Вы находитесь на странице: 1из 30

I pärandi-, rahvakultuuri ja ajalooalaste uurimistööde võistlus ,,Sillamäe läbi aegade” I культурно-исторический краеведческий конкурс исследовательских работ ,,Силламяэ сквозь времена”

Исследовательская работа

НА РУБЕЖЕ «ТАННЕНБЕРГ» 1944

(Синимяэ, Вайварская волость)

Адельберт Пооль

Силламяэ 2013

Оглавление

НА РУБЕЖЕ «ТАННЕНБЕРГ» 1944

1

Синие горы в Вайвара

3

Немецкие войска отступают

8

Противоборствующие силы

10

Линия фронта в начале сражения

12

Хроника битвы за Синие горы

13

Синие горы, как немые свидетели

25

Потери в битвах за Синие горы

26

История военных сооружений Синих гор

26

Послесловие

28

Библиография

29

Приложения:

30

Синие горы в Вайвара

Первые письменные упоминания о деревне Вайвер (Wayver) относятся к 1424 году. В 1499 году стало известно о мызе Waiver. В 17 веке деревня разделилась на Большую и Старую деревни - Вайвара. В 1816 году упоминается волость Вайвара как мыза. Она находилась на возвышенности и ее окрестностях. Последними владельцами майоратной мызы были бароны Корф. На склоне возвышенности был заложен парк, и ее стали называть Паргимяги (Парковая гора). Первый дом волостной управы был построен в деревне Перьятси. В нем стали работать назначенные мызой волостной старейшина, его помощник и волостной секретарь. В 1866 году, согласно новому волостному закону, власть мызы над волостной управой уменьшилась. По этому закону в состав волости стали входить мыза и церковный приход Вайвара. В 1919 году мыза Вайвара была национализирована и стала собственностью Эстонского государства. В 1926 году главное здание мызы стали перестраивать для детского дома и в нем поселились воспитанники. Парковая гора со временем стала называться Ластекодумяги (Детдомовская гора), а в военное время на фронтовых картах частей Красной армии эта гора и населенный пункт назывались Ластеколония (Детская колония). Летом 1941 года воспитанники детдома были эвакуированы в СССР. Местное население, опасаясь боевых действий, покинуло Вайвара. В войну были сожжены и разрушены церкви, детдом, школы, общественные здания, жилые дома этого населенного пункта. После окончания войны в этих местах появились люди. Восстановился поселок с новым названием - Синимяэ (Синегорье). Такое название подсказали поселянам три горы – (с востока на запад) Парковая гора и стоящие с другой стороны поселка – Пыргуаугумяги (Адовой бездны гора) или Гренадеримяги (Гренадерская гора) и Торнимяги (Башенная гора) или высота 69,9 (на военных картах). Все вместе они называются Синимяэд, или Синие горы. От густого елового леса над горами стояла синяя дымка. От этого-то горы казались синими. Общая длина всей гряды составляет около 5 километров, высота по отношению к северо-эстонскому глинту составляет более 50 метров. Северные склоны возвышенности Синимяэд имеют большую крутизну, особенно склоны холма Торнимяэ (Башенная гора).

холма Торнимяэ (Башенная гора) . Северная сторона Башенной горы

Северная сторона Башенной горы имеет большую крутизну

Абсолютная высота гор в современных измерениях составляет:

Парковая гора – 85,2 метра, Гренадерская – 83,1 метра и Башенная гора - 70,6 метра. Возвышенность Паргимяги (Парковая гора) названа так потому, что владелец мызы барон Константин Корф на вершине и склоне горы заложил парк, а после национализации мызы Вайвара в господском доме был создан детский дом и гора стала называться Детдомовской горой. Кроме господского дома были построены кузница, амбар, винокурня, конюшня и другие вспомогательные сооружения. В отреставрированном амбаре мызы находится экспозиция Музея Синимяэских высот в Вайвара. Здесь выставлены оружие, мундиры, личные вещи солдат, фотографии военного времени.

Юго - западный пологий склон Парковой горы со стороны поселка

Юго-западный пологий склон Парковой горы со стороны поселка Синимяэ, который расположен тоже на возвышенности

Потом вернулись к первому

названию. В 1941 году воспитанники

детдома были эвакуированы в СССР. Во

время Второй мировой войны в ходе

наступления Красной армии 26 июля 1944

года гора Ластекодумяги (Детдомовская

гора) была объектом главного удара.

Парковая гора покрыта оборонительными укреплениями, построенными еще во время Первой

мировой войны. Гору использовали в качестве позиций для орудий, а находящиеся на склоне бункеры и

казематы – для хранения взрывчатых веществ. Вершина горы имеет неопределенную форму. Её вершина

по длине и ширине составляют примерно 170х150 метров.

составляют примерно 170х150 метров. Юго - восточный склон Парковой

Юго-восточный склон Парковой горы по которому красноармейцам удалось дойти до вершины

Давным давно, когда название

Синимяэ еще не использовали, все холмы

именовались по названию центральной

(Гренадерской горы) Адовыми горами,

потому как по поверью в них располагался

ад.

В Северную войну (1700-1721)

какое-то время на центральной горе

размещались гренадеры Петра I. Гренадеры - рослые солдаты, предназначенные для метания гранат

(гренад). Остроконечная шапка солдата называлась гренадеркой.

Во время Второй мировой войны на Синих горах занимали позиции части 3-го Германского

бронетанкового корпуса. У немцев гренадеры - элитные части тяжелой пехоты, предназначавшиеся для

штурма вражеских укреплений. Они вооружались ручными гранатами и огнестрельным оружием.

Центральная гора стала называться Гренадерской.

Вид Гренадерской горы со стороны склона Виден установленный крест

Вид Гренадерской горы со стороны склона

Виден

установленный крест в память всех

погибших на синимяэских холмах

Башенной

горы.

Гренадерская гора имеет длину 1000 метров, ширину – 200 метров. В центре горы - большая овальная воронка длиной 300 метров, шириной 150 метров и глубиной 20 метров, в ней, в свою очередь, расположена пещера, которую и называют Адовой дырой или бездной. По народной легенде, господствующий в горах ад по неизвестной причине обрушился, оставив за собой большую воронку. Одни говорили, что большой провал возник в те времена, когда весь мир еще кишел чертями. Как-то они затеяли на вершине горы большую драку. На что Мать Земля рассердилась, открыла рот и проглотила всех чертей. С тех пор на горе и есть этот провал. Другие говорят, что это Отец Небесный рассердился на ссорящихся чертей и наслал на них молнию. Черти провалились в преисподнюю, только синий дым да дыра остались. Потому и стоит над горами синяя дымка. С южной стороны горы располагались многочисленные оборонительные линии и окопы, на северной стороне - пояс бункеров. Там же будут и окопы немецких войск, и продвижение фронта остановится у подножия этой горы. Эта центральная гора явится ключевой в битве европейских сил Ваффен-СС (войска СС) на оборонительном рубеже «Танненберг».

рубеже «Танненберг» . Тропа ведет на вершину Башенной

Тропа ведет на вершину Башенной горы. Лес вырос в послевоенные годы

Торнимяги (Башенная гора) – самая западная возвышенность Синих гор. Во время военных действий 1944 года эта гора значилась просто высотой 69,9 метра. Гора составляет примерно 900 метров в длину и 100 метров – в ширину. Петр I во время Северной войны приказал поставить на вершину горы смотровую башню для наблюдения за местностью. Во время Второй мировой войны в горе находились штаб немецких войск, оборонявших Синие горы, и линия штабных бункеров. До настоящего времени там видны следы многочисленных линий окопов. В 20 веке на горе была установлена триангуляционная вышка. Название горы связано с этими сооружениями, стоявшими здесь в течении столетий.

Горы имеют различное геологическое происхождение, так как их возникновение связано непосредственно с аккумулятивной деятельностью материкового льда около 12 тысяч лет назад. Известковые скалы крутых берегов Финского залива известны под названием глинтов (Glinten - от датского Klint). Ледник, сдвигал часть материкового глинта (обрыва). В результате неравномерного движения

ледников часть коры вспучило, и образовались холмы. Можно предполагать, что в теле холмов могли быть карстовые пустоты. Высота возвышенностей позволяет обозревать местность на далекое расстояние. Это обстоятельство позволяло частям Ваффен-СС заблаговременно заметить противника и вести бой с меньшими потерями для себя. Все три холма имели важнейшее положение в окружающей их местности. С учетом того, что с обеих сторон за шоссейной и железной дорогами находились болотные леса, эту линию обороны немецкие войска считали непреодолимой естественной преградой для наступающих с востока частей Красной Армии. На этом узком перешейке были сосредоточены громадные военные силы и военная техника. Погибших на Синих горах эстонцев (возможно и других легионеров) хоронили на берегу Финского залива в местечке Муммассааре, на берегу высохшего озера Лингу, которое располагалось под уступом глинта. Немцев, также и других участвующих в боях на Синих горах на стороне Германии, хоронили на немецком военном кладбище в Тойла, Йыхви.

военном кладбище в Тойла, Йыхви. Старое кладбище Вайвара , за

Старое кладбище Вайвара, за которым держал оборону 1-ый батальон 47 полка

Старое кладбище основано в 1782 году. Там, кроме местных жителей было место захоронения баронов Корф. На могиле барона Константина Корф стоит большой камень-валун. Вблизи находятся развалины часовни. В 1944 году кладбище оказалось ареной боевых сражений: здесь находились оборонительные позиции 1-ого батальона 47-ого полка 20-ой дивизии. Памяти солдат, погибших в ходе этих боев, посвящены мемориальные плиты, установленные на восстановленной ограде кладбища. Дорога, проходящая мимо кладбища в южном направлении, достигала железной дороги Нарва-Таллин. В 1944 году там шли сильные бои, во время которых были разрушены Вайвараские школа и церковь. Новое кладбище было открыто в 1902 году.

кладбище было открыто в 1902 году. Памятник посвящен 36 - ти

Памятник посвящен 36-ти вайварасцам, погибшим в Освободительной войне в старой части нового кладбища. Погибшие перечисляются поименно

В старой части нового кладбища находится памятник Освободительной войне, который был открыт в 1924 году, разрушен в 1940 году и восстановлен в 1991 году. Памятник посвящен 36-ти погибшим вайварасцам. Скульптура представляет отца, державшего на руках умирающего сына.

На южной границе кладбища воздвигнуто два памятных монумента войнам Советской армии, погибшим в 1944 году. Это - Братская могила №1, в которой, согласно спискам военкомата, похоронено 2510 человек, а в Братской могиле № 2, согласно спискам военкомата, похоронено более 14 тысяч человек. В интернете представлена статья «Братская могила советских воинов в Вайвара». Автор статьи считает: «… в братской могиле похоронено до 22 тысяч человек (по другим сведениям до 40 тысяч)… Цифра, называемая неофициально – 40 тысяч человек в братской могиле на кладбище в Вайвара – не представляется излишне завышенной…».

излишне завышенной…». Синимяэ. Погребенных , согласно
излишне завышенной…». Синимяэ. Погребенных , согласно

Синимяэ.

Погребенных, согласно списка

военкомата – 2510 человек.

Братская

могила

1

в

Братская могила № 2. Погребенных, согласно списка военкомата более 14 тысяч человек

Поисковики постоянно находят останки погибших воинов и хоронят их на кладбище. Дорога,

проходящая с восточной стороны старого кладбища, была главной линией обороны. Старое шоссе

Таллин-Нарва проходило по Синим горам, между Гренадерской и Башенной горами. Вайвараское старое и

новое кладбища находятся около Башенной горы.

Немецкие войска отступают

В январе 1944 года немецкие войска отступили от Ленинграда с боями в направлении Нарвы. Еще летом 1943 года они начали укреплять оборонительный рубеж по реке Нарова, присвоив ему кодовое название «Пантера». Лесистый и заболоченный Нарвский перешеек, прикрытый с востока рекой и защищенный с флангов Финским заливом и Чудским озером, сам по себе являлся серьезным препятствием для продвижения войск и боевой техники. Усиленный же военно-инженерными сооружениями и огневыми средствами он становился почти неприступным. Продолжая отступать, немцы заняли линию обороны «Пантера», однако она их не спасла, и в ночь на 26 июля 1944 года они отступили от Нарвы на рубеж «Танненберг», в линию обороны которого входили вайвараские Синие горы. Новый рубеж стал носить название прусской деревни Танненберг. Там в начале Первой мировой войны немецкие войска одержали победу над второй русской армией генерала Самсонова. Немцы рвались к Парижу. Чтобы спасти столицу Франции, Николай II приказал генералу Самсонову усилить наступление на немцев. Армия оторвалась от тылового обеспечения и была обречена. Русские спасли Париж ценой гибели своей армии. Для поднятия боевого духа солдат немцы назвали линию обороны на Синих горах «Танненберг». Рубеж состоял из трех полос оборонительной линии общей глубиной до 25-30 километров. Первая полоса этого рубежа проходила от деревни Муммассааре, расположенной на берегу Финского залива, по трем высотам Синих гор через опорные пункты Сиргала, Путки, Городенка и далее по реке Нарова до Чудского озера. Вдоль полосы обороны в населенных пунктах было прорыто несколько параллельных траншей полного профиля, обшитых бревнами и жердями. Траншеи усиливались блиндажами и дзотами, перекрытыми рельсами в 4-8 накатов, а также открытыми и полуоткрытыми огневыми точками. В заболоченных местах вместо траншей были построены ограждения из бревен с земляными валами. Перед первой линией траншей находились проволочные заграждения в несколько колов, спирали Бруно и минные поля.

спирали Бруно и минные поля. Линия фронта на берегу Финского

Линия фронта на берегу Финского залива в Муммассааре. Обновленные и обшитые деревом траншеи и окопы в наше время. Фото: материал Вайвараского Музея Синих Гор

Позади траншей в глубине обороны размещались железобетонные и деревоземляные убежища для укрытия войск. Ключевыми узлами обороны первой полосы являлись три высоты, покрытые лесом. Местные жители называли их «Синимяэд». Эти «горы» и без инженерных сооружений представляли собой серьезное препятствие для пехоты и танков. Усиленные же артиллерийскими позициями, бронированными пулеметными гнездами и закопанными в землю танками, они становились и вовсе неприступными. На скатах высот, в бункерах размещались штабы и резервы. Севернее и южнее высот проходили основные коммуникации - железная дорога и шоссе, которые вели вглубь Эстонии и позволяли гитлеровцам маневрировать войсками. Вторая оборонительная полоса линии «Танненберг» проходила по реке Сытке от Силламяэ в

направлении Вана-Сытке через Сиргала на юг. Третья полоса находилась в 25 километрах от главной и проходила от Финского залива через населенные пункты Куккехарья, Суур-Конью, Моонакюла, Ору Яам и далее по берегу озера Пеенъярв. Вот выдержки из книги П. Лукницкого «Ленинград действует», касающиеся Синих гор: «Что же представляла собой эта ключевая позиция всей немецкой обороны Нарвского участка? Крутые склоны ее со всех сторон были обведены траншеями, одна над другой. Поля перед ней - минированы и окаймлены проволочными заграждениями. Глубокие, существующие с петровских времен пещеры на середине ее высоты превращены немцами в бомбоубежища и укрытия для орудий. Извилистыми лабиринтами траншеи поднимались по склонам, соединялись наверху с казематами, скрывавшими дальнобойную артиллерию. Каменные здания когда-то существовавшей здесь детской колонии перестроены в гнезда для огневых точек. Фундаменты зданий переделаны в массивные доты. Зарытые в землю танки дополняли боевую оснастку этих, считавшимися немцами неприступными

Но еще в феврале этого года, форсировав реку южнее города Нарва, войска 2-й Ударной

высотами

армии Ленинградского фронта создали себе в лесных болотах к западу от реки прочный плацдарм. Здесь тогда находился 30-й гвардейский стрелковый корпус генерала Н.П. Симоняка. Никакие неистовые усилия гитлеровцев лишить нас этого плацдарма не имели успеха. Плацдарм остался в наших руках. Перед фронтом плацдарма с севера тянулись две единственные на перешейке дороги Нарва-Таллин: шоссейная и железная. Владея дорогами, немцы могли подбрасывать к Нарве снабжение

и резервы. Владея сильнейшими укреплениями на высотах Ластеколонии, могли просматривать с высоты и простреливать всю местность кругом на десятки километров. Били прямой наводкой по фронту наших войск через реку Нарву. Били на юг, по всему пространству созданного нами плацдарма.

Контролировали к северу всю береговую полосу Нарвского залива

Если б у нас не было плацдарма и

нам пришлось бы вести на Нарву только фронтальное наступление с востока, победа на этом участке досталась бы нам гораздо более дорогой ценой, потому что немцы управляли бы всем своим огнем с ключевых, превращенных в цепь мощных крепостей позиций, названных ими рубежом «Танненберг». Наш плацдарм грозил немцам опасностью полного их окружения Депеша из Берлина гласила: «Линию «Танненберг» оборонять до последнего солдата. Каждый,

кто покинет позиции без приказа, будет расстрелян». Вступивший в должность в конце июля 1944

года командующий оперативной группой «Нарва», генерал-полковник Шёрнер приказал «держаться до

последнего солдата и не сдавать без боя ни одной позиции,

на месте каждого

солдата, обнаруженного в тылу». Боеспособность немецких войск СС была высокой. Она поддерживалась железной дисциплиной, наблюдением органов гестапо за солдатами и офицерами. Позади боевых частей для «поддержания их боевого духа» находились эсэсовские заградительные отряды, которые огнем из автоматов не допускали отступления пехоты с позиций. Командование убеждало солдат, что скоро наступит перелом в войне. Говорилось, что Германия сформирует много новых дивизий и сможет перейти в решительное наступление, что скоро у нее появится сверхмощное оружие. Было видно, что Гитлер не собирается выводить войска из Прибалтики.

расстреливать

Противоборствующие силы

Противоборствующие силы И. И. Федюнинский Ф. Н. Стариков Состав и

И. И. Федюнинский

силы И. И. Федюнинский Ф. Н. Стариков Состав и

Ф. Н. Стариков

Состав и группировка войск СССР: 2-я ударная армия - командующий генерал-лейтенант И. И.

Федюнинский и 8-я армия - командующий генерал-лейтенант Ф.Н. Стариков. Численный состав 2-й

ударной армии 75 тысяч человек, 8-й армии -130 тысяч человек. Общее руководство частями Красной

Армии осуществлял командующий Ленинградским фронтом Маршал Советского Союза Л. Говоров.

Основная тяжесть штурма линии «Танненберг» ложилась на плечи воинов 109-го стрелкового

корпуса генерал-лейтенанта И. П. Алферова. 29 июля 2-ю ударную армию усилили 122-м корпусом

генерал-майора Н. М. Мартынчука и частями 124-го и 117-го стрелковых корпусов генерал-майора В. А.

Трубачева. Кроме этих частей, оборонительную линию штурмовали 110-й, 112-й и 120-й стрелковые

корпуса, два танковых полка и артиллерия 8 Эстонского стрелкового корпуса. Личный состав стрелкового

корпуса находился в резерве. Командующим корпусом был генерал-лейтенант Л. А. Пэрн.

был генерал - лейтенант Л. А. Пэрн. Командование Эстонского

Командование Эстонского стрелкового корпуса на заключительном этапе войны. Генерал-майор артиллерии К. Ару - крайний справа, в центре командир корпуса генерал-лейтенант Л.А. Пэрн

В Эстонии были сосредоточены

значительные силы немецких войск общей

численностью до 80 000 солдат и

офицеров. Эти войска входили в состав

двух корпусов (3-го танкового СС и 2-го

армейского) оперативной группы «Нарва», подчинявшейся группе армий «Север», которой командовал

генерал-полковник Шернер. Всего в составе оперативной группы «Нарва» было восемь дивизий, три из

них входили в состав 2-го армейского корпуса, занимавшего оборону между озерами Чудское и

Выртсъярв.

3-й Германский бронетанковый корпус СС оборонялся на перешейке между Финским заливом и

Чудским озером на фронте протяженностью 55 км. На стороне немцев воевали национальные

добровольческие легионы эстонцев, датчан, норвежцев, шведов, голландцев, бельгийцев, фламандцев,

финнов и других представителей народов Европы. Эти легионы были переформированы в

подразделения Ваффен-СС. В состав корпуса входили: 4-я голландская моторизованная гренадерская

бригада «Нидерланды» (49-й танково-гренадерский полк «Де Руйтер», 54-й саперный полк и 54-й

артиллерийский полк), 11-я моторизованная гренадерская дивизия «Нордланд» (23-й гренадерский полк

«Норге», 24-й гренадерский полк «Данмарк», 11-й саперный батальон, 11-й танковый батальон «Герман

фон Зальза», 11-й батальон штурмовых орудий, 11-й зенитный батальон, 11-я рота полевой артиллерии,

11-я противотанковая рота), 4-я фламандская бригада «Лангемарк» (1-й батальон 67-го гренадерского

полка «Лангемарк»), 11-я пехотная дивизия (по прозвищу «Красная лосиная голова"), 20-я Эстонская

гренадерская дивизия (45-й, 46-й и 47-й гренадерские полки, 20-й Отдельный пехотный батальон или

батальон «Нарва», 20-й артиллерийский дивизион), 285-я охранная дивизия (288-й и 292-й полицейские

батальоны и 113 охранный полк), 300-я дивизия особого назначения (2-й, 3-й, 4-й и 6-й эстонские полки

пограничной охраны), 103-й тяжелый танковый батальон, 531-й батальон морской пехоты и 103-й тяжелый

дивизион метательных аппаратов. Общая численность корпуса с частями усиления достигала 50 000

человек. Командовал корпусом обергруппенфюрер и генерал-лейтенант войск СС Феликс Мартин фон

Штайнер.

СС Феликс Мартин фон Штайнер. Командущий 3- го Германского

Командущий 3-го Германского бронетанкового корпуса СС на рубеже «Танненберг» обергруппенфюрер СС и генерал-лейтенант Феликс фон Штайнер.

После отступления корпуса в Германию, он с 25 марта 1945 года командовал армейской группой «Штайнер». 22 апреля он получил приказ А. Гитлера о контрнаступлении на позиции Красной армии и прорыве к Берлину. Штайнеру малочисленными силами предстояло разгромить стотысячную армию. Войска Штайнера потерпели неудачу, и дальнейшие приказы о наступлении он выполнять отказался. Он самовольно отвел подчиненные ему части на Запад. 27 апреля 1945 года А. Гитлер отстранил Штайнера от командования группой, но Штайнер не подчинился и продолжал отход. 3 мая 1945 года он вместе со своей группой сдался американским войскам в районе Эльбы.

Линия фронта в начале сражения

25 июля 1944 года части 20-й Эстонской дивизии были выведены в резерв и рассредоточены в районе Йыхви. 1-й батальон 47 полка майора Соодена с противотанковой ротой занял оборону на шоссе деревни Конью с целью удержать советские войска, если они прорвут линию фронта у Синих гор и будут двигаться на Таллинн. 20-й отдельный пехотный батальон (бывший батальон «Нарва») и 2-й батальон 47-го полка расположился в районе Силламяэ-Вайвара. С 27 июля 1944 года немецкие войска на линии обороны «Танненберг» занимали передовые позиции: от берега залива недалеко от Муммассааре 2-й батальон 47-го полка майора А. Ребасе, далее в направлении шоссе 54-й саперный батальон 4-ой моторизованной гренадерской бригады «Нидерланды», которому оперативно был подчинен батальон Ребасе, далее этой же дивизии 49-го полка «Де Руйтер» 1-й и 2-й батальоны до шоссе Таллинн-Нарва. Шоссе обороняла отдельная рота морской пехоты «Остланд». С восточной стороны Парковой горы и далее в южном направлении до железной дороги располагались три роты 24-го полка «Данмарк» под командованием Ганса Каппуса, которому оперативно подчинялись и моряки, далее - этого же полка 5-я и 6-я роты 6-го батальона под командованием капитана Гейнца Гямела, а после его ранения - капитана Альберта Бергфельдта. С южной стороны железной дороги и Вайвараской церкви до поворота фронта на юг у деревни Рейдепыллу - 3-й батальон 23-го полка «Норге» под командованием Мартина Гюртца. За батальоном находился командный пункт полка подполковника Фрица Кнехлейна. Далее фронт пролегал у Сиргала и Путки, где располагалась 11-я Восточно-Прусская дивизия с приданными ей 288-м, 292-м полицейскими батальонами и 113-м охранным полком 285-й дивизии, оттуда далее до Чудского озера занимала позиции 300-я дивизия особого назначения, состоявшая из 2-го, 3-го, 4-го и 6-го эстонских полков пограничной охраны. Центральным участком фронта, его главной линией обороны были три синимяэские возвышенности. Позади линии обороны на Парковой горе находился 1-й батальон 4-й фламандской бригады «Лангемарк». На Гренадерской горе находился 2-й батальон 23-го полка «Норге», у которого в оперативном подчинении находился 3-й батальон капитана Эдуарда Хинтса из 47-го полка. 1-ю роту батальона разместили на Парковой горе, 2-ю и 3-ю - на Гренадерской горе. Штабной подземный бункер 3- го батальона 47-го полка находился в Башенной горе. 27 июля с вечера 1-й батальон майора Георга Соодена из 47-го полка размещался в деревне Кирикукюла и на Вайвараском кладбище, между ними и Башенной горой на новом Вайвараском кладбище находился 3-й батальон 24-го полка «Данмарк», сразу за ним - командный пункт 24-го полка. За «Шведским валом» находились части 54-го артиллерийского полка и командный пункт, западнее от кладбища - 11-го артиллерийского полка. В Народном доме деревни Перьятси располагался полевой госпиталь.

Хроника битвы за Синие горы

Первые сутки битвы. В ночь на 26 июля 1944 года войска Красной армии с боями преследовали отступающего от Нарвы противника на рубеж «Танненберг», но с ходу прорвать новую линию обороны немцев им не удалось. 26 июля 1944 года, вечером, все три возвышенности Синих гор подверглись многочасовой артиллерийско-авиационной подготовке. В особенности бомбили Парковую гору и ее окрестности, в результате 1-й батальон фламандцев «Лангемарк» был почти уничтожен. Штаб батальона, находившийся в здании Вайвараской мызы, получил прямое попадание снаряда, и батальон остался без офицеров. Среди других ранение получил командир батальона Рейманн, которого заменил Хассе. От огневого удара тяжело пострадали находившиеся за «Шведским валом» артиллерийские части. На Парковой горе был разбит пункт управления огнем 13-й роты тяжелых орудий «Данмарк». Погиб командир роты Меггель. На восстановление боеспособности артиллерии и мощи огня ушло пару дней, поэтому огневая поддержка немецкой артиллерии в первые дни была слабой. Используя замешательство противника, при поддержке танков 8-го Эстонского стрелкового корпуса в атаку пошли воины 201-й и 256-й стрелковых дивизий. На боковой броне танков были надписи:

«За советскую Эстонию». Общими усилиями была прорвана линия обороны на Нарвском шоссе и у подножия Парковой горы.

шоссе и у подножия Парковой горы. В 2008 году на Парковой горе

В 2008 году на Парковой горе установлена смотровая башня высотой 24 метра. С учетом горы, смотровая площадка находится почти на 110-метровой высоте

В Главном штабе дивизии «Нордланд» из бойцов оставленного в резерве противотанкового отряда 11-й роты 24-го полка была создана боевая группа, которую направили на ликвидацию прорыва. Под покровом ночи были уничтожены несколько русских танков и отбиты потерянные позиции у подножия горы. Попытка советских танков с ходу прорвать позиции 3-й роты фламандцев «Лангемарк» не увенчалась успехом. Две противотанковые немецкие пушки подбили 5 танков и несколько установленных для прямой наводки противотанковых пушек противника, что напугало пехоту, и из атаки ничего не вышло. В ответ на это позиции фламандцев «Лангемарк» подверглись новому сильному огневому удару. Ночью, ощущая опасность создавшегося положения, генерал Штайнер произвел перегруппировку войск. Боевую группу бронетанковых сил Пауля Кауша (7 танков, из них три тяжелых танка «Пантера», и 22 самоходных орудийных установки) и дивизион реактивной артиллерии разместили в ложбинах за Башенной горой. Часть самоходных установок и танков были оставлены за Башенной горой со стороны моря для защиты находившихся в горе подземных командных пунктов. Там была размещена и рота немецких реактивных минометов. 27 июля 1944 года, в 6 часов, с советской стороны начался ожесточенный огонь батарей, после чего немецкие позиции бомбила штурмовая авиация. В 9 часов - новый штурм пехоты при поддержке танков. Во время боя у немцев прервалась связь с большинством воинских частей. Первым был атакован

участок 3-го батальона датчан. Атакующим красноармейцам при поддержке 30 танков удалось прорваться на позиции «Данмарк». Поскольку находившиеся в распоряжении датчан противотанковые пушки были малоэффективны против тяжелых советских танков «Иосиф Сталин» (ИС), то танки были отражены гранатометами.

были отражены гранатометами. Советский танк «Иосиф Сталин -2 »

Советский танк «Иосиф Сталин-2» Фото: материал Википедии

14 танков горели перед окопами датчан. 9-я рота 3-го батальона «Данмарк» защищала хутор Хундинурк. Во время атаки рота понесла большие потери и не смогла препятствовать прорыву, в результате советские танки прорвались с двух сторон хутора, однако сам хутор остался в руках защитников. Сражение сместилось от Парковой горы к югу. Поскольку воины «Данмарк» выдержали натиск, новая атака крупных сил Красной армии повторилась на Парковую гору, которая к вечеру ценой больших потерь была почти отбита. Однако часть позиций на Парковой горе осталась у эстонцев, немцев и датчан. Крупными силами был атакован участок обороны 3-й роты 2-го батальона «Де Руйтер» полка «Лангемарк» на северной стороне Парковой горы. Атака была настолько сильна, что генерал-лейтенант Фриц фон Шольц был вынужден для прекращения атаки направить на помощь 12 самоходных артиллерийских установок, которые в этом сражении имели потери. Положение у хутора Хундинурк резко менялось к худшему. Там был окружен штаб 3-го батальона. 19 оставшихся в строю воинов вместе с командиром батальона капитаном Мейером не надеялись больше вырваться из окружения, однако боевой отряд 7-й роты 2-го батальона 23-го полка «Норге» сумел прорваться к ним и вытащить их из окружения. Русские прорвались и у железной дороги. При такой обстановке около 6 часов вечера на помощь 2-му батальону «Данмарк» из резерва был направлен батальон «Нарва», оперативно подчиненный командиру батальона капитану Хейнцу Хямелу. Совместно пошли в контратаку, в которой был ранен Хямел. Его заменил майор Альберт Бергфельдт. Все эти действия не спасли Парковую гору. 27 июля, в 19 часов 15 минут, она была захвачена красноармейцами, хотя бой там еще продолжался. Немецкая оборона на Синих горах была под угрозой провала. Обстановка стала настолько серьёзной, что вызывала тревогу в штабе армейской группы «Норд». 27 июля главнокомандующий генерал-полковник Фердинанд Шёрнер приказал армейской группе «Нарва» удержаться на занятых позициях, отступление прекратить и Парковую гору «вернуть». Это решение для многих воинов стало судьбоносным, ибо там закончится существование 1-го батальона 47-го полка 20-й Эстонской дивизии как боевой единицы. Части Красной армии при поддержке танков в течение суток предпринимали усилия прорваться в Муммассааре, однако все атаки были отбиты воинами батальона Альфонса Ребасе. В этот день немецкая артиллерия успешно использовала тактику подвижного огня. Своим непрерывным заградительным огнем она поражала скопления советских воинских частей и использовала заградительный огонь при защите своих воинов на огневых позициях. При выходе из командного пункта «Данмарк» на Башенной горе получил смертельное ранение командир дивизии «Нордланд» генерал-лейтенант Фриц фон Шольц. Его заменил генерал-майор Иоахим

Циглер. Фон Шольц похоронен на Таллиннском Маарьямяэском кладбище. Он был посмертно награжден мечами и дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

27 июля, к вечеру, на автомашинах из Вока были доставлены 450 человек 1-го батальона 47-го

полка под командованием майора Георга Соодена. При занятии позиции на Вайвараском кладбище батальон попал под обстрел и потерял четверть из своего состава. Батальон Соодена вместе с 11-м саперным батальоном «Норге» и «Данмарк» в 10 часов вечера получили приказ начать атаку против красноармейцев, находящихся на Парковой горе. Уже в начале атаки батальон попал под огонь артиллерии, минометов и реактивной артиллерии, в результате чего за несколько минут потерял большинство из своего состава. Из 75-ти бойцов минометного отряда вернулись в окопы восточной стороны Гренадерской горы 17 воинов и два миномета под командованием Юри Естама. Вскоре прибыли туда и остальные 60 бойцов батальона под командованием Рауля Юриадо, который после полуночи повел их в атаку на Парковую гору. Со стороны моря Парковую гору атаковал 11-й саперный батальон под командованием унтерштурмфюрера Херварда Ареры. В темноте эти штурмовые отряды теряли контакт друг с другом, принимая своих за врагов, стреляли по своим и несли потери. От брошенной красноармейцами гранаты получил ранение живота Арера. Он был отправлен в тыл, где врачи спасли ему

жизнь. В ходе атаки часть Парковой горы была отбита. Однако после ранения Юриадо атакующие вернулись назад на Гренадерскую гору, и позиции остались русским. 28 июля, утром, из 450 человек 1-го батальона 47-го полка, участвовавших в атаке, вернулись в окопы 30 человек. Батальон Соодена перестал существовать. Группа бойцов осталась держать оборону на Вайвараском кладбище до 8 августа 1944 года.

28 июля 1944 года, утром, оставшиеся на Парковой горе эстонцы, датчане и немцы все еще

оказывали сопротивление.

все еще оказывали сопротивление. Подъем на Парковую гору с юго -

Подъем на Парковую гору с юго-восточной стороны

В течение дня Красная армия стянула для штурма Синих гор большие силы, чтобы очистить Парковую гору от противника и прорвать фронт окончательно. 2-й батальон 23-й дивизии «Нордланд» старался своей атакой спасти находившихся на Парковой горе воинов, однако попал под огонь советских тяжелых орудий, и атака захлебнулась. При штурме получил ранение командир батальона Шхейбе, вместо которого назначили капитана Иозефа Бахмейера, и он стал комендантом Гренадерской горы. В ходе новой атаки русских погибло большинство воинов, сражавшихся еще на Парковой горе. Остатки боевых отрядов окончательно отступили на Гренадерскую гору, после чего красноармейцы захватили и восточный склон этой горы, откуда позднее они были выбиты. Во время этого штурма в своем блиндаже на западном склоне Башенной горы погиб от осколка снаряда командир батальона Георг Сооден. Его похоронили в Иыхви, около церкви, рядом с монументом воинам Освободительной войны. В 10 часов утра советские войска при поддержке танков начали наступление на окрестности

хутора Хундинурк, чтобы, двигаясь мимо Парковой горы, атаковать Гренадерскую гору. Красная армия,

несмотря на большие потери, продвигалась вперед, предпринимая контратаки. Части батальона «Нарва» даже произвели контратаку из хутора Хундинурк, укрепив этим свои позиции. Датчане вернули назад хутор Тиртцу, однако непрерывная линия фронта до хутора Хундинурк не была восстановлена. Датчане отбили атаку красноармейцев от хутора Лембиту и пытались вместе с фламандцами штурмовать Парковую гору, но были отбиты назад и понесли большие потери. 1-й батальон бригады СС «Лангемарк» на восточных склонах Парковой и Гренадерской гор к этому времени потерял большинство из своего состава, но оказывал сопротивление. Фламандец Реми Шхриен, командуя самоходной артиллерийской установкой, вел огонь по танкам противника, сражался с пехотой и советскими противотанковыми батареями. Он 29 июля, действуя в одиночку, уничтожил еще три тяжелых танка ИС-2 и четыре Т-34 и получил тяжелое ранение, но остался живым. За указанные достижения он был награжден Железным Крестом. Пушка была уничтожена штурмовиками.

была уничтожена штурмовиками. С северной и восточной сторон

С северной и восточной сторон Парковой горы на уровне 50-ти метров имеется пояс из позиций для орудий и подземных ходов-укрытий для личного состава немецких войск

Неудачным оказалось наступление русских бронетанковых сил от хутора Хундинурк в направлении старого Вайвараского кладбища. Оно было остановлено находившимися в засаде у деревни двух самоходных артиллерийских установок «Нидерланда», которые из укрытия открыли огонь по танкам, остановили их и отбили наступление. Вечером немцы, датчане и остатки 3-й роты батальона «Нарва» предприняли еще раз атаку на Парковую гору с юга. Хотя продвинулись до склона горы и очистили подземные окопы от неприятеля, дальше прорваться не удалось по причине того, что с горы велся обстрел. К тому же со стороны Нарвы на поле боя двигалась очередная танковая колонна русских, атаку пришлось остановить. Положение 3-го Германского бронетанкового корпуса в Синих горах осложнялось еще и тем, что в центре линии «Танненберг», в окрестностях Сиргала и Вийвиконна, где держала оборону 11-я Восточно- Прусская пехотная дивизия, шли непрерывные бои. Происходили постоянные атаки, поскольку Красная армия надеялась в этих местах прорвать оборону. В период с 24-го по 28-е июля 1944 года здесь были отбиты 26 атак частей Красной армии и уничтожены 12 танков. Генералу Феликсу фон Штайнеру стало понятно, что Парковую гору назад не вернуть (отсутствовали резервы) и не удержать фронт на главной линии обороны, где к вечеру 28 июля в траншеях виднелись одни воронки от снарядов и бомб. Боевым частям был отдан приказ отойти на линию Гренадерской горы. До всех воинов, находившихся на главной линии обороны, этот приказ не дошел, и они продолжали сражаться там, где находились. К вечеру на линии обороны наступило относительное затишье, что могло означать подготовку нового большого штурма. Казалось, для его отражения у немецкого командования отсутствуют всякие средства, особенно трудно было организовать оборону в результате большого перевеса сил у русских в авиации. Единственные воинские части, которые можно было бы назвать резервом, были батальоны 46-го

полка 20-й Эстонской дивизии, которые еще не пришли в себя после сражений в Нарве, и слабый батальон СС «Валлония» (из валлонов-бельгийцев).

(из валлонов - бельгийцев). Один из казематов - укрытий в

Один из казематов-укрытий в Парковой горе

Командующий армейской группой «Нарва» генерал Трассер сообщил в штаб армейской группы «Норд» генералу Шернеру, что, если немедленно дополнительные резервы не поступят, фронт на линии «Танненберг» будет прорван. Генерал-полковник Фердинанд Шернер неоднократно обращал внимание Гитлера на положение Нарвского фронта и на то, что там почти не осталось ни одной немецкой дивизии. Эти сообщения

оставались без всяких последствий. 29 июля 1944 года. Этот день должен был быть решающим днем в битве за Синие горы, так как Военный совет Ленинградского фронта был убежден, что для прорыва линии обороны было все сделано. В зону передовой были доставлены новое тяжелое вооружение и полностью укомплектованные бойцами части, которым предстояло идти на штурм.

предстояло идти на штурм. Командиры корпусов И. П. Алферов
предстояло идти на штурм. Командиры корпусов И. П. Алферов

Командиры корпусов И. П. Алферов (слева) и В. А. Трубачев (справа)

Это 109-й (генерал-лейтенант И. П. Алферов), 117-й (генерал-майор В. А.Трубачев) и 122-й (генерал-майор Мартынюк) стрелковые корпуса. 2-я ударная армия была готова к наступлению. К имевшимся четырем танковым полкам поступили еще два танковых полка (31-й и 82- й) и три механизированных бригады, еще 150 единиц бронемашин и 9 полков артиллерии. На участке прорыва находились 1680 стволов артиллерии и минометов. Командующий Ленинградским фронтом маршал Советского Союза Л. Говоров бросал в битву все резервы, находившиеся в его распоряжении. Численность Красной армии составила 35 тысяч человек. К тому же в распоряжении русских были многочисленные военно-воздушные силы. Утро началось, как обычно, с массированной артподготовки. Русские шли на штурм большими силами. Штурмующих поддерживали тяжелые танки «Иосиф Сталин» и средние танки Т-34, всего примерно 100 танков.

Дорога со стороны Нарвы проходит между Башенной и Гренадерскими

Дорога со стороны Нарвы проходит между Башенной и Гренадерскими горами

Первую линию обороны на Гренадерской горе прорвали, и русские танки южнее Синих гор устремились по Нарвскому шоссе до Башенной горы. Там колонна танков двинулась между Гренадерской и Башенной горами до кладбища, встретилась с танками, которые наступали с южной стороны Синих гор, окружили Гренадерскую гору.

гор, окружили Гренадерскую гору. По этим дорогам продвигались

По этим дорогам продвигались советские танки, окружая Гренадерскую гору

Танки опасались подняться на эту гору, так как несколько из них, пытавшихся это сделать, были подожжены немецкой батареей. Танки кружили вокруг горы. Часть танков двинулась от Башенной горы на проселочную дорогу и стреляли по штабным блиндажам, находившимся на северной стороне Башенной горы, немцы там оказались в западне, так как бежать было некуда. Танкам удалось уничтожить почти все блиндажи на северной стороне

горы.

27-й немецкий противотанковый дивизион подбил несколько танков, однако красноармейцы все- таки прорвались, и подразделение было вынуждено занять круговую оборону. При поддержке танков красноармейцы пытались прорваться у Муммассааре, между 54-м батальоном и морем, однако батальоном майора Альфонса Ребасе были отбиты назад. Штурмовавшие части окружили Гренадерскую гору, частично отвоевали ее (южное плато осталось за эстонцами и норвежцами) и водрузили на вершине красный флаг. Первым ворвался на Гренадерскую гору сержант 191-го полка 201-й стрелковой дивизии 117-го стрелкового корпуса Георгий Амяга. Он погиб 3 августа 1944 года. Г. Амяга был награжден Золотой Звездой Героя СССР. Перезахоронен в Братской могиле № 2. Движущиеся за танками красноармейцы достигли склона Башенной горы. Командир голландского полка подполковник Ганс Коллани возглавил штабную роту и лично повел ее в контратаку, но был ранен и отведен назад в блиндаж. Увидев перед своим блиндажом танк Т-34, он застрелился, чтобы не попасть в плен, однако преждевременно. Командование 49-м полком «Де Руйтер» принял на себя адъютант командира Карл Ертел, который повел оставшихся бойцов в контратаку, вытеснил русских с Башенной горы и получил за эту атаку Железный Рыцарский крест.

29 июля 1944 года к середине дня 109-й стрелковый корпус практически захватил Синие горы. Казалось, что уже ничего нельзя спасти, дорога для красных частей на Таллинн свободна и судьба битвы решена. Создавшееся положение было исключительно опасным, и генерал Штайнер бросил все свои бронетанковые силы под командованием подполковника Пауля Кауша на борьбу с советскими танками. К этому времени советские танки почти израсходовали свой боекомплект. Пауль Кауш, получив приказ, действовал своими бронемашинами быстро и точно. Поделив их на три части, он с меньшей группой атаковал Башенную гору с южной стороны. С наибольшей группой бронемашин он двигался от Вайвараского кладбища по шоссе, между Гренадерской и Башенной горами, расстреливая в ближнем бою советские танки и вытесняя их на исходные позиции. В распоряжении генерала Феликса Штайнера в это время находилось одно боеспособное подразделение. Это был 1-й батальон 45-го полка под командованием Пауля Майтла. Он получил приказ отбить Гренадерскую гору. Бойцов было недостаточно, и капитан Майтла пошел в перевязочный пункт, где обратился к раненым с просьбой встать в строй. Более 20 человек из легкораненых пополнили боевую группу. Пополнение набрали и из других частей. Вместе с норвежцами и с остатками других разбитых частей под командованием Бахмайера бойцы расположились на исходные позиции на восточном склоне Башенной горы и сразу после прекращения атаки советских танков штурмовали Гренадерскую гору. Последовал рукопашный бой, и противник был вынужден отступить. К вечеру 29 июля на Гренадерской горе не осталось ни одного красноармейца. В порыве штурма пытались отвоевать и Парковую гору, однако с потерями пришлось отступить назад на Гренадерскую гору. К концу дня в батальоне капитана Майтла остались в строю 26 человек. Генерал Феликс Штайнер 29 июля записал в своем дневнике, что в течение трех дней погибли четыре командира полка и генерал фон Шольц. В книге «Битва за Нарву» Е. Кривошеев и Н. Костин отмечали: «Штурм второго оборонительного рубежа фашистов был назначен на 9 часов утра 29 июля. Его должны были прорвать в результате продолжения Нарвской наступательной операции. Главный удар со стороны Аувереского плацдарма наносили 201-я и 256-я дивизии: первая из них должна была штурмовать высоты Синимяэд с восточной стороны, а вторая - с южной. Рано утром 29 июля наша авиация обрушила на позиции врага массированный бомбовый удар. Затем вперед пошли тяжелые танки «ИС» под командованием подполковника Примаченко. Из мощных 122-миллиметровых орудий танкисты в упор расстреливали доты, дзоты и огневые точки противника, расчищая путь пехоте. За танками поднялись в атаку стрелковые подразделения. Враг оказывал отчаянное сопротивление. Особенно сильный огонь он вел со склонов восточной, самой высокой возвышенности, куда наступал 191-й полк. Однако батальон капитана Качукова, наступавший вдоль Таллиннского шоссе, сломил сопротивление врага и ворвался в его траншеи. Вслед за батальоном Качукова к траншеям противника прорвались подразделения капитана Шахновича, наступавшие слева от него. В это время был тяжело ранен командир 191-го полка подполковник Паршин. Командование от него принял подполковник Д. А. Петухов. Личный состав полка и всей дивизии проявил в этих боях чудеса храбрости и героизма. Командир пулеметного расчета сержант Георгий Амяга в числе первых ворвался в траншею противника на высоте 84,6 и водрузил там красное знамя. Затем огнем из пулемета он обеспечил продвижение вперед своей роты. Во время многочисленных контратак противника комсомолец Г. Амяга уничтожил около 50 гитлеровцев и трех взял в плен. Ночью, когда он находился на захваченной ключевой возвышенности с двумя бойцами, их атаковала целая рота противника. Подпустив фашистов на близкое расстояние, Г. Амяга приказал открыть огонь, а сам вскочил и с криком бросился в атаку. Фашисты подумали, что их атакует много солдат, и повернули обратно. За несколько дней отделение Г. Амяга уничтожило и взяло в плен более 160 немецких солдат

и офицеров. 3 августа при отражении контатаки врага храбрый сержант погиб. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Командир минометной роты лейтенант Шлипаков перебрался в первую траншею, чтобы оттуда корректировать огонь своего подразделения. Благодаря этому эффективность огня его роты значительно увеличилась. Солдат Василий Кузнецов был четрежды ранен, но остался в строю и продолжал вести огонь по врагу, пока силы не покинули его. Связист младший сержант Иван Краснощеченко обеспечивал телефонную связь командира полка с батальонами. Из-за сильного артиллерийского обстрела боевых порядков полка связь часто нарушалась. В таких случаях, несмотря на бушевавший огонь, сержант смело бросался на поиски обрыва и быстро восстанавливал связь. Храбрый связист был трижды ранен, но снова и снова полз вперед, чтобы устранить очередной обрыв провода. Умело руководил огнем батарей начальник артиллерии 191-го полка майор Топорков. Храбро сражался с врагами старший лейтенант Иванов. В критический момент боя на высотах у Ластеколонии он первым поднял в контратаку и увлек за собой остальных бойцов. 256-я дивизия, наступавшая на восточную высоту Синимяэд с юга, построила свои боевые порядки в два эшелона: в первом наступали 934-й и 937-й полки, во втором - 930-й. Враг здесь имел сильную огневую защиту. В развалинах домов Ластеколонии и на склонах восточной и центральной высот разведка обнаружила множество огневых точек и бронеколпаков с пулеметами. Кроме того, фашисты выкатывали из укрытий орудия на прямую наводку и вели губительный огонь по подразделениям дивизии. В качестве неподвижных огневых точек противник использовал также танки, закопанные в землю. Дважды по атакующим частям дивизии враг обрушивал авиационные удары. Несмотря на это, подразделениям 937-го полка во второй половине дня удалось овладеть Ластеколонией и прорваться на восточную высоту. Вместе с пехотой в наступлении участвовали бойцы зенитной пулеметной роты из 632-го зенитного артиллерийского полка. Взвод зенитчиков под командованием старшины М. Козомазова, сбив два фашистских «Юнкерса», весь огонь своих крупнокалиберных пулеметов ДШК направил против вражеской пехоты. После гибели командира роты Козомазов принял командование подразделением на себя. Неоднократно фашисты пытались возвратить утраченные позиции на высоте, но каждый раз вынуждены были откатываться назад от мощного огня зенитчиков. В критические моменты боя старшине не раз приходилось самому становиться за пулеметную турель и вести огонь по врагам. Во время очередной контратаки гитлеровцев, поддержанной тремя танкетками, Козомазов гранатой подбил одну из них. Когда же пехотинцы подбили остальные танкетки, он первым бросился в атаку, увлекая за собой зенитчиков и стрелков. В результате этой стремительной атаки были захвачены вторая и третья траншеи противника. За храбрость и отвагу старшине М. Козомазову было присвоено звание Героя Советского Союза. Вечером 29 июля гитлеровцы предприняли новую контратаку. Вражеские автоматчики в сопровождении множества танков ударили во фланг 937-го полка и отрезали его от основных сил дивизии. Для восстановления положения в бой были введены 934-й полк и вся дивизионная и приданная ему артиллерия. Задание пробиться к окруженным командир 934-го полка подполковник Дынников возложил на второй батальон, которым командовал майор Савин. По команде начальника артиллерии 256-й дивизии майора Замура на врагов обрушился мощный вал артиллерийского и минометного огня, после чего батальон майора Савина в сопровождении танков и огнеметных установок стремительно атаковал противника. Жестокий бой длился всего один час. Батальон пробился в расположение окруженного 937-го полка и восстановил положение. В то время как войска 8-й армии наступали с юга, 109-й и 122-й стрелковые корпуса 2-й ударной армии к исходу 29 июля вели ожесточенные бои с противником на рубеже Муммассааре - Тамби - средняя высота Синимяэд - восточнее Кирикукюла - юго-восточнее Вайвара кирик. В этих боях

участвовали также танкисты 45-го и 221-го танковых полков 8-го Эстонского корпуса. Они сломили упорное сопротивление фашистов и несколько потеснили их, но овладеть средней высотой Синимяэд не смогли. У ее подножия им пришлось отбить четыре сильные контратаки врага».

30 июля 1944 года артподготовка была еще более мощной, чем 29 июля. Части красноармейцев

опять штурмовали Гренадерскую гору, но батальон капитана Майтла вместе с норвежцами и остатками других частей устояли. В битве в этот день было трудно разобраться, в какое время и какую позицию кто защищал, так как огонь батарей обеих сторон был настолько губительным, что большинство сражающихся было выбито из строя прежде, чем они достигли места штурма. В битве за Гренадерскую гору в этот день участвовали группы из 20 человек. Оборонявшиеся в зависимости от движения артиллерийского огня, они то отступали, то возвращались на свои позиции. В этот день советским танкам удалось вклиниться в позиции 2-го голландского батальона 49-го полка на Синих горах со стороны моря. Получил ранение командир батальона Карл-Гейнц Фрюхауф. Его заменил ротный командир Гельмут Шольц, который восстановил прорыв. В голландских батальонах к этому времени оставалось до 35 человек. Для того чтобы создать видимость наполняемости траншей, приходилось им бегать от одного пулемета к другому. Части Красной армии при танковой поддержке предприняли прорыв обороны на участке 2-го

батальона 47-го полка Эстонской дивизии, однако красноармейцы были отброшены назад бойцами батальона майора Ребасе. После этого советская артиллерия из всех стволов обстреливала немецкие позиции, в результате чего на правом фланге два подразделения потеряли «голову» и самовольно отошли, однако были вынуждены вернуться на свои места под воздействием находившихся позади частей.

На советской стороне стал ощущаться недостаток в живой силе, и было очевидно, что обе стороны от непрерывных сражений были изнурены. Об этом дне в книге «От Нарвы до Сырве» Ф.И. Паульман писал: «30 июля соединения советских войск продолжали атаки, но успеха не имели. Лишь частям 8-й армии удалось выбить врага из опорных пунктов Путки, Метсавахт и Лалли». Во второй половине дня после сильной артиллерийской подготовки и удара авиации фашисты нанесли контрудар частями свежей 285-й охранной дивизии и резервами. Основные усилия враг направил на высоту 83,2. Здесь в течение нескольких часов советские бойцы отбили до 10 контратак. Гитлеровцы несли большие потери, но продолжали натиск. Обессиленные в многодневных боях подразделения 109-го стрелкового корпуса были вынуждены оставить высоту. На других направлениях советские войска отбили вражеские контратаки. О том, с каким напряжением наши войска вели бои за линию «Танненберг», можно судить по такому факту: за пять дней по врагу на фронте 2-й ударной армии было выпущено около 3000 тонн снарядов и мин. Примерно столько же израсходовали войска 8-й армии. За это же время советская авиация совершила около 1000 самолетовылетов. Военный совет Ленинградского фронта потребовал от командующих армиями продолжения наступательных действий с тем, чтобы к 7 августа выйти на рубеж Раквере - Авинурме.

31 июля 1944 года заградительный огонь советской артиллерии был на этот раз направлен позади

немецких частей, обороняющих Гренадерскую гору, они были отрезаны от тыла, и в этой ситуации был произведен штурм горы. У ее защитников, эстонских и норвежских частей, стали кончаться боеприпасы,

однако прибытие вспомогательного отряда «Данмарк» спасло положение: штурм был отбит. Новая вечерняя атака красноармейцев была отбита батальоном «Норге», и командир батальона капитан Иозеф Бахмайер заслужил за это Рыцарский крест. После многочасового огня у части эстонцев и немцев на правом фланге сдали нервы, они пытались покинуть линию фронта, однако это им не удалось осуществить. Находившиеся в тылу бойцы заградительного отряда СС заставили их вернуться на передовую. Активность частей Красной армии снизилась: в этот день их артиллерия по защитникам Синих гор выпустила только 9000 снарядов.

1 августа 1944 года. Доклад маршала Л. А. Говорова о положении дел на прибалтийском фронте привел командование Ставки в ярость, поэтому было дано распоряжение прорвать линию обороны «Танненберг» любой ценой. Ответственность за прорыв фронта маршал Говоров возложил на командующего 2-ой ударной армии генерала И. Федюнинского. Ей были приданы 112-й и 117-й стрелковые корпуса 8-й армии. 1 августа генерал Федюнинский 109-й и 122-й стрелковые корпуса заменил 110-м и 124-м стрелковыми корпусами. Артиллерия замененных корпусов оставалась на позициях. К ним присоединились прибывшие артиллерийские подразделения, и общее количество стволов составило 1913. На Гренадерскую гору было нацелено 365 тяжелых орудий и минометов, на Сиргала - 200. Для надежности прорыва было выделено по 200000 снарядов и мин, увеличено количество авиации. Казалось невозможным, чтобы защитники линии «Танненберг» сохранили за собой позиции и выстояли в сражении. Из деревни Конью прибыли части 2-го батальона 45-го полка капитана Ерика Кийска и остатки 1-го батальона того же полка.

2 августа 1944 года советская штурмовая и бомбардировочная авиация бомбила линию обороны немцев. Затем последовал огонь батарей. Огневой удар Красной армии был настолько мощным, что казалось, будто оборона противника была сметена с лица земли. Гренадерская гора была снова атакована, и оставшиеся в живых немецкие солдаты устремились с горы вниз, навстречу русским. Красноармейцы были отброшены назад. Вернув Гренадерскую гору, эстонцы стали очищать траншеи от погибших, в большинстве своем это были солдаты из дивизии «Нидерланды». Второе наступление советских войск на хутор Хундинурк также не принесло удачи, хотя они и вклинились в немецкую оборону, но контратака эстонцев отбросила их назад. В этом бою участвовала ударная часть батальона «Нарва», которой командовал Оскар Руут. Подразделение с помощью гранатометов уничтожало один танк за другим с надписями на боковой броне «За советскую Эстонию». Потери у батальона «Нарва» были тоже существенны, в строю остались только 30 человек. Танки с надписями «За советскую Эстонию» и «За правое дело Сталина» были из 45-го и 221-го танковых полков 8-го Эстонского стрелкового корпуса. Они принимали участие в битве за Синие горы, и их экипажи были укомплектованы русскими. Надписи на танках делали их среди сражающихся эстонцев объектами особого внимания и уничтожения. Единственное место, где был одержан успех на линии «Танненберг», - это прорыв обороны у деревни Путки, в направлении Куртнаских озер и Куремяэ. Там держали оборону 170-я и 225-я дивизии. Для устранения прорыва была создана боевая группа «Рийпалу», в которую входили 1-й батальон 45-го полка, 113-й охранный полк и самоходные артиллерийские установки Эстонской дивизии. Возглавил эту группу подполковник X. Рийпалу. В немецких фронтовых документах боевая группа была названа «Рейманн» по фамилии командира 11-й Восточно-Прусской пехотной дивизии Гельмута Рейманна. Этот прорыв красноармейцев в сражении у Путки был ликвидирован группой «Рийпалу». Этот день сражения отражен авторами книги «Битва за Нарву»: «2 августа после двухдневной подготовки начался штурм линии «Танненберг». Сначала она подверглась массированной обработке с воздуха: сотни штурмовиков и бомбардировщиков под прикрытием истребителей обрушили свой смертоносный груз на позиции врага. Затем в бой вступила артиллерия. Казалось, все укрепления противника были сметены с лица земли. Но, когда в наступление пошли танки и пехота, они встретили упорное сопротивление фашистов. Бои носили исключительно ожесточенный характер, не прекращались даже ночью. Как рассказывает командир роты 45-го эстонского танкового полка Т. Д. Белкин, за две недели боев под горами Синимяэд им пришлось трижды сменить свой танковый парк, так как его хватало на три-четыре дня. Некоторые опорные пункты фашистов переходили из рук в руки по нескольку раз. И наши войска, и противник несли большие потери. Все попытки 2-й ударной армии сначала силами 110-го и 124-го, а затем 117-го и 122-го стрелковых корпусов прорвать оборонительную линию «Танненберг» не увенчались успехом. Не смогли добиться сколько-нибудь

значительного успеха и соединения 8-й армии. Противник оказал отчаянное сопротивление, используя естественные препятствия, инженерные сооружения и военную технику, особенно минометы, артиллерию и авиацию». 3 августа 1944 года намеченная атака на Гренадерскую гору была сорвана немецкой артиллерией. Огонь был открыт по собравшимся в атаку войскам на Парковой горе, и, так как потери измерялись несколькими тысячами, атака не состоялась. Перевес сил Красной армии был все-таки настолько большой, что, несмотря на потери, она могла атаковать Гренадерскую гору. В новой атаке, которая состоялась при поддержке танков с Гренадерской горы, перевес атакующих был большой. Четыре советских танка поднялись на эту гору и оттуда двинулись в направлении кладбища, но далеко продвинуться не успели. Два танка были уничтожены противотанковой батареей, два других - гранатометами. Сопровождающая танки пехота попала под перекрестный огонь защитников горы и воинов 2-го батальона 46-го полка и с большими потерями откатилась назад. Когда идущие в контратаку эстонцы прибыли на вершину Гренадерской горы, там не было ни одного красноармейца. Советская сторона потеряла в этом бою 20 танков и 7 самолетов, не говоря о павших солдатах. В этот день трижды повторялся штурм Гренадерской горы, но к вечеру были все на тех же позициях, что и утром. При поддержке танков происходит атака южнее Синих гор. Под гусеницами танка погиб исполняющий обязанности командира батальона «Нарва» лейтенант Оскар Руут (похоронен на кладбище Тойла). Сам батальон и его штаб под командованием Хандо Рууза находились на хуторе тойлаского лесника. Там собирались вернувшиеся из больницы бойцы и получали пополнение. На фронте оставались лишь половина личного состава и Оскар Руут с отрядом минометчиков 4-ой роты. После гибели Руута его заменил Рууз, который вернулся на фронт и оставался там до 6 августа. 4 августа 1944 года после артиллерийского обстрела и бомбового удара авиации части красноармейцев атаковали Гренадерскую гору. Им удалось в очередной раз подняться на возвышенность, однако в результате потери нескольких танков и контратаки неприятеля они были вынуждены вернуться на исходные позиции. В этот же день ослабленная непрерывными боями 2-я ударная армия была снята с линии обороны «Танненберг». Ее пополнили личным составом и направили маршем в обход Чудского озера в Псков, чтобы оттуда 10 августа начать наступление на Тарту. 5 августа 1944 года в очередной раз произошла мощная атака Гренадерской горы, в ходе которой русским удалось ее в большей части завоевать. При защите горы командир полка «Норге» Бахмайер получил тяжелое ранение. Считали, что Гренадерская гора окончательно потеряна, однако 103-я штрафная рота с майором Клейкером отбила гору. За это солдатам роты были возвращены звания, награды. Рота была включена в состав полка «Данмарк». После этой атаки стало ясно, что Красная армия окончательно потеряла инициативу, атакующие части обескровлены и что битва за Синие горы для них проиграна. Хотя это не означало еще прекращения атак. Немецкое командование перестроило оборону в южной части Гренадерской горы. Хутор Хундинурк был оставлен. Дома между дорогой и Гренадерской горой полком «Данмарк» были перестроены в бастион. Участок фронта между Вайвараским старым кладбищем и церковью защищали воины 20-й Эстонской дивизии и части 24 полка «Данмарк». Участок от Вайвараской церкви к югу до позиций 11-й пехотной дивизии защищал 23-й полк «Норге». Гренадерскую гору защищали норвежцы и датчане. Северную часть Нарвского шоссе до поворота на север защищал 49-й полк «Де Руйтер». Пятого и 6 августа 1944 года батальон «Нарва» от Синих гор вывели в район Куремяэ. После отдыха и пополнения батальон распределили в Кривасоо, центральную часть линии «Танненберг». 18 августа 1944 года батальон, согласно плану «Астер», покинул линию обороны. Шестого августа 1944 года по немецким позициям на Гренадерской горе было выпущено 3000 снарядов. 7 августа 1944 года после артподготовки в 2000 выстрелов удалось атаковать гору, но атака была отбита.

8 августа 1944 года 1-й батальон 46-го полка и 2-й батальон 47-го полка после пополнения были направлены в Куртнаские лагеря на отдых. 13 августа на базе этих частей создали штурмовую группу «Ребане» (2-й батальон 47-го полка, остатки 5-го полка погранохраны, 11-й фузилерный батальон) и направили с другими частями на Тартуский фронт. 2-й батальон 47-го полка будет почти весь уничтожен. В этот же день 1-й батальон 47-го полка после пополнения удалили со старого Вайвараского кладбища и направили на фронт Кривасоо. Батальон потом отступил через Латвию в Германию.

10 августа 1944 года командование Ленинградского фронта отдало приказ прекратить наступление

на линии «Танненберг» и перейти к обороне. В книге «Поднятые по тревоге» командарм И. И. Федюнинский поделился своими воспоминаниями о рубеже «Танненберг»: «К исходу 27 июля войска армии достигли рубежа Мульнасааре (А. П. Муммассааре), Ластиколония, высота с отметкой 32,7. Здесь наступление остановилось. Перед нами был пресловутый рубеж «Танненберг», где на фронте в 50 километров оборонялись шесть пехотных дивизий врага. Прорвать здесь вражескую оборону лобовыми атаками не удалось. Обойти же ее не представлялось возможным, потому что фланги противника надежно прикрывали с одной стороны Финский залив, а с другой - сплошной и сильно заболоченный лесистый массив, тянувшийся до берега Чудского озера. Захваченные пленные

показывали, что фашистское командование намеревается удерживать рубеж «Танненберг» до последнего солдата. Словом, оборона врага была прочной. В начале августа мы предприняли несколько попыток атаковать рубеж «Танненберг», но безрезультатно. С 10 августа пришлось прекратить наступательные действия и перейти к обороне Далее происходила обычная позиционная война до 18 сентября 1944 года, когда ночью германские Ваффен-СС покинули Вайвараские Синие горы.

12 августа 1944 года 1-й батальон 45-го полка оставил свои позиции на Синих горах и был

направлен в Куртнаские лагеря на отдых. 18 августа батальон с боевой группой «Вент» в составе 1-го и 2- го батальонов 46-го полка направились на Тартуский фронт. 3-й батальон 47-го полка был почти весь уничтожен. От него остались лишь две малые роты.

15 августа 1944 года транспорт с имуществом 3-го германского бронетанкового корпуса стал

покидать линию обороны «Танненберг».

В конце сентября 1944 года 20-я Эстонская дивизия СС после пополнения всех частей имела численный состав 15382 человека. 15 сентября 1944 года Гитлер принял решение вывести в срочном порядке немецкие войска из Эстонии и Северной Латвии, и уже в этот же день немцы, не оглашая приказ, стали эвакуировать свои части. Эстонским частям о приказе Гитлера сообщили почти с двухсуточным опозданием. Они должны были прикрывать общий отход германских частей и покинуть Синие горы утром 19 сентября 1944 года, однако отход всех частей был настолько дружным, что и прикрывающие части успели покинуть линию обороны «Танненберг» еще к полуночи 18 сентября 1944 года.

18 сентября 1944 года немецкая артиллерия целый день обстреливала позиции Красной армии,

чтобы избавиться от лишних боеприпасов и создать впечатление ожидания атаки. Последний огневой удар был в 20 часов 30 минут. В этот же день, в 13 часов, вступил в действие план «Астер», воинские части стали покидать Синие горы на линии «Танненберг», согласно своей очередности. Предпоследним Синие горы покидал поздно вечером эстонский 2-й батальон 45-го полка. Под Поркуни он распался на тех, кто оставался в Эстонии, и тех, кто намеревался уйти в Германию. Последним покидал Синие горы 1-й батальон 46-го полка. Он прикрывал покидающие линию обороны воинские части. Батальон действовал совместно с боевой группой «Мейери», подчиненной капитану Пеэту Леола. Покидающие войска двигались по внутренним дорогам в направлении деревень Авинурме и Поркуни, где произошел бой с частями 8-го Эстонского стрелкового корпуса Красной армии.

Синие горы, как немые свидетели

После окончания боевых действий Синих горы и окрестности выглядели жутко.

Вся обширная территория представляла собой горелый ландшафт. Не было той прежней красоты

и синевы. Кругом черным-черно. Всюду торчали остатки горелых деревьев, оставалась подбитая военная

техника, не было ни одной живой души. На этом мрачном фоне сиротски выглядели три возвышенности,

немые свидетели людских недоразумений и жестокостей.

Так выглядели Синие горы в 1949 году

выглядели Синие горы в 1949 году Фото: материал Вайвараского

Фото:

материал Вайвараского Музея Синих Гор

http://www.vaivaravald.ee/muuseum/index.php?id=43

Гор http://www.vaivaravald.ee/muuseum/index.php?id=43 Подбитая военная техника на

Подбитая военная техника на Синих горах

Потери в битвах за Синие горы

За две недели у эстонцев, датчан, фламандцев, норвежцев и немцев, то есть с германской стороны, потери составили примерно 10000 человек, из них эстонцев - 2500 (1709 эстонцев похоронены на Вайвараском военном кладбище в Муммассааре в период с 24-го июля по 10-е августа 1944 года). Со стороны Красной армии потери составили 40000 человек. В настоящее время считается, что в двух братских могилах на кладбище Синих гор похоронено до 22 тысяч человек. Потери Ленинградского фронта в боях по направлению Нарвы и Синимяэ в 1944 году составили до 70 тысяч военнослужащих. По мнению некоторых военных историков, бои в Синимяэ по количеству потерь с обеих сторон были рекордными для Второй мировой войны.

История военных сооружений Синих гор

Первые военные сооружения были построены на трех, тогда безымянных высотах еще при Петре I, во время Северной войны со шведами. Остатки этих сооружений, так называемый Шведский вал, упираются в северо-западную оконечность горы Торнимяги. Этот вал имеет продолжение и по южному склону горы. Есть основание предполагать, что гора Торнимяги была включена в систему обороны петровских времен. Это подтверждается и сооружением наблюдательной башни на этой горе. Название вала чисто условное, так как ясно, что построен он не шведскими, а русскими войсками для защиты тылов армии при осаде Нарвы. Склон горы, где вал стыкуется с Торнимяги, очень крутой, и вот в этом-то месте могла быть прорублена подземная галерея для сообщения южного и северного флангов Шведского вала. В начале XX века синимяэские высоты с мерекюлаской батареей были включены в систему береговой обороны Российской империи. В тылу мерекюлаской батареи имеется глубокий овраг, рядом с которым было выстроено подземное укрытие. На горе Паргимяги и в ее окрестностях строился самостоятельный узел обороны, предназначенный для защиты дорог, железнодорожных станций и самого перешейка от возможного вражеского десанта. В сохранившихся галереях были установлены орудия, которые могли стрелять в сторону моря и прикрывать дороги. На склоне Паргимяги стояло дальнобойное орудие калибра 210 мм и могло убираться в глубь горы. Синимяэские высоты являлись НП и КП всей обороны немцев в этом районе. Внутри горы могли быть прорублены ходы для доставки боеприпасов и резервов. По холмам были разбросаны огневые точки и опорные пункты. Возможно, часть из них была соединена подземными коммуникациями, скорее всего, были использованы петровские ходы и карстовые разломы. Синие горы окружены тайной, а тайны рождают мифы. Полагали, что в горах были прорублены подземные ходы, соединяющие Паргимяги с Мерекюла. Ходы были приспособлены для движения автотранспорта, что позволяло немцам скрытно перебрасывать войска из одного места в другое. Во

время наступления Советской армии на возвышенность какое-то немецкое подразделение попало в окружение, однако оно вдруг внезапно куда-то исчезало. Немецкие войска использовали систему готовых подземных сооружений, приспособив и перестроив все под свои нужды. Это позволяло продержаться европейским войскам СС долгое время. Надежность рубежа "Танненберг" проверял лично Гиммлер. Линия обороны свою задачу выполнила - части Красной армии не смогли прорваться на этом участке фронта. Укрепления были оставлены только после того, как фронт был прорван на юге. Самый интересный миф содержит в себе секрет в том, что Синие горы готовились для

размещения на них пусковых площадок для запуска самолетов-снарядов ФАУ-1. Немцы, используя заключенных и военнопленных из лагерей, которые находились рядом с Синимяэ, могли выполнить любую необходимую работу. Вдоль глинта от Силламяэ до Мерекюла немцы пробили несколько штолен небольшой длины. Вполне вероятно, что это были геологоразведочные выработки. Всем известно, что немцы в конце войны очень торопились получить обогащенный уран, но не успели. Их наработки попали в Америку, которая уже в августе 1945 года бросила бомбы на Хиросиму и Нагасаки Видимо, советская разведка не бездействовала. Сразу после окончания войны тайно в Силламяэ началось строительство первого завода по обогащению урана. На шахте работали заключенные, а в цехах выпускники ФЗУ ковали грозное оружие, и спустя короткое время СССР испытал свою первую атомную бомбу.

война закончилась, но минные поля и минные ловушки представляли смертельную

опасность для людей. Появились саперные подразделения, которые обезвреживали взрывные устройства, но не всегда удавалось их обнаружить. На протяжении десятилетий люди подрывались на различных взрывных устройствах, особенно молодые парни. В лесах долгое время оставались непогребенными советские и немецкие солдаты. На все не хватало сил и средств.

Страшная

Послесловие

Неугасима память поколений И память тех, кого так свято чтим. Давайте, люди, встанем на мгновенье И в скорби постоим и помолчим. (Кристина Вид, 2008 год)

Летом 2009 года исполняется 65 лет битве за Синие горы. Эта многострадальная земля приняла

прах многих тысяч воинов, воевавших по обе стороны фронта. Все три высоты и окрестности обильно

политы кровью бойцов разных национальностей, которые, по твердому своему убеждению, воевали за

правое дело. С той поры прошло много лет. Казалось, война кончилась, живым остается лишь соблюсти

обычаи, предписанные той или иной верой.

В 1952 году у подножия Башенной горы в центре братской могилы советских военнослужащих,

павших в боях на линии Tannenberg, был установлен памятный монумент - трапецевидная рустикальная

стена из серого плитнякового известняка, сооруженная по проекту архитектора А. Аласа. К монументу

ведет широкая лестница в три ступени, по обеим сторонам которой установлены бронзовые венки. По

краям монумента установлены чаши для живых цветов. На монументе плита с надписью на двух языках:

"Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость Родины".

В 1996 году в Синимяэ (нем. Blauberge) на средства, собранные ветеранскими и общественными

организациями Германии, Голландии, Канады, началось строительство мемориала легионерам Waffen SS.

Сначала на склоне горы Гренадерской был установлен деревянный крест высотой около семи метров.

Затем началось строительство мемориала. Восстановленную линию окопов войск СС обозначили на

местности серым эстонским плитняком. Потом мемориальный комплекс украсили огромным крестом. Это

памятник - "Примирение". Его основу образует двенадцатиметровый крест из вороненого металла. Со

времен возникновения христианства это символ жертвенности и памяти. На кресте круг - символ Земли,

Солнца, Мира. Круг на памятнике весь изранен пулями, снарядами, бомбами, минами, осколками,

штыками - призыв не допускать войны! В этом главный смысл для живых. По другой версии, на кресте –

колесо судьбы, символизирующее переменчивое военное счастье.

У подножия креста установлена мемориальная доска с надписью на эстонском языке: "1944 Eesti

kaitselahinguis langenud Kodumaa poegi mälestab Eesti rahvas." (1944. Эстонский народ чтит память

сыновей, павших в боях при защите Родины). Рядом плита из черного гранита в память 20 эстонской

дивизии SS, плиты в память легионеров из Бельгии и Голландии. Недалеко от шоссе установлен

памятный знак легионерам Waffen SS из разных европейских стран, воевавшим на рубеже "Танненберг".

Библиография

1. Статьи по данной теме были напечатаны в газете «Силламяэский вестник»:

2. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение следует] / Адельберт Пооль // Силламяэский вестник (2009) №039. - с. 3

3. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Начало Nr. 39] / Адельберт Пооль // Силламяэский вестник (2009) №041 14 апреля. - с. 3

4. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41] Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.043 18 апреля. – с. 3

5. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43] /Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.044 21 апр . – с.3

6. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44 ] / Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.046 25 апр.- с. 5

7. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46] / Пооль, Адельберт //. Силламяэский Вестник (2009) Nr.048 28 апр.- с. 3

8. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 52, 54] / Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.050 05 май. - с. 3

9. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 50] / Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.052 05 май. - с. 3.

10. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 50, 52] / Адельберт Пооль // Силламяэский вестник (2009) №054 19 май. - с. 3

11. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 50, 52, 54] / Адельберт Пооль // Силламяэский вестник (2009) №057 26 май. - с. 3

12. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 50, 52, 54, 57, 59] / Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.061 09 июня. - с. 3.

13. Пооль Адельберт На рубеже "Танненберг" : [странички истории. Продолжение. Начало Nr. 39, 41, 43, 44, 46, 48, 50, 52, 54, 57, 59, 61] / Пооль, Адельберт // Силламяэский Вестник (2009) Nr.063 16

июня -

с. 3.

Приложения: