Вы находитесь на странице: 1из 16

На правах рукописи УДК 612.882

ХАИНДРАВА Виталий Георгиевич

НЕЙРОДЕГЕНЕРАТИВНЫЕ И КОМПЕНСАТОРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МОЗГЕ ГРЫЗУНОВ ПРИ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ НИГРОСТРИАТНОЙ ДОФАМИНЕРГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

03.03.01. – физиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Москва-2011

Работа выполнена в Государственном учреждении научно- исследовательском институте нормальной физиологии имени П.К. Анохина РАМН.

Научный руководитель:

академик, доктор биологических наук,

профессор

Угрюмов Михаил Вениаминович

Официальные оппоненты:

Доктор биологических наук, профессор Захаров Игорь Сергеевич Доктор биологических наук, профессор Раевский Владимир Вячеславович Ведущая организация:

Учреждение Российской академии наук Институт физиологии им. И.П. Павлова (г. Санкт-Петербург).

Защита состоится «24» февраля 2011 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 001.008.01 при ГУ НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН. Адрес: 125009, Москва, ул. Моховая, 11 стр. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИНФ РАМН

Автореферат разослан «

» января 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат медицинских наук

Диссертационного совета, кандидат медицинских наук Н.Д. Захаров 2

Н.Д. Захаров

2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Одной из наиболее актуальных задач современной физиологии является

изучение механизмов пластичности мозга. Высокой нейропластичностью

обладает нигростриатная дофаминергическая (ДА-ергическая) система (Trojan

and Pokorny 1999). Она состоит из тел ДА-ергических нейронов компактной

части черной субстанции (кЧС), проецирующих аксоны в стриатум. Под

контролем нигростриатной системы происходит планирование и инициация

произвольных движений. Хотя нейропластичность или компенсаторные

процессы в нигростриатной системе проявляется в норме, особенно сильно они

развиваются при ее функциональной недостаточности, например, при болезни

Паркинсона (БП). БП характеризуется медленной прогрессирующей гибелью

ДА-ергических нейронов кЧС, которая продолжается десятилетиями (Ehringer

and Hornykiewicz 1960). На ранних стадиях дегенерации компенсаторно

усиливается выделение ДА в стриатуме, тем самым, отодвигая появление

моторных симптомов заболевания (Zigmond 1997). Однако, по мере развития

БП, компенсаторные резервы исчерпываются и начинают проявляться

нарушения моторного поведения (Bernheimer, Birkmayer et al. 1973; Riederer and

Wuketich 1976), которые образуют симптомокомплекс паркинсонизма: тремор в

покое, ригидность мышц и брадикинезию (Крыжановский, Карабань et al.

2002). В результате, БП снижает качество жизни больных и приводит к их

инвалидизации. Традиционное медикаментозное лечение БП начинается на

поздней стадии БП, является симптоматическим и не предотвращает

прогрессирование болезни (Salawu, Olokoba et al. 2010).

Для разработки доклинической диагностики и превентивного

нейропротективного лечения БП вначале необходимо провести

экспериментальное моделирование досимптомной стадии паркинсонизма и

изучение компенсаторных процессов. Существуют различные

экспериментальные модели БП, основанные на повреждении нигростриатной

ДА-ергической системы с помощью специфических нейротоксинов ДА-

ергических нейронов. Однако в

таких моделей используют

3

большинстве

высокие дозы нейротоксинов, которые приводят к быстрому проявлению

нарушений моторного поведения у животных и, таким образом, соответствуют

поздней клинической стадии БП у людей (Burns, Chiueh et al. 1983; Colotla,

Flores et al. 1990; Tillerson, Cohen et al. 2001). Досимптомная стадия

паркинсонизма остается мало изученной (Bezard, Dovero et al. 2001).

Поэтому первая часть данной работы посвящена моделированию

досимптомной и ранней симптомной стадий паркинсонизма для углубленного

изучения начальных этапов дегенерации нейронов и развивающихся при этом

компенсаторных процессов.

В основе традиционного лечения БП лежит фармакологическое

поддержание необходимого уровня ДА в стриатуме с помощью

предшественника ДА - L-дигидроксифенилаланина (L-ДОФА), что является

«золотым стандартом» симптоматического лечения БП. Однако по мере

прогрессирования заболевания необходимо увеличивать дозы препаратов,

которые со временем становятся токсичными и начинают вызывать тяжелые

побочные эффекты – лекарственные дискинезии. После этого становится

невозможно проводить лекарственную терапию. Это обуславливает в

дальнейшем использование хирургических методов лечения БП, наиболее

эффективным из которых является высокочастотная стимуляция (ВЧС)

субталамического ядра (СТЯ) (Benabid, Pollak et al. 1989), которая избавляет от

основных моторных симптомов БП и позволяет снизить дозу препаратов L-

ДОФА.

Помимо нарушений двигательной активности у больных наблюдается и

депрессивные расстройства характерные для БП (Крыжановский и Крупина

2003; Крупина, Золотов et al. 2006). При этом показано, что ДА-ергическая

денервация стриатума у экспериментальных животных и у человека

сопровождается угнетением нейрогенеза в обонятельных луковицах (ОЛ) и в

зубчатой извилине гиппокампа, что, возможно, приводит к развитию гипосмии

и депрессии при БП (Hoglinger, Rizk et al. 2004). Поэтому изучение влияния

ВЧС СТЯ на нейрогенез и на выраженность депрессивного поведения при

паркинсонизме, представляет большой интерес и может послужить основой для

4

дальнейшего повышения эффективности ВЧС СТЯ. Этим вопросам посвящена вторая часть данной работы.

Цель и задачи исследования

Целью работы являлось исследование механизмов нейропластичности при

моделировании паркинсонизма, сопровождающегося функциональной

недостаточностью нигростриатной дофаминергической системы, и влияния высокочастотной стимуляции субталамического ядра. Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Моделирование досимптомной и симптомной стадий паркинсонизма на

грызунах;

2. Оценка нейродегенеративных и компенсаторных изменений в нигростриатной дофаминергической системе на моделях досимптомного и симптомного паркинсонизма у мышей;

3. Исследование влияния высокочастотной стимуляции субталамического ядра на процесс нейрогенеза при паркинсонизме у взрослых крыс.

Научная новизна работы

В данной работе мы воспроизвели несколько фаз досимптомного и симптомного паркинсонизма, таким образом, получив возможность оценить не только развитие паркинсонизма на какой то одной стадии, но и охарактеризовать переход от одной стадии к другой с использованием комплексного подхода, включающего в себя поведенческие тесты, биохимическое и морфологическое исследования. В литературе существует

только несколько работ, где моделируется такое состояние. При использовании другого подхода - ВЧС СТЯ - мы впервые показали его влияние на нейрогенез у взрослых крыс при паркинсонизме. В отличие от большинства работ, в которых чаще всего используют ВЧС длительностью от

нескольких секунд до нескольких часов, в настоящей работе была использована непрерывная ВЧС длительностью 8 дней. Действительно, только длительная стимуляция может вызвать изменения в мозге, которые соответствуют

5

отсроченным эффектам ВЧС СТЯ у пациентов с БП (Gubellini, Eusebio et al.

2006).

Положения, выносимые на защиту

1. Смоделированы и охарактеризованы ранняя досимптомная, поздняя

досимптомная и ранняя симптомная стадии паркинсонизма.

2. В досимптомной и симптомной стадиях паркинсонизма происходит включение механизмов пластичности мозга проявляющихся в увеличении содержания тирозингидроксилазы и дофамина в телах нейронов, а также в увеличении скорости метаболизма дофамина на уровне аксонов в

стриатуме.

3. Высокочастотная стимуляция субталамического ядра активирует нейрогенез в мозге взрослых млекопитающих при паркинсонизме.

Практическая значимость работы

Разработанные модели различных фаз досимптомной стадии паркинсонизма предполагается использовать для: (а) анализа клеточно-молекулярных

механизмов ранних патологических процессов в нигростриатной системе, других отделах мозга и на периферии (Sandyk et al., 1987; Halliday et al., 1990; Goldstein et al., 2000; Braak et al., 2004, 2006); (б) изучения механизмов пластичности мозга, обеспечивающих компенсацию функциональной недостаточности нигростриатной ДА-ергической системы; (в) поиска периферических маркеров досимптомной стадии паркинсонизма; (г) разработки превентивной терапии, направленной на остановку или, по крайне мере,

замедление дегенерации ДА-ергических нейронов, а также на повышение эффективности эндогенных компенсаторных процессов. Эффекты и механизмы действия ВЧС СТЯ выявленные в данной работе могут послужить основой для дальнейшего развития этого метода терапии БП.

Апробация работы

Основные материалы диссертации были представлены и обсуждены на российских и международных симпозиумах: «Биологические основы

индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» (Клязьма, 2010

6

г.), «Экспериментальное моделирование болезни Паркинсона» XXI съезд

Физиологического общества им. И.П. Павлова (Калуга, 2010 г.), Конференция

молодых ученых ИБР РАН (Москва, 2008 г.), «Нейрохимические механизмы

формирования адаптивных и патологических состояний мозга» (Санкт-

Петербург 2008 г.), «Механизмы нервных и нейроэндокринных регуляций»,

Конференция с международным участием, посвященная 90-летию академика Т.

М. Турпаева (Москва, 2008 г.), «XVIIeme colloque de l’ecole doctorale des

sciences de la Vie et de la Sante Aix-Marseille Universite» (Франция, Марсель,

2009 г.).

Публикации

По теме диссертации опубликовано 10 работ, из них 4 статьи. Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов

исследования, результатов, обсуждения, выводов и списка литературы,

включающего 286 источников. Работа изложена на 180 страницах

машинописного текста и содержит 48 рисунков.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Моделирование паркинсонизма на мышах и исследование

компенсаторных процессов

Животные

В работе использовано 260 мышей-самцов линии C57BL/6 в возрасте 2-

2,5 месяца и весом 22-26 г. Мыши содержались в стандартных условиях

вивария.

Моделирование паркинсонизма с помощью МФТП

В первой серии экспериментов животных однократно подкожно вводили 1-

метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридин (МФТП, нейротоксин) (Sigma,

США) в дозах 4, 12, 16, 20, 40 мг/кг (n=10/10 в контрольной и опытной группе),

8 мг/кг (n=30/30 в каждой группе). Во второй серии экспериментов животным

7

вводили МФТП двукратно и четырехкратно в дозе 12 мг/кг с двухчасовым

интервалом (n=20/20 в каждой группе; обозначены как «2×12» и «4×12»

соответственно).

Поведенческие тесты

Через 2 недели после введения МФТП животных тестировали в

"открытом поле" в автоматизированном режиме с помощью системы Opto-

Varimex-3 ("Columbus instruments", США). В течение 3-х минут измеряли

пройденный путь, время без движений и число вертикальных стоек

(Kryzhanovsky, Kucheryanu et al. 1997). Дополнительно определяли длину шага

(Tillerson, Caudle et al. 2003).

Взятие и обработка материала

Через две недели после введения МФТП животных декапитировали,

извлекали мозг и разрезали его по средне-сагиттальной плоскости. Из правой

половины мозга выделяли ЧС и стриатум. Кусочки мозга взвешивали,

охлаждали в жидком азоте. Левую половину мозга фиксировали иммерсией в

4% параформальдегиде 12 часов при 4°С. Затем мозг промывали в

фосфатно-солевом буфере, инкубировали в 20%-й сахарозе 48 часов и

замораживали в гексане (Lecbiopharm, Россия), охлажденном до -40°С.

Замороженный материал хранили при -70°С.

Высокоэффективная жидкостная хроматография

Определение ДА, дигидроскифенилуксусной кислоты (ДОФУК),

гомованилиновой кислоты (ГВК) в стриатуме и в ЧС проводили на обращённо-

фазной колонке ReproSil-Pur, ODS-3, 4×100 мм с диаметром пор 3 мкм (Dr.

Majsch GMBH, «Элсико», Москва) в 0,1 M цитратно-фосфатном буфере (pH

3,0) содержащем 1,1 мM октансульфоновую кислоту, 0,1 мM ЭДТА и 9%

ацетонитрил с последующей электрохимической детекцией на стеклоугольном

электроде (+0,85V).

Иммуноцитохимия

Для моно-иммуномечения тирозингидроксилазы (ТГ) на криостате Leica

(Германия) приготавливали фронтальные серийные срезы ЧС толщиной 20

мкм, а также фронтальные срезы стриатума толщиной 12 мкм. В работе

8

использовали поликлональные антитела к ТГ (1:2000) (предоставлены проф. Тибо, Франция), вторые биотинилированные антитела (1:200) (Vector Laboratories, США) и авидин-биотиновый комплекс, связанный с пероксидазой (Vector Laboratories, США). Пероксидазу авидин-биотинового комплекса выявляли инкубацией с диаминобензидином (Sigma, США) и H 2 O 2 . Затем срезы обезвоживали в спиртах возрастающей концентрации, просветляли в толуоле, заключали в среду Permount DеPеx (Flukа, Германия). Для двойного иммунофлуоресцентного мечения ТГ и декарбоксилазы ароматических L-аминокислот (ДАА) в нервных волокнах стриатума на «плавающих» срезах толщиной 30 мкм использовали моноклональные антитела к ТГ (1:1500) (Sigma, США), поликлональные антитела к ДАА (1:125) (Biomol, США), вторые биотинилированные антитела (1:250) и авидин-биотиновый комплекс, меченный флуоресцеинизотиоционатом (FITC) (1:100) (Sigma, США), вторые биотинилированные антитела (1:200) (Vector Laboratories, США), стрептавидин-биотиновый комплекс, меченый цианином (Су3) (1:100) (Sigma, США). Затем срезы монтировали на стекла и заключали в гидрофильную среду Mowiol (Calbiochem, Germany). Микроскопия, компьютерный анализ изображений Количественный анализ ДА-ергических нейронов и аксонов в нигростриатной системе Срезы ЧС после иммунореакции исследовали в микроскопе Olympus BX51 (Япония), оснащенном цифровой камерой Olympus DP70 (Япония), при увеличении объектива ×10. Изображения срезов анализировали с помощью программы АnalySIS 5.0. (Olympus, Япония) - на каждом срезе обводили область кЧС, содержащей тела ДА-ергических нейронов в соответствии со стереотаксическим атласом, после чего подсчитывали число нейронов, причем только с видимым ядром. Для количественного анализа терминалей аксонов срезы стриатума с иммуногистохимически выявленными ТГ и ДАА исследовали с помощью двухканального лазерного сканирующего конфокального микроскопа Leica TCS SP1 (Германия). Полученные в конфокальном микроскопе «оптические»

9

срезы толщиной 0,2 мкм анализировали с помощью программы ImageJ. Аксоны подсчитывали в дорзальном стриатуме на площади среза 3600 мкм 2 . Полуколичественный анализ ДА-ергических нейронов и аксонов в нигростриатной системе Для полуколичественного анализа ТГ на каждом десятом срезе обводили все нейроны в кЧС. Оптическую плотность нейронов, коррелирующую с концентрацией ТГ, определяли как «уровень серого» по следующей формуле:

оптическая плотность = log (уровень серого фона /уровень серого нейрона ). Для полуколичественного анализа ТГ в стриатуме на каждое изображение среза накладывали сетку, обводили все аксоны, попадающие в случайно выбранные квадраты сетки. После этого определяли оптическую плотность аксонов по приведенной выше формуле. Расчет содержания ДА и отношения метаболит/медиатор для отдельно взятых нейронов в черной субстанции и аксонов в стриатуме Основываясь на данных содержания ДА в стриатуме и ЧС и количества нейронов или аксонов, мы рассчитали среднее содержание ДА и отношения метаболит / ДА на один выживший нейрон в ЧС и на один выживший аксон для каждого животного. Статистическая обработка результатов Полученные данные обрабатывали статистически с помощью F-теста для определения однородности выборки и t-теста Стьюдента для определения достоверности различий.

2. Высокочастотная стимуляция субталамического ядра

Животные

Эксперимент проводился на крысах-самцах линии Wistar весом 180–200 г. Животные были разделены на три экспериментальные группы: (1) ложнооперированные крысы с имплантированным в СТЯ электродом (группа обозначена как «ложнооперированные», n = 7); (2) ложнооперированные крысы с ДА-ергической денервацией (группа «денервированные», n = 8); (3) крысы с

10

ДА-ергической денервацией стриатума, с имплантированным электродом и стимуляцией в течение 8 дней (группа «стимулированные», n = 8).

Хирургические процедуры

Операционные манипуляции на животных проводили под эквитезином. Дофаминергическая денервация с помощью 6-ГДА Унилатеральное стереотаксическое введение нейротоксина 6- гидроксидофамина (6-ГДА) (Sigma-Aldrich, St Quentin-Fallavier, France) проводили в левую половину кЧС (12 мкг 6-ГДА). Имплантация электрода и высокочастотная стимуляция Через 2 недели после ДА-ергической денервации стриатума с помощью стереотаксического аппарата осуществляли имплантацию электрода в СТЯ. Через неделю после имплантации начинали ВЧС. Стимуляцию проводили непрерывно в течении 8 дней на свободно двигающихся животных с помощью импульсного генератора, соединенного с преобразователем сигналов (P2MP, Марсель, Франция). Частота импульсов составляла 130 Гц, а сила тока - 80 мкA.

Исследование поведения

Тест «открытое поле» Животных помещали в открытое поле и наблюдали за ними в течение 15 минут с помощью автоматической системы наблюдения за двигательной активностью (Bioseb, Vitrolles, France). Измеряли время движения и пройденную дистанцию. Проводили только одно исследование в конце периода стимуляции. Тест форсированного плавания Животных подвергали 15-ти минутной адаптации, а через 24 часа 5-ти минутному тесту. Тест проводили в прозрачном пластиковом цилиндре, окруженном темным занавесом и заполненным водой. Поведение животных оценивали визуально и записывали на видео. Частота «взбираний», время плавания и время в неподвижности оценивали через каждые 5 секунд в течении 5 мин. Тест форсированного плавания проводили до и после стимуляции.

11

Фиксация и приготовление срезов

После завершения второго теста форсированного плавания животных усыпляли инъекцией хлорат гидрата (400 мг/кг, в/б) и перфузировали транскардиально 4%-ым раствором параформальдегида. После 12 часовой постфиксации, мозг инкубировали в 30%-ой сахарозе на фосфатно-солевом буфере. Фронтальные срезы гиппокампа и стриатума (толщина 40 мкм), и сагиттальные срезы ОЛ (толщина 50 мкм) приготовляли на криостате Leica (Leica CM3050 S, Германия) и использовали для иммуномечения.

Иммуноцитохимия

Выживаемость и дифференцировку клеток изучали с использованием бромдезоксиуридина (БДУ), который вводили в первый день стимуляции пятикратно в дозе 75 мг/кг (в/б, с 2-х часовым интервалом). Пролиферацию изучали с использованием эндогенного маркера Ki67 (Wojtowicz and Kee, 2006). Для мономечения ТГ и БДУ использовали следующие антитела:

моноклональные мышиные антитела против БДУ (1:200, Dako, Франция); моноклональные мышиные антитела против ТГ (1/1000, Chemicon, США); поликлональные кроличьи антитела против Ki67 (1/1000, Novocastra); вторые биотинилированные козьи антитела против антител мыши или кролика (1:200, Dako, Франция); авидин-биотиновый комплекс (Elite ABC Kit, Vector). Далее, для пероксидазной визуализации антител был использован диаминобензидин (Sigma, США), после чего срезы были монтированы на стекла, дегидратированы в этаноле и ксилене и заключены в среду DePex. Для двойного мечения БДУ и даблкортина, экспрессия которого ассоциирована как с миграцией, так и с дифференцировкой незрелых нейронов (Brown, Couillard-Despres et al. 2003), использовали поликлональные козьи антитела против даблкортина (1:500, #SC-8066 C-18, Santa Cruz Biotechnology, США), вторые Alexa Fluor 488 антитела осла против антител козы (1:200, Molecular Probes, Франция); моноклональные крысиные антитела против БДУ (1:500, OBT0030, AbCys, Франция), вторые Alexa Fluor 546 ослиные антитела против антител крысы (1:100; Jackson, Франция).

12

Микроскопия и компьютерный анализ изображений

Все подсчеты БДУ и Ki67 клеток проводили при ×40 увеличении с использованием светового микроскопа (Nikon). Ki67 и БДУ клетки были подсчитаны в дорзальной части субвентрикулярной зоны (СВЗ), и в треугольной области, адаптированной к ростральному миграционному пути. В ОЛ БДУ-содержащие клетки были подсчитаны в квадратных областях 250 мкм × 250 мкм в гранулярном клеточном слое (ГКС). В зубчатой извилине Ki-67– позитивные клетки были подсчитаны в субгранулярном слое (СГЗ), а БДУ – позитивные клетки были подсчитанные в СГЗ и в ГКС гиппокампа. Двойное иммуногистохимическое мечение БДУ/даблкортин-позитивных клеток исследовали в конфокальном лазерном сканирующем микроскопе LSM710 (Zeiss, Германия) при увеличении ×60 с шагом по оси z равным 0,5 мкм для исключения ложного двойного мечения. Процент ко-локализации был определен с использованием 50 БДУ-позитивных клеток на каждое животное. Оптическую плотность ТГ-иммуноокрашивания срезов стриатума определяли в хвостатом ядре/скорлупе и в прилежащем ядре в соответствии со стереотаксическим атласом с помощью системы цифрового анализа изображений “Densirag” (BIOCOM, Франция). Статистическая обработка результатов Результаты были представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего. Выборки сравнивались с использованием теста «one way ANOVA», так же использовался Holm-Sidak тест для сравнения множественных выборок.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

1. Моделирование функциональной недостаточности нигростриатной системы и исследование компенсаторных процессов

Разработанные модели

Предварительный скрининг и ранняя досимптомная стадия паркинсонизма При двух наиболее высоких дозах 20 и 40 мг/кг МФТП вызывал проявление моторной недостаточности (Табл. 1), которое объясняется морфологическими и метаболическими изменениями в нигростриатной системе: резким снижением

13

уровня ДА на 70-80% в стриатуме и ЧС, как и снижением количества ДА- ергических нейронов в кЧС (Рис. 1А, Б).

Табл. 1. Моторное поведение у мышей две недели после инъекций МФТП. *р<0,05 относительно контроля (0,9% NaCl).

относительно контроля (0,9% NaCl). После введения МФТП в

После введения МФТП в минимальной дозе (4 мг/кг) не наблюдалось функциональных, метаболических и морфологических изменений, однако при последующих дозах 8, 12 или 16 мг/кг концентрация ДА в стриатуме снижалась на 25-55% (Рис. 1А, 2А), что являлось результатом (по крайне мере частично) дегенерации аксонов. Действительно, мы обнаружили снижение содержания ДА в стриатуме и потерю ДА-ергических аксонов приблизительно на 50% после однократного введения МФТП в дозе 12 мг/кг (Рис. 2А, 3).

МФТП в дозе 12 мг/кг (Рис. 2А, 3). Рис. 1. Концентрация и содержание

Рис. 1. Концентрация и содержание ДА в стриатуме (А) и черной субстанции (Б) через две недели после однократных инъекций МФТП в дозах 4, 8, 16, 20, 40 мг/кг. *p<0,05 по сравнению с контролем.

14

Рис. 2. Концентрация и содержание ДА и метаболитов в стриатуме (А) и

Рис. 2. Концентрация и содержание ДА и метаболитов в стриатуме (А) и черной субстанции (Б) через две недели после однократного введения МФТП в дозе 12 мг/кг. *p<0,05 по сравнению с контролем.

МФТП в диапазоне доз от 8 до 16 мг/кг оказывает токсическое влияние на ДА-ергические аксоны в стриатуме, но не на тела клеток в кЧС (Рис. 3). Предполагается, что у людей и у животных развитие БП начинается с дегенерации аксонов в стриатуме (Herkenham et al., 1991; Raff et al., 2002). Если эта идея верна, МФТП в дозах от 8 до 16 мг/кг вызывает моделирование ранней досимптомной стадии паркинсонизма.

стадии паркинсонизма. Рис. 3. Количество

Рис. 3. Количество ТГ-иммунореактивных нейронов (тел клеток) в черной субстанции и аксонов в стриатуме в контроле и опыте после введения различных доз МФТП. *р<0,05 по сравнению с контролем.

Важным выводом из полученных нами данных является то, что при однократном введении МФТП практически невозможно получить модель поздней досимптомной стадии паркинсонизма, т.е. не только добиться подпорогового снижения содержания ДА в стриатуме, но и дегенерации ДА нейронов в ЧС, без изменений моторного поведения. Действительно, при дозе 16 мг/кг снижение уровня ДА наблюдается только в стриатуме, а при незначительном повышении дозы - до 20 мг/кг происходят метаболические и

15

органические изменения, как на уровне аксонов, так и тел нейронов (Рис. 1А, Б, 3), что уже сопровождается нарушением моторного поведения (Табл. 1). Поздняя досимптомная стадия Для получения поздней досимптомной стадии мы пролонгировали действие нейротоксина путем его повторного введения с интервалом 2 часа, соответствующим времени «полужизни» нейротоксина в мозгу мыши (Markey, Johannessen et al. 1984; Nakazato and Akiyama 1998). В качестве такой дозы была выбрана 12 мг/кг. В этом случае на фоне снижения концентрации ДА в стриатуме на 56% (Рис. 4А) и в отсутствие нарушений моторного поведения (Табл. 1) удалось достичь дегенерации около 25% ДА нейронов в ЧС (Рис. 3) или, другими словами, смоделировать продвинутую досимптомную стадию.

досимптомную стадию. Рис. 4. Концентрация и содержание

Рис. 4. Концентрация и содержание ДА и метаболитов в стриатуме (А) и черной субстанции (Б) через две недели после двукратного введения МФТП в дозе 2×12 мг/кг. *р<0,05 по сравнению с контролем.

Следует отметить, что в стриатуме в равной степени - примерно на 55%, снижались уровень ДА и количество ДА-ергических аксонов. Отсюда следует, что содержание ДА в сохранившихся аксонах не изменилось, однако оно удвоилось в ЧС по сравнению с контролем (Рис. 5).

16

Рис. 5. Содержание ДА в пересчете на отдельно взятый нейрон ЧС

Рис. 5. Содержание ДА в пересчете на отдельно взятый нейрон ЧС (слева) и отдельно взятый аксон в стриатуме (справа) у мышей после введения МФТП по сравнению с контролем, принятым за 100%. *р<0,05, по сравнению с контролем.

Ранняя симптомная стадия Одним из важнейших вопросов, на который необходимо ответить при изучении патогенеза БП, какие изменения в нигростриатной системе, помимо дегенерации ДА-ергических аксонов в стриатуме и тел нейронов в ЧС, а также снижения уровня ДА в стриатуме до порогового уровня, определяют переход из досимптомной стадии в симптомную. В связи с этим мы смоделировали раннюю симптомную стадию путем увеличения числа инъекций МФТП в дозе 12 мг/кг до четырех. В этом случае концентрация ДА в стриатуме уменьшилась примерно на 75% (Рис. 6А) и в несколько меньшей степени уменьшилось количество ДА-ергических волокон (Рис. 3).

ДА-ергических волокон (Рис. 3). Рис. 6. Концентрация и содержание

Рис. 6. Концентрация и содержание ДА и метаболитов в стриатуме (А) и черной субстанции (Б) через две недели после четырехкратного введения МФТП в дозе 4×12 мг/кг. *р<0,05 по сравнению с контролем.

В свою очередь, число нейронов в ЧС сократилось на 43% (Рис. 3), а содержание ДА – в несколько большей степени (Рис. 6Б). Из приведенных данных следует, что при четырехкратном введении МФТП в дозе 12 мг/кг

17

ключевые показатели метаболических и органических изменений нигростриатной ДА-ергической системы превысили пороговый уровень (концентрация ДА в стриатуме) или приблизились к нему (дегенерация ДА- ергических нейронов в ЧС), что закономерно привело к нарушению моторного поведения (Табл. 1). Интересно, что расстройство моторной активности у обезьян появляется при таком же снижении количества ДА-ергических клеток кЧС и аксонов в стриатуме (Bezard, Dovero et al. 2001). Таким образом, четырехкратное введение МФТП в дозе 12 мг/кг имитирует у мышей раннюю симптомную стадию паркинсонизма. Дегенеративные процессы при моделировании паркинсонизма В нашей работе дегенерация аксонов в стриатуме количественно превалирует над дегенерацией тел нейронов как при однократном (8 мг/кг), так и при многократном введении этого токсина в дозе 12 мг/кг (Рис. 3). Существует гипотеза, что в основе этого явления лежит так называемый “dying back” механизм, т.е. медленная ретроградная дегенерация нейрона, начинающаяся с аксона (Herkenham et al., 1991; Raff et al., 2002; Bezard, 2008). Однако, это предположение противоречит тому факту, что даже спустя 2 недели после введения МФТП потеря ДА-ергических тел нейронов значительно ниже, чем потеря аксонов в стриатуме, хотя длительность дегенерации нейронов не превышает 5 дней (Jackson-Lewis, Jakowec et al. 1995). Другое объяснение основано на данных о более высокой концентрации мембранного транспортера ДА в аксонах по сравнению с телами нейронов (Nirenberg, Vaughan et al. 1996). Исходя из этих представлений аксоны обладают большим сродством к нейротоксину, чем тела нейронов. Действительно, в нашей работе аксоны в стриатуме дегенерируют при однократном введении МФТП в дозе от 8 до 16 мг/кг, а тела нейронов начинают дегенерировать только после возрастания дозы как минимум до 20 мг/кг (Рис. 1А, Рис. 3). К такому же эффекту привело пролонгирование действия МФТП (Рис. 3). Полученные нами данные косвенно подтверждают представление о том, что дегенерация нигростриатных ДА-ергических нейронов и нарушение моторного поведения у больных отчасти являются

18

следствием увеличения концентрации в мозгу эндогенного токсина и увеличения времени его действия на нейроны-мишени (Jackson-Lewis and Przedborski 2008). Компенсаторные механизмы Предыдущие исследования, главным образом, симптомной стадии паркинсонизма показали, что существуют следующие механизмы адаптационной пластичности: усиление синтеза ДА, снижение обратного захвата ДА, усиление высвобождения ДА, ингибирование деградации ДА ферментами и включение синтеза ДА не ДА-ергическими нейронами. (Zigmond 1997; Bezard and Gross 1998; Bezard, Jaber et al. 2000; Petroske, Meredith et al. 2001; Bergstrom and Garris 2003; Boulet, Mounayar et al. 2008; Ugrumov 2008). Ряд результатов, полученных в данной работе на моделях досимптомного паркинсонизма, можно также рассматривать как проявление пластичности. Особый интерес представляют полученные нами данные об увеличении примерно в два раза содержания ДА в сохранившихся нейронах ЧС после двукратного и четырехкратного введения МФТП в дозе 12 мг/кг (Рис. 5). Похожая картина наблюдалась у мышей после хронического воздействия МФТП в небольших дозах ежедневно и при больших дозах, когда содержание ДА в отдельном нейроне тоже резко снижается (Greenwood, Tatton et al. 1991). Интересно, что по нашим данным отношение концентраций продуктов деградации ДА к ДА, которое позволяет оценить оборот ДА, в ЧС либо не изменилось после однократного или двукратного введения МФТП, либо незначительно увеличилось после четырехкратного (Рис. 7А).

после четырехкратного (Рис. 7А). Рис. 7. Отношение содержания

Рис. 7. Отношение содержания метаболитов к ДА в пересчете на отдельный нейрон в ЧС (А), либо аксон в стриатуме (Б) в контроле и опыте после различных способов введения МФТП. *р<0,05 относительно контроля.

19

В стриатуме отношение этих концентраций постепенно увеличивается после однократных, двукратных и четырехкратных инъекций МФТП (Рис. 7Б), что свидетельствует о компенсаторном увеличении оборота ДА. Похожие данные были получены ранее при моделировании БП у приматов, а так же у людей с БП (Bezard and Gross 1998; Sossi, de La Fuente-Fernandez et al. 2002; Rousselet, Joubert et al. 2003; McCallum, Parameswaran et al. 2006; Boulet, Mounayar et al. 2008). Механизмы адаптации, включающиеся в полученных нами моделях досимптомной и ранней симптомной стадий паркинсонизма, необходимо более подробно исследовать в будущем. Преимущества и недостатки предложенных нами моделей Наши модели дают возможность при минимальных затратах времени получать важную информацию о механизмах нейродегенеративных и компенсаторных процессов в досимптомной стадии паркинсонизма. Однако у этих, как и у любых других моделей, есть определенные ограничения (Schmidt and Ferger 2001; Petrucelli and Dickson 2008). К наиболее существенным относится острое, а не хроническое как при БП, токсическое влияние на ДА- ергические нейроны-мишени, а также то, что с учетом видовой продолжительности жизни время досимптомной стадии у мышей (две недели) значительно меньше, чем у человека при БП (20-30 лет). Тем не менее, при однократном и двукратном введении МФТП в дозе 12 мг/кг досимптомная стадия растянута по крайней мере до 14-го дня. В любом случае, прежде чем экстраполировать на человека основные результаты, полученные на наших и на других острых моделях, желательно подтвердить их на гораздо более трудоемких и дорогих хронических моделях – сначала у грызунов, а затем и у обезьян (Rousselet et al., 2003; Meisner et al., 2004; Bezard et al., 1997; Bezard 2008). Однако, и эти модели не по всем ключевым показателям адекватны БП (Bezard 2008; Scheider et al., 2008). Так, например, на модели, предложенной Gibrait et al. (2009), при хроническом введении МФТП с помощью осмотической помпы уровень дегенерации тел нейронов в ЧС превышает уровень дегенерации аксонов в стриатуме, тогда как у человека при БП

20

отмечена прямо противоположная зависимость (Bernheimer et al. 1973; Riederer and Wuketich 1976; Agid 1991). Суммируя полученные результаты, важно подчеркнуть, что в данной работе впервые смоделированы основные стадии паркинсонизма: ранняя досимптомная, поздняя досимптомная и ранняя симптомная стадии. При переходе от досимптомной стадии паркинсонизма к ранней симптомной наблюдается компенсаторное увеличение содержания ТГ и ДА в оставшихся отдельных телах нейронов в ЧС и компенсаторное усиление оборота ДА в стриатуме (Табл. 2).

Табл. 2. Графическое изображение результатов работы по моделированию паркинсонизма.

по моделированию паркинсонизма. Размер стрелок пропорционален

Размер стрелок пропорционален относительно контроля, принятого за 100%. Пунктирной линией обозначены пороговые значения дегенерации, после которых появляются симптомы.

2. Влияние ВЧС СТЯ на нейропластичность при функциональной недостаточности нигростриатной дофаминергической системы

Известно, что элетростимуляция может быть модулятором нейрогенеза (Madsen, Treschow et al. 2000), одного из важнейших проявлений нейропластичности. Однако в литературе нет данных о влиянии ВЧС СТЯ на нейрогенез, угнетаемый при БП, и воздействие этого способа лечения БП на образование новых нейронов еще изучается.

21

нейропластичность

дофаминергической нигростриатной системы при ее повреждении

Нашим первым интересным результатом оказалось менее выраженное снижение оптической плотности ТГ-иммунореактивного материала в стриатуме после его ДА-ергической денервации и хронической ВЧС СТЯ по сравнению с группой без стимуляции (Рис. 8).

Влияние

ВЧС

СТЯ

на

репарационную

Влияние ВЧС СТЯ на репарационную Рис. 8. Оптическая плотность

Рис. 8. Оптическая плотность ТГ-иммунореактивного материала в стриатуме (А) и прилежашего ядра (Б) с ипси- и контралатеральных сторон. Среднее (± стандартная ошибка). **p<0,01, *p<0,05 по сравнению с ложнооперированной группой животных; $p<0,05 по сравнению с группой денервированных животных.

Увеличение содержания ТГ в стриатуме в данной работе с учетом результатов других нейрохимических и молекулярных исследований (Bruet et al., 2001; Meissner et al., 2003; Henning et al., 2007; Zhao et al., 2009) говорит о том, что ВЧС СТЯ усиливает функциональную активность ДА-ергических нейронов, помогая компенсировать повреждение ЧС, таким путем повышая адаптационную пластичность нигростриатной системы. Другим объяснением увеличения содержания ТГ в стриатуме может быть усиление репарационной пластичности ДА-ергической нигростриатной системы под действием ВЧС СТЯ – усиленное ветвлении ДА-ергических аксонов. Для этого необходимо наличие уцелевших ДА-ергических аксонов, которые почти полностью дегенерировали в стриатуме у животных, подверженных действию 6-ГДА. Поэтому восстановление оптической плотности ТГ достоверно наблюдалось

22

только в прилежащем ядре, в котором повреждение ДА-ергических волокон изначально было менее выражено.

Влияние ДА-ергической денервации стриатума на нейрогенез

В литературе описывается угнетение пролиферации в СВЗ и/или в зубчатой

извилине после ДА-ергической денервации стриатума у крыс (Baker, Baker et al. 2004; Hoglinger, Rizk et al. 2004; Winner, Geyer et al. 2006) и мышей (Hoglinger, Rizk et al. 2004; He, Yamauchi et al. 2008). Однако, существуют противоположные данные, свидетельствующие об усилении пролиферации после ДА-ергической денервации (Liu, Gao et al. 2006; Park and Enikolopov

2010), либо об отсутствии эффекта на пролиферацию, при наличии влияния на дифференцировку нейронов (Oizumi et al., 2008). Такие противоречия могут быть связаны с различными методами повреждения ДА-ергической системы (введение 6-ГДА в ЧС, либо в МППМ или системное введение МФТП). Кроме того, ДА-ергическая регуляция нейрогенеза у взрослых различается в СВЗ и зубчатой извилине (Belzuneghi et al., 2008; Suzuki et al., 2010).

В данной работе было снижено количество Ki67+ клеток у животных с ДА-

ергически денервированным стриатумом в СВЗ на ипсилатеральной стороне, что свидетельствует о снижении пролиферации, которое статистически достоверно коррелировало со степенью денервации стриатума (Рис. 9). Эти результаты свидетельствуют в пользу гипотезы о прямом активирующем влияние ДА на пролиферацию в этой области. (Hoglinger, Rizk et al. 2004).

в этой области. (Hoglinger, Rizk et al. 2004). Рис. 9. (А) Пролиферация в

Рис. 9. (А) Пролиферация в дорзальной СВЗ; (Б) Корреляция мужду количеством KI67+ клеток в СВЗ и оптической плотностью ТГ-иммунореактивного материала (среднее значение между стриатумом и прилежащем ядром). *p<0,05 по сравнению с ложнооперированной группой животных.

23

Изменений пролиферации клеток в зубчатой извилине гиппокампа с ипсилатеральной стороны между группами животных не было обнаружено. Однако, внутри групп пролиферация была снижена с ипси- по сравнению с контралатеральной стороной гиппокампа, что говорит о том, что имплантация электрода может влиять на пролиферацию клеток, скрывая эффект ДА- ергической денервации (Рис. 10А).

ергической денервации (Рис. 10А). Рис. 10. Пролиферация клеток (А) и

Рис. 10. Пролиферация клеток (А) и выживаемость новообразовавшихся нейрональных предшественников (Б) в зубчатой извилине. *p<0.05 по сравнению с ложнооперированной группой животных; $p<0,05 по сравнению с группой денервированных животных.

Мы также обнаружили, что ДА-ергическая денервация снижает выживаемость клеток в зубчатой извилине гиппокампа (Рис. 10Б), СВЗ (Рис. 11А) и в стриатуме (Рис. 11Б), в котором тоже была обнаружена низкая пролиферативная активность.

пролиферативная активность. Рис. 11. Количество

Рис. 11. Количество БДУ-иммунореактивных клеток в субвентрикулярной зоне (А) и в стриатуме (Б). *p<0.05 по сравнению с ложнооперированной группой животных; $ p<0,05 по сравнению с группой денервированных животных.

Отсутствие изменений количества БДУ+ клеток в ростральном миграционном тракте (Рис. 12А) и ОЛ (Рис. 12Б) может быть вызвано тем, что 8 дней недостаточно для нейробластов, что бы мигрировать из СВЗ в ОЛ.

24

Увеличение этого периода должно помочь обнаружить аналогичные изменения

по всей системе СВЗ-ОЛ.

изменения по всей системе СВЗ-ОЛ. Рис. 12. Количество

Рис. 12. Количество БДУ-иммунореактивных клеток в ростральном миграционном тракте (А) и в обонятельных луковицах (Б). *p<0,05 по сравнению с ложнооперированной группой животных; $p<0,05 по сравнению с группой денервированных животных.

Интересен тот факт, что снижение выживаемости клеток наблюдалось с

обеих сторон СВЗ и зубчатой извилине, что говорит о наличии межполушарной

регуляции выживаемости. Эта интерпретация результатов согласуется с

отсутствием корреляции между количеством выживших клеток и оптической

плотностью ТГ в стриатуме.

Таким образом, наши данные свидетельствуют о: (а) снижении нейрогенза

при функциональной недостаточности ДА-ергической нигростриатной

системы; (б) существовании прямого и непрямого ДА-ергического контроля

пролиферации и выживаемости клеток, соответственно; (в) выборочной

регуляцию различных этапов нейрогенеза (Soumier, Banasr et al. 2009; Soumier,

Banasr et al. 2010).

Влияние ВЧС СТЯ на нейрогенез при паркинсонизме

Хотя ВЧС СТЯ не влияла на пролиферацию (Рис. 9, 10А), но усиливала

выживаемость клеток. В СВЗ стриатума и зубчатой извилине гиппокампа ВЧС

снимала эффект ДА-ергической денервации на выживаемость клеток (Рис. 10Б,

11), а в ростральном миграционном тракте и ОЛ даже увеличивала

выживаемость выше контрольного уровня ложнооперированной группы

животных (Рис. 12). Кроме того, ВЧС СТЯ не влияла на дифференцировку

клеток в ОЛ и зубчатой извилине, так как процент нейробластов не менялся

относительно общего количества БДУ клеток. Все это говорит о том, что ВЧС

25

СТЯ может вызвать усиление нейрогенеза за счет увеличения выживаемости

новообразовавшихся нейронов. Как и для ДА-ергической денервации,

изменения выживаемости клеток, вызванные ВЧС СТЯ наблюдались с ипси- и с

контралатеральной стороны, что опять говорит о том, что механизмы, лежащие

в основе регуляции выживаемости клеток, связаны не только с ДА.

Существует только одно исследование, посвященное влиянию ВЧС на

нейрогенез у взрослых крыс, которое показало, что билатеральная стимуляция

таламуса у интактных животных усиливает нейрогенез в гиппокампе (Toda,

Hamani et al. 2008). Эти изменения напоминают те, которые вызываются

другими видами стимуляции мозга, такими как электросудорожная терапия и

транскраниальная магнитная стимуляция у грызунов и приматов (Madsen et al.,

2000; Scott et al., 2000; Czeh et al., 2002; Perera et al., 2007). Интересно, что как и

в нашем исследовании, в этих работах наблюдалось билатеральное изменение

нейрогенеза после унилатерального повреждения ДА-ергической системы.

Точно не известно, каким образом электростимуляция оказывает свое

нейрогенное действие, но, возможно, влияние осуществляется через изменение

электрофизиологичекой активности нейронов. Таким же образом

унилатеральная ВЧС может оказывать билатеральное действие на пластичность

клеток в ЧС (Steiner et al., 2008). Кроме того, другие нейротрансмиттерные

системы, взаимодействуют с ДА-ергической системой и регулируют нейрогенез

у взрослых (Vaidya et al., 2007). Поэтому унилатеральная ДА-ергическая

денервация и ВЧС СТЯ так же могут оказывать контралатеральные эффекты

через изменение глутаматергической или серотонинергической

нейротрансмиссии (Lindefors and Ungerstedt, 1990; Bruet et al., 2003).

Влияние ВЧС СТЯ на поведение животных в тесте форсированного

плавания

Положительный эффект ВЧС СТЯ на содержание ТГ в стриатуме и

выживаемость новообразовавшихся клеток свидетельствуют в пользу гипотезу

о нейропротекторном действии данного хирургического метода, которое

нацелено не только на ДА-ергические нейроны ЧС (Temel et al., 2006), но так

же на новообразованные клетки в двух главных нейрогенных зонах зрелого

26

мозга. Можно предположить, что увеличение длительности воздействия ВЧС на несколько недель или даже месяцев может оказать про-нейрогенное действие в ОЛ и гиппокампе с возможным снижением симтомов гипосмии и депрессии, часто ассоциированных с БП. Поведенческое исследование показало, что животные с хронической ВЧС СТЯ более успешно выполняли тест форсированного плавания, который обычно используется для оценки эффективности антидепрессантов, что свидетельствует в пользу гипотезы, изложенной выше. ВЧС СТЯ у животных с паркинсонизмом уменьшала время, проведенное без движения, что говорит о наличии эффекта сходного с улучшением настроения (Рис. 13А). Снижение параметра неподвижности было очевидно связано с увеличением времени плавания без изменений параметра «взбирание» (Рис. 13Б, 14).

«взбирание» (Рис. 13Б, 14). Рис. 13. Форсированный

Рис. 13. Форсированный плавательный тест. Время в неподвижности (А) и время плавания (Б) у стимулированных животных до и после ВЧС. *р<0,05.

животных до и после ВЧС. *р<0,05. Рис. 14. Форсированный

Рис. 14. Форсированный плавательный тест. Сравнение всех трех групп животных по следующим показателям: время в неподвижности, время взбирания, время плавания. *р<0,05 по сравнению с ложнооперированной группой.

27

Этот эффект не был связан с общим усилением моторной активности животных, так как у стимулированной группы крыс не наблюдалось существенных изменений времени, проведенного в движении, и пройденной дистанции по сравнению с группой денервированных животных (Рис. 15). Интересно, что активация серотонинергической системы связана с увеличением времени плавания, а активация катехоламинергической системы с более энергичным «лазанием» (Cryan et al., 2005). Кроме того, что серотонин участвует в положительной регуляции нейрогенеза, он так же связан и с действием анитидепрессантов (Brezun and Daszuta, 1999; 2000; Malberg et al., 2000). Таким образом, логично предположить, что серотонин участвует в клеточных и поведенческих эффектах ВЧС, обнаруженных в нашем исследовании. Известно, что ВЧС СТЯ влияет на активность серотонинергических нейронов (Temel et al., 2007; Navailles et al., 2010). Тем не менее, роль серотонина во влиянии ВЧС СТЯ на изменения настроения пациентов с БП остается поводом для дискуссий (Voon et al., 2009).

для дискуссий (Voon et al., 2009). Рис. 15. Тест «открытое поле».

Рис. 15. Тест «открытое поле». Общая двигательная активность у всех трех групп животных (ложнооперированные, денервированные и стимулированные) по следующим показателям: время в движении (А) и пройденный путь (Б). *р<0,05 по сравнению с ложнооперированной группой.

С антидепрессантным действием ВЧС СТЯ может быть связано и увеличение оптической плотности ТГ-иммуноокрашивания в прилежащем ядре, которое говорит об активации ДА-ергической передачи, через которую ВЧС СТЯ может оказывать антидепрессантное действие (Nestler and Carlezon, 2006). В пользу этой гипотезы говорит и тенденция к увеличению времени в неподвижности у животных после введения 6-ГДА. Вопрос о том, связано или нет антидепрессантное действие ВЧС СТЯ с усилением нейрогенеза в

28

гиппокампе остается интересной темой для будущих исследований (Duman and Monteggia, 2006; Sahay and Hen, 2007).

Выводы

1. У мышей с помощью 1-метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридина (нейротоксин) смоделированы и охарактеризованы ключевые стадии паркинсонизма, развивающиеся при функциональной недостаточности нигростриатной дофаминергической системы:

(а) ранняя досимптомная стадия, характеризующаяся допороговыми дегенерацией дофаминергических аксонов и снижением уровня дофамина в стриатуме при отсутствии дегенерации тел нейронов в черной субстанции; (б) поздняя досимптомная стадия, сопровождающаяся не только допороговыми дегенерацией аксонов и снижением дофамина в стриатуме, но и допороговой дегенерацией тел нейронов; (в) ранняя симптомная стадия, сопровождающаяся дегенерацией дофаминергических нейронов (аксонов и тел) и снижением содержания дофамина в стриатуме до порогового уровня, после которого нарушается моторное поведение.

2. 1-метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридин обладает более выраженным токсическим влиянием на дофаминергические аксоны, чем на тела нейронов, что, вероятно, обусловлено соответствующими различиями в уровне экспрессии мембранного транспортера дофамина.

3. Параллельно нейродегенерации развиваются компенсаторные процессы, проявляющиеся в увеличении содержания тирозингидроксилазы и дофамина в сохранившихся нейронах (симптомная стадия), а также в увеличении скорости метаболизма дофамина на уровне аксонов в стриатуме (все стадии).

4. Хроническая высокочастотная стимуляция субталамического ядра у крыс не влияет на пролиферацию клеток в нейрогенных зонах мозга, сниженную при паркинсонизме, но выживаемость вновь образованных нейронов возвращает

29

к норме в обонятельных луковицах и увеличивает в гиппокампе, что сопровождается снятием депрессии. 5. Односторонняя хроническая высокочастотная стимуляция на фоне односторонней дофаминергической денервации стриатума оказывает двустороннее стимулирующее влияние на выживаемость новообразованных нейронов.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Хаиндрава В.Г., Козина Е.А., Кучеряну В.Г., Крыжановский Г.Н., Кудрин В.С., Клодт П.Д., Бочаров Е.В., Раевский К.С., Угрюмов М.В. Моделирование преклинической и ранней клинической стадий болезни Паркинсона. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010. 110(7): 41-47.

2. Хаиндрава В.Г., Козина Е.А., Кудрин В.С., Кучеряну В.Г., Клодт П.Д., Наркевич В.Б., Бочаров Е.В., Нанаев А.К., Крыжановский Г.Н., Раевский К.С., Угрюмов М.В. Экспериментальное моделирование клинической и преклинической стадий болезни Паркинсона. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2010. 150(11): 494.

3. Козина Е.А., Хаиндрава В.Г., Кудрин В.С., Кучеряну В.Г., Клодт П.Д., Бочаров Е.В., Раевский К.С., Крыжановский Г.Н., Угрюмов М.В. Экспериментальное моделирование функциональной недостаточности нигростриатной дофаминергической системы у мышей. Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2010. 96(3): 270-82.

4. Lacombe E, Khaindrava V, Melon C, Oueslati A, Kerkerian-Le Goff L, Salin P. Different functional basal ganglia subcircuits associated with anti-akinetic and dyskinesiogenic effects of antiparkinsonian therapies. Neurobiol Dis. 2009. 36(1):

116-25.

5. Хаиндрава В.Г., Козина Е.А., Кучеряну В.Г., Кудрин В.С., Угрюмов М.В., Компенсаторные процессы в нигростриатной системе при моделировании досимптомной стадии болезни Паркинсона, 5-я Международная

30

конференция «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам», Клязьма, 2010 г., c. 90-91.

6. Хаиндрава В.Г., Козина Е.А., Кучеряну В.Г., Кудрин В.С., Угрюмов М.В., «Экспериментальное моделирование болезни Паркинсона», XXI съезд Физиологического общества им. И.П. Павлова, Калуга, 2010 г., c. 650.

7. Хаиндрава В.Г., Компенсаторные изменения в черной субстанции при моделировании досимптомной стадии паркинсонизма, Конференция молодых ученых ИБР РАН, Москва, 2008. Онтогенез, 2009 г., т. 40, №4, с.

318-319.

8. Хаиндрава В.Г., Нанаев А.К., Кучеряну В.Г. Кудрин В. С., К.С. Раевский, Ершов П.В., Бочаров Е.В.,.Крыжановский Г.Н., Угрюмов М.В., Экспериментальное моделирование досимптомной стадии болезни Паркинсона, Конференция: «Нейрохимические механизмы формирования адаптивных и патологических состояний мозга» Санкт-Петербург, 2008 г.,

151-152.

9. Хаиндрава В.Г., Козина Е. А., Кучеряну В.Г. Е.В. Бочаров, Кудрин В. С., Клодт П.М., Пронина Т. С., Угрюмов М.В., Экспериментальное моделирование досимптомной стадии болезни Паркинсона, Конференция с международным участием, посвященная 90-летию академика Т. М. Турпаева, «Механизмы нервных и нейроэндокринных регуляций», Москва, 2008 г., с. 117-118.

10. Khaindrava V., Adaptive changes in parkinsonism: modelling the disease progression and impact of subthalomic nucleus high frequency stimulation in rodents., «XVIIeme colloque de l’ecole doctorale des sciences de la Vie et de la Sante Aix-Marseille Universite», Франция, Марсель, 2009 г., с. 405.

31

Оценить