Вы находитесь на странице: 1из 299

ВАКИН С. А., ШУСТОВ Л. Н.

ОСНОВЫ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ
БОРЬБЫ
Часть первая

1998

Москва
CОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ i

Глава 1. Объекты дейстий радиоэлектронной борьбы 1-1

1.1 Общее описание объектов действий РЭБ 1-1

1.2 Математические модели радиоэлектронных средств как


объектов РЭБ 1-4

Математические модели оптимального приемника РЛС,


работающего в режиме обнаружения 1-4

Математические модели оптимального приемника


радиоэлектронного следящего измерителя 1-7

Математические модели оптимального приема в


средствах радиосвязи и радионавигации 1-12

Математические модели оптимальных схем


распознавания в радиоэлектронных системах 1-14

1.3 Математические модели автоматизированных систем


управления войсками (силами) ПВО как объектов РЭБ 1-16

Модель системы массового обслуживания с отказами и


централизованным управлением 1-17

Вариант многоканальной системы массового


обслуживания с деценрализованным управлением 1-24

1.4 Математические модели автоматизированных систем


управления боевыми средствами ПВО как объектов РЭБ 1-27

Законы наведения и показатели эффективности


управления ракетами ПВО 1-30

Модель кинематического звена в контуре самонаведения


ракеты 1-32

Математические модели угломеров бортовых РЛС и РГС 1-35

Динамические ошибки угломера 1-39

Флуктуационные ошибки угломера 1-42

Линеаризованная математическая модель замкнутого


контура РГС (при воздействии углового шума) 1-44
Глава 2. Математические модели сигналов, средств и
способов радиоэлектронного подавления 2-1

2.1 Общее описание основных элементов радиоэлектронного


подавления (РЭП) 2-1

2.2 Математические модели помеховых сигналов 2-2

Деструктивные помеховые сигналы 2-6

Математические модели макирующих и имитирующих


помеховых сигналов 2-9

Немодулированные частотно-временные маскирующие


помеховые сигналы 2-10

Пространственно-временные маскирующие помеховые


сигналы (угловой шум) 2-16

Модулированные частотно-временные маскирующие


помеховые сигналы 2-21

Спектральная плотность фазоманипулированного сигнала 2-24

2.1 Математические модели средств и способов


радиоэлектронного подавления 2-25

Математические модели способов радиоэлектронного


подавления 2-29

Глава 3. Критерии эффективности радиоэлектронной борьбы 3-1

3.1 Общая характеристика критериев 3-1

3.2 Информационные показатели эффективности помеховых


сигналов, средств и способов РЭП 3-1

Исходные положения 3-1

Информационные показатели качества маскирующих


помеховых сигналов, средств и способов создания помех 3-9

Информационные показатели качества имитирующих


помеховых сигналов 3-13

3.3 Энергетические критерии эффективности помеховых


сигналов средств и способов РЭП 3-14
Исходные положения 3-14

Энергетические показатели эффективности маскирующих


и имитирующих помеховых сигналов 3-15

Энергетические показатели качества помеховых сигналов


РЛС, работающих в режиме автоматического
сопровождения цели 3-19

3.4 Оперативно-тактические показатели эффективности РЭБ 3.26

Показатели эффективности радиоэлектронного


подавления при ведении боевых действий авиационными
частями (подраздениями) по преодлению (прорыву)
системы ПВО 3-26

Примеры определения промахов 3-32

Показатели эффективности ведения РЭБ в динамике боя


однородных группировок вооруженных сил 3-37

3.5 Военно-экономические показатели эффективности РЭБ 3-44

Глава 4. Активные помехи радиолокационным станциям.


Уравнение радиоэлектронного подавления 4-1

4.1 Исходные положения 4-1

4.2 Уравнение РЭП однопозиционной РЛС активными


помехами (общий случай) 4-2

Поляризационный коэффициент 4-7

Интерференционный множитель 4-14

Эффективная площадь рассеяния боевого порядка


летательных аппаратов 4-18

4.3 Приведение уравнения РЭП к каноническому виду.


Методы определения информационного ущерба 4-20

4.4 Особенности уравнения РЭП при подавлении активными


помехами различных видов РЛС 4-31

Некогерентные РЛС, работающие в режиме обзора 4-31

Когерентные РЛС, работающие в режиме обзора 4-33

Широкополосные РЛС, работающие в режиме обзора 4-35


Радиолокационные станции с синтезированным
раскрывом антенны (РСА) 4-38

Уравнение радиоэлектронного подавления активными


помехами двухпозиционной РЛС 4-41

Уравнение РЭП в случае создания активных помех из


боевых порядков самолетов радиолокационной головке
ракеты с полуактивным самонаведением 4-44

Дальность действия средств радиотехнической разведки 4-45

4.5 Особенности подавления РЛС маскирующими помеховыми


сигналами с ограниченными информационными
показателями качества. Применение уравнения РЭП для
анализа радиоэлектронной обстановки 4-47

Определение коэффициента подавления РЛС


узкополосными маскирующими помеховыми сигналами с
ограниченным спектром 4-47

Определение оптимального уровня ограничения


прямошумовых помеховых сигналов 4-57

Применение уравнения РЭП для анализа


радиоэлектронной обстановки 4-59

Глава 5. Пассивные и активно-пассивные помехи РЛС.


Уравнение радиоэлектронного подавления 5-1

5.1 Виды пассивных помех. Дипольные отражатели 5-1

Эффективная площадь рассеяния полуволнового


диполя, произвольно орентированного в пространстве 5-2

ЭПР диполя Герца 5-8

5.2 Динамика образования и статистические характеристики


облака отражателей 5-9

Пространственно-временные параметры облака


отражателей 5-9

Удельная эффективная площадь рассеяния облака


дипольных отражателей 5-14

Спектр флуктуаций сигналов, отраженных от диполей 5-15


5.3 Уравненеие радиоэлектронного подавления РЛС пассивными
помехами. Коэффициент подавления некогерентных РЛС 5-20

5.4 Коэффициент подавления пассивными помехами


импульсно-когерентных РЛС 5-24

5.5 Эффективность подавления РЛС пассивными помехами.


Определение потребного количества дипольных
отражателей. 5-33

Ширина маскируемой области отдельной РЛС.


Определение потребного количества отражателей. 5-33

Дискретное сбрасывание дипольных отражателей 5-37

Ослабление плотности потока радиоизлучения в


полосе дипольных отражателей 5-39

5.6 Активно-пассивные помехи 5-41

Количественно-качественные показатели эффективности


пассивных помех 5-45

Глава 6. Ложные радиолокационные цели и ловушки 6-1

6.1 Виды ложных радиолокационных (РЛ) целей, ловушек


и одноразовых средств РЭБ 6-1

6.2 Имитируемые параметры ложных радиолокационных целей


и РЛ ловушек. 6-1

6.3 Методы увеличения эффективной площади рассеяния


ложных целей и ловушек 6-4

Усилители-ретрансляторы 6-4

Пассивные переизлучатели 6-6

6.4 Тепловые ловушки 6-14

6.5 Применение буксируемых и сбрасывемых ловушек 6-18

Буксируемые ловушки 6-18

Сбрасываемые ловушки 6-20

6.6 Выбор момента сбрасывания ловушек 6-22

Глава 7. Методы уменьшения заметности летательных


аппаратов и изменения электрических свойств среды 7-1

7.1 Факторы, определяющие комплексный характер решения


проблемы. Возможности снижения тепловой заметности
летательных аппаратов 7-1

7.2 Современные технологии разработки летательных аппаратов


с малой радиолокационной заметностью и проблемы
динамики РЭБ 7-3

Радиопоглощающие покрытия 7-3

Интерференционные и рассеивающие радиопоглощающие


пакрытия 7-18

Управление рассеянием радиоволн 7-11

7.3 Потенциальные возможности снижения радиолокационной


заметности самолетных устройств. Оптимальный
коэффициент усиления антенны станций помех. 7-15

Потенциальные возможности снижения


радиолокационной (РЛ) заметности сомолетных
антенных устройств 7-15

Оптимальный коэффициент усиления передающей


антенны самолетной (вертолетной) станции помех 7-17

7.5 Методы изменения электрических свойств среды 7-21

Локальные изменения электрических свойств среды в


интересах снижения радиолокационной заметности 7-21

Влияние ядерных взрывов на работу радиоэлектронных


систем 7-24
Введение
В настоящее время и в обозримом будущем радиоэлектронные средства
(РЭС) составляют и будут составлять основу систем управления войсками
(силами) и боевыми средствами [оружием] во всех видах вооруженных сил. В
войсках противовоздушной обороны (ПВО) радиолокационные станции (РЛС)
обеспечивают добывание информации о воздушной обстановке. Они же
обеспечивают наведение средств поражения на воздушные цели.
Авиационные комплексы высокоточного оружия (ВТО), включающие
РЛС с синтезированной антенной (РСА) и систему высокоточной спутниковой
радионавигации, обнаруживают наземные малогабаритные цели на удалении
нескольких сот километров и определяют их координаты со средней
квадратической ошибкой (СКО) порядка единиц метров, что позволяет
наносить массированные удары по противнику на всю глубину оперативного
построения его войск [1].

Аналогичные примеры высокой эффективности оружия, достигаемой


путем применения соответствующих РЭС, могут быть предложены и для других
видов вооруженных сил.
Обеспечивая высокие оперативно-тактические показатели оружия,
радиоэлектронные средства являются в то же время одним из наиболее
узявимых элементов систем управления, поскольку они обнаруживаются по
излучению и им может быть оказано противодействие радиотехническими
методами (средствами радиоэлектронной борьбы).
Диалектика борьбы, меры и контрмеры в данной области военного дела
привела к образованию радиоэлектронной борьбы (РЭБ), рассматриваемой как
первоначальный вид оперативного и боевого обеспечения, который в
последующем начал перерастать в новый элемент содержания операций и
боевых действий.
В настоящее время РЭБ определяется как комплекс мероприятий и
действий конфликтующих сторон, направленных на выявление и
радиоэлектронное подавление (РЭП) РЭС управления войсками (силами) и
боевыми средствами, в том числе и высокоточным оружием (ВТО) противника,
а также на радиоэлектронную защиту (РЭЗ) своих РЭС и других
радиоэлектронных объектов от технической разведки, преднамеренных и
непреднамеренных помех. Последнее предпологает обеспечение
электромагнитной совместимости (ЭМС).
Радиоэлектронное подавление может быть достигнуто: ----
-путем создания преднамеренных помех (активных, пассивных, ложных целей):
-уменьшением радиолокационной и тепловой заметности;
-изменением электрических свойств среды (условий распространения
электромагнитных волн).
Радиотехническая разведка (РТР) во взаимодействии с другими видами
технической разведки [2] должна решить двойственную задачу. Выявление и
анализ излучений РЭС в интересах их радиоэлектронного подавления;
выявление и анализ помеховых излучений в интересах повышения уровня
радиоэлектронной защиты своих РЭС в динамике РЭБ.
РТР проводится также и с целью получения исходной информации для
последующей разработки, в том числе и синтеза, оптимальных структур и
алгоритмов РЭС, предназначенных для работы в данный помеховой обстановке.
Информация, поступающая от РТР и других средств технической разведки, во
многом обеспечивает базы данных и базы знаний ЭВМ, входящих в системы
управления как средствами РЭБ, так системы радиоэлектронной защиты от
преднамеренных помех и средств технической разведки.

Появление РЭБ диалектически обусловлено динамикой борьбы средств


нападения и защиты. В данном случае речь идет о борьбе бомбардировочной
авиации Англии и ПВО Гитлеровской Германии в период Второй Мировой
войны. До этого времени имели место отдельные случаи создания
преднамеренных помех подручными средствами, но они не носили массового и
организованного характера, и это не приводило к качественным изменениям в
тактике ведения боевых действий. Начало массированного применения средств
пассивных помех бомбардировочной авиацией Англии имело место 24 июня
1943 г. во время ночного налета на Гамбург и продолжалось систематически в
последующих налетах. Объектом подавления являлись радиолокационные
станции орудийной наводки "Вюрцбург", длина волны излучаемого сигнала
которых составляла примерно 50 см. Пассивные помехи в данном случае
представляли собой станиолевые ленты (диполи) длиной порядка 25 см., т.е.
были примерно равны половине длины волны РЛС, которые сбрасывались
вручную. В результате применения помех потери бомбардировочной авиации
за несколько месяцев снизились примерно наполовину. Началу применения
помех предшествовала длительная разведка объектов подавления. Решение о
применении помех было принято после того, как потери достигли предельно
допустимого уровня.

Высокой эффективности помех во многом способствовали выбор длины


волны РЛС "Вюрцбург", отстуствие в ней схем защиты от пассивных помех,
которые появились лишь в конце войны, и исключение возможности изменения
длины волны. В октябре 1943 бомбардировщики США начали создавать
активные помехи РЛС "Вюрцбург" с помощью передатчиков типа "Карпет",
эффективность которых оказалась также высокой ввиду отсутствие
возможности перестройки несущей частоты.

Период, соответствующий Второй Мировой войне и первые


послевоенные годы, можно считать начальным этапом в развитии средств и
способов радиоэлектронной борьбы.

Последующее их развитие также имело место в соответствии с законами


диалектики. Причем объектами борьбы с одной стороны являлись
радиолокационные средства, с другой средства РЭБ. Здесь можно выделить
примерно четыре основных этапа, в течение которых существенно изменялись
как структура и алгоритмы РЛС, так и средства РЭБ. Периоду пятидесятых
годов соответствуют некогерентные РЛС с быстрой перестройкой несущей
частоты и устройствами защиты от помех, построенными по схеме
череспериодной компенсации (СПК). В станциях помех вводится электронная
перестройка частоты. Разрабатываются специальные устройства сбрасывания
дипольных отражателей.

В шестидесятые годы и в первой половине семидесятых появляются


импульсно-когерентные РЛС, осуществляющие фильтрацию пассивных помех и
позволяющие обнаруживать низколетящие летательные аппараты на фоне
отражений от земной поверхности. Защита от активных помех в них
обеспечивается увеличением примерно на порядок удельного энергетического
потенциала и быстрой перестройкой несущей частоты. Соответствующим
образом изменяются и средства РЭБ.

Во второй половине семидесятых и начале восьмидесятых появляются


РЛС, работающие в двух режимах: импульно-когерентном с узкополосными
сигналами и с широкополосными сигналами, имеющими большую базу.
Увеличение базы позволяет соответственно увеличить энергетический
потенциал РЛС. Применение двух режимов затрудняет возможность
постановки эффективных как активных, так и пассивных помех. В
узкополосном режиме ослабляется воздействие широкополосных помех,
широкополосный режим позволяет снижать эффективность узкополосных
помех. Соответственно модифицируются средства и способы РЭБ.

Четвертый этап РЭБ, наряду с появлением систем высокоточного оружия


ВТО, характеризуется применением РЛС с фазированными антенными
решетками, адаптирующимися к помеховой обстановке, переходом к
многопозиционным схемам обработки сигналов, повышением скрытности
излучений РЛС путем перехода к шумоподобным сигналам (ШПС).

Повышаются возможности средств и способов РЭБ. Характерным


является массированное применение средств. После "Войны в Заливе" РЭБ
стала рассматриваться не только как вид оперативного и боевого обеспечения,
но и как элемент содержания операций и боевых действий.

В предлагаемой первой части монографии на основании системной


методлогии изложены основы радиоэлектронной борьбы.

Последовательно рассмотрены различные объекты действий РЭБ.

Приведены математические модели радиоэлектронных средств как


объектов РЭБ. В том числе математические модели оптимального обнаружителя
и следящего радиолокационного измерителя; модели оптимального приема в
средствах радиосвязи и радионавигации; модели схем распознавания.

На основании методов теории массового обслуживания и теории


автоматизированных систем управления рассмотрены модели
автоматизированных систем управления войсками (силами) ПВО, а также
математические модели систем управления боевыми средствами как объектов
РЭБ.
С применением методов теории информации и статистической
радиотехники разработаны математические модели помеховых сигналов.
Элементы теории помехов средств и способов РЭП изложены с применением
теории игр и динамики средних.

Определены информационные, энергетические, оперативно-тактические


и военно-экономические показатели эффективности помеховых сигналов,
средств и способов РЭБ. Разработаны и изложены методы расчета по
энергетическому критерию зон подавления активными помехами. РЛС с
различным уровнем радиоэлементной защиты (уровнем информационной
устойчивости). Разработаны и изложены методы расчета по энергетическому
критерию зон подавления РЛС пассивными и активно-пассивными помехами,
рассмотрены методы РЭП, основанные на применении ложных целей,
радиолокационных и тепловых ловушек.

Оценены возможности РЭП, основанные на уменьшении


радиолокационной заметности летательных аппаратов и изменении
электрических свойств среды.

Во второй части монографии "Способы радиоэлектронной борьбы и


радиотехнической разведки" предполагается рассмотреть:

· радиоэлектронное подавление средств радиосвязи и радионавигации;

· способы и эффективность подавления РЛС АСУ управления войсками ПВО;

· способы и эффективность подавления РЛС систем управления оружием;

· способы и эффективность радиоэлектронного подавления в интересах


индивидуальной защиты ЛА;

· радиотехническую разведку в интересах радиоэлектронной борьбы.


1. Объекты действий радиоэлектронной борьбы

1.1. Общее описание объектов действий РЭБ


Объекты и способы действий в динамике РЭБ во многом определяются
конкретными условиями радиоэлектронной обстановки и характером решаемых
задач. Опираясь на исходное определение РЭБ, рассмотрим ее основные
объекты действий более детально.
Как уже отмечалось ранее, РЭБ представляет собой комплекс мероприятий
и действий, направленных на выявление и радиоэлектронное подавление (РЭП)
радиоэлектронных средств (РЭС) управления войсками (силами) и боевыми
средствами, в том числе и высокоточным оружием (ВТО), а также на
радиоэлектронную защиту (РЭЗ) своих РЭС от технической разведки,
преднамеренных и непреднамеренных помех.
Способы действий, характерные для РЭБ, могут носить как наступательный,
так и оборонительный характер. Если говорить о наступательных действиях, то
они достигаются, в первую очередь, путем применения средств
радиоэлектронного подавления и средств поражения самонаводящихся на
источники излучения. Оба этих наступательных способа действий применяются
как в интересах подавления (поражения) РЭС управления войсками и оружием
противника, так и при защите своих РЭС от технической разведки и
преднамеренных помех. В первом случае объектами действия преднамеренных
помех являются приемные устройства средств радиолокации, радиосвязи,
радионавигации. Во втором случае объектами действий преднамеренных помех
являются приемники радиотехнической разведки (РТР), входящие как в станции
активных помех и технической разведки, так и в разведывательно-ударные
комплексы.
К числу оборонительных действий, характерных для РЭБ, является защита
соответствующего средства от помех и технической разведки, осуществляемая
увеличением эквивалентного удельного энергетического потенциала,
изменением временных, частотных, пространственных и иных характеристик,
повышением скрытности (маскировка, имитация).
Как правило, радикальное решение вопросов защиты от преднамеренных
помех имеет место при сочетании чисто оборонительных действий с
наступательными. Конкретно это достигается уничтожением постановщиков
помех или радиоэлектронным подавлением средств радиотехнической разведки
и управления станциями активных помех. Таким образом, можно утверждать,
что совокупность способов РЭП и РТР составляет, во многом, основу РЭБ.
Подтверждением сказанного могут служить и другие соображения. В
оперативно-тактическом плане по современным взглядам РЭП представляется
элементом содержания операций и боевых действий, тогда как оборонительные
мероприятия РЭБ (защита от помех и технической разведки) являются видом
оперативного(боевого) обеспечения. На тактическом уровне определение РЭП
как элемента боя может быть подтверждено примером ведения боевых действий
подразделениями фронтовой авиации с зенитно-ракетными комплексами (ЗРК)
ПВО. Прикрытие боевых порядков авиации средствами РЭП позволяет ей

1
наносить удары по позициям ЗРК, не неся значительных потерь. Авиационные
средства РЭП в данном случае являются неотъемлемым элементом боя. Они
непосредственно участвуют в нанесении материального ущерба путем
предварительного нанесения радиоэлектронным системам управления ЗРК
информационного ущерба., под которым, в частности, может пониматься размер
участка, изъятого в динамике РЭБ из зоны (области пространства), в которой
подавляемое РЭС добывало информацию, работая в штатном режиме.
Следовательно, средства РЭП представляют собой оружие, а не средство
обеспечения.
На оперативном уровне упомянутый тезис о РЭП подтверждается на
примере боевых действий в оборонительной операции по отражению ударов
противника, осуществляющего наступательную воздушно-наземную операцию.
На средства РЭП, в данном случае, может возлагаться решение задачи срыва
массированного удара высокоточным оружием [1, 2]. Путем нанесения
информационного ущерба радиолокационным станциям с синтезированной
антенной (РСА), станциям радиотехнической разведки разведывательно-
ударных комплексов, средствам высокоточной радионавигации средства РЭП
существенно снижают вероятности поражения авиационной и ракетной
группировок, средств ПВО и других объектов обороняющейся стороны. Тем
самым, значительно увеличивается среднее время их боевой работы. В данном
случае средства РЭП путем нанесения информационного ущерба РЭС
управления войсками и оружием противника предотвращают материальный
ущерб, который мог бы нанести противник, и создают условия для ответного
удара.
Как и в любом другом виде вооруженной борьбы, основу развития средств и
способов РЭБ составляет противоборство между средствами нападения и
защиты. В данном случае речь идет о противоборстве средств и способов РЭП
со средствами и способами РЭЗ.
Все сказанное выше подтверждает и раскрывает тезис о том, что средства и
способы РЭП и РТР составляют основу РЭБ.
Этапы и сущность содержания динамики РЭБ в достаточной мере
раскрываются при рассмотрении средств и способов РЭП радиоэлектронных
объектов различного назначения с конкретными способами и устройствами их
радиоэлектронной защиты. Это позволяет в качестве объектов действий РЭБ
принять объекты действий РЭП и излагать основы РЭБ, опираясь, главным
образом, на рассмотрение динамики РЭП в различных условиях
радиоэлектронной обстановки. Конечно, рассмотрение только динамики РЭП и
РТР не исчерпывает всего многообразия специфических способов и тактических
приемов радиоэлектронной защиты и противодействия технической разведке.
Они должны рассматриваться соответствующими специалистами в конкретной
предметной области.
В качестве основных объектов РЭП и РТР в последующем рассматриваются
радиолокационные станции различного назначения; средства радиосвязи и
обмена данными, применяемые в системах управления истребителями ПВО и
тактической авиацией; командные радиолинии управления зенитными ракетами
ПВО; средства высокоточной радионавигации; средства радиотехнической
разведки. Кроме того, рассматриваются, как объекты РЭП, автоматизированные

2
системы управления (АСУ) войсками (силами) ПВО и АСУ боевыми
средствами (оружием) ПВО.
Радиолокационные станции (РЛС) составляют основу всепогодной системы
информационного обеспечения современной ПВО. В то же время они являются
и одним из наиболее уязвимых ее элементов, как объекты РЭБ. Это
обусловливается следующими обстоятельствами.
РЛС работают с отраженными от самолетов или других объектов сигналами.
Чтобы последние можно было обнаружить на фоне собственных шумов энергия
излучаемого сигнала должна быть достаточно большой. Это позволяет, в
принципе, обнаруживать излучение РЛС на расстояниях, значительно
превышающих ее дальность действия, особенно в тех случаях, когда речь идет о
РЛС, применяемых для обнаружения самолетов (объектов) с малой
радиолокационной заметностью.
РЛС можно не только обнаружить по излучению, но и с помощью
соответствующих приемных и пеленгационных устройств определить ее
координаты, несущую частоту, спектральные и другие характеристики, что
позволяет в последующем опознать тип РЛС и применить против нее средства
поражения или радиоэлектронного подавления.
Энергия отраженного сигнала на выходе приемного устройства РЛС
обратно пропорциональна четвертой степени расстояния до обнаруживаемого
объекта. В то же время спектральная плотность, например, маскирующего
помехового сигнала на входе того же приемника обратно пропорциональна
квадрату расстояния от РЛС до источника помехового излучения. Это
обстоятельство обусловливает большие потенциальные возможности
радиоэлектронного подавления РЛС активными помехами по сравнению с
другими средствами (радиосвязь, радионавигация и др.).
В значительном числе случаев разрешающая способность РЛС и ее
возможности по распознаванию обнаруживаемых объектов ограничены,
вследствие чего открываются пути ее радиоэлектронного подавления с
помощью пассивных помех, а также применения ложных целей и
радиолокационных ловушек.
В современных и тем более в перспективных РЛС принимаются меры,
повышающие уровень их радиоэлектронной защиты и, соответственно,
снижающие возможности обнаружения излучения, а, следовательно, и
возможности радиоэлектронного подавления. Тем не менее, в виду их важной
роли они продолжают оставаться в системе ПВО основными объектами РЭБ.
Средства радиосвязи, несмотря на определенные трудности их
радиоэлектронного подавления, в ряде случаев являются единственным каналом
в системе боевого управления истребительной авиацией ПВО и тактической
авиацией, воздействуя на который, можно существенно снизить возможности
или, вообще, сорвать централизованное управление. Аналогичное положение
имеет место и в отношении командных радиолиний управления ЗРК, средств
высокоточной радионавигации и радиотехнической разведки разведывательно-
ударных комплексов. Это определяет необходимость включения упомянутых
средств в число объектов РЭБ.

3
Рассмотрение автоматизированных систем управления войсками (силами) и
боевыми средствами, как объектов РЭБ, обусловливается необходимостью
определения минимально необходимой степени радиоэлектронного подавления
РЭС, входящих в указанные АСУ.

1.2. Математические модели радиоэлектронных


средств как объектов РЭБ

Общие положения

Детальная разработка математических моделей РЭС, рассматриваемых как


объекты РЭБ, обусловливается необходимостью определения в последующем
пороговых значений помеховых воздействий, непосредственно связанных с
минимально необходимой степенью радиоэлектронного подавления. Иными
словами, эти модели позволяют достаточно обоснованно определять
критериальные нормы преднамеренных помех. Эти же обстоятельства
позволяют в дальнейшем ограничиваться, в основном, аддитивными
помеховыми сигналами.
Рассматривая РЛС и другие РЭС как объекты РЭБ (РЭП), следует иметь в
виду, что непосредственное воздействие преднамеренные помеховые сигналы
оказывают на радиоприемные устройства. Как правило, создающий помехи или
реализующий иные способы РЭП, априори не располагает полной информацией
об объекте подавления. Чтобы исключить элемент случайности, следует
ориентироваться на реализацию в подавляемом приемнике оптимальных или
квазиоптимальных методов обработки принимаемых сигналов в некоторой
типовой (условной) радиоэлектронной обстановке. В зависимости от режима
работы в РЛС или другом РЭС могут иметь место различные варианты
оптимизации обработки и соответственно будут разными и их математические
модели. Рассмотрим наиболее характерные из них.

Математические модели оптимального приемника РЛС,


работающей в режиме обнаружения

В режиме обзора пространства (обнаружения) основными задачами РЛС


являются обнаружение и распознавание объектов, их последующий захват на
сопровождение. Математические модели приемного устройства РЛС,
работающей в режиме обнаружения, представляются в виде схем оптимального
обнаружителя и оптимальной схемы принятия решения в условиях
неопределенности [3, 4]. В рассматриваемых условиях приемники, по сути дела,
должны позволять принимать решения о справедливости или несправедливости
одной из двух статистических гипотез о значении некоторого параметра l.
Иными словами, требуется решить задачу статистической теории обнаружения
и различения сигналов, представляющей собой раздел теории параметрических
гипотез в математической статистике [5].
В разработанных к настоящему времени методах проверки параметрических
гипотез оптимальное решение принимается на основании исследования
отношения правдоподобия, являющегося, во многих случаях, достаточной

4
статистикой для принятия решения о параметре l по данной реализации. Т.е.
отношение правдоподобия содержит всю информацию о параметре l,
имеющуюся в реализации. Поясним сказанное выше на конкретном примере
принятия решения о параметре l по результатам наблюдения на конечном
интервале времени (0,T) напряжения (тока) y(t) на выходе приемной антенны
РЛС, которое может быть записано следующим образом
y(t) = l s(t) + n(t), 0 £ t £ T, (1.2.1)
здесь l – интересующий нас параметр, s(t) – ожидаемый сигнал, n(t) – шум,
представляющий собой реализацию случайного процесса.

Предположим, что могут иметь место только две альтернативные гипотезы


относительно параметра l, а именно l=0, когда реализация y(t) представляет
собой только шум (гипотеза H 0 ) и l=1, если реализация содержит
суперпозицию сигнала и шума (гипотеза H1 ). Предположим далее, что
гипотезам H 0 и H1 соответствуют многомерные плотности вероятности p0 (y) и
p1 (y). Статистическая задача принятия решения, в данном случае, состоит в
том, чтобы по результатам наблюдения реализации к моменту времени t=T
определить, какая из гипотез имеет место: H 0 (l=0) или H 1 (l=1). Как уже
отмечалось ранее, решение принимается на основании рассмотрения отношения
правдоподобия
p1 ( y )
l( y ) = , t=T (1.2.2)
p0 ( y )

путем сравнения его с некоторым пороговым значением l0 .


Если l(y)< l0 , t=T, то принимается решение об отсутствии сигнала s(t) в
рассматриваемой реализации (l=0). В том случае, когда l(y)> l0 , полагается
справедливой гипотеза H 1 , т.е. сигнал s(t) в реализации присутствует.
Возможны два вида ошибок в рассматриваемой задаче. Ошибка первого
рода - полагается справедливой гипотеза H 1 , в то время как в действительности
справедлива гипотеза H 0 , т.е. имеет место ложная тревога. Ошибка второго
рода - когда принимается гипотеза H 0 , то время как справедлива H 1 , т.е. в РЛС
имеет место пропуск цели.
В зависимости от располагаемой информации и принятого критерия
структура и характеристики оптимального приемника могут быть различными.
Обычно, в рассматриваемых режимах работы РЛС используется критерий
Неймана - Пирсона, в соответствии с которым при фиксированной вероятности
ложной тревоги (Pлт) минимизируется вероятность пропуска цели, или,
максимизируется вероятность правильного обнаружения Pобн. Если n(t)
представляет собой реализацию белого гауссового шума и речь идет об
обнаружении радиосигнала, то в качестве отношения правдоподобия l(y) может
рассматриваться параметр q, определяемый соотношением [3, 4]

2E
q = (1.2.3)
N0

5
Здесь E – энергия сигнала, N 0 – односторонняя спектральная плотность шума.
Параметр q сравнивается с порогом h, определяемым принятым значением
вероятности ложной тревоги Pлт.
В том случае, когда параметры сигнала полностью известны и шум белый,
вероятности правильного обнаружения (Pобн) и ложной тревоги (Pлт)
определяются следующими соотношениями:
æh ö
Pобн = 0,5 - F 0 ç - q÷ , (1.2.4)
èq ø

æ hö
Pлт = 0,5 - F 0 ç ÷ , (1.2.5)
è qø
x
1 t2

ò
-
F0 ( x ) = e dt . 2
(1.2.6)
2p 0
Здесь (1.2.6) - интеграл вероятности [6].
Из (1.2.4) и (1.2.5) следует, что в рассматриваемых условиях, при заданной
вероятности ложной тревоги вероятность правильного обнаружения
определяется только отношением энергии сигнала к спектральной плотности
шума в момент времени t=T и не зависит от формы сигнала. Последний может
прерываться в течение интервала наблюдения и модулироваться. Важно при
этом исключить потерю энергии сигнала в процессе его преобразования на
интервале наблюдения (0,T). Оптимальное устройство обработки сигнала и
шума должно представлять собой согласованный фильтр (например,
гребенчатый) или корреляционный приемник.
Анализ формул (1.2.3), (1.2.4) и (1.2.5) показывает, что при фиксированной
энергии сигнала E путем увеличения спектральной плотности шума N 0
вероятность правильного обнаружения радиосигнала Pобн может быть сделана
сколь угодно малой, даже в том случае, когда его параметры полностью
известны, а приемник является оптимальным.
В практически реализуемых РЛС, в том числе и в системе ПВО, параметры
обнаруживаемого сигнала известны с определенной степенью точности и могут
быть представлены лишь своими плотностями вероятности или функциями
распределения. Наиболее характерным в РЛС является оптимальное по
критерию Неймана–Пирсона обнаружение флюктуирующего сигнала s(t) со
случайной фазой j , равномерно распределенной в интервале (-p,p), и случайной
огибающей U, распределенной по закону Релея [3]
U æ U2 ö
( ) = expç-
pU ÷. (1.2.7)
Ds è 2Ds ø
Здесь Ds – дисперсия сигнала s, представляющего собой в данном случае
квазигармоническое колебание.
Вероятность правильного обнаружения и ложной тревоги оказываются, в
рассматриваемых условиях, связанными следующим соотношением

6
1
1+ 0 ,5 q 2
Pобн=Pлт , (1.2.8)
где q определяется (1.2.3).
В структуре оптимального корреляционного приемника в этом случае
предполагается квадратурный канал с соответствующим пороговым
устройством.
Приведенные математические модели далеко не исчерпывают проблемы
радиоэлектронной защиты РЛС. Они позволяют, главным образом, определять
пороговые значения q. Конкретные способы и тактические приемы борьбы с
преднамеренными помехами, реализуемые в динамике РЭБ, рассматриваются
ниже. Они, как правило, увязываются с конкретными способами РЭП.

Математические модели оптимального приемника


радиоэлектронного следящего измерителя

В данном случае речь идет о рассмотрении в качестве объектов РЭБ


приемных устройств, осуществляющих оптимальное оценивание параметра l,
принимаемого сигнала s(t,l) на фоне белого шума. Оценивание может быть
точечным, осуществляемым в фиксированный момент времени по результатам
измерений l в конкретной реализации. Оно может осуществляться и в течение
некоторого времени, в том случае, когда параметр l(t) представляет собой
случайный процесс и является информационным сообщением. Оценивание l(t)
в этих условиях реализуется путем оптимальной фильтрации. Последняя, как
частный случай, включает в себя и оптимальное точное оценивание. В общем
случае оцениваемый параметр l(t) может представлять собой случайный вектор.
Динамика функционирования РЛС, осуществляющей фильтрацию
случайного вектора l, несущего информацию о координатах цели и их
производных, может быть описана канонической системой стохастических
дифференциальных уравнений (СДУ) состояния (сообщения ) [7, 8].
dl
= g(t, l ) + nl (t ), l ( 0 ) = l0 . (1.2.9)
dt
Здесь l - вектор-столбец размерности n,
g(t,l) - векторная функция-столбец размерности n,
nl ( t ) - вектор-столбец центрированных белых шумов, из которых формируется
сообщение l,
l 0 - начальное значение.
Шум nl ( t ) называется формирующим белым шумом. Фильтрующее
устройство, описываемое СДУ (1.2.9), называется формирующим фильтром
сообщения.
Наблюдаемый на выходе формирующего фильтра процесс y(t) в векторной
форме определяется следующим уравнением
y(t) = s(t,l(t)) + n0 ( t ) , (1.2.10)

7
в котором s(t,l(t)) – векторная функция-столбец размерности m, являющаяся
наблюдаемым сигналом, n0 ( t ) – вектор-столбец центрированных гауссовых
белых шумов наблюдения с матричной корреляционной функцией
M [ n0 ( t1 ) n0T ( t 2 )] = N 0d ( t2 - t1 ) . (1.2.11)
Здесь: N 0 - симметрическая матрица размерности n, ее элементами являются
деленные на два односторонние спектральные плотности наблюдаемых шумов;
d(x) - дельта-функция;
T - знак транспонирования.
В частном случае линейной фильтрации уравнения состояния (сообщения) и
наблюдения имеют вид:
dl
= A( t )l + nl ( t ) , (1.2.12)
dt
y(t) = H(t)l + n 0 (t), (1.2.13)
A(t) - матрица (n´n) коэффициентов,
nl ( t ) - вектор формирующих шумов,
n0 ( t ) - белый шум наблюдения,
H(t) - матрица измерений (наблюдений) m´m.
Случайные процессы, заданные СДУ (1.2.9) и (1.2.12), являются
марковскими. Их апостериорная плотность вероятности p ps (t , l ) определяется
уравнением Фоккера – Планка – Колмогорова (ФПК), коэффициенты сноса и
диффузии которого находятся с помощью СДУ (1.2.9) или (1.2.12).
Уравнения ФПК и СДУ (1.2.9) и (1.2.12) позволяют, в принципе, методами
нелинейной или линейной фильтрации синтезировать фильтр оптимальной
оценки вектора l(t) в помеховой обстановке, определяемой белым шумом с
матрицей спектральных плотностей N 0 . Эффективность фильтра может быть
достаточно высокой, если спектральная плотность шумов наблюдения
ограничена.
При фиксированной энергии полезных сигналов и высоких уровнях
спектральных плотностей шумов наблюдения методы оптимальной фильтрации,
так же как и методы оптимального обнаружения и распознавания оказываются
практически малоэффективными. Рассмотрим это обстоятельство более
детально на примере анализа одномерных уравнений оптимальной нелинейной
и линейной фильтрации в непрерывном времени.
В случае нелинейной фильтрации интегро-дифференциальное уравнение
Стратоновича, определяющее апостериорную плотность вероятности p(t,l) =
p ps (t , l ) записывается следующим образом [3, 7, 8]:

8
¶p(t , l ) 1 ¶ 2 ¶
=
2 ¶l2 (
(b(l ) p(t , l )) - ¶l (a(l ) p(t , l )) +
¶t )
(1.2.14)
æ ö
+ ç F (t , l ) - ò F (t , l ) p(t , l )dl ÷ p(t , l ).
è l ø
Здесь a и b – коэффициенты сноса и диффузии уравнения ФПК,
определяемые СДУ (1.2.9);
s(t , l ) æ 1 ö
F (t , l ) = ç y( t ) - s(t , l )÷ ; (1.2.15)
N0 è 2 ø

l ( 0) = l; ; p( 0, l ) = p pr , ;
p ( 0, l0 ) = p pr 0 (l ) ;

p pr – априорная плотность вероятности.

По мере увеличения спектральной плотности шума N 0 и уменьшения


отношения сигнал-шум имеет место рост степени случайности, вносимой в
уравнение (1.2.14) его последним слагаемым, что, в конечном счете,
обусловливает образование на выходе оптимального фильтра винеровского
диффузионного процесса для апостериорной вероятности.
Более наглядно это просматривается в случае линейной фильтрации, а также
приближенного решения задачи фильтрации методом текущей линеаризации.
Уравнения состояния и наблюдения в случае линейной фильтрации в
соответствии с (1.2.12) и (1.2.13) можно записать в следующем виде
dl
= -al + nl , (1.2.16)
dt

y(t)=Hl + n 0 , (1.2.17)

где a - коэффициент размерности t -1 .


Уравнение, определяющее оптимальную оценку l$ на выходе линейного
фильтра Калмана, записывается следующим образом [3,9]
d l$ 2 R( t )
dt
= -a ( t )l$ + H ( t )
N0
(
y ( t ) - H ( t )l$ ,) `(1.2.18)

где R(t) = d 2 (t) - дисперсия шума наблюдения n0 .


Если спектральная плотность достаточно высока, а отношение сигнал-шум
мало, то дифференциальное уравнение для оптимальной оценки становится
аналогичным исходному стохастическому уравнению (1.2.10).
В случае решения задачи оптимальной фильтрации методом текущей
линеаризации, предполагающим линейность уравнения состояния и
представления нелинейного уравнения наблюдения (1.2.10) в линеаризованном
виде

9

( )
y (t ) = s t , l$ +
¶l
( )( )
s t , l$ l - l$ + n0 ,

уравнение для квазиоптимальной оценки параметра l (на выходе фильтра)


имеет следующий вид [9]

¶l$ ¶s t , l$( )
¶t
= -al$ +
2
N0
R( t )
¶l$
( y(t ) - s(t, l$)) . (1.2.19)

Также как и в предшествующем случае, по мере роста спектральной


плотности шума N 0 и уменьшения отношения сигнал-помеха , правая часть
уравнения (1.2.19) будет во все большей степени по своим статистическим
характеристикам приближаться к гауссову случайному процессу, а уравнение
для квазиоптимальной оценки на выходе линеаризованного фильтра
приближается к стохастическому уравнению состояния (1.2.16). Аналогичное
рассмотрение может быть проведено, например, для каждого из независимых
каналов РЛС ( дальномерного, угломерного, слежения по скорости и др. ).
Таким образом, для каждой радиоэлектронной системы (РЭС) с любым
способом формирования и обработки сигналов существует область критических
значений спектральной плотности шумов N 0 , при которой исключается
возможность функционирования РЭС, как следящего измерителя и фильтра и, в
частности, как средства решения задач оценивания координат истинных и
ложных целей. Критические значения спектральной плотности могут проявить
себя различным образом. В частности, можно говорить о критической
спектральной плотности, приводящей к срыву слежения РЭС. Можно говорить
и о критической спектральной плотности белого шума или о критических
значениях дисперсии отсчетных значений реализации узкополосного шума, при
которых дисперсия оценки соответствующих параметров сигнала или
координат целей будут больше некоторого порогового значения.
Критические значения спектральной плотности шума, приводящие к срыву
слежения, могут быть определены, и, в дальнейшем, определяются для
конкретных вариантов структур следящих измерителей. Пороговые значения
дисперсий оценок параметров сигналов и измеряемых координат могут быть
найдены с помощью неравенства Рао - Крамера, определяющего нижнюю
границу дисперсий оценок измеряемых параметров.
В случае непрерывной плотности вероятности и одномерного оцениваемого
параметра l неравенство Рао - Крамера может быть записано следующим
образом [4, 10, 11]
¶l ö
2
æ
ç1 + ÷
[
M ( l* - l ) ³
2
] è ¶l ø
éæ ¶ ln p( x, l )ö 2 ù
, (1.2.20)
nM êç ÷ ú
êëè ¶l ø úû

где x= ( x1 ,..., x n ) - реализация, представленная n независимыми случайными


величинами, имеющими одну и ту же плотность вероятности; p(x,l) - плотность
вероятности x, зависящая от оцениваемого параметра l, в данном случае

10
представляющая собой функцию правдоподобия, b - смещение оценки,
l* =l+b(l).
Математическое ожидание квадрата логарифмической производной от p(x,l)
по l является, по определению, количеством информации по Фишеру I l :

æ ¶ ln p( x, l )ö
+¥ 2

Il = ò ç ÷ p( x , l )dx . (1.2.21)

è ¶l ø
Неравенство (1.2.20) превращается в равенство, если выполняются два
условия:
1. l* ( x ) является достаточной статистикой для оценки параметра l:
2. Имеет место равенство

ln p( x , l ) = k ( l )( l* - l ) . (1.2.22)
¶l
Если при этом оценка l* ( x ) является несмещенной, то она называется
эффективной. Соответственно у эффективной оценки ее дисперсия
минимальная. Создающий помехи, формируя помеховый сигнал, может
предопределить параметры плотности вероятности p(x,l) реализации ( x1 ,..., x n )
с таким расчетом, чтобы минимальное значение дисперсии оценки параметра l
не было меньше некоторого заданного значения. В соответствии с неравенством
Рао - Крамера можно утверждать, что в этом случае последующая любая
оптимальная обработка не может сделать дисперсию оценки l меньшей.
Поясним сказанное конкретным примером.
Предположим, что плотность вероятности p(x,l) является гауссовой

1 æ ( x - l )2 ö
p( x , l ) = exp ç- ÷, (1.2.23)
2ps 2 è 2s 2 ø

где l представляет собой среднее значение x, определяемое по реализации


( x1 ,..., x n ) . В соответствии с (1.2.20) и (1.2.21) находим количество информации
по Фишеру и затем нижнюю границу дисперсии оценки D[l* ] .
+¥ 2
æ x - lö
I l = ò ç 2 ÷ p( x, l )dx . (1.2.24)

è s ø

x-l
Интеграл (1.2.24) путем замены переменной =t сводится к
s
табличному

[
M ( l* - l )
2
] = D[l* ] ³
s2
n
. (1.2.25)

Здесь s 2 - дисперсия распределения x. Предполагается, что она одинакова у


всех x i , i = 1, n .

11
Оценка l* , в данном случае, является несмещенной. Она равна среднему
арифметическому реализации ( x1 ,..., x n ) :

1 n
l* = åx .
n i =1 i
По этой причине b=0. На практике рассмотренный вариант может иметь
место при оценке огибающей полезного сигнала, принимаемого на фоне
узкополосного гауссова шума с шириной спектра Fn , представленного
достаточно протяженной реализацией длительности Tn . В этом случае ( x1 ,... x n )
представляют собой отсчетные значения, определяемые теоремой В. А.
Котельникова, n = 2 Fn Tn >> 1 . Увеличивая s 2 - дисперсию отсчетных значений,
создающий помехи может обеспечить требуемую дисперсию ошибки
определения огибающей полезного сигнала l.
По аналогичной схеме, опираясь на неравенство Рао - Крамера, можно
преднамеренно обеспечить требуемые значения дисперсий оценок координат
целей при любых оптимальных способах приема (оценивания). Заметим, что в
случае белого шума вместо дисперсий отсчетных значений используется
спектральная плотность шума N 0 . В радиоэлектронных системах одним из
наиболее распространенных критериев оптимальности оценивания является
максимум функции правдоподобия. Оценка по этому критерию будет совпадать
с эффективной, т.е. обращать неравенство Рао - Крамера в равенство, когда
оцениваемый параметр l входит в функцию правдоподобия p( x , l ) = p( x| l ) в
виде показателя экспоненты [7]. В частности, это следует из (1.2.22).

Математические модели оптимального приема в средствах


радиосвязи и радионавигации

Наибольший интерес, как объекты РЭБ, представляют модели приемников


систем радиосвязи и радионавигации, применяемых в интересах управления
войсками и боевыми средствами ПВО. Ключевыми, определяющими качество
приема, в рассматриваемом случае, являются процедуры различения двух
детерминированных сигналов на уровне элементарной посылки. Задача об
оптимальном различении двух детерминированных сигналов может быть
сведена к статистической задаче проверки параметрических гипотез, в
известном смысле аналогичной той, которая была рассмотрена в связи с
моделью оптимального обнаружителя РЛС. Конкретно задача формируется
следующим образом [3, 12].
По результатам наблюдения на интервале 0£t£T колебания y(t),
представляющего собой сумму
y( t ) = ls1 ( t ) + (1 - l ) s2 ( t ) + n( t ), 0£t £T , (1.2.26)
где n(t) – белый шум, s1 ( t ) и s2 ( t ) – детерминированные сигналы, необходимо
оптимально решить вопрос о неизвестном параметре l, принимающем два
значения 1 и 0. Если l=1, в наблюдаемом колебании y(t) присутствует сигнал
s1 ( t ) . В альтернативном случае (l=0) в колебании y(t) присутствует сигнал s2 ( t ) .

12
Априорные вероятности присутствия каждого из сигналов предполагаются
известными.
В соответствии со сказанным, в рассматриваемой задаче речь идет о
проверке двух альтернативных гипотез H 0 и H1 :
H 0 – в реализации присутствует сигнал s2 ( t ) , l=0;
H1 – в реализации присутствует сигнал s1 ( t ) , l=1.
Априорные вероятности соответствующих гипотез H 0 и H1 обозначим
через Ppr ( H 0 ) и Ppr ( H1 ) , Ppr ( H 0 ) + Ppr ( H1 ) = 1 . Условные вероятности ошибок
первого и второго рода соответственно обозначаются через

( ) ( ) ( )
P H1 H 0 = P s1 s2 ; P H 0 H1 = P s2 s1 . ( )
Полная вероятность ошибочного решения о параметре l

( ) (
Pe = Ppr ( H 0 ) P s1 s2 + Ppr ( H 1 ) P s2 s1 . ) (1.2.27)
По критерию идеального наблюдателя оптимальным, в данном случае,
является решение, минимизирующее вероятность Pe. Приемное устройство,
реализующее этот критерий, называется оптимальным по критерию В. А.
Котельникова, или идеальным приемником, в котором реализована
потенциальная помехоустойчивость.
Рассмотрим частный случай симметричной цифровой двоичной системы
связи, для которой справедливы равенства

( )
Ppr ( H1 ) = Ppr ( H 0 ) = 0,5; E1 = E2 = E; P s1 s2 = P s2 s1 . ( ) (1.2.28)

Для оптимального приемника по критерию идеального наблюдателя, в


рассматриваемых условиях, численное значение минимальной вероятности
ошибки Pe может быть найдено из следующего выражения [3, 9]
1 æ E ö
Pe =
2
- F0 ç (1 - rs ) ÷. (1.2.29)
è N0 ø
Здесь rs - нормированная взаимная корреляционная функция между
сигналами s1 и s2 ; rs изменяется в пределах от - 1( s1 = - s2 ) , до + 1( s1 = s2 ) .
Наибольшей помехоустойчивостью (наименьшей Pe ) обладают системы с
фазоманипулированными сигналами (ФМ), у которых rs = -1 и, соответственно,

1 2E
Pe = - F 0 (q ), q= . (1.2.30)
2 N0
В частности, при частотной манипуляции rs = 0 и Peмаксимальна

1 æ E ö
Pe = - F0 ç ÷. (1.2.31)
2 è N0 ø
Промежуточное положение занимает амплитудная манипуляция, при
которой

13
1 æ1 ö
Pe = - F0 ç q ÷ . (1.2.32)
2 è2 ø
Проведенное рассмотрение показывает, что даже идеальный радиоприемник
при полностью известном сигнале с постоянной энергией E может быть
подавлен в требуемой степени (т.е. перестает различать сигналы ( Pe = 0,5) , если
спектральная плотность шума N 0 достаточно велика. Приведенные выражения
для Pe позволяют, в принципе, определять пороговые значения помеховых
сигналов.

Математические модели оптимальных схем распознавания в


радиоэлектронных системах

Распознавание является одной из ключевых проблем военной


радиоэлектроники, особенно остро стоящей в условиях радиоэлектронной
борьбы. Все виды военной радиоэлектроники в той или иной мере связаны с
этой проблемой, в большей степени она проявляется в радиолокации и
радиотехнической разведке (РТР).
Задача распознавания в общей постановке может быть сформулирована
следующим образом [13, 14]. Имеется множество взаимоисключающих классов
S = ( S1 ,..., S K ) . Каждый из классов определяется соответствующей
совокупностью признаков. Рассматривается некоторый объект, представленный
в виде результатов наблюдений (измерений) его признаков. Задача
распознавания состоит в том, чтобы отнести исследуемый объект к одному из
взаимоисключающих классов S k , k = 1, K .
Результаты наблюдений рассматриваемого объекта могут быть
представлены в виде матрицы X
æ x11 , x12 ,..., x1 n ö
X =ç
è x m1 , x m 2 ,..., x mn ø
( )
÷ = xij , i = 1, m; j = 1, n . (1.2.33)

Здесь n – количество наблюдений каждого из признаков,


m – количество признаков x i = ( xi1 ,..., x in ), i = 1, m , наблюдаемых у данного
объекта.

Каждый j-й столбец матрицы (x )


ij представляет собой m-мерный вектор
признаков для j-го наблюдения ( измерения ). Вектор признаков с номером j в
данном случае можно изобразить точкой в m-мерном пространстве с
координатами x ij , i = 1, m . Набор признаков предполагается одинаковым для
всех классов распознаваемых объектов. В противном случае, задача
распознавания становится тривиальной. В рассматриваемых условиях объекты
будут различаться только результатами наблюдений (измерений)
x ij соответствующих признаков. Эти отличия могут быть количественными
(измерения) или качественными. Для любого набора признаков X 1 ,..., X m могут
быть определены правила, позволяющие оценивать расстояние d lr между

14
объектами разных классов S l и S r , представленных матрицами наблюдений
(x ) и (x ) .
ij
l
ij
r
Этими правилами объектам S l и S r ставится в соответствие

( )
T
вектор-столбец d lr = d1 lr ,..., d q lr , (T - знак транспонирования), состоящий из q
скаляров, называемых межклассовыми расстояниями. Они характеризуют
степень различия признаков xi l и x i r , i = 1, m данных классов. Обязательной
предпосылкой любого процесса распознавания является формирование
признакового пространства, включающего необходимый набор признаков
X 1 ,..., X m , отражающих наиболее характерные для распознавания свойства
объектов данного класса.
В случае радиолокационных сигналов [14, 15], отраженных от летательных
аппаратов, в качестве признаков ( )
X i , i = 1, m , могут быть использованы
параметры огибающей, спектральные и поляризационные характеристики, а
также изменения сигналов, обусловленные индивидуальными особенностями
летательных аппаратов.
В средствах РТР признаками X i , (i = 1, m) , являются реализации параметров
сигналов разведуемых РЭС.
Как правило, признаки X i представляют собой многомерные случайные
величины или реализации случайных процессов. Анализ известных к
настоящему времени методов распознавания показывает, что единственным
методом, обеспечивающим в реальных условиях достаточно полное описание
исследуемых объектов с учетом дестабилизирующих факторов и позволяющим
количественно выразить главный фактор - достоверность распознавания - через
основные параметры распознающей системы, является статистический метод
[14, 15]. В этих условиях выбор решающего правила, позволяющего
конкретную реализацию наблюдений (измерений) к одному из
взаимоисключающих классов, производится в соответствии с упоминавшейся
ранее теорией статистических решений. Во многих представляющих интерес
случаях размерность множества S равна двум (K=2). Результаты наблюдений по
принятой реализации сопоставляются с эталонным описанием классов. Как уже
отмечалось ранее, в теории статистических гипотез оптимальное решение
принимается на основании исследования отношения правдоподобия l

l=
( )
p n x1 ,..., x n S 2
C, (1.2.34)
p ( x ,..., x S )
n 1 n 1

где ( )
pn x1 ,..., x n S j , j = 1, 2 , - условная совместная плотность вероятности
выборочных (или отсчетных) значений при условии их принадлежности
классу S j ,

C - пороговое значение.
Особенность состоит в том, что в теории статистических решений
указанные плотности вероятности являются известными, в данном же случае
статистического распознавания они в принципе неизвестны и в решающее

15
правило (1.2.34) подставляются не сами плотности вероятности, а их оценки. С
порогом сравнивается не отношение правдоподобия, а его оценка

l =
*
(
p * n x1 ,..., x n S 2 ) C (1.2.35)
p *
n ( x ,..., x S )
1 n 1

Это обстоятельство ограничивает возможности выбора критериев качества.


Наиболее результативным является критерий максимального правдоподобия
[13, 14, 16]. При определенных условиях может быть применен и критерий
Неймана - Пирсона.
Практический интерес в области радиоэлектроники представляют
статистические методы параметрического распознавания, предполагающие
априорные знания плотности вероятности ( )
p n x1 ,..., x n S j . Задача
распознавания сводится к оценкам параметров распределения случайных
величин X i , образующих признаковые пространства распознаваемых объектов.
В частности, проверяются статистические гипотезы относительно средних
значений и дисперсий выборочных нормальных распределений признаков X i
распознаваемых объектов.
Одним из основных результатов проведенного рассмотрения является вывод
о возможности преднамеренной имитации любого из объектов данного класса,
если известны статистические характеристики его признаков X i . Это, в
частности, следует из анализа отношений правдоподобия, представленных
выражениями (1.2.34) и (1.2.35). В случае параметрического распознавания
задача преднамеренной имитации упрощается.

1.3. Математические модели автоматизированных


систем управления войсками (силами) ПВО, как
объектов РЭБ

Общие положения

Простейшей математической моделью, отражающей в первом приближении


наиболее существенные элементы функционирования АСУ войсками (силами)
ПВО, может быть многоканальная система массового обслуживания с отказами
[17, 18]. Система рассматриваемого вида ориентирована на предписанный ей
вид обслуживания случайного потока заявок, поступающих с определенной
интенсивностью. Она включает в себя определенное число независимых
каналов, каждый из которых может осуществлять обслуживание только одной
заявки, и систему управления, распределяющую поступающие заявки между
свободными каналами. Последнее достигается с помощью соответствующих
средств информационного обеспечения, позволяющих выявлять как новые
заявки, так и свободные каналы. Предполагается, что любая заявка данного
класса будет принята на обслуживание, если в системе имеется хотя бы один
свободный канал. В противном случае, имеет место отказ, и заявка уходит не
обслуженной.

16
Полный цикл обслуживания в системе ПВО реализуется в два этапа. На
первом (управление войсками) решаются задачи обнаружения и распознавания
воздушных целей и их распределения по свободным огневым каналам. Второй
этап обслуживания (индивидуальное наведение) обеспечивается системами
управления боевыми средствами (оружием).
В рассматриваемых условиях в зависимости от уровня противостоящих
группировок (оперативного, тактического) элементы потока заявок и каналы
системы обслуживания определяются по- разному. В группировках
оперативного уровня (воздушная армия, оперативный район ПВО) в качестве
исходной единицы потока заявок могут явиться полк (эскадрилья), а каналом
обслуживания батарея (дивизион) ЗРК, центр управления и оповещения (ЦУО),
осуществляющий наведение истребителей ПВО. В группировках тактического
уровня (авиационная дивизия (полк), дивизион (батарея) ЗРК, ЦУО тактической
авиации) входной поток образуют отдельные самолеты или другие летательные
аппараты, преодолевающие (прорывающие) систему ПВО. Каналами
обслуживания являются огневые секции ЗРК, каналы наведения истребителей,
зенитные самоходные установки (ЗСУ) и другие каналы управления боевыми
средствами ПВО. Техническую основу систем информационного обеспечения
группировок, как оперативного так и тактического уровня ПВО, составляют
РЛС типа ОНЦ (обнаружения, наведения, целераспределения).Последние, в
свою очередь, также могут рассматриваться как объекты радиоэлектронного
подавления группировкой станций активных помех, представляемой своей
математической моделью, как многоканальная система массового обслуживания
с отказами. Приведенные примеры обусловливают необходимость более
детального, чем обычно, рассмотрения элементов теории массового
обслуживания.

Модель системы массового обслуживания с отказами и


централизованным управлением

Математическая модель многоканальной системы массового обслуживания


(СМО) с отказами и централизованным управлением, представляющая собой
систему дифференциальных уравнений для вероятностей состояний, может
быть получена при следующих допущениях. Случайный поток входных заявок
пуассоновский, время обслуживания заявки распределено по показательному
экспоненциальному закону, все n каналов идентичны. Каждый из них может
обслужить любую из поступающих заявок. Система может находиться с
определенной вероятностью в любом из n+1 состояний X 0 , X 1 ,..., X n .
Анализ случайных процессов в системе с дискретными состояниями удобно
проводить графически с помощью ориентированных графов. Последние
представляют собой множества вершин и ребер. Каждая вершина соответствует
определенному состоянию системы, каждое из ребер со стрелкой определяет
направление возможного перехода в смежное состояние. Ориентированный
граф, приведенный на рис. 1.1, отображает динамику изменения состояний в n-
канальной системе массового обслуживания с отказами, на вход которой
поступает поток заявок интенсивности l , а каждый из каналов обслуживает
поступающие заявки с интенсивностью m . Когда функционируют все n

17
каналов, система обслуживает в единицу времени nm заявок. Если заявки
отсутствуют, система находится в состоянии X 0 . Время пребывания заявки в
системе обслуживания предполагается много большим, чем среднее время
обслуживания.

Рис. 1.1
Прежде чем с помощью упомянутого ориентированного графа приступить к
выводу дифференциальных уравнений для вероятностей состояний, напомним
некоторые исходные элементы теории массового обслуживания [19, 20].
Реальные случайные процессы могут быть отнесены к пуассоновским, если
удовлетворяются два условия: ординарности и независимости (отсутствие
последствий) . Если выполнено еще третье условие - стационарности, то поток
называется простейшим. Опираясь только на эти три условия, можно получить
аналитическое выражение для одномерного пуассоновского распределения, не
пользуясь асимптотическим переходом от биномиального распределения, как
это обычно делается в учебниках по теории вероятностей. Условие
ординарности позволяет утверждать, что в течение достаточно малого
интервала времени Dt вероятность поступления только одной заявки с
точностью до бесконечно малых более высокого порядка равна lDt . Вследствие
условия независимости (отсутствие последствия) вероятность прихода заявки в
течение некоторого интервала времени не зависит от того сколько раз и как
приходили заявки в предшествующие моменты времени. Предполагая что все
три условия выполнены, определим вероятность Pn ( t + Dt ) прихода ровно n
заявок в течение времени ( t + Dt ) . Наступление такого события может иметь
место вследствие двух несовместных событий, а именно: за интервал времени t
поступило ровно n заявок, а за Dt не поступило ни одной; за время t поступила
n-1 заявка, а за Dt еще одна. Вероятность наступления первого события
Pn ( t )(1 - lDt ) , вероятность второго события Pn-1 ( t ) lDt , следовательно
Pn ( t + Dt ) = Pn ( t )(1 - lDt ) + Pn -1 ( t ) lDt .
После очевидных преобразований и перехода к пределу при Dt ® 0
получим исходное, для решения поставленной задачи, дифференциальное
уравнение
dPn ( t )
= -lPn ( t ) + lPn -1 ( t ) . (1.3.1)
dt
В случае n=0 уравнение (1.3.1) преобразуется к виду
dP0 ( t )
= - lP0 ( t ) . (1.3.2)
dt

18
Решение уравнения (1.2) при начальном условии t = 0, P0 ( 0) = 1 имеет вид
P0 ( t ) = e- lt . (1.3.3)

Формула определяет вероятность непоступления за время t ни одной заявки


при средней плотности потока l . Используя решение (1.3.3), уравнение (1.3.1)
и последовательно увеличивая n, получим искомую формулу пуассоновского
распределения

( lt ) n
Pn ( t ) = e - lt . (1.3.4)
n!

Для последующего анализа необходимо определить среднее время t l между


смежными заявками в простейшем потоке со средней интенсивностью l . В
соответствии с определением математического ожидания случайной величины
[3]

t l = ò tp( t ) dt , (1.3.5)
0

где p(t) - плотность вероятности рассматриваемых временных интервалов,


плотность вероятности p(t), в свою очередь, может быть определена с помощью
функции распределения F(t) указанных временных интервалов. По определению

F(t)=P(T<t).

Здесь P(T<t) - вероятность того, что интервал между смежными заявками


будет меньше t. Данная вероятность вместе с вероятностью противоположного
события, т.е. не поступления за время t ни одной заявки образует полную группу
событий, т.е.

P( T < t ) + P(T ³ t ) = 1.

Вероятность P(T<t) для простейшего потока определяется формулой (1.3.3),


следовательно

F ( t ) = 1 - e - lt .

Искомая плотность вероятности p(t) будет равна

dF ( t )
p( t ) = = le - l t , (1.3.6)
dt

т.е. случайные интервалы между смежными заявками в простейшем потоке


распределены по показательному закону. В соответствии с (1.3.5) и (1.3.6)

19
1
tl = . (1.3.7)
l

Ранее отмечалось, что время обслуживания в каналах также подчиняется


показательному закону, следовательно, время обслуживания t m и средняя
плотность потока обслуженных заявок m связаны соотношением аналогичным
(1.3.7):

1
tm = . (1.3.8)
m

Перейдем к выводу дифференциальных уравнений для вероятностей


состояний системы массового обслуживания, представленной на рис.1.1.
Ограничимся вначале случаем одноканальной системы (n=1), в которой могут
быть только два состояния X 0 и X 1 , соответственно с вероятностями P0 и P1

P0 + P1 = 1 . (1.3.9)

Определим вероятность P0 ( t + Dt ) того, что в момент времени ( t + Dt )


одноканальная система массового обслуживания с отказами будет находиться в
состоянии X 0 . В рассматриваемых условиях это может иметь место вследствие
наступления двух несовместных событий: в момент времени t система была
свободна и за время Dt не поступило ни одной заявки; в момент времени
система была занята обслуживанием (находилась в состоянии X 1 ) и за время Dt
канал освободился. В соответствии со сказанным

P0 ( t + Dt ) = P0 ( t )(1 - lDt ) + P1 ( t ) mDt .

После алгебраических преобразований и перехода к пределу при Dt ® 0


получим дифференциальное уравнение для вероятности P0 ( t )

dP0 ( t )
= - lP0 ( t ) + mP1 ( t ) . (1.3.10)
dt

Рассуждая аналогичным образом, можно получить дифференциальное


уравнение для P1 ( t )

P1 ( t + Dt ) = P1 ( t )(1 - mDt ) + P0 ( t ) lDt .

Переходя к пределу, получим

dP1 ( t )
= - mP1 ( t ) + lP0 ( t ) . (1.3.11)
dt

20
Уравнения (1.3.10) и (1.3.11) иллюстрируют известное мнемоническое
правило [18, 20] составления дифференциальных уравнений для вероятностей
состояний n-канальной системы. В соответствии с этим правилом производная
по времени от вероятности данного состояния равна алгебраической сумме
вероятностей, число членов которой равно числу ребер, входящих и выходящих
из рассматриваемой вершины графа. Члены, соответствующие выходящим
ребрам, имеют отрицательный знак и равны произведению вероятностей
состояний на интенсивности потоков, переводящих систему в смежные
состояния. Входящим ребрам соответствуют положительные слагаемые,
представляющие собой произведения вероятностей смежных состояний на
интенсивности потоков, обусловливающих переход в данное состояние. Число
входных и выходных ребер одинаково.

Опираясь на мнемоническое правило и исходный ориентированный граф,


запишем искомую систему дифференциальных уравнений для вероятностей
состояний n-канальной системы массового обслуживания с отказами (рис.1.1)

dP0 (t )
= - lP0 (t ) + mP1 ( t ),
dt
..................................................
dPi (t )
= -( l + im ) Pi (t ) + lPi -1 (t ) + (i - 1) mPi +1 (t ), (1.3.12)
dt
..................................................
dPn ( t )
= - nmPn ( t ) + lPn -1 (t ).
dt

Система уравнений (1.3.12) решается при начальных условиях

P0 ( 0) = 1; Pi ( 0) = 0, ( i = 1, n ) . (1.3.13)

Кроме того, должны удовлетворяться условия нормировки

å P ( t) = 1 .
i=0
i (1.3.14)

Напомним, что в данном случае рассматривается математическая модель


массового обслуживания, отражающая, в первом приближении,
функционирование автоматизированной системы распределения целей между
огневыми каналами. Под l понимается средняя интенсивность потока
самолетов (вертолетов, крылатых ракет), входящих в зону ответственности.
Параметр m определяет среднюю плотность потока обстрелянных самолетов в
том случае, когда централизованное управление огневыми средствами не
нарушено. Боевые возможности АСУ определяются ее пропускной
способностью, вероятностью обслуживания каждой из заявок входного потока,
средним числом каналов, осуществляющим обслуживания. Определим эти
показатели для АСУ, работающей в установившемся режиме. В этом случае

21
производные от вероятностей состояний обращаются в нуль и система
уравнений преобразуется к виду:

0 = - lP0 + mP1 ,
0 = -(l + m ) P1 + lP0 + 2 mP2 ,
.............................................
(1.3.15)
0 = -(l + im ) Pi + lPi -1 + (i + 1) mPi +1 ,
.............................................
0 = - nmPn + lPn-1 .

С помощью системы алгебраических уравнений (1.3.15) можно выразить


вероятности состояний Pi через P0

ælö
2

ç ÷
l èmø
P1 = P0 ; P2 = P;
m 2! 0 (1.3.16)
a 3
a i

P3 = P0 , Pi = P , i = 0, n,
3! i! 0

l
где a = .. (1.3.17)
m

Вероятность P0 можно определить, используя условие нормировки (1.3.14)

n
ai
P0 å = 1,
i= 0 i !

1 (1.3.18)
P0 = n i .
a
å i!
i= 0

Следовательно,

ai
Pi = n
ai
( )
i ! , i = o, n . (1.3.19)
å
i=0 i !

Обслуживание самолета имеет место, если во время его полета в зоне


ответственности АСУ хотя бы один из огневых каналов будет свободен.
Вероятность обслуживания Pобс соответственно будет равна

Pобс=1-Pn , (1.3.20)

22
an
где Pn = n! .
n
ai
å
i=0 i!

В соответствии с (1.3.20) при централизованном управлении

n -1

åa
i

i= 0
i!
Pобс= n . (1.3.21)
ai
åi= 0
i!

Вероятность обслуживания Pобс можно также определить и


непосредственно, как отношение плотности потока обслуженных заявок l0 к
плотности входного потока l . В свою очередь

l0 = mK , (1.3.22)

где K - среднее число каналов, занятых обслуживанием. Знание K


необходимо при оценке эффективности системы массового обслуживания по
оперативно-тактическим показателям

K = å iPi .
i= 0

По определению, а также с учетом (1.3.22)

l0 m K K
Pобс= = = , (1.3.23)
l l a

K = a Pобс. (1.3.24)

Чтобы увязать функционирование АСУ с рассмотренными ранее моделями


РЭС, являющимися непосредственными объектами РЭБ, необходимо уточнить,
в чем состоит обслуживание на данном этапе функционирования системы ПВО.
Как уже отмечалось ранее, на рассматриваемом этапе управления войсками
(силами) решаются задачи обнаружения (разведки) целей, целераспределения
между огневыми каналами, слежение за траекториями взятых на сопровождение
целей. В системах управления истребительной авиацией этот этап назывался
дальним наведением. Качество (достоверность) обслуживания в полном объеме
на данном этапе не оценивается. Радиоэлектронное подавление РЛС
обнаружения, наведения и целераспределения (целеуказания) (ОНЦ), входящих
в АСУ, приводит лишь к различной степени нарушения централизованного
управления.

23
Вариант многоканальной системы массового обслуживания с
децентрализованным управлением

В качестве варианта функционирования СМО при нарушенном


централизованном управлении рассмотрим случай, когда АСУ практически нет
и каждый огневой канал осуществляет наведение средств поражения на
воздушные цели только в пределах своей достаточно ограниченной по размерам
зоны ответственности, а заявки на обслуживание (воздушные цели)
распределяются между огневыми каналами равновероятно вне зависимости от
того, занят ли данный канал обслуживанием (наведением средств поражения)
или нет [18]. Соответствующий ориентированный граф представлен на рис. 1.2.
Если i каналов из n заняты обслуживанием, то при общей средней плотности
входного потока целей l средняя плотность потока целей, поступающих на
n -1
оставшиеся свободными n-i каналов будет равна l . Цели, попадающие в
n
зону ответственности занятых каналов, оказываются не обслуженными.
Предполагая процесс обслуживания установившимся в соответствии с графом,
представленным на рис.1.2 и изложенным ранее правилом, запишем сразу
систему алгебраических уравнений для вероятностей состояний Pi , (i = 0, n ) .

Рис. 1.2
0 = - lP0 + mP1 ,
æ n -1 ö
0 = lP0 - ç l + m ÷ P1 + 2mP2 ,
è n ø
...................................................
n - i +1 æ n-i ö (1.3.25)
0=l Pi -1 - ç l + im ÷ Pi + ( i + 1) mPi +1 ,
n è n ø
..................................................
l
0= P - nmPn .
n n -1
Начальные условия: P0 ( 0) = 1; Pi ( 0) = 0, (i = 1, n) .

С помощью системы уравнений (1.3.25) можно вероятности состояний


Pi , ( i = 1, n ) выразить через P0 [18]

æ l ö n( n - 1)... ( n - ( i + 1))
i

Pi = ç ÷ P0 , ( i = 0, n ) ,
è nm ø i!
или

24
n!
Pi = c i Cni P0 , Cni = . (1.3.26)
i !( n - 1) !
Здесь P0 определяется из условия нормировки
n n n

å Pi = 1; å Pi = Po å c i Cni = P0 (1 + c ) ,
n

i= 0 i=0 i=0

1
P0 = , (1.3.27)
(1 + c ) n

l a
c = = . (1.3.28)
nm n
Среднее число занятых обслуживанием каналов в данном случае будет
равно
n n

K = å iPi = Po å ic i Cni .
i= 0 i= 0

С учетом (1.3.27) находим


c ¶ n
c ¶
K= åc C i i
= (1 + c) .
n

(1 + c ) n
¶c i= 0
n
(1 + c ) n
¶c

После преобразований получим


nc
K= . (1.3.29)
1+ c
Вероятность обслуживания заявки P ¢ обс по аналогии с (1.3.23) будет равна
l0 m K 1 1
P ¢ обс= = = = . (1.3.30)
l l 1+ c l
1+
nm

Рис. 1.3

25
На рис. 1.3 и 1.4 показаны зависимости вероятностей обслуживания Pобс и
P ¢ обс от числа огневых каналов n и величины a - отношения средних
плотностей потоков входных ( l ) и обслуженных заявок (воздушных целей) ( m ) .
Расчеты проводились по формулам (1.3.21) и (1.3.30). Наибольшее снижение
вероятности обслуживания вследствие децентрализации управления имеет
l
место для средних значений параметра a = (a = 8,...,20) и числа каналов
m
n=6,…24. В зависимости от конкретных условий это снижение составляет,
примерно, 15, … , 40%. В обоих случаях обслуживание предполагалось
достоверным.

Рис. 1.4
Остановимся подробнее на вопросе о достоверности обслуживания.
Рассматриваемая система ПВО осуществляет обслуживание в условиях
конфликта. Вследствие ответных действий авиации оно не является
достоверным. Говорить об успешном обслуживании, завершающемся
поражением цели, можно лишь с определенной вероятностью. Представляется
целесообразным это обстоятельство количественно учесть путем введения
понятия средняя плотность потока успешно обслуженных самолетов m * , под
которой следует понимать среднюю плотность потока обслуживаемых
самолетов без учета ответных действий m , умноженную на вероятность
успешного обслуживания Pуо
m * = mP уо. (1.3.31)
В данном случае просматривается аналогия с известным понятием - средняя
плотность потока успешных выстрелов L , под которой понимается
произведение средней плотности потока выстрелов l на среднюю вероятность
поражения цели в каждом выстреле Pпораж [17]
L = lP пораж . (1.3.32)
Вероятность успешного обслуживания Pуо во многом зависит от
количественно-качественных показателей эффективности мероприятий по РЭБ,
осуществляемых авиацией. В частности, в условиях преднамеренных помех
РЭС автоматизированной системе управления войсками ПВО может иметь

26
место децентрализация управления, один из вариантов которого был рассмотрен
выше (срыв автоматического сопровождения целей в системе
целераспределения). Преднамеренные помехи, воздействуя на РЭС управления
оружием, могут привести, как и в рассмотренном случае (АСУ), к срыву
слежения, или к значительному увеличению дисперсий ошибок в определении
координат целей следящими измерителями. Все это, в конечном счете,
определяет вероятность успешного обслуживания Pуо. Приведенные
соображения показывают, что в динамике РЭБ вероятности обслуживания АСУ
управления войсками ПВО Pобс и P ¢ обс должны определяться с учетом Pуо, т.е.
средней плотностью потока успешных обслуживаний m * . Последнее требует
оценок качества функционирования РЭС непосредственного управления
боевыми средствами (оружием) ПВО.
Аналогичные проблемы имеют место и при рассмотрении моделей
многоканальной СМО, отражающих динамику радиоэлектронного подавления
РЛС типа ОНЦ группировкой станций активных помех.

1.4. Математические модели автоматизированных


систем управления боевыми средствами ПВО как
объектов РЭБ

Общие положения

Динамика функционирования автоматизированных систем управления


боевыми средствами (оружием) ПВО, в принципе, может быть описана
канонической системой дифференциальных стохастических уравнений (ДСУ)
состояния и наблюдения (измерения), аналогичными тем, которые имеют место
в случае радиоэлектронных следящих измерителей, а именно (1.2.9) и (1.2.10).
Справедливыми в данном случае являются и соответствующие общие выводы,
сделанные для следящих измерителей, как объектов РЭБ. Ниже
рассматриваются лишь отдельные частные вопросы, связанные, прежде всего, с
радиоуправляемыми средствами поражения, применяемыми в системах ПВО. К
ним относятся обобщенные структурные схемы систем управления ракетами;
законы наведения; приближенные методы оценки качества линеаризованных
систем управления ракетами и их боевой эффективности. Знание приведенных
вопросов необходимо для аналитических оценок, в первом приближении,
возможностей систем управления как объектов РЭБ при воздействии помеховых
сигналов ограниченной интенсивности и определения на этой основе пороговых
значений параметров преднамеренных помех. Помеховые сигналы высокого
уровня, приводящие к срыву слежения, рассматриваются в последующих главах.

27
Рис. 1.5
Дифференциальные стохастические уравнения типа (1.2.9) и (1.2.10)
применяются в случае необходимости проведения углубленных исследований
[23].

Рис. 1.6
На рис. 1.5, 1.6 и 1.7 в качестве примеров приведены обобщенные
структурные схемы систем самонаведения и командного наведения ракет [21,
22, 23].

28
Рис. 1.7
Системы самонаведения ракет являются автоматическими. Параметры
относительного движения ракеты и цели измеряются радиолокационными или
оптико-электронными средствами, размещенными непосредственно на ракете и
называемыми, в данном случае, головками самонаведения (ГСН). В зависимости
от принципа построения и диапазона излучений различают радиолокационные,
телевизионные, тепловые и лазерные ГСН (РГС, ТВГС, ТГС и ЛГС). С выхода
ГСН сигналы подаются в систему управления ракеты (СУР), которая включает в
себя датчики информации о параметрах собственного движения ракеты, а также
вычислительное и управляющее устройства, которые используются для
формирования сигналов траекторного управления ракетой и обеспечения ее
стабилизации.
Системы командного управления ракетами могут быть двух видов. В
системах первого вида (рис.1.6) следящие измерители параметров
относительного движения цели и ракеты размещаются на пункте управления
(неподвижном или подвижном). Устройство формирования сигналов
траекторного управления оценивает параметры движения ракеты и цели
относительно пункта управления и вырабатывает параметры рассогласования
для всех каналов управления. Устройство формирования команд осуществляет
преобразование входных сигналов в требуемые команды управления. С
помощью КРУ они передаются в систему управления ракетой (СУР). Последняя
выполняет те же функции, что и в системах самонаведения. Возможен вариант,
когда на пункте управления могут формироваться заданные значения
параметров движения ракеты, которые на ее борту в СУР сравниваются с
фактическими параметрами движения, в результате определяется сигнал
рассогласования. При неавтоматическом управлении информационная
подсистема содержит дополнительный индикатор (например, телевизионный,
тепловизионный), позволяющий оператору с помощью датчика команд
осуществлять коррекцию траектории ракеты.
Структурная схема системы командного радиоуправления второго вида
приведена на рис.1.7. Отличительная их особенность состоит в том, что
первичные источники информации о параметрах относительного движения
цели находятся на ракете, а их выходные сигналы передаются на пункт
управления, где они используются оператором для выработки команд
управления. Системы командного радиоуправления второго вида всегда
неавтоматические.
В общем случае пространственное движение ракет характеризуется
достаточно сложной системой нелинейных дифференциальных уравнений с
переменными коэффициентами. Исследования в полном объеме на их основе
практически возможны только с помощью современных ЭВМ. Задача
существенно упрощается, если пространственное движение ракеты
представлять как сумму двух независимых плоских движений продольного и
бокового. Основанием для такого представления является практически
реализуемые системы, в которых управление движением ракеты осуществляется
независимо по курсу и тангажу (высоте). Соответственно рассматриваются
раздельно два независимых канала управления продольным и боковым
движением ракеты [21, 22].

29
Ракеты, применяемые в системе ПВО, являются, как правило,
осесимметричными, т.е. обладают осевой аэродинамической симметрией. Это
приводит к тому, что для таких ракет уравнения продольного и бокового
движения совпадают по форме. Последнее обстоятельство позволяет
ограничиваться рассмотрением движения только в одной плоскости с
последующим пересчетом полученных результатов на ортогональную
плоскость.

Законы наведения и показатели эффективности управления


ракетами ПВО

Для траекторного управления самонаводящимися ракетами ПВО (“земля-


воздух” и “воздух-земля”) по курсу и тангажу применяется метод
пропорционального наведения. Командное наведение первого вида (рис.1.6)
осуществляется часто по методу совмещения, называемого также методом трех
точек. В системах командного управления второго вида (рис.1.7) реализуется
тот же закон пропорционального наведения, что и в случае самонаведения.
Метод пропорционального наведения может быть реализован и в трех точечном
варианте [22, 24].
В системах управления ракетой по методу пропорционального наведения,
называемом также методом пропорциональной навигации, нормальная
составляющая ускорения jH наводимой ракеты пропорциональна угловой
скорости линии визирования цели w . Соответственно, уравнение
рассогласования D , определяющее алгоритм траекторного управления ракетой,
записывается в следующих двух эквивалентных друг другу вариантах [22]:
D = Nw - jH , (1.4.1)
D = N 0 Vсб w - jH , (1.4.2)
где N и N 0 - коэффициенты пропорциональности,
Vсб - скорость сближения ракеты с целью (самолетом).
На рис. 1.8 показана в одной плоскости кинематическая схема
относительного движения самонаводящейся ракеты Р на цель (самолет) С в
системе координат с началом в точке С. Координаты ракеты и цели
зафиксированы в некоторый момент времени t, которому соответствуют
векторы скорости сближения Vсб , скоростей цели и ракеты VС и VP, расстояние
между ними D, углы e и y , отсчитываемые от некоторого фиксированного
(гиростабилизированного) направления АА и определяющие ориентацию линии
визирования цели РС и вектора скорости VP, q - курсовой угол ракеты. Вектор
относительной скорости ракеты Vотн в системе координат с началом в точке С
будет равен разности векторов скоростей ракеты VP и VС
Vотн = VP - VС.

30
Рис. 1.8
В качестве показателя эффективности системы наведения ракет (и других
средств поражения воздушных целей) используют минимальную ошибку
наведения h, имеющую место в данный момент времени, и называемую, обычно,
промахом (мгновенным промахом). Промах определяется в картинной
плоскости, т.е. плоскости перпендикулярной линии визирования цели. Под
промахом ракеты понимается минимальное расстояние h(t), на котором ракета
пролетит от цели, если, начиная с данного момента времени t, ракета и цель
будут двигаться равномерно и прямолинейно. В картинной плоскости
рассматриваются составляющие промаха hx и h y по осям координат CX и CY
(по курсу и тангажу) с началом координат в точке C
h 2 = hx2 + h y2 . (1.4.3)

Значение промаха h(t) для фиксированного момента времени t в


соответствии с рис. 1.8 будет равно

D 2 e&.
h= . (1.4.4)
VOTH
Действительно,
h=Dsin a , (1.4.5)
PP1
sin a = . (1.4.6).
VOT H
Вектор P P1 представляет собой трансверсальную (поперечную) VP
составляющую относительной скорости Vотн. По определению
VP = Dw = De&. , (1.4.7)
где e& = w - угловая скорость линии визирования цели.
Из (5), (6) и (7) непосредственно следует (1.4.4).

31
Уравнения (1.4.1) и (1.4.4) показывают, что качество функционирования
угломерного канала ГСН во многом определяет боевые возможности ракеты как
огневого средства ПВО. Это позволяет рассматривать угломерный канал ГСН
как основной и непосредственный объект РЭП, осуществляемого с помощью
соответствующих помеховых сигналов. Следует иметь ввиду, что в тех случаях,
когда реализуется оптимальный алгоритм траекторного управления ракетами, то
наряду с измерениями углов (угловых скоростей) цели требуется знание
дальности D до цели, а также скорости сближения с целью Vсб [21, 22].
Как будет показано в дальнейшем, радиоэлектронное подавление каналов
автоматического сопровождения по дальности и скорости (АСД и АСС)
представляет значительно меньшие трудности, чем подавление угломерного
канала. При подавлении каналов АСД и АСС процесс самонаведения ракеты
может иметь место, если функционирует канал автоматического сопровождения
по направлению (АСН). Это обстоятельство еще раз подтверждает высказанный
ранее тезис о первоочередной необходимости подавления угломерных каналов в
современных системах управления ракетами ПВО.
Достаточно полные количественные оценки эффективности
преднамеренных помех могут быть получены при рассмотрении их воздействия
на замкнутые следящие системы управления ракетой, учитывающие ее
кинематические и динамические звенья.

Модель кинематического звена в контуре самонаведения


ракеты

Элемент, отражающий кинематику относительного движения ракеты при


самонаведении (наведении) на цель (самолет, вертолет), принято называть
кинематическим звеном [22, 24]. В случае самонаведения кинематическое звено
отражает изменение во времени вектора дальности ракета-цель. В качестве
примера определим параметры кинематического звена при относительном
движении ракеты в одной плоскости (рис. 1.9). Положение вектора дальности
РС в относительном движении характеризуется двумя уравнениями,
отражающими поступательное и вращательное движение центров масс ракеты и
цели. Оба уравнения непосредственно следуют из рис. 1.9. Поступательному
относительному движению. соответствует уравнение, определяющее скорость
.

сближения V сб = - D

D& = Vc cos(e - y c ) - VR cos(e - y ) . (1.4.8)

32
Рис. 1.9
Вращательному относительному движению соответствует уравнение,
определяющее трансверсальную составляющую скорости
.

D e = V R sin ( e - y ) - V c sin ( e - y c ) .
(1.4.9)
Кинематические уравнения (1.4.8) и (1.4.9) являются нелинейными. Их
линеаризация возможна на курсах близких к догонному и встречному. В этих
случаях разности углов (e - y ) и ( e - y c ) оказываются достаточно малыми и
уравнения (1.4.8) и (1.4.9) преобразовываются к следующему виду:
D& = Vc - VR ,
(1.4.10)
De& = D& e = Vcy c -V Ry .
Предположим, что скорости VR и Vc постоянны и продифференцируем
(1.4.10) по t. Получим
- 2Vcd e& + De&& = Vcy& c - VR y& .
В рассматриваемом случае линеаризации трансверсальные и нормальные
составляющие ускорений ракеты и самолета достаточно близки, что позволяет
записать (1.4.10) следующим образом
2V cd 1
w&- w = ( jH C - j H ) , (1.4.11)
D D
где j HC и j H - нормальные составляющие ускорений цели (самолета) и ракеты;
w = e& . Запишем уравнение (1.4.11) в операторной форме
æ 2V ö 1
ç p - cd ÷ w = ( j HC - j H ) , (1.4.12)
è D ø D

33
p - символ дифференцирования. По определению [22, 25] передаточная функция
кинематического звена WK 3 ( p, t ) может быть определена как отношение
угловой скорости линии визирования w ( t ) к разности нормальных
составляющих ускорений цели и ракеты Dj( t ) = j HC - j H . Поэтому
w (t )
WK 3 ( p, t ) = . (1.4.13)
Dj ( t )
С учетом (1.4.12) получим
1 KK 3
WK 3 ( p, t ) = = . (1.4.14)
Dp - 2Vcd TK 3 p - 1
1
Здесь K K 3 = - коэффициент передачи кинематического звена;
2Vcd
D
TK 3 = - постоянная времени кинематического звена.
2Vcd
Кинематическое звено является, в принципе, нестационарным вследствие
изменения в динамике наведения дальности D. Звено, представленное (1.4.14),
можно рассматривать как квазистатическое и представить в виде интегратора,
охваченного положительной обратной связью (рис. 1.10). Действительно, в
соответствии с правилами преобразования динамических звеньев передаточная
функция замкнутого звена приведенного вида с положительной обратной
связью будет равна

Рис. 1.10

34
1 1
1
D p 2Vcd
WK 3 = = ,
2Vcd 1 TK 3 p - 1
1-
D p
что совпадает с (1.4.14). Вследствие указанной положительной обратной
связи кинематическое звено является неустойчивым. Путем введения в модель
цепи отрицательной обратной связи положительная обратная связь может быть
нейтрализована. Цепь отрицательной обратной связи содержит динамические
звенья ракеты и ее системы управления. При самонаведении по закону
пропорциональной навигации, когда формируется сигнал, линейно зависящий
от Vcd , система сохраняет устойчивость для всех ракурсов атаки [22].

Математические модели угломеров бортовых РЛС и РГС

Как уже отмечалось ранее, динамическими звеньями в системе траекторного


управления самонаведением ракеты, определяющими величину ее промаха на
всех этапах наведения, в условиях РЭБ, являются измерители углов и угловых
скоростей линии визирования. Как правило, они представляют собой следящую
систему, включающую пеленгатор, усилитель мощности, привод и датчики
корректирующих сигналов. Пеленгаторы могут быть радиолокационными,
тепловыми, телевизионными и лазерными. В последующем большее внимание
будет уделено радиолокационным пеленгаторам и соответственно
радиолокационным угломерам. Обязательным элементом измерителей углов и
угловых скоростей на ракете (самолете, вертолете) являются гироскопические
приборы, обеспечивающие требуемую коррекцию измерителей и их
стабилизацию в пространстве. Различают позиционную и скоростную
коррекцию. Позиционная коррекция связывается с измерительными
индикаторами углов, скоростная - с измерителями (датчиками) угловых
скоростей (ДУС) [22].
Приближенные методы оценки качества систем управления могут быть
получены из линеаризованных моделей угломеров и других следящих
измерителей. Ниже рассматриваются, в качестве примеров, некоторые
конкретные варианты соответствующих динамических звеньев, позволяющие
количественно оценивать динамические и флуктуационные ошибки угломерных
каналов.
На рис. 1.11 показаны геометрические соотношения, имеющие место при
самонаведении истребителя в упрежденную точку встречи [22]. Здесь ИС -
линия визирования цели, e - требуемый угол упреждения, eи измеренное в
данный момент значение угла упреждения, РСН - мгновенное положение
равносигнального направления антенны бортовой РЛС истребителя, ИХ -
направление продольной оси истребителя. Упрощенная структурная схема
автоматического угломерного устройства со скоростной коррекцией и
индикаторной стабилизацией, обеспечивающей указанное самонаведение
истребителя по курсу, приведена на рис.1.12. Здесь W1 ( p ) , W2 ( p ) и W3 ( p ) -
передаточные функции пеленгатора, привода антенны бортовой РЛС совместно
с усилителем мощности, а также датчика угловой скорости (ДУСа).

35
Предполагается, что контур стабилизации обеспечивает высокую степень
развязки движения антенны РЛС и рысканий истребителя, что позволяет
исключить из рассмотрения угол рыскания.

Рис. 1.11

Мгновенная динамическая ошибка


De = e - e И , (1.4.15)

где e И = F1 ( p) De , (1.4.16)

F1 ( p) - функция передачи замкнутого контура пеленгатора, включающего


W1 ( p ) и F CT ( p ) .

Рис. 1.12
В соответствии с рис. 1.12
W1 ( p )F CT ( p)
F1 ( p ) = , (1.4.17)
1 + W1 ( p )F CT ( p)

W2 ( p )
Здесь F CT ( p ) = , (1.4.18)
1 + W2 ( p)W3 ( p )

36
передаточная функция замкнутого контура стабилизации антенны РЛС.
Можно полагать [22]:
KP y K PR
W1 ( p ) = , W2 ( p ) = , W3 ( p ) = Kус p,
TP y p + 1 p( TPR p + 1)
где TP y и TPR - постоянные времени пеленгатора и привода антенны,

K P y , K PR , Kус - коэффициенты передачи пеленгационного устройства, выходом


которого является инерционный усилитель постоянного тока, привода антенны
РЛС вместе с усилителем мощности, а также датчика угловой скорости,
являющегося в данном случае дифференцирующим звеном. Используя
принятые значения передаточных функций и полагая
TPR
TP y >> , с помощью (18) и (17) последовательно получим:
1 + K PR K yc

K PR
F CT ( p) = ,
æ ö
(
p 1 + K PR K yc )çç
TPR
è 1 + K PR K yc
p + 1÷÷
ø
KV
F1 ( p ) = , (1.4.19)
TP y p + p + KV
2

K P y K PR
где KV = , (1.4.20)
1 + K PR K yc

коэффициент передачи по угловой скорости для рассматриваемого варианта


угломерного канала.
Необходимо отметить, что выражение (1.4.19) для функции передачи
замкнутого контура пеленгатора F1 ( p ) является общим и справедливо в случае
иных вариантов угломеров. Формула (1.4.20), определяющая KV , относится к
пеленгатору рассмотренного вида. Например, если в угломере осуществляется
позиционная коррекция и силовая стабилизация то [22]
KV = K P y K U K GP . (1.4.21)

Здесь K P y - коэффициент передачи пеленгатора, который предполагается


безинерционным;
K U - коэффициент передачи усилителя мощности;
K G P - коэффициент передачи гиропривода.
Важными параметрами пеленгатора, как объекта РЭБ, являются его
амплитудно-частотная характеристика и эффективная полоса пропускания DF' e .
Последняя может быть определена, если известна амплитудно-частотная
характеристика F1 ( jw ) . Чтобы ее найти, необходимо в (19) заменить p на jw

37
KV2
F1 ( jw ) =
2
. (1.4.22)
(K )
2

V - TP y w 2
+w 2

¥ 2
1
Соответственно DF' e =
2p ò F ( jw )
1
dw (1.4.23)
0

Из (22) и (23) определяется


KV
DF' e = . (1.4.24)
4

Рис. 1.13

38
На рис. 1.13 приведены амплитудно-частотные характеристики следящего
угломера, построенные в соответствии с (1.4.22) для разных значений KV и TP y .

Обращает на себя внимание зависимость F1 ( jw )


2
от указанных параметров.
Это открывает, в частности, возможность снижения качества слежения по углу
путем преднамеренного изменения коэффициента передачи угломерного канала
по угловой скорости линии визирования KV , помеховыми воздействиями,
создаваемыми пространственно распределенными источниками излучения.

Динамические ошибки угломера

Величина мгновенной динамической ошибки De в соответствии с (15), (16)


и (19) в операторном виде определяется формулой

De = (1 - F1 ( p ))e =
(
p TP y p + 1 ) e. (1.4.25)
TP y p + p + KV
2

Установившееся значение динамической ошибки De y определяется


передаточной функцией

W0 ( p) =
(
p TP y p + 1 ) ,
TP y p + p + KV
2

и входным воздействием e , представляемыми в виде соответствующих рядов. В


рассматриваемом варианте автоматического угломера [22]
1 æ e&& ö e&&
De y = ç e&0 - o + TP y e&&0 ÷ + 0 t (1.4.26)
KV è KV ø KV
Здесь e&0 и e&&0 - угловая скорость и угловое ускорение линии визирования
при t=0.
Мгновенная динамическая ошибка Dw измерения угловой скорости линии
визирования в соответствии с рис. 1.11 и структурной схемой на рис.1.12
определяется из равенства
Dw = w - w и ,
где w = e& и wи = e& и - входное и измеренное значение угловой скорости линии
визирования:
e&И = F1 ( p) pe = F1 ( p)e&,

Dw = (1 - F1 ( p ))w =
(
p TP y p + 1 ) w. (1.4.27)
TP y p 2 + p + KV

Установившееся значение динамической ошибки Dw y = De&y определяется


по аналогии с De y . Это непосредственно вытекает из сравнения (25) и (27)

39
w0
Dw y = . (1.4.28)
KV
Из (26) и (28) следует, что установившиеся значения динамических ошибок
De y и Dw y обратно пропорциональны KV .

Рис. 1.14
Эффективная полоса пропускания DF'e следящей системы, у которой
входным сигналом является угол e , а выходным - угловая скорость wP = e&P ,
определяется из (1.4.27) передаточной функцией F1 ( p) p = F 2 ( p ) , после
перехода к комплексному коэффициенту передачи F 2 ( jw ) . В отличие от
2

ранее рассмотренного случая амплитудно-частотной характеристики F1 ( jw )


2

эквивалентную прямоугольную амплитудно-частотную характеристику с


полосой DF' e нормируют не на единицу, а по максимальному значению
F 2 ( jw ) , равному KV2 [22]:
2

40
¥
1 1
ò F ( jw )
2
DF' e = dw = . (1.4.29)
2pKV2 0
2
4TP y

Максимальное значение F 2 ( jw )
2
сдвинуто по оси частот относительно
начала координат на величину
1 KV
fM = , (1.4.30)
2p TP y

KV2 w 2
F 2 ( jw ) =
2
. (1.4.31)
(K )
2

V
- TP y w 2 +w2

В соответствии с (1.4.31) рассчитаны и на рис. 1.14 приведены амплитудно-


частотные характеристики следящего измерителя угловой скорости линии
визирования F 2 ( jw )
2
для различных значений KV . Как и в случае угломера,
изменения KV приводят к деформации амплитудно-частотной характеристики,
что может снизить качество измерения угловой скорости линии визирования
цели.
Принципиальная возможность преднамеренного изменения KV
обусловливается его зависимостью от коэффициента передачи пеленгационного
устройства K P y , который в свою очередь непосредственно связан с крутизной
пеленгационной характеристикой угломера K a
K P y = Ka K P¢ y , (1.4.32)

где K P¢ y учитывает коэффициенты передачи других элементов АСН [25].

Крутизна пеленгационной характеристики определяется нормированной


диаграммой направленности антенны (ДНА) пеленгатора FRGC (F, Q) , F и Q -
углы в сферической системе координат [38, 25]. Если пеленгация
осуществляется в одной плоскости, то
dF ( Q)
K a = dQ , Q = Q 0 , (1.4.33)
F ( Q)

где Q 0 - угол, соответствующий равносигнальному направлению.


Формула (1.4.33) предполагает обычно, что ДНА определяется по одному
точечному источнику излучения. Если источник излучения не один или он не
является точечным, то форма ДНА и соответственно пеленгационной
характеристике деформируется, что, в конечном счете, приводит к изменениям
KV .

Флуктуационные ошибки угломера

41
Проведенное рассмотрение угломерных каналов бортовых РЛС и РГС дает
возможность оценивать, в основном, детерминированные воздействия.
Рассмотрим в линейном приближении методы определения флуктуационных
ошибок следящих угломеров.
Флуктуационные ошибки могут иметь место вследствие воздействия на
пеленгатор совокупности случайных во времени и пространстве источников
излучения. Их воздействие на пеленгатор можно рассматривать как
пространственно-временной шум. В последующем чаще будет использоваться
термин - угловой шум.
При воздействии углового шума угол e (рис. 1.11) будет изменяться по
случайному закону. Как следует из структурной схемы, представленной на
рис.1.12, мгновенная угловая ошибки De будет также изменяться по
случайному закону и определяться функцией передачи замкнутого контура
пеленгатора F1 ( p)

De ( t ) = F1 ( p )e ( t ) . (1.4.34)

Если e ( t ) представляет собой случайный процесс со спектральной


плотностью S en (w ) , то дисперсия De угла De в линейном приближении
находится из равенства
¥
1
ò F ( jw )
2
De = S e n (w ) dw , (1.4.35)
2p 0
1

где F1 ( jw ) определяется в данном случае формулой (1.4.23).


2

Если S e n (w ) = const , то из (35) и (22) следует, что


KV
De = S en (w ) . (1.4.36)
4
Дисперсия Dw флуктуаций угловой скорости линии визирования Dw также
может быть определена на основании структурной схемы, представленной на
рис.1.12. Из нее, в частности, следует, что
Dw = F1 ( p )W3 ( p )e = pF1 ( p)e . (1.4.37)

Флуктуации e порождают флуктуации и Dw . Если S e (w ) спектральная


плотность входного углового шума, то дисперсия Dw в линейном приближении
будет равна
¥
1
ò F ( jw )
2
Dw = S e (w ) dw , (1.4.38)
2p 0
2

где F 2 ( jw ) определяется (1.4.31).


2

Если S e (w ) = const , то с учетом (29) получим

42
KV2
Dw = S (w ) . (1.4.39).
4TP y e

Для рассматриваемой динамической структуры оптимальный переходный


процесс реализуется, если
TP y KV = 1. (1.4.40).

Из (1.4.36) и (1.4.39) с учетом (1.4.40) следует, что среднеквадратические


ошибки sw и s e между собой связаны линейной зависимостью
s w = KV s e , (1.4.41)

где sw = Dw , s e = De . (1.4.42).

Существует оптимальное значение KV , которому соответствует


минимальное значение итоговой ошибки, равной сумме квадратов
динамической и флуктуационной ошибок [22].

Линеаризованная математическая модель замкнутого контура


РГС (при воздействии углового шума)

Чтобы количественно определить величину промаха ракеты h(t) необходимо


рассмотреть замкнутый контур самонаведения, в котором кроме
кинематического звена и угломера надо учесть другие динамические звенья, а
именно, систему управления ракетой (СУР) и динамику самой ракеты. В случае
самонаведения ракеты по методу пропорциональной навигации входными и
выходными воздействиями в замкнутом контуре являются нормальное
ускорение цели (самолета, вертолета) j HC и текущий промах ракеты h(t).
Динамические и флуктуационные ошибки в линеаризованной замкнутой
системе самонаведения для оценок первого приближения могут быть получены
на примере движения ракеты в одной плоскости.
На рис.1.15 приведена упрощенная структурная схема, позволяющая
приближенно оценить динамическую ошибку самонаведения, под которой в
данном случае понимается промах ракеты hK , имеющий место в конце процесса
самонаведения [22]. Предполагается, что переменные коэффициенты контура
самонаведения “заморожены”. Передаточная функция WK 3 ( p) определяется
формулой (1.4.14) (рис. 1.10) и отображает свойства кинематического звена.
Передаточная функция W jw ( p ) соответственно отображает следящий угломер
СУР и ракету, как объект управления. Выходная величина h(t) и входная j HC
(рис.1.15) связаны между собой следующей формулой, вытекающей из
определения замкнутой следящей системы,
D2
h( t ) = F ( p ) jH C . (1.4.43)
VOTH KC

WK 3 ( p )
Здесь F K C ( p) = , (1.4.44)
1 + WK 3 ( p)W jw ( p)

43
передаточная функция замкнутого контура самонаведения.
Установившееся значение промаха h y , представляющего собой в данном
случае динамическую ошибку, в соответствии с известными в теории
автоматического регулирования методами в предположении, что входная
величина jH C = jHO = const , будет равно:

D2
hy =
VOTH
[
F KC ( p) ] p= 0
jHO . (1.4.45)

Предполагается, что скорость ракеты достаточно велика.

Рис. 1.15
Чтобы иметь возможность количественно оценивать устойчивость
самонаводящейся ракеты, ее динамические и флуктуационные ошибки,
необходимо определить, в первом приближении, эквивалентную структуру и
параметры передаточной функции W j w ( p ) (рис. 1.15). В случае, когда
реализуется метод пропорционального наведения, W jw ( p) может быть
представлена эквивалентным колебательным звеном следующего вида [22]:
K Gw K CR
W jw ( p) = , (1.4.46)
T'w TC R p + ( T'w + TC R ) p + 1
2

где K C R и T CR - коэффициент передачи и постоянная времени,


рассматриваемого эквивалентного звена, K Gw = N 0Vcd = N - коэффициент
передачи головки самонаведения по каналу формирования сигнала для системы
управления ракетой в соответствии с законом пропорционального наведения
(1.4.1).
Если скорость самонаводящейся ракеты достаточно велика (не менее
нескольких сотен метров в секунду), то можно полагать K CP = 1, а TCP = 0 .
Тогда передаточная функция F KC ( p) может быть представлена выражением

K K 3 ( T'w p + 1)
F K C ( p) = , (1.4.47)
TK 3 T'w p 2 + ( TK 3 - T'w ) p + K G w K K-13

1
где T'w = - эквивалентная постоянная времени измерителя
KV
угловой скорости линии визирования;

44
D
TK 3 = - постоянная времени кинематического звена (1.4.14);
2Vcd
1
KK3 = - коэффициент передачи кинематического звена.
2Vcd
С учетом (1.4.47) выражение (1.4.45) преобразуется к следующему виду
4TK23Vcd jHO
hy = . (1.4.48)
VOTH ( N 0 - 2)

Обозначая дальность до цели в момент окончания процесса самонаведения


D
ракеты через DK , и время направляемого полета ракеты через tK = 2TK 3 = K ,
Vcd
преобразуем (1.4. 47) к следующему виду
t K2 jHO
hy = .
N0 - 2
Здесь предположено, что Vcd = VOTH . Обращает на себя внимание
квадратичная зависимость конечного (установившегося) значения промаха от
времени неуправляемого полета tK .

Передаточная функция F KC ( p ) , записанная в виде (1.4.47), позволяет


определить условия устойчивости самонаведения ракеты и установить их связь
с параметрами основных динамических звеньев. В рассматриваемом случае
системы, описываемой дифференциальным уравнением второго порядка,
целесообразно использовать алгебраический критерий устойчивости.
Соответственно, необходимо составить характеристическое уравнение системы
и определить условия, при которых его коэффициенты будут положительными.
В данной задаче характеристическое уравнение получается путем замены в
знаменателе (1.4.47) p на l .
TK 3T'w l2 + ( TK 3 - T'w ) l + K G w K K 3 - 1 = 0 . (1.4.49)

Так как TK 3 ³ 0, T'w > o , то устойчивость контура самонаведения будет иметь


место, если
D
T'w < TK 3 = , (1.4.50)
2Vcd
1
K Gw > = 2Vcd . (1.4.51)
KK 3
Если K Gw = N 0Vcd , то из (1.4.51) следует, что навигационная постоянная
должна быть больше 2
N0 > 2 . (1.4.52)

45
1
Поскольку T'w = , где KV - коэффициент передачи по угловой
Kv
скорости линии визирования, то из (1.4.50) следует ограничение на KV
2Vcd
KV > . (1.4.53)
D
Последнее неравенство указывает на потенциальную возможность
преднамеренного изменения помеховыми воздействиями параметров одного из
динамических звеньев (пеленгатора) контура самонаведения ракеты с целью
нарушения его устойчивости.
Дисперсия промаха, имеющая место при воздействии углового шума на
контур самонаведения ракеты может быть оценена с помощью (1.4.4). Если
e&( t ) = w ( t ) представляет собой реализацию случайного процесса с нулевым
математическим ожиданием и дисперсией Dw , то дисперсия промаха Dh
определится в соответствии с известными правилами теории вероятностей [3,
20]. Поскольку
D 2w
h= , то
VOTH
2
æ D2 ö
Dh = ç ÷ Dw . (1.4.54)
è VOTH ø
Величина дисперсии промаха в конце процесса самонаведения (в момент
начала неуправляемого полета) DhK соответственно запишется по аналогии с
(1.4.54) введением дополнительного индекса K
2
æ DK2 ö
DhK =ç ÷ DwK . (1.4.55)
è VOTH ø

Рис. 1.16
Чтобы определить дисперсию Dw K , необходимо преобразовать структурную
схему 1.15 к виду, приведенному на рис. 1.16 [21]. Здесь входом динамической
структурной схемы является флюктуирующий угол eF (см. рис.1.8),
порождаемый угловым шумом или иными помеховыми радиосигналами,
воздействующими на угломерное устройство. На выходе контура самонаведения

46
действует флюктуирующая угловая скорость линии визирования e&F .
Динамическое звено с передаточной функцией W jw ( p ) эквивалентно
совокупности динамических звеньев, представляющих РГС, СУП и ракету, как
объект управления. Передаточная функция кинематического звена WK 3 ( p )
определяется уравнениями (1.4.11) и (1.4.14) при jH C = 0 и замене jH на jH j .
Флюктуирующее нормальное ускорение jH j порождается флюктуирующим
помеховым углом e F . Математические ожидания e F и e&F полагаются равными
нулю. Шум e F предполагается белым, с постоянной односторонней
спектральной плотностью S eS (w ) = S eS . Ввиду нестационарности,
рассматриваемой следящей системы, обусловленной, в основном,
кинематическим звеном, решение статистической задачи в общем виде
затруднительно. Ниже приводится приближенный вариант решения,
основанный на принципе “замораживания” переменных коэффициентов, в
соответствии с которым на определенных участках траектории в течение
ограниченного времени параметры динамических звеньев предполагаются
постоянными, а замкнутый контур самонаведения стационарным.
Дисперсия Dw в стационарном линеаризованном контуре самонаведения,
представленном на рис.1.16, будет равна
¥
S
ò F ( jw )
2
Dw = e S dw , (1.4.56)
2p 0
KC

где F KC ( jw ) - комплексный коэффициент передачи замкнутого контура


самонаведения, на входе которого действует e F , а на выходе - e&F .
В качестве конкретного варианта решения задачи рассмотрим случай, когда
РГС ракеты эквивалентна дифференцирующему звену с передаточной
функцией K G w p, обеспечивающему преобразование флуктуаций угла eF в
флуктуации угловой скорости e&F , а СУР и ракета, как объект управления,
представляются инерционным звеном 1
[ ]
с коэффициентом
( T'w + TCR ) p + 1
передачи K CR , равным единице. Это справедливо, если в (1.4.46) выполнено
условие
T'w TC R p 2 << ( T'w + TC R ) p + 1 .

В соответствии со сказанным
K Gw p
W jw ( p) = .
(T 'w
+ TC R ) p + 1
Последовательно осуществляя необходимые преобразования, получим
следующее выражение, определяющее квадрат модуля комплексного
коэффициента передачи
N 02Vc2d K K2 3w 2
F K C ( jw ) =
2
. (1.4.57)
- (T'w + TC R )TK 3w 2 + (TK 3 - T'w - TC R ) jw + K ' w K K 3 - 1

47
Интеграл (1.4.56) определяется по известной методике [21, 26].
Соответственно
N 02 S e S
Dw = . (1.4.58).
16TK 3 (T'w + TC R )(TK 3 - T'w - TC R )
Если скорость ракеты достаточно высока, то TCR можно полагать равным
нулю. Тогда
N 0 S eS
Dw = . (1.4.59).
16TK 3T'w ( TK 3 - T'w )

D 1
После замены TK 3 и T'w их значениями TK 3 = , T'w = , формула для
2v cd KV
Dw приводится к виду

N 02Vc2d KV2 S eS
Dw = . (1.4.60).
4 D( DKV - 2Vcd )
В соответствии с (1.4.55) и (1.4.60) искомая дисперсия промаха DhK ,
имеющая место в конце процесса самонаведения, т.е. на удалении DK от
самолета (цели), будет равна:
N 02 DK3 Vc2d KV2 S e S
Dh K = . (1.4.61)
2
4VOTH ( DK KV - 2Vcd )
Знание дисперсии результирующего промаха позволяет определить
вероятность поражения самолета (цели) одной ракетой. В качестве примера
рассмотрим случай, когда вероятность поражения может быть определена по
схеме, предложенной А. Н. Колмогоровым. В соответствии с этой схемой
вероятность поражения одной ракетой Pпораж (1) определяется формулой:

Pпораж(1) = ò ò P( h , h

x y ) p( h , h )dh dh
x y x y . (1.4.62).

( )
Здесь P hx , h y - условная вероятность поражения цели одной ракетой, если
ее результирующие промахи, определенные в картинной плоскости, равны hx и
( )
hy ; p hx , hy - плотность вероятности промахов hx и hy , определенных в той же
картинной плоскости. Под картинной понимается плоскость, перпендикулярная
линии визирования цели и проходящая через ее центр масс (или другой
условный центр). Условную вероятность (
P hx , h y ) называют также
координатным законом поражения. В частном случае, когда координатный
закон поражения может быть аппроксимирован кривой Гаусса
æ hx2 + h y2 ö
(
P hx , h y ) = exp ç - 2
è 2 R' F ø
÷, (1.4.63)

48
где R'F - эффективный радиус поражения цели, а промахи ракеты hx и hy
представляют собой некоррелированные гауссовы случайные величины с
нулевым математическим ожиданием и одинаковыми дисперсиями Dhx = Dhy ,
т.е.
æ h x2 + h y2 ö
( )
p hx , h y =
1
2pDhx
expç -
è 2 Dhx ø
÷, (1.4.64)

вероятность поражения одной ракетой P пораж(1), определенная по формуле


(1.4.62), будет равна [22, 24]:
1
P пораж(1)= . (1.4.65).
Dhx
1+ 2
R' F
Этим завершается рассмотрение математических моделей угломерного
канала и замкнутого контура РГС, являющихся одними из основных объектов
РЭБ в системе ПВО. По аналогичной схеме могут быть определены
линеаризованные модели командных систем управления ракетами ПВО и
других радиоэлектронных систем управления боевыми средствами. Некоторые
из полученных результатов могут быть использованы непосредственно. Это, в
частности, относится к линеаризованной модели угломера. Она применима при
рассмотрении каналов автоматического сопровождения по дальности и
скорости (АСД и АСС). Совместное рассмотрение следящих радиолокационных
измерителей по направлению, дальности и скорости позволяет определить
математические модели радиолокационных прицелов зенитных артиллерийских
комплексов (ЗАК), зенитных самоходных установок (ЗСУ), а также РЛ
прицелов истребителей ПВО, представляемых как объекты РЭБ.
В заключение сформулируем некоторые общие соображения, указывающие
на целесообразность применения линеаризованных моделей следящих
измерителей РЭС управления оружием (боевыми средствами), рассматриваемых
как объекты радиоэлектронного подавления. Можно утверждать, что за
исключением отдельных частных случаев, принципиально требующих учета
нелинейностей, например, при оценке условий срыва слежения. Необходимая
для радиоэлектронного подавления линеаризованной следящей системы степень
помехового воздействия на ее входе, будет достаточной и для подавления
исходной следящей системы с ее нелинейностями, если интенсивность
помехового воздействия на входе в пределах линейной части сохраняется.
Иными словами, если определено помеховое воздействие на входе следящей
системы в пределах линеаризованной части, необходимое для обеспечения
требуемой степени ее подавления, то учет эффектов, порождаемых
дополнительными помеховыми воздействиями в области нелинейностей, не
приводит, как правило, к снижению интегрального помехового эффекта.

49
2. Математические модели сигналов, средств и способов
радиоэлектронного подавления

2.1. Общее описание основных элементов


радиоэлектронного подавления (РЭП)
Как уже отмечалось ранее РЭП, в принципе, может быть реализовано путем
создания преднамеренных помех, изменения электрических и магнитных свойств
среды, снижения радиолокационной и тепловой заметности летательных аппаратов.
В радиодиапазоне основным способом РЭП, в настоящее время, является
применение различных помеховых сигналов, непосредственно воздействующих на
РЭС и представляющих собой преднамеренные электромагнитные излучения с
соответствующими амплитудно-частотными, фазовыми, поляризационными и
пространственно-временными характеристиками. Практическая реализация
помеховых сигналов осуществляется с помощью помеховых средств.
В конкретной радиоэлектронной обстановке помеховые средства (средства РЭП)
применяются определенными способами в соответствии с особенностями объектов
подавления и возможностями средств подавления.
Средства РЭП, в общем случае, включают в себя систему информационного
обеспечения и управления, подсистему формирования помеховых сигналов,
высокочастотные усилители и генераторы с модуляторами (манипуляторами),
антенные устройства. Основу системы информационного обеспечения и управления
составляют средства непосредственной радиотехнической разведки (РТР), а также
базы знаний и данных ЭВМ, входящей в комплекс РЭБ. Подсистема РТР
осуществляет поиск, прием и обработку радиосигналов объектов подавления. На
основании сопоставления сигналов, поступающих от непосредственной РТР, и
априорной информации, содержащейся в базах знаний и данных ЭВМ,
осуществляется оценка радиоэлектронной обстановки, определяются объект
подавления, вид и параметры помехового сигнала, а также выбирается и реализуется
способ подавления обнаруженного объекта действий. В частных случаях могут быть
иные варианты структуры и функционирования средств РЭП.
Способы РЭП определяются особенностями объектов подавления,
возможностями помеховых средств по нанесению ими информационного ущерба
подавляемой стороне в конкретных условиях оперативной или тактической
обстановки. Как было отмечено ранее, под информационным ущербом понимается
количество информации, которое теряет подавляемая сторона в течение
определенного интервала времени вследствие воздействия преднамеренных помех
или реализации других мероприятий РЭБ. В частном случае подавления помехами
РЛС величина информационного ущерба соответствует размеру зоны подавления.
Таким образом, в качестве основных элементов РЭП могут рассматриваться
помеховые сигналы, средства и способы подавления. Их математические модели
являются исходными для количественных оценок помеховых эффектов и
определения критериальных норм подавления.

1
2.2. Математические модели помеховых сигналов

Общие положения

В настоящее время определилось три вида помеховых сигналов: деструктивные,


маскирующие и имитирующие. Могут иметь место и их комбинации. Маскирующие
и имитирующие помеховые сигналы, как правило, являются аддитивными. Т.е. в
подавляемом приемном устройстве они складываются с полезным сигналом.
Деструктивные помеховые сигналы реализуются с помощью преднамеренных
электромагнитных излучений большой энергии [27, 28]. Воздействие деструктивных
помеховых сигналов приводит к необратимым изменениям входных элементов
приемных устройств объектов подавления. Эти изменения имеют место и после
прекращения помехового воздействия. Для восстановления приемного или другого
устройства требуется замена (или ремонт) поврежденного элемента.
Маскирующие помеховые сигналы, воздействуя в сумме с полезным сигналом
на приемное устройство, исключают или в значительной мере затрудняют принятие
решения об обнаружении и распознавании (классификации) поступающих на вход
приемного устройства полезных сигналов. Помеховые воздействия в данном случае
не являются необратимыми. После прекращения помехового воздействия
характеристики приемного устройства восстанавливаются.
Основные параметры имитирующих помеховых сигналов преднамеренно
делаются близкими к параметрам сигналов имитируемых объектов, что может
привести, например, к перенацеливанию подавляемых систем управления войсками
и оружием с истинных целей на ложные. Так же как и маскирующие помехи
имитирующие помеховые сигналы непосредственно не приводят к необратимым
изменениям в объекте подавления. Последнее обстоятельство позволяет
подавляемому исключать или ослаблять помеховое воздействие путем
использования различий в помеховых и полезных сигналах, обусловленных
конкретными схемами их формирования в помеховых устройствах и способами
применения в динамике РЭБ. По этой причине необходимо детальнее рассмотреть
вопрос о параметрах радиосигналов.
Любой радиосигнал на достаточно большом удалении от источника излучения
локально может рассматриваться как плоская волна, в которой имеют место
поперечные, по отношению к направлению распространения (вектору Умова-
Пойнтинга), колебания электромагнитного поля, представляемого электрическим и
магнитным векторами.
Монохроматическая линейно-поляризованная плоская волна на достаточном
удалении D от источника излучения аналитически может быть записана следующим
образом (рис. 2.1):
E = E0 cos(wt - kD - j )
. (2.2.1)
H = H 0 cos(wt - kD - j )
Здесь E и H соответственно электрический и магнитный векторы;

2
Рис. 2.1
E0 и H 0 комплексные амплитуды (огибающие) E и H, в
рассматриваемом сечении, убывающие по мере удаления от источника излучения
1
пропорционально ;
D
2p
k= - волновое число, l - длина волны, j - начальная фаза;
l
1
П - вектор Умова-Пойнтинга, П = Re( EH ) ,
2
E
= ZC ; (2.2.2)
H
Z C - волновое сопротивление среды

ma
ZC = ; (2.2.3)
ea
ma - абсолютная магнитная проницаемость;
ea - абсолютная электрическая постоянная.
1
Для свободного пространства: ea = e0 = 10 - 9 F m , ma = m0 = 4p 10 -7 Gh m ,
36p
Z C = Z 0 = 120p Ом.
В ряде случаев поляризация плоской гармонической электромагнитной волны
может быть эллиптической. Это, в частности, характерно для помеховых сигналов,
рассчитанных на подавление РЭС с произвольной поляризацией. Эллиптическая
поляризация имеет место, если электрический (или магнитный) вектор представляет
собой сумму двух ортогональных гармонических составляющих, сдвинутых по фазе
на угол d . Соответственно, для локально плоской волны, в рассматриваемом
сечении, электрический вектор E можно представить как сумму двух ортогональных
составляющих Ej и Eq , с амплитудами Ej 0 и Eq 0 , где

3
E j = E j 0 cos( wt - kD )
. (2.2.4)
E q = E q 0 cos( wt - kD - d )
Уравнения (2.2.4) могут быть разрешены относительно cos(wt - kD ) и
sin(wt - kD ) :
Ej
= cos( wt - kD )
Ef 0
æ Eq Ej ö 1
ç - cos d ÷ = sin ( wt - kD )
è Eq 0 E j 0 ø sin d
Возводя оба последних уравнения в квадрат и складывая, получим искомое
уравнение поляризационного эллипса:
Ej2 Eq2 Ej Eq
+ 2 - 2 cos d = sin 2 d , (2.2.5)
Ej2 0 Eq 0 Ej 0 Eq 0

который описывает электрический вектор E = Ej + Eq .

Рис. 2.2
b
Поляризационный эллипс определяется отношением полуосей m = , сдвигом
a
фаз d и углом y между большой осью эллипса и осью абсцисс ( 0j ) . Знак d
определяет направление вращения конца электрического вектора по
эллиптической орбите (рис. 2.2). Направление вращения электрического вектора в
плоскости перпендикулярной вектору Умова-Пойнтинга зависит от точки
наблюдения. Если наблюдатель располагается в точке излучения и смотрит вслед
уходящей волны, то для принятого знака d на рис. 2.2 будет иметь место правое
вращение электрического вектора (по часовой стрелке). В точке приема, куда
ориентирован вектор Умова-Пойнтинга, будет наблюдаться левое вращение
(против часовой стрелки). В последующем, как правило, направление вращения
будет определяться по отношению к наблюдателю на приемной стороне.
Практически, параметры эллипса поляризации определяются по известной
методике с помощью поляризационной диаграммы [29].

4
На входе приемника, после преобразования в антенном устройстве
гармонический сигнал U(t) может быть записан в следующем виде
U ( t ) = U ( t ) cos(wt - j ( t ) ) , (2.2.6)

где U(t) - амплитуда (огибающая), w - частота, j ( t ) - начальная фаза.

Таким образом, гармонический радиосигнал определяется огибающей U(t),


несущей частотой w , начальной фазой j ( t ) и поляризацией электрического вектора.
Последняя, в общем случае для локально плоской волны, является эллиптической и
характеризуется тремя параметрами поляризационного эллипса (m, y и знаком
d ). Параметры радиосигнала в свою очередь зависят от пространственных
координат источников излучения или приемников и их производных , что дает
основание говорить о фазовом пространстве радиосигналов, и его фазовых
координатах.

В зависимости от принятых методов модуляции (манипуляции) параметры


радиосигнала могут быть разделены на информационные и сопутствующие.
Модулируемые параметры называются информационными, не модулируемые (не
манипулируемые) - сопутствующими. Модуляция параметра сигнала позволяет
передать или получить информацию с помощью радиосигнала. Во многих случаях
осуществляется модуляция (манипуляция) одного или двух параметров
радиосигнала. Остальные его параметры, обязательно в нем присутствующие, будут
сопутствующими. Например, при амплитудной модуляции огибающая является
информационным параметром, а несущая частота, начальная фаза и поляризация
являются сопутствующими параметрами.

Гармонические радиосигналы, в принципе, могут быть в определенной степени


различены друг от друга, если не совпадает хотя бы один из их параметров. Имея
ввиду аддитивные помеховые сигналы, изложенное выше утверждение может быть
сформулировано следующим образом. Если хотя бы один информационный или
сопутствующий параметр помехового радиосигнала в течение достаточно
продолжительного времени остается неизменным (детерминированным), то может
быть предложена по крайней мере одна схема режекции рассматриваемого
помехового воздействия. Поясним это утверждение на примере поляризационного
параметра помехового сигнала с круговой поляризацией. Последняя имеет место,
p
если d = и EF 0 = EQ 0 = E0 . Уравнение (2.2.5) преобразуется в уравнение
2
окружности

EF2 + EQ2 = E02 . (2.2.7)

Для определенности предположим, что

æ pö
EF = E0 cos wt ; EQ = E0 cosç wt - ÷ ,
è 2ø

5
p
т.е. в излучаемом сигнале составляющая EF опережает по фазе EQ на . Для
2
наблюдателя на передающей стороне в излучаемом сигнале вращение
электрического вектора будет происходить против часовой стрелки (на приемной
стороне будет наблюдаться вращение по часовой стрелке). Чтобы ослабить такое
помеховое воздействие,достаточно на подавляемой стороне в приемной антенне
электрическую длину фидерной системы сделать такой, чтобы обеспечивался
p p
дополнительный сдвиг фаз EQ на (или в нечетное число раз по ). В этом случае
2 2
на входе подавляемого приемного устройства разность фаз между EF и EQ будет
равна p , а амплитуда суммарного помехового поля E = EQ + EF = 0 .

Если в помеховом сигнале имеет место эллиптическая поляризация, то путем


варьирования электрической длиной фидеров для соответствующих составляющих
EF и EQ и выравнивания их амплитуд на входе приемного устройства можно
получить такой же результат, что и в случае круговой поляризации. Аналогичные
выводы могут быть получены как для других параметров радиосигнала, так его
фазовых координат (углы прихода, интервалы и дистанции между источниками
излучения или приема и др.).

Чтобы исключить или существенно затруднить возможность снижения


эффективности помехового воздействия с помощью сравнительно простых
алгоритмов режекторных схем, известных еще с пятидесятых годов, необходимо
преднамеренно в помеховые сигналы вносить элементы априорной
неопределенности. Практически это достигается путем введения элементов
случайности (рандомизации) во все параметры радиосигнала и его фазовые
координаты. Иными словами, изменения параметров сигнала и его фазовых
координат во времени и пространстве должны представлять собой случайный
процесс. Это относится как к информационным, так и к сопутствующим
параметрам сигналов. Исключение составляют лишь деструктивные помеховые
сигналы. Степень априорной неопределенности тех или иных параметров
помеховых сигналов, а также их фазовых координат может быть различной. Она
определяется как предполагаемыми условиями боевого применения, так и
технологическими возможностями конфликтующих сторон в разработке и
производстве соответствующей радиоэлектронной техники.

В последующем устойчивость к контрмерам помеховых сигналов, средств и


способов РЭП называеются информационной устойчивостью. Соответственно,
рассматриваются и показатели информационной устойчивости.

Деструктивные помеховые сигналы

Деструктивные помеховые воздействия вне зависимости от частотного


диапазона радиоизлучений могут быть реализованы на основе источников излучения
достаточно высокой энергии. В оптическом диапазоне излучений деструктивные
воздействия могут достигаться с помощью высокоэнергетических лазеров [28]. В
радиодиапазоне для этих целей в принципе применимы релятивистские и иные

6
генераторы СВЧ излучения [27]. Непосредственным объектом действия таких
излучений в первую очередь могут явиться полупроводниковые приборы входных
элементов приемных устройств (смесители, детекторы, параметрические усилители).
Результатом теплового воздействия или полевого пробоя p-n перехода являются
необратимые изменения электрических характеристик входных элементов,
вследствие чего они уже не могут выполнять функции смесителей, детекторов
огибающей и других преобразований, имеющих место в современных РЭС. Это
обстоятельство позволяет рассматривать соответствующие источники излучения как
средства радиоэлектронного поражения, а не подавления. По указанной причине
иногда говорят не о деструктивном воздействии, а о функциональном поражении
[27]. В последующем мы будем использовать термины - деструктивное воздействие
или деструктивный помеховый сигнал. Оценим потребные энергетические
показатели источников деструктивного помехового воздействия.
В настоящее время энергия входных сигналов, приводящая к необратимым
изменениям p-n переходов входных элементов приемников, характеризуется
следующими величинами [30]. В диапазоне от 1 до 10 Гц выгорание p-n перехода
смесителей и детекторов имеет место при воздействии импульса длительностью до
10 нс с энергией от 0,1 до 1 мкДж. Эффективность воздействия импульсов
длительностью более 10 нс зависит от их мощности. Одиночные импульсы на
частоте ниже 10 ГГц выводят из строя входные полупроводниковые приборы при
мощности в импульсе более 5 Вт. На более высоких частотах чем 10 ГГц
необратимые нарушения имеют место при импульсной мощности входного сигнала
0,5 Вт. Если имеет место воздействие последовательности импульсов, то
критериальная норма деструктивного излучения может снижаться на 20 дБ.
Чтобы оценить потребный энергетический потенциал источника деструктивных
помеховых сигналов в радиодиапазоне необходимо определить мощность
помехового излучения Pпр , воздействующего на полупроводниковый элемент, и
сравнить ее с пороговым значением Pпорог . Предполагая, что излучение
распространяется в свободном пространстве и максимумы диаграмм направленности
антенн объекта и средства подавления совпадают, получим:
PP GP
PPR = A g h . (2.2.8)
4pDP2 PR P P
Здесь PP G P - искомый энергетический потенциал средства подавления;
PP - его мощность, а GP - коэффициент усиления антенны;
APR - эффективная площадь приемной антенны объекта подавления;
g P - коэффициент, учитывающий различие поляризации антенн объекта и
средства подавления;
hP - коэффициент ослабления помехового излучения в волноводном тракте (или
фидере), учитывающий в том числе и ослабление в устройствах защиты от
деструктивных воздействий;
DP - удаление источника деструктивных помех от объекта подавления.

7
Минимально необходимый энергетический потенциал ( PP GP )min имеет место,
когда hP = g P = 1 . Уравнение (2.2.8), разрешенное относительно ( PP GP )min и
записанное в логарифмическом виде (в децибелах), имеет вид:
( PP GP )min дБВт=11+2 DP дБм+ Pпорог дБВт - APR дБм2 . (2.2.9)
Произведем ориентировочную оценку порядка потребного
энергетического потенциала ( PP G P )min в двух случаях:

· объектом подавления является РЛС типа ОНЦ (обнаружения, наведения,


целераспределения), подавление осуществляется с дальности
DP =100км(50дБм), APR =10м2(10дБ м2);

· объектом подавления является радиолокационная головка самонаведения


(РГС) ракеты класса земля-воздух, подавление осуществляется с дальности
4км (36 дБм), что обеспечивает снижение вероятности поражения одной
ракетой примерно в 20 раз; APR =0,07м2(-11,5дБм2). Пороговое значение
принимается в обоих случаях одинаковым и равным 5Вт(7дБВт).

Потребный энергетический потенциал в первом случае составляет


( PP GP )min=108дБВт(1010 , 8 Вт), во втором случае ( PP G P )min=101,5дБВт(1010 ,15 Вт), т.е.
порядок величин примерно одинаков. При многократном повторении
деструктивного воздействия, как уже отмечалось ранее, потребный энергетический
потенциал снизится только на 20дБ и останется достаточно высоким. Заметим, что
во втором случае многократное повторение помехового воздействия вследствие
временных ограничений может и не состояться. В рассмотренных примерах не
учитывались различные ослабления помехового излучения, имеющие место на
практике, в частности, за счет применения высокочастотных коммутаторов, при
воздействии по боковым лепесткам диаграммы направленности антенны (ДНА) и по
другим причинам.

Ослабление помехового воздействия за счет применения высокочастотных


переключательных диодов (p-i-n диоды и др.) и поляризационной селекции может
составить примерно 30…40дБ. В итоге, потребный энергетический потенциал
источника деструктивных помех должен составлять 130…140дБ,Вт. Практическая
реализация таких источников излучения проблематична, тем более, что электронный
КПД генераторов сверхвысокой энергии в СВЧ диапазоне не превышает 0,1…0,15.

Заметим, что и в оптическом диапазоне излучений деструктивные помеховые


воздействия, реализуемые с помощью высокоэнергетических лазеров, требуют
значительных энергетических затрат. Так, для поражения входных элементов
тепловых головок самонаведения необходима энергия излучения порядка 10Дж/см2.

Имея в виду приведенные выше и другие проблемы, связанные с разработкой и


применением сверхвысокоэнергетических источников излучения, в последующем
деструктивные помеховые сигналы в данной работе не рассматриваются.

8
Коротко остановимся на помеховых воздействиях, приводящих к обратимым
деструктивным эффектам, и в основном, обусловленных ограниченным
динамическим диапазоном приемных устройств Kддп. Последний можно определить
как отношение максимального и минимального значений мощностей входных
сигналов, при которых потери информации в приемнике в процессе ее обработки не
превышают некоторого допустимого уровня

æP ö
Kддп= ç PR max ÷ (2.2.10)
è PPR min ø

Зная динамический диапазон приемника Kддп и его предельную чувствительность


PPR min можно определить нижнюю границу мощности входного помехового сигнала
PPR max . При воздействии сигнала с большей мощностью потери информации в
приемнике в процессе ее обработки превышают допустимый уровень.

В зависимости от предельной чувствительности PPR min , динамического


диапазона приемника Kддп и удаления DP станции помех от объекта подавления
величина потребного энергетического потенциала, приводящего к динамической
перегрузке приемника, изменяется в широком диапазоне значений. В случае РЛС
типа ОНЦ с эффективной площадью антенны APR =10дБм2 и подавлении ее по
основному лепестку ДНА с дальности DP =50дБм(100км), динамическом диапазоне
приемника Kддп=60…70дБ, и предельной чувствительности 150…170дБВт
минимальный энергетический потенциал ( PP GP )min, необходимый для обратимого
деструктивного эффекта изменяется в пределах от -20дБВт до +20дБВт. Чтобы
обеспечить подавления РЛС по боковым лепесткам ее ДНА на уровне -30дБ
соответственно требуется увеличить энергетический потенциал до 10дБВт и 50дБВт.
Если осуществляется подавление РГС с Kддп=90…100дБ и PPR min =150дБВт с
дальности DP =36дБм(4км) по основному лепестку ДНА, то потребный
энергетический потенциал PP GP не должен быть менее
24дБВт…34дБВт(250…2500Вт). В последнем случае (индивидуальная защита) надо
иметь в виду возможность самонаведения ракеты на источник помехового
излучения.

Сказанное позволяет сделать вывод об ограниченных возможностях обратимых


деструктивных помеховых воздействий рассматриваемого вида. Как будет показано
в дальнейшем, в динамике РЭБ могут складываться ситуации, когда обратимые
деструктивные эффекты могут существенно увеличить информационный ущерб и
это обстоятельство необходимо учитывать. В последующем изложении основное
внимание будет уделено рассмотрению маскирующих и имитирующих помеховых
сигналов.

Математические модели маскирующих и имитирующих


помеховых сигналов

В зависимости от технологических возможностей, особенностей контрмер,


реализованных в объектах действий и выбранных способов подавления, помеховые

9
сигналы могут быть непрерывными во времени или импульсными, распределенными
в пространстве или сосредоточенными, модулированными или немодулированными.
Во всех как упомянутых, так и других вариантах помеховых сигналов, в
соответствии со сказанным ранее, должна иметь место соответствующая степень
рандомизации, как информационных и сопутствующих параметров помеховых
сигналов, так и их фазовых координат. Таким образом, основу моделей помеховых
сигналов, как маскирующих, так и имитирующих, должны составлять
математические модели реализаций во времени и пространстве случайных процессов
различной структуры, отражающие особенности параметров представляемых
помеховых объектов.

Немодулированные частотно-временные маскирующие


помеховые сигналы

Немодулированные прямошумовые маскирующие помеховые сигналы во многих


случаях могут быть представлены во времени моделью белого шума. Это, в
частности, имеет место, если ширина спектра помехового сигнала Df P значительно
превышает ширину спектра полезного сигнала Df C .
Математическая модель белого шума может быть получена предельным
переходом от гауссова шума с равномерным спектром, определенного в области
положительных частот (0, f P ), к гауссову шуму с равномерным спектром,
определенным во всем диапазоне частот (- f P ,+ f P ) с последующим неограниченным
расширением диапазона. Если спектр исходного шума, порождаемого конкретным
источником, определен в диапазоне (0, f P ) и его спектральная плотность N 0
постоянна, то при переходе к белому шуму его спектр определяется в диапазоне (-
N
f P ,+ f P ), а спектральная плотность также будет постоянна, но равна 0 (рис. 2.3).
2

Рис. 2.3
Рассмотрим в качестве исходной реализацию гауссова шума длительностью T
( t0 £ t £ t0 + T ), определенную в диапазоне частот (- f P ,+ f P ) со спектральной
N0
плотностью . В соответствии с теоремой отсчетов (теоремой В. А.
2
Котельникова), если f P T >> 1, то с достаточной точностью рассматриваемая
реализация случайного процесса определится n = 2 f P T некоррелированными, а для
гауссова процесса независимыми, одномерными случайными величинами
(напряжения или тока) с математическим ожиданием равным нулю и одинаковыми

10
дисперсиями DP = s 2 , n-мерная плотность вероятности p n (U 1 ,..., U n ) может быть в
этом случае записана следующим образом:
n
æ n U i2 ö
p n (U 1 ,..., U n ) = (2ps ) expç - å 2 ÷ .
2 -
2
(2.2.11)
è i =1 2s ø

Дисперсия s 2 определяется значением корреляционной функции R(t ) при


t = 0 , т.е.
s 2 = R( 0 ) . (2.2.12)
В соответствии с формулой Хинчина-Винера в данном случае
+ fn
N 0 i 2 p ft
R(t ) = ò
- fn
2
e df . (2.2.13)

После известных преобразований получим:


N0 sin 2pf n t
R(t ) = 2 fn . (2.2.14)
2 2pf n t
Из (2.2.14), в частности, следует, что временной интервал t K между смежными
независимыми (некоррелированными) одномерными случайными величинами
(время корреляции) определяется верхней частотой f n
1
tK = , (2.2.15)
2 fn
что согласуется с теоремой отсчетов.
При f n ® ¥ , t K = Dt ® 0 и тогда (2.2.16)

искомая дисперсия s 2 будет равна


N0 N 1
s 2 = R( 0) = 2f = 0 . (2.2.17)
2 2 Dt
Соответственно,
n

æ pN ö 2 æ Dt n
ö
Pn (U 1 ,..., U n ) = ç 0 ÷ exp ç - åU 2
÷. (2.2.18)
è Dt ø è N0 i =1
i
ø

Определить корреляционную функцию R(t) белого шума можно из (2.2.13),


предполагая пределы интегрирования бесконечными:

N 0 i 2p ft N
R(t ) = ò

2
e df = 0 d (t ) ,
2
(2.2.19)

где

d (t ) = òe
i 2 p ft
df , (2.2.20)

d-функция.

11
Белый шум является d-коррелированным.
Выражениями (2.2.1), (2.2.14), (2.2.18) и (2.2.19) с необходимой степенью
точности определяется модель белого шума, если n = 2 f n T >> 1. У реальных
маскирующих помеховых сигналов последнее условие не всегда выполняется и
тогда запись реализации помехового сигнала длительности T в виде суммы
некоррелированных случайных величин можно получить с помощью разложения
Карунена – Лоева (канонического разложения), представляющего собой ряд Фурье
особого рода [4, 31, 32].
Исходным элементом указанной операции является разложение функции u( t ) в
ряд по ортонормированным составляющим f i ( t ). В этом случае

u( t ) = å ui f i ( t ), (2.2.21)

где ui коэффициенты разложения, f i (t ) система действительных


ортонормированных функций в интервале 0 < t < T. Функции f i удовлетворяют
условиям
ì1, i = j
T

ò f (t) f
0
i j
( t ) dt = dij = í
î0, i ¹ j
. (2.2.22)

Коэффициенты ui ряда (2.2.21) в соответствии с (2.2.22) определяются по формуле


T

ui = ò f ( t ) u( t ) dt ,0 < t < T .
0
i (2.2.23)

Если u( t ) представляет собой реализацию случайного маскирующего сигнала,


определенного на интервале 0 < t < T, то ui в (2.2.21) будут представлять собой
случайные величины. Функция корреляции случайных величин ui и u j для
стационарного процесса определяется как среднее значение их произведения на
интервале (0, T)
T
1
ui u j = ò ui ( t1 ) u j ( t 2 ) dt. (2.2.24)
T 0

Определим ui и u j с помощью (2.2.23) и подставим в (2.2.24), после чего получим


T T

ui u j = ò ò f ( t ) f ( t ) u( t )u( t
0 0
i 1 2 1 2 )dt1 dt 2 , (2.2.25)

u( t1 )u( t 2 ) = R( t 2 - t1 ), (2.2.26)

где R( t 2 - t1 ) корреляционная функция маскирующего помехового сигнала.


Соответственно имеем
T T

ui u j = ò ò f ( t ) f ( t ) R( t
0 0
i 1 2 2 - t1 ) dt1 dt 2 . (2.2.27)

12
Необходимо найти систему ортонормированных функций { f i ( t )} , которые обращали
в нуль (2.2.27), когда i и j различны. В принципе, это может иметь место, если
T

ò R( t - t ) f
0
j
(t ) dt = l j¢ f j ( t ),0 < t < T , (2.2.28)

тогда с учетом (2.2.27)


U iU j = l j¢dij . (2.2.29)

Последнее означает, что U i и U j некоррелированы, а их дисперсии равны числам


l j¢ , являющимися собственными значениями однородного интегрального уравнения
(2.2.28). Функции f j (t ) являются собственными функциями указанного
интегрального уравнения. Задача разложения на некоррелированные слагаемые
реализации случайного процесса, представленного корреляционной функцией R(t),
сводится к решению интегрального уравнения (2.2.28), ядром которого является
корреляционная функция R(t ) исходного случайного процесса (в данном случае
реализации маскирующего сигнала).
Если ширина спектра случайного процесса ограничена полосой ( - f P ,+ f P ) , его
спектральная плотность N 2 в пределах полосы постоянна и реализация U(t)
рассматривается в интервале (0,T), корреляционная функция R(t ) определяется
формулой (2.2.14), которую в данном случае можно записать следующим образом
sin w ( t - t )
R(t , t ) = PP , (2.2.30)
w(t - t )
N
где PP = 2 f = Nf P - эффективная мощность помехового сигнала, (2.2.31),
2 P
w = 2pf P .
Интегральное уравнение (2.2.28) преобразуется к виду
T
+
2
sin w ( t - t )
ò PP
T w (t - t )
f (t ) dt = ln¢ f ( t ) . (2.2.32)
-
2

Последнее уравнение достаточно хорошо изучено [31, 33]. Его собственные функции
называются круговыми сферическими функциями, а собственные значения
выражаются через радиальные сферические функции. И те и другие табулированы
[33]. Следует иметь в виду, что приведенные в таблицах данные получены для
интегрального уравнения, записываемого в следующем виде
T
+
2
sin w ( t - t )
ln f n ( t ) = ò T p (t - t )
f n (t )dt , n=0,1,2,… (2.2.33)
-
2

Кроме того, в таблицах фигурирует параметр c = pf n T .

13
Чтобы определить собственное значение ln¢ , определяемые уравнением (2.2.32),
необходимо табличное значение ln умножить на PP . Собственные значения во
(
многом определяются числом отсчетных значений 2 f n T + 1 . Собственные значения )
ln в том случае, когда n > 2 f n T + 1 быстро убывают. Если число отсчетных
значений возрастает, то ln ® 1. В качестве примера рассмотрим четыре случая, а
именно, когда c=4 и, соответственно, 2 f n T =2,55; c=8; 2 f n T =5,1; c=16, 2 f n T =10,2;
и, наконец, c=30, 2 f n T =19,1. Если под T понимать длительность маскируемого
помехами сигнала, то в первом случае значения ширина спектров помехового и
полезного сигналов соизмеримы, в последующих случаях ширина спектра
помехового сигнала примерно в два, пять и десять раз превышает полосу частот
полезного (маскируемого) сигнала. Соответствующие значения ln приведены в
таблице 2.1 [33].
Таблица 2.1
c=4 l0 =0,996; l1 =0,912; l2 =0,519; l3 =0,110; l4 =0,009; l5 =0,0004
2 f n T =2,55
c=8 l0 = l1 =0,9999; l2 =0,997; l3 =0,961; l4 =0,748; l5 =0,320;
2 f n T =5,1 l6 =0,061; l7 =0,0061
c=16 l0 = l1 = l2 =1; l3 = l4 = l5 = l6 =0,999; l7 =0,993; l8 =0,949;
2 f n T =10,2 l9 =0,754; l10 =0,375; l11 =0,098; l12 =0,015; l13 =0,0017
c=30 l0 = l1 =…= l9 =1; l10 =…= l14 =0,999; l15 = l16 =0,994; l17 =0,921;
2 f n T =19,1 l18 =0,707; l19 =0,356; l20 =0,106; l25 =4,74´10 - 6

Анализ таблицы 2.1 показывает, что уже при пятикратном превышении Df n = f n


1
над Df i = модель маскирующего помехового сигнала с равномерным спектром
T
можно строить на основании теоремы отсчетов, и одностороннюю спектральную
плотность помехового сигнала с достаточной точностью можно определять в
соответствии с рис.2.3

Pn
N0 = . (2.2.34)
Df n

Если спектр помехового сигнала неравномерен, то можно определить


эквивалентные ширину спектра Df P ' и спектральную плотность N 0'

Pn '
N 0' = , (2.2.35)
Df n '

¥
1
S 0 f ( f ) df ;
S 0 f ( f 0 ) ò0
где Df n ' = (2.2.36)

14
S 0 f ( f ) - односторонняя спектральная плотность, определенная в диапазоне (0,f);

S 0 f ( f 0 ) - значение спектральной плотности на частоте f 0 , соответствующей


максимальному значению S 0 f ( f ) ;

PP' = ò S 0 f ( f )df . (2.2.37)


0

Во многих случаях Df n' принимают равной ширине спектра на уровне половинного


значения спектральной плотности.

Как уже отмечалось ранее, плотность вероятности мгновенных значений


маскирующего помехового сигнала предполагается гауссовой. Ввиду линейности
операции канонического разложения некоррелированные, а в данном случае
независимые, случайные величины U i , соответствующие им отсчетные значения,
определяемые (2.2.32), будут также распределены по нормальному закону с
математическим ожиданием, равным нулю, и дисперсиями

s i2 = ln¢ = ln Pn . (2.2.38)

Если собственные значения ln определяются уравнением (2.2.33), то

Pn
ln¢ = ln .
2Df n

С учетом сказанного, выражение (2.2.18), определяющее многомерную


плотность вероятности помехового сигнала, можно записать следующим образом

1
-
n
æ 1 n
ui2 ö
Pn (u0 ,..., un ) = Õ (2pPn li ) å 2l ÷ø .
2
expç - (2.2.39)
i= 0 è Pn i=0 i

В ряде задач радиоэлектронного подавления (РЭП) маскирующий помеховый


сигнал uP ( t ) целесообразно представлять в виде суперпозиции квазигармонических
колебаний особого вида, а именно [34]:

uP (t ) = å cn cos(w n t - j n ), (2.2.40)
n =1

где j1 ,..., j N случайные фазы, равномерно распределенные в интервале [0, 2p];

cn = 2 S 0, f ( f n ) Df , w n = 2pf n , f n = nDf ; (2.2.41)

15
S 0, f ( f n ) - односторонняя спектральная плотность помехового сигнала.

Сигнал uP ( t ) представляется как сумма синусоидальных составляющих с


постоянной амплитудой, но случайной фазой.

Пространственно-временные маскирующие помеховые


сигналы (угловой шум)

До сих пор рассматривались маскирующие помеховые сигналы, определенные в


частотно-временной области. В результате своего воздействия они могут
(потенциально) исключить возможность получить информацию в течение
определенного времени в некотором диапазоне частот. Одной из наиболее важных
задач РЭП является создание условий, при которых на подавляемой стороне
исключается или в значительной степени затрудняется возможность в течение
определенного времени получить информацию из некоторой области пространства
или в заданном диапазоне телесных углов. Эти задачи могут быть решены
пространственно-временными помеховыми сигналами.

Практически пространственно-временные маскирующие помеховые сигналы


могут быть, например, получены с помощью размещенных в пределах заданного
телесного угла с необходимой плотностью точечных источников излучения. Если
энергетическим показателем интенсивности частотно-временных помех является их
спектральная плотность, имеющая размерность ватт/герц, то соответствующим
показателем пространственно-временных помех является их угловая
(пространственная) плотность с размерностью ватт/стерадиан. В зависимости от
конкретной задачи разнесенные в пределах заданной области пространства (или
телесного угла), источники помехового излучения могут быть разными. В случае
подавления РЛС с достаточно удаленных позиций это могут быть, например,
стационарные источники частотно-временных маскирующих помех. В общем случае
должна быть предусмотрена рандомизация как помеховых излучений, так и
координат источников помехового излучения с целью обеспечения необходимой
устойчивости к ответным действиям подавляемой стороны. Поясним сказанное на
одном из простейших примеров создания пространственно-временных помех с
помощью источников излучения. Допустим, что в диапазоне углов
( - F P 2 ,+ F P 2 ) через равные угловые интервалы DF P и на одинаковом
удалении размещено n квазигармонических источников излучения с одинаковыми
амплитудами E0 и случайными фазами y j , распределенными равномерно в
интервале (- p , +p ) . Далее предположим, что угловой интервал DF P не превышает
ширины основного лепестка (F )
0 ,5
диаграммы направленности антенны (ДНА)
подавляемого приемника на уровне -3дБ. Тогда напряжение u( F i , t ) на входе
приемника, в том случае когда максимум ДНА лежит в пределах углов
( - F P 2 ,+ F P 2 ) , рис. 2.4, будет определяться следующим выражением

16
æ K1 K 2
ö
u(F i , t ) = BE 0 ç å u i , j + å u i , - j ÷ , (2.2.42)
ç j =1 ÷
è j =1 ø

где ( ) (
ui , j = F F i , j cos wt - y j , )
( ) (
ui , - j = F F i , - j cos wt - y - j , )
F i , j = DF i + ( j - 1) DF P , j = 1, K1 ,

( )
F i , - j = DF P - DF i + j - 1 DF P , j = 1, K 2 ,

Рис. 2.4

F ( F ) - нормированная ДНА по полю,

B - коэффициент, учитывающий конкретные условия и ограничения,


сопутствующие распространению излучений,

F i , j ( - j ) - угол между направлениями на j( - j ) источник помех и максимум ДНА,

DF i - угол между максимумом ДНА и источником 1 (рис.2.4),

17
K1 и K 2 - число источников излучения, учитываемых при определении
(
u( F i , t ) K1 + K 2 = n ).
( )
Если F i , j = 0 , то F F i , j = 1 . Обычно, когда DF P » F 0 , 5 , кроме основного
источника, для которого F ( F i ) близко к единице, учитывается еще до двух-трех
источников справа и слева от максимума ДНА в зависимости от уровня ослабления
ее боковых лепестков.

Как следует из (2.2.42) и рис 2.4, величина u( F i , t ) при изменении угла F i , в


F F
рассматриваемом интервале ( - P 2 ,+ P 2 ) остается без существенных
изменений, что, в принципе, исключает возможность подавляемому получать
информацию об угловых координатах объекта противника в рассматриваемом
интервале углов F i . Особенностью рассматриваемой схемы является ее
детерминированность при малом числе помеховых источников n. Угловые
координаты каждого из них могут быть определены, что позволяет подавляемой
стороне, например, путем применения адаптивных фазированных антенных решеток
(АФАР) снизить эффективность помехового воздействия. Повысить или сохранить
степень помехового воздействия можно либо увеличением угловой плотности
помеховых источников n ® ¥ , либо, в соответствии с изложенным ранее
принципом, путем рандомизации их угловых координат. Последняя, в данных
условиях, сводится к случайному (точнее псевдослучайному) размещению
источников в пределах заданного диапазона углов, включению каждого из них в
случайные моменты времени на случайные интервалы времени работы. Случайность
во времени работы помеховых источников приводит и к случайному изменению во
времени и углов прихода помеховых излучений на антенну подавляемого
приемника. Пространственно-временные помеховые сигналы такого вида называют
угловым шумом. Спектральная плотность углового шума имеет размерность
рад2/Герц (град2/Герц). Простейшим примером углового шума является помеховый
сигнал, порождаемый двумя коммутируемыми по случайному закону помеховыми
источниками, симметрично разнесенными по оси ординат на углы F P и - F P (рис.
2.5). Если закон распределения числа пересечений оси абсцисс является случайным,
то сигналы такого вида принято называть телеграфными. Простейшая модель
телеграфного сигнала имеет место при пуассоновском законе распределения числа
пересечений нулевого уровня наблюдаемым сигналом. В этом случае, в соответствии
с (1.3.4), вероятность того, что за время t имеет место ровно n пересечений нулевого
уровня, т.е. n переключений источников излучения, Pn ( t ) будет равна

(nt ) n
Pn ( t ) = exp( - nt ) , (2.2.43)
n!

где n - среднее число переключений источников излучения в единицу времени


æ 1ö
çn , ÷ .
è cø

18
Рис. 2.5

Корреляционная функция RF (t ) и спектральная плотность S F (w ) телеграфного


сигнала рассматриваемого вида известны [34, 35, 36]. В том случае, когда он
симметричен (рис. 2.5), они определяются выражениями

8F 2P n
RF (t ) = F exp( - 2n t ) , рад , S F ( f ) = 2
2 2 2
2 , рад /Герц. (2.2.44)
P
4n + w

S F (w ) является спектральной плотностью стационарного углового шума,


порождаемого двумя переключаемыми источниками со средней частотой
переключения n и расположенными симметрично относительно некоторого
фиксированного направления.

Рис. 2.6

В динамике создания преднамеренных помех представляет интерес случай


несимметричного расположения переключаемых источников (рис. 2.6). Следуя [34,
36], определим спектральную плотность для произвольного x, ( 0 £ x £ 1 ).
Спектральную плотность определим в два этапа. На первом этапе определяется
корреляционная функция RF x (t ) рассматриваемого случайного процесса. На втором
этапе с помощью преобразования Хинчина—Винера определяется искомая
спектральная плотность S F x (w ) .

Предполагая случайный процесс стационарным, воспользуемся известным


определением корреляционной функции [3, 34, 36]
RF x (t ) = F P ( t ) F P ( t + t ) - M F2 x . (2.2.45)

19
Здесь черта сверху означает осреднение по t, M F — математическое ожидание
F P (t ) .
В зависимости от t в результате перемножения и осреднения F P ( t ) и F P ( t + t )
могут иметь место следующие три исхода:
F P ( t ) F P ( t + t ) = F P2 , если перемножаются положительные значения сигнала;
F P ( t ) F P ( t + t ) = xF P2 , при перемножении отрицательных значений;
F P ( t ) F P ( t + t ) = -xF 2P , когда перемножаются положительные и отрицательные
составляющие сигналы.
Наступление первого или второго исхода равновероятно. Соответствующие
вероятности P1 и P2 равны между собой, и их сумма равна 1. Следовательно,
P1 = P2 = 0,5 . В обоих случаях указанные исходы реализуются, если за
рассматриваемый интервал осреднения t имеет место четное число переключений
источников. Третий исход имеет место, если число переключений нечетно. Имея в
виду пуассоновский закон распределения числа пересечений, с учетом сказанного
можно записать

F P ( t ) F P ( t + t ) = F P2 P1 ( P0 (t ) + P2 (t ) + × × ×) +
, (2.2.46)
+ x 2 F P P2 ( P0 (t ) + P2 (t ) + × × ×) - xF 2P ( P1 (t ) + P3 (t ) + × × ×)
2

где Pi (t ) определяется из (2.2.43).


Последовательно преобразуя (2.2.46) и учитывая известные разложения в ряд
экспоненциальной функции, получим

æ 1 æç (n t ) (n t ) 4 ö
2

F P ( t ) F P ( t + t ) = F exp( - n t )ç ç1 +
2
+ + × ××÷÷ +
P
è 2è 2! 4! ø
.
1 2 æ (n t ) (nt ) ö æ (nt ) (nt ) öö
2 4 3 5

ç
+ x ç1 + + ÷ ç
+ ×××÷ - x ç n t + + + ×××÷÷ ÷÷
2 è 2! 4! ø è 3! 5! øø
(2.2.47)
1 1
F P ( t )F P (t + t ) = F 2P (
4
( ) (
1 + exp( - 2n t ) + x 2 1 + exp( - 2n t ) -
4
)
1
(
- x 1 - exp( - 2n t )
2
))
(2.2.48)
Определим математическое ожидание F P ( t )
1
M F x = P1 F P + P2 ( - xF F ) = F (1 - x ) .
2 P
(2.2.49)
С учетом (2.2.45), (2.2.48) и (2.2.49) получим

20
F 2P
RFx (t ) =
4
(1 + x ) exp( - 2n t ) .
2

(2.2.50)
Искомая спектральная плотность S F x (w ) находится с помощью
преобразования Фурье (Хинчина-Винера), которое в данном случае запишем
следующим образом
¥
2
SFx =
p òR
0
Fx
(t ) cos wtdt , (2.2.51)

или с учетом (2.2.50), а также [37]

F 2P (1 + x ) n
2

S F x (w ) = . (2.2.52)
p ( 4n 2 + w 2 )

Соответственно

2(1 + x ) F 2P n
2

S F x ( f ) = 2pS F x (w ) = . (2.2.53)
4n 2 + w 2
При x = 1 - симметричный телеграфный сигнал, получим известный ранее
результат (2.2.44). В этом случае S F x ( f ) достигает максимального значения.
Если имеет место нестационарность, т.е. F P изменяется во времени, то
ориентировочные значения спектральной плотности можно получить из
осредненных значений F P и x . В общем случае спектральная плотность
углового шума находится методами имитационного моделирования с
применением быстрого преобразования Фурье.

Модулированные частотно-временные маскирующие


помеховые сигналы

Если не учитывать поляризации, что можно рассмотреть отдельно, то


исходным представлением для построения моделей частотно-временных
маскирующих помех может явиться модель квазигармонического помехового
колебания U n ( t )

U n ( t ) = U P ( t ) cos(wt + y P ( t ) ) . (2.2.54)

Параметры U n ( t ) и y P ( t ) медленно изменяющиеся по сравнению с cos wt


функции времени. В зависимости от того, какой из параметров сигнала
модулируется (манипулируется), различают амплитудную, фазовую и
частотную модуляции шумом, а также фазовую манипуляцию случайным
телеграфным сигналом. Возможны варианты комплексирования различных
видов модуляции (манипуляции).
В случае помеховых сигналов, получаемых с помощью амплитудной
модуляции шумом [35, 38]

21
( )
un ( t ) = U 0 1 + mA M x ( t ) cos(wt + y P ( t ) ) , (2.2.55)

где U 0 = const - амплитуда модулируемого несущего колебания,


x ( t ) - модулирующий случайный процесс (модулирующий шум.

m A M - эффективный коэффициент амплитудной модуляции шумом:


sx
mAM = , (2.2.56)
h
s V - эффективное (среднее квадратическое) значение модулирующего
шума,
h - уровень ограничения по максимальным значениям
модулирующего шума.
Ограничение модулирующего шума производится с целью обеспечения
достаточной (в среднем) глубины модуляции несущего колебания с учетом
реально обеспечиваемых условий генерации в модулируемом передатчике.
Если модулирующий шум не ограничивать, то модуляция несущего колебания
окажется не глубокой (в среднем) и большая часть мощности будет
сосредоточена на несущей частоте. Форма спектра модулированного колебания
при соответствующих значениях m A M будет воспроизводить форму спектра
модулирующего колебания. Кроме боковых составляющих спектр
модулированного колебания будет содержать дискретную составляющую на
несущей частоте.
Ширина спектра модулированного колебания DFP равна удвоенному
значению ширины спектра модулирующего шума DFP M , если последний
занимает полосу частот от 0 до DFP M
Df P = 2DFP M . (2.2.57)
Модулируемый параметр y P ( t ) несущего колебания, в случае фазовой
модуляции шумом и линейности модуляционной характеристики,
представляется следующим образом [35]:
y ( t ) = mF M x ( t ) , (2.2.58)
где mF M = K1s F u - крутизна модуляционной характеристики фазового
модулятора,
x ( t ) - модулирующий шум с дисперсией s F2 и нулевым математическим
ожиданием. Модулируемое по фазе шумом гармоническое колебание
соответственно имеет вид
uP ( t ) = U 0 cos(w 0 t + mFM x ( t ) ) . (2.2.59)

Если модулирующий шум x ( t ) представляет собой стационарный гауссов


случайный процесс, то корреляционная функция модулированного по фазе
гармонического колебания будет иметь вид [35]

22
U P2
K (t ) =
2
(
exp - mFM
2
)
s F2 (1 - rF (t )) ´ cos w 0 t , (2.2.60)

где rF (t ) - нормированная корреляционная функция модулирующего процесса.


Спектральная плотность фазомодулированного шумом (ФМШ)
маскирующего помехового сигнала может быть определена с помощью
преобразования Хинчина-Винера. Однако в общем случае выражение для
спектральной плотности S F M (w ) получается достаточно громоздким.
Практически часто интересуются двумя предельными случаями, а именно,
когда mF M s F << 1 и mF M s F >> 1.
В первом случае [35]
U P2 mF2 M
S FM (w ) » pU d (w - w 0 ) +
2
P S F (w - w 0 ) . (2.2.61)
2
Здесь S F (w - w 0 ) - спектральная плотность модулирующего процесса x ( t ) ,

d (w - w 0 ) - d -функция.
Распределение спектральной плотности в данном случае близко к тому, что
имеет место при амплитудной модуляции шумом (АМШ).
Во втором случае ( mFM s F >> 1) распределение спектральной плотности
также будет содержать дискретную составляющую (гармоническое колебание
на несущей), однако существенно ослабленную по сравнению с первым
случаем. Спектральная плотность сплошной части спектра в первом
приближении описывается кривой Гаусса

U P2 2p æ
ç 3( w - w ) 2
ö
÷,
S FM (w ) »
0
exp - (2.2.62)
2 mFM s F DW F ç 2mFM2
s 2
DW 2 ÷
è F F ø

гдеDWф - ширина спектра модулирующего шума.

Предполагается, что спектральная плотность S F (w ) модулирующего шума


распределена равномерно в полосе частот 0, S F (w ) :

ì 2 2p
ïs ,0 £ w £ DW F ,
S F (w ) = í F DW F .
ïî 0, w > DW F

Ширину спектра ФМШ ( DFP F M ), в рассматриваемом случае, приближенно


можно оценить следующим образом [35]:
2p
Df P FM » mFM s F DW F (2.2.63)
3
Дискретная составляющая в спектре ФМШ является, по сути дела,
сопутствующим признаком данного вида помехового сигнала, что может быть
использовано подавляемой стороной для ослабления помехового воздействия.

23
Свободным от дискретной составляющей является спектр несущего
колебания, фазоманипулированного случайным телеграфным сигналом.
Помеховый сигнал в этом случае можно записать следующим образом [37]:
uP ( t ) = U P 1( t ) cos(w 0 t + y 0 ) , (2.2.64)
где 1(t) - единичная функция, определяющая знак огибающей модулируемого
колебания и равная +1 или -1 в зависимости от того, какая фаза телеграфного
сигнала имеет место в данный момент времени, y 0 - фиксированная начальная
фаза. Телеграфный сигнал, обеспечивающий фазовую манипуляцию U FM P ( t ) и
фазоманипулированное гармоническое колебание un ( t ) представлены на рис.
2.7. Число переключений знака (частота манипуляции) является случайной
величиной, подчиняющейся пуассоновскому закону распределения (2.2.43).

Рис. 2.7

Спектральная плотность фазоманипулированного сигнала

Спектральная плотность S FM H ( f ) определяется по известной спектральной


плотности огибающей S OG (w ) [39]
1
S FM H (w ) = S (w ) . (2.2.65)
u OG
Корреляционная функция ROG (t ) и спектральная плотность S OG (t ) в
соответствии с (2.2.44) представляются выражениями:
ROG (t ) = U P2 exp( - 2n t ) , (2.2.66)

8U P2 n
S OG ( f ) = 2 . (2.2.67)
w + 4n 2
Спектральная плотность фазоманипулированного колебания будет равна
2U P2 n
S FM H (w ) = . (2.2.68)
( Dw ) 2 + 4n 2
Здесь

24
ìw 0 - w , w < w 0
Dw = í
îw - w 0 , w > w 0 .
Ширина спектра маскирующего помехового сигнала Df PF M H , определенная на
уровне половинного значения от максимума спектральной плотности, равна
2n
Df P FM H = . (2.2.69)
p
Мгновенные значения маскирующего помехового сигнала, формируемого путем
частотной модуляции несущего колебания шумом x ( t ) , определяются следующим
образом
æ 1
ö
uP ( t ) = U P cosçw0 t + K ¸ м ò x ( t ) dt ÷ , (2.2.70)
è 0 ø
где K ¸ M - коэффициент пропорциональности.
Частотно-модулированное шумом ЧМШ несущее колебание характеризуют
следующими показателями:
· эффективной девиацией частоты s f , равной среднеквадратическому значению
мгновенной частоты модулируемого колебания;
эффективным индексом модуляции mчм равным отношению s f к максимальной
частоте спектра модулирующего шума FP max
sf
m rM = (2.2.71)
FP max
Если спектральная плотность модулирующего шума постоянна в полосе частот,
то
sf
m2 M = (2.2.72)
DFP M

Спектральная плотность ЧМШ колебания ( N rM (w ) ) может быть определена с


помощью известных процедур [35]. Простые аналитические выражения получаются
в двух предельных случаях: m rM >> 1 и m rM << 1 . Спектральная плотность
модулирующего шума предполагается равномерной в полосе ( 0, DFP M ) .

Если m rM >> 1 - широкополосная ЧМШ, то

U P2 1 æ (w - w0 )
2
ö
S rM (w ) = expç - ÷ (2.2.73)
2 2p m rM DFP M ç 8p 2 DF 2 m 2 ÷
è PM 2M ø
или

U P 2p æ ( f - f )2 ö
S2M ( f ) = expçç - ÷
0
÷ (2.2.74)
2s f è 2s 2
f ø

25
Ширина спектра ЧМШ колебания в данном случае определяется выражением
DFP 2 M = 2ps f = 2p m rM DFP M (2.2.75)

Если m rM << 1 , то имеет место узкополосная модуляция

p 2 s f m2 M
N 2 M (w ) = U 2
(2.2.76)
(p s ) + (w - w )
P 2 2
2
f
m rM 0

Ширина спектра ЧМШ соответственно равна


p2 p2 2
DFP 2 M = m rM s f = m DF (2.2.77)
2 2 2M PM
Имитирующие помеховые сигналы, как следует из их названия, по
информационным и сопутствующим параметрам должны представляться теми же
математическими моделями, что и имитируемые, т.е. полезные, сигналы. Помеховые
особенности, в данном случае, проявляются при анализе воздействия композиции
помехового (помеховых) и полезного сигналов на конкретные радиоэлектронные
системы, с учетом имеющихся в них схем помехозащиты. Это, в особенности,
относится к подавлению РЛС, работающих в режиме автоматического
сопровождения. По указанной причине математические модели имитирующие
помеховых сигналов будут рассмотрены ниже в соответствующих разделах, в
которых излагаются способы радиоэлектронного подавления конкретных РЭС.
Примерами имитирующих помех являются, например, сигналы РЛС, отраженные от
дискретного облака дипольных отражателей, от ложной цели, радиолокационной
ловушки, значительная часть ответных помех, реализуемых путем ретрансляции
принимаемых сигналов и наделением их помеховой модуляцией.

2.3. Математические модели средств и способов


радиоэлектронного подавления
Помеховые сигналы реализуются с помощью соответствующих средств РЭП. В
динамике РЭБ средства РЭП применяются различными способами в соответствии с
конкретными условиями радиоэлектронной обстановки (РЭО).
Средства РЭП достаточно разнообразны. Их основу составляют станции
активных помех с соответствующей системой информационного обеспечения
(СИО). Основными объектами подавления самолетных (вертолетных) средств РЭП
являются РЛС системы ПВО различного назначения (управления войсками, оружием
и др.). Кроме станций помех широко применяются пассивные помехи, а также
средства оптико-электронного подавления (ОЭП).
Определяющим элементом современного авиационного комплекса РЭП
являются автоматические станции активных помех (САП) с системой
информационного обеспечения, позволяющей осуществлять управление в динамике
РЭБ как средствами активных и пассивных помех, так и средствами ОЭП.

26
Рис. 2.8
На рис. 2.8 приведен вариант структурной схемы автоматической станции
помех, являющейся логическим следствием анализа осредненной радиолокационной
обстановки, складывающейся в настоящее время в динамике РЭБ. Приведенный
вариант построения станции позволяет, в принципе, формировать помеховые
сигналы как для подавления РЛС систем управления войсками ПВО, так и РЛС
систем управления оружием [40, 41]. Исходным прототипом данного варианта
явились структурные схемы боротовых комплексов средств РЭП, приведенных в
материалах конференции по авионике[41].
В рассмативаемом варианте система информационного обеспечения (СИО)
станции помех и комплекса средств РЭП в целом представляются станцией

27
непосредственной радиотехнической разведки (НРТР), с ее процессором, базами
знаний и данных, приемное устройство с процессором самой станции помех. Кроме
того, в СИО входят бортовые информационные системы: центральная бортовая
ЭВМ с ее базами знаний и данных, бортовая РЛС, бортовые средства оптико-
электронной разведки (ОЭР), подсистемы навигации и обмена данными
(радиосвязи), возможно также наличие автоматизированной системы управления
(АСУ) средствами РЭБ.
На приемные антенны станций НРТР и помех поступает поток сигналов от РЛС,
являющихся в данном случае объектами действий. Число РЛС, например в АСУ
войсками ПВО, достаточно велико, режимы их работы, во многом, независимы, что
позволяет считать поступающий поток сигналов от РЛС, работающих в режиме
обзора, пуассоновским. Бортовую автоматическую станцию помех отдельно взятого
самолета, осуществляющую подавление РЛС АСУ войсками ПВО, можно
рассматривать как одноканальную систему массового обслуживания с отказами.
Одноканальность в данном случае имеет место, в основном, вследствие
ограниченных возможностей по развязке между передающими и приемными
устройствами на одном летательном аппарате. Как правило, в течение времени
работы на передачу приемники РТР в соответствующем частотном диапазоне не
могут обнаруживать сигналы РЛС, облучающих данный самолет. В то же время
совокупность станций помех, размещенных на разных самолетах боевого порядка,
при определенных способах применения, может рассматриваться как
многоканальная система обслуживания с отказами.
После того как сигналы РЛС обнаружены, проведен анализ радиоэлектронной
обстановки (РЭО) и распознаны объекты действий, осуществляется формирование
помехового сигнала. В зависимости от его вида осуществляется либо
непосредственное высокочастотное (ВЧ) помеховое излучение (прямошумовая
помеха), либо реализуется помеховая модуляция ВЧ излучения. Помеховые сигналы
излучаются передающими антеннами станции помех в соответствующем
направлении. Среднее время излучения помехового сигнала t P ограничено. Оно
определяется рядом условий как технического, так и методологического характера.
Время t P можно рассматривать как среднее время обслуживания объекта действий
одной станцией помех.
В соответствии со сказанным, математическая модель станции помех одного
самолета, отражающая динамику смены ее состояний, может быть представлена в
виде дифференциальных уравнений Колмогорова-Чепмена (1.3.10) и (1.3.11),
определяющих вероятности состояний P0 ( t ) и P1 ( t ) одноканальной системы
массового обслуживания с отказами. Здесь P0 ( t ) - вероятность того, что станция
помех свободна для обслуживания, P1 ( t ) - вероятность того, что станция помех
занята обслуживанием поступившей заявки. Результаты решения уравнений для
стационарных условий представлены (1.3.16). Соответственно,
m
P0 = , (2.2.78)
l+m
l
P1 = . (2.2.79)
l+m

28
Здесь l - средняя плотность потока сигналов, поступающих на станцию помех от
РЛС, работающих в режиме обзора,
1
m= (2.2.80)
tP
средняя плотность потока помеховых сигналов, излучаемых бортовой станцией
помех, t P - их средняя продолжительность.
Математические модели других средств РЭП, в том числе и рассмотренного
варианта автоматической станции помех, в режиме подавления РЛС управления
оружием целесообразно рассмотреть, привязываясь к объекту подавления, что и
будет реализовано в последующем.
Отметим, что практическая реализация бортовых авиационных средств РЭП и
РТР представляет собой сложную техническую и технологическую проблему.
Требуется обеспечить построение достаточно точной и быстродействующей
автоматизированной радиоэлектронной аппаратуры, работающей в широком
диапазоне частот от десятых долей до нескольких десятков гигогерц,
удовлетворяющей общим техническим требованиям, предъявляемым к авиационной
аппаратуре.

Математические модели способов радиоэлектронного


подавления

Способы РЭП весьма разнообразны. Они во многом определяются


складывающейся радиоэлектронной обстановкой и решаемыми задачами. К числу
наиболее характерных можно отнести способы прикрытия помехами самолетов
(вертолетов) и других объектов из стационарных (неподвижных) зон (рис. 2.9).
Способы прикрытия самолетов (вертолетов) помехами из боевых порядков (рис.
2.10), взаимное прикрытие самолетов средствами РЭП, индивидуальная защита
самолетов (вертолетов) средствами РЭП, сочетание радиоэлектронного подавления с
огневым поражением радиоэлектронных объектов.
Как правило, математические модели, отражающие характерные особенности
способов РЭП существенно связаны с конкретными объектами подавления. Такие
модели предполагается рассматривать в дальнейшем. Исключение составляют
некоторые варианты применения автоматических станций активных помех. В
частности, если подавление РЛС автоматизированной системой управления
войсками(силами) ПВО осуществляется группировкой однотипных автоматических
станций помех, то при условии обеспечения их электромагнитной совместимости
динамику изменения состояний группировки можно определить, представляя ее в
виде многоканальной системы массового обслуживания с отказами. Предполагая
стационарность процесса обслуживания, с помощью уравнений (1.3.15) можно
определить вероятности подавления (обслуживания) РЛС АСУ в том случае, когда в
группировке станций помех имеется автоматизированная система управления
средствами РЭБ (АСУ РЭБ). Если АСУ РЭБ в группировке станций помех
отсутствует, то вероятность подавления может быть определена с помощью
уравнений (1.3.25). В соответствии с (1.3.21) в случае группировки станций помех с
АСУ вероятность подавления (обслуживания) РЛС Pобс будет равна

29
ain -1

å i!
i=0
Pобс = n , (2.2.81)
ai
å i!
i= 0

l
где a= ; (2.2.82)
m
l - средняя плотность потока сигналов РЛС АСУ, подлежащих подавлению;
1
m= - средняя плотность потока сигналов, обслуженных одной станцией
tn
помех;
t n - среднее время создания помех одной из станций группировки;
n - количество станций помех в группировке.

Рис. 2.10
Если АСУ РЭБ отсутствует, и управление станциями помех в группировке
децентрализовано, то в соответствии с (1.3.30) вероятность подавления Po¢dc любой
из РЛС АСУ , создающих поток сигналов со средней плотностью l , равна:
1
Po¢dc = , (2.2.83)
a
1+
n
где a определяется (2.2.82).

30
Одной и особенностей РЭП маскирующими и имитирующими помехами
является их повышенная чувствительность, по сравнению с другими средствами
вооруженной борьбы, к ответным действиям со стороны подавляемого объекта.
Последнее обусловливается тем, что воздействие рассматриваемых помеховых
излучений не приводит к необратимым деструктивным эффектам в объекте
подавления, что позволяет последнему осуществлять защитные мероприятия
(контрмеры) непосредственно во время помехового воздействия, ослабляя или
вообще устраняя его. Сказанное обосновывает необходимость разработки для
способов РЭП математических моделей, отражающих конфликтную сторону
проблемы и позволяющих находить оптимальное поведение с учетом ответных
действий объекта подавления.

Рис. 2.9
В настоящее время подобного рода задачи рассматриваются в теории игр и
статистических решений. Остановимся на кратком рассмотрении возможностей
указанных подходов к решению поставленной задачи.
К настоящему времени достаточно полно разработана теория матричных игр с
нулевой суммой [17, 42, 43]. В матричной игре участвуют два игрока, каждый из
которых имеет свой план действий, включающий конечное число способов ее

31
ведения. Последние принято называть чистыми стратегиями или просто
стратегиями. Все возможные в данных условиях способы действия игрока являются
его стратегиями. Каждой паре стратегий играющих сторон приводится в
соответствие число, которое называется платежом или функцией платежа. Именно
такое число условных единиц платит проигравшая сторона. Это число может быть
как положительным, так и отрицательным. Обозначим играющие стороны буквами A
и B, и будем считать выигрывающей сторону A. Обозначим стратегии сторон и
( )
платежи соответственно через Ai , i = 1,..., m , B j , ( j = 1,..., n) и a ij . Интересы сторон
противоположны: сколько проигрывает сторона B ровно столько выигрывает
противоположная сторона A, суммарный выигрыш сторон равен нулю. По этой
причине игры такого рода называются антагонистическими с нулевой суммой.
Математической моделью игры является матрица m´n, в которой строки
( )
соответствуют стратегиям Ai , i = 1,..., m , а столбцы стратегиям B j , ( j = 1,..., n ) .

a11 a12 ... a1 n a1k min


a 21 a 22 ... a 2 n a 2 k min
a ij =
... ... ... ... ...
( k = 1, n) (2.2.84)

a m1 am2 ... a mn a mk min ,

a l 1 max a l 2 m ax ... a ln m ax , (l = 1, m) .
Каждая из сторон, располагая информацией о стратегиях противника и
соответствующих платежах, проводит анализ матрицы (2.2.84). Выигрывающая
сторона в каждой из строк выбирает такую стратегию AiK , при которой имеет место
минимальный выигрыш a iK min . Среди всех минимальных значений a iK min , ( K = 1, n )
сторона A выбирает максимальное a iK m ax min . Иными словами, сторона A выбирает
стратегию Ai , которой соответствует в пространстве чистых стратегий наибольший
из всех m минимальных выигрышей. Эту стратегию принято считать максминной
( Am ax min ) . Соответствующий платеж обозначается a max min .
Сторона B, имеющая противоположные интересы, оценивает свои стратегии B j
на основании анализа столбцов. В каждом из столбцов записывается максимальное
значение проигрыша a lj max , ( j = 1, n) , которое имеет место для одной из стратегий
противника A l , ( l = 1, n) . Из всех максимальных значений a lj max выбирается
наименьшее a lj min m ax . Соответствующие ей стратегия и платеж называются
минимаксными ( Bmin m ax ), a min m ax .
Если a iK m ax min = a lj min m ax = a , то говорят, что игра имеет решение в пространстве
чистых стратегий, платеж a называется ценой игры. Стратегии Amax min и Bmin m ax для
каждого из игроков являются в данной игре оптимальными. Игрок A выигрывает не
менее, а B проигрывает не более чем a условных единиц.
В общем случае
a iK m ax min < a lj min max

32
и решение игры ищется в пространстве смешанных стратегий. Как следует из
основной теоремы теории матричных игр (теоремы фон Неймана), такое решение
для любой матричной игры существует. Каждый игрок имеет оптимальную
смешанную стратегию, которой соответствует цена игры a.
Под смешанной стратегией понимается линейная комбинация чистых стратегий,
взятых с определенными весами Pi ³ 0 .
Оптимальная смешанная стратегия игрока A обеспечивает получение выигрыша,
равного цене игры a, если противник применяет свою оптимальную смешанную
стратегию. Если же сторона B будет применять какую-либо чистую B j стратегию, то
выигрыш A будет не меньшим, чем a, т.е. для совокупности чистых стратегий
B j , ( j = 1, n ) может быть записана следующая система линейных неравенств
m

å Pa i ij ( )
³ a , j = 1, n , (2.2.85)
i =1

åP i = 1. (2.2.86)
i =1

Задача состоит в том, чтобы с помощью системы неравенств (2.2.85) и равенства


(2.2.86) определить веса Pi таким образом, чтобы обеспечить максимальное
значение цены игры a. Простым преобразованием приведенная задача сводится к
задаче линейного программирования. Разделим обе части неравенства (2.2.85) на a и
P
введем обозначения i = x i ³ 0 , тогда (2.2.85) и (2.2.86) преобразуются к виду:
a
m

åa ij
x i ³ 1, j = (1, n ) , (2.2.87)
i =1

m
1
åx
i =1
i
=
a
. (2.2.88)

В приведенной записи задача формулируется уже следующим образом:


определить такие x i ³ 0 , удовлетворяющие системе линейных неравенств (2.2.87),
при которых линейная форма (2.2.88) принимает минимальное значение, а это
классическая задача линейного программирования.
Для стороны B могут быть получены аналогичные системы неравенств
n

åa
j =1
ij
y j £ 1, (2.2.89)

n
1
åy
j =1
j =
a
. (2.2.90)

и сформулирована соответствующая задача линейного программирования:


определить такие y j ³ 0 , удовлетворяющие системе линейных неравенств (2.2.89),
при которых линейная форма (2.2.90) принимает максимальное значение. Поясним
сказанное простейшим учебным примером из области ведения РЭБ в интересах
авиации, преодолевающей ПВО.

33
Допустим, что имеется возможность с помощью постановщика активных помех
создать в пространстве область P1 , в пределах которой ни один из самолетов Ц1, Ц2
и Ц3 ни одной из k наземных РЛС противника не обнаруживается. Кроме того,
предположим, что предварительно поставлена полоса пассивных помех ( область П2)
длиной LP , в пределах которой также невозможно обнаружение целей (рис. 2.11).

Рис. 2.11
Далее будем считать, что кроме постановщика активных помех нападающая
сторона имеет два ударных самолета (бомбардировщика), а ПВО располагает только
двумя истребителями-перехватчиками.
Найдем способ размещения ударных самолетов в областях P1 и P 2 , при
котором среднее число атак по каждому бомбардировщику будет минимальным.
В заданных условиях возможны следующие способы действий обеих сторон.
Нападающая сторона (ВВС):
способ действий A1 - оба бомбардировщика в области P1 ;
способ действий A2 - оба бомбардировщика в области P 2 ;
способ действий A3 - один бомбардировщик в области P1 , другой - в области
P2 .
Обороняющаяся сторона (ПВО):
способ действий B1 - оба истребителя (И1 и И2) наводятся на область P1 ;
способ действий B2 - оба истребителя (И1 и И2) наводятся на область P 2 ;
способ действий B3 - один истребитель (И2) наводится на область P 2 , а другой
(И1) - на область P 2 .

34
Количественной мерой эффективности действий обеих сторон является среднее
число атак n по бомбардировщикам. В рассматриваемом случае
n = n1 + n 2 , (2.2.91)

где n1 - среднее число атак по бомбардировщикам, находящимся в области P1 ;

n 2 - среднее число атак по бомбардировщикам, находящимся в области P 2 .


Для составления исходной матрицы эффективности способов действий
необходимо каждому сопоставлению способов действий сторон привести в
соответствие среднее число атак по самолетам-бомбардировщикам.
Предполагая, что истребитель И2, наводимый на группу, прикрытую активными
помехами, может с одинаковой вероятностью атаковать любой из самолетов группы,
включая и постановщик помех, в первом приближении можно считать, что
nd
n1 = nИ . (2.2.92)
nd + nп
nL
Здесь - вероятность выбора бомбардировщика из общего числа
nd + nP
самолетов в области помех P1 ;
nd - число бомбардировщиков в области P1 ;
nP - число постановщиков помех в области P1 ;
nИ - число истребителей, наводимых на область P1 .
Аналогично для самолетов-бомбардировщиков, прикрытых пассивными
помехами (область P 2 ) и случайным образом расположенных в полосе помех длины
LP
2D 0
n2 » n nИ . (2.2.93)
Ln d
где D 0 - максимальный промах истребителя, выбираемый по условиям
перегрузок за время самонаведения;
2D 0
- вероятность попадания бомбардировщика в область возможных атак.
LP
2D 0
Эта формула справедлива для малых значений отношения и малого nИ.
LP
Величина промаха D 0 , выбираемого за время самонаведения по условиям
перегрузок, определяется дальностью самонаведения DP , относительной скоростью
истребителя (ракеты) vотн и максимальной перегрузкой jn . Для движения в
горизонтальной плоскости
1 D2
D0 = jn 2 P , (2.2.94)
2 v OTH

35
где DP определяется дальностью действия бортовой РЛС истребителя с учетом
влияния пассивных помех.
Дальность действия РЛС по самолету, находящемуся в облаке пассивных помех,
определяется эффективной площадью рассеяния (ЭПР) самолета и числом диполей,
попадающих в разрешающий объем РЛС. Пусть LP =100км, DP =10км, jn =5g,
vотн=500м/сек. Подставляя эти данные в (2.2.94), получим D 0 =10км.
Имея все необходимые исходные данные, с помощью формул (2.2.91), (2.2.92) и
(2.2.93) составим матрицу исходов действий обеих сторон (матрицу эффективности
способов действий).

A B
B1 B2 B3
A1 1,3 0 0,6
A2 0 0,8 0,4
A3 1 0,4 0,7
(2.2.95)
Анализ матрицы не указывает явных преимуществ у какого-либо из способов
действий.
Наиболее выгодным представляется способ A2 (бомбардировщики в полосе
пассивных помех), поскольку в этом случае при любых способах действия
противника среднее число атак по самолетам не будет превышать 0,8. При всех
других способах действий число атак может быть большим, Например, при способе
действий A3 оно может быть равным 1.
Способ действий A3 представляется менее выгодным по сравнению со способом
A2 , поскольку для двух способов действий противника B1 и B2 он дает существенно
большее число атак по бомбардировщикам.
Однако если мы выберем способ действий A2 как единственный, то заведомо
дадим возможность противнику применять способ B2 , обеспечивающий ему среднее
число атак по бомбардировщикам, равное 0,8. Поэтому представляется
целесообразным в рассматриваемом случае выбирать не какой-либо один способ
действий, а несколько способов, причем выбор каждого из них производить по
случайному закону с определенной частотой (вероятностью). При этом противник
лишается заведомой определенности в выборе способа действий и вынуждается к
действиям в предположении возможной реализации нами любого из способов A1 ,
A2 , A2 .
Вероятность выбора способов действий должна определяться так, чтобы среднее
число атак по бомбардировщикам было минимальным. Как уже отмечалось ранее, в
терминах теории игр эта операция называется переходом от чистых стратегий к
смешанным.
Условно искомое решение обозначим через S. В соответствии со сказанным
структура решения должна представляться в следующем виде:

36
æ A1 , A2 , A3 ö
SA = ç ÷.
è P1 , P2 , P3 ø
Здесь A1 , A2 , A3 - способы действий;
P1 , P2 , P3 - частоты применения способов действий A1 , A2 , A3 .
Допустим, что мы нашли оптимальные частоты применения P1 , P2 , P3 . Тогда
при любом способе действий противника B1 , B2 , B3 среднее число атак по
бомбардировщикам не будет превышать некоторого числа N, равного числу атак при
оптимальном способе действий (в теории игр N называется ценой игры).
Следовательно, если P1 , P2 , P3 - оптимальные частоты применения способов
действий A1 , A2 , A3 , то справедлива следующая система неравенств:
P1 n11 + P2 n 21 + P3 n31 £ N
P1 n12 + P2 n 22 + P3 n32 £ N . (2.2.96)
P1 n13 + P2 n23 + P3 n33 £ N
Левая часть первого неравенства определяет среднее число атак при способе
действий противника B1 , второго неравенства – соответственно при способе
действий B2 и третьего – при способе действий B3 . Неравенства приходится
записывать потому, что в общем случае не все способы действий следует применять,
т.е. не всегда все они являются полезными.
В тех случаях, когда заведомо известно, что все способы действий полезны,
вместо неравенств (2.2.96) пишутся соответствующие равенства. Однако в настоящее
время это можно сказать с полной определенностью для игр с числом стратегий хотя
бы у одной из сторон не больше двух (игры 2´2 или 2´n).
Сумма частот P1 , P2 , P3 равна единице, т.е. всегда имеет место равенство
P1 + P2 + P3 =1 . (2.2.97)
Совместное решение неравенств (2.2.96) и равенства (2.2.97) исчерпывает
поставленную задачу.
Для удобства умножим все числа матрицы (2.2.95) на 10, соответственно в 10 раз
увеличится цена игры (N¢=10N). Однако искомые частоты P1 , P2 , P3 при этом не
изменятся. Матрица (2.2.95) запишется теперь следующим образом
A B
B1 B2 B3
A1 13 0 6
A2 0 8 4
A3 10 4 7
(2.2.98)
Соответственно система неравенств (2.2.96) для конкретных значений матрицы
(2.2.98) приводится к виду:
13P1+10P3£N¢ ,
8 P2 +4 P3 £N¢ , (2.2.99)

37
6 P1 +4 P2 +7 P3 £N¢.
Далее разделим обе части неравенств (2.2.99) на N¢ и введем обозначения:
P P P
x1 = 1 , x2 = 2 , x3 = 3 .
N¢ N¢ N¢
Кроме того, к левым частям полученных неравенств добавим некоторые
неотрицательные переменные z1 , z 2 , z 3 с тем, чтобы получились равенства. Тогда
неравенства (2.2.99) и равенство (2.2.97) преобразуются в систему уравнений
13x1 + 10x2 + z1 = 1
8x2 + 4x3 + z 2 = 1
6x1 + 4x2 + 7x3 + z 3 = 1 . (2.2.100)
1
x1 + x2 + x3 =

Задача сводится теперь к задаче линейного программирования, а именно к
определению таких значений x1 , x2 , x3 , при которых величина N ¢ будет
минимальной. Прежде чем находить xi (i=1,2,3), определим z1 , z 2 , z 3 . Эти
переменные могут быть равны нулю, особенно в тех случаях, когда все способы
действий полезны. Неравенство нулю какой-либо переменной z i ( i = 1,2,3) в
рассматриваемой игре указывает на нецелесообразность применения какого-либо из
способов действий.
Выразим величины x1 , x2 , x3 через z1 , z 2 , z 3 :
x1 = - z1 - z 2 + 2 z 3
3 3 31 13
x2 = - z1 - z 2 - z3
40 5 40 10
. (2.2.101)
1 6 13 26
x3 = + z + z - z
10 5 1 10 2 10 3

Подставляя эти выражения в последнее из уравнений (2.2.100), получим:


7 2 15 7 1
- z1 - z2 + z3 = . (2.2.102)
40 5 40 10 N¢
Разумно предположить, что z1 = z 2 = 0 , поскольку при увеличении любого из
них величина 1/N¢ уменьшается. При увеличении z 3 величина 1/N¢ растет, поэтому
z 3 ¹0. Это обстоятельство дает основание полагать, что один из трех
рассматриваемых способов действий не является полезным.
Для того чтобы его выявить, необходимо последовательно оценить характер
влияния z 3 на xi , (i=1,2,3) и 1/N¢. Оценку в данном случае целесообразно начинать с
x3 , определяющей частоту применения способа A3 , наименее на первый взгляд
эффективного. Величина x3 при увеличении z 3 уменьшается и обращается в нуль,
когда
1
z3 = .
26

38
Для того чтобы убедиться в правильности предположения о равенстве x3 =0
1
(непригодности способа действий A3 ), необходимо показать, что величина
N1
максимальна, если z1 = z 2 = x3 = 0 .
1
С этой целью с помощью (2.2.100) выразим через z1 , z 2 , x3 :

21 1 1 7 1
- z1 - z 2 - x3 = .
104 13 8 26 N¢
1
Увеличение любой из переменных величин z1 , z 2 , x3 уменьшает ,

следовательно,
x3 = 0 .
Из первых двух уравнений (2.2.101) получаем
1 1
x1 = x2 = .
13 8
Из уравнения (2.2.102) находим
N ¢ = 4,95 .
Далее находим искомые частоты применения способов действий A1 , A2 , A3 и
минимально достижимое (в предположении, что противник действует оптимально)
число атак по бомбардировщикам:
P1 = 0,38 , P2 = 0,62 ,
P3 = 0 , N » 0,5 .
Таким образом, применяя способы A1 и A2 соответственно с частотами P1 = 0,38
и P2 = 0,62 , мы обеспечиваем снижение числа атак по бомбардировщикам до 0,5
независимо от любых возможных в данных условиях контрмер противника
(конечно, при условии, что он не применяет никаких других способов действий,
кроме B1 , B2 и B3 ). Аналогичным путем решается задача по определению
оптимальных способов действий ПВО. Основное отличие здесь состоит в том, что в
силу противоположности интересов сторон изменяются знаки неравенств и что
величину 1/N¢ надо будет не максимизировать, а минимизировать. Соответствующая
система неравенств имеет вид:
q1 n11 + q2 n12 + q3 n13 ³ N ,
q1 n 21 + q2 n 22 + q3 n 23 ³ N ,
q1 n 31 + q2 n 32 + q3 n 33 ³ N .
Здесь q1 , q2 , q3 - частоты применения способов действий B1 , B2 , B3 .
Для рассмотренного примера q1 =0,38, q 2 =0,62, q3 =0, N=0,5.
Реализация решений каждой из сторон осуществляется с помощью случайного
выбора, в частности, таблицы случайных чисел.
Например, если в результате решения матрицы игры найдены соответствующие
частоты применения способов A1 и A2 :
P1 = 0,38 » 0,4 и P2 = 0,62 » 0,6 ,

39
то реализация решения с помощью двузначных таблиц случайных чисел
осуществляется следующим способом.
Таблица случайных чисел открывается на произвольной странице. На этой
странице выбирается число, находящееся на пересечении выбранных наугад строки
и столбца. Если в найденном таким образом двузначном числе первая цифра будет 0,
1, 2, 3, то выбирается способ действий A1 ; если же эта цифра будет 4, 5, 6, 7, 8, 9, то
выбирается способ действий A2 .
Проведенное общее рассмотрение и приведенный пример показывают, что для
практического применения матричных игр каждая из сторон (каждый игрок)
должна априори знать все чистые стратегии Ai и B j , а также соответствующие
значения платежа a ij . В условиях вооруженной борьбы существенное, а во многих
случаях и определяющее значение имеют мероприятия по оперативной маскировке,
включающих скрытие замысла, дезинформацию, имитацию и др. По этой причине
более значимые результаты могут быть получены с помощью позиционных
(многошаговых) игр с неполной информацией. Практически при большом числе
альтернатив (стратегий) и ограничений информированности сторон задача часто
сводится к принятию статистических решений аналогично тому как это делается,
когда имеет место “игра с природой” [17].
Задача принятия статистического решения в этом случае может быть
сформулирована с использованием той же матрицы a ij , что в матричной игре с тем
лишь принципиальным отличием, что одна из сторон, представляющая “природу”,
не осуществляет преднамеренных контрмер другой стороне. Если сторона B
представляет “природу”, то в матрице (2.2.84) ее стратегии B j следует
рассматривать как некоторые фиксированные состояния. Условимся в последующем
их обозначать через P j . Выбор стороной A наиболее предположительной
стратегии Ai в этих условиях во многом определяется складывающейся
неопределенностью состояний “природы”. Чтобы в должной мере учесть возможные
потери, обусловленные неопределенностью , вводится понятие риска rij , под
которым понимается разность между максимальным значением выигрыша bj
имеющим место, если известны выигрыши, получаемые от реализации стратегий
“природы”, представленных в столбце P j , и выигрышем a ij , соответствующим
стратегии Ai
rij=bj-aij r ij = b j - a ij

(2.2.103)
В соответствии со сказанным
B j = max a ij , rij ³ 0 .
j

В общем случае определение риска в условиях неопределенности представляет


собой достаточно случайную задачу с нечеткой постановкой. Задача существенно
упрощается, если известны вероятности состояний “природы”

( ) å P( P ) = 1 .
n

P P j , j = (1, n ) ; j
j =1

40
В этом случае целесообразно ориентироваться не на максимальные значения
отдельных выигрышей, а на максимум математического ожидания выигрыша a i

[ ]
n

a i = å P P j a ij .
j =1

Соответственно можно оценивать и средний риск

[ ]
n

r i = å P P j rij . (2.2.104).
j =1

В качестве оптимальной следует выбирать стратегию A* = Ai , для которой a i


достигает максимума. Естественно, что ориентируясь на средний риск r i , выбирают
стратегию Ai такой, чтобы обеспечить минимум r i . Можно показать [17], что
стратегия, максимизирующая средний выигрыш a i , совпадает со стратегией
минимизирующей средний риск r i .

[ ]
Распределения вероятностей P P j далеко не всегда известны. В таких случаях
принятие решения может иметь место на основании других критериев. Остановимся
на трех наиболее известных, а именно, критериях Вальда, Сэвиджа и Гурвица.
Согласно минимаксному критерию Вальда игрок A на основании анализа
матрицы (2.2.84), с учетом замены в ней B j на P j , выбирает такую стратегию, при
которой минимальный выигрыш (по j) максимален (по i). В этом случае при любых
условиях игрок A приобретает выигрыш не меньший, чем W
W = min max a ij (2.2.105).
i j

В соответствии с критерием минимального риска Сэвиджа в условиях


неопределенности следует выбирать стратегию Ai , обеспечивающую минимальный
риск в самых неблагоприятных условиях, т.е. когда по j имеет место максимальный
риск. Следуя этому критерию, принимающий решения избегает большого риска.
При любых условиях риск не будет большим чем
e = min max rij (2.2.106).
i j

Следуя критерию пессимизма-оптимизма Гурвица, игрок A может


ориентироваться на выигрыш H , определяемый следующим выражением
æ ö
H = maxç c min a ij + (1 - c ) max a ij ÷ (2.2.107),
i è j j ø
где c определяется исследователем из субъективных соображений, 0 £ c £ 1 .
Если c =1, то критерий Гурвица переходит в пессимистический критерий Вальда.
Когда c =0, имеет максимально возможный выигрыш (крайний оптимизм). Важную
роль при определении c играют экспертные оценки.
В заключение этого раздела следует заметить, что в современных условиях
теоретико-игровые и статистические оценки получаются, во многом, на основе
имитационного моделирования. Важное место в этих оценках могут сыграть методы
ситуационного моделирования, представляющего одно из направлений теории
искусственного интеллекта [44]. Производительность ЭВМ и уровень экспертов
определяет интеллектуальный потенциал баз знаний и данных систем РЭБ.

41
3. Критерии эффективности радиоэлектронной
борьбы

3.1. Общая характеристика критериев


В настоящее время определились четыре группы критериев, отражающих
характерные особенности РЭБ как элемента информационного конфликта,
связанного с применением электромагнитных излучений в интересах ведения
вооруженной борьбы. К их числу относятся информационные, энергетические,
оперативно-тактические и военно-экономические показатели, позволяющие
оценивать качество РЭБ на уровне помеховых сигналов, средств и способов РЭБ.
Кроме того, средства РЭБ должны удовлетворять общим техническим
требованиям, предъявляемым к радиоэлектронной аппаратуре военного
назначения. В последующем рассматриваются только критерии, отражающие
характерные особенности РЭБ. Кратко сущность упомянутых четырех показателей
можно сформулировать следующим образом.
Информационные критерии оценивают потенциальные возможности
помеховых сигналов, средств и способов радиоэлектронного подавления (РЭП) по
нанесению информационного ущерба в условиях контрмер со стороны
подавляемого радиоэлектронного объекта. Информационные показатели
радиоэлектронных систем (РЭС), рассматриваемых как объекты РЭП, позволяют
также оценивать их потенциальные возможности по защите от преднамеренных
помех.
Энергетические критерии помеховых сигналов, средств и способов РЭП
характеризуют реальные возможности по нанесению информационного ущерба с
учетом энергетического потенциала подавляемого радиоэлектронного объекта.
Энергетические показатели РЭС, рассматриваемых как объекты РЭП, позволяют
оценивать степень их практической защищенности от конкретных средств РЭП в
динамике РЭБ.
Оперативно-тактические критерии позволяют оценивать способы и средства
РЭБ как элементов вооруженного конфликта, определять оперативно-тактические
нормы на силы и средства РЭБ в динамике вооруженной борьбы в соответствии с
радиоэлектронной обстановкой.
Военно-экономические показатели позволяют сопоставлять эффективность
средств и способов РЭБ с их стоимостью и на этой основе находить оптимальные
решения.

3.2. Информационные показатели эффективности


помеховых сигналов, средств и способов РЭП

Исходные положения

Как уже отмечалось (3.1), информационные критерии должны позволять


оценивать потенциальные возможности помеховых сигналов, средств и способов
РЭП по нанесению информационного ущерба в динамике информационного
конфликта. Последнее обстоятельство обусловливает необходимость иметь

1
критерий, позволяющий наряду с информационным ущербом оценивать и
информационную устойчивость к ответным действиям, реализуемым в динамике
РЭБ. Следует иметь в виду повышенную чувствительность информационных
конфликтов к контрмерам. Это, в частности, обусловлено тем, что преднамеренные
помеховые сигналы (маскирующие, имитирующие) в результате своего
воздействия наносят только информационный ущерб, который непосредственно не
приводит к материальным разрушениям. Это позволяет подавляемой стороне в
ограниченное время адаптироваться к радиоэлектронной обстановке и снизить
величину наносимого информационного ущерба, если априорная неопределенность
не была обеспечена. Последнее достигается априорной рандомизацией параметров
помеховых сигналов. Сказанное относится как к помеховым сигналам, средствам и
способам РЭП, так и к объектам РЭП.
Степень неопределенности случайных событий может быть разной.
Количественно неопределенность распределений случайных событий принято
оценивать величиной энтропии [45, 46, 47, 48]. Кратко напомним ее определение и
основные свойства.
Средняя априорная неопределенность, отнесенная к одному из состояний
системы, представляемой в виде схемы X с конечным числом состояний X i и
соответствующими им вероятностями Pi ,

æ Xi ö
X =ç ÷,
è Pi ø
( i = 1, m) , (3.2.1)

å P = 1, i
(3.2.2)
i =1

определяется выражением
m

H ( X ) = - å Pi log Pi . (3.2.3)
i =1

Функционал H(X), представленный в виде (3.2.3), принято называть энтропией.


Она количественно определяет степень априорной неопределенности
распределения вероятностей, представленного конечной схемой (3.2.1). Принятая
мера неопределенности удовлетворяет интуитивным представлениям, а именно,
она равна нулю, когда одна из Pi =1, ( i = 1, m) , и монотонно возрастает с
увеличением m. При заданном m величина H(X) достигает максимума, если все Pi
равны друг другу
Pi = 1 m , ( i = 1, m) , H ( X ) = log m . (3.2.4)

Одним из достоинств принятой меры априорной неопределенности является ее


аддитивность. Это, в частности, означает, что в случае произведения двух
независимых событий X и Y, представленных конечными вероятностными схемами
æ Xi ö æ Yj ö
X =ç ÷,
è Pi ø
( i = 1, m) ; Y=ç ÷,
è Pj ø
(i = 1, n) ,
энтропия произведения H(XY) будет равна их сумме

2
H(XY)=H(X)+H(Y). (3.2.5)
Приведенный результат непосредственно следует после ряда преобразований
из (3.2.3) и учета условий нормировки (3.2.2). Если события X и Y зависимы, то
H ( XY ) = H ( X ) + H X ( Y ) , (3.2.6)
где H X ( Y ) - условная энтропия, т.е. энтропия распределения Y при условии
наступления события X. В последующем под X и Y понимаются случайные
векторы:

X = X ( xi ) , ( i = 1, m) , Y = Y yj , ( ) (i = 1, n) .
Априори после снятия неопределенности, например, приема сообщения в
канале без помех, среднее количество информации I(X), передаваемое одним
символом будет равно H(X)
I(X)=H(X). (3.2.7)
В качестве единицы неопределенности принято считать величину энтропии
вероятностной схемы с двумя равновероятными состояниями, определенной при
основании логарифма равным двум. Она равняется одному биту:
æ1 1 1 1ö
H = - ç log 2 + log 2 ÷ = 1 бит.
è2 2 2 2ø
Этими же единицами измеряется количество информации.
В каналах с помехами имеют место потери информации. Вместо случайного
вектора X на выходе канал наблюдается вектор Y. Среднее количество информации
I(X,Y), отнесенное к одному символу, уменьшается на величину условной энтропии
HY ( X )
I ( X , Y ) = H ( X ) - HY ( X ) . (3.2.8)
где H(X) определяется (3.2.3):

( æx ö
)
m n

H Y ( X ) = - å å P x i , y j log pç i y ÷ . (3.2.9)
i =1 j =1
è jø

Соотношение (3.2.8), с учетом (3.2.3), (3.2.9) и условия нормировки (3.2.2),


приводится к виду

(
P xi , y j )
( )
m n

I ( X , Y ) = å å P xi , y j log . (3.2.10)
i =1 j =1 ( )
P( xi ) P y j

Энтропия непрерывной случайной величины X находится из (3.2.3) путем


предельного перехода

H ( X ) = - ò p( x ) log p( x ) dx - lim log Dx , (3.2.11)


Dx ® 0

где p(x) - плотность вероятности X.

3
Для сравнительных оценок, в которых фигурирует разность энтропий, а именно
такие оценки и представляют интерес, энтропия непрерывной случайной величины
X может быть определена выражением

H ( X ) = - ò p( x ) log p( x ) dx . (3.2.12)

При этом имеет место условие нормировки


¥

ò p( x ) dx = 1 . (3.2.13)

По аналогии с (3.2.10) среднее количество взаимной информации I(X,Y),


содержащееся в случайном векторе Y о случайном векторе X определяется
формулой
p( x , y )
I( X , Y) = òò p( x , y ) log dxdy . (3.2.14)
p( x ) p( y )
Здесь p(x,y) - многомерная совместная плотность вероятности векторов X и Y,
p(x) и p(y) - многомерные плотности вероятности векторов X и Y.
Предполагается, что компоненты векторов в (3.2.14) являются статистически
независимыми.
Представление энтропии в виде функционала плотности вероятности (3.2.12) и
наличие ограничений типа условия нормировки (3.2.13) позволяют
сформулировать задачу о синтезе оптимальной плотности вероятности p(x),
обеспечивающей максимальное значение энтропии. В данном случае речь идет о
решении изопериметрической задачи вариационного исчисления. В общем виде эта
задача формулируется следующим образом [49].
Пусть задан интегральный функционал

Y = ò F ( x, p )dx , (3.2.15)

где p - некоторая искомая функция x.


Пусть также заданы m ограничений, налагаемых на переменную x и
функцию p.

ò j ( x, p)dx = C
i i , (i=1,m ), (3.2.16)

где ji - некоторые заданные функции. Требуется определить такую функцию


p(x), которая обеспечивает максимум функционала (3.2.15) с учетом ограничений
(3.2.16). В данном случае задача сводится к отысканию условного экстремума.
Решение ее может быть получено с помощью неопределенных множителей
Лагранжа. Максимум функционала имеет место для таких p(x), которые
обращают в нуль следующую линейную форму (лагранжиан)
¶F ¶j ¶j j
+ l1 1 + l2 2 + × × × + lm m = 0 . (3.2.17)
¶p ¶p ¶p ¶p

4
В выражение p(x), полученное из (3.2.17), будут входить неопределенные
множители li (i = 1, m) , определяемые из m уравнений (3.2.16).

В качестве конкретных примеров синтеза оптимальных плотностей


вероятностей рассмотрим три варианта множеств непрерывных случайных
величин.
1.Множество случайных величин X, ограниченных по максимальным и
минимальным значениям.
2.Множество случайных величин X с заданным значением дисперсии s 2 .
3.Множество случайных величин X ( 0 £ x £ ¥) с заданным значением
математического ожидания a.
В первом случае функционал (3.2.15), ограничение (3.2.16) и лангражиан
(3.2.17) приводятся к виду:
+U 0

H=- ò p( x ) log p( x ) dx ,
-U 0
(3.2.18)

+U 0

ò p( x ) dx = 1 ,
-U 0
(3.2.19)


¶p
( - p log p) + l1 = 0 . (3.2.20)

Во втором случае:

H = - ò p( x ) log p( x )dx , (3.2.21)


ò p( x ) dx = 1,

(3.2.22)

òx 2
p( x ) dx = s 2 , (3.2.23)


¶p
( - p log p) + l1 + l2 x 2 = 0 . (3.2.24)

В третьем случае:
¥

H = - ò p( x ) log p( x ) dx , (3.2.25)
0

ò p( x ) dx = 1 ,
0
(3.2.26)

ò xp( x ) dx = a ,
0
(3.2.27)

5

¶p
( - p log p) + l1 + l2 x = 0 . (3.2.28)

Проведем полное решение задачи для второго случая. Лагранжиан (3.2.24)


преобразуется к следующему виду
- log p - 1 + l1 + l2 x 2 = 0 ,

p( x ) = e l 2 x + ( l1 -1) .
2
(3.2.29)
Используя условие нормировки (3.2.22), получим
¥

1 = exp( l1 - 1)2 ò e l 2 x dx .
2
l2 < 0 .
0

Последовательно используя табличные интегралы


¥ ¥
p p
òe
0
-a2x2
dx =
2a
, a>0 и òx e
2 - a2x2
dx =
4a 3
, a>0,
0

а также ограничение (3.2.23), находим


p - l2
1 = exp( l1 - 1) , exp( l1 - 1) = ,
- l2 p
¥
- l2 1
s =2
2

p òx e
0
2 l2x 2
dx =
- 2l2
,

1 1
l2 = - , exp( l1 - 1) = .
2s 2 2ps 2
Подставляя значения неопределенных множителей l1 и l2 в (3.2.29), получим
искомую плотность вероятности:

p( x ) =
2ps
1
2 (
exp - x
2

2s 2 ). (3.2.30)

Таким образом, среди всех случайных величин с фиксированной дисперсией


максимальную энтропию имеет случайная величина, распределенная по
нормальному (гауссову) закону. Энтропия случайной величины X с плотностью
вероятности, представленной (3.2.30), в соответствии с (3.2.21) будет равна

H ( X ) = ln 2pes 2 . (3.2.31)
Следует иметь ввиду, что у случайных электрических сигналов дисперсия равна
их средней мощности.
По аналогичной схеме синтезируются плотности вероятности в первом и
третьем случаях.
В первом случае наиболее энтропийным является случайная величина с
равномерной плотностью вероятности в интервале ( - U 0 , U 0 )

p( x ) = 1 2U , (3.2.32)
0

6
соответственно
H ( X ) = log 2U 0 . (3.2.33)
В третьем случае максимум энтропии имеет место у экспоненциального
распределения

p( x ) =
1
a
(
exp - x a , ) x ³0, (3.2.34)

H ( X ) = ln( ea ) . (3.2.35)
Многомерная энтропия H n реализации случайного процесса, представленной в
виде ряда некоррелированных случайных величин, определяется как сумма
одномерных энтропий H i отсчетных значений реализации
n

Hn = å Hi . (3.2.36)
i =1

Если спектральная плотность S (w ) реализации случайного процесса


длительности T постоянна, а число отсчетных значений достаточно велико, т.е.
n = 2 FT >> 1, где F верхняя частота спектра, то можно полагать H i = H1 = const ,
(i = 1, n) , тогда в первом приближении
H n = 2 FTH1 . (3.2.37)
Когда число отсчетных значений ограничено (не велико) они определяются с
помощью канонического разложения (ряд Карунена-Лоева) (2.2.21).
Оценка маскирующих свойств произвольной реализации шума с
фиксированной средней мощностью PP по сравнению с реализацией гауссова шума
с тем же числом отсчетных значений может быть проведена путем определения его
энтропийной мощности PP , под которой понимается мощность гауссова шума с
равномерным спектром, при которой достигается то же значение энтропии H ¢ ,
которое имеет место у рассматриваемого шума. Полагая, что число отсчетных
значений у исходного и у эталонного гауссова шума одинаково, в соответствии с
определением и формулой (3.2.31) получим

H ¢ = ln 2peP P , (3.2.38)
1
H¢ = ln (2peP P ) .
2
Энтропийная мощность P P будет равна
1
PP = exp( 2 H ¢) . (3.2.39)
2pe
Очевидно, что P P £ PP . (3.2.40)
В теории статистических решений в ряде случаев по предложению С.Кульбака
[5,50] вместо формулы (3.2.14), определяющей количество взаимной информации
по Шеннону, применяются формулы, определяющие среднее количество

7
информации I(1:2) в пользу одной из конкурирующих параметрических гипотез Q 0
или Q , содержащееся в рассматриваемой реализации:
P( x, Q 0 )
: ) = ò p( x, Q 0 ) log
I (12 dx . (3.2.41)
P( x , Q )
В приведенной записи определяется количество информации в пользу гипотезы q0 .
Здесь x многомерный случайный вектор, представленный каноническим
разложением: - p( x, q0 ) и p( x, q ) , многомерные плотности вероятности,
соответствующие значениям параметрам q0 и q .
Количество информации I(1:2), определяемое (3.2.41), можно представить как
разность двух энтропий H (q0 , q ) и H (q0 , q0 ) , зависящих от параметров q0 и q .

: ) = H (q0 , q ) - H (q0 , q0 ),
I (12 (3.2.42)

где H (q0 , q ) = - ò p( x , q0 ) log p( x , q )dx , (3.2.43)

H (q0 , q ) имеет экстремальное значение (минимум), когда q = q0 [5]. H (q0 , q0 )


соответствует определению энтропии по Шеннону. При сравнении двух близких
гипотез q и q0 соотношение (3.2.42) может быть упрощено путем разложения
функции H (q0 , q ) в ряд Тейлора в окрестности q0 .

¶H (q0 , q0 ) 1 ¶ H (q0 , q0 )
2

H (q0 , q0 - Dq ) = H (q0 , q0 ) - Dq + Dq 2 + ×× × (3.2.44)


¶q 2 ¶q q2

Второй член в точке q = q0 обращается в нуль, третий член будет


положительным, т.к. при q = q0 имеет место минимум. Следовательно, в первом
приближении

1 ¶ H (q0 , q0 )
2

: ) = H (q0 , q ) - H (q0 , q ) =
I (12 Dq 2 + × ×× (3.2.45)
2 ¶q q2

В заключение необходимо отметить, что максимизация энтропии повышает


информационную устойчивость помеховых сигналов к контрмерам лишь в
ограниченной мере. Речь в этом случае идет об исключении (или затруднении)
реализации противником простых алгоритмов и технических приемов ослабления
помехового воздействия (контрмер) без существенного ослабления полезного
сигнала. Максимизация энтропии заставляет противную сторону искать
нетрадиционные решения.

Информационные показатели качества маскирующих


помеховых сигналов, средств и способов создания помех

Маскирующие свойства рассматриваемого помехового сигнала проявляются в


его способности поглощать складываемый с ним маскируемый (полезный) сигнал.
Это может иметь место лишь в том случае, когда помеховый сигнал представляет
собой реализацию случайного процесса. Качество маскировки при прочих равных

8
условиях определяется степенью случайности помехового сигнала. Последняя, в
свою очередь, оценивается величиной энтропии. Представляется, что при прочих
равных условиях помеховый сигнал с большей энтропией в меньшей степени
изменяет свои параметры при сложении с одним и тем же полезным сигналом.
Сказанное позволяет сформулировать следующее утверждение.
При некоторых достаточно общих ограничениях показателем качества
аддитивного маскирующего помехового сигнала является величина его энтропии,
определенная в фазовом пространстве маскируемого (полезного) сигнала.
Оптимальным является помеховый сигнал, обеспечивающий максимум энтропии в
указанном фазовом пространстве. Максимизировав энтропию информационного
параметра маскирующего помехового сигнала, создающий помехи в среднем
минимизирует вероятность правильного обнаружения полезного сигнала в
подавляемом приемнике. Энтропия в данном случае рассматривается как
индикатор потенциальных возможностей помехи по нанесению объекту
подавления максимального информационного ущерба. С ее помощью находятся
лишь статистические характеристики маскирующего помехового сигнала, которым,
при прочих равных условиях, соответствуют наименьшие значения вероятности
обнаружения полезного сигнала в аддитивной смеси его с помехой. Доказательства
справедливости сформулированного утверждения проведем для приемника,
оптимального по критерию Неймана-Пирсона.
Допустим, что проверяются гипотезы о параметрах q0 и q двух полезных
сигналов. Пусть x = x ( x1 ,..., x n ) - случайный вектор, определяющий аддитивную
смесь маскирующего помехового и полезного сигналов в фазовом пространстве
полезного сигнала. Компоненты случайного вектора x1 ,..., x n будем полагать
статистически независимыми случайными величинами с одинаковыми функциями
распределения. Для непрерывных шумов это обеспечивается, если спектр
равномерен и ограничен в заданной полосе частот, или когда существует
каноническое разложение (Карунена-Лоева). Многомерные плотности вероятности
помехового сигнала, соответствующие значениям параметров q0 и q , обозначим
через p( x1 ,..., x n , q0 ) и p( x1 ,..., x n , q ) . Отношение правдоподобия для
конкурирующих гипотез имеет вид:
p( x1 , q0 ) × ×× p( x n , q0 )
L(q0 , q ) = . (3.2.46)
p( x1 , q ) × ×× p( x n , q )

Найдем логарифм отношения правдоподобия


n
p( x i , q0 )
log L(q0 , q ) = å log .
i =1 p( x i , q )

p( xi , q0 )
Слагаемые этой суммы , log
p( x i , q )
, ( i = 1 × n) , образуют совокупность из n

независимых случайных величин с одинаковыми функциями распределения. В


соответствии с теоремой Хинчина [10] среднее арифметическое этих величин
сходится по вероятности к их математическому ожиданию, т.е. в данном случае к
интегралу информации Кульбока I(1:2) (3.2.41). На основании теоремы Хинчина
можно записать

9
1æ n p( xi , q0 ) ö
çç å log » I (12
: )÷÷ . (3.2.47)
n è i =1 p( x i , q ) ø
Это равенство имеет место с вероятностью, сколь угодно близкой к единице,
если n достаточно велико.
Равенство (3.2.47) может быть преобразовано к виду
p( x1 , q0 ) ×× × p( x n , q0 )
log » nI (12
: ) , или
p( x1 , q ) ×× × p( x n , q )

p( x1 , q0 ),..., p( x n , q0 ) » e nI (1:2 ) p( x1 , q ),..., p( x n , q ) . (3.2.48)


Проинтегрируем обе части равенства (3.2.48) по x1 ,..., x n в пределах от x 0 до
¥
¥ ¥ ¥ ¥

ò ×× × ò p( x1 , q0 )... p( x n , q0 )dx1 ... dx n » e nI (1:2 ) ò × ×× ò p( x1 , q )... p( x n , q )dx1 ... dx n .


x0 x0 x0 x0

Рис. 3.1
Применительно к задаче обнаружения интегралы в левой и правой части
соответственно определяют вероятности правильного обнаружения Pобн и ложной
тревоги Pлт, определенные для заданного порогового значения x0 (рис. 3.1.).
Следовательно,
Pобн » e nI ( 1:2 ) Pлт . (3.2.49)
В соответствии с (3.2.45)

1 ¶ H (q0 , q0 )
2

I (12
: )= Dq 2 . (3.2.50)
2 ¶q 2
Чтобы доказать ранее сформулированное утверждение, необходимо показать,
что величина I(1:2) для более энтропийных распределений вероятностей меньше,
чем для менее энтропийных. Последнее, в частности, следует из 15-й теоремы
Шеннона [45], в соответствии с которой имеет место следующее неравенство
P1 + P 2 £ P3 £ P1 + P2 , (3.2.51)

10
где P1 и P2 - средние мощности двух реализаций случайных процессов, P1 и P 2 -
их энтропийные мощности, P 3 - энтропийная мощность суммы двух указанных
процессов.
Рассмотрим два случая. В первом, оба сигнала представляют собой гауссовы
шумы с равномерными спектрами и средними мощностями P1 и P2 . Во втором
случае, первый сигнал с произвольной плотностью вероятности, с энтропийной
мощностью P ¢ и той же средней мощностью P , второй сигнал - гауссов шум с
1 1

равномерным спектром и мощностью P2 . Тогда неравенство (3.2.51) запишется


следующим образом. В первом случае
P1 + P 2 = P 3 = P1 + P2 ; P 3 - P1 = P 2 .
Во втором

P1 ¢ + P 2 £ P 3 ¢ £ P1 + P2 ; P 3 ¢ - P 1¢ ³ P 2 .

Кроме того, по определению P1 ¢ £ P1 и P 3 ¢ £ P 3 .


Из сказанного следует, что

P 3 ¢ - P1 ¢ £ P 3 - P1 . (3.2.52)
Опираясь на определение энтропийной мощности (3.2.39) и используя
неравенство (3.2.52), можно показать справедливость следующего выражения

H 3 ¢ - H1 ¢ ³ H 3 - H1 .

Здесь H1 , H 3 и H 3 ¢ и H1 ¢ соответствующие энтропии. Последнее неравенство,


с учетом (3.2.45), дает основание записать искомое неравенство:

1 ¶ H ¢(q0 , q0 ) 1 ¶ H (q0 , q0 )
2 2

D q 2
³ Dq 2 , (3.2.53)
2 ¶q 2
2 ¶q 2

где H ¢(q0 , q0 ) - энтропия реализации случайного процесса с меньшей степенью


неопределенности (менее энтропийного),
H (q0 , q0 ) - энтропия реализации процесса с большей степенью случайности.
Из (3.2.49) с учетом (3.2.50) и неравенства (3.2.53) вытекает справедливость
исходного утверждения, а именно, что среди всех маскирующих помеховых
сигналов с заданной средней мощностью у наиболее энтропийного помехового
сигнала вероятность правильного обнаружения полезного сигнала, при заданной
вероятности ложной тревоги, оказывается наименьшей.
Полученные выводы относятся не только к оценке качества помех,
обеспечивающих снижение эффективности функционирования оптимальных
систем обнаружения сигналов. Можно показать, что более энтропийные помеховые
сигналы в большей степени смещают верхнюю границу дисперсии оценок
параметров в сторону больших значений вне зависимости от потенциальных
возможностей применяемых оптимальных методов их оценивания. Справедливость
сделанного утверждения следует из неравенства Рао-Крамера (1.2.20). Перепишем

11
это неравенство с учетом новых обозначений в предположении равенства нулю
смещения оценки (b=0). Тогда
1
M [ Dq 2 ] ³ . (3.2.54)
æ ¶
2
ö
nM ç - log p( x, q )÷
è ¶q ø

Математическое ожидание квадрата логарифма плотности вероятности p( x, q )


по определению равняется количеству информации по Фишеру [5]. Последняя, в
свою очередь, определяется количеством информации по Кульбаку (3.2.41) и
(3.2.45), откуда следует, что

æ ¶ ¶2
2
ö
M ç log p x , q ÷ = 2 H (q0 , q ) q =q 0 .
( ) (3.2.55)
è ¶q ø ¶q
В соответствии с неравенством (3.2.53) количество информации по Фишеру
будет меньшим у более энтропийных распределений. Соответственно, для таких
распределений оказывается более высокой верхняя граница дисперсии оценок
M[Dq 2 ] .
Непосредственно степень энтропийности маскирующих помеховых сигналов и
,следовательно, и их качество по информационному показателю, принято
оценивать коэффициентом hH , равным отношению энтропийной мощности
помехового сигнала p P к его средней мощности pP

pP
hH = . (3.2.56)
pP
Энтропийная мощность вычисляется с помощью (3.2.39). В общем случае под
H ¢ понимается средняя энтропия, приходящаяся на одну степень свободы
реализации помехового сигнала
1 n
H¢ = åH .
n i =1 i
(3.2.57)

H i , ( i = 1, n ) - энтропия i-ой случайной величины, определенной каноническим


разложением реализации помехового сигнала в фазовом пространстве
маскируемого полезного сигнала.
Информационный показатель эффективности hH , оценивая качество
помеховых сигналов, позволяет вместе с этим оценивать и качество станций
маскирующих помех. Способы создания помех также могут оцениваться степенью
приближения их априорной неопределенности (скрытности) к потенциально
достижимой в складывающейся радиоэлектронной обстановке.

Информационные показатели качества имитирующих


помеховых сигналов

Так же, как и в случае маскирующих помех, качество имитирующих помеховых


сигналов необходимо оценивать в предположении, что задача распознавания

12
имитируемых сигналов на фоне имитирующих осуществляется на основе
оптимальных методов статистических решений в соответствии с тем, как это
изложено в первой главе.
Рассмотрим случай преднамеренной имитации одного из параметров
распределения вероятностей одного из признаков. Допустим, что подавляемому
известны многомерные плотности вероятности реализаций признаков a ,
соответствующих истинному p( x, a 0 ) и имитирующему p( x, a ) сигналам.
Предположим далее, что решение по результатам измерений (наблюдений)
подавляемый принимает на основании анализа отношения правдоподобия L
p( x , a 0 )
L= ,
p( x , a )

где x = x ( x1 ,..., x i ,..., x n ) , (i = 1, n ) ,

x i - независимые случайные величины с одинаковым законом распределения


вероятностей.
Логарифмируя отношение правдоподобия, переходя к рассмотрению суммы
логарифмов и используя теорему Хинчина, получим

1æ n p( x i , a 0 ) ö
çç å log ÷ » I (12
: ), (3.2.58)
n è i =1 p( x i , a ) ÷ø

где I(1:2) - интеграл информации Кульбака (3.2.41). Равенство (3.2.58) имеет


место с вероятностью, сколь угодно близкой к единице, если n достаточно велико.
Оно может быть преобразовано следующим образом
p( x1 , a 0 ),..., p( x n , a 0 ) = e nI ( 1: 2 ) p( x1 , a ),..., p( x n , a ) .

Если через x 0 = xi , 0 , (i = 1, n) обозначить пороговое значение x,


соответствующие допустимой вероятности ошибок первого рода Pошибк, то,
интегрируя обе части последнего равенства в пределах от x0 до ¥ , получим

Pопозн= e nI ( 1:2 ) Pошибк , (3.2.59)


где Pопозн - вероятность распознавания:
¥ ¥

Pопозн= ò ×× × ò p( x1 , a 0 )... p( x n , a0 ) dx1 ... dx n ,


x0 x0

¥ ¥

Pошибк= ò × × × ò p( x1 , a )... p( x n , a ) dx1 ... dx n .


x0 x0

Количество информации I(1:2) равно разности энтропий (3.2.42)


: ) = H (a0 , a ) - H (a 0 , a0 ) .
I (12 (3.2.60)

Выражения nH (a 0 , a ) и nH (a0 , a 0 ) представляют собой многомерные


энтропии соответствующих реализаций. С учетом (3.2.60) из (3.2.59) следует, что
при заданной вероятности ошибок первого рода вероятность распознавания

13
имитируемого сигнала на фоне имитирующего будет тем меньше, чем меньше
разности соответствующих многомерных энтропий, определенных на реализациях
рассматриваемого признака. В принципе, таких признаков может быть достаточно
много. В общем случае условие оптимальной имитации по реализации признака a
может быть записано следующим образом

min H n (a0 , a ) - H n (a 0 , a0 ) . (3.2.61)


a

где H n (a 0 , a ) - n-мерная энтропия, определенная на реализации признака a .


Осуществив минимизацию разности многомерных энтропий, создающий
имитирующие помехи, лишь может утверждать, что вероятность распознавания
будет минимальной. Численное ее значение определяется путем решения
соответствующей конкретной статистической задачи.
Приведенные соображения могут рассматриваться как исходные при оценке
качества средств создания имитирующих помех, ложных радиолокационных целей,
радиолокационных тепловых ловушек, а также способов их применения.

3.3. Энергетические критерии эффективности


помеховых сигналов средств и способов РЭП

Исходные положения

Информационные критерии позволяют определять статистические


характеристики помеховых сигналов, обеспечивающие при заданной мощности,
реализацию потенциальных возможностей по нанесению объекту подавления
максимального информационного ущерба. В динамике информационного
конфликта необходимо количественно оценивать величину наносимого
информационного ущерба, определять потребный энергетический потенциал,
обеспечивающий требуемую степень подавления радиоэлектронных объектов в
заданных условиях радиоэлектронной обстановки.
Задача сводится к установлению зависимости степени подавления от величины
отношения мощностей помехового и полезного сигналов на входе приемного
устройства подавляемого РЭС. Эта задача решается для конкретных объектов
подавления и помеховых сигналов. В результате ее решения устанавливаются
энергетические критериальные нормы подавления, на основании которых может
быть определен соответствующий информационный ущерб, наносимый
преднамеренными помехами.
Уточним понятие информационного ущерба, приведенное в гл.1. Кроме
геометрических размеров информационный ущерб можно оценивать величиной
потерянной информации, выраженной в битах. Например, если помехи РЛС
прикрывают объем VP , а величина импульсного объема (элемента разрешения)
РЛС Vuo и вероятность обнаружения (или не обнаружения) цели в каждом элементе
разрешения равна 0,5, что дает количество информации в 1бит, то за каждый цикл
V
обзора РЛС теряет N бит информации, где N = P .
Vuo

14
Энергетические показатели эффективности маскирующих и
имитирующих помеховых сигналов РЛС

Следуя рекомендациям, определенным в гл.1, в качестве модели объекта


подавления выберем приемник РЛС, оптимальный по критерию Неймана-Пирсона.
На первом этапе рассматривается задача обнаружения полностью известного
сигнала на фоне белого гауссова шума.
Как отмечено в гл.1, вероятности правильного обнаружения сигнала Pобн и
ложной тревоги Pлт определяются выражениями (1.2.4), (1.2.5) и (1.2.6) через
параметр q, равный отношению сигнал/шум (1.2.3), и порог h. При заданном q
порог h полностью определяется принятым уровнем ложной тревоги. Чтобы
определить зависимость степени подавления от величины отношения мощности
помехи к мощности сигнала на входе подавляемого приемника, преобразуем
выражение (1.2.3) следующим образом:

2E 2( PC ) BX t C
q= = . (3.3.1)
N0 (P )
P BX

Df P P

Здесь ( PC ) BX - мощность полезного сигнала на входе приемника,

t C - длительность полезного сигнала,

(P ) P BX
- мощность помехового сигнала на входе приемника, определенная в
полосе его линейной части,
Df P P - эквивалентная ширина полосы пропускания линейной части приемника.
Спектральная плотность помехового сигнала предполагается постоянной в
достаточно широкой полосе Df P .
Из (3.3.1) определим отношение мощностей помехового и полезного сигналов,
отнесенное к полосе пропускания линейной части подавляемого приемника.
æP ö 2t Df
K = ç P ÷ = C 2 PP . (3.3.2)
è PC ø BX q

Если в оптимальном по критерию Неймана-Пирсона приемнике решается


задача обнаружения полностью известного сигнала на фоне белого гауссова шума,
то полоса пропускания линейной части приемника согласована с длительностью
импульса, т.е.
t C Df P P = 1, (3.3.3)
2
тогда K= . (3.3.4)
q2
С помощью (1.2.4), (1.2.5) и (3.3.4) можно определить отношение мощностей
помехи и сигнала k на входе приемника, при котором вероятности правильного
обнаружения и ложной тревоги не превышают требуемых значений. Например,
чтобы снизить вероятность обнаружения Pобн=0,1 при Pлт=0,001 величина

15
отношения мощностей помехового и полезного сигналов в полосе линейной части
приемника должна составлять 0,62 (k=0,62). Опираясь на (3.3.4), а также (1.2.4) и
(1.2.5), можно определить энергетические критериальные нормы, обеспечивающие
требуемые степени подавления соответствующих РЭС. Энергетическую
критериальную норму радиоэлектронного подавления преднамеренным помеховым
сигналом принято называть коэффициентом подавления K P [38]. Ввиду важности
для последующего этого параметра K P дадим его общее и частное определения.
В общем случае под коэффициентом подавления радиоэлектронного средства
преднамеренным помеховым сигналом понимается минимально необходимое
отношение мощностей помехового и полезного сигналов, определенное на входе
приемника в полосе пропускания его линейной части, при котором достигается
требуемая степень подавления. В случае подавления маскирующими помехами
оптимального устройства это определение формулируется следующим образом.
Под коэффициентом подавления оптимального радиолокационного приемника
маскирующим помеховым сигналом понимается минимально необходимое
отношение мощностей помехового и полезного сигналов, определенное на входе
приемника в полосе пропускания его линейной части, при котором вероятности
правильного обнаружения и ложной тревоги не превышают заданных значений.
Коэффициент подавления в последнем случае однозначно определяется
пороговым значением qпорог. Соответственно
2
KP = 2
. (3.3.5)
q POROG

Пороговое значение qпорог. полностью определяется уравнениями (1.2.4) и


(1.2.5) и не зависит от формы маскируемого сигнала. В то же время предполагается,
что его параметры полностью известны.
В тех случаях, когда n невелико и потерями энергии сигнала в нелинейных
элементах можно пренебречь, соотношение (3.3.1) может быть преобразовано
следующим образом
2 n Df C t C
q= .
K
Соответственно (3.3.5) преобразуется к виду
2
KP = 2 n = KP0 n , (3.3.6)
q POROG

2
где KP0 = 2
.
q POROG

Практически в современных РЛС начальная фаза сигнала остается неизвестной.


Кроме того, при отражении от объектов сложной формы имеют место флуктуации
огибающей отраженного сигнала. Эти обстоятельства дают основания при
определении энергетических критериальных норм на параметры маскирующих
помеховых сигналов ориентироваться, в основном, на уравнение (1.2.8), которое
предполагает релеевское распределение огибающей и равновероятное

16
распределение фаз в интервале ( - p , p ). Придерживаясь ранее предложенной
схемы преобразования параметра q, получим
1
t C DfC
1+
çæ Pn ÷ö
è PC ø BX
Pобн=Pлт .
После логарифмирования находим
æP ö lg Pod H
K = ç n ÷ = t C Df C . (3.3.7)
è PC ø BX lg PLT - lg PodH

Соотношение (3.3.7) является исходным для определения энергетических


критериальных норм, обеспечивающих требуемую степень подавления
преднамеренными маскирующими помехами различных типов РЛС, работающих в
режиме обзора.
В некогерентных РЛС с большой скважностью осуществляется согласование
фильтра УПЧ со спектром одиночного импульса, т.е. для одиночного импульса
t C Df C = 1. Обозначим через K PO коэффициент подавления РЛС в том случае, когда
решение принимается по наблюдению одного импульса
lg PodH
K PO = . (3.3.8)
lg PLT - lg PodH
Если решение принимается по результатам наблюдения пачки из n импульсов,
что обычно и имеет место, то соответствующий K n в общем случае нельзя
получить путем умножения K PO на n. Определение пороговых значений K при
больших n надо производить в некогерентных РЛС с учетом потерь полезного
сигнала в нелинейном элементе [4]. Задача эта достаточно сложна. В первом
приближении для слабо флюктуирующих сигналов коэффициент подавления
можно определять по формуле:
ì n, n £ n0
K P = K PO ´ í , (3.3.9)
î n0 + n - n 0
где n0 =25 - для слабо флюктуирующих сигналов.
У РЛС с когерентной обработкой (РЛС импульсно-конкретных и
квазинепрерывного излучения (КНИ)) K PO определяется длительностью пачки
когерентно интегрируемых импульсов tкни, согласованных с полосой пропускания
линейной части D fкни:
t C n K = tкни , (3.3.10)
tкни D fкни=1, (3.3.11)
1
D fкни= (3.3.12)
nK t C
где n K - число когерентно интегрируемых импульсов в пачке.
Так же как и в предыдущем случае, K PO будет полностью определяться
выражением (3.3.8), а коэффициент подавления равен

17
K P = K PO n KP . (3.3.13)
Здесь n KP - число когерентно интегрируемых пачек импульсов
n
nKP = , (3.3.14)
nK
где n - число импульсов в пачке, отраженных от цели за время ее однократного
облучения
FKH
nK = ; (3.3.15)
Df ¶ F
FKH - частота следования импульсов ;
Df ¶F - полоса пропускания доплеровских фильтров.
У широкополосных РЛС с большой базой
B = t C Df C , (3.3.16)
lg Po dH
K PO = B . (3.3.17)
lg PLT - lg Po dH
В ранее рассмотренных случаях предполагалось, что маскирующий помеховый
сигнал представляет собой белый гауссов шум, энтропийная мощность которого
равна его средней мощности. Реальные маскирующие помеховые сигналы при той
же средней мощности имеют более низкие маскирующие свойства. Этот
недостаток в известной мере компенсируется увеличением средней мощности
помехового сигнала, что увеличивает коэффициент подавления. Качество
маскирующего помехового сигнала по энергетическому показателю оценивается
коэффициентом hE , под которым понимается отношение коэффициентов
подавления K PO и K PO :

K PO
hE = , (3.3.18)
K PO

где K PO - коэффициент подавления белым гауссовым шумом,


K PO - коэффициент подавления маскирующим помеховым сигналом, 0 £ hE £ 1 .
Очевидно, что существует взаимно однозначное соответствие между
информационным и энергетическим показателями качества маскирующих
помеховых сигналов. Чем выше у конкретного помехового сигнала коэффициент
hH , тем выше будет у него и коэффициент hE .
Энергетический коэффициент hE позволяет оценивать качество не только
помеховых сигналов, но соответствующих станций маскирующих помех.
Энергетический показатель качества имитирующих помеховых сигналов РЛС,
работающим в режиме обзора, во многом определяется качеством имитации
отраженного от самолета сигнала. В среднем, коэффициент подавления в этом
случае должен быть близким к единице. Соответственно уровень помехового

18
сигнала должен выбираться с учетом изменения эффективной площади рассеяния
(ЭПР) самолета (вертолета) в зависимости от курсового угла РЛС.
Потребная степень подавления РЛС в динамике РЭБ определяется условиями
оперативно-тактической обстановки, ее составной части - радиоэлектронной
обстановки и характером решаемых задач.

Энергетические показатели качества помеховых сигналов


РЛС, работающих в режиме автоматического сопровождения
цели

Непосредственными объектами подавления в РЭС управления оружием


(боевыми средствами) являются радиоэлектронные следящие измерители,
обеспечивающие систему управления информацией об угловых координатах,
дальности и скорости цели.
Так же как и ранее, основным энергетическим показателем эффективности
помеховых сигналов является величина отношения мощностей помехового и
полезного сигналов, определенная на входе приемного устройства объекта
действий, при котором достигается заданная степень подавления. Заданная степень
подавления определяется как потенциально достижимое в конкретных условиях
обстановки преднамеренное изменение режима работы или выходных параметров
объектов подавления. Выходными параметрами следящих измерителей являются
их математические ожидания и дисперсии оценок. Энергетический показатель
маскирующих помеховых сигналов определяется, как правило, по степени
увеличения дисперсии оценок выходных параметров следящих измерителей.
Имитирующие помеховые сигналы приводят, в основном, к увеличению
математических ожиданий оценок выходных параметров. Оба вида помеховых
сигналов могут привести в результате своего воздействия к срыву слежения в
следящих измерителях. Воздействие помех при определенных условиях приводит к
изменению коэффициентов передач, в частности, к изменению коэффициента
передачи угломера по угловой скорости линии визирования KV , что потенциально
может нарушить устойчивость контура самонаведения ракеты на малых
дальностях.
Количественное определение критериальных норм по энергетическому
показателю требует, как правило, конкретного рассмотрения объекта подавления,
вида помехового сигнала и не всегда задача решается аналитически. Во многих
случаях требуется прибегать к имитационному моделированию. Тем не менее,
некоторые общие соображения по ожидаемому порядку критериальных норм могут
быть сделаны.
Следящие измерители, обеспечивающие систему управления боевыми
средствами информацией о дальности и скорости цели могут быть подавлены
помехами, создаваемыми из одной точки пространства. Для этой цели, например,
достаточна реализация помехового сигнала, перекрывающая соответственно
некоторый временной или частотный интервалы.Чтобы подавить угломерный
канал, необходима реализация углового шума, перекрывающая некоторый
интервал углов. Получить такую реализацию путем создания помех из одной точки
не представляется возможным. В простейшем случае для создания углового шума

19
необходимо иметь, по крайней мере, два разнесенных по углу источника
помехового излучения. Энтропийная мощность углового шума, создаваемого из
одной точки, равна нулю. Угловой шум, создаваемый двумя источниками по схеме
телеграфного сигнала (рис. 2.5) со средней интенсивностью n и
экспоненциальным (показательным) законом распределения времени между
переключениями помеховых источников (3.2.34), является наиболее энтропийным
1
среди всех распределений с фиксированным средним временем t = . В
n
соответствии с (3.2.35) энтропия экспоненциального распределения в данном
случае равна
H ¢ = ln (et ) . (3.3.19)

Критериальные нормы спектральной плотности углового шума определяются


двумя обстоятельствами, а именно, потребной величиной дисперсии оценки
выходного параметра, например, дисперсии промаха ракеты Dhk (1.4.61), и
реализуемой, в данных условиях, величиной изменения DQ угла визирования (рис.
2.5).
Чтобы определить именно энергетические критериальные нормы, необходимо
установить зависимость как спектральной плотности углового шума, так и угла DQ
от величины отношения мощностей помехового и полезного сигналов. В общем
виде решение этой задачи достаточно сложно и для определения критериальных
помеховых норм необязательно. Достаточные приближенные оценки можно
получить, ограничиваясь рассмотрением воздействия на линейном участке
дискриминатора следящего измерителя двух детерминированных сигналов.

Рис. 3.2

20
В качестве примера рассмотрим следящий амплитудный пеленгатор с
суммарно-разностной обработкой и астатизмом первого порядка, на который
одновременно воздействуют два некогерентных детерминированных, разнесенных
по углу сигнала С и П с амплитудами U C и U P . Угловое расстояние между
источниками сигналов равно DQ 0 (рис. 3.2). Будем далее предполагать, что в
следящем пеленгаторе имеет место установившийся режим, поэтому напряжения
на выходе фазового детектора можно полагать равным нулю. Соответственно
равносигнальное направление диаграммы, направленность антенны (ДНА) будет
ориентировано в некоторую промежуточную точку между источниками С и П. В
этой точке 0 фиксируется начало координат. Основные лепестки диаграммы
направленности антенны по полю (I и II), относительно принятого начала
координат, представляются функциями F ( Q + Q 0 ) и F ( Q - Q 0 ) , где Q 0 - угол
между максимумом ДНА и равносигнальным направлением (угол скоса). Участки
ДНА F ( Q + Q 0 ) и F ( Q - Q 0 ) в пределах угла DQ 0 полагаются линейными. Задача
состоит в том, чтобы определить углы DQ C и DQ P , при которых имеет место
равенство нулю сигнала на выходе фазового детектора разностного канала
пеленгатора. Напряжение на выходе фазового детектора разностного канала
пропорционально разности напряжений, поступающих от ДНА II - U å , II и ДНА I -
U å , I . В соответствии с обозначениями, приведенными на рис. 3.2, получим:

( )
U å , II - U å , I = U P ( F0 + DQ P tga ) + U C ( F0 - DQ C tga ) -
`
- (U ( F
P 0 - DQ P tga ) + U C ( F0 + DQ C tga )) = 0.

После несложных преобразований находится следующее условие равновесия


следящего угломера, при одновременном воздействии двух сигналов:
DQ C U C = DQ PU P , (3.3.20)
DQ C + DQ P = DQ 0 . (3.3.21)
Из (3.2.20) и (3.2.21) следует, что
b
DQ C = DQ 0 , (3.3.22)
1+ b
UP
= æçè P P ö÷ø =
P
где b= K. (3.3.23)
UC C BX

Формула (3.3.22) определяет среднюю величину смещения центра рассеивания


ракет (снарядов), порождаемое воздействием помехового сигнала с амплитудой
U P , в том случае, когда отношение мощностей помехового и полезного сигналов
равно K. Она также позволяет определять зависимость спектральной плотности
углового шума, создаваемого двумя источниками, переключаемыми по схеме
телеграфного сигнала от отношения мощностей помехового и полезного сигналов.
Действительно, формула (2.2.44), в рассматриваемом случае, запишется
следующим образом
8 DQ 2C n
S DQ ( f ) = . (3.3.24)
4n 2 + w 2

21
( )
Величина спектральной плотности S D Q Df 0 , 5 на уровне -3дб в полосе частот
(0, Df ) определяется из (3.3.24)
0 ,5

( )
S DQ Df 0 , 5 = DQ n рад2/герц.
3
(3.3.29)

Угол DQ C определяется из (3.3.22), в котором параметр b однозначно связан с


указанным отношением (3.3.23). Частота Df 0 , 5 в данном случае равняется
эквивалентной ширине спектра углового шума Df P

Df P = Df 0 , 5 = n p герц. (3.3.30)

Максимально реализуемая величина спектральной плотности углового шума


( )
S D Q Df 0 , 5 ограничена угловым расстоянием между помеховыми источниками DQ 0
и частотой переключения n . Последняя определяет эквивалентную ширину
спектра углового шума Df P , которая не должна быть меньше эквивалентной
полосы пропускания замкнутого контура следящего угломера (1.4.24).
Можно полагать, что пороговые значения K, определяющие минимально
необходимую его величину, имеют место, когда
DQ C = (0,7...0,8)DQ 0 . (3.3.31)
Это соответствует коэффициенту подавления
K P = 10...12 дБ. (3.3.32)
Он может быть и меньшим, если допустима в данной обстановке меньшая
Q
величина отношения C .
Q0
Ранее было отмечено, что величина энтропийной мощности углового шума,
создаваемого из одной точки, равна нулю. Определим энтропийную мощность
углового шума, создаваемого из двух точек по схеме телеграфного сигнала.

В соответствии с (3.2.39) и (3.3.19) искомая энтропийная мощность P P ¢


определится формулой
e 2
PP ¢ = t . (3.3.33)
2p
Сравним ее с энтропийной мощностью реализации гауссова углового шума с
постоянной спектральной плотностью и тем же числом отсчетных значений, что и
исходный угловой шум.
Дисперсия исходной случайной величины, распределенной по
экспоненциальному закону, определяется равенством
2
Dt = t , (3.3.34)

соответственно энтропийная мощность P P гауссова шума в данном случае будет


2
равна t

22
P P = t -2 . (3.3.35)
Отношение сравниваемых энтропийных мощностей будет равно
¢
PP e
= = 0,43 (3.3.36)
PP 2p
Энтропийная мощность данного варианта двухточечной помехи более чем
вдвое меньше реализуемого в рассматриваемых условиях гауссова углового шума,
что указывает на потенциальные возможности ее ослабление путем применения
соответствующих алгоритмов и схемных решений.
Энтропийность углового шума может быть повышена увеличением угловой
плотности помеховых источников. Ориентировочно на линейном участке
пеленгационной характеристики их должно быть порядка 5-6. Опираясь на ранее
изложенные соображения, коэффициент подавления угловым шумом можно
полагать равным 10…12 дБ. Он может быть и меньше, если по условиям
Q
обстановки допустимо снижение величины отношения C Q .
0

Рис. 3.3
Анализ выражений (3.3.20) - (3.3.23) указывает на возможность срыва слежения
пеленгатора путем создания уводящей помехи. Вариант схемы, реализующей
уводящую помеху, приведен на рис. 3.3. В момент времени t 0 полезный сигнал,
отраженный от цели с амплитудой U C , располагается в центре 0 апертуры
пеленгационной характеристики DQ AP C .
В момент времени t, при одновременном воздействии полезного и помехового
сигналов с амплитудами U C и U P = 3U C (b=3) в установившемся режиме центр 0

23
пеленгационной характеристики в соответствии с формулой (3.3.22) сместится от
3
полезного сигнала в сторону помехового на DQ C = DQ 0 .
4
В момент времени t 2 после дополнительного смещения помехового источника
на угол DQ¢0 полезный сигнал выпадает из апертуры пеленгационной
характеристики DQ AP C . Если в этот момент времени помеховое воздействие
прекратится, то в следящем измерителе будет иметь место срыв слежения.
Рассмотренный вариант срыва слежения осуществляется детерминированным
помеховым сигналом в детерминированной последовательности. Отсутствие
неопределенности делает его неустойчивым к сравнительно простым контрмерам.
Более устойчив к ответным действиям (контрмерам) с подавляемой стороны
рассмотренный ранее угловой шум, создаваемый по схеме телеграфного сигнала.
Реализация этого шума перекрывает диапазон углов соответствующий линейному
участку пеленгационной характеристики, что составляет порядок ширины луча
ДНА на уровне 3дБ ( Q 0 ,5 ).
Чтобы обеспечить срыв слежения, необходимо перекрыть диапазон углов,
соответствующий апертуре пеленгационной характеристике DQ AP C (рис.3.3). Это
соответствует интервалу углов порядка трех, четырех Q 0 , 5 . Практическая
реализация такого варианта углового шума потребует трех, четырех пар
мерцающих источников с угловым расстоянием между источниками в каждой паре
DQ 0 , примерно равном Q 0, 5 , ввиду необходимости в этом случае использовать в
максимальной мере весь угловой интервал между источниками излучения в паре
( DQ 0 ). Коэффициент подавления должен составлять не менее 10…12дБ.
Определение энергетических критериальных норм для других вариантов
реализации углового шума при большей угловой плотности помеховых источников
требует более глубокого исследования.
Некоторые из полученных для следящего угломера результатов, в принципе,
могут быть перенесены на другие виды следящих измерителей по дальности и
скорости. Значения соответствующих коэффициентов подавления получаются в
результате углубленного рассмотрения конкретных видов помех и вариантов
схемных решений. Для ориентировочных оценок информационного ущерба,
наносимого системе управления при подавлении каналов слежения по дальности и
скорости, коэффициент подавления можно принять равным 5-6дБ.
Изложенные выше предложения по критериальным нормам помеховых
сигналов РЭС систем управления оружием, в основном, предполагают размещение
помеховых источников в пределах линейного участка дискриминационной
(пеленгационной) характеристики.
Коэффициент подавления K P , определяемый достигаемой при этом степенью
подавления, будет несколько завышенным. В динамике РЭБ за счет влияния
дополнительных помеховых воздействий на нелинейных участках степень
подавления возрастает, что позволяет, в принципе, незначительно снизить
величину K P . Это обстоятельство дает основание полагать, что определенные
таким образом критериальные нормы можно полагать робастными, т.е.
устойчивыми к изменению условий обстановки, хотя они несколько завышены.

24
В заключение еще раз отметим, что энергетические критериальные нормы
информационного ущерба определяются условиями оперативно-тактической и
радиоэлектронной обстановки. Что же касается конкретных средств и способов
создания помех, то для них величину наносимого ими информационного ущерба
можно указать в случае достаточно строго фиксированных пространственно-
временных условий и конкретных электрических характеристик объектов и средств
подавления.

3.4. Оперативно - тактические показатели


эффективности РЭБ

Исходные положения

Оперативно - тактические показатели средств и способов РЭБ, применяемых в


интересах авиации, во многом, определяются видом и содержанием боевых
действий, характером решаемых задач. Из сравнительно большого числа вариантов
ведения боевых действий авиацией в качестве исходного для определения
показателей эффективности, в первую очередь, радиоэлектронного подавления
(РЭП), рассматривается ведение боевых действий авиационными частями
(подразделениями) по преодолению (прорыву) ПВО. Именно при решении задач,
связанных с преодолением (прорывом) ПВО содержание и особенности РЭП
проявляются наиболее полно. Кроме того, следует иметь в виду, что появление
радиоэлектронного подавления как элемента вооруженной борьбы явилось
результатом диалектического развития средств нападения и защиты и впервые
было применено массировано авиацией Англии и США в 1943 году в интересах
преодоления ПВО фашистской Германии.
Кроме упомянутого варианта боевых действий дополнительно
рассматриваются особенности определения показателей эффективности ведения
РЭБ в динамике боя однородных группировок вооруженных сил, описываемого
дифференциальными уравнениями динамики средних. В частности, на этой основе
можно определять потребные нормы сил и средств РЭБ при ведении боевых
действий истребительной авиацией.

Показатели эффективности радиоэлектронного подавления


при ведении боевых действий авиационными частями
(подразделениями) по преодолению (прорыву) системы ПВО

Объектами РЭП в данном случае являются РЭС управления войсками и


оружием ПВО. В качестве показателей эффективности принимаются величина
средних потерь авиационных частей (подразделений) и осредненная вероятность
преодоления ПВО, отнесенная к одному самолету боевого порядка, имеющие место
в результате применения рассматриваемых средств и способов радиоэлектронного
подавления [38]. Количественные оценки первого приближения указанных
показателей могут быть получены с помощью аналитической модели ПВО. При
рассмотрении этой задачи целесообразно представить единую систему ПВО в виде
совокупности достаточно самостоятельных в оперативном отношении подсистем,
которые в последующем называются зонами ПВО. Примерами являются ПВО зоны

25
боевых действий, зоны коммуникаций и др. Таких зон может быть несколько. В
каждой зоне имеются различные виды средств поражения воздушных целей,
например, зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) средней и малой дальности
действия, зенитные самоходные установки (ЗСУ), истребительная авиация.
Управление каждым из видов средств поражения (огневых средств) ПВО
осуществляется двумя видами автоматизированных систем управления - войсками
и оружием.
Поток воздушных целей, входящий в систему ПВО, полагается пуассоновским
кусочно-стационарным. Его плотность l считается постоянной при пролете зоны
поражения данного огневого средства ПВО. Она изменяется (уменьшается)
скачком при вхождении боевого порядка в смежную зону.
Модель функционирования каждой отдельной группировки огневых каналов
(средств поражения) ПВО, с соответствующими АСУ, может быть получена, в
первом приближении, методами теории массового обслуживания и теории
радиоуправления ($$1.3 и 1.4). В частности, модель функционирования
группировок из n огневых каналов ЗРК средней и большой дальности действия,
истребителей перехватчиков можно представить в виде n-канальной системы
массового обслуживания с отказами. При соответствующих ограничениях на
группировку таким же образом можно представить функционирование и других
видов огневых каналов зоны ПВО.
Представим единую систему ПВО в виде совокупности l зон. Произвольная i-я
зона ( i = 1, l ) ПВО имеет M i группировок различных видов средств огневого
поражения. Группировка каждого из j-х средств поражения ( j = 1, M i ) может быть
представлена в виде nij - канальной системы массового обслуживания с отказами и
экспоненциальным распределением времени обслуживания в каждом канале. В
соответствии с (1.3.8) средняя плотность потока обслуженных заявок (в данном
случае обстрелянных целей) mij и среднее время обслуживания t ij связаны
равенством
1
mij = . (3.4.1)
t ij

Средняя плотность потока успешно обстрелянных целей mij* и осредненная


вероятность поражения цели одним обобщенным выстрелом j-го средства в i -ой
зоне Pij , в соответствии с (1.3.31) связаны зависимостью

mij* = mij Pij . (3.4.2)

Под обобщенным выстрелом в зависимости от вида оружия может пониматься


[17] очередь или несколько очередей из зенитной артиллерийской установки, серия
зенитных управляемых ракет, одна атака истребителя перехватчика и другие
варианты стрельбы. В последующем используется также термин - обобщенный
успешный выстрел. Вместо средней плотности потока успешно обстрелянных
целей будет говориться о средней плотности потока обобщенных успешных
выстрелов, или средней интенсивности обобщенных успешных выстрелов m ij*
одного огневого канала j-го средства в i-ой зоне ПВО. Средняя интенсивность

26
обобщенных успешных выстрелов группировки j-х средств в этой зоне m ij*
определится средней интенсивностью обобщенных успешных выстрелов одного
канала m ij* и средним числом каналов K ij из группировки nij , ведущих в данной
обстановке огонь по группировке воздушных целей

m ij = K ij m ij . (3.4.3)

Величина K ij определяется из (1.3.24), которое в данном случае запишется


следующим образом
K ij = a ij Po dc ( i, j ) . (3.4.4)

lij
Здесь a ij = . (3.4.5)
mij*
lij - плотность потока воздушных целей, входящих в i-ю зону ПВО

mij Ldn (i, j )


lij = , Tij = ; (3.4.6)
Tij Vdn (i, j )
mij - среднее число самолетов боевого порядка, вошедших в зону поражения j-
го средства;
Tij - время пролета боевым порядком самолетов дальнего рубежа зоны
поражения j-го средства;
Ldn ( i, j ) - протяженность боевого порядка mij самолетов;

Pod c (i, j ) - вероятность обслуживания (обстрела) воздушной цели nij канальной


системы массового обслуживания с отказами.
В системе с централизованным управлением каналами в соответствии с (1.3.21)
n ij -1
aijk
å k!
Podc ( i, j ) = k=0
. (3.4.7)
n ij
aijk
å k!
k=0

Если централизованное управление каналами отсутствует и воздушные цели


равновероятно распределяются между огневыми каналами, то с учетом (1.3.30)
1
Po¢dc (i, j ) = . (3.4.8)
a ij
1+
nij

Средние потери боевого порядка группы из m самолетов M P [m] , после


преодоления всех l зон ПВО по определению будут равны [3,20]:
l Mi

M P [m] = å å mij P ij . (3.4.9)


i =1 j =1

27
В отличие от Pij в (3.4.2) - осредненной вероятности поражения цели одним
обобщенным выстрелом j-го средства в i-ой зоне, P ij представляет собой
осредненную вероятность поражения огнем группировки j-х средств в i-ой зоне,
отнесенную к одному самолету боевого порядка.
Вероятность преодоления зоны поражения j-го средства в i-ой зоне одним из
самолетов боевого порядка в соответствии с (1.3.3) определяется выражением
æ *¢ ö
PPB O (i, j ) expç - m ij t ij ÷ , (3.4.10)
è ø
*
* ¢ m ij
где m ij = - средняя плотность пуассоновского потока успешных
mij
выстрелов группировки j-х средств, отнесенная к одному самолету боевого
порядка;
t ij - среднее время пребывания боевого порядка в зоне поражения
группировки j-х средств;
DDij
t ij = , (3.4.11)
Vdn (i, j )
DDij - протяженность маршрута боевого порядка в зоне поражения
группировки j-х средств,
Vdn (i, j ) - осредненная скорость полета боевого порядка в зоне поражения.

Осредненная вероятность поражения P ij одного самолета, произвольно


выбранного в боевом порядке из mij самолетов, и вероятность PP BO (i, j ) в сумме
равны единице, следовательно,
æ *¢ ö
P ij = 1 - PPB O (i, j ) = 1 - expç - m ij t ij ÷ . (3.4.12)
è ø


Определим средние потери M P [ m] в том случае, когда m ij t ij << 1. Из (3.4.12)
получим
*
* ¢m
P ij = m ij t ij = t ij . (3.4.13)
mij

После подстановки (3.4.13) в (3.4.9) находим искомые средние потери. При



малых ( m ij t ij ) они равны сумме обобщенных успешных выстрелов во всех зонах
от всех, имеющихся в них средств поражения
l Mi

M P [m] = å å K ij mij Pij t ij . (3.4.14)


i =1 j =1

28
При проведении практических расчетов надо всегда учитывать естественное
ограничение M P [m]<m.
Опираясь на изложенное выше, можно последовательно определять
вероятности преодоления самолетом боевого порядка как отдельных зон, так и всей
системы ПВО в целом.
Вероятность преодоления i-ой зоны ПВО PPB O ( i) , отнесенную к одному
самолету боевого порядка, в предположении статистической независимости
обобщенных выстрелов и отсутствия накопления ущерба от предшествующих
обстрелов самолета, можно определить как произведение PP BO (i, j )
Mi

PPB O ( i) = Õ PPB O (i, j ) . (3.4.15)


j =1

Заменяя PP BO (i, j ) его значением из (3.4.10), получим

æ Mi
¢ ö
PPB O ( i) = expç - å m ij t ij ÷
*
. (3.4.16)
è j =1 ø
Вероятность преодоления всех l зон ПВО ( PPB O ) будет равна

æ li M i * ¢ ö
PPB O = expç - å å m ij t ij ÷ . (3.4.17)
è i =1 j =1 ø
Выражения (3.4.9), (3.4.10), (3.4.14), (3.4.16) и (3.4.17) позволяют получать
оценку эффективности средств и способов РЭП, применяемых в интересах
преодоления ПВО, по оперативно-тактическим критериям. на различных уровнях
от отдельной подсистемы управления боевыми средствами (оружием) до системы
управления силами (войсками) ПВО в целом. Подавление РЭС, входящих в систему
управления. приводит к увеличению PP BO (i) и PPB O , в частности, и вследствие
нарушения системы централизованного управления войсками, к сокращению
времени пребывания боевого порядка самолетов в зонах поражения ПВО ( t ij ) ,
сокращению числа огневых средств, участвующих в ведении огня по воздушным
целям (уменьшение M i ). Подавление РЭС управления оружием приводит к
сокращению активно действующих огневых каналов, к снижению вероятности
поражения самолета одним обобщенным выстрелом ( Pij ), к срыву слежения в
автоматической системе управления оружием. Ниже рассматриваются некоторые
способы оценки вероятности Pij при воздействии преднамеренных помех на
следящие измерители в РЭС управления оружием.
Возможность применения аналитических методов при оценке эффективности
средств и способов радиоэлектронного подавления РЭС управления оружием
обусловлена характерной особенностью задачи. Для создающего помехи,
например, нет ограничений промаха зенитной ракеты сверху или вероятности
поражения зенитной ракетой (снарядом) снизу. Необходимо только, чтобы промах
ракеты (снаряда) h был больше ее (его) радиуса поражения, а вероятность
поражения ( Pij ) не превышала некоторого значения.

29
Допустим, что в результате преднамеренных действий в течение времени t P на
участке траектории ракеты длиной DP имеет место изменение угловой скорости
линии визирования e&P . Определим промах ракеты hP , образующийся за указанный
отрезок времени. Из (1.4.4) следует, что изменение промаха h(t) за малый
промежуток времени dt, в предположении, что VOT H = const будет равно
1
dh( t ) =
VOTH
( D e&& + 2 DD& e&) dt ,
2

D
или dh(t ) =
VOTH
( De&& + 2 D& e&)dt . (3.4.18)

Сумма в скобках определяет составляющую ускорения jH , перпендикулярную


к линии визирования (нормальное ускорение), она включает в себя тангенциальное
и поворотное (кориолисово) ускорения. Соответственно, полагая VOTH = Vcd и
j H = const , получим
D
dh(t ) = j H dt ,
VOT H
D
D = DP - VOT H t , = tP , (3.4.19)
VOTH
tP
DP - VOTH t
hP = ò
0
VOTH
j H dt .

Окончательно имеем
1
hP = j t2 . (3.4.20)
2 H P
Если hP ³ RP , где RP - радиус поражения ракеты, то преднамеренная помеха
может считаться эффективной.
Формула (3.4.20) может быть также использована для определения промаха h0 ,
выбираемого зенитной ракетой за время самонаведения t CH с постоянной
нормальной перегрузкой jCH :
1
h0 = j t2 (3.4.21)
2 CH CH
Если действие помех имеет место не на всех этапах наведения ракеты, а на
последнем этапе имеет место ее самонаведение с нормальной перегрузкой jCH , то
эффективность помехового воздействия следует оценивать величиной
результирующего промаха a, равного разности hP и h0
a = hP - h0 , a ³0. (3.4.22)
Помеха эффективна, если
a ³ RP . (3.4.23)

30
Примеры определения промахов

Допустим, что радиолокационная головка самонаведения (РГС) ракеты P (рис.


3.4) в течение времени t P вследствие воздействия помех выключена и управление
ракетой осуществляется автономной навигационной инерциальной системой
(АНИС), обеспечивающей ее выход в точку 0. Чтобы исключить возможность
поражения, прикрываемый помехами самолет C осуществляет маневр по
направлению с перегрузкой jC . В относительном движении в течение времени t P
на ракету будет действовать нормальная перегрузка j H = jC cos q . В соответствии с
(3.4.20) искомый промах hP будет равен
1
hP = j cos qtP2 . (3.4.30)
2 C

Рис. 3.4

В случае возможности реализации в последующем самонаведения в течение


времени t CH результирующий промах a определится формулой (3.4.22). Заметим,
что отрицательная величина a указывает на возможность устранения промаха hP за
время, меньшее чем t CH .

31
Рис. 3.5
Во втором примере определяется промах артиллерийского снаряда АС
зенитной установки, имеющий место вследствие ошибки в измерении дальности до
цели (рис. 3.5). Самолет C будет поражен снарядом АС, если выполняется
равенство [51]
t AC = tC , (3.4.31)
где t A C - время полета снаряда в упрежденную точку встречи 0,
DA C
t AC = ,
V AC
tC - время полета самолета от заданной точки C, зафиксированной в момент
выстрела до той же упрежденной точки встречи 0
DC
tC = .
VC
Угол упреждения y , соответствующий условию (3.4.31), определяется из
треугольника скоростей, получающегося в результате разложения вектора средней
скорости снаряда на радиальную (b) и трансверсальную (a) составляющие (рис.
3.5):
a wD
sin y = = , (3.4.32)
V AC V FC
где w - осредненная угловая скорость линии визирования АС, C.
Допустим, что дальность до цели измеряется с ошибкой ± DD , тогда появится
ошибка в определении угла упреждения ± Dy . Выражение (3.4.32) запишется
следующим образом

32
w ( D ± DD )
sin(y ± Dy ) = . (3.4.33)
V AC
Полагая Dy достаточно малым, получим:
wD wDD
sin y cos Dy ± cos yDy = + .
V AC VAC
Отсюда следует, что
w
Dy cos y = DD .
V AC
Из треугольника скоростей (рис. 3.5) получим:
a = VC sin q = wD ,
VC sin q
w= ,
D
VC sin q
Dy = DD . (3.4.34)
V AC D cos y
Для малых Dy можно полагать
h = DDy . (3.4.35)
В соответствии с теоремой синусов
sin y V
= C =x,
sin q V AC

cos y = 1 - x 2 sin 2 q .
Искомый промах h, обусловленный ошибкой в измерении дальности DD ,
определится равенством
x sin q
h= DD . (3.4.36)
1 - x 2 sin 2 q
В общем случае необходимо определять и составляющую промаха,
обусловленную баллистическими особенностями траектории снаряда в
вертикальной плоскости. Этого может не потребляться, если h >> RP , что дает
основание полагать вероятность поражения самолета практически равной нулю.
Во многих случаях преднамеренные помеховые воздействия порождают
случайные изменения промаха. С достаточной для практических расчетов
точностью можно полагать плотности вероятностей промахов нормальными. На
рис. 3.6 показан случай, когда центр рассеивания ракет 0цр в картинной плоскости
смещен относительно центра масс самолета 0 ц по осям 0цX и 0цY на величины a и b.
( )
Плотности вероятности p( hx ) и p h y предполагаются независимыми, гауссовыми
с математическими ожиданиями a и b, среднеквадратическими отклонениями s x и
s y . Имея ввиду приближенный характер расчетов, представляется возможным

33
условную вероятность поражения P hx , h y ( ) в (1.4.62) аппроксимировать релейной
характеристикой следующего вида:

( )
P hx , h y = P( hx ) P h y , ( ) (3.4.37)

ì 1, a - RP £ hx £ a + RP ,
P( hx ) = í ,
î0, hx < a - RP ; hx > a + RP

ì 1, b - RP £ h y £ b + RP ,
( )
P hy = í
h y < b - RP ; h y > b + RP
.
î0,

Рис. 3.6
Здесь RP - осредненный радиус поражения. Это позволяет вместо вероятности
поражения определять вероятность попадания в квадрат со стороной 2 RP . Тогда
выражение (1.4.62), определяющее вероятность поражения самолета (вертолета)
одной ракетой, может быть записано следующим образом:
a + RP b + RP

Pпораж(1)= ò p( h ) dh ò p( h ) dh
a - RP
x x
b - RP
y y
, (3.4.38)

2 2
a + RP a + RP hx a - RP hx
1 -
1 -

ò p( h )dh ò ò
2 s x2 2 s x2
где = e dhx - e dhx
2ps x 2ps x
x x
a - RP -¥ -¥

или
a + RP
æ a + RP ö æ a - RP ö
ò p( h )dh
a - RP
x x = F0 ç
è sx ø
÷ - F0 ç
è sx ø
÷. (3.4.39)

Соответственно:

34
æ æ a + RP ö æ a - RP ö ö æ æ b + RP ö æ b - RP ö ö
Pпораж(1)= ç F 0 ç ÷ - F0 ç ÷ ÷ çç F 0 çç ÷÷ - F 0 çç ÷÷ ÷ ,(3.4.40)
è è sx ø è sx øø è è s y ø è s y ø ÷ø

x t2
1
òe
-
где F0 ( x ) = 2
dt . (3.4.41)
2p 0

Выражение (3.4.40) позволяет, при фиксированной дисперсии, определять


величины a и b смещения центра рассеивания ракет (снарядов) для обеспечения
требуемого снижения вероятности поражения летательного аппарата одной ракетой
(одной очередью ЗАК). Следует еще раз обратить внимание на необходимость
фиксации дисперсии рассеивания. Если при смещении центра имеет место
увеличение дисперсии рассеивания, то вероятность поражения Pпораж(1) в
отдельных случаях может и возрасти. Изменения вероятности поражения,
порождаемые только увеличением дисперсий s x2 и s y2 , определяются из (3.4.40),
когда в нем a и b полагаются равными нулю.

æR ö æR ö
Pпораж(1)=4 F 0 ç P ÷ F 0 çç P ÷÷ . (3.4.42)
è sx ø è s y ø

Если закон рассеивания в картинной плоскости симметричен (s x )


= sy = s ,
то

æR ö
Pпораж(1)=4 F 20 çç P ÷÷ . (3.4.43)
ès ø

Ранее, для симметричного по x и y координатного закона поражения,


определяемого кривой Гаусса (1.4.63) была получена сравнительно простая
формула (1.4.65), определяющая вероятность поражения одной ракетой, которая в
новых обозначениях ( Dx = s 2 , R' F = RP ) запишется следующим образом

1
Pпораж(1)= . (3.4.44)
s2
1+ 2
RP

Сравнение результатов расчетов вероятности Pпораж(1) по формулам (3.4.42) и


(3.4.43) показывает, что они являются достаточно близкими, причем большее
значение Pпораж(1) получается при расчетах по формуле (3.4.44). Это позволяет ее
использовать при проведении расчетов, имея в виду, что полученные результаты
ограничивают вероятность Pпораж(1) сверху. Если же рассеивание несимметричное
( s x ¹ s y ), то Pпораж(1) определяется по формуле (3.4.42).

35
Показатели эффективности ведения РЭБ в динамике боя
однородных группировок вооруженных сил

В рассмотренных ранее вариантах моделей боевых действий оперативно-


тактические показатели эффективности РЭБ определялись, в основном, без учета
динамики активных ответных действий. Это затрудняет рассмотрение в полном
объеме всех элементов РЭБ, как наступательного (РЭП), так и оборонительного
(РЭЗ) характера. В качестве примера, позволяющего учитывать ответные действия,
ниже рассматриваются два варианта моделей динамики боевых действий двух
конфликтующих сторон с однородными средствами поражения (огневыми
средствами). Каждая из сторон A и B вооружена средствами одного вида. У каждой
из сторон могут быть свои огневые средства, отличные от аналогичных средств
противника. Огневая производительность средств поражения характеризуется
плотностью пуассоновского потока успешных выстрелов
L = lP ,
где l - плотность потока обобщенных выстрелов (число выстрелов в единицу
времени),
P - вероятность поражения цели одним обобщенным выстрелом.
Соответственно для каждой из сторон определяются L A и L B
L A = lA PA , L B = lB PB (3.4.45)
В рассматриваемых вариантах моделей динамики боевых действий
предполагаются выполненными следующие условия [17].
У конфликтующих сторон имеется конечное число огневых средств (каналов)
N A и N B . Каждый огневой канал, если он не поражен, может вести огонь в виде
пуассоновского потока успешных выстрелов по любому огневому средству
противника.
Среднее время полета ракеты (снаряда) много меньше средней
продолжительности боя.
Суммарная боевая мощь определяется средним числом непораженных огневых
каналов, а не их случайным числом в данный момент времени.
В первой из рассматриваемых моделей предполагается, что обе стороны ведут
высокоорганизованный бой. Каждый выстрел является прицельным. Один выстрел
может поразить только одну цель, после поражения которой огонь практически
мгновенно переносится на непораженную цель.
Во второй модели бой должным образом не организован. Пуассоновский поток
успешных выстрелов каждой из группировок распределен равновероятно по всем
огневым средствам противника. Информация о поражении цели не поступает.
Огонь может вестись как по непораженному, так и по пораженному объекту. Один
успешный выстрел может поразить только одну цель.
Мероприятия по РЭБ, проводимые каждой из сторон, могут привести к
снижению как средней плотности пуассоновского потока обобщенных выстрелов
( lA , lB ), так вероятности поражения цели одним выстрелом ( PA , PB ).
Соответственно плотности потока успешных выстрелов L A и L B оказываются

36
сравнительно малыми. По этой причине среднее время, необходимое для
поражения одной цели, оказывается много больше среднего времени полета ракеты
(снаряда) до цели. Все сказанное позволяет утверждать, что основное допущение об
определяющем влиянии на интегральную боевую мощь в каждой из группировок
среднего числа непораженных огневых средств, при ведении РЭБ, являются
выполненными даже в случае сравнительно небольшой их численности.
Определим изменение во времени средних значений численностей группировок
mA и mB в случае высокоорганизованного боя (модель I). Пусть в момент времени
t=0 численности группировок составляли:
mA ( 0) = N A ; mB ( 0) = N B . (3.4.46)
По истечении времени t средние численности будут составлять mA (t ) и mB ( t ) .
Определим изменение (уменьшение) mA (t ) за время Dt , имеющее место вследствие
огневого воздействия со стороны B. В соответствии со сделанными допущениями
DmA = - L B mB ( t ) Dt . (3.4.47)
После деления обеих частей равенства (3.4.47) на Dt и перехода к пределу при
Dt ® 0 получим первое дифференциальное уравнение динамики боя
dmA
= -L B mB . (3.4.48)
dt
Рассуждая по аналогичной схеме, получим второе дифференциальное
уравнение динамики боя
dmB
= -L A mA . (3.4.49)
dt
Дифференциальные уравнения (3.4.48) и (3.4.49) решаются при начальных
условиях (3.4.46) для m A и mB и начальных условиях для их производных
dmA dmB
t =0 = -L B N B ; t =0 = -L A N A (3.4.50)
dt dt
Чтобы получить аналитическое решение уравнений динамики боя,
продифференцируем уравнение (3.4.48) по времени, тогда с учетом (3.4.49)
получим
d 2 mA
= -L A L B mA . (3.4.51)
dt 2
Если L A и L B не зависят от времени, то решение линейного
дифференциального уравнения (3.4.51) можно записать в следующем виде [6]
mA = C1 e s1t + C2 e s2t .
Здесь S1 и S 2 - корни характеристического уравнения. В данном случае
S1, 2 = ± L A L B . Произвольные постоянные C1 и C2 находятся из начальных
условий (3.4.46) и (3.4.50)

37
1æ LB ö
C1 = ç N A - NB ÷,
2è LA ø

1æ LB ö
C2 = ç NA - NB ÷.
2è LA ø

Соответственно

1æ L B ö ~t 1 æ L B ö - ~t
mA = ç N A - NB ÷e + ç NA + NB ÷e ,
2è LA ø 2è LA ø
~
где t = L AL B t . (3.4.52)
Рассуждая аналогичным образом, получим решение второго уровня

1æ L A ö ~t 1 æ L A ö - ~t
mB = çNB - NA ÷e + ç NB + N A ÷e .
2è LB ø 2è LB ø
~ ~
Используя известные определения гиперболических функций cht и sht
~ ~ ~ ~
~ e +e ~ e -e
t -t t -t

cht = , sht = ,
2 2
запишем окончательное решение уравнений (3.4.48) и (3.4.49)
mA ~ N LB ~
= cht - B sht , (3.4.53)
NA NA LA

mB ~ N LA ~
= cht - A sht . (3.4.54)
NB NB LB
Полученное решение позволяет получить изменение во времени средней
численности огневых средств конфликтующих группировок в зависимости от
соотношения их боевых возможностей. Последние, как известно [52],
определяются количественно-качественными показателями огневых средств
каждой из сторон. В рассматриваемом случае количественными показателями
являются численности огневых средств группировок ( N A и N B ). Качественными
показателями являются их огневые производительности L A и L B , определяемые в
свою очередь количественно-качественными характеристиками средств и способов
РЭБ. Количественную оценку соотношения боевых возможностей целесообразно
производить с помощью соответствующего коэффициента KБВ , определяемого из
(3.4.54),
NA LA
KБВ= . (3.4.55)
NB LB
Представляется целесообразным KБВ называть коэффициентом начальных
боевых возможностей конфликтующих сторон A и B. Если KБВ >1, то можно
говорить о начальном превосходстве бороны A над стороной B. В противном
случае (KБВ <1) начальное превосходство имеется у стороны B.

38
В модели без переноса огня (модель II) изменение средней численности
группировки A будет определяться не только средней интенсивностью успешных
выстрелов со стороны группировки B, но и вероятностью того, что из-за отсутствия
переноса огня, рассматриваемый выстрел произведен именно по еще не
пораженной цели. Эта вероятность, при сделанных предположениях, будет равна
m
отношению A , где mA - среднее число не пораженных целей в момент времени
NA
m
t.Тогда DmA = - mB L B A Dt . (3.4.56)
NA
После перехода к пределу при Dt ® 0 , получим первое дифференциальное
уравнение модели II.
dmA m
= -L B mB A . (3.4.57)
dt NA
Аналогичным образом получается второе дифференциальное уравнение
dmB m
= -L A mA B . (3.4.58)
dt NB
Решение уравнений (3.4.57) и (3.4.58) при начальных условиях t=0: m A = N A ,
mB = N B , позволяет получит следующие выражения для относительных
численностей группировок A и B, имеющих место в момент времени t [17]:
mA u2 - u1
= , (3.4.59)
N A u2 e u2 - u1 ) t - u1
(

mB u1 - u2
= , (3.4.60)
N B u1 e u1 - u2 ) t - u2
(

где
LANA L N
u1 = , u2 = B B . (3.4.61)
NB NA
Коэффициент начальных боевых возможностей сторон KБВ в данном случае,
как и ранее, может быть определен следующим образом
u1 N LA
KБВ= = A . (3.4.62)
u2 NB LB
Прежде чем переходить к сравнению моделей I и II, рассмотрим один из
вариантов динамики боя, имеющей прямое отношение к показателям
эффективности РЭБ. Речь идет о случае, когда одна из сторон имеет возможность
нанести и наносит упреждающий удар по объектам противника. Допустим, что
удар наносит сторона A. Это означает, что в течение некоторого времени Dt A
только сторона A ведет огонь по объектам стороны B с плотностью L A N A
успешных выстрелов в единицу времени, что приводит к уменьшению средней
численности группировки B на величину L A N A Dt A к моменту начала
двустороннего боя.

39
В случае модели I коэффициент начальных боевых возможностей сторон,
определяемый формулой (3.4.55) для момента времени Dt A , запишется следующим
образом:
NA LA
KБВ ( Dt A ) = , (3.4.63)
N B* LB

где N B* = N B - N A L A Dt A . (3.4.64)
Средняя относительная численность группировки B в момент времени t в
соответствии с (3.4.54) определяется следующим выражением
mB
= cht~ - KБВ ( Dt A ) sht~ , (3.4.65)
N B*
~ ~
где t~ = t - D tA . (3.4.66)
Соответственно
mA
= cht~ - sht~ / KБВ ( Dt A ) . (3.4.67)
NA
Если имеет место модель II (бой без переноса огня), то в течение времени
0 < t £ Dt A в выражениях (3.4.59) и (3.4.60) u2 = 0 . Следовательно
mA ( Dt A ) = N A ,

æ N ö
N B* = mB ( Dt A ) = N B expç - L A A Dt A ÷ . (3.4.68)
è NB ø
Соответственно, средние относительные численности группировок A и B в
момент времени t > Dt A определяются следующими выражениями.

mA u2 ( Dt A ) - u1 ( Dt A )
= , (3.4.69)
N A u2 ( Dt A )e( u2 ( Dt A )- u1 ( Dt A ) )( t - Dt A ) - u1 ( Dt A )

mB u1 ( Dt A ) - u2 ( Dt A )
= .
N B u1 ( Dt A )e( u1 ( Dt A )- u2 ( Dt A ) )( t - Dt A ) - u2 ( Dt A )
*

Коэффициент начальных боевых возможностей KБВ ( Dt A ) в соответствии с


(3.4.62) и с учетом (3.4.68) определится выражением

u1 ( Dt A ) NA LA
KБВ ( Dt A ) = = . (3.4.71)
u2 ( Dt A ) N B mB ( Dt A ) LB

40
Рис. 3.7
Поясним полученные результаты на конкретном учебном примере динамики
дальнего ракетного боя двух группировок истребителей A и B одинаковой
численности ( N A = N B = 30 ) с однотипными бортовыми РЛС (рис. 3.7). На каждом
истребителе установлены станции активных помех, предназначенные для
подавления радиолокационных головок самонаведения (РГС) ракет типа “Воздух-
Воздух”. Маскирующие помехи бортовым РЛС истребителей не создаются.
Истребители стороны A имеют более высокие показатели по эффективности РЭБ,
чем истребители стороны B. Эффективная площадь рассеяния (ЭПР) истребителя A
в 2 раза меньше ЭПР истребителя B. РГС истребителя A имеет более высокий
уровень защиты от имитирующих помех, чем РТС истребителя B. Имитирующие
помеховые сигналы станции помех истребителя A преодолевают схемы защиты
РГС ракет истребителя B.
Количественно это выражается в том, что вероятность поражения истребителя
B одним обобщенным выстрелом (одной ракетой) истребителя A
( )
Pпораж ( B) = P B A = 0,2 , в то время как вероятность поражения истребителя A

( )
одной ракетой истребителя B Pпораж ( A) = P B A = 0,1 . Если предположить, что
средние плотности потоков ракет, выпускаемых сторонами A и B, одинаковы и
1
пуски производятся через 40с, т.е. lA = lB = 1 c , то средние плотности потоков
40
успешных выстрелов (пусков) каждой из сторон соответственно будут

( )
L A = lA P B A ; ( )
L B = lB P A B ;

0,2 0,1
LA = l 1 c; LB = l 1c.
40 40
Вследствие большей радиолокационной заметности истребители стороны B
обнаруживаются на дальности, в 1,2 раза превышающей дальность обнаружения их
бортовых РЛС. Это позволяет стороне A осуществить упреждающие пуски ракет
“Воздух-Воздух” с дальности D0 = 120 км, в то время как сторона B может вести
ответные прицельные пуски с дальности только D( t - Dt A ) =100км (рис.3.7).

41
Предполагается, что ракетный бой заканчивается, когда дальность между
группировками составит 20км. При скорости полета истребителей A и B, равной
250м/c (скорость сближения 500м/c), продолжительность упреждающего удара
составит Dt A =40с. Продолжительность двустороннего боя будет равна 160с. Общая
продолжительность боя двух группировок составит 200с.
Коэффициент боевых возможностей сторон и численность группировок при
реализации модели I в соответствии с (3.4.63),(3.4.67) составит
5
KБВ ( Dt A ) = 2 = 1,77 ; N B* = 24 ; t~ = 0,566c ;
4
mB mA
= 0,11 ; mB = 2,64 ; = 0,83 ; m A = 24,9 .
N B* NA
В случае реализации модели II, и в соответствии с (3.4.69),(3.4.70) получим:
mA mB
= 0,797 ; mA = 23,9 ; = 0,49 ; mB = 12,1 .
NA N B*
Приведенный учебный пример показывает, что коэффициент начальных
боевых возможностей KБВ позволяет количественно оценивать эффективность
различных мероприятий по РЭБ. В рассмотренном примере показано, что
снижение вдвое ЭПР самолета и вероятности поражения его одним выстрелом в
воздушном бою по сравнению с самолетом противника (KБВ=1,41) позволяет
стороне A, при ведении высокоорганизованного боя (модель I), практически
полностью разгромить противника на этапе дальнего ракетного боя ( mB = 2,64 ),
понеся при этом относительно небольшие средние потери ( mA = 24,9 ). При
ведении менее организованного боя (модель II). Эффективность боевых действий
для стороны A оказывается заметно меньшей mB = 12,1 , mA = 23,9 .
Таким образом, в рассматриваемом примере сторона A путем повышения
качества управления (реализация модели I вместо модели II) увеличивает
эффективность огня более чем в четыре раза. Обращает на себя внимание
повышенная чувствительность коэффициента начальных боевых возможностей к
сравнительно небольшим различиям в качестве мероприятий по РЭБ как части
РЭП, так и РЭЗ. Например, если в предыдущем примере при всех прочих равных
условиях небольшое количественное различие в эффективности мероприятий по
РЭБ состоит лишь в величине вероятностей поражений одним выстрелом
( ) ( )
( P B A = 0,2 , P A B = 0,16 , KБВ =1,12), то при ведении высокоорганизованного боя
средняя численность группировок по истечении 200 секунд составит: mB = 8,4 ,
mA = 15,3 . Бой завершается практически при двойном превосходстве сторон A.
Уравнения динамики средних могут применяться в достаточно большом числе
вариантов ведения боевых действий. Модель I впервые исследовалась в работах
штабс-капитана русской армии Осипова (1915г.) и английского ученого Ланчестера
(1916).
Модель II была предложена и исследована Е. С. Вентцель. Она же установила
связь рассмотренных моделей с марковскими процессами [17, 53].

42
Следует иметь в виду, что достоверность рассмотренного метода может
оказаться недостаточной на завершающем этапе боя, когда средние численности
группировок малы и процесс их изменения оказывается разрывным. В этом случае
целесообразно аналитические исследования дополнять имитационным
моделированием динамики боя. Как уже отмечалось ранее, при воздействии
преднамеренных помех L A и L B малы и результаты оценок оказываются
приемлемыми при малых mA и mB .

3.5. Военно-экономические показатели эффективности


РЭБ
Рассмотренные ранее критерии не позволяют в полной мере производить
комплексную оценку эффективности средств и способов РЭБ. Необходимо еще
знать потребные затраты как на производство аппаратуры и ее эксплуатацию, так и
на боевое применение. В частности, для средств РЭБ принципиальным является
вопрос об обеспеченности их устойчивости к контрмерам противника. Показателем
такой устойчивости может быть среднее время жизни средства или способа в
типовых условиях обстановки. Эффективность должна обеспечиваться в течение
всего времени жизни, что повышает стоимость средства (способа).
Важное место при рассмотрении экономической стороны РЭБ является оценка
предотвращенного ущерба, имеющего место в динамике РЭБ.
В принципе, существует оптимальное соотношение между эффективностью и
стоимостью. Чем эффективнее средство, тем, как правило, оно имеет более
высокую стоимость. Дешевые средства РЭБ чаще всего малоэффективны, либо
имеют малое время жизни. Существование оптимального соотношения между
эффективностью и стоимостью поясняет рис.3.8. Здесь N - количество однородных
элементов, обеспечивающих эффективность РЭБ (например, это может быть число
микросхем), Э - эффективность, выраженная в соответствующих единицах
(например, осредненная вероятность прорыва ПВО, средняя величина
предотвращенного ущерба). С - стоимость соответствующего количества
1
выбранных элементов. Очевидно, что произведение Э , как функция N, имеет
С
экстремальное значение. Соответствующий вариант Bопт и значение Nопт являются
оптимальными. На практике не всегда выбирается оптимальное значение N. В
зависимости от конкретной задачи, условий обстановки, с учетом располагаемого
опыта и реальных возможностей может быть выбран тот или иной вариант ( B1 или
B2 ) с числом элементов N 1 , или N 2 , с соответствующими им эффективностями
(Э1, Э2) и стоимостями ( C1 и C2 ). В общем случае военно-экономические оценки
требуют решения достаточно сложных задач, представляющих самостоятельный
интерес. Практически эти оценки проводятся на стадии проектирования
аппаратуры. Военно-экономический анализ требуется и при определении наряда
сил и средств, потребного для реализации конкретного способа ведения РЭБ.

43
Рис. 3.8
Военно-экономический показатель во многих случаях является основным для
принимающего решения.

44
4. Активные помехи радиолокационным
станциям. Уравнение радиоэлектронного
подавления

4.1. Исходные положения


Нанесение информационного ущерба путем создания преднамеренных
помех РЛС имеет место, если выполнены энергетические условия ее подавления,
т.е. отношение мощности помехи на входе приемника РЛС, определяемое в
полосе пропускания его линейной части, к мощности полезного (отраженного)
сигнала равно или превышает коэффициент подавления. Последний
определяется видом и параметрами помехового и полезного сигналов, а также
реализованной в объекте подавления схемой их обработки. В зависимости от
способа формирования помехового сигнала. Эффективность его воздействия на
объект подавления будет различной.
Последнее обстоятельство для маскирующих помех учитывается путем
введения энергетического коэффициента качества hE , определяемого
выражением (3.3.18). Величина наносимого информационного ущерба зависит
от энергетических показателей как объекта, так и средства подавления.
Количественно информационный ущерб, наносимый РЛС, определяют
размерами зоны подавления, которая во многих случаях представляет собой
некоторый участок в пределах зоны обнаружения подавляемой РЛС.
На его границах отношение мощностей помехового и полезного сигналов
равно коэффициенту подавления. Внутри участка это отношение его превышает.
Уравнение радиоэлектронного подавления РЛС дает возможность аналитически
определять форму и размеры зоны подавления РЛС в складывающейся
радиоэлектронной обстановке.
Под уравнением радиоэлектронного подавления (РЭП) понимается
аналитическая зависимость отношения мощностей помехового и полезного
сигналов -K, отнесенного к полосе пропускания линейной части приемника, от
совокупности факторов, определяемых электрическими, частотными,
пространственно-временными характеристиками излучений, порождаемых
объектами и средствами подавления, условиями распространения радиоволн,
радиолокационной заметностью прикрываемого объекта. Ниже приводится
вывод уравнения РЭП в случае создания преднамеренных активных помех
одиночной однопозиционной РЛС и проводится его анализ. Рассматриваются
особенности подавления активными помехами РЛС различного вида и
назначения. Определяются условия оптимизации параметров маскирующих
помеховых сигналов. Имитирующие помехи РЛС отдельно не рассматриваются.
Оговариваются лишь особенности уравнения РЭП, имеющих место в этом
случае ( Df P = Df C , K P = 1 и др.).

4.2. Уравнение РЭП однопозиционной РЛС


активными помехами (общий случай)
Предполагается, что помехи создаются постановщиком помех ПП (точечный
источник) в интересах прикрытия боевого порядка самолетов БП (рис. 4.1). По
1
условиям задачи необходимо определить отношение мощностей помехового
(PP (
вx ) и полезного PC вx ) сигналов -K на входе приемника, а именно:
. (4.2.1)

Рис. 4.1
Условие подавления, определяющее зону подавления и ее границы, в
соответствии со сказанным, запишется следующим образом
K ³ KP , (4.2.2)
где K P - коэффициент подавления. Чтобы записать уравнение РЭП, необходимо
определить (PP bx и ( P bx
C при соответствующих параметрах объектов и
средств подавления.
Введем обозначения для параметров, характеризующих станцию помех и
подавляемую РЛС (рис. 4.1).
Параметры, характеризующие систему, создающую помехи:
PP - мощность помехового сигнала на входе антенны (средняя или
импульсная в зависимости от вида помех);
GP - максимальное значение коэффициента усиления антенны станции
помех;
Df P - эффективная ширина спектра помехового сигнала;
g P - коэффициент, учитывающий различие поляризаций антенн станции
помех и подавляемой РЛС;
s dP - эффективная площадь рассеяния прикрываемого помехами боевого
порядка (бП);

2
FP (F, Q ) - нормированная диаграмма направленности по полю антенны
станции помех;
DP , F P , Q P - полярные координаты постановщика помех. Начало
координат в точке расположения РЛС. Углы F P , Q P - отсчитываются в
соответствующих плоскостях от максимума диаграммы направленности антенны
(ДНА), подавляемой РЛС;
DP , F C , Q C - полярные координаты РЛС. Начало координат в точке ПП;
DC - дальность до прикрываемого боевого порядка.
Параметры, характеризующие подавляемое устройство:
PC - мощность подавляемой РЛС, определяется с учетом КПД фидерного
тракта (импульсная или средняя в зависимости от вида РЛС);
G C - максимальный коэффициент усиления антенны РЛС;

FC (F, Q ) - нормированная ДНА подавляемой РЛС по полю;


Df C - эквивалентная полоса пропускания;
AC - эффективная (действующая) площадь антенны РЛС, согласованной с
приемником
G C l2
AC = .
4p
Определим мощность помехового сигнала на входе подавляемого приемника
в пределах полосы пропускания его линейной части - PP bx . При этом будем (
руководствоваться известной формулой идеальной радиопередачи, в
соответствии с которой плотность потока излучаемой энергии (мощности) p в
единичном телесном угле (модуль вектора Умова - Пойнтинга) определяется
следующим образом:
PS 1
p= = EH , (4.2.3)
4pD 2
2
где PS - мощность изотропного излучателя,
E и H - амплитуды электрического и магнитного поля.
E
= Z 0 = 120p .ом, волновое сопротивление свободного пространства.
H
В соответствии со сказанным плотность потока мощности помехового
сигнала на входе антенны РЛС в общем случае определяется формулой
PP GP FP2 ( F C , Q C )
PP = GP2 P ,RL C 10 - 0 ,1a LP (4.2.4)
4pDP2
где a - коэффициент, учитывающий затухание помехового излучения на
участке протяженностью LP (дБ/км),

3
GP P , RLC - интерференционный множитель, учитывающий влияние земли
(моря) на участке постановщик помех РЛС [30, 55].
Мощность на входе приемника подавляемой РЛС

(P P
bx = pP AC FC2 ( F P Q P )g P + PШ (4.2.5)

Здесь PШ - мощность собственных шумов приемного устройства в полосе


пропускания его линейной части Df PR
PШ=kTNШ Df PR , (4.2.6)

где k=1,38 × 10 - 23 Вт/КГц - постоянная Больцмана;


T - абсолютная температура;
NШ - коэффициент шума приемника.
Обычно мощность преднамеренного помехового сигнала значительно
превышает мощность собственного шума. Это позволяет пренебречь вторым
слагаемым в (4.2.5), т.е. полагать

(P P
bx = pP AC FC2 ( F P Q P )g P (4.2.7)

Непосредственно в приемник попадает только часть мощности


преднамеренных помех, определяемая соотношением ширины спектра
помехового сигнала и полосы пропускания приемника. В предположении
прямоугольной аппроксимации спектра маскирующего помехового сигнала и
амплитудно-частотной характеристики линейной части приемника подавляемой
РЛС, мощность помехи на входе приемника в пределах полосы пропускания его
линейной части определится следующим образом:
Df PR
(P P bx = pP AC FC2 ( F P Q P )g P
Df P
.

Окончательно с учетом (4.2.4) получим


PP GP Df
(P P bx =
4pDP2
AC FC2 ( F P Q P ) FC2 (F P , Q P )g P PR GP2 P , RLC 10 - 0 ,1a LP
Df P
(4.2.8)

Предполагается, что Df P ³ Df PR . В случае имитирующего помехового


сигнала Df P = Df PR .
Аналогичным образом для мощности полезного сигнала на входе приемника
подавляемой РЛС можно записать
PC GC s dP
(P P bx =
4pDC 4pDC
2 2 AC GRL C ,d P 10
4 - 0 , 2 a LP
(4.2.9)

Здесь GRL
4
C ,d P - интерференционный множитель, учитывающий влияние
земли (подстилающей поверхности) на участке РЛС - боевой порядок.
Подставляя (4.2.8) и (4.2.9) в (4.2.1), получим искомое уравнение РЭП
активными помехами РЛС

4
æ PP PP GP Df PR 4p DC4 GP P ,RL C 0 ,1a LP
2

K =ç bx = g F (F Q ) F (F , Q )
2 2
10
è PC PC GC Df P P C P P C P P sdP DP2 GRL 4
C ,d P

(4.2.10)

Рис. 4.2
На рис. 4.2 представлена в соответствии с (4.2.10) качественная картина
зависимости коэффициента K от DC при различных фиксированных значениях
DP . По мере приближения к РЛС величина отношения мощностей помехи и
сигнала на входе подавляемого приемника K уменьшается. При достижении K
значения меньшего K P требуемая степень подавления не достигается. Значение
DC соответствующее равенству K = K P определяет границу зоны подавления.
На рис. 4.2 таких границ две DC min1 и DC min 2 .
Качественная картина зоны подавления при различных курсовых углах q
прикрываемых целей относительно подавляемой РЛС и фиксированных
координатах постановщика маскирующих помех приведена на рис. 4.3. Когда
постановщик помех, прикрываемый боевой порядок и подавляемая РЛС
находятся в створе ( q = 0) FC2 (0,0) (ОдБ), коэффициент K имеет наибольшее
значение, а соответствующая дальность обнаружения минимальна. Ее принято
называть минимальной дальностью подавления DC min . При курсовых углах q1 и
q2 имеем FC2 ( F P , Q P ) < 1 , поэтому помеховое воздействие уменьшается, а
дальность обнаружения цели возрастает. Курсовому углу q1 соответствует
дальность обнаружения DC1 , имеющая место, например, при воздействии помех
на уровне FC2 ( F P , Q P ) порядка -10дБ. Курсовому углу q2 соответствует
дальность DC 2 , имеющая место при значении FC2 ( F P , Q P ) , примерно равном -
20дБ. Условно границы зоны подавления показаны на рис.4.3 штриховкой.

5
Рис. 4.3
Из сказанного следует, что ширина сектора подавления DF P однозначно
определяется обеспечиваемой дальностью подавления при воздействии по
боковым лепесткам ДНА РЛС. Если, например, сектору подавления по
основному лепестку ДНА F P = F 0 , 5 ( ) соответствует дальность DC min =10км, то
сектору подавления, имеющему место при воздействии помех на уровне
F 2 ( F P , Q P ) = -20 дБ, соответствует дальность DC (-20дБ)=32км. В
последующем этот вопрос излагается более детально.
В рассмотренном варианте уравнения РЭП помеховый источник был
вынесен из боевого порядка самолетов. Если помехи создаются из боевого
порядка самолетов и средства помех установлены непосредственно на
прикрываемом самолете (самоприкрытие) дальности и DP совпадают ( DC = DP ),
уравнение (4.2.10) приводится к следующему виду:
PP G P Df PR 4p 2 1
K= g P FC2 (F P Q P ) FP2 ( F P , Q P ) DC 4 10 0 ,1a LP . (4.2.11)
PC G C Df P s dP GRL C ,dP
Качественно зависимость K от DC , определяемая уравнением (4.2.11),
приведена на рис. 4.4. По мере приближения самолета со станцией активных
помех к подавляемой РЛС отношение мощностей помехового и полезного
сигналов падает и соответственно снижается эффективность помех. Это
объясняется тем, что по мере сближения мощность полезного сигнала возрастает
обратно пропорционально четвертой степени расстояния, а мощность
помехового сигнала возрастает обратно пропорционально лишь квадрату
расстояния.

6
Рис. 4.4
Минимальная дальность подавления DC min в случае самоприкрытия, когда
K = K P . Подавление также может иметь место вследствие ограниченного
динамического диапазона приемного устройства. Начиная с дальности DP 2
абсолютная величина мощности помехового сигнала на входе приемника PP bx (
превышает допустимый уровень, определяемый динамическим диапазоном АРЦ
или логарифмического усилителя. В этом случае приемное устройство теряет
способность выделять полезный сигнал даже в том случае, когда его мощность
превышает уровень помехи. Остановимся кратко на характеристиках и методах
определения отдельных параметров, входящих в уравнение РЭП (4.2.10). К ним
относятся: поляризационный коэффициент g P , эффективная площадь рассеяния
боевого порядка sdP , интерференционные множители.

Поляризационный коэффициент

В общем случае коэффициент, учитывающий различие поляризационных


характеристик приемной и передающей антенн g P , определяется как квадрат
модуля скалярного произведения двух комплексных единичных векторов n E и
nA , представляющих соответственно поляризационные характеристики
Электрического поля E , подающего на приемную антенну, и поля,
порождаемого приемной антенной, при ее работе на излучение [56]:
2
g P = nE n A . (4.2.12)

Здесь
E F
nE = 2 2
; nA = 2 2
. (4.2.13)
EF + EQ FF + FQ

EF и EQ , FF и FQ - проекции векторов E и F в сферической системе


координат,

7
F - вектор излучения, его величина определяется выражением

F= ò je ik r cos J
dV , (4.2.14)

где j - вектор плотности электрического тока в антенне, работающей на


излучение,
r - модуль радиуса-вектора элемента тока в области интегрирования V,
J - угол между радиусами-векторами элемента тока в области
интегрирования r и точки наблюдения R ,
2p
k= - волновое число (коэффициент распространения).
l
В зоне дифракции Фраунгофера R >> r вектор F однозначно определяет
электрический вектор Герца P [29, 56]
1 e - ikR
P= F,
4piwe R
где e - диэлектрическая проницаемость.
Электрический вектор поля E соответственно определяется выражениями
wm e - ikR
E= F^ , F ^ = Fi Q + Fj ij ,
4pi R
i Q и i F - единичные векторы (орты) в сферической системе координат,
m - магнитная проницаемость.

F = - I¶ l ,

где I ¶ - ток диполя, l - вектор, направленный вдоль оси диполя, по модулю


равный его длине.
Мощность PPR , поступающая от приемной антенны в согласованную
нагрузку, будет равна [56]
l2 G (F, Q ) E 2 2
PPR = nE nA . (4.2.15)
4p 120p
E2
Здесь - плотность потока мощности плоской волны, падающей на
120p
приемную антенну,
G (F, Q ) - коэффициент усиления приемной антенны,
l - длина волны.
В том случае, когда поляризации обеих антенн линейные, векторы n E и n A
будут действительными, а их скалярное произведение равно cos y , где y -

8
пространственный угол между векторами. При этих условиях поляризационный
коэффициент равен
g n = cos 2 y . (4.2.16)
Если поляризации эллиптические, необходимо учитывать комплексный
характер единичных векторов n E и n A , представляющих векторы E и F . По
определению (4.2.13) единичные векторы удовлетворяют следующим
равенствам
* 2
nE nE = 1, nE =1
* 2
n A n A = 1, nA = 1. (4.2.17)
* *
n E и n A - соответствующие комплексно сопряженные векторы.
Как следует из (4.2.13), они отличаются от E и F лишь вещественными
множителями, а потому имеют одинаковые с ними поляризационные
характеристики. Это позволяет в последующем при рассмотрении
поляризационных характеристик ограничиться исследованием только указанных
единичных векторов. В плоскости, перпендикулярной вектору Умова -
Пойнтинга, каждый из них может быть представлен в виде линейной
комбинации единичных координатных векторов i F и i Q :

n E = ( nE )F i F + ( nE )Q i Q , (4.2.18)

n A = (nA )F iF + ( nA )Q iQ ,

где (n )
E F
, (n )
E Q
и (n ) A F
, (n )
A Q
- комплексные величины, которые в
показательной форме записываются следующим образом:
EF
( nE F
= 2 2
e i arg E F ,
E F + EQ

EF
( nE F
= 2 2
e i arg E Q ,
E F + EQ

FF
( nA F
= 2 2
e i arg FF , (4.2.19)
FF + FQ

FQ
( nA Q
= 2 2
e i arg FQ .
FF + FQ

Введем в (4.2.19) новые обозначения для модулей комплексных величин


(n E F , (n E Q (n A F и (n E Q . Этим величинам соответствуют:

9
EF FF
cos a = 2 2
; cos b = 2 2
(4.2.20)
E F + EQ FF + FQ

p
0£a, b £ .
2
С учетом (4.2.19) и (4.2.20) запишем (4.2.18) в более удобном для
дальнейших преобразований виде:

( )
n E = cos a i F + sin aeig i Q e i arg E F ;

g = arg EQ - arg EF ;

n A = (cos b i F + sin be id i Q )e i arg FF ;

d = arg FQ - arg FF .
Полагая arg EF = arg FF = 0 , что можно сделать путем выбора начала отсчета
времени, но сохраняя, естественно, разности фаз g и d , преобразуем (4.2.21) к
следующему виду:

( )
n E = cos a i F + sin ae ig i Q = cos a i F + sin a ( cos g + i sin g )i Q ,

n A = cos b i F + sin b ( cos d + i sin d ) i Q . (4.2.22)

Учитывая, что iF iF = 1 , i Q i Q = 1, i F iQ = 0 , определим скалярное


произведение единичных векторов n E и n A :

( n E ) = cos a cos b + sin a sin b (cos g + i sin g )( cos d + i sin d ) =

= cos a cos b + sin a sin b cos(g + d ) + i sin a sin b sin (g + d ) /


Искомый поляризационный коэффициент определяется, в соответствии с
(4.2.12), следующим выражением:
1
g P = n E n A = cos 2 a cos 2 b + sin 2 a sin 2 b + sin 2a sin 2b cos(g + d ) ;
2

2
p
0£a, b£ . (4.2.23)
2
Чтобы определиться с порядком расчетов g P с помощью полученной
формулы, уточним физический смысл и параметры векторов n E и n A . С этой
целью, используя (4.2.22), определим действительную часть вектора n E в
момент времени t

Re( n E e iwt ) = Re(cos ae iw t i F + sin ae i (w t + g ) =

= cos a cos wti F + sin a cos(wt + g )iQ . (4.2.24)

Из (4.2.24), представляющего мгновенное значение n E , следует, что вектор


n E состоит из двух ортогональных неравных по амплитуде гармонических

10
колебаний с одинаковой частотой w и сдвигом фазы g . Конец вектора
2p
Re( n E e iwt ) за период T = описывает поляризационный эллипс, аналогичный
w
представленному уравнением (2.2.5). В данном случае cos a соответствует EF 0 ,
а sin a - EQ 0 . Отношение амплитуд E F 0 и EQ 0 равно
E F 0 cos a
= = ctga .
EQ 0 sin a
Анализируя уравнение поляризационного эллипса (2.2.5), можно показать,
что между параметрами поляризационного эллипса существуют следующие
зависимости
2
æ EF 0 ö m2 tg 2y - 1
ç ÷ = 2 , (4.2.25)
è EQ 0 ø m + tg 2y

tg 2y æ EF 0 2 ö
cos d = ç( ) - 1÷ . (4.2.26)
EF 0 è EQ 0 ø
2
EQ 0

В случае поляризационного эллипса вектора Re( n E e iwt ) формулы (4.2.25) и


(4.2.26) имеют вид:
m 2 tg 2y - 1
ctg a = 2
2
, (4.2.27)
m + tg 2y

tg 2y
cos g =
2ctga
(ctg 2a - 1) . (4.2.28)

Здесь m - коэффициент равномерности (эллиптичности) поляризационного


эллипса
b
m= , (4.2.29)
a
y - угол между большой полуосью эллипса поляризации и некоторым
направлением 0F (рис. 4.5).

Рис. 4.5

11
Параметры m и y могут быть определены из поляризационной диаграммы.
Последняя строится путем вращения вокруг продольной оси индикаторной
антенны с линейной поляризацией, ориентированной в направлении
приходящего сигнала. Эта кривая, построенная в полярной системе координат,
представляет собой не поляризационный эллипс, а геометрическое место
максимальных проекций вращающегося вектора поля на поворачивающуюся
линию, соответствующую поляризации вращаемой индикаторной антенны (рис.
4.6).

Рис. 4.6
Если известны a и g , то соотношения (4.2.27) и (4.2.28) могут быть
разрешены относительно y и m:
2ctga cos g
tg 2y = , (4.2.30)
ctg 2a - 1

1 - ctg 2atg 2y
m2 = . (4.2.31)
ctg 2a - tg 2y

Аналогичные формулы могут быть записаны и для единичного вектора n A


( m¢ ) 2 tg 2y ¢ + 1
ctg b =
2
, (4.2.32)
( m¢ ) 2 + tg 2y ¢
tg 2y ¢
cos d =
2ctgb
( ctg 2 b - 1) , (4.2.33)

2ctgb cos d
tg 2y ¢ = , (4.2.34)
ctg 2 b - 1

1 - ctg 2 btg 2y ¢
( m¢ ) 2 = . (4.1.35)
ctg 2 b - tg 2y ¢
Обратимся теперь к анализу аналитического выражения (4.2.23). Определим
условия, при которых g P достигает максимального и минимального значения. В
первом случае g P =1, во втором g P =0. Из (4.2.23), с учетом ограничений,
наложенных на a и b , следует, что значение g P максимально, когда

12
cos(g + d ) = 1, и минимально, когда cos(g + d ) = -1. После подстановки
указанных значений в (4.2.23) и некоторых тригонометрических преобразований
получим выражения для максимальных и минимальных значений g P :

max g P = cos 2 (a - b ) , (4.2.36)

min g P = cos 2 (a + b ) . (4.2.37)


Абсолютному максимуму g P =1 соответствует условие a - b = 0 , или a = b .
Фазовые сдвиги g + d = 0 , g = -d . Уставим для этого случая с помощью
(4.2.30), (4.2.31), (4.2.34) и (4.2.35) взаимные ориентации поляризационных
эллипсов векторов n E и n A . Пусть, например, эллипс, соответствующий вектору
n E , и определяемый (4.2.24), имеет коэффициент равномерности m, а его
большая полуось составляет угол y с некоторым фиксированным
направлением. Найдем с помощью (4.2.34) и (4.2.35) соответствующие величины
m¢ и y ¢ для эллипса приемной антенны, определяемого вектором n A . Из
(4.2.34) и (4.2.30) следует, что tg 2y ¢ = tg 2y . Из (4.2.35) и (4.2.31)
соответственно получается, что оба эллипса одинаковы по форме и одинаково
ориентированы (их большие полуоси параллельны). Направление вращения
электрических векторов определяется соотношением фазовых сдвигов g и d . В
данном случае (g P = 1) g = -d . Из этого следует, что в соответствии с принятым
правилом определения направления вращения электрического вектора, в обоих
случаях имеет место либо правое, либо левое вращение. При этом для одного и
того же наблюдателя в приходящей и уходящей волне направления вращения
электрического вектора будут противоположными. Следуя установленным
правилам, направление вращения определяет наблюдатель, на которого
ориентирован вектор Умова - Пойнтинга. Так как в данном случае речь идет об
эллипсах поляризации двух волн, распространяющихся в противоположных
направлениях, то наблюдатель, расположенный в одной точке, к которой
приходят волны с противоположных направлений будет фиксировать
противоположные направления вращения электрических векторов в плоскости
перпендикулярной вектору Умова - Пойнтинга.
Рассуждая по аналогичной схеме можно показать [56], что g P = 0 , если
эллипс поляризации, падающего на приемную антенну поля, по форме
аналогичен эллипсу поляризации приемной антенны, но большая полуось его
повернута относительно большой полуоси эллипса приемной антенны на 90град,
направления вращения электрического вектора падающего поля определяется из
условия d = p - g . Физически это означает, что на входе приемника
ортогональные составляющие принимаемого сигнала с эллиптической
поляризацией имеют противоположные фазы и одинаковые амплитуды, а их
сумма будет равна нулю.
Представляет практический интерес определение поляризационного
коэффициента в том случае, когда передающая антенна имеет эллиптическую
поляризацию, а приемная антенна ( объекта РЭП) линейную. Единичный вектор
n A будет тогда не комплексным, а действительным, что позволяет полагать
b = 0 . В соответствии с (4.2.23)

13
g P = cos 2 a . (4.2.38)

cos 2 a выражается через ctg 2a тождеством

ctg 2a
cos a =
2
. (4.2.39)
1 + ctg 2a

Здесь ctg 2a находится с помощью (4.2.27) и поляризационной диаграммы.


В заключение заметим, что поляризационные коэффициенты g P будут
разными в пределах диаграммы направленности антенны в зависимости от углов
F и Q . Эти различия могут быть существенными.
Применение детерминированной поляризационной характеристики
передающей антенны станции помех, в принципе, позволяет подавляемому
ослабить помеховое воздействие путем применения приемных антенн с
адаптивными поляризационными характеристиками.
Повышение устойчивости к контрмерам может быть достигнуто путем
рандомизации поляризации помехового излучения. Если, например, угол y в
плоскости вращения электрического вектора помехового излучения является
случайной величиной с равномерной плотностью вероятности в диапазоне углов
1
0,2p , равной p(y ) = , то математическое ожидание g P = cos 2 y будет равно:
2p
2p
1 1
M (g P ) = ò cos
2
ydy = . (4.2.40)
2p 0
2

Интерференционный множитель

Необходимость учета влияния земной или водной поверхности на


эффективность воздействия активных помех проявляется при подавлении
наземных и корабельных РЛС в интересах прикрытия летательных аппаратов,
осуществляющих полет на малых высотах. Физическую сущность эффекта и
способы его количественной оценки можно пояснить на примере работы РЛС,
осуществляющей обнаружение воздушной цели, находящейся на большом
расстоянии ( в зоне дифракции Фраунгофера) и достаточно малой высоте.
Электрический центр антенны РЛС предполагается расположенным в точке 0 на
высоте h. Поверхность земли считается локально плоской. Если точка
наблюдения A достаточно удалена, то угол скольжения y можно полагать
равным углу Q (рис. 4.7). Напряженность электрического поля ES ( A) в точке
наблюдения A определится как сумма полей, порождаемых антенной O и ее
зеркального изображения O * :
E S ( A) = E ( D1 ) + RE ( D2 ) (4.2.41)

14
Рис. 4.7
Здесь R - комплексный коэффициент отражения. Если подстилающая
поверхность представляет собой идеальный проводник, а поляризация антенны
горизонтальная, то RG = -1 . Этой же величине он равен при горизонтальной
поляризации для всех видов почв и в случае вертикальной поляризации для
диэлектрических и полупроводниковых почв, если угол скольжения y
достаточно мал [55]. Таким образом, в первом приближении можно записать
RG = RB = -1, где RB - коэффициент отражения вертикально поляризованного
поля.
Полагая в точке наблюдения A волну плоской, напряженность
монохроматического электрического поля с несущей частотой w можно
определить в соответствии с (4.2.3) следующим выражением:
E0 i ( w t - kD )
E= e (4.2.42)
D
2p
где k = - волновое число, E0 = 60 PS , PS - мощность излучения.
l
Учитывая зависимости D1 и D2 от D0 и Q : D1 = D0 - h sin Q ,
D2 = D0 - h sin Q (рис. 4.7) и полагая D0 >> h sin Q , с учетом (4.2.42) выражение
(4.2.41) можно записать следующим образом:
E0 i (w t - kD0 )
E S ( A) = e 2i sin( kh sin Q ) (4.2.43)
D0
Множитель
GOA = 2 sin( kh sin Q ) (4.2.44)
называется интерференционным множителем на участке ОА. Пределы его
изменения от 0 до 2. В общем случае интерференционный множитель зависит от
шероховатости поверхности, угла скольжения y , комплексной диэлектрической
постоянной материала, поляризации. Конкретные данные приводятся в
соответствующих справочниках [30]. В набольшей степени необходимость учета

15
интерференционных множителей проявляется при малых углах скольжения и
создании активных помех РЛС метрового диапазона волн.
При малых углах скольжения y и соответственно малых значениях Q
формула (4.2.44) может быть преобразована следующим образом.
Z p
Если Q = << 1 и kh sin Q £ , то значение GOA будет составлять
D0 6
4p Z
GOA = h (4.2.45)
l D0
Величины h , l , Z и D0 должны удовлетворять условию
2p Z p
h £ . (4.2.46)
l D0 6
Подставляя (4.2.45) в (4.2.43), можно получить известную квадратичную
формулу Б.А.Введенского, справедливую при достаточно малых углах
скольжения и определяющую амплитуду электрического поля в точке A.
4phZ E0
E S ( A) = . (4.2.47)
l D02
Подстановка в уравнения РЭП (4.2.10) и (4.2.11) значений
интерференционных множителей, определяемых в соответствии с (4.2.45)
позволяет преобразовать их к следующему виду:
DC8 æ Z P2 ö 1
K=A 8 ç 4÷ , (4.2.48)
DP è ZC ø æ 4p ö 2
ç h÷
è l ø
если помехи создаются из вынесенной точки с координатами DP и ZP , то в
случае самоприкрытия получим:
1
K = BDC4 . (4.2.49)
æ 4p
2
ö
ç hZ C ÷
è l ø
Здесь в A и B обозначают все остальные параметры, входящие в указанные
формулы (4.2.10) и (4.2.11).
Анализ формулы (4.2.44), определяющей интерференционный множитель
GOA , указывает на его лепестковый характер, обусловленный множителем
sin( kh sin Q ) , что может существенно сказаться на отношение мощностей
помехи и сигнала k при изменении угловых координат в вертикальной
плоскости, как постановщика помех, так и прикрываемого самолета (вертолета).
На рис. 4.8 показана (качественно) зависимость интерференционного множителя
от угла Q в случае, когда поверхность принимается плоской. Важное значение
для создающего помехи является знание угла отжатия Q1 диаграммы
направленности антенны РЛС вследствие влияния интерференционного
множителя.

16
Рис. 4.8
Углу Q1 соответствует максимум первого лепестка интерференционного
множителя. В этом случае из (4.2.44) следует, что
2p p
hQ1 = ,
l 2
l
следовательно, Q1 = (4.2.50)
4h
При необходимости учета в первом приближении сферичности земной
(водной) поверхности в формулы для интерференционного множителя (4.2.45)
вместо h и Z подставляются приведенные высоты h ¢ и Z ¢ . Обычно, можно
полагать (рис. 4.9)
h¢ = h ; Z ¢ = Z - DZ , (4.2.51)
DC2
где DZ = ,
2a
DC - удаление до точки наблюдения,
a=6370км - радиус Земли.

17
Рис. 4.9

Эффективная площадь рассеяния боевого порядка


летательных аппаратов

Эффективной площадью рассеяния s C обнаруживаемого объекта понимают


отношение мощности сигнала, переизлучаемого облучаемым объектом в
направлении точки приема, к плотности потока мощности p облучающей
локально плоской волны. В соответствии со сказанным
P2
sC = G (F , Q ) , (4.2.52)
p
где P2 - рассеиваемая объектом мощность,

G (F, Q ) - коэффициент усиления эквивалентной антенны, в качестве


которой можно рассматривать данный рассеивающий объект. G (F, Q )
определяется углами F, Q , соответствующими точке приема отраженного
сигнала
Поясним приведенное определение на примере облучения однопозиционной
РЛС плоской идеально проводящей пластины, расположенной в зоне дифракции
Фраунгофера. Рассмотрим случай, когда вектор Умова - Пойнтинга падающей
волны p перпендикулярен облучаемой пластине, а ее характерные габаритные
размеры a и b много больше длины волны l . Электрическое поле падающей
волны порождает в пластине электрические токи, которые в рассматриваемом
случае можно полагать синфазными и равномерно распределенными по
поверхности пластины. Последняя в этих условиях может рассматриваться как
плоская синфазная антенна с равномерным распределением плотности тока по
ее поверхности. Эквивалентную площадь антенны в рассматриваемых условиях
можно полагать равной ее геометрической площади S , коэффициент усиления
G (F, Q ) следует определять для углов F = Q = 0 (рис. 4.10). По определению в
рассматриваемых условиях

18
S
P2 = pS , G (F, Q ) = G (0,0) = 4p . (4.2.53)
l2
Соответственно
2
æ Sö
s C = 4p ç ÷ . (4.2.54)
è lø

Рис. 4.10
Выражение (4.2.54) определяет максимальное значение ЭПР плоской
идеально проводящей пластины. При повороте ее в пространстве на углы F и
Q (положение S ¢ на рис. 4.10) ЭПР в исходной точке приема уменьшится и
будет равна
s C ( F , Q ) = s C F 4 (F , Q ) , (4.2.55)

где F ( F, Q ) - нормированная диаграмма направленности пластины по полю.


Самолет как отражающий объект можно в первом приближении представить
в виде некоторой совокупности отражающих пластин, расположенных под
разными углами к падающей плоской волне. В зависимости от конструктивных
особенностей самолета (вертолета) и его курсового угла относительно РЛС
количество отражающих пластин, их размеры и ориентации, а следовательно и
их ЭПР будут различными, Вследствие резкого изменения ЭПР пластины,
обусловленного четвертой степенью зависимости ЭПР от углов F и Q ,
источники переизлучения, вносящие наибольший вклад в интегральную ЭПР,
часто называют блестящими точками. Опыт показывает, что для современного
самолета число блестящих точек невелико (около десяти).
Сигнал, отраженный от самолета или другого летательного аппарата,
образуется в результате сложения сигналов, отраженных от совокупности
случайным образом расположенных блестящих точек. Амплитуды и фазы,
отраженных от них сигналов, также являются случайными. Приведенные
обстоятельства обусловливают и случайный характер изменения (флуктуации)
огибающей и фазы результирующего отраженного сигнала, что необходимо
учитывать при создании имитирующих помеховых сигналов. Соответственно
ЭПР самолета также представляет собой случайную величину, плотность
вероятности которой является экспоненциальной [57, 58]
1 æ s ö
p(s ) = expç - ÷. (4.2.56)
s CP è s CP ø
Здесь s CP - средняя ЭПР самолета.

19
В последующем, если не оговорено иное, под ЭПР летательного аппарата
будет пониматься s C = s CP . ЭПР боевого порядка (БП) s БП полагается равной
сумме ЭПР объектов (вертолетов, самолетов) находящихся в элементе
разрешения РЛС. Применительно к РЛС первых поколений применялся термин
импульсный объем
M uo

s БП= ås i
(4.2.57)
i =1

s i - ЭПР отдельного объекта,


M uo - число объектов в элементе разрешения (импульсном объеме).
Величина ЭПР самолета (вертолета) существенно зависит от курсового угла
на облучающую РЛС. Меньшее ее значение имеет место при облучении
самолета с передней полусферы. Наибольшее - для РЛС, расположенных на
траверзе.
До сих пор шла речь об отражении от плоских идеально проводящих
элементов. Если поверхность отражающего элемента имеет кривизну, то при
отражении имеет место деполяризация переизлученного сигнала, степень
которой оценивается с помощью поляризационной матрицы рассеяния [58, 59].
Деполяризация может иметь место и по иным причинам, приводящим к
изменению направления тока на рассеивающем элементе.
Если число блестящих точек достаточно велико и их вклад в
результирующий отраженный сигнал примерно одинаков, то математическая
модель случайного процесса, соответствующего флуктуациям отраженного от
самолета (вертолета) сигнала представляется плотностью вероятностей
огибающей, распределенной по закону Релея (1.2.7) и ее временем корреляции,
или соответствующей шириной спектра. Последняя у самолетов, в конструкции
которых не используется технология “стелтс”, не превышает 10Гц [30]. В
сигнале, отраженном от боевого порядка самолетов(вертолетов), в большей
степени проявляются элементы углового шума. Ширина спектра его может
возрасти.

4.3. Приведение уравнения РЭП к каноническому


виду. Методы определения информационного
ущерба
Уравнение радиоэлектронного подавления РЛС (4.2.10), определяющее
приведенное ко входу и полосе пропускания линейной части приемника
отношение мощностей помехового и полезного сигналов, записанное в общем
виде сравнительно громоздко. Его затруднительно непосредственно
использовать для оценки радиоэлектронной обстановки и определения
величины наносимого информационного ущерба (расчета зон подавления
активными помехами РЛС). Решение указанных задач упрощается, если
привести уравнение РЭП к каноническому виду. С этой целью введем два
показателя, отражающих количественную и качественную стороны процесса
РЭП.

20
Пе6рвый показатель KРЭП, равный отношению удельных энергетических
потенциалов объекта и средства подавления, характеризует количественную
сторону
PC GC
Df C
KРЭП= Pn G n . (4.3.1)
Df n
Второй показатель h РЭП, отражающий качественную сторону процесса,
определяется следующим выражением

g n Fn ( F C Q C )
2

h РЭП= 4p , h РЭП>0. (4.3.2)


Kn sd P
Здесь K n - коэффициент подавления РЛС помеховым сигналом данного
вида.
Сторона, создающая помехи, стремится обеспечить требуемое качество
мероприятий по РЭП путем увеличения g n , Fn2 и уменьшения K n и s БП, т.е.
повышая качество помеховых сигналов, совершенствуя подсистему разведки и
управления комплексом РЭП, и снижая радиолокационную заметность
летательных аппаратов или других объектов.
С помощью введенных показателей уравнение (4.2.10), после замены в нем
K на K n и разрешения относительно DC , преобразуется к следующему виду,
удобному для проведения расчета зоны подавления РЛС.
GRL C ,dP 14 ( 0 ,1a Ln )
DC ( F n , Q n ) FC ( F n , Q n ) = Dn K R ' P
4
10 (4.3.3)
GdP ,RL

K R ' P PC GC Df n K ns d P
K РЭП= = (4.3.4)
hR ' P Pn G n Df C 4pg n Fn2 ( F C , Q C )

K РЭП в последующем называется приведенным отношением удельных


энергетических потенциалов. Именно этот показатель, а не величина отношения
удельных энергетических потенциалов объекта и средства подавления в чистом
виде, является показателем потенциальных возможностей комплекса РЭП по
нанесению информационного ущерба объекту подавления.
В случае создания помех из боевых порядков (самоприкрытие) уравнение
РЭП в каноническом виде запишется следующим образом
1
( 0 ,1a L n )
DC (F n , Q n ) FC (F n , Q n ) =
-
K R ' P GRL C ,dP 10 2
(4.3.5)

Минимальная дальность подавления в обоих случаях имеет место, когда


FC ( F n , Q n ) = F ( 0,0) = 1, т.е. помехи воздействуют по основному лепестку ДНА
РЛС. Соответственно при создании помех из зоны
GRL C ,d P -
1
( 0 ,1a Ln )
DC min = Dn 4 K R ' P 10 4
. (4.3.6)
Gd P , RL

21
В случае самоприкрытия
1
- ( 0 ,1a Ln )
DC min = K R ' P GRL C ,dP 10 2
(4.3.7)

Расчет зон подавления в соответствии с (4.3.3) и (4.3.6), а также (4.3.5) и


(4.3.7), выполняется по формулам:
DC min
DC ( F n , Q n ) = , (4.3.8)
FC ( F n , Q n )

при создании помех из зоны


DC min
DC ( F n , Q n ) = , (4.3.9)
FC ( F n , Q n )

в случае создания помех из боевых порядков.


Анализ радиоэлектронной обстановки и выполнение в первом приближении
расчетов зон подавления в динамике РЭБ целесообразно проводить с
привлечением логарифмических единиц измерения децибел (дБ). Запишем в
децибелах уравнения (4.3.6) и (4.3.7). С этой целью прологарифмируем обе части
равенства и умножим их на десять. С целью сокращения записи будем полагать
интерференционные множители равными единице.
В случае создания помех из зоны
1 1 1
10 lg DC min = 10 lg DP + 10 lg K R ' P - aLP .
2 4 4
При создании помех из боевых порядков
1 1
10 lg DC min = 10 lg K R ' P - aLP .
2 2
Соответственно, в децибелах уравнения (4.3.6) и (4.3.7) запишутся
следующим образом.
Помехи создаются из зоны:
1 1 1
DC min = DP + K R ' P - aLP . (4.3.9)
2 4 4
Помехи создаются из боевых порядков
1 1
DC min = K R ' P - aLP . (4.3.10)
2 2
В формулах (4.3.9) и (4.3.10) дальности DC и DP выражаются в децибелах
относительно метра (дБм), приведенное отношение удельных энергетических
потенциалов K R ' P выражается в децибелах относительно м2 (дБм2).
Коэффициент затухания a выражается в децибелах на км или метр,
протяженность участка, на котором имеет место затухание излучения, LP
соответственно выражается в км или метрах. Произведение aLP определяет в
децибелах, имеющее место ослабление. Запись K R ' P в децибелах производится

22
в соответствии с формулой (4.3.4), в которой мощности PC и PP определяются в
Df
дБ, вт, коэффициенты усиления антенн GC и GP в дБ, отношение P Df в дБ,
C

коэффициент подавления K P в дБ, эффективная площадь рассеяния sdP в дБм2,


поляризационный коэффициент g P в дБ, значения FP2 в дБ. Формулы (4.3.8) и
(4.3.9), по которым непосредственно рассчитываются зоны подавления, в дБ
записываются следующим образом.
Помехи создаются из зоны
1 2
D ( F P , Q P ) = DC min - F (F , Q ) , (4.3.11)
4 C P P
Здесь FC2 ( F P , Q P ) - уровень в дБ нормированной ДНА РЛС по мощности в
направлении на источник помехового излучения.
Помехи создаются из боевых порядков
1 2
D ( F P , Q P ) = DC min - F (F , Q ) (4.3.12)
2 C P P
Поясним на двух примерах схему расчета зон подавления с помощью
формул (4.3.11) и (4.3.12).
Предположим вначале, что подавление РЛС активными помехами
осуществляется постановщиком ПП из зоны, удаленной от РЛС на расстояние
DP =64км (48дБм). Приведенное отношение удельных энергетических
потенциалов K R ' P и коэффициент затухания a определим выражениями
8 2 2
K R ' P =10 м (80дБ м ), a =0. Нормированную диаграмму направленности
антенны РЛС в азимутальной плоскости по полю представим следующими
условными величинами. Ширина луга на уровне 3дБ- F 0 .5 =10 градусов, ширина
луга на уровне 10дБ- F 0 .1 =2 F 0 .5 . Значения ширины первого, второго и других
боковых лепестков одинаковы и равны F 0 .5 . Осредненные уровни первого,
второго, третьего и четвертого боковых лепестков соответственно равны -20дБ, -
24дБ, -28дБ, -32дБ. Аналог ДНА F ( F ) представлен на рис. 2.4. Результаты
расчетов дальности обнаружения DC ( F P ) боевого порядка самолетов (БП), в
зависимости от ширины прикрываемого сектора 2F P , приведены в таблице 4.1.
В пределах основного лепестка ДНА величина DC ( F P ) полагается равной
DC min .
Таблица 4.1
2 F P град 10 20 40 60 80 100

FC2 ( F P ) дБ -3 -10 -20 -24 -28 -32

D C ( F P ) дБ, м 44 46,5 49 50 51 52

DC ( F P ) км 25 45 80 100 130 160

23
Соответствующая зона подавления показана на рис. 4.11. Она, во многом,
детализирует обобщенную зону подавления, приведенную на рис. 4.3. В
рассмотренном примере уровень боковых лепестков антенны РЛС достаточно
велик. Это, в принципе, позволяет одним постановщиком помех (из одной
точки) нанести достаточно большой информационный ущерб РЛС.

Рис. 4.11
Во втором случае предполагается, что помехи создаются из боевых
порядков. Приведенное отношение удельных энергетических потенциалов и
параметры ДНА объекта подавления. Соответствующие результаты расчетов
приведены в таблице 4.2.
Таблица 4.2
2 F P град 10 20 40 40 80 100

FC2 ( F P ) дБ -3 -10 -20 -24 -28 -32

D C ( F P ) дБ, м 40 45 50 52 54 56

DC ( F P ) км 10 30 100 160 250 400

Зона подавления показана на рис. 4.12. Как следует из приведенных


результатов, во втором случае достигается большая степень подавления РЛС в
глубину, но меньшая по фронту. Дальность обнаружения DC ( F P ) , приведенные
в таблице 4.2 и равные 250 и 400 км, полученным с помощью формулы (4.3.12),
превышают номинальную дальность DC , равную 200 км. Это указывает на
необходимость в данном случае проведения расчетов по более точным
формулам, учитывающим собственные шумы приемника, определяемые
выражением (4.2.6). Кроме того, необходимо учитывать дальность прямой
видимости.

24
Рис. 4.12
В рассмотренных примерах уровень боковых лепестков ДНА определяется в
предположении равномерного распределения амплитуд поля по раскрыву
антенны и его синфазности (рис. 2.4). Такие антенны применялись в РЛС
первого и второго поколений. В настоящее время для обеспечения
информационной устойчивости объектов подавления проводятся мероприятия
по значительному снижению уровня сигналов, принимаемых по боковым
лепесткам ДНА. Это достигается, в основном, двумя путями: неравномерностью
распределения амплитуд поля в раскрыве антенны, и компенсацией излучений,
принимаемых боковыми лепестками ДНА.
Чтобы снизить уровень боковых лепестков, амплитуда поля по раскрыву
уменьшается от центра к краям. При этом, наряду с ослаблением боковых
лепестков имеет место расширение основного лепестка ДНА. Если требуется
сохранить значение ширины луча ДНА на уровне -3дБ, габариты антенны
соответственно увеличиваются. В таблицах 4.3 и 4.4 приведены значения
ширины луча антенны F 0 , 5( ) на уровне -3дБ, положение первого нуля ДНА
(F ) ,
0 максимум первого бокового лепестка (МБЛ) в дБ по отношению к
главному максимуму. Рассматривается два вида синфазных антенн с
прямоугольным и круглым раскрывами. Распределение амплитуды поля по
координате 0X прямоугольного раскрыва задается выражением [29]
px 2x
f (x ) = cos n , где x = , (4.3.13)
2 a
a - протяженность раскрыва антенны по оси 0X.
Распределение амплитуды поля по радиусу круглого раскрыва задается
функцией
2r
f ( r ) = (1 - r 2 ) ,
P
где r = , (4.3.14)
D

25
D - диаметр апертуры антенны.
Прямоугольный раскрыв Таблица 4.3

n F 0 , 5 рад F 0 рад МБЛ дБ

0 l l -13,2
0,88
a a
1 l l -23
1,2 1,5
a a
2 l l -32
1,45 2
a a
3 l l -40
1,66 2,5
a a

Круглый раскрыв Таблица 4.4.


n F 0 , 5 рад F 0 рад МБЛ дБ

0 l l -17,6
1,02 1,22
D D
1 l l -24,6
1,26 1,63
D D
2 l l -30,6
1,47 2,03
D D

Приведенные таблицы показывают, что по мере ослабления боковых


лепестков отношение ширины диаграммы направленности у основания (на
уровне порядка -16 дБ) увеличивается от 2,3 при равномерном распределении, до
2,8 при ослаблении максимума первого бокового лепестка до уровня порядка -30
дБ. Это следует учитывать при построении зон подавления, как потенциально
достижимый результата.

Рис. 4.13

26
Компенсация помеховых сигналов, воздействующих по боковым лепесткам
ДНА, может быть обеспечена путем введения дополнительных каналов приема.
В частном случае воздействия по боковому лепестку основной антенны РЛС
одного когерентного сигнала на той же несущей частоте w , что и полезный
сигнал, но с неизвестной начальной фазой j0 и амплитудой U 0 , для его
компенсации необходимо иметь один дополнительный канал приема,
0
комплексный коэффициент передачи которого K (рис 4.13) определяется из
двух условий, обеспечивающих равенство нулю сигнала на выходе сумматора
(U S = 0) . Модуль коэффициента передачи
UC
K= , (4.3.15)
UK
его фазовая характеристика
y = ±p + (y 0 + y P ) . (4.3.16)
Здесь U K и y K - амплитуда и начальная фаза сигнала в компенсационном
канале.

Рис. 4.14
В общем случае воздействия помеховых сигналов случайной структуры
следует говорить не о равенстве нужно напряжение U S , а о минимуме
дисперсии компенсируемого помехового воздействия на выходе сумматора. На
рис 4.14 показан одноканальный компенсатор, на вход которого поступают
огибающие U 0 ( t ) и U K ( t ) компенсируемого помехового воздействия по
основному и компенсационному каналам. Дисперсия помехового сигнала s S2 на
выходе сумматора в данном случае определяется как результат осреднения по
времени квадрата суммы сигналов U 0 ( t ) и kU K ( t ) [60, 61]

s S2 = (U 0 (t ) + kU ( t )) .
2
(4.3.17)

Определим коэффициент передачи k, минимизирующий s S2 . В этом случае

ds S2
= 2U 0 ( t )U K ( t ) + 2 kU K2 = 0 .
dk
Искомый коэффициент передачи

27
U 0 ( t )U K ( t )
k=- , (4.3.18)
U K2
определяется как нормированная взаимная корреляционная функция rOK
огибающих компенсируемой помехи в основном и компенсационном каналах в
наблюдаемый интервал времени, т.е.
k = rOK . (4.3.19)
Чтобы определить интересующее нас минимальное значение дисперсии
помехового сигнала на выходе сумматора заменим в (4.3.17) величину k его
значением из (4.3.19) и с учетом (4.3.18) получим
s S2 = PP (1 - rOK
2
), (4.3.20)

где PP = U 02 ( t ) = U K2 ( t ) - мощность помехового сигнала в основном и


компенсационном каналах (она предполагается одинаковой). Чтобы обеспечить
когерентность режима работы компенсатора в нем предусматривается
квадратурный канал. На рис. 4.15 представлен одноканальный корреляционный
квадратурный (когерентный) компенсатор, работающий в автоматическом
режиме [60, 61]. Квадратурный канал ( K1 ) включен параллельно каналу K
æpö
через фазовращатель ç ÷ .
è 2ø
Чтобы оценить интересующее нас ослабление помехового сигнала в данном
случае необходимо учесть нормированную взаимную корреляционную функцию
квадратурного канала rOK K . Предполагая K и K1 независимыми, можно
показать, что по аналогии с (4.3.20) искомая величина s S2 определится
равенством

(
s S2 = PP 1 - ( rOK
2
+ rOKK
2
). ) (4.3.21)

Рис. 4.15
Сумма ( rOK
2
+ rOKK
2
) равна модулю нормированной взаимной корреляционной
функции r&OK , комплексных амплитуд компенсируемых колебаний,
определяемой формулой

28
æ U 0U K* ö
Mç ÷
è ø
r&OK = , (4.3.21)
PP

r&OK + rOKK = ( r&OK ) .


2
2
(4.3.22)

В последующем величина s S2 обозначается через DPPS . Соответственно


получим

(
DPPS = PP 1 - r&OK
2
). (4.3.23)

Относительная степень ослабления помехового воздействия hK


определяется отношением
DPPS
= 1 - r&OK .
2
hK = (4.3.24)
PP
Степень снижения помехового воздействия должна определяться с учетом
ослабления уровня боковых лепестков вследствие выбранного закона
распределения пока по архитектуре антенны, а также вследствие применения
антенных компенсаторов. Если, например, уровень бокового лепестка в данном
направлении составляет -32дБ, относительно F 2 ( F P = 0) , а ослабление
мощности помехового сигнала, создаваемого из боевых порядков,
компенсатором составляет -10дБ,Вт, то суммарное ослабление составит -42дБ, а
дальность подавления увеличится на 21дБм. В частности, если DC min =32дБм
(1,6км), то в направлении рассматриваемого лепестка дальность составит 53дБм
(200км).
Рассмотренная схема компенсации является аналоговой. Практически она
может быть реализована и в цифровом варианте. Практическая реализация
многоканальных автокомпенсаторов с корреляционной обратной связью может
осуществляться на основе фазированных или адаптивных фазированных
антенных решеток (ФАР или АФАР). Современные многоэлементные ФАР (или
АФАР) с высокой разрешающей способностью могут обеспечить ослабление
помехового воздействия не только по боковым, но по основному лепестку ДНА.
Это может иметь место, если энтропийность помехового воздействия по
угловым координатам не велика. Чтобы исключить или затруднить реализацию
такой возможности, необходимо обеспечивать достаточно высокий уровень
энтропийной мощности угловых шумов. Зависимость hK от степени взаимной
корреляции помеховых сигналов в основном и компенсационном каналах
указывает на возможность повышения эффективности помех путем разработки
соответствующих способов их применения, обеспечивающих декорреляцию
помех в каналах. В заключение еще раз следует подчеркнуть, что в случае
необходимости преодоления каналов компенсации помех число постановщиков
помех должно превышать хотя бы на единицу, число компенсационных каналов.
Выполнение расчетов по формулам (4.3.8), (4.3.9) или (4.3.11), (4.3.12) может
быть затруднено отсутствием информации о численных значениях ряда
ключевых параметров объекта подавления. К их числу относятся: удельный

29
PC GC
энергетический потенциал РЛС , база сигнала B = Df C t C и др. В
Df C
зависимости от вида подавляемого объекта определение недостающих
параметров и выполнение соответствующих расчетов имеет свои особенности.
Ниже они рассматриваются, Общим для всех объектов и связанных сними
расчетов является вопрос об учете поглощения радиоизлучений в тропосфере,
оцениваемого коэффициентом a дБ/км.
Обстоятельно этот вопрос изложен в специальной литературе [30, 55]. Его
рассмотрение показывает, что в диапазоне волн l > 3 см на участках
ограниченной протяженности (приблизительно до 100км) поглощением
радиоизлучений в тропосфере можно пренебречь. Исключение могут составить
случаи значительных осадков. Например, при интенсивности дождя 25мм/час на
волне l = 3 см - a = 0,2 дБ/км, а на волне l = 2 см - a = 0,6 дБ/км. В
соответствии с (4.3.9) в первом случае ( l = 3 ) DC min сократится вдвое, если LP
составит не менее 60км. Во втором случае ( l = 2 ) сокращение DC min в два раза
будет иметь место, если LP =20км. В диапазоне l < 2 см и особенно
миллиметровых волн учет a обязателен. В частности, на волне l = 0,8 см DC min
сокращается вдвое, если LP =4км ( a =3дБ/км) и помехи создаются из зоны. При
создании помех из боевых порядков LP составляет всего 2км.
Коэффициент усиления G A антенны однозначно определяется ее
коэффициентом направленного действия D A и коэффициентом полезного
действия hA .
G A = D A hA (4.3.25)
В последующем предполагается, что hA учитывается при определении
излучаемой мощности PC . Это дает основание считать G A = D A . Коэффициент
усиления G A антенн с плоским раскрывом и равномерным распределением по
раскрыву амплитуд и фаз элементарных излучателей может быть определен,
если известна площадь антенны S A и длина волны l
4pS A
GA = (4.3.26)
l2
У антенн, апертура которых представляет собой прямоугольник со
сторонами a и b имеет S A = ab , отсюда следует, что
4p
GA = (4.3.27)
ll
a b
Используя результаты таблицы 4.3, получим известную формулу
4p 0,88 2
GA = (4.3.28)
F 0 ,5 Q 0 , 5

здесь F 0 , 5 , Q 0 , 5 - значения ширины основного лепестка ДНА в радианах в


ортогональных плоскостях. Если F 0 , 5 и Q 0 ,5 измеряются в градусах, то

30
37700
GA = (4.3.29)
F 0 ,5 Q 0 , 5
В случае круглого выходного отверстия антенны и равномерного
распределения амплитуд и фаз первичных источников излучения
32000
GA = (4.3.30)
F 20 , 5

Как уже отмечалось ранее, распределение амплитуд может существенно


отличаться от равномерного. В этом случае формулы (4.3.28) и (4.3.30) дают
завышенные результаты. Более точными являются значения G A , полученные в
результате аппроксимации основного лепестка эквивалентным эллипсоидом.
Соответствующее значение G A определяется выражением
22000
GA = (4.3.31)
F 0 ,5 Q 0 , 5

4.4. Особенности уравнения РЭП при подавлении


активными помехами различных видов РЛС

Некогерентные РЛС, работающие в режиме обзора.

Структура оптимальной схемы приема пачки импульсов некогерентной РЛС


с большой скважностью приведена на рис. 4.16. Она включает оптимальный
фильтр, согласованный с одиночным высокочастотным импульсом, линейный
детектор огибающей, интегратор (накопитель) видеоимпульсов, пороговое
устройство. В соответствии с установленным порогом (принятым уровнем
ложных тревог) на выходе пороговой схемы с вероятностью PO dH индицируется
решение о наличии в данной реализации из n импульсов полезного сигнала.

Рис. 4.16
Некогерентность импульсов и их большая скважность не позволяют
осуществить суммирование энергии в линейной части приемника. На выходе
детектора огибающей энергия пачки видеоимпульсов пропорциональна их
числу, если n не очень велико. В противном случае необходимо учитывать
потери энергии полезного сигнала, имеющие место вследствие подавления его
шумом в нелинейном элементе. По этой причине суммарная энергия полезного
сигнала при больших n растет пропорционально n . В соответствии со
сказанным, а также с учетом (3.3.7), (3.3.8) и (3.3.9) коэффициент подавления
маскирующими помехами, представляющими собой белый гауссов шум,
определяется следующими приближенными выражениями
K P = K P O n , если n £ n0 , (4.4.1)

31
(
K P = K P O n0 + n - n0 , ) n > n0 , (4.4.2)

lg PO dH
где KPO = . (4.4.3)
lg PPG - lg PO dH
Удельный энергетический потенциал РЛС определяется в соответствии с
(4.3.1). Под PC понимается мощность в импульсе, GC - максимальное значение
1
коэффициента усиления антенны. Df C = , где t C - длительность импульса.
tC
Количество импульсов в пачке n при вращении антенны определяется
шириной луча F 0 , 5 , угловой скоростью вращения антенны W A и частотой
1
следования импульсов Fn :
C
F 0 ,5
n= Fn . (4.4.1)
WA
У РЛС с круговым вращением антенны вместо W A град/сек можно
подставить число оборотов антенны в минуту N A , тогда
F 0 , 5 Fn
n= (4.4.2)
6N A
Зоны подавления одиночной РЛС имитирующими импульсными помехами
могут быть определены по приведенным ранее формулам. Коэффициент
подавления имитирующими импульсными помехами можно полагать равным
единице K n = 1.

Когерентные РЛС, работающие в режиме обзора

Структурная схема импульсно-когерентной РЛС или по другой


терминологии РЛС квази-непрерывного излучения (КНИ) в упрощенном виде
приведена на рис. 4.17 [57]. Когерентность сигналов РЛС достигается
применением стабильных (кварцевых) генераторов с соответствующими
умножителями частоты и сравнительно высокой частотой следования
импульсов Fn . Ширина спектра реализации сигнала может составлять примерно
сотни Герц при несущей частоте порядка 10ГГц. В импульсной
последовательности из n отраженных сигналов количество когерентных
импульсов nK достаточно велико. Особенностью импульсно-когерентных РЛС
является необходимость бланкирования (стробирования) каналов приема с
целью селекции целей по дальности и закрытия каналов приема в момент
излучения импульса.

32
Рис. 4.17
Эту задачу решает блок СП. Длительности стробирующего и зондирующего
импульсов одинаковы и равны t n . Оптимальность приема обеспечивается
последовательно на двух уровнях. На первом уровне в УПЧ обеспечивается
согласование ширины полосы с радиоимпульсом длительности t n , вследствие
чего Df PR t n = 1. На втором этапе имеет место согласование спектра реализации
импульсно-когерентного сигнала с оптимальным линейным фильтром, который
в данном случае представляет собой гребенчатый фильтр, включающий
определенное число фильтров доплеровских частот, на которые поступают
сигналы после второго смесителя СМ2. По определению ширина полосы
оптимального гребенчатого фильтра равна скважности импульсов, умноженной
на усредненную полосу пропускания фильтра отдельной гребенки. В данном
случае
Df КНИ= QDf ¶ (4.4.3)

Количество когерентных импульсов в пачке в первом приближении можно


определить, как отношение частоты следования импульсов к полосе
пропускания фильтра доплеровских частот
Fn
nK = . (4.4.4)
Df ¶
Из (4.4.3) и (4.4.4) следует, что ширина спектра реализации когерентных
импульсов равна
Df PR
Df КНИ= . (4.4.5)
nK
Удельный энергетический потенциал РЛС с импульсной мощностью PC и
коэффициентом усиления антенны GC определится выражениями
PC GC
n . (4.4.6)
Df PR K
После доплеровских фильтров, образующих гребенчатый фильтр, сигналы
поступают на детекторы огибающих и далее на сглаживающий фильтр, с выхода
которого последовательность видеоимпульсов поступает на пороговое
33
устройство, которое в соответствии с заданным уровнем ложной тревоги и с
определенной вероятностью индицирует правильное обнаружение в реализации,
содержащей полезный сигнал с неизвестной начальной фазой и белый шум.
В последнее время вместо достаточно сложной системы аналоговых
фильтров доплеровских частот применяют цифровые. В этом случае на выходе
УПЧ (рис. 4.16) вместо смесителя СМ2 включаются два фазовых детектора,
образующих два квадратурных канала. В каждый канал включаются аналого-
цифровой преобразователь (АЦП). Сигналы с выхода АЦП поступают в
процессор, осуществляющий с помощью процедуры быстрого преобразования
Фурье(БПФ) формирование соответствующих цифровых фильтров и
индицирующих в цифровом виде информацию потребителю.
Коэффициент подавления K P импульсно-когерентной РЛС маскирующим
помеховым сигналом, представляющим собой белый гауссов шум по аналогии с
(4.4.1) можно определить выражением
K P = K P 0 nKP (4.4.7)
где n K P - число пачек когерентно интегрируемых импульсов из общего
числа n , отраженных от цели за время ее облучения основным лепестком ДНА,
K P 0 - коэффициент подавления, соответствующей когерентной пачке из n K
импульсов, согласованных с полосой оптимального гребенчатого фильтра
Df КНИ, т.е. n K t n Df КНИ=1. Соответственно, предполагая отраженный сигнал
флюктуирующим K P 0 по аналогии с (4.4.3) определяется формулой
lg PO dH
KP 0 = . (4.4.8)
lg PLT - lg POd H
Величина n K , как это следует из (4.4.4), в первом приближении
определяется частотой следования импульсов Fn и полосой пропускания
доплеровских фильтров Df ¶ . Последняя далеко не всегда известна создающему
помехи. В то же время анализ выражений (4.4.5), (4.4.6) и (4.4.7) указывает на
возможность при вычислении приведенного отношения удельных
энергетических потенциалов обойтись без знания Df ¶ . В самом деле
PC GC Df P K P sdP
K R 'P = .
PP GP Df KH u 4pg P FP2 ( F C , Q C )

С учетом (4.4.5),(4.4.6) и (4.4.7) выражение для K R ' P преобразуется к виду


PC GC Df P K P 0 n K P n K sd P
K R'P = . (4.4.9)
PP GP Df PR 4pg P FP2 (F C , Q C )

Вычисление K R ' P с помощью выражения (4.4.9) не требует знания Df ¶ .


Достаточно знать лишь Df PR , которая однозначно определяется длительностью
импульса t C . Удельный энергетический потенциал РЛС уже относится к ширине
спектра Df PR , т.е. уменьшается в n K раз, а коэффициент подавления K P
соответственно увеличивается в n K раз
KP = KP0 n . (4.4.6)
34
K P 0 соотносится уже к одному импульсу длительности t P и однозначно
определяется, как и прежде, значениями вероятности правильного обнаружения
PO dH и ложной тревоги PLT (см.3.3.8). Величина K R ' P остается неизменной.
В заключение заметим, что оптимальные методы обработки безусловно
повышают качество приема, тем не менее, наибольшая степень ослабления
помехового воздействия достигается за счет применения в РЛС когерентного
узкополосного сигнала, позволяющей осуществлять эффективную фильтрацию.

Широкополосные РЛС, работающие в режиме обзора

Рис. 4.18
Вариант структурной схемы широкополосной РЛС с внутриимпульсной
линейной частотной модуляцией приведен на рис. 4.18 [57]. Несущая частота
излучаемого высокочастотного импульса длительности t C изменяется во
времени по линейному закону f1 и f 2 (рис. 4.19). Последнее достигается
применением для модуляции дисперсионного фильтра, у которого скорость
распространения сигнала растет с увеличением частоты. На приемной стороне
дисперсионный фильтр является сопряженным с дисперсионным фильтром
передающей стороне. Принимаемые части сигнала меньшей частоты ( f1 )
задерживаются на большее время в фильтре, чем высокочастотные части
спектра, что обеспечивает возможность сжатия принимаемого сигнала на
выходе дисперсионного фильтра до величины t C C . Отношение длительностей
сигналов на своде ( t C ) и на выходе дисперсионного фильтра ( t C C ) называется
базой сигнала и обозначается буквой B :
tC
B= . (4.4.7)
t CC

35
Рис. 4.19

Ширина спектра сигнала Df C определяется длительностью сжатого


импульса t C C .

1
Df C = . (4.4.8)
t CC

Из (4.4.7) и (4.4.8) следует, что

Df C t C = B , B >>1. (4.4.9)

У широкополосных РЛС в отличие от узкополосных произведение


длительности сигнала на ширину его спектра существенно больше единицы. Для
узкополосных РЛС B =1. Кроме линейной частотной модуляции
широкополосные сигналы в РЛС могут формироваться путем фазовой
манипуляции [38, 57, 58]. Параметр B у специалистов в области радиолокации
часто называется коэффициентом сжатия ( K сж). В то же время в современных
системах радиосвязи, радионавигационных радиоуправления, применяющих
шумоподобные сигналы (ШПС), установился термин - база сигнала. Имея в виду
тенденции развития радиолокационных сигналов в направлении увеличения
36
степени их сжатия и повышения скрытности целесообразно применять единый
термин - база.

Процесс сжатия сигнала в сопряженном дисперсионном фильтре является


оптимальным. Фильтр согласован со спектром импульса, что позволяет
использовать уже рассмотренную ранее схему подхода к определению
коэффициента подавления. Одиночный импульс обрабатывается оптимально, но
начальная фаза сигнала от импульса к импульсу меняется по случайному закону.
Ввиду большой длительности излучаемых сигналов в широкополосных РЛС с
большой базой частота следования импульсов в них не велика. Соответственно
мало и число импульсов в пачке ( n ) . По аналогии с (4.4.1), (4.4.7) с учетом
(3.3.7) и (4.4.9) можно записать

KP = KP0 n , (4.4.10)

lg PO dH
K P 0 = t C Df C , (4.4.11)
lg PLT - lg PO d H

lg PO dH
KP = B n. (4.4.12)
lg PLT - lg PO dH

Удельный энергетический потенциал широкополосной РЛС определяется ее


энергетическим потенциалом PC GC и шириной спектра Df C , т.е. при
одинаковых энергетических потенциалах удельный энергетический потенциал
широкополосной РЛС в B раз меньше. В то же время коэффициент подавления
K P при прочих равных условиях оказывается в B раз большим.
Соответственно

PC GC Df P K P s dP
K R'P = . (4.4.13)
PP GP Df PR 4pg P FP2 (F C , Q C )

В приведенных формулах не учитываются потери, имеющие место в


дисперсионных фильтрах, что несколько занижает величину информационного
ущерба, определяемого на их основе.

Радиолокационные станции с синтезированным раскрывом


антенны (РСА)

Принцип синтезирования раскрыва антенны РЛС и вариант бортовой


системы записи радио голограммы разведуемой местности и последующей
оптической обработки сигналов поясняются на рис. 4.20 и 4.21 [57, 62]. Самолет
с РЛС бокового обзора совершает полет с постоянной скоростью VP вдоль оси

37
X. Разведуемый объект О облучается когерентными сигналами РЛС, начиная с
точки C1 до точки C2 . Угол облучения объекта F 0 , 5 соответствует основному
лепестку ДНА F ( F ) на уровне -3дБ. Отраженные от объекта О когерентные
сигналы с выхода приемного устройства после преобразования в фазовом
детекторе и усиления подаются на управляющий электрод индикатора и
осуществляют модуляцию интенсивности электронного потока в соответствии с
величиной огибающей и фазой принятых сигналов. Изменение яркости на
экране индикатора фиксируется фотокамерой с непрерывной протяжкой пленки.
Этим завершается первый этап формирования радиоголограммы на борту
самолета. Второй этап, в рассматриваемом варианте реализуется на земле. Он
включает фотохимическую обработку пленки с радиоголограммой и
последующее восстановление изображения путем облучения пленки
когерентным излучением в оптическом диапазоне (лазер) и фиксации
изображения в видимом свете на другой фотопленке. После фотохимической
обработки последней может иметь место непосредственное дешифрирование
полученной информации.

Рис. 4.20

38
Рис. 4.21
Вместо оптической обработки на земле может быть реализована и
практически реализуется цифровая обработка радиоголограммы
непосредственно на борту самолета. В этом случае на выходе приемника
образуются два квадратурных канала с двумя фазовыми детекторами, с выходов
которых, после аналогово-цифровых преобразователей (АЦП), дискретные
сигналы поступают в соответствующие процессоры. Цифровая обработка
является более сложной, чем оптическая.
Синтезирование раскрыва антенны РЛС позволяет существенно повысить ее
разрешающую способность по угловым координатам. Синтезирование раскрыва
антенны можно рассматривать как процедуру сжатия принимаемого сигнала по
углу F , аналогично тому, как линейная частотная модуляция позволяет
осуществить сжатие сигнала по дальности. Коэффициент сжатия или база
сигнала по углу F - BF определяется как отношение угла F 0 , 5 к ширине
основного лепестка F CA синтезированной антенны с раскрывом LCA
F 0 ,5
BF = . (4.4.14)
F CA
Ширина луча на уровне -3дБ антенны с синтезированным раскрывом LCA
определяется формулой

39
l
F CA = . (4.4.15)
2 LCA
Уменьшение ширины луча вдвое у антенны с синтезированным раскрывом
обусловлено удвоенной разностью хода волны в процессе формирования ДНА.
Последнее повышает в два раза фазовый набег при одинаковом изменении угла
прихода излучения.
В первом приближении для больших D0 и малых углов F 0 , 5 (рис.4.19)

LCA = D0 F 0 , 5 . (4.4.16)

После подстановки (4.4.15) и (4.4.16) в (4.4.14) получим окончательную


формулу, определяющую базу сигнала по углуF .
2F 20 , 5 D0
BF = . (4.4.17)
l
Этот же вывод можно получить, рассматривая синтезируемый сигнал
длительности TC , как линейно частично модулируемый. Последнее обусловлено
линейным изменением доплеровских частот сигналов за время полета самолета
от точки C1 до C2 . Действительно, в промежуточной точке C (рис.4.19)
доплеровская частота принимаемого сигнала будет равна
2Vr 2VP sin F
f ¶ (F) = = ,
l l
где Vr - радиальная составляющая скорости самолета в направлении на
объект О. Обычно угол F 0 , 5 достаточно мал, что позволяет записать следующее
выражение для f ¶ ( F )
2VP
f ¶ ( F) = F (4.4.18)
l
За время TC функция f ¶ ( F ) изменяется пропорционально F от
V V
максимального значения f ¶ m ax = P F 0 , 5 до минимального f ¶ min = P F 0 , 5 .
l l
Ширина спектра модулированного колебания будет равна
VP
Df m¶ = f ¶ max - f ¶ min = 2 F . (4.4.19)
l 0 ,5
Следовательно, отраженный от объекта О сигнал оказывается линейно
модулированным по частоте. По аналогии с рассмотренным ранее
широкополосным сигналом, обеспечивающим сжатие сигнала по дальности, и в
данном случае можно говорить о сжатии сигнала по углу F .
Соответствующая база сигнала по углу F BF определяется равенством
LCA
BF = TC Df M¶ = Df M ¶ . (4.4.20)
VP

40
Заменяя LCA и Df M¶ их значениями из (4.4.16) и (4.4.19) получим выражение
для BF , совпадающая, как и следовало ожидать, с (4.4.17)

2F 20 , 5 D0
BF = .
l
Это выражение принимается как исходное при рассмотрении особенностей
уравнения РЭП в данном случае.
Кроме сжатия по углу F в РСА с целью увеличения разрешающей
способности по дальности осуществляют временное сжатие импульса путем
применения линейной частотной модуляции с достаточно большой девиацией.
Таким образом, при определении коэффициента подавления K P маскирующими
помехами, а также определении приведенного отношения удельных
энергетических потенциалов K R ' P необходимо учитывать два вида сжатия
сигнала.
Величина коэффициента подавления маскирующими помехами KP в
соответствии с (4.4.2) и (4.4.12)
lg POdH ì n, n £ n0
KP 0 = B , KP = KP0 ´ í (4.4.21)
lg PLT - lg PO dH î n0 + n - n0
n = TC FP , n = 25 × × × 30 .
PC GC Df P KPs0
K R'P = BF . (4.4.22)
PP GP Df PR 4pg P FP2 (F C , Q C )

Вероятности PO dH и PLT определяются конкретными особенностями


решаемой задачи. В данном случае, в частности, речь может идти о вероятности
распознавания объекта разведки, вероятности его различения среди других
сходных.
Приведенные соотношения не учитывают потерь энергии полезного сигнала
при его обработке РСА. Округление приведено в пользу подавляемого объекта.

Уравнение радиоэлектронного подавления активными


помехами двухпозиционной РЛС

Вариант реализации двухпозиционной РЛС приведен на рис. 4.22.


Передающая ( F1 ) и приемная ( F2 ) части РЛС разнесены на расстояние DD .
Излучаемые радиолокационные сигналы после отражения от самолетов боевого
порядка БП, принимаются в пункте F2 , являющемся объектом РЭП. В
соответствии с (4.2.1), (4.2.8), (4.2.9) и рис.4.2.1 уравнение РЭП выводится в
результате следующей последовательности процедур:
PP G P Df
(P )
P BC
=
4pDP 2
g P APR FPR
2
( F P , Q P ) K ´ FP2 ( F PR , Q PR ) ;
Df P
PC GC 1
(P )
P BC
=
4pDC 1
2
s dP A ;
4pDC2 2 PR

41
æ PP ö PP GP Df C 4pg P FP (F PR , Q PR )
2

K =ç ÷ = ´ DC2 1 DC2 2 FPR (F P , Q P ) .(4.4.23)


è PC ø BC PC GC Df P s dP DP2

Полагая K = K P и разрешая (4.4.23) относительно произведения DC2 1 DC2 2 ,


получим
DP2
DC2 1 DC2 2 = K R ' P , (4.4.24)
2
FPR ( F P , QP )
PC GC Df P K P s dP
где K R'P = . (4.4.25)
PP GP Df PR 4pg P FP2 (F PR , Q PR )

Из (4.4.24) следует, что зона подавления двухпозиционной РЛС может быть


представлена с помощью овала Кассини 6, 30]. Если предположить, что точки F1
и F2 являются фокусами, то соответствующее уравнение овала имеет вид

DC2 1 DC2 2 = a 2 , (4.4.26)


DP
где a2 = K R 'P . (4.4.27)
F (FP , QP )
2
PR

Параметр a , имеющий размерность длины, сопоставляется с величиной C ,


равной половине расстояния между фокусами F1 и F2 (передающей и приемной
антеннами).
DD
C=
2

42
Уравнение овала Кассини в декартовой системе координат записывается
следующим образом

(x + y 2 ) - 2c 2 ( x 2 - y 2 ) = a 4 - c 4
2 2
(4.4.28)
В зависимости от величины отношения
a
a=
c
изменяется и форма овала Кассини (рис.4.23). Когда a > c 2 ( a > c 2 )
сохраняется типичная форма овала (рис. 4.23 a). Если же a < 1 , т.е. при малом
произведении DP K R ' P и большом разносе пунктов приема и передачи, овал
распадается на две окружности с центрами в фокусах F1 и F2 (рис. 4.23 b). Из
уравнений (4.4.23) и (4.4.26) следует, что овал Кассини в данном случае
представляет собой границу зоны подавления, имеющей место при заданных
пространственно-временных и электрических параметрах. Уравнение овала
Кассини в полярной системе координат (r, j ) непосредственно следует из
(4.4.28) и имеет вид [6]:

r 2 = c 2 cos 2j ± c 4 cos 2 2j + (a 4 - c 4 ) . (4.4.29)

a
В приведенной полярной системе координат, в которой r = cr и a = ,
c
уравнение (4.4.29) представляется следующим выражением [30]

(r 2
+ 1) - 4 r 2 cos 2 j = a .
2 4
(4.4.30)
Если помехи создаются индивидуальными средствами самолета или
постановщиком помех из достаточно плотного боевого порядка, то DC 2 = DP и
форма зоны подавления определяется в соответствии с уравнением (4.3.12). В то
же время необходимо иметь ввиду, что при подавлении ракет с полуактивными
головками самонаведения из рассредоточенных боевых порядках может
возникнуть необходимость учета изменения формы зоны подавления,
представляемой овалом Кассини.
Минимальная дальность подавления двухпозиционной определяется из
(4.4.24), если в ней положить FPR ( F P , Q P ) = 1. Тогда, в соответствии с (4.4.26) и
(4.4.27)

DC min DC 2 = DP K R ' P . (4.4.31)


Анализ (4.4.31) и рис.4.22 показывает, что вследствие разноса передающей и
приемной частей двухпозиционной РЛС ее подавление активными помехами из
зон может быть реализовано лишь с определенных направлений, допускающих
возможность выполнения ряда условий, непосредственно связанных с ДНА на
передающей и приемной стороне. Речь идет об обеспечении условий запуска
передатчика помех и достижении требуемой степени подавления приемного
устройства.

43
Таким образом, прежде чем принимать решение о конкретной реализации
способа создания помех двухпозиционной РЛС из зоны необходимо убедиться,
что на всех этапах реализации выбранного указанные условия выполняются.
Практически эти условия выполняются при создании помех из боевых порядков.

Уравнение РЭП в случае создания активных помех из


боевых порядков самолетов радиолокационной головке
ракеты с полуактивным самонаведением

На рис.4.24 показан вариант создания преднамеренных активных помех РГС


ракеты класса ‘земля-воздух’. РЛС подсвета цели облучает основным лепестком
ДНА боевой порядок самолетов БП. Отраженные сигналы поступают на РГС
ракеты, самонаводящуюся на БП. На нее же воздействуют помеховые сигналы,
создаваемые средствами РЭП боевого порядка самолетов. Определим отношение
мощностей помехи и сигнала на входе РГС, отнесенное к полосе пропускания ее
линейной части
PP GP Df
(P )
P BC
=
4pDRGC
2 ARGC FRG2 C ( F P 1 , Q P )g P RGC ,
Df P
(4.4.32)

PC GC 1
(P )P BC
=
4pDC2
s dP
4pDRG
2
ARGC .
C

Предполагается, что боевой порядок достаточно плотный. Это позволяет


считать FP2 ( F R , Q R ) = 1 .
Тогда
æP ö P G Df 4pg P
K =ç P÷ = P P RGC ´ DC2 FRG2 C (F P , Q P ) . (4.4.33)
è PC ø BCRGC PC GC Df P s dP

Полагая K = K P , вводя обозначение K R ' P и разрешая (4.4.33) относительно


DC FRG C ( F P , Q P ) , получим запись уравнения РЭП в каноническом виде

DC FRGC ( F P , Q P ) = K R'P , (4.4.34)


PC GC Df P K P sdP
где K R'P = . (4.4.35)
PP GP Df PR 4pg P
Минимальная дальность подавления DC min будет равна

DC min = K R 'P . (4.4.36)


Таким образом, в рассматриваемом случае отношение мощностей
помехового и полезного сигналов на входе РГС определяется, кроме всего
прочего, удалением боевого порядка от РЛС подсвета цели не зависит от
длительности GP до РГС.

Дальность действия средств радиотехнической разведки

44
Непременным предварительным условием подавления РЛС активными
помехами является обнаружение ее излучения подсистемой непосредственной
радиотехнической разведки (РТР), как правило, входящей в комплекс средств
радиоэлектронного подавления. На рис.4.25 показан вариант ведения РТР
специальным самолетом разведчиком. В данном случае необходимо определить
максимальную дальность DRTR , на которой самолетная станция РТР
обнаруживает сигнал, излучаемый антенной РЛС в направлении F R , Q R .
Мощность сигнала, поступающего на вход приемника станции РТР,
определяется выражением
PC GC FC2 ( F R , Q R )
PRTR ( F R , Q R ) = ARTR g P ´ GC2 ,RTR 10 - 0 ,1a LCR , (4.4.37)
4pD 2
RTR

l2 GRTR
где ARTR = - эффективная площадь приемной антенны станции РТР,
4p
g P - поляризационный коэффициент,
GC ,RT R - интерференционный множитель,
a - коэффициент поглощения в дБ км-1 на участке протяженностью LCR ,
l - длина волны,
GRTR - коэффициент усиления приемной антенны станции РТР.
Решение задачи РТР возможно, если
PRTR ( F R , Q R ) ³ PPR min , (4.4.38)
где PPR min - минимально необходимая для данного приемника мощность на
входе, обеспечивающая решение задач обнаружения, различения,
распознавания, или решения задачи запуска соответствующей станции помех.
После замены в выражении (4.4.37) PRT R ( F R , Q R ) на PPR min и разрешении его
относительно DRTR , получим

l 1
PC G C GRT R g P
DRTR ( F R , Q R ) = GC ,RTR FC ( F R , Q R )10 2
- ( 0 ,1a LCR )
´ . (4.4.39)
4p PPR min
При переходе к дБ выражение (4.4.39) записывается следующим образом:
1
DRTR дБм= DRTR дБм - 11 + GC , RT R дБ + FC ( F R , Q R ) дБ - aL дБ +
2 CR
1 1
+
2
( PC GC ) дБВт + GRT R дБ + g P дБ - PPR min дБВт.
2
(4.4.40)

Здесь PPR min определяется конкретными условиями РТР, видом разведуемых


объектов. Требуемой вероятностью распознавания и др.
Обязательным предварительным условием ведения РТР самолетными
средствами наземных и иных РЛС (РЭС) является проверка выполнения
условия прямой видимости для осредненных условий

45
.(
DPR m ax = 412 hRTR + hA .) (4.4.41)

Здесь DPR m ax - максимальная дальность РТР в км,


hRT R - высота полета самолета над уровнем моря в метрах,
h A - высота антенны разведуемого объекта в метрах.

4.5. Особенности подавления РЛС маскирующими


помеховыми сигналами с ограниченными
информационными показателями качества.
Применение уравнения РЭП для анализа
радиоэлектронной обстановки
В условиях информационного конфликта одним из ключевых показателей
является информационная устойчивость, под которой понимается способность
радиоэлектронных объектов функционировать в условиях преднамеренных
контрмер, приводимых каждой из конфликтующих сторон. Ранее отмечалось,
что показателем потенциальной устойчивости помеховых сигналов и
соответствующих средств является информационный (энтропийный)
коэффициент качества hH . Ниже на конкретных примерах это положение
раскрывается и уточняется. В заключение обсуждается вопрос о применении
уравнения РЭП для комплексного анализа радиоэлектронной обстановки,
складывающейся у конфликтующих сторон.

Определение коэффициента подавления РЛС


узкополосными маскирующими помеховыми сигналами с
ограниченным спектром

Ограничение спектра помехового сигнала, при определенных условиях,


приводит к уменьшению его энтропийной мощности в фазовом пространстве
маскируемого сигнала. Соответственно, уменьшаются коэффициенты качества
hE и hH и увеличивается коэффициент подавления. В рассматриваемой ниже
задаче вначале определяется коэффициент подавления K P и далее
устанавливается степень влияния на него энтропийного коэффициента качества
hH . В данном случае не представляется возможным в полном объеме применить
методику определения коэффициента подавления РЛС помеховым сигналом
типа Белый гауссов шум, используя функционал правдоподобия. Требуемые
пороговые значения отношения помеха/сигнал определяются непосредственно
из отношения правдоподобия типа (1.2.1). Чтобы определить указанное
отношение, необходимо реализацию помехового сигнала представлять в виде
суммы некоррелированных случайных величин типа (2.2.21). Такая модель
реализации случайного процесса называется каноническим разложением.
Распространенным также является и другое название - разложение Карупена -
Лоева. Иногда говорят об обобщенном ряде Фурье [32, 11]. Практическое
применение канонического разложения в помеховых сигналах известно только
для узкополосного гауссова шума с равномерным спектром. В этом случае
случайные величины ui (отсчетные значения) распределены по нормальному

46
закону, а их дисперсии представляют собой собственные значения сингулярного
интегрального уравнения (2.2.32) или (2.2.33) [31]. Многомерная плотность
вероятности pn ( u1 ,..., un ) реализации узкополосного гауссова шума
длительности T представляется выражением (2.2.39). Имея в виду оценки
первого приближения, будем предполагать полезный сигнал полностью
известным. Неизвестным остается только факт присутствия или отсутствия
полезного сигнала S в данной реализации.
Плотность вероятности pn ( u0 ,..., un , S ) реализации, содержащей полезный
сигнал S , запишется по аналогии с (2.2.39) следующим образом
n 1 æ n (u - S )2 ö
p n ( ui , S ) = Õ ( 2pPP li ) ´ expç - å ÷,
-
i = 0, n
i i
2 (4.5.1)
ç i = 0 2 PP li ÷
i=0 è ø
Решение о присутствии полезного сигнала в данной реализации принимается
на основании сравнения отношения правдоподобия
p n ( ui , S i )
L= , i = 0, n (4.5.2)
p n ( ui )

с некоторым пороговым значением L 0 . Если L < L 0 полагается, что сигнала


нет. Альтернативное решение имеет место, когда
L ³ L0 .
В первом случае имеет место гипотеза H 0 ( L < L 0 ) , во втором ( L ³ L 0 ) -
гипотеза H1 .

Заменяя pn ( ui , S ) и pn ( ui ) их выражениями в (4.5.1) и (2.2.39), преобразуем


отношение правдоподобия(4.5.2) к следующему виду
æ n (u - S ) 2 n
u2 ö
L = expç - å +å i ÷ ,
i i
(4.5.3)
ç i= 0 ÷
è 2li ¢ i = 0 2li ¢ ø

где l i ¢ = li PP , i = 0, n , (4.5.4)

li - собственные значения, соответствующие уравнению (2.2.32), приведены


в таблицах [33].
После преобразования (4.5.3) запишем отношение правдоподобия
следующим образом
æ n us n
s2 ö
L = expç - å i i - å i ÷ . (4.5.5)
ç i= 0 ¢ i= 0 ÷
è li 2li ¢ ¢ ø

Последняя запись, с учетом монотонного характера экспоненциальной


функции, позволяет последующее рассмотрение вести, опираясь на достаточную
статистику G , несущую всю информацию, относящуюся к данной задаче,
представленную выражением

47
n
ui si n
si2
G= å
i= 0 l
¢
= ln L + å
i = 0 2l
¢
. (4.5.6)
i i

Пороговое значение G0 однозначно определяется пороговой величиной


отношения правдоподобия L 0
n
si
G 0 = ln L 0 + å . (4.5.7)
i= 0 2 li ¢
Случайная величина G представляет собой линейную комбинацию
случайных величин ui , i = 0, n , распределенных по нормальному закону.
Соответственно, G также является гауссовой случайной величиной. Ее
плотности вероятности P0 ( G ) и P1 ( G ) определяются математическим
ожиданием M [G ] и дисперсией D[G ]. P0 ( G ) соответствует гипотезе H 0 , P1 ( G )
- гипотезе H1 .
Из выражения (4.5.7) следует, что
n
a 1
M [G ] =
PP
å l , для гипотезы H1 ; (4.5.8)
i= 0 i

M [G ] = 0 , для гипотезы H 0 ; (4.5.9)


a2 n
1
D[G ] =
PP
ål
i=0
; (4.5.10)
i

s G = D[G ] . (4.5.11)
Здесь a - эффективное значение напряжения (тока) полезного сигнала в
сопротивлении (резисторе) в 1ом.
Зная M [G ] и D[G ], можно записать выражение для вероятностей ложной
тревоги PLT и правильного обнаружения PO dH , что позволяет непосредственно
перейти к решению поставленной задачи - определению коэффициента
подавления K P узкополосным шумом. Получим
¥
1 æ G0 ö
PLT =
G0
ò p (G )dG = 2 - F
0 0 ç ÷;
è sG ø
(4.5.12)

¥
1 æG M [G ]ö
PO dH = ò p1 (G ) dG = - F0 ç 0 - ÷; (4.5.13)
G0
2 è sG sG ø

Здесь G0 определяется выбранным порогом, в данном случае допустимым


M [G ]
значением вероятности ложной тревоги. Отношение является аналогом
sG
параметра q (отношения сигнал/помеха) в формулах (1.2.3) и (1.2.4). С учетом
(4.5.9) и (4.5.10) получим

48
a2 n
1
q=
PP
ål . (4.5.14)
i=0

В случае белого шума ( n ® ¥) (4.5.14) преобразуется в (1.2.3).


n
1
Действительно, при n ® ¥ å l ® n . В соответствии с теоремой Котельникова
i= 0

(теорема отсчетов) n = 2Df P T , тогда

a 2 2T 2E
q= = , (4.5.15)
PP N0
Df P
где N 0 - односторонняя спектральная плотность белого шума,

E = a 2 T - энергия сигнала.
По определению, коэффициент подавления в данном случае равен
отношению мощностей полезного и помехового сигналов, отнесенное к полосе
пропускания, при котором вероятности PLT и PO dH не превышают заданных
значений. Последние определяют пороговое значение q = q nop .

В рассматриваемых условиях необходимо различать два случая:


f P = Df P £ D f C и f P = Df P > D f C . (4.5.10)
В первом случае
PP
KP = , (4.5.17)
a2
или, с учетом (4.5.14)
n
1
ål i= 0
KP = 2
i
. (4.5.18)
q nop

Во втором случае необходимо учитывать уменьшение мощности помехового


сигнала, обусловленное расширением его спектра.
Df P
PP
Df C
KP = . (4.5.19)
a2
С учетом (4.5.14) получим
1 n
1
KP =
q nop Df P TC
2 ål . (4.5.20)
i=0 i

Определим энергетический коэффициент качества hE узкополосных


маскирующих помеховых сигналов. В соответствии с (3.3.18)
K P0
hE = , (4.5.21)
KP 0

49
где K P 0 - коэффициент подавления белым шумом,
K P 0 - коэффициент подавления рассматриваемым шумом.

K P 0 - так же как и K P 0 , определяется пороговым значением q = q nop . В


соответствии с (3.3.5) и (3.3.6)
2
K P0 = 2
. (4.5.22)
q nop

Пороговое значение q nop определяется только вероятностями ложной


тревоги PLT и правильного обнаружения PO dH . Во всех рассматриваемых случаях
оно одинаково. Это позволяет коэффициент hE представить следующим
образом:
2
Df P £ Df C , hE = , (4.5.23)
n
1
å
i = 0 li

1 2 Df P T
Df P > Df C = , hE = . (4.5.24)
T n
1
åi = 0 li

При h ® ¥ hE ® 1 .
Df P
Результаты расчетов hE в зависимости от приведены на рис.4.26. Здесь
Df C
же показано и изменение информационного коэффициента качества hH .
Последний определяется следующим образом. В соответствии с (3.2.56), (3.2.39)
и (3.2.57)
pP
hH = ,
PP
1
где PP = 2 exp( 2 H ¢ ) .
2pl
В данном случае
1 n
H¢ = åH ,
n + 1 i=0 i
(4.5.25)

где H i - энтропия гауссовой случайной величины с дисперсией li¢ .


1
Hi = ln (2peli¢¢ ) . (4.5.26)
2
С учетом (4.5.4) и (4.5.25) получим
1

æ n ö n +1
P P = PP ç Õ li ÷ . (4.5.26)
è i=0 ø

50
Искомый информационный (энтропийный) коэффициент качества hH
определится формулой
1

æ n 1 ö n +1
hH ç Õ ÷ (4.5.27)
è i = 0 li ø
Как и следовало ожидать, при n ® ¥ hH ® 1 .
Рассмотрение результатов расчетов зависимостей коэффициентов hE и hH
Df P
от величины отношения (рис.4.25) подтверждает сделанное ранее
Df C
утверждение об информационном показателе качества помехового сигнала как
индикаторе его потенциальной устойчивости к ответным действиям
подавляемой стороны. Снижение энтропийной мощности помехи в фазовом
пространстве подавляемого сигнала ниже допустимого уровня позволяет
конфликтующей стороне путем перехода к оптимальной обработке в
существенной мере снизить степень радиоэлектронного подавления. Это
иллюстрируется следующими цифрами, вытекающими из рис.4.25. Снижение
hH на -8, -9 дБ, имеющее место вследствие расширения полосы пропускания
подавляемого приемника Df C в два раза по сравнению с шириной спектра
помехового сигнала Df P , приводит к уменьшению K P на -16, -17 дБ,
соответственно требуется увеличение энергетического потенциала станции
помех на 16, 17 дБВт, что в ряде случаев проблематично. Потеря энтропийной
мощности, вследствие уменьшения ширины спектра помехового сигнала Df P , до
0,3 от Df C требует увеличения энергетического потенциала станции помех, для
обеспечения заданной степени подавления, на 27, 28 дБВт, что практически во
многих случаях не реализуемо. Сказанное дает основание говорить об
информационном (энтропийном) коэффициенте hH в более широком смысле,
чем показатель качества помехового сигнала и рассматривать его как показатель
информационной устойчивости помеховой подсистемы, понимая под этим ее
способность успешно функционировать в условиях информационного
конфликта. В частности, подтверждается утверждение о том, что в ряде случаев
потеря информационной устойчивости не может быть компенсирована
увеличением энергетического потенциала. Например, в рассмотренном выше
случае при уменьшении спектра помехового сигнала втрое его спектральная
плотность должна возрасти примерно на 5 дБВт, а энтропийная мощность при
этом уменьшается на 15, 16 дБВт. Потребные энергетические затраты при этом
увеличиваются на 27, 28 дБВт. Надо увеличивать, в первую очередь,
энтропийную мощность помехового сигнала в фазовом пространстве
подавляемого объекта, а не только его спектральную плотность.
Проведенные расчеты коэффициента подавления K P узкополосным шумом
позволяют определить оптимальную ширину спектра помехового сигнала,
которой соответствует его минимальная мощность на входе приемника в полосе
пропускания его линейной части, при которой обеспечивается требуемая степень
подавления. Существование экстремума обусловлено характером изменения K P
Df P
при изменении отношения Df C . По мере изменения этого отношения от

51
единицы в сторону меньших значений KP растет и соответственно
увеличивается потребная мощность (P )
P BC
. При изменении отношения в
сторону больших чем единица значений, K P уменьшается, но полная мощность
помехи увеличивается, поскольку только часть ее попадает в полосу
Df P
пропускания приемника. Зависимости ( PP ) BC и K P от приведены на
Df C
р