Вы находитесь на странице: 1из 189

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» ТРЕУГОЛЬНИК СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА:

ТРЕУГОЛЬНИК СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА:

НАУКА, ПРОИЗВОДСТВО, КОММЕРЦИЯ

Москва

2012

ББК: 67 + 65.9(2)26 С 23

Треугольник сетевого общества: наука, производство, коммерция / Коллективная монография под ред. Л.В. Голоскокова. – М.: Изд-во Государственный университет Минфина России, 2012. – 186 с.

С 23

Настоящая коллективная монография является итогом трѐхлетних исследований работы специалистов в области права, экономики, финансов, государственного управления, маркетинга, менеджмента, философии, которые работали в направлении развития научной школы сетевого права, начало становления которой положено в Государственном университете Министерства финансов Российской Федерации. Учѐные, преподаватели, практики, аспиранты в своих работах сформировали более ясную картину феноменов сетевого права, сетевого общества, сетевой экономики, их взаимодействия с финансами, производством, коммерцией. Предложенные решения современных проблем российского государства и общества наметили ориентиры для дальнейших научных изысканий. Итогом данного этапа исследования стал проект создания сетевого общества, предлагающий практический переход к строительству сетевого общества, прежде всего, в финансовых аспектах. Материалы публикуются в авторской редакции.

ISBN 978-5-905199-04-2

© Голоскоков Л.В., 2012

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

ТРЕУГОЛЬНИК СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА:

НАУКА, ПРОИЗВОДСТВО, КОММЕРЦИЯ

Москва

2012

ОГЛАВЛЕНИЕ

Голоскоков Л.В. Проект создания сетевого общества как новая национальная идея России…………………………

Глава 1

Абакумова Т.И. К вопросу о построении сетевого общества

Глава 2

……… ………

6

24

Андросик Ю.Н. Сетевая природа фирмы: синергетическая интерпретация с позиции теории экономического пространства…… 42

Глава 3 Батяева А.Р., Кумуков М.Ш., Прошунин М.М. Финансовый мониторинг

в сфере обращения электронных денег………….…………

Глава 4

47

Довбня В.Б. Конституционно-правовые проблемы разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами

в Российской Федерации и их решение методами сетевого права…….52

Глава 5 Дрошнев В.В., Дрошнева М.Д. Социально-демографический мониторинг

в условиях информационного общества……………………

….……

70

Глава 6

Ермакова В.В. Нормативное правовое регулирование информационного обмена и взаимодействия таможенных служб в рамках интеграционных объединений на пространстве СНГ……………

78

Глава 7

Карпова Е.В. Правовые аспекты современных сетевых технологий…

Глава 8

Ким М.А. Ценностные основания сетевого общества…………………

…………

………

92

96

Глава 9

Кривенкова И.В. Механизмы выравнивания сальдо торгового баланса в контексте международной торговли Республики Беларусь наукоѐмкой и высокотехнологичной продукцией со странами основными торговыми партнѐрами………………………………… 105

Глава 10

Матвеев А.В. К вопросу о возможностях использования информационно-коммуникационных технологий при направлении поручений о производстве процессуальных действий в уголовном судопроизводстве Российской Федерации…………………… ……

Глава 11

111

Рассолов И.М. Правовая защита ноу-хау и коммерческой тайны в гражданском праве…………………………………………………….118

Глава 12

Романенко О.А. Трансформация корпоративного контроля с позиции

теории финансов……………………………

………………………

127

Глава 13

Станович Ю.М. Идеи Б.С. Новек о модернизации права и общества сетевыми средствами в контексте развития современной украинской теории правовой коммуникации…………………

……

131

Глава 14

Суровикина Н.А. Взаимодействие сетевого и административного права как стратегическое направление модернизации государственного управления.…………………………

………….

142

Глава 15

Третьякова Е.В. Сетевое право и финансы в деятельности телекоммуникационных компаний………

………

….156

Глава 16

Хорошильцев А.И. Власть права и ее уровни………………………… ……………………162

Глава 17

Чхутиашвили Л.В. Сетевая экономика как хозяйственная деятельность информационного общества…

Глава 18

170

Шагиева Р.В. Теоретические основы информационно-правовой деятельности…………………………….174

Сведения об авторах…………………………………………………

184

ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА КАК НОВАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ

Л.В. Голоскоков

«Спасать государство и общество от окончательного разложения и развала будут общественные союзы, в высшей степени жизненные, корпоративно- профессиональные, с одной стороны хозяйственные, с другой стороны духовные».

Н. Бердяев, «Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы». 1923 г.

«В условиях современной демассификации, разделѐнности общества на бесчисленное количество производящих индивидов, цели которых теряют то единое основание, которое они имели в рамках экономического строя, только централизованные общественные институты и способны, по-видимому, противостоять перспективе социальной дезинтеграции».

В. Иноземцев, «За пределами экономического общества». 1998 г.

Не случайно мы привели в эпиграфе две близкие по смыслу идеи, высказанные с интервалов в 65 лет русским религиозным философом Николаем Бердяевым и нашим современником, экономистом Владиславом Иноземцевым. Выдающиеся мыслители разных направлений увидели, что сложнейшие проблемы государства и общества могут быть решены новыми общественными институтами. Одним из таких новых и наиболее эффективных общественных институтов может стать сетевое общество. Формально-юридическое основание для начала создания сетевого общества содержалось в первой редакции Распоряжения Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» 1 , подписанного В.В. Путиным. В программе была поставлена задача оценки индекса готовности к созданию сетевого общества, что означало признание

1 Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

6

существования сетевого общества, и в целом прослеживался только технологический аспект этого понятия, вытекающий из возможностей информационно-коммуникационных технологий (далее – ИКТ). Из первой редакции данной государственной программы можно было составить некоторое представление о сетевом обществе и его назначении:

«популяризация возможностей и преимущества информационного общества», «социализация на основе общения», «новые формы солидарности», «распространение региональных инициатив», «формирование открытого творческого сообщества, способствующего созданию инноваций» – и вот это последнее, как мы считаем, было наиболее точной идеей, ключом к решению множества проблем государства, но не силами одного государства, а через создание сетевого общества и его работу. В последующей редакции этой программы, сделанной Распоряжением Правительства РФ от 02.12.2011 № 2161-р 1 понятие «сетевое общество» было убрано и оставлено только понятие «информационное общество», процитированные выше фрагменты также исчезли из текста программы, хотя с нашей точки зрения были очень точными и полезными. В новую редакцию программы был включен текст, который сохранил общую идею предыдущей редакции: «Инновационный сценарий в наибольшей степени соответствует идеологии информационного общества, ориентированного на постиндустриальную экономику. При реализации инновационного сценария Программа решает задачи не только в сфере информационных технологий, но и становится инструментом решения задач модернизации в иных сферах (управление, образование, здравоохранение и др.), регионального развития и интеграции в мировое хозяйство, повышения качества человеческого капитала и стандартов жизни населения» 2 . Мы полагаем, что использование понятия «информационное общество» вместо понятия «сетевое общество» не поменяло ни целей государства, ни сущности современного общества, которое является одновременно информационным и сетевым, и эти его атрибуты не могут быть изменены никакими редакциями государственной программы. И хотя авторы государственной программы «Информационное общество (2011-2020 годы)» отказались от первоначальной задачи перехода к сетевому обществу, мы полагаем, что это уже не важно. Задача была поставлена, распоряжение Правительства РФ действовало около года и под поставленную задачу могли сформироваться соответствующие идеи или планы. То, что государство отказалось от построения сетевого

1 Распоряжение Правительства РФ от 02.12.2011 № 2161-р «О внесении изменений в Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р» // СЗ РФ. 2011. № 51. Ст. 7543. 2 Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» (в ред. Постановления Правительства РФ от 18.05.2011 № 399, распоряжений Правительства РФ от 02.12.2011 № 2161-р, от 30.12.2011 № 2438-р) // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

7

общества – правильно, поскольку сетевое общество, понимаемое как гражданское общество, действующее в современном информационном и сетевом формате, и не должно строиться государством и по государственной программе, ибо гражданское общество (народ) является сувереном и не может быть никем построено, кроме как самим собой. Красивая была идея, но реализовывать еѐ может только само сетевое общество. Теперь можно рассматривать это дело так: государство вынесло на обсуждение идею создания сетевого общества, вовремя получило откуда-то сигнал, что это не его дело и сняло с повестки дня несвойственную ему задачу. А нам предстоит разобраться, что будет представлять собой сетевое общество и как его строить. Мы полагаем, что нужно постигать сущность нового сетевого явления не только умозрительно, пытаясь дать ему научное определение, но подходить к его изучению и с другой стороны – практически строить сеть сетевого общества, исследовать еѐ свойства и немедленно использовать полученные знания на практике, а затем снова обращаться к теории. Важен субъектно-деятельностный подход активного, созидающего, творческого субъекта, а не только технический подход, связанный с внедрением ИКТ и освоением бюджетных денег, ведь известно, что все государственные программы всегда выполнялись не в полном объѐме. Формальное определение понятий информационного или сетевого общества мало что даст науке и практике, ибо оно будет всѐ время отставать от развития реального феномена – сетевого общества, которое в каждой стране имеет свои особенности, к тому же меняющиеся со временем. Ещѐ одно основание для нашего проекта содержится в Бюджетном послании Президента РФ «О бюджетной политике в 2010-2014 годах», в котором поставлена задача: «В ближайшие годы в России должна быть сформирована новая модель экономического роста, основанная в значительной степени на частной инициативе, постоянных инновациях…» 1 . В итоге из двух приведѐнных документов вытекает наше предложение о том, что важнейшим делом государства и общества могут стать частные инвестиции в инновации, осуществляемые путѐм создания и функционирования сетевого общества. Сущностное основание. В последние годы появилось множество внутренних и внешних угроз для России. Они общеизвестны. Это ухудшающееся состояние дел в промышленности, сельском хозяйстве, космосе, демографии, медицине, государственном управлении, образовании, науке и т.д. Многие из этих и других угроз могут быть представлены специалистами в данной конкретной сфере как критические что, скорее всего, будет близко к истине. Однако, приступая к созданию сетевого общества, нужно понимать, что на начальном этапе его строительства, когда нет никаких ресурсов, кроме самой идеи, браться за все дела сразу невозможно, и поэтому нужно найти ту единственную

1 Бюджетное послание Президента РФ Федеральному собранию от 29.06.2011 «О бюджетной политике в 2012-2014 годах» // Парламентская газета. – 2011. – № 32.

8

сферу жизни и хозяйства, которая является по-настоящему самой важной со всех точек зрения, и, взявшись за которую, можно будет затем вытянуть все остальные. Для определения этой сферы наш анализ должен быть простым и убедительным. Предложим следующую систему аргументов. Чем Россия отличается от других крупных или индустриальных, или успешных держав? Большой территорией? Нет, еѐ имеют и США, Китай, Индия, Бразилия. Наличием нефти и газа? Нет, поскольку США добывают газа почти столько же, а нефть в последнее время обнаружена в большом количестве во многих местах мира. Действительным отличием России от многих стран пока ещѐ остаѐтся еѐ интеллектуальный и научный потенциал, способность к нахождению нестандартных решений, умению найти выход из безвыходной ситуации. При всѐм известном упадке науки в России «многие иностранные эксперты считают, что российская наука не только не потеряна, но находится на вполне приличном уровне: у нас сохранились традиции академической школы, которых попросту нет, скажем, в Китае» 1 . С другой стороны, наш потенциал в этой сфере постоянно убывает, а многие страны показывают великолепные образцы адаптации к вызовам истории. Но пока он сохраняется на достаточно высоком уровне, его можно и нужно поддержать, увеличить и использовать для технологического прорыва. В идеале сетевое общество (это название можно трактовать как название гражданского общества в его современном виде, как общество, основанное на возможностях сетевых компьютерных технологий, позволяющих быстро контактировать между собой любым лицам) должно было бы взять на себя преобразование всего и вся, что не получилось в государстве. Но так не бывает. Нужно с чего-то начинать. А начинать нужно с того, что имеет конкретный экономический интерес для каждого гражданина страны. В федеративной России нет почти ничего общего между народами, живущими на Крайнем Севере и юге страны, на востоке и западе. Отличается коренным образом всѐ: история, традиции, обычаи, культура, местные языки. Тем не менее, есть конституционный фундамент, общий для всех – российский рубль и русский язык. Поэтому мы должны объяснить всем, понимающим русский язык (именно поэтому наш проект – русский, объединяющих всех с помощью русского языка), что у нас есть общий интерес – использовать уникальный и пока ещѐ во многом непревзойдѐнный потенциал наших учѐных, изобретателей, инженеров, чтобы он, сложенный с деньгами каждого россиянина, дал ещѐ бόльшие деньги, которые в соответствии с принципом справедливости достались бы всем участвующим в общем деле. Res Publica – республика в переводе с латинского – это общественное дело. А республиканская форма правления установлена ст. 1 Конституции РФ. Вот этого общего дела категорически не хватает нам всем. Мы его сначала увидели в следующей строке

1 Носырев И.

ИмПАТЕНТция // РБК. 2011. № 10. С. 145.

9

утратившей силу редакции государственной программы «Информационное общество (2011-2020 годы)» – «формирование открытого творческого сообщества, способствующего созданию инноваций», а затем в разделе «ожидаемые результаты реализации программы» в новой, действующей редакции государственной программы – «развитие социальной самоорганизации и социального партнѐрства власти, бизнеса и общественности на основе использования информационных технологий». Несмотря на текстуальные различия, обе редакции программы нацелены на решение одной и той же задачи, которая в нашем понимании представляет собой формирование первоначальной структуры сетевого общества. Пока сетевого общества нет, под ним можно понимать что угодно, однако наша задача состоит в том, чтобы дать такое понимание и задать такую высокую цель, чтобы с предложенной трактовкой согласилось большинство граждан. Для этого нужно разработать наиболее общие положения проекта, которые мы и представляем далее. Новое общественное дело – это подъѐм своего собственного финансового положения, своего личного статуса, развитие России не через абстрактные общие дела (социализм, коммунизм, капитализм, при строительстве которых народ в итоге претерпел большие испытания, но не обрѐл ни достатка, ни достоинства, ни самоуважения, ни способности быть ответственным за себя и страну), а через своѐ личное благосостояние. Когда станет состоятельнее во всех смыслах каждый отдельный гражданин – станет сильнее и Россия – вот формула процветания. Но не наоборот. Обратная формула тоже работала, но всѐ-таки конечный итог оказался негативным – модель устройства страны, в которой общественный интерес значительно преобладал над личным интересом, потерпела крах. Обустройство нужно начать с себя, а не с массы глобальных проблем. Личный финансовый интерес, помноженный на великую цель и масштаб – это основа проекта. В России народ истосковался по национальной идее, проекту, который мог бы увлечь всех. К нему Россия подошла вплотную, и если не дать ему проявиться, можно потерять ту ценностную основу нашего общества, которая составляла фундамент такого проекта, который и был национальной идеей (только тогда мы не использовали это термин) – это полѐт Гагарина, индустриализация и другие достижения, которые сделали СССР великой державой. Создание сетевого общества должно иметь ещѐ большее значение, нужно только вписать в проект один из плохо применявшихся в те времена стимулов – личный интерес. Конкретные пункты программы действий созревают в умах многих людей одновременно и в одном направлении. Например, Т. Гурова пишет, что «центральной задачей этой программы должно быть накопление капитала на территории страны. Здесь важно два момента. Во-первых, под термином «капитал» мы понимаем не только денежные и даже не только технические и материальные активы, а в том числе образование и науку, социальные функции. Во-вторых, чтобы стать центральной задачей, накопление капитала должно получить очевидный приоритет над идеей

10

экспансии капитала» 1 . Есть и нематериальные субстанции, необходимые для развития нового дела. О них хорошо сказал известный американский экономист Роберт Солоу: «Думаю, что самое важное слагаемое интеллектуального успеха – быть частью высокомотивированной группы. По-моему, прогресс, как правило, обеспечивают усилия интеллектуальных сообществ, а не отдельных людей» 2 . Эта мысль как нельзя более соответствует идее построения сетевого общества, где еѐ нужно использовать в полной мере. Замечательная американская мысль. А с чего же начиналась коммерциализация науки в США? Об этом вспоминает профессор менеджмента и компьютерных наук Стэнфордского университета, основатель нескольких компаний в Кремниевой долине Уильям Миллер:

«Именно студент Стэнфорда основал сотни лет назад первую действительно значимую высокотехнологическую компанию. И несколько преподавателей, в том числе первый ректор Стэнфорда, вложили в компанию небольшие суммы… Например, в Кремниевой долине двумя в числе самых первых предпринимателей были Билл Хьюлетт и Дэвид Паккард, основатели одноимѐнной компании. Их поддержал очень хороший преподаватель. Если бы не преподаватели, то сами студенты ничего бы не создали» 3 . Этот опыт нужно иметь в виду, как и многое другое. Например, А. Механик пишет, что «проблемы России как нации заключаются в том, что у неѐ до сих пор не сформированы новый исторический миф и новые общепринятые ценности, не поставлены цели, способные объединить граждан самого разного этнического происхождения… Ещѐ в XIX веке известный французский учѐный и писатель Эрнест Ренан сказал, что нация это «ежедневный плебисцит», в котором надо всѐ время побеждать» 4 . Отсюда необходимость формирования идей, которые были бы приняты большинством членов сетевого общества и стали бы нашей общей стратегией. Мы полагаем, что такой идеей будет создание сетевого общества через первоначальное создание его главной сетевой структуры – инновационно-инвестиционной сети, в которой изобретатели, инженеры, учѐные России предложат идеи и технологии для создания новых товаров, которые будут поставлены предпринимателями на конвейер и в итоге создадут устойчивый источник доходов для всех участников проекта. Сколково – это замечательно, но инновации и мировой финансовый центр появятся тогда, когда каждый гражданин страны будет лично заинтересован в их появлении и с удовольствием и пониманием принесѐт туда свои деньги. Это большая цель и наш идеал. А каково состояние дел в этой сфере?

1 Гурова Т. Европейский путь русского человека // Эксперт. 2011. № 49. С. 22.

2 Гош А.Р. В остатке яркий талант // Финансы и развитие. Март 2011. Выпуск 48. № 1. С. 7.

3 Никифорова А. Кто управляет Кремниевой долиной // Эксперт. 2011. № 50. С. 60-63.

4 Механик А. Нации не создаются толерантностью // Эксперт. 2011. № 9. С. 60.

11

Глава Центра этнонолитических исследований Эмиль Паин пишет, что центральная проблема России – это проблема национальной консолидации: «Какую бы модель развития ни рассматривать, исходный пункт – некое сообщество, которое осознает себя «мы» 1 . Э. Паин представил результаты некоторых исследований: в России один из самых низких в Европе уровень уважения к правилам и нормам не только формальным, но и неформальным – религиозным, семейным, этническим; в европейской части России самый низкий уровень взаимного горизонтального доверия по сравнению с 27 странами Европы, «и это уже, честно говоря, почти трагедия для экономической деятельности. Если 70 процентов населения полагают, что окружающие люди будут относиться к тебе нечестно, обманут… то предположить, что они будут в таких условиях вкладывать в долгосрочные проекты большие деньги, – это утопия. Отсюда сложность главного элемента всякой модернизации, особенно инновационной» 2 . О результатах таких исследований надо знать. Но именно эти цифры говорят о том, что нужно немедленно создавать сетевую структуру, причѐм на совершенно иных принципах, чем те, которыми руководствуется сегодня наш народ, и которые приводят к таким последствиям. Доктор химических наук, профессор В.С. Арутюнов пишет, что «ключевая роль государства в реализации инновационной стратегии развития и организации национальной науки уже обсуждалась нами в ряде предыдущих публикаций о состоянии и перспективах научного потенциала России. К сожалению, опасения по поводу отсутствия реального интереса к этому вопросу со стороны российского государства полностью подтвердились. Как только цены на нефть снова пошли вверх и непосредственная угроза финансового коллапса национальной экономики миновала, вопрос об инновациях снова перешѐл в традиционную фазу ритуальных призывов, не подкреплѐнных какой-либо продуманной систематической политикой, рассчитанной на долговременный практический эффект» 3 . Из этого мы можем сделать вывод о том, что поскольку субъект, обязанный заниматься инновациями и наукой – государство – не может исполнить свои обязанности более двадцати лет, то для исправления такого положения нужно создать другой, заинтересованный и дееспособный субъект, которым может стать сетевое общество в виде его первой и главной компоненты – инновационно- инвестиционной сети. Многие известные лица государства и церкви высказывались об опасностях, которые могут нести социальные сети. Такие опасности есть, но они могут возникнуть и при использование любых иных инструментов, придуманных человеком, от которых человек не отказывается: телевизор,

1 Паин Э. Горизонталь безвластия // Огонѐк. 2011. № 19, 16 мая. С. 9.

2 Там же.

3 Арутюнов В.С. Главные инвестиционные проекты России как индикатор перспектив национальной науки // Экономические стратегии. 2011. № 2. С. 41.

12

атомная бомба, самый массовый в мире антидепрессант – алкоголь, а в России ещѐ и крупнейшая и мощнейшая из всех еѐ сетей – коррупционная сеть, о которой почему-то не говорят, как об опасности. Говорят просто о коррупции, как будто речь идѐт о коррупции двадцатилетней давности, но в том и разница, что тогда была коррупция, а сегодня она имеет вид сети и непонимание этого – вдвойне опасно. Известные исследователи этой сферы, М.Р. Юсупов и А.Я. Минин, пишут, что «сетевая коррупция протекает в рамках коррупционной сети, что позволяет институционализировать процедуры. Она является организованной институциональной коррупцией регулярного, постоянно осуществляемого экономического, политического или социального обмена» 1 . Вот эта сеть отбросила Россию на последние места в мире по уровню коррупции, и именно здесь впору кричать об опасности. Известный строитель финансовых пирамид через те же социальные сети вторично привлѐк деньги многих миллионов человек. Возможно, он преувеличил их число в рекламных целях, но по его первой пирамиде можно судить, что их порядок верный. Так почему бы не использовать желание народа включится в реальный инвестиционный процесс, ведь иначе он участвует в коллективном обмане, когда каждый участник знает, что получит деньги за счѐт тех, кто принѐс их позже? Почему одиночка может привлечь деньги миллионов людей, а государство для налаживания инновационного процесса не может? Причин неудачных действий и бездействия государства много, они исследованы, а виновные органы и лица известны. Например, Президент РФ Д. Медведев на встрече с учѐными Сколково, отвечая на реплику программиста Максима Кузькина о том, что на таможне его попросили заплатить 20 тысяч евро за старое барахло, сказал: «Я когда слышу разговоры про таможню, мне иногда тяжело сдержаться. Просто, ей-богу, хочется взять микрофон, и как запустить в стенку! Что ни делаешь – всѐ выворачивают наизнанку» 2 . Это означает, что даже Президенту РФ сложно преодолевать антимодернизационные и антиинновационные устремления таможни и иных служб и чиновников, цель которых – быстрое обогащение в ущерб государству. Однако сетевое общество никогда не будет иметь силовых структур для борьбы с такими явлениями, и поэтому для него путь борьбы или даже критики этих явлений неприемлем: критикой и предъявлением претензий кому-либо проблему не решить. Сейчас важно конструктивно действовать, а не возмущаться. Какие идеи можно использовать, чтобы действовать? Г.С. Киселев полагает, что «наше будущее зависит не столько от тех или иных законов истории, сколько от состояния нашего собственного сознания, от его

1 Юсупов М.Р., Минин А.Я. Противодействие коррупции институтами гражданского общества / Методология и организационно-правовые аспекты поддержки на общественных началах в сфере предпринимательства / Под. ред. проф. Минина А.Я. М.: МТПП, 2009. С. 183. 2 http://www.ntv.ru/novosti/243453/video/

13

зрелости. Другими словами, люди – если они хотят состояться именно в качестве людей – не должны смиряться даже с объективным ходом вещей… Долг человека – осознать своѐ предназначение: преображать стихийно-хаотический мир в человеческий, т.е. одухотворять его, и делать максимум возможного на этом пути» 1 . Эта мысль очень подходит для современной ситуации в качестве установки создавать и строить в России сетевое общество, когда разрушено так много и в отношениях между людьми, и в отношениях между гражданами и государством, когда правильным призывам руководства страны к инновациям и модернизации противодействуют коррумпированные чиновники, и делают это масштабно, безбоязненно и эффективно. Это коррупционная сеть, и такое еѐ организационное свойство делает сеть неуязвимой и практически неподконтрольной государству. Ей нужно противопоставить сеть созидательную – сеть сетевого общества с позитивными целями. Но не для борьбы (у сетевого общества нет такой задачи), а для положительной обратной связи с государством, постепенного преодоления, замены сложившейся системы, ибо преимущество сетевого общества не в проявлении силы, а в предоставлении уставшим от коррупции людям позитивной цели и выхода из порочного круга. Одну из методик реализации нашего проекта мы извлекли из выступлений двух известных лиц. М. Делягин, критикуя позицию В. Путина в той части, где в его статьях вместо стратегии содержится тактика, говорит, что «если не сформулировать сверхзадачу, которая в нашем обществе, в нашей культуре вытаскивает за собой потом всѐ – пусть даже задача глупая и нерешаемая, но она вытаскивает, она структурирует пространство – если остаться в рамках тактики, что мы поддерживаем стабильность… Нельзя решить задачу, не ставя над ней невыполнимые задачи» 2 . Обратим внимание на фразу «структурирует пространство», поскольку В. Путин, отвечая на вопрос о президентских выборах, заданный ему в Томском политехническом университете, ответил, что главное – чтобы в результате было структурировано гражданское общество 3 . Итак, экономист и политик сошлись в необходимости структурировать гражданское общество. Мы полагаем, что такая структура может быть создана именно в виде сетевого общества, так как сеть сама по себе уже задаѐт структуру, а вот конкретика структуры, еѐ содержание – всѐ это нужно решать нам, членам сетевого общества и его создателям. Нам нужна и принципиально новая форма, и еѐ новое содержание. Сегодня нам нужно опереться на точки экономического позитива. Они есть. Так, президент «Деловой России» А. Галушко считает: «На мой взгляд, у России есть уникальный шанс правильно воспользоваться моментом и подать себя как хорошую инвестиционную площадку, место

1 Киселев Г.С. Шанс на свободу (о перспективах открытого общества) // Вопросы философии. 2004. № 9. С. 15. 2 Finam.fm, 7 марта 2012. 3 Владимир Путин получил установку. «Коммерсантъ», 26.01.2012.

http://www.kommersant.ru/doc/1858496

14

для ведения бизнеса. Нужно сказать: мы готовы дать лучшие в мире условия прямым инвесторам…» 1 . И теоретическая наука – экономика – также указывает правильные направления движения. В. Иноземцев пишет:

«Главная задача развитых стран сегодня – это сохранение их уникального лидерства в информационной и технологических сферах, а в этом отношении даже незначительные по населению и естественным ресурсам регионы могут сколько угодно находиться в авангарде прогресса, определяя направление развития человечества. Именно в этом, на наш взгляд, и заключено основное условие доминирования постиндустриальных держав над остальной частью мира; именно его утрата имела бы гораздо более тяжѐлые последствия, чем торговые дисбалансы и непропорциональные потоки рабочей силы и капитала» 2 . Эти идеи является предпосылками для создания сетевого общества и платформой для следующих предложений по его строительству. Деятельность по формированию начальной структуры сетевого общества в виде инновационно-инвестиционной сети должна опираться на фундаментальную российскую науку, интеллект и знания наших учѐных, изобретателей, инженеров, здравый смысл, справедливость, научное стратегическое планирование, это должна быть работа не на отчѐтность и не имитации работы, как сложилось в России повсеместно, а деятельность, направленная на получение конечных положительных результатов. Методы создания сетевых структур известны, их нужно заимствовать у таких великолепно развивающихся сетевых структур как банки (крупнейший сетевой банк в России – это Сбербанк), сетевые компании, MLM-компании, сети транснациональных корпораций (ТНК) и прочие, улучшать и адаптировать их методы к нашему проекту и применять их в деле. Слова «сетевые компании», конечно, вызовут неприязнь многих граждан, которые потеряли и ещѐ потеряют деньги в финансовых пирамидах, однако наука не может брать в расчѐт их эмоции, она находит методы сетевых компаний эффективными, поэтому мы должны у них учиться, а затем делать ещѐ лучше и идти дальше. Инновационно-инвестиционная сеть должна иметь свою логичную внутреннюю структуру. Скорее всего, она должна быть именно сетевой структурой, но не обычной организационно-правовой формой, предусмотренной гражданским законодательством, и вот почему. Все существующие организационно-правовые формы (акционерные общества, товарищества, кооперативы и прочие) созданы под коммерческую или некоммерческую деятельность организаций, но не сетевого общества, поэтому попытки втиснуть в старые формы новое содержание ни к чему хорошему не приведут. Анализ существующих в российском законодательстве организационно-правовых форм показывает, что все они

1 Яковенко Д. Промышленность в новом формате // Эксперт. 2011. № 43. С. 52. 2 См.: Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества: Научное издание. М., 1998. C. 527.

15

по разным причинам непригодны для абсолютной новации – сетевого общества. Есть и общие причины непригодности: все организации, в какой бы форме они ни создавались, подконтрольны тем или иным государственным органам. Гражданское общество и его современный вариант – сетевое общество – не может быть подконтрольно никому, поскольку гражданское общество призвано контролировать государство, но не наоборот. Гражданское общество как предельно большая общность людей на территории России представляет собой по сути дела весь народ, и хотя понятия «народ» и «общество» разнятся по своему содержанию, в какой-то части они совпадают, во всяком случае, не вдаваясь в научные тонкости, можно условно приравнять их. Если это так, то в соответствии с ч. 1 ст. 3 Конституции РФ «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является еѐ многонациональный народ». Следовательно, гражданское общество (сетевое общество) – это суверен, и выше его никого нет и быть не может. Это правовое обоснование того, почему нельзя ставить под контроль создаваемую структуру сетевого общества, ведь это значит сразу же ставить еѐ в зависимость от государства, а в наших условиях – от небольшой группы чиновников. Слишком высок и ничем не оправдан такой риск – всему народу довериться нескольким чиновникам. Такая модель уже есть – вертикаль власти, которая пока не продемонстрировала образцов прорывных решений ни в каких областях хозяйства, промышленности или науки, поэтому вторая подобная модель будет лишней. Что же такое сетевая структура сетевого общества? Это структура, которая образуется и развивается за свой счѐт, в том виде, в каком она сочтѐт нужным, этот вид определяется стоящими перед ней стратегическими задачами, и если это нужно для их решения, структура сама себя переформатирует и примет тот вид или форму, какую ей нужно иметь в данный момент. Поскольку сетевое общество первично, поскольку оно – суверен, оно не должно ни у кого спрашивать разрешения избрать тот или иной вид (или форму – как кому нравится). Поэтому навязывание государством иметь сетевому обществу устав или учредительный договор или ещѐ какие-то установочные или регистрационные документы, а также устанавливать, перед кем ему отчитываться, невозможно. Нет и не может быть ни одного должностного лица в государстве, которое могло бы давать указания сетевому обществу. Однако это не означает, что сетевое общество изолировано от государства, напротив, они глубоко и прочно связаны множеством различного рода связей. Наука должна будет выявить и объяснить характер этих связей, предложить, как сделать их более эффективными для взаимной пользы государства и сетевого общества. Научным кадрам сетевого общества предстоит глубоко исследовать эту область непосредственно в ходе практического строительства сетевого общества, однако никто не мешает заняться этой же проблемой и государственным научно-исследовательским учреждениям и вузовской науке. Это и будет одна из многих связей государства и сетевого общества.

16

Первая связь проявилась в упомянутом нами распоряжении Правительства РФ, в котором само государство впервые озвучило идею сетевого общества. Возможно, государство могло бы ещѐ принять участие в оказании помощи по становлению сетевого общества в рамках государственно-частного партнѐрства, а затем постепенно отойти от этой работы. Это тоже могла быть одна из связей государства и общества. Опыт такого рода был в своѐ время продемонстрирован на примере создания Общественной палаты. Сильная консолидационная идея, предлагаемая в рамках создания сетевого общества, такова: вернуть России статус великой научной, индустриальной и технологической державы, поставляющей на внутренний и внешний рынок самые передовые технологии. Показать себе и другим, что мы можем собраться, сосредоточиться и стать в деле технических инноваций снова ведущими, у которых есть чему учиться, сделать имидж русской науки привлекательным, а русский язык – языком передовой науки и технологий, который нужно непременно учить, чтобы что-то представлять собой в мире – как это было раньше в ядерной физике или космосе. При этом достижение поставленных целей производить путѐм сложения усилий всех участников сетевого общества, которые должны понять и принять для себя несколько простых вещей: первое – нужны вклады своих личных денег в общее дело, ибо без денег ничего нельзя сделать; второе – необходимо личное участие каждого в данном деле (как это сделать – вопрос второго плана); третье – личная ответственность каждого участника сетевого общества за общее дело. В новом деле – никаких общепринятых русских привычек, ставших нормой поведения: воровство и взятки, имитация дел и болтовня, лень и апатия, неверие в свои силы, авось да небось. Это всѐ то, что успешно несѐт по всей стране разрушение. В сетевое общество нужно приходить строить. Сетевое общество – это исторический шанс сменить тенденцию разрушения на созидание. Это конкретное приглашение каждому приобщиться к великому делу и сообща достичь идеала, который мы потеряли в погоне за хлебом насущным. Необходимо принять принципы построения сетевого общества. Один из принципов, непривычный для нынешнего государства, такой: наверх – на любой уровень – избирать не самого богатого, покупателя должностей и званий, как сегодня, а самого умного, образованного, результативного и ответственного. Избравшие и избранный несут равную ответственность за конечный результат работы своего избранника. Россия, приняв форму сетевого общества, должна стать в боевую стойку собранности, деловитости, энергичности, рассудительности прагматичности, рациональности. Главный враг внутри нас: склонность к болтовне и пиару, неуверенность в своих силах, ожидание ответов и указаний сверху, неграмотность и нежелание становится грамотными – это очень тяжело, так же как быть свободным, а не рабом. Наш стиль работы:

стремительность и напор, никаких сомнений (типа «ну, давайте попробуем…») – только вера и победа – без вариантов.

17

Эти и другие правила всякий приходящий в структуру сетевого общества должен принять для себя и сказать себе: Принимаю! Верю! Буду работать в полную силу и стану состоятельным человеком (во всех смыслах этого слова), и мы добьѐмся поставленных целей! Кто сомневается, боится, не знает, не может, не верит, не принимает новые правила – может подождать. Придѐт потом. То, что кто-то не поверит – это нормально, народ обманывают уже сто лет подряд. Если же пришѐл – работай. Обещал – сделай. В сетевом обществе нет надсмотрщиков и погонялок, сюда можно прийти и работать ради великой цели. В нѐм интересно работать, потому что результат будет обязательно, ибо придут работать только активные и деятельные, а кто не верит в результат, тот не приходит, и у него не будет результата – на нет и суда нет. Один из принципов – жѐсткая самодисциплина. Сетевое общество не спрашивает у приходящего работать гражданина о его прошлых грехах, неудачах или о тех его поступках, за которые человеку когда-то будет стыдно. Сетевому обществу нужны знания и умения, творческий дух и креативностью, организационные, изобретательские способности и другие положительные качества человека, которые он готов привнести и отдать, и которым оно найдѐт наилучшее применение. Возможно, человек всю жизнь делал что-то неправильно и знает это, не исключено, что ему приходится так делать в силу зависимости от начальника или внешних сил, которые он не может преодолеть. Всѐ это можно оставить в прошлом, а в сетевое общество человек приходит, чтобы стать творцом, созидателем или незаменимым исполнителем и сделать что-то реальное в жизни, что останется с ним и после него. В сетевом обществе творческая личность конструирует этот мир, как считает нужным, а не ждѐт от него указаний, милости или подачек. В сетевом обществе любой человек незаменим, ценен и уникален. В России нет лишних людей, и всеми ими нужно дорожить – это ещѐ один принцип сетевого общества. Главное в сетевом обществе – это человек, личность, и цели сетевого общества направлены на благо конкретного члена общества. Сетевое общество пока берѐтся решить задачу организации инновационно-инвестиционного процесса, направленного на конечный результат – получение доходов от инноваций и технологическое развитие страны. Всего одна задача, но очень сложная, а также самая важная из всех современных задач. Если другие задачи могут хоть немного подождать, то эта – не может. Наука сегодня – это становой хребет России. Об этом мало кто знает, но нужно, чтобы знали все. Не будет науки – Россия сразу превратится в страну третьего мира, правда, с нефтью и газом, запасы которых велики, но конечны. Для сетевого общества нынешней России очень точно подходит идея, которую высказал в виде своего личного прогноза заведующий отделом международных финансов ИМЭМО РАН Яков Миркин: «…впереди финансовое развитие, более высокая монетизация экономики, всѐ более сложный финансовый рынок России, открывающий массу возможностей

18

для влюблѐнных в реальную экономику, в изменчивость, для тех, кто ищет риски, приключения, инвестиции в инновации» 1 . Модель представляемого сетевого общества использует изложенные нами подходы и принципы и не отрицает возможности в других государствах иного понимания сетевого общества, его предназначения. Нас интересует то сетевое общество, которое мы берѐмся создать в России в контексте еѐ нынешних проблем и проблем человека и гражданина России. Именно конкретика современных проблем России задаѐт структуру, цели и задачи сетевого общества, определяет необходимые принципы его работы. Чисто теоретически перед сетевым обществом можно поставить массу разных задач и изобразить его структуру в любом виде или форме, однако фактор времени налагает свои ограничения: нужно спешить, иначе иные конфигурации сетевого общества могут стать просто неактуальными. Поэтому наше видение структуры сетевого общества исходит из необходимости решать для выживания страны именно предлагаемый нами узкий круг задач. Важнейшая компонента сетевого общества – финансовая, ибо с неѐ всѐ начинается (аккумуляция денег) ею всѐ и заканчивается (распределение дивидендов). Другие компоненты, которых может быть достаточно много,

нами пока не рассматриваются. Нужно отметить, что сетевое общество будет радикально отличаться по целям и задачам как от коммерческих, так

и некоммерческих организаций. Например, от коммерческих организаций,

которые могут иметь похожие цели и задачи, оно будет отличаться структурой, амбициозностью целей, масштабностью задач, количеством участников, размещением в виртуальном пространстве, использованием своих внутренних норм и правил (сетевых) и другими параметрами, многие из которых пока не исследованы. Сетевое общество требует нашего возвращения к истинным ценностям:

только личный талант и способности делают человека значимым в новой системе координат. Докажи, что ты лучше других, стань ступенькой выше, но при этом неси бόльшую ответственность за всех тех, кто тебя выдвинул наверх, кто придал тебе более высокий статус. Ответственность за других – это правило работы в команде, в обществе; если ты отвечаешь за других – это уже признание того, что ты – лидер. Это одновременно высшее признание твоих заслуг. Сетевое общество развивается на принципах самоорганизации. В то же время это не означает, что всѐ пущено на самотѐк. Развитие инициируется на основе новейших достижений науки, с использованием методов синергии, краудсорсинга, а ими в состоянии овладеть только самые подготовленные, поэтому ценность реального образования, знаний, умений становится определяющей. Самоорганизация осуществляется и координируется теми группами лиц (управляющими центрами сети,

которых может быть много), которые имеют соответствующую подготовку

и образование.

1 Миркин Я. Эквивалент власти // Прямые инвестиции. 2012. № 1. С. 19.

19

Сегодня эксперты обеспокоены вот чем. Ведущий консультант информационного отдела Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Г.С. Добкин пишет: «Несмотря на то, что интеллектуальный потенциал российской нации остаѐтся достаточно высоким, уровень его использования в России крайне низок. Взаимодействие государства, бизнеса, науки и образования для обеспечения ускоренной модернизации страны, инновационного развития российского общества носит недостаточный характер, не демонстрирует взаимной заинтересованности сторон на деле. Длительное сохранение невостребованности интеллектуального потенциала в стране неизбежно ведѐт к его снижению, как за счѐт деквалификации и оттока специалистов за рубеж, так и из-за снижения его общественного престижа» 1 . А сетевое общество – это тот инструмент, который позволяет поднять собственный престиж путѐм участия в великом деле возрождения себя и своей страны буквально каждому человеку. Термин «сетевое общество» интуитивно не располагает думать о нѐм в финансовых аспектах, но можно ли вообразить, что от того, что соберѐтся «общество» в сто тысяч или сто миллионов человек, которые хорошо поговорят, и тут же возникнет финансовый доход? Конечно, нет. Поэтому вход в сетевое общество начинается с выполнения обязательных условий:

деньги, время и личные усилия, ответственность. Нужно понимание того, что дивиденды от инвестиций в передовые технологии и вообще в любой бизнес не возникают как в финансовых пирамидах ежемесячно и не растут от переброски денег со счѐта на счѐт. Это процесс с множеством этапов:

НИОКР, патентование, экспертизы, финансирование, производство, сбыт, и т.д., а его основа – производство, а не финансовые манипуляции, которые в 1998 году закончились плохо и для государственной пирамиды ГКО, и для известных частных пирамид. Мы же предлагаем инвестирование только в реальный сектор экономики, производство. Некоторые дела в жизни нужно делать лично. Можно по доверенности купить машину или дом, но по доверенности нельзя родить и воспитать ребѐнка. Без инвестированных денег и вложенных личных усилий не возникнет личная ответственность и интерес, а это именно то, чего нет у обычного гражданина, поскольку в нашем государстве он всегда передавал всю свою инициативу и ответственность депутатам, партии и правителю, которые находятся в текущий момент у власти. Тот ребѐнок, которого по доверенности все мы родили и за двадцать лет воспитали – нынешняя Россия – показывает нам, чтό в итоге получается, если мы без оглядки отдаѐм нашим избранникам всѐ, что у нас есть. Нужно думать: когда, что, в каком объѐме, кому и на какое время можно передать, а чего передавать нельзя никогда и никому и нужно делать лично. В то же время сетевое общество – это не акционерное общество и не

1 Добкин Г.С. Сохранение и развитие интеллектуального потенциала нации – необходимое условие развития информационного общества в России // Аналитический вестник. № 16 (402). С. 39-40.

20

общество с ограниченной ответственностью. В нѐм не может быть, чтобы пришѐл некто богатый, внѐс миллиард (денежных единиц) и сказал, что теперь он имеет больше половины голосов на общем собрании и всѐ будет решать за всех. Есть соответствующие защитные механизмы. Сетевое общество – это и не партия. Партии занимаются в числе прочих важных дел критикой властей и друг друга. Сетевое общество в нашем понимании никого не критикует. Критики было более чем достаточно, но за двадцать лет она не привела к качественному улучшению состояния дел в России. Поэтому задача сетевого общества – сформировать положительный образ, сформулировать правильные цели, привлечь максимум сторонников, решить задачи и достичь конкретных результатов. Абсолютно все граждане могут стать членами сетевого общества, ибо все они – члены гражданского общества. В его подструктурах они могут занимать разные позиции соответственно своим возможностям, способностям, желанию. Для человека важно только одно, чтобы он сделал выбор и поменял статус пассивного наблюдателя жизни, в котором он пребывает, являясь одновременно членом гражданского общества (ибо мы все без исключения – его члены), и стал активным участником общества сетевого, в котором он обретѐт благодаря новым связям множество сторонников, партнѐров, друзей, а также свой высокий статус конструктора нового мира и творца новой России – величайшей державы. Такова цель сетевого общества и его идеал. В чѐм важнейшая миссия сетевого общества? По мнению эксперта, «инновации в нашей стране всѐ ещѐ носят точечный характер и не стали мощной движущей силой хозяйствования и общественной жизни. Технологический кризис, который переживает Россия, становится угрозой для самого существования страны не только в долгосрочной, но и в среднесрочной перспективе. Советские заделы в сфере инноваций в большинстве своѐм исчерпаны, распалась технологическая цепочка, которая обеспечивала воспроизводственные циклы инноваций – от фундаментальной науки до их внедрения» 1 . И поэтому, как мы полагаем, восстановить это сможет только сетевое общество. Двадцать лет ждали – никто не пришѐл строить разрушенное, а государство за все годы так и не смогло остановить процесс развала, следовательно, это должен сделать сам народ, но для этого он должен организоваться в какую-то принципиально новую форму, и эта форма – сетевое общество. Старые формы – партии, профсоюзы, любые крупнейшие коммерческие организации, государственные и частные банки и корпорации и все они вместе с государством ничего не смогли изменить в этом направлении, и процесс распада промышленного комплекса, как это следует из доклада Института экономики РАН, будет длиться ещѐ 7-8 лет (а с учѐтом даты его публикации – уже 5-6 лет), после чего Россия может полностью прекратить

1 Добкин Г.С. Указ. соч. С. 43.

21

своѐ существование как индустриальная держава 1 . Суровый прогноз должен призвать нас трезво оценить ресурс времени. Он очень мал, но пока есть. Он же поможет задать степень нашей активности и необходимую скорость реализации планов строительства сетевого общества. Нужно понимать, что долго запрягать по-русски уже нельзя, ибо можно оказаться в ситуации, что ехать будет некуда. В сетевом обществе выверенные решения должны приниматься группами экспертов, имеющих высокий уровень образования и опыт работы в своей сфере. Приходящий творить в сетевое общество лично вкладывает усилия, вносит деньги, сам делает себя и страну. Конечно, сетевое общество произведѐт и обратный ход – финансовую отдачу, и сделает это обязательно. Наши специалисты, инженеры, эксперты, учѐные, предприниматели, вне всяких сомнений, создадут прибыльные предприятия, основанные на новых технологиях, изобретениях, патентах, идеях, но на данной стадии проекта никаких сроков никто не назовѐт, тем более, процентов прибыли. Всѐ это придѐт в своѐ время, а сегодня наша миссия увлекательна и величественна – создать крупнейшую инвестиционную структуру страны, которая будет так же позиционировать себя и в мире. Это должна быть подлинно всенародная структура, создание которой должно обрести статус национальной идеи. Для неѐ нужна новая форма, новое содержание, дух новаторства, грандиозные цели, модель страны, которая может стать привлекательной и для стран СНГ. Рассмотрим вопрос о критике нашего проекта. Известно, что любые идеи или научные положения можно критиковать со всех сторон бесконечно. Можно сказать, что проект не раскрывает, что такое сетевое общество, и кому-то что-то непонятно, поэтому он туда и не пойдѐт. Да, написать можно ещѐ пять томов, на это уйдѐт пять лет, и всѐ станет ясно тому, кому не было понятно, но другому будет непонятно, потому что он не осилит пять томов. Однако через пять лет писать будет поздно, поэтому мы ограничиваемся данной постановочной частью, а остальное будет дорабатываться в теории по ходу дела и тут же опробоваться в практике. Кто-то может сказать, что в наших рассуждениях где-то есть ошибка, что мы не оговорили все важные моменты. Возможно, но в сетевом обществе должен действовать принцип: знаешь, как правильно, – приходи и делай. Докажи, что твоя идея лучше, принесѐт больше денег или иной пользы, убеди всех и действуй: организуй производство, заработай больше денег и покажи, что был прав. И сделай так ещѐ и ещѐ. Член сетевого общества – это преобразователь мира, его призвание – творить, конструировать и модернизировать мир. Точного определения сетей, сетевого общества, информационного общества пока нет. Наша версия и понимание сетевого общества такова – это мощнейший, хотя и не до конца познанный инструмент

1 См.: Гринберг Р. Ведущий центр российской экономической науки: разворот исследований накануне второго десятилетия нового века (к 80-летию Института экономики РАН) // Российский экономический журнал. 2010. № 3. С. 19.

22

преобразования России по формуле: выдающиеся русские мозги (технологии, изобретения) + деньги граждан = процветание гражданина, а затем и всей страны. Или ещѐ проще: мы создаѐм крупнейшую сетевую научно-техническую, технологическую инновационную корпорацию, где каждый гражданин может быть в общем деле вне зависимости от его нынешнего статуса, возраста, национальности, места жительства, образования и всего прочего. Наука – это самая большая российская ценность, ключевое звено в треугольнике «наука – производство – коммерция», который является основой прогресса всех развитых стран, и она выведет нас в лидеры мира. Таков треугольник сетевого общества – наш новый русский проект.

«Возрождение России к новой жизни может быть связано лишь с мужественными, активными и творящими путями духа… Творческий дух России займѐт, наконец, великодержавное положение в духовном мировом концерте. То, что совершалось в недрах русского духа, перестанет уже быть провинциальным, отдельным и замкнутым, станет мировым и общечеловеческим, не восточным только, но и западным. Для этого давно уже созрели потенциальные духовные силы России».

23

Н. Бердяев. Судьба России. 1918 г.

Глава 1

К ВОПРОСУ О ПОСТРОЕНИИ СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА

Т.И. Абакумова

Государственная программа Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» 1 в своей первой редакции упоминала о «сетевом обществе», в связи с чем нашей задачей является поиск ответов на вопрос, что такое сетевое общество и как его создать. Ответ на эти вопросы мы будем искать через рассмотрение категорий синергии, времени и пространства на основе применения и развития идей теории сетевого права 2 . Практика правореализации показывает, что право пока почти не обладает качеством опережающего регулирования. Его неспособность быстро адаптироваться к многочисленным угрозам экономическому благополучию или упреждать их была продемонстрирована на всех континентах и независимо от того, к какой правовой семье относилось право той или иной страны, но особенно в России. Право оказалось не готовым к столкновению с феноменом быстро протекающего времени, меняющего реальность быстрее, чем способность права самосовершенствоваться, а ведь именно право является основным регулятором социально-экономической реальности. Конечно, здесь мы имеем в виду не только право само по себе, но и государственно-правовые механизмы и институты, ответственные за его своевременную адаптацию к текущим реалиям. Так и в упомянутом распоряжении Правительства РФ была сделана попытка построить сетевое общество, то есть задать через нормы права долговременные ориентиры развития России, но уже через год она сменилась в последующих редакциях данного распоряжения на более умеренную позицию, использующую иную терминологию. Тем не менее, независимо от представлений Правительства РФ, процессы создания того общества, которое можно будет назвать сетевым (где-то оно функционально перекликается с информационным обществом), уже идут, и остановить их наличием или отсутствием норм права или распоряжений сложно, хотя, видимо, это может влиять на динамику данного процесса. К чему привело применение современного права и понимание экономики в нашей стране? Специалисты нашли простой и ѐмкий ответ, обобщающий суть практического действия российской экономики и права:

«Фактически страна продаѐт то, что ей нужно самой, а покупает излишки того, что производится в других странах, являясь удобным рынком сбыта

1 Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026. 2 Голоскоков Л.В. Теория сетевого права / Под ред. А.В. Малько. СПб., 2006. 191 с.

24

продукции еѐ конкурентов, лишая рабочих мест и средств к существованию своих собственных граждан» 1 . Это пример обычного для России иррационального поведения, десятки лет подряд тормозящего еѐ развитие через соответствующие нормы права и экономическую политику. Исследования доктора психологических наук, профессора Института этнологии и антропологии Российской академии наук Н.М. Лебедевой показывают, что культурная специфика России (национальный характер) существует и влияет на социально-экономическое развитие страны, и для реализации высокого творческого потенциала молодого поколения в базовых ценностях россиян должны снизиться значимости ценностей иерархии и консерватизма, русский национальный характер должен перестать опираться на сильную руку и внешней авторитет и перейти в фазу личной зрелости и ответственности, и несмотря на значение ценностей иерархии и власти в современной России, эти ценности не способствуют еѐ инновационному социально-экономическому развитию 2 . Здесь мы заметим, что именно сеть предполагает минимум иерархии и максимум личной ответственности, то есть, как нельзя более подходит для практической реализации предложений специалистов РАН в области психологии, этнологии и антропологии применительно к современной России. Рассмотрим феномен права в плоскости времени и пространства, отбрасывая пока иные составляющие, которые характеризуют его как конструкцию многомерную. Главным вектором этой конструкции в нашем исследовании мы определим время как наиболее сильно действующий фактор его развития, или, лучше сказать, замедления развития, при котором право оказалось без надлежащих механизмов адаптации к реалиям современности, и уж тем более без возможностей регулировать упреждающим образом будущие события. Известен доклад Института экономики РАН, в котором было подчѐркнуто значение именно фактора времени: «В любом случае критически значимым для нашей страны является фактор времени: Россия оказалась на грани окончательного распада своего промышленного комплекса и «нуллификации» своего индустриального потенциала. Факты таковы, что при всех хорошо известных негативах советской власти ей удалось создать очень мощную, превратившую страну в сверхдержаву, научно-техническую цивилизацию, которая, однако, в последние два десятилетия неуклонно разрушается. Согласно оценке учѐных Института экономики РАН, при сохранении этого рукотворного, спровоцированного радикально-либералистскими реформами, тренда остаѐтся всего семь- восемь лет до еѐ полного исчезновения. Причѐм Россия может даже сохраниться как государство, а устойчивость мирового спроса на

1 Мировой финансовый кризис и экономическая безопасность России: анализ, проблемы и перспективы / [В.С. Аксенов и др.] Москва: Экономика, 2010. С. 37. 2 Лебедева Н.М. Ценностный компонент в характеристике русского национального характера и его влияние на экономическое развитие России // Мир психологии. 2009. № 3 (59). С. 67.

25

энергоносители способна и на неопределѐнную перспективу пролонгировать «макроэкономический рост». Но это будет уже другая – полностью дезиндустриализированная страна с соответствующими последствиями для еѐ судьбы и судеб всего мира…» 1 . С момента подготовки этого доклада прошло 2 года, поэтому в тексте нужно видеть уже другие цифры: осталось 5-6 лет. Об этом говорит российская академическая наука – экономическая наука. Примерно такие же оценки времени видны и из других источников. Так, доктор химических наук, профессор В.С. Арутюнов пишет, что «пока ещѐ в нашей науке и образовании остаются профессионалы высочайшего уровня, но подавляющая часть их уже перешагнула планку пенсионного возраста, и лет через пять-десять этот ресурс будет полностью утрачен» 2 . Этот прогноз, как и предыдущий, также нуждается в поправке, ибо он был напечатан 3 года назад. Подобные прогнозы делаются с позиций разных наук. Например, В.И. Карасев полагает, что если «дальнейшее движение России будет осуществляться в границах тенденций, имеющих место сегодня, то можно утверждать, что сценарий грядущих событий уже написан и имеет только однозначное прочтение» 3 . Имеется в виду сценарий распада страны, разрываемой в борьбе за еѐ разнообразные ресурсы. Время – это бесценный ресурс, хотя он непосредственно может быть выражен и в денежной форме. В науке длительное отсутствие денег привело к следующему состоянию, о котором пишут Г.В. Эрлих и Г.В. Лисичкин: «…говоря о состоянии российской науки, мы, да и не только мы, не затрагиваем собственно научных проблем, а обсуждаем околонаучные проблемы, чаще всего – проблему финансирования. Можно принимать или отвергать западные ценности, но без главной западной ценности – денег – никуда. Денег отечественной науке катастрофически не хватает, это единственный пункт, в котором сходятся все, даже правительство…» 4 . Академик РАН С.Ю. Глазьев констатирует состояние дел в финансировании науки: «Государство фактически прекратило поддерживать инвестиционные процессы, а новые рыночные институты

1 Гринберг Р. Ведущий центр российской экономической науки: разворот исследований накануне второго десятилетия нового века (к 80-летию Института экономики РАН) // Российский экономический журнал. 2010. № 3. С. 19. 2 Арутюнов В.С. Наука как один из важнейших институтов современного государства // Наука России. От настоящего к будущему / Под. ред. В.С. Арутюнова, Г.В. Лисичкина, Г.Г. Малинецкого. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. С. 29.

3 Карасев В.И. Россия: общее и уникальное в контексте мирового развития. Монография. М.: ЛХА Альманах, 1999. С. 188. 4 Эрлих Г.В., Лисичкин Г.В. Указ. соч. С. 88.

26

обеспечения расширенного воспроизводства, прежде всего банковская система и фондовый рынок, не достигли достаточного для этого уровня» 1 . Президент Союза предпринимателей и арендаторов, кандидат экономических наук России А. Бунич в интервью изданию «СвободнаяПресса» дал оценку предложения директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард, которая заявила о том, что «давайте вместе выходить из кризиса». А. Бунич расшифровывает, что это значит: «Это обычная схема Запада. Сначала они затевают игру на финансовом рынке, похожую на игру Мавроди – раздуть побольше пузырей, и набрать как можно больше денег. Потом, естественно, в игре возникает момент, когда деньги вернуть невозможно. Тогда собирается общее совещание всех, кто в ней участвовал, и начинаются причитания: как же так получилось, давайте теперь все в равной степени отвечать за последствия Выгоду из всех финансовых катаклизмов, которые были до 2008 года извлекали в большей степени США, в меньшей – Великобритания и континентальная Европа. Но когда приходила пора платить по векселям, пояса затягивал весь мир, причѐм в равной степени – США не страдали сильнее остальных. Так было, например, с «пузырѐм доткомов», который образовался в результате взлѐта акций интернет-компаний. Этот пузырь надулся в середине 1990-х, втянул в себя огромные ресурсы, и позволил Америке преодолеть дефицит бюджета и выйти на профицит. В результате, в конце 1990-х, в США пришло немыслимое количество денег. И что произошло дальше? Всю выгоду получили американцы. Они не только привлекли деньги. Они оказались ещѐ и бесспорными лидерами в разработке интернет-технологий – а это стратегически важная индустрия. Мало того, подкосили всех остальных конкурентов в этом секторе. Европейцы и азиаты влезли в интернет-пузырь позже, и получили мало, но пострадали сильно. Сейчас происходит то же самое. Эта политика выгодна только ключевым игрокам. Это видно по нашей стране. Сегодня очередь дошла до России. Нас силком загоняют в ВТО на невыгодных условиях, требуют денег на помощь Евросоюзу – всѐ это противоречит российским национальным интересам. В этой ситуации Россия похожа на страну, которую выбрали для очередного ограбления» 2 . Из этого можно заключить, что всѐ это похоже на правду, но мы сделаем свои выводы. Первое: в государстве кто-то должен думать стратегически. В США думали и сделали на треугольнике «наука – производство – коммерция» деньги, умело используя момент появления не только интернет- технологий, но даже кризиса. Это урок, который надо творчески

1 Глазьев С.Ю. Развитие российской экономики в условиях технологических сдвигов // Будущее России. Вызовы и проекты: Экономика. Техника. Инновации / Под. ред. Г.Г. Малинецкого. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. С. 47. 2 Ошибка Кристин Лагард: Великая депрессия ждѐт только Россию, http://svpressa.ru/politic/article/51046/ <Суббота 14 января 2012 г.>

27

осмыслить и сравнить с тем, что сделали в такой же момент кризиса в России. Второе: очевидна роль науки, которая способна прогнозировать будущее, но нашу науку к этому процессу обычно не приглашают. Типичный пример – лесные пожары летом 2010 года в России. Их можно было спрогнозировать, но на научный прогноз не было денег. Возможно, наука должна проявить инициативу и создать среду, в которой будет действовать без приглашения как активный и самодостаточный субъект, иначе наука будет вечно пребывать на вторых ролях, ожидая от государства финансирования (конечно, речь не идѐт о финансирования фундаментальной науки). Предполагаем, что такой средой может быть сетевое общество. Это одно из многих его предназначений. Третье: в государстве плохо налажен процесс финансирования инвестиционных процессов и коммерциализации научных разработок, и это означает, что данный процесс должен делать другой субъект. Поскольку такого субъекта почти нет (почти – потому что в отдельных местах есть примеры успешного инвестирования, но все они вместе взятые не выводят страну из кризиса в данной области), его нужно создать. Мы можем считать, что в первой редакции Распоряжения Правительства РФ № 1815-р от 20 октября 2010 года такой новый субъект был обозначен – сетевое общество. Не важно, что в последующих редакциях распоряжения о нѐм нет ни слова, дело в том, что государство должно строить институты государства, а гражданское общество – свои, такие как сетевое общество, информационное общество и другие его возможные формы и разновидности. Государство и общество могут взаимодействовать в этом процессе, что пойдѐт на пользу и тому, и другому. С.Ю. Глазьев также пишет, что «широко признано, что одним из наиболее слабых мест отечественной инновационной системы является низкая активность в сфере коммерциализации научных разработок» 1 , а мы из этого делаем вывод о том, что эту проблему и должно взять на себя сетевое общество в первую очередь. Взять не только из-за еѐ крайней актуальности, но и потому, что еѐ решение отвечает на вопрос любого потенциального члена сетевого общества, который придѐт в него творить (издержки 20-ти лет капиталистического строя, но это нормально, потому что, наконец, учитывает то, что при социализме считалось постыдным – личный интерес) – «а что я буду с этого иметь»? Он должен будет иметь доход на тот капитал, который внѐс в общий котѐл инвестирования, а это могут быть тысячи проектов, и доход от интеллектуального потенциала и личных усилий, которые вложил в конкретные бизнес-проекты сетевого общества. Кроме того, он может получить доход и от того интеллектуального капитала, которого лично у него нет, но который есть у изобретателей, учѐных, инженеров, которые отдадут его в общее дело, а

1 Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса / С.Ю. Глазьев. Москва: Экономика, 2010. С. 188.

28

это может быть очень большой доход, но, конечно, он не может быть получен быстро. Здесь мы полностью согласны с С.Ю. Глазьевым – в том, что «сохраняющиеся в стране научный и интеллектуальный потенциал могут стать основой для быстрого подъѐма российской экономики при создании благоприятных условий его реализации» 1 . Российское государство, если когда-то и приступит к решению всех обозначенных задач, то, возможно, будет поздно: время конечный ресурс как для одного человека, так и для государства, тем более для России с уменьшающимся населением и окружѐнной активными, технологичными, амбициозными государствами, которые являются конкурентами, соперниками, а чаще всего и противниками, тайно или явно желающими также наших ресурсов и пространства. Наши учѐные это хорошо понимают. С.Ю. Глазьев пишет, что:

«времени на раскачку больше нет. За полтора десятилетия вследствие разрушения экономики и деморализации населения наши совокупные человеческие и материальные потери превзошли ущерб, понесѐнный страной в Великой Отечественной войне. Деградация российской экономики и разрушение духовной матрицы российской цивилизации зашли слишком далеко. Для успешного развития России в условиях структурной перестройки мировой экономики на основе нового технологического уклада необходимо перестроить всю систему управления страной» 2 . Состоянию российской науки и хозяйства были даны и более жѐсткие оценки. Например, генеральный директор компании UNIKOM, доктор экономических наук, профессор Д.М. Михайлов пишет, что «сегодня страна находится в нижней точке инновационного цикла: всѐ, что создано нашими родителями, благополучно проедено, изношено, украдено. Если и имеют место «достижения», то они, как правило, представляют собой островки относительной стабильности в океане достаточно отсталых бизнес-процессов» 3 . Конечно, Д.М. Михайлов далее предлагает и свои решения. Мы же полагаем, что одно из решений может быть найдено вне рамок государства, которое показало себя неспособным решать такие проблемы (хотя с государства никто не снимает ответственности и необходимости продолжения решения всех проблем). Собственно, Правительство РФ эту мысль и выразило – идею создания сетевого общества. Конечно, лучше бы это сделали представители гражданского общества, но, с другой стороны, ведь члены Правительства РФ – тоже члены гражданского общества, так что в итоге не принципиально, кто высказал идею создания сетевого общества. Официально она принадлежит Председателю Правительства РФ

1 Там же. С. 217.

2 Там же. С. 201-202.

3 Михайлов Д.М. Эффективное корпоративное управление // Экономические стратегии. Академический бизнес-журнал. 2011. № 3(89). С. 53.

29

В.В. Путину, подписавшего первую редакцию упомянутого распоряжения в 2010 году. Фактор времени обязывает нас задать вопрос, какие ещѐ законы нужно принять и сколько ещѐ нужно времени, чтобы государство приступило к работе по всем указанным проблемным направлениям – 20 лет? И почему принять эти недостающие законы нельзя было за предыдущие 20 лет? Всѐ указывает на то, что такого количества времени у него нет, и дело не всегда в наличии или отсутствии хороших законов. И вот само государство предложило, кто должен отвечать за всѐ и даже подсказало название этого ответственного субъекта – сетевое общество. Возразить против этого сложно, поскольку никого другого, кто взял бы на себя всю ответственность, нет. Как в конкретной нынешней ситуации будет назван этот ответственный – не имеет значения, по сути, он всегда был один и тот же – это народ (общество). Сетевое общество – так звучит современно, актуально и правильно, поскольку есть информационно- коммуникационные технологии, а они имеют характер сети, да и русский народ живѐт реально в горизонтальной сетевой структуре. Возможно, народ об этом и не знает, зато знают его наиболее грамотные представители, что мы и покажем далее. Всѐ это означат, что многие ключевые решения должны быть найдены, а действия произведены частными лицами в сфере частного интереса, частного права и негосударственной экономики, в надгосударственном пространстве – сетевом обществе. Начать расшифровку этого можно с построения образа желаемого будущего, о котором пишет Г.Г. Малинецкий: «Строить новый мир придѐтся очень многим. И здесь ключевую роль начинает играть самоорганизация, консолидация вокруг образа желаемого будущего. Очень важны ожидания, надежды, мечты, лежащие, скорее, в интуитивной сфере. Для России это особенно важно. Без мечты не будет сверхусилий, необходимых для того, чтобы будущее нашего отечества состоялось» 1 . Возникает вопрос, в какой форме это сделать. Если говорить о юридическом понятии организационно-правовой формы, в которую нужно облечь данный процесс, то можно предположить, что все организационно- правовые формы (партии, профсоюзы, коммерческие или некоммерческие организации и другие) не являются пригодными для абсолютной новации – перехода государства из застоя и упадка через технологический рывок к относительному процветанию. В локальной точке, например, в конкретной фирме или корпорации они могут быть пригодны и даже иметь очень большой успех (примеры есть – российские олигархи; бизнес отдельных удачливых учѐных, которых буквально единицы), а в глобальном плане – нет: бесспорный факт состоит в том, что традиционные организационно- правовые формы используются более двадцати лет, а Россия в целом всѐ

1 Малинецкий Г.Г. Умение слушать // Будущее России. Вызовы и проекты: Экономика. Техника. Инновации / Под. ред. Г.Г. Малинецкого. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. С. 9-10.

30

больше отстаѐт и деградирует почти по всем показателям (тонущие корабли и платформы, горящие подводные лодки, падающие спутники и самолѐты и т.д.). Это доказательство упадка технологий, науки, знаний и умений – всего. И всѐ-таки такая форма найдена. Это – сетевое общество. Взаимодействие множества людей в сетевом обществе должно быть выстроено способом, позволяющим им продуктивно работать, чтобы достичь синергетического эффекта от их слаженных действий. Такова основа новой идеи. Конечно, при построении новой теории полезно вспоминать актуальную и по сей день мысль, высказанную Жоржем Сорелем в 1908 году: «Существует бесконечное число систем социальной экономики или социологии; не счесть проектов переустройства общества; изложениями великих законов истории можно было бы нагрузить несколько возов, и неуспех предшественников вовсе не смущает фабрикантов теорий. При этом зрелище есть от чего прийти в отчаяние и можно спросить себя, не свидетельствует ли оно о душевном расстройстве

наших современников, всегда готовых гнаться за призраком научности, который всегда от них убегает и всегда их обманывает» 1 . Но затем и нужна наука, чтобы искать пути выхода из тупика или кризиса, а всякий новый путь начинается с идеи. Так и современная наука даѐт новое представление о том, как следует подходить к решению такого рода проблем: управляющий директор глобального офиса McKinsey & Company Доминик Бартон, выступая в своѐ время на лекции в ГУ-ВШЭ на тему «Глобальные тенденции и их значение для России», подчеркнул, что «социальные сети имеют серьѐзный потенциал. Один из руководителей Procter & Gamble сказал мне: первое, что надо сделать – это развивать сети. Не обязательно для этого нужно новое изобретение вроде интернета. Но благодаря использованию технологий появится новое понимание, как (сетями) пользоваться» 2 . С другой стороны, об этом же подходе Т. Гурова пишет, что «незадолго до смерти знаменитый учѐный Илья Пригожин, отвечая на вопрос журналиста о XXI веке, сказал, что практически всѐ зависит от того, как человечество научится использовать сети: либо оно превратится в колонию слепых муравьѐв, ведомых одним зрячим лидером, либо станет свободнее

и созидательнее благодаря доступу каждого к знаниям всех» 3 . Президент Международной Лиги стратегического управления, оценки и учѐта профессор Мэтьюз Робин полагает, что самое важное – это развитие теории сетей. Он полагает, что за последние тридцать лет финансовые институты превратились в мир небольших

1 Сорель Ж. Введение в изучение современного хозяйства. С предисловием автора к русскому изданию. Перевод под редакцией и со вступительной статьей Л. Козловскаго:

«Ж. Сорель и его социальная философия». Издание В. Иванова. Москва, 1908. С. 253. 2 http://slon.ru/articles/348941/?sphrase_id=6608 3 Гурова Т. Не стать слепыми муравьями // Эксперт. 2010. № 14 (700). С. 20.

31

высококонцентрированных сетей, имеющих короткие связи и высокую степень взаимозависимости 1 . Доктор технических наук, профессор В.В. Овчинников полагает, что в Китае модернизация в сфере IT интересна тем, что Китай разработал лучшее в мире трансфертное законодательство, согласно которому «любая платформа, ввозимая в Китай, должна обеспечить эффективную сетевую кооперацию действий лучших китайских и зарубежных предприятий, направленных на создание новейших технологий, и должна иметь прежде всего экспортное назначение. Не импортное, как это делает Россия, а экспортное! Иначе говоря, платформа, будучи внедрѐнной на китайских предприятиях, должна дать с помощью поиска новых идей и отбора лучших в мире проектов огромное количество новых технологий, которые пойдут на рынки Европы, Азии, Соединѐнных штатов и то же время насытят рынок Китая. … Эта платформа позволяет Китаю использовать фактически огромное количество зарубежных экспертов, лучших специалистов, которые, кстати, работают с Китаем очень охотно с помощью сетевой платформы знаний» 2 . Не нужно, однако, думать, что идеи сетевого права, сетевых методов и сетевого управления – это нечто только сверхсовременное. Все эти идеи созревали и раньше: «Гармония всех частей тела делает его единым целым, полным здоровья и красоты; и эта гармония может существовать благодаря согласованности всех, кто его составляет, но прежде всего единству священников» Св. Лев Великий (461 г. н.э.) 3 . Если отбросить здесь слова «единство священников», то, оказывается, что всѐ сказанное характеризует именно суть отношений в сетевом обществе. Это полторы тысячи лет назад! Многие современные учѐные, писатели и другие специалисты отмечают особую важность сетей и сетевых методов. Так, О. Власова полагает, что «именно общество, основанное на личностях, а не на индивидуумах, является перспективным направлением для развития европейской цивилизации в еѐ нынешнем состоянии… Другое ценное свойство личности – способность к созданию живых деятельных общностей, где у каждого участника своя уникальная роль, где нет равенства в привычном понимании этого слова, но есть добровольное неравенство органов живого организма 4 . Эти идеи как нельзя лучше отражают сущность конструкций сетевого общества, хотя оно здесь также напрямую не названо.

1 Робин М. Вихри глобальных рисков и стратегия развития России // Экономические стратегии. 2011. № 2. С. 61. 2 Овчинников В.В. Вихри глобальных рисков и стратегия развития России // Экономические стратегии. 2011. № 3. С. 48-49. 3 Цит. по: Крыленко А.К. Денежная держава. Тайные механизмы истории. Отв. ред. О.А. Платонов. Пер. с англ. Е.С. Бехтеревой. М.: Институт русской цивилизации, 2009. С. 265. 4 Власова О. В обществе бесподобных личностей // Эксперт. 2011. № 2,

http://expert.ru/expert/2011/02/v-obschestve-bespodobnyih-lichnostej/#comments

32

Современный российский писатель Алексей Иванов полагает, что «в наше время успешна только сетевая структура» 1 . Публицист Дмитрий Быков рассуждает о российской вертикали власти и говорит, что «сейчас уже ясно, что Россия как страна по преимуществу горизонтальная и сетевая, этого вертикального управления больше не выдерживает. Эти мобилизации приводят к решению локальной задачи с последующей многолетней депрессией и гибелью. Сейчас наша задача общая – выстроить такую систему, которая бы позволяла этой горизонтали плавно и без конфликта перетекать в вертикаль. Ну, по вече у нас уже такой образ был… Дело в том, что страна, действительно, очень многие годы уже живѐт самоорганизацией. И это совершенно нормально. И все лучшее, что в ней делается, делается за счѐт этой стихийной сетевой самоорганизации. Я абсолютно убеждѐн, что за еѐ счѐт и война была выиграна, самое главное… дело в том, что вообще Россия гениально генерирует среды она не очень хорошо производит товары (и это не нужно, в общем-то – товаров много производителей), но она прекрасно производит среды креативные. И это может быть среда Дубны или среда Новосибирского Академгородка, или среда «Эха Москвы», в конце концов, которая там кому-то нравится, кому-то не нравится, но это хорошая рабочая среда. Или там газета «Собеседник». Ну и так далее. Так что вот в этом умении генерировать горизонтальные сообщества России нет равных. … Ужас в том, что государственность и народ сосуществуют без всякого контакта. И это порождает ситуацию полного отсутствия диалога между ними. Надо эту ситуацию ломать, потому что в современном мире мы этой роскоши себе позволить не можем. Значит, нужно просто выработать такую сетевую структуру, которая бы позволила максимально широкому представительству этой горизонтали решать свою судьбу. Вот и всѐ – ничего для этого особенного делать не надо» 2 . И далее Д. Быков предлагает идею, исключительно важную для понимания работы механизмов сетевого общества: «У меня есть такой кумир интеллектуальный Жоэль Лотье. Это замечательный совершенно шахматист, один из тренеров, кстати говоря, многих чемпионов мира. И он успешный ещѐ предприниматель. Он свой бизнес делает в России, потому что здесь немереные возможности. И вот он когда-то дал лучшую формулу национальной идеи, которую я знаю: "На решение трудной задачи зовите китайца, на решение невозможной – зовите русского". Вот это абсолютно точно. Понимаете? Россия – это страна, которая умеет делать невозможное. И отсюда вытекает ещѐ одна очень важная вещь, на которой базируется лично мое самоуважение как россиянина» 3 . И ещѐ один позитив от Д. Быкова: «Тамара Васильевна Розман сказала поразительную вещь: "Сегодня выиграет тот, кто поднимет самоуважение

1 Баталина Ю. Бытие первично // «Эксперт Урал». 2011. №27 (473)

http://expert.ru/ural/2011/27/byitie-pervichno/

2 Быков Д. http://echo.msk.ru/programs/personalno/843965-echo/#element-text 3 Там же.

33

страны". Ведь, мы любим тех, кто поднимает наше самоуважение, кто даѐт нам положительную самоидентификацию. И сегодня наилучшие шансы в этом не у тех, кто вызывает злобу, не у тех, кто рисует образ врага, не у

тех, кто способствует

"Живи и работай для себя и своей страны» 1 . Отсюда вытекает задача и назначение сетевого общества, которую можно сформулировать уже без эмоций, как чисто прагматическую задачу:

работать для себя и страны и поднимать еѐ самоуважение. И мы должны понимать, что сетевое общество может решить любую задачу. Итак, мы приходим к выводу о том, что инструментом решения вышеописанных проблем могут стать сети. Н. Силаев, анализируя статью Президента России Д. Медведева «Россия, вперѐд!», констатирует, что «близкий к Медведеву Институт современного развития собрал прекрасные умы, но и они в своих докладах возложили все надежды на волю верховной власти» 2 . Но у верховной власти воли и сил на всѐ не хватает, и не исключено, что больше никогда и не будет хватать, поскольку наступил момент, когда никакой аппарат управления не может справиться с лавиной проблем, и поэтому часть задач должны решать субъекты частного права: бизнес, средний класс и вообще граждане. И если государство не в состоянии реализовать часть своих функций – тех функций, реализация которых хотя бы предохраняет государство от распада (деиндустриализации по версии Института экономики РАН), то их придѐтся взять на себя сетевому обществу, и в этом его великое назначение. Доктор экономических наук, ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев считает, что «модернизация предполагает наличие критической массы заинтересованных в еѐ проведении агентов. В России же такой массы нет» 3 . С другой стороны, заведующий кафедрой прикладной институциональной экономики МГУ профессор Александр Аузан, отвечая на вопрос о том, какой класс способен привнести в общество культурные ценности с целью модернизации общества, ответил, что «есть виртуальное пространство, которое может объединять людей, не связанных территориально или социально, можно поискать таких людей на других площадках» 4 . Такие люди есть, и их прямо называет профессор В.С. Арутюнов: «…хотя доля научных работников много меньше 1% активного населения планеты, именно эта относительно небольшая прослойка определяет вектор развития цивилизации, формируя не только еѐ будущие технические достижения, но и еѐ будущие гуманитарные, нравственные и социальные императивы» 5 . Связывая и развивая эти мысли, мы выдвигаем идею о том, что критическое число лиц, способных сдвинуть дело с мѐртвой точки, надо

А у тех, кто стряхнет этот страшный сон и скажет:

1 Там же.

2 Силаев Н. Грааль российской политики // Эксперт. 2009. № 35 (672). С. 71.

3 Гуриев С. Климат для инвестора // Прямые инвестиции. 2011. № 3. С. 36.

4 Трушин А. Долгий взгляд на культуру // Прямые инвестиции. 2011. № 2. С. 13.

5 Арутюнов В.С. Указ. соч. С. 27.

34

соединить в виртуальном пространстве, в сетевом обществе. Это студенты, аспиранты, вузовские учѐные, инженеры, научные сотрудники, специалисты отраслевой науки, предприниматели. Начальной целью сетевого общества, как это вытекает из вышеприведѐнного вывода (работать для себя и страны) должны быть инновации, развитие высоких технологий, нанотехнологий, информационно-коммуникационных и других технологий, внедрение российских изобретений и идей, хотя в дальнейшем можно не ограничиваться только сферой техники и технологий. Именно здесь предстоит отработать механизмы взаимодействия большого числа людей. Это могут быть не только граждане России, но и учѐные стран СНГ. Профессор В.С. Арутюнов считает, что мировое научное сообщество всегда было интернационально, что «учѐные не только создали глобальные информационные сети, изменившие лицо современной цивилизации, но и остаются наиболее активными и продвинутыми их пользователями, открывая всѐ новые возможности информационного объединения человечества» 1 . Мы полагаем, что не следует начинать со всего человечества, но пространство СНГ вполне доступно для нас в вопросах создания сетевого общества – его научной составляющей, поскольку ментальность учѐных на этом пространстве если не едина, то имеет много общих корней, и язык для общения пока ещѐ остаѐтся русский. Это означает, что научно-пространственная компонента сетевого общества может быть шире территории России, и это пойдѐт только на пользу всем, поскольку избытка интеллекта не бывает, а количество по закону философии может перейти в какой-то момент в качество, и об этом тоже нельзя забывать. О том, как конкретно можно переходить к созданию сетевых структур, написано немного. Так, Л.Ю. Титов пишет: «Одной из стратегических задач развития экономики России является переход к инновационному типу экономического роста, инновационному развитию. Формирование инновационных сетей является одним из инструментов достижения поставленной цели… Процесс формирования инновационных сетей требует разработки определѐнных принципов. Первый принцип – это добровольность участников в своих действиях. Второй – это принцип единства. Как известно, любая организация или система эффективно работает только в том случае, когда она соблюдает принцип единства Единство инновационной сети выражается в разных аспектах: в общих целях, общих стратегиях развития, единой структуре… У каждого участника инновационной сети есть собственные цели и ресурсы. Общие стратегии, миссии, цели, задачи всегда имеют приоритетные значения перед любым участником системы. Третий – это принцип определения сферы деятельности участников, их значения и места в будущей сети. Данные принципы формирования инновационных сетей должны учитываться при построении межгосударственных инновационных сетей,

1 Там же.

35

при построении национальных инновационных сетей, региональных и отраслевых, а также на уровне предприятия при построении инновационных команд» 1 . Поиск для них общей цели и постановка конкретных задач – тоже отдельная задача. В общем виде еѐ решение состоит в том, чтобы соединить интеллект множества отдельных учѐных, исследователей, инженеров, изобретателей в единую систему, обладающую мощнейшим научным потенциалом, направленным на решение прорывных задач техники и технологий путѐм использования инвестиций, собранных с максимально большого числа лиц страны. Время, в течение которого нужно приступить к решению этой задачи, является ограниченным. Один из ограничителей задаѐт возраст российской научной элиты на уровне докторов наук, профессоров, ведущих научных сотрудников, которые получили образование ещѐ в СССР, и именно их усилиями Россия состоялась как индустриальная, космическая и ядерная держава. Очевидно, что далеко не всех этих людей можно будет пригласить к сотрудничеству в новые для них сетевые структуры, но их не удастся пригласить вообще никуда уже через 5-7 лет по причине физического исчезновения этого слоя специалистов, что обусловливает их возраст. Ведущий консультант информационного отдела Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Г.С. Добкин пишет: «Последнее десятилетие XX века отмечалось высоким уровнем «утечки умов», когда уезжали наиболее активные и талантливые. По некоторым оценкам, за последние годы из страны уехали от 100 до 250 тыс. учѐных. Ныне в российской науке занято 25 тыс. докторов наук, а только в США проживают более 16 тыс. докторов наук – выходцев из бывшего СССР. Демографический кризис в науке (меньше трети научных исследователей относятся к наиболее продуктивной возрастной группе 30-50 лет, а четверть докторов наук – старше 70 лет) может приобрести необратимый характер» 2 . А что же думают о науке сами учѐные? Г.В. Эрлих, Г.В. Лисичкин пишут: «Конечно, сама по себе, своими силами российская наука никакого рывка не совершит… И сейчас все надежды только на государство, только оно может обеспечить необходимый start-up. Но куда, собственно, стартовать? … Государство вправе ожидать ответа на эти вопросы от научного сообщества. Вот только ожидает ли?» 3 .

1 Титов Л.Ю. Принципы формирования инновационных сетей в реальном секторе экономики // Проблемы современной экономики. № 1(29), http://www.m-

economy.ru/art.php?nArtId=2391

2 Добкин Г.С. Сохранение и развитие интеллектуального потенциала нации – необходимое условие развития информационного общества в России // Аналитический вестник. №16 (402). С. 37. 3 Эрлих Г.В., Лисичкин Г.В. Наука в России и в мире: попытка беспристрастного рассмотрения // Наука России. От настоящего к будущему / Под. ред. В.С. Арутюнова, Г.В. Лисичкина, Г.Г. Малинецкого. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. С. 127-130.

36

Мы же полагаем, что ждать нельзя, что именно наука и должна стать реальной преобразующей силой. Однако для этого нужно оформить соответствующий проект, который может увлечь всех на территории России. Интересная мысль была высказана М. Делягиным в его интервью, в котором речь шла о проблемах Северного Кавказа, но на самом деле были затронуты и главные общероссийские болевые точки: «Большинство людей – нормальные люди. Мои знакомые, сейчас уже, к сожалению, покойные, брали интервью у ваххабитов настоящих, которые по горам бегают с автоматами, и не за деньги, а за идею. "Вы же понимаете, что вы проиграли, что вы никому не нужны со своим кавказским проектом? " – "Понимаем. А что у вас есть русский проект?". То есть по русскому проекту тоскуют даже эти люди. Они хотят играть роль в чем-то хорошем, созидательном. Я не говорю, что все, есть отмороженные бешеные собаки, но их нигде не бывает большинство, остальные люди просто потерялись в истории. И когда возникнет общенациональный, русский в смысле культуры, проект, у нас не будет необходимости делиться иначе чем на нормальных людей и преступников» 1 . Эти рассуждения показывают нам глубокую внутреннюю тягу людей к серьѐзному стратегическому проекту и личному участию в нѐм. Каково должно быть право, в соответствии с которым будет функционировать предлагаемая структура, не привязанная к территории? В сетевой структуре должны быть свои правила, диктуемые новым феноменом – сетями, а также новыми целями и задачами, которые предстоит точно сформулировать, что представляет собой одну из текущих научных задач. Всѐ это – сфера сетевого частного права, совершенно пока не познанная. Поскольку и в этой структуре подразумевается создание ценностей – материальных и интеллектуальных – необходим контроль за их сохранностью. Прежде всего, в финансовой сфере, но также и в трудовой, производственной, менеджменте и прочих сферах. При этом новейшие формы не должны отбрасывать то, что наработано и придумано более ста лет назад и о чѐм, например, Ж. Сорель писал, что «для того, чтобы был действительный контроль нужно, чтобы вопросы управления в самой широкой мере ставились на почву частного права, таким образом, чтобы каждый гражданин мог получить удовлетворение за всякое действие, несогласное с законом или нарушающее местные интересы» 2 . Только в нашем случае законы и интересы мы должны будем встроить в частное сетевое право, и его тоже предстоит разработать в деталях, основываясь на известных положениях теории сетевого права, а также разрабатывая далее как теорию, так и практику его применения. Возможно, именно на таком объекте как сетевое общество может быть отработана модель действия сетевого права, которую можно будет потом использовать в государстве.

1 Делягин М. Он-лайн конференция. Можно ли отделить Кавказ от России?

2 Сорель Ж. Указ. соч. С. 162.

37

Американский социолог И. Валлерстайн полагает, что нынешний глобальный структурный кризис имеет две важнейшие черты. Первая состоит в том, что колебания системы настолько велики, что нет почти никаких сил, способных вернуть еѐ в состояние равновесия. Вторая – в том, что ни один из двух лагерей не имеет и не может иметь вертикальной структуры во главе с небольшой руководящей группой, нет ни исполнительного комитета правящего класса, ни политбюро угнетѐнных масс, а существует множество игроков, не способных скоординировать свои усилия 1 . Эта мысль наталкивает нас на следующее решение: в качестве одной из начальных целей создаваемой сети будет координация усилий большого числа лиц, которые будут, во-первых, решать свои частные задачи, во-вторых, решать проблему общую для всех них и для страны, и эти задачи должны совпадать (инвестиции в инновации и получение дохода). Условие, при котором задачи могут быть решены, следующее: сеть должна «располагаться» вне традиционного пространства – территории, на которую распространяется юрисдикция государства. Такое расположение даѐт виртуальное пространство, в котором будет «располагаться» сетевое общество. В сетевом обществе предстоит опробовать не только работу норм сетевого права, действие которых в сетевом обществе можно будет отработать, но опробовать и модели управления сетевым обществом. Из теории управления известно, что ряд черт присущ всякому управлению:

наличие системы; причинные связи элементов в системе; наличие управляющей и управляемой систем; динамический характер системы; наличие управляющего параметра; усилительная способность системы, еѐ способность претерпевать большие изменения от малых воздействий; хранение, передача и преобразование информации; обратная связь; целенаправленность, наличие цели во всяком управлении; антиэнтропийность управления 2 . Однако поскольку различные теории управления создавались для управления предприятием, организацией, частным хозяйством, государством, а не обществом, предстоит найти специфику управления сетевым обществом, и это несмотря на то, что сетевое общество в значительной мере должно быть самоуправляемым, но даже самоуправление должно опираться на законы и основываться на своих принципах. А имеющиеся теории управления могут быть полезны именно в первоначальной структуре сетевого общества, потому что она будет заниматься инновационно-инвестиционной деятельностью.

1 Валлерстайн И. Динамика глобального кризиса: тридцать лет спустя // Эксперт. 2009. № 35. С. 54.

2 Маршев В.И. История управленческой мысли: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2001. С. 599.

38

Рассмотрим, в чѐм может быть отличие формы сетевого общества от установленных российским законодательством организационно-правовых форм. Первое, с чего нужно начать, это сделать разграничение похожих в некоторых аспектах существующих организационно-правовых форм. Сетевое общество сегодня следует понимать как удачное название гражданского общества, которое получило возможности использовать для коммуникации своих членов современные информационно- коммуникационные технологии, позволяющие организовать сетевую связь между ними. Ещѐ несколько десятков лет назад такая возможность была весьма дорогой и поэтому ограниченной. Сетевое общество не может существовать в известных формах коммерческих и некоммерческих организаций потому, что у них разные цели и задачи, а также круг лиц. Но поскольку оно не может быть изолировано от государства, права и сложившихся реалий, то некоторые совпадения задач могут быть. Наиболее оптимальная форма сетевого общества в его первоначальном варианте может быть представлена в виде инновационно-инвестиционной сети, поскольку это отвечает букве и духу задач, к решению которых нас призывают уже несколько лет подряд руководители государства, а также отвечает интересам каждого отдельного потенциального члена сетевого общества. Речь идѐт о финансовом интересе, как наиболее универсальном, который всегда есть у любого члена сетевого общества. Здесь наблюдается полное совпадение интересов и целей российского государства и каждого отдельного гражданина. Представляется, что само количество потенциальных участников сети делает неприменимым к ней нормы гражданского права, касающиеся акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью и товариществ. Инновационно-инвестиционная сеть в нашем понимании сама не занимается реализацией инвестиционных проектов, но только аккумулирует деньги, финансирует проекты, контролирует ход их реализации, получает дивиденды и распределят их участникам сети. Причѐм, в какой-то момент, возможно, потребуется дальнейшая специализация и отдельные из обозначенных функций возьмут на себя специализированные подчинѐнные структуры. Таковы вкратце общие соображения на эту тему. Проведѐнный анализ позволяет сделать следующие выводы:

1) Россия исчерпала запас времени и его на долгие размышления и сборы больше нет; 2) проект создания сетевого общества созрел как сверху (Распоряжение Правительства № 1815-р от 20.10.2010 г., первая редакция, ныне не действующая), так и повсюду снизу, но пока не оформился в точную программу действий, а представляет собой продуктивные и интересные фрагменты, мысли, высказывания, которые предстоит объединить в проекте создания сетевого общества, который нужно наполнить конкретикой содержания и последовательностью действий. Предложения, вытекающие отсюда, следующие:

39

1) необходимо использовать принципы и методы сетевого права и сетевой экономики для создания сетей как инструмента преобразования общества в его новое сетевое состояние и решения задач, которые являются общими для граждан, государства и сетевого общества; 2) необходимо создавать новое виртуальное сетевое пространство, понимаемое как пространство культурное, языковое, интеллектуальное, информационное, киберпространство, в котором могут автономно от государства слаженно оперировать, будучи задействованными в специально созданной сети, миллионы граждан, имеющих активную позицию и чѐтко структурированные интересы, а также общий интерес (дело), которое, собственно, и должно обязательно быть в государстве с республиканской формой правления, однако найти общественное дело в России пока не удалось, поскольку, как правильно пишет С.А. Денисов, «сознание большинства людей имеет патерналистский характер. Они продолжают наивно верить, что глава государства и государственный аппарат без их участия решит все общественные проблемы» 1 , и поэтому нужна альтернатива, нужен другой формат взаимодействия, который следует реализовать в сетевом обществе с использованием новых принципов; в государственной программе есть соответствующий эквивалент, который мы просто детализировали: «новые формы солидарности, партнѐрства и сотрудничества между органами государственной власти, гражданами и организациями» 2 ; 3) поскольку не всегда получается достигнуть значимых результатов в российском правовом, экономическом, технологическом пространстве, то там, где это не получается, следует выходить на иной уровень, где нет правовых и иных препятствий для творчества и бизнеса, где сетевые структуры дадут возможность свободнее развернуть инициативу творческих личностей в виртуальном пространстве, чтобы затем привнести полученные результаты обратно в национальное правовое, экономическое, технологическое, культурное и физическое территориальное пространство; 4) нужно также высказать следующее предположение: не исключено, что виртуальное пространство может быть освоено какими-то другими, неизвестными нам субъектами, не обязательно дружественными, которые найдут продуктивную связь виртуального пространства и физического территориального пространства быстрее, эффективнее, чем нынешняя Россия и его гражданское общество, но тут сложно сказать, в чьих интересах будут действовать такие субъекты и какие цели преследовать, и даже будут ли они их вообще декларировать. Исходя из этого, нужно ускоряться в исследовании и строительстве своих собственных сетей и сетевого общества в интересах гражданского общества и сетевого общества России.

1 Денисов С.А. Имитация конституционализма // Новая правовая мысль. 2005. № 3. С. 11. 2 Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

40

Нужно полагать, что сетевое общество может быть создано преимущественно самим обществом, но не государством. Государство может дать толчок этому процессу, и мы видим, что это произошло в том, что в государственной программе была поставлена задача создания сетевого общества. Дальше должно проявлять инициативу само общество, ибо именно общество должно выражать и формулировать свои интересы, а государство лишь обслуживать и реализовывать их, то есть, выполнять в данном процессе вспомогательную, подчинѐнную функцию, а также функцию страховочную, которая должна заключаться в следующем:

руководители государства после осмысления потенциала сетевого общества не должны бросить процесс его становления на самотѐк, поскольку если сетевое общество состоится, обратная связь с государством сработает и принесѐт решение множества проблем государства. Проблемы создания сетевого общества нужно решать с помощью инструментов сетевого свойства, а именно, используя достижения в таких новейших сферах исследования как сетевая экономика, сетевое право, сетевой менеджмент. Это не значит, что прежние вертикально ориентированные иерархические структуры совсем не нужны и неприменимы в сетевом обществе, но нужно понимать, что их роль будет видоизменѐнной, ограниченной и разделѐнной с сетевыми структурами и методами управления. Поиск пропорций старых и новых методов управления в сетевом обществе, сочетания иерархических и сетевых структур – это дело практического построения сетевого общества, в ходе которого и предстоит добывать новые знания, которые нужно будет систематизировать, анализировать и превращать в научные знания по ходу построения сетевого общества. Эти знания необходимо будет немедленно реализовывать, апробировать, чтобы с помощью механизма обратной связи наука и практика всѐ время находились в процессе постоянного взаимного обогащения и вели к прогрессу без перерывов и остановок в развитии.

41

Глава 2

СЕТЕВАЯ ПРИРОДА ФИРМЫ:

СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ С ПОЗИЦИИ ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Ю.Н. Андросик

В настоящее время в научный оборот и практику активно вводятся понятия «экономика знаний», «информационная экономика», «сетевая экономика», «информационное общество» и даже «ноосферная экономика». Данные понятия отражают многогранность жизни общества, подчеркивая и акцентируя тот или иной аспект экономического развития. В свою очередь означенные дефиниции отражают изменяющиеся условия хозяйствования экономических субъектов. Ориентация последних в деловой среде зависит от понимания происходящего и их готовности принять сложившуюся ситуацию. А она такова: сети прочно входят в нашу жизнь, видоизменяется конкуренция и формы организации экономической активности. Компаниям необходимо понимать, каким образом действовать для сохранения своих рыночных позиций, как устроены сети, и какова их природа. На основании этого позднее необходимо вырабатывать свою стратегию, которая позволит учесть конкурентные преимущества соперников и выстроить свою успешную бизнес-модель. Чтобы чѐтко разграничивать упомянутые термины, необходимо представлять себе, какой аспект они освещают. Экономика знаний в основу ставит знания как неограниченный фактор производства, нескончаемый ресурс и главное условие достижения устойчивого экономического роста. Информационная экономика делает акцент на главенствующей роли информации, значение которой возрастает с каждым днѐм. Наличие информации, еѐ ценность и доступность в условиях динамично изменяющейся конъюнктуры рынка можно считать конкурентным преимуществом фирмы. Информационное общество тесно связано с информационной экономикой, характеризуя основные тенденции его развития и приоритеты. Термин «ноосферная экономика» встречается реже, но обычно подразумевает переход к ноосфере Вернадского, к сфере разума. Учѐные привносят в понятие экологический оттенок, подчѐркивая необходимость экологизации экономических и иных отношений в целях достижения устойчивого развития. Сетевая экономика основывается на том положении, что всѐ чаще стали возникать структуры, которые впоследствии начали именовать «сетями». Многие учѐные связывают такое явление с появлением информационных технологий, которые существенно снижают коммуникационные барьеры. Такой эволюционный скачок к сетям от обычных организационных форм

42

предприятия можно объяснить и с позиции объективно существующей потребности человека в общении. Сетевая экономика довольно новое явление, порождающее много вопросов и острых проблем. Известно, что для того, чтобы понять какой- либо феномен или процесс, всегда возвращаются на то место, откуда всѐ начиналось. Другими словами необходимо проследить и объяснить процесс возникновения и перехода к сетям. Исходной предпосылкой или гипотезой возникновения такого явления как сеть будет следующее утверждение: сети являются естественным продуктом эволюции экономических систем, характеризующихся различными организационно-правовыми формами и структурой. Сеть – реакция на развитие рыночных отношений и результат трансформация форм экономической деятельности в одну из наиболее гибких и эффективных. В качестве базы будем использовать основные положения теории экономического пространства О.А. Биякова в сочетании с еѐ синергетической интерпретацией. Такая установка требует междисциплинарного подхода. Теория экономического пространства вводит в оборот понятия, которые позднее лягут в основу объяснения объективного существования сетевой природы экономических процессов. Синергетическая парадигма раскрывает эволюционную составляющую сети, еѐ системное развитие на основе механизмов самоорганизации. Ключевое понятие теории экономического пространства О.А. Биякова – экономический процесс. Он выступает как отношение между экономическими субъектами в данной институциональной среде по реализации своих экономических интересов, направленных на возможные результаты совместной деятельности [1]. Совместное действие существует априори, поэтому в любом случае имеет место взаимодействие. Если внимательно присмотреться к формулировке определения, то можно заметить, что синергетику даже можно специально не подводить: в переводе синергетика означает совместное действие или взаимодействие [2]. Также следует напомнить, что синергетика – это не только синергетический эффект, поэтому если интерпретировать экономический процесс как экономическую синергию, то это не означает, что автоматически имеет место какой-то «фееричный» эффект. О.А. Бияков это отмечает интенцией экономических агентов на возможность благополучного исхода их взаимодействия в сфере общих интересов. Беря в расчѐт рыночные отношения, вводим следующие опорные точки:

на рынке множество участников, участники различным образом взаимодействуют, рынок самоорганизующаяся система (невидимая рука рынка А. Смита), существует вероятность совместного результата. Множество участников рыночных отношений говорит о том, что существует множество частных экономических процессов. В совокупности они образуют совокупный экономический процесс, являющийся системообразующим элементом экономического пространства. Для нормальной работы последнего также необходимы экономическая конкуренция и экономическое время [1]. Экономическая конкуренция всѐ

43

также остаѐтся эволюционным механизмом отбора более сильных компаний на рынке. Экономическое время представляется более трудным для понимания, но упрощѐнно его можно понимать как длительность процесса либо возраст структуры (компании). Для каждого субъекта рынка из совокупного экономического процесса вычленяется конкретный хозяйственный процесс, который реализуется, как правило, парой субъектов. С учѐтом того, что каждый субъект из этой пары связан в общем случае со многими другими субъектами, формируется сетевая структура хозяйственной деятельности, где каждый субъект напрямую или косвенно связан с множеством субъектов [1]. Следовательно, предприятие отчасти создаѐт окружение и выстраивает партнѐров вокруг себя. Метафорически, предприятие есть диполь, который, создавая «силовое поле», упорядочивает другие предприятия определѐнным образом и притягивает их к себе. В синергетике такая структура называется аттрактором, притягивающим множеством или целью развития и эволюции [3]. Кроме сети такой структурой-аттрактором можно признать кластер. Механизмы выхода на такие аттракторы разрабатываются. Это значит, что можно форсировать темп развития компаний для их трансформации в указанные структуры, ускорять их эволюцию и способствовать их развитию в нужном направлении за счѐт малых воздействий. Находясь на аттракторе, такие структуры обычно выходят на устойчивое развитие. Можно задаться вопросом, правомерен ли перенос идей синергетики в экономическую науку, в частности для объяснения существования сетей и кластеров. Ответ будет положительным. Предприятия и фирмы постоянно адаптируются к рынку, совершенствуются механизмы управления ими, устраняются пробелы в правовом законодательстве и многое другое. Посредством механизма рыночной конкуренции происходит «естественный отбор» наиболее жизнеспособных форм организации деятельности, а появление информационных технологий сделали процесс управления ими более гибким и быстрым. Экономическое время стало более синхронизированным, а, следовательно, со временем отпала необходимость жѐстких структур управления. Переход к экономике знаний и акцент на социальный и человеческий капитал выдвинули на первое место креативность работника, его творческий потенциал. Как следствие, из этого появляется такая структура как сеть, характеризующаяся определѐнным уровнем неформальных отношений, при котором работник сам начинает диктовать условия найма на работу работодателю, а финансовый фактор уходит на задний план. Более важным стали атмосфера в фирме, удовлетворение амбиций, проявление творческих начинаний и инициатив. Ещѐ одним подходом к объяснению сетевой природы фирмы, связанный с экономическими процессами, происходящими в компании, является подход, основанный на цепочке ценностей. Цепочка ценностей предприятия представляет собой систему взаимосвязанных видов деятельности, между которыми существуют связи [4]. Сеть можно рассматривать как множество цепочек ценностей – паутина ценностей. Если предприятия встраиваются в

44

бизнес-цепочку, то автоматически происходит ветвление цепи (в синергетике так выглядит бифуркация, особенно если влияние бизнеса партнѐра является довольно значимым и происходит, допустим, диверсификация деятельности, то есть в процессе своего развития предприятие изменяет траекторию или направление развития в другую область применения своих компетенций). Еѐ разрастание обусловит и, собственно говоря, появление самой такой цепочки. Тут же можно вспомнить и синергетический принцип самодостраивания открытой системы, в нашем случае сети или кластера, на принципах рыночной саморегуляции и конкуренции. Каждое предприятие стремится работать только с лучшими (исключительно из экономических соображений без искривления институционального зеркала – отражение действия, закреплѐнного в конкретном институте, на практике может воспроизводиться в перевѐрнутом или искажѐнном виде в ущерб реальным экономическим и общественным интересам). Такая постановка может напомнить «невидимую руку» рынка А. Смита, которая является механизмом самоорганизации и саморегулирования рынка. Там, где происходит скрещивание цепей, необходимо закрепление сетевого навигатора (термин заимствован из [5]), иначе может возникнуть избыточное количество посредников, что, скорее всего, создаст лишнюю асимметрию информации. Таким образом, сама сущность экономического процесса создаѐт предпосылки к появлению сетевой природы фирмы, экономическая конкуренция и экономические интересы предстают как механизм самоорганизации рынка и эволюции фирмы (эволюция от традиционных организационных форм к сетевой), ведѐт к еѐ качественному совершенствованию, экономическое время синхронизируется в результате создания и широкого распространения информационных технологий, снижения информационного вакуума и степени асимметрии информации. Данные компоненты экономического пространства выводят естественным образом на цель развития или аттрактор, в качестве которого может выступать сеть либо кластер. Поэтому появление такой формы экономической активности как сеть обусловлено естественными рыночными процессами и самоорганизующейся природой рынка. Естественность не означает, что руководитель фирмы не должен не предпринимать каких-то усилий в этом направлении, а реструктуризация и реорганизация произойдѐт сама собой. Необходимо чѐтко понять, что формирование такого рода образования потребует отказа от привычных и устоявшихся практик, норм и традиций, действовать нужно в направлении развития компании и не препятствовать еѐ трансформации. Возможно, это и звучит довольно угрожающе, но в практических целях для организации сетевой структуры компании не всегда нужно полностью всецело перестраивать свою бизнес-модель и организационную структуру. Достаточно только разбить функционалы деятельности на составляющие в соответствии со своей цепочкой ценностей

45

и усилить по каждому либо по одному стратегические коммуникации, выстраивая таким образом постепенно сетевую схему связей.

Список литературы:

1. Бияков О.А. Теория экономического пространства: методологический

и региональный аспект / О.А. Бияков. – Томск: издательство ТГУ, 2004.

2. Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика и хаос. Основные понятия:

учебное пособие / Г.Г. Малинецкий, А.Б. Потапов. – М.: КомКнига, 2006. –

240 с.

3.

Князева Е.Н. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты

коэволюции / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. – М.: КомКнига, 2007. – 272 с.

4. Портер М. Международная конкуренция: Пер. с англ. / Под ред. и

пред. В.Д. Щетинина. – М.: Международные отношения, 1993. – 896 с.

5. Эванс Ф. Вдребезги: новая информационная экономика и

трансформация бизнес-процессов / Ф. Эванс, Т.С. Вустер. – М.: ИД «Секрет

фирмы», 2005. – 208 с.

46

Глава 3

ФИНАНСОВЫЙ МОНИТОРИНГ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕГ

А.Р. Батяева, М.Ш. Кумуков, М.М. Прошунин

В настоящее время электронное денежное обращение становится неотъемлемой частью платежной системы Российской Федерации. Вместе с тем, в настоящее время правовое регулирование выпуска и обращения электронных денег практически отсутствует, что негативно сказывается на ряде финансово-правовых механизмов, призванных выявлять операции и сделки, направленные на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Несомненно, что использование интернет-технологий обеспечивает высокую скорость передачи данных, в т.ч. проведения денежных операций на любые суммы и любому получателю, и главное, позволяет сделать этот практически анонимно. В результате действия эффекта вытеснения основные операции и сделки, направленные на легализацию преступных доходов из «материального мира» постепенно смещаются в виртуальный мир, позволяющий использовать виртуальные деньги для анонимной торговли. Напомним, что финансовый мониторинг в системе противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов, и финансированию терроризма представляет собой систему информационных, контрольных и правоохранительных процедур, направленных на предотвращение использования финансовой системы государства, а также на исключение причастности агентов финансового мониторинга к деятельности, направленной на легализацию преступных доходов и финансирование терроризма. Принимая во внимание, что система финансового мониторинга распространяется как на наличное, так и на безналичное обращение денежных средств, можно утверждать, что в настоящий период электронное денежное обращение становится самостоятельным объектом финансового мониторинга. Одним из основных вопросов финансового мониторинга при организации электронного денежного обращения выступает идентификация клиентов, представителей клиента и выгодоприобретателей. Именно данная информационная процедура позволяет собрать и проанализировать первоначальный объѐм информации об участниках платежных операций и как итог, определить возможный уровень риска причастности данных участников к противоправной деятельности. Идентификация как процедура финансового мониторинга

47

является «воротами» в легальную экономику, позволяющая преступникам осуществлять операции через легальные финансовые институты. Остающиеся вне зоны правового регулирования электронные расчѐты негативно влияют и на противодействие финансированию терроризма:

отсутствие идентификации лиц – плательщика и получателя денежных средств фактически позволяют делать неконтролируемые платежи, в том числе в пользу лиц, включѐнных в российский перечень террористов и экстремистов. Вместе с тем, внесение денежных средств на банковский счѐт юридического лица, организующего электронное денежной обращение, в лучшем случае позволяет идентифицировать лицо, которое внесло денежные средства, но не даѐт правовых механизмов идентификации лиц, вовлечѐнных в платѐжные операции и сделки. Подобные несоответствия созвучны с вопросами осуществления интернет-банкинга, предоставляющего возможность пользоваться банковскими услугами с помощью удалѐнного доступа, где установить пользователя также достаточно затруднительно. В настоящее время банковские операции, обеспечиваемые интернет- технологиями, рассматриваются агентами финансового мониторинга как операции с повышенной степенью риска причастности к легализации преступных доходов и финансированию терроризма, что нашло отражение в ряде писем Банка России, например, Письмо Банка России от 5 апреля 2007 г. № 44-Т «О проверке осуществления кредитными организациями идентификации клиентов, обслуживаемых с использованием технологий дистанционного банковского обслуживания (включая интернет-банкинг)». Необычными операциями с использованием интернет-технологий являются: настоятельное желание клиента работать самостоятельно с удалѐнного терминала, осуществление операций с использованием дистанционных систем обслуживания. Дистанционное обслуживание, в том числе при проведении расчѐтов электронными денежными средствами, осуществляется при помощи телефонов и факсов с тоновым набором номера, сотовых телефонов, компьютерной телефонии, банкоматов, информационных киосков, платѐжных терминалов, интерактивного телевидения, мини-офисов обслуживания, терминалы удалѐнной торговли ценными бумагами. Неразрывно с вопросами идентификации участников электронных расчѐтов связаны вопросы обязательного и факультативного мониторинга сделок и операций, которые могут быть направлены на легализацию (отмывание) преступных доходов или на финансирование терроризма. Электронные деньги позволяют избегать, как обязательного, так и факультативного мониторинга. В этой связи электронное денежное обращение становится «серой» зоной, в которой денежное обращение является неурегулированным и неконтролируемым сегментом, что в свою очередь позволяет избегать процедур государственного финансового контроля, в том числе процедур финансового мониторинга.

48

В настоящее время юридические лица, обладающие общей правосубъектностью и выступающие эмитентами электронных денег, не являются организациями, на которые согласно Федеральному закону № 115-ФЗ от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», возложены функции по мониторингу операций и сделок на предмет выявления их причастности к противоправной деятельности. Отсутствие законодательного закрепления данных организаций в качестве агентов финансового мониторинга можно рассматривать как несоблюдение двадцать четвѐртой рекомендации ФАТФ в части того, что государства должны гарантировать, что другие категории нефинансовых учреждений и профессий являются субъектами эффективных систем контроля и обеспечения их соответствия требованиям борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Несомненно, что деятельность по эмиссии и обеспечению платежей с помощью электронных денег является высокорисковой деятельностью в сфере легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Таким образом, использование электронных денег, не имеющих правового закрепления, практически позволяет избегать двух основополагающих процедур финансового мониторинга: идентификации лиц, участвующих в денежных расчѐтах и обязательного и факультативного мониторинга, а организации, индивидуальные предприниматели, представляющие услуги по осуществлению расчѐтов электронными денежными средствами, не являются агентами финансового мониторинга, т.е. субъектами права, на которых возложены обязанности по осуществлению информационных, контрольных и правоохранительных процедур в сфере финансового мониторинга. Таким образом, в настоящее время актуальными вопросами сетевого и финансового права являются вопросы, связанные с определением правового статуса электронных денежных средств, порядка их обращения, а также включения организаций, представляющих услуги по осуществлению расчѐтов электронными денежными средствами, в перечень агентов финансового мониторинга с возложением на последних функций по идентификации клиентов и мониторингу их операций и сделок. Следует обратить внимание, что проблемы электронных денежных средств и финансового мониторинга является международной проблемой. Использование сети «Интернет» во всѐм мире делает вопросы государственного регулирования и контроля электронного денежного обращения не столько проблемой отдельной юрисдикции, сколько проблемой международного значения. В настоящее время одним из примеров удачного решения вопросов выпуска и обращения электронных денег можно считать законодательство Европейского Союза, в состав которого входят Рекомендация ЕС от 30 июля 1997 г. № 97/489/ЕС «О сделках, совершаемых с использованием электронных платѐжных инструментов, их эмитентах и держателях»,

49

Директива от 18 сентября 2000 г. 2000/46/ЕС о занятии, осуществлении и надзоре за предпринимательской деятельностью институтов «электронных денег», а также акты Европейского центрального банка. К основным мерам европейского правового регулирования рынка электронных денег относится: 1) установление пруденциального надзора за деятельностью эмитентов электронных денег; 2) нормативное закрепление прав и обязанностей участников электронных расчѐтов; 3) функционирование систем безопасности электронных расчѐтов; 4) нормативное закрепление системы отчѐтности эмитентов электронных денег перед центральным кредитным учреждением государства;

электронных денег их мгновенной

ликвидности, т.е. возможности беспрепятственно быть обмененными на валюту государства, и наконец, 6) возможность установления резервных требований к эмитентам электронных денег. Подчеркнѐм, что отдельным требованием в европейском законодательстве предусмотрена необходимость разработки мер и процедур, направленных на защиту систем «электронных денег» от их использования в незаконных целях, в том числе для отмывания денежных средств и финансирования терроризма. Европейский законодатель обоснованно выделяет проблему создания системы мер и процедур предотвращения использования системы электронных денег в качестве основной для обеспечения надлежащего функционирования системы электронных расчѐтов внутри государства и за его пределами. В целях обеспечения соответствия зарождающейся российской системы электронной коммерции международным и национальным стандартам противодействия легализации доходов, полученных преступным путѐм, и финансированию терроризма, на наш взгляд, требует принятия государством следующих нормативно-правовых мер:

5) обеспечение эмитентами

1) отнесение эмитентов электронных денег к агентам финансового мониторинга; 2) закрепление за ними обязанностей по идентификации клиентов и выгодоприобретателей, проведению процедур обязательного и факультативного мониторинга и т.д., т.е. всего спектра обязанностей, возложенных на агентов финансового мониторинга; 3) методологическая разработка первоначального перечня критериев выявления и признаков необычных операций и сделок, осуществляемых в системе интернет- коммерции и направленных на легализацию преступных доходов и финансирование терроризма; 4) возложение на Банк России как центральное кредитное учреждение, обеспечивающее функционирование платежной системы страны, надзорных функций в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в отношении эмитентов электронных денежных средств. В заключении отметим, что предложенный нами перечень не является исчерпывающим. Он представляет собой лишь первоначальные мероприятия, способные, на наш взгляд, обеспечить полноценное развитие

50

российской интернет-коммерции в рамках легальной экономики и предотвратить использование интернет-компаний, компаний-эмитентов электронных денег, а также пользователей для легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

51

Глава 4

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ В СФЕРЕ ВЛАДЕНИЯ, ПОЛЬЗОВАНИЯ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ПРИРОДНЫМИ НЕФТЯНЫМИ И ГАЗОВЫМИ РЕСУРСАМИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ИХ РЕШЕНИЕ МЕТОДАМИ СЕТЕВОГО ПРАВА

В.Б. Довбня

Конституция РФ не раскрывает понятий «природные ресурсы», «природные нефтегазовые ресурсы». Определение «природные ресурсы» даѐт Федеральный закон «Об охране окружающей среды»: природные ресурсы – компоненты природной среды, природные объекты и природно- антропогенные объекты, которые используются или могут быть использованы при осуществлении хозяйственной и иной деятельности в качестве источников энергии, продуктов производства и предметов потребления и имеют потребительскую ценность 1 . История добычи нефтегазовых ресурсов и развития нефтяной промышленности России начала активно складываться с 1900 года, когда Россия стала добывать нефти больше, чем все страны мира вместе взятые. Ещѐ в 1989 году СССР добывал более 600 млн т. нефти в год, что было крупнейшим в мире показателем. Соответственно, роль нефтегазового комплекса была весьма значительной, а в последние два десятилетия стала для российской экономики определяющей, поскольку были потеряны многие достижения в машиностроении, электронике и других отраслях промышленности. Современной России, как считает Г. Фетисов, грозит опасность превращения в сырьевой придаток Запада и государств АТР, прежде всего Китая, и для этого он предлагает следующие меры: вкладывать замороженные в различных резервных фондах госсредства в реальные активы, при этом инвестрование нефтегазовых доходов государства в национальную экономику способно быть не просто неинфляционным, но и антиинфляционным за счѐт вложения в отрасли, конкурентные позиции которых в случае падения цен на нефть улучшаться. Но при всей очевидной прогрессивности диверсификационной подвижки в идеологии федерального правительства, которая произошла при разработке среднесрочной программы социально-экономического развития России на 2006-2008 годы и проекта долгосрочного (до 2020 г.) социально- экономического развития, когда правительство поддержало «диверсификационную» альтернативу сырьевой модели, Г. Фетисов полагает необходимо учитывать, что если бы не экспортные поставки, то Россия уже лишилась бы оставшихся конкурентоспособных предприятий

1 Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.

52

оборонно-промышленного комплекса и создавать «объединѐнные корпорации» в судостроении и авиапроме было бы просто не из чего 1 . Это лишний раз подчѐркивает важность сырьевой составляющей российского экспорта. На этот счѐт профессор И.Е. Дискин справедливо замечает, что у нас почему-то популярна странная «склонность к борьбе против развития сырьевого сектора экономики, в то время как все прогнозы говорят о том, что ближайшие тридцать лет пройдут под лозунгом борьбы за сырьевые ресурсы» 2 . Вместе с тем понятно, что инновационная модель развития пока не реализуется и есть опасность того, что она не будет реализована. Так, Е. Козловский заметил, что «Россия вышла на первое место в мире по экспорту углеводородов, но это еѐ не обогатило» 3 . Какие могут быть последствия такого сценария с точки зрения российской академической науки? Директор Института экономики РАН Р. Гринберг полагает, что «в любом случае критически значимым для нашей страны является фактор времени: Россия оказалась на грани окончательного распада своего промышленного комплекса и «нуллификации» своего индустриального потенциала. Факты таковы, что при всех хорошо известных негативах советской власти ей удалось создать очень мощную, превратившую страну в сверхдержаву, научно-техническую цивилизацию, которая, однако, в последние два десятилетия неуклонно разрушается. Согласно оценке учѐных Института экономики РАН, при сохранении этого рукотворного, спровоцированного радикально-либералистскими реформами тренда остаѐтся всего семь-восемь лет до еѐ полного исчезновения. Причѐм Россия может даже сохраниться как государство, а устойчивость мирового спроса на энергоносители способна и на неопределѐнную перспективу пролонгировать «макроэкономический рост». Но это будет уже другая – полностью дезиндустриализированная страна с соответствующими последствиями для еѐ судьбы и судеб всего мира…» 4 . Как видно из этого заключения, роль нефтегазового комплекса имеет особую формулу зависимости от вариантов развития России. При лучшем сценарии Россия для ускоренного развития индустрии и высоких технологий будет использовать нефтегазовые ресурсы, потому что именно их продажа формирует бюджет, а худший сценарий для страны, когда она утрачивает высокие технологии, повышает роль нефтегазовых ресурсов до максимально возможного уровня. Значит, фактическая роль нефтегазового

1 Фетисов Г.Г. Альтернативы «сырьевой» модели развития Российской экономики (как трансформировать «нефтедолларовые» доходы в высокие технологии?) // Российский экономический журнал. 2007. № 9-10. С. 9-10. 2 Дискин И.Е. Стратегия России в тисках истории и сценариев // Экономические стратегии. Академический бизнес-журнал. 2011. № 2 (88). С. 64. 3 Козловский Е.А. Национальная безопасность в свете минерально-сырьевых проблем // Экономические стратегии. Академический бизнес-журнал. 2011. № 1 (87). С. 33. 4 Гринберг Р. Ведущий центр российской экономической науки: разворот исследований накануне второго десятилетия нового века (к 80-летию Института экономики РАН) // Российский экономический журнал. 2010. № 3. С. 19.

53

комплекса страны в среднесрочной и долгосрочной перспективе может быть либо очень большой, либо предельно большой. Это обстоятельство доказывает актуальность исследования и обосновывает особую важность взгляда на конституционно-правовые проблемы разграничения полномочий РФ и субъектов РФ на примере сферы владения, пользования и распоряжения нефтегазовыми ресурсами. Соответственно, роль проблем, существующих в нефтегазовой отрасли становится более значимой и подлежит непрерывному изучению, поскольку ситуация в стране и мире быстро меняется и требуется решение всѐ новых и новых задач или поиск ответов на старые нерешѐнные вопросы, к которым относится правовая проблема, проистекающая из федеративного устройства России и неполного решения вопросов разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в Российской Федерации на конституционном уровне: ст. 72 Конституция РФ и федеральное законодательство не раскрывает понятие «совместное ведение». Почему так важна эта проблема? Г. Фетисов полагает, что высокотехнологичная модель развития состоит в том, чтобы «перегнать», не «догоняя», то есть, не использовать догоняющую модель развития, по которой пошли многие страны. Основа для этого есть – это российская передовая наука и вложения в НИОКР на базе сохранившихся высокотехнологичных предприятий оборонно-промышленного комплекса, но «до сих пор подобным образом проблема на официальном уровне не ставилась, бюджетные ассигнования на науку и инновации были мизерными, а институциональная инфраструктура господдержки научно- технического прогресса находилась в рудиментарном состоянии» 1 . И далее им предлагается оказать господдержку «конкретных межотраслевых кластеров высоких технологий и высокотехнологичных инвестиционных проектов» 2 . С.Ю. Глазьев также полагает, что «сохраняющиеся в стране научный и интеллектуальный потенциалы могут стать основой быстрого подъѐма российской экономики при создании благоприятных условий к его активизации» 3 , и с такими оценками можно согласиться. Но не просто согласиться, а в рамках темы исследования сделать предложение, которое будет состоять в следующем:

во-первых, средства на господдержку науки, вложения в НИОКР и т.п. нужно будет взять из бюджета, а он образуется в значительной степени за счѐт нефтегазовых доходов, значит, большую часть нефтегазовых доходов нужно развернуть в инновации и новые технологии; во-вторых, наука, передовые технологичные предприятия, в том числе оборонно-промышленного комплекса, рассредоточены по территориям

1 Фетисов Г.Г. Альтернативы «сырьевой» модели развития Российской экономики (как трансформировать «нефтедолларовые» доходы в высокие технологии?) // Российский экономический журнал. 2007. № 9-10. С. 13-14. 2 Фетисов Г.Г. Указ. соч. С. 9-10. 3 Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса / С.Ю. Глазьев. Москва: Экономика, 2010. С. 220.

54

множества разных субъектов Федерации, следовательно, здесь возникает связь между проблемой конституционно-правового разграничения полномочий центра и регионов в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в Российской Федерации и направления вырученных от реализации средств на решение важнейших и срочных федеральных задач. Проблемность федеративной системы России закладывалась в предыдущие периоды в конституциях России, начиная с 1918 года, поэтому еѐ решение в Конституции России 1993 года не могло быть идеальным в силу исторических причин и трудностей преодоления отрицательного советского опыта, состоявшего в развале СССР, одной из основных причин которого была заложенная ранее юридическая мина – право на свободный выход из состава Союза национальных республик. Можно сказать, что в конечном итоге это проблема федерализма, проблема преодоления советского образа мышления и ряда исторических ошибок. Добавили сложности и количественные характеристики Российской Федерации, заложенные Конституцией РФ, которые оказались уникальными – 89 субъектов Федерации, сильно отличающиеся по множеству естественных параметров и реальному статусу. Этот факт усложнил взаимодействие субъектов Федерации между собой и центром, особенно в сфере разделения полномочий, в том числе, разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами. Проблема разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами для Российской Федерации представляется исключительно важной в силу естественных и исторических причин, по которым российская экономика остаѐтся сильно зависимой от цен на нефть и газ, и, несмотря на провозглашение властями страны курса на инновации, нанотехнологии и прочие высокие технологии, пока находится в зависимости от объѐмов добываемого сырья, степени его переработки, возможностей транспортировки нефтегазовых продуктов и решения разных вопросов, связанных с разграничениями полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между регионами и центром. Эта проблема имеет как внутренние аспекты, так и внешние, например, связанные с тем, что транспортировка нефтегазовых продуктов происходит через территории субъектов Федерации, а некоторые из этих субъектов Федерации граничат с сопредельными государствами, и здесь тоже возникает множество проблем, связанных с разграничением полномочий, но и множество возможностей для регионов. Так, Б.Н. Кузык, М.Л. Титаренко пишут, что наиболее объективные китайские аналитики признают, что нефтепровод Тайшет-Находка наилучшим образом отвечает национальным интересам России, поскольку он не только способствует развитию российских территорий в Сибири и на

55

Дальнем Востоке, но и открывает новые возможности для российского экспорта нефти в Восточную Азию и Северную Америку 1 . Действительно, только крупных центров переработки нефти имеется

более чем в пятнадцати регионах страны, нефтепровод «Дружба» проходит

в России от Альметьевска до Брянска и далее идѐт за границу, крупнейшая в мире компания по транспортировке нефти «Транснефть» содержит трубопроводы общей длиной более 47 тыс. км., которые проходят через множество субъектов Российской Федерации. Согласно аналитического обзора Научно-исследовательского финансового института «добыча нефти

в России в январе-сентябре 2010 г. увеличилась на 2,1% по сравнению с

аналогичным периодом прошлого года и составила 377 млн т. Доля экспорта нефти достигла в январе-августе 2010 г. 34,8%, в экспорте топливно-энергетических товаров – 50,8%» 2 . Это финансовые аспекты доказательств важности нефтегазового комплекса и его продукции. Некоторые специалисты полагают, что «реализация интересов России в экономическом прогрессе всех дальневосточных субъектов Федерации предполагает: 1) развитие реального сектора их экономики…; 2) опережающее развитие на основе федеральных ресурсов современных коммуникаций между всеми населѐнными пунктами макрорегиона, а также их полноценное топливно-энергетическое обеспечение» 3 . Таким образом, роль нефтегазовых ресурсов и их межрегиональное использование прослеживается и в решении сложнейшего вопроса более плотной интеграции дальневосточных субъектов Федерации в общероссийское правовое и экономическое поле, иначе говоря, эта роль проявляется и в деле сохранения целостности государства. Рассмотрим часть существующих проблем в конституционно-правовом плане, а именно остановимся на проблеме разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между регионами и центром. Федерализация России началась с 1990 года принятием автономными республиками декларации о суверенитете. Съезд народных депутатов РСФСР принял 12 июня 1990 года Декларацию «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» 4 , которая установила исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальным богатством России

1 Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай – Россия – 2050: стратегия соразвития / Б.Н. Кузык, М.Л. Титаренко. М.: Институт экономических стратегий, 2006. С. 182. 2 Кулакова Т.В. Добывающая промышленность // Финансы реального сектора экономики России. Аналитический обзор. ФГОУ ВПО «Академия бюджета и казначейства Министерства финансов Российской Федерации». Научно- исследовательский финансовый институт. 2010. Ноябрь. С. 9. 3 Лексин В., Скворцов В., Швецов А. Российский Дальний Восток и его «региональные столицы»: поиск стратегий развития // Российский экономический журнал. 2007. № 9- 10. С. 27. 4 Декларация «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» от 12 июля 1990 г. № 22-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 2. Ст. 22.

56

и право Республики участвовать в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР (ст. 4). Федеративный договор от 31 марта 1992 года, ставший составной частью действовавшей в то время Конституции, разделил суверенитет и полномочия между Российской Федерацией и еѐ субъектами. Федеративный договор, в частности, отнѐс к совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации разграничение государственной собственности и законодательство о недрах. Затем Конституция Российской Федерации 1993 года фактически закрепила унитарную концепцию государственного суверенитета, которая утвердила верховенство федеральной власти и устранила суверенный статус республик в составе России. Продолжение реформы федеративной системы, проведѐнной в 2000 – 2008 годах, преследовало официальные цели сохранения и укрепления российской государственности и было направлено на укрепление федеральной власти, стабилизацию и централизацию управления, а также на укрепление унитарных основ государственного устройства. Реформа привела к появлению параллельного и неконституционного, но фактически действующего нового территориального устройства России, что было осуществлено образованием федеральных округов, кроме того, был изменѐн порядок формирования Совета Федерации, что привело к некоторому ограничению роли субъектов РФ. Реформа также привела к усилению полномочий Президента РФ и ослаблению значения руководящих кругов субъектов Федерации. В результате сложился тип государственного устройства, весьма отличающийся от конституционного, который характеризуется усиленным централизмом, формально сохраняющим элементы федерализма с тяготением к унитарной модели государства. На эту проблему имеются диаметрально противоположные взгляды специалистов и властей. Понятны мотивы власти по укреплению вертикали власти. Сложнее – с пониманием мотивов создания федеративных государств вообще и России в частности. Так, Ф.М. Раянов полагает, что федерализм, во-первых, нужен для децентрализации государственного управления, кроме того, идея федеративного государства должна разделить властные полномочия между центром и регионами; во-вторых, он нужен для разрешения национального вопроса, который пытались таким образом решить в Бельгии, СССР и Югославии, причѐм в последних двух система оказалась нежизнеспособной. И далее Ф.М. Раянов высказывает мысль о том, что мы в России сегодня больны федерализмом, поскольку он из средства превратился в цель государственного и общественного развития, о чѐм свидетельствует защита идей «двойного суверенитета», «суверенного этноса», декларации прав народов» и т.д., и при этом забывается, во- первых, что в истории всѐ это уже было опровергнуто жизнью, а во-

57

вторых, что для представителя гражданского общества неважно в каком по форме устройства государстве ему жить, главное, чтобы государство обеспечивало ему условия для нормальной жизни, и из всего этого следует, что увлечение федерализмом не столь уж безобидное занятие, ибо оно уводит нас от действительно насущных проблем демократизации общественной жизни и социально-оправданной деятельности государства 1 . Принимая к сведению описанные подходы, мы обоснуем своѐ видение частичного решения проблемы, которое заключается в том, что усиление централизации управления не всегда должно однозначно вести к ослаблению федерализма. Дело в том, что в такой уникальной по размерам стране как Россия усиление вертикали власти было объективно необходимо для преодоления центробежных тенденций и поэтому данный процесс имел своѐ положительное содержание. Естественно, он имеет и свои пределы, за которые он не должен выходить, эти пределы будут постепенно определяться в ходе практической работы и борьбы двух начал – централизации управления государством как единого образования, и развития федерализма, как конституционной и необходимой основы многонациональной и разнородной в культурном, этническом и ментальном плане страны, в которой к тому же обозначились стремления различных этносов к самоутверждению, проявление чего происходит не всегда в цивилизованных и правовых формах. С нашей точки зрения борьба двух начал должна обеспечивать, с одной стороны, укреплением вертикали власти – целостность государства, которая постоянно подвергается тестированию изнутри и со стороны иностранных держав теми или иными способами, а с другой стороны – грамотным и тонким развитием федеральных начал – цементированием страны в единое целое развитием внутренних потребностей к единению, но не на основе силы власти, а на основе принципов правового государства, принципов справедливости, дополнительности, мультикультурности, взаимообмена потенциалом и ресурсами всех видов – интеллектуальными, людскими, материальными, и одну из главных ролей в таком обмене играют нефтяные и газовые ресурсы, которые обеспечивают жизнь во всех без исключения субъектах Федерации, даже если некоторые виды ресурсов (нефть и газ) туда не поступают непосредственно, по их территориям не проходят трубопроводы, и они не перерабатывают нефтепродукты, ибо в таких случаях они перераспределяются не в натуральном, а в финансовом виде через систему бюджета и межбюджетных отношений. Мы предлагаем иную точку зрения на произошедшие в последние двадцать лет процессы, и она отличается от двух известных и противоположных (первая – усиление вертикали власти необходимо и полезно, важен единый и неделимый суверенитет Федерации; вторая – усиление вертикали власти не соответствует общепринятым стандартам

1 Раянов Ф.М. Правовое государство – судьба России / Ф.М. Раянов. Уфа:

ДизайнПолиграфСервис, 2007. С. 172-175.

58

развития федерализма, необходим полный суверенитет республик). Наше видение состоит в том, что усиление унитарных начал оказалось объективно необходимым и полезным, эту работу нужно продолжать, изыскивая те сферы, где это будет служить укреплению государства как федеративного образования. В то же время, работа на уровне субъектов Федерации может происходить по направлениям развития федерализма в целом ряде сфер, которые не может, или не успевает охватывать или не должна подменять власть центра. Эти направления определяются, с одной стороны, нормами Конституции РФ, с другой стороны, их нужно искать в сферах, которые не запрещены к развитию Конституцией РФ. Например, в настоящее время Татарстан является лидирующим субъектом Федерации в области отработки разных моделей внедрения самых современных информационных технологий. При этом Татарстан с его крупнейшими месторождениями нефти (Ромашкинское и Альметьевское) был и остаѐтся республикой, наиболее активно занимающейся добычей, переработкой и реализацией нефтепродуктов. Тонышева Л.Л. и Назмутдинова Е.В. пишут, что «мировая практика свидетельствует о том, что достижение высоких стандартов устойчивого регионального развития возможно за счѐт использования двух основных подходов: первый – с точки зрения реализации цели территориальной справедливости, пространственной организации экономической деятельности, при которой жители всех регионов имеют более или менее равные возможности достичь желаемого благосостояния; второй – на основе экономической эффективности, которая требует рационального использования потенциала каждого региона в целях общенационального состояния. Эти подходы могут быть как совместимыми, так и конфликтными. Среди отечественных и зарубежных специалистов всѐ больше укрепляется точка зрения, что теория межрегиональной конкуренции, базирующаяся на экономической эффективности, наиболее адекватна сложившимся условиям» 1 . Конкуренция – это стимул развития в рыночной экономике, мы согласны с такой позицией, но хотели бы обратить внимание и на другую сторону, которая при таком подходе может быть забыта и не включена в процесс модернизации государства, права, экономики – это принцип дополнительности, который заключается в том, что нужно максимально использовать разнообразие возможностей регионов и включать их особые достижения в список первоочередных распространяемых во всех регионах практик. Другой регион – Калининградская область – вообще не имеет нефтегазовых ресурсов, поэтому активно использует своѐ географическое положение для создания наиболее благоприятного климата для ведения бизнеса, и в результате регион занимает первое место в России по этой

1 Тонышева Л.Л., Назмутдинова Е.В. Формирование стратегии развития отрасли:

теоретический и реализационный аспекты. [Текст]: / Л.Л. Тонышева, Е.В. Назмутдинова. Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. С. 17.

59

позиции. О других особенностях Л.С. Шеховцова пишет, что «для Калинингадской области, являющейся российским эксклавом в Европе, окружѐнным странами ЕС, имеющей статус особой экономической зоны (ОЭЗ), специфическими являются цели: обеспечение международных условия жизнедеятельности в связи с пересечением границ и транзитом грузов и людей по территориям зарубежных стран, модернизация режима функционирования ОЭЗ» 1 . Есть и стратегическая цель региона, которая может быть следующей: достичь уровня жизни населения, сопоставимого с зарубежными соседями (Литвой и Польшей) путѐм инновационного развития 2 . Точно так же и другие субъекты РФ могут начать подобную работу и быть первым в самых разных сферах деятельности, тем более что человеческий капитал, в отличие от нефти и газа, имеется везде. Наука предлагает свои методы разработки стратегического целеполагания, которые, как полагает Л.С. Шеховцова, основаны «на следующих концептуальных положениях:

– существует множество стратегических целей или пространство целей;

– существует множество путей достижения одной цели, пространство стратегий;

– цели региона могут быть типовыми (общими) и особенными;

– выбор целей социально-экономического развития региона является

сознательным, волевым актом и связан с экономической политикой государства» 3 . Таким образом, наука государственного управления давно готова дать предложения по развитию регионов, и нужно понимать, что есть множество других направлений, которые конкретному региону можно развивать, становиться лидером и внедрять во всей России новейшие разработки, технологии, организационные процессы, в которых он преуспел больше других. При таком подходе окажется, что большое количество субъектов Федерации (это известная проблема конституционного уровня) будет смотреться не только в негативном плане трудностей управления из центра, что действительно так, ибо несколькими субъектами проще управлять, чем многими десятками, но из большого количества субъектов можно извлечь пользу на основе применения известного философского закона перехода количества в качество. Это весьма тонкий момент философии права, и здесь мы не можем полностью согласиться с утверждением П.Г. Московской о том, что жизненно важным для устранения асимметрии государственного устройства является рациональное распределение полномочий и ответственности между РФ, субъектами РФ и местным самоуправлением 4 .

1 Шеховцова Л.С. Методология формирования стратегических целей развития региона // Менеджмент в России и за рубежом. 2007. № 3. С. 71. 2 Там же. С. 68. 3 Там же. С. 68. 4 Московская П.Г. Разграничение предметов ведения и полномочий Российской Федерации и еѐ субъектов в экономической сфере (на примере Приволжского

60

Рациональное распределение полномочий – это правильно, и ассиметрия слишком велика – это факт, но еѐ в настоящее время устранить полностью невозможно, поэтому нужно извлечь из неѐ пользу. Вопрос только в том, как это сделать? Абстрактность философского закона можно будет превратить в предельную конкретность, когда субъекты Федерации сосредоточат свои усилия на разных направлениях, которые объективно им по силам более, чем другим субъектам, а после достижения конкретных результатов в избранной сфере они смогут умножить свой опыт и полученные достижения и распространить его сразу на оставшиеся 82 субъекта Федерации. Коэффициент умножения – 82 – своей величиной говорит о действенности перехода количества в качество, когда вся страна воспользуется передовыми разработками одного конкретного региона и придѐт в некоторое иное качественное состояние. Совершенно очевидно, что достижения Татарстана в области информационных технологий будут полезными во всех иных субъектах Федерации без исключения. Точно так же Татарстан использует опыт Калининградской области и поэтому находится на втором месте в России по уровню благоприятствования развития бизнеса. Вот в этой точке – распространении уникального наработанного каждым субъектом Федерации опыта – должна вступить в дело уже Российская Федерация и принять меры к тому, чтобы опыт был максимально быстро применѐн во всех субъектах Федерации, где это окажется возможным и полезным, а для этого придѐтся в любом случае использовать финансовые ресурсы, полученные от продажи нефтепродуктов и газа, добытых в тех субъектах Федерации, которые этим занимаются в силу сложившихся условий. Такова взаимосвязь конституционных норм, федеративного устройства России и экономических процессов в регионах. При этом схема распространения такого опыта разных регионов, если еѐ представить в графическом виде, будет выглядеть в виде густой сети, покрывающей карту России. Таким образом, мы может видеть, что процессы централизации и децентрализации, усиления вертикали власти и федерализация – это не всегда контрпроцессы, но при создании некоторых условий, как из центра, так и из субъектов Федерации, они могут идти синхронно, непротиворечиво и работать на единую цель, сформулированную в ч. 1 ст. 7 Конституции РФ – строительство социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Рассмотрение этих процессов схематически, на одной линии, проведѐнной карандашом на бумаге, действительно приводит к видению только их противоположности, однако мир нелинеен, многомерен, а также развивается в разных местах с разной скоростью, то есть, он живѐт в разном времени. Поэтому нужно рассматривать процессы централизации и федерализации как объективно

федерального округа):

государственной службы при Президенте Российской Федерации. М., 2004. С. 9.

канд. юрид. наук: 12.00.02 / Российская академия

61

полезные, происходящие в разных временах-пространствах, и задача политиков и управленцев всех уровней состоит в том, чтобы не сводить их на прямую линию, где они смотрят стрелками своих интересов друг на друга, а, напротив, разводить их с линии противостояния и синхронизировать их созидательную, конструктивную работу. Конечно, нефть и газ одних регионов и разработки в информационной сфере в других – это зримые и весомые результаты, которые могут быть приняты к зачѐту в нашей концепции. В таком случае, что же можно ожидать от регионов, где нет такого количества нефти и газа, или, где не ведутся разработки информационных систем и кроме сообщений о террористических актах регион давно ничего не поставляет внешнему миру? Это, например, Северный Кавказ. Для ответа на этот вопрос нужен комплексный и индивидуальный подход к ценностям конкретного региона. Некоторые авторы полагают, что Северный Кавказ – это единственное географическое, культурно-историческое и языковое пространство, в котором гармонично проживают народы, говорящие более чем на

пятидесяти языках, а синтез культурно-исторических ценностей позволяет говорить о Северокавказской цивилизации 1 . Если это так, эта цивилизация должна предложить свои разработки, которые будут иметь ценность и для федерации. В чѐм можно увидеть такие ценности? Х.М. Думанов и А.И. Першиц полагают, что учѐт в правотворчестве местной специфики во многом определит то, какую позицию займут мусульмане Северного Кавказа, куда они качнутся – к мусульманскому фундаментализму или к европейской цивилизации и таким образом «вопрос стоит и о целостности России, которая в настоящее время может быть достигнута только очень гибкими политическими методами и столь же гибким подходом к правотворчеству» 2 . С этой точки зрения Северный Кавказ играет решающую роль в сохранении федерации, ибо проблемы разграничения предметов ведения, полномочий, компетенции разных систем права могут сыграть роль катализатора процессов распада федерации, и здесь роль нефти Северо-Кавказского региона, получаемых от неѐ финансов ресурсов и правильного их распределения между РФ и субъектами РФ нельзя недооценивать. Как известно, без культурной составляющей материальные ценности в обществе могут потерять свой смысл. Поэтому, исследуя вопросы разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между центром и регионами, нужно также понимать, что полное решение всех поставленных нами задач без одновременного решения вопросов в сфере культуры невозможно, но мы затронем лишь ту часть этой проблемы, которая лежит

в сфере права. В этом направлении А.Ю. Мордовцев и Ю.А. Зуева

1 Давыдов Ю.С., Гранкин А.Ю. Культура, образование, традиции как объекты научных исследований и составляющие этногенеза // Вестник Московского психолого- социального института. 2005. № 1. С. 5. 2 Думанов Х.М., Першиц А.И. Юридическая этнология (по материалам народов Северного Кавказа // Государство и право. 2008. № 4. С. 74.

62

предлагают следующую схему решения. Появление феномена регионального законотворчества, по мнению авторов, вызвало необходимость прояснения правокультурного и социально-политического уклада, его функциональной специфики, осложнѐнных многонациональным и поликонфессиональным составом населения. И одна из важнейших проблем – это формирование региональной правовой и политической культуры, без которой оригинальное местное правотворчество невозможно 1 . Ряд учѐных справедливо полагают, что ни вопрос о целесообразном количестве субъектов федерации, ни проблемы диспропорций их разцития только правовыми средствами решить нельзя. Это возможно с опорой на данные других наук 2 . В итоге мы можем сделать вывод: проблема разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между центром и регионами является комплексной, она встроена в систему иных проблем, лежащих на пересечении разных наук, и еѐ относительно полное решение нужно искать с учѐтом точек взаимодействия регионов между собой и центром на основе многих наук: права, экономики, экономической географии и регионалистики, философии, истории, культуры и др. Проблема федеративного устройства в России обусловлена противоречивостью формы федеративного устройства, и еѐ естественное решение состоит в том, чтобы найти оптимальную форму административно-территориального устройства, которая смогла бы обеспечить целостность государства и при этом не нарушить основы федерализма, не откатиться назад в унитаристскую империю. Здесь можно согласиться с тезисом Н.И. Грачѐва о том, что «этнополитическая, культурная, религиозная, экономическая гетерогенность территориального пространства России диктует неоднородные и более сложные формы взаимоотношений между центром и регионами, чем те, которые описываются классическими понятиями унитаризма и федерализма» 3 . Однако пока идеальное решение не найдено (но его, разумеется, нужно искать), мы предлагаем сосредоточиться на предложенном нами варианте, который не требует конституционных изменений количества субъектов Федерации, их статуса и при этом позволяет увидеть новые подходы к решению известных проблем.

1 Мордовцев А.Ю., Зуева Ю.А. Региональная правотворческая политика в современной России: сущее и должное // Правотворческая политика в современной России. Сборник научных трудов по материалам всероссийского круглого стола / Под. общ. ред. А.В. Малько, Н.В. Исакова, А.П. Мазуренко. Саратовский филиал Института Государства и права РАН; Северо-Кавказский филиал Московского гуманитарно- экономического института, 2009. С. 85-86. 2 Чиркин В.Е., Васильева Т.А., Глигич-Золотарева М.В., Лебедев А.Н., Шульженко Ю.Л. Общие закономерности глобализации и субъекты федерации // Государство и право. 2008. № 6. С. 6. 3 Грачѐв Н.И. Государственное устройство и суверенитет в современном мире: вопросы

д-ра юрид. наук: 12.00.01 / Акад. эконом.

безопасности МВД РФ. Волгоград, 2009. С. 37.

теории и практики: Автореф.

63

Государственная деятельность по проблеме разграничения полномочий в последний десятилетний период развития России началась активным образом проводиться после определения в Послании Президента РФ В.В. Путина первой задачи – «это определение конкретных, чѐтких полномочий центра и субъектов Федерации в рамках их совместной компетенции. Разграничение федеральными законами, хочу это особо подчеркнуть, именно федеральными законами и прежде всего федеральными законами, предметов ведения и полномочий между федеральным центром и региональным уровнем управления. Сегодня это потенциально конфликтное поле следует минимизировать, точно определив, где должны быть полномочия федеральных органов, а где субъектов Федерации. Иначе эта ситуация будет порождать новые споры, будет использоваться противниками курса на укрепление самой Федерации» 1 . Далее была создана Комиссия по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления 2 , а в следующем Послании 2002 года Президент РФ подтвердил, что «нашей ключевой задачей остаѐтся работа по разграничению сфер ведения между федеральным, региональным и местным уровнями власти. Год назад с этой трибуны я говорил о необходимости наведения здесь порядка. К настоящему времени собраны и обобщены предложения органов власти субъектов Федерации и местного самоуправления. Созданная для этой цели комиссия проводит их скрупулезный анализ» 3 . Однако комиссия так и не смогла решить все поставленные задачи. Те же проблемы были обозначены Президентом РФ В.В. Путиным и в Бюджетном послании Федеральному Собранию «О бюджетной политике на 2001 год»: «Сегодня бюджетная несбалансированность усугубляется недостаточно чѐтким разграничением полномочий бюджетов различных уровней. Региональные и местные органы власти зачастую не могут определить сферу своей финансовой ответственности, выполняют функции, находящиеся в компетенции федерального центра» 4 . И эта проблема не решена до конца.

1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2001 года. Не будет ни революций, ни контрреволюций // Российская газета. 2001. № 66. 04 апреля. 2 Указ Президента Российской Федерации от 21.06.2001 № 741 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления» // СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2652. 3 Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2002. № 71 (2939) от 19 апреля. 4 Бюджетное послание Федеральному Собранию «О бюджетной политике на 2001 год»,

Официальный

http://archive.kremlin.ru/text/appears/2000/05/63436.shtml

РФ,

сайт

Президента

64

Трудности решения поставленных задач многообразны. По мнению С.А. Котляревского, «юридический анализ федеративного устройства, вообще говоря, принадлежит не только к наиболее трудным, но и наименее благодарным отделам государственного права. Нигде, быть может, не сказывается до такой степени вся роковая искусственность юридических определений, вся непреодолимая трудность дать юридически точное выражение тем оттенкам, уклонам и своеобразиям, которые отличают реальную жизнь политических организаций» 1 . Этим суждениям уже почти сто лет, однако и сегодня те же проблемы начинаются с элементарного – определения таких терминов как «полномочия», «компетенция», «предмет ведения», которые не были чѐтко определены, и в связи с этим последующее развитие законодательства несло отпечаток противоречивости и бессистемности. Ю.А. Тихомиров предложил понимать компетенцию как возложенный законно на уполномоченный субъект объѐм публичных дел 2 , что позволяет использовать данный термин для обозначения правосубъектности Федерации, субъектов Федерации и органов власти. Есть и другие предложения по уточнению терминологии, однако почти все они остались в научной сфере и не перешли в сферу действующего законодательства, тем более, конституционного. Длительное отсутствие внятной национальной политики привело к расширению проблемы разграничения полномочий между субъектами в другую плоскость – возникновению конфликтов между субъектами РФ и самой РФ. Этому также способствовало применение национально- территориального принципа, заложенного ещѐ конституциями РСФСР, усиленного конфронтациями и даже военными конфликтами в конце XX в. Одновременно проявилась другая проблема, связанная с предыдущей – сказалось отсутствие эффекта вертикали власти, которая выстраивалась последние годы. А.Е. Чирикова справедливо полагает, что интеграция, построенная на административных ресурсах, делает верикаль неустойчивой и зависимой от первого лица, исключает население из политического пространства, превращая его из субъекта в объект 3 . Логичным представляется укрупнение регионов на основе территориального, но не национального признака. Новизна, предлагаемая нами для ускорения данного процесса, заключается в следующем. Необходимо учитывать наличие сложившихся территориально- производственных комплексов (ТПК) для решения вопроса о будущем территориальном укрупнении регионов, исходя, в частности, не только из

1 Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. Типография «Мысль», Н.П. Меснянкин и К о . Москва, Петровка, 17. Москва, 1915. С. 259. 2 Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М. Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2001. С. 55. 3 Чирикова А.Е. Путинский федерализм и региональные элиты: взгляд изнутри // Элиты и будущее России: взгляд из регионов. Выпуск первый. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Отв. ред. В.Г. Игнатов. Ростов-на- Дону: Изд-во СКАГС. 2007. С. 80.

65

теории ТПК, но и теории кластеров 1 , которая служит основой для решения практических проблем территориально-производственной интеграции 2 и инфраструктурно-ориентированного подхода – представляющего собой логическое продолжение кластерного подхода и исследующего роль «обеспечивающих» отраслей в сетевой экономике 3 . Специалисты полагают, что «мировой опыт подтверждает многофункциональную роль кластерного подхода в обеспечении условий формирования и реализации конкурентных преимуществ регионов. Так, в частности, полностью кластеризованы датская, финская, норвежская и шведская промышленность. Успешно функционируют отдельные кластеры в Германии (химия и машиностроение) и во Франции (производство продуктов питания, косметики), в Сингапуре (нефтехимия), в Японии (автомобилестроение) и ряде других стран. При этом правительства концентрируют усилия на поддержке существующих кластеров и создании новых сетей компаний, ранее не контактировавших между собой. Государство при этом не только способствует формированию кластеров, но и само становится участником сетей» 4 , а также приводят факты, что в рамках ТПК-подхода было построено значительное количество ресурсориентированных предприятий в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке (Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс и др.), которые функционируют и сегодня, и наиболее развитые из сохранившихся ТПК в 2002 г. давали 34,4% промышленного производства и обеспечивали 62,6% экспорта России 5 . Всѐ это говорит о важности применения новых подходов и в области права, в том числе конституционного права, которое должно учитывать и использовать наличие кластеров и сетей в сфере конституционного строительства, а также новые методы научного анализа – методы сетевого права. Завершая наше исследование, сделаем ряд выводов. 1. Нужно учитывать наличие экономических районов и кластеров, которые не закреплены конституционно и не совпадают с границами субъектов Федерации, но являются реально работающими территориально организованными структурами, добывающими нефть, газ и

1 Кластеры – это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в соответствующих отраслях, а также связанные с их деятельностью организаций в определѐнных областях, конкурирующих, но вместе с тем, ведущих совместную работу (Артюхов С.С., Величко Г.Ф. Кластерный подход в экономике российских регионов. М.: Мысль, 2004.). 2 Дриго М.Ф. Формирование территориально-промышленных комплексов в условиях экономической стабилизации региона // Менеджмент в России и за рубежом. 2007. № 3. С. 78. 3 Тонышева Л.Л., Назмутдинова Е.В. Формирование стратегии развития отрасли:

теоретический и реализационный аспекты. [Текст]: / Л.Л. Тонышева, Е.В. Назмутдинова. Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. С. 17. 4 Там же. С. 17-18. 5 Там же. С. 20.

66

производящими из них продукцию, а также транспортирующие нефтегазовую продукцию в иные регионы и страны.

2. Необходимо принять к сведению утверждение Тонышевой Л.Л. и

Назмутдиновой Е.В. о том, что «в РФ процесс перехода от централизованной модели территориальной организации к сетевой находится в стадии становления» 1 , а также идею сетевого правового регулирования, которое предложил Л.В. Голоскоков 2 , и сделать из них вывод о том, что в некоторой перспективе сеть регионов можно будет сделать самоуправляемой и какой-то степени самоорганизующейся, когда роль центра будет иметь свой необходимый и достаточный вес и значение, но будет гармонично корреспондировать максимально самоуправляемой структуре взаимосвязанных субъектов РФ, правоотношения которых будут построены на новых территориальных, экономических и управленческих принципах, включая принцип справедливости. Как пишет Г. Радбрух, идею права мы находим в справедливости, а идеал справедливости – в идеальном общественном строе 3 . Это идеал – справедливость – должен

быть определѐн в Конституции РФ, поскольку пока понятие «справедливость» используется только один раз в преамбуле, но вне

контекста смысла принципа справедливости. Справедливым должно быть также разграничение предметов ведения и полномочий.

3. В мире существуют сети электроэнергетики, которые специалисты

называют интеллектуальными сетями – Smart Grids (в России они запланированы к внедрению Энергетической стратегией России на период до 2030 года 4 ), в которых решаются технические вопросы слаженного взаимодействия тысяч источников энергии и потребителей. Компьютерные программы управляют их взаимодействием в реальном времени на основании нормативных документов, которые в развитых странах называются сетевыми кодексами 5 , и хотя это технические документы, они имеют аналогии с правовыми кодексами, которые в сети субъектов Федерации могли бы сыграть свою роль. Нужно использовать технические аналогии для разработки правовых сетей. Такая работа идѐт, но пока только в узком направлении, в частности, в Федеральном казначействе РФ, где применяется «электронное казначейство», важнейшими составными элементами которого являются: единый комплекс прикладного программного обеспечения, ведомственная телекоммуникационная сеть, соответствующее инженерно-технологическое обеспечение, система

1 Там же. С. 25.

2 Голоскоков Л.В. О некоторых проблемах конституционного строительства // 15 лет Конституции Российской Федерации: проблемы теории и практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (27-28 ноября, 2008, г. Махачкала). Часть 1. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2008. С. 338.

3 См.: Радбрух Г. Философия права / Пер. с нем. М., 2004. С. 42.

4 Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 г. № 1715-р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года» // СЗ РФ. 2009. № 48. Ст. 5836.

5 Имамутдинов И. Сети становятся умнее // Эксперт. 2010. № 8 (694). С. 46.

67

«внутреннего» и «внешнего» электронного документооборота 1 , создана Автоматизированная Система Федерального Казначейства (АФСК) – крупнейшая сетевая структура комплекса технических и программных средств. Казначейство России в 2010 г. обслужило более 23 тыс. бюджетов, более 62 тыс. счетов в банке, более 201 тыс. организаций клиентов; осуществляло более 40 млн. платежных операций в месяц 2 . Технические и организационные моменты, отлаженные в этой сети, неизбежно приведут к разработке соответствующих норм права, но отсюда можно следовать вывод о возможности обратной ситуации, когда сначала могут быть созданы сетевые нормы права, которые позволят взаимодействовать субъектам РФ на основании новейших научных разработок в области сетевой экономики и права и в рамках реализации Государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011- 2020 годы)», которая (в своей первой редакции) ставила задачу формирования «сетевого общества» 3 . Из сделанных выводов следуют соответствующие им предложения:

1. При проведении работы по укрупнению регионов необходимо учесть наличие кластеров и сложившихся экономических связей, особенно в нефтегазовой сфере, как приносящей наибольшие доходы, для более точного прогнозирования последствий укрупнения регионов, прежде всего

с точки зрения оптимизации деятельности нефтегазового комплекса,

положительная динамика развития которого будет определять все остальные сферы жизни; 2. Нужно частично переводить управление из сферы централизованной иерархической структуры в децентрализованную сетевую структуру, элементы которой будут управляться автономно и взаимодействовать с иными элементами (субъектами РФ и самой РФ) как элементы единой сети, причѐм, в этой сети взаимодействующими единицами (узлами сети) могут быть как субъекты РФ, так и кластеры, которые, хотя и не являются

субъектами права, но в сети могут быть обозначены как реально действующие структуры. С точки зрения права нужно решить следующие вопросы: определить кластеры в правовом поле, дав этому понятию легальное определение; кластеры нужно выявить и внести в реестр, несмотря на то, что они могут быть временными, подвижными и

изменяемыми по существу; внесѐнные в реестр кластеры нужно соотнести

с конкретными субъектами Федерации, на территориях которых эти

кластеры будут располагаться, и оформить их отношения к существованию кластеров, например, разработкой программы развития кластеров, которые

ориентированы на новые технологии, нанотехнологии, информационные и

1 Прокофьев С.Е. Стратегический менеджмент в Казначействе России // Государственная служба. 2010. № 3. http://www.roskazna.ru/store//13042011prok2.doc 2 Артюхин Р.А. Задачи и направления развития казначейской системы России // Финансы. 2011. № 3. С. 3. http://www.roskazna.ru/store//financy0311art.pdf 3 Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

68

иные продуктивные технологии; на уровне РФ нужно построить виртуальные сети кластеров для координации их работы вместе с субъектами РФ, и здесь возникает совершенно новое правовое поле для разграничения полномочий между центром и регионами. 3. Конституционно-правовые проблемы разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в РФ необходимо решать комплексно, на стыке разных наук, поскольку их «чистое» решение, в области только одного конституционного права, видимо, невозможно в принципе, поскольку для этого нужно, с одной стороны, делать изменения в Конституцию РФ, что всегда является очень сложным и долгим процессом, с другой стороны, динамичная реальность будет требовать постоянного изменения объѐма полномочий центра и регионов, что невозможно и не нужно менять на уровне Конституции РФ, но можно регулировать на уровне законодательства РФ и договоров между РФ и субъектами РФ, которые могут в определѐнные периоды времени пересматриваться для их соответствия текущим реалиям. 4. Необходимо ввести в Конституцию РФ такое ключевое понятие права как «справедливость» в увязке с правом народа иметь экономически обоснованную долю доходов, получаемых Россией от нефтегазовых и иных ресурсов, добываемых на территории РФ в любых субъектах Федерации. Данное предложение выносится нами как наработка на некоторое будущее, оно подлежит обсуждению и сопоставлению с другими предложениями и наработками, которые будут накоплены для внесения поправок в Конституцию РФ. 5. Нужно использовать многообразие особых возможностей и всех ресурсов регионов (материальных и интеллектуальных, рукотворных и природных) для сложения их в рамках Федерации и достижения синергетического эффекта в экономике, правотворческой и иных сферах деятельности. Максимальный эффект проявится, когда каждый субъект Федерации сможет делиться наработанным опытом со всеми другими субъектами Федерации через сетевую систему взаимодействия, которая, собственно, и не может быть никакой иной. Сеть должна связать потоки информации, продуктов, услуг, транспортных возможностей, услуг в сфере логистики, эффективных управленческих решений и многое другое. Именно здесь предстоит внедрить и доработать на практике методы сетевого права, а также применить принципы сетевого права, разработанные теоретико-правовой наукой.

69

Глава 5

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

В.В. Дрошнев, М.Д. Дрошнева

Общественное развитие имеет множество параметров, характеризующих отдельные аспекту и показатели прогресса. Время сжимается и прогресс науки и техники принимает лавинообразный характер, когда новые открытия следуют одно за другим, а их воплощение в жизнь приводит к кардинальным изменениям в производственно- хозяйственной и бытовой деятельности человека. Научно-технический прогресс выражается в модификационно-модернизационном и инновационном преобразовании промышленной и бытовой техники, что ведѐт к трансформации техносферы и неоднозначному влиянию на человека. Неоднозначность данных влияний проявляется в замещении человека на отдельных этапах производственной деятельности или частичное замещении отдельных функций его органов и систем (ходьба, физические нагрузки и другое). Данные процессы оказывают и негативное влияние на человека:

рост безработицы за счѐт замещения сотрудников на производстве роботами и автоматами (автоматизация и роботизация производства); увеличение статического напряжения и гиподинамии в быту (нарушенный образ жизни и распространение вредных привычек) и при осуществлении трудовой деятельности водители транспорта, программисты и другие); высокий стресс и наличие высокого психо-эмоциональное напряжения у различных социально-профессиональных групп населения; создание и использование новых видов растений, несущих трансгенное изменение), веществ и энергий, обуславливающих возникновение различных заболеваний или обострение хронических болезней;

хронических болезней; развитие заболеваний
хронических болезней; развитие заболеваний
хронических болезней; развитие заболеваний
хронических болезней; развитие заболеваний
хронических болезней; развитие заболеваний

развитие

заболеваний

цивилизации

(депрессий,

психических,

других

патологических состояний); формирование информационной среды позволяет человеку длительный промежуток времени существовать в виртуальном пространстве, что, с одной стороны, ведѐт к социальной дезадаптации (одиночеству) в реальной жизни, а, с другой стороны, позволяет резко изменить размер своих доходов и получить ранее недоступные услуги. Общественное развитие базируется на постижении и поддержании баланса воспроизводства населения и развития экономики страны (рис. 1)

сердечнососудистых,

онкологических

заболеваний,

травм

и

(рис . 1) сердечнососудистых, онкологических заболеваний, травм и 70

70

ОБЩЕСТВО

ОБЩЕСТВО НАСЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИКА Рисунок 1 – Схема общественно -
ОБЩЕСТВО НАСЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИКА Рисунок 1 – Схема общественно -

НАСЕЛЕНИЕ

ОБЩЕСТВО НАСЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИКА Рисунок 1 – Схема общественно -

ЭКОНОМИКА

Рисунок 1 – Схема общественно-экономического взаимодействия

Руководство любого государство ищет способы решения проблемы организации и постоянного осуществления мониторинга различных параметров общественно-экономической жизни для выявления основных тенденций динамики изменения, а также определения доминирующих причин и превалирующих факторов, воздействующих и активизирующих происходящие процессы на уровне индивида и общественных групп. Это не случайно, так как человек представляет собой, с одной стороны, биологический объект, с другой стороны – хозяйствующий субъект, с третьей стороны – субъект социально-общественных отношений. Как биологическому объекту человеку свойственны естественные биологические (репродуктивная функция и старение организма) и патологические процессы, ведущие к противоположным результатам (рис.

2)

способность к

репродукции

рождение и воспитание ребенка

смерть от естественных причин

заболевания и травмы

причин заболевания и травмы естественные процессы Человек
причин заболевания и травмы естественные процессы Человек

естественные

процессы

Человек
Человек

старение

организма

патологические

процессы

ущерб здоровью

процессы ущерб здоровью преждевременная смерть Рисунок

преждевременная

смерть

Рисунок 2 - Естественные и патологические процессы, свойственные человеку.

Жизнеспособность и возможность участия человека в производственно-общественных отношениях определяет человеческий потенциал, включающий базовый потенциал здоровья и производные:

трудовой, интеллектуальный, предпринимательский и социально- культурный потенциалы (рис. 3) 1 . Трудовой, интеллектуальный и предпринимательский потенциалы доминируют над факторами капитала и земли в обеспечении функционирования и развития экономики страны и регионов.

1 Смирнов В.Т., Скоблякова И.В. Классификация и виды человеческого капитала в инновационной экономике. – Орел: Орел ГТУ, 2006.

71

Трудовой потенциал Интеллектуальный потенциал Потенциал
Трудовой потенциал
Интеллектуальный потенциал
Потенциал здоровья
Предпринимательский потенциал
Культурно-нравственный потенциал

Рисунок 3 – Взаимосвязь различных видов человеческого потенциала.

Важной характеристикой развития общества является оценка общественного здоровья населения страны. Общественное здоровье определяется следующими показателями:

1) Демографическими показателями, которые включают в себя:

- численность и возрастно-половая, профессиональная, производственная и другая структура населения; - плотность проживания различных групп населения; - рождаемость, смертность (общая, повозрастная), брачность,

естественный прирост населения территории, средняя продолжительность жизни и другие; - миграция населения: внутри региональная, межрегиональная миграция и миграция между странами (в том числе привлечение в экономику региона иностранной рабочей силы). 2) Показатели уровня и структуры заболеваемости:

- по данным обращаемости за медицинской помощью в

медицинские учреждения различного уровня (отражает активную жизненную позицию человека по поддержанию своего здоровья и

своевременному лечению возникающих заболеваний);

- по данным госпитализации в медицинские учреждения (отражает потребность в экстренной, специализированной и высококвалифицированной медицинской помощи);

- по данным о временной утрате трудоспособности (отражает

специфику трудовых потерь на конкретном предприятии), на долю которой приходится до 70-80% от числа случаев общей заболеваемости 1 ;

- по данным профилактических осмотров (отражает прямую

зависимость возникновения профессиональных заболеваний и

производственных травм от условий труда и наличия производственно- профессиональных вредностей));

- по данным о причинах смерти (позволяет выявить уровень и

структуру, как общих причин, так и причин внезапной смерти в различных

возрастно-половых, профессиональных и других группах населения);

- по данным интервьюирования (отражает скрытые, латентно

протекающие заболевания и функциональные нарушения у различных групп населения).

1 Белицкая Е.Я.,

изучения здоровья населения // Советское здравоохранение. – 1980. – № 9. – С. 15-20.

Елизаров В.А.,

Болосовский Л.Я.

Некоторые

итоги

углублѐнного

72

3) Показатели уровня и структуры инвалидности различных возрастно- половых, национальных, профессиональных и других групп населения. 4) Показатели физического развития различных возрастно-половых, национальных, профессиональных и других групп населения. Формирующиеся тенденции изменения показателей общественного здоровья позволяют выявить следственно-причинную связь применяемой государственной политики и социально-экономических параметров регионального развития. Для этого необходимо иметь механизм постоянного мониторинга данных параметров и обладать возможностью текущего анализа полученных показателей и формирования решений оперативного управления сложившейся социально-демографической ситуацией. Применяемая Всероссийская перепись населения не отвечает требованиям текущего и оперативного учета демографических данных. Данные о заболеваемости и физическом развитии различных групп населения формируются в отдельных медицинских учреждениях, и обобщенные показатели консолидируются в органах управления здравоохранением административной территории. Учреждения медико-социальной экспертизы формируют и аккумулируют данные о лицах, признанных инвалидами, и о причинах, приведших к инвалидности. Следует отметить, что одно событие регистрируется с выдачей определѐнного документа и формированием информационной базы данных различными учреждениями самостоятельных ведомств (рис. 4).

медицинская справка о рождении медицинское учреждение
медицинская
справка о рождении
медицинское
учреждение
больничный лист
матери
Рождение
отдел ЗАГСа
свитетельство о
ребенка
администрации
рождении
паспортный
прописка
стол МВД

Рисунок 4 - Регистрация факта рождения в учреждениях различных ведомств.

Получаемая в учреждениях ведомства информация носит узкоспециализированный и ограниченный характер. Данная информация составляет часть информационной базы, формируемой в системах обязательного социального, медицинского и пенсионного страхования населения. Данные страховые системы созданы для обеспечения предоставления социальных гарантий каждому гражданину и направлены на удовлетворение его физиологических, социальных, медицинских и духовных потребностей в объѐме, необходимом для поддержания достойной по общественным меркам жизни. Системы страхования представляет собой комплекс предоставления экономических, социальных,

73

правовых, организационных, медицинских и других мер, обеспечивающих защиту человека от неблагоприятного воздействия совокупности социальных рисков, компенсации наносимого ими ущерба доходам и качеству жизни, с целью охраны жизни, здоровья, сохранения трудоспособности и достигнутого материального благополучия 1 . В обязательном социальном страховании персонифицированный учѐт застрахованных работников не выходит за рамки предприятия- страхователя, базируется на кадровом учѐте и бухгалтерском учѐте заработной платы и начисления пособий по временной нетрудоспособности сотрудникам. В Фонд социального страхования поступают по предприятию-страхователю сводные данные о начисленных и перечисленных страховых взносах, начисленных и выплаченных страховых выплатах по временной нетрудоспособности в результате общей заболеваемости и травм 2 , а также при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях 3 .

С введение закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» 4

чѐтко регламентируется механизм персонифицированного учѐта практически всего населения. Персонифицированный учѐт в обязательном медицинском страховании, сбор, обработка, передача и хранение сведений осуществляются Федеральным и территориальными фондами ОМС, Пенсионным фондом РФ и его территориальными органами, страховыми медицинскими организациями, медицинскими организациями и страхователями для неработающих граждан. Персонифицированному учѐту подлежат сведения о застрахованных лицах, страховой номер индивидуального лицевого счѐта застрахованного, номер полиса ОМС, данные о страховой медицинской организации, данные о предоставленной медицинской услуге и данные о медицинской организации, оказавшей соответствующие услуги. Данная система информационного обмена аккумулирует данные обо всех параметрах общественного здоровья населения страны: о демографических процессах, заболеваемости, инвалидности, об объѐме, месте предоставления и стоимости оказываемых

1 Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в РФ» (с изменениями от 10, 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г., 22 августа 2004 г., 23 июля 2008 г.) 2 Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании на случай временной

нетрудоспособности и в связи с материнством» от 29 декабря 2006 г. № 255-ФЗ (с изменениями от 9 февраля, 24 июля 2009 г., 28 сентября, 8 декабря 2010 г., 25 февраля 2011 г.)

закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном

3 Федеральный

страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» 4 Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ.

74

медицинских услуг, источниках и получателях денежных средств, являясь специализированной информационной средой системы ОМС 1 . Персонифицированный учѐт первоначально стал применяться в нашей стране в обязательном пенсионном страховании 2 . Создаваемая информационная база персонифицированного учѐта содержит:

– индивидуальный (электронный) лицевой счѐт застрахованного лица содержит сведения о застрахованном лице; – специальная часть индивидуального лицевого счѐта содержит сведения о поступивших за данное застрахованное лицо основных и дополнительных страховых взносах, направляемых на обязательное накопительное финансирование трудовых пенсий, о взносах на софинансирование формирования пенсионных накоплений, а также о доходе от их инвестирования; – профессиональная часть индивидуального лицевого счѐта содержат сведения о суммах страховых взносов, уплаченных страхователем за застрахованное лицо за периоды его трудовой деятельности на рабочих местах с особыми (тяжелыми и вредными) условиями труда (профессиональный стаж), доходе от инвестирования, выплатах и другие необходимые сведения 3 . Действующие системы при осуществлении персонифицированного учѐта значительную часть информации дублируют, а к другой информации не имеют доступа. Реализация законодательно регламентированного персонифицированного учѐта в рамках административной территории позволит организовать мониторинг:

– демографических параметров: структуры, численности, миграции, рождаемости, смертности; – заболеваемости населения; – численности и структуры потребителей социальных и медицинских услуг и получателей страховых (пособия по временной нетрудоспособности и пенсии) выплат; – показателей активности и эффективности работы медицинских учреждений, осуществления финансовых взаиморасчѐтов между субъектами взаимодействия. Данные параметры мониторинга основываются на человеке (рис. 5), что позволяет применять индивидуальные подходы оптимизации здоровья и страховых выплат.

1 Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ. 2 Федеральный закон «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ (с изменениями от 25 октября 2001 г., 31 декабря 2002 г., 9 мая 2005 г., 19 июля 2007 г., 30 апреля, 23 июля 2008 г., 24 июля, 25, 27 декабря 2009 г., 27 июля, 29 ноября, 8 декабря 2010 г.). 3 Там же.

75

возраст место работы заболевания ЧЕЛОВЕК страховые
возраст
место
работы
заболевания
ЧЕЛОВЕК
страховые
медицинские
выплаты
услуги
медицинские
учреждения
Рисунок 5 – Индивидуальные параметры человека.

Для оптимизации осуществления социально-демографического мониторинга в пределах одного региона необходимо:

– унифицировать используемую информацию и документацию;

– создать оптимальную и эффективную систему информационного обмена между субъектами правоотношений.

Применение социально-демографического мониторинга позволит:

– повысить качество при оказании социальной помощи, медицинских и страховых услуг населению территории;

– обеспечить экономическую эффективность предоставления услуг и

осуществления социальных и страховых выплат;

– определять зависимость изменения показателей индивидуального и

общественного здоровья от экономических и экологических параметров

региона;

– разработать обоснованный план действий по оптимизации социально- демографических показателей региона и повышения уровня индивидуального здоровья. При введении мониторинга необходимо учитывать возникающие проблемы:

– организационные: выбор вида документа, набора и объѐма общих и

специальных данных; степени защиты и ограничения доступа; создание

программных продуктов, интернет-сети и серверов ведомственного, регионального и республиканского уровня, укомплектование техническими устройствами, обеспечение их доступности;

– кадровые: подготовка специалистов всех направлений и уровней, обучение непосредственных пользователей;

– технические: создание или внедрение считывающих устройств,

программ, обеспечение защиты данных при хранении и использовании;

– финансовые: поиск и законодательное закрепление источников

финансирования персонифицированного учѐта на уровне региона и страны (создание и выдача до 2012 года универсальной единой карты, содержащей

информацию о владельце и заменяющей собой все виды социальных карт,

76

а также полисы обязательного медицинского и пенсионного страхования и банковские карты, составит от 150 до 450 млрд. рублей 1 );

– ведомственные: организационно-правовая, техническая

разобщенность системы социальной защиты и обязательного социального страхования при общих целях и задачах;

– правовые: законодательная регламентация организации,

функционирования и финансирования системы персонифицированного учета, неразглашения личной конфиденциальной информации, обеспечения уровня доступа к определѐнным данным при взаимодействии субъектов; ответственности за использование личных данных в целях дискриминации, шантажа (административного давления) и мошенничества. Для комплексного решения данных проблем необходимо максимально полно использовать имеющиеся ресурсы и законодательные возможности в рамках действующих систем обязательного социального, медицинского и пенсионного страхования населения для создания единого для региона

(страны) «Центра мониторинга, анализа, оперативного реагирования и стратегического прогнозирования демографического и социально- экономического развития административной территории». Такой неординарный подход позволит планировать и осуществлять эффективное оперативное управление всеми параметрами регионального развития на основе инновационного подхода по формированию и использованию информационного пространства региона, объединяющего ресурсы различных действующих ведомств и систем.

1 Танас О., Новый В., Бахарев И., Сурначева Е. Сбербанку перевели карты на личности.

ресурс]

Газета.RU.

[Электронный

77

Глава 6

НОРМАТИВНОЕ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБМЕНА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТАМОЖЕННЫХ СЛУЖБ В РАМКАХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ

В.В. Ермакова

Национальные государственные органы государств – членов интеграционных объединений в целях выполнения своих функций заключают между собой соглашения об информационном обмене или взаимодействии и начинают их реализовывать. Кроме того, межгосударственным и наднациональным органам управления для выполнения, поставленных перед ними задач, также требуется соответствующее информационное обеспечение. В этих целях они инициируют информационный обмен или информационное взаимодействие с национальными государственными органами. Первоначально организуется информационный обмен, который с течением времени преобразуется в информационное взаимодействие, организованное посредством информационное системы. Рассмотрим современное состояние нормативного правового регулирования информационного обмена и взаимодействия на примере организации его между таможенными службами в рамках четырѐх интеграционных объединений – Содружества Независимых Государств (далее – СНГ), Евразийского экономического сообщества (далее – ЕврАзЭС), Союзного государства России и Беларуси (далее – СГ) и Таможенного союза, сформированного в рамках ЕврАзЭС (далее – ТС). Российская Федерация является членом каждого из них, и еѐ таможенная служба принимает активное участие в организации информационного обмена и информационного взаимодействия. В рамках СНГ организацию обмена информацией между таможенными службами решено было начать с ввода и контроля таможенных деклараций. Без информационных систем и унифицированных таможенных технологий организовать такой обмен было невозможно и в связи с этим в 1995 г. было принято решение о разработке единого программного обеспечения ввода и контроля таможенных деклараций 1 . Концептуальных подходов к формированию межгосударственного информационного пространства или созданию межгосударственных информационных систем у таможенных служб государств – участников

1 Решение о разработке, развитии и совершенствовании единого программного обеспечения от 14 сентября 1995 г. (принято на 8-м заседании Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества Независимых Государств) // Сборник материалов Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества 1993 – 1996 гг. Том 1. Часть 1. / под редакцией Л. А. Лозбенко. – М., 2003. – С. 211.

78

СНГ на тот момент не существовало и нормативное правовое регулирование в сфере создания межгосударственного информационного обеспечения на пространстве СНГ тоже отсутствовало. Опыта создания собственных информационных систем у таможенных служб государств – членов СНГ за исключением таможенной службы Российской Федерации не было. В связи с этим было решено создавать единое программное обеспечение на основе опыта российской таможенной службы. Это решение было единственно возможным. Вопрос совместного финансирования разработки и сопровождения единого программного обеспечения также был не решѐн. Отсутствовала как нормативная база в данной сфере, так и неясно было определение его источников. Таможенная служба Российской Федерации взяла на себя все финансовые затраты по разработке программного обеспечения и соответственно определение концепции его создания. Данный аспект позволил исключить согласование большого количества документов, регламентирующих стратегию разработок, вопросы финансирования и отчетности. Как представляется, в тот момент никто не осознавал, в какой промежуток времени могла бы вылиться разработка и согласование таких документов, в случае если бы жѐстко был поставлен вопрос об их согласовании. В результате программные продукты были подготовлены в рекордные сроки, что даѐт автору основание предположить, что разработка программных средств будет эффективной, если определение стратегии разработки программных средств, еѐ коррекции, финансирование, а также ввод в эксплуатацию, эксплуатация, развитие и модернизация будет находиться в сфере ответственности одного органа. Протокол о разработке единого программного обеспечения ввода и контроля таможенных деклараций был подписан девятью таможенными службами. Разработанное Единое программное обеспечение должно было передаваться в таможенные службы на безвозмездной основе, а затраты на создание нового программного обеспечения предполагалось осуществлять на долевой основе. К концу 1997 г. программные продукты были разработаны и их поручалось передать в таможенные службы. Участие в разработке, развитии и совершенствовании единого программного обеспечения ввода и контроля таможенных деклараций было добровольным, как и все решения, принимаемые в рамках СНГ. Протокол о разработке единого программного обеспечения ввода и контроля таможенных деклараций кроме добровольного участия, также сохранял и возможность выхода из него. В результате информационный обмен, с использованием разработанных программных продуктов, не последовал. Государствами – участниками СНГ был использован принцип добровольного участия или неучастия/незаинтересованности. В 1999 г. принимается решение об осуществлении перехода от разработки программных продуктов по автоматизации отдельных информационных таможенных технологий к созданию Таможенной единой автоматизированной информационной системы государств –

79

участников СНГ 1 (далее – ТЕАИС СНГ), а в 2000 г. принимается за основу проект Концепции единого информационного пространства таможенных служб государств – участников СНГ 2 (далее – Концепция ЕИПТС СНГ). Такой переход был логичным, он повторял тенденции развития информационной системы таможенных органов Российской Федерации. Однако Концепция ЕИПТС СНГ сразу реализована не была и с течением времени устарела.

В 2004 г. утверждается Порядок разработки, реализации и

финансирования межгосударственных целевых программ Содружества Независимых Государств 3 – появляется актуальная основа, регламентирующая создание межгосударственных информационных систем. Очередной импульс вопрос создания информационного пространства таможенных служб государств – участников СНГ получает в 2008 г. – Совету руководителей таможенных служб СНГ (далее – СРТС СНГ) поручается рассмотрение возможности создания Единой автоматизированной информационной системы таможенных служб

государств – участников СНГ 4 . Повторная попытка создания единой межгосударственной информационной системы начинается с выяснения причин предыдущего провала, и предложений по направлениям дальнейших работ по созданию единой межгосударственной системы. Каких-либо нормативных правовых документов, сдвинувших процесс создания единой межгосударственной информационной системы

1 Решение о принятии проекта Плана создания 1-й очереди Единой автоматизированной системы таможенных служб стран Содружества Независимых Государств от 30 сентября 1999 г. № 6/24 24-го заседания Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества Независимых Государств // Сборник материалов Совета руководителей таможенных служб государств –

участников Содружества 1999 – 2000 гг. Том 2. / под редакцией Л. А. Лозбенко. – М.,

2003. – С. 137.

2 Решение о проекте Концепции единого информационного пространства таможенных служб государств – участников Содружества Независимых Государств от 14 сентября

2000 г. № 1/28 28-го заседания Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества Независимых Государств // Сборник материалов Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества 2000-2001 гг. Том 3 / под редакцией Л.А. Лозбенко. – М., 2003. – С. 1; Концепция единого информационного пространства таможенных служб государств – участников Содружества Независимых Государств // Сборник материалов Совета руководителей таможенных служб государств – участников Содружества 2000 – 2001 гг. Том 3 / под редакцией Л.А. Лозбенко. – М., 2003. – С. 123-127. 3 Решение Совета глав правительств Содружества Независимых Государств «О Порядке разработки, реализации и финансирования межгосударственных целевых программ Содружества Независимых Государств» от 16 апреля 2004 г. // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. –

2004. – № 1(44). – С. 165-175.

4 Решение Экономического совета Содружества Независимых Государств «О

деятельности Совета руководителей таможенных служб государств-участников

Содружества Независимых Государств» (Вместе с «Информацией

2008 г. // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=43552 (Дата обращения 28.10.2010).

80

»)

от 12 сентября

таможенных органов в рамках государств – участников СНГ, до настоящего времени не разработано. Концепция развития информационного обмена и взаимодействия таможенных служб в рамках государств – участников СНГ также не определена 1 . Создан портал таможенных служб государств – членов СНГ 2 . Он призван упростить совместную деятельность должностных лиц таможенных служб государств – участников СНГ в рамках проектов СРТС СНГ и с его помощью повысятся удобства и эффективность их взаимодействия за счѐт организации информационно-справочной поддержки. Однако, до настоящего времени вопрос создания единой межгосударственной информационной системы таможенных органов в рамках государств – участников СНГ с мѐртвой точки н