопросам информационных
систем и телекоммуникаций –
генеральный директор
Узбекского агентства связи и
информатизации

149

Ташкентский клан

Самаркандско-Джизакский
тандем

Наманганский клан
(Андижанский клан)
Самаркандско-Джизакский
тандем

Ташкентский клан

Указом президента от 9 июля 2009 года понижен в должности до руководителя департамента.
http://www.uzmetronom.com/2009/07/10/te_zhe_lica_tolko_v_profil.html.

49

Верховный суд

Конституционный суд

Рустам Касымов, заместитель –
руководитель комплекса по
вопросам образования,
здравоохранения и социальной
защиты150
Фарида Акбарова, заместитель –
председатель Комитета женщин
Узбекистана151
Улугбек Розукулов, заместитель
– руководитель комплекса по
вопросам развития
машиностроения,
электротехнической и
авиационной промышленности,
стандартизации продукции –
председатель правления АК
«Узавтосаноат»
Буритош Мустафаев152,
председатель с ноября 2006 года
Шерали Рахманов, заместитель
Бокижон Яхёев, заместитель –
председатель Военной коллегии
Олимжон Исмаилов,
заместитель
Бахтияр Мирбабаев,
заместитель председателя
Сайера Хакимова, судья
Узак Базаров, судья
Генжемурат Пиржанов, судья

Аппарат президента

Министерство иностранных
дел

150

Землимхан Хайдаров153,
управляющий делами
Султан Хайритдин,
государственный советник
Мурад Атаев, секретарь Совета
национальной безопасности
Вячеслав Голышев,
государственный советник
Владимир Норов154,
Хамидулла Караматов, первый
заместитель министра156

Андижанский клан

Самаркандский клан
/Навоийский клан/
Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Ташкентский клан

Кашкадарьинский клан
(Сурхандарьинский клан)
Каракалпакский клан
(Хорезмский клан)
Самаркандско-Джизакский
тандем

Ташкентский клан
Самаркандско-Джизакский
тандем155

Освобожден от должности 27 октября 2009 в связи с переходом на другую работу, и его функции переданы
А.Арипову. /http://www.uzmetronom.com/2009/10/27/vicepremer_popal_pod_sokrashhenie.html.
151
До нее эту должность занимала Дильбар Гулямова, Ташкентский клан (до 28 января 2004 года), Светлана
Инамова, Андижанский клан (до 2008 года).
152
Бывший Генеральный прокурор, бывший министр юстиции.
153
Считается, что реальным «серым кардиналом» является именно Зелимхан Хайдаров, а не Исмоил
Джурабеков. Это единственный «непотопляемый авианосец» узбекской власти, который два десятилетия
руководит Управлением делами Аппарата президента, и ни разу не подвергся официальной критике или
наказанию. Некоторые эксперты утверждают, что в конце 1980-х годов благодаря своим связям с ЦК КПСС
З.Хайдаров открыл путь к власти Исламу Каримову.
154
Бывший сотрудник Министерства внутренних дел. В автобиографии отмечено: 1976-1992 гг. - служба в
органах внутренних дел; 1993-1995 гг. - консультант по административно-правовым вопросам аппарата
президента Республики Узбекистан.
155
Заместителем министра иностранных дел и послом Узбекистана в США был также представитель этого
тандема Шавкат Хамракулов.

50

Министерство внешних
экономических связей,
инвестиций и торговли
Республики Узбекистан

Министерство внутренних
дел

Министерство экономики

156

Анвар Салихбаев, заместитель
министра157
Абдурахим Ходжаев,
заместитель министра158
Рустам Тухтабаев, заместитель
министра159
Бахтиёр Исламов, заместитель
министра
Элёр Ганиев, министр160
Насреддин Нажимов, первый
заместитель министра
Шавкат Туляганов, заместитель
Акмал Камалов, заместитель
Махаматнасыр Кадыров,
заместитель
Баходир Матлюбов, министр

Ташкентский клан

Сырдарьинский клан
(Ташкентский клан)
*Самаркандско-Джизакский
тандем
*Ташкентский клан
*Андижанский клан
Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
*Самаркандско-Джизакский
тандем
*Андижанский клан

Сайфулло Нурматов,
заместитель министра
Адхам Ахмедбоев, заместитель
министра
Абдулла Кулдашев, заместитель *Ташкентский клан
министра
Абдукарим Шодиев, заместитель
министра
Шавкат Икрамов, заместитель
министра
Батир Ходжаев, министр161
*Ташкентский клан
Сунатулла Бекенов, министр с 9 Ташкентский клан162
июля 2009 года

Бывший вице-премьер, посол Узбекистана во Франции, ректор УМЭД.
Кадровый офицер спецслужб. В автобиографии отмечено: 1973-1991 гг. - служба в вооруженных силах
Узбекистана; 1991-1994 гг. - работа на различных должностях в Службе национальной безопасности
Республики Узбекистан; 1994-1997 гг. - заместитель председателя СНБ; 1997-1998 гг. - первый заместитель
председателя СНБ; 1998-2004 гг. - заместитель председателя СНБ, далее - на дипломатической работе.
158
В автобиографии отмечено: 1986-2003 гг. - служба в вооруженных силах. Скорее всего, работа в КГБ/СНБ.
159
В автобиографии отмечено: 1996-1997 гг. - главный консультант по вопросам межгосударственных
отношений аппарата президента Республики Узбекистан; 1997-2000 гг. - заместитель секретаря Совета
национальной безопасности при президенте Республики Узбекистан.
160
Сотрудник Службы национальной безопасности. Как пишет сайт «Узметроном.Ком»: «Э. Ганиев – выходец
из спецслужб, начинал оперуполномоченным, специализировался на борьбе с транснациональными
экономическими преступлениями. В начале девяностых годов был делегирован для усиления в Агентство
внешнеэкономических связей, где работал под непосредственным руководством Уткира Султанова, позже
возглавившего правительство республики. В 1997 году Э. Ганиев возглавил это агентство. В феврале 2005 года
Э. Ганиев назначен министром иностранных дел Узбекистана взамен направленного в Сенат Садыка Сафаева,
однако
в
новом
качестве
пробыл
недолго,
уступив
место
Владимиру
Норову».
/
http://www.uzmetronom .com/2009/11/15/prikhod_ganieva__zvonok _dlja_azimova.html. По другим сведениям,
Э.Ганиев работал в МВЭС и Институте стратегических исследований до 1994 года. Между тем, автор
А.Таксанов до 1994 года работал в ИСМИ и ни разу не встречал этого человека. Вполне возможно, что он
работал под прикрытием, то есть на самом деле в СНБ.
161
Указом президента от 9 июля 2009 года назначен вице-премьером вместо Нодирхона Ханова. Ранее работал
председателем налогового комитета./ http://www.uzmetronom.com/2009/07/10/te_zhe_lica_tolko_v_profil.html.
162
С.Бекенов родом из г. Шымкента, Южный Казахстан. Однако считается, что его продвигает Ташкентский
клан, который имеет контакты со Старшим жузом Казахстана. Ранее работал заместителем министра финансов,
начальником департамента Кабинета Министров.
157

51

Министерство финансов

Министерство труда и
социальной защиты
населения

Галина Саидова, первый
заместитель министра
Рустам Шаабдурахманов,
заместитель
Татьяна Гуськова, первый
заместитель
Джамшид Кучкаров, заместитель
министра
Актам Хаитов, и.о. министра
Ботир Алимухамедов,
заместитель министра
Шухрат Саидов, заместитель
министра

Министерство юстиции

Самаркандско-Джизакский
тандем
Ташкентский клан

Самаркандский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
*Ташкентский клан

Ташкентский клан
Равшан Мухитдинов, министр163

Министерство обороны

*Ташкентский клан
Кабул Бердиев, министр164

Министерство по делам
культуры и спорта
Министерство высшего и
среднего специального
образования

163

Алексей Касьяненко, первый
заместитель министра
Анвар Жабборов, министр
Азимжон Парпиев, министр

Хорезмский клан
*Андижанский клан
*Ташкентский клан

Авазжон Марахимов, первый
заместитель министра165

Представитель силовых структур, в частности, Генеральной прокуратуры. Трудовую деятельность начал в
1985 году в должности стажера прокуратуры Чиланзарского района г. Ташкента. В 1986-1992 гг. - следователь,
прокурор следственного отдела, старший прокурор следственного отдела прокуратуры г. Ташкента, в 1992-1995
гг. - заместитель прокурора Сабир-Рахимовского района г. Ташкента, в 1995-1997 гг. - прокурор
организационно-контрольного и аналитического управления Генеральной прокуратуры Республики
Узбекистан, в 1997-1998 гг. - заместитель начальника следственного управления Генеральной прокуратуры
Республики Узбекистан, в 1998-2000 гг. - ответственный работник Аппарата Президента Республики
Узбекистан, в 2000-2005 гг. - прокурор Джизакской области, в 2005-2006 гг. - ответственный работник
Аппарата Президента Республики Узбекистан, в 2006-2007 годах - заместитель Генерального прокурора
Республики Узбекистан.
164
Относительно этого человека сайт «Узметроном.Ком» писал: «В бытность последнего начальником
Ташкентского военного общевойскового училища военная прокуратура обнаружила здесь хищение горючесмазочных материалов (в частности, бензина и соляра) на сумму, превышающую 760 миллионов в
национальной валюте. Плюс еще кое-что, о чем сегодня вспоминать не любят… Казалось бы, надо сливать
воду, как говорят самаркандские автомобилисты. Ан, нет. Дело о хищениях в особо крупных размерах тогда
почему-то замяли, а Кабул Бердыев вскоре (хоть и ненадолго) стал министром по чрезвычайным ситуациям.
Правда, и здесь долго не удержался, после чего был благополучно направлен командующим Юго-Западным
военным округом»./ Генералы песчаной карьеры. 13.01.2009.
http://www.uzmetronom.com/2009/01/13/generaly_peschanojj_karery.html.
165
Считается протеже бывшего вице-премьера Рустама Касымова, Ташкентский клан.

52
Министерство народного
образования

Министерство сельского и
водного хозяйства
Министерство
здравоохранения
Министерство по
чрезвычайным ситуациям

Гайрат Шоумаров, министр166
Абдулла Очилов, заместитель
министра
Бахтиер Донияров, первый
заместитель министра
Абдугани Холбеков, заместитель
министра
Одилжон Собиров, заместитель Навоийский клан
министра
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Сайфиддин Исмоилов, министр
Джизакский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Адхам Икрамов, министр
*Ташкентский клан
Касимали Ахмедов167, министр
Туйжон Турогалов, первый
заместитель министра

Генеральная прокуратура

*Сурхандарьинский клан
Андижанский клан

Рашиджон Кадыров,
генеральный прокурор168
Ташкентский клан
Алишер Шарафутдинов, первый
заместитель169
Служба национальной
безопасности

166

Рустам Иноятов, председатель170

В марте 2010 года министром был назначен Авазжон Марахимов, которого перевели с должности первого
заместителя министра высшего и среднего специального образования. Однако в конце июня 2011 года был снят
с руководящей должности указом президента. / Президент Узбекистана отстранил от должности министра
народного образования. 1.07.2011. http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1421217.html. По материалам сайта
«Узметроном», «еще будучи заместителем министра народного образования А. Марахимов курировал
оснащение средних учебных заведений компьютерной техникой и, как говорят, использовал при этом
специфические схемы закупок, позволяющие существенно повысить уровень личного благосостояния. Не
отказался он от них, по словам информаторов, и став у руля всего народного образования республики». /Год
пишем, пять в уме. 2.07.2011. Условно. http://uzmetronom.com/2011/07/02/god_pishem_pjat_v_ume_uslovno.html.
167
Сайт «Узметроном.Ком» отмечал: «...в мае 2005 года, когда произошли известные события в Андижане,
Касымали Ахмедов занимал должность командующего Восточным военным округом. Именно его, Ахмедова,
по прилету в Андижан сорок минут не мог найти Ислам Каримов. А когда генерал все-таки объявился,
президент тут же распорядился отстранить его от командования округом. Все ожидали, что К.Ахмедов будет
либо отправлен в отставку, либо отдан под суд. Однако этого не произошло, и он был плавно перемещен на
спокойную должность в Чирчик». В январе 2009 года был утвержден министром МЧС. Позже был осужден на 5
лет лишения свободы.
/http://www.uzmetronom.com/2009/01/13/generaly_peschanojj_karery.html.
168
Бывший заместитель председателя Службы национальной безопасности.
169
Бывший заместитель министра внутренних дел.
170
Некоторые эксперты считают, что он выходец из Сурхандарьинского клана, который затем примкнул к
Ташкентскому клану, однако продолжает проталкивать интересы сурхандарьинской элиты.

53
Шухрат Гулямов, первый
заместитель171
Государственный
таможенный комитет
Государственный комитет
по управлению
государственным
имуществом

Государственный
налоговый комитет

Комитет по управлению
государственными
резервами
Государственный комитет
по земельным ресурсам,
геодезии, картографии и
государственному кадастру

Государственный комитет
по демонополизации,
поддержке конкуренции и
предпринимательства

Содирхон Насыров,
председатель
Шухрат Хайруллаев, первый
заместитель
Дилшод Мусаев, председатель
Бобир Назаров, заместитель
Камолиддин Толипов,
заместитель
Ахтам Далиев, заместитель

Самаркандско-Джизакский
тандем
Андижанский клан

Самаркандско-Джизакский
тандем

Саидкул Арабов, председатель

Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Самаркандский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Ферганский клан
(Андижанский клан)
Андижанский клан
Ташкентский клан

Тулкин Абдуллаев, первый
заместитель
Урманжон Дадажонов,
заместитель
Низомиддин Бакиров
Боймурот Улашев, и.о.
председателя
Абдувохид Абдурашидов,
заместитель
Умар Турдиев, заместитель

Государственный комитет
по статистике

Гафуржон Кудратов,
председатель
Рустам Шаабдурахманов,
заместитель
Нодирхон Ханов, председатель
(он же вице-премьер)

172

Ташкентский клан

Эркин Гадоев, первый
заместитель
Алим Аманбаев, председатель
Миршод Курбанов, заместитель

Нариман Мавлянов,
председатель
Турамуратов Илхомбай
Бекчанович, заместитель
Мухамедов Акбар Ахтамович,
заместитель

171

*Ташкентский клан

Ботир Парпиев, председатель172

Государственный комитет
Республики Узбекистан по
геологии и минеральным
ресурсам

Государственный комитет
по архитектуре и
строительству

*Сурхандарьинский клан

Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Ташкентский клан
Каракалпакский клан
(Хорезмский клан)
Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Ташкентский клан

Шухрат Гулямов родился в 1966 году, выпускник факультета востоковедения ТашГУ.
Бывший председатель таможенного комитета.

54
Государственный комитет
по охране природы
Государственная инспекция
по надзору за
безопасностью
железнодорожных
перевозок
Узбекское агентство по
авторским правам
Узбекское агентство по
печати и информации

Узбекское агентство по
стандартизации,
метрологии и сертификации
Государственная инспекция
«Саноатконтехназорат»
(надзор за работами в
промышленности,
коммунальном хозяйстве)
Центр
гидрометеорологической
службы
Государственная инспекция
по контролю за
использованием
нефтепродуктов и газа
Агентство
«Узкоммунихизмат»
Узбекское агентство
автомобильного и речного
транспорта
Узгосхлебинспекция
Центральный банк

Борий Алиханов173, председатель
Равшан Икрамов, начальник
Икромжон Абдуллаев, первый
заместитель
Кодир Кудратов, заместитель
Абдулла Арипов, генеральный
директор
Бобур Алимов, генеральный
директор
Уткур Жураев, первый
заместитель
Рузмат Сафаев, заместитель
Абдукаххор Абдувалиев,
генеральный директор

Ташкентский клан

Илхомджон Холматов,
председатель

Ташкентский клан

Самаркандско-Джизакский
тандем
Хорезмский клан
*Андижанский клан

Виктор Чуб, начальник
Рустам Шералиев, начальник

Уткур Халмухамедов,
генеральный директор
Олимджон Ахмедов, заместитель
Абдурахмон Абдувалиев,
*Ташкентский клан
начальник

Зиявиддин Абидов, начальник
Файзулла Мулладжанов,
председатель174
Узбекское агентство связи и Агзам Исбасаров, первый
информатизации
заместитель генерального
директора
Миродил Сангилов, заместитель
Асаджон Ходжаев,
заместитель175
173

Андижанский клан

*Андижанский клан
Самаркандско-Джизакский
тандем

Ташкентский клан

Был позже снят с должности, чтобы возглавить Экологическое движение и войти в Законодательную палату
Олий Мажлиса вне парламентской борьбы, а по квоте, установленной президентом И.Каримовым.
174
Ф.Мулладжанов является выходцем из Наманганской области, однако был принят СамаркандскоДжизакским тандемом из-за его таджикского этноса. Его привел во власть Исмоил Джурабеков. В этом смысле
вполне приемлемым является мнение А.Грозина: «Узбекские политико-финансовые группировки являются
более гибкими, чем строго территориальный клан, так как помимо региональной общности действуют и другие
важные факторы: доступ к финансовым ресурсам, родственные связи, дружеские отношения и т. д. На практике
в ташкентскую или самаркандскую политико-финансовые группировки могут входить представители разных
регионов и национальностей, что усиливает возможности каждого клана влиять на ситуацию и отстаивать свои
интересы». (См. http://www.analitika.org/article.php?story=20060102022117762).
175
С 2003 г. по 2004 г. работал на должности ведущего консультанта аппарата Совета национальной
безопасности при Президенте Республики Узбекистан. А.Ходжаев родился в Чимкенте, однако представляет
интересы столичного клана.

55
Ассоциация «Узбексавдо»
Государственная
акционерная компания
«Узбекистон темир
йуллари»
Государственная инспекция
«Водхознадзор»
Государственная
акционерная компания по
строительству и
эксплуатации дорог
«Узавтойул»

Зафар Файзиев, председатель
Ачилбай Раматов176,
председатель правления
Тимур Камалов, председатель
Муродулло Абдуллаев,
председатель правления

Шокирджон Шералиев, первый
заместитель
Шокирджон Шералиев, первый
заместитель
Национальная холдинговая Улугбек Назаров, председатель
компания «Узбекнефтегаз» правления
Шавкат Надыров, заместитель
Государственная
Ботир Тешабаев, председатель
акционерная компания
правления
«Узбекэнерго»
Государственная
Эркин Кудратов, председатель
акционерная компания
правления
«Уздонмахсулот»
(хлебопродукт)
Эстрадное общество
Азамат Хайдаров, Главный
«Узбекнаво»
директор
Акционерная компания
Эркин Акрамов, председатель
«Узстройматериалы»
правления
ОАО «Узбекуголь»
Хамракул Хурсанов,
председатель
Юрий Кривенко, первый
заместитель
Узбекская ассоциация
Агзам Избосаров, председатель
предприятий
Аскар Расулов, заместитель
радиоэлектронной,
председателя
электротехнической
промышленности и
приборостроения
«Узэлтехсаноат»
Ассоциация
Кахрамон Сидикназаров,
международных
председатель
автомобильных
перевозчиков Узбекистана
Ассоциация предприятий
Фарход Омонов, председатель
хлопкоочистительной
промышленности
«Узпахтасаноат»
Национальная
Алишер Хаджаев,
телерадиокомпания
председатель177
Хуршид Мирзахамидов, первый
заместитель председателя
Бахром Утанов, заместитель178
176

Хорезмский клан

Каракалпакский клан
(Хорезмский клан)
Бухарский клан
(Самаркандско-Джизакский
тандем)
Андижанский клан
Андижанский клан
*Ташкентский клан

*Самаркандско-Джизакский
тандем

*Ташкентский клан
Сурхандарьинский клан
Ташкентский клан
Навоийский клан
Ташкентский клан

Входит в Национальный Олимпийский комитет Узбекистана, Президент Федерации бокса Узбекистана.
В 2001-2002 годы был заместителем секретаря Совета национальной безопасности при президенте
Узбекистана.
178
Сотрудник СНБ Узбекистана.
177

56
Мухаммад Куранов, первый
заместитель179
Фарход Рузиев, заместитель180
Государственная
акционерная компания
«Узкимесаноат»
(химическая
промышленность)
Национальная компания
«Узбектуризм»
Агентство «УзАрхив»
Национальная
авиакомпания «Узбекистон
хаво йуллари»
Национальный
Олимпийский комитет
Национальная Ассоциация
электронных СМИ
Узбекистана185
Духовное управление
мусульман Узбекистана
Эстрадное общество
«Узбекнаво»
Творческий союз
журналистов
Молодежное движение
«Камолот»
Торгово-промышленная
палата
Академия наук
Центральная
избирательная комиссия
179

Гуломжон Ибрагимов,
председатель правления181
Рискивой Якубов, заместитель
Зокир Кучкаров, заместитель
Хамидила Шерматов,
заместитель182
Зохид Хакимов, председатель
правления183
Абдушукур Абдуллаев,
генеральный директор
Валерий Тян184, председатель
правления
Малик Бабаев, президент
Мухаммадали Каримов,
генеральный секретарь
Фирдавс Абдухаликов,
председатель

Самаркандско-Джизакский
тандем
Кашкадарьинский
(Сурхандарьинский клан)
Ташкентский клан

Самаркандско-Джизакский
тандем

Усман Алемов, муфтий
Азамат Хайдаров, главный
директор
Шерзод Гулямов, председатель

Ташкентский клан

Акрам Алимов, председатель
Центрального Совета
Алишер Шайхов, председатель
Шавкат Салихов, президент
Мирзаулугбек Абдусаламов,
председатель186

Ранее был заместителем министра высшего и среднего специального образования.
В 1992-1993 годы был главным консультантом пресс-службы Аппарата президента.
181
В июле 2010 года назначен вице-премьером, курирующего комплекс по вопросам геологии, ТЭК,
химической, нефтехимической и металлургической промышленности.
182
В сентябре 2010 года был назначен руководителем «Узхимпром». /http://regnum.ru/news/fdabroad/uzbek/1327229.html.
183
Родители З.Хакимова являются выходцами из Ферганской долины. Нужно сказать, что с 1992 года, момента
образования «Узбектуризма», компанию возглавляли, в основном, представители Ташкентского клана. Туризм
считался сферой, где высоки теневые операции, и поэтому система туризма «крышевалась» СНБ. В частности,
известно, что экс-председатель Бахтияр Хусанбаев является другом председателя СНБ Рустама Иноятова.
184
Входит в Национальный Олимпийский комитет Узбекистана.
185
«Созданная накануне парламентских выборов 2004 года предпринимателем из Самарканда Фирдавсом
Абдухаликовым, Национальная ассоциация электронных СМИ (НАЭСМИ) с первых дней своей деятельности
продекларировала свою главную цель - монополизацию негосударственных электронных СМИ Узбекистана
под лозунгом “борьбы за цивилизованный рынок телевещания” и выполнения страной международных
конвенций по соблюдению авторских прав. Однако за ней стояла и более “глобальная” цель власти - поставить
под жесткий контроль негосударственные теле-и радиостудии, а также многочисленные студии кабельного
телевидения, прежде снабжавшие население Узбекистана неподцензурным эфиром зарубежных телеканалов.
Поэтому первоочередной задачей стало создание НАЭСМИ так называемой “единой телесети” для
распространения “единого национального продукта”»./ http://www.ferghana.ru/article.php?id=3778.
186
Ранее был первым заместителем министра юстиции, председателем Высшего хозяйственного суда,
Конституционного суда.
180

57
Демократическая партия
«Миллий тикланиш»187
Народно-демократическая
партия Узбекистана
Либеральнодемократическая партия
Узбекистана

Кочкар Тогаев, заместитель
Ахтам Турсунов, председатель
Аслиддин Рустамов188,
председатель
Махаммадюсуф Тешабаев189,
председатель

Самаркандско-Джизакский
тандем

Андижанский клан

Примечание: * - нет точных данных в отношении принадлежности к клану, выдвигается только вероятность,
высказанная экспертами по косвенным данным.

Итак, расклад сил, если вглядеться в таблицу № 1.2, ясен. Большинство полномочий
у Самаркандско-Джизакского тандема и Ташкентского клана – практически их мощи
равнозначны. И как реакция – постоянная борьба между ними за изменение баланса
влияния, перетягивание каната на свою сторону, но при таком сильном лидере как
И.Каримов, стремящемся сохранить равновесие, не допустить чрезмерной междоусобицы,
эти маневры и операции не всегда имеют успех. Хотя нужно заметить, что и президент не
стремится, чтобы между кланами воцарил мир – это грозит ему потенциальной опасностью
«дворцового переворота», в связи с чем он проводит постоянные смещения и чистки.
Опытные кадры он тасует по различным ведомствам с учетом как целесообразности их
использования, так и достижения кланового баланса, например, заместитель министра
финансов Шухрат Абдуллаев (1997) получил назначение в Министерство обороны на
должность тоже заместителя (2005), и это было сделано в целях усиления финансового
контроля над военным ведомством.
Некоторые эксперты называют кадровые пертурбации шахматной игрой, когда
каждой фигуре определена своя роль, исходя из ее возможностей и ресурсов, и результат
зависит от того, какую цель ставит игрок, к чему он стремится. И.Каримову не нужна
«патовая» ситуация, он играет только на победу и стремится поставить некоторым кланам
«шах», а если сопротивление нарастает, то и «мат». Его армия – это фигуры на поле
государства. Фигура «ладья» двигается в иерархии власти так, как это ей и предназначено
по статусу – по прямой линии, например, только в отраслевой схеме. Поясним: из
Министерства экономики – в Министерство финансов (Рустам Азимов190), из Министерства
внутренних дел – в Генеральную прокуратуру (Алишер Шарафутдинов), из Министерства
юстиции – в Верховный суд (Буритош Мустафаев), из Антимонопольного комитета – в
Государственный налоговый комитет (Джамшид Сайфитдинов), то есть соблюдается
принцип совместимости (право – к праву, экономика – к экономике). Фигура «конь»
перепрыгивает по горизонтально-вертикальной схеме – из отраслей в местную
администрацию, в частности, Турабжон Джураев из должности министра народного
образования перешел хокимом Сурхандарьинской области; Абдурахмон Джалолов из
первого заместителя министра сельского хозяйства – в хокимы Сырдарьинской области;
Садулло Бегалиев из министра сельского хозяйства – в хокимы Андижанской области;
Алишер Мардиев из министра юстиции – хокимом Самаркандской области; Маматисак
Гафуров из руководителя Ассоциации масложировой и пищевой промышленности –
хокимом Ферганской области (с 6 марта 2008 года). Фигура «офицер» передвигается только
по диагонали: из государственных структур – в хозяйствующие организации или
187

Эксперты называют партию «Миллий тикланиш» группировкой узбекской бюрократии, имитирующей
партию национал-консервативной ориентации. Основана 3 июня 1995 года. А 20 июня 2008 года произошло ее
слияние с партией «Фидокорлар». Численность партии - 72 тыс. человек.
188
По данным сайта «Фергана. Ру», НДПУ «возглавляет Латиф Гулямов, занимающий в парламенте пост
зампреда Комитета по международным делам и межпарламентским связям». Л.Гулямов – представитель
Ташкентского клана. В партии 363 тыс. человек. / http://www.ferghana.ru/article.php?id=6339.
189
Он же является председателем Комитета по международным делам и межпарламентским связям
Законодательной Палаты Олий Мажлиса РУ.
190
Украинский эксперт Владислав Гулевич отмечал: «При этом Ташкент всё чаще смотрит в сторону Запада, и
среди возможных преемников Ислама Каримова называют министра финансов Рустама Азимова, связанного с
мировой финансовой элитой, на которую Р. Азимов - мультимиллионер и вице-президент Европейского банка
реконструкции и развития - и рассчитывает опереться в будущей борьбе за власть». 17.08.2010.
http://www.fondsk.ru/article.php?id=3214.

58
неправительственные структуры (так, Алишер Шайхов, бывший министр внешних
экономических связей, стал председателем Торгово-промышленной палаты, Тимур Алимов
– из госсоветника перешел в руководители Интернационально-культурного центра).
Лишь опытный игрок может понять стратегию и тактику таких рокировок, когда
сильная фигура становится слабой (понижение И.Джурабекова с должности вице-премьера
до госсоветника) или слабая вдруг приобретает мощь и становится одной из ключевых
фигур шахматной партии (речь идет о лидере партии Дилором Ташмухамедовой,
получившей назначение спикером парламента). Необходимо понять, как «пешка»
становится «ферзем» (из хокима района Шавкат Мирзияев за короткое время превращается
в премьер-министра, из директора Института ядерной физики Кадыр Гулямов – в министра
обороны, из советника министра финансов Шухрат Юсупов – в генерального директора
завода «УзДЭУавто»), но и также, как «ферзь» может быть разжалован до «пешки» или иной
малозначимой фигуры для власти (например, так стало в премьер-министром Уткиром
Султановым191, получившим назначение на вымирающее Ташкентское авиационное
производственное предприятие им. Чкалова). Иногда «конь» приобретает иной статус,
имеющий меньше властных полномочий, но зато приближен к ресурсам, так, например,
Рустам Эшокулов был первым заместителем хокима Бухарской области, а затем перешел в
СП «Узбекнефтегазмонтаж» первым заместителем директора (нужно заметить, что это
предприятие является структурой Zeromax); другой пример: первый заместитель министра
экономики Улугбек Рузикулов был назначен на должность председателя акционерной
компании «Узавтосаноат» (автомобильная промышленность). В любом случае, не фигуры
определяют силу игрока, а то, как игрок ставит их на шахматные позиции, какие ресурсы они
получают и какую команду им следует выполнить. Понятно, что в клановой борьбе
приходится жертвовать фигурами, чтобы удержать стратегию и сохранить (улучшить)
позицию. Так были отданы на заклания и Алишер Мардиев, и Агзам Бахромов (оба – эксхокимы Самаркандской области), и Закир Алматов (МВД), и многие другие, принимавшие
правила игры. Для острастки И.Каримов приказал построить в Юнус-Абадском районе г.
Ташкента специальную тюрьму для высокопоставленных чиновников, осужденных за
коррупцию – это было постоянное напоминание тем «фигурам», которые самостоятельно
хотели поднять свой статус или пытались действовать самостоятельно, что в итоге их
ожидает участь прозябания в застенках этого учреждения192.
191

Вот мнение о нем эксперта Усмана Хакназарова: «У.Султанова можно назвать тихим чертом в кипящем
внутридворцовом омуте Узбекистана: он не вмешивается в конфликт кланов, однако выживает таким образом,
что ловко примыкает к любому из побеждающих или победивших кланов. Однако в нелегальном накоплении
капитала ни в чем от выдвиженцев кланов и мафиози не отстает. В частности, до недавнего времени вся
выручка вещевого рынка Ипподром шла именно У. Султанову, т.к. там теневым директором этого рынка был
ставленник армянской мафии Габриэлян, который был убит ташкентскими мафиози. В правительстве он
занимается, в основном, вопросами привлечения иностранных инвестиций, имея при этом так называемые
“комиссионные” за разрешение иностранным инвесторам осуществлять бизнес или производство в
Узбекистане. Именно из-за алчности У. Султанова автомобильные компании БМВ и Форд отказались
участвовать в решающем этапе тендера на построение в г. Асака Андижанской области автомобильного завода.
Как известно, тогда, в середине 90-х годов, эти инвесторы, сделав маркетинговый анализ (изучив состояние
узбекских дорог, экономические возможности населения и др.), предлагали правительству Узбекистана
выпускать на будущем заводе два вида автомобилей: легковой и джип. Однако когда премьер-министр
Узбекистана открыто попросил у немецких и американских автомобилепроизводителей “комиссионные” за
выигрыш в предстоящем тендере, они сначала удивились, а потом отказались работать с правительствомвзяточником. Затем, общеизвестно, тендер “выиграла” корейская компания ДЕУ, во многом благодаря
стараниям бывшего председателя Госкомимущества Узбекистана, ставленника корейской мафии В.Чжена.
Курируя вопросы иностранных инвестиций, У. Султанов занимается тем, что сначала намеренно завышает
стоимость инвестиционных контрактов, а потом имеет с этой завышенной стоимости высокие “комиссионные”.
В частности, подобные контракты и “комиссионные” были с такими компаниями, как “Тиссен”, “Сенаско”,
“Манисман” и т.д. Об этом, помнится, было написано даже в читательских комментариях к моим статьям.
Прибыль от этой “деятельности” У. Султанов хранит в швейцарских банках, куда вывозит через своего родного
брата Уйгуна Султанова, бывшего работника милиции, а ныне одного из видных людей армянской мафии в
Ташкенте. Видимо, эта “деятельность” Уткира Султанова занимает очень много времени, потому что до сих
пор он не выучил узбекский язык, хотя в середине 90-х годов, когда его назначали на пост премьер-министра,
он обещал выучить государственный язык Узбекистана за три месяца». / Хакназаров У. «Кандидаты» в
президенты Узбекистана. 18.01.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.

59
Итак, какими возможностями располагали региональные элиты в середине-конце
2000-х годов? У Самаркандско-Джизакского тандема важные экономические рычаги –
Центральный банк республики (Файзулла Мулладжанов), аграрный сектор – Министерство
сельского и водного хозяйства (Сайфиддин Исмаилов), трудовые ресурсы – Министерство
труда и социальной защиты (Актам Хаитов), а также властные полномочия – глава
государства (Ислам Каримов), премьер-министр (Шавкат Мирзияев), вице-премьер (Эргаш
Шоисматов) и заместители министров/госкомитетов, которые оперируют важными активами,
в частности, компания по строительству и эксплуатации дорог (Муродулло Абдуллаев). До
середины 2000-х годов такой важный экономический центр как Министерство финансов,
также находилось под контролем самаркандской элиты193. Кроме того, у тандема
дипломатия (В.Норов), а значит, рычаги сотрудничества с международными институтами и
государствами. Нужно сказать, что после событий в Андижане 2005 года и последующих
санкций со стороны Европы и США, И.Каримов стал явственнее осознавать могущество
дипломатии, ее средства воздействия, и поэтому вынужден был доверять только своим
землякам, которым поручил разорвать «замкнутый» круг. Уже с 2008 года западный мир
стал подавать сигналы к новым отношениям, и это взбодрило президента.
За Самаркандско-Джизакским тандемом также рычаги безопасности – секретарем
Совета национальной безопасности назначен был Мурад Атаев, таджик; он имел право
контроля над «ташкентской» Службой национальной безопасности, и этим самым
обеспечивал равновесие между МВД и СНБ. Более того, у этого клана самый влиятельный
общественно-политический рычаг – религия, поскольку ДУМУ (Духовное управление
мусульман Узбекистана) возглавляет с августа 2006 года выходец из Самарканда Усман
Алемов. Представители Самаркандско-Джизакского клана сидели пускай не всегда в
главных, но часто в значимых местах государственного аппарата, и там они играли свою
роль. Даже такой пост, как председатель Государственной акционерной компании
«Узбеккино» передали Муроду Мохаммад-Дусту (2002-2005 годы), председателя
Ассоциации судей – Абдиле Тухтаеву, первого секретаря Центрального совета Народнодемократической партии «Фидокорлар» («Самоотверженные») – Ахтаму Турсунову, а
первого секретаря Политсовета Народно-демократической партии (НДПУ)194 – Аслиддину
Рустамову195 и т.д. Демократической партией «Миллий тикланиш» («Национальное
возрождение») ныне руководит Ахтам Турсунов из Самарканда. Как видно из этого,
политические движения также патронируются кланом. В январе 2011 года министром
внешних экономических связей, инвестиций и торговли стала Галина Саидова,
представительница Самарканда (до этого она была первым заместителем министра
экономики196), сменив Эльяра Ганиева из Ташкентского клана. 15 июня 2011 года
представитель Бухары Умар Турдиев занял пост и.о. председателя Антимонопольного
комитета197, органа, являющегося одним из важных регуляторов товарной массы в
республике; практически с этого лакомого «куска» был отодвинут столичный клан.
Чем располагали остальные элиты? У Андижанского клана – автомобильная
промышленность («Узавтосаноат», Кудрат Парпиев – до 2006 года), система налогов (Батир
Парпиев и Джамшид Сайфитдинов198, главы ГНК) – второй по значимости институт после
министерства финансов. Выходец из Ферганской области Рустам Ахмедов стал первым
192

Кстати, по некоторым версиям, экс-хоким Самаркандской области А.Бахромов и стал одним из первых его
узников.
193
Считается, что И.Каримов сделал уступку Ташкентскому клану, передав Минфин в его распоряжение,
однако взамен установил парламентский контроль со стороны Самаркандско-Джизакского тандема (комитет по
бджету Олий Мажлиса).
194
В Народно-демократической партии Узбекистана насчитывается 340 тыс. членов.
195
По установке И.Каримова выступал оппонентом на президентских выборах в 2007 году.
196
Следует отметить, что в конце июля 2011 года Г.Саидова вернулась руководить Министерством экономики,
не «продержавшись» в МВЭСИТ полугода. Скорее всего, будучи принципиальным человеком, она не захотела
участвовать в явных теневых операц иях, которые осуществлялись ведомством по внешним экономическим
связям и которое, по мнению некоторых экспертов, и было создано для легализации криминальных денег и
обеспечения вывоза украденных финансовых средств за рубеж. МВЭСИТ возглавил Ровшан Гулямов, который
ранее занимал должность первого заместителя министра финансов и министра экономики.
197
Президент Узбекистана назначил нового председателя Госкомдемонополизации. 15.07.2011.
http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/polit/1425816.html.
198
Он же был председателем Комитета по демонополизации (2001 год).

60
министром по делам обороны независимого Узбекистана и командующим национальной
гвардией; кроме того, заместителем министра обороны по воспитательной части являлся
Маннобжон Ахмедов (2004-2005 годы), министром юстиции – Алишер Отахонов (2006-2007
годы), заместителем министра иностранных дел (2000-2008 годы) – Ильхом Негматов,
министром сельского хозяйства (2004 год) – Икрам Нажмитдинов из Намангана.
Заместителем председателя Олий Мажлиса выдвинули Акмалжона Касымова (1995-2006
годы). Известно, что вице-премьером (2000 год) и хокимом Сурхандарьинской области
(2000-2002 годы) являлся Бахтияр Олимжонов. Особое место уделялось и коммерческим
структурам республиканского масштаба: например, поныне генеральным директором
Национальной компании экспортно-импортного страхования «Узбекинвест» является
Сунатулла Умаров из Намангана.
Нельзя пройти мимо и общественных структур, которые хотя и имеют номинальную
власть, однако играют свою роль в политическом пространстве: к слову, из партийных
структур в лидеры выбился Ибрагим Гафуров, ставший в 1995 году председателем
демократической партии «Миллий тикланиш», а председателем Политсовета Узбекской
либерально-демократической партии (УзЛиДеП) был избран Кобилжон Тошматов (2003-2004
годы), ныне этот пост передан Мухаммадюсуфу Тешабаеву. Представители Андижанского
клана возглавляли также некоторые фонды, например, Международный фонд имени Бобура
– Закиржон Миршабов, а Международный фонд имама аль-Бухорий – Захидулла
Муновваров
(1999-2003).
Кроме
того,
должность
председателя
Палаты
товаропроизводителей и предпринимателей отдали Мусафирбеку Собирову (2000-2001
годы) из Ферганской области. Нужно заметить, что два самых «ярких» представителя
криминального сообщества – Гафур Рахимов199 и Салимбай Абдувалиев200 – выходцы из
Ферганы и поддерживают свой клан в бизнесе и в политике. Они располагают значимым
влиянием на правительство, в частности, на семью И.Каримова. Однако в самом
правительстве последним вице-премьером из Ферганы был Мухаммеджан Карабаев201, что
снизило потенциал клана в государственном управлении. Самое главное, что до 2008 года
госсоветником по силовым ведомствам И.Каримов держал андижанца Анвара Набиева202,
которого затем осудили за коррупцию.
«Ферганцы» сейчас не представляют единой политической силы и готовы вступить в
выгодные им тактические союзы с представителями других кланов и группировок, - пишет
эксперт Иннокентий Адясов. – При этом «ферганцы» обладают достаточно серьезными
финансовыми средствами. Кроме того, «ферганцы» крайне мобильны и готовы выставить
большое количество сторонников»203. Уменьшение влияния этого клана ярко
свидетельствует факт стирания с истории Узбекистана имени Юлдаша Ахунбабаева204,
практически первого руководителя республики, выходца из Андижанской региональной
элиты. 29 августа 2010 года Верхняя палата парламента на очередном заседании одобрила
решение по переименованию Ахунбабаевского района Ферганской области в Коштепинский
(в буквальном переводе на русский – два холма)205. Такое было возможно не только в связи
с уменьшением влияния выходцев из Ферганской долины на Олий Мажлис, но и по
непосредственному указанию Ислама Каримова, который подобным образом указывал на
несущественную силу клана и отстранение ее от борьбы за высшие сферы власти.
У Ташкентского клана – финансы и экономика (Рустам Азимов), внешняя торговля,
зарубежные активы, инвестиции (Эльяр Ганиев), доходы от разгосударствления и

199

Входит в Национальный Олимпийский комитет Узбекистана, Вице-президент Олимпийского Совета Азии.
Входит в Национальный Олимпийский комитет Узбекистана, Председатель Ассоциации борьбы
Узбекистана.
201
Как отмечает один из историков: «Последним значительным представителем ферганцев в правительстве был
вице-премьер М. Карабаев. После проведения им реформы высших учебных заведений и перевода их с
балльной на тестовую систему, на него обрушился напор обструкции. Его политическая карьера закончилась в
больнице, с диагнозом амнезия».
202
Был заместитель Генерального прокурора.
203
http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1321115.html.
204
Ахунбабаев был уроженцем кишлака Джой-Базар Маргиланского района Ферганской области.
205
Сенаторы Узбекистана одобрили переименование Ахунбабаевского района Ферганской области. 29.08.2010.
http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1319805.html.
200

61
приватизации, управления негосударственным бизнесом (Дильшод Мусаев)206, авиация
(Валерий Тян), химическая промышленность (Гуломжон Ибрагимов), хлопкопереработка
(Фарход Омонов), электротехническая индустрия (Аскар Расулов), наука и исследования
(Шавкат Салихов). Из семи вице-премьеров четыре человека относятся к столичному клану.
Только 1 ноября 2011 года вернулся в Министерство экономики в ранге первого заместителя
министра вице-премьер Батыр Хаджаев, который ранее руководил этим же ведомством, он
также был председателем Государственного налогового комитета207. Судебной системой
руководила Фарруха Мухитдинова (Верховный суд, 2003), а лидером партии «Адолат»
(«Справедливость»)208
была
Дилором
Ташмухамедова,
ныне
возглавляющая
Законодательную палату Олий Мажлиса. Ташкентский клан силен также не только
экономическими ресурсами, но и представителями, которые регулируют кадровые и иные
вопросы. Так, есть вероятность, что будут опять востребованы Мираброр Усманов209 и
Саидмурат Саидкасымов, бывшие вице-премьеры. Также уверен в возвращении во власть и
бывший вице-премьер, госсоветник и пресс-секретарь президента Алишер Азизходжаев.
К Ташкентскому клану относится и управляющий делами Аппарата президента
Зелимхан Хайдаров, и экс-советник по кадрам Тимур Алимов, раньше фактически
оперировавший всеми назначениями в стране. Через него проходили списки кандидатов в
хокимы, министры, председатели всех рангов и регионов, на более-менее значимые
должности и, естественно, весь финансовый поток, связанный с такими назначениями.
Издание «Новое русское слово» отмечало: «Ни для кого не секрет, что именно Алимов,
будучи первым секретарем Ташкентского обкома компартии Узбекистана, сильно
поспособствовал карьере Ислама Каримова. За эти заслуги в 1991 году Тимур Алимов стал
президентским советником первого ранга: отныне Каримов доверял только ему. Алимов
начал приводить на руководящие посты выходцев из Ташкента и области. Сначала он
устроил на работу своих родственников, родственников своей жены. Нынешний директор
Института стратегических исследований при президенте страны Равшан Алимов –
племянник Тимура Алимова, также его родственниками являются нынешний президент
Академии наук, директор Института ядерной физики Узбекистана и многие другие
госчиновники. После того как на высокие посты были устроены родственники, Алимов начал
привлекать своих земляков. Кроме того, большинство руководителей коммерческих
республиканских банков обрели свои посты благодаря Тимуру Алимову»210.
206

Только в 2008 году доля приватизации в г. Ташкенте составляла 42,1%, Ташкентской области - 17,5% от
общего числа, или 77,8 млрд. сумов. Как видно, Ташкентский клан получил наибольшую выгоду от процесса
разгосударствления.
207
Шыло на мыло и часы на трусы. 1.11.2011.
http://uzmetronom.com/2011/11/01/shilo_na_mylo_i_chasy_na_trusy.html./ «Узметроном.Ком» отмечал: «Причины
достаточно неожиданного понижения в должности высокопоставленного узбекского чиновника редакция
уточняет, однако, похоже, что правительство серьезно лихорадит. Кадровые перемещения в таких случаях
кардинально ничего не меняют. К примеру, тот же Батыр Ходжаев за последние годы был не только министром
экономики, вице-премьером, но и председателем Государственного налогового комитета. Как говорят
специалисты, те же яйца – только в профиль. Есть и еще одна поговорка: меняем шило на мыло и часы на
трусы...»
208
В партии «Адолат» насчитывается 60 тыс. членов.
209
О нем Усман Хакназаров писал: «На сегодняшний день Мираброр Усманов - один самых крупных
мультимиллионеров Узбекистана. Он один взял в руки всю торговлю продуктами питания в Узбекистане, в
частности, торговлю мясом, мукой, сахаром, растительным маслом и др. Именно этот человек определяет, кому
в Узбекистане можно импортировать в республику продукты питания первой необходимости. Благодаря ему
большой сектор этой сферы торговли взяли в руки ташкентские мафиози, которым обеспечена еще и
конвертация выручки в национальной валюте Узбекистана. Задача М.Усманова заключается в том, чтобы
“глушить” любого, кто осмелится произвольно импортировать в Узбекистан продукты питания. Кроме того,
выполняя задание ташкентской мафии, Усманов намеренно устанавливает высокие цены на продукты питания
местного производства, чтобы население покупало ввозимые ими импортные продукты питания. В частности,
благодаря “заботе” Усманова сегодня цена местного хлопкового масла в Узбекистане выше цены импортного
подсолнечного масла, который на самом деле закупается заграницей в 7 раз (!) дешевле цены, по которой оно
реализуется на рынках республики. Именно благодаря такому “патриотизму” М.Усманова население страны
посажено на дорогие импортные продукты питания». / Хакназаров У. «Кандидаты» в президенты Узбекистана.
18.01.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1042870740.
210
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1192523760.

62
Как отмечает Иннокентий Адясов, «однако было бы неправильно считать, что
«ташкентский клан» полностью отказался от властных амбиций. «Ташкентцы» - самые
многочисленные в правительстве еще с советских времен – считаются наиболее
образованными во всей узбекской элите. Доминируют в научной сфере и искусстве, среди
них наибольшее количество академиков и народных артистов. Основные надежды
«ташкентцы» связывали и связывают с Рустамом Азимовым, сыном академика,
находящимся в родстве той или иной степени со всеми основными представителями
«ташкентского клана». Сейчас Азимов занимает пост первого заместителя премьерминистра Республики Узбекистан – министра финансов, руководителя Комплекса экономики
и внешних экономических связей. В сфере его обязанностей – привлечение иностранных
инвестиций. Рустам Азимов смог создать на Западе имидж «реформатора», приверженного
либеральным ценностям. В 2005 году появились слухи, что Каримов готов назначить
Азимова главой правительства Узбекистана, однако они не подтвердились. Сейчас вицепремьер, впрочем, как и весь «ташкентский клан», занимают крайнее осторожную позицию,
никак не проявляя своих властных амбиций»211.
Представители Хорезмского и Сурхандарьинского кланов, судя по таблице
должностей и рангов, ныне находятся далеко не в передовых, хотя, к примеру, Каюм
Хаккулов из Кашкадарьи долгое время удерживал пост вице-премьера (1990-1997) и даже
премьер-министра212, выходец Сурхандарьи муфтий Абдурашид кори Бахромов возглавлял
в 1995-2006 годах Духовное управление мусульман213, а Аликул Эрданаев был
заместителем председателя Центрального банка (в 1990-х годах), затем председателем
правления банка «Турон» (2000 год). В дальнейшем ситуация стала не столь благоприятной.
Сейчас есть представители этих кланов в Конституционном суде, в железнодорожных
перевозках. Известно также, что Рафик Матчанов, сын председателя Верховного Совета
УзССР, стал председателем правления компании «Узкишлокхужаликмаш-холдинг», а до
июля 1997 года первым заместителем министра сельского и водного хозяйства работал
Тимур Камалов из Каракалпакстана. Кроме того, центр всегда проводил контрмеры, чтобы
внести определенный разлад в сложившиеся схемы: так, председатель парламента
Каракалпакстана Убаниёз Аширбеков (до 1997 года) был снят с должности в результате
расследований группы из МВД под тогдашним руководством заместителя министра
Б.Матлюбова, этим самым был нанесен серьезный удар местной элите214.
Однако следует учитывать нестабильность и шаткость положения каждого, ведь
ротация кадров идет стремительно, она протекает ежедневно, и в любой момент они могут
быть востребованы для внутриклановой игры президента. Хотя стоит вспомнить, что после
президентских выборов 29 декабря 1991 года, когда И.Каримов получил 86% голосов, он
начал выдавливать из госструктур представителей Хорезмской области, занимавших маломальски значимые посты, лишь на основании того, что их земляк – оппонент Мадаминов
Салай (Мохаммад Солих) получил 12,7%, и большинство голосов за него было отдано
именно в северных регионах страны. Лишь в середине 1990-х годов выходцы из
Хорезмского клана стали понемногу возвращаться в центральные органы власти. Так, одно
время первым заместителем министра и позже министром сельского и водного хозяйства
был Ислом Бабаджанов из Хорезмского клана. В 1999 году его направили в Хорезмскую
область на должность хокима, заменив Искандера Юсупова215. Позже и он был заменен
бывшим заместителем министра сельского хозяйства Аллабергеном Аллабергеновым,
выходцем из знатной и состоятельной семьи Хорезмского клана.
211

http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1321115.html.
Одновременно он возглавлял и НХК «Узбекнефтегаз» (до 1998 года).
213
По данным сайта «Узметроном.Ком», «был смещен с должности после приобретения дорогого особняка, не
соответствующего скромным доходам священнослужителя». / Перед смертью равны все. 31.10.2011.
http://uzmetronom.com/2011/10/31/pered_smertju_ravny_vse.html.
214
По мнению экспертов, У.Аширбеков проявлял сепаратистские идеи, за что был наказан Ташкентом.
215
Сайт «Фергана.Ру» отмечал: «Все девять лет правления И.Бабаджанова он считался “любимчиком” Ислама
Каримова, который публично не раз ласково называл его “тезкой”. Примечательно, что он - один из всего лишь
двух хокимов (губернаторов), удостоенных звания “Узбекистон Кахрамони” (“Герой Узбекистана”). К слову
сказать, Ислам Бабаджанов является вторым региональным политическим долгожителем после Самойиддина
Хусенова, возглавляющего Бухарскую область более двенадцати лет./ «Лица власти»: Президент Узбекистана
назначил нового губернатора Хорезмской области. 15.02.2008. http://www.ferghana.ru/article.php?id=5597.
212

63
Вот всего лишь малая часть информации о кадровых назначениях: 5 декабря 2008
года Сенат Олий Мажлиса назначает Туру Алимарданова и Махмуду Израибекову судьями
Высшего хозяйственного суда (Ташкентский клан и Самаркандско-Джизакский тандем), в тот
же день назначены судьями Верховного суда Тогайторе Каллибеков (Хорезмский клан) и
Мирали Миррахимов (Ташкентский клан). Ровшанбек Шамшиев до марта 2009 года являлся
государственным советником по кадрам, а затем был смещен до уровня заместителя.
Являясь ставленником СНБ, он представлял интересы Ташкентского клана. Со 2 апреля
2009 года представитель Самаркандско-Джизакского тандема Мухаммад Куранов был
назначен
на
должность
первого
заместителя
председателя
Национальной
телерадиокомпании Узбекистана. Анвар Жабборов216 из Хорезмского клана с марта 2009
года является министром культуры и спорта. 9 июля 2009 года был смещен с должности
вице-премьера Нодирхан Ханов, а вместо него поставлен Батыр Ходжаев, экс-министр
экономики, правда, оба они из столичного клана. 29 августа 2009 года Сенатом Олий
Мажлиса освобожден от должности председателя Госкомприроды Борий Алиханов217,
назначен новый руководитель комитета Нариман Умаров218. В тот же день были утверждены
судьями Верховного суда Абдимажит Уралов и Арислан Усманов219, заместителем
председателя Высшего хозяйственного суда Собир Холбаев, судьей Анвар Ибрагимов220. 25
сентября 2009 года назначен новый хоким Джизакской области – Сайфиддин Исмоилов,
работавший ранее министром сельского и водного хозяйства221. В начале октября 2009 года
от должности первого заместителя министра оброны отстранен Алексей Касьяненко222,
представлявший интересы Ташкентского клана. В середине октября при получении взятки
была задержана заместитель хокима Самаркандской области Гульнора Шодиева223 - это
яркий факт коррупции в местной администрации. 23 октября 2009 года снят с должности
первый заместитель председателя Гостелерадикомпании Мохаммад Куранов224 из
Самаркандско-Джизакского тандема, отвечавшего за идеологию (за неделю до этого
события покинул пост директора телеканала «Узбекистон» Хуршид Даврон225).
В начале марта 2010 года был арестован руководитель Национальной компании
«Узбектуризм» Захид Хакимов. 3 июля 2010 года были отстранены от должности вицепремьер правительства Эргаш Шоисматов и председатель правления Национальной
холдинговой компании «Узбекнефтегаз» Улугбек Назаров. В тот же день Ислам Каримов
своими указами назначил новым вице-премьером – руководителем Комплекса по вопросам
геологии, ТЭК, химической, нефтехимической и металлургической промышленности
Гуломжона Ибрагимова, ранее руководившего Государственной акционерной компанией
«Узхимпром»; председателем правления НХК «Узбекнефтегаз» - Шокира Файзуллаева,
прежде занимавший должность заместителя министра экономики Узбекистана. Сайт
«Узметроном.Ком» отметил: «связывают кадровые перестановки с системными сбоями в
производстве и обеспечении страны нефтепродуктами»226. С другой стороны, это могло
стать результатом напряженной борьбы между кланами. Сменяемость персона на этом не
закончилось. 8 января 2011 года при получени взятки в $2 тыс. был задержан хоким
Булакбашинского района Маъруфжон Рахимов. Как отмечает сайт «Узньюс.Нет», «Рахимов,
проработавший в должности хокима района десять лет, в последние годы зарвался и не
216

По другим данным, он представляет Ташкентский клан.
http://uza.uz/ru/documents/7603.
218
http://uza.uz/ru/documents/7604.
219
http://uza.uz/ru/documents/7605.
220
http://uza.uz/ru/documents/7606.
221
Министра вернули на малую родину. 27.09.2009.
http://www.uzmetronom.com/2009/09/27/ministra_vernuli_na_maluju_rodinu.html.
222
Прощание с генералом. 8.10.2009. http://www.uzmetronom.com/2009/10/08/proshhanie_s_generalom.html
223
Заместитель хокима поймана на взятке. 22.10.2009. http://www.uznews.net/news_single.php?
lng=ru&sub=hot&cid=8&nid=11686.
224
Узбекистан: Уволен еще один телерадиочиновник. 23.10.2009. http://www.ferghana.ru/news.php?
id=13280&mode=snews.
225
Узбекистан: Уволен директор главного телерадиоканала. 19.10.2009. http://www.ferghana.ru/news.php?
id=13238&mode=snews.
226
Президентская чистка: это только начало. 13.07.2010.
http://www.uzmetronom.com/2010/07/13/prezidentskaja_chistka_jeto_tolko_nachalo.html.
217

64
решал ни одного вопроса без взятки»227. 16 февраля 2011 года остранен от должности хоким
Ташкента Абдукаххор Тухтаев228. 27 октября 2009 года покинул пост вице-преммьера Рустам
Касымов, назначенный ректором Университета мировой экономики и дипломатии. 6 июня
2010 года новым вице-премьером назначена Эльмира Баситханова229 (Ташкентский клан),
которая сменила Фариду Акбарову (тоже со столичного клана), обвиненной в нецелевом
использовании государственных средств. Скорее всего, эта должность прочно закрепилась
за Ташкентской элитой.
Ослабили позиции Самаркандско-Джизакского тандема во внешнеполитическом
ведомстве «уход на пенсию» 14 июня 2011 года заместителя министра Анвара Салихбаева,
генерала-майора СНБ230, а чуть ранее – 10 июня – время покинул пост госсоветника по
административным органам генерал-майор Муиджон Тохирий231, и на его место был
назначен министр юстиции Равшан Мухитдинов из столичного клана. Также 18 июня 2011
года министром по делам культуры и спорта назначен Турсунали Кузиев, ранее работавший
президентом Академии художеств232, тоже ташкентец. То есть на этих примерах видна
тенденция склонения чаши весов на сторону интересов Ташкентской группы. С другой
стороны, президент в начале июля 2011 года произвел рокировку клановых интересов в
другом ведомстве – Министерстве народного образования: ставленник ташкентского клана
Авазжон Мирахимов был заменен выходцем из Самарканда Темиром Шириновым,
работавший ранее ректором местного университета233. Следует заметить, что данное
министерство не считается «лакомым» куском, хотя через него возможно «распилка бабла»
из госбюджета – получение подряда на строительство школ и колледжей.
Борьба кланов в тоталитарных и авторитарных системах является способом
выживания и доступа к ресурсам. Безусловно, основные интересы региональных элит –
экономические рычаги (министерства и ведомства, регулирующие товарно-денежные
потоки) и административные (контролирующие органы – МВД, СНБ, прокуратура и т.д.).
Борьба между ними, естественно идет нешуточная. Тут следует привести мнение лидера
партии «Эрк» Мохаммада Солиха (Мадамина Салая), который в интервью сайту
«ЦентрАзия» заявил следующее: «Кланы, родоплеменные группировки, по своей природе,
враги государства. Потому что претендуют на роль «государства в государстве». В
нормальных демократических режимах нет места таким иллегальным «структурам». И ни
один здравомыслящий лидер не пойдет с ними на компромисс. Президент Узбекистана
полностью зависим от этих групп»234. С другой стороны, президент и независим от них, так
как сумел в течение 20 лет подавлять их сопротивление и удержаться у власти, несмотря на
то, что абсолютно нелегитимен. Такое возможно было только при определенном торге с
теневыми и клановыми группами.
Нужно заметить, что ротация, в основном, происходит в высших сферах
государственной системы, тогда как в низовых структурах – районных, городских и
областных администрациях, местных Кенгашах народных депутатов, отделах и управлениях
министерств и ведомств в регионах, а также на крупных и средних предприятиях такие
смещения происходят не столь интенсивно. Это позволяет именно там людям чувствовать
себя более уверенно, и коррупция здесь более высока. Как отметил один из экспертов:
227

Булакбашинский хоким попался на взятке. 12.01.2011. http://www.uznews.net/news_single.php?
lng=ru&sub=hot&cid=30&nid=15956.
228
По информации сайта «Узньюс.Нет», причиной стали коррупционные дела главы администрации города. /В
Ташкенте снят со своей должности столичный хоким. 18.02.2011. http://www.uznews.net/news_single.php?
lng=ru&sub=hot&cid=30&nid=16382.
229
Женщины страны вновь обрели опору. 7.06.2011.
http://uzmetronom.com/2011/06/07/zhenshhiny_strany_vnov_obreli_oporu.html.
230
Летят генерала. 14.06.2011. http://uzmetronom.com/2011/06/14/letjat_generaly.html.
231
Вон закатилась шальная звезда. 12.06.2011.
http://uzmetronom.com/2011/06/12/von_zakatilas_shalnaja_zvezda.html.
232
Президент Узбекистана назначил нового министра по делам культуры и спорта страны. 18.06.2011.
http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1416742.html
233
Министром стал пенсионер из Самарканда. 4.07.2011.
http://uzmetronom.com/2011/07/04/ministrom_stal_pensioner_iz_samarkanda.html.
234
«Наследника у Каримова нет...» Лидер партии «Эрк» М.Салих отвечает на вопросы «ЦентрАзии».
01.12.2003. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1070233440.

65
«Разница между «высшими» и «низшими» звеньями управленческого аппарата в том, что
наверху берут не так часто, но зато в больших объемах, а внизу – ежеминутно, но по
мелочи. И поэтому нижняя сфера для рядовых чиновников более «благоприятная» для
коррупции, чем наверху, где каждый следит за другим и доносит, если кто-то выходит за
рамки отведенного коррупционного коридора». Как известно, И.Каримов начинает бороться
с «казнокрадами» только тогда, когда их деятельность негативно сказывается на имидже
президента или своим материальным благосостоянием они угрожают стабильности власти.
Здесь следует привести информацию о нелегальных проделках экс-хокима
Самаркандской области Агзамжона Бахромова. Как отмечает веб-сайт «Горизонт.Уз»,
патронируемый СНБ Узбекистана235, выходец из Джизака и бывший председатель
Антимонопольного комитета А.Бахромов236 возглавил область с целью организации сети
преступных операций. Точнее, она существовала до него, но в связи с назначением на
должность хокима автоматически была передана ему в руки. Вот что писалось на
«Горизонт.Уз»: «В действительности, хотя эта преступная группа была сформирована в
2002 году в городе Самарканде, в 2005 году она перешла под «опеку» вышеназванного
лица, после чего активизировалась деятельность этой группы, члены которой потеряли
голову от «успеха». Не думая о последствиях, стали присваивать чужое добро. Не знаем,
организовывая «Парвинабанк», какие цели преследовал его бывший руководитель
«Абдурасулов»? Может быть, вначале намерения были чистыми и объективными, а, может,
уже тогда зародилось желание построить финансовую пирамиду», – так писалось на сайте.
И в продолжение освещались махинации с участием других лиц: «После того, как
компания «Парвина» и «Парвинабанк» оказались под «крылом» бывшего хокима-бобо, все
стало идти как по маслу. Для удовлетворения разыгравшегося аппетита были необходимы
средства в большом размере. Для этого была налажена громкая ложная реклама и
объявления о выплате годовых процентов в крупном размере. В результате, поверившие в
честность банка и имевшие свободные средства, предприятия и организации в целях
получения больших доходов стали вкладывать свои деньги в «Парвинабанк». Таким
образом, деятельность банка стала активизироваться, но ее клиенты и не предполагали, что
их ожидало. Путем обмана банк в течение 2005-2007 годов привлек в качестве депозитных
вкладов 22,95 млрд. сумов, в качестве сберегательных средств от физических лиц – 3,107
млрд. сумов. Затем данные средства были получены и освоены подложными фирмами,
субъектами частного предпринимательства, организованными «Абдурасуловым» и его
приспешниками»237.
Сайт освещал и кадрово-финансовые процессы в этой криминальной системе:
«Сначала «Абдурасулов» был управляющим банка. Затем, оказавшись под «крылом»
исполнявшего обязанности хокима области, в целях дальнейшего расширения
деятельности, назначил на эту должность своего зятя «Кадырова». А сам «повысился» в
должности, заняв пост директора ОАО «Сино». Его преступные цели были весьма
амбициозны: создание империи финансового мошенничества. По мнению многих, именно
после этого у него еще больше разыгрался аппетит. В качестве опытного игрока теневой
экономики стал осуществлять широкомасштабную деятельность, даже, можно сказать,
вышел на мировую арену. Он был нацелен на приватизацию ОАО «Сино», 88% акций
которого принадлежало государству. Для этого он наметил довести общество до состояния
банкротства, сделать должником перед «армией» принадлежавших компании «Парвина»
фиктивных обществ с ограниченной ответственностью, предприятий, организаций. На пути
достижения заветных целей использовал все возможные и невозможные средства и
методы. Например, указал с завышением производственные цены. Цель этого, прежде
всего, заключалась, во-первых, в намеренном завышении стоимости продукции завода и
снижении ее конкурентоспособности, во-вторых – расхищении материальных средств
завода. Хотя в действительности корпус производимого обществом одного холодильника
составлял 105 тыс. сумов, в калькуляции эта сумма указывалась в размере 153 тыс. сумов.
235

Фактически, информацию на Самаркандско-Джизакский тандем «сливал» Ташкентский клан в лице
ведомства Р.Иноятова.
236
Этот человек учился вместе с автором А.Таксановым на одном факультете Ташкентского института
народного хозяйства. В те студенческие времена А.Бахромов возглавлял комсомольскую организацию
факультета, был членом КПСС.
237
Там же.

66
Таким образом, в результате завышения произведенных расходов было приписано 251 млн.
сумов, а путем указания почти четырехкратного завышения размера заработной платы – 198
млн. сумов.
Кроме того, «Абдурасулов» намеренно указал завышенные цены за выполненные
строительные работы для завода «Сино» подчинявшимися ему фирмами, обществами,
продаже предприятию продукции, тем самым осуществлял излишние расходы. Помимо
этого, он путем предоставления в аренду производственных площадей подведомственным
ему фирмам также нанес огромный ущерб интересам ОАО «Сино». Несмотря на то, что
арендуемая площадь в два раза превышала указанные в договоре объемы, получаемая
сумма была снижена до десятикратного размера.
Каким путем получались в банке привлеченные через поддельные рекламы
средства? Открывается общество с ограниченной ответственностью, ему выделяется
кредит из всем нам известного «Парвинабанка» на основе подложных документов. Затем
эти средства обналичиваются, тратятся на общество или другие расходы. Далее для
погашения кредитных долгов этого общества создается еще одно ООО, получается кредит...
Таким образом, все продолжается по бесконечному кругу. Члены преступной группы нашли
и другие пути «отмывания» денег из банка. Они, взяв у своих близких, знакомых граждан
паспорта и по две фотографии, оформляли их в качестве частных предпринимателей,
получали на их имя кредиты в большом размере. Большинство этих граждан и знать не
знали, что «получают» в банке сотни миллионов сумов. А некоторые из них подписывали
документы, не вникая в их суть и содержание»238. Таким образом, схема теневых операций
была проста, если она прикрывалась высокопоставленными персонами.
На сайте приводились и другие факты криминальных операций лиц, имевших
«крышу» в лице хокима А.Бахромова. По некоторым данным, он сам «отмывал» через банк
и коммерческие структуры теневые доходы239. При этом вытеснял из орбиты бизнеса
местные элитные группы, чем вызвал их яростное сопротивление и месть. Именно с их
подачи вся информация на хокима была выложена на стол президенту. И лишь тогда
И.Каримов направил проверяющих из СНБ и Генпрокуратуры в область. Последовавшая
экзекуция поставила на место всех тех, кто хотел прокручивать дела вне контроля
президента. Кстати, И.Каримов был зол и на то, что выходец из Джизака А.Бахромов внес
раскол в Самаркандско-Джизакский тандем240, еще раз показав, насколько непрочными
являются клановые связи даже в персоязычных регионах Узбекистана.
Между тем, говоря о взаимоотношениях центральных и региональных ступеней
власти, вначале необходимо определить уровень интереса кланов. А.Грозин по этому
поводу отмечал: «В настоящее время четко фиксируется 3 крупных («первого уровня» –
ведущих самостоятельную политическую и экономическую «игру» на внутриузбекской арене)
и 4 региональных «вспомогательных» (имеющих неплохие позиции в экономике и
осуществляющих руководство в некоторых регионах РУ, но не имеющих серьезной
«политически-административной»
составляющей)
клановых
группировок.
Кланы
центрального (общереспубликанского) уровня – структуры, которые ведут перманентную
борьбу за власть в стране, имеющие мощный финансово-экономический блок, своих
представителей на разных уровнях государственной власти, не ограничиваются
возможностями регионов, а распространяют свое влияние через различные отрасли
238

Абдуллаев Илхом. «Отмытые миллиарды “Парвинабанка”». 05.05.2009. www.gorizont.zu.
Интересная деталь, по данным сайта «Фергана.Ру», в многопрофильной компании «Парвина» работал и
хоким г. Самарканда Сухроб Рафиков (Самаркандский клан): «После того как постановлением президента
Ислама Каримова С.Рафиков был снят с должности хокима районного масштаба, он направился на работу в
многопрофильную компанию “Парвина”. Там ему было доверено руководство предприятием, занимающимся
строительством. Однако амбиции не давали Рафикову покоя. Удовлетворить их, по сведениям из
информированных источников “Ферганы.Ру”, помогла встреча с влиятельным человеком - руководителем
одного из государственных управлений Самаркандской области Азимом Усмановым, который поспособствовал
назначению Рафикова на новую должность - теперь уже хокима города». Как видно из этого, еще до
А.Бахромова «Парвина» затягивала к себе «теневых» персон. / http://www.ferghana.ru/article.php?id=4852.
240
Выходец из Самарканда Ислам Каримов имеет не узбекские кровные корни, а персидские - его мать Санобар
по национальности таджичка, а отец Абдугани - «ирони», хотя по утверждениям эксперта У.Хакназарова,
реальным его отцом был еврей Мирзокандов. Дело в том, что Ислам родился в 1938 году, тогда как его отец
Абдугани Каримов был в тюрьме с 1936 года. В любом случае, И.Каримов имел поддержку СамаркандскоДжизакского тандема.
239

67
экономики, в первую очередь, через высокоприбыльные сферы. В последнее десятилетие в
Узбекистане основными региональными группировками, претендовавшими на лидирующее
положение во власти и бизнесе РУ, являлись Самаркандский, Ташкентский и Ферганский
региональные кланы. Все остальные кланы вынуждены вступать в союзы с одной из
вышеперечисленных групп»241. Реалии этих слов подтверждают те горизонтальновертикальные схемы, что сформировали систему государственного устройства.
Исходя из этого, построены схемы интересов региональных элит, которые логически
вплетены в механизмы государственного управления и регулирования. По нисходящей
определены следующие ступени:
Первый уровень – Президент и его Аппарат, Олий Мажлис (двухпалатный
парламент), Кабинет Министров. Это самые важные институты, формирующие политику и
режим государства. В данный момент сложилось следующее соотношение: СамаркандскоДжизакский тандем – Ташкентский+Хорезмский кланы – Самаркандско-Джизакский тандем.
И в Аппарате, и в правительстве на ключевых постах есть представители Ташкентского
клана, поэтому в целом можно сказать, что паритет двух кланов сохранен.
У этого уровня есть еще подуровень – Конституционный, Верховный, Хозяйственный
суды: здесь сложилось соотношение Ташкентский клан – Самаркандско-Джизакский тандем.
Сохранен паритет. Первым уровнем управляет лично Ислам Каримов через свой Аппарат.
Первый уровень – управление на уровне государства, выработка политики и решение
национальных задач. Здесь самые высокие коррупционные ставки, а борьба между элитами
наиболее жесткая. Эти органы распределяют государственные ресурсы, исходя из общих
задач.
Второй уровень – министерства и ведомства, прежде всего: Министерство финансов
– главный рычаг финансового распределения242; Министерство экономики – рычаг
241

http://www.analitika.org/article.php?story=20060102022117762.
Будучи министром финансов и первым вице-премьером Рустам Азимов сумел извлечь немалую пользу для
себя лично. Вот что пишет эксперт Ташпулат Шукенов: «Укрепляя» экономику страны, Р.С.Азимов никогда не
переставал заботиться о пополнении собственного бюджета. Поддерживаемая им система кредитования
проектов под правительственные гарантии (что преподносилось как иностранные инвестиции) привела к тому,
что большинство из этих новых предприятий так и не начали нормально функционировать, а многие сразу
обанкротились. Зато чиновники в окружении самого Азимова получали вместе с ним взятки за выбивание
кредитов под разные сомнительные контракты. "Откаты" (от 5 до 10% от суммы кредита) передаются Азимову
через посредников, например, через его племянника Тимура или брата - Боходира. Еще в бытность главой
Нацбанка ВЭД, под его контролем строилось новое здание НБУ по ул. Амира Темура, стоимость которого
составила около $90 млн., однако иностранной фирме-подрядчику (турецкая "Яны Уретим") было заплачено
более $120 млн. Разумеется, "откатили" изрядную сумму.
Аналогичным образом строилось высотное здание Бизнес-центра рядом с НБУ, затраты на строительство,
осуществлявшиеся за счет кредитов, составили около 600 млн. долларов. Строительство туристического
комплекса НБ ВЭД в зоне отдыха "Бельдерсай" по инициативе Р.С.Азимова было поручено швейцарской
компании "Мабитекс", которая преследовалась органами правосудия Швейцарии. Кстати, параллельно со
строительством комплекса в "Бельдерсай" Азимов построил коттедж и себе лично. При проведении тендера по
проекту Развитие среднего специального, профессионального образования пролоббировал компанию Сумимото
Корпорэйшн с завышением стоимости на сумму $9,5 млн., по сравнению с предложением компании Ниссе
Иван Корпорэйшн (август 2003 года).
Бывший Председатель НБ ВЭД 3.Мирходжаев в 2005 году рассказал следователям, что Р.С.Азимов являлся
инициатором реализации ущербных контрактов по инвестпроектам. С 1994 г. по 2006г. НБ выдано кредитов на
общую сумму более $4,7 млрд. Из этих кредитов сумма просроченных задолженностей заемщиков перед НБ
ВЭД составляла около $1 млрд., из них около почти $4 млрд. выдано до 1998 г., когда банком руководил сам
Азимов. К числу таких убыточных проектов относятся "Алта", "Дар-Итал", "Кибо", "Янги Вега", "Яиес Ж.В.",
"Азия Чем", "Катекс", "Микрел", "Ал Осие", "Мунлайт", по которым стоимость оборудования многократно
завышена, а кредиты на десятки млн. долл. США украдены Азимовым. Имеется уголовное дело.
По указанию Р.С. Азимова была проведена реализация 25% акций АО "Ахангаранцемент" по заниженной
стоимости. При реальной стоимости в $4,5 млн., эта доля была продана через дочернюю фирму швейцарской
компании "Холдербанк" за $1 млн.. То есть, недополучено $3 млн. Указанная фирма ранее за финансовые
преступления выдворялась из КНР, Малайзии и Южной Кореи.
Совместно с исполнительным директором фонда "Соглом авлод учун" Юлдашевой Г. и председателем
Ассоциации "Узплодовощвинпром-холдинг" Умаровым Т. по проекту АООТ "Болалар таомлари холдинг"
закупили за $58,4 млн. оборудование по производству детского питания, стоимость которого не превышала $25
млн., похищено $30 млн. Реализован за $93 млн. проект "Касансай текмен" по производству шерстяной пряжи и
шерстяных тканей, при реальной стоимости $35 млн.»/ Рустам Азимов - к личному обогащению. Часть 3.
242

68
управления ресурсами и товарами, Центральный банк – денежные и золотовалютные
активы, Государственный комитет по статистике – информация и экономический контроль;
Госкомимущество – управление процессами приватизации и государственными пакетами
акций, собственностью; Министерство труда и социальной защиты – управление людскими
ресурсами и миграцией, Минсельводхоз – контроль и управление водными и земельными
ресурсами, сельским хозяйством243; Министерство по внешнеэкономическим связям,
инвестициям и торговле – инвестиции и зарубежные контракты, экспортно-импортные
операции; Агентство по коммунальному обслуживанию – контроль инфраструктуры
жилищных услуг; Госкомприроды, Комитет по строительству и архитектуре –
градостроительство, заказы на объекты. Они управляют активами непосредственно и через
свои территориальные подразделения в регионах.
Ко второму уровню относят также силовой блок: Министерство внутренних дел,
Министерство обороны, Служба национальной безопасности, Министерство по
чрезвычайным
ситуациям,
Государственный
таможенный комитет,
Генеральная
прокуратура, Комитет по охране государственной границы – это прерогатива президента.
Здесь он ставит на руководство тех, кто представляет кланы и проявляет лояльность к
режиму.
Внешнеполитический блок – МИД, и здесь до середины 2000-х годов в руководстве
были представители Ташкентского клана: Убайдулла Абдураззаков, Садык Сафаев,
Абдулазиз Камилов (как отмечают эксперты, один из самых бездарных и неумелых
министров республики). Ныне внешняя политика в руках Самаркандско-Джизакского
тандема (Владимир Норов).
Добавим, что вторым уровнем руководят Ислам Каримов, Шавкат Мирзияев и
Дилором Ташмухамедова (два последних – в действительности в урезанном виде, хотя их
официальные полномочия высоки). Мнения кланов учитываются при распределении
министерских портфелей.
Второй уровень определяет перераспределение и контроль государственных
ресурсов в рамках отраслей. Уровень коррупционных ставок также высок. Конфликтный
потенциал также высок, и борьба между элитами за министерские портфели никогда не
прекращается.
Третий уровень – местные органы государственной власти:
• областные, городские и районные хокимияты (местные администрации). Управление
на уровне президента и премьер-министра;
• областные, городские и районные Кенгаши народных депутатов (местные Советы),
управление на уровне президента и главы Законодательной палаты Олий Мажлиса;
• территориальные управления и отделы министерств и ведомств (министры отраслей
и хокимы регионов).
На этом уровне у местных региональных элит власти больше, чем в центральных
органах власти, поэтому межклановый конфликт незначителен, если, конечно, не
появляется «чужак», привнесенный извне. Нужно отметить, что, несмотря на то, что
национальными ресурсами официально распоряжается центральное правительство, на
самом деле собственниками, а значит и источниками пополнения госбюджета, исполнения
вышестоящих указаний, управления материальными и людскими потоками являются
регионы. И с этим И.Каримову приходится считаться. С мнением региональных элит
считаются и представители министерств и ведомств на местах, а также назначаемые из
других мест хокимы244. К примеру, прокурором Кашкадарьинской области (в 1998 году) был
назначен выходец из столичного клана Каримберды Ганибаев, а прокурором Наманганской
области (2004 год) – ташкентец Мурат Салихов.
Третий уровень распоряжается всеми государственными ресурсами, особенно
собственностью, ликвидными товарами, валютой. Посмотрим на статистику: так, в 2008 году
в структуре приватизированного государственного имущества на объекты местных органов
23.01.2010. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1264240740.
243
Данное ведомство практически отдано Самаркандско-Джизакскому тандему, в течение многих лет
руководителем министерства назначаются выходцы из этого клана.
244
По мнению некоторых экспертов, игнорирование претензий Самаркандского клана выходцем из Джизака
Агзамжоном Бахромовым привело к смещению его с поста хокима Самаркандской области. Элита в нужное
время подсунула И.Каримову компромат на главу региона.

69
власти приходилось 43,6%, тогда как на министерство здравоохранения – 13,8%, НХК
«Узбекнефтегаз» – 2,8%, министерство сельского и водного хозяйства – 5,9% и т.д. То есть
доходами от приватизации распоряжались те, кто управлял этим потоком на местах. С
другой стороны, центральная власть стремилась увеличить свою «долю» в приватизации:
если на местный бюджет приходилось в 2005 году 10,5% доходов, а на республиканский –
41,8%, то в 2006 году эти показатели составляли 11,3% и 55,6%. Как известно, в этот момент
процесс разгосударствления протекал под бдительным оком Ташкентского клана.
Третий уровень – перераспределение и управление ресурсами в рамках регионов.
Коррупционные ставки средние по объему. 2004 год был ознаменован очередной
административной реформой: были упразднены 8 внутригородских районов в пяти городах,
численность персонала хокимиятов сократилась на 500 единиц. По расчетам экономистов,
оптимизация управления привела к экономии бюджетных средств на 312 млн. сумов. В итоге
было заявлено, что доля чиновников в расчете на каждую тысячу населения в Узбекистане
составила 6,1 человека, или 1,6% населения, тогда как в Казахстане, соответственно, 19,2 и
3,4%; на Украине – 20 и 4,5%, России – 22,1 и 3,9%. Всего расходы на содержание
управленческого аппарата равны 1,9% государственного бюджета, что позволяет
официальным экспертам судить, что Узбекистан стоит в ряду государств с развитой
рыночной экономикой (в частности, в США этот показатель составляет 1,1%). Но при этом
умалчивается тот факт, что при отсутствии демократических форм контроля над
исполнительной властью и размытости функций чиновников происходит на самом деле
концентрирование ресурсов в руках отдельных личностей, повышение ставок нелегальных
услуг и рост злоупотреблений служебным положением. Косвенно это признавали и
официальные эксперты, заявляя, что эффективность деятельности тех или иных
подразделений
невозможно
определить
из-за
отсутствия
стандартов
оценок,
непрозрачности управления, а также из-за использования формальных и неформальных
способов директивного влияния на ситуацию. «Кадровая политика не подкрепляется
законодательством о государственных служащих, она характеризуется низкой оплатой
труда работников, способствующей развитию взяточничества и коррупции. Хокимияты,
вследствие нехватки ресурсов, активно используют административные рычаги влияния на
территориальные подразделения республиканских органов управления. Такая практика
проявляется в ходе различных «мобилизационных кампаний», – отмечают исследователи в
книге «Основные направления реформирования местных органов государственной власти в
Узбекистане», 2005.
Приведем еще раз мнение эксперта С.Панарина: «Усилению личной власти Каримова
способствовала введенная при нем система прямого назначения хокимов (глав
администрации) областей. Однако в последнее время Каримов стал ощущать, что узбекское
общество резко теряет управляемость: коррупция достигла огромных размеров и
фактически по этой причине многие решения президента на местах саботируются. С этим
связаны, на наш взгляд, недавние решения президента о смещении хокимов в Джизакской,
Сырдарьинской, Андижанской областях. Руководители на местах не могут (а часто и не
хотят) идти наперекор интересам сложившихся в регионе влиятельных кланов»245. То есть,
даже всемогущий И.Каримов не всегда способен контролировать ситуацию на местах, если
не имеет поддержки региональных элит.
Хотя эксперт А.Долгих считает, что в кадровую политику регионов вмешивается
супруга президента – Татьяна Акбаровна Каримова. Он пишет: «Другим немаловажным
фактором наращивания своего влияния в Узбекистане является контроль Каримовой Т.А. за
назначениями руководителей глав администраций областей, руководителей крупных
промышленных предприятий, финансовых институтов и др. К примеру, в марте 2008 года
главой администрации Ферганской области президент Узбекистана назначил Маматисака
Гафурова, ранее возглавлявшего масложировую и пищевую промышленность области.
Бывший хоким – Абдухашим Абдуллаев, который по независящим от него обстоятельствам
вошел в конфликт с сестрой Каримовой Т.А. – Юлдашевой Тамарой (неформальный
руководитель Ферганской области), отправлен в отставку. Экспертам известно, что
масложировая отрасль республики полностью контролируется семьей Ислама Каримова. Не
прошло и года, как Гафуров М. был уволен в отставку, хотя в узбекских СМИ об этом важном
245

Панарин С. Политическое развитие государств Центральной Азии в свете географии и истории региона.
http://www.eavest.ru/archive/panarin.html.

70
событии не сказано ничего. Вновь назначенный руководитель Ферганской области
Неъматова Хамиджон также является приближенным Каримовой Т.А.»246 Безусловно, нельзя
снимать с весов и возможность влияния на политику членов семей главы государства.
Четвертый уровень – органы бизнес- и общественного управления:
• ассоциации, компании, агентства и их территориальные представительства
(назначаются премьер-министром и местными хокимами);
• Национальный банк внешнеэкономической деятельности, крупные кредитные союзы
и банки;
• Академия наук, Высшая аттестационная комиссия (президент и премьер-министр);
• политические партии и крупные общественные объединения – «Камолот», «Соглом
авлод учун», Комитет женщин и т.д. (их назначают по решению президента).
Четвертый уровень связан с обслуживанием ресурсов, коррупционные ставки
средние по объему, но интенсивные по частоте. Конфликтный потенциал здесь на уровне
средних значений, то есть не слишком сильно проявляемый, но имеющий заряд
постоянства. Нужно также добавить: влияние на внутренний расклад сил незначительно,
однако оно имеет место, если решаются определенные задачи, не выходящие за рамки
компетенции или прерогативы этих структур. То есть, к примеру, ассоциация предприятий
пищевой промышленности распределяет инвестиции, направляемые на отрасль от
государства, однако не предоставляет налоговых льгот, поскольку не имеет таких
полномочий или возможностей.
Пятый уровень:
• крупные предприятия, торговые фирмы, ориентированные на масштабный экспорт и
импорт и находящиеся в собственности узкой группы лиц;
• коммерческие банки;
• высшие учебные заведения и научно-исследовательские институты, центры (Аппарат
президента).
• средние и мелкие предприятия, обслуживающие население, производящие товары
народного потребления.
Пятый уровень связан с производством ресурсов, и здесь коррупционные ставки
невелики, но они происходят значительно чаще. Практически 90% всех решений пятого
уровня принимается местными органами власти, а значит, подконтрольны региональным
кланам. И, как говорилось выше, интенсивность коррупционных сделок отмечалась именно
на низовых структурах. По оценкам экспертов, на одну коррупционную сделку в «верхах»
приходилось 2 тыс. сделок «внизу», но при этом нельзя было делать разницу в объемах
теневых сумм – они были совершенно несопоставимы. Как отмечал один из аналитиков, на
$1, полученный мелким чиновником в районном Бюро технической инвентаризации (учет
жилья и нежилых помещений) за оформление документа, приходилось $10 тыс., полученных
сотрудником Аппарата президента за серьезные услуги247. Нужно также учесть, что
совершенно иными были мотивационные факторы таких услуг: чиновники низовых звеньев
власти выживали в условиях мизерной заработной платы, тогда как высших лоббировали
или «крышевали» частные интересы, беря за это суммы, в сотни раз покрывающие
минимальные потребности человека.
В то же время следует различать коррупционные ставки на пятом уровне, поскольку
они также дифференцированы: понятно, что объем взятки у следователя районной
прокуратуры, проверяющего валютные махинации крупной фирмы, выше, чем у инспектора
налоговой службы, который там же изыскивает лазейки, через которые ушли неучтенные
доходы, а у участкового милиции, проверяющего законность нахождения физических или
юридических лиц в квартале, выше, чем у санитарного врача, контролирующего
эпидемиологическое состояние рынка. То есть, чем больше властных полномочий у
человека, тем выше его коррупционная ставка, а также выше и «откаты», которые он платит
начальству, чтобы остаться в этой должности.
При авторитаризме самым важным звеном была структура, связанная с
облуживанием главы государства, и именно она считалась наиболее коррумпированной, и
246

http://www.kyrgyznews.com/news.php?readmore=2937.
По мнению эксперта, высказанному А.Таксанову в телефонной беседе в июне 2009 года. ФИО не
публикуется в целях безопасности.
247

71
ставки здесь были самыми высокими. Нужно заметить, что в Конституции не указана роль и
суть Аппарата, обслуживающего президента, однако в реальности этот орган и его
работники (особенно госсоветники) обладают полномочиями, равными вице-премьерским и
выше. Практически любое решение правительства следует одобрить в Аппарате, любое
назначение также согласовывается со службами госсоветников. Понятно, что все ресурсы
текут снизу вверх и упираются именно в Аппарат президента.
Коррупционное мышление буквально пропитало государственный организм, каждый
чиновник, совершая то или иное действие, зачастую исходит из собственных, корыстных
интересов, а не интересов общественной значимости. Более того, происходит
злоупотребление теми функциями и льготами, которыми они обеспечены со стороны
правительства, причем иностранного, и в рамках международных конвенций. Так,
посольства Узбекистана в зарубежных государствах функционируют под Венской
конвенцией и другими документами, дипломаты обладают не только иммунитетом, но и
льготами, например, по покупке товаров без НДС, акцизного налога и прочих пошлин. Между
тем, известно, что дипломатическая миссия республики в Литве (курирует весь регион
Прибалтики) за первые два месяца 2009 года приобрела 6 тыс. бутылок крепкого алкоголя и
6,5 тыс. пачек сигарет248, при этом следует уточнить, что в штате миссии всего 4 сотрудника.
Естественно, сами дипломаты не в силах осилить такой объем алкоголя и табака за всю
свою жизнь, а для дипломатического приема, который чаще всего проводится 1 раз в год, не
требуется такого количества бутылок. Для чего же дипмиссия приобрела эти товары? По
мнению латвийских экспертов, часть их попадает на «черный» рынок, то есть вполне можно
предположить, что дипломаты, прикрываясь иммунитетом и льготами, наладили поставки
алкоголя и табака местным потребителям, получая большие доходы от разницы между
льготной и реализуемой ценами. Это свидетельствует о том, что дипломатия превращается
в одну из форм бизнеса, причем подрывающую местную экономику.
Безусловно, кадровая схема не дает полной картины клановых распределений и
интересов, однако она показывает экономические и политические устремления
властвующих элит. Если смотреть на государственную структуру в виде схемы, то она
похожа на пирамиду – вверху расположилась узкая, по сути, центральная власть, которая
фактически держится на расширенном фундаменте – местных органах управления,
контролирующих 447,4 тыс. кв. км. Поэтому такая структура просто обязывает И.Каримова
учитывать мнение кланов, поскольку именно у них вся низовая власть над людьми и
ресурсами. Понятно, что президент не способен поставить своих преданных людей на
каждый важный пост, и ему приходится работать с тем «материалом», который есть на
местах. Хотя часто демонстрирует всем, что он, как глава государства, бдит за всем и вся.
Но при этом хокимияты далеко не ушли от методов управления, которые практикуются
президентом:
волюнтаризм,
рукоприкладство
и
оскорбления,
примитивный
административно-командный менеджмент, игнорирование объективных факторов, принятие
решений в угоду узких групп. В стране сложилась командно-приказная система,
охватывающая все ветви власти, иных механизмов там не предусмотрено. Таким образом,
основной ресурс управления при авторитаризме и в условиях патриархально-клановых
отношениях – администрирование и патернализм. Как отмечают эксперты: «...в
деятельности хокимиятов сохраняются следующие негативные факторы:
• использование административных методов управления, несовместимых с
эффективным функционированием рыночной экономики;
• активное вмешательство в деятельность хозяйствующих субъектов, прежде всего,
частных предпринимателей и фермеров;
• сохранение жесткой вертикали подчиненности между центральными и местными
органами государственной власти»249.
Это еще мягко сказано. Нижние звенья власти творят такой же произвол, как и
верхние, но по масштабности они несопоставимы. Чем выше на этажи власти поднимается
проблема, тем выше цена ее разрешения. Как отмечал один адвокат, рисуя это на примере
уголовной практики: «На уровне дознавателя налоговой или таможенной служб можно
248

TV3: дипмиссии массово скупают алкоголь. http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/tv3-dipmissii-massovo-skupayutalkogol.d?id=26536657.
249
Рабочий доклад «Основные направления реформирования местных органов государственной власти в
Узбекистане, 2004/2007», ЦЭИ-ПРООН, Ташкент, 2005, стр. 14.

72
уладить правонарушение за $500-1000, но если дело передается в следственные органы
МВД или прокуратуры, то ставки возрастают в десятки раз. У судьи, безусловно, свои
«аппетиты», и они выше, чем у сотрудников милиции. Если дело идет от районного звена в
областные или городские – то цены растут еще дальше. Понятно, что люди стремятся
уладить это уже на месте, не доводя ситуацию до того, когда невозможно будет ее
разрешить при ограниченных ресурсах»250.
С другой стороны, отмечается тот факт, что в условиях несвободы бизнеса и зажима
политических прав экономика испытывает коллапс, иссякают эти самые ресурсы, на которых
осуществляется развитие, паразитировать чиновникам становится практически не на ком и
уже не на чем. Неумелые, неглубокопродуманные, сиюминутные правительственные
решения вымывают нижний слой предпринимательства, на арене остаются крупные игроки,
за которыми стоят мощные кланы и мафия. Так и получается, что острая и порой
смертельная борьба начинает развиваться именно между ними: за доступ к кредитам, за
налоговые льготы и таможенные преференции, за доступ к финансированию и тендеру, к
ликвидным ресурсам. В ход идут разные методы – от покупки правительственного решения,
до убийств и шантажа конкурентов. Особое место уделяется правоохранительным органам
– как силе, способной быстро и эффективно разрешить какую-то проблему, мобилизовать
все активы для достижения заданной цели. Но и здесь не все гладко, поскольку
противоречия имеются и в системе правоохранительных служб...
О конфликте между МВД и СНБ в Узбекистане не знает только ленивый. Понятно, что
данный конфликт проецируется через отношения двух кланов – Самаркандско-Джизакского
тандема и Ташкентской элиты. Большинство экспертов полагает, что «серым кардиналом»
являлся Исмоил Джурабеков, но после его отставки эта «роль» перешла Рустаму Иноятову.
Вот что пишет журнал «Новое русское слово» (НРС): «здесь главный «серый кардинал»251 –
Рустам Иноятов, председатель Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана.
Кыргызским чекистам о такой влиятельности не приходится пока и мечтать: после
назначения Иноятова председателем СНБ в 1995 году, пишет НРС, в эту структуру и
организации, связанные с ней, начинают приходить люди ташкентского клана. Главный
чекист страны только за последние 5 лет умудрился посадить своих людей практически во
все министерства и ведомства, а значит, сильно укрепить свое положение в высших
эшелонах власти. Рустам Иноятов как выдвиженец ташкентского клана (несмотря на то, что
родился на юге страны) имеет колоссальное влияние на бизнес-элиту столицы. А поскольку
основной бизнес сконцентрирован именно в Ташкенте, то эта взаимовыгодная связь
становится еще более очевидной и почти легальной. Поговаривают, что главной заслугой
генерал-полковника Иноятова остается не только относительная стабильность в стране, но
и то, что он очень крепко оберегает так называемый бункер. Так сейчас в стране называют
фирмы и компании, которыми владеет дочь президента Гульнара Каримова. Не стоит
забывать и другой немаловажный факт: режим Ислама Каримова держится сегодня только
на Службе национальной безопасности страны – самой мощной силовой структуре
Узбекистана, приведенной в порядок именно Рустамом Иноятовым»252.
Безусловно, нынешнее влияние главы ведомства чекистов очень велико. После
отставки главы МВД Закира Алматова253 (Самаркандско-Джизакский тандем) его соперник из
250

ФИО адвоката не публикуется в целях безопасности. Данный человек был лишен адвокатской лицензии, не
пройдя аттестацию Минюста из-за того, что защищал оппозиционеров, независимых журналистов,
диссидентов, чем снискал славу врага у режима И.Каримова.
251
Говоря об этих личностях, издание отмечает: «...возникает у президентов потребность в политтехнологах,
тайных советниках и прочих специалистах по держанию народов в узде от выборов до выборов, а главное - во
время выборов. Держать изощренно или неуклюже, законно или не очень. Самых ценных из таких
специалистов молва величает “серыми кардиналами” и приписывает им преимущественное влияние на
политику государства со всеми ее судьбоносными решениями».
252
«Серые кардиналы» Центральной Азии. 16.10.2007. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1192523760.
253
Эксперты Е.Кожокин, А.Халмухамедов утверждали, что З.Алматов является ставленником Тимура Алимова
(Ташкентский клан). Между тем, в продвижении этого человека большую роль сыграл И.Джурабеков. Как
пишет Анатолий Таранцев: «На должность главы МВД И.Джурабеков выдвинул узбека, уроженца Казахстана
Зокиржона Алматова (его супруга являлась таджичкой, односельчанкой указанного выше Ф.Мулладжанова, а
сам Алматов не представлял какой-либо клан)». / Таджики в Узбекистане. Часть 2-я. 15.09.2009.
http://zonakz.net/articles/26478.

73
Службы национальной безопасности Рустам Иноятов (Ташкентский клан) хотел поставить
своего представителя – генерал-майора Г.Кадырова254. Таким образом, у столичной элиты
были бы все силовые структуры в руках, и именно этого боялся Ислам Каримов. Поэтому он
сохранил равновесие, назначив министром внутренних дел Баходира Матлюбова из
Самарканда. В этом случае два «топора» – карательно-репрессивные органы – были бы
заняты друг другом, а не строили бы планы против президента. Однако у Ташкентского
клана также есть сила, и Р.Иноятову удалось сместить с поста госсоветника и первого
заместителя председателя СНБ Бахтияра Гулямова, выходца из Самарканда. Ему же
удалось продвинуть на должность председателя Комитета по охране границ (КОГГ)
представителя Сурхандарьи Ильхома Ибрагимова255. Как пишет Октам Токаев, «Каримову
выгодно сохранять равновесие между кланами и время от времени натравливать друг на
друга256. Он, подобно канатоходцу держа в руках балансир, постоянно лавируя между
кланами, зорко следит, чтобы ни один из них не стал более могущественным, чем другой.
Ибо более сильный клан может легко смести и его, Каримова, с политического Олимпа»257.
Солидарен с этим мнением и Сафар Абдуллаев, отмечающий: «Проблема клана
Алматова, претендующего на абсолютную власть, заключается в том, что его фигурантам не
хватает толерантности, а проще говоря, взаимоуважительного, благожелательно-терпимого
отношения друг к другу. Из-за такого дефицита происходит много бед снаружи и внутри
самого клана, включая серьезную утечку информации. Казалось бы, так просто – живи и
давай жить другим, имей свой образ жизни, веруй, выражай частным образом свое
мировоззрение, признай право других на то же самое, и все будет хорошо. Но почему-то не
получается. Это не в правилах межклановых отношений – побеждает сильнейший!»258
Другое мнение отражает оценку политической ситуации, в которой клановая борьба
рассматривается всего лишь как отвлеченность от реалий, попытка сместить акценты на
второ- и третьестепенные факторы. Так, М.Солих отмечает: «Слухи о междоусобице МВД и
СНБ или «серьезной болезни» Президента Каримова распускают, как мне кажется,
специально для того, чтобы усыпить бдительность общественности, отвлечь внимание от
преступлений режима. Во-первых, представители самой верхушки этих структур давнымдавно породнились. Дети и племянники переженились, создавая тем самым новые вязи
отечественной клановой паутины. Междоусобица не к интересу сторон»259. Таким образом,
лидер партии «Эрк», находящийся в эмиграции, пытается показать, что конфликт
правоохранительных структур не что иное, как попытка продемонстрировать в реальности
борьбу с коррупцией, а кланы на самом деле заинтересованы в стабильности, ибо давно
уже поделили сферы влияния и не желают менять статус-кво. В этом смысле они
подыгрывают президенту, поскольку это выгодно всем участникам такой политической игры.
С таким мнением нельзя не согласиться, однако и не стоит полностью придерживаться, ибо
254

По другим данным - Анвара Салихбаева, заместителя председателя СНБ, якобы представлявшего
Ташкентский клан./ Контролировать МВД Узбекистана будут чекисты. Российский «Къ» перепутал узбекские
кланы. 26.12.2005. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1135575780. На самом деле Анвар Салихбаев является
выходцем из Самаркандско-Джизакского тандема.
255
Что еще раз подтверждает версию того, что Р.Иноятов продолжает контактировать с родным кланом.
256
Организация «СиФ» отмечала: «В 1992 году скромный майор милиции Усманов Ахмаджон, уроженец
Джизакской области, был переведен в Ташкент на должность замминистра МВД республики с присвоением
звания полковника. Ему тогда исполнилось всего 36 лет, и никто понять не мог, за какие заслуги его возвели на
этот олимп столь ответственного учреждения. Он из Джизака, этого достаточно, чтобы занять высокую
должность в государственном аппарате. В 1996 году его назначают начальником УВД Наманганской области.
Он превратил местную милицию в черную сотню, которой все позволено-дозволено. Она получила лицензию
на насилие и подавление любого проявления недовольства. Область была превращена в регион тотального
порока
и
тотального
злодейства./
Змеиный
клубок
узбекистанских
хокимов.
23.10.2007.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1193103780. Этот пример наглядно показывает, что СамаркандскоДжизакский тандем крепко держится за МВД. Назначение своего представителя в Наманганскую область - это
попытка контролировать ситуацию в Андижанском клане. Естественно, была соответствующая реакция
региональной властной элиты.
257
Тайны «Ташкентского двора». Кланы и расклады. 13.05.2006.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1147500000.
258
Клан уполномочен заявить. Секретные материалы Узбекистана. Часть 7-я. 15.04.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1113510900.
259
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1070233440.

74
глубинные течения демонстрируют, насколько шатки положения каждого чиновника, каждого
представителя клана, и даже кровнородственные связи не всегда помогают.
Нельзя сказать, что чиновники-политики открыто признают свою приверженность
клану, поскольку это чревато определенными последствиями. В этом смысле очень удачно
выразился кыргызский эксперт Нарын Айып: «...опора только на клан – почти самоубийство
для любого публичного политика, заподозренный, он всеми силами будет от этого
открещиваться и будет прав. В то же время ни один политик, если он политик, не откажется
от клановости совсем, если это может принести хоть какую-то пользу его политической
карьере. Политиков часто сравнивают с шахматистами, но если шахматист всегда
стремится выиграть, то политик, играя партию, всегда думает, что выгоднее – выиграть или
проиграть?»260
Сам же И.Каримов вынужден играть «политику демократии», сетуя на недостатки в
госаппарате: «Мы идем по пути строительства демократического справедливого
государства. Мы стремимся к тому, чтобы граждане страны, кем бы они ни были, стали
равны перед законом, чтобы был обеспечен приоритет закона. К сожалению, жизнь
показывает, что в этом отношении необходимо преодолеть целый ряд препятствий»261.
Препятствия – это те чиновники, которые нерадиво относятся к исполнению своих
обязанностей, не уважают закон, думают только о собственном благополучии. К сожалению,
это примитивный подход к реальности, за которой скрываются сложные и противоречивые
отношения представителей властей, кланов, мафии, олигархов, силовых структур. Это то,
что скрыто от внимания общественности и не подлежит обсуждению, поскольку
затрагиваются основы власти и лично президента.
Безусловно, подобная ситуация чревата для страны далекоидущими политическими
последствиями. Она ведет к государственной раздробленности, и об этом свидетельствуют
данные международных экспертов. Так, компанией The Economist Intelligence Unit
(аналитическое подразделение британского журнала Economist) в июне 2009 года был
опубликован «Рейтинг миролюбия стран мира» (Global Peace Index 2009), который измеряет
уровень насилия внутри государства и агрессивность его внешней политики262. Оказалось,
что на насилии мир зарабатывает 4,4% всего глобального ВВП – $2,4 трлн. В то же время,
если бы в мире не было насилия, экономический выигрыш составил бы $7,2 трлн. Из 144
государств далеко не все были стабильными и миролюбивыми. Из стран бывшего СССР
самой мирной признана Эстония, которая заняла 38 место в рейтинге. Чуть ниже, на 43,
расположилась Литва, а на 54 месте – Латвия. На 75 месте в рейтинге оказалась Молдова,
став, таким образом, самой миролюбивой страной на пространстве СНГ. Украина получила
82 место, Казахстан – 84, Беларусь – 98, Туркменистан – 101, Узбекистан – 106,
Азербайджан – 114, Грузия – 134.

260

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1245868860.
Когда нарушен критерий справедливости. http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/1tom_7.htm.
262
По мнению составителей, рейтинг может помочь человечеству справиться с теми вызовами, которые его
ждут в будущем. Исследование «миролюбия стран мира» рассматривается в качестве отправной точки для
глобального проекта «Перспективы человечества», целью которого является выявить взаимосвязь мира и
устойчивого развития на планете. Рейтинг составлен на основе 24 показателей, объединенных по трем
основным критериям: во-первых, наличия и масштаба конфликтов - внутренних и международных, в которые
вовлечена та или иная страна, а также отношений с соседними странами. Во-вторых, уровня стабильности и
безопасности внутри данной страны. При этом оценивались такие факторы, как доля беженцев и перемещенных
лиц в общем количестве населения, количество насильственных преступлений и самоубийств, доступность
оружия, количество заключенных на 100 тыс. населения, меры социальной защиты, соблюдение прав человека,
уровень политической нестабильности, ксенофобии и другие. В-третьих, милитаризация государства - размеры
военного бюджета по отношению к национальному валовому внутреннему продукту, импорт и экспорт оружия,
количество военнослужащих на 100 тыс. населения, суммарное количество вооружения на 100 тыс. человек,
уровень доступа населения к оружию и так далее.
По каждому параметру выставлялась оценка в баллах - от 1 до 5. Чем меньше баллов, тем более мирно
оценивается страна по данному критерию в рейтинге. Любопытно, что вопросам, характеризующим миролюбие
государства к своим гражданам и самих граждан друг к другу, уделялось больше внимания - при расчете
усредненного балла вес этих оценок был выше, а вес внешнеполитических критериев - ниже./ Global Peace
Index: Россия находится среди худших стран мира по степени своего миролюбия. 03.06.2009.
http://gtmarket.ru/news/state/2009/06/03/2004.
261

75
Таким образом, внутренняя политика президента провоцирует страну на
нестабильность и агрессивность. Это ярко проявляется при решении вопросов, связанных
со спорными территориальными участками с соседними государствами, минировании
границ, установлении бетонных ограждений и противотанковых рвов на сотни километров,
пограничных вышек и силовыми операциями в поселках, статус которых еще не определен
двусторонними соглашениями. Кроме того, выводы компанией The Economist Intelligence Unit
объясняются теми фактами, что только на оборону в Узбекистане тратится около $1 млрд.,
что составляет 1/30 часть ВВП. Сколько же уходит на органы правопорядка, контроля и
безопасности, неизвестно, однако существует оценка в $1,5 млрд. В общей сумме
численность МВД, СНБ, КОГГ, ГТК, ГНК, прокуратуры превышает в несколько раз
численность военнослужащих Министерства обороны. Это свидетельствует о том, что
осуществляется поиск внутренних, а не внешних врагов. Для авторитарного режима такими
являются как религиозная оппозиция, чьи силы черпаются из нищеты и отчаяния
большинства населения, так и демократическое движение, требующее серьезных
политических перемен, либерализации экономики и защиты прав человека.
Видимо, чтобы укрепить страну, И.Каримов ищет или содействует иным принципам
социальной интеграции. Несмотря на то, что спецификой узбекских кланов является
территориальная близость (землячество), а не кровнородственные связи, однако нередко
внутри кланов союзы персон (представителей) политических и экономических сил
осуществляются через браки детей, родственников. Такие тенденции усиливают какие-то
части элит, но не ведут к полной сплоченности или стабилизации отношений между
региональными группами. К примеру, переданное от Ташкентского клана СамаркандскоДжизакскому тандему Министерство иностранных дел представляло собой рычаг
внешнеполитических действий, и его возглавляет выходец из Бухары Владимир Норов.
Неудивительно, что политическая составляющая клана нуждается в финансовой поддержке,
и тут уместны кровные узы. Браки между детьми региональной элиты – один из приемлемых
и популярных механизмов. Так, по информации сайта «Узметроном.Ком», 19 июня 2009 года
планировалась свадьба дочери В.Норова – Малики с Мехди, этническим иранцем, родом
тоже из Бухары. «Отец жениха, по имеющейся в нашем распоряжении информации,
занимает весьма высокий пост в системе холдинга «Узбекнефтегаз». Жениху... 30 лет, он
очень успешный бизнесмен с очень приличным состоянием. Кстати, в свое время по
направлению фонда «Умид» Мехди учился во Франции»263.
Ранее этот сайт также сообщал о предстоящей 3 мая 2009 года в Ташкенте свадьбе
племянника российского олигарха узбекского происхождения Алишера Усманова и
племянницы жены премьер-министра Узбекистана Шавката Мирзияева. «Молодые – Бабур и
Диёра – ждали этого радостного дня более двух лет. По предварительной информации,
свадебные торжества станут образцом скромности, учитывая социальный статус и
материальное положение ближайших родственников молодоженов», – замечал сайт
«Узметроном.Ком»264. В этом контексте необходимо уточнить: Алишер Усманов – выходец
из Намангана и считается представителем Андижанского клана. Его отец был прокурором.
Сам А.Усманов – один из богатых людей России, по некоторым данным, имеет тесные
контакты с криминальным миром, к тому же сам имеет уголовное прошлое265. Шавкат
Мирзияев – представитель Самаркандско-Джизакского тандема, который также нуждается в
финансовой поддержке. Не брезгует клан и связями с криминальным миром. Так, сайт
«Узметроном.Ком» сообщил, что ожидается свадьба «сына авторитетного узбекского
бизнесмена международного масштаба Салимбая Абдувалиева и внучки не менее
авторитетного узбекского чиновника - председателя ассоциации предприятий оптовой
торговли Узбекистана Зафара Файзиева»266.

263

МИД породнился с нефтью и газом. 19.06.2009.
http://www.uzmetronom.com/2009/06/19/mid_porodnilsja_s_neftju_i_gazom.html.
264
Алишер Усманов и Шавкат Мирзияев породнятся. 24.05.2009.
http://www.uzmetronom.com/2009/04/24/alisher_usmanov_i_shavkat_mirzieev_porodnjatsja.html.
265
В августе 1980 г. осужден Военным трибуналом ТуркВО к 8 годам ИТЛ. За «пособничество должностному
лицу в получении взятки и мошенничество» (вместе с сыном зампреда КГБ УзССР и своим другом
Б.Насымовым вымогали у офицера СА Майорова 30 тыс. рублей). См. раздел «Персоны» сайта
www.centrasia.ru.

76
Известны другие связи представителей кланов через брачные узы: так, осенью 2001
года состоялась свадьба сына Ботира Парпиева (тогда он был председателем ГТК) с
дочерью председателя СНБ Рустама Иноятова. В общем, можно говорить о каких-то
интеграционных линиях Андижанского и Ташкентского кланов. Сын министра высшего и
среднего специального образования Сайидахрора Гулямова (Ташкентский клан) женился на
дочери руководителя МВД Закира Алматова. 2 июля 2011 года в Ташкенте состоялась
свадьба Гавхар – дочери Генерального прокурора Рашиджана Кадырова и Саидахрора –
сына председателя Национального банка внешнеэкономической деятельности Саидахмада
Рахимова267. Однако следует помнить, что родство – не важный критерий, и брачные
свидетельства не являются адекватным контрактом между региональными элитами.
Заметим, родственные связи наиболее важны по отраслевым аспектам, а не в качестве
межклановой консолидации.
Поэтому более заметен процесс, когда элита использует кровнородственные узы для
распределения кадров по важным сегментам власти и бизнеса. Следует сказать, что
бывший председатель Счетной палаты (28 июля 2002 – июнь 2003), госсоветник президента
по вопросам социально-экономической политики (2003-2004), министр финансов (13 июля
2004 – ноябрь 2005) Саидахмат Рахимов (Ташкентский клан) является родственником
Р.Иноятова; ныне он – председатель Национального банка ВЭД. А заместитель
председателя Госкомимущества Фарид Хабиев имел брата Рашида Хабиева, заместителя
председателя КОГГ (пограничные войска). Председатель Ассоциации «Узбексавдо» Зафар
Файзиев имеет родственные связи с бывшим вице-премьером Мираброром Усмановым268
(Ташкентский клан). Бывшему заместителю министра иностранных дел Шокасыму
Шоисламову269 покровительствовал его дядя – вице-премьер Рустам Юнусов (тоже
Ташкентский клан). У первого заместителя министра финансов Татьяны Гуськовой сестра
Светлана Разыкова работает заместителем директора Центра по координации и контролю
ценных бумаг при Госкомимуществе270. А в августе 2009 года секретарь Совета
национальной безопасности Мурад Атаев справил свадьбу своей племянницы Атаевой
Сайёры, вышедшей замуж за высокопоставленного чиновника таджикской авиакомпании
«Таджик Эйр», являющегося одним из наиболее близких людей Имомали Рахмона. На
свадьбе почетным гостем был личный посланник главы Таджикистана. Кроме того, сына
Атаева недавно пригласили на работу в представительство Таджикского алюминиевого
завода в Москве271, что свидетельствует теперь о влиянии Таджикистана на
внутриполитические и клановые тенденции Узбекистана.
Заместителем директора национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари»
является Азиз Кадыров, который приходится родным братом генпрокурору республики
Рашиду Кадырову. Как отмечается в блогге веб-сайта «Фергана.Ру» о родственных связях в
верхах, то приводится такой факт: «...взять не столь давно уволенного с поста главного
консультанта службы госсоветника президента Узбекистана, курирующего прессу,
Фатхитдина Мухитдинова. У него – восемь братьев-богатырей, и все они занимают или
занимали «нехилые» государственные посты: один – в аппарате президента страны, другой
266

Свадьба пройдет в Белом доме. 20.10.2011.
http://uzmetronom.com/2011/10/20/svadba_projjdet_v_belom_dome.html. Отмечалось: «Зафар Файзиев, по сути
монополизировавший все сделки в сегменте оптовой торговли, - родственник бывшего министра торговли,
бывшего вице-премьера, а ныне сенатора и председателя национальной федерации футбола Мираброра
Усманова. До недавнего времени Зафар Оманович совмещал торговую деятельность с альтруизмом и
филантропией, занимая пост председателя федерации конного спорта. Смещен с поста общественника-конника
в виду того, что его личные конюшни выгодно отличались от тех, что стояли на балансе федерации».
267
Генеральная скромность. 2.07.2011. http://uzmetronom.com/2011/07/03/generalnaja_skromnost.html.
268
Поскреби любого турка – найдешь узбека. 16.03.2011.
http://uzmetronom.com/2011/03/16/poskrebi_ljubogo_turka__najjdesh_uzbeka.html.
269
На 2008 год он посол Узбекистана в Таджикистане. Ранее был послом в России.
270
Как заявил один из экспертов, «пользуясь влиянием сестры, С.Н. Разыкова контролирует фондовый рынок
страны. Практически каждая вторая крупная сделка по покупке и продаже акций осуществляется при ее личном
контроле. Она обеспечивает переход пакета акций узбекских предприятий конкретным людям, запрещая
вмешательство в торги брокеров. Как правило, сделки совершаются по значительно заниженным ценам, чтоб
лишний раз в глаза не бросаться». ФИО эксперта не публикуется в целях безопасности.
271
Таджики в Узбекистане: бросок к власти. Часть 1-я. 02.09.2009. http://www.zonakz.net/articles/26326.

77
– в прокуратуре, третий – в суде, четвертый – в милиции и так далее»272. У председателя
Центробанка Файзуллы Мулладжанова уже в начале 2010 года брат Тахир Мулладжанов
назначен заместителем министра внутренних дел (усиление Самаркандско-Джизакского
тандема), один из сыновей Ф.Мулладжанова – полковник милиции Абдумаджид
Мулладжанов (в 2008 году был назначен заместителем начальника УВД Ташкентской
области), а другой сын, который является зятем бывшего министра МВД Узбекистана Закира
Алматова, занимает высокий пост в городском департаменте по налоговым и валютным
преступлениям. А хоким Бахмальского района Джизакской области Акмаль Абдуллаев имеет
родственные связи (племянник) с премьер-министром Узбекистана Шавкатом Мирзиевым.
Известно, что вице-премьер правительства Абдулла Арипов является сватом
председателя Национальной телерадиокомпании Алишера Ходжаева. Со слов журналисток
Саодат Амоновой и Малохат Ишонкуловой, эти лица были учредителями «Алока-банка», и
перевели счет НТРК именно туда, извлекая прибыли от коррупционных операций и ухудшая
одновременно финансовое положение компании273. Такая же ситуация имеет место в
Каракалпакстане: по некоторым сведениям, председатель Жокаргы Кенгеса республики
Муса Ерниязов создал семейный клан во власти и в бизнесе. Так, глава МВД
Каракалпакстана Орынбай Турдаков, начальник дирекции «Каракалпакметалл»Даулетияр
Жаббарбегенов и хоким г.Тахиаташ Алишер Худайбергенов являются его родственниками,
министр юстиции Даулетбай Холмурадов – племянник, начальник налоговой инспекции
г.Тахиаташ Сабит Ерниязов – другой племянник, руководитель Среднеазиатского
управления «Жипек Жол» Руслан Ерниязов – третий племянник, замначальника МВД
Фархад Тажединов – четвертый племянник, начальник Управления транспортных дорог
Марат Ерниязов – брат, помощник прокурора столицы Венера Ерниязова – сестра274.
Должности позволяют им «сострегать» неплохие дивидиенды, в том числе и с
государственного бюджета.
Не отстал от подобных процессов и Ислам Каримов. Его младшая дочь Лола вышла
замуж за Темура Тилляева, сына известного ташкентского «авторитета» Хакима. Эксперт
Александр Меламед считает, что данный брак был «подтолкнут» группой товарищей из
столичного клана275. Этим самым был наведен очередной мост «дружбы» между
Ташкентским кланом и Самаркандско-Джизакским тандемом. Нужно заметить, что ранее
президент планировал осуществить такое «сближение» кланов через брак старшей дочери
Гульнары Каримовой с Садыком Сафаевым, министром иностранных дел, представителем
Ташкентского клана. Об этом долго говорили в народных массах, даже в западных СМИ
проскакивала информация о состоявшейся свадьбе. Однако С.Сафаев не планировал
такого союза в своей жизни, он срочно женился на другой женщине. Разозленный подобным
демаршем (можно сказать, оскорбленный) президент тотчас сместил его с поста главы МИД
и отправил в сенат Олий Мажлиса на второстепенную роль. Более того, автоматически
С.Сафаев лишился и статуса «преемника» президентской власти – вместо него на эту роль
ныне претендует Ш.Мирзияев.
Именно так описывал ситуацию эксперт Фитрат Ходжаев: «Как бы то ни было, своим
продвижением Мирзияев вытеснил Садыка Сафаева из кандидатов в президенты, которого
слухи сначала женили на старшей дочери президента, а затем и предсказали ему великое
будущее. Кого из этих двух можно рассматривать более или менее реальными кандидатами
в президенты?
Садык Сафаев – профессиональный дипломат, который внес огромную лепту в
улучшение, а порой и в сглаживание углов в узбекско-американских отношениях. Однако у
Сафаева есть одна слабость – он недостаточно жесткий, как Каримов или тот же Мирзияев,
а потому у власти может и не удержаться. Но это все-таки еще зависит и от того, какими
людьми новый президент себя окружит.
272

В Узбекистане убит влиятельный руководитель таможни. 31.03.2010. http://ferghanablog.livejournal.com/102715.html.
273
Узбекистан: Журналисты Национальной телерадиокомпании намерены объявить голодовку. 10.12.2010.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1291931100.
274
Современную Каракалпакию оккупировал клан Ерниязовых. 21.02.2012. http://www.centrasia.ru/news.php?
st=1329837000.
275
Примеряя халат Амира Тимура. Современный Узбекистан. Часть 2-я. 15.04.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1050354240.

78
Шавкат Мирзияев – полная противоположность Сафаеву. Жесткий, беспощадный и
властолюбивый человек, имеющий поддержку представителей «самаркандского» клана –
Исмаила Джурабекова и начальника Управления делами Аппарата президента Зелимхана
Хайдарова. Работая хокимом сначала в Джизакской, а затем в Самаркандской областях,
Мирзияев запомнился жителям этих областей как руководитель, добивающийся своего
любой ценой – даже ценой жизни людей. Международного опыта не имеет, а потому имеет
проблемы с манерой поведения – может избить своего служащего при всех»276.
Как бы там ни было, кланы не всегда открыты для общества, поэтому не все люди
имеют четкое представление о расстановках сил во власти и влиянии того или иного лица
на экономику, отрасль, регион. «Существует закрытость правящих элит в Узбекистане. Они
руководствуются не интересами общества, а интересами частными и групповыми,
укрепляют позиции кланов в высшем аппарате государства, – отмечает южнокорейский
эксперт Кан Пхён Ки. – Президент формирует элиты всех структур верховной, региональной
и местной власти. Идея И. Каримова о создании Туркестана не была направлена на
интеграцию бывших советских республик, в том числе России, а на укрепление
централизованной власти вокруг президента»277.
Особыми для кланов являются родственные связи внутри правоохранительных
структур. К примеру, экс-министр иностранных дел Абдулазиз Камилов является по линии
жены родственником омбудсмена Сайеры Рашидовой, дочери бывшего первого секретаря
ЦК Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова. Далее: младший брат Файзуллы
Мулладжанова является председателем Сырдарьинского областного суда по гражданским
делам, его сын – заместитель начальника УВД Ташкентской области. Брат министра по
чрезвычайным ситуациям Касимали Ахмедова работает в Генеральной прокуратуре, а
заместитель прокурора города Ташкента (с 1999 года) Мираглам Мирзаев по линии жены
является родственником председателя СНБ Рустама Иноятова. Как отмечают некоторые
эксперты, он «имеет огромное влияние в органах прокуратуры. По данным С.Кожохина, ни
одно крупное дело в прокуратуре Ташкента не может быть решено без его участия». То есть
Ташкентский клан стремится противопоставить давлению Самаркандско-Джизакского
тандема расстановку своих кадров. Cиловые ведомства – самые важные по значимости, они
практически являются первыми в интересах региональных элит. Борьба за кресла идет
между кланами с переменным успехом, как и разыгрывает партию Ислам Каримов. Он также
меняет и тех, кто работает в его аппарате в должностях госсоветников и их заместителей.
Например, одним из приближенных является Мир-Акбар Рахманкулов, который до 2000 года
работал госсоветником по обороне, затем секретарем и первым заместителем секретаря
Совета безопасности (до 2005 года), с 24 января 2005 года – сенатор. Нужно отметить, что
это действительно талантливый и эрудированный человек, представляющий интересы
Ташкентского клана, и он стремился действовать рационально и прагматично. Но не всегда
И.Каримов позволял коррупции выходить за рамки отведенного коридора и проводил чистки
в своем Аппарате. Уточним: госсоветника по административным органам Анвара Набиева
(бывший заместитель генерального прокурора), представителя Андижанского клана, быстро
отправили за решетку, обвинив в злоупотреблениях властью. Вслед за ним отправился его
заместитель Тулкин Усманов из столичного клана278, которого решением Ташкентского
областного суда от 23 июня 2008 года приговорили к 9 годам тюрьмы. Скорее всего, они
совершили серьезный промах, за что и поплатились. Возможно, кто-то «удачно»
использовал компромат на этих лиц, переданный в нужный момент И.Каримову. В любом
случае, вопросы наказания принимаются исключительно президентом.
Необходимо сказать о частой ротации персон в подобных должностях:
госсоветниками президента, курирующими вопросы силовых ведомств, являлись разные
люди, в том числе Ихтиер Абдуллаев (Ташкентский клан, с марта 2009 года руководит
кадровыми ресурсами), Умар Исмоилов (по кадрам, а затем по оборонным вопросам) из
Хорезмского клана, Равшанбек Шамшиев (госсоветник до марта 2009 года, затем
заместитель279, Ташкентский клан). В сентябре 2010 года Ислам Каримов утвердил на
должность
госсоветника,
отвечающего
за
вопросы
координации
силовых
и
276

Ходжаев Ф. Станет ли Мирзияев «вторым Путиным»? 13.12.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1071331620.
277
Кан Пхён Ки. «Элиты» России, Казахстана, Узбекистана. Сравнения и оценки. МГУ, Москва, 2006, стр. 152.
278
Усманов Т. являлся одноклассником автора данной книги Алишера Таксанова (1973-1983 годы).

79
правоохранительных ведомств, генерала-майора СНБ Муиджона Тохирий (СамаркандскоДжизакский тандем), он до этого момента занимал пост заместителя секретаря Совета
национальной безопасности280. Ранее эти посты также занимали Усман Худойкулов (до 1998
года), Бахтияр Гулямов (Самаркандско-Джизакский тандем), Турсихон Худайбердыев (20022005 годы). Приведем имена других персон, работавших госсоветниками в разное время: по
культуре – Алишер Азизходжаев, по медицине – Анвар Алимов, по связям с
общественностью – Хайритдин Султанов, по международным связям – Алишер Файзуллаев
(Ташкентский клан), по делам молодежи – Азим Усманов (Самаркандско-Джизакский
тандем), по культуре – Ёкубжон Жалолов (Ферганский клан, 1998 год), Хайрулла Жураев
(ноябрь 1994 – июнь 1996), Шоазим Миноваров (2006) и Нарзулла Жураев (2000 год), по
экономике – Саидахмат Рахимов (2003-2004 годы), по науке и образованию – Тухтапулат
Рискиев (2000-2003 годы), по религии – Зухрутдин Хуснутдинов (2002-2004 годы) и
Абдулазиз Азизджанов, по аграрной политике – Машраф Юсупов (2004, Андижанский
клан)281. Службу пресс-секретарей главы президента покинули такие личности, как Азамат
Зиеев, Дильшод Нуруллаев282, Рустам Джумаев (Бухарский клан), Беруни Алимов и Алишер
Азизходжаев283. Нужно сказать, что эту должность на сайте «Узметроном.Ком» назвали
«расстрельной», поскольку за короткое время здесь сменилось восемь человек284. Из
Ташкентского клана был также заместитель секретаря Совета национальной безопасности
Алишер Ходжаев (2001-2002 годы). Известно также, что из Ташкентского клана Равиль
Абдукадыров с 2000 по 2004 годы занимал должность руководителя аппарата Кабинета
Министров, одновременно являлся членом Координационного совета по контролю при
президенте. Из столичного клана вышел и председатель Военного суда Тохир Мирзаев
(2006 год). Даже крымский татарин Лерик Ахметов, вице-премьер (1998-2000 годы)
отстаивал интересы Ташкентского клана в правительстве. Все эти приведенные, скупые по
количеству данные – лишь часть тех кадровых тенденций, которые имели и имеют место
поныне. И они в ближайшие годы вряд ли претерпят серьезные изменения, поскольку
внутренняя политика интегрирована в клановые интересы.
А как же распределены силы в Олий Мажлисе? Таблица № 1.3 представляет
региональный срез участия депутатов в различных комитетах и комиссиях (эти структуры,
между тем, не являются главными в парламенте и не представляют особого интереса для
кланов). Сама по себе такое распределение не дает полной картины взаимоотношений
регионов и центра, если не рассматривать это в разрезе уже клановой структуры. Нужно
учесть, что некоторые депутаты, имея корни в одном регионе, между тем, представляют в
Олий Мажлисе интересы другой территориальной группы, как, например, Акмаль Саидов
или Машкура Сафаева из столицы между тем выдвинуты в избирательный орган от
Кашкадарьи. Выходцы из-за пределов Узбекистана вписываются в региональные элиты тех
мест, которые они представляют в высшем законодательном органе республики.
Таблица № 1.3. Участие депутатов от регионов в комитетах Законодательной платы
Олий Мажлиса Республики Узбекистан (на 25 октября 2009 года)
Наименование
ФИО,
Представляем Наименование
ФИО,
Представляемый
комитета
должность
ый регион
комитета
должность
регион
Комитет по
Нурдинжон
законодательству и Исмоилов

279

Наманганская
область

Сайдахмат
Раззаков

Самаркандская
область

Согласно данным сайта «Узметроном.Ком», «...заместитель госсоветника президента Узбекистана по
подбору и расстановке кадров Равшанбек Шамшиев освобожден от занимаемой должности в связи с переходом
на другую работу» в середине августа 2009 года.
/http://www.uzmetronom.com/2009/08/20/v_svjazi_s_perekhodom_na_druguju_rabotu.html.
280
Свято место снова занято. 21.09.2010.
http://www.uzmetronom.com/2010/09/21/svjato_mesto_snova_zanjato.html.
281
Ранее был назначен первым заместителем министра сельского и водного хозяйства (2003-2004 годы).
282
Сотрудник СНБ.
283
Причиной его увольнения стала банальная драка с подчиненным в Аппарате президента, после чего
И.Каримов отправил его заведовать кафедрой в один из ташкентских университетов. См.:
http://uzmetronom.com/2007/11/09/alisher_ushel_nenadolgo.html.
284
«Расстрельная» должность снова вакантна. 05.03.2009.
http://www.uzmetronom.com/2009/03/05/rasstrelnaja_dolzhnost_snova_vakantna.html.

80
судебно-правовым
вопросам

Ойша Ахунова
Матлюба
Махаметова
Абдуманноп
Рахимов
Анвар
Аркаходжаев285
Машкура
Сафаева286
Собир Жабборов
Акрам Жумаев
Турсуной
Абдуллаева
Фахритдин
Комилов
Роножон
Зарипова
Фахритдин
Раджапов
Абдил Тухташев

Комитет по труду и
социальным
вопросам

Илхом Насриев
Зухра Ботирова
Адхам
Шадманов287
Аслиддин
Рустамов288
Шоира Умарова

Ферганская
область
Андижанская
область
Кашкадарьинская
область

Комитет по бюджету Абдурафик
и экономическим
Ахадов
реформам
Шарбат
Абдуллаева
Тешаев Шавкат
Гулом Сафаров
Равиль
Сабирджанов
Сурае Ахмедова
Нумонжон
Ахмаджанов
Кобилжон
Тошматов
Самидилло
Махмудов
Абдурашид
Тухтабаев
Анатолий Козлов

Сурхандарьинская
область

Ташкентская
область
Хорезмская
область
Самаркандская
область
Бухарская область
Самаркандская
область

Наманганская область
Ферганская область
Андижанская область

Сурхандарьинская
область
Аликул
Кашкадарьинская
Эрданаев
область
Комитет по
Ахтам Турсунов Самаркандская
вопросам обороны и
область
безопасности
Тулкин Рахимов

Джизакская
область

Сорахон
Ахмедова289
Насимкул
Каримов
Собир Турсунов
Анвар Шукуров
Фуркат Хатамов

Хорезмская
область
Каракалпакстан

Салима Шарипова Ташкентская
область
Комитет по
Мухамадюсуф
Андижанская
международным
Тешабаев
область
делам и
Зохилло
Наманганская
межпарламентским Муновваров
область
связям
Латиф Юкубов
Ташкент/
Ташкентская
Сарвар
область
Абдуллаев
Зиёдулло
Убайдуллаев
Гулистан
Каракалпакстан
Аннакличева
Улыкбек
Жалменов
Бегмат Нурмедов Хорезмская
область
Эркин Халилов
Навоийская
область
Тахир Шайманов
Кашкадарьинская
область
285

Ташкентский регион

Панжи Жураев

Бахтиер Саатов
Илхам Ахмедов
Отабек Раззаков
Джамиля Ниязова

Бухарская область

Комитет по
вопросам
промышленности,
строительства и
торговли

Ферганская область

Игорь Корнев290

Сурхандарьинская
область
Кашкадарьинская
область
Сырдарьинская
область
Ташкентская область

Аликул
Уринбаев
Бахтияр Якубов

Каракалпакстан

Умид Исмаилов
Изидор
Кочмарик291
Шавкат Каримов

Хорезмская область
Навоийская область

Абдулла
Абдуназаров
Рашид Хаитов

Кашкадарьинская
область
Сурхандарьинская
область
Андижанская область

Сарвар Азизов

Бухарская область

Мариб
Отаджонов
Низомидин
Сидиков

Родился в Ташкенте.
Родилась в Ташкенте.
287
Родился в Ташкенте. Является заместителем спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса.
288
Является заместителем спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса.
289
Родилась в Казахстане.
290
Родился в России. А.Таксанов работал с И.Корневым в Институте стратегических и межрегиональных
исследований.
291
Родился на Украине.
286

81
Комитет по
аграрным,
водохозяйственны
м вопросам и
экологии

Туланбой
Ферганская
Каримов
область
Каххар Ибрагимов
Икромжон
Тожибоев
Собитхон
Тургунов
Улугбек Вафаев
Караматилло
Тургунбоев
Асатилла
Абурахимов
Ориф Шарипов292
Мамыт Аскаров

Жасур Акрамов
Махмуд
Махкамов
Турбай Назаров

Наманганская
область
Самаркандская
область
Джизакская
область
Ташкентская
область
Каракалпакстан

Комитет по
вопросам
образования, науки,
культуры и спорта

Полат Реймов
Акмаль
Саидов293
Жума
Чоршанбиев
Худоёр
Маматов294
Иззатуло Толибов

Кашкадарьинская
область
Сурхандарьинская
область
Самаркандская
область
Бухарская область

Аббас Ахмедов

Ферганская
область
Наманганская
область

Ботир Дадабаев
Мухаббат
Абдуллаева
Махаммадилхом
Юлдашев
Хамидулла
Назаров
Алия Юнусова
Комиссия по
Адхам Шадманов
управлению
средствами
Общественного
Фонда по
поддержке
негосударственных
некоммерческих
организаций и
других институтов
гражданского
общества при Олий
Мажлисе
Республики
Узбекистан
Комиссия по
Машкура
нормативноСафаева

292

Андижанская
область
Ташкентская
область
Самаркандская
область

Раджапбай
Рузметов
Клара
Джумамуратова
Зиё Азамат
Хамид угли
Акрам Каримов
Хандамир
Хакимов
Юсибжон
Нишанов
Набияхон
Рузматова
Одил Исаев

Хорезмская область

Мухитдин
Мирзаев
Рустам
Тиллабаев
Боймурат
Юсупов
Эркин Юсупов

Андижанская область

Абдугафур
Маматов295
Насим Алимов
Комитет по
вопросам
информации и
коммуникационных
технологий

Алишер
Муминов296
Абдурашид
Джурабаев
Исмаил
Саифназаров
Олим Усаров297
Ровшан
Охунов298
Хуршид
Достмухаммедо
в299
Аслан
Эшмурадов
Анвар Байкулов
Анора
Бобомуродова

Кашкадарьинская
область

Родился в Ферганской области.
Родился в Ташкентской области.
294
Родился в Кашкадарье.
295
Родился в Самаркандской области.
296
Родился в Ташкенте.
297
Родился в Самаркандской области.
298
Родился в Ферганской области.
299
Родился в Ташкенте.
293

Ташкент/ Ташкентская
область

Мунира Кариева

Бахтияр Кушакаев

Комитет по
демократическим
институтам,
негосударственным
организациям и
органам
самоуправления
граждан

Ферганская область

Фахритдин
Солиев

Ташкентская область/
Ташкент

Ферганская область

Наманганская область

Кашкадарьинская
область
Самаркандская
область
Джизакская область
Бухарская область
Ферганская область

Ташкентская область/
Ташкент

Сырдарьинская
область
Кашкадарьинская
область
Сурхандарьинская
область
Навоийская область

82
правовым
терминам

Мажитхон
Усаров

Самаркандская
область

Таблица № 1.4 представляет Закондательную палату в разрезе клановых интересов.
Как видно из нее, наибольшая численность у Андижанского клана, вторым идет
Самаркандско-Джизакский тандем, и при этом Хорезмский клан не представлен в 4-х
комитетах, Сурхандарьинский – в 1-м, а остальные имеют своих представителей в 10-ти
комитетах.
Таблица № 1.4. Клановое распределение Законодательной палаты Олий Мажлиса
Республики Узбекистан (чел.)
Комитеты

СамаркандскоДжизакский

Ташкентский

Сурхандарьинский

Андижанский

Хорезмский

Итого

- по законодательству и
судебно-правовым вопросам
- по бюджету и
экономическим реформам
- по труду и социальным
вопросам
- по вопросам обороны и
безопасности
- по международным делам
и межпарламентским связям
- по вопросам
промышленности,
строительства и торговли
- по аграрным,
водохозяйственным
вопросам и экологии
- по вопросам образования,
науки, культуры и спорта
- по демократическим
институтам,
негосударственным
организациям и органам
самоуправления граждан
- по вопросам информации и
коммуникационных
технологий

1

1

5

4

1

12

5

2

2

5

-

14

6

1

-

-

3

10

2

3

3

1

1

10

1

3

1

2

3

10

2

2

2

5

2

13

2

2

-

4

3

11

3

3

1

5

-

12

2

2

2

4

-

10

3

4

2

2

-

11

27

23

18

32

13

113

Всего

По важности эти комитеты можно распределить по ступеням, которые представляют
особый интерес региональных элит, поскольку определяют их жизнеспособность и
возможность реагировать на угрозу, а также усиливать позиции во многих ветвях власти.
Первый уровень (материально-денежные активы и регулирование угроз):
• по бюджету и экономическим реформам (самый большой по численности депутатов),
поскольку это подразделение парламента работает непосредственно с правительством в
области фиксирования и распределения объемов государственных ресурсов, и является
весьма важным. Возглавляется он представителем Самаркандско-Джизакского тандема,
и здесь численность этого клана и Андижанского равны, тогда как Ташкентский и
Сурхандарьинский принижен. Нужно учесть, что данный комитет также вплотную
работает с Министерством финансов, имеющему контроль со стороны Ташкентского
клана, таким образом это «погашает» в какой-то степени взаимный кофнликт. Но с другой
стороны, денежно-валютная масса находится все-таки у тандема;
• по вопросам обороны и безопасности, который также возглавляется выходцем из
Самаркандско-Джизакского тандема. Этот комитет работает со всеми силовыми
структурами, в частности, с МВД, и поэтому роль его чрезвычайно высока: кланы
заинтересованы в регулировании репрессионных процессов и выработке мер защиты
своих элит и ресурсов. Учитывая, что сам руководитель СНБ Рустам Иноятов родом из
Сурхандарьи, то он способствовал увеличению доли представителей этого клана в
данном комитете (3 человека), а также столичного клана (3 человека);

83
• по законодательству и судебно-правовым вопросам – структура, отданная для
руководства Андижанскому клану, однако по численности здесь больше всего выходцев
из Сурхандарьи (видимо, тоже интерес Р.Иноятова). Этот комитет важен тем, что
формирует правовые основы для доступа к материальным и финансовым активам,
обеспечивает легальные действия тех или иных операций, продвигает узкие интересы
кланов в тех или иных законопроектах. Можно сказать, что президент Ислам Каримов
компенсировал Сурхандарьинскому клану отсутствие его представителей в
правительстве и органах государственного и хозяйственного управления.
Второй уровень (отраслевые активы):
• по вопросам промышленности, строительства и торговли, где руководит представитель
Самаркандско-Джизакского тандема, и все же этот важный участок и для Андижанского
клана, который претендует на промышленные и торговые активы страны300;
• по труду и социальным вопросам – тоже подконтролен Самаркандско-Джизакскому
тандему, и 60% всех членов комитета представлены этой региональной элитой, здесь нет
представителей Сурхандарьи и Андижана. Под их регулированием находятся
значительные людские ресурсы, особенно учитывая тот факт, что Министерство труда
также у представителя тандема301;
• по аграрным, водохозяйственным вопросам и экологии, один из важных участков,
поскольку сосредотачивает в себе аспекты, связанные с земельными, водными,
продуктовыми и сырьевыми и иными ресурсами страны302. Учитывая земельно-водную
напряженность в Ферганской долине и необходимость ее урегулирования, то данный
сектор был передан под контроль Андижанскому клану, но зато были выведены интересы
Сурхандарьинского, хотя вклады Кашкадарьинской и Сурхандарьинской области в
развитие аграрной отрасли весьма значительны;
• по вопросам информации и коммуникационных технологий также в распоряжении у
Андижанского клана, однако здесь больше всего представлено представителей Ташкента
и Самаркандско-Джизакского тандема, видимо, в качестве компенсатора.
Третий уровень (дипломатия и общественный сектор):
• по международным делам и межпаралментским связям, где руководство осуществляет
выходец из Андижанского клана. Можно предположить, что это – реакция на
международную активность после Андижанский событий 2005 года. Здесь также есть
интересы Ташкента и Хорезма, но стоит вспомнить, что МИД ныне является прерогативой
Самаркандско-Джизакского тандема;
• по вопросам образования, науки, культуры и спорта, находится комитет под руководством
Ташкента, однако больше всего здесь представителей Андижана, которым дали
возможность отстаивать активы303 этого сектора и для своего региона. Нужно заметить,
что в правительстве куратором является представитель Ташкентского клана (вицепремьер Рустам Касымов), а отсутствие в комитете выходцев из Хорезмского клана
компенсируется тем, что министерство культуры и спорта возглавляет хорезмиец Анвар
Жаббаров304;
• по демократическим институтам, негосударственным организациям и органам
самоуправления, который представлен с одной стороны, Кашкадарьинским кланом, с
другой – Ташкентским, так как его возглавляет Акмаль Саидов. Влияние этого комитета
не столь сильно, поскольку в стране отсутствуют демократические реформы, ННО под
прессингом и их численность сокращается в принудительном порядке. Другое дело, что
300

По данным статистики, в 2008 году в Узбекистане было зарегистрировано 28,7 тыс. предприятий в
промышленности, 20,0 тыс. – в строительстве, 68,8 тыс. – в торговле и общественном питании. Было
произведено отраслями промышленности товаров на 23679,0 млрд. сумов, строительства – на 3480,4 млрд.
сумов, торговли и общественного питания – на 12558,9 млрд. сумов. Внешняя торговоля составляла $19077,0
млн.
301
На 1 января 2009 года в Узбекистане численность постоянного населения достигала 27555,3 тыс. человек,
численность занятых – 11035,4 тыс. человек.
302
По данным статистики, в 2008 году было зарегистрировано 288,1 тыс. предприятий в сельском и лесном
хозяйстве, аграрный сектор произвел продукции на 10479,6 млрд. сумов.
303
По данным статистики, в 2008 году было зарегистрировано 9,8 тыс. предприятий в сфере здравоохранения,
спорта, социального обеспечения, 16,3 тыс. – в образовании, науке, культуре.
304
Воновь повторим, что по другим данным А.Жаббаров является выходцем из Ташкента.

84
под контролем комитета 10133 органов самоуправления, из них 7437 юридических лиц305,
и эти структуры находятся в плотном контакте с местным населением. Можно сказать, что
через эти органы осуществляется необходимое влияние на массы.
Итак, можно на основании вышеизложенного заявить, что из 113 членов комитетов,
23,8% представляют Самаркандско-Джизакский тандем, 20,3% - Ташкентский клан, 15,9% Сурхандарьинский, 28,3% - Андижанский, 11,5% - Хорезмский. Из 10 комитетов за
Андижанским кланом руководство в 5-ти, Самаркандско-Джизакским тандемом – 3-х, за
столичным – в 2-х (хотя один комитет приходится делить с Кашкадарьей). Казалось бы,
преимущество за выходцами из Ферганской долины, однако не следует забывать, что
высшими руководителями Законодательной платы являются представители Ташкентской
региональной элиты, а Сенат возглавляет представитель Хорезма, клан которого не имеет
руководства и преимущества в комитетах. В любом случае, борьба за ресурсы идет
ожесточенная, и каждый депутат стремится обеспечить преимущества для своего региона.
Конечно, имеются и компромиссы и соглашательства, но не всегда в реальности они
совпадают с официальными заявлениями фракций. Подчеркнем, что партии и их фракции
играют декоративную роль как на политической арене страны, так и в самом Олий Мажлисе,
на самом деле глубинные процессы протекают в клановой плоскости и они отражают
действительные интересы определенных сил. Но при этом все подчинено одному человеку
– Исламу Каримову.
Эксперты «СиФ», говоря о властной системе Узбекистана, подчеркивали: «Власть
развращает личность, но затем эта личность может разрушать других при помощи этой
власти. Получив должность, человек начинает плутовать, чтобы удержать ее. В
демократическом государстве это невозможно, т.к. все находится под контролем
общественности, а в тоталитарном нецивилизованном это становится нормой. Такая норма
сформировала социальную прослойку управленцев, представляющуюся сообществом
ублюдков, лизоблюдов, казнокрадов, подхалимов, мздоимцев. Она составляет основу
финансово-бюрократического комплекса, в котором вся экономика поделена между
олигархическими кланами, связанными родственными узами с высшим государственным
чиновничеством. Они стали невидимыми правителями страны, которые узурпировали
основные источники доходов народного хозяйства, политическую власть и установили
контроль над правоохранительными органами. Судя по всему, президент уже утратил
фактическую власть и контроль над страной и время от времени появляется в миру с
указами, противоречивыми и нелогичными, телевизионными речами и лекциями на
собраниях областных советов, куда он тайно приезжает и столь же тайно уезжает в тот же
день»306. Трудно не согласиться с этим мнением.
Весьма точно подметил ситуацию и эксперт Зураб Тодуа: «В целом в ближайшие
годы политическая система в Узбекистане вряд ли претерпит серьезные изменения.
Большинство представителей политической элиты заинтересованы в сохранении
сложившегося положения и готовы соблюдать устоявшиеся «правила игры». Доступом к
власти, распределению собственности и материальных благ в той или иной степени
обладают все кланы (клановые коалиции) и корпоративно-профессиональные группы»307.
Можно сказать, что клановые структуры, хотя и имеют претензии к Исламу Каримову, однако
поддерживают его и проводимую им политику, поскольку в целом это обеспечивает им
стабильное существование. И в этом смысле авторитаризм удачно сочетает в себе и
клановые тенденции, и коррумпированность чиновников, и произвол правоохранительных
сил, и расцветающую теневую экономику. Именно эти факторы служат базисом для
функционирования президентской власти.
Но, с другой стороны, проявилась и иная, скрытая от взора тенденция. Созданная в
1920-х годах на базе разнозначных восточных королевств (ханств), республика не сумела
сгладить экономические и социальные пики, в результате чего проявилась серьезная
диспропорция. Регионы отличаются друг от друга значительными показателями, в числе
305

По данным доклада ООН «Узбекистан. Оценка страны, 2003», с. 72. Отмечается, что больше всего органов
самоуправления в Самаркандской (1196), Ташкентской (1506) и Хорезмской (1020) областях. Таким образом, у
комитета есть возможность влияния на эти регионы.
306
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1191478740.
307
В ближайшие годы президентом Узбекистана останется Ислам Каримов. 11.08.2007.
http://www.easttime.ru/analitic/1/1/284.html.

85
которых уровень жизни и обеспеченность благами (газом, водопроводом, теплом, услугами),
участие в высших органах управления. Попытка укрепить вертикаль власти посредством
назначений из центра и подчиненности территорий Ташкенту не всегда ведет к позитивным
результатам. Различия между областями сохраняются, и это усиливает сепаратизм, и на
этом паразитируют не только радикальные подпольные движения, но и кланы. Центральные
регионы Узбекистана все больше тяготеют к Таджикистану, северные – к Туркменистану и
Казахстану, южные – к Афганистану, а восточные стремятся отделиться с целью создания
собственного государственного образования, где религия может играть цементирующую
роль. И только репрессии и страх, а не удачная экономическая и внутренняя политика
И.Каримова, удерживают страну от распада.
Таким образом, можно сделать следующие выводы, что кланы:
• это объективный процесс общественного развития на территории современного
Узбекистана, и он стал превалировать с образованием республики в нынешних
границах и слома патриархально-феодальных отношений. Поскольку в начале ХХ
века сгладить противоречия могло капиталистическое развитие, однако последующая
политика «перепрыгивания через формацию» породила гипертрофированные
социальные структуры и соответствующие «традиции»;
• это способ общественно-культурной и политической самоидентификации этническотерриториальных групп в условиях социализма и монополизма власти;
• это форма контроля за экономическими ресурсами и перераспределение их в угоду
узкой когорты. Использование теневых схем и извлечение неучтенной прибыли стало
повседневной тенденцией;
• это и угроза государственной стабильности, и в тоже время «цемент»
государственной власти, сохраняющей в себе пережитки азиатского устройства
общества, модернистские течения и реакцию на глобализацию.
Кланы ослабят свои позиции лишь тогда, когда в стране на самом деле будут
проведены демократические реформы, а экономика претерпит серьезные рыночные и
либеральные трансформации. Именно этого и боятся те, кто ныне стоит у руля власти.
Глава вторая. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ КЛАНОВ И БОРЬБА ЗА ИХ
ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ
Народное хозяйство Узбекистана в течение сотен лет формировалось не только
благодаря специфике географического положения страны (свое влияние оказывал Великий
Шелковый путь), рельефа, климата, биологического фактора, наличия полезных ископаемых
и водных ресурсов, но и культурно-бытового уклада населения, которое, в свою очередь,
черпало силы из азиатского способа производства. Этот фактор играл особую роль при
сломе прежних экономических устоев во время русской царской колонизации Средней Азии,
при 70-летнем социалистическом правлении и сохранился в трансформационный период,
когда республика стала независимой. В итоге это был синтез и наслоение всех
предшествующих форм хозяйствования и соответствующей ментальности. «Экономику
советского
Узбекистана,
сочетавшего
черты
восточного
и
социалистически
модернизированного общества, следует рассматривать в более широком ключе, учитывая
существование в нем двух различных способов социальных изменений (Vergesellschaftung),
– писал эксперт М.Кайзер. – Значение «сильных, основанных на семейственности
патронажных сетей, доминировавших в партии, администрации, среде чиновников и на
черном рынке» (Eickelmann/Kamran 1991: 636), свидетельствовало о симбиозе
ориентализма и социализма. Этот симбиоз описывается как относительно стабильная
клановая система, с помощью которой функционирует «вторая экономика». Таким образом,
будут анализироваться два способа общественных изменений в сфере экономики с
помощью рассмотрения норм, правил приобретения, накопления и использования сетевого
капитала, «укорененного» в специфических культурных условиях (см. Polanyi 1978) 308.
Очевидно, что десятилетия совместного проживания в одной стране, даже такой большой,
как СССР, не могли не повлиять на процесс формирования схожего типа мышления,
308

Поланьи в рамках понятия «укорененность» и «не укорененность» различал три способа экономического
обмена (бартер, редистрибуция/перераспределение, рыночный обмен). Это понимание социокультурных
процессов является специфическим случаем Vergesellschaftung (Kaiser 1998).

86
восприятия мира и образа жизни. Это сходство маркирует – для исследователей –
некоторые ясные характеристики и стереотипы, свойственные в равной мере жителям
Дальнего Востока, Украины, Узбекистана, Армении и т.д. Между тем, очевидно, что в каждом
регионе – свои специфические особенности»309.
М.Кайзер прав относительно специфики. В Узбекистане была своя отличительная
черта – здесь экономикой, как и внутренней политикой, руководили кланы через своих
представителей в центральных и локальных органах власти. Как говорилось выше, клановое
деление по территориальному признаку из всей Центральной Азии наиболее ярко
проявилось в Узбекистане. Однако межклановая борьба хотя и не прекращалась, однако
уходила на задний план, если элите угрожал внешний фактор. Таким могла быть Москва,
которая проводила чистки при Сталине, а также в андроповско-горбачевский период.
Приведем мнение по этому поводу эксперта Сергея Панарина: «В 1984 году правивший
Узбекистаном 25 лет Шараф Рашидов скончался при неясных обстоятельствах. На XVI
пленуме ЦК КПУ, подготовленном при участии Егора Лигачева, его назвали
государственным преступником. Все последнее рашидовское бюро ЦК было арестовано.
Вступивший на его пост Инамжон Усманходжаев (ферганец) недолго пробыл первым
секретарем ЦК – он был смещен и арестован по обвинению в коррупции.
Следующий партийный лидер Рафик Нишанов в своих действиях ориентировался в
первую очередь на Москву и нанес узбекской номенклатуре тяжелый удар. Мало того, что
при нем продолжались массовые аресты чиновников за взятки, он провел реорганизацию
ряда министерств и ведомств, слил воедино несколько карликовых областей (например,
ликвидировал Навоийскую область). Таким образом, были нарушены устоявшиеся за много
лет коррупционные связи в партийном и государственном аппарате, нарушен баланс между
интересами кланов. Человек, проводивший подобный курс, не имел шансов на то, чтобы
удержаться в республике в течение длительного времени. После погрома турковмесхетинцев летом 1989 года Нишанов потерял пост первого секретаря ЦК КПУ (и ныне
шансы на его возвращение ничтожно малы)»310.
Естественно, в те годы региональным элитам приходилось прикладывать все силы и
влияние, чтобы выжить и сохранить свои позиции. Возможно, они были детонаторами
межнациональных конфликтов в конце 1980-х годов в Узбекистане (события в Фергане,
резня турков-месхетинцев в Ташкентской области, конфликт между кыргызами и узбеками в
Ошской долине), чтобы отвлечь союзные силы от репрессий кланов. В итоге они вышли
победителями: независимость предоставила им простор для действий, власть над
местными ресурсами, автономию и реализацию собственных интересов.
«Во всех трех основных группировках элиты общереспубликанского уровня внутри
истэблишмента и делового мира страны существует система сложных взаимоотношений и
борьбы. Союзы среди группировок меняются в зависимости от решаемых задач, – отмечал
А.Грозин. – Узбекский правящий класс узок, переплетен родственными связями (клановые
группировки при этом взаимно почти не пересекаются) и коррумпирован. Элита в целом
обеспечивает свое воспроизводство и не допускает в свою среду независимые фигуры.
Класса олигархов, лоббирующих свои интересы и имеющих влияние на выработку
государственной политики, в Узбекистане пока нет – чиновники, курирующие отрасли
экономики и возглавляющие регионы сами являются квазиолигархами»311. Эксперт был
прав, кланы фактически контролировали и использовали ресурсы государства, нации для
личного обогащения. Поскольку в те годы не было, как, впрочем, и сейчас нет
цивилизованных форм продвижения своих интересов через официальный лоббизм, взятки и
подкуп служат альтернативной схемой соучастия кланов в управлении государством и
влиянии на перераспределение ресурсов. В этом контексте однозначно высказался
Б.Мусаев: «Известно, Узбекистан ныне, как и другие государства региона, характеризует
присущая ему сложность социальной ситуации. Внутри этой ситуации, в частности, можно
309

Кайзер М. Сектор неформальной торговли в Узбекистане: стратегические социальные сети против новых
рисков./ Семинар «Неформальная экономика в постсоветском пространстве: возможности исследования и
регулирования», Центр независимых социологических исследований и программа «Восток-Восток» Института
Открытое Общество, Санкт-Петербург, 2002, ноябрь.
310
Панарин С. Политическое развитие государств Центральной Азии в свете географии и истории региона.
http://www.eavest.ru/archive/panarin.html.
311
http://www.analitika.org/article.php?story=20060102022117762.

87
обнаружить такую составляющую, как инертность населения, его нежелание, а равно
неготовность участвовать в решении острых социально значимых проблем. Такое
положение вещей на руку кланам. Им невыгодно развитие социального самосознания (читай
и гражданского самосознания). Поэтому кланы крайне не заинтересованы в развитии
рыночных отношений, которые бы поколебали инертность человека. Давайте задумаемся и
над тем, что может произойти в психологии человека, который является рядовым членом
клана, и соответственно, лично предан (и зависим) от важных персон клана. Ведь на личной
преданности и зависимости рядовых членов держится вся иерархия (и пирамида) клана(ов).
Если же кланы допустят развитие рыночных отношений или, иначе говоря, не смогут
противостоять реформам в экономике, то личная преданность потеряет свою
привлекательность, и на авансцену будут выходить профессионалы, способные сделать
бизнес выгодным для хозяина бизнеса»312.
Следует исходить из того момента, что к концу 1980-х годов, несмотря на репрессии
Москвы, кланы располагали своими людьми на ключевых постах, особенно в институтах
государственного и общественного управления, партии и движениях, профсоюзах,
промышленных
и
сельскохозяйственных
предприятиях,
банках,
кооперативных
организациях, системе образования и здравоохранения. То есть они способны были
продвигать через эти институты такие решения, которые устраивали региональную элиту и в
то же время находились под определенной защитой – государства, местного сообщества
(махалли) и даже криминала. Так уж получалось, что все экономические и политические
активы областей, районов и городов находились под их контролем, а значит, могли быть
использованы как для укрепления своего общественно-политического влияния, так и
экономического могущества. Безусловно, эти ресурсы были пущены в дело, особенно
активно в начале 1990-х годов, когда влияние союзного, а также республиканского центра
было ослаблено, и кланы рвались к власти и самостоятельности313. Этому также
способствовала официальная политика регионального хозрасчета, когда не только
республики, но и области ограждались друг от друга в целях сохранения своего
народнохозяйственного потенциала и обеспечения материального благополучия населения.
На волне этого усиливались сепаратистские настроения, в частности, наиболее сильно там,
где концентрировались финансовые и промышленные объекты, а недра были богаты
природными ископаемыми, и местные лидеры, опираясь на это, требовали особых
полномочий и прав в общегосударственной системе управления. Практически все важные
посты в государственном аппарате регионов представляли выходцы из кланов, и через их
руки проходили финансовые и материально-ресурсные потоки.
К началу 1990-х годов в республике явственно обозначились внутренние границы,
поскольку каждая область устанавливала свои барьеры, в частности, перетока капитала,
товаров, денежной массы. Рост бюджетного и материального дефицита усиливал
напряженность между территориями. Это вызывало еще больший сепаратизм и
общественные протесты против политики центральной власти, в частности, Москвы. Именно
эти настроения и были использованы И.Каримовым, который свалил все беды и несчастья
на союзное правительство. Он же обещал стабилизацию в случае избрания его на
очередных 1991 года прямых выборах президентом и предоставления ему в связи с
чрезвычайной ситуацией особых полномочий. Они были даны в виде Конституции, которая
несла в себе все элементы авторитаризма. Даже последующие поправки не означали
уменьшения полномочий главы государства.
Но в первые годы И.Каримову противостояли большие силы, хотя несколько и
ослабленные московскими чистками по т.н. «узбекскому делу». Уже после обретения
независимости элиты потребовали признать действия следователей Генпрокуратуры СССР
как репрессии и геноцид, реабилитировать всех обвиненных, что, кстати, И.Каримов, сам
ненавидящий Москву, сделал с большим удовольствием. Однако это была лишь уступка,
потому что президент не намеревался играть под чужую дуду и танцевать под музыку
кланов. Он сам перешел в контрнаступление, начиная построение жесткой вертикали
312

Мусаев Б. Несколько критических замечаний в связи с вопросом о кланах Узбекистана. 10.02.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1044879000.
313
Спровоцировало это также и недавние московские репрессии по т.н. «узбекскому делу», когда группа
следователей Генеральной прокуратуры СССР Гдляна и Иванова ломала клановую систему республики,
естественно, злоупотребляя при этом своими полномочиями.

88
власти. В итоге, он победил, сконцентрировав у себя практически все ключевые рычаги
управления и контроля.
Но в последние годы существования СССР уже не все в Узбекистане (как и в других
национальных окраинах Союза) подчинялось Москве и, тем более, Ташкенту. В таблице №
2.1 приводятся ресурсы, которыми располагали узбекские кланы на момент распада
государства. Как видно, ни по размеру территорий, ни по количеству населения, ни по
производственным мощностям они не были идентичны, хотя республика вместе с другими
соседями входила в Среднеазиатский экономический регион и занимала в общественном
разделении труда сырьевое направление – поставка хлопка, металла, энергоносителей,
химической продукции, а также трудовых ресурсов для освоения северных российских
регионов.
Таблица № 2.1. Показатели административных и экономических ресурсов
региональных кланов Узбекистана на 1990 год.314
Показатели
Региональные кланы
Андижанский
Хорезмски
СамаркандскоСурхандар Ташкентски
й
Джизакский315
ьинский
й
Анд Фер Нам Хор Кар
Бу
Сам Джк Сур Каш
Та
Сыр
316
317
х
ш
Территория, тыс. кв.
4,2
7,1
7,9
6,3 164,9 142,1 24,5 20,5 20,8 28,4 15,6
5,1
км
- в том числе
19,2
171,2
187,1
49,2
20,7
суммарная
территория
- в % от общей
4,29
38,2
41,8
10,9
4,62
территории страны
- число районов
13
14
11
10
15
16
16
11
12
14
15
9
- число городов
11
9
8
8
12
15
11
7
8
12
17
5
- поселки городского
6
10
12
2
14
8
15
5
3
5
19
5
типа
- кишлачные
92
138
90
97
100
121
125
80
91
119
126
66
(аульные) Советы
Численность
1795 2226 1558 1068 1274 1708 2386 780 1336 1698 4299 580
населения, тыс. чел.
- в том числе
5579
2342
4874
3034
4879
суммарная
численность;
- в % от общей
26,9
11,3
23,5
14,6
23,5
численности
населения страны
- число жителей на 1 427,4 313,6 197,2 169,6 7,7
12,0 97,4 38,0 64,2 59,8 275,5 113,8
кв. км
- доля городского
32,2 31,2 38,2 27,4 48,2 38,3 30,2 29,3 19,3 26,3 43,8 32,1
населения, в %
- среднегодовая
395,1 531,2 311,6 205,2 336,6 362,0 499,3 227,6 287,6 389,5 1427, 178,1
численность рабочих
6
314

Составлено по статсборнику «Народное хозяйство Узбекской ССР в 1990 году», Ташкент, Узбекистан, 1991,
стр. 14, 15, 16, 25, 208, 229, 239, 243, 279, 307.
315
Навоийская область ранее была частью Голодностепской области, входившей в состав РСФСР, затем
Казахской ССР, а в 1956 году переданной Узбекской ССР с целью развития хлопковой монокультуры.
Образована в 1982 году, затем упразднена и входила в состав Бухарской области, однако после обретения
Узбекистаном независимости вновь создана в качестве отдельной территориально-административной единицы.
Территория - 110,8 тыс. кв. км, плотность населения - 7 чел./кв. км, численность на 2005 год - 767,5 тыс.
человек. Центр - город Навои. Естественно, Навоийский клан составлял часть бухарской и самаркандской
элиты.
316
На 2009 год территория Бухарской области составляет 40,3 тыс. кв. км.
317
Включая г. Ташкент.

89
и служащих, тыс.
чел.
- среднемесячная
заработная плата
рабочих и служащих,
рублей
- среднегодовая
численность всех
колхозников,
занятых в
общественном
хозяйстве колхозов,
тыс. чел.319
- среднемесячная
заработная плата
колхозников, рублей
- среднегодовая
численность
работников
совхозов, занятых во
всех отраслях
народного
хозяйства, тыс. чел.
- среднемесячная
заработная плата
работников совхоза,
рублей
производство
электроэнергии, млн.
кВт/ч
- суммарный объем
производства
- в % от общего
объема по стране
Производство стали,
тыс. тонн
Товарооборот, млн.
рублей
Продукция сельского
хозяйства, в ценах
1983 года, млн. руб.
Объем платных
услуг на душу
населения, рублей
Ввод в действие
жилых домов, тыс.
кв. м общей
площади, 1986-1990
годы
Производство
товаров народного
потребления, в
розничных ценах,
318

192,6 193,0 193,3 202,5 220,6 207,7 187,3 232,4 229,2 220,1

219,
0318

241,5

137,1 138,9 79,2

107,1

20,1

3,0

84,0

56,6

178,9 167,5 248,0 197,7 195,1 184,0 223,2 356,5 211,2 196,6 220,8 281,7
61,2

92,6

65,9

16,7

93,1

60,4

93,9

92,7

99,2 130,8 81.2

65,0

230,1 204,3 221,9 209,8 241,1 225,9 203,5 280,3 260,8 240,9 212,1 303,9

439,6 1996,
5

2,2*

4,0

570,7 3336, 8474, 112,9
0
6

1,6

0,6

238,8 2521
9,2

1590
0,3

2440,1

3876,7

8589,1

239,4

41119,5

4,33

6,88

15,2

0,04

73,0

-

-

-

1014, 0,3*
5
1481, 1988, 1223, 760,9 895,5 1262, 1981, 622,3 916,3 1195, 5538, 588,3
4
3
4
9
9
3
7
872,2 1036, 737,8 668,0 684,9 1054, 1400, 643,4 1159, 1056, 1250, 548,4
9
8
6
5
9
3
120,5 129,6 118,6 121,6 98,1 122,8 120,4 110,1

90,3

88,5

148,
0320

144,4

2700

-

-

2480

3490

8530

1518

3614 3603 2498

-

-

3098 2776

-

3879

-

1880

1088, 1617, 985,3 599,1 380,9 888,5 1611, 185,4 330,9 503,6 4924, 177,6
0
2
0
3

В Ташкенте - 245,8 рубля.
Без рыболовецких.
320
Показатель Ташкента - 319,1 рубля.
319

114,8 37,2 155,1 186,7

90
млн. рублей
Производство
32,38 0,189 8,95 0,180 0,813 5,78 15,59 11,40 0,022 0,051 29,3 0,096
трикотажных
изделий, млн. штук
Производство
431,2
410,1
226,2
329,4
238,8
хлопкового волокна,
тыс. тонн
Валовой сбор зерна,
334,3
420,5
470,9
398,1
271,9
тыс. тонн
Валовой сбор
103,2
20,8
94,5
50,3
67,6
картофеля, тыс. тонн
Производство мяса,
103,7
60,7
148
86,8
85,2
тыс. тонн
Парк
2240 1821 1413 1524 2556 2642 2361 3032 3116 4013 2472 3290
хлопкоуборочных
машин, единиц
Примечание: Анд – Андижанская область, Фер – Ферганская, Нам – Наманганская, Хор – Хорезмская, Кар –
Каракалпакстан, Сам – Самаркандская, Бух – Бухарская, Джк – Джизакская, Сур – Сурхандарьинская, Каш –
Кашкадарьинская, Таш – Ташкентская, Сыр – Сырдарьинская области.
- данные за 1988 год.

Как видно из вышеприведенной таблицы, наибольшей площадью располагали два
клана – Хорезмский и Самаркандско-Джизакский тандем: почти 4/5 всей страны.
Ташкентский и Андижанский имели равные по объему территории, хотя в общей сумме они
уступали даже Сурхандарьинскому клану. Нужно отметить, что земля в Центральной Азии
всегда считалась богатством и ее границы тщательно охранялись местными жителями,
кланами, общинами, государствами. Особенно это следует учитывать при наличии запасов
минерального и природного сырья и других ресурсов недр, а также водного пространства и
плодородия почв, климата и биоресурсного потенциала. Такими активами не
разбрасывались, ведь они составляли основу финансового и производственноматериального могущества местных сообществ. Стоит сказать, что на СамаркандскоДжизакский тандем приходилось более 1/4 части производимого хлопкового волокна,
28,09% валового сбора картофеля и 24,8% валового сбора зерна, 30% – производства мяса,
а на Андижанский клан – 26,3% хлопка и 30,6% картофеля, 21,4% – мяса, на Хорезмский
клан – 22,1% зерна. Такие оценки позволяют учитывать структуру ресурсов и, исходя из
этого, значимость того или иного региона в республиканском производстве продовольствия.
Однако заметна одна тенденция – за 1985-1990 годы в целом по республике произошло
снижение парка хлопкоуборочных машин с 38,7 тыс. до 30,4 тыс. единиц, что в
последующем предопределило неизбежность перехода на ручной сбор с соответствующей
эксплуатацией населения. Более того, в 2008 году в Ташкенте был разрушен завод,
изготовлявший эту технику. Фермерам пришлось искать им замену через привлечение к
уборке урожая свободных трудовых ресурсов321.
Нужно также рассмотреть и административный контекст территории. В 1990 году в
Узбекистане было 156 районов, 123 города (из них 60 – республиканского и областного
подчинения), 18 районов в городах (в основном, в Ташкенте), 104 поселка городского типа и
1245 кишлачных (аульных) Советов. Андижанский клан контролировал 38 районов, 28
городов, 28 поселков городского типа и 320 сельских поселений; на остальные кланы
приходилось, соответственно: Хорезмский – 25, 20, 16 и 197; Самаркандско-Джизакский –
43, 33, 28 и 326; Сурхандарьинский – 26, 20, 8 и 210; Ташкентский – 24, 22, 24 и 192. Как
видно из этого, большим числом районов, городов и сел располагали Андижанский клан и
Самаркандско-Джизакский тандем. Поэтому объемы управленцев и бюрократического
аппарата, в том числе силовых и хозяйственных структур, здесь превосходили другие
регионы республики.
321

Но поскольку до 2 млн. граждан, в том числе 90% из них из села, были в трудовой эмиграции за пределами
Узбекистана, то, как всегда, сыграл административный фактор: правительство принудительно-силовым
методом вынуждало горожан выезжать на уборку хлопка-сырца.

91
С другой стороны, следует исходить и из потенциала человеческих ресурсов. Проще
говоря, для кланов люди – это рабочие руки, солдаты, управленцы, научный потенциал,
носители традиций, религии и культуры, владельцы собственности и бизнесмены, электорат
и организованная преступность, то есть то, в конце концов, что в сумме представляет
определенную силу влияния и воздействия на общую ситуацию в стране, на правительства
республики и Союза ССР. Это, словом, демографическо-социальная база, на которой
основывается клановая структура. Если сравнивать статистические данные, то у
Ташкентского клана и Самаркандско-Джизакского тандема численность жителей
тождественны, хотя чуть ниже, чем у Андижанского клана. Хорезмский и Сурхандарьинский
уступают им в 1,5-2 раза. Больше всего сконцентрировано людей в Андижанской и
Ташкентской областях, меньше – в Каракалпакстане и Бухарской области. Естественно,
следует исходить из того момента, что по большей части в кланы входят представители
крупных этнических групп, причем не обязательно все они находятся в кровнородственных
связях. Как говорилось выше, основы их интеграции лежат в территориальной близости и
единении. Поэтому значительная часть русскоязычного населения, а также некоторых
диаспор (туркменская, казахская, кыргызская) была отторжена от внутренних процессов
региональных элит, более того, порой выступали противниками такого деления, видя в них
источники межнациональных и межтерриториальных конфликтов. С другой стороны,
некоторая часть могла быть в какой-то степени вовлеченной, к примеру, таджикская
диаспора – в Самаркандско-Джизакский тандем, туркменская – в Хорезмский клан, казахская
– в Ташкентский, кыргызская – в Андижанский, поскольку они тоже являлись группой
населения со своими экономическими и политическими активами и ресурсами (бизнес,
собственность, торговля, электорат, неформальные лидеры, криминалитет, властные
функции, партии, общественные движения и т.д.).
Урбанизация также не прошла мимо клановых тенденций, она нанесла свой
определенный отпечаток, в частности, на городской образ жизни, образование, культуру,
систему управления. Известно, что индустриальные центры формировались в городах, и
наибольшая часть промышленно-производственного и научно-технического потенциалов
концентрировалась в промышленных зонах, к каким относились Ташкент, Сырдарья, Бухара,
Самарканд, Ферганская долина. Здесь же отмечалась и более авторитетная и влиятельная
административная система регулирования. Больше всего сельского населения
насчитывалось у Сурхандарьинского клана – суммарная доля сельчан превышала 3/4
жителей Сурхандарьи и Кашкадарьи, а значит, у клана население в большей степени
предпочитало традиционный уклад бытия и более консервативное мышление. Мощным
фактором управления для клана стал религиозный фактор и поддержка местных общин,
особенно в горной местности. Заработная плата колхозников и работников совхоза
Джизакской области была выше, чем в других областях (возможно, этому способствовало
то, что министром сельского хозяйства на тот момент был И.Джурабеков). Самой высокой
зарплатой располагали также и работники совхозов Сырдарьинской области.
Потребительский рынок был также центром притяжения интересов кланов.
Ташкентская (вкупе со столицей) и Сырдарьинская области превосходили по товарообороту
все другие регионы, и это было обусловлено не только тем, что больше четверти населения
республики концентрировалось здесь, но и тем, что были более обеспеченными товарами и
услугами, и в этом смысле у Ташкентского клана было что противопоставить. Между тем,
качество жизни зависело не только от импорта из других республик, наполняемость
местного рынка определялась национальным производством, в этом аспекте не всегда у
столичного клана были явные преимущества. Так, в производстве трикотажных изделий на
предприятия, подконтрольные Андижанскому клану, приходилось в 1990 году 39,5% от
общего выпуска, Самаркандско-Джизакскому тандему – 31,2%, Ташкентскому – 28,1%. Они
же производили больше всего хлопчатобумажных изделий. Андижанский клан также
лидировал в производстве обуви – 45,5% от всей обувной продукции Узбекистана, шелковых
тканей – 91,3%. Хотя стоит здесь внести уточнение: в производстве товаров народного
потребления на душу населения впереди всех был Ташкент, где этот показатель составлял
1364,2 рубля на 1 жителя, что было в 2,41 раза выше, чем в среднем по республике.
Высокими данными отличались также Ташкентская (647,1 руб.) и Ферганская (651,9 руб.)
области. Можно сказать, что ключи от потребительского рынка находились у столичного
клана, который мог диктовать условия для покупателей всей республики. Причем, речь идет

92
и о продовольственных (в лидерах Ташкентская область), и о промышленных товарах (г.
Ташкент). Самые низкие объемы платных услуг на душу населения приходились на
Сурхандарьинский и Хорезмский кланы. Несмотря на это, эти регионы отличались высокими
объемами во вводе жилых домов, правда, впереди всех был все-таки Ташкентский клан.
Между тем, эти показатели не характеризовали в полной мере экономическую мощь
кланов, они всего лишь подчеркивали складывающуюся в ту или иную пользу тенденцию.
Ориентация всего лишь на производственные и социальные мощности означает
игнорирование природного потенциала, а именно полезные ископаемые были самыми
главными источниками жизнедеятельности регионов. Именно они стали впоследствии тем,
что принято называть «проклятием ресурсов». Итак, энергоресурсы – важнейший компонент
экономического могущества региональных кланов. Независимо от того, что управление
производством электроэнергии и добыча нефти и газа сосредоточены в Ташкенте, в
реальности властью над ними располагают региональные элиты, поскольку людской и
материальный ресурсы находятся под их контролем. В этом контексте следует отметить, что
до распада СССР 73% производимой электроэнергии приходилось на г. Ташкент,
Ташкентскую и Сырдарьинскую области, то есть входило в сферу интересов Ташкентского
клана. На остальные кланы приходилось 1/4 части, причем меньше всего у
Сурхандарьинского клана.
Второй энергетический фактор – это добыча полезных ископаемых, в частности,
топлива. Официальная статистика не давала регионального разреза добычи
энергоресурсов, однако в таблице № 2.2 приведены данные в целом по республике за семь
лет. Нужно также добавить к этому, что объем геологоразведочных работ в 1980 году
составлял 207,0 млн. рублей, а в 1990 году – уже 273,1 млн. Из них глубокое разведочное
бурение на нефть и газ за этот период достигал 227,6 тыс. м, 237,8 тыс. м, соответственно.
То есть интерес у правительства к энергоресурсам был достаточно высок.

1980
1985
1986
1987
1988
1989
1990

Таблица № 2.2. Добыча отдельных видов топлива в Узбекистане322
Годы
Нефть, включая
Газ, млн. куб. м
Уголь, тыс. тонн
газовый конденсат,
тыс. тонн
1329,4
38840
5682
1978,1
34589
5250
2178,1
38589
5983
2305,4
39777
5030
2435,8
39943
5470
2673,2
41092
6239
2810,3
40761
6477

Нефтяные месторождения были разведаны в Каракалпакской автономной республике
и 6 административных областях: Бухарской, Кашкадарьинской, Сурхандарьинской,
Наманганской, Андижанской и Ферганской. При этом преобладающее количество запасов
нефти концентрировалось в Кашкадарьинской области (73%), а в пределах области на
месторождении Кокдумалак – 71,3%. То есть к началу 1990-х годов запасы нефти
учитывались по 76 месторождениям, из которых 32 являлись нефтяными, 22 –
газонефтяными, 4 – нефтегазовыми и 18 нефтегазоконденсатными323. В 2000-х годах
Узбекистан добывал более 62 млрд. куб. м газа, являясь вторым после Туркменистана ее
экспортером в Центральной Азии. Поэтому основное внимание уделялось газификации
регионов, и здесь кланы боролись за то, чтобы перетянуть к себе основные капитальные
вложения, связанные с формированием инфраструктуры газо- и электрификации. В 1980
году численность населенных пунктов, снабжаемых газом, составляла 3208, одиночная
протяженность уличных газовых сетей – 12,6 тыс. км. В 1985 году показатели составляли,
соответственно, 3285 и 17,5 тыс. км; в 1990 году – 10172 и 22,9 тыс. км. Особенно
322

Народное хозяйство Узбекской ССР в 1990 году. Ташкент, Узбекистан, 1991, стр. 210.
Почти все месторождения республики мелкие и лишь одно - Кокдумалак, открытое в 1986 году, относится к
крупным, на его долю приходилось 52,3% запасов. К числу главнейших относились месторождения Северный
Уртабулак, Аламышик Южный, Карактай, Газли, Кокдумалак, Бостон, причем их удельный вес достигал 68%
запасов и 46% добычи.
323

93
динамично развивалась сеть газопроводов в сельской местности – с 3031 поселка до 9970,
то есть увеличилась в 3,28 раза. При этом стоит сказать, что наибольшая численность
сельского населения в 1991 году отмечалась в Самаркандской области – 1,66 млн. человек,
Ферганской – 1,53 млн., Андижанской – 1,21 млн., Кашкадарьинской – 1,25 млн.,
Ташкентской – 1,22 млн. Поддержка такой массы населения для региональных элит имела
особое значение, а содействие в обеспечении энергоресурсами означало полную
лояльность людей к представителям кланов. Ведь не секрет, что для финансирования
газовых и электросетей из государственного бюджета приходилось использовать
коррупционные связи и подкуп в Ташкенте и Москве, а такими возможностями располагали
только крупные региональные игроки.
Энергоресурсы в итоге стали «переходящим флагом» в руках элиты. Еще в середине
1990-х годов Ислам Каримов, ссылаясь на оценки специалистов, отмечал, что «в недрах
Узбекистана находятся огромные залежи нефти и газа. Около 60% территории республики
являются перспективными для их добычи. Можно выделить пять основных нефтегазоносных
регионов: Устюртский, Бухаро-Хивинский, Юго-Западно-Гиссарский, Сурхандарьинский,
Ферганский. Запасы ресурсов нефти и газа оцениваются свыше $1 трлн. Разведанные
запасы покрывают потребность республики по природному газу более чем на 35, а нефти —
на 30 лет. Свыше 90% нефти добывается наиболее дешевым фонтанным способом. В 1992
году в Наманганской области открыто перспективное Мингбулакское месторождение нефти,
промышленная эксплуатация которого позволит Узбекистану полностью обеспечить свои
потребности в нефтепродуктах324.
Особого внимания заслуживает тот факт, что месторождения нефти и газа
Узбекистана по ряду показателей, таких как продуктивность скважин, себестоимость
добычи, заметно выделяются на фоне месторождений соседних регионов, что позволяет
рассчитывать на их эффективную разработку и высокую прибыльность. При этом
дополнительные затраты на извлечение этих запасов нефти будут относительно
небольшими, так как в этом случае отпадает необходимость создания инфраструктуры по
добыче, подготовке и транспортировке нефти. Другая особенность – степень
выработанности разведанных запасов нефти Узбекистана составляет лишь 32%, тогда как
этот показатель в Туркменистане равен 61%, в Кыргызстане – 41%, в Таджикистане – 60%.
Аналогичная ситуация наблюдается и по природному газу»325.
Таким
образом,
нефтегазовые
запасы
располагались
у
Хорезмского,
Сурхандарьинского и Ферганского кланов, Самаркандско-Джизакского тандема. Это
являлось обратно противоположным фактором электроэнергетической силы Ташкентского
клана. Лишь крупные запасы угля позволяли столичной региональной элите поддерживать
этот топливный дисбаланс, быть менее зависимым, так как областные электростанции
работали в основном на угольном сырье. Важно было то, что часть углеводородного сырья
использовалась в тех отраслях индустрии, которые также были под контролем элит. Нужно
заметить, что в химической и нефтехимической промышленности республики прибыль за
1980-1990 годы возросла с 3,0 млн. до 11,0 млн. рублей, то есть в 3,66 раза. Рентабельность
в 1990 году составляла 28,4% – самая высокая в промышленной индустрии. Таким образом,
получаемой прибылью распоряжались местные группы, инвестируя их в проекты, не
связанные с государственным развитием.
Понятно, что право на углеводородные ресурсы предъявляли все кланы, на
территории которых располагались такие запасы, однако И.Каримов прекрасно осознавал
опасность предоставления им такой возможности. Ведь этим самым он укреплял их силу и
при этом уменьшал механизмы своего влияния. Но и полностью подчинить нефтегазовую
промышленность себе не сумел. Известно, к примеру, что одно время руководителем
Национальной холдинговой компании «Узбекнефтегаз» был назначен Абдусалом Азизов,
бывший заместитель министра внутренних дел, представлявший интересы Ташкентского
324

Примечание: данное открытие позволяло Андижанскому клану надеяться на новые экономические рычаги
влияния и получения от центральной власти больше самостоятельности для областей, однако данное
месторождение оказалось незначительным по объему и нецелесообразным для разработки. Более того, в 1993
году Ташкент начал более жесткую политику в отношении кланов Ферганской долины, ссылаясь на
политическую нестабильность и высокую криминогенность.
325
Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса.
http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/6tom_5_5.htm.

94
клана. Тогда президент намеревался навести порядок и сосредоточить все потоки
нефтегазовых ресурсов в одно русло, подконтрольное семье И.Каримова, в частности, через
компанию Zeromax. И в этом он надеялся на содействие силовых структур. Но даже
всемогущий полковник внутренних войск был не способен установить жесткий порядок,
особенно учет ГСМ и нефтепродуктов, которые разворовывались уже из скважин, не говоря
о перерабатывающих заводах или автозаправках. Потому что он встретил серьезное
сопротивление Самаркандско-Джизакского тандема и Сурхандарьинского, Андижанского
кланов. Позже А.Азизов был «понижен» в должности, перейдя в руководство
«Узбекнефтепродукт», однако и там он содействовал укреплению позиций Zeromax, а
значит, и экономической мощи Гульнары Каримовой. Позже И.Каримов своим указом вернул
полковника в МВД, чтобы тот продолжил свою деятельность в рамках силовых структур 326.
Ранее ташкентцы также контролировали нефтегазовый сектор через руководителя НХК
«Узбекнефтегаз» Шавката Маджидова.
В условиях авторитаризма огромные запасы углеводородного сырья не принесли
счастья и благополучия узбекскому народу. В республике отслеживались все последствия
так называемого «проклятия нефти», то есть когда доходы от продажи ресурсов фактически
оседают в карманах узкой прослойки населения. Чрезвычайно холодная и жесткая по
погодным условиям зима 2007/2008 года показала, насколько слабы не только
коммунальные службы республики, но и энергокомплексы, не способные обеспечить
бесперебойное и достаточное снабжение газом, теплом и электричеством население, а
также промышленные и сельскохозяйственные объекты. Оказалось, что значительная часть
нефти и газа экспортируется в другие страны, при этом в самом же Узбекистане уже в 30 км
от столицы не газифицированы поселки. В то время как европейские страны покупали газ по
цене $240 за куб. м, И.Каримов в середине 2000-х годов продавал его российской компании
«Газпром» за $50 (включая $1 за каждые 100 км транзита), то есть в ущерб национальным
интересам327. Более того, несмотря на удешевление мировых цен на нефтепродукты, в
Узбекистане, наоборот, цены поднимались, особенно на бытовой газ и бензин. Между тем,
никто из официальных кругов не предоставляет отчетности об общих финансовых
результатах экспорта нефтепродуктов и в какой статье доходов государственного бюджета
они отображены. «Нефть – это продукт, который делится в определенных пропорциях
между семьей Ислама Каримова и региональными элитами, при этом более 30% является
долей президента, – заявил один из экспертов НХК «Узбекнефтегаз». – Что касается
бюджета, то туда попадает крохотная часть»328.
Статистика позволяет оценить реальные объемы «проклятия нефти». В таблице №
2.3 приведены сведения о производстве нефтегазовой продукции, правда, без
территориального деления.
Таблица № 2.3. Статистические показатели производства нефтегазовой продукции в
Узбекистане
Показатели
2006
2007
2008
1-й
квартал
2009
Экспорт энергоносителей и нефтепродуктов, в %
13,1
20,2
25,2
52,5
от общего объема экспорта
Производство:
- нефти и газоконденсата, млн. тонн
5,4
4,9
4,8
1,2
- бензина, млн. тонн
1368,6 1405,9 1464,1
427,7
- дизельного топлива, тыс. тонн
1436,8 1393,8 1287,2
358,3
- мазута топочного, тыс. тонн
895,6
688,5
539,5
179,9
- керосина, тыс. тонн
358,9
300,0
361,7
110,5
- масел смазочных, тыс. тонн
255,9
302,3
261,2
58,7
- газа сжиженного, тыс. тонн
223,1
237,6
248,1
66,9
326

Возвращение полковника. 20.11.2008. http://www.uzmetronom.com/2008/11/20/vozvrashhenie_polkovnika.html.
Однако эксперты утверждали, что здесь не указана «шапка» в цене, которая накладывается в виде прибыли
для компании Zeromax.
328
Информация была предоставлена автору А.Таксанову в марте 2006 года. ФИО не называется в целях
безопасности.
327

95
Как видно из таблицы, экспорт энергоносителей за 2006-2007 годы возрос на 216,7%,
2007-2008 – на 160,5%, что касается 1 квартала 2009 года, то доля нефтепродуктов в общем
объеме экспорта достигала 52,5%. То есть, за три месяца 2009 года доходы от продажи
нефтепродуктов за рубежом составляли $1,309 млрд. В 2006 году весь экспорт
нефтепродуктов приносил $837,0 млн., в 2007 году – $1,816 млрд., в 2008 году – $2,916
млрд., что оказывалось по объему свыше 10% от ВНП. Динамика потрясающая, но при этом
правительство абсолютно не информирует граждан страны, куда уходят эти доходы, в каких
карманах они оседают. Однако в целом за эти годы снижалось производство
энергоносителей, в частности, нефти и газоконденсата, дизельного топлива и мазута, и все
это не могло не сказаться на промышленных мощностях, нуждающихся в них, а также на
потребностях населения. Экспорт энергоносителей рос в ущерб национальному
производству и потреблению. В итоге конвертация ресурсов в устойчивую валюту
гарантировала больший дивиденд для кланов, чем инвестиции в индустрию. Финансовые
активы легче было запрятать в западных банках, тогда как в любой момент диктатор мог
конфисковать промышленный объект у наказанного чиновника.
Основные инвестиции осуществлялись в энергетический сектор: так, в 2005 году
инвестиции в основной капитал нефтегазового сектора составляли 40,8% от всего объема в
промышленность и строительство, в 2006 году – 48,3%, иностранных инвестиций – с 21,1%
до 43,1%. В 2006 году больше всего эмиссировали акций компании, входящие в холдинг
«Узбекнефтегаз» – на 82,54 млрд. сумов. О чем это говорит? Что в экспорте энергоресурсов
были заинтересованы те, кто получал значительные доходы. Известно, что нефтегазовый
сектор не настолько трудоемкий, то есть вовлекающий в производство значительное число
рабочей силы, а именно проблема безработицы
ныне является главным
дестабилизирующим фактором и условием социальной напряженности329. Правительство
удовлетворяло интересы совершенно узкой группы: инвестиции были направлены в
добывающую отрасль, которая формировала понятие «проклятие нефти». Иначе как
объяснить то, что доля инфляции в реальном секторе экономики от повышения тарифов на
энергоносители в 2006 году достигала 39,4%, а налог для физических лиц за потребление
бензина возрос за 2002-2006 годы с 2,5% до 4,4% от всего объема косвенных налогов
государственного бюджета.
К энергоресурсам также относится и уголь. Известно, что Узбекистан располагает
разведанными запасами угля в количестве 1900 млн. тонн, в том числе: бурого – 1853 млн.,
каменного – 47 млн., при этом прогнозные ресурсы составляют свыше 5,7 млрд. Большие их
запасы сконцентрированы в южных регионах – в Сурхандарьинской и Кашкадарьинской
областях. В настоящее время добыча ведется на трех месторождениях: Ангренском
буроугольном, Шаргуньском и Байсунском. Ежегодно ОАО «Узбекуголь» добывает более 3
млн. тонн. Основным потребителем угольного топлива является электроэнергетический
сектор, на долю которого приходится свыше 85% общего потребления. Кроме того, спрос на
твердое топливо формируют также предприятия промышленности, социальной и
коммунальной сфер, население330. Учитывая, что основные угольные резервы размещены в
Сурхандарье и Кашкадарье, И.Каримов назначил руководителем ОАО «Узбекуголь»
Хамракула Хурсанова, представляющего Сурхандарьинский клан. Следует подчеркнуть,
данная должность приравнивается к заместителю министра, следует считать данный пост
весьма важным и значимым для региональной элиты.
К основным ликвидным ресурсам, приносящим значительные доходы от продаж на
внешних рынках, относится хлопок. В советский период производство этого продукта было
затратным. Так, в 1990 году прямые затраты труда на производство 1 центнера хлопкасырца в целом по Узбекистану составляли 32,28 человеко-часа, причем самые высокие
показатели отмечались в Андижанской (38,69 чел.-часа) и Бухарской (37,65) областях,
наименьшие – в Сырдарьинской (21,90), Ташкентской (26,20) и Джизакской (26,70). При этом

329

Например, доля такой трудоемкой отрасли как легкая промышленность за этот период снизилась с 16,9% до
11,6%.
330
http://www.uzbekcoal.uz/about.htm.

96
происходили перекосы: уменьшение машинного парка331 и использование ручного труда332
привело к снижению издержек, что в последующем предопределило массовое привлечение
населения к уборке урожая и отказу от техники. Нужно сказать, что хлопок являлся центром
преткновения интересов союзной и республиканской элит, и между ними работали «черные»
схемы, приносившие баснословные доходы коррумпированным лицам. Это четко показала
группа следователей Генеральной прокуратуры СССР во главе с Тельманом Гдляном и
Сергеем Ивановым, назвавшим наперекор устоявшемуся термину «узбекское дело» «делом
Москвы». Группа пришла к выводу, что все нити коррупции вели в Кремль.
После принятия Узбекистаном независимости доходами от хлопка стали
распоряжаться уже местные кланы. И они шли на все, чтобы этот источник продолжал
приносить уже твердую валюту. Хотя в середине 1990-х годов мировые цены на хлопокволокно стали снижаться почти в 2 раза. Однако это не снизило интенсивность
производства, поскольку рынок продолжал нуждаться в этом продукте. С 2000-х годов
произошли позитивные тенденции: экспорт хлопка, достигавшего в 2006 году 17,2% от
общего объема внешних продаж, приносил доход внешнеторговым предприятиям
Узбекистана в размере $1,099 млрд., в 2007 году – $1,123 млрд., 2008 году – $1,064 млрд., в
1 квартале 2009 года – $219,46 млн. В общем объеме экспорта в страны дальнего
зарубежья в 2008 году доля хлопка составляла 13,6%, в СНГ – 1,1%. Всего в Узбекистане в
том году было произведено отечественными предприятиями 1174,2 тыс. тонн хлопкаволокна, 1821,9 тыс. тонн хлопковых семян, 88,3 тыс. тонн хлопкового линта, 136,1 тыс.
хлопкобумажной пряжи. Спрос на эту продукцию был устойчивым. Именно это
обуславливало то, что, несмотря на подписанные Конвенции о запрете эксплуатации
детского труда, правительство направило на хлопковые плантации школьников и учащихся
колледжей.
По мнению экспертов, особый интерес к хлопковой продукции проявляют семья
И.Каримова, Ташкентский клан (в лице Р.Азимова, Р.Иноятова, Э.Ганиева), а также в
ограниченном ракурсе Самаркандско-Джизакский и Андижанский кланы. В связи с тем, что
остальные кланы не получают столь значительных доходов, как они могли бы иметь, если
бы хлопковые потоки проходили через них в полном объеме, местная элита отработала
схемы контрабандных поставок в Кыргызстан, Казахстан, Туркменистан и Таджикистан. Это
осознал И.Каримов, направивший на борьбу с контрабандой силы МВД и СНБ.
Специальным декретом правительства «О дополнительных мерах по обеспечению
сохранности хлопка-сырца урожая 2003 года» на органы внутренних дел возлагалась
обязанность привлекать к ответственности, вплоть до уголовной, тех граждан, которые
осуществляли кражу и хищение хлопка, попытку его незаконного вывоза за пределы
республики333. Такими полицейскими методами власти хотели остановить контрабандный
поток выращенного урожая в те государства, где за него платят в несколько раз больше и
сразу наличными. Правительство установило порядок, при котором собранный хлопоксырец подлежал обязательной ежедневной сдаче в приемные пункты. Запрещалось его
хранение в местах, не предназначенных для этих целей и не отвечающих правилам
пожарной безопасности, в том числе в домах и на приусадебных участках. Нельзя с
уверенностью заявить, что правительственное решение имело особый успех. Учитывая
коррупционные интересы правоохранительных органов, трудно ожидать больших успехов в
этом деле, скорее всего, сотрудники МВД и ГТК сами содействовали теневым операциям
местных кланов.
Производственные мощности регионов основаны на тяжелой, перерабатывающей
индустрии. К примеру, Ташкентский клан в 1990 году располагал, по сути, монополией на
331

Парк хлопкоуборочных машин в 1980 году составлял 36352 единицы, в 1985 году - 38770, в 1986 году 37412, в 1988 году - 32942, в 1990 году - уже 30480, то есть произошло снижение на 19%. Парк
куракоуборочных машин уменьшился с 9,3 тыс. до 8,5 тыс. Поставка агропрому хлопкоуборочных машин
снизилась с 3,8 тыс. в год до 2,6 тыс. за вышеуказанный период.
332
Прямые затраты труда на производство 1 центнера хлопка-сырца в 1980 году составляли 34,6 человеко-часа,
в 1985 году - 34,2, в 1989 году - 32,2.
333
В документе приводились примеры, в частности, что в Сырдарьинской области в частном доме одного из
жителей было обнаружено 2,2 тонны хлопка-сырца для продажи в соседнюю республику. Аналогичные случаи
были установлены в Мирзачульском районе Джизакской области, Учкурганском районе Наманганской области
и в других регионах республики.

97
выпуск продукции черной металлургии – 1014,5 тыс. тонн стали и 955,2 тыс. проката. В
Андижанской области до 1988 года выплавляли сталь, правда, не более 2,5 тыс. тонн, что
не играло какой-либо существенной роли для народного хозяйства. Особо следует сказать о
горной промышленности и ее возможностях. В свое время И.Каримов говорил о
перспективах этой отрасли: «Комплексный характер многих видов полезных ископаемых,
хорошие горно-геологические условия залегания, их высокая территориальная
концентрация создают условия для эффективного их освоения, развития целого ряда
конкурентоспособных на мировом рынке горнодобывающих подотраслей промышленности.
Узбекистан выделяется по запасам и добыче драгоценных и редкоземельных
металлов – золота высочайшей пробы, серебра, урана и др. В республике выявлены 30
месторождений золота, совокупные запасы которых превышают четыре тысячи тонн. По
общему объему производства золота республика занимает второе место среди стран СНГ,
восьмое – в мире, и пятое – по его производству на душу населения. Качество узбекского
золота соответствует высшим мировым стандартам, и за последние два года оно было
трижды удостоено международных призов. Значительными являются и запасы цветных и
других стратегически важных редких металлов – меди, молибдена, свинца, цинка,
вольфрама, лития и др.»334
Спрос на металлы на мировых рынках привел к значительному обогащению тех, кто
контролировал металлургические комбинаты. В основном это касалось предприятий
Ташкентской и Навоийской областей. Чтобы как-то уравновесить положение и обеспечить
наполняемость государственного бюджета от экспорта, к примеру, меди правительство
издало
соответствующее
постановление
относительно
ОАО
«Алмалыкский
горнометаллургический комбинат». Ставка налога на сверхприбыль была установлена с 1
июня 2004 года в объеме 30% от налогооблагаемой базы от $1901 до $2100 за тонну меди,
причем она увеличивалась до 50% при размере базы с $2101 за тонну и выше. Нужно
заметить, что ставку устанавливало Министерство финансов, руководителем которого был
представитель Самаркандско-Джизакского тандема. Таким образом, часть прибыли
оттягивалась у соперничающего Ташкентского клана. Официально заявлялось, что решение
о налогообложении принято Кабинетом Министров республики с целью рационального
использования
минерально-сырьевых
ресурсов,
совершенствования
механизма
стимулирования предприятий добывающих отраслей индустрии в условиях благоприятной
конъюнктуры мировых цен на высоколиквидную продукцию, оптимального распределения
полученной сверхприбыли, а также пополнения государственного бюджета. Отмечалось
также, что средства от суммы, превышающей $1,9 тыс. за тонну, остающиеся в
распоряжении комбината после уплаты налога на сверхприбыль, аккумулируются на
специальном счете для последующего целевого использования на реализацию
инвестиционных проектов. В случае нецелевого использования эти средства в полном
объеме взыскиваются в государственный бюджет с применением штрафных санкций – это
положение было направлено на то, чтобы у Ташкентского клана было меньше резервов
пополнения теневой казны за счет использования нелегальных схем и механизмов.
Нужно отметить, что экспорт металлов также считался высокодоходной статьей для
кланов, которые проворачивали операции через собственные внешнеторговые фирмы. В
2008 году экспорт черных и цветных металлов составлял 7,0% от общего объема экспорта
(или $810,1 млн.), хотя в 2007 году эта доля составляла 11,5%. В страны СНГ было
экспортировано 3,3% от общего объема, а в дальнее зарубежье – 9,0%, то есть основными
потребителями выступали Европа, Юго-Восточная Азия. Всего в Узбекистане в 2008 году
было произведено продукции черной металлургии на 690,5 млрд. сумов (что выше
предыдущего года на 5,7%), цветной – 2975,6 млрд. сумов (снижение на 5,1%). Итого
промышленность выпустила 685,7 тыс. тонн стали и 643,0 тыс. тонн готового проката.
Связанной с металлургией являются отрасли тяжелой промышленности. Говоря об
экономической эффективности, следует заметить, что прибыль отраслей машиностроения и
металлообработки за 1980-1990 годы возросла с 37,1 млн. до 60,5 млн. рублей, или в 1,63
раза: рентабельность – 15,1%. В годы независимости закрылись предприятия, не имевшие
особой рентабельности, но зато открылись новые направления. В создании национальной
334

Каримов И.А. Узбекистан - собственная модель перехода на рыночные отношения.
http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/1tom_12_2.htm.

98
индустрии автомобилестроения были заинтересованы все кланы, однако И.Каримов
предпочтение отдал Андижану, поскольку должен был компенсировать чем-то отсутствие
представителей этой региональной элиты в значимых центральных органах власти.
Получилось и так, что доходы от спекулятивных сделок с автомобилями получал именно
этот клан, который потребовал закрыть внутренний рынок для импорта иномарок.
Таблица № 2.4 предоставляет обзор некоторых ликвидных товаров, производимых в
республике и находящихся под контролем кланов. Следует учесть, что часть производств
контролируется не только отраслью (ведомством), но и местными территориальными
структурами (администрацией). Поэтому соотношение интересов ведомство-хокимият
колеблется от 80:20 до 40:60 в денежном эквиваленте по отношению к конечному
результату. Чем сильнее интегрировано производство в регион, чем больше используется
для выпуска продукции местных ресурсов (сырье, электроэнергия, промышленная
переработка, людские силы, инфраструктура), тем больше доходов остается на территории,
то есть в распоряжении местной элиты. Например, речь может идти о переработке
сельхозпродукции и выпуске консервированных изделий: этот процесс хоть и
контролируется холдинговой компанией «Узплодовощвинпром» (Ташкентский клан), однако
значительная часть прибыли остается в распоряжении местных бюджетов (в 2008 году
произведено 157,9 млн. условных банок). То же самое касается и молочных продуктов (19,4
тыс. тонн).
Таблица № 2.4. Произведенная в 2008 году продукция и кланы, получающие основную
прибыль от их реализации335
Продукция
Объем, произведенный
Контролирующий
в 2008 году
клан
Электроэнергия
50,1 млрд. кВт
Ташкентский клан
Кабельные изделия
170,8 млрд. сумов
Сборные железобетонные конструкции и 150,1 тыс. куб. м изделий
детали
Минеральные удобрения
1064,9 тыс. тонн
Тракторы
2437 ед.
Культиваторы тракторные
1773 ед.
Водка и ликероводочные изделия
8566 тыс. дал
Цемент
6647 тыс. тонн
Семья И.Каримова и
Ташкентский клан
Автомобили легковые
195038 ед.
Андижанский клан
Трикотажные изделия
29163 тыс. шт.
Нити шелка-сырца
281,2 тонны
Автобусы
1556 ед.
Андижанский клан +
СамаркандскоДжизакский тандем
Аккумуляторы
447 тыс. шт.
СамаркандскоДжизакский тандем
Холодильники и морозильники
6218 ед.
Ковры и ковровые изделия
9262 тыс. кв. м
Хорезмский клан +
СамаркандскоДжизакский тандем
Комбикорма
698,2 тыс. тонн
Сурхандарьинский
клан
Таблица № 2.5 очерчивает промышленный потенциал кланов. Следует учесть, что
данные рамки являются условными, однако они позволяют характеризовать экономические
возможности региональной элиты, которые распоряжаются всем тем, что произведено на их
территории (или осуществляют основной контроль). По объему промышленной продукции в
целом по республике лидирует Ташкентский клан (28%), а внутри этого клана – столица
335

Составлено по сборнику «Статистическое обозрение Узбекистана, 2008». Ташкент, Госкомстат РУ, 2009, стр.
19-20. Оценки контроля над продукцией выставлялись независимыми экспертами. ФИО не публикуется в целях
безопасности.

99
(52%). Для Андижанского клана значимым является Андижанская область (52%), для
Самаркандско-Джизакского тандема – Навоийская область (58%) и для Сурхандарьинского
клана – Кашкадарьинская область (88%). Нужно заметить, что Кашкадарья по
промышленным мощностям сопоставима с объемом продукции, выпускаемой Навоийской,
Ташкентской и Андижанской областями. Учитывая, что представителей Сурхандарьинского
клана не столь много в центральных органах власти, можно осознать, какая ныне создается
напряженная ситуация в отношениях местных элит с главой государства, не назначившего
на важный пост кого-то из данного региона.
Таблица № 2.5. Производство промышленных и потребительских товаров по
регионам, контролируемых местными клановыми группами, 2008 год
Регион/ Клан
Производство
Производство
промышленной
потребительских
продукции336
товаров
Всего, млрд. На клан, в Всего, млрд. На клан, в
сумов
%337
сумов
%
Андижанская область
2942,2
51,63
2151,9
70,38
Наманганская область
434,5
7,62
266,5
8,71
Ферганская область
2323,3
40,7
639,1
20,9
Итого на Андижанский клан
5698
24,06
3057,5
41,1
Бухарская область
975,0
18,74
401,6
28,55
Самаркандская область
928,5
17,84
687,9
48,9
Навоийская область
3002,2
57,7
161,9
11,51
Джизакская область
296,6
5,70
155,2
11,03
Итого на Самаркандско5202,3
21,97
1406,6
18,91
Джизакский тандем
Сурхандарьинская область
403,6
11,68
142,0
36,53
Кашкадарьинская область
3049,5
88,32
246,7
63,47
Итого на Сурхандарьинский клан
3453,1
14,5
388,7
5,22
Каракалпакстан
294,9
45,92
102,6
40,26
Хорезмская область
347,2
54,08
152,2
59,74
Итого на Хорезмский клан
642,1
2,71
254,8
3,42
Сырдарьинская область
248,3
3,68
110,8
4,75
Ташкентская область
3018,8
44,78
785,4
33,72
Ташкент
3472,8
51,52
1432,7
61,51
Итого на Ташкентский клан
6739,9
28,46
2328,9
31,31
Всего по Узбекистану
23679,0
...
7436,5
...
С другой стороны, лидером по производству потребительских товаров считается
Андижанский клан (41% от всего объема), 1/3 приходится на Ташкентский клан и почти 1/5 –
на Самаркандско-Джизакский тандем. Что касается остальных регионов, то их объемы не
столь значительны – менее 10% от общего производства товаров массового спроса. Все эти
ресурсы стали основой экономического могущества кланов и созданной ими политической
системы. Эксперт Д.Озоди отмечал в этом контексте: «Между тем, авторитарнототалитарные постсоветские режимы оказались заложниками созданной системы. Вопервых, экономическое развитие и социальное положение широких слоев общества отныне
определяется клановыми интересами. Борьба группировок и их лидеров за влияние и
«контроль над ресурсами» подменяют стратегические и тактические задачи развития. Вовторых, государственный аппарат, бюрократия, включая «силовиков», исходя из личных и
клановых интересов, участвует в «ресурсных сделках» как одна из заинтересованных
сторон. В-третьих, происходит имитация политического процесса, в результате чего
партийно-политическая система становится все более маргинальной. Партии, выборы и
представительные органы власти уже не способны обеспечить баланс различных
336

Включая нераспределенные Госкомстатом данные по региону. Поэтому в сумме группировка по кланам и
регионам выдает 92%, а не 100%.
337
Рассчитывается внутри клана и по отношению к данным по республике.

100
политических сил, стабилизировать политическую ситуацию в рамках общенационального
консенсуса. Увеличение разрыва между богатыми и бедными, пауперизация, усиление
этнического национализма как формы социального протеста, обострение «подковерной
борьбы» в правящих кругах – все это объективно ведет к острому системному кризису в
ряде стран СНГ, обладающих серьезными запасами углеводородов и других природных
ресурсов»338.
Если говорить об экономической мощи, то кланы осознают, какими ресурсами
располагают и какие проекты могут реализовать на своей территории, в том числе и при
содействии иностранных партнеров. В частности, ныне Самаркандско-Джизакский тандем
особое внимание уделяет такому перспективному направлению, как добыча урана. По
данным МАГАТЭ, Узбекистан стоит на 7 месте в мире по запасам урана и на 5 – по его
добыче. В стране разведано на 2009 год около 40 месторождений с запасами урана, основу
которых составляют 27 месторождений, расположенных в основном в Самаркандской
области. По данным информационного центра Государственного комитета по геологии и
минеральным ресурсам республики, разведанные и оцененные запасы урана составляют
185,8 тыс. тонн. В 2007 году добыча урана в Узбекистане выросла до 2,27 тыс. тонн или на
0,5%. Нужно при этом отметить, что республика не обладает собственной атомной
промышленностью, весь произведенный малообогащенный уран поставляет на экспорт, а
значит, кланы могут рассчитывать на значительные доходы в валюте.
Контролируемое
ими
государственное
предприятие
«Навоийский
горнометаллургический комбинат» (НГМК) планирует инвестировать в течение пяти лет в
строительство новых урановых рудников $63,5 млн. В рамках увеличения добычи урана до
конца 2012 года будут осуществлены расширение и реконструкция сернокислотного
производства стоимостью около $12 млн. Реализация программы позволит увеличить
добычу урана в 2012 году в 1,5 раза. Более того, привлекаются иностранные инвестиции в
эту сферу339, что позволяет Самаркандско-Джизакскому тандему чувствовать за собой и
международное влияние. В этом контексте интересны исследования, проведенные
Джеффри Саксом и Эндрю Уорнером, которые утверждали, что «государства, базирующие
свой бюджет на налогах, взимаемых с экспортеров сырья, как правило, обладают менее
демократичными политическими структурами и менее развитым гражданским обществом.
Это происходит потому, что контроль за добычей и транспортировкой полезных ископаемых
концентрируется в руках нескольких крупных компаний, в большинстве случаев связанных с
государством. Руководители этих структур неизбежно приобретают колоссальное влияние в
политической сфере. Подобное распределение ролей неизбежно порождает коррупцию:
влиятельные нефтяники (газовики, производители ценной древесины, алмазов и пр.)
добиваются принятия благоприятных для них решений, которые часто негативно
отражаются на других секторах экономики, не обладающих столь серьезными финансами и
влиянием. Кроме того, наличие богатых запасов сырья, в большинстве случаев, негативно
отражается на состоянии самой добывающей индустрии: руководители этих фирм или
государство предпочитают быстро получить прибыль, а не делать долгосрочные инвестиции
в расчете на доходы, которые можно будет получить через десятилетия»340.
Безусловно другое – все современные тенденции коррупции и клановых интересов
корнями уходят в прошлую социалистическую систему. Понятно, что в советское время
338

Озоди Д. «Кланоформенные ресурсократии» обречены. Страны СНГ - особая зона мировой периферии.
12.05.2006. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1147415220.
339
Следует отметить, что за последние годы японский концерн Mitsui & Co., Ltd. подписал протокол о
намерениях с Государственным комитетом Узбекистана по геологии и минеральным ресурсам,
предусматривающий возможность создания совместного предприятия по добыче урана. Госкомитет по
геологии и минеральным ресурсам Узбекистана и японская Sojitz Corp. подписали протокол о намерениях
проведения геологоразведочных работ на урановой перспективной площади «Четвертое» (Центральные
Кызылкумы). В ноябре 2006 года Госкомитет по геологии и минеральным ресурсам подписал с корпорацией
Itochu протокол о намерениях изучить возможности создания СП для разработки ураново-рудных объектов
черносланцевого типа и проведения геологоразведочных работ на месторождении Рудное. Кроме того,
Госкомитет Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам и Японская государственная
корпорация по нефти, газу и металлам (JOGMEC) в июне 2009 года подписали договор о совместной разведке
урановых месторождений./ Узбекистан и Япония договорились о совместной разведке урановых
месторождений. 17.06.2009. http://regnum.ru/news/fd-abroad/uzbek/1176523.html.
340
Природные ресурсы и демократия - вещи несовместные. 02.03.2005 http://www.washprofile.org/en/node/716.

101
теневые отношения были скрыты от официального взора, более того, они не
воспринимались, как серьезная угроза социалистическому строю. Однако следует понимать,
что жизнь практически любого гражданина СССР протекала в двух плоскостях – открытой и
неофициальной. Открытая была представлена публичной огласке, а вот вторая тщательно
оберегалась от постороннего интереса. Люди стремились к поиску нелегальных источников
дохода, так как официальная сторона не всегда позволяла им жить достойно или
обеспечивать социальный статус. Кланы в этом отношении придерживались таких же
принципов. Концентрируя в своих руках экономические ресурсы, они содействовали
укреплению материального достатка населения подконтрольной территории. Это можно
видеть по объему введенного индивидуального жилья населения за собственный счет: в
1976-1980 годах больше всего было введено в Каракалпакстане (1,426 млн. кв. м) и
Хорезмской области (1,091 млн. кв. м) – именно тогда главой Верховного Совета Узбекской
ССР был Назар Матчанов, представитель Хорезмского клана, который позволял
легализовать землякам теневые доходы через жилищное строительство. Статистика
свидетельствовала, что средняя обеспеченность населения жильем в расчете на одного
жителя в Хорезмской области в 1980 году составляла 13,6 кв. м общей площади,
Каракалпакстане – 10,8 (что выше, чем в Ташкенте – 10,4 кв. м).
Пришедший к власти в парламенте в конце 1970-х годов Иномжон Усманходжаев
также создал условия для Ферганской долины: в Андижанской области было введено 1,42
млн. кв. м, в Ферганской – 1,055 млн. кв. м, Наманганской – 0,573 млн. кв. м. Но при этом
следует учитывать плотность населения и понимать, что означают объемы строительства.
При первом коммунисте республики Шарафе Рашидове Джизакская область ввела за счет
государства 1,097 млн. кв. м жилья для населения, при этом не забывая и требования
столичного клана – в Ташкенте и Ташкентской области возросло число домов и квартир с
общей площадью в 5,203 млн. кв. м.
Что касается Сурхандарьинского клана, то его показатели в 1980 году были не столь
впечатляющими – 9,6 кв. м в Сурхандарье и 9,1 кв. м в Кашкадарье. В последние годы
Союза никто уже не скрывал своих богатств: люди без опаски репрессий строили жилье,
легализуя капитал, сформированный в нелегальной деятельности. Так, к 1990 году в
Хорезмской области на 1-го жителя приходилось 16,3 кв. м жилья, Каракалпакстане – 14,5,
Ташкенте – 15,3, Ферганской и Ташкентской области – по 12,3 кв. м.
Следует учитывать то обстоятельство, что неэффективная экономика была выгодна
для тенекратов и стоявшими за ними кланов и мафии, потому что она позволяла выводить
из официального оборота значительные активы. Под издержки, списания затрат,
переоценку, сверхплановые убытки подводились материалы и ресурсы, необходимые для
нелегального производства. Коррумпированная бюрократия, регулирующая вопросы
товарных и материально-финансовых потоков, позволяла осуществлять эти операции как в
рамках существующих норм и правил, так и неофициальных соглашений с
заинтересованными проверяющими органами, где также находились представители кланов.
Общими усилиями им удавалось прокручивать невиданные по масштабам операции. И они
все больше и больше создавали условия для теневой экономики, поскольку это позволяло
им извлекать неучтенную прибыль и укреплять свой социальный и экономический статус. По
мнению экспертов, только в строительстве уходила «налево» 1/3 часть ресурсов –
строительных материалов, финансов из бюджетов организаций и учреждений.
В таблице № 2.6 даются данные о непроизводительных расходах народного
хозяйства республики в последние годы советской власти. Видно, что строительная
индустрия производила огромное количество потерь за счет распыления средств, хищения
стройматериалов, удорожания объемов работ, переоценке затрат. По мнению экспертов,
данная отрасль была наиболее подверженной теневой экономике и коррупции, именно на
строительстве создавались основные нелегальные доходы. Легкая промышленность и
жилищно-коммунальный сектор также считались передовыми в области теневых отношений.
Именно там списывались важные ресурсы путем переоценки, списания в брак или потери,
которые затем уходили на «черные» рынки. В итоге потери в 1989 году равнялись 5,31% от
валового национального продукта, а в 1990 году – 3,95%, однако это свидетельствует не
столько об улучшении менеджмента и контроля над пользованием ресурсами, сколько об
улучшении форм сокрытия таких потерь.

102
Таблица № 2.6. Потери и непроизводительные расходы в Узбекистане за 1989-1990
годы, в млн. рублей341
Показатели
1989
1990
Всего потери и непроизводительные расходы по республике
1626,1
1265,9
Из них:
- списание затрат по неосуществленному и окончательно
131,7
267,2
прекращенному капитальному строительству и другие списания
- потери от уценки товаров, не пользующихся спросом населения,
55,3
57,7
устаревших фасонов и моделей
- сверхплановый убыток от эксплуатации жилищно-коммунального
120,5
124,8
хозяйства
- сверхплановый убыток от брака в промышленности и
5,2
3,6
строительстве
- потери от списания в убыток, издержки обращения, недостачи,
143,2
135,4
хищения и порчи ценностей
- потери от списания дебиторской задолженности
59,9
46,3
- потери от падежа скота
0,9
52,4
- потери от отходов
40,5
- потери от простоев
1,0
1,0
- потери от операций с тарой
0,9
0,8
- экономические санкции (штрафы, пени, неустойки), уплаченные
200,5
156,8
- потери от стихийных бедствий
276,6
68,1
- прочие непроизводительные расходы, потери и убытки
589,9
351,0
Задолженность по недостачам, хищениям и порче товаров,
материальных ценностей, на конец года, млн. рублей:
- общая сумма задолженности, отнесенная с виновных лиц
166,2
167,2
в том числе выявленных в отчетном году
47,0
45,9
- взыскано с виновных лиц
30,7
31,4
- списано в убыток и издержки производства
12,1
16,9
- остаток на конец года
123,4
118,9
Особо следует сказать о штрафах и санкциях, выставляемых друг другу участниками
договорных отношений. Подобные меры позволяли официально передавать часть
финансовых ресурсов из одного предприятия в другое без выполнения каких-либо работ или
поставок – это была отработанная «теневая» схема вывода ресурсов. Например,
руководство крупного промышленного предприятия через подставных лиц создавало
частный кооператив или иной хозяйствующий субъект (МП, ООО, ТОО и пр.), с которым
затем заключало договор на поставку продукции или выполнения каких-либо работ.
Естественно, придерживаться данного документа никто не собирался, а поэтому, не
выполнив обязательства перед партнерами, предприятие выплачивало штрафы и пени.
Именно за счет данных ресурсов кооператив формировал оборотные средства и начинал
легальную деятельность на рынке. Если посмотреть цифры за 1989-1990 годы, то можно
заметить, что эта схема работала довольно успешно. Основная сумма нелегальных доходов
оседала у региональных кланов.
Такие же схемы работали и по списанию дебиторской задолженности, когда также
уводились из официального оборота экономические активы. Попытки государства вернуть
средства были малоэффективными, только за два года удалось взыскать с виновных лиц за
хищения и порчу товаров на 62,1 млн. рублей, что составляло 18,6% от общей суммы
потерь и недостачи. Следует добавить, что за 1980-1990 годы остатки задолженности по
взаимным расчетам между хозяйствующими субъектами возросли с 589,7 млн. рублей до
1397,5 млн., причем в судьбоносный 1988 год этот показатель достигал аж 1878,4 млн.
руб.342
В 1990 году не выполнили договорных обязательств 1/5 часть предприятий и
объединений Ферганской (на 46,6 млн. рублей), Андижанской (66,2 млн.), Самаркандской
341
342

Финансы Узбекистана (1989-1990). Статсборник. Ташкент, Госкомпрогнозстат, стр. 143, 144.
Народное хозяйство Узбекской ССР в 1990 году, стр. 339.

103
(52,2 млн.) областей, Каракалпакской АССР (11,7 млн.) и города Ташкента (45,0 млн.), 1/4
часть – Ташкентской области (112,7 млн.)343. Эти области отличались высокой
концентрацией объектов промышленной индустрии, особенно оборонного значения. При
этом следует отметить, что доля кооперативов Ферганской области составляла 8,24% от
общего числа по республике (объем реализованной продукции – 107,4 млн. рублей, или
4,92% от общего объема), Андижанской – 7,11% (114,4 млн., или 5,24%), Самаркандской
области – 12,6% (155,2 млн., или 7,11%), Каракалпакстана – 5,7% (87,0 млн., или 3,98%),
Ташкента – 23,0% (885,6 млн., или 40,6%) и Ташкентской области – 13,5% (364,3 млн., или
16,7%)344, то есть эти регионы, меж тем, располагали большим количеством частных
предприятий и объемом выполненных работ, услуг и выпущенной продукции. По мнению
экспертов, некоторая часть кооперативов была учреждена теневыми структурами именно
для перекачки ресурсов, поставляемых на государственные промышленные объекты по
лимитам и фондам Госплана, Госснаба и других министерств и ведомств345, то есть они
являлись дефицитными и ограниченными для свободной реализации. Подобное могло
иметь место лишь при наличии устойчивой коррупции как в рамках отношений
министерство-предприятие (или снабженец-потребитель), так и предприятие-кооператив
(перераспределитель-потребитель). Естественно, именно между участниками этого
процесса вращались неучтенные доходы и прочие материальные блага, и тогда
экономические отношения высвечивали политическую составляющую: подкупленный
чиновник направлял предприятию, контролируемому кланами, ресурсы, а то, в свою
очередь, перераспределяло их кооперативу, находящемуся в собственности региональных
элит. Прибыль доставалась теневым структурам, убытки – государственному предприятию.
Проверяющие инстанции, обеспечивающие безопасность и латентность, также были
вовлечены в теневые сделки.
Рэкет – административный и уголовный, откаты, сложности с финансовой
отчетностью и необходимостью выполнения бесконечного множества процедур
регистраций, перерегистраций и прочих формальностей (патентов) вынуждали часть
бизнесменов уходить с официальной арены в теневую среду. Особенно это сильно
проявлялось в регионе, контролируемом столичным кланом. Так, за 1989-1990 годы число
граждан, занятых индивидуальной трудовой деятельностью, сократилось в Ташкенте с 4400
человек до 3706, Ташкентской области – с 3352 до 3170, Сырдарьинской – с 982 до 694 чел.
Аналогичная ситуация была в Самаркандской области – с 3394 до 3162 и Бухарской – с 3377
до 2537 чел. В других регионах кланы придерживались другой политики – там
предприниматели выполняли также функцию потребителей ресурсов, которые затем
отдавали часть доходов теневикам. Поэтому в те годы, наоборот, число индивидуалистов в
экономике росло: к примеру, в Джизакской области с 327 до 589, Ферганской – с 3173 до
3369, Сурхандарьинской – с 681 до 753 чел. Однако это имело место до определенной
поры, так как независимость принесла новые условия для теневой деятельности.
Как известно, доля союзной собственности в Узбекистане, особенно в добывающей и
перерабатывающей промышленности, была высока. Лишь к 1990 году удельный вес
предприятий, находящихся в союзно-республиканском подчинении, достиг 65%, из них в
республиканском – 63%. Это произошло за счет передачи части объектов в собственность
правительства Узбекистана. Естественно, речь шла о стратегических предприятиях,
связанных с производством золота, урана, цветных и черных металлов, энергетики,
нефтедобычи и пр. И они, нужно отметить, были более эффективными, поскольку
обеспечивали безопасность и стабильность всего СССР. Так, в 1980 году из общей прибыли
по республике в 3036 млн. рублей на произведенную предприятиями союзной собственности
приходилось 36,9%, а соотношение к республиканской как 0,58:1, то есть более 1/2. Кланы
претендовали на технологию и производство, а также результаты труда этих предприятий,
поскольку они генерировали устойчивую прибыль. Политика горбачевской «перестройки»
сыграла свою роль: часть этих предприятий перешла в собственность местной власти. К
1990 году оставшаяся у союза собственность в Узбекистане производила четверть общей
343

Народное хозяйство Узбекской ССР, стр. 183.
Там же, стр. 157.
345
Особенно это касалось предприятий союзного подчинения, доля которых в узбекской индустрии составляла
35%.
344

104
прибыли (которая равнялась 7770 млн. рублей), однако соотношение к республиканской
составляло 0,33:1, то есть 1/3.
Другим
примером
функционирования
теневой
экономики
является
перераспределение активов – оборотных и основных фондов и средств в русло частного
потребления. Безусловно, это не могло не иметь место при существующей коррупционной
составляющей. Таким образом, дефицитные и важные ресурсы для государственных
предприятий просто уходили «налево», а контролирующие структуры осуществляли
прикрытие. Таблица № 2.7 очерчивает некоторые тенденции, имевшие место в те годы.
Через призму собственности, производительности труда и заработной платы можно
отследить, как происходило перераспределение экономических активов республики.
Таблица № 2.7. Показатели экономического состояния Узбекистана за 1980-1990 годы
Показатели
1980
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1990 к
1980, в
%
Все основные фонды,
56,1
77,8
82,0
86,2
90,2
95,0
100,9
179,8
включая скот, млрд.
рублей, в
сопоставимых ценах
В том числе:
- государственная
48,5
68,2
72,4
76,2
79,4
82,8
87,3
180
собственность
- кооперативная
1,1
1,8
2,0
2,2
2,4
2,7
2,9
263,6
собственность
- колхозная
3,7
4,7
4,5
4,7
4,6
4,9
5,2
140,5
собственность
- личная собственность
2,8
3,1
3,1
3,1
3,8
4,6
5,5
196,4
Прирост
производительности
труда и заработной
платы, в % к
предыдущему году, по
отраслям:
Промышленность:
- производительность
3,0
4,6
3,4
0,3
2,3
3,4
1,7
труда
- средняя заработная
2,0
1,8
0,4
2,2
7,8
8,1
8,5
...
плата
Сельское хозяйство:
- производительность
6,7
3,4
2,6
-0,4
13,3
-5,5
1,5
труда
- средняя заработная
7,8
1,9
1,1
1,1
12,6
10,9
20,4
плата
Строительство
- производительность
2,6
-1,4
1,0
0,9
5,6
-0,3
труда
- средняя заработная
2,8
-0,1
-0,7
1,0
6,8
5,7
7,3
...
плата
Производительность
0,4
-0,7
...
общественного труда,
прирост в %
Вклады населения в
3390
4666
5053
5514
6153
7158
8397
247,6
учреждениях
сбербанка, млн. руб.

105
Следует отметить, что с 1980 по 1987 годы размеры личной собственности граждан
не сильно увеличились, однако с 1988 года произошел резкий скачок – как результат
кумулятивного действия горбачевской политики перестройки, что означало легализацию
того, что было нажито далеко не праведными путями до этого момента, а также в период
реформ последнего пятилетия Советского Союза. Это время было бурным с точки зрения
криминализации общества и усиления нелегальных процессов в сфере экономики. За
одиннадцать лет объемы основных фондов республики возросли в 1,79 раза, причем если у
государственной собственности в 1,8 раза, то у кооперативной – в 2,63 раза (коэффициент
опережения составил 1,46), личной – в 1,96 раза (1,08). Как говорилось выше, часть
ресурсов просто перераспределялась из общенародной собственности в частные структуры
– кооперативы, личную собственность граждан. Делалось это полузаконными, а чаще всего,
незаконными способами.
Вопрос в том, откуда брались эти ресурсы? С 1988 года заметны серьезные
изменения в производительности труда и заработной платы – эти показатели изменили свое
соотношение. Если раньше рост производительности труда опережал рост заработной
платы, то впоследствии процессы протекали в противоположном направлении. В итоге к
1990 году рост зарплаты над производительностью труда в промышленности опережал в 5
раз, в сельском хозяйстве – в 13,6 раза, в строительстве – в 7,3 раза. А в целом в
общественном производстве за 1986-1990 годы производительность снизилась на 0,7%. То
есть практически не было реальных возможностей формировать материальное
благополучие, страна проедала сама себя. Деньги или производились из «пустого места»,
или за счет теневых операций. Косвенно об этом свидетельствуют тот факт, что в то же
время вклады населения в банках увеличились за 11 лет в 2,47 раза. Это было результатом
того, что:
• во-первых, большие обороты набирала теневая экономика, вовлекая в свою сферу
трудовые ресурсы и материальные средства из государственных фондов республики;
• во-вторых, поставляемые из союзного центра материальные ресурсы по лимитам и
фондам просто расхищались и переправлялись в частный сектор производства;
• расхищались союзные дотации, предоставляемые Узбекистану;
• все больше предприятий использовали некачественную статистику и вводили
двойную бухгалтерию для избежания налоговых отчислений и вывода денежных
средств из сферы банковского контроля.
Государственные капитальные вложения все больше и больше подвергались
хищениям и нецелевому перераспределению. В итоге с 1986 по 1990 годы в 2,58 раза, или с
1146 до 2960 возросло число объектов, где было приостановлено или законсервировано
строительство; полная сметная стоимость – с 5005,7 млн. рублей до 1789,2 млн.; а общий
объем капитальных вложений, подлежащих освоению до полного завершения – с 171,2 млн.
до 1235,8 млн. рублей, то есть в 7,21 раза. Это как нельзя лучше характеризует ту
обстановку, которая сложилась вокруг государственных средств, направляемых на
расширение производственных и социальных мощностей, однако исчезающих по пути в
«неизвестном» направлении. Чиновники, контролируемые кланами, умело манипулировали
отчетами и показателями, выводя из-под контроля огромные суммы. При этом перед судом
представала незначительная часть расхитителей: так, если в 1985 году за хищения
государственного или общественного имущества было осуждено 4891 человек, то в 1990
году – всего лишь 3070. Но при этом число зарегистрированных такого рода преступлений
фиксировалось в эти годы: соответственно, 4440 и 7171. Между тем, по оценкам
сотрудников УБХСС МВД Узбекистана, фиксировалось не более 5-7% всех преступлений в
сфере экономики. Высокая латентность и использование запутанных схем (двойная
бухгалтерия, искажение отчетности, завышение естественных норм убыли, потерь и пр.)
позволяли преступникам действовать практически безнаказанно346.
Данный тезис подтверждается тем, что в указанный период развитие получили те
кооперативы, которые были связаны со строительной деятельностью. Согласно
статистическим данным, в 1990 году из 9779 кооперативов 3178, или 32,4%, были
строительными, в них было занято 103244 человека (или 38,4% от всех работающих в
346

Согласно данным офицера бывшего УБХСС МВД (ныне Управление по борьбе с экономическими
преступлениями), высказанное автору А.Таксанову в 1993 году. ФИО не публикуется в целях безопасности.

106
кооперативах) – это огромный производственный актив. Причем только под контролем
Ташкентского клана находилось 1344 таких предприятия, что составляло 42,2%. По оценкам
экспертов, именно Ташкентская область (в меньшей степени Сырдарьинская) была
вовлечена в нелегальные операции со строительством и злоупотреблениями со
строительными ресурсами. Не отставал и Самаркандско-Джизакский тандем, взявший под
свою «опеку» 24% всех строительных кооперативов.
С другой стороны, строительные кооперативы стимулировали соответствующую
отрасль, поставляющую строительные материалы. Так, индустрия стройматериалов
увеличила прибыль с 44,8 млн. до 125,2 млн., или в 2,79 раза, при рентабельности в 1990
году в 9,1% (при этом у цементного производства – 12,7%). Возросший спрос у частных
предприятий и населения на строительные ресурсы был обусловлен снятием ограничений
на возведение тех или иных жилых и производственных строений, расширением земельных
наделов для частного строительства. Кланы, на территории которых функционировали
заводы стройматериалов347, сразу осознали важность контроля над ними и сделали все,
чтобы они в первую очередь попали под программу разгосударствления и приватизации.
Впоследствии это позволило им укрепить свою экономическую базу.
Нужно сказать, что в последние годы Союза был мощный выброс теневых средств в
официальную сферу. Однако неотработанность и узость принимаемых решений,
чрезмерная регламентация частного предпринимательства, криминальный, а также
административный рэкет понудили бизнес вновь уйти в подполье. Легче стало работать вне
официального контроля и платить взятки контролирующим структурам, чем выплачивать
налоги, пошлины, взносы и совершать другие платежи, включая все те же коррупционные
отступные. Граждане, которые работали кроме основного места еще и по совместительству,
пришли к такому же мнению и вновь вернулись в «тень». Это заметно по состоянию
доходной части республиканского бюджета. К 1990 году в стране расцветала криминальнорыночная экономика, а государство получало незначительные средства.
Так, если в 1986 году, с момента провозглашения новой экономической политики
сумма подоходного налога составляла 900,5 млн. рублей, в 1987 году – 950,9 млн., в 1988
году – 1030,5 млн., а в 1989 году – уже 1135,1 млн., то в 1990 году произошло резкое
снижение – 756,4 млн. (или в 1,5 раза), что ниже даже предперестроечного периода. Второй
индикатор, демонстрирующий негативную тенденцию – это изменение других видов
подоходного налога и платы за патент: в 1988 году сумма равнялась 14,7 млн. рублей, в
1989 году – 92,6 млн., а к 1990 году она снизилась до 19,7 млн., то есть в 4,7 раза! При этом
следует сказать, что численность занятых индивидуальной трудовой деятельностью
увеличилась с 2,8 тыс. человек в 1985 году до 13,4 тыс. в 1990 году. Как видно из этого: или
снижалась производительность труда, или просто шло сокрытие доходов.
Изменения происходили в республиканском масштабе. Немаловажно в этом
процессе то, что особое влияние оказывала теневая экономика. В составе фондов
потребления и накопления национального дохода также происходили структурные сдвиги:
все больше уходило на личное потребление населения, что свидетельствовало о росте
доходов: с 11,8 млрд. рублей в 1980 году до 18,7 млрд. рублей в 1990 году (и это при том,
что доходная от налогов граждан часть бюджета снижалась). Прирост основных фондов
также изменился: снижался объем производственного назначения за эти годы с 2,6 млрд. до
1,4 млрд., тогда как увеличивался непроизводственного – с 1,0 млрд. до 3,8 млрд. рублей.
То есть население и частные предприятия вкладывали финансовые активы в жилье и в
объекты обслуживающего значения (то есть приносящие быстрый доход – бытовые услуги,
общественное питание, торговля), которые затем превращались в капитал, принося
прибыль.
Конечно, все экономические и общественные процессы в стране контролировались
кланами через властные структуры. Особое внимание следует уделить распределению
управленческого персонала, если говорить о доступе к ресурсам. Согласно статистике
советского периода, в 1980 году в Узбекистане насчитывалось 102,7 тыс. работников
аппарата органов государственного и хозяйственного управления, кооперативных и
347

В 1990 году было произведено 6385,4 тыс. тонн цемента, 661 тыс. тонн строительной извести, 162 тыс. тонн
гипса, 6,3 млн. куб. м сборных железобетонных конструкций и изделий, 2169 млн. строительного кирпича, 1502
тыс. кв. м керамических плиток для пола, 18359 тыс. куб. м щебня, 9659 тыс. куб. м строительного песка, 3574
тыс. куб. м гравия.

107
общественных организаций, причем на министерства и ведомства приходилось 67,3 тыс.,
аппарат Верховного Совета и исполкомов Советов народных депутатов – 16,4 тыс.,
судебные и юридические учреждения – 3,8 тыс., кооперативных и общественных
организаций – 15,2 тыс. Как видно, в тот момент органы строились по вертикали, и поэтому
кланы вынуждены были подстраиваться под требования центральных органов власти. Но
при этом их представители работали в низовых структурах – районных и городских
управлениях и отделах, всего там насчитывалось 22,9 тыс. человек. Численность
работающих в министерствах Каракалпакстана и областных отделах было почти равно
занятым в органах хозяйственного управления – 17,4 тыс. и 15,2 тыс. Через них
прокручивались пока что незначительные ресурсы из республиканского и федерального
бюджета, спускаемые вниз.
В течение десяти лет происходило сокращение чиновничьего аппарата, что было
обусловлено введением рыночных принципов – до 78,7 тыс. При этом больше полномочий
передавалось из союзного центра республикам – это обуславливалось горбачевской
политикой регионального хозрасчета, а также требованием национальных окраин
предоставить им больше прав и самостоятельности. Следует вспомнить, что именно в 1990
году Верховным советом республики была принята декларация об экономическом
суверенитете Узбекистана348. Но при этом возросла численность занятых в местных органах
власти – до 20,9 тыс. человек, судебных и юридических учреждениях – до 4,6 тыс. Более
того, увеличивались расходы республиканского бюджета на управление с 94,5 млн. рублей в
1985 году до 184,6 млн. в 1990 году – это свидетельствовало о затратности
государственного аппарата, несмотря на административную реформу. Впоследствии
структуры союзного и союзно-республиканского подчинения были демонтированы, а вместо
них власть получили органы власти на местах – теперь они были полными владельцами
того, что располагалось на их территории. Как отмечал один эксперт-историк: «Начался
процесс прихода на руководящие посты чиновников, ранее занимавших средние и низшие
звенья. Большинство из них были воспитаны на устоях национального общиннофеодального консерватизма и «социального» исламизма»349.
И именно в первые годы независимости И.Каримову приходилось лавировать между
кланами, играть на их противоречиях, чтобы склонить на свою сторону и укрепить
центральные органы. В этом ему способствовала стагфляция, которая нарастала после
разрушения СССР. Этот «карт-бланш» был хорошо использован и дальше, когда пришлось
преодолевать очередной финансово-экономический кризис после 1995 года, охвативший
весь Узбекистан350. Чтобы скрыть реальные расходы на государственное управление,
бюрократы использовали относительные показатели, которые мало могли прояснить
ситуацию для неспециалистов. Так, в отчетах Министерства финансов указывалось: затраты
на содержание органов государственной власти, управления и судебных органов за 20012004 годы в среднем составляли 0,55% от ВВП. Однако эксперты были уверены в сокрытии
реальных расходов на содержание государственного аппарата управления.
Следует отметить другой факт: несогласованность действий и функций центральной
и местной власти сохранилась, если не сказать хуже – обострилась. Как отметили эксперты,
«нетранспарентность распределения расходных полномочий между центральными и
местными бюджетами снижает эффективность управления бюджетным циклом в регионах.
Статьи 22 и 23 Закона «О бюджетной системе» слишком общо описывают специфику
расходных полномочий бюджетов разных уровней. В то время как анализ ситуации
указывает на наличие разделения расходных полномочий республиканского и местного
бюджетов. Нетранспарентность разделения полномочий распорядителей бюджетных
средств способствует размытости процедур заключения контрактов на производство и
доставку общественных услуг, мониторинга, контроля и отчетности исполнения и
результатов бюджетополучателей (предприятий государственного и частного сектора).
Двойное подчинение территориальных структур министерств и ведомств также
снижает ответственность за рациональное использование средств, когда территориальные
348

Которую, кстати, не поддержал Ислам Каримов, будучи 1-м секретарем ЦК компартии Узбекистана и
президентом УзССР.
349
Из частных исследований. ФИО не публикуется в целях безопасности.
350
На фоне этого были пролонгированы на референдуме полномочия И.Каримова еще на пять лет, якобы для
борьбы с негативными тенденциями в экономике и в политике.

108
подразделения министерств и ведомств в большей степени подчинены центру. Это снижает
эффективность горизонтального взаимодействия территориальных подразделений с МОВ, в
том числе на основе договорных и партнерских отношений. Неэффективность
горизонтального взаимодействия между местными органами власти и отраслевыми
структурами (республиканского и местного уровня) обусловлена и отсутствием
законодательных документов, которые четко определяли бы взаимоотношения между
территориальными и отраслевыми государственными структурами»351. Как видно из этого,
возможности злоупотребления вытекали из-за неэффективности управления бюджетными
средствами, а также между финансовыми и материальными потоками, создаваемых на
местах и направляемых по отраслевой цепочке.
К середине 1990-х годов национальная экономика застопорилась в своем развитии, и
это было видно без лживой статистики. В 1995 году уровень ВВП составлял 83,4% от 1989
года, заработная плата – 9,2%; при этом среднегодовые темпы инфляции достигали 304,6%.
Зарегистрированные безработные в возрасте 15-25 лет достигали 64,1% от общего числа,
уровень преступлений со стороны несовершеннолетних равнялся 239 случаям на 100 тыс.
населения352. Разрыв официального курса доллара к узбекскому суму и «черного» рынка
значительно увеличился. В конце сентября 1991 года неофициальный курс доллара
составлял 61,2 рубля, к началу января 1992 года – уже 182,8 рубля, в конце июля 1993 года
– 3881,6 рубля. В июле 1994 года был введен узбекский сум, и на тот момент соотношения к
доллару сум-купона (промежуточной валюты) и сума составляли 1:24164,3 и 1:15,1. Но
финансовые структуры, подконтрольные Самаркандско-Джизакскому тандему, не удержали
новую узбекскую валюту от обесценения. Параллельный валютный рынок продолжал
существовать, и на этом наживались те, кто имел доступ к конвертации и золотовалютным
запасам. К концу марта 1995 года неофициальный курс достигал 42,6 сума за доллар, к
началу апреля 1997 года – 150,7 сума, к концу августа 1999 года – 530,8 сума. Это было
яркое подтверждение того, что реформы зашли в тупик, а политика И.Каримова не
соответствовала реальности.
Тенденция росла: на 4 апреля 2000 года официальный курс составлял 147,7 сума за
доллар, неофициальный – 800, на 9 мая – 233,2 сума и 820 сумов соответственно. Никакая
пропаганда, никакие административные методы не скрывали и практически были бессильны
перед наличием теневого валютного рынка, и власти вынуждены признать, пускай косвенно,
ее существование. С июля 2000 года появился новый, т.н. «внебиржевой» курс, который
считался выше официального, но все же ниже «черного» – это был какой-то компромисс
между правительством и теневыми дельцами, использовавшими финансовые проблемы для
личного обогащения. На 10 октября 2000 года доллар оценивался Центральным банком в
размере 302,41 сума, «внебиржевой» курс выдавал оценку 690 сумов, а теневые валютные
диллеры меняли за 820 сумов. Дисбаланс проявился и в том, что в стране функционировало
несколько курсов валют:
• курс Центрального банка – для налоговых и таможенных платежей;
• курс коммерческих банков – для торговых и прочих операций, причем он был
наличным и безналичным, и разница достигала 40%;
• курс товарно-сырьевой биржи – т.н. легитимные суммы, которые использовались
экспортерами и импортерами продукции во взаиморасчетах с иностранными
партнерами;
• курс «черного» рынка – там, в основном, население (особенно «челноки»)
приобретало иностранную валюту, поскольку в коммерческих банках приобрести
было очень сложно из-за коррупции и ограниченности обмена;
• клиринговый курс – для расчета между государствами, где курс доллара был выше,
чем на «черном» рынке.
Исходя из этого, на многие товары устанавливались совершенно разные цены:
оплата в сумах наличными и безналичными, в СКВ наличными и безналичными, на бирже по
легитимным сумам. Таким образом, финансовая система практически деградировала из-за
абсолютно непрофессиональных действий руководства страны. В этих условиях экономика
351

Основные направления реформирования местных органов государственной власти в Узбекистане. Ташкент,
2005, ЦЭИ, стр. 26.
352
Социальный мониторинг, 2003, ЮНИСЕФ, стр. 127.

109
испытывала жесточайший прессинг, и вывести ее из кризиса И.Каримов намеревался опятьтаки старыми методами – репрессиями, командным управлением, директивами частным
хозяйствам, ограничениями для бизнеса и т.д. Все это сопровождалось также
мероприятиями по подавлению политических прав и свобод граждан, уничтожению
либеральной оппозиции. В итоге все больше денежной массы обращалось вне банковского
сектора, продуцируя инфляцию. Так, в 2006 году доля монетарного фактора в инфляции на
потребительском рынке составляла 30,6%, а инфляционных издержек – 32,4%, заработная
плата – 16,3%. Сильным фактором давления на финансовый рынок был внебиржевой
обменный курс – его удельный вес достигал 27,8%, что сопоставимо с монетарным
фактором. Известно, что к этому периоду ответственность за состояние финансовопотребительского рынка лежала на столичном клане, представители которого регулировали
активы в министерствах финансов, экономики.
Косвенным показателем финансовых сложностей была и установленная
Центральным банком ставка рефинансирования в 32,3% в 2000 году, 34,5% в 2002 году.
Правда, в 2006 году она была снижена до 14%, однако это не из-за улучшения
макроэкономической стабильности, а в связи с применением административных методов
управления денежной массой. Уровень инфляции в 2000 году по отношению к 1999 году
(прирост) составлял 28,2%, в 2001 году – 26,6%, в 2002 году – 21,6%, а к 2006 году снизился
до 6,7%. Однако эти цифры оспариваются многими аналитиками, считающими, что в
реальности инфляция значительно выше. Реакция на ухудшение таможенного режима в
отношении ввозимых товаров спровоцировала рост потребительских цен в 2002-2003 годах:
так, их индекс составил 27,4%, а индекс цен услуг – 41,3%, что в среднем соизмеримо с
уровнем инфляции. Как видно, инфлятогенным фактором были управленческие решения
правительства, принимаемые под давлением Ташкентского клана. Кроме того,
инфляционный рост всегда сопровождается высвобождением рабочей силы из сферы
экономики, однако в течение последних 15 лет в Узбекистане всегда демонстрируется
уровень безработицы в 0,3-0,4%. Это свидетельство того, что правительство стремится
исказить отчетность и скрыть реальные тенденции в народном хозяйстве. Можно,
безусловно, считать достижением экономики то, что росло частное потребление в доле
ВВП, например, с 48,4% в 2005 году до 49,5% в 2006 году. Однако следует в реальности
понимать, что потребление росло не столько у всего населения, сколько у состоятельного
слоя. Не зря индекс Джини в 2006 году составлял 0,398, в то время как в 1995 году его
коэффициент составлял всего 0,320. В 2000 году показатель частного потребления достигал
62,0%, и именно этот период был отмечен массовыми репрессиями граждан, выражающих
недовольство своим бедственным положением. И, к тому же, в эти годы происходила
наиболее частая сменяемость руководителей в государственном аппарате, чаще всего,
обвиненных в коррупции. То есть эти цифры и исторические факты свидетельствуют о том,
что за десять лет произошло резкое и значительное концентрирование богатств у более
состоятельных людей. А в условиях Узбекистана такое могло иметь место только у тех, кто
входил в клановые группы.
В течение 2000-2006 годов происходили структурные сдвиги: увеличивалась в ВВП
доля промышленности (с 14,2% до 22,1%), сферы услуг (с 37,2% до 39,3%), снижался
удельный вес аграрного сектора (с 30,1% до 24,1%), строительства (с 6,0% до 5,1%). Можно
сказать, что данная тенденция происходила не благодаря разумной экономической
политике, связанной с уменьшением сырьевой зависимости и сырьевым производством, а с
тем, что интенсивное развитие получали производства, которые контролировали кланы.
Именно на них приходилось больше всего иностранных и отечественных инвестиций, а
этого можно было добиться, если управлять соответствующими финансовыми и
материальными потоками. Более того, эти производства были связаны с экспортом
ликвидных товаров или обслуживанием (банки, биржа, консалтинг).
Как отмечал Б.Мусаев: «Встраиваясь в государственные и иные структуры, кланы дефакто содействуют укреплению авторитарного режима власти. В свою очередь названная
власть отдает на откуп кланам регионы и отрасли... Реформы, в частности, несут
альтернативные клановым механизмам способы подбора и расстановки кадров с
вытекающими отсюда нежелательными для кланов последствиями... В свете сказанного
становятся понятными многие постановления, решения правительства, которые якобы
направлены на поддержку предпринимательства, развитие рыночных отношений в стране. В

110
действительности же, на наш взгляд, например, Закон Республики Узбекистан «О защите
прав потребителей» и постановление Кабинета Министров «О мерах по расширению
участия общественности в защите прав потребителей» под ширмой защиты национального
производителя и, соответственно, интересов потребителей закрепляют монополию
номенклатурно-торговых, номенклатурно-промышленных групп (то бишь и клановых
сообществ), продукция которых не выдерживает ни по качеству, ни по цене сравнения с
импортными товарами, поставляемыми средними и мелкими коммерсантами. Безусловно, и
здесь есть издержки, но от лукавого обобщения и суждения типа того, что рынок
Узбекистана грозит превратиться в сточную канаву экономических отбросов»353.
Коррупция возросла до невообразимых масштабов, хотя официально все выглядело
вполне приемлемо и законно. Каждый год проводился под каким-либо знаменательным
девизом, и все ресурсы направлялись на его реализацию, – «Год семьи», «Год молодежи»,
«Год села»... Любая программа предполагала теневую сторону. Строительство колледжей и
лицеев подразумевало откаты и отмыв нелегальных средств, завышение сметной стоимости
за счет вкрапленных паразитических посреднических структур. На этом наживались
монополисты – производители строительных материалов, энергоресурсов, а также те, кто
перераспределял бюджетные средства. Лишь тем молодым семьям предоставлялись
дотации, которые могли за это дать взятку или сделать откат. В «Год здоровья» было
построено множество больниц и поликлиник без соответствующей последующей
финансовой обеспеченности, в итоге врачи вынуждены были изыскивать средства для
существования, в частности, заниматься коррупцией – красть лекарства и реализовывать их
населению или нелегально за определенную плату оказывать медицинские услуги. Все это
происходило
при
попустительстве,
а
точнее,
содействии
местных
властей,
заинтересованных в стабильном поступлении неучтенных средств. Фактически бюрократия
росла вместе с ростом теневых отношений.
То же самое касалось и бизнеса. «Существующее законодательство страны не
стимулирует развитие бизнеса, – таково мнение эксперта Елены Сухир. – Налоговые ставки
устанавливаются произвольно и не способствуют росту бизнеса, а законодательство не
предусматривает снижение ставок для его развития. В результате у предпринимателя нет
стимула развивать свой бизнес, поскольку затраты на его развитие превышают ожидаемую
прибыль. Намереваясь закрыть пути для роста неформального сектора экономики,
законодательство Узбекистана усложнило жизнь тысяч официально зарегистрированных
малых и средних предприятий. В результате многие легальные предприятия вынуждены
были уйти в теневую экономику, чтобы обойти новые нормативные акты, ограничивающие
жизнеспособность этих предприятий. Однако, вместо того, чтобы создавать стимулы для
выхода бизнеса из тени, государство усилило контроль и протекционизм, ущемив тем самым
права собственности. Местное бизнес-сообщество считает, что эти нормативные акты
разрабатывались без учёта перспектив развития бизнеса и намеренно формулировались
неясным и противоречивым языком»354. То есть, произошло слияние бюрократии с
интересами отдельных кланов, лоббирующих те или иные правительственные решения.
Говоря о национальной бюрократии, эксперт Дмитрий Арапов отмечает, что «это
наиболее привычная к управлению, но вместе с тем традиционно насквозь
коррумпированная властная страта. Её раздирают сложные кланово-трайбалистские
противоречия, и, как показал прошлогодний андижанский опыт, чиновники никогда не пойдут
«на баррикады» для защиты существующего (и последующих) режимов узбекской
власти»355. Согласен с этим мнением и узбекский эксперт-историк, который пишет: «Методы
управленцев быстро развратили и «реформаторов». Они были вовлечены в общую
«отмывку» и без того не щедрых иностранных инвестиций. Не имея общей государственной
программы, подтвержденной объективным статистическим анализом, в стране
разворачиваются широкомасштабные строительные проекты. Завышенные сметы
пополняли карманы чиновников. По всей республике строились новые лицеи без учета
отопления и канализации. Как оказалось позже, для этих зданий не хватало ни учеников, ни
353

Мусаев Б. Несколько критических замечаний в связи с вопросом о кланах Узбекистана. 10.02.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1044879000.
354
Сухир Е. Благие намерения и печальные последствия: Как чрезмерное регулирование мешает развитию
Узбекистана./ Центр международного частного предпринимательства, 29 января 2004 года.
355
Перспективы развития современного Узбекистана. 17.02.2006. http://www.apn.kz/publications/article214.htm.

111
учителей. Система популяризировала ценности, поощряющие безынициативность и
паразитизм. Огромные массы сельских безработных пополняют низший милицейский
состав. Среди молодого поколения стало престижным и доходным получить место в
правоохранительных органах, прокуратуре. На бюджет государства была посажена
многотысячная армия в зеленой и синей униформе. Вместе с тем, полностью отсутствовали
общественные институты, способные сдерживать ее деятельность в рамках закона. Да и
само законодательство становится противоречивым»356.
Практически вся государственная система построена так, чтобы удовлетворять
интересы бюрократии и продвигать целевые установки клановых групп. Речь идет обо всех
ветвях власти, особенно это сильно проявляется в исполнительной. Однако и
законодательная власть не менее коррумпирована, поскольку принимает «сырые», плохо
подготовленные законы, устраивающие только часть граждан, получающих теневые доходы.
В целом от таких нормативных актов страдает как само общество, так и национальная
экономика. Рассмотрим распределение ресурсов по системе законодательной власти, чтобы
понять природу коррупции в Узбекистане.
Согласно статье 76 Конституции, высшим государственным представительным
органом является Олий Мажлис, осуществляющий законодательную власть. Он состоит из
двух палат – Законодательной (нижняя палата) и Сената (верхняя палата)357. Срок их
полномочий составляет пять лет. Другая – 77 статья гласит: «Законодательная палата Олий
Мажлиса Республики Узбекистан состоит из ста двадцати депутатов, избираемых по
территориальным избирательным округам на многопартийной основе. Сенат Олий Мажлиса
Республики Узбекистан является палатой территориального представительства и состоит из
членов Сената (сенаторов)358. Члены Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан
356

Из частных исследований. ФИО не публикуется в целях безопасности.
К совместному ведению Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан
относятся: 1) принятие Конституции Республики Узбекистан, внесение в нее изменений и дополнений; 2)
принятие конституционных законов, законов Республики Узбекистан, внесение в них изменений и дополнений;
3) принятие решения о проведении референдума Республики Узбекистан и назначении даты его проведения; 4)
определение основных направлений внутренней и внешней политики Республики Узбекистан и принятие
стратегических государственных программ; 5) определение системы и полномочий органов законодательной,
исполнительной и судебной властей Республики Узбекистан; 6) принятие в состав Республики Узбекистан
новых государственных образований и утверждение решений о выходе их из состава Республики Узбекистан;
7) законодательное регулирование таможенного, валютного и кредитного дела; 8) принятие Государственного
бюджета Республики Узбекистан по представлению Кабинета Министров Республики Узбекистан и контроль
за его исполнением; 9) установление налогов и других обязательных платежей; 10) законодательное
регулирование вопросов административно-территориального устройства, изменение границ Республики
Узбекистан; 11) образование, упразднение, переименование районов, городов, областей и изменение их границ;
12) учреждение государственных наград и званий; 13) утверждение указов Президента Республики Узбекистан
об образовании и упразднении министерств, государственных комитетов и других органов государственного
управления; 14) образование Центральной избирательной комиссии Республики Узбекистан; 15) рассмотрение
и утверждение по представлению Президента Республики Узбекистан кандидатуры Премьер-министра
Республики Узбекистан; 16) избрание Уполномоченного Олий Мажлиса Республики Узбекистан по правам
человека и его заместителя; 17) рассмотрение отчета Счетной палаты Республики Узбекистан; 18) утверждение
указа Президента Республики Узбекистан об объявлении состояния войны в случае нападения на Республику
Узбекистан или в случае необходимости выполнения договорных обязательств по взаимной обороне от
агрессии; 19) утверждение указов Президента Республики Узбекистан об объявлении общей или частичной
мобилизации, о введении, продлении и прекращении действия чрезвычайного положения; 20) ратификация и
денонсация международных договоров; 21) осуществление иных полномочий, предусмотренных настоящей
Конституцией.
Вопросы, относящиеся к совместному ведению палат, рассматриваются, как правило, вначале в
Законодательной палате, а затем в Сенате Олий Мажлиса Республики Узбекистан.
358
К исключительным полномочиям Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан относятся: 1) избрание
Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан и его заместителей, председателей комитетов и их
заместителей; 2) избрание по представлению Президента Республики Узбекистан Конституционного суда
Республики Узбекистан; 3) избрание по представлению Президента Республики Узбекистан Верховного суда
Республики Узбекистан; 4) избрание по представлению Президента Республики Узбекистан Высшего
хозяйственного суда Республики Узбекистан; 5) по представлению Президента Республики Узбекистан
назначение и освобождение от должности председателя Государственного комитета Республики Узбекистан по
охране природы; 6) утверждение указов Президента Республики Узбекистан о назначении и освобождении от
должности Генерального прокурора Республики Узбекистан и его заместителей; 7) утверждение указов
357

112
избираются в равном количестве – по шесть человек – от Республики Каракалпакстан,
областей и города Ташкента путем тайного голосования на соответствующих совместных
заседаниях депутатов Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан, представительных
органов государственной власти областей, районов и городов из числа этих депутатов.
Шестнадцать членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан назначаются
Президентом Республики Узбекистан из числа наиболее авторитетных граждан с большим
практическим опытом и особыми заслугами в области науки, искусства, литературы,
производства и других сферах государственной и общественной деятельности».
Как видно из этого, в ведении парламента находятся значительные вопросы,
связанные с политико-экономической, административно-кадровой и социальной жизнью
страны. Более того, это источник обогащения, удовлетворения политических амбиций
лидеров регионов и партий. Даже диктатор вынужден порой считаться с представительной
властью, особенно если в ней представлены региональные элиты. Несомненно, в первые и
последующие годы И.Каримов стремился приручить Олий Мажлис, чтобы пробивать узкие
интересы своей семьи, укреплять свой властный статус, однако следует учитывать то
обстоятельство, что кланы также требовали своего права на управление страной, и такую
возможность давали местные Кенгаши народных депутатов и центральные органы –
парламент, правительство. Террористические акты, устроенные клановыми группами при
участии организованной преступности и спецслужб, а также откровенное бойкотирование и
своеволие на местах показали силу местных сообществ, вынудили главу государства
сделать послабления и передать часть своих полномочий парламенту.
И все же И.Каримов не намеревался ослаблять внимание, и все списки кандидатов в
депутаты проходили обязательный отбор в Аппарате президента359. Естественно, там
учитывали расстановку региональных сил и стремились обеспечить баланс их интересов,
при это не допуская перевеса, и тем более угрозы для первого лица страны. Это особенно
ярко проявляется в том, что президент лично представляет руководителя Центральной
избирательной комиссии в парламент, и еще не было случая, чтобы кандидатура была
отклонена или в отношении нее депутатами было высказано сомнение.
Итак, в Сенат Олий Мажлиса Республики Узбекистан, согласно закону, избирается по
6 человек из каждой области, и лишь 16 человек назначаются непосредственно
президентом. Каков же расклад региональных сил в Высшей палате парламента?
Рассмотрим: Андижанский клан – 18 человек, Самаркандско-Джизакский тандем – 24
человека, Ташкентский клан – 18 человек360, Сурхандарьинский клан – 12 человек и
Хорезмский клан – 12 человек, всего – 84. И плюс 16 от главы государства.
Как отмечает статья 81, «заседания палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан
являются правомочными, если в их работе участвует не менее половины общего числа всех
депутатов, сенаторов. При принятии конституционных законов обязательно присутствие не
менее двух третей общего числа всех депутатов, сенаторов». Что это означает? Чтобы

Президента Республики Узбекистан о назначении и освобождении от должности председателя Службы
национальной безопасности Республики Узбекистан; 8) назначение и освобождение по представлению
Президента Республики Узбекистан дипломатических и иных представителей Республики Узбекистан в
иностранных государствах; 9) по представлению Президента Республики Узбекистан назначение и
освобождение от должности председателя правления Центрального банка Республики Узбекистан; 10) по
представлению Президента Республики Узбекистан принятие актов об амнистии; 11) по представлению
Генерального прокурора Республики Узбекистан решение вопросов о лишении члена Сената Олий Мажлиса
Республики Узбекистан неприкосновенности; 12) заслушивание отчетов Генерального прокурора Республики
Узбекистан, председателя Государственного комитета Республики Узбекистан по охране природы,
председателя правления Центрального банка Республики Узбекистан; 13) принятие решений по вопросам,
связанным с организацией своей деятельности и внутренним распорядком палаты; 14) принятие постановлений
по тем или иным вопросам в области политической, социально-экономической жизни, а также вопросам
внутренней и внешней политики государства.
359
В этом контексте следует отметить, что неугодные лица не проходили уже первого же отбора процедурного
характера, их не регистрировали в избирательных комиссиях и не принимали документы, всячески
препятствовали работе и т.д. Даже если бы произошло иначе (потенциально это возможно), в любом случае
победителем был бы объявлен только нужный человек, поскольку за все годы режим набрал большой опыт
фальсификации результатов голосования.
360
Включая и представителей г. Ташкента.

113
добиться нужного решения, проголосовать должны более 50% в отношении
постановления361 и 2/3 в отношении закона362, и практически, если узбекскоязычные кланы
захотят скинуть персоязычный Самаркандско-Джизакский тандем (патронируемый,
безусловно, Исламом Каримовым), то они могут объединиться и выступить общим фронтом.
Однако 16 введенных в Сенат преданных президенту лиц, в свою очередь, способны
блокировать неугодные решения и, таким образом, устранить потенциальную опасность.
Расклад сил таков, что кланы не обладают возможностями в реальности бороться друг с
другом на законодательном уровне и, тем более, сорганизоваться против главы
государства. Нужно заметить, что в Конституции Узбекистана не предусмотрен такой
механизм устранения от власти президента как импичмент. Таким образом, у парламента
почти нет никаких реальных рычагов влияния на высшую исполнительную власть в
Узбекистане.
Как же обстоят дела в Законодательной палате парламента? По итогам выборов,
прошедших в три тура (25 декабря 1994 года, 8 и 22 января 1995 года), был сформирован
Верховный Совет Республики Узбекистан – однопалатный парламент363 в составе
избранных 245 депутатов. В дальнейшем парламент был трансформирован в Олий Мажлис,
и первый созыв (1995-1999 годы) был представлен 69 депутатами от Народнодемократической партии Узбекистана, 47 – Социал-демократической партии «Адолат», 14 –
партии «Ватан тараккиёти» и 7 – партии «Миллий тикланиш», оставшаяся часть депутатов
выдвигались от органов представительной власти.
Выборы в Олий Мажлис второго созыва (2000-2004 годы) проходили с участием,
наряду с представительными органами власти, пяти политических партий и инициативных
групп избирателей. Тогда были зарегистрированы фракция Социал-демократической партии
«Адолат», объединяющая 11 депутатов, фракция Демократической партии «Миллий
тикланиш» – 10 депутатов, фракция партии «Ватан тараккиёти» – 20 депутатов, фракция
Национально-демократической партии «Фидокорлар» – 34 депутата, фракция Народнодемократической партии Узбекистана – 49 депутатов, блок депутатов от представительных
органов власти – 107 депутатов и блок депутатов от инициативных групп избирателей – 16
депутатов. В дальнейшем в связи с объединением двух партий – «Ватан тараккиёти» и
«Фидокорлар» – в одну партию «Фидокорлар» на второй сессии Олий Мажлиса второго
созыва объединились и члены их фракций в парламенте, образовав одну фракцию,
объединяющую 54 депутата.
Практически все партии созданы по инициативе Ислама Каримова и при прямом
контроле его администрации. Их программы почти идентичны и тождественны, и поэтому
особого выбора для избирателей не предоставляют, или авторитет их среди населения
низок и политическое влияние незначительно. Другое дело, что под партийными «крышами»
в представительные органы и к власти продвигаются кланы. Ведь региональные лидеры
осознают, что даже у диктаторов есть границы (в частности, элементарная человеческая
жизнь), и в выигрыше будет тот, кто расставит в нужных местах своих людей.
Следует привести мнение социолога Баходира Мусаева, отмечающего в своей
статье: «Аналогичным образом, кланы (читай номенклатурно-клановый режим власти)
Узбекистана противятся фактическому проведению реформ в политической сфере жизни
361

Так гласит статья 82: «Законодательная палата и Сенат Олий Мажлиса Республики Узбекистан по вопросам,
отнесенным к их ведению, принимают постановления. Постановления Законодательной палаты и Сената Олий
Мажлиса Республики Узбекистан принимаются большинством голосов от общего числа депутатов
Законодательной палаты или членов Сената, за исключением случаев, предусмотренных настоящей
Конституцией».
362
В статье 85 подчеркнуто: «Если при повторном рассмотрении закона, отклоненного Сенатом Олий Мажлиса
Республики Узбекистан, Законодательная палата большинством в две трети голосов от общего числа депутатов
вновь одобрит закон, он считается принятым Олий Мажлисом Республики Узбекистан и направляется
Законодательной палатой Президенту Республики Узбекистан для подписания и обнародования. В случае
одобрения закона в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от общего числа
соответственно депутатов Законодательной палаты и членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан
закон подлежит подписанию Президентом Республики Узбекистан в течение четырнадцати дней и
обнародованию».
363
С 1995 по 2004 годы Олий Мажлис принял 240 законов, 778 постановлений, внес 1573 изменения и
дополнения в действующие законодательные акты, ратифицировал более 130 международных договоров и
соглашений.

114
общества. Почему? Демократические реформы в какой бы то ни было сфере могут ослабить
и даже свести «на нет» позиции кланов во власти и в обществе. В действительности здесь,
как нам представляется, у кланов элементарно срабатывает инстинкт самосохранения. Это
объясняет имитацию, вернее сказать, фиктивность политических реформ в Узбекистане.
Показательна в этом отношении проводимая парламентская реформа. В реальной жизни
провозглашенная реформа в парламенте не привнесла ни одного либеральнодемократического новшества. Например, в Конституционном Законе Республики Узбекистан
«О законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан» громко заявленные
исключительные полномочия законодательной палаты касаются лишь вопросов регламента.
Все остальные полномочия отведены к совместному ведению с Сенатом, который,
очевидно, будет состоять из свадебных генералов или так называемого «агрессивнопослушного» большинства. С пафосом в документе подчеркивается, что необходимо
укрепить многопартийность, дать импульс развитию политических партий.
Если внимательно ознакомиться с разделом Закона, где говорится о регулировании
порядка образования фракций и депутатских групп, то видно, что исключается даже
теоретическая возможность оппозиции образовывать свои фракции. На это указывает и
опыт выборов 1999 года в Парламент, когда даже такие легально существующие партии как
НДПУ, «Адолат», «Ватан тарракиёти», «Миллий тикланиш» получили 49 % депутатских
мест. При этом в первом туре голосования, например, от партий «Адолат», «Ватан
тарракиёти» прошли по 9 человек. Учитывая эти данные, можно сказать: в будущем, если в
Узбекистане и появится оппозиционная партия, то трудно себе представить, что ее
численность в парламенте достигнет 9 человек. В самом деле, согласно статье
вышеназванного Закона «О законодательной палате Олий Мажлиса Республики
Узбекистан», правом на образование депутатской группы или фракции обладают не более 9
человек – депутатов законодательной палаты. Такой порядок, по всей видимости, может
привести и к отмиранию легитимно существующих партий. Хотя они «карманные» и ничего
не значат для политической системы узбекистанского общества, тем не менее, их регресс
будет наглядным примером немыслимости образования политической партии «снизу» без
мощной поддержки государства и доброй воли Президента». Действительно, практически
любая инициатива исходит из Аппарата президента, воодушевленно воспринимается
парламентариями и утверждается как собственная. Собственные инициативы гасятся уже в
зародыше в самом центральном аппарате Олий Мажлиса, поскольку могут выглядеть
крамольными и опасными с точки зрения самостоятельности депутатов или фракций в
отношении главы государства.
Приведем мнение ташкентского журналиста Сергея Ежкова, подчеркнувшего: «Нет в
парламенте и политического соперничества, мелкие склоки на страницах партийной прессы
– ни что иное, как имитация политической борьбы, и это тоже все понимают. Характерная
деталь, которую не столь давно подметил даже президент страны: депутаты по-прежнему
группируются не по партийной принадлежности, а по региональному признаку.
Кашкадарьинские с кашкадарьинскими, хорезмские с хорезмскими, ташкентские с
ташкентскими и так далее. Семьдесят с лишним лет советской власти и двадцать лет
суверенитета не смогли устранить родоплеменные приоритеты»364.
Б.Мусаев также отмечает: «Возвращаясь к вопросу о полномочиях депутатских групп
и фракций, следует заметить: в соответствии с новым Законом парламентарии будут, как и
прежде, иметь формальные права. Вот, к примеру, депутатские запросы. Сомнительно, что
депутаты будут выдвигать запросы, рискуя потерять мандат (место), который они получили
от власть имущих, то есть от номенклатурно-кланового сообщества. Характерно, что
основные полномочия фракций имеют отношение к регламенту и практически не допускают
политические партии к формированию правительства и в целом структур исполнительной
власти. Наконец, вызывает вопрос понятие «депутатская группа». Логично предположить,
что депутатские группы могут быть использованы в качестве противовеса к каким-либо
оппозиционным фракциям, так как первые и вторые обладают по Закону одинаковыми
полномочиями в Законодательной Палате. Представляется также, что если возникнут
проблемы или какие-либо разногласия между Правительством и Парламентом,
Президентом и Парламентом, то Президент может «инициировать» создание такой
364

О любви к плову и возможных последствиях. 14.05.2011.
http://uzmetronom.com/2011/05/14/o_ljubvi_k_plovu_i_vozmozhnykh_posledstvijakh.html.

115
депутатской группы, которая пролоббирует любое решение Правительства. Таким образом,
Законодательная Палата превращается на деле в юридическое учреждение,
«оформляющее» законы без учета интересов своих избирателей, однако в угоду тем, кто
помог этим депутатам приобрести свой мандат»365.
Учитывая, что партии находятся в полной зависимости от правительства,
оппозиционные силы намеревались действовать через т.н. инициативные группы граждан
для выдвижения своих кандидатур в законодательные органы страны. Так, в статье 27
закона «О выборах президента» оговаривается: «Каждый гражданин или группа граждан,
обладающие избирательным правом, могут образовать инициативную группу избирателей в
количестве не менее трехсот избирателей для выдвижения кандидата в Президенты
Республики Узбекистан». Но лишь депутату Олий Мажлиса и директору Центра по правам
человека Акмалю Саидову было разрешено реализовать это на практике во время
президентской кампании 2007 года. Попытки других групп отсекались правоохранительными
структурами мгновенно. Но уже тогда И.Каримов увидел потенциальную опасность
подобной политической установки и в декабре 2008 года подписал директиву,
аннулирующую такую возможность. Право на запрет вступило в действие с 1 июля 2009
года. «Комментируя данное нововведение в газете «Халк сузи» («Народное слово») от 6
декабря 2008 года, Нуриддинжон Исмоилов, председатель Комитета Законодательной
палаты Олий Мажлиса по законодательству и судебно-правовым вопросам, сказал: «Отмена
института выдвижения кандидатов в депутаты инициативными группами, прежде всего,
направлена на предотвращение проникновения в парламент различных смутьянов, в том
числе представителей организованных криминальных группировок, и получение ими статуса
неприкосновенности депутата. Эта мера также предотвращает использование
парламентской должности в целях клановости, местнических и корпоративных
интересов»366. В свою очередь, независимые наблюдатели считают, что эти меры, принятые
якобы с целью предупреждения проникновения в парламент преступных элементов, на
самом деле облегчают государству осуществление контроля над «нежелательными»
проявлениями активности со стороны инициативных групп, читай – «смутьянов». А принятые
меры ни в коей мере не являются гарантией от использования парламентской должности в
целях «клановости, местнических и корпоративных интересов». Хотя признание на таком
высоком уровне влияние кланов свидетельствует о том, что даже в парламенте идет
интенсивная борьба между представителями региональных элит.
С другой стороны, представительные органы власти размывают свои функции и
полномочия, поскольку в их составе находятся работники исполнительных структур.
Естественно, никакого взаимоконтроля быть не может, так как ветви власти практически
сливаются. Интересны исследования организации «Озод овоз» («Свободный голос»),
которая сообщила результаты выборов в местные органы власти в 2004 году: «13 из 44
депутатов, избранных в Ташкентский областной совет депутатов, являются хокимами и
заместителями хокимов, в их числе:
Хокимы
7 Пскентского района Абдуллаев Убайдулла,
7 г. Чирчик Бобоев Шукрулло,
7 Аккурганского района Ботиров Тургун,
7 Юкоричирчикского района Гапаров Алишер,
7 Зангиатинского района Исабоев Акмалжон,
7 Бекабадского района Куччиев Мирзамашраб,
7 Букинского района Миралимов Журавой,
7 Ташкентского района Темиров Сайфулла,
7 Ташкентской области Туляганов Козим,
7 г. Янгийул Файзуллаев Зафар,
7 Бостанлыкского района Эшонкулов Камбарали
Заместители хокима
7 Ташкентской области Ахмаджонова Адиба,
365

Мусаев Б. Несколько критических замечаний в связи с вопросом о кланах Узбекистана. 10.02.2003.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1044879000.
366
Узбекистан: «Смутьянов» в парламент не выберут и не пустят. 06.07.2009.
http://www.ferghana.ru/article.php?id=6224.

116
7 Бостанлыкского района Умурзокова Дилфуза.
Эти 13 человек составляют 30% 44 депутатов. Остальные 31 депутат состоят из 15
руководителей государственных организаций, объединений и предприятий областного
уровня, 6 руководителей государственных организаций районного уровня, 5 председателей
колхозов, 3 рабочих, 1 фермера и 1 руководителя фирмы. Словом, 90% новоизбранных
депутатов составляют государственные чиновники»367. При таком раскладе становится
ясным, что представительная власть реализует интересы государственного аппарата
(чиновничества), а не населения. Поэтому никто не может контролировать действия
администрации, поскольку изначально не существует основы такого контроля. Естественно,
это способствует коррупции и активному вмешательству государства в частный бизнес.
Согласно закону «О государственной власти на местах», статьей 1 указывается:
«Представительными органами власти в областях, районах и городах (кроме городов
районного подчинения, а также районов, входящих в состав городов) являются Кенгаши
народных депутатов. Хоким области, района, города является высшим должностным лицом
области, района, города и одновременно возглавляет представительную и исполнительную
власть на соответствующей территории. Хоким области, г. Ташкента подотчетен Президенту
Республики Узбекистан и соответствующему Кенгашу народных депутатов. Хоким района,
города подотчетен вышестоящему хокиму и соответствующему Кенгашу народных
депутатов». Далее, из статьи 2 видно, насколько подотчетны местные органы власти главе
государства: «Хоким области и города Ташкента назначается и освобождается от должности
Президентом Республики Узбекистан. Кандидатуры хокима области и города Ташкента для
утверждения областным и Ташкентским городским Кенгашем народных депутатов
представляются Президентом Республики Узбекистан после проведения консультаций с
каждой из представленных в соответствующих Кенгашах народных депутатов партийных
групп.
Утвержденной считается кандидатура хокима области и города Ташкента, набравшая
большинство голосов от общего числа депутатов соответствующего Кенгаша народных
депутатов. Если при голосовании кандидатуры хокима области и города Ташкента не
набрали большинства голосов от общего числа депутатов соответствующего Кенгаша
народных депутатов, Президент Республики Узбекистан имеет право после проведения
дополнительных консультаций с партийными группами в течение месяца еще дважды
представлять кандидатуры на указанные должности. В случае трехкратного отклонения
соответствующим Кенгашем народных депутатов представленных кандидатур хокима
области и города Ташкента Президент Республики Узбекистан имеет право назначить
исполняющего обязанности хокима области и города Ташкента, распустить
соответствующий Кенгаш народных депутатов».
Как видно из этого, шансов на проявление несогласия с президентом очень мало. По
закону право на выдвижение хокимов района, города предоставлено главе областной
администрации при утверждении местного Кенгаша. Но поскольку Кенгаш всегда
подконтролен, ибо состоит из тех лиц, кого на 90% выдвигала власть, нетрудно понять, как
проходят те, которые устраивают руководителей вышестоящих инстанций. Естественно, в
неофициальном порядке каждая кандидатура проходит рассмотрение в Аппарате
президента при изучении объемного и полного досье от СНБ. Фактически назначения
продаются, при главном моральном условии – быть преданным И.Каримову и делиться
доходами от должности. В законе указывается, что срок деятельности хокимов – 5 лет,
однако немногие «доживали» до этого срока. Поэтому любой, получивший (купивший)
должность, начинает выжимать все, чтобы возвратить издержки и получить прибыль, и для
этого не существует ни нравственных, ни уголовных границ. Примеров тому – множество.
Особенно это видно на фоне того, как расхищаются национальные богатства. В
таблице № 2.8 представлены сведения об экономико-ресурсном потенциале и участии
выходцев региона в представительной власти всех уровней. В законе «О государственной
власти на местах» подчеркивается в статье 8: «Экономическую основу деятельности
областного, районного, городского Кенгаша народных депутатов и хокима составляет
государственная
собственность
административно-территориальных
образований
(коммунальная собственность) и иная собственность, имеющаяся в области, районе, городе
367

Ozod Ovoz: Ташкент поменял шило на мыло: депутатами Мажлиса стали экс-хокимы. 19.01.2005.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1106082900.

117
и служащая экономическому и социальному развитию. По отношению к объектам
государственной собственности, находящейся в исключительной собственности Республики
Узбекистан, областной, районный, городской Кенгаш народных депутатов и хоким
осуществляют контроль в части эффективного размещения производственных и социальных
объектов, рационального использования природных и трудовых ресурсов, охраны
окружающей среды, социальной защиты населения».
Поскольку контроля как такового не существует, то злоупотребления хокима
невозможно преградить. Фактически хоким – это подвассальный эмир (король, хан, владыка,
хозяин) небольшой территории, который часть теневых доходов распределяет наверх.
Таким образом, источником коррупции являются теневые операции, осуществляющиеся
именно на этой территории.
Таблица № 2.8. Экономический потенциал регионов, находящихся под контролем
кланов, и участие в представительных органах власти368
Регион
Полезные ископаемые
Экономика
Представители в
органах власти
Андижан богат природными, в
Функционируют порядка 80
По итогам прошедших выборов
Андижанская
частности, углеводородными
крупных предприятий
в двухпалатный парламент и
область
ресурсами. Так, здесь ведется
промышленности, в том числе
местные кенгаши народных
добыча нефти и газа на 8 крупных
месторождениях, как «Andijon»,
«Janubiy Olamushuk», «Polvontosh»,
«Xo’jaobod» и др. Кроме того, в
области имеется достаточный
сырьевой запас для производства
кирпичей, извести и других
строительных материалов.
Действуют 40 предприятий по
производству извести и более 36
по производству кирпича.

Ферганская
область

Наманганская
область

368

гигантский автомобильный завод
«O’zDeuAuto», а также
производственные предприятия
«AndijonKabel», «Biokimyo»,
«Andijon yog’-moy», «Andijon don
mahsulotlari» и др. Этот вилоят
занимает одно из первых мест в
стране по числу созданных
предприятий с иностранным
капиталовложением. Кроме того,
действуют такие совместные
предприятия, как «O’zKoram»,
«O’zsemyung», «O’ztongHong»,
«YevraziyaTekstil», «Oyim Tekstil»,
«Poytug’Teks» и др. Быстрыми
темпами развивается легкая
индустрия.
Здесь находятся самые крупные
Функционируют 84 крупных
месторождения кварца в
промышленных предприятия,
Узбекистане, а также крупные
такие как, ПО «Azot», АО
залежи золота, серебра,
«Qo’qonsuperfosfat zavodi»,
алюминия, меди, железа,
«Farg’ona neftni qayta ishlsh zavodi»,
вольфрама, урана, молибдена,
АО «Elektromash» и др. В
гранита, угля, мрамора и др.,
промышленном секторе
разведаны большие запасы нефти Ферганского вилоята особое место
и газа.
занимает химическая,
нефтеперерабатывающая,
пищевая, легкая, мебельная
промышленность, производство
строительных материалов,
машиностроение и обработка
металлов, электроника и др.
Основными видами товаров
индустрии являются
нефтепродукты, различные
сельскохозяйственные удобрения,
стекло и изделия из стекла,
цемент, различные
электроприборы и механизмы,
автозапчасти и т.д.
В области ведется добыча нефти в В индустрии важное место
Мингбулокском тумане, разведаны занимают такие отрасли, как
большие запасы золота и алмазов химическая, пищевая, легкая
в Косонсойском и Попском
промышленность,
туманах. Также имеются крупные
машиностроение и обработка
залежи урана, серебра, алюминия, металлов, обработка дерева,
вольфрама, железа, меди,
полиграфия и другие. Доля
гранита, мрамора и др.
товаров народного потребления в
На территории Наманганской
валовом внутреннем продукте
области находятся два больших
вилоята составляет 47,5%.

Составлено
по
сайту
«Портал
государственной
http://www.gov.uz/ru/section.scm?sectionId=363.

власти

в

депутатов от Андижанской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 11 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 339 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 50 депутатов в Кенгаши
народных депутатов области.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Ферганской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 14 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 560 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 56 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов Наманганской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 9 депутатов в
Законодательную

Республике

Узбекистан».

118
горных тоннеля, связывающих
Ферганскую долину со столичной
областью и далее с другими
регионами страны.

Бухарская
область

Добывается значительная часть
углеводородных ресурсов
Узбекистана. Разведаны десятки
крупных залежей нефти и газа; в
некоторых из них уже ведется
добыча. Особое место занимает
газовое месторождение «Gazli».
Кроме этого, в вилояте
сосредоточены крупные
месторождения золота, серебра,
вольфрама, железа, молибдена,
гранита, цветного песка, мрамора
и др.

Джизакская
область

Здесь имеются крупные
естественные озера – Айдаркуль и
Арнасай, в которых
осуществляется рыбный
промысел. В области также
ведется добыча золота, серебра,
вольфрама, железа, молибдена,
базальта, гранита, ганча и др.,
имеются крупные месторождения
строительных материалов,
включая мрамор и известковый
камень.

Самаркандская
область

Разведаны большие запасы
вольфрама, меди, извести,

Здесь функционирует ряд
предприятий с иностранным
капиталовложением. В частности,
действуют СП «Pop-Fen», СП
«Muslim Teks», СП «Silk Road», СП
«Asnam Tekstil», СП «Marvel Juice
Co.», СП «Nestle-O’zbekiston», СП
«Nam-Sib», СП «Golden Fruit» и др.
На сегодняшний день общее
количество зарегистрированных
предприятий с иностранным
капиталовложением составляет 71
ед. Данными предприятиями
производится различная
продукция, в частности: консервы,
натуральные соки,
прохладительные и спиртные
напитки, минеральные воды,
молочные изделия, детское
питание, кожаные изделия,
шерстяные материалы, хлопковая
и шелковая пряжа, трикотажные
изделия, обувь, кассовые
аппараты, полипропиленовые
изделия, бумага и изделия из
картона, насосы и др.
Здесь функционируют 35 крупных
предприятий промышленности и
59 совместных предприятий, а
также более 28800 малых
предприятий и микрофирм. В
целом, основное место в
производстве занимают топливноэнергетический сектор, легкая
промышленность, пищевая
промышленность, химия и
нефтегазохимия, машиностроение
и обработка металла, металлургия
и др.
В ближайшее время планируется
запуск новых объектов
текстильной промышленности
«RabotQoziTeks» (проектная
мощность – 7244 тонны
трикотажной и швейной продукции
в год), «KogonTeks» (проектная
мощность – 4800 тонн пряжи в
год), «VobkentTeks» (проектная
мощность – 12102 тонны пряжи в
год), «MerganTeks» (проектная
мощность – 2145 тонн пряжи в
год). В Каракульском тумане уже
действует новое аналогичное
предприятие «PoykentTekstil».
Совершенствуется производство
готового шелка, каракулевой кожи,
обуви, различных масел,
консервированных товаров,
прохладительных напитков и др.
Здесь функционируют 124
различных промышленных
предприятия, 21 из них – крупные.
Действует ряд совместных
предприятий, среди которых
достойное место занимают такие,
как «O’zEksayd», «Jizzax LRS
Plast», «JizzaxPlastmassa» и др.

В промышленном секторе
развивается машиностроение и

палату Олий
Мажлиса;
7 356 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 60 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Бухарской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 7 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 363 депутата в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 60 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Джизакской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 4 депутата в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 303 депутата в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 57 депутатов в Кенгаши
народных депутатов области.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и

119
мрамора, гипса, керамзита,
алюминия, гранита, мергеля и др.
Так, в Лангаре и Севасае ведется
добыча гранита, в Зарбанде и
Жоме – отделочных материалов.

обработка металлов, химическая
промышленность, производство
строительных материалов, легкая
промышленность, пищевая
промышленность, производство
изделий из фарфора,
издательская деятельность и др.

Навоийская
область

Здесь сосредоточены самые
крупные месторождения золота в
Узбекистане (Зарафшан). Также в
вилояте имеются крупные
месторождения меди, урана,
серебра, вольфрама, железа,
каолина, молибдена, базальта,
гранита, мрамора и др.

К числу крупных предприятий
промышленности можно отнести
Навоийский
горнометаллургический комбинат
(НГМК), ОАО «NavoiyAzot», ОАО
«QizilqumSement»,
«AmantaytauGoldFilds», АО
«Pozg’onMarmar» и др. объекты
химической промышленности.

Кашкадарьинская
область

Здесь находятся самые крупные
месторождения углеводородных
ресурсов Узбекистана. По объему
добываемого газа Кашкадарья
занимает первое место среди
регионов страны. В частности,
нефть и газ разведаны и
добываются на территории
Гузарского, Нишонского,
Миришкорского, Мубаракского и
Косонского районов.
Здесь также имеются крупные
залежи золота, серебра,
алюминия, вольфрама, железа,
молибдена, гранита, угля,
мрамора и др.

Функционируют порядка 1972
различных больших и малых
предприятий промышленности. В
Кашкадарье функционирует ряд
крупнейших производственных
предприятий республики. Одним
из таких предприятий является
производственный комплекс
«Sho’rtanGazKimyo», имеющий
потенциал производить более 4,2
млрд. куб. метров газовой
продукции, 137 тыс. тонн
сжиженного газа, 130 тонн легкого
газоконденсата, 125 тыс. тонн
полиэтилена, 4 тыс. тонн серы и
др.

Сурхандарьинская
область

Здесь сосредоточены два из трех
крупных месторождений по
добыче угля в Узбекистане.
Добываются полиметаллы.
Разведаны также большие запасы
нефти и газа. Кроме этого,
имеются значительные залежи
алюминия, серебра, меди, урана,
вольфрама, железа, молибдена,
гранита, мрамора и др.

Функционируют 26 крупных
предприятий промышленности.
Основными видами
промышленной продукции
являются уголь, хлопковолокно,
вторичная продукция из
хлопкосырца, текстильная и
трикотажная продукция, мебель,
нефтепродукты, продукция
химической промышленности,
растительные масла, пищевая
соль, мука и мучные изделия,
прохладительные и спиртные
напитки, консервы, мыло и др.
Осуществляются также меры по
дальнейшей интенсификации
производства. Так, освоено
производство хозяйственной
бумаги, мебельной продукции,
кожи, спортивного инвентаря,
обуви, других предметов
хозяйственного спроса и т.д.
В Сурхандарье успешно
функционирует ряд предприятий с
иностранным капиталовложением,
в частности СП
«Jarqo’rg’onNeftniQaytaIshlash», СП
«East West Surxan», СП
«SurxonTeks», СП «IrazFeruz», СП

местные кенгаши народных
депутатов от Самаркандской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса.
7 13 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 480 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 60 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Навоийской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 4 депутата в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 290 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 50 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Кашкадарьинской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 10 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 375 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 59 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от
Сурхандарьинской области
было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 8 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
- 405 депутатов в Кенгаши
народных депутатов районов;
- 55 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.

120
Ташкентская
область

Богата различными природными
ресурсами, включая гидроресурсы,
леса, богатую флору и фауну, а
также полезные ископаемые. Так,
в недрах разведаны и добываются
золото, серебро, медь, алюминий,
железо, молибден, уран, уголь,
гранит, мрамор, известковый
камень и др. В частности, в районе
города Ангрен расположен один из
трех крупных на территории
Узбекистана угольных карьеров.

Г.Ташкент369

-

Сырдарьинская
область

В недрах имеются большие
запасы золота, серебра, меди,
железа, вольфрама, кварца,
гранита, мрамора, гравия, песка и
др.

Хорезмская
область

Имеются запасы золота, серебра,
вольфрама, железа, молибдена,
гранита, мрамора, цветного песка
и др. Разведаны месторождения
нефти и газа.

369

«SurxonAgroXizmat» и др.
Действуют около 90 крупных
предприятий промышленности,
таких как, ПО «O’zMetKombinati»,
АО «Olmaliq tog’-metallurgiya
kombinati», АО «Angren sement
kombinati», Ташкентская ГРЭС,
Охангаронская ГРЭС, АО
«SanoatQalinQog’ozSavdo» и др.

Ташкент является индустриально
развитым городом. Более 14%
всего валового внутреннего
продукта Узбекистана приходится
на его долю.
В городе действуют более 34500
различных предприятий, из числа
которых около 27400 являются
микрофирмами, 4950 – малыми и
2230 – средними предприятиями с
иностранным капиталовложением.
В Ташкенте успешно
функционируют СП «FarmGlass»,
СП «KorFarmSanoat», СП «Fulong
Industrial», СП «Pashal», СП «Coca
Cola ichimligi», СП «Дойче Кабель
АГ Ташкент», СП «Foton», СП
«ZenitElektroniks», СП
«TashTekstil», СП «BF Tekstayl»,
СП «SafariTekstil», СП
«RamelTekstil», СП
«MuruvvatTeks», СП
«AjraboTekstil», СП «SapbonTekstil»
и многие другие.
Действуют 23 больших
промышленных предприятия.
Промышленный сектор экономики
Сырдарьи, в основном,
производит электроэнергию,
хлопковолокно, муку и мучные
изделия, различные масла, мыла,
трикотажные и нетрикотажные
материалы, изделия из
пластмассы, медицинские
препараты, технологические
приборы и механизмы, кожаные
изделия, обувь, изделия из
металла, кондитерские изделия,
прохладительные и спиртные
напитки, колбасные изделия и др.
Запущены 4 новых предприятия с
прямым иностранным
капиталовложением в 10,6 млн.
долларов США, такие как, АО
«Gurlan», СП «Xorazm-Nutrog’», АО
«UrganchYog’» и Ургенчский
филиал ООО «Unitel».
В 2006 году из 6 объектов,
включенных в республиканскую
программу, 5 запущено в
производство, где достойное
место занимает СП «O’zXimVekt».
Данное предприятие
специализируется на
производстве олеиновой и
палметиновой кислот. С момента
сдачи в эксплуатацию им было

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Ташкентской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 12 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 590 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 57 депутатов в Кенгаш
народных депутатов районов.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местный кенгаш народных
депутатов от города Ташкента
было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 11 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
- 60 депутатов в Кенгаш
народных депутатов города
Ташкента.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Сырдарьинской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 3 депутата в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 320 депутатов в
Кенгаши народных
депутатов районов;
- 50 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.
По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент и
местные кенгаши народных
депутатов от Хорезмской
области было избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 7 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
- 330 депутатов в Кенгаши
народных депутатов районов;
- 60 депутатов в Кенгаш
народных депутатов области.

Территория - 334,8 кв. км, население - 2,7 млн. человек, или 10% населения страны.

121

Каракалпакстан

произведено продукции на сумму
более 770 млн. сумов. Также
успешно функционируют такие
предприятия, как СП
«XorazmMaveraPlast», АО «Urganch
Ekskavator», АО «Urganch o’t o’rish
mashinalari zavodi» и др.
Каракалпакстан богат природными В развитии экономики
ресурсами, включая богатую
Каракалпакстана особую роль
флору и фауну, гидроресурсы,
играют ряд крупных предприятий
углеводородные ресурсы, а также промышленности, среди которых
минералы и различные полезные
значимое место занимает
ископаемые и др. На территории
производственное предприятие
Каракалпакстана разведаны очень Кунградский содовый завод.
богатые месторождения нефти и
Основной вид продукции,
газа. В этом отношении
производимой этим предприятием,
Устюртское плато обещает многое. это 100 тыс. тонн
Также имеются крупные залежи
кальцинированной соды в год.
золота, железа, фосфора,
Кроме этого, в Каракалпакстане
молибдена, гранита, мрамора,
успешно функционируют и другие
цветного песка, извести и др.
предприятия промышленности,
которые выпускают различные
промышленные товары, к числу
которых можно отнести
газоконденсат, строительные
материалы, хлопковолокно,
трикотажные изделия, различные
масла, мясные и молочные
изделия и многое другое.

По итогам прошедших выборов
в двухпалатный парламент
Республики Узбекистан и
местные кенгаши народных
депутатов от Каракалпакстана
избрано:
7 6 членов Сената
Олий Мажлиса;
7 7 депутатов в
Законодательную
палату Олий
Мажлиса;
7 86 депутатов в
Жокаргы Кенес
(парламент)
Республики
Каракалпакстан;
- 436 депутатов в Кенгаши
народных депутатов районов.

Даже получаемые из-за рубежа кредиты становятся объектами хищений и растраты.
Так, Международный банк реконструкции и развития предоставил правительству
Узбекистана кредит в размере $75 млн. на реализацию Министерством экономики проекта
«Чистая вода, санитария и здоровье населения». Из этой суммы только в 2004 году должно
было быть освоено $10 млн. Заемные средства на $20 млн. также предоставил Кувейтский
фонд арабского экономического развития. Что же в итоге получилось? Официально
сотрудник Минэкономики информировал, что «был ослаблен контроль за выполнением
строительно-монтажных работ и деятельностью иностранных консультативных компаний,
что привело к неэффективному использованию кредита. Более того, правительство
Каракалпакстана и хокимият Хорезмской области, которые были соучастниками проекта,
приняли выжидательную позицию и практически самоустранились от реализации тех или
иных мероприятий»370. Фактически именно местные органы власти создали такие условия,
чтобы этот кредит был использован не по целевому назначению, поскольку часть средств
просто перешла в «тень».
В Минэкономики не уточнили, каков объем нанесенного ущерба, однако заметили,
что «в срочном порядке была проведена инвентаризация заключенных контрактов по
поставке оборудования и оказанию услуг. При окончательном расчете с иностранных
консультантов удержаны средства, которые ранее необоснованно были уплачены им» – вот
вам один из способов вывода средств из оборота. «Одновременно эксперты провели оценку
состояния проекта, в результате чего перечень приобретаемого оборудования был
оптимизирован. Прежде всего, из списка исключили продукцию, которую по замыслу
собирались импортировать, между тем, она производилась и на территории Узбекистана» –
это еще одна схема растраты. «Мы внедрили систему финансового учета и контроля за
движением заемных средств, – заявил представитель Минэкономики. – Подобная система
соответствует требованиям национальных и международных стандартов финансовой
отчетности». Этим самым было подтверждено то, что средства просто разворовывались. А
такое стало возможным, поскольку интерес к ресурсам проявили кланы.
Журналисты Ташкентского представительства Британского института по освещению
войны и мира со ссылкой на чиновника в правительственном аппарате Узбекистана
отмечали: «Бизнес в республике не развивается, прежде всего, из-за того, что все сферы в
экономике республики разделены между кланами и семьями, а преуспевающие фирмы

370

Информация была получена на одной из конференций в 2004 году, на которой присутствовал А.Таксанов в
качестве журналиста.

122
контролируют силовые структуры и правоохранительные органы»371. Солидарен с этим
мнением и эксперт В.Демьянов: «Верхушке кланов невыгодно жить в условиях либеральной
экономики, тогда как государственные рычаги управления дают им возможность для
неограниченного обогащения за счет простых граждан»372. Процитируем также и выводы
Е.Сухир: «Когда страдает малый и средний бизнес, местные потребители и население в
целом чувствуют это на себе. Проблемы предпринимательства привели к снижению уровня
жизни в Узбекистане из-за падения внутренней и внешней конкурентоспособности.
Предполагалось, что «защитные меры» государства против низкокачественного импорта
помогут местным производителям и поднимут стандарты потребительских товаров. Однако
они привели к обратному эффекту в результате сокращения выбора потребительских
товаров и искусственного ограничения перечня имеющихся товаров. Многие считают, что
эти меры направлены на соблюдение интересов влиятельных семей, которые обладают
властью в стране. Поддержав традиционно влиятельную элиту, государство снизило
конкурентоспособность, которая должна вести к экономическому росту»373.
Несмотря на реформы, основной капитал производств и регионов концентрируется у
узкого слоя населения. Как отмечают эксперты Центральноазиатского агентства
политических исследований: «Экономический потенциал тех или иных регионов,
безусловно, способствует усилению положения элит соответствующих регионов и кланов. В
то же время в условиях централизованного управления провалы в экономической политике
тех или иных регионов зачастую оборачиваются сменой областных хокимов и,
следовательно, влияют на изменения в руководящей элите данного региона».
Именно такая тенденция наблюдается в течение двух десятилетий в Узбекистане. В
таблице № 2.9 представлены всего лишь некоторые сведения о сменах руководящих лиц в
правительственных структурах. В условиях закрытости информации дать более подробную
раскладку оказалось делом невозможным. Однако даже эти сведения позволяют судить о
том, как происходит процесс кадровой рокировки в важнейших государственных
направлениях. При этом следует уточнить, что некоторые лица перемещались с одной
должности на другую, хотя ни там, ни здесь не справлялись с поставленными задачами
(впрочем, практически и невозможно было реализовать то, что намечал президент, – прим.
А.Т.). И.Каримов при этом цинично говорил: «Человек, взявший на себя ответственность
руководителя, должен быть требовательным, твердым по отношению к себе и другим и,
если надо, не должен бояться кому-то не понравиться. Недаром в народе говорят: «Быть
руководителем – легко, трудно – вести за собой людей»374. Цинично – потому что назначал
этих людей именно он и снимал за совершенные преступления тоже он. Но при этом никогда
президент не нес ответственности за свои кадровые решения. Как отмечает сайт
«Фергана.Ру»: «Иногда об особых «заслугах» того или иного управленца нам удается
узнать, к примеру, из уст самого президента страны. Однако происходит этого только тогда,
когда глава государства распекает очередного подчиненного за растрату казенных средств
или ненадлежащее исполнение указаний сверху. Впрочем, проштрафившегося чиновника
тут же переводят на новое место службы и лишь в крайнем случае быстренько осуждают на
какой-нибудь срок (иногда – на двадцать лет условно), будто давая понять слегка
озабоченной общественности, что копаться в его грехах все же не стоит»375.
Удивительно и то, что Ислам Каримов признает наличие коррупции: «Наряду с этим
нельзя отрицать, что во многих областях и районах есть проявления коррупции,
взяточничества, вымогательства, злоупотребления служебным положением. Пришло время

371

IWPR: Поможет ли упрощенная ликвидация оздоровить узбекскую экономику? 02.07.2007.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1183351260.
372
http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1118897880.
373
Сухир Е. Благие намерения и печальные последствия: Как чрезмерное регулирование мешает развитию
Узбекистана./ Центр международного частного предпринимательства, 29 января 2004 года.
374
Выступление президента И.Каримова на внеочередной сессии Ташкентского областного Кенгаша народных
депутатов, 29 января 2004 г./ «Народное слово», 2004, 30 января.
375
«Лица власти». Мэр Самарканда Сухроб Рафиков вхож в семью президента, но практически недосягаем для
журналистов. 18.01.2007. http://www.ferghana.ru/article.php?id=4852.

123
полностью искоренить подобные противозаконные явления»376. Естественно, искореняется
лишь та часть, которая угрожает его личной стабильности. Система сама не меняется.
Таблица № 2.9. Рокировки (смещения) представителей региональных элит в местных
администрациях и ведомствах377
Дата
Регион/ ведомство
Глава администрации/ ведомства
1992
Сурхандарьинская
Хаким Бердыев, областной хоким
область, хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
1992
Совет Министров РУ
Шукурулло Мирсаидов, председатель
(Ташкентский клан)378
1993
Джизакская область,
Эркин Турсунов, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
1993
Олий Мажлис РУ
Шавкат Юлдашев, председатель
(парламент)
(Андижанский клан, выходец из Ферганы)
1993
Ташкент, хокимият
Алхамбек Адылбеков, хоким города
города
(Ташкентский клан)
9 декабря 1993 Ташкентская область,
Сайфулла Сайдалиев, областной хоким
хокимият
(Ташкентский клан)
1993
Мубарек, городской
Мурод Жураев, хоким города
хокимият
(Сурхандарьинский клан)
1993
Наманганская область,
Бахтияр Рапигалиев, областной хоким
хокимият
(Андижанский клан)
1993
Сурхандарьинская
Батыр Махмудов, областной хоким
область, хокимият
(Сурхандарьинский клан)379
15 июля 1994
Ташкент, хокимият
ФИО не уточнены
города
1994
Кабинет Министров РУ
Мухамеджан Карабаев, вице-премьер
(Ташкентский клан)
1994
Аппарат президента РУ
Мавлян Умурзаков, госсоветник по кадрам
(Самаркандско-Джизакский тандем)
10 января 1995 Ташкентская область,
Мирзамурад Икрамов, областной хоким
хокимият
(Ташкентский клан)
21 ноября 1995 Самаркандская область, Пулат Абдурахманов, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
29 ноября 1995 Кашкадарьинская
ФИО не уточнены
область, хокимият
1995
Ташкентская область,
Мирзамурод Икрамов, областной хоким (с 9
хокимият
декабря 1993 года) (Ташкентский клан)
1995
Кабинет Министров РУ
Анатолий Возненко (Ташкентский клан)
1995
Кабинет Министров
Абдулхашим Муталов, премьер-министр с 1992
года
16 марта 1996
Хорезмская область,
ФИО не уточнены
хокимият
14 декабря 1996 Бухарская область,
Мавлон Рахмонов, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
376

Последовательное продолжение курса на модернизацию страны – решающий фактор нашего развития.
Доклад Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном 18-летию Конституции
Республики Узбекистан. 07.11.2010. /http://uza.uz/ru/politics/12906.
377
Представлены лишь те, кого удалость установить по данным Интернета. В действительности смещений в
государственном аппарате, включая районные администрации, министерства, ведомства, концерны, комитеты,
компании, ассоциации и прочие, значительно выше. В данной таблице имеются сведения, когда лицо сменялось
по причине коррупции или иных неблаговидных деяний (в редких исключениях персона уходила «по
собственному желанию», хотя некоторые эксперты считали, что она вступала в конфликт между региональной
и центральной элитой).
378
Шукурулло Мирсаидов является выходцем из Ленинабадской области Таджикистана, но стал лидером
Ташкентского клана.
379
Президент И.Каримов обвинил его в развале региональной экономики.

124
1996

Алишер Ташкенбаев, областной хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Сентябрь 1996
Юрий Пайгин, вице-премьер, председатель
концерна (Ташкентский клан)380
Ноябрь 1997
Маркс Джуманиязов, министр
(Хорезмский клан)
1997
Мирафзал Мирсоатов, заместитель
председателя (Ташкентский клан)381
3 июля 1998
Кашкадарьинская
Озод Пармонов, областной хоким
область
(Сурхандарьинский клан)
Октябрь 1998
Государственный
Муродулло Куралов, заместитель
налоговый комитет
председателя
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Октябрь 1998
Навоийская область,
Хает Гаффаров, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Ноябрь 1998
Самаркандская область, Алишер Мардиев, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
23 декабря 1998 Генеральная
Буритош Мустафаев, генеральный прокурор
прокуратура РУ
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Февраль 1999
Хорезмская область,
Искандер Юсупов, областной хоким
хокимият
(Хорезмский клан)382
1999
Министерство высшего и Шавкат Алимов, министр
среднего специального
(Ташкентский клан)
образования
1999
Кабинет Министров
Алишер Азизходжаев, вице-премьер
(Ташкентский клан)
15 января 2000 Ферганская область,
Нугман Муминов, областной хоким
хокимият
(Андижанский клан)
Февраль 2000
Сырдарьинская область, Уктам Исмаилов, областной хоким
хокимият
(Андижанский клан)
28 июля 2000
Кашкадарьинская
Шухрат Бегматов, областной хоким
область, хокимият
(Сурхандарьинский клан)
11 сентября
Самаркандская область, Эркин Рузиев, областной хоким
2001
хокимият
(Ташкентский клан)383
23 марта 2000
Сурхандарьинская
Жора Нуралиев, областной хоким
область, хокимият
(Сурхандарьинский клан)
2000
Госкомимущество
Виктор Чжен, председатель, вице-премьер
(Ташкентский клан)
21 февраля
Сурхандарьинская
Бахтияр Олимжонов, областной хоким
2002
область, хокимият
(Андижанский клан)
2 мая 2002
Каракалпакстан,
Тимур Камолов, председатель правительства
Кабинет Министров
(Хорезмский клан)
31 мая 2002
Навоийская область,
Гайбулло Дилов, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)
28 ноября 2002 Сырдарьинская область, Алишер Исроилов, областной хоким
хокимият
(Самаркандско-Джизакский тандем)384
380

Джизакская область,
хокимият
Кабинет Министров,
Концерн «Ужтяжпром»
Министерство сельского
и водного хозяйства РУ
Госкомимущество

Как отмечали веб-сайты, «в сентябре 1996 “не поставив в известность сослуживцев и начальство в Кабинете
Министров, покинул республику и переехал в Россию”... Полтора года назад Юрий Пайгин через подставных
лиц организовал в Москве российско-австрийское совместное предприятие. За неделю до побега на Ю.Пайгина
Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды цветных металлов из
России в Узбекистан».
381
Арестован и осужден.
382
Был обвинен в личной нескромности, связанной с пропагандой собственной персоны на телевидении.
383
Был отстранен под давлением Самаркандско-Джизакского тандема.
384
Назначая его на должность хокима, И.Каримов говорил: «Речь идет об Алишере Исроилове, который в
течение двух с половиной лет исполняет обязанности хокима Зафарабадского района Джизакской области. Мы
решили рекомендовать этого человека на должность хокима Сырдарьинской области. Оценивая деятельность

125
27 декабря 2002 Кашкадарьинская
область, хокимият;
Министерство финансов
РУ; Кабинет Министров
РУ, Министерство
макроэкономики и
статистики РУ,
правление «Народного
банка»
30 декабря 2002 Госкомимущество
2002

2002,
2003
2003
2003

Национальная
авиакомпания
«Узбекистон хаво
йуллари»
Министерство
иностранных дел РУ,
Аппарат президента РУ
Кабинет Министров РУ

Сурхандарьинская
область, хокимият
29 января 2004 Ташкентская область,
хокимият
14 апреля 2004 Национальное агентство
«Узбеккино»
Июль 2004
Самаркандская область,
хокимият
12 сентября
Наманганская область,
2004
хокимият
10 октября 2004 Кабинет Министров, ГАК
«Узавтойул»
15 октября 2004 Ферганская область,
хокимият
19 октября 2004 Наманган, городской

Бахтияр Хамидов, областной хоким, министр,
вице-премьер, министр, председатель
(Самаркандско-Джизакский тандем)385

Уктам Исмоилов, председатель
(Андижанский клан)386
Арслан Рузметов, председатель
(Сурхандарьинский клан)387
Абдулазиз Камилов, министр, госсоветник по
внешней политике
(Ташкентский клан)
Уткир Султанов, премьер-министр с 1995 года,
вице-премьер с 2003 (Ташкентский клан)
Батыр Махмудов, областной хоким
(Сурхандарьинский клан)
Уммат Мирзакулов, областной хоким
(Ташкентский клан)
Мурод Мухаммад-Дост, генеральный директор
(Ташкентский клан)
Рустам Холмурадов, областной хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)388
Тулкин Джабборов, областной хоким
(Андижанский клан)389
Рустам Юнусов, вице-премьер, председатель
ГАК (Ташкентский клан)390
Алишер Атабаев, областной хоким
(Андижанский клан)
Аюбхон Рахматуллаев, городской хоким

Исроилова в Зафарабаде, считаю, что он показал себя таким руководителем, который может найти общий язык
с людьми, живущими и работающими в степи, стремится повысить жизненный уровень населения, поддержать
людей, решить проблемы. Наверное, вы обратили внимание на еще один важный вопрос: Исроилов работал
также в Ташкенте, ему известны методы работы в центральных, больших и малых ведомствах. Необходимо
принять во внимание, что он накопил определенный опыт, работая и в масштабе области, и в масштабе
района». / http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/8tom_30_2.htm.
385
Относительно него журналист Пулат Гадоев писал: «Осенью (2002 года) в Кашкадарьинской области по
приказу хокима Бахтиера Хамидова под конвоем милиции на убой был отправлен скот фермеров, которые
“провинились” лишь тем, что работали на собственных участках и попались на глаза областному хокиму в тот
момент, когда, по его словам, “вся область не выполнила план по сбору хлопка”. Хоким не обратил внимания
на тот факт, что эти фермеры уже сполна отработали по своему договору».
/ http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1045227900./ Привлечен к уголовной ответственности.
386
Привлечен к уголовной ответственности, получил 5 лет ИТЛ условно за хищения. Ранее работал
председателем госассоциации «Узбеклегкопром» (1994), председателем Госкомпрогнозстата (1996), хокимом
Сырдарьинской области (2000).
387
Был привлечен к уголовной ответственности, но скончался в 2008 году, не дождавшись суда.
388
Республиканская пресса, комментируя данный факт, подчеркнула: «Анализ проведенной в области за
последние шесть-семь месяцев работы свидетельствует об ухудшении обстановки в Самаркандской области и
городе Самарканде, наличии в настоящее время многих недостойных явлений, преступных дел, случаев
злоупотребления своими полномочиями, нарушения справедливости и, самое плачевное, групповщины,
местничества, серьезных ошибок в вопросах подготовки, отбора и расстановки кадров».
389
Привлечен к уголовной ответственности.
390
Отправлен на пенсию.

126
2004
2004

22 апреля 2005
7 ноября 2005
2005

2005
2005
6 марта 2006
Апрель 2006
15 августа 2006

хокимият
Андижанская область,
хокимият
Министр сельского и
водного хозяйства РУ,
Кабинет Министров РУ,
Аппарат президента РУ
Ташкент, хокимият
Ташкентская область,
хокимият
Министерство внешних
экономических связей,
инвестиции и торговли
Министерство
внутренних дел РУ
Министерство обороны
РУ
Ферганская область,
хокимият
Госкомимущество РУ

Молодежное движение
«Камолот», Сенат Олий
Мажлиса
13 октября 2006 Андижанская область,
хокимият
391

(Андижанский клан)391
Кобилжон Обидов, областной хоким
(Андижанский клан)392
Исмоил Джурабеков, министр, вице-премьер,
госсоветник
(Самаркандско-Джизакский тандем)393
Рустам Шоабдурахманов, городской хоким
(Ташкентский клан)394
Козим Туляганов, областной хоким
(Ташкентский клан)395
Шахло Абдуллаева, заместитель министра
(Ташкентский клан)396
Собир Хасанов, заместитель министра
(Ташкентский клан)397
Закир Алматов, министр с 16 сентября 1991
года (Самаркандско-Джизакский тандем)
Кадыр Гулямов, министр
(Ташкентский клан)
Абдулхашим Абдуллаев, областной хоким
(Андижанский клан)
Махмуджон Аскаров, председатель
(Ташкентский клан)
Батыр Убайдуллаев, руководитель, сенатор
(Ташкентский клан)398
Садулло Бегалиев, областной хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)399

«...на совещании премьер-министр обвинил хокима в том, что тот довольно пассивно отнесся к такому
важному мероприятию, как хлопкоуборочная компания. Особенно возмутил Ш. Мирзияева тот факт, что из
400-тысячного населения города на сбор хлопка было мобилизовано всего около 10 тысяч горожан. Премьерминистр выгнал А. Рахматуллаева из зала заседания»./ За пассивность в страду. Отправлен в отставку хоким
Намангана Аюбхон Рахматуллаев. 20.10.2004. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1098298320.
392
Привлечен к уголовной ответственности.
393
«Исмоил Джурабеков, в январе 2004 года ушедший на пенсию с должности государственного советника по
вопросам сельского хозяйства, с марта прошлого года находился под следствием. Против него было
возбуждено уголовное дело по ряду обвинений, самыми серьезными из которых были “хищения в крупных
размерах” и “превышение должностных полномочий”. Согласно материалу Генеральной прокуратуры,
“преступно-халатное отношение Исмоила Джурабекова к своим служебным обязанностям повлияло на
снижение объемов производства в сельском хозяйстве”. Кроме того, Джурабеков обвинялся в том, что во время
своей работы в должности государственного советника по вопросам сельского хозяйства самовольно решал
вопросы, входящие в полномочия правительства, безосновательно вмешивался в деятельность органов
управления, давал незаконные указания, и в результате все это привело к негативным последствиям. Но,
несмотря на столь серьезные обвинения, с учетом возраста Джурабекова, состояния его здоровья, а также,
исходя из того, что он признал себя виновным, уголовное дело против него было прекращено - согласно
последней амнистии президента от декабря 2004 года»./ Uznews.net. Многолетний «серый кардинал»
Узбекистана И.Джурабеков покинул страну? 15.04.2005. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1113569460.
394
«Каримов также упрекнул бывшего хокима в том, что во время его управления в городском и районных
хокимиятах имели место случаи кумовства, самоуправства и взяточничества. Также накопился ряд проблем в
обеспечении населения работой. В настоящее время по городу не занято постоянной работой 47,7 тысячи
человек. Есть недостатки и в сфере жилищного строительства. Короче говоря, “безгрешный” Каримов нашел у
своего подчиненного столько недостатков, что после этого хоким сам написал заявление об увольнении по
собственному желанию»./ http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1114312140.
395
В ноябре 2006 г. Ташкентским горсудом приговорен к 20 годам ИТЛ "условно" с испытательным сроком 1
год. В ходе судебного процесса К.Туляганов вернул родине 1,5 млрд. сумов (приблизительно $1,3 млн).
396
Привлечена к уголовной ответственности.
397
Привлечен к уголовной ответственности.
398
Привлечен к уголовной ответственности.
399
Привлечен к уголовной ответственности.

127
19 октября 2006 Ферганская область,
хокимият
6 декабря 2006 Ташкентская область,
хокимият
2006
Госкомимущество РУ
2006

Кабинет Министров

2006

Кабинет Министров

14 февраля
2007
2007

Джизакская область

2007
2007
2007
2007
2007
Январь 2008

Мархаматский район,
хокимият
Бухара, городской
хокимият
Чиракчинский район,
хокимият
Ромитанский район,
хокимият
Хорезмская область,
хокимият
Госкомимущество

Аппарат президента,
Генеральная
прокуратура
Февраль 2008
Аппарат президента,
Государственный
таможенный комитет
4 февраля 2008 Фергана, городской
хокимият
16 февраля
Хорезмская область,
2008
хокимият
6 марта 2008
Ферганская область,
хокимият
25 марта 2008
Сурхандарьинская
400

Шермат Нурматов, областной хоким
(Андижанский клан)
Мирзамашрап Куччиев, областной хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Игорь Яковлев, заместитель председателя
(Ташкентский клан)
Рустам Юнусов, вице-премьер
(Ташкентский клан)400
Кобилджон Абидов, вице-премьер
(Ташкентский клан)401
Убайдулла Ямакулов, хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)402
Казымджон Мадрахимов, хоким района
(Андижанский клан)403
Д.Камалов, городской хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Нурулла Каюмов, районный хоким
(Сурхандарьинский клан)
ФИО не определены
Маткарим Шарипов, 1-й заместитель хокима
(Хорезмский клан)
Мурод Юнусматов, заместитель председателя
(Ташкентский клан)404
Анвар Набиев, госсоветник, заместитель
генерального прокурора
(Андижанский клан)405
Тулкун Усманов, заместитель госсоветника по
административным органам
(Ташкентский клан)406
Адилжон Аллаяров, хоким города
(Андижанский клан)407
Ислом Бободжанов, областной хоким
(Хорезмский клан)408
Абдухашим Абдуллаев, областной хоким
(Андижанский клан)
Абдулхаким Эшмуратов, областной хоким

Привлечен к уголовной ответственности.
Привлечен к уголовной ответственности.
402
Интересна на сей счет информация организации «Совесть и Фемида»: «12 октября 2007 г. от рождения
Христова, наконец, удалось поймать бывшего хокима Джизакской области Убайдуллу Яманкулова. В свое
время мы сообщали, что всем известно, где он находится, но не берут, потому как еще не договорились с папой.
Видимо, договорились. Он был “в бегах” в Ташкенте. Его привезли на вертолете и в наручниках и закрыли в
“Подвале”, так называется внутренняя тюрьма СНБ. Но он еще формально числится сенатором, а лишение
статуса неприкосновенности по ст. 80 Конституции РУ относится к исключительным правилам сената Олий
Мажлиса. Кто же лишал его этой самой “неприкосновенности”? Да, никто. Конституция, оказывается, ни при
чем, когда речь идет о высших интересах... Президента»./ Змеиный клубок узбекистанских хокимов. 23.10.2007.
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1193103780.
403
Привлечен к уголовной ответственности.
404
Привлечен к уголовной ответственности.
405
Привлечен к уголовной ответственности.
406
Привлечен к уголовной ответственности.
407
Сайт «Узметроном.Ком» отмечал по этому поводу: «Освобождение обусловлено непрофессионализмом
чиновника, рядом других негативных качеств, несовместимых со статусом главы города. Напомним, что 29
октября 2007 года на Uzmetronom размещен материал “Узбекская мечта: от дворника - до хокима”, где шла речь
о произволе, который процветает в Фергане при непосредственном участии хокима».
/ http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1202115060.
408
Привлечен к уголовной ответственности.
401

128
область, хокимият
15 апреля 2008 Самаркандская область,
хокимият
2 июня 2008
Комитет женщин
Узбекистана, Кабинет
Министров РУ
16 июля 2008
Самарканд, городской
хокимият
17 сентября
Министерство обороны
2008
РУ
12 декабря 2008 Навоийская область,
хокимият
16 декабря 2008 Ташкентская область,
хокимият
2008
Каттакурган, хокимият
города
2008
Госархитекторстрой
30 апреля 2009

Союз писателей

13 августа 2009

Китабский район,
хокимият
25 сентября
Сырдарьинская область,
413
2009
хокимият
26 сентября
Джизакская область,
2009
хокимият
27 октября 2009 Кабинет Министров
Ноябрь 2009

Кабинет Министров

Март 2010

Национальная компания
«Узбектуризм»
Зарбдарский район,
хокимият

Апрель 2010
409

(Сурхандарьинский клан)
Агзамжон Бахромов, и.о. областного хокима
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Светлана Инамова, председатель комитета,
вице-премьер
(Андижанский клан)
Сухроб Рафиков, городской хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Руслан Мирзаев, министр
(Ташкентский клан)
Бахриддин Рузиев, областной хоким
(Самаркандско-Джизакский тандем)409
Зиявитдин Ниязов, и.о. областного хокима410
(Ташкентский клан)411
Даврон Маматкулов, хоким города
(Самаркандско-Джизакский тандем)
Азамат Тохтаев, председатель
(Ташкентский клан)
Абдулла Арипо