Вы находитесь на странице: 1из 6

Теория и история культуры

Примечания

1. Вебер, М. Протестантская этика и «дух капитализма» / М. Вебер // Избранные произведения. —

Москва: Прогресс, 1990. — 809 с.

2. Вернадский, В. И. Автотрофность человечества / В.И. Вернадский // Русский космизм: Антология

философской мысли / сост. С.Г. Семеновой, А.Г.Грачевой. — Москва: Педагогика-Пресс, 1993. — 412 с.

3. Вернадский, В. И. Научная мысль как планетное явление/ В.И. Вернадский — Москва: Наука, 1991.—

270 с.

4. Вернадский, В. И. Размышления натуралиста / В.И. Вернадский // Научная мысль как планетное

явление. Кн. 2. — Москва: Наука, 1977. — 191 с.

5. Веряскина, В. П. Концепт «образцового человека» / В.П. Веряскина // Человек. — 2004. — № 4. —

С. 48—69.

6. Кива, А. В. Духовность и преодоление кризиса / А.В. Кива // Общественные науки и современность.

2001. — № 2. — С. 20—31.

7. Кондрашов, В. А. Менталитет / В.А. Кондрашов // Новейший философский словарь / [под общ. ред.

А.П. Ярещенко]. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. — С. 383—385.

8. Митрополит Минский и Слуцкий Филарет. Вступительное слово / Митрополит Минский и Слуцкий

Филарет // Православное учение о человеке: избранные статьи. — Клин: Христианская жизнь, 2004. — С. 11—17.

9. Новая философская энциклопедия: в 4 т./ Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; [предс.

научно-ред. совета В.С. Степин]. — Москва: Мысль, 2000. — Т. 1: А — Д. — 2000. — 721 с.

10. Печчеи, А. Человеческие качества. / А. Печчеи. — 2-е изд. — Москва: Прогресс, 1985. — 312 с.

11. Тульчинский, Г. Л. Постчеловеческая персонология: Новые перспективы свободы и рациональности

/ Г.Л. Тульчинский. — Санкт-Петербург: Алетейя, 2002. — 677 с.

*

УХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ АРМИИ НАКАНУНЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА В ОЦЕНКАХ ВОЖДЕЙ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ

Д.

А.

Горбачев

Московский государственный университет культуры и искусств

В статье рассматривается духовно-нравственное состояние российской армии накануне Октябрь- ской революции 1917 года, предпосылки и причины разложения института армии в Российской империи, а также дается краткий анализ несостоятельности «теории заговора» и указываются основные причины революций 1917 года в России. Ключевые слова: революция, «теория заговора», духовность, нравственность, мораль, Мировая война, монархия, армия, солдаты, офицеры, патриотизм. In article the spiritual and moral condition of the Russian army on the eve of October revolution of 1917, the precondition and the reason of decomposition of institute of army in the Russian Empire is considered, and also the short analysis of insolvency is given to “the plot theory” and the main reasons for revolutions of 1917 in Russia are specified. Key words: revolution, “plot theory”, spirituality, moral, morals, World war, monarchy, army, soldiers, officers, patriotism.

1997– 0803

ВЕСТНИК

МГ УКИ

6

(50)

ноябрь–декабрь

2012

79 –84

79

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

С начала ХХ столетия в российском (совет- ском) обществе не утихают споры о духовно- нравственных предпосылках и причинах рево- люций 1905—1917 годов. Появлялись и появ- ляются различные «теории заговора», кото- рые рассматривают произошедшие события в Российской империи через призму враждеб- ного влияния определенных сил, либо под- рывной политики иностранных государств. Так, С.А. Нилус, В.В. Розанов, А.И. Солжени- цын, А.Н. Севастьянов, Б.С. Миронов и др. убеждают нас в том, что виновниками рос- сийских революций 1905—1917 годов явля- ю т с я сион ис т ы. Г.В. Ш варц-Бос т у н и ч, Митрополит Антоний Храповицкий, О.А. Платонов, Г.П. Климов, Т.В. Грачёва и др. воз- лагают полную ответственность на масонов. В свою очередь Г.М. Катков, С.П. Мельгунов, Элизабет Хереш уже более столетия обвиня- ют В.И. Ленина и партию большевиков в шпио- наже и вредительской деятельности в пользу Германии. Есть сторонники японского и аме- риканского следа в развале Российской импе- рии, предательства императрицы Александры Фёдоровны Романовой, происках всесильной британской разведки, подрывной деятельно- сти Ватикана и ордена иезуитов. Великий рос- сийский философ и мыслитель И.А. Ильин писал в эмиграции: «Именно таковы все обыч- ные эмигрантские разговоры о том, что рево- люция есть просто результат заговора — все равно чьего (одни говорят английского, другие немецкого, третьи еврейского; масоны гово- рят католического, католики говорят масон- ского)» (5, с. 219). При этом часто забывают, сознательно или нет, истинные причины про- изошедшего — духовную деградацию россий- ского общества в канун революционного 1917 года. И даже наоборот, большинство таких теорий повествует о положительной духовно- нравственной обстановке в Российской импе- рии в период правления последнего россий- ского императора Николая II, о подлинном «золотом веке» развития российского народа, небывалого религиозного подъёма и мораль- ного оздоровления нации. О подлинном духовно-нравственном сос- тоянии российского общества говорили

как представители Русской православ- ной церкви (Патриарх Тихон, Игнатий Брян- чанинов, Иоанн Кронштадтский, Николай Японский, Мария Скопцова), так и представи-

тели русского этнического национализма, т.н. русская православно-монархическая право- консервативная партия (М.О. Меньшиков, В.В. Шульгин, А.А. Мотовилов и др.); представите- ли медицины, написавшие классические труды

о

подлинной эпидемии бытового алкоголиз-

ма и деградации российского народа в начале ХХ века (И.Н. Введенский, Д.Н. Воронов, А.Л. Мендельсон), российские философы (И.А. Ильин, Н.А. Бердяев, В.В. Розанов, Д.С. Мережковский, С.Л. Франк, М.О. Гершензон) и, конечно, лидеры Белого движения, кото- рые в наименьшей степени были заинтересо-

 

ваны в очернении дореволюционного духовно- нравственного состояния российского обще- ства. Несмотря на многочисленные и зача-

стую необъективные обвинения со стороны приверженцев советской власти в реакцион- ном и консервативном характере Белого дви- жения и, прежде всего, его вождей, в идео- логии и поступках лидеров контрреволюции четко прослеживается неприятие реставрации прежней модели самодержавной России. В качестве доказательной базы здесь умест- но привести критическое мнение о духовно- нравственном кризисе в среде военнослужа- щих русской армии, находящихся на фронте

I

Мировой войны 1914—1918 годов, наиболее

видных и авторитетных вождей Белого дви- жения — А.И. Деникина, П.Н. Врангеля, А.П. Будберга. Представители дворянства выбра- ны для объективности рассмотрения вопроса, ибо они, по определению, должны быть рев- ностными сторонниками реставрации преж- него государственного строя и утраченных привилегий. А.И. Деникин:

 

« …четыре года войны и кошмар революции не прошли бесследно. Они обнажили людей от внешних культурных покровов и довели до высокого напряжения все их сильные и все их

низменные стороны… Казарма же, отрывая людей от привычных условий быта, от более уравновешенной и

80

80

80
Теория и история культуры

Теория и история культуры

Теория и история культуры
 

устойчивой среды с ее верою и суевериями, не давала взамен духовно-нравственного воспи- тания. В ней этот вопрос занимал совершен- но второстепенное место, заслоняясь всецело заботами и требованиями чисто материально- го, прикладного порядка… Война ввела в духовную жизнь воинов два новых элемента: с одной стороны, мораль- ное огрубение и ожесточение, с другой — как будто несколько углубленное чувство веры, навеянное постоянной смертельной опасно- стью. Оба эти антипода как-то уживались друг с другом, ибо оба исходили из чисто матери- альных предпосылок. Как бы то ни было, в числе моральных эле- ментов, поддерживающих дух русских войск, вера не стала началом, побуждающим их на подвиг или сдерживающим от развития впо- следствии звериных инстинктов… Едва ли нужно доказывать, что громадное большинство командного состава было совер- шенно лояльно по отношению к идее монар- хизма и к личности государя. Позднейшие эволюции старших военачальников-монар- хистов вызывались чаще карьерными сооб- ражениями, малодушием или желанием, на- дев “личину”, удержаться у власти для прове- дения своих планов… Что касается отношения к трону, то, как явление общее, в офицерском корпусе было стремление выделить особу государя от той придворной грязи, которая его окружала, от политических ошибок и преступлений цар- ского правительства, которое явно и неуклон- но вело к разрушению страну и к поражению армию… В солдатской толще, вопреки сложившему- ся убеждению, идея монархизма глубоких мистических корней не имела… Известный консерватизм, привычка “испокон века”, внушение церкви — все это создавало опре- деленное отношение к существующему строю, как к чему-то вполне естественному и неизбежному… Оттого, наряду с сердечным попечени- ем, трогательной заботливостью офицеров о

заушения…

 

В

конечном итоге, все эти обстоятельства

создавали не совсем здоровую атмосферу

 

в

армии и флоте и разъединяли, где в большей,

где в меньшей степени, два их составных эле- мента… Грех, вызвавший противоположение “барина” мужику, офицера — солдату и соз- давший впоследствии благоприятную почву для работы разрушительных сил. Каков народ, такова и армия. Революция была неизбежна, ее называют всенародной. Это определение правильно лишь в том, что революция явилась результатом недоволь- ства старой властью — решительно всех слоев населения» (4). П.Н. Врангель:

«Двухлетняя война не могла не расшатать нравственные устои армии. Нравы огрубели; чувство законности было в значительной мере утеряно. Постоянные реквизиции — неиз- бежное следствие каждой войны — поколе- бали понятие о собственности. Все это соз- давало благоприятную почву для разжигания

в

массах низменных страстей …

В

этом отношении много старались те мно-

гочисленные элементы, которыми за послед-

 

ние месяцы войны обрастала армия, особенно

в

ближайшем тылу; “земгусары”, призывного

возраста и отличного здоровья, но питающие непреодолимое отвращение к свисту пуль или разрыву снаряда, с благосклонного покрови- тельства и помощью оппозиционной обще- ственности, заполнили собой всякие коми- теты, имевшие целью то устройство каких-то читален, то осушение окопов. Все эти господа облекались во всевозможные формы, украша- ли себя шпорами и кокардами и втихомолку обрабатывали низы армии, главным образом, прапорщиков, писарей, фельдшеров и солдат технических войск из “интеллигенции”… Опасность была в самой идее уничтожения монархии, исчезновении самого Монарха. Последние годы Царствования отшатнули от Государя сердца многих сынов отечества. Армия, как и вся страна, отлично сознавала,

нуждах солдата

наряду с этим были неред-

что Государь действиями Своими больше всего Сам подрывает престол… Но в настоящих условиях, с падением Царя, пала сама идея

ко грубость, ругня, иногда самодурство и

81

81

81
ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

власти, в понятии русского народа исчезли все связывающие его обязательства, при этом власть и эти обязательства не могли быть ни чем соответствующим заменены… Что должен был испытать русский офицер или солдат, сызмальства воспитанный в идее нерушимости присяги и верности Царю, в этих понятиях прошедший службу, видевший в этом главный понятный ему смысл войны Неизбежный исторический процесс, завер- шившийся февральской революцией, привел к крушению русской государственности» (3). Барон А.П. Будберг:

ограниченном размере… Что могла дать русская действительность, кроме жадного, завистливого, никому не веря- щего шкурника или невероятного по своей развращенности и дерзновению хулигана. Вся русская жизнь, вся деятельность многочис- ленных представителей власти, прикрывав- ших Царской порфирой и государственным авторитетом свои преступления, казнокрад- ство и всевозможным мерзости; литература, театры, кинематографы, чудовищные поряд- ки винной монополии — все это день и ночь работало на то, чтобы сгноить русский народ, убить в нем все чистое и высокое, схулиганить русскую молодежь, рассосать в ней все задер- живающие центры, отличающие человека от зверя, и приблизить царство господства самых низменных и животных инстинктов и вожде- лений. Все это сдерживалось, пока существо- вал страх и были средства для сдержки и для удержа. Война положила начало уничто- жению многих средств удержа, а революция и слепота Временного Правительства докан- чивают это злое дело, и мы, несомненно, при- ближаемся к роковому и уже неизбежному концу, к господству зверя. Развал окутывает нас густым смрадом; каждый час приносит новые, ужасные по своему цинизму сведения об отказах, неис- полнении приказов, о требованиях, постанов- лениях, удалениях и все это на coycе шкуряти- ны, лени. Вся войсковая жизнь стала: солда- ты едят, курят и до полного одурения режут- ся в шестьдесят шесть и в разные азартные игры, проигрывая и деньги, и одежду, и даже продовольствие… Армия больна ползучей гангреной, полу- чившей уже такое распространение, что при- жигания больных мест каленым железом уже не помогут; напрягая последние усилия, мы справляемся с заразой в незначительных точках… От газет становится тошно на душе: всюду звери, звериные дела, звериные морды и жад- ность, кое-где и звериная жестокость. Жал- кая, бессильная власть что-то лопочет и пыта- ется громкобрехом и высокопарными сентен- циями остановить сокрушающуюся громаду

«Армия, у которой выбили ее душу — дис- циплину, давно уже перестала существовать; осталась одна видимость, полная уже внутри такого гноя и разложения, что только одно великое чудо могло бы нас спасти… Уже июньское наступление достаточно ярко показало, что по боевой части мы без- надежно больны и что никакие наступления для нас уже немыслимы; немцы с искусством Мефистофеля использовали свое знание современной русской души и при помощи Ленинской компании вспрыснули нам яд, рас- творивший последние жалкие корочки, в ко- торых еще наружно держалась русская армия; уничтожение дисциплины, проклятый прин- цип “постольку-поскольку” и пораженческая пропаганда обратила нас в опасные для вся- кого порядка вооруженные толпы, которые пойдут за тем, кто посулит им побольше вкус- ного и давно уже вожделенного, побольше прав и наслаждений при минимуме обязанно- стей, работы и неприятностей… Сейчас бро- шенный на фронт лозунг “долой войну” при- влек к себе сердца и симпатии всех шкурят- ников (а их, с приходом последних укомплек- тований, у нас стало больше 80%) и сорвал последние удерживающие крепи с тех, у кото- рых шкурятнические побуждения сдержива- лись когда-то дисциплиной, боязнью суда и расстрела, а отчасти старой рутиной пови- новения и обрывками втолканного когда-то сознания обязанности защищать родину… такие понятия, как “родина, патриотизм, долг и т.п.”, существовали у нас для казенного упо- требления en masse и для частного в очень

82

82

82
Теория и история культуры

Теория и история культуры

Теория и история культуры
 

российской государственности… Сейчас все части во власти пришедших из запасных полков пополнений. Как будто нарочно, держали в тылу орды самой отбор- ной хулиганщины, распустили их морально и служебно до последних пределов, научили их не исполнять никакие приказания, грабить, насиловать и убивать неугодное им началь- ство, а потом этой гнусной гнилью залили наши слабые кадры. Все звериное, так роскошно взращенное русской жизнью и ничем не сдерживаемое, вылезло наружу и рвет на куски все чужое и все жирное и вкусное. …Что же будешь даль) ше, когда эти начинающее гастролеры сдела- ются настоящими мастерами в деле истребле- ния людей…» (2). Такие нелицеприятные и критические оценки духовно-нравственному состоянию народа и армии дали вожди будущего Белого движения в середине 1917 года. Они постави- ли своевременный диагноз российскому обще- ству. Государство было больно смертельной болезнью — недееспособностью. К сожале- нию, русская эмиграция, многочисленные антисоветские группировки и противники советской власти не смогли понять и принять данного факта. Утверждение В.И. Ленина в его работе «Детская болезнь “левизны” в ком- мунизме» (1920): «Лишь тогда, когда “низы” не хотят старого и когда “верхи” не могут по-старому, лишь тогда революция может победить» (6, с. 69) оказалось очень точным. Многочисленные теории о неком влиянии внешних враждебных сил и их фатальном зна- чении для развала монархической Российской империи выглядят весьма односторонними и необъективными, и они не могут объяс- нить причины и следствия русских револю- ций начала ХХ века. В первую очередь, эти теории сознательно обходят то важнейшее обстоятельство, что любые революции и пере- вороты случаются тогда, когда имеют для этого подготовленную и благодатную почву. И.А. Ильин дает этому прекрасное объясне- ние: «Это все равно, что объяснить болезнь злокозненно сговорившимися бактериями и их всесильностью… Но бактерии не причина

болезни, они только её возбудители; причина в организме и его слабости, его функциональ- ном расстройстве… Русская революция есть крушение и кризис» (5, с. 219—225). Далее он называет подлинные причины русской траге- дии: «культивирование пошлости (безбожная наука и публицистика, развратное и растлен- ное искусство, продажная политика, утрата патриотизма, подмена подлинной духовно- сти показной светской моралью и этикой); применение насилия в государственных инте- ресах (скверная и вредная пенитенциарная система (с телесными наказаниями, катор- гой, кандалами — Д.Г.), классово-партийная направленность государственного аппарата, империалистически-торгово-завоевательные войны, национализм и колониальное отноше- ние к гражданам государства), игнорирование социальной справедливости (рост обездолен- ного и бесправного рабочего класса, огром- ное социальное расслоение, отсутствие под- линной благотворительности и меценатства, расточительность напоказ), засилье лжи во всех аспектах государственной и обществен- ной жизни, крайний формализм и омертвение религиозной жизни» (5, с. 114—119). Точно такое же мнение о причинах рус- ской революции высказывал и Н.А. Бердяев:

«Революция есть свыше ниспосланная кара за грехи прошлого, роковое последствие старо- го зла… В революции искупаются грехи про- шлого. Революция всегда говорит о том, что власть имеющие не исполнили своего назначе- ния… что они довели до революции, допусти- ли её возможность. В обществе была болезнь и гниль, которые и сделали неизбежной рево- люцию… Революциям предшествует про- цесс разложения, упадок веры, потеря в обще- стве и народе объединяющего духовного центра жизни…» (1, с. 10—11). Подводя итоги, необходимо сказать, что, на наш взгляд, невозможно оправдать револю- ции 1917 года указанными теориями «заго- вора», без комплексного изучения внутрен- них разрушительных процессов в российском обществе, таких как бездуховность, форма- лизм и омертвение подлинной религиозной жизни, кризис института монархии и дворян-

83

83

83

ISSN 1997-0803 Вестник МГУКИ 2012 6 (50) ноябрь–декабрь

ства, недееспособность императора Николая II и распутинщина, социальное расслоение, органическое неприятие российским народом капиталистических отношений, деградация экономики, последствия крепостного права, кризис сельского хозяйства и нерешенность земельного вопроса, засилье бюрократии и

рост коррупции, маргинализация населения и рост городского люмпен-пролетариата, эпиде- мия пьянства и бытовой преступности, нацио- нализм и антисемитизм. Все вышеперечисленное требует серьезно- го рассмотрения, исторического анализа на основе документальной ревизии.

Примечания

1. Бердяев, Н. Философия неравенства / Н.А. Бердяев. — Москва: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006.

— 349,[3] c.

2. Будберг, А. П. Дневник белогвардейца [Электронный ресурс] / А.П. Будберг. — Режим доступа:

<http://militera.lib.ru/db/budberg/index.html>

3. Врангель, П. Н. Записки [Электронный ресурс] / П.Н. Врангель. — Режим доступа: <http://militera.

lib.ru/memo/russian/vrangel1/index.html>

4. Деникин, А. И. Очерки русской смуты [Электронный ресурс] / А.И. Деникин. — Режим доступа:

<http://militera.lib.ru/h/denikin1/index.html>

5. Ильин, И. А. Кризис безбожия / И.А. Ильин. — Москва: ДАРЪ, 2005.

6. Ленин, В. И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме / В.И. Ленин. // Полное собрание сочинений.

— Изд. 5. — Москва: Политиздат, 1981. — Т. 41. Май — ноябрь 1920 г.

*

ОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТЕЙ И ФОРМИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ТРАНЗИТИВНОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

А.

А.

Колодина

Московский государственный технологический университет «МАТИ» им. К.Э. Циолковского

В статье показано, что современная социальная теория человеческого капитала, развитая в трудах П. Бурдье и других авторов, обладает значимым познавательным потенциалом, который способ- ствует более глубокому пониманию современного человека и позволяет адекватно прогнозировать его будущее. Ключевые слова: актор, экономический, культурный, социальный, символический капиталы, семья. The paper shows that the modern social theory of human capital development in the works, Bourdieu and others, has significant cognitive capacity that contributes to our understanding of modern man and more representative of predicting its future. Key words: actor, economic, cultural, social and symbolic capital, a family.

Известный французский исследователь П. Бурдье в своей работе «Социальное про- странство и генезис классов» (4), анализи-

руя проблематику современного человека, показывает, что процесс становления совре- менного человека — актора или агента дей-

84

1997– 0803

ВЕСТНИК

МГ УКИ

6

(50)

ноябрь–декабрь

2012

84–90