Вы находитесь на странице: 1из 292

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие. Стивен Хикман

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

6

Введение

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

9

Глава 1. Психоделики. Общее представление об особом виде препаратов.

 

Рик Страссман, доктор медицины

 

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

13

Глава 2. ДМТ — собственный психоделик мозга.

 

Рик Страссман, доктор медицины

 

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

35

Глава 3. Прием ДМТ: разнообразие опыта.

 

Рик Страссман, доктор медицины

 

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

50

Глава 4. Аяхуаска — священная лиана Амазонки.

 

Луис Эдуардо Луна, доктор философии .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

74

Глава 5. Прием аяхуаски: разнообразие опыта.

 

Луис Эдуардо Луна, доктор философии .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

100

Глава 6. Магические грибы. Славек Войтович, доктор медицины

 

122

Глава 7. Путешествие шамана. Сверхъестественное или естественное? Нейроонтологическая интерпретация духовных опытов.

 

Эде Фреска, доктор медицины .

 

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

137

Глава 8. Как шаманы разговаривают с растениями и животными.

 

Топологические корни сознания растений и межвидовая коммуникация.

 

Эде Фреска, доктор медицины .

 

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

175

Глава 9. Близкие контакты древнего типа. Эде Фреска, доктор медицины

 

189

Глава 10. Гипноз, регрессия в прошлые жизни, медитация и прочее.

 

Славек Войтович, доктор медицины .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

213

Глава 11. Подготовка к путешествию. Рик Страссман, доктор медицины

 

224

Глава 12. Священное путешествие. Славек Войтович, доктор медицины

 

.

.

.

.

.

251

Примечания

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

265

Рекомендуемая литература .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

292

Об авторах .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

294

ПРЕДИСЛОВИЕ

С ТИВЕН

Х ИКМАН

Для тех, кто внимательно наблюдает за происходящим вокруг и скло- нен к анализу, представляется очевидным существование удивительных явлений, которые современная наука, как правило, игнорирует. Карл Юнг называл проявления телепатии или предвидения синхронными [1] фено- менами. Глубоко в душе я уверен, что в ближайшем будущем отношение к этим феноменам изменится, но сегодня любые идеи, в которых содержится малейший намек на паранормальность и синхронность, зачастую вызывают негативную реакцию, поскольку ассоциируются с мистикой и суевериями. Насколько мне известно из специальной литературы и бесед со спе- циалистами по квантовой теории, мы существуем в том, что я себе пред- ставляю как своего рода квантовый суп. То, что мы ощущаем как твердую материю, на самом деле является энергиями связи, которые находятся на краю спектра электромагнитных волн, — а на противоположном его конце расположены более знакомые нам энергии, такие как свет и тепло. Если бы мы могли оказаться в этой оконечности спектра, наши мысли были бы так же материальны, как и твердые предметы. Бруклинский мост [2] реален, и с этим никто не будет спорить. Но ведь его проект начался всего лишь с идеи. Природа паранормальных явлений настолько удивительна, что любые вполне обоснованные выводы, полученные в результате научного исследова- ния, человек проницательный и объективный, но настроенный скептически должен проверить и перепроверить и попытаться самостоятельно докопаться до сути этих явлений. Главное препятствие на пути к более ясному их понима- нию — готовность принять на веру мнение любого авторитетного эксперта в области эзотерики. Такое отношение провоцирует спекуляцию данной темой, что еще больше дискредитирует идею изучения паранормальных явлений. В силу того что перед человеком изначально стояла задача выжить в окружающей среде, его мозг наделен сложной системой распознавания образов. Однако результаты ее использования обусловлены уровнем под- готовки — в данном случае объективностью исследователя. Мудрость там, где вы ее ищете, — в этом нет никакого сомнения. Но если вы ищете в обычных местах, то, вероятно, найдете на другом конце экстрасенсорной «горячей линии» кого-то, чьи навыки распознавания образов подскажут ему или ей, как извлечь выгоду из вашего поиска ответов. Это во многом похоже на псевдомистическую истерию, которая затума- нивает восприятие исследователей. Да, они имеют дело с вопросами, кото-

ПРЕДИСЛОВИЕ

рые были решены благодаря победе рационального инженерного подхода над суеверным, алхимическим. Механизированный полет и «мысленный» полет имеют как символическое, так и практическое сходство, и последнее настолько значимо, что эмоциональная составляющая оказывает существен- ное влияние на восприятие в обществе явлений этого порядка. Вспомните ошибки, которые допустили первые авиаконструкторы. Астроном Сэмюэл Пирпонт Ленгли подготовил к полету запускаемый с помощью катапуль- ты аэроплан «Великий аэродром», и в результате едва не утонул летчик- испытатель Чарлз Мэнли. Инженер и изобретатель Хайрем Максим предла- гал модели самолетов таких размеров, что они просто не могли подняться в воздух. Гражданский инженер Октав Шанют конструировал дельтапланы, совершить полет на которых не представлялось возможным. С современ- ной точки зрения это кажется невероятным. Ценность этой книги заключается в ее рациональном научном подхо- де к эзотерическим темам, который открывает дверь в мир чудес и уди- вительных перспектив. Книга написана ясным и понятным языком — это единственно верный способ разоблачить мошенников, которые использу- ют эзотерическую терминологию в своих целях. Выживание — это наблюдение и распознавание образов, а также их объективный анализ, тогда как слепая вера приводит к разрушению. Вы- живание на первичном уровне лишь подразумевает прагматический аспект. Даже научная интуиция включает элемент, который может быть назван верой. Безусловно, многие из величайших умов в истории науки не виде- ли конфликта между восприятием Божественного и научным мышлением. Фактически, чем более трезво вы смотрите на вещи любого порядка, тем более сверхъестественными они вам представляются (на самом деле в осно- ве всех мировых религий лежит именно наблюдение). Если вы дадите себе труд подумать, то поймете, что это действительно так: органическая жизнь, образование звезд, все немыслимо огромное и невообразимо крошечное связано между собой бесконечно прекрасным сверхъестественным образом. Вот почему иллюзорный конфликт между выживанием (которое тесно свя- зано с научным мышлением) и верой в Божественное, очевидно, не является простым разделением на практическое и мистическое. Мифология, по опре- делению Джозефа Кэмпбелла, является механизмом, благодаря которому душа взаимодействует с хаосом. Разнообразные мифы формируются из того, что Юнг назвал архетипами — символами, в которых концентрируется накоплен- ная энергия человеческой души. Это не напоминает вам квантовую физику? Книга «Внутренние пути во Вселенную» указывает прямую дорогу в сферу этих архетипов и предоставляет доступ к энергиям, присущим вашему разу- му. Мой собственный творческий и профессиональный опыт тесно связан с исследованиями и предположениями, описанными в этой книге. Моя рабо- та — создание живописных картин с помощью моего собственного обряда поиска видений [3], а также в результате интерпретации видений, получен-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ных другими. Искусство, которое я создаю, является практической формой магии, которая предоставляет физический доступ к сфере воображаемого. Эта книга, если бы была написана раньше, могла бы сформировать основу для моего собственного обряда поиска видений. Она проливает волшебный свет на разум человека любого возраста. В ней предложены способы, благодаря которым разуму открывается сверхъестественный процесс творения — это во многих отношениях выходит за рамки нашего повседневного существования. Для меня самый притягательный аспект этой книги — значение, которое результаты данного исследования имеют для того, что я называю экстра- сенсорным (psychic) компонентом эволюционного процесса. Физический процесс зашел достаточно далеко — настолько далеко, что сегодняшняя геополитическая ситуация достигла стадии, которая может быть описана только как критическая. Я имею в виду, что человеческий интеллект (в от- личие от того, что я называю экстрасенсорным, психическим интеллектом) развивался параллельно с физическим телом и спровоцировал возникнове- ние сложных проблем; это и привело человечество к кризису. Этот кризис подобен катастрофам древности, которые вызывали эволюционные физи- ческие изменения. Но он — не локальное явление, способствующее эволю- ции в целом, а глобальный кризис, настолько мощный, что дальнейших физических изменений уже недостаточно. Таким образом, на сегодняшний день человечество сталкивается с проблемами, которые может решить толь- ко экстрасенсорная эволюция. Человеческий разум создал эти проблемы «благодаря» высоким технологиям, но до сих пор не использованные воз- можности нашего разума гарантируют нам решение этих проблем. Спо- соб, с помощью которого мы можем найти такое решение, — прямо перед нами, а не в прошлом человечества — дотехнологическом примитивизме. Когда мы рассматриваем поразительную приспособляемость, которую повсеместно демонстрирует нам природа, экстрасенсорная эволюция пред- ставляется не таким уж фантастическим явлением, как это может пока- заться на первый взгляд. Если вы внимательно изучите, как развивалось человеческое тело, чтобы приспособиться к условиям окружающей среды, вы чрезвычайно удивитесь, как далеко за пределы физического мира спо- собен выйти человеческий разум. Я легко могу представить, что идеи и выводы этой книги станут от- правной точкой для важных психофизических открытий, которые будут сделаны в этом столетии.

*

*

*

Стивен Хикман иллюстрирует научную фантастику и фэнтези с 1977 года. Его живопись, скульптура и литературные произведения принесли ему пре- мию Хьюго [4] и шесть премий Чесли [5]. В 1988 году Хикман написал «Лемурианский камень», который стал основой для цикла иллюстраций под названием «Мифы Фаразара». С результатами его собственного обряда поиска видений вы можете познакомиться на сайте stephenhickman.com.

ВВЕДЕНИЕ

Мы строим космические корабли и орбитальные станции, направляем в небо телескопы, надеясь на то, что когда-нибудь, в не слишком отдаленном будущем, нам повезет, и мы откроем инопланетные цивилизации. Програм- ма «Поиск внеземных цивилизаций» [1] прослушивает все поступающие из космоса сигналы более сорока лет — значительный период времени, в те- чение которого население Земли увеличилось вдвое, а небо по-прежнему

Вероятно, мы смотрим не туда или не в том направле-

нии, либо у нас не те методы. Возможно, вместо того чтобы искать ино- планетян в космосе, нам следует посмотреть гораздо ближе — внутрь себя, туда, откуда мы получаем послания от внеземного разума на протяжении тысячелетий, хотя только некоторые из нас обращают на них внимание. Наша Вселенная прекрасна, сложна и полна удивительных сюрпризов. Самые потрясающие тайны часто находятся совсем рядом. Что, если табло-

иды [2], которые продаются у касс супермаркетов («лучшие репортерские расследования на планете», как сказал о них персонаж Томми Ли Джонса

в фильме «Люди в черном»), совершенно правы и пришельцы действи-

тельно живут рядом с нами? Есть такая старая история: Бог после сотворения мира стал размышлять, где лучше спрятать главные тайны Вселенной. Всемогущий рассуждал так:

«Может быть, опустить их на дно океана? Нет, люди могут изобрести подво- дные лодки, и все секреты попадут в недостойные руки. Может быть, разне- сти их по самым отдаленным уголкам Вселенной? Тоже не подойдет. Люди построят космические корабли, и главные тайны опять-таки окажутся не в тех руках». И тут у Господа возникла идея: «Тайны Вселенной можно спря- тать в самой глубине человеческого разума, в сокровенных уголках души. Тогда только достойные смогут обнаружить их и овладеть тайным знанием». Если вы уже в состоянии слышать собственный внутренний голос или находитесь на правильном пути к глубинам вашей души, тогда, несомнен- но, вы достойны того, чтобы вам открылись тайны Вселенной. Цель этой книги — не только показать вам внутренние пути во внешние простран- ства космоса, но и попытаться объяснить с точки зрения рационального мышления, почему и как эти пути работают. Астрономы до сих пор пы- таются определить местонахождение невидимой материи и темной энер- гии и идентифицировать их. Более 80 процентов массы Вселенной явля- ется неучтенной и практически невидимой для самых современных при- боров. Новые теории постулируют, что такие материи и энергии скрыты

в шестимерных, десятимерных и имеющих еще больше измерений допол-

хранит молчание

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

нительных пространствах, предсказанных теорией струн, хотя некоторые физики утверждают, что темная материя состоит из частиц Вселенной, которые трудно обнаружить. Физики, например Мичио Каку, считают, что параллельные измерения могут быть спрятаны в более высоких измерени- ях, и сейчас ведутся эксперименты, результаты которых должны доказать их существование. Сможем ли мы получить доступ в параллельные миры? Научимся ли воспринимать более высокие измерения? Физические законы, как мы знаем, ограничивают наши возможности. Электромагнитные волны, насколько мы знаем, не могут переносить ин- формацию между измерениями. Некоторые предполагают, что гравитоны [3] могут путешествовать между множественными мирами, но когерентный свет не может нас достичь; мы можем только ощутить гравитационную силу. В своей книге «Психоделический [4] шаманизм» Джим Декорн вы- двигает следующий постулат: «Для человеческих существ дополнительные измерения свыше трех являются внутренними. Следовательно, для нас все дополнительные измерения свыше трех — психические или сверхчувствен- ные. Из этого следует, что четырехмерное существо будет субъективно вос- приниматься трехмерным существом как внутренний голос, галлюцинация или внутренний феномен» [5]. Некоторые утверждают, что люди путешествуют по внеземным мирам на протяжении многих тысячелетий. Это совсем не обязательно астронавты НАСА, работавшие в рамках SETI ученые или любители научной фантастики. Многие из исследователей не были готовы к тому, что им пришлось пере- жить на собственном опыте, и большинство из них никогда не слышало о первых контрактах между внеземными цивилизациями и человечеством. Это были духовные искатели, шаманы, религиозные аскеты, волонтеры ме- дицинских исследований, пациенты психиатрических клиник, наркоманы, обыкновенные люди, которые случайно, а иногда и против своей воли, ста- новились посланцами нашей планеты перед внеземными цивилизациями. Примечательное исключение — писатели, создающие произведения в жанре научной фантастики и путешествующие через эти ворота в поисках вдохновения. Существует гораздо больше, чем можно предположить, произ- ведений научной фантастики, в том числе фильмов, которые были созданы в результате расширяющих сознание опытов, начиная от «Алисы в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла до выдающихся романов Филипа К. Дика, таких как «Валис», «Убик» и «Божественное вторжение». Фильмы «Вспомнить все», «Темный город», «Матрица», «Отступник», «Экзистенция», «Ванильное небо», «Фонтан», «Пробужденная жизнь», «Шоу Трумана», «Секретные материалы», «Властелин колец» и даже «Звездные войны» появились также благодаря измененным состояниям сознания, пережитым их авторами. Почему любители научной фантастики, которые, вероятно, лучше дру- гих готовы к контактам с пришельцами, не путешествовали к внеземным цивилизациям или во времени, чтобы увидеть оставленные города Атлан-

ВВЕДЕНИЕ

тиды? Большинство до сих пор не имеет ни малейшего представления о том, что Вселенная полна жизни. Для многих может оказаться сюрпри- зом, что тайные врата в иные миры могут быть спрятаны внутри нашего разума. Но кто же тогда дает шаманам-целителям советы и силы, чтобы путешествовать через пространство и время, вступать в контакт с предста- вителями внеземных миров? Где на самом деле путешествуют шаманы, когда спускаются в нижний мир или улетают в верхний для встреч с духами, споря с ними и ведя перегово- ры, чтобы потом, по возвращении, использовать полученные знания в ин- тересах своего племени? Что является источником этой сверхъестественной информации, этой беспредельной энергии, к которой шаманы подключаются во время своих путешествий? Возникает ли он в разуме шамана или берет начало во внешних силах, которые принадлежат неким невидимым сферам? Еще один важный вопрос: может ли информация проникнуть в разум в обход пяти чувств? Сила интуиции и расширяющие сознание опыты могут объяснить, почему почти каждая значительная идея, представленная авто- рами научной фантастики, со временем становится важной составляющей современной науки. Научные статьи о гиперпространстве, путешествиях во времени, сверхсветовой скорости, телепортации [6] и параллельных мирах когда-то принадлежали исключительно сфере научной фантастики, но в наши дни публикуются в журналах по теоретической физике. Некоторые из этих идей достигли даже стадии экспериментов. Большинство из нас слышали об идеях Эриха фон Дэникена и Заха- рии Ситчина. Вероятно, эти авторы справедливо утверждают, что челове- чество посещают гости — но они приходят к нам из внутреннего мира, а не из внешнего, космического пространства. Возможно, люди, которые, как мы считаем, играли важную роль в стремительном развитии цивили- зации, переживали на собственном опыте некоторые естественно возни- кающие психоделические видения, служившие им источником вдохнове- ния и оригинальных изобретений? Может быть, культура, которой мы так гордимся, была сформирована многие тысячелетия тому назад благодаря влиянию эндогенного [7] галлюциногена? Наверное, мистические учения истинны в утверждении, что существует бесконечный мир внутри нас и что он сливается с внутренним или основан на тех же самых базовых принципах, что и мир внешний. Поразительно, что современные физики довольно часто обсуждают эти гипотезы. Идея этой книги возникла в результате исследования, которое прово- дилось с участием добровольцев: им внутривенно вводили ДМТ, или ди- метилтриптамин. ДМТ — это соединение, обнаруженное в мозге человека, которое вызывает необычные изменения сознания: сновидения, восторжен- ное религиозное состояние/экстаз, психоз и околосмертные переживания. Такие вещества, как ДМТ, известны под названиями психоделики, галлюци- ногены. Их действие подобно своеобразному ключу от замка внутри наше-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

го разума, позволяющему попасть в различные реальности. Каждый ключ (галлюциноген) открывает определенную дверь, но все эти двери ведут в сферы, которые отличаются от обыденной действительности. ДМТ и родственные ему соединения представлены в многочисленных видах растений, которые произрастают в регионах с умеренным и тропи- ческим климатом. ДМТ на протяжении тысячелетий использовали шаманы Южной Америки и Карибских островов как главный компонент нюхатель-

ного порошка и отвара. Это так называемая аяхуаска — экстракт расте- ний, в котором присутствует ДМТ, не являющийся активным при перораль- ном [8] приеме, и бета-карболины. Последние потенциально сдерживают энзимы, ответственные за быстрое расщепление ДМТ в пищеварительном тракте и печени, что позволяет ДМТ активно воздействовать на централь- ную нервную систему. Шаманы используют сакральные растения, такие как пейот, грибы и аяхуаска, которые освобождают душу из телесного заключения, дают до- ступ к сферам альтернативной реальности и позволяют общаться с миром духов. Эти растения также применялись для диагностики и лечения ши- рокого спектра заболеваний, психических и физических. В ходе ритуалов шаманы проглатывают растения, традиционно считающиеся священными,

и получают духовные опыты. Некоторые из этих опытов наверняка можно

определить как путешествия в сферы, описанные в фантастике, фэнтези,

фильмах ужасов. Участники этих ритуалов нередко рассказывают о встречах с духами: некоторые из них были благосклонны, другие оказались ужасны

и вызвали страх. Некоторые опыты представляют собой путешествия во

времени, сеансы телепатии или единение с Богом. ДМТ часто вызывает опыты, которые подобны сюжетам научной фан- тастики или космической оперы [9]. Почти 50 процентов субъектов, уча- ствующих в клиническом исследовании, проведенном Риком Страссманом, утверждали, что оставались в сознании во время путешествий во внезем- ные сферы. Некоторые из них описывали огромные орбитальные струк- туры, движущиеся вокруг незнакомых планет, или встречи и взаимодей- ствие с инопланетными существами. Эти контакты были разнообразны: от попыток передачи информации до загадочных хирургических процедур и даже сексуальных отношений с пришельцами! Многие из этих сообщений сравнимы с классическими историями из литературы о «похищениях ино- планетянами/пришельцами», что приводит к размышлениям о связи между эндогенным ДМТ и встречами такого рода. Отметим, что субъекты исследования, которые по различным причинам подвергались гипнозу, сообщают о подобных опытах. Эти переживания мо- гут быть также объяснены воздействием эндогенного ДМТ. Но насколько они реальны? Могут ли быть галлюцинации достоверными? Действитель- но ли люди встречались с инопланетянами и посещали далекие планеты? Читайте и делайте выводы сами.

Глава 1

ПСИХОДЕЛИКИ. ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ОСОБОМ ВИДЕ ПРЕПАРАТОВ

Р И К

С ТРАССМАН ,

ДОКТОР МЕДИЦИНЫ

Сознание — это тайна, а связь сознания с материей еще более таин- ственна. Каким образом определенная совокупность молекул и энергии вы- зывает осознанность? Это лишь один из множества вопросов, с которыми мы сталкиваемся как сознательные существа. В этой книге мы задаемся вопросами, которые касаются необычных состояний сознания, когда мы воспринимаем явления, обычно нами не воспринимаемые. Сознание обладает безграничным числом состояний, и люди имеют доступ лишь к некоторым из них. Бодрствование, глубокий сон, медита- ция и психоз являются примерами таких состояний. Мы можем попасть в подобное состояние с помощью врожденных биологических ритмов, та- ких как цикл сна и бодрствования. Нарушения нормальной физиологии, например высокая температура, болезнь, потеря сна, голод и пост также вызывают различные состояния сознания. К тому же на сознание воздей- ствуют разнообразные вещества, содержащиеся в растениях и синтетиче- ских препаратах [1]. Многие животные употребляют в пищу некоторые растения и их части из-за эффекта, изменяющего сознание. Например, слоны обливают себя жидкостью из перебродивших фруктов, пчелы бесконечное количество раз возвращаются к цветкам дурмана, а кошки — к кошачьей мяте, которая вы- зывает у них своего рода наркотическое опьянение [2]. Некоторые авторы предполагают, что животные инстинктивно стремятся к интоксикации [3]. Мы можем допустить, что в доисторическую эпоху ранние гоминиды [4] имитировали поведение животных, с которыми они делили экосистему, а также употребляли в пищу растения для того, чтобы попасть в изменен- ные состояния сознания. В некоторых своих ранних работах Эндрю Уэйл предполагает, что су- ществует особое человеческое стремление к получению опыта измененных состояний сознания [5]. Некоторые из применяемых методов изменяют нашу биологию с помощью климатических, то есть относящихся к окру- жающей среде, или поведенческих моделей (например, пребывание в па- рильнях, вращение по кругу и продолжительные песнопения). Еще одним способом пережить измененное состояние сознания является проглатыва- ние психоактивных растений.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Во всем мире и во все времена люди употребляли огромное количество растений и растительных продуктов из-за их изменяющего состояние со- знания эффекта. Они пили вино, жевали листья коки [6], пили кофе, ку- рили опиум, а также жевали, курили и нюхали табак. Химические соеди- нения, присутствующие в тех или иных растениях, являются самыми не- посредственными причинами этого эффекта: в вине таким соединением является этанол, в листьях коки — кокаин, в опиуме — морфин, в кофе — кофеин, в табаке — никотин [7].

S,

S

И

S

Согласно религиозным верованиям, основанным на единении с при- родой, растения обладают разумом. Многие представители западной ци- вилизации, которые испытали на себе глубокие переживания, вызванные приемом аяхуаски (психоделического отвара из растений, распространен- ных в долине реки Амазонки), могут подтвердить очевидное существова- ние «личности» этого растительного напитка, с которой они общаются, находясь под воздействием отвара. Хотя подобный феномен вызывает вполне предсказуемую реакцию сторонников материалистической науки, он, тем не менее, указывает на сферы сознания, содержащие интеллект, не принадлежащий человеческо- му роду, который может оказаться нам полезным в борьбе за дальнейшее существование человечества. Как мыслящие существа, мы присваиваем категории вещам, с которыми сталкиваемся. Таким образом, мы можем указать на различные виды эффек- та, вызываемого разными препаратами. Как наилучшим образом классифи- цировать препараты, изменяющие состояние сознания? Много лет назад я присутствовал на лекции доктора Александра Шульгина, посвященной хи- мическому составу психоделических препаратов. Доктор Шульгин — химик, который работает в Сан-Франциско, в районе залива, и является создателем сотен лекарственных средств и новых психоактивных соединений [8]. Это прекрасный оратор, который к тому же владеет первичной информацией. Стремясь к тому, чтобы публике, не обладающей достаточными знаниями в области химии, его объяснения были понятны, доктор Шульгин начал лекцию с описания простой модели, согласно которой все психоактивные препараты принадлежат одному из классов: s, s и s. Мы обычно называем препараты, принадлежащие к классу , стимуля- торами, возбуждающими/повышающими настроение, отсюда и символ в виде стрелки, указывающей вверх. Веществом, принадлежащим к этой ка- тегории и знакомым всем нам, является кофеин, содержащийся в кофе, чае и других безалкогольных напитках. Другие представители этого клас- са: никотин в табаке; кокаин в листьях коки; синтетические амфетамин и

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

метамфетамин; катинон в распространенном на Среднем Востоке и в Се- верной Африке растении — кате [9]; риталин [10] — лекарственный пре- парат, назначаемый для лечения синдрома дефицита внимания; и ареко- лин, содержащийся в семенах арековой пальмы и входящий в состав же- вательной смеси, распространенной в Азии и на побережье Тихого океана. Воздействие препаратов категории s довольно легко описать: у боль- шинства стандартная доза таких препаратов вызывает усиление различных психобиологических функций, включая внимание, точность и скорость мышления, бодрствование, уровень тревожности и моторную/двигатель- ную активность. Однако прием слишком большого количества препарата группы выталкивает за границы сознания и приводит к таким эффектам, как припадки, обусловленные интоксикацией нервной системы и аритми- ей, что может привести к смертельному исходу в результате интоксикации сердечно-сосудистой системы. Вещества группы s принято обозначать как седативные, или успока- ивающие/понижающие настроение. Мы называем их снотворными пре- паратами, когда наша цель — вызвать сон; анксиолитическими средства- ми [11] — когда нужно снизить общее возбуждение, но сохранить бодрству- ющее состояние; и анестетиками [12] — в случаях, когда следует добиться невосприимчивого, инертного состояния. Алкоголь, бензодиазепины, ал- празолам (или ксанакс) и валиум, опиатные наркотики, распространенное в Полинезии и на Гавайских островах растение кава-перец [13] и анесте- тики принадлежат к этой категории. Их воздействие относительно легко описать — по сути оно противопо- ложно воздействию s. Использование этих препаратов вызывает сонли- вость, смещение внимания, замедление процессов мышления. Токсичные дозы могут привести к коме, легочной и сердечно-сосудистой недостаточ- ности. Воздействие препаратов группы находится в центре внимания авторов этой книги, поскольку оно может предоставить внутренний путь для выхода во внешнее пространство, — но не потому, что их воздействие относительно незаметно, а потому, что оно очевидно при эффективных дозах. Боле того, возникает ощущение, что эти вещества изменяют качество сознания, а не вызывают общее усиление или ослабление психических/умственных процес- сов, которое мы наблюдаем при воздействии веществ класса s и s соот- ветственно. Вещества воздействуют на те аспекты сознания, которые мы непосредственно связываем с ощущением себя как человеческого существа, то есть на определенные способы мышления, чувства, восприятие и волю. Обычно мы называем воздействие средств категории психоделиче- ским или галлюциногенным. Эти препараты занимают уникальную пози- цию в надсемействе изменяющих состояние сознания химических веществ. Эмоциональный накал дискуссий об этих веществах обусловлен удивитель- ной природой их воздействия на психику [14].

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Трудность точного и последовательного описания эффекта от воздей- ствия психоделических препаратов привела к огромному разнообразию их названий: галлюциноген или иллюзоген — вызывающий галлюцинации или иллюзии; психоделик — проявляющий душу или сознание; энтеоген — порождающий божественное; мистикомиметик — имитирующий мистиче- ское состояние; онейроген — вызывающий сновидения; фанеротайм [15] — вызывающий фантазии; психодислептик — нарушающий мышление или вызывающий беспокойство ума; психотомиметик — имитирующий пси- хоз; психотоген — вызывающий психоз; психотоксин — яд, вызывающий психоз; шизотоксин — яд, вызывающий шизофрению; и делириант — вы- зывающий делирий, или бред. Каждое название фокусирует внимание на определенном элементе интоксикации и способе интерпретации эффекта от воздействия препарата [16]. Галлюциноген — наиболее распространенный медицинский и юридиче- ский термин для таких веществ. Хотя галлюцинации и вызываются инток- сикацией в результате приема психоделических препаратов, так бывает не всегда. Также надо согласиться, что практически во всех культурах поня- тие галлюцинация подразумевает, что по своей природе воспринимаемые видения и голоса «нереальны». Этот непреднамеренный скрытый смысл термина галлюциноген, вероятно, отражает более или менее сознательный скептицизм в отношении невидимых реальностей. Замечу при этом, что применять средства и модели науки к нематериальным явлениям можно точно так же, как и к материальным. Хотя термин психоделический и вызывает ассоциации, связанные с определенным политическим и социокультурным феноменом, восходящим к бурным 1960-м, я предпочитаю его всем другим терминам, применяемым в настоящее время. Эта некорректная с точки зрения филологии амальга- ма [17] греческих и латинских корней имеет отношение к самому важному качеству этих препаратов — проявлению души (или сознания). Они показы- вают нам наш разум и протекающие в нем процессы с новой точки зрения. Однако за пределами этого уровня обобщения остальные термины предпо- лагают обозначение либо слишком обширной совокупности качеств, либо, наоборот, ограничиваются отдельными специфическими качествами, на ко- торые оказывают определенное воздействие соответствующие препараты.

РАННИЙ ПЕРИОД ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПСИХОДЕЛИКОВ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Существуют антропологические данные и артефакты, позволяющие предположить, что люди использовали психоделические растения на про- тяжении тысячелетий или даже десятков тысяч лет. Теренс Маккена, фило-

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

соф, изучавший психоделики, пристально рассматривал африканских пред- ков человека, не обладавших членораздельной речью. Он предположил, что протогоминиды использовали вызываемые психоделическими грибами видения как вспомогательное средство для удачной охоты. Неожиданным побочным эффектом их использования оказалась стимуляция развития речи — вероятно, благодаря уникальному свойству психоделиков смеши- вать и соединять зрительные и слуховые ощущения. Наши предки могли видеть звуки, которые они издавали, что предоставляло им беспрецедент- ный дополнительный уровень абстракции, с помощью которого они мог- ли манипулировать передаваемой информацией [18]. Мы можем добавить к этому рассуждения Гордона Уассона, нью- йоркского банкира и любителя-миколога [19]. В 1950-х годах Уассон со- общил о своей находке — церемониях, которые проводились в Мексике с применением грибов, содержащих псилоцибин [20]. Большинство антро- пологов полагало, что подобные ритуалы были забыты столетия тому на- зад. Пережив опыт, сопровождавшийся невыразимым восторгом, и получив видения, вызванные интоксикацией после приема грибов, Уассон предпо- ложил, что психоделические растения были ответственны за первоначаль- ные проблески религиозных переживаний у человека: эти опыты служили доказательством того, что невидимые, автономные, необычные реальности существуют за пределами завесы повседневной жизни [21]. Таким образом, существуют теории, согласно которым психоделики растительного происхождения ответственны за два уникальных творения человечества: язык и религию. Почему же так сложно получить инфор- мацию о психоделиках? Маятники раскачиваются из стороны в сторону. Вероятно, переход от первоначального матриархального мировоззрения к более патриархальному явился причиной исключения психоделических растений из основополагающих религиозных и социальных практик. Ма- триархальная, основанная на почитании природы и земли цивилизация, в изобилии населенная божественными существами, возможно, отреагировала на незначительный конфликт между использованием психоделиков расти- тельного происхождения, которые использовались для общения с духами, и философией, которая постулирует неразделимость природы и человека. Патриархальные религии Востока и Запада, с другой стороны, выработали дихотомический взгляд, отделяющий человеческих существ от остальной природы, и, как правило, проявляли откровенную враждебность по отно- шению к духовному значению всего материального и земного [22]. Это не было оригинальным учением основателей упомянутых религий, кро- ме того, священничество в конце концов прибрало к рукам и теорию, и практику. Религиозные деятели заимствовали мировоззрение, основанное на духовном соответствии, и преуспели, вытеснив использование психо- делических растений за пределы религиозной практики, в область неле- гального и тайного. Люди, занимавшие высокие должности в церковной

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

иерархии, в лучшем случае рассматривали психоделические, вызванные приемом определенных растений опыты как не приносящие полезной ин- формации или ведущие к деградации, в худшем — осуждали употребление таких растений как зло, которое требовало искоренения [23]. Единственным значимым общественным институтом человечества, ко- торый с самого начала своего существования рассматривал психоделики растительного происхождения в качестве важного компонента религиоз- ной и духовной деятельности, является шаманизм. Позже в этой книге мы обсудим значимость шаманского подхода к использованию психоделиче- ских растений и препаратов для современности.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ПСИХОДЕЛИКОВ НА ЗАПАДЕ

В рамках традиционной западной науки антропология является той об-

ластью, которая фокусирует внимание на применении психоделических растений и их роли в различных обществах. Более, чем любая другая на- учная дисциплина, она поддерживает интерес к таким растениям и препа- ратам после нескольких столетий сокрытия информации о них на Западе

[24]. На протяжении последних шестидесяти или семидесяти лет психоде- лические препараты в нашей культуре изучались с точки зрения науки и медицины — главным образом психиатрии, психологии и нейробиологии.

В 1890-х годах немецкий химик Артур Хеффтер выделил мескалин из

кактуса пейот и в результате серии экспериментов на самом себе опреде- лил его психоактивность. В последующие двадцать или тридцать лет этот препарат привлекал некоторое внимание научной общественности [25]. Однако такие резко выраженные побочные эффекты мескалина, как тош- нота и рвота, а также недостаток обоснованного психологического и био- логического контекста, в рамках которого можно было осмыслить его воз- действие, ограничивали изучение данного препарата. С точки зрения биологии, существует очень незначительное количе- ство данных, имеющих отношение к тому, как препараты воздействуют на мозг. С точки зрения психологии, в теории Фрейда, господствующей в то время, было принято неодобрительное отношение к тому, что считалось религиозным или духовным состоянием сознания, которые рассматрива- лись как инфантильные или регрессивные. Исключением из альтернатив- ных состояний сознания, не вызывавшим презрения у фрейдистов, было использование метода свободных ассоциаций — варианта гипноза — в психоаналитической практике. Швейцарский психиатр Карл Юнг, в одно время наиболее последова- тельный ученик Фрейда, придерживался более широких взглядов на рели-

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

гиозный и духовный опыт и считал, что такого рода опыт оказывает зна- чительное влияние на психологическое развитие человека. Тем не менее вопросы о психоделиках растительного происхождения, как и о синтети- ческих, в его произведениях не рассматриваются. Это удивительно, по- скольку первые упоминания о синтезе и использовании ЛСД появились в Швейцарии более чем за десять лет до смерти Юнга. Ситуация изменилась в середине 1940-х годов, когда швейцарский хи- мик Альберт Хофманн синтезировал ЛСД и вскоре после этого описал его сильное воздействие на психику [26]. Биологический и психологический контексты, в рамках которых и было осуществлено открытие ЛСД, оказались более благоприятными, чем усло- вия, при которых был открыт мескалин. Психология начинала исследовать универсальную силу психоанализа для объяснения и лечения каждого пси- хологического состояния. К тому же медицина в целом стремительно раз- вивалась благодаря открытию основных биопатогенных процессов, напри- мер эффективного лечения инфекций с помощью антибиотиков. В пси- хиатрии изучение биологии стало рассматриваться как еще один способ объединения различных областей медицины, что ликвидировало разрыв между психическим и физическим состоянием, образовавшийся в резуль- тате чрезмерной опоры на психоанализ Фрейда. ЛСД не имел такого количества постоянных эффектов воздействия, в частности не вызывал неприятных желудочно-кишечных расстройств, в от- личие от мескалина. Еще более поразительной была его эффективность, в тысячи раз превосходившая эффективность мескалина. ЛСД активен в до- зах, равных миллионным долям грамма, в то время как мескалин — в ты- сячных долях грамма. Развитие психофармакологии дало новый импульс для применения на практике результатов исследования ЛСД. В 1948 году ученые открыли, что серотонин (5-гидрокситриптамин, или 5-ГТ) участвует в механизме, благодаря которому кровеносные сосу- ды сокращаются в ответ на повреждение. Вскоре после этого исследова- тели обнаружили серотонин в мозге. Дальнейшее изучение серотонина продемонстрировало его воздействие на поведение лабораторных живот- ных. В результате этих более поздних открытий серотонин был признан первым известным нейротрансмиттером [27], химическим веществом есте- ственного происхождения, изменяющим функции мозга благодаря своему воздействию на нервные клетки. В конечном итоге исследование показа- ло, что ЛСД оказывает свое воздействие благодаря изменению функций серотонина в мозге [28]. И эта теория совершенствовалась и усложнялась в течение последних шестидесяти лет. Использование в начале 1950-х годов хлорпромазина [29] (торазина [30]) как первого антипсихотического лекарственного средства способство- вало появлению еще одного объекта исследования в рамках зарождающейся биологической психиатрии. Впервые лекарственный препарат мог селек-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

тивно блокировать иллюзии и галлюцинации пациентов, больных психо- зом, не погружая их в сон. В этом состояло его отличие от барбитуратов, которые были единственными медикаментами, применяемыми ранее для лечения таких состояний. Открытие этих трех веществ — серотонина, ЛСД и торазина, воздейству- ющих на мозг в условиях опознаваемых биологических процессов, возве- стило наступление новой эры научных исследований в области психофар- макологии, изучающей воздействие веществ на психику. Серотонин является активным нейротрансмиттером естественного происхождения. ЛСД — пре- парат, воздействующий на серотонин и вызывающий состояние, которое можно считать подлинным психозом. Торазин блокирует психотические симптомы у пациентов с эндогенными психозами, такими как шизофрения. Удивительно, что наше общество забыло, насколько решающим было значение ЛСД на ранних стадиях развития психофармакологии. Более того, его изучение продуктивно до сих пор. Напрашивается сравнение с патриархальной культурной, «забывшей» о роли психоделических растений в духовной и религиозной деятельности. С конца 1940-х до конца 1960-х годов сотни научных статей и десятки книг, монографий и научных кон- ференций были посвящены последним новостям в области исследований психоделических препаратов. Многие ключевые фигуры академической психиатрии и фармакологии начинали карьеру именно в этой области. Президенты Американской психиатрической ассоциации, заведующие ка- федрами психиатрии, советники и представители Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств — все отдали дань области исследования психоделических препаратов. Это было время экспериментов, которые к тому же хорошо финансировались. В психиатрии существовало несколько подходов к изучению и примене- нию психоделиков. Одна группа исследователей сфокусировалась на взаимо- связи «мозг — мышление», которую эти препараты могли прояснить (изуче- ние отношений «структура — деятельность»), то есть изучалось, каким обра- зом структура отдельного вещества влияет на его фармакологию, какова связь между структурой определенного соединения и его воздействием на мозг и как это воздействие сказывается на поведении и субъективных реакциях. Ученые использовали несколько более или менее приблизительных итоговых показателей для оценки эффектов воздействия препаратов на мозг — в частности, переменные характеристики, такие как локализация и определение параметров изменений, которые вызывает ЛСД в живом моз- ге. Например, ученые могли присоединить радиоактивный атом к молеку- ле ЛСД и затем инъецировать ее животному. Используя радиометрическую фотографию, они, с помощью определения местоположения «освещенных» областей, выявляли, какого места в мозге эта молекула ЛСД в итоге достиг- ла. Ученые также определяли воздействие психоделического препарата на электрическую активность внутри отдельных нейронов.

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

Следующим шагом, отражающим более тесную связь между фарма- кологией и биологией организма, было изучение физиологических ре- акций на эти препараты, таких как колебания температуры, кровяного давления и уровня гормонов крови. Определяя, какие системы нейро- трансмиттеров участвуют в возникновении этих биологических эффек- тов, и затем сопоставляя воздействие психоделика на эти параметры, ученые могли проследить, какие системы мозга изменяются под влия- нием психоделиков. Наименее непосредственными, но наиболее важными итоговыми по- казателями были изменения в поведении животных и психологии людей. Например, препарат, отчасти похожий на ЛСД по своей структуре, мог вы- зывать определенные изменения в поведении лабораторных животных. Эти изменения были в большей или меньшей степени похожи на те, которые вызывал ЛСД. И у людей этот «подобный ЛСД» препарат вызывал больше эмоциональных и меньше зрительных эффектов, чем ЛСД. Когда ученые определили основной рецептор, или физиологическую фармакологию, это- го нового препарата, они могли сформулировать гипотезу о связи между фармакологией и поведением животного и/или субъективной реакцией человека. Важно иметь в виду, однако, что как бы ни были сложны выяв- ленные нами модели поведения животных, в установлении субъективных реакций ничто не заменит данные о человеке. Другие исследователи полагали, что психоделические препараты — по- лезное средство для изучения психоза. Вызывая «образцовый» психоз у психически нормальных добровольцев и внимательно оценивая его, они надеялись понять природу эндогенных заболеваний, имеющих общие чер- ты с интоксикацией, вызванной этими препаратами. К тому же, если уче- ные могли обнаружить фармакологическое противоядие для образцово- го психоза, они могли применить эти вещества для лечения эндогенных психотических заболеваний: препарат, блокирующий воздействие ЛСД, мог помочь в лечении шизофрении, если у вызванных ЛСД состояний и ши- зофрении действительно были общие черты. Логическим следствием подхода под названием «образцовый психоз» стал сосредоточенный поиск эндогенного психоделического химического вещества. Если бы ученые могли распознать подобные ЛСД соединения в организме человека, у них появилась бы возможность описать его свойства и разработать способы блокировки образования шизотоксина или реак- ции на него. В результате у нас было бы отличное средство для лечения психоза естественного происхождения. Действительно, в 1960-х годах в нескольких сообщениях описывалось существование в человеческом организме сильного и обладающего крат- ковременным действием психоделика-триптамина ДМТ, или 5-метокси-ДМТ. Эти соединения тогда стали широко известны. Позже мы более подробно рассмотрим историю исследования эндогенных триптаминов.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Разновидностью подхода «образцовый психоз» являются эксперименты с этими препаратами, которые исследователи проводили на себе. Они по- лагали, что получение опыта психоза усилит их сопереживание пациентам, имеющим подобные расстройства. Исследователи также отмечали, что добровольцы сообщали об эмоци- ональных и психологических процессах, которые протекали в результате приема психоделических препаратов и были сходны с теми, что имеют место во время курса психотерапии. Например, в психотерапии исследо- ватели психоделических методов надеялись использовать возросшую вну- шаемость, вызванную интоксикацией под воздействием психоделических препаратов, для укрепления взаимосвязи между пациентом и психотерапев- том. Они считали, что повышение визуальной материализации мыслей и чувств позволяет более глубоко исследовать предполагаемые неосознавае- мые конфликты. Новые, обусловленные большей креативностью связи меж- ду мыслями, воспоминаниями и чувствами могли также предоставить воз- можность для проведения более глубокой психологической работы, чем та, что была возможна в психотерапии без использования таких препаратов; это, в свою очередь, привело бы к гармоничному разрешению конфликтов. Отчеты, описывающие усиление творческих способностей под влияни- ем психоделиков, также относятся к психотерапевтической модели. Многое из того, что проявляется во время эффективного психотерапевтического курса, в основном является творческим по своей природе и включает в себя применение новых, более осознанных методик, имеющих отношение к психическим структурам и процессам. Вызванное приемом психодели- ческого препарата изменение психических процессов может оказаться по- лезным для развития новых подходов к решению проблемы. В годы интенсивных исследований психоделиков было поставлено огромное количество психотерапевтических экспериментов с участием сотен пациентов с психическими расстройствами широкого спектра. Эти исследования позволили получить обнадеживающие данные, которые пред- полагали эффективность лечения состояний, неустранимых другими ме- тодами: невротических и психотических расстройств, а также изменений личности, злоупотреблений различными веществами и зависимостей. Ре- зультаты первоначальных исследований часто оказывались положительны- ми, но было затруднительно распространить выводы, полученные в одной области исследований, на другую. Внезапное прекращение исследований в начале 1970-х годов препятствовало естественному развитию процесса точной регулировки процедур и отбора пациентов для оптимизации лю- бого нового метода лечения. Сходство между воздействием психоделических препаратов и менее па- тологическими, крайне измененными состояниями сознания, такими как мистические и околосмертные переживания, оказались в центре внимания небольшой, но авторитетной группы исследователей. Они полагали, что

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

более надежное, достижимое с помощью психоделического препарата со- стояние может пролить свет на некоторые из этих естественно возника- ющих психоделических состояний. Они надеялись лучше понять природу этих состояний и воспользоваться их потенциально полезными свойства- ми, избежав следования религиозной дисциплине или любым другим дог- мам. Эти исследователи были ответственны за создание трансперсональной психологии [31], которая активно развивается и сегодня. Военная разведка и контрразведка также осуществляли секретные на- учные исследования в тот период. Центральное разведывательное управ- ление (ЦРУ) США и вооруженные силы финансировали и проводили эти проекты отчасти благодаря усилиям, предпринятым в странах, чьи цели мы рассматривали как враждебные нашим, например в Китае и Советском Союзе. Исследователи предпринимали попытки использовать психоделики в качестве средства для «промывания мозгов» [32] или «сыворотки прав- ды» [33]. Недостаток надежности эффектов, порождаемых этими препара- тами, привел к приостановке столь пагубных проектов. Есть документаль- но подтвержденная информация, что эти исследования, хотя и не были противозаконными, проводились в строжайшей тайне [34]. Исследования психоделиков на добровольцах завершились почти так же внезапно, как и начались, после принятия в Соединенных Штатах за- конодательного акта 1970 года о веществах, находящихся под контролем правительства. Вскоре подобные законодательные акты были приняты по всему миру, в основном благодаря деятельности Организацией объединен- ных наций (ООН) под эгидой США. Данный акт прекратил академические исследования, оградив упомянутые препараты практически непроницае- мой бюрократической стеной. Закон был принят академическим сообще- ством, правовыми и здравоохранительными органами из страха, что эти препараты слишком опасны для использования. К тому же законодатели посчитали, что исследователи не в состоянии предотвратить распростра- нение этих препаратов среди населения. Поведение и высказывания Тимо- ти Лири во время исследований псилоцибина в Гарвардском университете только усилили эти опасения. Принятию закона, который теперь кажется опрометчивым законодатель- ным актом, также способствовали политические беспорядки в Соединен- ных Штатах, связанные с войной во Вьетнаме, и внедрение в обществен- ное сознание средствами массовой информации идеи, что эти препараты приведут к безнравственному и анархистскому образу жизни. Исследование психоделиков на добровольцах в результате было прекращено на двадцать лет, но исследования на животных продолжались. Следующие два десяти- летия были посвящены более или менее удачным попыткам понять основ- ные механизмы воздействия психоделиков на мозг. К тому же, несмотря на прекращение психотерапевтических исследова- ний, санкционированных и финансируемых правительством, применение

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

психоделиков в психотерапии продолжалось, хотя и нелегально. Экспе- риментаторы использовали различные подходы для оптимизации воздей- ствия препаратов на терапевтический процесс: психоанализ Фрейда, ана- литическую психологию Юнга, гештальт и элементы практик современного шамаманизма. Подобная деятельность была чрезвычайно распространена, несмотря на недостаточное количество достоверных источников и невоз- можность публичного обсуждения. Распространение психоделиков в полевых и уличных условиях никог- да существенно не уменьшалось, даже после того как эти препараты при- обрели новый статус и их применение было ограничено законодательно. Индивидуальное использование этих препаратов для получения удоволь- ствия, психологических прозрений и в целях духовной практики оставалось столь же популярным, как и их применение для расширения социальных контактов на рок-концертах, дискотеках и других подобных мероприятиях. Следует пояснить, что мы имеем дело с невероятно сложным семей- ством препаратов, или, выражаясь более точно, с чрезвычайно сложными разновидностями опыта, которые эти препараты позволяют пережить. Мы должны более внимательно рассмотреть различные психоделики и произ- водимые ими эффекты, попытавшись понять, что эти эффекты могут рас- сказать о человеческом сознании и о том, как мы можем использовать эти вещества для собственного блага и с наименьшим ущербом.

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ

Начнем со знакомства с основными молекулами, то есть с химическим составом этих препаратов. Для этого рассмотрим «классические» психо- делики: ЛСД, псилоцибин, ДМТ и мескалин. Существуют две химические группы, к которым относятся эти вещества: фенилэтиламины и триптами- ны. Психоделики-триптамины обладают триптаминовым ядром — гексаго- нальным (шестиугольным) шестиатомным углеродным кольцом, соединен- ным с пентагональным кольцом, состоящим из четырех атомов углерода и одного атома азота. К пентагональному кольцу присоединена цепь из двух атомов углерода с одним атомом азота на конце. Наш организм лег- ко синтезирует основной компонент триптамина из триптофана — ами- нокислоты, представленной в обычном рационе питания. Типичным представителем триптаминов является и ДМТ, или N,N- диметилтриптамин, у которого два атома углерода присоединены к одному атому азота на конце цепи. ДМТ содержится во многих растениях, а так- же в организмах всех млекопитающих. Он был обнаружен в крови, моче, спинномозговой жидкости, в мозговой и легочной тканях человека. Уче- ные определили и клонировали ген человека, который заставляет энзимы

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

[35] выполнять функцию катализаторов на последней стадии синтеза ДМТ. Более того, ДМТ в ходит в состав вызывающего психоделические галлюци-

нанции амазонского напитка, известного как аяхуаска. Федеральные судеб- ные власти Соединенных Штатов и других стран разрешают употребление ДМТ в составе аяхуаски отдельными церковными организациями (такими как O Centro Espirita Beneficiente União do Vegetal). Другой родственный триптамин — 5-метокси-ДМТ, или 5-MeO-ДМТ. Он содержится в большинстве тех же растений и в организмах тех же жи- вотных, что и ДМТ. Более известный триптамин — псилоцибин, активный ингредиент магических грибов. Структура псилоцибина в основном та же, что и у молекулы ДМТ, только к гексагональному шестиатомному углерод- ному кольцу ДМТ присоединена фосфатная группа — один атом фосфора и четыре атома кислорода.

В число более сложных производных соединений триптамина входит

знаменитый психоделический препарат ЛСД [36], или ЛСД-25 — диэтила-

мид лизергиновой кислоты, также известный как просто «кислота». Его ли- зергамидный [37] остов содержит основной компонент триптамина. Еще одним сложным триптамином является африканский психоделик ибога- ин [38], обнаруженный в ибоге и обладающий, по общему мнению, свой- ством избавлять человека от алкогольной и наркотической зависимостей. Другим значимым химическим семейством классических психоделиков являются фенилэтиламины. Они содержат фенилэтиламиновое ядро — гек- сагональное шестиатомное углеродное кольцо, соединенное с боковой це- пью из двух атомов углерода и одного атома азота. Несмотря на то что амфетамин и метамфетамин, два сильных препарата, входящих в группу s, принадлежат к данному семейству, нас больше интересуют вещества, оказывающие типичное психоделическое воздействие, самым известным из которых является мескалин [39]. Мескалин — активное вещество, которое содержится в кактусе пейот (Lophophora williamsii), распространенном на юго-западе США и в север- ной части Мексики.

В обрядах Исконной американской церкви, к которой принадлежит

значительная часть коренного населения Северной Америки, до сих при- меняется пейот, и его использование защищено законами США и Канады. Александр Шульгин синтезировал огромное количество аналогов фе- нилэтиламина — химических родственников мескалина, в разной степени схожих с мескалином и амфетамином [40]. Существуют и другие препараты с психоделическими свойствами, син- тетические и обнаруженные в растениях; впрочем, как правило, мы не считаем их классическими психоделиками. Эти соединения, однако, обла- дают фармакологическими качествами, в большей или меньшей степени похожими на свойства классических препаратов этой группы. Примера- ми таких веществ могут служить сальвинорин-A, обнаруженный в шалфее

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

предсказателей (Salvia divinorum), 3,4-метилендиоксиметамфетамин, или МДМА (известный как экстези), кетамин, фенилциклидин, или ПСП (также известный как ангельская пыль), декстрометорфан [41] и, вероятно, боль- шая доза марихуаны.

ФАРМАКОЛОГИЯ

Фармакология классических галлюциногенов достаточно хорошо изуче-

на. Ученые продолжают формулировать гипотезы, касающиеся механизмов действия этих соединений, но к настоящему моменту разработана толь- ко общая схема лишь с некоторыми деталями. Большинство препаратов

в организме человека присоединяется к рецепторам клеток-мишеней. Эти

рецепторы, состоящие из молекул белка и жира, образуются естественным образом для получения химической информации о внутреннем состоянии организма и внешней среде. Гормоны присоединяются к специфическим рецепторам, принадлежащим различным видам клеток: например, инсулин прикрепляется к жировым клеткам для замедления обмена веществ, а ти- реоидный гормон [42] соединяется с рецепторами клеток сердца. В мозге сконцентрировано большое количество рецепторов для раз- личных нейротрансмиттеров, синтезируемых в самом мозге или в других тканях (в частности в пищеварительном тракте). Эти химические вещества обеспечивают направление для передачи нервных импульсов и информа- ции между клетками мозга. Крошечное пространство, называемое синапсом, отделяет смежные нервные клетки. Нейроны распространяют информацию

внутри клеток с помощью электрических импульсов. Когда импульс дости- гает окончания нейрона, он высвобождает некоторое количество нейроме- диатора, который он ранее синтезировал. Нейромедиаторы присоединяются к рецепторам соседних клеток. В качестве примеров нейротрансмиттеров можно привести серотонин (5-ГТ), ацетилхолин, допамин, или дофамин, норэпинефрин, гамма-аминомасляную кислоту, или ГАМК, и глутамат [43]. Хотя серотонин встречается в организме повсюду, а главным образом

в пищеварительном тракте и крови, в мозге находится небольшое коли-

чество этого вещества, за исключением шишковидного тела, квазиоргана [44] нервной системы. Тем не менее, серотонин по-разному воздействует на различные функции мозга, которые включают в себя управление фи- зиологическими системами, такими как сердечно-сосудистая и эндокрин- ная, а также системой регуляции температуры. Он также влияет на обла- сти мозга, ответственные за эмоциональные состояния, познавательную деятельность и работу органов чувств. Ученые быстро определили, что ЛСД и другие классические психоделики изменяют системы серотонина, взаимодействуя с серотониновыми рецепто-

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

рами и активируя таким образом клетки, которым принадлежат эти рецепто- ры [45]. Однако иногда, в зависимости от биохимического окружения соот- ветствующих нейронов, ЛСД может вызывать антисеротониновые эффекты. За последние несколько десятилетий модель взаимодействия класси- ческих психоделиков с серотониновыми рецепторами — средствами, бла- годаря которым эти препараты оказывают свое воздействие, не вызывает сомнений. Дальнейшие исследования детализировали важность определен- ных видов серотониновых рецепторов, их местоположение и природу ка- скадных эффектов, инициирующих первичное взаимодействие этих пре- паратов с рецепторами [46]. Классические психоделики воздействуют на системы серотонина в областях мозга, которые имеют отношение к опре- деленным психическим функциям, изменяющимся под влиянием этих пре- паратов: например, в лобных долях психоделики оказывают воздействие на мышление; в лимбической системе — на эмоциональные состояния; в зрительных и слуховых участках коры головного мозга вызывают появле- ние зрительных и слуховых эффектов. Другие системы нейротрансмиттеров являются более существенными для воздействия нетипичных психоделиков. Например, МДМА вынуждает нейроны высвобождать серотонин и дофамин, а не присоединяться непо- средственно к серотониновым рецепторам клеток, расположенных вдоль основного направления передачи нервных импульсов. Сальвинорин-А воз- действует на определенный тип опиатного рецептора, который обычно про- водит воздействие опиатных обезболивающих и опиоидов естественного происхождения — эндорфинов [47]. Декстрометорфан, фенилциклидин и кетамин изменяют опиатные и глутаматные системы достаточно сложным

и взаимосогласованным образом.

Несмотря на то что основные принципы фармакологии этих препаратов достаточно хорошо изучены, важно помнить о существовании гносеоло- гической лакуны в психофармакологии: в любом отдельном случае мы не способны установить связь между субъективным опытом и изменениями в химии мозга. Люди, находящиеся под влиянием ЛСД, не ощущают, что он изменяет функции их серотониновых рецепторов, вместо этого они ис-

пытывают блаженство или ужас, а также видят и слышат то, чего не видят

и не слышат другие люди. Эта гносеологическая лакуна действует даже в

случаях с препаратами, обладающими менее сильными эффектами, такими как антидепрессанты, успокаивающие вещества и стимуляторы. Например, люди, принимающие флуоксетин [48], или прозак, чувствуют меньшую по- давленность, но они не ощущают, что у них повысился уровень серотони- на или что количество их рецепторов уменьшилось. В случае взаимосвязи между мозгом и сознанием мы можем точно ука- зать местоположение и характер соответствующих физиологических изме- нений, но какую роль они играют в психике любого отдельного индивидуу- ма в любой определенный момент времени, остается абсолютной тайной.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ПЕРИОД ДЕЙСТВИЯ

Кроме химических и фармакологических свойств психоделиков следу- ет охарактеризовать, как быстро начинают проявляться и как долго длят- ся эффекты от их воздействия. При внутривенном введении ДМТ или его курении воздействие начинается в течение нескольких секунд и заверша- ется приблизительно через 30 минут. Что касается ибогаина, то при при- еме внутрь появление эффектов начинается через час и даже больше, а его воздействие продолжается от 12 до 14 часов. При приеме внутрь ЛСД

и мескалина эффекты проявляются через 30–40 минут после проглатыва-

ния и длятся от 8 до 12 часов. При приеме внутрь псилоцибина и аяхуа- ски воздействие начинается в течение 20–30 минут после проглатывания

и спустя 6–8 часов становится едва ощутимым.

СУБЪЕКТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

Вероятно, описать воздействие психоделических препаратов на созна- ние так же сложно, как и сознание само по себе. Эти вещества влияют на все компоненты сознания: самосознание, чувства, мышление, волю, эмоции, восприятие и взаимосвязь понятий. Одной из сложных задач, осуществляемых психоделиками, является последовательное соединение изменяющих сознание свойств. Поскольку под их влиянием изменяется множество функций, они вынуждают нас изучать более внимательно саму природу сознания — его основные качества и нормальную деятельность. Сенсорные эффекты часто преобладают при интоксикации, вызванной психоделическими препаратами, и именно эти эффекты обусловили появ- ление распространенного термина галлюциноген. Изменения зрительного восприятия поразительны и могут включать в себя ощущения присутствия видимых, жужжащих, вибрирующих полей вокруг физических объектов, а также исчезающих границ этих объектов. Может также наблюдаться усиление, уменьшение или изменение интенсивности цвета и тона. Ино- гда цвета вызывают слуховые ощущения, возникает смешение сенсорной информации — эффект синестезии [49]. Те, кто принимает психоделики, могут наблюдать явления, которые другие не видят, вне зависимости от того, закрыты их глаза или открыты. К тому же наблюдаемое с закрыты- ми глазами может накладываться на внешний мир, который они видят, когда открывают глаза. Люди под воздействием психоделиков могут видеть относительно про- стые геометрические вихри в пространстве или на каком-либо объекте или более сложные образы с множеством деталей. Некоторые из этих ви- дений чрезвычайно сложны и могут состоять из хорошо согласованных и

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

узнаваемых объектов, например живых существ, механизмов и пейзажей. Люди, находящиеся под воздействием психоделиков, могут даже восприни- мать белый свет, который, по утверждению мистиков, является духовным или Божественным откровением. Звуки становятся нежными или болезненно резкими. В другой форме синестезии люди могут «видеть» звуки. Ранее не воспринимаемый ритм — пульсирующий, интенсивный или механический — может стать ясно раз- личимым, также можно услышать один или несколько голосов. В некото- рых случаях люди не слышат вообще ничего либо оказываются в состоя- нии функциональной глухоты. Эффекты воздействия на тактильные ощущения, как и на гравитаци- онные, могут быть ярко выраженными. Они варьируются от чувства отде- ления сознания от тела до крайней гиперчувствительности к внутренним и внешним физическим стимулам. Эмоциональные изменения также достаточно поразительны и могут ко- лебаться между чувствами непреодолимого ужаса и неописуемого блажен- ства. Может проявиться потрясающая текучесть эмоций, с быстрой сменой крайних состояний радости, гнева, страсти, ненависти, стыда и величия. В другое время человек может вообще ничего не почувствовать, то есть не ощутить эмоций, или, наоборот, оказывается способен пережить эмо- циональные состояния, присущие другому существу, реальному или вооб- ражаемому, как свои собственные. Процесс мышления может ускориться, замедлиться или качественно измениться. Людям, переживающим такой опыт, может показаться, что изменилась перспектива или точка зрения на процесс мышления и его содержание. Под воздействием психоделиков можно пережить личные и философские прозрения или же ощутить полную свободу от мышления и неспособность обрабатывать какую-либо когнитивную информацию. Также может появиться способность объединять противоположности или видеть поразительные различия внутри некоторого ранее воспринимаемого един- ства. К тому же психоделики могут влиять на чувство реальности: человек может ощутить свой опыт как «более реальный, чем действительность» или почувствовать совершенную нереальность происходящего. Бывает, что ин- формация приходит из новых источников — цветок или облако могут вы- звать прозрение или раскрыть тайные значения природных явлений. Су- щества, с которыми люди втречаются во время видений, могут сообщать информацию о себе, о находящемся под воздействием препарата человеке или о природе реальности. Под влиянием психоделиков можно пережить изменение отношения к «другому». Обычно в это время повышается внушаемость: легче попасть под влияние других людей. Восприимчивость к межличностным сигна- лам и языку тела информирует о ранее непонятых чертах «других» — их сильных сторонах, противоречиях, взаимосвязях и эмоциональных состоя-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ниях. Более того, собственная личность человека может измениться в на- правлениях, которых он не ожидал и не предвидел. Вероятно также, что люди обретут способность в результате достичь состояния, когда они до- бровольно ограничивают свои реакции на других. Они также могут пере- жить усиление чувства сопереживания существам и предметам, таким как животные, растения, камни и даже машины.

УСТАНОВКА И УСЛОВИЯ (ОКРУЖАЮЩАЯ ОБСТАНОВКА)

На переживания, вызванные психоделическими препаратами, оказыва- ют сильное влияние установка и окружение. Исследователи разработали концепции установки и условий (они будут подробно обсуждаться далее), чтобы объяснить чрезвычайно изменчивые эффекты воздействия психо- деликов. Так, эффекты меняются в зависимости от того, предлагается одна и та же доза разным людям или та же самая доза одному и тому же чело- веку в разное время [50]. Препараты классов s и s порождают сходные эффекты у разных людей и у одного и того же человека в разное время. В случае с психоделиками мы должны обратить особое внимание на то, как индивидуум воспринимает внутреннее и внешнее окружение, по- тому что оно сильно влияет на реакцию на психоделический препарат. В некотором смысле установка и обстановка имеют такое же решающее влияние, как и доза препарата. Установка обычно имеет отношение к тому, каковы особенности лич- ности принимающего препарат и испытывающего на себе его воздействие. Это и индивидуальное состояние в данный момент, и более постоянные биологические и психологические особенности. Состояние включает в себя психологические и физиологические факторы, такие как настроение, здо- ровье или болезнь, недавно съеденная пища или выпитый напиток, уровень тревожности, отношение к психоделику и предыдущие опыты его приема. Следует также принимать во внимание более масштабные особенности ха- рактера, долговременные психологические и биологические качества, такие как щедрость или скупость, принятие нового или отказ от него, доверие или подозрительность к человеческой отзывчивости. Мы также должны учитывать врожденные особенности, например количество и чувствитель- ность определенных рецепторов в мозге и других органах. Обстановка имеет отношение к внешнему окружению, в котором чело- век принимает препарат. Если психоделический сеанс проходит на свежем воздухе, то важно, какова погода — приятная, безопасная, комфортная или безрадостно дождливая, ветреная, шумная, опасная или полная городского хаоса. Если препарат принимается в помещении, имеет значение, какова

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

обстановка в нем: теплая, безопасная, домашняя или высокотехнологичная, стерильная, с механизмами и исследовательскими приборами в помещении. Столь же важное значение имеют и люди, которые находятся рядом с принимающим препарат. Оказывают ли они поддержку или враждебно на- строены по отношению к личности или опыту, вызываемому психоделиче- ским препаратом? Принимали ли они сами психоделики? Эта информация важна для вопросов, связанных с эмпатией и составлением документа — со- гласия, основанного на документально подтвержденной информации. Други- ми словами, могут ли люди, находящиеся рядом с принимающим препарат, действительно сопереживать этому опыту? И насколько хорошо они объ- яснили, чего можно ожидать, находясь под воздействием этого вещества? Они ввели препарат этому человеку? И если это так, то почему? Сделали они это с целью исследования и сбора данных? Было их намерение пси- хотерапевтическим либо оно имело шаманский или религиозный контекст? Они хотели просто принять участие в эксперименте или преследуют цель воспользоваться повышенной восприимчивостью и повиновением прини- мающего препарат? Также важно узнать, считают ли они, что психоделики вызывают безумие или мистический опыт. Стоит принять во внимание и другие факторы: как они одеты, как пахнут и передвигаются в пространстве. Следует отметить, что большая часть противоречивых данных, которые были получены на первом этапе исследований психоделиков, явилась ре- зультатом недостатка внимания к установке и особенно к окружающей об- становке. Принципиальная оценка психоделического опыта, как позитив- ного, так и негативного, в значительной степени зависит от того, доста- точно ли внимания уделяется вопросам комфорта и безопасности, а также от того, как те, кто находится рядом с принимающим препарат, относятся к его тревоге, когда она появляется.

ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

Психоделики могут также оказывать неблагоприятное физическое или психологическое воздействие либо и то и другое одновременно. Класси- ческие психоделические препараты являются физически безопасными. Я не располагаю ни единым сообщением о смерти, явившейся результатом передозировки этих веществ и непосредственно вызванной их приемом. Однако вероятны другие риски. Под влиянием препаратов люди иногда бывают склонны к такому поведению, результатом которого может стать серьезное заболевание или летальный исход. Например, человек поверит, что он умеет летать и прыгнет с крыши. В середине 1960-х и начале 1970-х годов средства массовой инфор- мации уделяли большое внимание сообщениям о разрывах хромосом и

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

врожденных дефектах у детей, рожденных матерями, которые принимали ЛСД в период беременности [51]. Позже более тщательные исследования опровергли распространившие ранее тревожные слухи, хотя и привлекли гораздо меньше внимания [52]. Что касается отрицательных психологических эффектов, то проявляются такие, которые характерны для острой интоксикации, вызванной психоде- лическим препаратом, например паранойя, ступор и нарушение самоконт- роля. Эти феномены являются ограниченными во времени. Именно эта кратковременность воздействия фактически подтвердила предположение о том, что психоделические препараты могли быть полезны для вызывания клинически достоверных отдельных эпизодов психоза в психотомимети- ческой модели. Когда напуганным и дезорганизованным людям требуется лечение, в первую очередь нужно предоставить спокойное, без стимулов, поддерживающее и обнадеживающее окружение, то есть использовать ме- тод «отвлечения разговорами». Более сильные реакции тревоги или по- тенциально опасные уровни возбуждения могут потребовать применения антипсихотического или успокаивающего медикаментозного лечения. Потенциально травматическая природа полноценного психоделического опыта может привести к явному психиатрическому заболеванию после того, как острое воздействие препарата прекратится. Кроме того, исследователи- первопроходцы обнаружили, что эти «психоделические несчастные случаи» крайне редки. Низкий процент таких последствий был выявлен в резуль- тате тщательного осмотра добровольцев, внимательного наблюдения за их сеансами и предоставления последующей медицинской поддержки в случае необходимости. Если нарушения психологических функций сохраняются более 24 часов, это указывает на то, что результатом приема психоделика явился определенный синдром, а не специфический ЛСД-психоз. Причи- няющее страдания, интенсивное психологическое воздействие пережива- ний, вызванных психоделическим препаратом, может, следовательно, по- ложить начало психозу, а также маниакальным состояниям и депрессии. Другими словами, воздействие психоделического препарата может быть похожим на психическую травму, полученную в результате насилия, сти- хийного бедствия, или военный невроз. Изучение случаев психиатрической госпитализации и обращений в службу экстренной медицинской помощи людей, принимавших ЛСД или подобные психоделики, обычно показывало наличие психологической не- стабильности или реального психического заболевания, существовавших и ранее у большинства таких индивидуумов. Кроме того, эти пациенты часто использовали другие вещества в комбинации с психоделиками, например алкоголь, амфетамин или ПСП. В конечном итоге сильное влияние уста- новки и обстановки ограничивает возможность распространения воздей- ствия этих препаратов на контролируемое окружение, как это описано в сообщениях о психоделических несчастных случаях.

ГЛАВА 1. ПСИХОДЕЛИКИ

Длительные или запаздывающие симптомы, приписываемые воздей- ствию ЛСД и других психоделиков, включают в себя флешбэк [53] и пост- галлюциногенное нарушение восприятия. Флешбэк — это эпизод повторно- го переживания определенных сенсорных, когнитивных или эмоциональ- ных состояний психоделического опыта после промежуточного периода, во время которого человек не принимает этот препарат. Большинство людей, которые пережили эти состояния, не сообщали о них врачам, потому что считали их интересными, доставляющими удовольствие или ограниченны- ми во времени. Только когда флешбэк мешает привычной деятельности и причиняет страдания, люди сообщают об этих симптомах тем, кто может оказать им помощь. Флешбэк, по-видимому, является феноменом генерализации [54], то есть определенные внутренние и внешние сигналы напоминают личности о психоделическом опыте и вызывают другие связанные с ним особенности интоксикации. Например, человек может почувствовать тревогу определен- ного характера или связанную с определенным конфликтом, которая будет похожа на беспокойство, пережитое в психоделическом состоянии, или вернуться в состояние, когда он получил этот первоначальный опыт, или встретить того, с кем разделил этот опыт. В силу ассоциативных возмож- ностей мышления эти пусковые механизмы могут вызвать другие характер- ные особенности психоделической интоксикации, такие как зрительные и когнитивные эффекты. Лечение в таких случаях обычно включает в себя подбадривание и совет полностью исключить прием любых изменяющих состояние сознания препаратов. В более острых случаях возврата психо- делического состояния могут быть полезны когнитивно-бихевиористский подход [55], обучение методам релаксации или успокоительные лекар- ственные средства [56]. Существует также редкий синдром, который может вызвать более субъ- ективное расстройство личности, чем флешбэк. Постгаллюциногенное на- рушение восприятия, или ПГНВ, является достаточно тяжелым, изнуряющим расстройством, по большей части затрагивающим зрительное восприятие. Этиология этого нарушения неясна, и оно с трудом поддается лечению. ПГНВ, возможно, имеет отношение к возбуждающим, квазиэпилептическим симптомам в зрительных путях головного мозга. Психоделические пре- параты могут тем или иным образом чрезмерно стимулировать эти пути или зрительную систему, которая изначально особенно чувствительна к воздействию таких веществ [57]. Тем не менее, несмотря на реальные риски для психического здоро- вья, с которыми сопряжен прием психоделиков, и большую популярность, которую приобрели эти препараты за последние 30–40 лет, процент не- счастных случаев, связанных с их приемом, остается достаточно низким на протяжении десятилетий. Сейчас люди принимают их в меньших до- зах (по крайней мере, при первоначальном знакомстве с подобными ве-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ществами), чем раньше, и зачастую бывают гораздо лучше своих предше- ственников 1950-х годов осведомлены о влиянии установки и окружения на минимизацию отрицательных эффектов.

ВТОРОЙ ЭТАП ПСИХОДЕЛИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Изучение влияния психоделических препаратов на человеческое созна-

ние возобновилось в Европе в конце 1980-х годов (исследование мескали- на) и в Соединенных Штатах в начале 1990-х годов (исследование ДМТ). Эти новые исследования — можно сказать, скромные по масштабам — были сфокусированы на тщательном описании эффектов воздействия препара- тов с использованием психофармакологических техник. В значительной степени эти методики явились результатом достижений в области иссле- дований на животных, которые ученые-клиницисты стараются подтвердить или опровергнуть в своих экспериментах на человеке. Консервативный характер этого первоначального возобновления иссле- дований является (по меньшей мере, частично) результатом крайней вос- приимчивости к политической подоплеке таких экспериментов на людях,

в частности в контексте «борьбы с наркоманией» и неприятными ассоци-

ациями с подогретым наркотиками молодежным движением 1960-х годов. Количество современных исследований в Соединенных Штатах и Европе неуклонно растет. Стали проводиться эксперименты по лечению невро- за навязчивых состояний с использованием псилоцибина, по изучению природы мистического опыта и помощи в облегчении боли и страданий, связанных с неизлечимыми стадиями рака и посттравматическим стрес- сом. Интересно отметить, что не было начато новых исследований с ис- пользованием ЛСД. Кроме того, ученые продолжают разрабатывать новые теории и подхо- ды в области антропологии, образования и религиоведения, касающиеся оптимального использования психоделиков и основанные на полевых ис- следованиях и анализе исторических данных о применении этих веществ

в других культурах. Здесь мы приводим адреса двух веб-сайтов, которые предоставляют теку- щую информацию о продолжающихся и предстоящих исследованиях с клас- сическими и нетипичными психоделиками (такими как кетамин и МДМА):

www.heffer.org (Исследовательский институт Хеффера) и www.maps.org (Ассоциация комплексных психоделических исследований).

Глава 2

ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

Р И К

С ТРАССМАН , ДОКТОР МЕДИЦИНЫ

О психоделическом эффекте воздействия растений, содержащих ДМТ

(в частности, произрастающих в Латинской Америке), было известно го- раздо раньше, чем о самом ДМТ.

В 1600-х годах испанский священник-этнограф описал использование

коренным населением Латинской Америки нюхательной и курительной смесей на основе растения рода Anadenanthera. Сейчас известно, что сме- си содержали ДМТ. Отважные исследователи бассейна реки Амазонки в XIX веке, такие как Спрюс, фон Гумбольдт и Кох-Грюнберг, проводили научные наблюдения за приготовлением и применением аяхуаски, содержащей богатые ДМТ рас- тения, в частности чакруну (Psychotria viridis) в сочетании с лианой ду- хов (Banisteriopsis caapi); в состав последней входят ингибиторы энзимов, которые позволяют ДМТ оставаться активным при пероральном приеме.

В XX веке покойный Ричард Шультс продолжил документирование исполь- зования психоделических растений в Латинской Америке [1]. Канадский химик Ричард Манске в своей лаборатории в 1931 году в

ходе исследования каликантуса флоридского [2], ядовитого североамери- канского растения [3], впервые синтезировал ДМТ в качестве одного из производных триптамина. Однако не существует доказательств того, что он был знаком с психоактивностью ДМТ, и, по нашему предположению, Манске никогда сам не принимал этот препарат.

В 1946 году была опубликована первая научная статья на испанском

языке, в которой описывалось присутствие ДМТ в южноамериканском пси- ходелическом нюхательном порошке [4]. В 1955 году вышла в свет анало- гичная статья на английском [5]. Несмотря на то что факт наличия ДМТ в этих растениях был установлен, его психоактивность еще не была открыта. В 1955 году венгерский химик и психиатр Стефан Зара оказался в безвы- ходном положении, безуспешно пытаясь получить ЛСД из-за железного за- навеса. В результате он решил синтезировать ДМТ, основываясь на статьях, документально подтверждавших присутствие ДМТ в психоделических рас- тениях. Как и многие ученые до него, Зара ставил эксперименты на себе, глотая все возрастающие дозы препарата. Не заметив никакого воздействия при пероральном приеме, он сделал себе внутримышечную инъекцию и

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

таким образом обнаружил значительную психоделическую активность ДМТ:

«Через три или четыре минуты я начал испытывать зрительные ощущения, очень похожие на те, о которых я читал в описаниях Хофманна [о ЛСД]

и Хаксли [о мескалине]

прикоснулся к тайне» [6]. Вскоре после этого Зара набрал тридцать добро-

вольцев, главным образом своих коллег, молодых венгерских врачей. Все они получили полные психоделические дозы ДМТ.

Один врач описывал свой опыт так: «Весь мир сверкает Вся комната наполнена духами. Это вызывает у меня головокружение Теперь это уже слишком! Я чувствую себя в точности так, как будто я летаю У меня

появилось ощущение, что я нахожусь выше всего, выше земли». Когда эф-

фекты воздействия стали исчезать, он продолжал: «Осознание того, что я

Все имеет духовный оттенок, но

это так реально

Вскоре после этого Зара эмигрировал в Соединенные Штаты, где сделал выдающуюся карьеру, проработав более 30 лет в Национальном институте

по изучению проблем наркотической зависимости и выйдя на пенсию в 1991 году. Его исследовательская группа в Венгрии продолжала изучение ДМТ. Такие же исследования проводили и несколько групп в США, но, согласно научной литературе, никто из ученых не составил документальных свиде- тельств о субъективных эффектах воздействия ДМТ, как этот сделал Зара. Например, первое психоделическое исследование в США проводилось в тот период в федеральной тюрьме Лексингтона (штат Кентукки). В опубликован- ном отчете об эффектах воздействия ДМТ на заключенных-добровольцах со-

общалось следующее: «

галлюцинации (обычно зрительные)

и искажения восприятия» [8]. Тем не менее, появилось и несколько провоци-

рующих отчетов, сделанных лабораториями США и Европы, которые отчасти

снова вернулся на землю, успокаивает

И я был очень сильно взволнован. Очевидно, я

Я чувствую, что я приземлился

»

[7].

беспокойство,

входят в сферу внимания данной книги, а именно интерактивные контакты с разумными и, по-видимому, автономными существами. Например, бывший венгерский коллега Зары описал опыт, получен- ный в результате воздействия ДМТ на пациента, страдающего шизофре-

Я видел стран-

ных созданий, гномов или подобных им, они были черные и постоянно

передвигались» [9]. Американские исследователи, также изучавшие воздей- ствие ДМТ на пациентов, больных психозом, сообщали об опыте одной из добровольцев: «Я была в большом месте, и они ранили меня. Они не

Они были ужасны! Я жила в мире оранжевых людей» [10].

Эти отчеты конца 1950-х годов о воздействии ДМТ — единственные, обнаруженные мной в научной литературе, — описывают контакты с суще- ствами, в отличие от огромного количества исследований, описывающих воздействие ЛСД и других более известных психоделиков. ДМТ приобрел довольно негативную репутацию благодаря популярной литературе, в которой описываются эффекты от его воздействия. Роман

были людьми

нией: «Я видел такой странный сон, но только вначале

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

Уильяма Берроуза [11] «Голый завтрак» является, вероятно, наиболее из- вестным свидетельством о тенденции ДМТ ошеломлять принимающих его быстротой наступления эффекта и дезориентирующей лихорадки. Можно сказать, что ДМТ возник из относительной научной безвестности (особенно в сравнении с ЛСД). Ученые выявили это вещество и энзимы, необходимые для его синтеза, у лабораторных животных. В 1965 году не- мецкие исследователи доказали, что ДМТ присутствует в крови и моче че- ловека [12]. Вскоре после этого ДМТ был обнаружен в мозге и цереброспи- нальной жидкости (омывающей головной и спинной мозг). Необходимые энзимы, подобные тем, что были обнаружены у животных, присутствовали также в эритроцитах, клетках мозга и легких. Таким образом, эндогенная природа ДМТ, кратковременность его действия и возможная роль в вызы- вании психоза сделали его объектом научного изучения. Тем не менее, у ДМТ была, может быть, даже более трагическая судьба, чем у ЛСД. Она обусловлена антипсиходелическими настроениями в обще- стве в конце 1960-х и начале 1970-х годов. Его уникальная эндогенность осталась практически незамеченной, зато все говорили о том, что он спо- собен вызывать психические болезни, главным образом шизофрению. Когда исследования по измерению количества ДМТ в некоторых жидкостях орга- низма человека не показали значительных различий по этому параметру между психически здоровыми добровольцами и больными психозом, эн- тузиазм пошел на убыль. Исследования пошли в вялом темпе, и ученые не стали совершенствовать технологию измерений низких эндогенных уровней ДМТ, обнаруженных в жидкостях человеческого тела, как и не начали раз- рабатывать новые способы диагностики, с помощью которых можно было бы анализировать состояние добровольцев. Наиболее цитируемой статьей в этой области до сих пор остается отчет британских ученых, в котором опи- сываются колебания количества ДМТ у пациентов, больных психозом [13]. Ограничив значимость эндогенного ДМТ пределами психического за- болевания, психиатрия утратила возможность изучения более общих во- просов, связанных с человеческим сознанием и его нарушениями. Даже если в конечном итоге будет обнаружено, что ДМТ не вызывает психоз, возможно, появятся доказательства, что он участвует в непсихотических измененных состояниях сознания, таких как мистические, духовные или околосмертные. Это, однако, было невозможно в психиатрии того времени. Для солид- ных исследователей изучать психоделические препараты были слишком рискованно, как и пытаться установить связь между ними и религиозны- ми чувствами. Несмотря на существование психиатрических исследователь- ских групп, например в Университете штата Мэриленд [14] и Университете Джона Хопкинса [15, 16], которые стремились решить непростые вопросы религии с помощью психоделиков, взаимосвязь между эндогенным ДМТ и эндогенными духовными опытами осталась невыявленной.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ЧТО ТАКОЕ ДМТ

N,N-диметилтриптамин, типичный триптаминовый психоделик, являет- ся прежде всего химическим веществом. Он содержит двенадцать атомов углерода, шестнадцать — водорода и два атома азота. Его молекулярная масса [17] равняется 188. Это лишь немногим больше, чем молекулярная масса глюкозы, моносахарида [18], питающего энергией человеческий ор- ганизм, которая равна 180. Масса молекулы ДМТ только в десять раз боль- ше массы молекулы воды, равной 18. Таким образом, мы имеем дело с от- носительно маленькой и простой молекулой. Чистый ДМТ при комнатной температуре представляет собой воскооб- разное или кристаллическое вещество и обычно имеет оранжево-розовый оттенок. Может обладать незначительным нафталиновым запахом благода- ря индоловому [19] кольцу. Фармакологические свойства ДМТ достаточно изучены. Он связывается с теми же подтипами серотониновых рецепторов, что и другие классические психоделики, подобно ЛСД, присоединяющему- ся к участкам рецепторов 5-НТ2А и 5-НТ1А [20]. Уникальным фармакологическим качеством ДМТ, отличающим его от других неэндогенных психоделиков, таких как ЛСД, псилоцибин и меска- лин, является отсутствие привыкания. Например, если одна и та же доза ЛСД дается ежедневно, то постепенно его воздействие становится менее эффективным [21]. ДМТ, даже если его давать более часто низшим жи- вотным, привыкания не вызывает [22]. Наше исследование ДМТ на чело- веке, когда в течение одного сеанса мы вводили препарат несколько раз подряд с получасовыми интервалами, также продемонстрировало отсут- ствие эффекта привыкания [23]. Наши данные подтвердили и расшири- ли те, что были получены ранее, когда использовались менее частые до- зировки ДМТ [24]. Еще одной уникальной особенностью ДМТ является его активная транс- портировка [25] в мозг через гемато-энцефалический барьер [26]. Клетки, плотно соединенные друг с другом, окружают кровеносные сосуды мозга, препятствуя попаданию большей части переносимых кровью химических веществ в пределы мозга. К тому же мозг иногда расходует энергию для получения некоторых важных молекул с помощью активной транспорти- ровки через гемато-энцефалический барьер. Примерами таких молекул являются глюкоза, источник энергии мозга, и определенные аминокис- лоты, которые сам мозг не может синтезировать. ДМТ — одно из таких избранных соединений [27], хотя почему мозг расходует энергию на то, чтобы перенести ДМТ в свои границы, остается загадкой. Однако можно постулировать довольно любопытный тезис: как глюкоза необходима для функционирования мозга, так же в некотором загадочном смысле необ- ходим и ДМТ.

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

КАК ЛЮДИ УПОТРЕБЛЯЮТ ДМТ

Самый распространенный способ употребления ДМТ включает в себя выпаривание и последующее вдыхание чистого ДМТ в свободной форме, то есть ДМТ химически не соединеняется с какой-либо кислотой, чтобы сформировать растворимую в воде соль. В качестве примера для сравне- ния можно привести свободную форму кокаина, предназначенную для ку- рения, и гидрохлорид кокаина, который представляет собой несвязанный кокаин, растворенный в соляной кислоте, в результате чего и появляется соль (гидрохлорид кокаина), растворимая в воде. Эта растворимая в воде соль более эффективна при приеме внутрь через рот, нос или в виде инъекций. В ходе наших исследований было обнаружено, что фумаровая кислота позволяет получить растворимую в воде форму ДМТ, поэтому мы вводили добровольцам фумарат ДМТ в виде инъекций. Самым эффектив- ным применением свободной формы ДМТ является курение. Препарат вы- паривается и затем вдыхается через стеклянную трубку или помещается на легковоспламеняющееся вещество растительного происхождения (мята, петрушка, коровяк [28] или марихуана) и вдыхается с горящим раститель- ным веществом. Когда человек глотает ДМТ, пищеварительные ферменты — моноами- ноксидазы [29] (МAO) — расщепляют его почти мгновенно, и только не- значительное количество ДМТ попадает в кровоток и, таким образом, в мозг. Коренное население Латинской Америки много столетий тому назад обнаружило, насколько эффективно действует смесь растений двух типов. Сейчас известно, что растения одного типа содержали ДМТ, а в состав вто- рых входят ингибиторы [30] пищеварительных ферментов, позволяющие довольно успешно транспортировать ДМТ через пищеварительный тракт. Эти ферменты — ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО), особенно бета- карболиновые соединения, такие как гармин, гармалин и тетрагидрогар- мин. Только относительно недавно стала понятна фармакология данных процессов, в основном благодаря работам Денниса Маккены из Универси- тета Британской Колумбии (Канада) [31].

ГДЕ ОБНАРУЖЕН ДМТ

ДМТ присутствует в наших телах и организмах всех млекопитающих, которых ученые исследовали с этой целью. К тому же ДМТ содержат бес- численное количество растений, произрастающих в районах с умеренным и тропическим климатом. В морских губках, как и в некоторых кораллах, присутствуют растворимые в воде соли ДМТ. Магические грибы содержат псилоцин (4-гидрокси-ДМТ), то есть ДМТ с дополнительными атомами

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

кислорода и водорода, присоединенными к одному из его атомов углеро- да, но присутствие в них самого ДМТ обнаружить довольно сложно. Хотя предполагается, что ДМТ не присутствует в организмах рыб, у представи- телей этого семейства был обнаружен серотонин, а также подтипы серото- ниновых рецепторов, необходимых для воздействия ДМТ. Яд соноранской пустынной жабы (Bufo alvarius) содержит 5-метокси-ДМТ — психоделик, родственный ДМТ [32]. ДМТ присутствует в мозге низших млекопитающих при рождении, и его уровень повышается в ответ на стресс [33]. Как уже упоминалось, многие исследования ссылаются на тот факт, что ДМТ обнаружен в крови человека, моче и спинномозговой жидкости. Ученые выделили ген, ответственный за синтез ДМТ-формирующего энзима в человеческом организме и вставили его в вирус. После того как клетки млекопитающих были инфицированы этим вирусом, они стали вырабатывать ДМТ в пробирке [34].

СВЯЗЬ МЕЖДУ ДМТ И ШИШКОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗОЙ

Прежде всего мое внимание привлекла шишковидная железа — как свое- образная железа духа, физический орган, функции которого, как я пред- полагал, могли быть связаны с духовными или другими высшими изме- ненными состояниями сознания. Доказательства связи между эпифизом и эндогенными психоделическими состояниями сознания имеются, однако они весьма косвенные. Некоторые из них носят скорее метафизический

характер, другие, хоть и базируются на данных биологии, тоже достаточ- но умозрительны. Между тем спектр взаимосвязей шишковидного тела с сознанием и духом весьма широк. Местоположение этой железы совпадает с местонахождением высшей чакры в индуизме, а также высшей сефиры в иудаизме и ассоциируется с самым высоким уровнем духовного развития

в эзотерических физиологических системах. На протяжении многих веков непарный статус шишковидной железы

в мозге привлекал к себе внимание философов. Так, Рене Декарт [35] за- метил, что части мозга — органы парные: две миндалины мозжечка, два

гиппокампа (или аммоновых рога) и т. д. Он полагал, что именно непар- ным статусом эпифиза мозга можно объяснить нашу способность обду- мывать только одну мысль в определенный момент времени. Несмотря на некоторые весьма умозрительные, по общему признанию, рассуждения, Декарт предположил, что непарный статус шишковидной железы служит подтверждением связи между Божественным (источником нашего интел- лекта) и мозгом, с помощью которого мы можем обдумывать одну мысль

в определенный момент времени [36].

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

Шишковидная железа функционирует как «третий глаз» у амфибий и некоторых рептилий благодаря своему расположению на поверхности верхней части черепа, а также наличию хрусталика, роговицы и сетчат- ки. Она получает информацию о свете, благодаря чему происходит регу- лирование цвета кожного покрова и температуры тела. У млекопитающих шишковидное тело переместилось глубже в мозг, но опосредованно, с по- мощью глаз, оно продолжает получать информацию о внешних световых условиях. Наиболее изученным продуктом эпифиза мозга у млекопитаю- щих является мелатонин, который играет существенную роль в размноже- нии, самосохранении и терморегуляции. Когда в наших исследованиях мелатонин не оказал особенного психо- активного воздействия на физиологию психически здоровых доброволь- цев [37], я обратил внимание на способность шишковидной железы син- тезировать ДМТ. Хотя это не было доказано, мы обнаружили, что необхо- димые условия и энзимы для синтеза ДМТ имеются в эпифизе в высоких концентрациях. Кроме того, эпифиз расположен поблизости от важных сенсорных ретрансляционных [38] станций в мозге, поэтому если действи- тельно шишковидная железа секретирует ДМТ в определенные промежут- ки времени, ее соседство с этими мозговыми центрами может объяснить зрительную и слуховую природу многих мистических и других эндоген- ных психоделических опытов. Стимулировать образование мелатонина шишковидной железой не- обычайно трудно. Расположенные рядом с эпифизом и наполненные жид- костью полости образуют практически непреодолимый барьер для сти- муляции нейротрансмиттерами, которые обычно регулируют выработку мелатонина. Психологическое и биологическое воздействие мелатонина является скорее незаметным и требует относительно длительного периода для проявления эффекта. Именно поэтому можно только удивляться, что другие продукты шишковидной железы требуют такой жесткой регуляции. Факт образования ДМТ шишковидной железой мог бы помочь объяснить потребность в защите эпифиза, поскольку значительные колебания уровня ДМТ не способствуют выживанию индивидуума. И не имеет значения, что все биологические параметры, которые мы измеряли, существенно возрос- ли в ответ на высокую дозу ДМТ, а единственным исключением оказался мелатонин [39]! В таком случае связь между шишковидной железой и ДМТ следует считать умозрительной. К тому же существует немало других орга- нов, которые вырабатывают ДМТ (включая мозг, клетки крови и легкие), и его эндогенность остается фактом, который еще нужно доказать. Все это вызывает очевидный и интригующий вопрос: для чего ДМТ присутствует в человеческом организме?

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

ИССЛЕДОВАНИЕ ДМТ В УНИВЕРСИТЕТЕ НЬЮ-МЕКСИКО

Существовало несколько причин, по которым я принял решение начать исследование психоделических свойств именно ДМТ, а не таких более из- вестных препаратов, как ЛСД, мескалин и псилоцибин.

11 ККраткийраткий ссрокрок действиядействия ДДМТ.МТ. Я осознавал, что мое окружение в цен- тре клинических исследований, где я вынужден был начать исследования, скорее всего, будет некомфортным. Такая обстановка потенциально спо- собствовала возникновению негативных измененных состояний созна- ния [40] или панических реакций. Я также прекрасно понимал, что у меня нет опыта введения психоделических препаратов человеку. Таким образом, я не чувствовал себя достаточно уверенным в том, сумею справиться с от- рицательными реакциями, которые могли проявиться в ходе исследования. Я полагал, что краткий срок действия ДМТ окажется преимуществом в обоих смыслах. Отрицательные реакции, которые могут проявиться, веро- ятно, тоже будут скоротечными. При этом уменьшается риск ошибок при

вмешательстве с целью помочь добровольцам, так как время воздействия будет ограниченно. Я мог полагаться в большей степени на внутренние восстановительные ресурсы испытуемых, чем на то, что мне удастся по- влиять на негативные реакции в течение сеанса.

22 ДДМТМТ ссравнительноравнительно ммалоизвестен.алоизвестен. Я полагал, что общество и сред- ства массовой информации проявят огромный интерес к возобновлению психоделических исследований в США после столь длительного переры- ва. Я также считал, что любопытство, а возможно, и враждебное отноше- ние общественности приобретут сенсационный масштаб, если объектом исследования станут препараты, обладавшие скандальной популярностью в 1960-е. Исследования с ЛСД (acid, кислота), псилоцибином (магические грибы) или мескалином (peyote buttons, дисковидные высушенные верхушки кактуса пейот) могли спровоцировать более тщательные проверки и, воз- можно, даже противодействие со стороны властей, в отличие от исследо- вания сравнительно малоизвестного препарата.

33 ЭндогенностьЭндогенность ДМТ.ДМТ. На мой взгляд, это качество имело двойное поло- жительное значение: благодаря ему появлялся еще один аргумент в поль- зу изучения ДМТ, с одной стороны, в рамках традиционной психиатри- ческой исследовательской парадигмы, с другой — в соответствии с моим собственным, менее четко сформулированным планом научной работы. С точки зрения психиатрического исследования, я был убежден в том, что ДМТ остается самым подходящим кандидатом на роль эндогенного психо- томиметического соединения. Понимание его эффектов и механизмов дей- ствия, благодаря которым он вызывает эти эффекты, могло пролить свет на этиологию эндогенных психозов, таких как мания или шизофрения. Кроме того, если допустить, что эндогенный ДМТ способствует возник-

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

новению эндогенных психозов, то препараты, эффективно блокирующие воздействие экзогенного ДМТ, на практике могли оказаться лечебными, так как уменьшали бы психотические симптомы, связанные с эндогенным ДМТ. Если говорить о глубинных причинах, по которым я приступил к ис- следованию ДМТ, то меня интересовали биологические основы естественно возникающих психоделических опытов, таких как мистические и около- смертные состояния. Если бы экзогенный ДМТ с большой долей вероят- ности воспроизводил все или часть подобных явлений, это могло бы по- служить доказательством моей теории о том, что эндогенный ДМТ играет важную роль в их возникновении. До некоторой степени более и менее очевидным поводом для моей работы с ДМТ было рассмотрение терапевти- ческих свойств ДМТ в частности и психоделиков в целом. Я хотел своими глазами увидеть результаты воздействия ДМТ как представителя психодели- ческого семейства препаратов и некоторые другие процессы, важные для психотерапии. Например, я хотел провести научные наблюдения за воздей- ствием ДМТ на невербальное поведение, чувства и мысли индивидуума, на- ходящегося под воздействием препарата, по отношению к внешнему миру (включая и меня самого), а также за отображением психологических кон- фликтов и их превращением в такие символические явления, как видения. Я также хотел приобрести опыт взаимодействия с людьми, введенны- ми в крайне измененное психоделическое состояние. Делая это, я надеялся развить и отточить мои собственные навыки сопереживания и поддерж- ки, чтобы понимать и, когда это потребуется, направлять в нужное русло сложные и запутанные психические состояния, вызванные приемом препа- рата. Эти факторы могли оказаться весьма действенными при составлении плана дальнейших исследований или разработке психотерапевтического подхода, в котором бы применялись глубокие психоделические состояния. Одним из самых важных уроков, которые я получил во время клиниче- ских исследований, а также в процессе предыдущего изучения мелатонина, состоял с следующем: необходимо ставить самые простые вопросы, неза- висимо от того, насколько абстрактными, сложными или плохо сформули- рованными кажутся главные вопросы исследования. Я понял, что когда я ставлю простые пошаговые вопросы, мне не нужен сложный план экспе- римента, чтобы ответить на них. Я мог разработать критерии экспертной оценки в этой области, и дальнейшие вопросы, возникающие в процессе исследования, становились все более адекватными и исчерпывающими. При работе с ДМТ дополнительные трудности заключались в его проти- воречивой природе и возможном противодействии регулирующих органов, что обусловило еще более продуманный план изучения, выполнение кото- рого могло дать более достоверные результаты — объективные данные в пределах краткого временного интервала и с минимальным риском. Кроме того, 25-летний перерыв в исследованиях создавал определенные сложности в получении разрешения на исследование и его финансировании. В каком-то

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

смысле нужно было заново изобрести колесо: в план клинических иссле- дований следовало включить пункты, которые могли усыпить бдительность представителей разрешающих организаций, ведь им возобновление подоб- ных экспериментов поначалу казалось ящиком Пандоры [40]. Поэтому требовалось ясно изложить, что исследование предусматрива- ет тщательный подбор добровольцев. На этой стадии эксперимента добро- вольцы, не имевшие опыта приема психоделиков, нам не подходили. Мы не могли рисковать, давая ДМТ людям, которые не имели представления, чего от него можно ожидать, и которые, соответственно, не могли дать осознанное согласие на эксперимент, не обладая достаточной информа- цией. Согласие, основанное на документально подтвержденной информа- ции, предусматривает, что доброволец в некоторой степени знаком с ожи- даемыми эффектами от воздействия препарата, с которыми ему придется

столкнуться во время участия в исследовании, такими, например, как тош- нота и учащенный пульс. Для экспериментов с ДМТ, который наиболее ве- роятно и гарантированно вызывал новые и неожиданные мысли, чувства

и ощущения, добровольцы, не имевшие психоделического опыта, были

нежелательны, и не только потому, что не знали, с чем имеют дело. Даже «ветераны», принимавшие психоделики, знают, что невозможно предуга- дать, каким будет каждый сеанс. Теренс Маккена говорил по поводу куре- ния ДМТ: «У любого человека, поджигающего трубку, руки всегда дрожат». Таким образом, вопрос, кого выбрать в качестве добровольцев, был клю- чевым. Я полагал, что нам нужны только те, кто имеет опыт приема пси- ходеликов и при этом психически и физически здоров. Я считал, что люди, имевшие опыт приема психоделиков, будут меньше подвержены панике в процессе исследования, потому что они знакомы со странностями психоделического опыта, даже если не принимали ранее ДМТ. Фактически, одним из самых важных вопросов, которые я задавал при отбо- ре добровольцев, состоял не в том, насколько им понравились предыдущие

психоделические опыты, а в том, насколько негативными были их состояния под воздействием препаратов. Мне требовалось узнать, может ли доброво- лец ясно выразить свои страхи, попросить о помощи и воспользоваться ею. Например, один из потенциальных добровольцев рассказал мне, что вся- кий раз, когда он принимает большую дозу грибов, содержащих псилоци- бин, он оказывается на крыше здания, не подозревая, каким образом туда попал. Очевидно, что он был неподходящим субъектом исследования: ведь предполагалось, что все добровольцы в течение нескольких часов должны были не покидать больничной кровати и, в окружении различных трубок

и проводов, обязательно оставаться соединенными с собственным телом!

Способность добровольца дать субъективный отчет являлась еще одним важным и заслуживающим внимания условием при отборе. Я полагал, что опытные добровольцы могли предоставить более проницательные и точные описания эффектов воздействия препарата и сравнить ДМТ с другими знако-

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

мыми им психоделиками. Еще одно условие поставили юристы университета:

мы не должны были принимать добровольцев, не имевших опыта приема пси- ходеликов, поскольку они могли стать «зависимыми» и обвинить нас в этом. Мы также должны были вводить различные дозы ДМТ безопасным спо- собом. Для того чтобы начать этот процесс, требовалось установить, какой метод введения ДМТ является наилучшим, а также оптимальные дозы, ко- торые вызывали бы желаемые эффекты. Во всех известных нам исследованиях ДМТ, за исключением одного, применялся внутримышечный (ВМ) способ введения препарата. Несмотря на то что этот метод способствовал относительно быстрой абсорбции ве- щества по сравнению с приемом внутрь, она оказалась не настолько бы- строй, как при курении, внутривенном (ВВ) введении или вдыхании. Мы начали давать ВМ умеренно высокие дозы ДМТ двум добровольцам, которые в прошлом курили чистый ДМТ и были знакомы с пероральным приемом ДМТ в составе аяхуаски. Мы считали, что эти два добровольца были иде- альными субъектами, с которыми можно начать предварительное исследо- вание по определению оптимальной дозы и способа введения препарата. Оба они сообщили, что лихорадка — быстро растущая волна эффектов, являющаяся характерной особенностью курения ДМТ, — не появляется при ВМ-способе введения препарата. Интенсивность пика воздействия также не была сравнима с той, что возникала при курении ДМТ. Поскольку финансирование поступало в основном из Национального института по изучению проблем наркотической зависимости, мы должны были сделать наши исследования максимально соответствующими профи- лю института, то есть сфокусировать внимание на изучении эффектов и механизмов, вызывающих зависимость от препарата. Курение, однако, не являлось возможным вариантом из-за потенциальной токсичности побочных продуктов окисления. К тому же технически очень сложно вдыхать препарат (затягиваться при курении) и в то же время обсуж- дать его первоначальное, часто дезориентирующее воздействие. Поэтому мы решили выбрать ВВ-способ введения, который оказался даже немного более быстрым и интенсивным, чем курение. В результате проделанной работы ме- тодом проб и ошибок мы остановились на серии ВВ-доз ДМТ, начинавшейся от самой низкой (0,05 мг/кг) до самой высокой (0,4 мг/кг) с двумя проме- жуточными дозами (0,1 и 0,2 мг/кг) и позволявшей получить полный спектр эффектов воздействия ДМТ. Таким образом, если масса тела испытуемого порядка 73 кг, то высокая (0,4 мг/кг) ВВ-доза ДМТ будет чуть больше 29 мг. Переменные, которые мы решили измерять при введении этих доз, покрывали широкий спектр, применяемый в классических психофарма- кологических исследованиях, и особенно те из них, которые, по нашему предположению, ДМТ мог стимулировать в силу своего воздействия на се- ротонинергические [41] системы. Данные переменные включали в себя диа- метр зрачка, кровяное давление, частоту сердечных сокращений, температуру

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

тела, массу гормонов гипофиза и других гормонов, контролируемых участ- ками мозга, в которых присутствует большое количество серотониновых ре- цепторов: пролактин, гормон роста, адренокортикотропный гормон (АКТГ), стимулирующий надпочечники, бета-эндорфин и кортизол, секретируемый корой надпочечников. Мы также наблюдали за уровнем мелатонина, пред- положительно вырабатываемым шишковидной железой. Кроме того, требова- лось измерять уровень ДМТ в крови после каждой дозы, и таким образом мы могли установить связь между дозой препарата и уровнем ДМТ в крови после его приема, а также между уровнем ДМТ в крови и итоговыми измерениями. Измерение уровней всех этих гормонов для нашего исследования потре- бовало покупки набора реактивов, которые могли использовать наши вы- сококвалифицированные лаборанты. Однако доступных реактивов для ДМТ не существовало, и нам потребовались консультации старших научных со- трудников исследовательских центров, которые ранее работали с собствен- ными реактивами. Нам посчастливилось найти реактив, разработчик кото- рого помог его получить в Университете Нью-Мексико. Через шесть месяцев мы могли измерять уровень ДМТ с точностью до миллионных долей грамма (нанограмма) на миллилитр — не настолько чувствительно, чтобы измерять эндогенные уровни, но достаточно адекватно для задач нашего исследования. В итоге я поставил перед собой цель разработать новую оценочную шкалу [42] для эффектов воздействия ДМТ: это письменный опросник, ко- торый должны были заполнять добровольцы непосредственно после того, как воздействие препарата прекращалось. Я надеялся, что наша шкала в теоретическом и практическом отношении будет гораздо совершеннее предыдущих, по которым определяли количество эффектов воздействия и которые позволяли манипулировать субъективными данными. У преж- него способа оценки, применявшегося в ранних исследованиях, был ряд неустранимых недостатков. Например, некоторые оценочные шкалы при- давали особое значение неприятным эффектам воздействия препарата в ущерб приятным, что впоследствии могло привести субъекта исследования к еще более негативным результатам. Важнее, однако, то, что при акценте на неприятном воздействии препарата игнорировались позитивные или усиливающие свойства психоделиков — те эффекты, которые и побужда- ли людей их использовать. Другими словами, люди принимали психоде- лики из-за их уникальных позитивных — а не негативных — эффектов воздействия. Другим недостатком предыдущих оценочных шкал было то, что их испытывали на заключенных, отбывавших наказание за нарушение федеральных законов о наркотиках. В этом случае испытуемые надеялись, что участие в эксперименте поможет добиться досрочного освобождения или улучшений условий заключения. Помимо этого, почти никто из до- бровольцев в прежних исследованиях не имел опыта приема психодели- ческих препаратов. Таким образом, это не была репрезентативная выбор- ка [43], на основании которой можно сделать вывод обо всей популяции.

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

Я опросил девятнадцать человек, которые уже имели значительный опыт приема ДМТ и других психоделиков, чтобы подготовить первую редакцию оценочной шкалы и предугадать вопросы, которые могли возникнуть во вре- мя проведения каждого сеанса. Для этой редакции оценочной шкалы галлю- циногена (ОШГ) я выбрал буддийскую систему психологических знаний — абхидхарму [44] — в качестве психологической модели психоделического опыта. Я ценил относительно объективный, феноменологический и свобод- ный от оценочных суждений подход абхидхармы к содержанию сознания и психическим процессам. Сущностью такой классификации является раз- деление психического опыта на пять категорий: эмоции, мышление и мыс-

лительные процессы, восприятие (зрительное, слуховое, вкус и запах), теле- сные ощущения и сила воли (способности сознательно взаимодействовать

с внешним и внутренним миром). К этим пяти я добавил шестую — общую

меру интенсивности. Несмотря на то что мы не собираемся здесь подробно обсуждать разработку ОШГ и данных, которые она позволила получить, сто- ит упомянуть, что ОШГ зарекомендовала себя достаточно хорошо по сравне- нию с предыдущими и даже некоторыми современными оценочными шка- лами. К тому же в наших собственных исследованиях она оказалась более чувствительной к эффектам, вызванным различными дозами ДМТ, чем лю- бая из наших многочисленных биологических переменных [45]. Многие ис- следовательские группы в США и Канаде, Европе и Южной Америке успеш- но использовали эту оценочную шкалу в собственных проектах, связанных

с изучением различных психоделиков и других психоактивных препаратов. На лоббирование федеральных регулирующих ведомств, местного уни- верситета и руководства штата ушло два года, прежде чем я получил раз- решение начать исследование ДМТ. Грант, полученный от отделения масон- ской организации «Шотландский ритуал» в рамках их программы исследо- ваний шизофрении, помог мне упрочить репутацию нашего исследования за год до начала его фактического проведения. Почему масоны финанси- ровали исследования шизофрении вообще и ДМТ в частности, я не знаю, но полагаю, что получение такой поддержки повысило оценку моего ис- следования в глазах соответствующих регулирующих и финансовых ве- домств. Последними препятствиями, которые требовалось преодолеть, стали необходимость найти поставщика ДМТ фармацевтического стандарта каче- ства, чтобы препарат был достаточно чистым, и получение разрешения от Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарствен- ных средств. Профессор Дэвид Николс из Университета Педью согласился синтезировать партию ДМТ для наших исследований, и мы приступили к ним вскоре после этого, в конце 1990 года [46]. Пять лет спустя, перед завершением первого периода научной работы в середине 1995 года, мы ввели четыреста доз ДМТ различной силы более чем шестидесяти добровольцам в семи исследованиях ДМТ. Мы также нача- ли пилотный проект по определению соответствующих доз псилоцибина,

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

активного ингредиента магических грибов. Несмотря на то что условия клинического центра исследований были малокомфортными, они, казалось, снижали беспокойство испытуемых, которые иногда пугались, думая, что умирают, и с облегчением вспоминали, что реанимация госпиталя совсем рядом. Но эта же обстановка оказалась невыносимой при более длитель- ном воздействии псилоцибина. Поэтому мы прекратили его исследование и так и не начали проект с ЛСД, для которого уже получили финансиро- вание, разрешение и сам препарат.

КОММЕНТАРИИ К ПРОТОКОЛУ

Используя три уровня обследования, я тщательно проверял всех добро- вольцев еще до того, как они получали препарат. На первом уровне проис- ходила беседа в свободной форме, которая была посвящена потенциально- му интересу добровольца к участию в проекте и предыдущему опыту прие- ма психоделических препаратов. В частности, мы говорили о том, как они справлялись с беспокоящим или пугающим воздействием вещества и как да- леко заходили в своих психоделических путешествиях. В последнем случае мне хотелось узнать, переживал ли человек предсмертное или мистическое состояние, чувство отделения сознания от тела — те эффекты, которые, по моему мнению, должны были появляться относительно часто в ходе нашего исследования. Я также выяснял у добровольцев, могут ли они рассчитывать на чью-то поддержку, поскольку знал о ее необходимости при подобных экспериментах. Каждый из испытуемых нуждался в психологической, соци- альной и эмоциональной помощи, которую не могла обеспечить наша ис- следовательская группа. Одновременно я делал общий обзор моего научного интереса к подобным препаратам, в частности к ДМТ, а также старался дать представление о моей теории и плане каждого конкретного исследования, для которого я отбирал добровольцев. Я предупреждал будущих субъектов иссле- дования о клиническом характере эксперимента, добавляя при этом, что их участие в нем совершенно добровольно и в любой момент они могут отка- заться от него без всяких последствий. Мы также имели полномочия выдавать соответствующие направления для последующего врачебного наблюдения. Следующим шагом в обследовании было стандартное психиатрическое интервью с целью исключить участие в эксперименте индивидуумов с пси- хическим заболеванием. Если выяснялось, что такой диагноз был постав- лен в прошлом, требовалось уточнить, насколько серьезно было заболе- вание, проводилось ли соответствующее лечение и достаточно ли прошло времени после излечения. Последняя стадия включала медицинский осмотр, лабораторные анали- зы крови и электрокардиограмму, чтобы удостовериться, что доброволец

ГЛАВА 2. ДМТ — СОБСТВЕННЫЙ ПСИХОДЕЛИК МОЗГА

достаточно здоров и выдержит физические нагрузки ВВ-вливаний ДМТ, в частности воздействующих на частоту сердечных сокращений и кровя- ное давление. После прохождения этих трех уровней обследования добровольцы по- лучали низкую (0,5 мг/кг) и высокую (0,4 мг/кг) дозы ДМТ в последую- щие дни, когда измерялись только кровяное давление, частота сердечных сокращений и психологические реакции. Эти оценочные дозы знакомили добровольцев с механикой ВВ-вливания ДМТ в обстановке клинического исследования и с самым интенсивным опытом, который они могли полу- чить в процессе участия в проекте. Если кто-то из добровольцев обнару- живал, что обстановка клиники или высокая доза были для него слишком неприятны, он мог отказаться от дальнейшего участия в эксперименте. Мы также могли получить представление о том, как люди реагируют на иссле- довательское окружение и воздействие ДМТ. Во время всех сеансов добровольцы лежали на больничной кровати в несколько более неформальной, чем больничная палата, и удобно обстав- ленной комнате на пятом этаже Центра общих клинических исследований Университета Нью-Мексико. Игла для ВВ-вливания препарата, закрепленная на трубке, вводилась в вену предплечья субъекта, а манжета монитора, ав- томатически измеряющего кровяное давление и частоту сердечных сокра- щений, надевалась на другую руку. Мы вливали раствор ДМТ в течение 30 секунд через пластиковую трубку в вену предплечья, а затем промывали эту трубку стерильной соленой водой еще 15 секунд. После этого измеряли дав- ление крови и частоту сердечных сокращений на протяжении следующих 30 минут, а также обсуждали пережитый опыт через 15 или 20 минут после инъекции. Затем доброволец заполнял оценочную шкалу, и мы всесторон- не рассматривали его только что завершенный опыт. После этого добро- волец легко завтракал, иногда, по желанию, немного спал и уезжал домой. В те дни, когда проводилось полномасштабное исследование, вторая ВВ-трубка крепилась на другой руке каждого субъекта — для забора образ- цов крови в течение сеанса. Тонкий и гибкий ректальный температурный монитор вставлялся таким образом, чтобы автоматически регистрировать температуру тела каждую минуту и посылать эту информацию на устрой- ство, с которого мы скачивали данные после завершения сеанса. В нашем первом проекте мы просили добровольцев открывать глаза в условленные промежутки времени, чтобы я мог измерить диаметр зрачка, используя карточку с нанесенными на нее черными кружками, соответствующими различным диаметрам зрачка. Во всех остальных исследованиях, однако, из-за интенсивности визуальных и дезориентирующих эффектов воздей- ствия препарата, особенно в самом начале, мы больше не измеряли диа- метр зрачка и просили добровольцев надевать удобную черную повязку на глаза во время сеанса. В главе 3 мы проанализируем сообщения добро- вольцев, принимавших участие в исследованиях, о пережитых ими опытах.

Глава 3

ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

Р И К

С ТРАССМАН , ДОКТОР МЕДИЦИНЫ

НАБЛЮДЕНИЕ ЗА СЕАНСАМИ

Процесс наблюдения за сеансами приема психоделических препаратов часто называют сидением (sitting), по аналогии с ухаживанием за детьми (babysitting) или сидячей медитацией (sitting in meditation). Что касается первого сравнения, люди, находящиеся под воздействием высокой дозы психоделического препарата, часто относительно регрессивны: беспомощ- ны, внушаемы и зависимы. Они могут утратить контроль над своим телом, эмоциями и мыслительными процессами, а также неспособны эффектив- но общаться. Они могут проецировать разнообразные позитивные и не- гативные чувства на сидящего рядом человека, хотя более подходящими для этой цели были бы важные для них и влиятельные люди, с которыми добровольцы контактировали в другие периоды своей жизни и в другом месте — скажем, родители и т. п. В то же время поведение добровольцев могло вызывать у наблюдателя очень сильные и иногда тревожные чув- ства. Чтобы вести медицинское наблюдение и заботиться о человеке, на- ходящемся под воздействием психоделика, исследователь должен обладать большим тактом, твердостью и последовательностью, быть неравнодушным, образованным и внимательным — причем проявлять все эти качества в надлежащей степени и в нужное время. Термин сидение (sitting) также указывает на то, как важно для наблюдателя оставаться, насколько это возможно, сфокусированным и сосредоточенным, в то время как психоделический хаос полностью выходит из-под контроля. Энергетическое поле в комнате, где находится человек под воздействием пси- ходелического препарата, может быть буквально осязаемым и потребовать больших усилий от наблюдателя, который должен сохранять спокойствие. В ходе исследования я обнаружил, что полезно входить в легкое медитатив- ное состояние, которое достигается с помощью простой практики наблюде- ния за ощущениями во время вдоха и выдоха — при этом нужно прикрыть глаза и смотреть через полуоткрытые веки. Это предоставляло добровольцам необходимое сочетание свободы и поддержки со стороны, чтобы они могли уйти в себя без наложения на ощущения излишних и отвлекающих внима- ние рекомендаций. Это также давало субъектам чувство уверенности в на- шей готовности и способности прийти на помощь в случае необходимости.

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

ОБЩАЯ СТРУКТУРА ЭФФЕКТОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ ДМТ

Добровольцы описывали две низкие дозы ДМТ как «не особенно пси- ходелические». Доза 0,05 мг/кг воспринималась как расслабляющая и вы- зывающая легкую эйфорию, доза 0,1 мг/кг — до некоторой степени как неприятно стимулирующая. Большинство добровольцев считали, что доза 0,2 мг/кг стала прорывом за рамки более типичных психоделических эф- фектов. Доза 0,4 мг/кг была еще более интенсивной и психоделической и, казалось, вызывала некоторые качественно уникальные опыты. Доза ДМТ 0,4 мг/кг начинала оказывать воздействие через промежу- ток времени, необходимый для нескольких сердечных ударов, задолго до завершения 30-секундного вливания препарата. Через 60 секунд, когда я вынимал шприц после промывания ВВ-трубки стерильной соленой водой, добровольцы обычно уже не осознавали физического окружения. Воздей- ствие достигало пика через 2 минуты после вторичной инъекции, осла- бевало через 3–5 минут и через 30 минут обычно исчезало практически полностью. Некоторые добровольцы были способны разговаривать через 10 минут, но я советовал им молчать на протяжении еще 5–10 минут, чтобы они могли внимательно наблюдать за завершением переживаний, вызванных препаратом. Это дополнительное время также позволяло смяг- чить возвращение к нормальному состоянию. Первоначальная лихорадка при введении высокой дозы ДМТ была весьма интенсивной, развивалась с поразительной скоростью и оказывалась крайне дезориентирующей, по крайней мере, какое-то время. Добровольцы описывали эту лихорадку в таких выражениях: «ядерная пушка», «точка взрыва», «товарный поезд». Все субъекты исследований испытывали огромное чувство внутреннего напряжения, порой переставая верить, что их тела смогут его выдержать. Это нарастание внутреннего напряжения очень часто сопровождалось так- же нарастающим высоким звуком, подобным вою, звону или хрусту. На- растанию лихорадки и звука сопутствовали быстро сменяющие друг друга текучие и трансформирующиеся калейдоскопические зрительные образы. В конце концов, кульминацией этих процессов у большинства доброволь- цев было внезапное ощущение отделения сознания от тела. Создавалось впечатление, что сознание не могло оставаться соединенным с телом из- за внутреннего давления, вызываемого лихорадкой. Мы регулярно слышали комментарии: «Мое тело растворилось; я был чи- стым сознанием» и «У меня больше не было тела». Часто сознание переме- щалось вверх или тело падало вниз. Как только наступало освобождение от этого невыносимо тягостного физического напряжения, вызванного лихорад- кой, добровольцы были способны более спокойно наблюдать за происходя- щим вокруг. Зрительные эффекты были глубокими и почти всегда начина- лись с калейдоскопической серии геометрических образов, которые напоми-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

нали «майяские» [1], «мусульманские» или «ацтекские» узоры или двухмерные компьютерные изображения: «Это было похоже на маленький образ в дюйм [2] высотой на экране монитора». Обычно в ответ на высокие дозы появля- лись более оформленные, узнаваемые и обособленные зрительные образы. На ранней стадии наших исследований, как только препарат начинал дей- ствовать, большинство добровольцев открывали глаза почти непроизвольно, чтобы справиться с удивлением, вызванным лихорадкой и зрительными эф- фектами, а также окинуть взглядом комнату и попытаться понять, являются ли видимые ими образы «реальными». Наложение видений на внешний вид комнаты приводило их в еще большее замешательство, однако, когда до инъ- екции препарата на глаза добровольцев надевали повязку, это снижало дезо- риентацию и давало стимул для более глубокого вовлечения в переживаемый опыт. Когда глаза были открыты, добровольцы описывали объекты в комна- те как волнистые или сияющие, яркие, словно живые. Некоторые участни- ки эксперимента сообщали об изменениях в восприятии движений других людей, находящихся в комнате. Их движения казались им «роботизирован- ными», «отрывистыми» или «механическими». Большинство из добровольцев, имевших опыт приема высоких доз психоделиков, были способны достичь осознанности в течение самых первых волнующих моментов сеансов с вы- сокой дозой, хотя это было довольно трудно. Они совершали немалые уси- лия, стараясь остаться в сознании, то есть наблюдая и запоминая свой опыт. Интенсивные, быстрые смены настроения также являлись признаком вы- сокой дозы, хотя несколько добровольцев сообщили о поразительной моно- тонности или незначительности ощущений. Тем не менее, большинство счи- тало эти сеансы чрезвычайно приятными, сопровождавшимися восторгом и эйфорией. Одним из самых удивительных аспектов интоксикации было то, что в короткий промежуток времени укладывался довольно большой опыт, включая утрату чувства времени. Распространенной чертой психоделических опытов (а также мистических состояний, не вызванных препаратами), полу- ченных в результате введения высокой дозы, является то, что время ощуща- ется как неизменное — «вечное». Другими словами, время больше не кажется преходящим, по меньшей мере оно становится не таким, каким мы привыкли его ощущать. Поэтому то обстоятельство, что огромное количество событий произошло за относительно короткий промежуток времени, обычно вызыва- ло у добровольцев удивление, когда они узнавали, сколько времени прошло на самом деле между инъекцией препарата и началом последующей беседы.

ДОБРОВОЛЬЦЫ, НЕ РЕАГИРОВАВШИЕ НА ДМТ

Интересно отметить, что у трех из шестидесяти добровольцев была незначительная реакция или полное ее отсутствие на высокую дозу ДМТ.

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

Один из них — бывший монах, который переживал мистические опыты во время медитаций. Двое других (один их которых абсолютно никак не реагировал на ДМТ) как будто не отличались от остальных каким-то осо- бенным жизненным опытом или личными качествами [3]. Опыт бывшего монаха предварительно подтвердил мою гипотезу о том, что эндогенный ДМТ присутствовует в спонтанных мистических опытах, то есть как только субъект привыкал к состояниям, вызванным высокими дозами эндогенно- го ДМТ, введение экзогенного ДМТ оказывало небольшое дополнительное воздействие. Это не является привыканием к препарату, но предполагает научение реакциям в пределах данного состояния сознания, вызванно- го препаратом (состояние, известное в фармакологии как поведенческая устойчивость — behavioral tolerance). Пример двух других добровольцев, однако, делает это объяснение менее вероятным. Возможно, легче объяснить это сопротивление ДМТ как нечто, прояв- ляющееся у тех людей, у которых механизмы соответствующих рецепто- ров находятся на самом краю спектра чувствительности. Может быть, ре- цепторов слишком мало или их «сцепляемость» с ДМТ очень низкая. Еще одним доказательством данного предположения может служить то обстоя- тельство, что некоторые люди реагируют на ДМТ, напротив, очень бурно.

ТИПЫ СЕАНСОВ

Мы разделили опыты, пережитые добровольцами под воздействием ДМТ, на три основные категории.

ААктуализацияктуализация лличногоичного оопыта.пыта. Психологически ориентированные сеан- сы, на которых добровольцы имели дело главным образом с их собствен- ной жизнью, обстоятельствами и чувствами — осознанно или неосознанно. Часто эти сеансы приводили к более глубокому пониманию и принятию запутанных личных проблем. • АктуализацияАктуализация трансперсональноготрансперсонального опыта.опыта. Подобные сеансы выходили за пределы индивидуального жизненного опыта, но оставались в рамках личного поля частных подробностей: несмотря на то что состояние было новым по интенсивности и качеству, оно все же имело в качестве состав- ляющих знакомые компоненты предыдущего опыта субъекта исследова- ния. Мистические и околосмертные состояния попадают в эту категорию. ППребываниеребывание вв иныхиных мирах.мирах. Содержание этих сеансов включало в себя встречи с тем, что представлялось автономными реальностями. Ино- гда в этих сферах обитали внеземные существа, которые были более или менее знакомы добровольцам и в различной степени способны взаимо- действовать с ними.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Как правило, каждый конкретный сеанс нельзя было отнести исключи- тельно к тому или иному виду, так как в нем совмещались элементы, при- надлежащие к разным категориям. Например, полезным для добровольца в психотерапевтическом смысле мог оказаться опыт, полученный под руко- водством существ из других миров. Мистический или околосмертный опыт мог предшествовать встречам с внеземными существами. Глубоко личный сеанс, сопровождающийся психологическим катарсисом, мог привести к мистическим или духовным прозрениям или опытам.

СЕАНСЫ С АКТУАЛИЗАЦИЕЙ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Психологические сеансы часто становились психотерапевтическими. До- вольно сложно находиться под воздействием психоделика в присутствии психиатра, который потенциально способен начать беседу о глубоко вол- нующих проблемах, и при этом не иметь возможности пообщаться с ним по поводу этих проблем, получить поддержку и, возможно, дальнейшее разъяснение поднятых вопросов. Марша, афроамериканка, работала сборщиком средств для некоммерче- ских организаций [4]. Она пережила сеанс с высокой дозой ДМТ, который состоял, главным образом, из личных прозрений, несмотря на тот факт, что формально его содержание напоминало контакты с внеземными су- ществами. В данном случае вопросом, требующим решения, стала него- товность Марши принять гнев, который она испытывала к собственному мужу. Мужу не нравился ее телесный облик, между тем такое женское тело, как у Марши, традиционно высоко ценилось в ее культуре. Эта жизненная ситуация была во время сеанса разыграна в видении с участием безжиз- ненных, хотя и красивых, кукол. Куклы имели облик англо-американцев и совершали бессмысленные пируэты на карусели. Кассандра — молодая бисексуальная женщина с проявляющимися на психосоматическом и межличностном уровнях признаками посттравмати- ческого стресса, который был вызван пренебрежительным отношением к ней матери и сексуальным насилием отчима. Во время сеанса Кассандра смогла почувствовать любовь, тепло и комфорт в тех частях тела, в кото- рых на протяжении многих лет появлялось онемение. Она также пережи- ла чувство умиротворенности, спокойствия и целостности, которые ранее были совершенно ей незнакомы.

Что-то взяло меня за руку и дернуло меня. Оно, казалось, говорило: «Давай полетим!». Мы пролетели лабиринт на невероятно большой скорости. Я говорю «мы», потому что

мне казалось, будто меня кто-то сопровождает

Они выглядели как джокеры. Казалось,

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

что они выступали только для меня. Они смешно выглядели: колокольчики на шляпах, большие носы. Однако я понимала, что они могут вызвать у меня теплые чувства, поч- ти дружественные.

По мере развития событий во время сеанса эти существа начали со- вершать исцеление.

Я определенно почувствовала присутствие других. Они были очень добры ко мне, любез- ны и заботливы. Они показались маленькими, будто могли войти в мое тело и разум в том пространстве. У меня было ощущение абсолютного освобождения от моего тела, но при этом я немного представляла, как снова попасть в него. Я была любима существа-

Я чувствую, будто у

ми, кем бы они ни были. Это было очень приятно и утешительно меня новое тело. Оно более знающее.

СЕАНСЫ С АКТУАЛИЗАЦИЕЙ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО ОПЫТА

Трансперсональные состояния, вызванные ДМТ, фиксировались наиболее часто. Я надеялся, что такие состояния будут эффективными, полезными в психологическом смысле для участников исследования. Нам давно было известно, что психоделики, в растительной форме или в чистом виде, мо- гут обусловливать опыты этого вида. О таких случаях можно прочесть в психиатрической литературе, описывающей эффекты, вызванные ЛСД, пси- лоцибином и ДПТ (дипропилтриптамином — синтетическим производным ДМТ), а также в современной исторической и антропологической литера- туре, изобилующей сообщениями об опытах просветления, вызванных с помощью широкого спектра препаратов и растений. Околосмертные опыты (ОСО) включают в себя чувство стремительно- го движения, часто через тоннель, сопровождаемого музыкой, пением или голосами. У человека может возникнуть ощущение, что его сопровождают другие — живые или мертвые родственники или друзья, или он со всей очевидностью осознает, что мертв. Во время таких опытов нередко име- ют место обзоры жизни — быстрый последовательный показ более или менее эмоционально заряженных событий из жизни индивидуума. Хотя большинство людей сообщают о прекрасном чувстве спокойствия и уми- ротворенности, некоторые все же испытывают непреодолимый ужас. Ино- гда кульминацией ОСО является мистический опыт. Все пережившие ОСО описывали это состояние как «более реальное, чем в жизни», и в случа- ях очень позитивных ОСО субъектам исследований было довольно труд- но вернуться в этот «мир испытаний» после того, как они только начали ощущать удовольствие от пребывания в «мире вознаграждения». Мистические опыты иногда становились кульминацией ОСО. Даже если эти опыты происходили не на реальной границе жизни и смерти, они

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

требовали от людей того, что ощущалось ими как смертельная схватка с внутренними демонами, как смерть той части себя, которая зависит от разделения, а не от общности, от доминирования, а не от сотрудничества, как окончание существования по принципу «мне-и-мое». В другое время, однако, требовалось меньшее напряжение, чтобы достичь мистическо- го состояния, которое могло проявиться в виде снизошедшей благодати. Мистический опыт затрагивает ключевые параметры нашего восприятия, а именно время, пространство и собственно нашу личность. В этом есть парадокс: бесконечно малое сосуществует с безграничностью без разно- гласий и конфликтов — подобно тому как вечность сосуществует с мгно- венным, а чувство отсутствия «Я» сосуществует с представлением о «Я», вмещающем в себя все живое. Время перестает идти своим обычным ходом; кажется, что оно приоста-

новилось или что его заменила вечность, которая включает в себя прошлое, настоящее и будущее. Пространство больше не является ограниченным, но

в то же время все существование вмещается в мельчайшую частицу кос-

моса. Сам человек может теперь сохранять и ощущать совершенную гар- монию с жизнью, добро и зло предстают в своей глубочайшей подлинной сущности, и природа свободы воли воспринимается со всей очевидностью.

Пережив мистический опыт, люди удостоверяются в существовании души вне тела, а следовательно, убеждаются в том, что душа живет и после смер- ти тела. Воспринимается как бесспорный факт, что существует непредста- вимый могущественный Творец и Хранитель — реальности вообще и вас

в частности. Этот Творец — нерожденный, несотворенный, бессмертный

и неизменный. Такие опыты, поразительные по своей интенсивности, со- провождались экстазом и поиском блаженства. Еще более поразительными были мир и спокойствие, обретенные в состоянии блаженства. Трансперсональные опыты, вызванные ДМТ, были мне наиболее инте- ресны, поскольку я полагал, что эндогенные ОСО и мистические состоя- ния сопровождались высоким уровнем естественно вырабатываемого ДМТ. Тот факт, что экзогенный ДМТ вызывал опыты, имевшие сходные черты с этими естественно возникающими состояниями, мог подтвердить мою ги- потезу. На самом деле несколько добровольцев пережили подобные опыты, но в целом их оказалось не так много, как мы ожидали. Уилоу, психиатрический социальный работник, воспринимала множе- ство зрительных образов после первой низкой дозы ДМТ, поэтому мы были склонны думать, что ее сеансы с высокой дозой могут оказатья более глу- бокими. И они во многих отношениях напоминали ОСО.

Сначала я увидела туннель или канал света справа. Я вынуждена была пройти в него. Затем весь процесс повторился в левую сторону. Так все было задумано. Будто какой- то источник находился дальше. И чем он был дальше, тем становился больше, подобно воронке. Он был яркий и пульсирующий. Там присутствовал звук, похожий на музыку,

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

инструментальную, но незнакомую мне, поддерживающую эмоциональный тон событий и завлекающую меня. Я была очень маленькой. Все остальное было очень большим.

В туннеле были крупные существа, с правой стороны, рядом со мной. У меня было ощу-

щение огромной скорости. Все казалось неважным по отношению к этому. Все вещи вспыхивали и мелькали, как будто из разных перспектив. Это было намного более ре- ально, чем жизнь. Там были гремлины [5], маленькие, в основном лица. У них были крылья, хвосты и все прочее. Я почти не обращала на них внимания. Более крупные существа были там, чтобы защищать и поддерживать меня — своеобразный вид добра, противостоящего

злу. Что-то быстро пронеслось через меня и вылетело из меня. Я помню, как подума- ла в тот момент: «Произошло отделение». Я чувствовала свое тело только тогда, когда глотала или дышала, и это на самом деле не было физическим ощущением, несмотря на проходящие волны через весь опыт. У меня появилось сильное чувство, что я уми-

раю и все в порядке

Другая сторона, совершенно другая. Там не существует слов, тела

или звуков для ограничения жизни. Я впервые видела глубокий космос, белый от звезд. Затем начался этот многомерный опыт. Все было живое. И я слышала это живое су- ществование. Когда я собиралась отправиться в это место, мое тело пыталось сказать:

«Помни о теле». Это было не криком отчаяния, но попыткой удержаться в реальности, сделать этот опыт реальным с точки зрения чувств. Я подумала, что могу увидеть свет внизу, свет мира. Это было похоже на то, будто поднята небольшая заслонка в синхрон- ную альтернативную реальность.

Несколько других добровольцев имели опыты, подобные или тожде- ственные мистическим и духовным состояниям. В течение сеанса с низкой дозой Клео, слепая от рождения врач-массажист и консультант-психолог, заметила: «Там были глаза, дружелюбно смотрящие на меня. Они хотели увидеть, кто там был, и, казалось, говорили, что я последую за ними позже». Высокие дозы и следование за этими глазами вывели Клео за ее соб- ственные пределы.

Я ожидала, что окажусь «снаружи», но попала внутрь, в каждую клеточку моего тела. Это

все взаимосвязано.

Когда появились эти образы, я сказала про себя: «Позвольте мне пройти сквозь вас».

В этот самый момент это открылось, и я оказалась в каком-то другом месте. Я пола- гаю, что в тот момент я вышла в универсум — существование, танцующее со звезда- ми. Я спросила себя: «Почему я это делаю?». И затем последовал ответ: «Это то, что ты всегда искала. Это то, что все вы всегда ищете». Цвета были мирами, говорящими мне: «Иди внутрь». Я искала Бога снаружи. Они

сказали: «Бог находится в каждой клеточке твоего тела». И я почувствовала это, совер-

Цвета продолжали разговари-

вать со мной, но они говорили со мной так, что я не только слышала то, что я видела,

но также чувствовала это своими клеточками. Я сказала чувствовала, но это было не похоже на другие чувства, это было больше похоже на знание, которое происходило в моих клетках, — что Бог присутствует во всем, и что мы все взаимосвязаны, и что Бог танцует в каждой клеточке жизни, и что эта каждая клеточка жизни танцует в Боге. Эй- фория продолжается в вечности. И я — часть этой вечности.

шенно раскрылась этому, и я сохраняла эту открытость

было удивительно. Это не было просто моим телом

сами

сами

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Елена, психотерапевт, которая в то время находилась в длительном от- пуске после крайне напряженной работы, сообщила после первой высо- кой дозы:

Я могла только сдерживать себя, стараясь не ослабеть от отвлекающего светового шоу.

Затем все прекратилось! Темнота открылась свету, и на другой стороне космоса все было

совершенно спокойно. Затем слова «просто потому, что это возможно» появились из ничего и наполнили меня. Великая сила стремилась наполнить все возможности. Она была «аморальна», но это была любовь, и она просто была. Не существовало благоже- лательного бога, только эта изначальная сила. Все мои идеи и верования казались аб- сурдными и смехотворными. Я размышляла: «Зачем возвращаться?»

После второй высокой дозы она рассказала:

Это началось быстро и сразу и вызвало невероятное давление в моей голове, оттеснив меня. Я ворвалась в сферу, в которой чистая жизненная энергия начинает приобретать форму. Когда она начала замедляться, я увидела процесс отделения сознания, созда- ние формы и сознания. До того как энергия замедлится, сознания там нет. Это не бес- сознательное, но и не сознание. Это бесконечное истечение создания, не требующее усилий, и затем этот безбрежный процесс возвращается обратно. Моя маленькая ча- стичка энергии проходит внутрь и выходит наружу, и она не больше и не меньше, чем любая другая частичка. Вы не можете умереть. Вы не можете прекратить существо- вание. Вы также не можете ничего ни прибавить, ни убавить. Этот постоянный поток и есть бессмертие. Представление «я есть» движется бесконечно по кругу. Я не была дезориентирована, но там не было направлений. Я не знала, где я или кто я, но и знать было нечего. Мне не нужно было узнавать, что делать дальше. Не существует пустых пространств, они все наполнены.

Шон, врач, не принимавший психоделики в течение 20 лет до начала нашего исследования, получал дозу ДМТ 0,3 мг/кг каждый час, всего четы- ре раза, в процессе предварительной работы по определению стадий ис- следования переносимости. После третьего сеанса он сообщил:

Я заметил пять или шесть фигур, быстро идущих рядом со мной. Я понимал, что они по-

хожи на помощников, друзей по путешествию. Гуманоид с мужской фигурой повернулся ко мне и, выбросив правую руку вперед, по направлению к яркой разноцветной мозаике, спросил: «Как тебе это?» Калейдоскопические образы немедленно стали ярче и нача- ли двигаться еще быстрее. Второй, а затем и третий спросили и сделали то же самое. В тот момент я решил идти дальше и глубже. И тут же я увидел яркий бело-желтый свет передо мной. Я решил открыться ему.

Я был поглощен им и стал частью его. Не существовало различий — ни фигур или ли-

ний, ни теней или очертаний. Не было тела или чего-то внутри и снаружи. Я был свобо- ден от себя, от мышления, от времени, от пространства, от чувства отделенности или эго, от чего бы то ни было, но только не от белого света. В моем языке не существует символов, с помощью которых можно описать это чувство чистого бытия, единства и восторга. Там было ощущение величайшего спокойствия и восторга.

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

Я не имею представления о том, как долго находился в этом состоянии слияния с чистой энергией. Я не знаю, как вообще можно описать это. В конце я почувствовал, что мягко падаю и ускользаю обратно от этого света по наклонной плоскости. Я мог даже видеть, как делаю это: обнаженное, тонкое, светящееся, похожее на ребенка существо, которое сияло теплым желтым светом. Моя голова была увеличена, а тело размерами напоминало тело четырехлетнего ребенка. Волны света касались меня, когда мое тело удалялось от него. У меня почти кружилась голова от счастья, когда скольжение по на- клонной плоскости закончилось.

СЕАНСЫ С ПОСЕЩЕНИЕМ НЕВИДИМЫХ МИРОВ

В сообщениях нескольких добровольцев присутствует описание бо- лее или менее хорошо согласованных зрительных образов, состоящих из быстроизменяющихся цветов, яркого света и вихрей энергии. На многих сеансах, однако, субъекты отмечали, что они столкнулись с совершенно новыми, довольно странными, причудливыми образами. В эту категорию попали случаи, которые я рассматриваю как опыты пребывания в неви- димых, или скрытых, мирах. В нее же попадают опыты контакта с вне- земными существами. В некотором смысле эти путешествия в незримые сферы предполагают существование мира, отличного от того, который мы населяем и воспринимаем. Более того, контакты с внеземными существа- ми или пришельцами только расширяют наше представление о том, кого мы можем обнаружить там. Определить, где происходят события, происходящие в опытах данной категории, не так легко, как в личных, психологически ориентированных сеансах. Переживая такие виды опыта, вызванного ДМТ, субъекты получа-

ют сообщения не только о внутренней информации, но и о существова- нии различных уровней внешней реальности. ДМТ позволяет воспринимать эти, по-видимому, совершенно отличные от нашего миры, универсумы или планы существования. По меньшей мере пятьдесят процентов наших добровольцев пережили данные виды опыта на каком-либо из сеансов с высокой дозой. Несколько участников исследований воспринимали микроскопическую реальность, то есть они видели образы, подобные ДНК: «спирали, похожие на ДНК, крас-

ные и зеленые», «ДНК, вращающаяся и закручивающаяся спиралью

минающая желе, как трубки, внутри которых происходила клеточная дея-

как изображение, полученное с помощью микроскопа». Другие

воспринимали зрительные формы, которые также несли скрытое значение,

но были не типичны для реальности, которая может быть обнаружена с

помощью микроскопа: «Трехмерные круги и конусы с затенением

тельность

напо-

посто-

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

янно движущиеся

набору данных, а не просто случайность».

почти как алфавит. Фантастический алфавит, подобный

Хезер, акушерка, увидела следующее:

Мексиканская женщина бросила белое покрывало на сцену и затем тянула его обратно, и так несколько раз. Там были числа, похожие на систему нумерологии и язык. Числа становились словами. Откуда приходят слова? Я оглянулась вокруг, и везде были числа. Они были отделены друг от друга и находились в маленьких ящичках, а затем ящички начали таять, и цифры появились все вместе, составляя длинные числа.

Эли, разработчик программного обеспечения и архитектор, увидел Ло- гос, космический разум, дарующий закон, волю и интеллект миру, в «желто- голубой сердцевине значения и семантики»:

Когда я оглянулся, то показалось, будто значения и символы были везде. В некотором смысле это напоминало сердцевину реальности, где хранятся необработанные биты [6] реальности. Будто я ворвался в ее главное хранилище. Это было больше, чем просто единицы и нули. Это был более высокий уровень, очень могущественные биты.

с детскими кроват- Я находился в детской

ками и различными вибрирующими животными

прогулочной коляске». Аарон, предприниматель, разработавший технологию расширения со- знания, описывал «иероглифы, которые превратились в комнату. Там были игрушки. Это было интересно». Тирон, психиатр-стажер, увидел «квартиру из будущего»:

Гейб, врач, обнаружил себя «в детской комнате

Места для сидения, для занятий, конторки были вылеплены из стен. Почти органическая природа квартиры была прекрасна и не просто функциональна — в мебели присутство- вала жизнь, будто она вылеплена из чего-то живого, животного, живущего существа. Я пошел дальше, за пределы этих жилищ и вступил в пространство, расселину в зем-

ле

Расселину в пространстве.

На одном из своих сеансов Аарон также увидел «психоделическое про- странство ярких флуоресцентных цветов, напоминающее комнату, стены

которой и пол не имели четких разделений или границ; команата вибри- ровала и пульсировала, как электричество».

странным ланд-

Филип, клинический психолог, обнаружил себя « шафтом, похожим на Землю, но очень неземным»:

над

Я парил на высоте нескольких миль над ним. У меня было не просто зрительное восприя- тие, а очень ясное ощущение, что я делаю это. Там были телескопы, или сверхвысоко- частотные тарелки, или водонапорные башни — предметы с антеннами на них. Солнце было другим, цвета и оттенки другие, отличающиеся от нашего солнца.

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

В последующих описаниях переход от странных и незнакомых мест, где происходили события, вызванные высокими дозами ДМТ, к тем, кто действовал, может показаться относительно незначительным, тем не ме- нее, он представляет собой огромный концептуальный скачок. Несмотря на то что невидимые образы из предыдущих примеров не относятся к фактам нашего повседневного мира, они все же кажутся независимыми, существующими сами по себе и могут быть пассивно наблюдаемы. Даже когда они движутся, кружатся и светятся, их движение происходит внутри чего-то безжизненного или, по меньшей мере, неодушевленного, согласно нормальному представлению. Также добровольцы встречались с пришельцами, существами или соз- даниями, обладающими осознанностью, волей и интеллектом — причем иногда намного превосходящими человеческие. Самым поразительным их свойством является знание о нас. Иногда добровольцам казалось, что эти существа ждали их появления; в других же случаях оно становилось для них сюрпризом. Временами их прием был доброжелательным, но в неко- торых случаях они встречали людей с гневом и враждебностью. На неко- торых сеансах субъекты исследований попадали в их «мир», преодолевая огромные расстояния через безвоздушное пространство дальнего космоса, или могли оказаться рядом с этими существами буквально в мгновение ока, без промедления, не ощущая, что вообще путешествовали. В таких случаях казалось, что эти существа возражали против прибытия в их пространство. Во время пребывания у них добровольцев существа могли передавать зна- ния, а также исцелять или причинять боль и страдания, предсказывать и пророчествовать. Иногда они хотели помочь человеку или, напротив, сами требовали помощи. Карл, кузнец и работник с металлом, увидел:

эльфов, озорных, вспыльчивых, может быть, четверо из них появились побли-

зости с автострадой. Они управляли сценой, это была их территория! Они были примерно моего роста. Они держали плакаты, показывающие мне эти невероятно красивые, слож-

ные, вращающиеся геометрические фигуры на них

Они полностью контролировали ситуацию. Они хотели, чтобы я смотрел.

Это не было вопросом контроля.

Много

Аарон перешел от наблюдения за прекрасным образом, подобным ман- дале [7], к следующей ситуации:

Кто-то, напоминающий насекомое, парил надо мной, пока препарат начинал действо- вать, затем он оказался прямо у меня на лице. Это существо высосало меня из моей головы во внешнее пространство. Это было безусловно внешнее пространство — черное небо с миллионами звезд. Я оказался в очень большой комнате ожидания или в чем-то подобном. Она была очень длинная. Я почувствовал, что за мной наблюдает это насе- комоподобное и другие такие же существа. Затем они потеряли ко мне интерес. Меня взяли в космос и рассмотрели.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

У них была определенная программа. Это было похоже на прогулку в другой район.

Я действительно не вполне уверен, в чем заключается их культура. Это ощущение воз- можности так странно.

Лукас, писатель, пережил типичное нарастание давления на начальной стадии воздействия высокой дозы ДМТ и, «вырвавшись» из тела, увидел:

Появилась космическая станция подо мной справа. Там были по меньшей мере два таин- ственных существа, по одному с каждой стороны, они вели меня на платформу. Я также знал о многих существах внутри космической станции — автоматах, андроидоподобных существах, которые выглядели как гибрид манекена для аварийных испытаний и воина империи из «Звездных войн», только они были живыми, а не роботами. Казалось, что они имеют разграфленные схематичные изображения на всем теле, особенно на пле- чах. Они выполняли какую-то стандартную технологическую работу и не обращали на меня внимания.

Крис, продавец компьютеров и актер, во время исследования переноси- мости почувствовал после второй дозы ДМТ 0,3 мг/кг следующее: « мно- жество рук, ощупывавших мои глаза и лицо. Они приветствовали меня и определяли мою личность». После третьей дозы он рассказал:

Там были три существа, три физические формы. Из их тел исходили лучи, которые за- тем возвращались обратно. Это были рептилии и гуманоиды, старающиеся помочь мне понять, не с помощью слов, а посредством жестов. Они хотели, чтобы я заглянул в их тела. Я посмотрел и понял функции размножения, на что они были похожи до рожде- ния, затем их переход в тело.

Джереми вышел на пенсию после службы в вооруженных силах и не-

давно начал работать психотерапевтом, получив второе образование. На

первом сеансе с высокой дозой ДМТ он обнаружил себя «

нате в стиле хай-тек [8] с мультяшным Гамби [9] ростом в три фута», ко- торый заботился нем.

в детской ком-

Я почувствовал себя младенцем. Не человеческим младенцем, но ребенком с интел-

лектом, предоставленным Гамби. Он знал о моем присутствии, но не особенно об этом заботился. Затем я слышал два или три мужских голоса, они разговаривали между со- бой. Один из них сказал: «Он прибыл».

Во время другого сеанса с высокой дозой Джереми наблюдал следующее:

В центре находилась одна большая машина с отходившими от нее трубопроводами, поч- ти переплетавшимися, но не похожими на змей; это было шедевром технической мыс- ли. Трубопроводы закрыты на концах и сделаны из твердых серо-голубых трубок, может быть, пластиковых. Я чувствовал себя так, будто машина переделывает, перепрограм- мирует меня. Там находился человек, который, насколько я могу судить, стоял за неким

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

пультом управления, считывал данные или манипулировал чем-то. Он был занят, вы- полняя свою работу. Я обратил внимание на некоторые обрабатываемые этой машиной результаты, которые, может быть, касались моего разума.

На своем последнем сеансе Джереми рассказал: «Там было четыре раз- ных существа. Они сделали что-то и наблюдали за результатами. Их наука и технологии были чрезвычайно высоко развиты». Позже Джереми рассуждал по поводу своих опытов:

Состояние ДМТ показывает что-то реальное. Это совершенно неожиданно, достаточно постоянно и объективно. Кто-то может интерпретировать ваше рассматривание моих зрачков как то, что меня обследовали, и трубки в моем теле как трубки, которые я сей- час вижу. Но это метафора, а мой опыт был вовсе не метафорой. Это независимая, по- стоянная реальность. Существование смежных измерений имеет большую вероятность. Это может выглядеть не настолько просто, как планеты, населенные своими обитателя- ми со своими сообществами. Это весьма приблизительно. Это больше похоже на новую технологию, чем на какой-то вид препарата. Вы можете на свой выбор уделить внима- ние тому или этому. И даже если вы не будете обращать внимание, прогресс будет про- должаться. Вы возвращаетесь не к тому, что вы оставили, а в то место, куда добралась жизнь после того, как вы ее покинули. Это не галлюцинация, но результат наблюдения.

Дмитрий, веб-дизайнер и партнер Хезер, обнаружил себя в каком-то лазарете, или пространстве, предназначенном для восстановления физи- ческих сил.

Они подготовили место специально для меня. Их, так же, как меня, ничего не удивляло.

Это было невероятно непсиходелично. Я мог обратить внимание на детали

расстроен, что не поговорил с ними. Я был смущен и испытывал благоговейный трепет. Я знал, что они готовили меня для чего-то. Так или иначе, у нас есть миссия. У них было что показать мне. Но они ждали, чтобы познакомить меня с окружением, движением и языком того пространства. Эти существа были дружелюбны. У меня возникла связь с одним из них. Он был готов сказать что-то мне или я был готов сказать ему, но мы не смогли установить достаточное соединение. Это была почти сексуальная связь, но не похожая на половой акт, это было полное телесное общение. Их работа определенно заключалась в том, чтобы что-то со мной сделать.

Я был так

Бен, бывший военный полицейский, сообщил:

Там было четверо или пятеро существ рядом со мной. Такие же сумасшедшие, как эти звуки, они выглядели как кактус сагуаро перуанской расцветки [10]. Это были гибкие, текучие, геометрические кактусы. Не твердые. Они были не очень благожелательны, но и не враждебны. Они исследовали, действительно исследовали. Казалось, они знают, что время ограничено. Они хотели знать, что я делаю, по крайней мере то существо, которое появилось. Я не отвечал. Они знали. Как только они решили, что со мной все нормально, они приступили к своему делу. Я почувствовал, как что-то вставили в мое левое предплечье, прямо сюда, на три дюйма ниже татуировки в виде цепи на моем

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

запястье. Зонд был длинный. С их стороны не было никакого подбадривания по поводу того, что они делали. Просто дело.

Шон, чей мистический опыт мы описали ранее, также имел встречу с существами в течение одного из сеансов с дозой 0,3 мг/кг.

Затем я заметил женщину средних лет, с острым носом и зеленоватой кожей, она си- дела справа и наблюдала вместе со мной за этим изменяющимся городом [который появился перед Шоном несколькими мгновениями раньше]. Ее правая рука лежала на циферблате, с помощью которого она управляла панорамой. Она слегка развернулась ко мне и спросила: «Чего еще тебе бы хотелось?» Я ответил телепатически: «Ну а что у тебя еще есть? Я не представляю, что ты можешь делать». Она встала, дотронулась до правой части моего лба и согрела ее, затем, используя какой-то острый предмет, чтобы открыть панель со стороны моего правого виска, выпустила огромное количество давления. Мне стало гораздо лучше, чем когда-либо, даже несмотря на то что я чув- ствовал себя хорошо до этого.

После первой высокой дозы Рекс, плотник, а также автор и исполни- тель песен, описывал свои впечатления:

Вокруг меня везде были насекомоподобные создания. Они просто старались одержать победу. Я сражался, забыв о том, кто я есть или кем был. Чем больше я сражался, тем больше демонических черт у них проявлялось, они испытывали мою душу и мою жизнь. В конце концов я начал сдаваться, поскольку был уверен, что умирал. Когда я принял свою смерть и растворился в любви Бога, насекомоподобные существа начали питаться моим сердцем, жадно набрасываясь на чувства любви и отказа от себя.

Когда я цеплялся за свою последнюю мысль, что Бог равен любви, они сказали:

«Даже здесь? Даже здесь?» Я ответил: «Да, конечно». Они были все еще там, но я зани- мался любовью с ними в то же самое время, когда они ели меня. Они праздновали это.

Я не знаю, какого они пола, но они были совершенно неземные, хотя их нельзя назвать неприятными. Затем ко мне пришла мысль, что они определенно манипулировали моей

ДНК, изменяя ее структуру. А затем я начал исчезать. Они не хотели, чтобы я уходил.

Я не находился под кайфом или в состоянии интоксикации. Все просто происходило.

В течение другого сеанса Рекс снова боролся со своей реакцией на присутствие существ, которые сначала производили на него мрачное впе- чатление.

Затем пространство вокруг меня раскрылось. Там были существа и механизмы. Это вы- глядело так, будто все происходит в области черного пространства. Яркие психоделиче- ские цвета очерчивали фигуры существ и механизмов. Эта область существовала вечно. Они поделились этим со мной, позволив наблюдать за всем. Там была особь женского пола. Мне показалось, что я умираю, затем появилась она и успокоила меня. Она со- провождала меня во время наблюдения за механизмами и этими созданиями. Находясь рядом с ней, я ощущал глубокое расслабление и спокойствие. Они вливали информацию в меня, но это было так интенсивно, что я не мог вынести этого. От лица успокаивав-

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

шего меня существа расходились лучи желтого психоделического света. Она пыталась общаться со мной. Казалось, она была очень озабочена мной и воздействием, которое я испытывал благодаря ее попыткам общения. Прямо передо мной и выше меня находилось что-то очерченное зеленым светом. Оно вращалось и что-то делало. Она показывала мне, как использовать эту вещь. Это напомнило мне терминал компьютера. Мне кажется, она хотела, чтобы я общался с ней с помощью этого устройства. Но я не мог понять, как это делать.

На последнем сеансе Рекса продолжилась тема общения с инсектоида- ми в огромном пространстве, которое он описывал так:

улей. Насекомоподобные разумные существа находились в гипертехно-

логичном пространстве. Я почувствовал, как что-то мокрое ударяется в мое тело. Они капали что-то на меня. Они хотели, чтобы я присоединился к ним, остался с ними. Это было соблазнительно. Я смотрел вниз, в проход, который тянулся бесконечно. Возмож- но, я потерял сознание в какой-то момент, затем я оказался в этом улье. Там было еще одно существо, которое мне помогало, отличавшееся от предыдущего помощника. Оно было очень разумно. И не было гуманоидом. Оно не было пчелой, но выглядело похо- же. Оно показывало мне улей. Это место было очень дружелюбным, и я ощущал теплую чувственную энергию, исходящую из всего улья. Это существо сказало мне, что именно там находится наше будущее.

Безграничный

Сара — домохозяйка, мать и внештатный писатель, пишущий на научные темы. Первый сеанс с высокой дозой выбросил ее, как она выразилась, об- ратно через ее ДНК в психоделическую циркулярную пилу цветов, которая пугала тем, что могла ее уничтожить. Она «возвращалась к жизни просто в форме энергии, не имеющей тела, направляясь в область подготовки к жизни, где души ожидают инкарнации». Несмотря на чувство беспокойства, которое она испытывала на сеансе с первой высокой дозой, Сара вернулась утром для участия в исследовании переносимости и получения четырех доз по 0,3 мг/кг через каждые 30 минут. Вскоре она увидела «представле- ние клоунов». Они были похожи на игрушечных или мультипликационных.

Внезапно из этих узоров появилось пульсирующее существо. Оно казалось фантастиче- ским, и описать его я могу только как похожее на Тинкэбел [11]. Оно пыталось убедить меня пойти с ним. Сначала я сопротивлялась, потому что не знала, найду ли дорогу об- ратно. К тому времени, когда все-таки решилась пойти, воздействие препарата начало ослабевать и я не была уже достаточно «высоко», чтобы последовать за этим существом. Оно следовало обратно со мной до тех пор, пока я не поняла, что оно достигло своей границы. Я почувствовала, будто оно говорило мне «до свидания».

Я дал Саре несколько советов, чтобы помочь ей пройти сквозь смуща- ющие цвета, поэтому третий и четвертый сеансы были более сфокусиро- ванными. Во время третьего сеанса Сара рассказала, что она быстро про- рвалась на «другую сторону», в пустоту темноты.

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

Неожиданно появились существа в плащах, как силуэты. Они были рады встрече со мной. Они упомянули о происходившем ранее индивидуальном контакте со мной. Каза- лось, они радовались, что мы открыли эту технологию[ДМТ]. Они хотели узнать больше

о наших физических телах и сказали, что люди существуют на многих уровнях. Создава- лось впечатление, будто они, а не медсестра, собрали эту информацию и оценили, что

я делаю это для них. Каким-то образом получилось так, что мы делали это совместно. Они посоветовали мне «принять мир».

После последней дозы:

Они были готовы к встрече со мной. Они сказали, что у них есть много вещей, которы- ми они могут поделиться с нами, когда мы научимся устанавливать более длительные контакты. Они проявляли интерес к эмоциям и чувствам, поэтому я сказала им: «У нас

есть вещи, которые мы можем предложить вам, например духовность и любовь». Я по- чувствовала, как потрясающей силы энергия создавала слева от меня бриллиант розового света с белыми гранями. Я знала, что это была духовная энергия и Любовь. Они были благодарны, но я расстроилась, потому что сеанс был потрачен на то, чтобы «дать», в то время как я хотела получить духовное просветление. Всегда зная, что мы не одни во Вселенной, я думала, что встретиться с ними можно только с помощью яркого света и летающих тарелок во внешнем пространстве. Мне никогда не приходило в голову, что

я действительно могу встретиться с ними в своем собственном внутреннем простран-

стве. Я полагала, что единственное, с чем мы можем столкнуться, — явления, принад- лежащие нашей собственной личной сфере архетипов и мифологии. Я ожидала встре- тить духовных наставников и ангелов, но не жизненные формы инопланетян. Я видела какое-то оборудование или что-то подобное, и палочки со слезинками выходили из него. Они были похожи на механизмы.

Не всегда существа, с которыми встречались добровольцы во время се- ансов, были очень благожелательными и приятными. Например, Кен, сту- дент, высоко ценивший МДМА (экстези), не имел большого опыта приема более сильных классических психоделиков. Его первая высокая доза ДМТ (к счастью, проводившаяся без ректального зонда для измерения темпе- ратуры) привела к тому, что он оказался в такой ситуации:

Там было два крокодила у меня на груди. Они давили меня, насиловали меня через аналь- ное отверстие. Я не знал, выживу ли. Сначала я подумал, что это был сон, кошмар. За- тем я понял, что это происходит в действительности. Это было отвратительно. Это самое страшное, что когда-либо произошло в моей жизни. Я хотел попросить вас подержать меня за руки, но я был так сильно придавлен, что не мог пошевелиться и не мог говорить.

Кевин — муж Сары, математик; его первый сеанс с высокой дозой был отмечен не только потенциально опасным повышением кровяного давле- ния, но и особенно пугающей встречей.

Я почувствовал покалывание во всем теле. Странное ощущение приподнятости. Я уви- дел цвета, приближавшиеся ко мне из темноты. Затем — свет, матрицу клеток, ко-

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

торые выглядели как кожа под микроскопом, с белым светом позади них. Неожидан- но справа и сверху от меня я увидел фигуру. Она выглядела как африканская богиня войны: чернокожая, с маской на лице, в руках копье и щит. Я удивил ее. Она приняла агрессивную защитную позу и сказала: «Ты посмел прийти сюда?» Я мысленно отве- тил: «Да, кажется так». Я почувствовал огромный прилив крови в груди. Мое сердце стучало. Я чувствовал волны, текущие через мое тело. Я подумал: «Они убили меня». Затем мое подсознание или кто-то сказал мне: «Ты умираешь, не умирай». Вдали я слышал звуки, похожие на сигнал тревоги [на самом деле прибор для изменения давления отреагировал на его высокое кровяное давление сигналом тревоги]. Я подумал: происходит что-то очень не- правильное. Я подумал о Саре и нашем маленьком сыне, и я боролся. Я не собирался умирать. Я почувствовал, будто я прыгнул в воду с 10-метровой платформы, ударился о воду и находился на дне бассейна. Я поплыл к поверхности.

СХОДСТВО С ОПЫТАМИ ПОХИЩЕНИЯ ПРИШЕЛЬЦАМИ

Эти опыты выхода «за завесу» имеют много сходных черт с описанны- ми в литературе похищениями людей пришельцами, как резюмировал в своей книге «Похищение» покойный психиатр Гарвардского университета Джон Мак [12]. В типичном опыте похищения яркий свет, гудящие звуки, странные вибрации тела, внутреннее напряжение или паралич отмечают начало происшествия. Затем одно или несколько существ, в большей или меньшей степени похожих на гуманоидов, появляются, как кажется, из тени. Некоторые похищенные обнаруживают себя в параллельном мире, кото- рый имеет обычные или знакомые черты (например, комната или парк). Другие оказываются в обстановке лабораторного, исследовательского или учебного учреждения. Во всех случаях люди находятся под абсолютным контролем пришельцев в ситуации, которую они описывают как «более реальную, чем в обычной жизни». Существа начинали деловито двигаться вокруг, выполняя какую-то рабо- ту, о которой похищенные не имеют ни малейшего представления. Неко- торые похищенные чувствовали, что происходит своего рода нейропсихо- логическое перепрограммирование или передача информации с исполь- зованием необычных визуальных символов, а не звуков и слов. Существа могли пристально разглядывать похищенных. В других случаях пережив- шие этот опыт рассказывали о том, что им вставляли зонды в их тела. Они могли также почувствовать, что их душа преображалась. Существа проявля- ли огромный интерес к нашей энергетике и эмоциональности. Казалось, им требуется то, что может дать только человеческая любовь. Как прави- ло, первоначальный контакт проходил в прохладной и равнодушной ма- нере. Одно существо, в частности, было более или менее ответственно за

ВНУТРЕННИЕ ПУТИ ВО ВСЕЛЕННУЮ

похищенных, у которых возникали особые отношения с ним. Люди сооб- щали, что существо приветствовало их телепатически, когда они появля- лись в его реальности, и словно говорило: «С возвращением!» Сходство между отчетами тех, кто пережил опыт похищения пришель- цами, и описаниями контактов, предоствленных нашими добровольцами, поразительна. Заманчиво полагать, что между этими двумя сериями на- блюдений существует связь. Вероятно, у тех людей, которые сообщали, что они пережили опыт похищения пришельцами, уровень эндогенного ДМТ повышался. В пользу этой теории говорит тот факт, что многие до- бровольцы Мака находились в условиях огромного стресса перед опыта- ми похищения, к тому же мы знаем, что у видов, не принадлежащих к человеческому роду, уровень ДМТ в мозге повышается в качестве ответ- ной реакции на стресс. Еще ни один из субъектов нашего исследования (даже тот, который утверждал, что пришельцы имплантировали стержень в его руку) не по- лучил визуального подтверждения установленного контакта с «реальны- ми» существами. В таком случае может иметь смысл рассмотреть диапазон таких встреч, опираясь по ось с двумя два предельными координатами:

телесность и нематериальность. То есть на одном полюсе происходит только контакт сознания с сознанием, и объективные физические дан- ные, полученные в результате такой встречи, необязательно установят до- стоверность контакта.

МОДЕЛИ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ ОПЫТА ДМТ

Широкий спектр эффектов воздействия ДМТ, наблюдаемый у доброволь-

цев, делает затруднительным создание какой-то одной исчерпывающей мо- дели. Отложив на время вопрос о том, как препарат или растение изменяют сознание, мы можем составить концепцию эффектов воздействия ДМТ по траектории объяснений от очень вероятного до весьма гипотетического. Принимая во внимание психотерапевтическое воздействие, наблюдаемое на тех сеансах ДМТ, которые относятся к категории личных, достаточно легко допустить воздействие препарата на некоторые психические процессы, из- вестные в психотерапии. ДМТ может усиливать, ослаблять или как-то еще влиять на проецирование, внушаемость, перенос, подавление, отрицание

и т. п. ДМТ также может изменять воображение, творческие способности

и символику конфликтов, позволяя индивидууму более гибко подходить к

болезненным для него чувствам и воспоминаниям. Что касается трансперсональных опытов, то тут может быть целый ряд толкований. Не так давно появилась новое научное направление — ней- ротеология, в рее рамках постулируется, что такие состояния обуслов-

ГЛАВА 3. ПРИЕМ ДМТ: РАЗНООБРАЗИЕ ОПЫТА

дены деятельностью определенных центров мозга. Несмотря на то что

в результате этих исследований было найдено анатомическое местопо-

ложение таких изменений, определить их возможные причины так и не удалось. Участие в экспериментах ДМТ могло бы добавить важный эле- мент в это уравнение. Психологические аналоги этих изменений мозга, в частности те, ко- торые используются в рамках клинической психологии, еще не доста- точно четко сформулированы. Наиболее удачные попытки включения этих опытов в структуру научного аппарата психологии были сделаны

в области когнитивной психологии, которая многое заимствовала у тео-

рии вычислительных систем, и в трансперсональной психологии, мно- гое перенявшей у религиоведения. И хотя опыты, связанные с потусто- ронними, невидимыми мирами, на микро- и макроуровнях — особенно те, в которых имел место контакт с существами, — заставляют нас сту- пить на тонкий лед, все же следует приложить усилия, чтобы все-таки понять эти явления. Моя первая реакция на подобные сообщения о ДМТ от девятнадцати информантов и на последующие рассказы добровольцев была следующей: