Вы находитесь на странице: 1из 298
RUSSIAN
RUSSIAN

OF EARLY LITERATURE

АНДРЕЙ АРХИПОВ

ПО ТУ СТОРОНУ САМБАТИОНА

Этюды о русско-еврейских культурных, языковых и литературных контактах

в

X -X V I

веках

культурных, языковых и литературных контактах в X -X V I веках

MONUMENTS OF EARLY RUSSIAN LITERATURE

Volume 9

Andrey Arkhipov

Po tu storonu. Sambationa:

Etiudy о russko-evreiskikh kul’turnykh, iazykovykh i literaturnykh kontaktakh

V X -X V I vekakh

А

Н

Д

Р

Е

Й

А

Р

Х

И

П

О

В

ПО ТУ СТОРОНУ САМБАТИОНА

Этюды о русско-еврейских культурных, языковых и литературных контактах в X-XVI веках

языковых и литературных контактах в X-XVI веках BERKELEY SLAVIC SPECIALTIES

BERKELEY SLAVIC SPECIALTIES

языковых и литературных контактах в X-XVI веках BERKELEY SLAVIC SPECIALTIES

© 1995 Andrey Arkhipov

Published

by Berkeley Slavic Specialties, O akland, C alifornia U .S.A .

Please see

Books in Print for order inform ation.

Printed in U .S.A .

IS B N

1-57201-011-8 (pbk.)

A Fran?oise Lhoest

Оглавление

Г л ава I. „П овесть временных лет“ и „еврейско-хазарская

 

переписка1*. К

 

17

 

П.

„Книги Еноха** в „П овести временных

лет“

 

55

1П.

71

Гл ава IV. „Голубиная Книга.**

 

97

 

V.

 

133

147

241

265

П

Р

Е

Д

И

С

Л

О

В

И

Е

О бширная восточноевропейская, в сам ом точном смысле слова „евразийская", территория, на которой не позже IX в. предстояло возникнуть Киевской Руси, задолго до этого м о ­ мента перестала быть в каком-либо отношении пустыней. Бу­ дучи областью мощных этнических миграций, она многие века стремилась породить свое адекватное государственное выраже­ ние, и здесь действительно не раз возникали государственные или квазигосударственные образования, искони пролегали пу­ ти, по-разному связываю щ ие разные регионы Европы и Азии. Иначе говоря, к моменту образования Древней Руси на этой территории, несомненно, уже сущ ествовала определенная культурная ситуация, в настоящее время плохо фокусируемая, но явно вполне своеобразная и в каких-то отношениях доста­ точно устойчивая. Всякое возникающее в этом географическом и культурном лоне новое (квази-)государство и, соответствен­ но, новая культура должны были в тех или иных ф ормах реа­ ги ровать на явления этой предш ествую щ ей (или сопредель­ ной) культурной картины, то есть воспринимать или отвер­ гать их, концентрировать или оттеснять на периферию, ассо­ циировать или преломлять. Так, говоря конкретно о Древней Руси, нельзя не заметить, что политическое и культурное напряжение между Северной Русью (условно говоря, Н овгородом; гораздо позже - П етер­ бургом, хотя картина существенно шире и явно вклю чает в себя, скажем, и Литву, то есть весь Север и Запад исходной тер­ ритории) и Ю жной Русью (условно говоря, Киевом; позднее - М осквой), фатальное вообщ е для всей истории России, сложи­ лось еще задолго до возникновения какого-либо государствен­ ного интереса у восточных праславян и выразилось в противо-

12

Предисловие

стоянии и борьбе за евразийский м ост (будущ ую Д ревню ю Русь) viking'oB и varing'oB, п редставлявш их,

соответствен н о, интересы военно-торговых сою зов Северной Европы и Ц ент­ ральной Азии (Прицак 1981, с.22, 23). Вполне возм ож н о, что

„на порядок раньш е" древнерусского государства, вы разилось

позднее в активном, „имперском" освоении Русью простран­ ств: в каком-то смысле Русь уже начинается с объединения Се­ вера и Ю га, затем эти географические искания консервируются под татарам и, но сразу после свержения татарского ига вновь разверты ваю тся и становятся одной из пружин русской поли­ тики. Роковым для судьбы этих дорусских культурных отстоев в древнерусской культуре явилось участие Византии в офици­ альной христианизации Руси и в сложении ее государственных и церковных порядков. Византия до такой степени затм и ла со­ с

д кументированная история, хотя это ex machina возникновение Древней Руси сразу же и обличает историографическую иллю ­ зию, ибо в действительности культурное и политическое влия­ ние Византии есть результат выбора, сделанного восточными славянами, плод предыстории, которую они переживали в гео­ графически и этнически более широком, более диффузном (в виде, так сказать, древних восточноевропейцев), а политически и исторически более мелком, более местном, „дом аш нем " со­

стоянии. Вообщ е противопоставление довизантийского и византий­ ского периодов есть, в сущности, противопоставление этниче­ ской зависимости и политической эмансипации, и поэтому м о­ жно практически безош ибочно утверж дать, что в этот „до- византийский" период будущ ая Киевская Русь, по крайней мере, частью своей этнической плоти входила в культурный диоцез Х азарии и что с началом византийского влияния и по мере его укрепления память о прежнем хазарском культурном обстоянии по соображениям политическим и конфессиональ­ ны м подвергалась тщ ательной цензуре и/или становилась настолько неактуальной, что стиралась сам а собой. Во всяком случае несомненно, что следы предыстории, о которой идет

о­

визан-

напряженное нащупывание торговы х путей, начавшееся

бой

на Русь,

всех прочих конкурентов по влиянию

тинизации Руси

в

X

в. обычно

что и начинается ее достоверно

13

Предисловие

речь, следует искать среди периферийных явлений официаль­ ной древнерусской культуры или и вовсе за ее пределами. И деальны м могли ности, которые допускали ( и тем более - как, скажем, духов­ ные стихи - предполагали) усвоение элементов книжной куль­ туры. Такие жанры естественно выходили за пределы офици­ альной цензуры, а в силу своей традиционной повторяемости, также как и в силу характерной для них психологической установки на высокую оценку непонятного, они могли консер­ вировать отпечатки и вкрапления весьма древних инокультур- ных влияний. Ч то касается книжного элемента, то подобные в м омент рецепции превращ ать его в глоссолалию, даж е если расстояние между языком-донором и языком-реципиентом бы­ ло и таким небольшим, как между древнерусским и церковно- славянским. В значительной степени историческая информа­ тивность традиционной словесности, в частности фольклора, связана с дешифровкой этих глоссолалий, причем их истолко­ вание, будь то собственно глоссолалии или тем или иным способом вторично осмысленные слова, может потребовать до­ вольно обширного аппарата. В предлагаемой книге речь пой­ дет, в частности, об одном таком выражении, отложивш емся в фольклорной памяти как название знаменитой Голубиной Книги. Другим источником этих драгоценных маргиналий, естест­ венно, оказы ваю тся сочинения иностранцев. Здесь тож е прису­ тствует глоссолалический консервирующий эффект. С о сменой культурных ориентаций утрачиваю тся прежние понятия и прежние слова. Но застряв в иноязычном тексте, особенно в та­ ком, которому сывание, а по прошествии веков тщ ательное и, наоборот, „кри­ тическое" издание, слово получает почти вечную жизнь и не­ стираемую провокационность. И мператор Константин Порфи- рогенет охотно записывал в свою книгу о фемах и об управле­ нии империей варварские речения, и одно из них, - старое аль­ тернативное название Киева, - если я правильно понимаю его, заставляет задуматься о роли и значении К иева в культуре древнего Причерноморья (в широком смысле, конечно) и (в еще

тексты,

источником

для

исследования

этих

явлений

бы бы ть такие жанры традиционной народной словес­

по-видимому,

обладали

способностью

уже

самы й

обеспечено тщ ательное и некритическое перепи­

14

Предисловие

более широком смысле) древнего Средиземноморья. Глоссолалию, до святости чужой язык, можно ведь созда­ вать и искуственно. Д остаточно заменить одни буквы други­ ми, одну азбуку - другой. Э то т процесс назы вается тайнопи­ сью . М ожно подойти к делу и иначе: можно, наоборот, „остра- нить“ свой собственный язык, допустить, что его слова и фра­ зы значат нечто совсем иное, чем кажется, и тогда их следует расш ифровывать. Э то уже тайночтение. Тайночтение и тайно­ пись, чаще всего представляемые как игра или как простодуш ­ деле, куда как серьезны. Священное всегда тайно, тайное - священно, и за этой мы слью стоит целое мировоззрение. Технические терми­ ны тайнописи - непонятные, бессмысленные слова, чудные имена приемов криптолалии, - бросаю т свет на это м и ровоз­ зрение. Тайным может стать и хорош о позабытое явное. Скорее, впрочем, оно становится невнятным, недоуменным. Н екогда совершенно отчетливая политическая цель, колючий полеми­ ческий прием затем няю тся, затираю тся, заш ли ф овы ваю тся временем, затухает стремление поновлять старое письмо. Так, автору „П овести временых лет“ - именно

ный прием хранить свои секреты, суть, на самом

автору, писателю, а не списателю - хотелось полемически перелицевать хазарскую легенду о выборе веры: „вы так, а мы - так“ , - и чтобы это бы­ ло видно и понятно. Н о время на эту легенду наслоило дру­

гую, потом - третью . „Ж идове козарстии“ еще, мож ет быть, жили в Киеве, но повесть о крещении Руси уже утратила свой еврейский привкус.

а д ать“ , но что определило его выбор - политика? лю бовь к пы­ шному культу? интерес к византийской принцессе? опасная бо­ лезнь? Все возможно, но - по одной версии - возможнее, что он и добно древнему Еноху, небо, зем лю и преисподнюю, судьбы праведных и грешных.

по­

„благо-

не „закон**,

Конечно,

князь

Владимир

вы брал

вы брал ее, взглянув на таинственную

зап

о

н

у

увидев

там ,

таинственная, голубиная книга веры -

это Библия. Конечно, ее почти что не следует читать („чтобы не сойти с ум а“), разве что маленькими кусочками, в церкви, с надежными тысячелетними комментариями. И Библии как

единой книги вплоть до конца X V века не знали не только на

И ая

последнее. С ам

15

Предисловие

Руси, но, по существу, и в куда дальш е пошедшей Европе. Н о в то же самое время Библия служила основой любой европейс­ кой литературы, в том числе и русской. П оэтому нужно было все время собирать ее: искать рукописи, перевозить, переписы­ вать, а главное - переводить. Перевод - это занятие, созданное Библией. Перевод - interpretatio - это занятие, создавш ее евро­ пейскую культуру. К ак явление он начинается с того, что ев­ рейскому народу, подзабывшему в условиях плена родной би­ блейский язык, было настрого наказано: читать Писание и тут

з толкование, и проповедь, и гимнография, и богослужение. И еще: словарь, грамматика, система образов, система представ­ лений - сложнейшее словесное хозяйство. Как в нем не завес­ тись и чему-то необычному, чему-то „не по правилам"? Такое „не по правилам" в древнерусской словесности - это библейские переводы с еврейского. И х не много, и не про вся­ кий с уверенностью скажешь, что сделан он не по-заведенно- му, с греческого текста Семидесяти толковников. И действите­ льные, и кажущиеся переводы с еврейского еще долго надо изучать - пословно и побуквенно. Я тоже пытался сделать вклад в это изучение Вот, собственно, темы предлагаемых „этю дов". в разное время (некоторые

в той или иной форме уже были изданы, см. Архипов 1980, 1881, 1982, 1982а) - и в разных условиях: иногда на полной книж­ ной мели, иногда в захлесты ваю щ ем библиотечном изобилии. Конечно, это очень легко заметить. Я не стремился придать книге вид цельного и однородно­ го исследования. Э то не отвечало бы истинному положению дел в изучении русско-еврейских встреч и столкновений в сред­ невековой Руси. Хотелось, наоборот, возбудить сразу несколько отдаленных, кажущихся независимыми точек. Несколько странному на русский академический вкус на­ званию моей книги я придаю сразу несколько смыслов. За ре­ кой Сам батион живут исчезнувшие десять колен Израилевых. С удьба их загадочна, слухи о них противоречивы. Река „ш у­ м и т и ворочает камни", не дает подойти, рассм отреть вблизи. Так же обстоит дело и с еврейским наследством в древнерус­ ской культуре. К то были его прежние владельцы, откуда при-

же его переводить (Неем

8:8).

И

перевода вы растает

все:

и

Все они, эти этюды, написаны

16

Предисловие

шли и куда девались? Они таинственны, как десять колен, ве­ сти о них смутны и сбивчивы, вокруг них почти непроницае­ мое кольцо нашего ученого неведения.

*

*

*

В заключение этого предисловия пользуюсь случаем вы ра­ зить душевную признательность моим учителям Н .И . Т олс­ том у и Б.А.Успенскому - смею сказать, за дружбу. Стэнфорд­ Флейш ман энергичной настойчивостью возможным, так ю благодарю Ольгу Матич и В.М . Ж ивова, за обязательную под­ В.Н . Т опоров, мож ет бы ть, и с ам то го не зная, в трудную минуту поддержал меня письмом. Благодарю моих иерусалимских ко­ ллег, профессоров Вольфа М ош е Таубе. Без их помощ и и без помощ и Дм.Вяч. И ванова не видать бы мне золотого Иерусалима. За повседневную по­ И леа Особая благодарность моим студентам, которым мне дово­ Университете, в Пушкин­ ском Институте русского языка, в Московской Духовной Акаде­ мии и в Стэнфордском Университете. Объясняя простое зам е­ чаешь неизъяснимость простейшего.

дилось преподавать в М осковском

мощ ь благодарю Каталину

держку -

ню

ские профессора Л азарь

и Грегори

появление

возможной м ою

Фрейдин своей

этой

книги

двухлет­

сделали

они сделали

же

как

жизнь в Стэнфорде. За долгие и содержательные беседы

Вяч.Вс.

и Александра Ж олковского.

И ванова

Московича, Самуила Ш варцбанда и

и Андрея Устинова.

Глава I

„Повесть временных лет“ и „еврейско-хазарская переписка* К

изучению сюжета о выборе веры

В красиво устроенном иерархически-феодальном обществе средневековой Европы с его церковно-аристократической сос­ ловной системой (то же сам ое mutatis mutandis можно сказать и о средневековом мире ислама) евреи не могли не чувствовать себя чужаками. Они и были чужаками здесь, образуя не столь­ ко чужеродное, сколько иначе устроенное образование в иерар­ хической цельности, феодальной непрерывности Европы. С то ­ чки зрения этой цельности евреи, сколь бы идеально они ни были организованы сами по себе, не могли не рассм атриваться как внесословное и потому хаотическое явление. Н е иноверие вело к социальной отчужденности, а, напротив, заведом ая со­ циальная неадекватность, неприживаемость еврейства субли­ мировалась в религиозной вражде. Более того, еврейство нико­ гда не становилось даже низом европейского общ ества, ибо низ общ ества был сословным низом. Еврей мог быть врагом, но не м ог бы ть противником. Красноречивый пример этом у содержится в сочинении И саака А криш а „Глас Благовествую - щ его“ (ч1»эо *?тр. XV I в.): некий м оряк или ш турм ан (юУгэ) с о ­ ветует визирю ев, „ибо, бедил иудеев, царство Теманское и Аденское,

вотны м

5:

28-30; 46). П ример нисколько не проигрывает от того, что совет ев­

ропейскому дуксу, или от того,

чем легендар-

обращ ен

Индию,

Сулейману паше не нападать на царство иуде­

живущих

если

для

ты

высоких

на

победишь их, -

горах

на

м орском

говорит он, -

пути

в

скажут, что ты

по­

а

если они победят

тебя,

скажут, что

ты

покорил

но всесожжения от руки иудеев" (К оковцов

под

конец пал

подобно

1932, с.

жи­

здесь к турецкому генералу, а не к какому-нибудь что

не более,

это

18

Глава первая

ный совет амазонок Александру М акедонскому, известный из

д иудеев, разумеется, вымышленное. С ам ы м острым углом в этом социальном неуюте евреев в Европе было отсутствие где бы то ни было на земле еврейского государя, то есть отсутствие высшего знака иерархической об­ щественной организации, земельной целостности, а в глазах европейцев, комплекс отсутствия царя, который выливался в напряженное собирание слухов (такое собирание драматично описано у того же И саака А криша, ср. еще в Contra Iudeos (1,8)

Т

(Т ам

и

31 Ь), ни, наконец, о т то го , что ц ар ство

ал

м

у

д

а

и целостности этнической. О тсю да мучительный

И сидора Севи­ льского: Iudei mentientes nescio quern regem ex genere Iudae in extre­ mis orientis partibus regnum tenere), в сложение и развитие легенд о пропавших десяти коленах израилевых, сохранивш их царст­

во (ср., например, „Книгу Э льдада Д анита" [М ю ллер 1892] ), в лже-мессианские движения - от смутно документированного сирийца Серене (’гтю, Serenus)1 вплоть до чуть ли не ф отогра­

, - наконец, даже в финан­

фически известного Я кова Ф ранка2 совые баронства XIX века.3

1Барон 1992, с. 175-176, 185-86. Другие варианты имени лжемессии - Severus, Zonaria. Фридлендер (1910-13) предположил, что Serenus, Se­ rene значит „сириец" (Suryani). Старр (1937) считает более вероятным именем этого лжемессии Severus. 2Иконография Франка относительно богата. Самый известный его портрет (в профиль, в горностаях), выполненный во вполне реалисти­ ческой манере, впервые (?) опубликован Александром Краусхаром (Краусхар, 1895, т.1, фронтиспис). Собственно фотографически извес­ тен уже только череп Франка (Краусхар, 1895, т.2, вклейка перед с. 393). Существует также сделанный с натуры портрет-гравюра знаме­ нитого предшественника Франка, Шаббатая Цви, напечатанный в книге Thomas Coenen, Ydele Verwachtinge der Joden Amsterdam, 1669 (воспроизведен в Шолем 1973). Этот портрет значительно более усло­ вен, чем упомянутый портрет Франка. Характерны претензии того же Франка на роль в феодальной иерар­ хии: он то просит у императора Иосифа П графского титула, то, не добившись этого титула, самовольно объявляет себя бароном Якобом Йозефом фон Франк-Добруцким, то выдает свою дочь Еву за внебрач­ ную дочь российской императрицы Екатерины II, то интригует с целью свержения с трона турецкого султана и польского короля и воз­ особой террито­

можного занятия их места им самим, то мечтает об

19

Выбор веры

у зар пронеслись по Европе, Византии и Египту, волнение там

сделалось чрезвычайное. П ервый сановник А бд ар-Р ахм ана III (не имевший, впрочем, никакого придворного звания!) и фак­ тический глава еврейства в Испании, а также и в смежных с

увы, дважды посылал посольство к чего возникла так назы ваемая „еврейско-хазарская переписка" едва ли в, конечном счете, не апокрифическая, но бесспорно бравш ая начало в исторической реальности.

сущ ности,

малозначительных еврейских общин Северного П ричерномо­ рья и Северного К авказа иудаизация хазар сделалась первым

важ ны м событием их истории и, как можно полагать, ф акто­ ром, способствовавш им их выживанию (Поляк 1951, Кестлер

О источникам по истории этого события. Эти источники весьма неоднозначны, и м естам и их интерпретация превращ ается просто в дешифровку. В этой главе речь пойдет об основных свидетельствах, касаю щ ихся принятия хазарам и иудаизма, причем сюжет выбора веры хазарами будет исследоваться в со­ поставлении главным образом со свидетельствами о выборе

(915-1097)

ней землях

Понятно поэтому, что когда вести

об иудейском царе

ха­

(но,

не царь!)

Х асдай

ибн

Ш апрут

хазарскому царю , в результате

С

другой

стороны ,

в истории

окраинных и,

в

1976, Гумилев 1989а, Векслер 1993).

тсю да

понятен

интерес к

рии, которая принадлежала бы франкистам, и на которой он, вероят­ но, отводил себе роль государя (Гретц 1868, с. 75-77, Краусхар 1895, т.2, с. 20, 3740 и др., Шолем 1974, с. 303, в популяризированной фор­ ме Мандел 1979). Соблазнительно связывать появление еврейских лжемессий (см. сборник фундаментальных работ по этому вопросу Саперстейн 1992) с появлением самозванцев типа русских лжецарей (Лже-Димитриев, Лже-Петров) или европейских „посвященных" (Ка­ лиостро, Сен Жермен). Любопытно, что один из (чисто литературных) предтеч самозванства, „царь и пресвитер Иоанн", использовал в своем письме к императору Мануилу Комнину еврейскую „Книгу Эльдада Данита" (связанную, как показал еще Нейбауэр [1889], с мессианско- эсхатологическими движениями УШ века) и, в свою очередь, дал тол­ чок мессианистической авантюре Давида Реубени. В русской литера­ туре пресвитер Иоанн всплывает по крайней мере дважды, в утопиче­ ском „Сказании об Индийском царстве" (ХГП-ХГ/ в.) и в мистико-мес­ сианском эпосе Вячеслава Иванова „Повесть о Светомире царевиче"

(192845).

20

Глава первая

веры русскими на фоне иных аналогичных известий. П о разным причинам даже механическое (на сам ом же де­

ле - морфологическое) сопоставление письменных свидетель­ ств об иудаизации Х азарии и о крещении Руси весьма показа­ тельно. дости с источниками по иудаизации Хазарии, изучались мно­ гократно и были пропущены через тонкое сито исторической и текстологической критики, но именно внешнее сопоставление этих источников, то есть сопоставление их как литературных легенд, впитывающих и трансформирующих одни и те же м о ­ тивы, осталось в тени и небрежении. Тем сам ы м недооценен­ ной в приложении к данному случаю осталась и культурная континуальность пространства от Нижнего П оволж ья до С ка­ ндинавии в VIII - XI вв.,4 тогд а как именно здесь в названное время прокатилась очередная волна монотеизации народов, что не исключает, а, скорее, предполагает наличие определен­ ной зависимости между разными описаниями принятия новой веры.

Источники по крещению Руси, сопоставимы е по ску­

В изложении

дальнейш ем

речь

мож ет

иногда идти

о

са­

мы х поверхностных (и в каких-то случаях, мож ет бы ть, только кажущихся) схождениях хазарской и древнерусской версии вы­ бора веры, поэтому нелишне будет оговорить, что задачи этой главы имею т прежде всего эвристический характер.

*

*

*

В середине VIII века (предположительно ок. 740 года) каган

Булан, духовный глава хазар, принял со всем своим народом иудаизм. Д остоинства этой веры Булан установил в ходе дис­ пута христианских, мусульманских и еврейских мудрецов. Ин­ ыми словами, каган вы брал эту веру. Двумя с лишним веками позже русский великий князь Владимир (тоже, впрочем, назы ­ ваем ы й иногда каганом ), убеждаемый, как и Булан, поо­

4Подчеркиваю, что в приложении именно к данному случаю. В целом эта культурная континуальность прекрасно осознается, ср. (только для примера!) работы О. Прицака и Л.Н.Гумилева (Прицак 1981, Голб, Прицак 1982, Гумилев 1989а, Гумилев 19896).

21

Выбор веры

чередно мусульманскими, еврейскими и христианскими муд­ рецами, принял вместе со всем своим народом (по крайней ме­ ре - со всем своим стольным градом) христианство византий­ ского образца. Он тоже вы брал эту веру. П о двум причинам сходство этих событий привлекает внимание. Во-первых, выбор веры с религиозной точки зрения представляется совершенно бессмысленным: либо вера есть (и тогд а зачем ее выбирать?), либо веры нет (и тогда как ее выбе­ реш ь?), едва ли можно приобрести ее путем рационалистичес­ кого перебора „за“ и „против" Именно поэтому оба историчес­ ких повествования интерпретируются как сообщения о выборе не веры, а скорее религии или конфессии, притом непременно как формы политической организации и ориентации. А если так, то речь идет об исторически исключительно значимом ф а­ кте. Во-вторых, сам факт выбора веры, особенно если ограни­ читься пределами средней Евразии, выглядит чем-то беспреце­ дентным и уникальным, если так можно сказать о факте, ко­ торый засвидетельствован ровно в двух случаях. П ри боль­ ш ом внешнем сходстве того, что происходит с Буланом и Вла­ димиром, поражает отсутствие параллелей этим событиям (то есть собственно выбору) в территориально и исторически соот­ носимых с Х азарией VIII в. и Русью X в. регионах. Случайно ли это сходство? Во всяком случае, об этом нельзя не задумы ­ ваться.

совпадаю ­

щих событиях иудаизации хазар и крещения русских сущ ест­ венно расхождение мотивов и мотивировок. Дело обстоит так, как если бы один и тот же рассказ был рассказан дваж ды по- и Сходства и различия этих сюжетов лучше всего выясняют­ ся, конечно, при их пересказе. Следует только зам етить, что ко­ гда мы говорим здесь о „сю ж ете" речь идет о некоей сумм ар­

разному

сходном

В

значимо различие;

так

в сюжетно

и

с разными целями.

ной данности, компонуемой из разных источников. Главный источник, содержащий рассказ о выборе веры Владимиром -

„П овесть

м ния); известия об иудаизации хазар содержатся в письме кага­ на Иосифа испанскому вельможе Х асдаю ибн Ш апруту (К око­ вцов 1932), а также в неаттрибутированном фрагменте из Кем-

временных лет"

(обычно цитируемая здесь по

Ш 1916; другие источники будут названы по ходу изложе­

ах­

ато в

22

Глава первая

бриджского (Англия) собрания документов из Каирской гени- зы, обнаруженном С. Ш ехтером (Шехтер 1912, отсю да названия текста - „Ш ехтеровский текст" „Кембриджский аноним,,; далее

вто­ ростепенных источниках см . ниже). Следует помнить, что ни один из этих источников, нередко фигурирующих в литерату­ ре под названием документов, не является документом в собс­ сообщ е­ нием о событии. Н апротив, здесь немало привнесено состави­ телями текстов от их собственных интересов и даже просто от навыков работы; вероятно, что тексты содержат и прямой вы ­ мысел. Таким образом , в отношении этих текстов разумнее ставить не вопрос о доверии к источникам (или об их достове­ рности), а вопрос об их понимании. Таким образом , дальней­

цитируется по Коковцов

1932 или по Голб, Прицак

1982; о

твенном смысле,

то есть объективным и отрешенным

шее рассуждение в самой меньшей мере будет касаться чего- либо исторически действительного; не факты, стоящ ие за исто­ чником, но сам источник должен попасть в фокус.

„П овесть князю Владимиру прибыли сначала послы булгар-мусульман

с предложением принять их веру

кънязь еси мудръ и съмысльнъ, - говорят они, - нъ не вЬси за ­

кона; д а вЪруи въ законъ н аш ь". Запомним эту ф разу. В лади­

мир

ты

мусульманский закон пить

на

нему затем Странно, что князь становится объектом религиозной аги­

тации как бы совершенно неожиданно, контекст „П овести" ни­ как в дальнейш ем. М отивировки можно обнаружить только три эпизода. Так, если болгары и немцы являются совершенно

вну­

временных лет"

рассказывает, что к киевскому

(Ш ахм атов

1916, с.

103). „Ты

(знамени­ „Руси есть веселие питие", а

отклонил их предложение под тем предлогом

м

,

но

грани

все-таки вздорным!),

что не позволяет. Точно так и „немцам из Рима" и хазарским евреям.

легкомыслия,

Владимир

отвечает

же,

как

приходящ им

бы

к

не подготавливает этого события и никак не объясняет его

ex machina,

(Ш ахм атов

1916, с.

рекуще:

104):

„С

яко приходиша българе и хрь-

"

приидоша,

как „П овести "

вы текает либо агитация мусульман, иудеев и за ­

одно падных христиан есть историческая, но откровенно пренебрег­

Значит,

из двух:

23

Выбор веры

аем ая летописцем действительность, либо это просто чисто литературный орнаментальный момент. В пользу второго го­ ворит то, что именно эта часть рассказа сам а играет роль кон­ текста, предсобытия, повествования, то есть сообщение о крещении. Более того, в действительности это композиционное приуготовление относ­ ится даже и не к рассказу о крещении, а только к проповеди греческого философа-миссионера. П о существу, именно эпизо­ дом этой проповеди и кончается сюжет выбора веры: далее со­

бытия развиваю тся, же), неслучайным образом , однако в них нет уже той нетриви­ альное™ , которая связана с „вы бором ".

Задержимся поэтому на проповеди философа. Появление грека-философа мотиви­ ровано точно так же, как и появление хазарских евреев (Ш ах­ м ато в 1916, 105): „П осем ь же присълаш а грьци къ Володимеру философа, глаголю щ е сице: слы ш ахомъ, яко приходили суть ". тическими приемами внуш ает Владимиру желание вы слу­ ш ать его рассказ. П о объему речь философа значительно пре­ восходит все повествование Летописи о выборе веры и о креще­ нии. Вставной и внутренне законченный, самостоятельны й ха­

Философ почти сокра­

българе, учаще тя прияти вЪру сво ю

как можно предполагать (см. об этом ни­

подготавливаю щ его центральную часть

рактер речи очевиден. В сущности, речь является антииудаист- находящимся в явном родстве (характер которого, впрочем, до конца еще не ясен) с обширны­

ми полемическими более пространное название последней „П алея толковая на иудея"). Как в Толковой Палее, так и в речи полемика опира­ ется на изъяснение библейской священной истории, которая в речи излагается от шести дней творения до апокалиптической картины С траш ного Суда. Х арактерно участие Владим ира в развитии этого изложения. Владимир несколько раз задает философу вопросы, служащие как бы поворотными м ом ента­ ми рассказа, вроде „что ради сниде Богъ на зем лю и страсть

такову прия?" или „чьто ради отъ жены родися, и на древЬ ра-

спятъся, и водою

компиляциями типа Толковой П алеи (ср.

ским полемическим трактатом ,

крьстися?" (Ш ахм атов

1916, с.

107, ). Эти

во­ просы носят характерный отпечаток стилистики „народной Библии" (выражение В.Н.М очульского), т.е. текстов типа „Б е­ седы трех святителей" (ср., например, издание „Б еседы " в Ти- хонравов 1863 с. 429-439, П орфирьев 1890 с. 378-417). В заклю -

24

Глава первая

чение речи философ показы вает князю изображение С траш н о­ го Суда, написанное на „запоне“ . Э тот момент повествования одновременно и крайне важен и весьма двусмыслен: созерца­

ние запоны есть явно эмоциональная кульминация; и князь, и И ко князь, совершенно против логики повествования, прнимает решение самостоятельно Владимиру послать послов-соглядатаев для изучения различ­ ных вер. П ослы посещ аю т болгар и немцев и, наконец, прихо­ дят в Константинополь. (Едва ли случайно, что они не посе­ щ аю т евреев. Не в том ли здесь дело, что „хазарские жидове" были домашней, киевской или тмутараканской реальностью ?) Созерцание храмовой и литургической красоты у греков скло­ няет послов в пользу их веры. Так же оценивают дело и киев­

важ ­ ную для нас) мотивировку (Ш ахм атов 1916, с. 137): „ащ е бы бы вьсГхъ человгЬкъ“ . Т аким Владимира оказы вается крещении Ольги, выступающей своего рода патронессой В ла­ димира в деле крещения. Интересно, что летописные фрагмен­ о

1916, с. 72-74, 80-81,

97-98), поскольку задача летописца состояла в данном случае в том , чтобы указать на харизматическую премудрость Ольги и Владимира. Возможно, что это насыщение было вторичной и не всегда удачной по подбору цитат работой, однако очевидно, что диняло повествование об Ольге и о Владимире. М отив прему­ дрой жены сильно акцентировался больш им ф рагм ентом из книги Премудрости, так называемыми словами Лемуила царя (П рем . 31: 10-29). Сочинение известного И акова мниха уже в в деле крещения Владим ира. Э то сочинение назы валось „П ам ять и похвала князю русскому Володимеру, како крестися Володимер и дети и крестися баба Володимерова Олта преже Володимера“ . М ожет быть, отдаленной репликой этого мотива премудрой жены яв­ ляется рассказ „С аги об Олафе Трю ггвасоне" где м ать Влади­

своя крести

своем названии отводило

читатель должны бы ть убеждены словами философа.

одна­

исследовать веры. Бояре советую т

(очень

ские бояре, причем вы двигаю т дополнительную

лихъ законъ грьчьскыи, то

не

яже бЪ мудрЬйши

крещении

баба твоя его прияла, О льга,

образом ,

рассказ о

связанным с рассказом о

ты

ней

книг Притчей

Владимире

и

о

и П ремудрости

насыщены

цитатами

из библейских

(Ш ахм атов

оно было сделано сознательно и что оно формально объе­

всю

зем лю

Ольге важную роль

Рускую

от

коньца и до

коньца,

и како

25

Выбор веры

м ира представлена как премудрая пророчица, предсказываю ­

О лафа, крестителя

-

 

женщин,

т.е.

же,

„П овесть

Владимиру,

зам ечаем ,

Вм есто этого он устремляется войной на Корсунь. „Повесть временных лет“ никак не объясняет это противоречие. Ф ормальную , хотя

веру, он совсем

принять ее.

5Цитирук> по так наз. редакции S (сиглатура, принятая в Йонссон 1932, с. Щ-УПГ) „Саги об Олафе Трюггвасоне** монаха Одда (в квад­ ратных скобках существенное дополнение из редакции А): „В то время правил на востоке в Гардарики Вальдамар конунг, и был он славный муж. Мать его была пророчицей (spakona), [и это называется в книгах духом фитона (phitons andi), когда язычники пророчествовали], и предвидела многое, и исполнялось то, что она говорила. Она была уже слаба от старости, и такой был у нее обычай, что ее приносили в палату каждый вечер Йоля, тся в этом мире, и сидела она в кресле перед высоким и собрались пить, сказал конунг:

и когда люди сели на свои места „Что ты видишь, мать? Нет ли чего опасного для моей земли?“ Она сказала: „Не вижу я ничего, в чем не было бы ей чести и славы. Вижу я то, что родился ныне в Норвегии сын конунга со светлыми духами- в

хранителями, и над ним

и она должна была говорить, что случи­

местом конунга,

Он А теперь унесите меня - дальше

великий свет.

будет воспитан здесь,

> (Йонссон 1932, с. 20-21, русск. пер. Рыдзевская 1978, с. 37, 29).

этой стране <

я ничего не скажу"*1

6Ред. А: „И в это время правил Вальдамар над Гардарики; у него бы - ла княгиня, которую звали Аллогия, и была она мудрейшая из жен -

щин (vitrasta сопа)". Ред.

„и (ven ok forvitra)** (Йонссон 1932, с. 23, Рыдзевская 1978, с. 34, 38). При­

была

S:

она

прекрасна

и очень

мудра

мер ее премудрости дает та же ред. А: русские (гардарикские) ведуны (spamenn) сообщают, что в страну пришли необыкновенно светлые и прекрасные духи-хранители (hamingior) какого-то славного мужа, и свет, который над этим мужем, распространится по всей Гардарики (это, разумеется, намек на крещение Руси); Аллогия хочет найти этого мужа (это ей тоже зачитывается как мудрость), собирает всех людей и по зрачкам

ищет девятилетнего Олафа (Йонссон 1932, с. 26-27, Рыдзевская 1978, с. 32).

она находит

избранника судьбы; через два дня

26

Г лава первая

едва ли разумную мотивировку дает проложное сказание о Владимире: князь видит „святую грЬчкую вЬру, яко свЪщю на свЪтиле" и реш ает: „сице створю , пойду въ зем л ю ихъ и плЪ- ню грады ихъ, и обрящ у учителя" (Голубинский 1901, с.246- 247). После захвата Корсуни Владимир добивается руки виза­ нтийской принцессы Анны; после некоторых трогательны х сцен и чудесных событий Владимир, наконец, крестится и всту­ пает в династический брак. Далее в Летописи следует про­ странный вставной пассаж, содержащий, в частности, символ веры и изложение православной доктрины, развитой на семи Вселенских соборах (Ш ахм атов 1916, с. 141-148). В сю ж етном же отношении рассказ о крещении заключается сообщением о низвержении кумиров и о построении церквей в Киеве и Корсу­

ни.7

Таким образом , повествование о крещении князя Влади­ м и ра состоит из следующих сюжетных блоков или м оти вов: 1) состязание трех (четырех) вер, 2) изложение С в. П исания, 3) С траш ны й Суд, 4) прем удрая жена, 5) осада города, 6) дина­ стический брак, 7) построение церквей. Н ебезынтересно

отм е­ тить, что это составленное из независимых текстов повествова­ ние устроено таким образом , что, так сказать, волна мотивиро­

вок распространяется от эпизода крещения в Корсуни к обоим концам повествования, и поэтому в части, предшествующей крещению, мотивировки направлены против хода изложения. Э то значит, что корсунский эпизод мотивирует эпизод иссле­ дования вер, этот последний мотивирует эпизод с речью фи­ лософа, для этой речи необходимым является предш ествую ­ щее ей явление болгарских, немецких и еврейских проповед­ ников (но главны м образом - еврейских, так как „речь" - по сути дела, антииудейское сочинение), и наконец, чтобы в рас-

7„Постави же цьркъвь въ Корсуни на горЪ <

>

сам поиде Кыеву.

а

И

яко приде, повеле кумиры испроврещи, овы исЬщи, а другыя огневи > стояша кумири; и поставиша цьркъвь святаго Василия на хълмЬ, иде­ >.

же стояше кумиръ Перунъ < >. помысли съзьдати цьркъвь святыя Богородица; и посълавъ, приведе матеры отх Грькъ" (Шахматов 1916 с. 148, 151, 155).

попы <

предати <

повелЬ рубити цьркъви и поставляти по мЬстомъ, идеже

И нача ставити по градомъ цьркъви и

По семь же Володимиру живущу въ законе хрьстияньстЬ,

27

Выбор веры

сказе появились „жидове козарстии“ необходимо появление совершенно уже не мотивированных болгар и немцев. Рассказ о хазарском варианте выбора веры устроен

в значи­ тельной мере иначе, причем в разных источниках по-разному. Так, в собственно хазарской версии (краткая и полная редак­ ция письма кагана Иосифа, К оковц ов 1932 с. 19-26, русск. пер. с. 72-112) рассказ начинается с того, что каган Булан удаляет из страны гадателей и идолопоклонников ( т т гтта» тавм ат>оу,

1932, с. 21:6,

28:12) и

(„и укрывался

текста,

о Голб, „укры вался", понять

на­ правленной от последующего к предыдущему. Далее Булану во сне является ангел, который от лица Бога обещ ает кагану заповеди, начертания и суд (цпнш (вар. pin) рп т х о , Коковцов 1932, с. 21:11; 28:17). Воспринимая эту будущ ую религию как веру всего народа и опасаясь неверия своих подданных, Булан

невозможно.

го ").

в (соответствую щ ий

термин НЗТУ „идолопоклонники"

О.

1982, с.

106,

130),

И рана,

именно он тож е случай мотивации,

П о-видимому, это

города.

П осле льство Ш ехины". Ангел снова является Булану и требует по­ строить храм (’DivPrra, Коковцов 1932, с. 21:19; 29:2). П оскольку

„становится под покровите­

золота и серебра,

идти ОкРтп, Р"пн, в пространной

тексте:

„п олож и л

Руд-лан

Ртпн, К оковцов

город (не ясно, какой; "

"

„о

tmnn

,

т полной редакции Э’ЛПП, „опустош ил" К оковцов

1932, с.

22:5; 29:8) и благодаря добы том у богатству изготавливает ски­ нию, ковчег, светильник, стол, жертвенники и священные сосу­ ды. С этого момента начинается тема состязания вер. Соседи - христиане и мусульмане - пы таю тся отвратить кагана от иу­ сам царь при­

даизм а и присылают для этого своих мудрецов; глаш ает мудреца из израильтян. Происходит диспут; видя его бесплодность, каган прибегает к уловке и хитростью заставля­ ет христианского священника и мусульманского кади свидете-

28

Глава первая

льствовать

(m s>)“

в пользу иудаизма. После этого

соверш аю т

„он

соверш ил

(атюл

ю

о

)

его над собой обрезание (в пространной редак­ и

сам

и рабы

обрезание

Иегуды

над

собой,

в

рабам и о „он обрезался сам

своими

версии

„Книги

вре­

и

бен Барзиллая

„он

ции

служителями, и всем своим народом ";

м енах"

все чада дом а его" (Коковцов 1932, с. 128:22), что напоминает выражение мниха И акова (ср. выше название его сочинения) „крестися Володимир и дЬти своя крести"). Заметим мим охо­ дом , что, не говоря уже о том , что не понятно, зачем кагану

и культовое снаряжение бы ло сооружено еще до обрезания и

кагана, и его народа. Н ет ли здесь той же гетерогенности рас­ сказа, какую мы уже видели в летописном сказании о креще­ нии князя Владимира? Особого священника во время диспута: чтобы показать превосходство он пересказывает факты

веры И зраиля над верой исмаильтян, библейской истории (правда, не с шести дней творения,

нужны были скиния, ковчег,

сосуды8 , все это

светильник

внимания заслуживает поведение христианского

а брания Израиля), то есть ведет себя аналогично философу из „Повести временных лет". Такова хазарская, или „официальная" хазарская, как назы­

и хазар. В другой, неофициальной версии, содержащейся в Шех-

ваю т

с

и

з­

(1982, с.

132), версия иудаизации

ее

Н.

Голб

О. Прицак

теровском тексте, события развиваю тся совершенно по-иному.

В Ш ехтеровском тексте отсутствует начало, о содержании кото­

рого трудно даже догады ваться, но почти с самого начала со­

хранившегося фрагмента речь идет об иудаизации хазар. Ини­ циатором шийся в боях командир, который по хазарскому обычаю в на­

о­

ждению этот командир

граду за храбрость делается главнокомандую щ им был

принятия новой

веры оказы вается некий отличив­

из евреев,

(чш).

П

о

р

иммигрировавш их

в

8В иудаистском культе VII в. эти предметы, понятное дело, не употре­ блялись, и даже если храмовый ритуал и сохранялся бы, ковчег и про­ чие храмовые ритуальные предметы оставались бы прежде всего уни­ М жно, впрочем, допустить, что речь идет о метафорическом использова­ нии терминов „ковчег" „светильник" и т.д. в применении к утвари синагоги.

о­

кальными, их нельзя было повторить, воспроизвести где угодно.

29

Выбор веры

Х азари ю идолослужителей (см. об этом

тически утратили иудаизм („держались только завета обреза­

33:8, 9;

Голб,

командую щ его титься к настоящ ему иудаизму; причем склоняет его сделать это

в повороте командую щ его

„б ега" тю рк, bag Голб, Прицак 1982, с. 36, 131) узнаю т мусуль­ манские и христианские соседи. Бег приглаш ает „израильс­ ких" греческих и арабских мудрецов; происходит прение о вере; еврейские мудрецы рассказываю т при этом библейскую

праведный

вследствие гонений, имевших место

в выше). Эти иммигранты прак­

стране неких

1932, с.

ния и отчасти соблю дали суб б оту " К оковц ов

Прицак 1982, с. 106:6,7). Бог „возбуж дает сердце главно­ принести покаяние" т.е., по-видимому, обра­

жена Серах, чей отец

том

был, поколении" (Бы т. 7:1). Далее о религиозном

как сказано в тексте, „человек

(речь, по-видимому, идет

о

титуле

его

и стор и

ю

(„начиная

шести дней творения, населенную "

и* пиша n w 1932, с.

o ,

и 34: 7,8; Голб,

1982, с.

110: 6,7, т.е.

бы ср. „официальную " версию и ле­ однако,

тогда „князья хазарские" предлагаю т мудрецам разных вер истолко­

христианских священников;

рассказ).

Спор,

не прекращ ается, и

(ти

)

им TYZW L 0>im ), К оковцов

110:9, по мнению

некие книги, находящиеся

п 1932, с. 34:10; Голб, П рицак -

1982, с.

О. П рицака,

это, в действительнос­

ти, искаженная ф орма *TRKW , Tarku, другого названия бы в­

т ре оказались книги закона М оисеева, и израильские мудрецы „истолковали их согласно прежним сло-вам, которые они го­ ворили" (К оковцов 1932, с. 34:11; Голб, Прицак 1982, с. 110:12).

Т огда ращ ением "

пп,*?ш, К оковцов 1932, с. 34:12; Голб, Прицак 1982, с. 110:12, 13),

в Византии. Главнокомандую щий, виновник этих событий, был

, 16; Голб, Прицак 1982, с. 112:18, 19; выбор именно этого нового имени остается не понятным). Д алее наш их соображений политическая комбинация. Х азар ы за-

переименован в Савриэля (Ьхпзо

и

шей хазарской столицы

129,

131). В

Семендер,

а

м

же, с.

пеще­

„И зраи ль"

(или

и мужи хазарские „обратились полным полны м

„покаялись

об­ покаянием" гшшпз пшпч

Багдада, Х орасан а

К оковцов

и

1932, с. 34:

Х азари ю

стали приходить иудеи их

т

э

т

в письме излагается

следую щ ая

существенная для

30

Г лава первая

с им народом, к тому же частично иудаизированным (orirm m in

1982, с.

114:7), и когда соседние народы, подстрекаемые „ц арем маке­ донским" (Византией), поднимаются на хазар, аланский царь разбивает противников хазар. Однако во дни хазарского царя и взят этой ситуации, как сообщ ает письмо, А арон оказал аланскому царю почет и взял его дочь в жены своему сыну Иосифу (К о­

быть,

было бы натяжкой считать, что в этом фрагменте отра-жаются вполне ожидаемые мотивы войны с сосед ом

Ш ехте-

ровский документ, в сущности, излагает не историю обращ е­ ния хазар - в этом смысле он оказывался бы слишком бессвяз­ ным, - скорее, это изложение некоторого сю жета, в котором упоминание событий предопределено структурой этого сю же­

та.

Сопоставление летописного сказания о крещении князя Владимира с рассказом об обращении хазар, как оно засвидет­ ельствовано в корпусе „еврейско-хазарской переписки" обнару­ живает сходство не только в той очевидной близости вариан­ тов темы „испытания вер" или „вы бора веры", о которой гово­ рилось в начале главы. Параллели обнаруживаются практиче­ ски для всех тех тем, которые выше были выведены как сю жет­ ные „блоки" сказания о крещении Владимира. Действительно,

в сюжете обращения хазар тоже есть 1) состязание вер; 2) изло­ жение Св. Писания христианскими священниками; инерция этого м оти ва тем ощ утимее, что в „неофициальной версии"

Писание излагаю т еврейские мудрецы; 3) м отив С траш ного Суда отсутствует (мож ет быть, просто как чисто христианская

тема), но, как будет показано ниже,

сю жетах,

ковцов 1932, с. 35:8; Голб, Прицак 1982, с. 114:13).

войска, но потерпел поражение и был

А арона аланский царь изменил хазарам

m ai» m

клю чаю т

военный

агар а,

сою з

аланами, самы м

1932, с.

35:4;

Г

о

л

б

,

мощ ны м

П рицак

соседним

К оковц ов

вывел против них

плен живым.

в

В

М ожет

и

д

и

н

и исключать это:

асти ч еск о го

б

р

а

к

а

;

однако

не следует торопиться

в соотносимых как с хазарами, так и с прениями о вере; 4) пре­ мудрая жена - Серах, которая, как княгиня Ольга, является но­ сительницей веры среди неверия; 5) осада города связана в рас­ сказе о хазарах с более масш табными военными действиями и прям о м оти вирована тем, что выш е обозначено как м оти в 7) „построение церквей" который в данном случае представлен в

он встречается

31

Выбор веры

виде построения храм а и изготовления его священной утвари; 6) мотив династического брака нашел отражение только в „не­ официальной версии" но, во-первых, в сочетании с рассказом о войне с теми же самы ми аланами, на которых Бог посылает кагана Булана в „официальной" версии (ср. толкование jN'wn

и

Д арь-

яльское ущелье, К оковцов

iH'JTn, как перс.

1848, с. 208, Кассель

^91 ^

j j ,

dar-i-Alan, „дверь

ал ан ов"

т.е.

1932, с.77 1877, с. 52,

М иллер

на 1887, с. 42), во-вторых, уни­ мож ет

ср.

о зарского царя бывает 25 жен из дочерей соседствующих царей,

„волей или неволей" (й»^£ _>1 й ^L.).

Э

царя были принцессами подчиненных хазарам царств (Гаркави

со ссылкой

К ассель

на важ ность для хазар

версальной значимости этого бы ть, сообщение И бн-Ф адлана

Гаркави

которы х

то

1874, с.

он

берет

династического брака -

помимо

- (содержащееся у Й акута,

явления

II,

с.

указы вает,

439)

том ,

что

у

290, Вю стенф ельд,

за

себя

ха­

„волей или неволей" объясняют тем, что жены хазарского

1874, 290, Д'Оссон,

1828, с.

38).

П

о

существу, это

выражение

значит, как и по-русски, „о бязательн о", „непременно" и тем , династического брака, что, по-видимому, и отразилось ном из рассказов об иудаизации хазар. В

­

в летописном сказании: полу­ с Они нуждаются в некоторых разъяснениях. М отив откровения

во обращении. Тем не менее, пытно отметить, что он встречается

цифичным для рассказов об

В ла­

димирову кругу сюжетов. Так, по свидетельству „Саги об Ола­

О дда впоследствии норвежский конунг и распространитель христи­ анства в Н орвегии и Исландии, который, по-видимому, был в получает откровение о христианской вере именно чти

о­

одним

фе Т рю ггвасоне" монаха

лю бо­

во

сне) не является чем-либо спе­

чение

анса, не имеющ их параллелей

од­

сам ы

вероятно, свидетельствует об обычае многократного

м

рассказе об иудаизации хазар

откровения

во

с

сне

и

Богом

пещ ера

в

есть два любопытных

книгами

в текстах,

Св.

ню

Писания.

близких

к

С норрасона (ок. 1190 г.), Олаф,

сне (или общения

из

сподвижников

Владим ира

деле

крещения

Руси,

во

сне.

П

же словами, что в сновидении кагана, голос говорит

теми

(Олаф) и готов

ем

у

"

(„

Олафу, „м н ого

пытно, что практически те же самые слова обращены

что

ещ

хотя

е

не

он

стать фо skortir})ig en mikit,,; в

л

ю

б

о

­

„П ове-

божьим человеком, но

д остает

32

Глава первая

временных лет“ к князю

о

не

га

e tc и закона**;

в

его**. Затем

а стр ад аю узнает также

Олафу блаж енствую щ их такж е

„страш н ы е

т

и своих В альдам ара

ты

сти уста болгар-мусульман:

нъ

жен поехать

Б

людей**,

горы ,

где

Олаф

даю т

очеви­ дное и почти полное соответствие картины С траш ного Суда из летописного рассказа о крещении Руси.

„F arфи tilGriklanz** цию “ . Grikland обычно взгляд само собой разумеется. Однако в сагах

пер­

и ссон 1932, с. 39-42, Рыдзевская

дол­

Владимиру, но только вложены в кънязь еси мудръ и съмысльнъ,

Ш ахм атов, Грецию, где ему показы ваю т в места, полные печали и мучений**,

103). В частности,

с.

О лаф

„станет известно имя Господа

„чудные м еста

и светлых

на вершине

м естах

некоей

среди эти мучения ожи­

которы х

Владимира) (Йон-

34-35, 38-39). Э то

этих

язычники-идолопоклонники,

и понимает, что конунга (князя

друзей

1978, с.

-

говорит Олафу голос, „поезжай в Гре-

отож дествляю т с Византией, что

на

об Олафе Одда и в „Хеймскрингле** Снорри

вый Трю ггвасоне монаха

С тур­ лусона (нач. XIII в.) обращение Олафа происходит не в Греции, а на Сюллингах, островах „к западу от Англии** (о-ва Силли),

куда Олаф

льник-прорицатель (spdmaSr) склоняет О лафа и его спутников к принятию христианства, причем Олаф „довольно долго ост­ и

с (presta og айга laerSa menn,

нников

Снорри 1991, с. 178-179). И

1932,

что Гардарики, т.е. на Русь, и здесь, следуя его проповеди, князь и

княгиня Олаф оттуда достал хорош о обученных учителей (kenne menn vel ler- о

За, то

сии

людей**

авался там

попадает после сражений в Ирландии. Здесь отш е­

учился правой

ученых

вере

и взял

собой

оттуда

свящ е­

и

других

в Олафе Трюггвасоне**

норвежской, и в исландской вер­

монаха О дда (Йонссон

(toku

леж ат

прибыл в

фау skim); после этого

Ирландии, и

близ

об с. 43) сообщ ается,

„С аги

после посещения Г реции Олаф

крещение**

которые

„п риним аю т

отправился

есть

в земли,

так священниках). Т огда

П авел, епис­ коп греческий (Pall byskop af Griclande), и крестит князя и княги­

ню

же, как

у Снорри; речь идет, по-видимому, же в Гардарики приезжает

(т е ё ollom her sinom).9 Обе версии

„С аги “

со

всем народом

9Получается, что князь Владимир был крещен дважды. Такое проти­ воречие обнаруживает только исландская версия саги, но вообще та­ кое обращение в два приема характерно для исследуемого здесь круга

33

Выбор веры

О дда подчеркивают упорное нежелание конунга -

Э известно нам и из „Повести временных лет", где, впрочем, оно мотивируется в духе „несерьезных" ответов Владимира („П о-

жьду

живаются мотивы священной истории и премудрой жены: вер­

и не крестивш ись,10 О лаф, однако,

настойчиво проповедует христианство при дворе Владимира,

нувшись из Греции, но так

и своих предков".

1916, с.

133). И

князя

В ла­

то упорство

димира -

„оставить веру свою

"

Ш ахм атов

м

а

л

о

еще

тут снова обнару­

к argumenta ad hominem („не годится знатны м лю дям

ться

причем

прибегает не только

столь

в

который сотворил

норм альны м

таких

в

случаях

заб л уж да­

великом мраке"), но и к изложению библейского и

лучше вера

зем лю

в истинного

все,

небо

и 1978, с. 35,39), то

что

Б ога

них есть"

на

есть

к свяще­

взгляда на вещи: „гораздо рца,

(Йонссон

нной истории. При этом обращение князя Владимира проис­

тво­

и 1932, с. 42, Рыдзевская

ходит не только „по милости Бож ией" (шеЗ gu$ miscun), но и
ходит не только
„по милости
Бож ией"
(шеЗ gu$ miscun), но
и
благодаря мудрости княгини („по убеждению княгини", „при
пом ощ и
спасительных
к
н
я
г
и
­
"
) .
Лю бопытно,
что
вслед
речей, шеЭ heilsamlegum гори т,
за
крещением
Олаф
н
и
в
с
т
у
п
а
е
т
в
б
р
а
к
с
О лава
из
К варан а, короля в Дюплинне (938-980) (Снорри
Гю дой,
„конунговой
дочерью
И рландии"
сестрой
1991,

с. 179-181, Снорри 1980, с. 116, 117): это похоже на „династиче­

б Трю ггвасона, или два источника его христианства - - страна Grikland в действительности является Ирландией. И з­ вестно, что отождествление Греции и Ирландии, греков и ир-

ский

р

а

к

".11

П о-видим ому,

нетрудно

эти

две

версии крещения

О

допустить,

если

лаф а

греческий

что

и ирландский,

примирить,

текстов: так крестится Олаф Трюггвасон, так принимают иудаизм ха­ зары и химьяриты (см. сн. 22)

10Олаф встречается в Греции „с одним

славным епископом" и просит

крестить его, и тогда „е м у было дано знамение к р е с т а (var hann prim- signaSr)" - так сообщают обе версии „Саги" Одда-монаха (Йонссон 1932, с. 41, Рыдзевская 1978, с.35, 39); речь идет о катехизации, огла­ шении, primsigna < lat. prima signatio.

11При этом Гюда ведет себя как „премудрая жена": она выбирает себе мужа примерно так же, как княгиня Аллогия ищет человека со свет­ лыми духами-хранителями. Гюда собирает тинг и среди множества мужчин находит именно Олафа (Йонссон 1932,, с.56-58, Снорри 1991, с. 179-181).

34

Глава первая

ландцев (Scotti) является своего рода общ им м естом медиеви­ стики (по выражению Рене Деролеза, who says Greek(s), says Sco­

tti, Д еролез 1954, с.

точники об Олафе настойчиво указы ваю т на И рландию как на место его крещения, Греция же мотивирована в них весьма слабо, а „греческий" епископ Павел, креститель Владимира, пересекаясь с крестителем Олафа, безымянным отшельником с Сюллингов, вполне м ог возникнуть по ассоциации с П авлом- отшельником, известным по ирландским источникам, в част­ ности, по путешествиям св. Брендана (Шредер 1871, Зельмер 1959). Легенда об отшельнике П авле изобилую щих фантасти­ кой кельтских n a v ig a tio n s и p e r e g r in a t io n s , с одной стороны, отраж ала культ анахоретства в древнеирландском христиан­

стве, а с другой - мифологему путешествия на Запад в поисках terra reprom issionis и престола божества, в рамках которой П а­ вел выступал как „позиционный вариант" Еноха-И лии. Н а этом стоит остановиться. Ирландское монаш еское путешествие на Запад, с одной стороны, представляет собой объезд чудесных островов, на ко­ торых обретаю тся лица и предметы, значимые для по-ирланд­ ски воспринятой христианской (точнее, конечно, парахристи- анской, ибо густо замеш анной на устных традициях - смесь, хорош о известная по русским духовным стихам) священной истории. М онахи-мореплаватели встречаю т на островах свя­ ты х (святой Энда, Enda), монашеские общины, основанные святы ми ирландской церкви (общ ина св. Ailbe, живущ ая на острове, который в более поздней, викинговской традиции превратился в Thule, Зельмер 1959, с.99, община трех хоров [tres turmae] анахоретов, соверш аю щ их бесконечную литургию ), чу­ десных животных, служащих святым (чудовищная ры ба Jasco- nius, овцы величиной с корову, говорящ ие птицы на острове, н азы ваем ом Птичий Рай, quae uocatur paradysus auium, м орское чудовище, угрожаю щ ее пилигримам, убитое другим чудови­ щ ем и ставш ее пищей м о н ах о в12). Одно из таких святы х и,

160). С другой стороны, рассмотренные ис­

12"Честный же отец со товарищи вышел в океан, и сорок дней носил­ позади безмерной величины, которое бросало пену из ноздрей и резало волны быстрейшим бегом, как бы [намереваясь] их поглотить. Когда сие

ся корабль. И в один день явилось им поодаль

них чудовище

35

Выбор веры

братья увидели, ко Господу возопили, говоря: ‘Избави нас, Господи, да не поглотит нас зверь сей.’ Святый же Брендан укреплял их, гово - ря: ‘Не бойтесь, маловеры. Бог, всегда наш заступник, сам нас избавит из пасти сего зверя и от прочих напастей.’ Когда же зверь приблизил­ что братья устрашались более и более. Честный же старец тоже, воздев ру­ ки к небесам, сказал: ‘Господи, избави рабов Твоих, якоже избавил Давида от руки Голиафа-великана. Господи, избави нас, якоже изба­ Иону от чрева кита великого ’. По скончании же сих трех стихов

ся к ним,

шли от него до корабля волны чудесной высоты,

так

вил (his finitis tribus versibus), вот, огромный зверь от запада проплыл в

И тотчас же бросается в бой с ним, так что огонь испускает из пасти своей. Старец же молвит бра­

тии своей:

послушание тварей творцу своему. Ждите смиренно конца дела сего. битва сия, но во славу Божию бу­ дут говорить о ней. ’ И когда сказал это, побежденный зверь, который преследовал слуг Христовых, на глазах у них был разорван

на три части , а другой зверь, одержав победу, возвратился туда, откуда при­ шел. На другой день увидели вдали остров большой и лесистый. Когда же подошли к берегу и сошли с корабля, увидели заднюю

И сказал святой съесть, сам будет съеден вами <

чтобы хватило вам [мяса] на три месяца'" (Зельмер 1959, с.45-47). Ги­

гантское морское чудовище, становящееся пищей праведников, - это, конечно, Левиафан, который, по псевдэпиграфическим (II Барух, IV Эзра) и затем раввинским (Бава Батра 75а, Таргум Йрушалми Быт. 1:12, Ваййикра Рабба 22:10) источникам, вместе с чудовищным быком Бегемотом (птота) и чудовищной птицей Зиз (гг) станет угощением на

часть убитого зверя.

Ибо никакого зла не причинит вам

их сторону навстречу тому животному.

‘Зрите, братия, великие дела Искупителя нашего. Зрите

>

Брендан: 'Вот, кто

хотел вас

Возьмите в запас от этого зверя,

мессианском пиру. Так, в сирийской книге Баруха (П Барух 29:4) сооб­ щается, что когда „станет являться" Мессия, „явится Бегемот из места его, и Левйатан поднимется из моря, два великие чудовища, которых сотворил Я

го.

в пятый день творения они будут в пищу для всех, кто

и которых Я сохраню до дня то -

уцелеет" (Дедеринг

1973, с. 15,

1986,

И

„уцелеет на земле" - добавляет арабск. версия, Леемхуйс е.а.

с.46). В IV Эзра 6:49, 52 говорится: „и тогда ных, фан

> кому Ты хочешь, и тогда, когда Ты

рийск. версия - Бидавид 1973, с. 13). Наиболее отчетливо эта идея

вы­ сказана в вавилонском Талмуде (Бава Батра 74Ь, 75а): ,,‘И сотворил

сохранил Ты двух живот­

имя одному нарек Ты Бегемот и имя другому нарек Ты Левиа­

<

(in deuorationem) тем,

хочешь" (Бенсли 1895, с.24, си-

и сохранил Ты

их, да

будут в снедь

Бог великих (морских) чудовищ (О’пл).’ <

>

Р.Йоханан сказал: Сие

36

Г лава первая

[относиттся к] Ливйатану, змею бегучему, и к Ливйатану , змею круче­ ному: ‘В день сей поразит Господь мечом Своим тяжким и великим и крепким Ливйатана, змея бегучего, и Ливйатана, змея крученого ’ (Иса

27:1). Сказал Р.Йехуда: сказал Рав: Все, что Святый, буди Он благос­ и Ливйатана, змея бегучего, и Ливйатана, змея крученого, мужчину и женщину сотворил их, и если соединились бы они один с другим, со­

весь мир. Он оскопил мужчину, женщину же убил и засолил для праведных в грядущем веке, как сказано:1Иубьет чудовище морское’ (Иса 27:1). Так же и ‘Бегемота на тысяче гор’ (Пс 50[49]:10) мужчину и женщину со­ они один с другим, сокрушили

крушили бы

ловен, сотворил в мире, мужчину и женщину сотворил Он,

ж

так

Что же сделал Святый, буди Он благословен?

творил Он их, и если соединились бы бы весь мир. Что же сделал Святый, буди Он благословен? Он

пил мужчину, женщину же убил и заморозил и сохранил ее для пра­

ведных в (Иов 40:16) - это о мужчине,

‘и крепость его в жилах (лпвп) чрева его’

-это о женщине (Иов 40:16). <

Святый, буди Он благословен, должен сделать пир праведным из мя­ са Ливйатана.“ В мидраше Ваййикра Рабба 22:10 мессианский кон­

текст , в котором фигурируют Левиафан, Бегемот и Зиз, определяется

по связи с Раем. Р.Меир толкует текст из Иова (12:7-9):

ир:

ной, и возвестит тебе’ - это

тавит тебя’ - это [о] саде в Эдеме. ‘И поведают тебе рыбы морские’ - это [о] Ливйатане". Здесь же Р.Шим’он б. Йохай утверждает, что „река

выходит из Эдена, и имя ей Йувал, и из нее пьет он“ т.е. Бегемот (Ма- ргулиес 1993, с. 525-526). Интересно, что приведенные рассуждения из Бава Батра предваряются рассказами о встречах с морскими чудови­

щами (74а-74Ь) и связаны

щимся правил продажи корабля. Ввиду поразительного сходства этих рассказов с рассказами о морских животных из navigatio ндана и других ирландских путешествий, они приводятся здесь пол­ „Р. Йоханан рассказал такой случай: Раз мы плыли на кора­

св. Бре­

с текстом Мишны (Бава Батра 5:1), касаю­

оско­

грядущем веке, как сказано:

‘Вот, сила его

в чреслах его’

>

Рабба сказал: Р.Йоханан сказал:

„Сказал Р.Ме- ‘У птицы небес­

‘Спроси у скота, и научит тебя’ - это

[о] Бегемоте.

[о] Зизе полей.

‘Побеседуй с землею, и нас­

ностью. бле и видели рыбу, которая подняла голову из воды. И глаза ее по - добны двум лунам, и вода текла из ноздрей ее, как две реки Суры. Р.

Сафра рассказал такой случай: Раз мы плыли на корабле и видели рыбу, которая подняла голову из воды. У нее были рога, на которых

было вырезано длину и я влезаю в пасть к Ливйатану’. Сказал ской козел, ищущий пищи,

и у него есть такой случай: Раз мы плыли на корабле и видели ларец, усеянный

‘Я есмь меньшая тварь морская,

я триста парасангов в Р.Аши: Это был мор­

рога. Р.Йоханан рассказал

37

Выбор веры

драгоценными камнями и жемчугом, оплетенный родом рыбы, назы­ ваемой Кариса (наго). Спустился ныряльщик принести ларец, и почу­

яла [рыба] и собиралась вывихнуть ему бедро. И вылил он на нее мех

уксуса, и она ушла вглубь. И вышла Бат Кала

ш , букв. ‘Дочь Гласа’, т.е. а) голос с небес, даже голос Бога, б) низший

вид пророчества, в) эхо - А.А.], говоря нам: Что вам

Ханины б. Доса, которая будет хранить пурпур для праведных в гря­

дущем веке. Р. корабле

ли на шегося вокруг него. Спустился ныряльщик принести драгоценный камень. Змей собрался проглотить корабль. Прилетел ворон (xxyartj), оторвал ему голову. Стала вода, как кровь. Приплыл другой змей, взял [голову змея] и прицепил [к телу] опять, и он ожил. Собрался опять проглотить корабль. Птица опять оторвала ему голову. [Ны­ ряльщик] схватил [драгоценный камень] и бросил его в корабль. Мы засолили птиц, положили камень на них, и они взяли его и улетели с ним.“ Тема поединка чудовищных животных, обнаруживаемая как в navigatio Брендана, так и в вавилонском Бава Батра, получила даль­ нейшее развитие в литературе мидраша. Так, в Ваййикра Рабба (13:3) говорится, что „Левиафан и Бегемот будут зверьми для зрелищ (рту, животные для киуцуюг, травли, ludus bestiarius - А.А.) для праведных в веке грядущем*1(Маргулиес 1993, с. 177). На вопрос, каким образом они будут зарезаны, чтобы это было правильно с ритуальной точки зрения, и чтобы, тем самым, они были пригодны в пищу, дается от­ вет: „Бегемот поразит Ливйатана рогами своими и пронзит его, а Ли- вйатан поразит Бегемота плавниками своими и разорвет его (i5nipi)“ (Маргулиес 1993, с. 178). Эквивалент птицы Зиз, повидимому, тоже легко отыскивается среди образов брендановского navigatio. На несу­ щихся по воле ветра (quo ventus dirigisset) моряков нападает птица „рекомая грифон" ([auis] que vocatur griffa); она угрожает им когтями, бой и спасает путешестве­ нников (Зельмер 1959, с. 55-56). В вавилонском Бава Батра (73Ь) чудо­ вищная (но, впрочем, мирная) птица тоже появляется во время морс­ кого путешествия: люди на корабле видят птицу, которая стоит по щиколотки в воде, но головой касается неба; они думают, что при­ шли на мелководье, и хотят искупаться, но Бат Кала говорит им, что как раз на этом месте семь лет назад упал в воду топор, и что пока путешествии Брендана рыба Jasconius (от ирл. iasc, 'рыба'), на которую монахи высаживаются, приняв ее за каменистый остров без всякой травы ( insula petrosa sine ulla herba, Зельмер 1959, c.20-21), тоже может быть истолкована как

что он не дошел до дна. Упоминаемая в

но внезапно другая птица вступает с ней в

[арам. «7рго., евр. Ту

до ларца жены Р.

Йехуда Индиец рассказал такой случай: Раз мы плы - (нлп), обернув­

и видели драгоценный камень и змея

38

Г лава первая

разновидность Левиафана. Пока Брендан служит мессу на корабле,

его спутники принимаются носить с корабля сырое мясо, чтобы засо -

лить его (carnes crudas portare <

горшок на огонь, и тогда остров вдруг начинает двигаться. В уже ци­ тированном фрагменте Бава Батра (73Ь) Рабба бар бар Ханна расска­ за садились на спину большой рыбы, покрытую песком, через который пробивался тростник (HDiHrryi); они начинают печь и варить на ней, и рыба переворачивается. Своим напуганным спутникам св. Брендан объясняет, что, как открыл ему Бог, эта рыба „всегда стремится соеди­ нить свой хвост с головой, но не может [этого сделать] из-за своей длины" (Зельмер 1959, с.21). Это свойство Яскония в точности соотве­ тствует тому, как Левиафан изображается на миниатюрах средневе­ ковых еврейских рукописей. Здесь один из типов его изображения - это гигантская рыба, свернувшаяся кольцом и прижимающая хвост к голове (Гутман 1969, с.225-229, фиг.3,4; Друер 1981, с.148-156). Являе­ тся ли такое положение чисто изобразительной условностью, или оно основывается на какой-то литературной традиции, по словам Дж. Гутмана, определить трудно, хотя из цитируемого им тут же (остав­ шегося мне недоступным) комментария Давида Кимхи (1170-1235) к Иса 27:1, следует, что Левиафан называется 'крученым' (рлТр»), потому что его огромная длина вынуждает его скручиваться в воде (ср. абсо­ лютно типовое изображение кита Ионы в виде скрученного, как спи­ раль, морского зверя). Интересен и мотив засолки мяса. Легко пока­ зать, что в navigatio Брендана он практически случаен: действитель­ но, совершенно не ясно, какое мясо собираются солить монахи на спи­ не Яскония, и наоборот, речь и не заходит о, казалось бы, необходи­ мой засолке мяса морского чудовища - ведь они набрали его на целых три месяца. В приведенных текстах из Бава Батра, напротив, примене­ ние соли - это часть ритуальной разделки мяса: оно присыпается со­ лью (ср., например, Хулпин 113а: мясо следует сначала вымыть, затем осо- лить и снова вымыть). Бегемота и Левиафана: в Ваййикра Рабба 13:3, см. выше, обсуждается специально; в сборнике гомилетических мидрашей Песикта де Рав Кахана указывается, что Левиафан за р е ж е т (тогда) Бегемота своими

плавниками, то есть Бегемот будет зарезан, как подобает животному; сам же он убьет Левиафана хвостом (тала; возможно, это эвфемизм для membrum virile), то есть Левиафан, как рыба, не нуждается в ритуаль­ ном зарезывании (Мандельбаум 1962, с. 456, Бубер 1868, с. 88Ь, [в этих изданиях цитируемый фрагмент отнесен к разным частям текста], ср.

>

ut condirent sale [illas]), затем ставят

сушу

- вы­

зывает, как он и его спутники точно так же - приняв ее

затем, чтобы полнее отделить от него находящуюся в нем кровь

Ритуальный аспект важен и в сюжете схватки

39

Выбор веры

одновременно, фантастических лиц - это отшельник П авел. С другой стороны, в тех же самых монашеских путешествиях за­ м етна тенденция к повторяем ости м арш рутов, стремление приурочить посещение одних и тех же мест к одним и тем же к великопостному и пас­

праздникам, а путешествие в целом -

Х П ривязка посещения священных и легендарных объектов к бо­ гослужению, к литургическим уставам (посещение как резуль­ т а т литургически обусловленного перемещения, литии, Xi0t)), причем, по преимуществу, к богослужениям страстной и пас­ хальной седмиц - это характерная, если не характернейшая че­ р та паломничеств к святы м м естам П алестины (Архипов 1982а). Э то значит, что места морских скитаний воспринима­ лись как своего рода метафора посещения Святой Земли, отку­

да, в частности, и сам термин p ereg rin atio ,13 а также, конечно, и

которое не могло не ассоциироваться с землей Ханаанской, с Палестиной и с lo ci san cti . Такого рода метафоры затрагивали географические реа­ лии не только библейской истории (ср., например, бесчислен­ ные русские Иорданы; другой пример - киевские и владимир­ ские Золотые ворота, повторяющ ие, конечно, иерусалимские; число примеров в действительности таково, что допускает от­ дельное исследование), но и истории монаш еского аскетизма (в этом случае показательно превращение топонимов в имена нарицательные, ср. в пустыне к югу от Александрии, л ав р а от имени созданной св. Евф им ием [429 г.] монаш еской общ ины близ И ерусалим а, М ейендорфф 1989, с.82, 85, ср. ещ е ш ирокое распространение

использование понятия terra reprom ission is,

хальном у циклу (Оскамп

1970, с. 16-20,

1972, с. 210-216).

ью

з

келья,

от Келлии и Скеты, местностей

с

к

и

т

еще комментарий к этому месту в Брауде, Капштейн 1975, с. 469, сн.-

25).

13Исторически ирландские peregrinationes - это и более ранний и ю многом иной жанр, чем пришедшие ему на смену navigation es. В оп­ ределенном смысле navigatio - это уже не peregrinatio. Среди отличи­ тельных черт - именно упорядоченность более позднего жанра, связы­ ваемая с влиянием материковых бенедиктинцев (Оскамп 1970, с. 16- 20, Хьюз 1987, с. XIV: 143-151). Различие не должно, впрочем, засло­ нять сходства. В целом эволюционные отношения между двумя жан­ рами можно определить как переход от хождения к земле обетован­ ной к хождению по земле обетованной.

40

Глава первая

понятия „северная Ф и ваи да“). Отшельник П авел бренданов- ского плавания есть не что иное, как результат такого же пере­ носа св. П авла Отшельника, родоначальника пустынножите-

льного м онаш ества, из Нижней Ф иваиды (inferior Thebaida) на Собственно о П авле-отш ель-

острова брендановых скитаний. нике n avigatio говорит довольно

Сообщ ается, что в течение шестидесяти лет он жил без какой- либо пищи, а до того тридцать лет получал еду от животного (a quadam bestia, потом оказы вается, что это выдра), что живет он на острове, одинаковом в длину, ширину и высоту, в двух пещерах, обращ енных входом друг к другу (ostium contra osti­ um), что около пещер есть крохотный родничок (fons paruissi- mus) наподобие блюдца, и как только в нем наберется воды до краев, камень поглощ ает воду. Брендановский П авел не носит одежды, но с головы до ног покрыт белоснежными волосами (erat enim coopertus totus capillis suis et baiba et ceteris pilis usque ad pedes, et erant candidi sicut nix). П о указанию своего только что почившего игумена (abbas), св. П атрика (покровителя И рлан­ дии, предсказавш его, кстати, рождение св.Брендана), П авел попадает на остров, где он должен дожидаться дня своей сме­ рти. Этих немногих сведений, однако, достаточно, чтобы утве­ рж дать что перед нами лишь незначительно трансф орм иро­ ванный фиваидский П ервоотш ельник, известный по житию, написанному св. И ерон и м ом Стридонским ("Vita S.Pauli Primi Eremitae". PL, t.23, coll. 17-30). У И еронима П авел тож е ж ивет в пещере у подножия горы (reperrit saxeum montem ad cuius radices

baud grandi spelunca lapide claudebatur).14

скупо (Зельмер 1959, с.70-76).

пещере бьет п розрач­

В

14То, что пещера „запирается" камнем, по сути, превращает ее в мо­ гилу, хотя в действительности, по Иерониму, там во времена Антония и Клеопатры был потайной монетный двор; любопытно еще, что в связи в этой пещерой Иероним говорит о типичном жилище монахов в пустыне между Сирией и „землей Сарацинов": жилище это пред­ ставляет собой кубическую цистерну, откуда и ее название gubba, kubba, то есть, по мнению издателя жития (PL, t.23, col.22, п.7), арам. Ю1, но, как кажется, естественнее связывать это слово с ар. (ka'aba), 'быть полным и круглым', П (ka“ aba) 'придавать форму куба,

делать кубическим', откуда «-**£, 'куб, <_ulU I. 'Кааба'.

кубообразное сооружение' и

41

Выбор веры

ный родник, вода которого Тело

лей. senectute membris operit

свою пещеру при императорах Декии и Валериане, чтобы пере­ ж дать воздвигнутые ими гонения. С вязь с гонениями, несом­ ненно, сообщ ала житию эсхатологический обертон. Ворон каж­ дый полдень приносит П авлу кусок хлеба, и так продолжается уже более девяноста лет, а когда монах умирает, могилу ему выкапывает лев. Как и П авел островной, П авел пустынный - цель паломничества. Иеронимово житие - это, по сути, описа­ ние путешествия св. Антония Великого, который во сне увидел П авла и получил свыше наказ повидать его. Как и Брендан, Антоний движется наугад и точно так же встречает в пути чу­

десных животных - кентавра (H ippocentaurus) и сатира,

которые и указы ваю т ему дорогу. В иеронимовом житии П авел пред­ стает в парадигме пророка Илии. В прологе жития, где ставит­ ся вопрос, с кого начинается монашеский подвиг пустынни­ чества (monachorum eremus habitari), И ероним пытается, правда, вообщ е отклонить сравнение м он ахов с Илией (и с И оанном Крестителем, который в христианском сознании был новы м Илией): „однако и Илия нам кажется [чем-то] больш им, чем монах, и Иоанн прежде пророчить начал, чем родился". Тем

не менее оплакивающий П авла Антоний восклицает:

я Илию,

раю ". ла, ср. 1[3] Ц ар 17:4 об Илии: „и ворон ам повелел Я кормить тебя там ." С другой стороны, П авел брендановского путешест­ вия отождествлялся и с другим апокалиптическим и эсхато­

хо

логическим персонажем -

реконструи-

почти тотчас же поглощается

зем ­ кудлаты ми сединами (putridis

отш ельника

покры то inculta canities). Отшельник приходит в

„Видел

видел

И оанна

в пустыни

и воистину

видел

П авла

в

ворона, кормящего П ав­

О тсю да понятна неслучайность

.15

м

Е

н

о

.

Эспозито

М

15 Эсхатологический характер Еноха и Илии в христианской тради­ ции определяется тем, что именно их имена подставляются этой тра­ дицией в апокалиптическое пророчество (Откр 11:3-13) о „двух свиде­ телях" (био цартирог) - „двух маслинах и двух светильниках, стоя­ щих перед Богом земли," после проповеди, смерти, воскресения и воз­ несения которых по звуку седьмой трубы „царство мира соделывается [царством] Господа и Помазанного Его" (Откр 11:15). Подборку сви­ детельств такого рода см. Милик 1976, с.120-124, Буссе 1895, с.134-139. В еврейской традиции Енох становится ангелом Метатроном (рюачэ) писцом Бога. В этом качестве ему открыты все тайны, в том числе и

42

Глава первая

ровал один из вероятных источников n avigatio св. Брендана,

который он условно назвал „Книга Еноха и Илии“

1960). О сущ ествовании такой книги свидетельствует итальян­ ский хронист (возможно, немецкого происхождения) Годфрид из Витербо (1120-1191), который в своей хронике Pantheon sive

U niversitatis Libri, qui C hronici appellantur, X X '6 сообщ ает, что пе­

в апостольских" в церкви св. Матфея „на краю

ресказал

(Эспозито

стихах

эту

книгу,

находивш ую ся

„среди Бретани в концах

Деяний

л и ".17

е

м

n a v ig a tio

P an th eon 'a.

-

з

и „м онахи галилеяне (monachi Galilaei), даю щ ие Британии святое божественное учение (dogmata sancta D ei)",18 - путеш ествую т по

(Эспозито

в 1960, с. 197-201) сто

соотн оси м ом

В

ф рагм ентом два свящ енника

м онахов

. мый остров, на котором обнаруживают золотую гору, золотой а

ней -

м орю

П осле

трех

лет

скитаний

они

прибываю т

на необитае­

в с младенцем. Затем оказывается, что в церкви в двух малень­

ких кельях

длинными белыми

город, золотую церковь,

за

золотую статую Богородицы

маленькой дверцей (ostiolum) живут два старц а с

б ор од ам и .19 Старцы

оказы ваю тся

Илией и******17*19

конечные судьбы мира и человека. Об участии Еноха в Божественном суде см. Одеберг 1928, с. 180-182. ^Editio princeps - Johann Herold, Basileae 1569; здесь цитируется по Эспозито 1960, который пользовался изданием Johannis Pistorii Ger- manicorum Scriptorum tomus П, editio tertia curante B.G.Struvio. Ratisbo пае, 1726. 17"Quidam autem liber in Ecclesia sancti Matthaei ultra Brittaniam in fini bus terrae inter actus Apostolorum noscitur esse conscriptus." Эспозито (1960, c. 197, CH.6) считает, что речь идет об апокрифических Деяниях апостолов, а П.Грожан (1947, с.301) уточняет, что церковь св. Матфея есть аббатство Pointe-de-Saint-Matthieu в Finistere в Бретани, называе­ мая также Saint-Mahe или Saint-Matthieu-de-Fin-des-Terres. Характерна здесь ориентация на крайний запад, в направлении плавания св. Брендана. 1%л ихи 5-6; далее (стт.73-75) они говорят, впрочем, про себя, что они дали святое учение испанцам (Hispanis). Средневековые географы, по­ ясняет Эспозито (1960, с.200, сн.1), нечетко представляли себе Испа­ нию, и на картах она помещалась смежно с Ирландией. 19К сожалению, Эспозито не цитирует, а лишь пересказывает это мес­ то поэмы. Одновременно, признавая его темным, он приводит его в переводе Бовуа: “par une petite porte ils virent dans un splendide reduit deux vieillards” (Бовуа 1883, c.683; Эспозито 1960, c.199). В пересказе

43

Выбор веры

Е н охом - "E lias et Enoch fuerant illi seniores". Соверш енно очеви­ дно, что брендановский Павел, живущий зачем-то в двух пе­

щ ерах эквивалентен Еноху и Илие из „П ротобрендана" обнаружен­

ного Годфридом Витербским. Возможно, что и сам а идея мис­

в , или рая, связана с хождением Еноха на Запад к пре­ П авел,

тического

sanctorum

(vidit duas speluncas, Зельмер

1959, с.71), функционално

te rra p ro m issio n is

поисках

путешествия на Запад

и П авел Первоотшельник как персонажи мистического и эсхато­ с дицией приписываемых ему эсхатологических видений. Как и „енохическая" литература, возникаю щ ая из одного стиха кни­

его,

потому что Бог взял его"), разноязыкая литература „видений"

П авла (довольно загадочных) стихов из послания ап. П авла: „приду в четырнадцать лет тому - -

Бог такого человека, <

С этот человек, и в апокрифических апокалипсисах он восторга­ показы ваю т в встречает старец с сияющим, как солнце, лицом, и ангел пояс­ няет, что это Енох, писец праведный (букв, писец праведности,

12:1-4).

речи неизреченные" (2К ор

знаю ,

я

и „апокалипсисов"

ги Бытия

ходил Енох перед

столу

Божию. С другой стороны, и брендановский

(Бы т

знает

восходят

5:24 „И

апостола

Господни.

в

теле

ли,

к апостолу

Богом;

опирается

в

и

логического горизонта явно

П авлу

тра­

и не стало

на несколько

видения и откровения

Знаю человека во Христе,

не

знаю ,

вне

ли

тела,

не

знаю

ал

есть

райские блаженства

апостола

восхищенного < „ > до третьего неба. И

>

что

он

неба, где ему

восхищ ен

ам

аду.

был

апостол

У

врат

рай

П авел

рая

слы ш

и

ется до третьего

праведников и муки грешников

урарратей?

тц ?

бжашаигт)?, ср. ё и ш х пегржммжтеус

N txika-

io c y n h

в коптском тексте, Милик

1976, с.11820), „свидетель по-

Милика: “they find only two old men who lodge in two narrow rooms of the cloister” (Милик 1976, c.120). 20B коптском апокалипсисе Павла, не имеющем, по словам Пюеша (1950, с. 134-137), нечего общего с рассматриваемой традицией Павло­ вых апокалипсисов, фигуру Еноха, тем не менее, можно угадывать в образе „старца, [чье одеяние] было бело, (и) [престол его] на седьмом небе ярче солнца в [семь] раз“ (пользуюсь конъектурами В.М.Мердока и Дж.В. МакРэя в Пэрротт 1979, с.59). Обычно в этом образе видят ис­ толкованного в духе гностицизма демиурга-Саваофа, препятствую­ щего восхождению гностика на высшие небеса, ср. Мердок и МакPэй (там же, с. 48-49), А. Белиг и П. Лабиб (Белиг, Лабиб 1963, с. 16-17).

44

Г лава первая

следнего дня" (6 царти? тц ? ёаха'тц? тщ ера?), а вступивш и в рай, он немедленно видит и Илию. С третьего неба П авлу по­ казы ваю т реку Океан и сразу же вслед за тем землю обетован­

уд с. 50). П римечательна эта связь Океана и земли обетованной, столь характерная для литературы navigaitones. В „Апокалип­ сисе П авл а" дважды и довольно сходным образом описывает­ ся посещение рая апостолом , что отраж ает сложный и, по-ви­

дим ом у, „небреж ны й" характер компиляции, и, однако, текст

в приверженности монаш еским идеалам, в „высокой оценке жи­ зни м онахов, к кругу которы х, очевидно, принадлежал сам ком пи лятор" (Дю нзинг 1965, с.757). П онятно, что позднейшие монашеские традиции легко усваивали и развивали этот м о ­

нашеский текст. П осле сделанного экскурса об

отшельнике П авле можно с больш ой вероятностью утверждать, что свидетельства саг об участии О лафа Трю ггвасона в крещении Руси im plicite содер­ жали в себе указание на некую ирландско-северогерманско- славянскую линию в христианизации Руси. Э то хорош о согла­ суется с высказанной А .В . Исаченко идеей о первоначальной христианизации славян ирландскими миссионерами (И саче­ нко 1963). С другой стороны , существование таких ирландско- северогерманско-славянских контактов объясняет некоторые характерные особенности ранней стадии христианства у сла­ вян. Так, культ святого архангела М ихаила, сущ ествование которого у славян Исаченко объясняет ирландским влиянием, мож но обнаружить и у только что крещенных норвежцев и датчан. У славян этот культ находит отражение в древнейших

текстах исповеди, написанных, кстати, латиницей (“Bose

izpovede

moi greh. i suetemu crestu. i zvetei Marii. i zuetemu micha-

elu” , Исаченко 1963, c. 63, 64; здесь же и другие примеры), а в

tebe

1966,

(вар.

кротких, т|

тол/

и рае ал/, Тиш ендорф

ную

зем лю

„индивидуальности"

вовсе

не лишен

которая

проявляется

Однако „синхронное" сопоставление с апокалипсисами не-нагхамма- дийской традиции (типа изданных Силверстайном (1935)), где в ана­ логичной роли выступает Енох, и „диахроническое" сопоставление с „третьей" или еврейской книгой Еноха, где в аналогичной позиции оказывается Енох-Метатрон, показывает, что в образ „старца" (еудх>,о йрш[ме]) Енох входит, по крайней мере, на основе контаминации.

45

Выбор веры

расмотренных выше сагах - в описании поминального пира

Свейна конунга (здесь первый кубок поднимаю т в память о в память Христа, тре­

тий

Mikj£lsmessa, празднике св. М ихаила, после которого некоторые

время у Олафа Трю ггвасо- на, принимаю т крещение (С норри 1991, с. 184, 222; Снорри

знатные исландцы, гостящие в это

почившем Х аральде конунге, второй -

-

„в

п ам ять

М и хаи ла"

M ik jils minni) и в упоминании

о

1980, с.

120, 148). Идеи Исаченко об ирландской миссии среди

славян в данном случае тем более интересны, что они вновь

во звр ащ аю

о между западной (по Исаченко - ирландской) миссией и мисси­ ей византийского философа Константина и его брата Мефо- дия.

т вы бора: в случае Ростислава

нас к идее альтернативы

и, стало

бы ть,

к мотиву

выборе

М оравского

речь идет

Возвращ аясь к мотивной структуре летописных сказаний о что Владимиром мотив премудрой жены: по сообщению „С аги об

с

крещении Руси, напомню,

О лафа

Трю ггвасона

связы вает

Олафе Трю ггвасоне" монаха Одда, м ать Владимира -

цательница (spikona, см.

выше),

сказы ваю щ ая, что родился креститель Норвегии (Йонссон

- обращ ения О лафа - не чужд и Владимирову циклу текстов.

Небезынтересно, наконец, отметить, что этот же мотив содер­

к хронике, которая среди прочего содержит восходящий частич­

к сфенову роману об Александре М акедонском сюжет о посеще­ нии А лександром И ерусалима. Здесь ангел является во сне Александру М акедонскому и научает его оказать честь иеруса­ лимскому первосвященнику. Ещ е интереснее тот факт, что в „Иосиппоне" этот мотив сочетается с м отивом осады города:

но

Иосифа Флавия, частично к псевдокалли-

жится

откровения во сне

1932, с. 20-21).

М отив

стартовы й

X

м омент

в книге „Иосиппон", то есть

„Д ревностям "

относимой

в. еврейской

Александр, разгневанный тем, что евреи во главе со своим Дарию , войском на Иерусалим. Во сне он видит „стоящ его над ним

м

первосвящ енником хранят верность

отправляется с

Э тот

муж

-

ве­

в льняной одеж де" (опал ага1? f?s tdb>шт*).

а

уж

роятно, ангел, в точности похожий на первосвященника Иад- и

об и по подобию "). Он угрожает Александру см ер­

моему,

тью ,

дуя: „увидишь мужа, -

п если тот нападет на Иерусалим. Когда, по „И осиппону"

говорит он

Иаддуе, -

муж

по

виду

к

то

,

46

Глава первая

Александр все-таки подходит к И ерусалиму, навстречу ему вы ходит Иаддуй в первосвященническом одеянии, который, кстати, тоже имел об Александре откровение во сне. Александр падает ниц, приветствуя первосвященника. Затем Иаддуй по­

казы вает Александру Х р ам , и, осмотрев его, царь благословляет

и исповедует „Господа

Х р ам у предлагает соорудить в нем свое изваяние (а^и, а*?х).

Иаддуй деликатно

дает „золота

,

сер

количестве Дому Господню " (Флюс-

сего“

и

в

Б ога

дом а

своем

усердии к

отклоняет это предложение, и тогда царь

таки м

о

б

р

азо м

в 1, с.54-57).21 П риведенный эпизод,

больш ом

1981,

21Как известно (Барац 1924-1927, т.2, с. 246-255, Мещерский 1956, с. 58-64,), этот эпизод „Иосиппона" обнаруживается в Ипатьевской летописи под 6618 годом, разумеется, в трансформированном виде. В частности, „муж облеченный в льняное" explicite назван ангелом, что объясняется тем, что фрагмент включен в летописи в рассуждение об ангелах. Н.А. Мещерский (1956) попытался объяснить это заимствова­ ние в Ипатьевской летописи существованием в древнерусской словес­ ности полного перевода „Иосиппона". Гипотеза Н.А. Мещерского бы­ ла подвергнута придирчивой критике (Лант, Таубе 1988, с. 156, 157). Так, оказалось, что Мещерский в сущности не доказал, что Ипатьев­ ская летопись следует именно за „Иосиппоном", а не отражает некий третий текст, служивший источником и для нее и для „Иосиппона". Кроме того, Мещерскому вменялось в вину чуть ли не некорректное, вводящее в заблуждение цитирование (он, якобы, не показал, что в летописной компиляции пропущен больший фрагмент „Иосиппона" чем тот, на основании которого устанавливается сходство летописи и „Иосиппона"). Здесь не место для разбора работы Мещерского, в кото­ рой, в частях, не претендующих на доказательность, действительно имеются опрометчивые утверждения (скажем, о существовании пол­ ного древнерусского перевода „Иосиппона"). Существенно, что он обнаружил сходство фрагментов Ипатьевской летописи и еврейской хроники (думаю, что работа Г.М. Бараца, в которой это наблюдение уже было сделано, Барац 1924-1927, не была ему известна). Сообра­ жения Мещерского можно подкрепить. Так, следует отметить, что во фрагментах, рассмотренных Мещерским, есть по крайней мере две тек­ стологические детали из числа уникальных для „Иосиппона" и при этом нашедших отражение в Ипатьевской летописи. Во-первых, это упоминание стран, которые Александр „побил" прежде чем пошел на Иерусалим, ср. „и поби землю Егупетьскую. и поби Арама." (Ипать­ евская летопись, 6618 г., ПСРЛ, 2, с.263), ппн рш mxn рн -р ("Иосип-

47

Выбор веры

пон“ Флюссер 1981, 1, с. 54:6, „и поразил землю Египетскую и землю Арам"). Во-вторых, это сам сон Александра, в котором он видит анге­ ла, угрожающего ему мечом (ПСРЛ,2, 263-264, Флюссер 1981, 1, с.

54:10-55:21).

via, 4-5), ни в греческом Псевдо-Каллисфене (Кролль 1926, Бергсон 1965, Митсакис 1967, фон Лауенштейн, Энгельманн, Парте 1962-1969), ни в латинской версии Юлия Валерия (Роселлини 1993), ни в визан­ тийских вариантах романа об Александре (Лолос, Константинопулос 1983), ни в одной из версий "Historia de proeliis” Льва-архипресвитера (Бергмейстер 1975, Штеффене 1975, Хилка, Штеффене 1979), ни в сербс­ кой (Ван ден Берк 1970, Маринкович, Йеркович 1985, Милутинович, Карааганов 1987) и ни в одной из русских „Александрий“ (Истрин 1893, Ботвинник, Лурье, Творогов 1965). Отсутствуют они также и в

сирийской (Бадж 1889), еврейской (Гаркави 1882, Леви 1896, Гастер 1897), армянской (Волоходжан 1969) и эфиопской (Бадж 1889, c.lxxxix- cix) версиях. Тем самым, упоминание Египта и Арама, с одной сторо­ ны, и сон с угрожающим ангелом, с другой, могут быть диагностиче­ скими признаками для определения заимствования из „Иосиппона." В такой ситуации отсылка к "some third source (one of the many compi­ lations about Alexander)" является просто затемнением и закрытием проблемы. Вместо констатации очевидной, хотя и не имеющей (пока?) объяснения связи русского и еврейского текстов, выдвигается идея „третьего источника", о котором уже никогда ничего определенного сказано быть не может. Действительно, версий и compilations Алек­ сандрии множество, но отношения их отнюдь не хаотичны, и их рас­ путыванию посвящена целая библиотека. Понятия „перевод" „заимс­ твование" и особенно понятия „третий текст", „общий источник" во­ обще надо признать слишком рационалистически-наивными для описания процессов создания средневекового текста. Гипотеза „треть­ его текста" обычно очень легко выдвигается, но обосновать его дейст­ вительное существование крайне трудно, а доказать его несущество­ вание еще труднее - даже и по чисто логическим причинам: в самом деле, между двумя идентичными текстами можно предположить существование третьего, тоже идентичного, но при этом нет решите­ льно никаких логических оснований, чтобы это существование отри - цать. В связи с критикой работы Мещерского стоит особо останови­ ться на упоминании этнонима А рам (отх). И Барац (Барац 1924-1927, т.2, с.254) и Мещерский (Мещерский 1956, с.65) объясняют его как (опх), из которого Арам получается путем простых и типовых трансформаций: Мещерский - потому, что именно такая форма стоя­

Эдом

Обеих этих деталей нет ни у Иосифа Флавия (Antt. XI,

в „Иосиппоне" издания Брейтгаупта, которым он пользовался

ла

48

Г лава первая

связывает, как и должно, мотив осады с обращением (понима­ емы м, разумеется, достаточно широко) и с украшением (или в предыдущем случае - с воздвижением) храма. в

средневековых легенд. Прежде всего нужно отм етить, что в приложении к хазарам он появляется уже собственно в письме Х асдая к царю Иосифу. Здесь говорится о сущ ествовавш их у испанских евреев легендарных сведениях о появлении евреев в Хазарии. П о этим сведениям, гонимые „силой халдейской"

З in n ,

К

а­

кона и священные писания"

вследствие

молиться

быт, но

почему (К оковц ов

по-

В арабски еврейского поэта Иегуды Галеви (XII в.) начало обра­

М отив

обретения Торы

пещере

более специфичен для

( э т а п *?t i ) предки хазарских евреев „скрыли

оковцов

1932, с. 17: 2-3), Смы сл

в пещере.

„в

конце дней

(это),

и

вош ел

1932, с.

в

в

(впрп n ro i лппл у них

этого

и

п

от

пещере

пн

л

ю

книги

та

чего обычая впоследствии был за­ иудей

возник

обычай

и пожелал узнать, она полна книг" "

писавш его

явился муж

пещеру, и нашел, что

поэме

„К

у зар

17: 6-7).

щения хазар описано так:

 

Бог призывает хазарского царя сне („повторялся ему сон много

ращению, являясь ему

во ангел разговаривает с ним и говорит ему: намерение

раз,

твое, тпга,

ему место,

-

они"), и

поступок, при­

ятный Богу. Этим местом оказывается пещера в „горах, кото­

в Голб, Прицак 1982, с. вали каждую субботу, их пещере той,

рые

126-129). В этой пещере иудеи праздно­ и обрезание, „и обреза­

лись

К оковцов 1932, с. 132-133). Не случайно, по-видимому, мнение

караимского ученого Й а‘куба аль-Киркисани (X

м оря",

Варсана (об этом

в

горах

и именно

здесь

царь

его

над собой т^твл" (К ассель

ю

т

э

пустыне у

топониме см.

визирь при­

1853, с.2, 75-76,

в.), согласно

ним аю т

в

веру,

соверш аю т т

хпл

(Брейтгаупт 1770; мне это издание недоступно, цитирую по Мещерс­ кий 1956, с.61), а Барац , который не указывает, на какое издание он ссылается, - потому, что его источником вероятнее всего было либо бердичевское (Гинцбург 1913), либо варшавское (Монк 1877) издание. В первом читается 'пн, а во втором - пли. Между тем в издании Флю- осера (1981) читается именно Арам, так что необходимость в предло­ женной эмендации отпадает, и древнерусский текст оказывается еще ближе еврейскому.

49

Выбор веры

котором у квази-иудейская секта магарийя (от

арабск.

_>IL» „пе­

щ ера")

1894,

 

в пещере (Гаркави

364,

1960,

с.

347, К ьеза,

1984). О находке

близ Иерихона книг, в частности, содержавших „более чем 200 псалмов Д авида", сообщ ается в письме Тимофея I Селевкийс- кого к митрополиту Эламскому Сергию (речь в письме идет о

собы тиях приблизительно

ской литературе сохранилось предание о том, что со смертью впоследст­ ее некоей пещере (Гинцберг 1968). С пещерой предание связы вает

из книги „Зогар": Симеон б. Й охай, котором у традиция приписы­

время двенадцатилетнего пребывания в пещере (Карппе 1901, с. 319-

320). П риговоренный вслед за подавлением и хранили себе жизнь, в течение двенадцати лет пребывая

щере и изучая Тору. Чудесным образом затворникам даровано рожковое дерево, плодами которого они питаются, и источник воды (Ш аббат, 33 Ь). Д важды в день их посещ ает Илия.

Голу- назад ответы р. С им еона (Л аховер, Т иш би 1989, т. 1, с. 151-155).

в Маккавейской, где сообщ ается, что после разрушения первого Иерусалимского храм а пророк Иеремия скрыл священные хра­ мовы е сосуды в „жилище в пещ ере" ( ovko? а г т р ш б т ) ? - 2 Макк. 2: 4-6). Приведенных примеров, как кажется, достаточно, чтобы показать, что мотив пещеры в „еврейско-хазарской переписке" не случаен. Сопоставление состава

II кн.

Ф ункционально

би приносят им письма от учителей Мишны

Кохбы

вает авторство

каббалы ,

и происхождение

А

вии Сиф получил во сне откровение о том , что

1960, с. 348). В агадиче-

г.;

800

Г

о

л

б

дам а

исчезла дарованная ему

Богом Тора, однако

он найдет

в

одного

центральных

текстов

„Зогара" написал его, по преданию, во

восстания Бар

чудом со­

в

пе­

к смерти, Симеон б. Йохай

его

сын Элеазар

и относят

во

той

же

роли

пещ ера

вы ступает

м оти вов крещении Руси и еврейско-хазарских текстов показы вает, так сказать, „м атериальное" сходство этих двух легенд о выборе

веры. Вернемся, однако, к летописному сказанию. В целом ряде

летописей, сохранивш их это сказание (в Н овгородской

л димиру, назы вается по имени. Е го зовут Кирилл. Сопоставле-

фийской

­

летописного сказания

о

4-й,

С

о

а­

1-й

др.),

и

греческий

философ, проповедую щ ий

В

50

Г лава первая

в византийских хрониках (в частно­

с сти, у продолжателя Ф еофана) обращение болгарского царя Бориса описывается как следствие созерцания картины С траш ­ А Ш ахматову основание утверждать, что в летописном рассказе - сознательно или бессознательно - несмотря на очевидный анахронизм, речь идет именно о Кирилле Солунском (Ш ахм а­ тов 1908а, с. 69, 70; сопоставление этих источников восходит к 1963, с.231). В позднем и исторически явно недостоверном ис­ точнике, так назы ваемой Бандуриевой легенде, содержится, тем не менее, ценное свидетельство о том , что крещение Руси В случае вместо М ефодия называется Афанасий, но совершенно очевидно, что речь идет о просветителях славян, так как сооб­ щается, что, обращ ая Владимира, миссионеры обучаю т русских

.

художником

ние этого факта

тем, что

ного

Суда,

написанной

М ефодием,

дало

по крайней

мере

Татищ еву, ср. его примечание

,

Татищ ев

ассоциировалось

с миссией

Кирилла и

М ефодия.

данном

тридцати пяти буквам ад , рттоикт), (Зетб, уХасоб, бопр<3 (Г ол у ­ бинский 1901, с. 247-252). Не исключено, что эта ассоциация поддерживалась, или даже провоцировалась, упоминанием в

Ж итии Кирилла знаменитых Кирилл познакомился в Крыму во время своей хазарской мис­ сии.

„русских письмен" с которы ми

С другой стороны, есть, по-видимому, и глухие свидетель­ и иудаизации Х азарии. Expositio in Matthaeum

об ассоциации крещения болгар

в сочинении

Х

ри сти ан а

Д

р утм ар

ства

а Euangelistam (PL, 1.106) сообщ ается, что иудаизация хазар про­ изош ла после принятия болгарами христианства (А ртам онов 1962, с. 276). Не дения, связанные с именем Кирилла-философа? В VIII-XII гл а­

Т ак,

будут ли

нам, таким

образом , полезны какие-либо све­

(А нгелов,

1973, с. 95-103) содер­

ж алоба­

в

книж­

К жится рассказ о хазарской миссии Кирилла. Х азарские послы с их „м уж

свою

ми

вах

Ж ития

Кирилла

о

д

о

в,

приходят к византийскому

императору Михаилу Ш

на иудеев и мусульман, которые хотят обратить

веру. Х азары н а" чтобы е преимЬмъ" (Ангелов, К одов, 1973,

ащ

просят прислать им христианского

а

избрать:

путем прЬприт еврее и срацины,

-

Не понятно, кто

именно

были

диспута решить,

какую го вор ят с. 95). эти

веру

„Д

а

вЪру

послы, -

Если

ваш у

за сообще-

хазары .

51

Выбор веры

кием факт посольства и если посольство надо согласиться с

(1962, с. 331), что зарском

валось семь епархий, Де Боор

Ж ития

К ирилла

иигиозный интерес, то

речь

действительно

исторический

стоит

имело действительно ре-

.

А ртам он овы м

М

в

Х

а

­

идет

о

каганате христиан (в

IX

посольстве притесняемых к сер. VIII в. насчиты­

Х азарии 1891, с. 520-534, Кулаковский 1927, с. 254,

1898, с. 173-202, а

вании

в 1962, с. 258-261). Однако в дальнейш ем повество­ М ожно, далее, пред­

таких христианах нет ни слова. 120 лет спустя после принятия иу­

в. уже только две, Васильев

А ртам онов о

положить, что в Х азар и и и даизма каганом продолжались по местам религиозные споры с л

целью

полемистом (ср. его арабскую, хазарскую и моравскую миссии,

а

вало

принять учас-

зар, болгар

в нс более, чем композиционный элемент, „призвание филосо­

ф а".

Выбор императора падает на Кирилла, Кирилл отправля­ ется в Крым, здесь, в Корсуни, он изучает еврейский, самари-

выбора

веры;

Кирилл бы

выдаю щ имся религиозным

в Венеции с „триязычниками"), что и способство­

(или

брата) имени

с

обращ ением

ха­

он

не

м

ог

об р азом ,

перед нами

также спор соотнесению его

Iия

ни

его или русских, хотя реально одном

из этих событий.

Т аким

Iянский и, как

(1944, с. 181-186)

(1935, с. 75-79), Р.О .Якобсон

323-326), сирийский язы ­